Эриксон обсуждение творчества: «Сады Луны» Стивен Эриксон: рецензии и отзывы на книгу | ISBN 978-5-699-66028-5

Содержание

Эпигенетическая теория развития личности Э.Эриксона

Введение

​Развитие личности – тема, интересующая и психолога, как исследователя человеческой жизни, и самого человека, как пользователя психологических знаний. Как и чем определяется превращение младенца в подростка, подростка — во взрослого человека? А после взросления — что? Есть ли дальнейшие этапы, есть ли вершины развития личности?

Один из вариантов ответа на эти вопросы дает эпигенетическая теория развития личности Эрика Эриксона – немца, родившегося в Франкфурте-на-Майне и основную часть своей жизни проработавшего в Бостоне и Гарварде.

Эрик Эриксон всегда считал себя психоаналитиком. Тем более интересно, как он был вынужден – и сумел – модернизировать психоанализ под требования современных ему тем психотерапевтической работы.

Психотерапевты знают, что запросы клиентов имеют свои колебания, похожие на смены увлеченности той или иной модой или музыкальным направлением. В 50-е годы актуальной была тема потери смысла жизни, в последние несколько десятилетий типовой является тема «Не знаю, что мне хочется». В то время как работал и творил Эрик Эриксон (это тридцатые-пятидесятые годы ХХ века), в десятилетия труднейших в первую очередь социальных выборов, одним из важных запросов был запрос на «Кто я? Туда ли направлена моя жизнь, не сбился ли я с пути?» Эта тема, которую Э. Эриксон назвал темой эго-идентичности, стала центральным пунктом его творчества.

Но как?

Тема эго-идентичности и психоанализ

В концепции психоанализа Я и социум, Ид и Супер-Эго, представлены как враждебные, антагонистические друг другу начала. Фрейд представляет отношения «ребенок — общество» как антагонистические, враждебные, история которых — трагическое противостояние личности и общества, борьба двух миров — мира детства и мира взрослых. Супер-Эго – это представитель требований социума, а собственно Я ребенка – это изначально асоциальные влечения: биологические потребности выживания, сексуальные влечения и влечение к смерти. Как же тогда психоаналитику отвечать на вопрос клиента, который спрашивает «Кто я?», имея в виду то, что в нем есть помимо внедренного в него социума? «Твое истинное я – это либидо и влечение к смерти? Твой настоящий путь – лишь вечный конфликт с социумом, и только?»

Такой ответ, видимо, не устраивал ни клиентов Эриксона, ни его самого. В этой ситуации Э. Эриксон решился рассматривать отношения личности и общества как отношения сотрудничества, обеспечи­вающие гармоничное развитие личности. Он стал различать ритуалы и ритуализмы. Ритуализмы – это антагонистические для личности интервенции в личность, а ритуалы – дружественные влияния общества. Ритуальные действия имеют общее значение, понятное и раз­деляемое всеми участниками. Например, выпускной вечер, когда вручение аттестата зрелости «присваивает» юноше или девушке новые права и обязанности взрослого. Такие ритуалы дают личности чувство безопасности, статус и открывают человеку новые возможности.

Более того, если Фрейд решающую роль отводил детской сексуальности, то Эриксон поставил сексуальность в один ряд с другими влечениями и интересами ребенка.

Основные положения теории Эрика Эриксона

Суммируя 15 лет практической и теоретической работы, Эрик Эриксон выдвинул три новых положения, ставшие тремя важными вкладами в изучение человеческого «Я»:

  1. Наряду с опи­санными Фрейдом фазами психосексуального развития (оральной, анальной, фаллической и генитальной), в ходе которого меняется направленность влечения (от аутоэротизма до влечения к внешнему объекту), существуют и психологичес­кие стадии развития «Я», в ходе которого индивид уста­навливает основные ориентиры по отношению к себе и своей социальной среде.
  2. Становление лич­ности не заканчивается в подростковом возрасте, но рас­тягивается на весь жизненный цикл.
  3. Каждой стадии при­сущи свои собственные параметры развития, способные принимать положительные и отрицательные значения.

Основные стадии развития личности по Эрику Эриксону

1. Доверие и недоверие

Первая стадия развития чело­века соответствует оральной фазе классического психо­анализа и обычно охватывает первый год жизни. В этот период, считает Эриксон, развивается параметр социаль­ного взаимодействия, положительным полюсом которого служит доверие, а отрицательным — недоверие.

Степень доверия, которым ребенок проникается к окружающему миру, к другим людям и к самому себе, в значительной степени зависит от проявляемой к нему заботы. Младенец, который получает все, что хочет, по­требности которого быстро удовлетворяются, который никогда долго не испытывает недомогания, которого ба­юкают и ласкают, с которым играют и разговаривают, чувствует, что мир, в общем, место уютное, а люди—существа отзывчивые и услужливые. Если же ребенок не получает должного ухода, не встречает любовной заботы, то в нем вырабатывается недоверие — боязливость и подозрительность по отношению к миру вообще, к людям в частно­сти, и недоверие это он несет с собой в другие стадии его развития.

Необходимо подчеркнуть, однако, что вопрос о том, какое начало одержит верх, не решается раз и навсегда в первый год жизни, но возникает заново на каждой пос­ледующей стадии развития. Это и несет надежду и таит угрозу. Ребенок, который приходит в школу с чувством настороженности, может постепенно проникнуться до­верием к какой-нибудь учительнице, не допускающей несправедливости по отношению к детям. При этом он мо­жет преодолеть первоначальную недоверчивость. Но зато и ребенок, выработавший в младенчестве доверчивый подход к жизни, может проникнуться к ней недоверием на последующих стадиях развития, если, скажем, в слу­чае развода родителей в семье создается обстановка, пе­реполненная взаимными обвинениями и скандалами.

Благоприятное разрешение этого конфликта — надежда.

2. Самостоятельность (автономия) и нерешительность (стыд и сомнения)

Вторая ста­дия охватывает второй и третий год жизни, совпадая с анальной фазой фрейдизма. В этот период, считает Эриксон, у ребенка развивается самостоятельность на основе развития его моторных и психических способностей. На этой стадии ребенок осваивает различные движения, учит­ся не только ходить, но и лазать, открывать и закрывать, толкать и тянуть, держать, отпускать и бросать. Малыши наслаждаются и гордятся своими новыми способностями и стремятся все делать сами: разворачивать леденцы, дос­тавать витамины из пузырька, спускать в туалете воду и т.д. Если родители предоставляют ребенку делать то, на что он способен, а не торопят его, у ребенка вырабаты­вается ощущение, что он владеет своими мышцами, сво­ими побуждениями, самим собой и в значительной мере своей средой — то есть у него появляется самостоятель­ность.

Но если воспитатели проявляют нетерпение и спе­шат сделать за ребенка то, на что он и сам способен, у него развивается стыдливость и нерешительность. Конеч­но, не бывает родителей, которые ни при каких условиях не торопят ребенка, но не так уж неустойчива детская психика, чтобы реагировать на редкие события. Только в том случае, если в стремлении оградить ребенка от уси­лий родители проявляют постоянное усердие, неразумно и неустанно браня его за «несчастные случаи», будь то мокрая постель, запачканные штанишки, разбитая чашка или пролитое молоко, у ребенка закрепляется чувство стыда перед другими людьми и неуверенность в своих способностях управлять собой и окружением.

Если из этой стадии ребенок выйдет с большой до­лей неуверенности, то это неблагоприятно отзовется в дальнейшем на самостоятельности и подростка, и взрос­лого человека. И наоборот, ребенок, вынесший из этой стадии гораздо больше самостоятельности, чем стыда и нерешительности, окажется хорошо подготовлен к раз­витию самостоятельности в дальнейшем. И опять-таки соотношение между самостоятельностью, с одной сторо­ны и стыдливостью и неуверенностью — с другой, установившееся на этой стадии, может быть изменено в ту или другую сторону последующими событиями.

Благоприятное разрешение этого конфликта — воля.

3. Предприимчивость и чувство вины (в другом переводе — неадекватность).

Третья стадия обычно приходится на возраст от четырех до пяти лет. Дошкольник уже приобрел множество физических на­выков, он умеет и на трехколесном велосипеде ездить, и бегать, и резать ножом, и камни швырять. Он начинает сам придумывать себе занятия, а не просто отвечать на действия других детей или подражать им. Изобретатель­ность его проявляет себя и в речи, и в способности фан­тазировать. Социальный параметр этой стадии, говорит Эриксон, развивается между предприимчивостью на од­ном полюсе и чувством вины на другом. От того, как в этой стадии реагируют родители на затеи ребенка, во многом зависит, какое из этих качеств перевесит в его характере. Дети, которым предоставлена инициатива в выборе моторной деятельности, которые по своему же­ланию бегают, борются, возятся, катаются на велосипе­де, на санках, на коньках, вырабатывают и закрепляют предприимчивость. Закрепляет ее и готовность родите­лей отвечать на вопросы ребенка (интеллектуальная предприимчивость) и не мешать ему фантазировать и затевать игры. Но если родители показывают ребенку, что его моторная деятельность вредна и нежелательна, что воп­росы его назойливы, а игры бестолковы, он начинает чувствовать себя виноватым и уносит это чувство вины в дальнейшие стадии жизни.

Благоприятное разрешение этого конфликта — цель.

4.
Умелость и неполноценность. (Творчество и комплекс неполноценности)

Четвертая стадия — возраст от шести до одиннадцати лет, годы начальной школы. Классический психоанализ называет их латент­ной фазой. В этот период любовь сына к матери и рев­ность к отцу (у девочек наоборот) еще находится в скры­том состоянии. В этот период у ребенка развивается спо­собность к дедукции, к организованным играм и регламен­тированным занятиям. Только теперь, например, дети как следует учатся играть в камешки и другие игры, где надо соблюдать очередность. Эриксон говорит, что психосоци­альный параметр этой стадии характеризуется умелостью с одной стороны и чувством неполноценности — с другой.

В этот период у ребенка обостряется интерес к тому, как вещи устроены, как их можно освоить, приспособить к чему-нибудь. Этому возрасту понятен и близок Робин­зон Крузо; в особенности отвечает пробуждающемуся интересу ребенка к трудовым навыкам энтузиазм, с ко­торым Робинзон описывает во всех подробностях свои занятия. Когда детей поощряют мастерить что угодно, строить шалаши и авиамодели, варить, готовить и руко­дельничать, когда им разрешают довести начатое дело до конца, хвалят и награждают за результаты, тогда у ребен­ка вырабатывается умелость и способности к техничес­кому творчеству. Напротив, родители, которые видят в трудовой деятельности детей одно «баловство» и «пач­котню», способствуют развитию у них чувства неполно­ценности.

В этом возрасте, однако, окружение ребенка уже не ограничивается домом. Наряду с семьей важную роль в его возрастных кризисах начинают играть и другие об­щественные институты. Здесь Эриксон снова расширяет рамки психоанализа, до сих пор учитывавшего лишь влияние родителей на развитие ребенка. Пребывание ре­бенка в школе и отношение, которое он там встречает, оказывает большое влияние на уравновешенность его психики. Ребенок, не отличающийся сметливостью, в особенности может быть травмирован школой, даже если его усердие и поощряется дома. Он не так туп, чтобы попасть в школу для умственно отсталых детей, но он усваивает учебный материал медленнее, чем сверстники, и не может с ними соревноваться. Непрерывное отстава­ние в классе несоразмерно развивает у него чувство не­полноценности.

Зато ребенок, склонность которого мастерить что-нибудь заглохла из-за вечных насмешек дома, может ожи­вить ее в школе благодаря советам и помощи чуткого и опытного учителя. Таким образом, развитие этого пара­метра зависит не только от родителей, но и от отноше­ния других взрослых.

Благоприятное разрешение этого конфликта — уверенность.

5. Идентификация личности и путаница ролей.

При переходе в пятую стадию (12-18 лет, кризис подросткового возраста) ребенок сталкивает­ся, как утверждает классический психоанализ, с про­буждением «любви и ревности» к родителям. Успешное решение этой проблемы зависит от того, найдет ли он предмет любви в собственном поколении. Эриксон не отрицает возникновения этой проблемы у подростков, но указывает, что существуют и другие. Подросток созревает физиологически и психически, и в добавление к новым ощущениям и желаниям, которые появляются в результате этого созревания, у него развиваются и новые взгляды на вещи, новый подход к жизни. Важное место в новых особенностях психики подростка занимает его интерес к мыслям других людей, к тому, что они сами о себе думают. Подростки могут создавать себе мысленный идеал семьи, религии, общества, по сравнению с которым весьма проигрывают далеко не­совершенные, но реально существующие семьи, религии и обще­ства. Подросток способен вырабатывать или перенимать теории и мировоззрения, которые сулят примирить все противоречия и создать гармоничное целое. Короче говоря, подросток — это нетерпеливый идеалист, полагающий, что создать идеал на практике не труднее, чем вообразить его в теории.

Эриксон считает, что возникающий в этот период параметр связи с окружающим колеблется между поло­жительным полюсом идентификации «Я» и отрицатель­ным полюсом путаницы ролей. Иначе говоря, перед подростком, об­ретшим способность к обобщениям, встает задача объединить все, что он знает о себе самом как о школьнике, сыне, спортсмене, друге, бойскауте, газетчике и так далее. Все эти роли он должен собрать в единое целое, осмыслить его, связать с прошлым и проецировать в будущее. Если молодой человек успешно справится с этой задачей — психосоциальной идентификацией, то у него появится ощущение того, кто он есть, где находится и куда идет.

В отличие от предыдущих стадий, где родители ока­зывали более или менее прямое воздействие на исход кризисов развития, влияние их теперь оказывается гораз­до более косвенным. Если благодаря родителям подрос­ток уже выработал доверие, самостоятельность, предпри­имчивость и умелость, то шансы его на идентификацию, то есть на опознание собственной индивидуальности, зна­чительно увеличиваются.

Обратное справедливо для подростка недоверчиво­го, стыдливого, неуверенного, исполненного чувства вины и сознания своей неполноценности. Поэтому подготовка к всесторонней психосоциальной идентификации в под­ростковом возрасте должна начинаться, по сути, с мо­мента рождения.

Если из-за неудачного детства или тяжелого быта подросток не может решить задачу идентификации и определить свое «Я», то он начинает проявлять симпто­мы путаницы ролей и неуверенность в понимании того, кто он такой и к какой среде принадлежит. Такая пута­ница нередко наблюдается у малолетних преступников. Девочки, проявляющие в подростковом возрасте распу­щенность, очень часто обладают фрагментарным пред­ставлением о своей личности и свои беспорядочные половые связи не соотносят ни со своим интеллектуальным уровнем, ни с системой ценностей. В некоторых случаях молодежь стремится к «негативной идентификации», то есть отождествляет свое «Я» с образом, противополож­ным тому, который хотели бы видеть родители и друзья.

Но иногда лучше идентифицировать себя с «хиппи», с «малолетним преступником», даже с «наркоманом», чем вообще не обрести своего «Я».

Однако тот, кто в подростковом возрасте не приоб­ретает ясного представления о своей личности, еще не обречен оставаться неприкаянным до конца жизни. А тот, кто опознал свое «Я» еще подростком, обязательно будет сталкиваться на жизненном пути с фактами, противоре­чащими или даже угрожающими сложившемуся у него представлению о себе. Пожалуй, Эриксон больше всех других психологов-теоретиков подчеркивает, что жизнь представляет собой непрерывную смену всех ее аспектов и что успешное решение проблем на одной стадии еще не гарантирует человеку возникновения новых про­блем на других этапах жизни или появление новых реше­ний для старых, уже решенных, казалось, проблем.

Благоприятное разрешение этого конфликта — верность.

6. Близость и одиночество.

Шестой стадией жизнен­ного цикла является начало зрелости — иначе говоря, период ухаживания и ранние годы семейной жизни, то есть от конца юности до начала среднего возраста. Об этой стадии и следующей за ней классический психоана­лиз не говорит ничего нового или, иначе, ни­чего важного. Но Эриксон, учитывая уже совершившееся на предыдущем этапе опознание «Я» и включение чело­века в трудовую деятельность, указывает на специфичес­кий для этой стадии параметр, который заключен между положительным полюсом близости и отрицательным — одиночества.

Под близостью Эриксон понимает не только физи­ческую близость. В это понятие он включает способность заботиться о другом человеке и делиться с ним всем су­щественным без боязни потерять при этом себя. С близостью дело обстоит так же, как с идентификацией: успех или провал на этой стадии зависит не прямо от родите­лей, но лишь от того, насколько успешно человек про­шел предыдущие стадии. Так же как в случае идентифи­кации, социальные условия могут облегчать или затруд­нять достижение близости. Это понятие не обязательно связано с сексуальным влечением, но распространяется и на дружбу. Между однополчанами, сражавшимися бок о бок в тяжелых боях, очень часто образуются такие тес­ные связи, которые могут служить образчиком близости в самом широком смысле этого понятия. Но если ни в браке, ни в дружбе человек не достигает близости, тогда, по мнению Эриксона, уделом его становится одиноче­ство — состояние человека, которому не с кем разделить свою жизнь и не о ком заботиться.

Благоприятное разрешение этого конфликта — любовь.

7. Общечеловечность и самопоглощенность (производительность и застой)

Седьмая стадия — зрелый возраст, то есть уже тот период, когда дети стали подростками, а родители прочно связали себя с определенным родом занятий. На этой стадии появля­ется новый параметр личности с общечеловечностью на одном конце шкалы и самопоглощенностью — на другом.

Общечеловечностью Эриксон называет способность человека интересоваться судьбами людей за пределами семейного круга, задумываться над жизнью грядущих поколений, формами будущего общества и устройством будущего мира. Такой интерес к новым поколениям не обязательно связан с наличием собственных детей — он может существовать у каждого, кто активно заботится о молодежи и о том, чтобы в будущем людям легче жилось и работалось. Тот же, у кого это чувство сопричастности человечеству не выработалось, сосредоточивается на са­мом себе и главной его заботой становится удовлетворе­ние своих потребностей и собственный комфорт.

Благоприятное разрешение этого конфликта — забота.

8. Цельность и безнадежность.

На восьмую и после­днюю стадию в классификации Эриксона приходится период, когда основная paбoта жизни закончилась и для человека наступает время размышлений и забав с внука­ми, если они есть. Психосоциальный параметр этого пе­риода заключен между цельностью и безнадежностью. Ощущение цельности, осмысленности жизни возникает у того, кто, оглядываясь на прожитое, ощущает удовлет­ворение. Тот же, кому прожитая жизнь представляется цепью упущенных возможностей и досадных промахов, осознает, что начинать все сначала уже поздно и упу­щенного не вернуть. Такого человека охватывает отчая­ние при мысли о том, как могла бы сложиться, но не сложилась его жизнь.

Благоприятное разрешение этого конфликта — мудрость.

Обсуждение теории Эрика Эриксона о развитии личности

Эго-идентичность

Как мы видим, смысловым стержнем концепции Э. Эриксона является понятие личностной идентичности (эго-идентичности). Что это такое?

По формулировке Википедии, эго-идентичность — это целостность личности; тождественность и непрерывность нашего Я, несмотря на те изменения, которые происходят с нами в процессе роста и развития (Я — тот же самый).

Как пишет Роберт Бернс,

«Эриксон определяет эго-идентичность как заряжающее человека психической энергией «субъективное чувство непрерывной самотождественности» (1968). Более развернутого определения он нигде не приводит, хотя и указывает, что эго-идентичность — это не просто сумма принятых индивидом ролей, но также и определенные сочетания идентификаций и возможностей индивида, как они воспринимаются им на основе опыта взаимодействия с окружающим миром, а также знание о том, как реагируют на него другие» (Роберт Бернс Что такое Я-концепция).

По-видимому, у понятия «личностная идентичность» нет жестких рамок и внешних, научных, объективных критериев. Как пишет О.А. Карабанова:

«Идентичность понимается как самотождественность и включает три основных параметра: самотождественность как внутреннюю тож­дественность самому себе во времени и в пространстве; признание самотождественности личности значимым социальным окружени­ем; уверенность в том, что внутренняя и внешняя идентичность сохраняются и имеют стабильный характер».

Признание самотождественности личности значимым социальным окружением – при всей зыбкости, по-видимому, самое устойчивое основание этого определение. Если здравые, хорошо знающие меня люди меня узнают как меня, могут всегда сказать что «ты остаешься собой» (и им это нравится), то это как-то проверяемо и объективно.

Если же «внутренняя тождественность самому себе» понимается как чувство непрерывной тождественности человека самому себе, то эта грань понятия более трудная. Чувство – вещь лукавая. Сегодня чувствуется одно, завтра – другое, а что захочется придумать про себя завтра – не знает иногда никто, тем более если личность имеет истероидные, демонстративные черты… Тем не менее, людям обычно очень важно «себя считать собой», не выходить за рамки, которые они сами считают своими естественными границами.

«Я – женщина, а не мужчина. Я мать, а не равнодушное к своим детям существо. Я – честная и любящая…»

Однако важно учесть, что, по Э. Эриксону, отождествление себя с собой может и должен протекать в основном в сфере бессознательного. Эриксон критикует такие понятия, как «самоконцептуализация», «самооценка», «образ Я», считая их статическими, в то время как, по его мнению, главной чертой этих образований является динамизм, ибо идентичность никогда не достигает завершенности, не является чем-то неизменным, что может быть затем использовано как готовый инструмент личности (1968). Формирование идентичности Я — процесс, напоминающий скорее самоактуализацию по Роджерсу, он характеризуется динамизмом кристаллизующихся представлений о себе, которые служат основой постоянного расширения самосознания и самопознания. Внезапное осознание неадекватности существующей идентичности Я, вызванное этим замешательство и последующее исследование, направленное на поиск новой идентичности, новых условий личностного существования, — вот характерные черты динамического процесса развития эго-идентичности. Эриксон считает, что чувство эго-идентичности является оптимальным, когда человек имеет внутреннюю уверенность в направлении своего жизненного пути http://psyberlink.flogiston.ru/internet/bits/burns3.htm

Эпигенез

Теория Эрика Эриксона — это эпигенетическая теория. Сам по себе эпигенез, это наличие целостного врожден­ного плана, определяющего основные стадии развития. О чем-то похожем пишет и Карл Роджерс, когда уподобляет развитие личности развитию яблони из семечка, но в модели Эрика Эриксона зафиксированы обязательные для каждой личности этапы.

Как к этому относиться? Думается, что, предложенное Э. Эриксоном описание ступеней в малой степени относится к действительно врожденным особенностям человека как homo sapiens, и, скорее, является культурным фактом европейской эпохи близкого Эрику Эриксона времени. Распространенность предложенной Э. Эриксоном модели говорит о том, что это работающая и адекватная схема для здоровой массовой личности, но едва ли предложенная схема как-либо адекватно описывает этапы жизни православного монаха либо индийского йога, жизнь Александра Македонского, Наполеона, матери Терезы либо академика Николая Михайловича Анохина…

Следующий пункт, о котором хочется задуматься, это представление о развитии как о последовательности психосоциальных кризисов. Да, на каком-то этапе жизни человеком оказываются альтернативные пути развития, и в зависимо­сти от его выбора личностное развитие может оказаться как позитивным и гармоничным, так и негативным, с нарушениями развития и расстройствами эмоционально-личност­ной и познавательной сфер. Позитивное разрешение кризиса способствует формированию позитивного новообразования или сильного свойства личности; не­гативное — деструктивного новообразования, препятствующего фор­мированию эго-идентичности.

Вопрос, почему наличие важной альтернативы в развитии следует называть кризисом?

Согласно Википедии, кризис – это перелом, при котором неадекватность средств достижения целей рождает непредсказуемые проблемы. Если в ситуации выбора использовать неадекватные средства достижения целей и порождать непредсказуемые проблемы, то, действительно, каждый выбор будет оказываться кризисом. Возможно, клиенты Эрика Эриксона такими людьми и оказывались. Но формулировать на этом основании, что для любого человека, в том числе умного и здорового, строительство нового этапа его жизни является кризисом – наверное, оснований недостаточно. Более того, кажется, что подобные формулировки являются патогенными, формирующими необоснованные тревоги по поводу предстоящих жизненных событий.

Теория развития личности Эрика Эриксона среди других подходов

Эпигенетическая теория развития личности Э. Эриксона – одна из наиболее авторитетных, зарекомендовавших себя теорий развития личности. Важно при этом понять, какой подход она реализует, на какие вопросы она отвечает, а на какие – нет.

Развитие личности интересно не только для психологов. Развитие личности важно и для педагогов, развивающих личность детей разного возраста, развитие личности важно для бизнесменов, заинтересованных в развитии личности своих сотрудников, развитие личности важно и просто для людей, которые хотят развивать свою личность.

Важно отметить, что концепция Э. Эриксона почти полностью находится в психологическом поле, в малой степени ориентируясь на педагогические запросы. Как писал А.В. Петровский -

«Следует различать собственно психологический подход к развитию личности и строящуюся на его основе периодизацию возрастных этапов и собственно педагогический подход к последовательному вычленению социально обусловленных задач формирования личности на этапах онтогенеза.
Первый из них ориентирован на то, что реально обнаруживает психологическое исследование на ступенях возрастного развития в соответствующих конкретно-исторических условиях, что есть («здесь и теперь») и что может быть в развивающейся личности в условиях целенаправленных воспитательных воздействий. Второй — на то, что и как должно быть сформировано в личности, чтобы она отвечала всем требованиям, которые на данной возрастной стадии предъявляет к ней общество» (А.В. Петровский, М.Г. Ярошевский. ОСНОВЫ ТЕОРЕТИЧЕСКОЙ ПСИХОЛОГИИ. М.: ИНФРА-М, 1998).

Тем не менее, скрытым образом модель Эрика Эриксона предлагает некоторые педагогические решения. Перечисляя общие для всех людей, естественные этапы развития личности, Эриксон по факту подсказывает своим читателям, в каком возрасте следует принимать какие решения, чтобы следующий этап его жизни прошел благополучно, а не криво. Поскольку нет никаких данных, что подобные выборы могут делаться лишь бессознательно и не могут быть сделаны сознательно (действительно, а почему бы и да?), то определенный, замаскированный педагогический смысл в модели Э. Эриксона содержится.

С другой стороны, видимо, нет смысла изучать эту теорию тому, кто хочет стать Личностью с большой буквы, кто изучает пути саморазвития и самосовершенствования личности. Развитие личности может быть результатом как естественного, пассивного, — так и активного личностного роста и развития личности, происходящего вследствие авторских инициатив самого человека.

В пассивном личностном росте интеллект и психологическая культура растут естественно, так же как растет тело человека. Вместе с телом потихоньку развивается интеллект, постепенно в процессе жизни естественно формируется общая и психологическая культура. Психологическую картину этого процесса описывают разные психологи по своему, но общая линия одна: человек проходит свой естественный путь от детства к отрочеству, от юности к зрелости, а далее к старости.

Концепция Э. Эриксона не является пособием для тех, кто хочет развивать себя, как личность – концепция развития личности Э.Эриксона описывает естественный, пассивный рост естественной психологически здоровой личности, фиксируя лишь успешное прохождение ею важных этапов и отмечая, когда возможны сбои в психологическом здоровье и человеку требуется психотерапия.

Клиенты Эриксона не читали А.Н. Леонтьева «Личностью не рождаются, личностью становятся!» и не ставили задачу «создать себя». К Эрику Эриксону приходили клиенты с переживанием «потери себя», с желанием найти себя, почувствовать собственную идентичность. Эриксону было что им предложить: созданная им концепция давала понятные для его клиентов, успокаивающие их объяснения («у вас закономерный для вашего возраста кризис, как у всех»), аккуратно подсказывая пути выхода по позитивному сценарию («Благоприятное разрешение вашего конфликта – любовь»).

Концепция Эрика Эриксона напрямую не ставит перед собой педагогических, обучающих или развивающих задач, она констатирует существующее положение как норму и отмечает неудачные, неадаптивные, нежелательные варианты развития. Концепция Эрика Эриксона – пособие скорее для психотерапевтической деятельности, а не специалистов по развитию личности. При этом эта концепция дала разумную, красивую, педагогически привлекательную картину развития личности и помогла очень многим людям.

Читать «Идентичность: юность и кризис» — Эриксон Эрик — Страница 2

Судя по всему, у Эриксона в Штатах не возникало проблем со своей профессиональной идентичностью (что, заметим в скобках, является одной из главных проблем эмигрантов): он — психолог, детский психолог, психоаналитик фрейдовской школы, благо последняя в тогдашней Америке была весьма модной. Это подтверждается послужным списком престижных университетов и интересных проектов, с которыми связано имя Эрика Эриксона.

Итак, он занимался психоаналитической практикой. Преподавал в университетах. В 30-х годах был связан с Гарвардской психологической клиникой (исследования по игровому анализу). В 1937 г. перешел в Йельский институт человеческих отношений, изучал (вместе с антропологом Микелем) индейские резервации племени сиу в Южной Дакоте и племени юроков, обитающих на берегах реки Кламани, впадающей в Тихий океан. Собранный в этих исследованиях материал послужит в дальнейшем Эриксону базой для неоднократного обсуждения вопроса

8

о детерминации индивидуальной идентичности исторической идентичностью своей социальной группы, других проблем коллективной и этнической идентичности.

Во время войны (1940-1945) провел ряд исследований по заказу Пентагона — изучал психологию подводников, особые заболевания военных (в терминологии тех лет — «военный невроз»). Отметим особо, что именно в этих исследованиях была впервые выдвинута идея идентичности. В военные же годы Эриксон опубликовал аналитическую статью о роли образа Гитлера для немецкой молодежи.

После войны Эриксон занимается в основном психологией и психотерапией детского и юношеского возраста. Он сотрудничает с Институтом человеческого развития Университета Беркли (Калифорния) и в 50-х годах -с Остин Риггз Центром в Беркшире. В 1950 г. публикуат книгу «Детство и общество» («Childhood Society»), ставшую психологическим бестселлером, с которой начинается пересмотр Эриксоном некоторых установок классического фрейдизма и оформление учения об идентичности. Эта книга на долгие годы стала одним из самых распространенных и выбираемых учебников по детской психологии среди американского студенчества.

В 1958 г. выходит из печати книга Эриксона «Молодой Лютер» («Young Man Luther»), ставшая первым опытом применения психоисторического метода и датой рождения созданной им психоистории, продолженной книгой «Истина Ганди» («Gandhi’s Truth», 1969) и другими работами. Книга о Ганди принесла Эриксону приз Пулитцера и Национальную премию США — награды более чем престижные.

Факты, изложенные в предыдущем абзаце, стоит кратко прокомментировать. Не следует путать психоисторию с психобиографией — методом психологического анализа биографий и личностей конкретных лиц и соответствующим ему жанром жизнеописаний, уделяющим особое внимание психическим факторам жизни людей. Особую роль в становлении психобиографии сыграли осуществленные Фрейдом «патографические исследования» жизни и личности Леонардо да Винчи, Вудро Вильсона, Федора Михайловича Достоевского и др. Вслед за Фрейдом в русской школе психоанализа аналогичные исследования лич-

ности и творчества Александра Сергеевича Пушкина и Николая Васильевича Гоголя осуществил профессор Ермаков. Под влиянием «патографических исследований» основатель психоистории Эриксон и провел свои психобиографические (психоисторические) исследования жизни и личности Мартина Лютера, Махатмы Ганди, Максима Горького, Франциска Ассизского и др.

С 1960 г. Э. Эриксон, профессор Гарвардского университета, читает авторский курс «Цикл человеческой жизни» в Гарварде.

С середины 70-х годов — почетный профессор Гарвардского университета.

Умер Эрик Эриксон 12 мая 1994 г. в Гарвиче, Массачусетс, о чем «New York Times» сообщила в некрологе 13 мая 1994 г.

«Официально», т.е. по принятой в советские времена системе маркирования персоналий принадлежностью к научному направлению («позитивист», «экзистенциалист» и т.д.) и «заслуживаемому» рангу («великий», «выдающийся», «известный» и пр.), Эриксон классифицировался как «представитель социологического направления в неофрейдизме» — без приличествующей классику приставочки в виде определяющего прилагательного. Надо сказать, что наше «западоведение» Эриксона особо не жаловало — в официальные советские «who is who» (энциклопедии, словари и пр. ) он не попадал, а был предметом всевозможных «разборов» — диссертационных, «статейных», «монографических» и т.д., где опять же преимущественно упоминался в ряду других «представителей».

К Эриксону эта глуповатая манера разложить все по полочкам, расставить по порядку и снабдить разъяснительными ярлычками подходит еще хуже, чем к другим. Конечно, трудно скрыто то, что он начинал свой научный путь во фрейдовской школе, впитал и сохранил до конца своей творческой деятельности психоаналитическую терминологию, многие ключевые принципы теоретической и клинической работы. Бесспорно, многое скажет понимающему читателю указание на принадлежность к «эго-пси-хологии» и внимание к социологическому методу. Однако при этом в стороне останутся другие ипостаси эриксонов-

10

ской личности и присущего ему исследовательского стиля: Эриксон-этнограф, Эриксон-историк, Эриксон-биограф, Эриксон-литератор, Эриксон-политолог и т.д.

В этом месиве ярлыков и определений не может потеряться факт генетической близости Эриксона к фрейдизму и неофрейдизму, который выглядит весьма тривиально после упоминания уроков, взятых им в Венской психоаналитической школе. Безусловно также влияние Анны Фрейд на образ мыслей молодого Эриксона, ибо именно она в отличие от энтузиастов социологизированного фрейдизма Карен Хорни, Эрика Фромма и Гарри Салливена пролагает путь модификации классического фрейдизма не за счет введения новых теоретических конструктов и постулатов вместо наиболее сомнительных, но за счет уточнения структурных аспектов ортодоксального фрейдизма, в частности путем придания «я» более автономного отношения к Оно. Я, конечно, имею в виду прежде всего *»я» и механизмы защиты» Анны Фрейд, из которой возникла вся последующая «эго-психология».

Эго- психологи сосредоточились на анализе строения личности (на материале детского психоанализа и исследований личностной проблематики с акцентом на вопросы развития и адаптации личности, автономии, свободы и особенности функционирования «я», взаимодействия «я» и влечений), и именно в этом направлении проходит обсуждение вопросов об общих механизмах психического развития ребенка. Помимо самой Анны Фрейд и Эрика Эриксона, заслуживает упоминания в этом контексте Гейнц Гартман. Впрочем, для читавшего работы Анны Фрейд, Эриксона и Гартмана ясна не только их генетическая близость, но и бросающиеся в глаза различия. Другими словами, как я уже сказал, и этот ярлычок нам мало что дает для понимания фигуры Эрика Эриксона и особенностей его работ, хотя постепенно, в том числе и благодаря примериваемым определениям, вырисовывается контекст -научный и человеческий, — в котором восприятие Эриксона наиболее адекватно.

Однако есть резон спрямить наш рассказ и перейти к изложению сердцевины того, что является в работах Эриксона самым сокровенным и, собственно, и является его вкладом в мировую психологию. Здесь просто: мы гово-

11

рим «Эриксон» — слышится «идентичность». Пора объяснить, что означает этот иноязычный термин.

Идентичность, просто говоря, — это тождественность человека самому себе. Однако простота такого определения лукава и даже «хуже воровства» (по известной русской пословице), ибо «эта тождественность самому себе» для человека — первый вопрос и главная загадка, не только пределы, но и сами координаты и параметры обсуждения которых обыкновенно не даны человеку сами по себе. И ищет он то, что на языке гегелевской тарабарщины называется «дух-в-себе-и-для-себя», прежде всего через призму личного опыта взросления и становления развитым человеком (личностью), помноженного на индивидуальный интеллектуальный коэффициент и открытость интуитивному постижению знаний.

Творчество и искажение времени. Измененные состояния сознания

Творчество и искажение времени

Самая первая работа Купера и Эриксона (Cooper & Erickson, 1954), посвященная искажению времени, касалась развития креативности. Были использованы гипнотические техники с целью вызвать у четырнадцати испытуемых замедление субъективного восприятия времени. Временное искажение определялось как заметная разница, возникающая между ожидаемой и действительной продолжительностью данного временного интервала. Субъектам внушали представить себя занимающимися какой-то деятельностью. Оговаривалось, что, когда пройдет определенное время, будет дан сигнал о прекращении деятельности, но времени для ее завершения будет достаточно.

Работа с людьми началась с разработки графика тренировочных сеансов по нескольку раз в неделю. Способность удлинять время требовала от 3 до 20 часов занятий в зависимости от субъекта. Купер и Эриксон обнаружили, что способность к временному искажению была связана с высоким уровнем погружения испытуемого в мир, внушенный гипнотизером, и сопутствующей невнимательностью к действительной окружающей обстановке. Это состояние отчужденности, в котором индивид полностью вовлекался в воображаемый опыт, составляло основную цель всех тренировочных сеансов.

Одной из испытуемых Купера и Эриксона была студентка колледжа, проявившая талант в дизайне одежды. Она сообщила, что для создания дизайна платья в 4 — 10 случаях она обычно работает по нескольку часов. Ей предлагали заняться дизайном одежды под гипнозом шесть раз. Испытуемую будили немедленно после завершения каждого трансового опыта и просили зарисовать дизайн платья и коротко его описать. Происходил диалог приблизительно следующего содержания:

Экспериментатор: Где ты была?

Испытуемая: Я была дома.

Экспериментатор: Как тебе показалось, сколько ты занималась этим?

Испытуемая: Приблизительно около часа. Я сидела за столом, смотрела в окно и думала.

Экспериментатор: Ты сделала какие-нибудь наброски?

Испытуемая: Да, после того, как все обдумала.

Хотя испытуемой показалось, что сеанс длился час, в действительности она оставалась в трансе не более 10 секунд. Купер и Эриксон предположили, что искаженное время можно использовать для творческой работы ума в той сфере, где сведущ испытуемый.

Барбер и Калверлей (Barber & Calverley, 1964) повторили эти эксперименты и пришли к заключению, что их результаты не подтверждают выводов Купера и Эриксона, хоть они и использовали несколько иную технику индукции эффектов.

Вульман (Woolman, 1965) предпринял другую попытку повторить подход Купера и Эриксона и прибег к технике временного искажения с актером, которому предложили главную роль в бродвейской постановке за неделю до открытия сезона. Он виделся с актером дважды в день, и благодаря временному искажению тот сумел справиться с ролью за короткий период времени.

А после того как его жена научилась замещать гипнотизера, он продолжил практиковать гипнотические сеансы дома. Актер успешно исполнил свою роль и получил самые благожелательные отзывы критики о своем премьерыом выступлении.

Р. Мастерс в личной беседе описал несколько успешных попыток повторить феномен временного искажения в креативных целях. В одном случае вместо гипноза он использовал 125 мг ЛСД, и испытуемого — психолога — информировали, но не заранее, что ему дадут минуту времени, чтобы придумать историю. Ему также сказали, что для выполнения этого задания минуты будет достаточно, поскольку субъективно он будет переживать время замедленным и удлиненным. Почти сразу после получения инструкции испытуемый рассмеялся. По истечении минуты он выдал неплохую историю, наполненную словесными портретами и описательным материалом:

Господи, это было странно. Я никогда не переживал ничего подобного. Итак, все началось совсем как в романе. Дело происходит в английском загородном поместье. В машине сидит женщина средних лет, привлекательная, но не красавица, при ней — маленькая собачка, потом появляется шофер — как раз после этого я рассмеялся. Скажу о «вживании» писателя в собственных персонажей. Сперва я оказался внутри этой женщины, затем внутри шофера, а после — внутри собачки. Я действительно чувствовал, как изменялось мое тело и личность в каждом случае переселения то в одного, то в другого. Я в буквальном смысле вселялся в этих персонажей, и мне бы потребовалась вечность, чтобы описать их в романе. Я понимал это, поэтому покидал их и дальше просто наблюдал за тем, что происходило, — будто фильм смотрел. Передо мной разыгрывалась не целая история, а что-то вроде небольшого, но прелюбопытнейшего эпизода. Эта женщина собиралась на причал, куда прибывало тело ее мужа, при жизни — дипломата, откуда-то, где он умер. Все то время, пока она едет, чтобы забрать его тело, эта маленькая собачка сидит рядом с ней на заднем сиденье огромной старой машины и смотрит по сторонам.

У женщины, совсем как у собачки, весьма таинственный вид, так что невозможно догадаться, что она чувствует или думает. Она выходит навстречу кораблю, где лежит тело ее мужа. Здесь присутствует много высокопоставленных лиц, его посмертно награждают медалью и устраивают в его честь салют. Очевидно, он совершил что-то великое, за что страна чтит его. Она присоединяется к церемонии, и по-прежнему невозможно догадаться, что она чувствует или о чем думает. Когда все заканчивается, она возвращается в машину, и шофер увозит ее обратно в поместье. Собачка сидит подле нее, равнодушно поглядывая по сторонам. Но тут вдруг на дорогу выскакивает кролик. Собака приходит в сильное возбуждение, что заставляет женщину заметить кролика. За мгновение ока она преображается: в ней вспыхивает смертельная ярость, она бросается за ружьем и стреляет в кролика, попадая прямо ему в голову… На минуту все замирает — возбужденный вид собаки, любопытство на лице женщины, кролик с выбитыми мозгами, и только вид водителя остается неизменным.
Эти несколько странных, ужасных мгновений будто разрывают действие, а затем время и движение возвращаются в нормальное русло. Лицо женщины опять принимает совершенно непроницаемый вид, собака снова безучастно посматривает из стороны в сторону. Машина продолжает свое движение и вскоре останавливается у дома. Но у вас остается это пугающее странное чувство от этого единственного события, оживившего персонажей, когда женщина разнесла кролику голову: за одно-единственное мгновение что-то ужасное открывается об этой женщине и, возможно, это касается ее отношений с мужем. И хоть то, что открылось, не поддается определению, вы понимаете, что она что-то скрывает за непроницаемым лицом и условными манерами, что-то, что, возможно, скоро прорвется.

Искажение фактов

Искажение фактов Будучи основоположником новой психологической науки, Вильгельм Вундт является одной из виднейших фигур в этой области. Приступая к изучению истории психологии, не одно поколение студентов познакомилось с традиционной версией научного подхода Вундта.

2. ИСКАЖЕНИЕ

2. ИСКАЖЕНИЕ Этот прием немного посложнее, так как в этом случае фальсифи кация многократно повторяется и имеет место искажение фактов. Он характеризуется коэффициентом искажения (переформализации) K2.K2 = N2 / Nгде N2 — количество предложений, соответствующих данному типу

Повседневное творчество / преднамеренное творчество

Повседневное творчество / преднамеренное творчество … Различают два обширных и обособленных способа применения творчества. Во-первых, оно может быть обычным атрибутом любого действия, связанного с мышлением, и применяться практически в любой ситуации естественно, без

Искажение реальности

Искажение реальности Интровертивное восприятие окрашено субъективными влияниями.

Такова его природа. В оптимальном случае человек владеет как объективным, так и субъективным восприятием — умеет точно воспринимать явления внешнего мира, а затем проявлять субъективную

Искажение реальности

Искажение реальности Если не брать во внимание это отстраненное — и обычно безопасное — переживание темных сторон человеческой натуры, огорчает то, что есть люди, которые, охотно принимая на себя роль жертвы, помогают психопату в его разрушительном деле. В некоторых

Искажение времени

Искажение времени Существует еще один немедленный эффект от марихуаны помимо чувственного расширения — изменяется восприятие времени. События длятся гораздо дольше: Первый Бранденбургский концерт Баха, к примеру, — много часов. Создается впечатление, что прошло не

Глава 3 Творчество – не проблема, решение проблем – не творчество

Глава 3 Творчество – не проблема, решение проблем – не творчество Между творчеством и решением проблем есть одно существенное отличие. Решать проблемы означает уничтожать их, а творить – означает привносить в мир нечто новое. Как правило, нас учат решать проблемы,

Элемент 5. Искажение данных

Элемент 5. Искажение данных Мы реагируем на происходящее, основываясь на искаженных данных. Чем-то это напоминает перемещение в комнате с кривыми зеркалами и принятие решений на основании искаженной картинки, которую вы видите в отражении. Иногда мы измеряем

Искажение информации, пропаганда и пр.

Искажение информации, пропаганда и пр. В первую очередь, когда мы говорим об этом приеме, на ум приходит пресса и другие СМИ. В самом деле, мнение общественности о том, что происходит в собственной стране и в мире, формируется в большой степени именно через эти каналы. То,

Искажение христианского учения

Искажение христианского учения Анализ жизнеописаний родоначальников различных ересей и сект, отошедших от апостольского учения, приводит к выводу о том, что главной причиной повреждения сознания почти всех ересиархов является грех блуда. Уязвленная грехом совесть

Искажение памяти

Искажение памяти Мы уже говорили о склонности помнить о себе хорошие вещи и забывать то, что не делает нам чести. И что еще хуже, нашему «непроизвольному Я» прекрасно удается не только искажать, но даже создавать воспоминания. Мужчины, как и женщины, помнят меньшее

Не исчезай. Каролина Эриксон — «Они исчезли…Как найти маленькую девочку и ее отца? Что с ними сейчас происходит? Кто всему виной? Безумно интересный детектив, от которого не оторваться на выходных…»

Приветствие.

Хочу рассказать вам о книге, которую на днях решилась прочитать. И эта книга оставила сильное впечатление и много пищи для размышления после ее прочтения…

Хоть изначально, когда я ее искала-я столкнулась с негативными отзывами на данную книгу.

Почему-то меня тогда это совсем не остановило и я все равно взялась именно за эту книгу в первую же очередь. Это была интересная романтическая, в какой-то степени и скорее даже философская книга от от не известного мне ранее автора Каролины Эриксон.

Не зная ничего ни о ней, ни о ее биографии, меня интересовала только данная книга, увидев титульную картинку и краткое описание которой-я уже на 100% была уверенна, что читать буду именно ее.

Книги для прочтения.

Я в принципе люблю разные книги, чтобы прямо какой-то жанр был моим самым любимым то таких нету, разве что какая-то психология, и Стивен Кинг время от времени.

Мне нравится когда книга либо интригует, либо несет какую-то пользу. А жанр-это уже нюансы.

Недавно вот читала очень классную книгу под названием Осколки детских травм, и после не захотелось чего-о более легкого для прочтения, что не перегружает избытком информации…

Как я нала данную книгу.

Это прозвучит достаточно странно, но я нашла данную книгу в Pinterest, это такая мобильная программа, которая время от времени для меня является источником вдохновения и черпания идей для творчества.

А тут я случайно что-то среди книг искать начала и стала находить удивительных авторов и такие интересные книги, которые прямо сразу же хотелось прочесть.

Среди них была и данная героиня моего сегодняшнего отзыва .

Потом, конечно же, я искала как ее скачать и наткнулась на отзывы, но это не остановило меня от ее прочтения.

Очень романтичное название книги мне показалось, да и титульная картинка тоже… Они и вдохновили меня на прочтение.

А еще краткое описание книги, которое очень сильно заинтриговало.

Общая информация.

Тихий августовский вечер. Озеро со странным названием Морок. В лодке три человека: Грета, Алекс и четырехлетняя Смилла. Алекс с девочкой отправляются поиграть на маленький остров, и Грета остается одна. Заглядевшись на воду, она забывает о времени, а очнувшись, осознает, что не слышит голосов и смеха. …

Первая публикация: 24 ноября 2020 г.
Автор: Каролина Эрикссон
Жанр: Детектив

Описание.

Тихий августовский вечер. Озеро со странным названием Морок. В лодке три человека: Грета, Алекс и четырехлетняя Смилла. Алекс с девочкой отправляются поиграть на маленький остров, и Грета остается одна. Заглядевшись на воду, она забывает о времени, а очнувшись, осознает, что не слышит голосов и смеха. Лихорадочные поиски в наступающей темноте не дают результата. Алекс и Смилла бесследно исчезли. Грета пытается разобраться в случившемся, и ее настигает прошлое, о котором она так старалась забыть. Почему вскоре после знакомства с Алексом на ее бедрах стали появляться синяки? Почему его исчезновение так настойчиво вызывает в ее памяти смерть отца? С чем она столкнулась: с жестоким преступлением или с демонами своей души?

О чем книга.

Я расскажу вкратце историю, о которой идет речь в книге, но только без пересказа значимых моментов, о которых вы должны будете узнать самостоятельно за прочтением этой книги, если вдруг она вас заинтересует.

Все время, проведенное за книгой я терялась в догадках, кто же на самом деле главная героиня и что она скрывает.

Складывалось такое впечатление, что она скрывала это от самой себя, от своего сознания .

Она скрывала не просто правду, а то, кем она является на самом деле.

Она живет в этом доме, или нет на самом деле? Что здесь происходит?

Примерно такие вопросы возникали у меня в голове за прочтением данной книги.

Именно эта странная интрига и загадка в главной героине подогревали все больше и больше интерес добраться до сути и наконец-таки понять, что же на самом деле с ней происходит.

Я не могла никак понять, проникаюсь ли я сочувствием к героине книги, или нет. В первые 1-2 главы я ей сочувствовала, потом, поняла, что она может скрывать очень странный секрет, у меня возникали вопросы по поводу того, что это за женщина (девушка) и какова ее участь, почему она на столько странно себе ведет и жалеет одну лишь себя в тот момент, когда двое е близких людей, столь дорогих для нее-пропали?

Многое не сходилось. ..

В итоге правда вылилась наружу, шокирующая правда…

Главные персонажи.

Расскажу немного о самой главной героине, поскольку именно от ее лица и будет идти история.

Она довольно романтичная натура, молодая, по всей видимости, симпатичная девушка.

Она еще не встала нормально на ноги и ее мучают какие-то психологические травмы, которые связаны с ее детством и родителями. Она ходила даже на приемы к психотерапевту по этому поводу, потому. что эти моменты не дают ей спокойно жить…

Есть нечто, что произошло с ней, когда она была еще маленькой девочкой, что травмировало ее до глубины души и оставило большой отпечаток.

Теперь это девочка со шрамом на сердце, которая хранит великую тайну…

Что мне понравилось во время прочтения.

Плюсы, которые я для себя могу отметить от прочтения данной книги:

  • Просто и доступно пишет автор, книга читается легко и на одном дыхании, а это очень круто. Кто-то сможет ее осилить за один вечер, мне же понадобилось несколько дней.
  • История поражает своей глубиной и продуманностью деталей. Сюжет острый, и очень загадочный.
  • Затрагиваются психологические аспекты общения детей и матерей, детей и отцов и важность родительского участия в формировании личности. Показано так же важность того, что ребенок должен расти в счастливой семье, а не в неудачном браке.
  • Постоянно витает вопрос о том, кто же такая на самом деле главная героиня и что с ней не так? А по ее поступкам с ней явно что-то было не так…
  • Книга не зря 18+, в ней есть описание постельных сцен, однако их не много, ведь это все же не эротика, а больше детектив.
  • Не стереотипная история, хоть и немного с интересными фантазиями, но именно тем она и была так интересна.
  • Скорее всего книга на любителя-поскольку не каждый сможет проникнуться глубиной этого всего, и не каждому под силу понять происходящее с главной героиней. Я кстати, тоже в итоге не очень хорошо стала относиться к главной героине, а вот е мама-вот это интересная и мудрая женщина.

Что не понравилось.

Существенных минусов для меня не нашлось. Очень достойная для прочтения книга оказалась.

Вывод. Каролина Эриксон Не исчезай-это довольно сентиментальный детектив с элементами драмы и попытками романтики, который рассказывает историю одной девушки, у которой не было счастья, но она так отчаянно его искала. Это история в какой-то мере грустная, и несущая свой поучительный характер.

Я могу поставить ей четыре звездочки, одну снимаю за некоторые слишком надуманные сцены, которые в реальной жизни трудно представить…

Спасибо за внимание, рекомендую !

Достижение мастерства, великое мастерство и правило 10000 часов: VIKENT.RU

Малкольм Гладуэлл утверждал, что один из факторов успеха в области творчества – серьёзный вклад труда, например в виде 10 000 часов занятий,  в собственное творческое развитие.

«В начале 1990 х гг. психолог Андерс Эриксон вместе с двумя коллегами провёл исследование в Академии музыки в Берлине. С помощью преподавателей студентов-скрипачей разделили на три группы. В первую вошли звёзды, потенциальные солисты мирового класса. Во вторую — те, кого оценили как «перспективных». В третью — студенты, которые вряд ли могли бы стать профессиональными музыкантами, в лучшем случае — учителями музыки в средней школе. Всем участникам задали один вопрос: сколько часов Вы практиковались с того момента, когда впервые взяли в руки скрипку, и до сегодняшнего дня?

Почти все участники начали играть примерно в одном возрасте — лет в пять. В течение первых нескольких лет все упражнялись приблизительно одинаково — около двух-трех часов в неделю. Но примерно с восьми лет стали проявляться различия. Студенты, считавшиеся лучшими в классе, упражнялись больше всех остальных: к девяти годам по шесть часов в неделю; к 12 по восемь часов; к 14 по 16, и так до 20 лет, когда они стали заниматься — то есть целенаправленно и сосредоточенно совершенствовать своё мастерство — более чем по 30 часов в неделю. Таким образом, к 20 годам у лучших студентов в общей сумме набиралось до 10 000 часов занятий. У средних студентов количество часов составляло 8000, а будущие учителя музыки репетировали не более 4000 часов.

После этого Эриксон с коллегами сравнили профессиональных пианистов и пианистов-любителей. Была выявлена аналогичная закономерность. В детстве любители никогда не занимались более трёх часов в неделю, поэтому к 20 годам общее количество часов практики составляло 2000. Профессионалы же, напротив, каждый год увеличивали продолжительность занятий, и к 20 годам каждый из них имел «в багаже» по 10 000 часов упражнений. Любопытен тот факт, что Эриксону с коллегами не удалось найти ни одного человека, который добился бы высокого уровня мастерства, не прикладывая особых усилий и упражняясь меньше сверстников.

Не были выявлены и те, кто, вкалывая изо всех сил, так и не вырвались вперёд просто потому, что не обладал нужными качествами. Опираясь на результаты этого исследования, можно было предположить, что людей, обладающих достаточными способностями, чтобы поступить в лучшее музыкальное учебное заведение, различало лишь то, насколько упорно они трудились. И всё. И кстати сказать, лучшие студенты не просто работали больше, чем все остальные. Они работали гораздо, гораздо больше.

Эта мысль — о том, что достижение высокого уровня мастерства в сложных видах деятельности невозможно без определенного объёма практики, — не раз высказывалась в исследованиях по профессиональной компетенции. Учёные даже вывели волшебное число, ведущее к мастерству: 10 000 часов.

Невропатолог Даниель Левитин пишет: «Из многочисленных исследований вырисовывается следующая картина: о какой бы области ни шла речь, для достижения уровня мастерства, соразмерного со статусом эксперта мирового класса, требуется 10 000 часов практики. В исследованиях, объектами которых становились композиторы, баскетболисты, писатели, конькобежцы, пианисты, шахматисты, матёрые преступники и так далее, это число встречается с удивительной регулярностью. Десять тысяч часов эквивалентны примерно трём часам практики в день, или двадцати часам в неделю на протяжении десяти лет. Это, разумеется, не объясняет, почему одним людям занятия идут на пользу больше, чем другим. Но пока ещё никому не встретился случай, когда бы высочайший уровень мастерства достигался за меньшее время. Создаётся впечатление, что именно столько времени требуется мозгу, чтобы усвоить всю необходимую информацию».

Это относится даже к тем людям, которые с детства считались чрезвычайно одарёнными. Возьмем, к примеру, Моцарта, который, как известно, начал писать музыку в шесть лет. Вот что пишет в своей книге «Объяснение гениальности» (Genius Explained) психолог Майкл Хоув: «По сравнению с работами зрелых композиторов ранние произведения Моцарта не отличаются ничем выдающимся. Велика вероятность того, что они были написаны его отцом и в дальнейшем исправлялись. Многие детские произведения Вольфганга, такие как, скажем, первые семь концертов для фортепиано с оркестром, представляют собой по большей части компиляцию произведений других композиторов. Из концертов, полностью принадлежащих Моцарту, самый ранний, считающийся великим (N 9. K. 271), был написан им в двадцать один год. К этому времени Моцарт сочинял музыку уже десять лет».

Музыкальный критик Харольд Шонберг идёт ещё дальше. Моцарт, по его словам, «развился поздно», поскольку величайшие свои произведения он создал после 20 лет сочинения музыки. Чтобы стать гроссмейстером, также требуется около десяти лет. (Только легендарный Бобби Фишер пришёл к этому почётному званию быстрее: у него на это ушло девять лет.) А что такое десять лет? Примерно на такой период растягиваются 10 000 часов интенсивного обучения. Эти 10 000 часов — волшебное число величайшего мастерства.

Тут кроется и объяснение того странного факта, что в списках игроков национальных команд Чехословакии и Канады нет молодых людей, родившихся после 1 сентября. Казалось бы, в списках должны обнаружиться хотя бы несколько хоккеистов или футболистов, родившихся в конце года и своим выдающимся талантом проложивших себе путь в верхние строчки рейтингов. Но их нет, и Эриксон не видит в этом ничего удивительного. Талантливого ребёнка, родившегося слишком поздно, не отбирают в команду «все звёзды» просто потому, что он слишком мал ростом. Поэтому он лишен возможности тренироваться в большем объёме. А без дополнительных тренировок ему не набрать 10 000 часов к тому моменту, когда профессиональные хоккейные команды начинают отсматривать игроков. Не имея за плечами 10 000 часов тренировок, игрок просто не сумеет овладеть всеми навыками, необходимыми для первоклассной игры. Даже Моцарт — самый известный музыкальный вундеркинд в истории — по-настоящему раскрыл свой талант лишь после того, как отработал 10 000 часов. Без регулярной шлифовки сам по себе талант ничего не значит.

Надо отметить и ещё одну интересную деталь: 10 000 часов — это очень-очень много. Молодые люди не в состоянии в одиночку наработать такое количество часов. Нужны поддержка и помощь родителей. И ты не можешь быть бедным, ведь если тебе придётся подрабатывать, чтобы свести концы с концами, у тебя не останется времени на интенсивные занятия. Большинство людей нарабатывают такое огромное количество часов только благодаря участию в специальных программах — вроде команды «все звёзды» — или же благодаря каким-то особым возможностям, позволяющим им полностью отдаваться обучению».

Малкольм Гладуэлл, Гении и аутсайдеры. Почему одним все, а другим ничего?, М., «Альпина Бизнес Букс», 2009 г., с. 38-42.

 

Анализ истории группы «Битлз» по Малкольму Гладуэллу

Анализ истории Билла Гейтса по Малкольму Гладуэллу

 

 Наши правила, включая обсуждение видео на YouTube

Развитие личности в эпигенетической теории Э. Эриксона

Развитие личности в
эпигенетической теории
Э. Эриксона
Тема эго-идентичности и психоанализ
Американский психолог, психоаналитик, автор
эпигенетической теории развития личности. Центральная
идея эпигенетической теории состоит в том, что
основополагающее влияние на наследственность оказывает
не геном, а эпигенетическая система (ЭС) — совокупность
факторов, воздействующих на онтогенез. Хотя Эриксон
всегда настаивал, что является фрейдистом, критики
считали его «Эго-психологом», поскольку, в то время как
консервативный фрейдизм в центр внимания ставил Ид,
Эриксон акцентировал важность Эго. Тема Эго-идентичности
стала центральным пунктом его творчества.
Эрик Хомбургер Эриксон
(1902-1994)
Основные положения теории Эрика Эриксона
Суммируя 15 лет практической и теоретической работы,
Эрик Эриксон выдвинул три новых положения, ставших
тремя важными вкладами в изучение человеческого «Я»:
1. Наряду с описанными Фрейдом фазами психосексуального развития (оральной,
анальной, фаллической и генитальной), в ходе которого меняется направленность
влечения (от аутоэротизма до влечения к внешнему объекту), существуют и
психологические стадии развития «Я», в ходе которого индивид устанавливает
основные ориентиры по отношению к себе и своей социальной среде.
2. Становление личности не заканчивается в подростковом возрасте, но растягивается
на весь жизненный цикл.
3. Каждой стадии присущи свои собственные параметры развития, способные
принимать положительные и отрицательные значения.
Основные стадии развития личности по Эриксону
I стадия. Орально-сенсорная
Соответствует оральной стадии классического психоанализа.
Возраст: первый год жизни.
Задача этапа: базисное доверие против базисного недоверия.
Модус эго – модус впитывания (вбирания) в себя. Сначала ребенок психологически смотрит и впечатывает все, что
видит вокруг себя, но это пока пассивное вбирание. Затем – активное вбирание (хватает разные предметы, исследует
их).
Ценные качества, приобретаемые на этом этапе: энергия и надежда.
Степень доверия младенца к миру зависит от заботы, проявляемой к нему. Нормальное развитие происходит, когда
его потребности быстро удовлетворяются, он долго не испытывает недомогания, его баюкают и ласкают, с ним играют
и разговаривают. Поведение матери уверенно и предсказуемо. В таком случае вырабатывается доверие к миру, в
который он пришел. Если он не получает должного ухода – вырабатывается недоверие, боязливость и
подозрительность.
Задача этого этапа – проработать необходимый баланс между доверием и
недоверием к миру. Это поможет, уже будучи взрослым, не поддаваться
на первую же рекламу, но и не быть “человеком в футляре”,
недоверчивым и подозрительным ко всему и ко всем. В результате
удачного прохождения этой стадии вырастают люди, которые черпают
жизненную веру не только в религии, но и в общественной деятельности и
научных занятиях. Не прошедшие удачно эту стадию люди, даже если
исповедуют веру, фактически, каждым вздохом выражают недоверие к
людям.
II стадия. Мышечно-анальная
Возраст: 2-й – 3-й годы жизни.
Задача этапа: автономия против стыда и сомнения.
Модус эго – возможности регуляции удержания (выталкивания), т.е.
выделительные процессы (приучение к горшку). Но это происходит не только на
физиологическом, но и на психологическом уровне – «могу ли я быть автономным,
самостоятельно управлять собой».
Ценные качества, приобретаемые на этом этапе: самоконтроль и сила воли.
На этом этапе на первый план выходит развитие самостоятельности на основе моторных и психических
способностей. Ребенок осваивает различные движения. Если родители предоставляют ребенку делать самому то,
что он может, у него вырабатывается ощущение, что он владеет своими мышцами, своими побуждениями, самим
собой и, в значительной мере, средой. Появляется самостоятельность. Если воспитатели проявляют нетерпение и
спешат сделать за ребенка то, на что он и сам способен, развивается стыдливость и нерешительность. Если
родители постоянно бранят ребенка за мокрую постель, пролитое молоко, разбитую чашку и т.п. – у ребенка
закрепляется чувство стыда и неуверенность в своих способностях управлять собой и окружением. Внешний
контроль на этой стадии должен твердо убеждать ребенка в его силах и возможностях, а также защищать от
анархии.
Исход этой стадии зависит от соотношения сотрудничества и своеволия, свободы самовыражения и ее подавления.
Из чувства самоконтроля, как свободы распоряжаться собой без утраты самоуважения, берет начало прочное
чувство доброжелательности, готовности к действию и гордости своими достижениями, чувство собственного
достоинства. Из ощущения утраты свободы распоряжаться собой и ощущения чужого сверхконтроля происходит
III стадия. Локомоторно-генитальная
Стадия инфантильной генитальности, соответствует фаллической стадии
психоанализа.
Возраст: 4 – 5 лет – дошкольный возраст.
Задача этапа: инициатива (предприимчивость) против чувства вины.
Модус эго – интрузия (проникновение куда-то). Появляется интерес к своему полу и
половым различиям. Важно, что это возраст игры.
Ценные качества, приобретаемые на этом этапе: направление и
целеустремленность.
К началу этой стадии ребенок уже приобрел множество физических навыков,
начинает сам придумывать себе занятия, а не просто отвечать на действия и
им. Проявляет
в речи,в способность
фантазировать.
От того, как реагируют взрослые наподражать
затеи ребенка,
во многомизобретательность
зависит перевес качеств
характере. Дети,
которым
предоставлена инициатива в выборе деятельности, вырабатывают предприимчивость. Закрепляет ее готовность
родителей отвечать на вопросы (интеллектуальная предприимчивость) и не мешать фантазировать и затевать игры. Если
взрослые показывают ребенку, что его деятельность вредна и нежелательна, вопросы назойливы, а игры бестолковы, он
начинает чувствовать себя виноватым и уносит это чувство вины во взрослую жизнь.
Опасность этой стадии – в возникновении чувства вины за свои цели и поступки в ходе наслаждения новым
локомоторным и ментальным могуществом, которые требуют энергичного обуздания. Поражение ведет к покорности,
чувству вины и тревоги. Подавляются и сдерживаются излишне оптимистические надежды и дикие фантазии. На этой
стадии происходит самое важное по последствиям разделение между потенциальным триумфом человека и
потенциальным тотальным разрушением. Ребенок на этой стадии склонен стремительно взрослеть в смысле
разделения обязанностей и дел. Хочет заниматься совместными делами, вместе с другими детьми придумывает дела.
Подражает идеальным прототипам. Эта стадия связывает мечты раннего детства с целями активной взрослой жизни.
IV стадия. Латентная
Соответствует латентной фазе классического психоанализа.
Возраст: 6 – 11 лет.
Задача этапа: трудолюбие (умелость) против чувства неполноценности.
Ценные качества, приобретаемые на этом этапе: система и компетентность.
Любовь и ревность находятся на этой стадии в скрытом состоянии (о чем и говорит ее название – латентная). Это годы
начальной школы. Ребенок проявляет способность к дедукции, организованным играм, регламентированным
занятиям. Интерес к тому, как вещи устроены, как их приспособить, освоить. Когда детей поощряют мастерить, строить
шалаши, готовить и рукодельничать, когда им разрешают довести начатое дело до конца, хвалят за результаты, тогда у
ребенка вырабатывается умелость, способности к техническому творчеству. Когда родители видят в трудовой
деятельности ребенка одно “баловство” и “пачкотню”, это способствуют выработке у него чувства неполноценности.
Опасность этой стадии – чувство неадекватности и неполноценности. Если ребенок отчаивается в своих орудиях труда и
рабочих навыках или занимаемом месте среди товарищей, то это может отбить охоту к идентификации с ними,
ребенок считает себя обреченным на посредственность или неадекватность.
Окружение ребенка на этой стадии уже не ограничивается домом. Влияние не
только семьи, но и школы. Отношение к нему в школе оказывает существенное
влияние на уравновешенность психики. Отставание вызывает чувство
неполноценности. Систематическое обучение – во всех культурах происходит на
этой стадии. Именно в этот период более широкое общество становится важным в
отношении предоставления ребенку возможностей для понимания значимых ролей
в технологии и экономике общества. Фрейд называет эту стадию латентной, т.к.
неистовые влечения находятся в спячке. Но это лишь временное затишье перед
бурей полового созревания, когда все более ранние влечения вновь появляются в
новом сочетании, чтобы оказаться подчиненными генитальности.
V стадия. Подростковый возраст
Классический психоанализ отмечает на этой стадии проблему “любви и ревности” к собственным родителям. Успешное
решение зависит от того, найдет ли он предмет любви в собственном поколении. Это продолжение латентной стадии по
Фрейду. Возраст: 12 – 18 лет.
Задача этапа: идентичность против смешения ролей.
Модус эго – помимо интереса подростков к межполовым отношениям (как у Фрейда), для Эриксона на этом этапе
развития более важным является построение гармоничной иерархии своих ролей (сын, ученик, член компании). Если
личность умеет гибко переходить от одной роли к другой, то формируется гармоничная идентичность.
Ценные качества, приобретаемые на этом этапе: посвящение и верность.
Главное затруднение на этой стадии – идентификационная спутанность, неспособность опознать свое “Я”.
Подросток созревает физиологически и психически, у него развиваются новые взгляды на вещи, новый подход к жизни.
Интерес к мыслям других людей, к тому, что они сами о себе думают. Влияние родителей на этой стадии – косвенное.
Если подросток благодаря родителям уже выработал доверие, самостоятельность, предприимчивость, и умелость, то его
шансы на идентификацию, т.е. на опознание собственной индивидуальности
значительно увеличиваются. Обратное справедливо для подростка
недоверчивого, неуверенного, исполненного чувства вины и сознания своей
неполноценности. При трудностях самоидентификации проявляются
симптомы путаницы ролей. Опознавательные знаки “своих” – одежда,
макияж, жесты, словечки. Эта интолерантность (нетерпимость) – защита
против “помрачения” сознания идентичности. Подростки стереотипизируют
себя, свои идеалы, своих врагов. Часто подростки отождествляют свое “Я” с
образом, противоположным тому, что ожидают их родители. Но иногда
лучше ассоциировать себя с “хиппи” и т. п., чем вообще не обрести своего “Я”.
VI стадия. Ранняя зрелость
Генитальная стадия по Фрейду.
Возраст: период ухаживания и ранние годы семейной жизни. От конца юности до начала среднего возраста. Здесь и
далее Эриксон уже четко не называет возраст.
Задача этапа: близость против изоляции.
Модус эго – поиск близких отношений, создание семьи.
Ценные качества, приобретаемые на этом этапе: аффилиация и любовь.
К началу этой стадии человек уже опознал свое “Я” и включился в трудовую
деятельность. Ему важна близость – не только физическая, но и способность
заботиться о другом человеке, делиться с ним всем существенным без боязни
потерять при этом себя. Новоиспеченный взрослый готов проявлять нравственную
силу и в интимных, и товарищеских взаимоотношениях, оставаясь верным, даже если
потребуются значительные жертвы и компромиссы. Проявления этой стадии – не
обязательно в сексуальном влечении, но и в дружбе. Например, между
однополчанами, сражавшимися бок о бок в тяжелых условиях, образуются тесные
связи – образец близости в широком смысле.
Опасность стадии – избегание контактов, которые обязывают к близости. Избегание
опыта близости из-за страха утратить эго приводит к чувству изоляции и
последующему самопоглощению. Если ни в браке, ни в дружбе он не достигает
близости – одиночество. Не с кем разделить свою жизнь и не о ком заботиться. И интимные, и соперничающие, и
враждебные отношения человек испытывает к одним и тем же людям. Остальные – безразличны. И только научившись
отличать схватку соперников от сексуального объятия, человек осваивает этическое чувство – отличительный признак
взрослого человека. Только теперь проявляется истинная генитальность. Ее нельзя считать чисто сексуальной задачей.
Она есть объединение способов подбора партнера, сотрудничества и соперничества.
VII стадия. Средняя зрелость
Эту и последующую стадию классический психоанализ уже не рассматривает,
он охватывает только период взросления. Возраст: зрелый.
Задача этапа: генеративность против стагнации.
Модус эго – продуктивность, творчество.
Ценные качества, приобретаемые на этом этапе: производство и забота.
Ко времени наступления этой стадии человек уже прочно связал себя с
определенным родом занятий, а его дети уже стали подростками. Для этого
этапа развития характерна общечеловечность – способность интересоваться
судьбами людей за пределами семейного круга, задумываться над жизнью
грядущих поколений, формами будущего общества и устройством будущего мира. Для этого не обязательно иметь
собственных детей, важно активно заботиться о молодежи и о том, чтобы в будущем людям легче жилось и работалось.
Те, у кого чувство сопричастности человечеству не выработалось, сосредоточиваются на самих себе, и их главной заботой
становится удовлетворение своих потребностей, собственный комфорт, самопоглощенность. Генеративность –
центральный момент этой стадии – это заинтересованность в устройстве жизни и наставлении нового поколения. Хотя
существуют отдельные лица, которые вследствие жизненных неудач или особой одаренности в других областях, не
направляют этот интерес на свое потомство. Генеративность включает в себя продуктивность и креативность, но эти
понятия не могут её заменить. Генеративность – самая важная стадия как психосексуального, так и психосоциального
развития. Когда такого обогащения не удается достичь, происходит регрессия к потребности в псевдоблизости, с
чувством застоя и обеднением личной жизни. Человек начинает баловать себя, как если бы он был своим ребенком. Сам
факт наличия детей или желания их иметь – это еще не генеративность.
VIII стадия. Поздняя зрелость
Возраст: пенсионный.
Задача этапа: целостность эго против отчаяния.
Модус эго – интеграция событий предыдущей жизни.
Ценные качества, приобретаемые на этом этапе: самоотречение и мудрость.
Основная работа в жизни закончилась, настало время размышлений и забав с
внуками. Ощущение цельности, осмысленности жизни возникает у того, кто,
оглядываясь на прожитое, ощущает удовлетворение. Кому прожитая жизнь
представляется цепью упущенных возможностей и досадных промахов,
осознает, что начинать всё сначала уже поздно и упущенного не вернуть.
Такого человека охватывает отчаяние при мысли о том, как могла бы
сложиться, но не сложилась его жизнь. Безнадежность. Отсутствие или утрата
накопленной целостности выражается в страхе смерти: единственный и
неповторимый жизненный цикл не принимается как завершение жизни.
Отчаяние выражает сознание того, что времени жить осталось мало, чтобы
попытаться начать новую жизнь и испытать иные пути к целостности.
Отвращение скрывает отчаяние, хотя и в виде “массы мелких отвращений”,
которые не складываются в одно большое раскаяние. Эриксон утверждает, что
здоровые дети не будут бояться жизни, если окружающие их старики обладают
достаточной целостностью, чтобы не бояться смерти.
Обсуждение теории Эриксона о развитии личности
Эго-идентичность — это целостность личности; тождественность и непрерывность
нашего Я, несмотря на те изменения, которые происходят с нами в процессе роста и
развития (Я — тот же самый).
Однако важно учесть, что, по Э. Эриксону, отождествление себя с собой может и должно
протекать в основном в сфере бессознательного. Эриксон критикует такие понятия, как
«самоконцептуализация», «самооценка», «образ Я», считая их статическими, в то время
как, по его мнению, главной чертой этих образований является динамизм, ибо
идентичность никогда не достигает завершенности, не
является чем-то неизменным, что может быть затем
использовано как готовый инструмент личности (1968).
Эриксон считает, что чувство эго-идентичности является
оптимальным, когда человек имеет внутреннюю
уверенность в направлении своего жизненного пути.
Обсуждение теории Эриксона о развитии личности
Центральным положением его теории развития явилось то, что человек в течение жизни проходит через
несколько универсальных для всего человечества стадий. Процесс развертывания этих стадий
регулируется в соответствии с эпигенетическим принципом созревания:
— личность развивается ступенчато, переход от одной ступени к другой предрешен готовностью личности
двигаться в направлении дальнейшего роста, расширения осознаваемого социального кругозора и
радиуса социального взаимодействия;
— общество, в принципе, устроено так, что развитие социальных возможностей человека принимается
одобрительно, общество пытается способствовать сохранению этой тенденции, а также поддерживать как
надлежащий темп, так и правильную последовательность развития.
С точки зрения Э. Эриксона, последовательность стадий — результат биологического созревания, но
содержание развития определяется тем, что ожидает от человека общество, к которому он принадлежит.
По Э. Эриксону, любой человек может пройти все эти стадии, к какой бы культуре он не принадлежал, все
зависит от того, какова продолжительность его жизни.
Обсуждение теории Эриксона о развитии личности
Эпигенетическая теория развития личности Э. Эриксона – одна из
наиболее авторитетных, зарекомендовавших себя теорий развития
личности. Важно при этом понять, какой подход она реализует, на
какие вопросы она отвечает, а на какие – нет.
Важно отметить, что концепция Э. Эриксона почти полностью
находится в психологическом поле, в малой степени ориентируясь на
педагогические запросы.
Тем не менее, скрытым образом модель Эрика Эриксона предлагает
некоторые педагогические решения. Перечисляя общие для всех
людей, естественные этапы развития личности, Эриксон по факту
подсказывает своим читателям, в каком возрасте следует принимать
какие решения, чтобы следующий этап его жизни прошел
благополучно. Поскольку нет никаких данных, что подобные выборы
могут делаться лишь бессознательно и не могут быть сделаны
сознательно, то определенный, замаскированный педагогический
смысл в модели Э. Эриксона содержится.
Спасибо за внимание!

Преднамеренная практика — обзор

ScienceDirect

ЗарегистрироватьсяВойти

Преднамеренная практика определяется как усилие по своей природе, с основной целью личного улучшения производительности, а не получения удовольствия, и часто выполняется без немедленного вознаграждения.

Из: Психология исполнения, 2011 г.

PlusAdd to Mendeley

К. Андерс Эрикссон, Джерад Х. Моксли, в Справочнике по организационному творчеству, 2012 г.

Преднамеренная практика на рабочем месте

Преднамеренная практика в том виде, в каком мы ее описали, может рассматриваться как нечто явно отличное от большинства типов опыта на рабочем месте и в повседневной жизни. Это различие объясняет, почему опыт в области профессиональной деятельности так слабо связан с производительностью. Когда хирурги проводят операции на пациентах, они должны выполнять операцию таким образом, чтобы обеспечить наилучшие шансы на выздоровление и здоровье пациента. Было бы безответственно пробовать альтернативный хирургический метод или тратить время на то, чтобы попытаться исправить какую-то конкретную слабость в их хирургических навыках. В более общем плане ожидается, что профессионалы, мастера и служащие будут достигать наилучших возможных результатов с учетом достигнутого ими текущего уровня навыков в рабочее время, на публичных выступлениях и конкурсах. Это не означает, что время, связанное с соревнованиями или работой, нельзя использовать для повышения производительности. Исполнители часто могут серьезно готовиться перед реальным выступлением, например, планировать операцию, готовиться к исполнению набора музыкальных произведений или к встрече с конкретными спортивными соперниками.

Можно воссоздать или смоделировать условия реального выступления во время репетиций (практики исполнения) в преддверии реального (часто публичного) выступления. Например, в хирургии недавнее обучение с использованием тренажеров обеспечило преднамеренную хирургическую практику, которая, как было показано, развивает кривую обучения, отличную от кривой простого приобретения опыта (Crochet et al., 2009). Недавние исследования в армии показали, что обучение может быстро выйти из строя, но если обучение больше похоже на преднамеренную практику, улучшение либо возобновляется, либо никогда не прекращается. Классическим примером, приведенным для этого, является успех программы ВМФ по созданию лучших орудий во время Вьетнама, когда во время перерыва в воздушном бою пилоты ВМС тренировались в воздухе против сильных пилотов, которые затем давали пилотам обратную связь о том, что они сделали неправильно. Эта программа привела к 10-кратному улучшению боевых характеристик этих пилотов (Chatham, 2009). ). Кроме того, обучение с использованием тренажеров и обратной связи помогло противолодочному персоналу работать лучше после обучения, чем опытный персонал флота, улучшение обнаружения гидролокатора, которое стоило бы миллиарды долларов для достижения с помощью превосходного оборудования (Fletcher, 2009).

В более общем плане квалифицированные специалисты должны уметь кодировать значимые события во время реального представления, чтобы они могли вспомнить их после окончания выступления. В качестве альтернативы можно записать выступление на видео, а затем просмотреть записи самостоятельно или с тренером или руководителем. Во время обзора люди могут выявить проблемы и слабые стороны, на которые можно обратить внимание на последующих практических занятиях. В некоторых видах спорта, таких как футбол и теннис, часто может быть достаточно времени между владением мячом или во время смены сторон в теннисе и перерывов в футболе, чтобы рассмотреть альтернативную тактику, которая будет более успешной. Игровые фильмы также записываются в большинстве основных видов спорта, что позволяет внимательно следить за выступлениями как игрока, так и тренеров. По крайней мере, проблемы могут быть идентифицированы по полевым действиям, которые могут определить направление практики.

В некоторых областях, где основное внимание уделяется увеличению скорости и эффективности, преднамеренная практика будет похожа на фактическую рабочую деятельность, но цели будут другими. Например, лучший способ увеличить скорость печати — это выделять 10–20 минут каждое утро, когда большинство людей наиболее бдительны, чтобы заставить себя печатать на 10–20 % быстрее, чем их нормальная комфортная скорость печати (Dvorak, Merrick). , Дили и Форд, 1936 г.). Во время этих усилий машинистки понимают, какие комбинации клавиш вызывают колебания и, таким образом, замедляют процесс набора текста. Как только эти комбинации будут определены, машинистки могут попытаться преодолеть эти проблемы с помощью целенаправленной практики. Часто бывает полезно набирать специально подготовленные тексты, где эти комбинации клавиш встречаются относительно часто, чтобы включить улучшенные последовательности клавиш в свои интегрированные навыки набора текста. После освоения определенных комбинаций цикл начинается заново с выявления новых проблем, замедляющих повышенную скорость машинисток.

Просмотреть главуКнига покупок

Прочитать главу полностью

URL: https://www.sciencedirect.com/science/article/pii/B9780123747143000070

D. Memmert, Edition, in Encyclopedia of Creativity, d Edition.

Преднамеренная практика

Термин «преднамеренная практика» относится к целевым и целенаправленным программам обучения, основанным на инструкциях. Исследования раннего развития выдающихся спортсменов показывают, что преднамеренное влияние окружающей среды и организационных условий способствует формированию оригинального мышления в спорте. Тренеры по разным видам игровых видов спорта отбирали из своих команд наиболее креативных и наименее креативных игроков. Креативные, выдающиеся спортсмены в баскетболе, футболе, гандболе и хоккее тренировались значительно дольше и более целенаправленно в своем основном виде спорта до того, как им исполнилось 14 лет, чем менее творческие лучшие спортсмены («преднамеренная практика»). В этом случае для приобретения опыта необходим определенный опыт в течение длительного времени (десять с лишним лет).

Просмотреть главуКнига покупок

Прочитать главу полностью

URL: https://www.sciencedirect.com/science/article/pii/B978012375038

77

D.

Преднамеренная практика

Термин «преднамеренная практика» относится к целевым и целенаправленным программам обучения, основанным на инструкциях. Исследования раннего развития выдающихся спортсменов показывают, что преднамеренное влияние окружающей среды и организационных условий способствует формированию оригинального мышления в спорте. Тренеры по разным видам игровых видов спорта отбирали из своих команд наиболее креативных и наименее креативных игроков. Креативные, выдающиеся спортсмены в баскетболе, футболе, гандболе и хоккее тренировались значительно дольше и более целенаправленно в своем основном виде спорта до того, как им исполнилось 14 лет, чем менее творческие лучшие спортсмены («преднамеренная практика»). В этом случае для приобретения опыта необходим определенный опыт в течение длительного времени (10 с лишним лет).

Просмотреть главуКнига покупок

Прочитать главу полностью

URL-адрес: https://www.sciencedirect.com/science/article/pii/B9780128093245062799

Kenneth Laurence Neal, менеджеры Six Key Communications and Skills 2014

От тенниса до делопроизводства

Этот вид преднамеренной практики можно адаптировать для развития деловых и лидерских навыков. Классическим примером является метод имитации истории болезни, который преподается в бизнес-школах и используется во многих компаниях на учебных курсах. Однажды я прошел курс обучения управлению записями, посвященный тому, как работать с текущим или потенциальным клиентом, чтобы вы могли определить, как помочь улучшить их программу. В течение нескольких часов мы обсуждали оценку текущей программы управления документами, как использовать преимущества визуализации документов, когда обновлять графики хранения, как внедрить эффективную систему архивирования и многое другое.

После полдня изучения и обсуждения я подумал, что мы закончили. Не так. Наша следующая задача состояла в том, чтобы прочитать фиктивное тематическое исследование, основанное на реальной ситуации клиента, и создать рекомендуемую программу, которая помогла бы улучшить программу документации компании. Наши программы будут анализироваться учителями, и мы будем получать мгновенную обратную связь, которая позволит нам улучшить сделанные нами решения и рекомендации. Это, в свою очередь, повысит нашу способность справляться с реальными ситуациями клиентов.

Просмотр главыКнига покупок

Read full chapter

URL: https://www. sciencedirect.com/science/article/pii/B9781843347828500068

Koa Whittingham, Lisa W. Coyne, in Acceptance and Commitment Therapy, 2019

Setting цели и возможности для практики

Постановка целей и осознанная практика являются ключом к изменению поведения. При постановке целей и создании возможностей для практики учитывайте:

Обеспечение того, чтобы цели основывались на ценностях, конкретных измеримых, достижимых, реалистичных и ограниченных по времени. В частности, должна быть возможность узнать, была ли достигнута конкретная цель.

Поиск возможностей для целенаправленной практики. То есть создавать искусственные ситуации, в которых на самом деле ничего не поставлено на карту, чтобы родитель мог сосредоточиться на воспитании детей. Например, тренировочный поход по магазинам, чтобы забрать пару вещей (которые на самом деле не нужны), имитационная ситуация, когда нужно сделать 20 минут работы, или подготовка детей на выходных, как будто им нужно идти в магазин. школа. В случае воспитания подростка, когда воспитание переходит от более директивного к более совместному обсуждению осознанного риска, родители могут практиковаться в том, чтобы отступить и позволить своему подростку исследовать, будь то с помощью воображаемого упражнения или небольшими способами, такими как позволяя подростку самостоятельно проехать небольшое расстояние от дома до магазина.

Практика во время сеанса, будь то ролевые игры, воображаемое воздействие или in vivo, представляет собой работу по наблюдению за реальным взаимодействием родителей и детей. Перенося практику в терапевтическую комнату, вы получаете больше возможностей наблюдать и изменять любые соответствующие непредвиденные обстоятельства.

Устранение любых практических препятствий и обеспечение реалистичности планов родителей.

Подчеркивая малое. Часто родители сразу переходят к грандиозным планам и целям. Предложите родителям подумать о небольших изменениях, которые они могли бы внести. Например, родители, которые знают, что им нужно расставить приоритеты в отношениях в паре, часто сразу же переходят к цели свидания. Свидание может быть приятным, но для многих семей регулярные свидания могут быть нереалистичными. Вместо этого помогите родителям сосредоточиться на небольших, но значимых и устойчивых изменениях, которые они могли бы внести. Например, регулярно спрашивая своего партнера, как прошел день, и слушая ответ.

Понимание того, что может быть полезно, чтобы родители заявляли о своих целях вслух, основываясь на литературе по саморегулированию о принятии публичных обязательств.

Обеспечение того, чтобы у родителя были записаны цели или напоминание о целях в той или иной форме, когда они уходят.

Посмотреть главуКнига покупок

Прочитать главу полностью

URL: https://www.sciencedirect.com/science/article/pii/B97801281466938

Терри Кларк, Аарон Уильямон, Психология производительности, 2016 г.

Путь к совершенству

Ученые давно пытаются понять и объяснить, как именно появляются навыки и опыт высокого уровня. Одно из самых известных объяснений, связанных с развитием талантов, заключается в том, что требуется участие и накопление многих часов преднамеренного обучения и практики. Это основано на выводах из широкого круга областей, в которых исследования показали, что человеку требуется минимум 10 лет целенаправленной, тяжелой работы, чтобы достичь уровня экспертного мастерства (Ericsson, Krampe и Tesch-Romer, 1993). Поддержка этого пришла из таких разных областей, как шахматы (Simon & Chase, 1973), музыка (Sosniak, 1985), математика (Gustin, 1985), теннис (Monsaas, 1985), плавание (Kalinowski, 1985) и дальнобойный спорт. бег на длинные дистанции (Уоллингфорд, 1975).

Эрикссон и др. (1993) определяют преднамеренную практику следующим образом (1993, стр. 368):

…высоко структурированная деятельность, явной целью которой является повышение производительности. Для преодоления слабых сторон придумываются конкретные задачи, а производительность тщательно контролируется, чтобы найти способы ее дальнейшего улучшения. Мы утверждаем, что преднамеренная практика требует усилий и сама по себе не доставляет удовольствия. Люди мотивированы практиковать, потому что практика улучшает производительность.

Последующее обсуждение преднамеренной практики привело к появлению правила 10 000 часов или 10 лет, при этом исследования рассматривают особые характеристики высококачественной практики (Ginsborg, 2002; Ginsborg & Chaffin, 2007; Ginsborg, Chaffin, & Nicholson). , 2006; Miklaszewski, 1989; Williamon, Lehmann, & McClure, 2005; Williamon & Valentine, 2000, 2002), а также потенциально сдерживающую роль метапознания, саморегулируемого обучения и других личных качеств в развитии музыкального мастерства. например, Hallam, 2001 г., Jørgensen, 2004 г., McPherson & Williamon, 2006 г., McPherson & Zimmerman, 2002 г., Zimmerman, 19 лет.89). Эрикссон и Леманн (1999) предложили пересмотренную версию определения преднамеренной практики, которая является более всеобъемлющей, признавая, что не все часы практики или обучения одинаковы. Эрикссон и Леманн (Ericsson and Lehmann, 1999, p. 695) определили преднамеренную практику следующим образом:

[S]структурированная деятельность, часто разработанная учителями или тренерами с явной целью повышения текущего уровня производительности человека. В отличие от работы и развлечений, он требует постановки конкретных целей для улучшения и мониторинга различных аспектов производительности. Кроме того, преднамеренная практика включает в себя попытку превзойти свои прежние пределы, что требует полной концентрации и усилий. Следовательно, заниматься этими видами деятельности можно только в течение ограниченного периода времени, пока не потребуются отдых и восстановление сил.

Помимо практики, которая ведет исполнителей к «достижению желаемого конечного продукта в кратчайшие сроки, не мешая долгосрочным целям» (Hallam, 1998, стр. 142), что еще способствует развитию экспертное исполнение? В области искусства многие исполнители и ученые теперь указывают на важность сильных умственных способностей, необходимых для облегчения эффективной практики и обеспечения неизменно успешных выступлений, а также для помощи в управлении требованиями и стрессорами, связанными с исполнением (Connolly & Williamon, 2004; Хейс, 2002 г. ; Хейс и Браун, 2004 г.; Смит, Марагос и Ван Дайк, 2000 г.; Талбот-Хонек и Орлик, 19 лет.98). Напоминая ранние исследования, проведенные в области спорта (например, Highlen & Bennett, 1979; Mahoney & Avener, 1977; Ravizza, 1977), интервью с артистами также пролили свет на очевидные психологические предпосылки компетентности. Опросив профессиональных оркестровых музыкантов, Талбот-Хонек и Орлик (1998) составили список характеристик и навыков, присущих музыкантам высокого уровня и которые участники сочли необходимыми для достижения музыкального мастерства. К ним относятся высокая приверженность созданию музыки; использование целеполагания как в плане саморазвития, так и музыкального обучения; позитивное, здоровое самопонимание; чувство контроля над собственной жизнью или судьбой; сильные способности к концентрации и сосредоточению внимания; и эффективное использование умственной репетиции и навыков визуализации. Основываясь на своей работе со студентами-музыкантами в Королевском музыкальном колледже, Коннолли и Уильямон (2004) определили, что следующие умственные навыки полезны для музыкантов: умственная и физическая релаксация, воображение и мысленная репетиция, предварительные действия, сосредоточенность и концентрация. , идеальные состояния производительности и моделирование, а также определение и постановка целей.

В дополнение к психологическим навыкам и характеристикам, отличающим успешных исполнителей от менее успешных, исследователи теперь также изучают роль психологических навыков в облегчении движения исполнителей по пути развития. Частично это связано с признанием того, что модели выявления и развития талантов могут быть ограничены в своей способности оценивать способность человека к развитию (Abbott & Collins, 2004). Макнамара, Холмс и Коллинз (2006) предположили, что психологические характеристики для развития мастерства (PCDE) также важны для развивающегося музыканта в дополнение к обучению тому, как участвовать в необходимом количестве и качестве практики. Изучение прогресса Блума (1985) три стадии развития (ранний, средний и поздний годы) у восьми профессиональных классических музыкантов, MacNamara et al. (2006) определили личностные и психологические характеристики, преобладающие на каждом этапе. Первые годы включали в себя PCDE природных способностей, самоотверженности и планирования. Средние годы включали в себя веру в себя, планирование, способность адаптироваться и учиться, социальные и мульти-навыки, а также целеустремленность и решительность. Наконец, более поздние годы включали в себя PCDE универсальности и приспособляемости, веры в себя, планирования, целеустремленности и самоотверженности, дисциплины и драйва. Также было обнаружено, что PCDE облегчают продвижение спортсменов по пути развития талантов. Опросив семь элитных спортсменов и родителей каждого спортсмена, Макнамара, Баттон и Коллинз (2010) определили следующие навыки и атрибуты, которые, как считается, способствуют развитию элитных результатов: конкурентоспособность, стремление к совершенству в спорте, понимание важности физических качеств. к производительности, оценке того, что требуется, чтобы преуспеть, преодолению давления, вере в себя, воображению и удержанию на достигнутом. PCDE, как предполагают Макнамара и его коллеги, по-видимому, играют решающую роль в успешном развитии исполнительских навыков и особенно очевидны в ключевых точках перехода. Учитывая более широкое использование основанных на учебной программе подходов к развитию PCDE у начинающих спортсменов (например, «Развитие потенциала молодежи в спорте»; SportScotland), MacNamara et al. (2006) и Макнамара, Холмс и Коллинз (2007) предполагают, что подобное обучение, предоставляемое исполнителям в других областях, помимо спорта, может быть особенно полезным для развития их исполнительских навыков.

Исследования проливают свет на психологические навыки и характеристики, необходимые исполнителям для достижения и поддержания высоких результатов. Они также демонстрируют, что психология исполнения может представлять интерес и интерес для различных групп исполнителей. Тренировка умственных способностей и психология результатов в целом в спорте хорошо обсуждались с точки зрения содержания и применения. Однако в литературе мало предложений о том, как другие типы исполнителей должны изучать такие техники таким образом, чтобы облегчить их интеграцию в практику и исполнение. Далее следует обсуждение исследовательской программы, направленной на разработку, внедрение и оценку экологически приемлемой программы обучения умственным навыкам для развития музыкантов. В частности, эта программа была направлена ​​на изучение вопроса: как музыканты могут наилучшим образом использовать умственные способности для улучшения своего исполнительского опыта, а также помочь им эффективно подготовиться и справиться с требованиями, связанными с исполнением?

Просмотр книги Глава Чита

Читать полная глава

URL: https://www.sciendirect.com/science/article/pii/b9780128033777000041

Madhu Mahalingam, Elisabetta Fasell

11.2.3 Использование онлайн-домашних заданий для асинхронного обучения

В литературе есть свидетельства того, что «преднамеренная практика» улучшает способность учащихся формировать необходимые знания и навыки, чтобы лучше решать проблемы (Deslauriers, Schelew, & Wieman, 2011). Онлайн-системы домашних заданий, такие как MasteringChemistry, теперь имеют встроенную адаптивную технологию, которая обеспечивает дополнительную практику для учащихся, не достигших необходимого уровня навыков в конце задания. Многие задачи, назначенные для домашнего задания, можно решить в мобильной среде обучения, что позволяет учиться в любое время и в любом месте. Сама система домашних заданий имеет встроенные инструменты, такие как «подсказки», которые позволяют учащимся стать саморегулируемыми учениками. Домашнее задание назначается с набором адаптивных последующих задач, чтобы учащиеся получили 9 баллов.5% или выше могут пропустить адаптивное последующее наблюдение, если захотят. Это снова дает студентам возможность принять решение о количестве дополнительной практики, которую они выберут.

Просмотр книги Глава Чита

Читать полная глава

URL: https://www.sciencedirect.com/science/article/pii/b9780081020357000114

Aine MacNamar

Экологический подход Эрикссон к развитию талантов предполагает, что для перехода от новичка к элите в любой области требуется 10 лет целенаправленной практики (Ericsson et al. 19).93). Преднамеренная практика сложна, требует усилий и не доставляет удовольствия, но она необходима для развития необходимых навыков, которые эффективно помогают развитию спортсмена. Однако наиболее важным является качество, а не обязательно количество практики (Côté et al 2007). На самом деле, если человек хочет максимизировать свой опыт обучения и практики, он должен осознавать цель деятельности, в которую он вовлечен. Некоторые наблюдаемые модели поведения, связанные с качественной практикой, описаны во вставке 4.6.

Рассмотрим пример из исполнительского искусства. Учитель балета в Таблице 4.8 определил, что ее ученики участвуют в качественной практике, когда они имеют возможность максимизировать понимание в обучении . Для того, чтобы побудить своих учеников максимизировать это понимание, она разработала систему, в которой концепции и цели класса обсуждаются до начала урока. Внедряя соответствующие системы, учащиеся готовятся к пониманию цели урока и действий, в которых они будут участвовать. В сочетании с этой системой учитель может улучшить качество практики, давая четкие объяснения каждому ученику, а также проверяя его. понимание с помощью методов опроса и зондирования. Такое поведение учителя в сочетании с эффективной системой тренера должно способствовать желаемому поведению, давая каждому ученику четкое и последовательное сообщение о том, какое поведение ожидается, и последовательно подкрепляя соответствующую практику.

Просмотр книги Глава Чита

Читать полная глава

URL: https://www.sciendirect.com/science/article/pii/b9780443067341000043

Duncan R.D. Mascarenhas, Nickolas C. Smith Prames3

Duncan R.D., Nickolas C. Smith Permory.

Как развиваются такие знания? Последствия для практики

Исследования показывают, что довольно специфические особенности практики, проводимой экспертами, могут объяснять их превосходные навыки DM. Термин «преднамеренная практика» широко использовался в последние годы для описания формы и типов деятельности, которые кажутся важными для возможного развития экспертного статуса (Ericsson et al. 19).93, Старкес и Эрикссон, 2003 г.). Преднамеренная практика определяется как требующая усилий по своей природе, с основной целью личного улучшения производительности, а не получения удовольствия, и часто выполняется без немедленного вознаграждения. Для тех, кто хочет понять взаимосвязь между развитием знаний и работой экспертов, интересно отметить, что Эрикссон и др. утверждают, что эксперты постоянно стремятся сделать среду практики все более сложной и нестандартной по своему характеру. Как следствие, практические действия редко, если вообще когда-либо, характеризуются простым воспроизведением или повторением моделей движений или упражнений без все более сложной цели. Такая ориентация на практику помогает им сопротивляться или отсрочивать автоматизм, который сопровождает более рутинную практику когнитивных и двигательных навыков. При этом это позволяет генерировать все более сложные и сложные мысленные представления задач, факторы, которые кажутся важными основами последующего опыта.

Выводы о том, что эксперты используют практические стратегии, которые помогают им оставаться на когнитивной стадии обучения (см. гл. 13, 14 и 15, гл. 131415), имеют большое значение для недавнего исследовательского интереса к развитию метакогнитивных навыков (Barnett & Ceri 2002). Метакогнитивные навыки — это те процессы, которые учащийся использует для мониторинга и контроля самого процесса обучения (т. е. навыки, которые помогают учащимся управлять своим обучением). Стратегии обучения, которые поощряют развитие таких навыков, тесно связаны с «ориентированной на мастерство» учебной средой, в которой цель учащегося состоит в том, чтобы сосредоточить свое внимание на действиях, связанных с процессом приобретения навыков (например, самоконтроль попыток обучения), а не на успеваемости. исходы (Козловский 1998). Исследования учебной деятельности, которая способствует развитию метакогнитивных навыков, предполагают два ключевых последствия. Во-первых, учащийся развивает ряд навыков саморегуляции, которые важны для возможной экспертной работы. Эти навыки саморегуляции включают как результаты, связанные с обучением (например, саморефлексия), так и результаты, связанные с мотивацией/аффектом (например, регулирование эмоций). Во-вторых, в результате развития метакогнитивных навыков исполнители часто демонстрируют более высокую самоэффективность или компетентность в выполнении задач, что связано с настойчивостью в сложных условиях практики и устойчивостью перед лицом неудач (Kozlowski 19).98).

Просмотр книги Глава Чита

Читать полная глава

URL: https://www.sciencedirect.com/science/article/pii/b9780443067341000171

Никала Дж. Ходжес, Joseph Baker, в Performance Psycholod

Резюме, выводы и последствия для тренеров и спортсменов

В этой главе мы обрисовали различные условия, которые могут привести к наилучшей практике и облегчить необходимость посвящать много часов преднамеренной практике, относящейся к предметной области. Эрикссон и др. (1993) считал эти условия «ограничениями» на практике. В этом обзоре мы утверждаем, что эти факторы следует рассматривать как ступеньки на пути к профессиональному опыту, безусловно, обеспечивающие важные карьерные стимулы, такие как рождение в нужное время, в нужном месте и физическое созревание в оптимальное время. Однако сами по себе эти условия нельзя считать ни необходимыми, ни достаточными для достижения и поддержания высокого уровня мастерства (рис. 3.6). В настоящее время все еще неясно, насколько важны мотивация и приверженность как факторы, необходимые для продвижения практики и развития навыков. Мы не знаем, является ли мотивация к практике и успеху устойчивой чертой, характерной для определенных людей, и, следовательно, является ли отсутствие фенотипа мотивации препятствием для развития навыков. Возможно, мотивация зависит от задачи и вида спорта, возникает из успеха в спорте и чувства компетентности и, следовательно, ограничивается определенной областью. С этой последней точки зрения мотивация сама по себе не является ограничивающим фактором, но, возможно, ее можно взращивать и развивать посредством тщательного наставничества. Действительно, может случиться так, что раннее удовольствие, вызванное игрой и разнообразием в спорте, может стать катализатором мотивации к росту и, следовательно, вложениям необходимого качества и количества практики.

Из этого обзора должно быть ясно, что до сих пор ведутся споры о том, должен ли ранний тренировочный опыт быть конкретным или общим по своей природе и как этот опыт влияет на последующее вовлечение в спорт. Может случиться так, что многие спортсмены без необходимости бросают занятия спортом из-за необходимости специализироваться в раннем возрасте, и что те, кто добивается успеха, лучше подходят для целенаправленной, специализированной практики в конкретной области. Хотя есть некоторые свидетельства того, что ранний опыт занятий спортом в целом может иметь определенные преимущества в конкретных областях на более позднем этапе развития, научных данных по-прежнему недостаточно. Исследователям необходимо более тщательно изучить типы навыков и способностей, которые могут передаваться между областями, чтобы сделать прогнозы относительно того, как ранняя диверсификация и выборка различных видов спорта могут способствовать последующей специализации и успеху в одной области.

Необходимы дополнительные исследования, чтобы развить наше понимание факторов, способствующих переходу от более общего спортивного опыта раннего детства, подчеркивающего удовольствие и игровое участие, к более структурированному, интенсивному участию, характерному для тренировок взрослых. Более того, мы очень мало знаем о тренировках и развитии элитных спортсменов старшего возраста, и эти спортсмены могут предоставить нам жизненно важную информацию о сохранении навыков с возрастом.

Просмотр главыКнига покупок

Читать главу полностью

URL: https://www.sciencedirect.com/science/article/pii/B9780443067341000031

Где искра? Как карантин вызвал творческий кризис

Обречен. Именно такое настроение преобладало в креативном агентстве Color, в котором работает 50 человек, когда пандемия закрыла его офисы в Сиэтле и Лос-Анджелесе. «Среди многих бизнес-страхов, которые вызвал Covid, — говорит Эли Горал, исполнительный креативный директор, — концепция необходимости изолировать нашу творческую энергию была одной из самых страшных. Креативное мышление — это та неистовая искра, которая возникает, когда группа людей вместе, лицом к лицу, с пивом в руке, расхаживает взад-вперед по грязной доске».

«Сплоченная культура» традиционно помогала его коллегам делиться абстрактными идеями и отзывами. Он беспокоился о влиянии удаленной работы «без возможности непринужденного общения в помещениях вокруг наших офисов, специально предназначенных для импровизированных бесед».

Коронавирус вынудил организации к инновациям: от французской группы компаний LVMH, производящих предметы роскоши, передислоцирующих производственные линии для производства дезинфицирующих средств для рук, до музыкантов, выступающих перед онлайн-аудиторией, и ресторанов, превращающихся в продуктовые магазины.

Тем не менее, поскольку большая часть Европы и Северной Америки столкнулась с новыми карантинами, растут опасения, что месяцы виртуальной работы сказываются на творчестве.

Николас Блум, профессор экономики Стэнфордского университета, говорит, что среди руководителей, которые обращались к нему, чтобы обсудить его исследования о надомной работе и производительности, «креативность является самой большой проблемой». Он добавляет: «Новые идеи, новые клиенты, новые сегменты и новые бизнес-модели [это] все, о чем заботятся руководители» в долгосрочной перспективе.

Эли Горал беспокоился об отсутствии возможности общаться в помещениях вокруг наших офисов, «специально предназначенных для импровизированных разговоров». Он говорит, что люди проявляют больше творчества, когда они сидят лицом к лицу, «расхаживая взад-вперед по грязной доске» © Cavan Images/Alamy

Недавний опрос 145 000 работников по всему миру, проведенный Leesman, который измеряет опыт сотрудников, показал, что 28% надомников заявили, что не могут совместно работать над творческой работой, находясь дома. А поскольку в обозримом будущем офис, скорее всего, будет лишь временным центром деятельности, а не постоянным местом работы, менеджеры сталкиваются с растущей проблемой.

Эти опасения были сформулированы Энди Холдейном, главным экономистом Банка Англии, в прошлогодней речи. «Воздействие нового и разнообразного опыта — звуков, запахов, окружающей среды, идей, людей — является ключевым источником творческой искры», — сказал он. «Эти внешние раздражители являются топливом для нашего воображения, а воображаемое, ставшее реальным, — это то, что мы обычно подразумеваем под творчеством».

«Домашняя работа может лишить нас многих из этих творческих ингредиентов — случайного разговора, нового человека, идеи или среды. Домашняя работа означает, что интуитивная прозорливость вытесняется планированием, лицом к лицу с помощью Zoom».

Энди Холдейн: «Воздействие нового и разнообразного опыта — звуков, запахов, окружающей среды, идей, людей — является ключевым источником творческой искры» © Jason Alden/Bloomberg

Недостающие ингредиенты

Творчество, по мнению некоторых исследователей, лучше всего рассматривать как континуум — от консультантов по решению проблем до грандиозных проектов художников и музыкантов. Тереза ​​Амабиле, профессор Гарвардской школы бизнеса, определяет креативность как «производство идей, которые не только новы — чем-то отличаются от предыдущих идей, — но и уместны: полезны, ценны, правильны. В физике идея не может считаться творческой, если она не работает. Но в других областях — например, в искусстве — уместность — это совсем другое».

Креативность важна не только для прибыли компании, но и для сотрудников. Поскольку машины берут на себя выполнение повторяющихся задач, именно человеческая способность к творчеству будет востребована в будущем.

Такие аспекты работы, как медицинские разработки и научные исследования, обеспечивают относительно четкие ориентиры для измерения креативности.

Сотрудники играют в настольный футбол во время обеденного перерыва в офисе Amazon в Хайдарабаде, Индия © Dhiraj Singh/Bloomberg

«Некоторые исследователи использовали количество и влияние патентов», чтобы сравнить уровни креативности, говорит Гленн Датчер, доцент экономики Университета Огайо. «В исследовательском мире исследователи использовали количество и влияние научных статей».

28% О домашних работниках в опросе Leesman сказали, что они не могут сотрудничать в творческой работе

Однако креативность на рабочем месте труднее измерить. Стивен Гарретт, основатель Character 7, независимой британской продюсерской компании, которая недавно работала над сериалом HBO 9.0201 The Undoing резюмирует одну из проблем измерения креативности в условиях пандемии. «Я не оглядываюсь назад на прошедший год и думаю, что коллаборации, в которых я участвовал, стали менее креативными, чем раньше. Но я не знаю, что я пропустил».

Переход из офиса в дом усложнил проведение творческих дискуссий на расстоянии, говорит Крис Херст, глобальный исполнительный директор французской рекламно-коммуникационной группы Havas Creative. «Решение проблем требует элемента трения, требует разногласий без ссор. Многое из того, как мы справляемся с конфликтом с кем-то, зависит от того, как они говорят, от их языка тела. Мы можем модерировать наши слова, комбинируя наши действия и наши слова. На экране этого не происходит».

Некоторые технологические инструменты могут помешать мозговому штурму. Эбигейл Селлен, заместитель директора лаборатории Microsoft Research Cambridge UK, говорит, что удаленные технологии могут заставить нас думать об инструментах, которые мы используем, а не о идеях, которые мы генерируем. «Как только инструменты становятся центром взаимодействия, энергия [может быть потрачена] на выяснение того, как лучше всего выразить себя, и на то, чтобы другие могли видеть, что мы делаем. Тогда когнитивное усилие оказывается не в том месте, и взаимодействие становится неестественным и громоздким».

Домашние развлечения

Работники, занимающиеся домашним обучением, слишком хорошо осведомлены о влиянии помех на их концентрацию. Альф Рен, профессор инноваций, дизайна и менеджмента Университета Южной Дании, описывает детей как «террористов творчества». Один проблеск надежды, который он предлагает родителям, заключается в том, что обсуждение тем, выходящих за рамки их рутинной работы, может вдохновить их на новые идеи.

Организации и работники нашли положительные стороны в работе на дому. Одно исследование Стэнфордского университета показало, что ходьба повышает креативность. «Когда в течение рабочего дня важно генерировать новые идеи, — говорится в газете, — полезно включать прогулки». Мелани Коллинз, директор по персоналу облачного хранилища и платформы для совместной работы Dropbox, говорит, что этот опыт повысил ценность домашней работы. «Уединение — и возможность иметь больше времени для глубокой работы, которая является такой же частью творчества, как и сотрудничество, — может быть одним из величайших преимуществ распределенной модели».

В последние годы при проектировании офисов основное внимание уделялось созданию пространств для совместной работы, где люди могут встречаться, обсуждать идеи и вести приятные беседы. Однако профессор Датчер настроен скептически. «Я не видел убедительных доказательств того, что случайные разговоры приводят к повышению креативности». Скорее выгода заключается в передаче знаний: если работники становятся более продуктивными после случайного разговора, то это потому, что они узнали что-то, чего они не знали.

Менеджеры могут оглянуться на офисную интуицию через розовые очки, говорит Линда Граттон, профессор управленческой практики Лондонской школы бизнеса и основатель консультационной практики Hot Spots Movement. «Молодой человек никогда не столкнется с генеральным директором в офисе — давайте не будем притворяться». Однако она видит достоинство в создании среды для слабых связей — случайных знакомых — для общения в сети. «Природа слабых звеньев такова, что их может быть намного больше». . . вы можете столкнуться с гораздо большим количеством людей».

Работники, занимающиеся домашним обучением, слишком хорошо осведомлены о влиянии перерывов на их концентрацию © Ethan Miller/Getty Images

Недавно ее консультант курировал массовую виртуальную дискуссию от имени Ericsson, телекоммуникационной группы. Приблизительно 17 000 сотрудников приняли участие в течение 72 часов, оставив 28 000 комментариев. Супервайзеры обрабатывали беседу в режиме реального времени, затем анализировали данные, выявляя темы и давая рекомендации. Все беседы были открыты для всех участников, и они могли присоединиться к любому количеству участников. Это означало, что европейский исполнительный директор мог обсудить новые способы работы с ИТ-консультантом в Индонезии.

Профессор Граттон говорит, что фасилитаторы сыграли ключевую роль в обеспечении «большой уверенности» сотрудников. «Довольно часто в таких ситуациях говорят только самые экстраверты. Фасилитатор доставал их и говорил: «Интересно, не могли бы вы привести пример?»

В прошлом году Dropbox впервые провела свою ежегодную глобальную Неделю хаков онлайн. Сотрудникам было предложено взять неделю из своей основной работы для разработки проектов. Виртуальные сессии привели к более активному межведомственному и межрегиональному сотрудничеству и большему количеству проектов, чем когда-либо прежде. Сотрудники Dropbox создали 29на процент больше демонстраций — коротких видеороликов, демонстрирующих новую идею или продукт — по сравнению с предыдущими годами, в том числе тех, которые будут реализованы компанией. Г-жа Коллинз говорит, что «прекращение совместной работы на основе местоположения позволило появиться более разнообразным идеям».

17 000 Сотрудники Ericsson недавно приняли участие в 72-часовом массовом виртуальном обсуждении

Тем не менее, Оливье Десби, руководитель отдела прогнозирования страховых компаний Axa, говорит, что переход на виртуальные мозговые штурмы требует более тщательной подготовки. «Люди склонны говорить вежливо, один за другим, а не цепляться за идеи друг друга». Он использует пример виртуальной дискуссии о будущем страховой отрасли. Заранее участникам разослали материал для чтения и попросили подготовить идеи.

«Обычно очный семинар, который изначально планировался на полдня, заканчивался 90-минутным онлайн-сеансом, — говорит он. В онлайн-сеансах мозгового штурма используются такие инструменты, как Miro, цифровая доска, генерирующая идеи на виртуальных стикерах, а также приложение Klaxoon для голосования за фаворитов.

Тристрам Карфрэ, заместитель председателя британской проектно-конструкторской группы Arup, считает, что переход на удаленные совещания дает возможность вовлечь в онлайн больше сотрудников из различных областей и направлений. Ему также нравится возможность смешивать текстовый и разговорный чат. «Некоторые люди предпочитают разные способы общения. Все участники видеоконференции, кажется, чувствуют себя в состоянии высказаться. В физическом местоположении это часто относится к старшинству. И некоторые люди все говорят».

Рабочий звонок из дома в Zoom. Виртуальные инструменты изменили настроение в Color с чувства обреченности на оптимизм © Чарли Бибби/FT

Технологическое преимущество

В конце концов именно виртуальные инструменты превратили настроение в Color из обреченного в оптимистическое. С Microsoft Teams, говорит г-н Горал, они вскоре поняли, что близость не так важна, как они думали. «Возможность для нескольких людей взаимодействовать с одним и тем же экраном с помощью Share-Content была огромной для наших творческих команд. Приложение «Белая доска» отлично подходит для творческих концептуальных встреч, предоставляя общее пространство в реальном времени, которое также идеально подходит для большого количества дурачества».

В долгосрочной перспективе технологии будут способствовать творчеству, говорит Шон Ринтел, главный исследователь Microsoft. Использование гарнитур дополненной или виртуальной реальности для «преодоления физического и цифрового разрыва и улучшения как полностью удаленных совещаний, так и будущих гибридных совещаний. . . [может] открыть возможность для удаленного взаимодействия друг с другом, которое выходит далеко за рамки того, что физически возможно». Это может включать в себя анонимные вклады, чтобы идеи оценивались по их достоинствам, а не по человеку, который их представляет, что может помочь уменьшить предвзятость или помешать группе уступать место старшинству.

Пол Леви, старший преподаватель Брайтонской школы бизнеса, скептически относится к попыткам технологических компаний создать виртуальные случайные пространства, такие как «гостиные» на онлайн-конференциях. «Всякий раз, когда мы пытаемся создать спонтанность в цифровом мире, мы теряем интуитивную прозорливость, потому что создали ее сами. Я очень сомневаюсь, что мы когда-нибудь откроем алгоритм интуитивной прозорливости».

Сотрудник работает за столом во время первого этапа расселения офисов в Лондоне в июне © Chris Ratcliffe/Bloomberg

Поскольку организации планируют будущее после пандемии, большинство из них предусматривают гибридную модель работы — сочетание работы в офисе и работы на дому. Эшли Голдсмит, директор по персоналу в Workday, компании-разработчике программного обеспечения, видит офис будущего «больше как« центр », где [сотрудники] могут встречаться с коллегами для совместной работы». Креативность будет одним из соображений при определении того, как сотрудники проводят свой день: групповое решение проблем в офисе или непрерывная сосредоточенность дома.

Домашнюю работу слишком легко обвинить в проблемах на работе, а офис стал талисманом. Профессор Рен говорит: «Мы любим, когда у нас его больше нет. В течение многих лет мы жаловались на приход в офис, теперь мы свободны от офиса, мы жалуемся. Я был в крупных корпорациях на протяжении десятилетий, я был на бесконечном количестве совещаний. В любой работе есть простор для творчества, есть инновации, но не стоит себя обманывать. Современные корпорации [построены] на рутине, процессах, которые не способствуют творчеству».

Некоторые утверждают, что потребность белых воротничков в творчестве чрезмерна. Тенденция наполнять работу знаниями творчеством была вызвана расширением университетского образования после Второй мировой войны и увеличением количества выпускников, выходящих на рынок труда. Андре Спайсер, профессор организационного поведения в City Business School, говорит, что креативность стала способом умиротворения образованных работников, поскольку «компаниям нужно, чтобы скучная работа казалась интересной». Эта тенденция усилилась в 19 в.90-е с игривыми интерпретациями рабочего места технологических компаний с упором на настольный футбол, горки в помещении и телефонные будки.

Рабочие фабрики Christian Dior производят дезинфицирующие средства для рук в больницах Парижа в марте прошлого года © LVMH/AFP via Getty Images

Никил Саваль, автор книги Cubed: The Secret History of the Workplace , подозревает, что менеджеры жалуются на снижение креативности как на «способ попытки прикрыть контроль — люди думают, что вам нужны офисы, [чтобы] убедиться, что люди в очереди ». Точно так же он добавляет, что офисы с открытой планировкой «рационализируются как упражнение в творчестве. [Но] во многом потому, что они дешевле».

Создание условий для процветания творчества — проблема, о которой давно спорят менеджеры и ученые. Профессор Рен говорит: «Творчество — это тщательный баланс между генерированием идеи и работой над ней, баланс совместной работы и работы в одиночку». Если в эксперименте с домашним заданием страдает креативность, предлагать офис в качестве решения может быть слишком упрощенно. Стресс из-за потери работы, большой рабочей нагрузки и социальных ограничений в условиях глобальной пандемии также будет препятствовать творчеству.

Тем не менее, финский профессор инноваций настроен оптимистично. «Никто не говорит, что это было легко, но люди упорны. И люди создали потрясающие произведения искусства и новые компании во время бушующих войн». Он надеется, что «мы избавим пандемию от осознания того, что творчество — это тяжелая работа».

Преднамеренная практика и предлагаемые ограничения влияния практики на достижение экспертных результатов: почему исходное определение имеет значение и рекомендации для будущих исследований

Введение Роль преднамеренной практики в достижении экспертных результатов» в 1993 году концепция преднамеренной практики привлекла большое внимание.

Осенью 2019 года, более 25 лет спустя, Google Scholar сообщил о более чем 10 000 цитирований этой статьи и более 35 000 статей, содержащих словосочетание «преднамеренная практика» из 1993 на сегодняшний день, по сравнению с менее чем 500 случаями до 1993 г. Важно отметить, что Ericsson et al. (1993) определили термин преднамеренная практика как индивидуализированная уединенная практика классической инструментальной музыки под руководством квалифицированного учителя. Этот тип практики требует соблюдения нескольких различных критериев. Некоторые ранние исследователи заметили, что в спорте редко встречаются условия для преднамеренной тренировки (Starkes et al., 1996). Совсем недавно Бейкер и соавт. (2005, стр. 65) утверждал, что преднамеренная практика «основана на концепции, что это не просто обучение любого типа, но и участие в определенных формах практики, которые необходимы для достижения опыта». Была представлена ​​преднамеренная практика (Ericsson et al., 1993) в результате поиска данных об оптимальном обучении и повышении производительности. Это исследование было попыткой выяснить, можно ли найти примеры в повседневной жизни, соответствующие удивительно значительному улучшению производительности памяти (более 1000%), продемонстрированному студентом колледжа после сотен часов продолжительной практики (Ericsson et al., 1980). ).

Область музыки исторически использовала индивидуальную подготовку студентов очной формы обучения преподавателями и накапливала знания об эффективном обучении в течение нескольких столетий. В международной музыкальной академии лучших скрипачей сравнивали с менее опытными опытными скрипачами, и было обнаружено, что в процессе своего музыкального развития они занимались более уединенной практикой (Ericsson et al., 19).93). Последующие исследования подтвердили, что увеличение количества определенных видов практики коррелировало с более высокими уровнями достигнутых результатов в широком диапазоне областей (Ericsson, 1996, 2003, 2007; Ericsson and Lehmann, 1996; Ericsson et al., 2018). Эти результаты побудили ряд редакторов журналов направить специальные выпуски, посвященные дискуссиям о роли природы и воспитания в развитии знаний в таких журналах, как International Journal of Sport Psychology (Baker and Davids, 2007), Исследования высоких способностей (Stoeger, 2007) и Интеллект (Деттерман, 2014).

Спустя более десяти лет после первоначальной публикации статьи, предлагающей преднамеренную практику, Gladwell (2008) опубликовал свою очень популярную книгу Outliers , посвятив целую главу теме «правила 10 000 часов» и процитировав нашу статью ( Ericsson et al., 1993) в качестве основного эмпирического доказательства правила. В этой главе Gladwell (2008) предположил, что необходимо минимум часов практики, и что это число было «магическим числом для истинного мастерства: десять тысяч часов». Хотя наше исследование показало, что для достижения результатов международного уровня требовался длительный период обучения и практики, не было доказательств магического числа. Фактически, для победы на международных конкурсах пианистов, по оценке первого автора, более точным было бы около 25 000 часов (Ericsson, 2013). Что еще более важно, Gladwell (2008) никогда не упоминал термин «преднамеренная практика» в своей книге, а говорил только о практике в целом. Обсуждаемые им примеры людей, преодолевших границу в 10 000 часов и достигших успеха мирового уровня, явно включали многие виды практической деятельности, которые нарушали критерии преднамеренной практики, такие как публичные выступления и работа. Как это часто бывает при популяризации идей, они упрощаются и теряют свой первоначальный смысл. Правило 10 000 часов интерпретировалось как утверждение, что если человек не занимается деятельностью в течение 10 000 часов, он не сможет достичь совершенства и мастерства. Более популярная интерпретация гласит: ««10 000 часов» успешны как мем, потому что он говорит людям то, во что они хотят верить, что при достаточной практике каждый может возжелать навыков гения. Дело не столько в том, что люди хотят стать музыкантами мирового класса или ведущими физиками, сколько в том, что у них есть потенциал стать такими, если они захотят, если будут достаточно практиковаться» (Hacker news, 2017). Суть распространенного мнения состоит в том, что решающим фактором, определяющим достигнутые результаты, является то, как долго человек занимается, что может быть измерено количеством расчетных часов, которые конкретный человек практиковал.

Можно оценить обоснованность этого убеждения, проведя метаанализ корреляции между накопленным объемом практики и достигнутыми результатами в широком диапазоне областей. Макнамара и др. (2014) провели первый метаанализ и выявили более 9000 исследований, в которых были найдены ключевые слова, такие как «практика», «преднамеренная практика» и многие другие связанные термины. Они также требовали, чтобы «отчет об исследовании ссылался по крайней мере на одну публикацию Эрикссона и его коллег о преднамеренной практике» (стр. 1610) и чтобы отчет об исследовании содержал информацию о накопленном объеме практики и измерении или показателе производительности. Исследования, отвечающие этим критериям, предоставили данные для их метаанализа. Макнамара и др. (2014) утверждали, что их анализ позволит оценить Ericsson et al. (1993) «Влиятельный преднамеренно-практический взгляд на экспертную деятельность. Эта точка зрения утверждает, что экспертная работа 90 337 в значительной степени отражает накопленный объем преднамеренной практики 90 338» (Macnamara et al., 2014, стр. 1608, курсив добавлен). Из множества идентифицированных исследований они выбрали 88 исследований, в которых измерялось «накопленное количество одного или нескольких действий, интерпретируемых как преднамеренная практика» (стр. 1611, курсив добавлен). Они не использовали определение, предложенное в оригинальной статье (Ericsson et al., 19).93), но выбрал более общее описание из статьи (различия между определениями будут более подробно обсуждаться далее в этой статье). Они интерпретировали определение следующим образом: « преднамеренная практика , которая была определена как участие в структурированных действиях, созданных специально для повышения производительности в предметной области» (Macnamara et al., 2014, стр. 1608). Их мета-анализ пришел к выводу: «Мы обнаружили, что преднамеренная практика объясняет 26% различий в производительности в играх, 21% в музыке, 18% в спорте, 4% в образовании и менее 1% в профессиях. Мы пришли к выводу, что преднамеренная практика важна, но не так важна, как утверждалось» (Macnamara et al., 2014, стр. 1608). Они утверждали, что их результаты оценивали связь между достигнутой воспроизводимо более высокой производительностью и накопленным объемом преднамеренной практики, но мы с этим не согласны и покажем, что их определение «преднамеренной практики» включало гораздо более широкий набор действий, таких как многие типы предметной области. конкретный опыт и соревновательные мероприятия. Опираясь на Macnamara et al. (2014, 2016) опубликовали заявления о преднамеренной практике, многие исследователи ссылались на результаты этого метаанализа, чтобы показать пределы влияния любого типа практики на производительность. Например, некоторые ученые, изучающие спорт, ссылались на эти оценки в поддержку своего утверждения о том, что остальные факторы «в значительной степени наследственны по своей природе» (Georgiades et al., 2017, p. 62), и, таким образом, результаты элитного спорта в первую очередь определяется индивидуальными различиями в генах. В недавней обзорной статье Moreau et al. (2018) процитировали метаанализ исследований, проанализированных Macnamara et al. (2014), но с ограничением только исследований спортивных результатов (Macnamara et al., 2016). Этот метаанализ был процитирован, чтобы показать, что преднамеренная практика не может объяснить сколько-нибудь статистически значимой дисперсии индивидуальных различий «в производительности среди исполнителей элитного уровня» (Moreau et al. , 2018, стр. 333). Точно так же Томас и Лоуренс (2018) проанализировали работу экспертов в различных профессиональных областях и заявили, что «преднамеренная практика не может объяснить большую часть различий в опыте» (стр. 171).

Эти утверждения об ограничениях преднамеренной практики, направленной на влияние на достигнутые уровни производительности, основаны на Macnamara et al. (2014) метаанализ. В этой статье мы покажем, что определение, принятое в двух метаанализах (Macnamara et al., 2014, 2016), привело к включению данных о производительности и практике, которые не соответствовали первоначально предложенным критериям преднамеренной практики и воспроизводимой производительности. Эрикссон и др. (1993). В следующем разделе мы опишем, как было создано первоначальное определение преднамеренной практики, а в следующем разделе мы опишем некоторые проблемы, с которыми столкнулись исследователи при определении практики, отвечающей всем критериям преднамеренной практики в областях знаний, отличных от музыки, и как это привело к необходимости различать и идентифицировать критерии для нескольких различных видов практики.

В основной части этой статьи мы рассмотрим, как наши концепции преднамеренной практики и воспроизводимых действий влияют на то, какие исследования в Macnamara et al. (2014, 2016) метаанализ отражает преднамеренную и целенаправленную практику и, следовательно, предоставляет достоверную информацию о связи между накопленной преднамеренной и целенаправленной практикой и достигнутыми результатами. Мы будем последовательно применять три критерия, чтобы позволить нам идентифицировать небольшое подмножество, которое можно согласовать как представляющее достоверную информацию, подлежащую агрегированию для оценки отношения между накопленной оценочной продолжительностью преднамеренной и целенаправленной практики и достигнутой воспроизводимой производительностью. Затем мы рассчитаем, как эта оценка может быть скорректирована с учетом затухания для надежности, и обсудим вопросы, связанные с ограничением диапазона, когда рассматриваемая общая гипотеза заключается в том, «сколько дисперсии можно учитывать на практике при анализе индивидуальных различий в производительности». Кроме того, мы обсудим несколько вопросов, касающихся силы связи между накопленным объемом преднамеренной и целенаправленной практики и достигнутой воспроизводимой производительностью, а также того, почему такие агрегированные оценки никогда не дадут точных оценок верхней границы накопленной продолжительности высокой активности. — Качественная практика может объяснить улучшение производительности. В заключительных разделах предлагается, как исследования в области генетики и подробные истории тренировок могут быть объединены для оценки относительной роли этих соответствующих факторов и их возможных взаимодействий в прогнозировании уровня результатов, достигнутых в конкретной области знаний. В нашем заключительном разделе будут представлены рекомендации для будущих исследований по развитию и приобретению экспертных результатов.

Исходное определение преднамеренной практики

Первоначальным стимулом для работы над преднамеренной практикой была цель найти эффективное обучение для достижения экспертного уровня производительности в профессиональных областях за пределами лаборатории. В исследованиях, проведенных совместно с Биллом Чейзом (Ericsson et al., 1980; Chase and Ericsson, 1981, 1982), было показано, что студенты колледжей со средними показателями в тестах способностей могут значительно улучшить свои показатели памяти, занимаясь в течение нескольких сотен часов. длительные лабораторные занятия практики, распределенные более чем на год. Следовательно, Ральф Крампе, Клеменс Теш-Рёмер и первый автор начали наше исследование с поиска «условий для оптимального обучения и повышения производительности» (Ericsson et al., 19).93, с. 367). В этой статье рассматривается столетие лабораторных исследований обучения, показавших, что производительность повышается, когда участники «сосредоточиваются на задаче и прилагают усилия для улучшения своей работы…. Испытуемые должны получать немедленную информативную обратную связь и знание результатов своей работы. Испытуемые должны многократно выполнять одни и те же или похожие задания» (стр. 367). В обзоре сообщалось о поиске таких видов деятельности с четкими целями и немедленной обратной связью и определялась область знаний с многовековым успешным производством опытных исполнителей, а именно обучение музыкантов-инструменталистов. Следовательно, в этой статье была рассмотрена повседневная деятельность студентов-музыкантов, посещающих всемирно известную музыкальную академию. Предполагалось, что избранные студенты, принятые в музыкальную академию, были сильно заинтересованы в улучшении своей работы, чтобы подготовиться к своей профессиональной карьере, и, таким образом, были способны и желали «уделять внимание задаче и прилагать усилия для улучшения своей работы» (стр. 367). Было только два типа деятельности, которые были сосредоточены на явных целях улучшения аспектов индивидуальной деятельности с установленными практическими действиями, которые предлагали немедленную обратную связь и возможности для повторения после размышлений. Первый вид деятельности включал индивидуальные уроки учащихся со своим учителем, но эти уроки обычно ограничивались примерно 1 часом в неделю. Было замечено, однако, что учитель влиял и руководил практическими занятиями вне урока, и «учитель разрабатывает практические занятия, которыми человек может заниматься между встречами с учителем. Мы называем эти практические действия преднамеренная практика » (Ericsson et al., 1993, стр. 368). В частности, «[T] чтобы обеспечить эффективное обучение, в идеале испытуемым должны быть даны четкие инструкции о наилучшем методе, и они должны находиться под наблюдением учителя, чтобы обеспечить индивидуальную диагностику ошибок, информативную обратную связь и корректирующую часть обучения. Инструктор должен организовать последовательность соответствующих учебных заданий и следить за улучшением, чтобы решить, когда переход к более сложным и сложным задачам является уместным» (Ericsson et al., 19).93, с. 367). В этой статье указывалось, что активность преднамеренной практики является особенно интересным местом индивидуальных различий в объеме практики, потому что студенты-музыканты могут контролировать, когда и как долго они занимаются этим типом практики. Следовательно, в этой статье была выдвинута гипотеза о том, что учащиеся, которые постоянно проводят больше часов в неделю за такой «практикой в ​​одиночестве», по прогнозам, значительно улучшат свое музыкальное исполнение.

Преднамеренная практика качественно отличается от большинства других форм практики. Первый критерий заключается в том, что практика предполагает индивидуальную подготовку обучаемого высококвалифицированным преподавателем. Этот учитель может оценить, какие аспекты конкретный стажер сможет улучшить за время до следующей встречи, и может порекомендовать практические приемы с установленной эффективностью. Второй критерий заключается в том, что учитель должен быть в состоянии сообщить о цели, которую должен достичь обучаемый, и что обучаемый может внутренне представить эту цель во время практики. Обучаемым сложно мысленно представить себе цель для уровня производительности, которого обучаемый изначально не может достичь. Например, для успешного овладения музыкальным произведением (см. рис. 1) обучаемые должны быть в состоянии мысленно представить желаемое звучание музыкального произведения (верхнее поле на рис. 1), чтобы иметь возможность генерировать контролируемые попытки с помощью свои инструменты, которые постепенно приближаются к этой цели (левый нижний прямоугольник). Третий критерий заключается в том, что учитель может описать практическое действие для достижения поставленной цели и что это действие позволяет обучаемому получить немедленную обратную связь по данной попытке. Например, музыкант сможет прослушать звук произведенной им попытки (правый нижний прямоугольник) и сможет заметить разницу между звучанием своей желаемой цели и своей текущей попытки, а затем сделать эти различия мишенями для создания нового звука. и лучше попытаться после возможностей для размышлений и решения проблем. Четвертый критерий заключается в том, что тренирующийся может повторять повторные попытки, которые постепенно приближаются к желаемому результату.

Рисунок 1. Три типа систем ментальных репрезентаций, которые опосредуют профессиональное музыкальное исполнение и его постоянное улучшение в ходе целенаправленной практики. Адаптировано из рисунка 6 в Ericsson (1998).

Существует дополнительный цикл обратной связи, который возникает, когда стажеры возвращаются к своему учителю на уроки и демонстрируют результаты, над которыми они работали в течение недели. Студенты получат обратную связь о том, насколько хорошо они достигли поставленных целей на предыдущем собрании, и учитель может помочь стажерам уточнить их мысленные представления, чтобы они могли надежно замечать различия, которые еще не были успешно устранены. Как только текущие цели практики достигнуты, учитель музыки определяет новые цели и связанные с ними действительные практические действия, чтобы позволить конкретному ученику продолжать улучшать свое выступление с помощью дополнительной преднамеренной практики. Структура преднамеренной практики утверждает, что опытные исполнители продолжают стремиться к более совершенным мысленным представлениям, которые обеспечивают повышенную способность контролировать производительность. Это прямо противоречит традиционным теориям приобретения повседневных навыков (Фиттс и Познер, 19).67), где люди пытаются автоматизировать свое поведение в течение нескольких недель или месяцев, чтобы свести к минимуму усилия. В поддержку экспертной оценки эффективности специалисты-исполнители могут вербализовать свои мысли во время планирования и оценки своей работы, когда их просят «поразмышлять вслух» (Ericsson, 2018a), и могут вспомнить гораздо больше актуальной информации, полученной во время краткого подвержены воздействию сложной ситуации, чем их менее успешные сверстники (Ericsson, 2018b).

Проблемы в попытках найти преднамеренную практику в областях, отличных от музыки

Как упоминалось ранее, исследователи в различных областях сообщали о трудностях с поиском практических занятий, которые точно соответствовали бы индивидуальному обучению музыке один на один. Например, Старкес и др. (1996) искали тренировочные занятия в различных видах спорта, которые были оценены как связанные с улучшением, требующие высокого уровня концентрации и не доставляющие удовольствия, но не смогли найти занятия, отвечающие всем трем критериям. Другие исследователи-первопроходцы, такие как Charness et al. (1996) сосредоточился на одной конкретной области, а именно на шахматах, и искал специфическую для предметной области практическую деятельность, такую ​​как «серьезный анализ только позиций (шахматные книги, журналы, базы данных, почтовые шахматы и т. д.)» (стр. 75), которые они называли «только серьезной практикой» или альтернативной преднамеренной практикой. Они также собрали информацию о количестве времени, которое шахматисты проводили с тренером, и обнаружили, что тренируемые игроки получали более высокие шахматные рейтинги, но также и то, что тренируемые игроки тратили больше времени на серьезную тренировку в одиночестве, поэтому независимого преимущества от количества занятий не наблюдалось. коучинг в этом образце. Однако Эрикссон и Чарнесс (1994) ясно заявил, что «самостоятельное обучение имеет большинство характеристик преднамеренной практики, но оно, вероятно, не так эффективно, как индивидуальное обучение под руководством опытного учителя» (стр. 739). Другие исследователи начали изучать менее четко определенные области знаний. Данн и Шрайнер (1999) опросили учителей, чтобы определить «преднамеренную практику как те действия, которые очень важны для повышения производительности и требуют значительных личных усилий для инициирования и поддержания» (стр. 632) в области обучения. Они попросили учителей оценить различные виды практической деятельности и определили практическую деятельность, которая имела высокие оценки релевантности для самосовершенствования в качестве учителей, предполагаемых усилий и частоты возникновения, таких как «подготовка материалов, необходимых для учебной деятельности» (стр. 636). Во втором исследовании у них были опытные учителя, определенные как люди с более чем 10-летним опытом, которые вели дневник своей различной деятельности в течение недели. Это исследование представляет собой интересную попытку определить действия, называемые преднамеренной практикой, которые некоторые опытные учителя могли бы использовать для улучшения своей преподавательской деятельности на протяжении всей своей карьеры. Тем не менее, не было ни объективного измерения эффективности преподавания, ни определения конкретных целей для улучшения аспектов производительности наряду с эффективными практическими задачами, ни наблюдения за обучением со стороны квалифицированного учителя. Исследователи в нескольких областях знаний заинтересовались идеей определения практических действий, в которых участвовали бы эксперты для достижения более высокого уровня объективной производительности. В то же время важно отличать поиск такой деятельности от первоначального определения преднамеренной практики (Ericsson et al., 19).93), который относится к индивидуальному обучению, разработанному учителем в области с хорошо развитыми знаниями об эффективных методах улучшения аспектов производительности.

Когда Ericsson et al. (1993) определили преднамеренную практику, они создали проблему, введя только одно новое понятие. Существует ряд практических действий, которые не соответствуют всем критериям преднамеренной практики, но все же связаны с повышением производительности. Совсем недавно Эрикссон и Пул (2016) рассмотрели эту концептуальную путаницу и предложили термин 9.0337 Целенаправленная практика для индивидуальных практических действий, которые стажер выполняет для улучшения своей работы, но без помощи учителя, обладающего обширными знаниями эффективных методов практики. Этот тип практики хорошо иллюстрируется серьезной практикой в ​​одиночку в шахматах (Charness et al., 1996), в SCRABBLE (Moxley et al., 2019), в дартс (Duffy et al., 2004), в боулинге (Harris, 2008) и многих индивидуальных видов спорта, таких как бег (Young and Salmela, 2010). Кроме того, Эрикссон и Пул (2016) предложили термин наивная практика , для практики, включающей просто участие в деятельности, относящейся к предметной области, такой как игры с друзьями и другими людьми в теннис, гольф и футбол. В случае людей, работающих в различных профессиях, наивная практика будет заключаться в простом выполнении работы в ответ на требования, которые обычно возникают под действием внешних факторов.

Оценка возможности модификации результатов эксперта в ответ на преднамеренные действия

Сложно попытаться измерить максимальную степень, в которой практика может влиять на уровень достигнутых результатов, но можно определить несколько необходимых шагов. Первый шаг будет включать описание и четкое определение вида практики, подлежащей изучению. Это имеет решающее значение для исследований преднамеренной практики, которая была определена как совершенно иной тип практики по сравнению с типичным участием в деятельности в предметной области. Второй шаг включает объяснение того, как можно описать и измерить индивидуальные различия в количестве и качестве практической деятельности, накопленной в ходе предшествующего развития человека в предметной области. Связанный с этим вопрос касается возможности создания индексов, которые позволили бы количественно оценить некоторые из этих различий, что позволило бы связать индивидуальные различия в аспектах накопленной практики с достигнутыми результатами. Третий этап предполагает оценку отношений между этими показателями практики и уровнем достигнутых результатов. В следующем разделе мы обсудим, как взаимосвязь между накопленной практикой и достигнутыми результатами, а также другие типы данных предоставляют информацию о пределах практики для улучшения результатов.

Различия в двух определениях преднамеренной практики Ericsson et al. (1993) и Macnamara et al. (2014, 2016)

Ранее мы описали, как разные исследователи пытались определить преднамеренную практику в других областях, помимо музыки. Самая общая идея, которая была вызвана нашей работой над преднамеренной практикой, привела к поиску действий, которыми мотивированные люди занимаются с явной целью попытаться улучшить свои воспроизводимо более высокие результаты в какой-то области знаний. В соответствии с их поиском преднамеренной практики Macnamara et al. (2014, стр. 1608, курсив добавлен) представили свое определение «преднамеренной практики», которое Ericsson et al. определяет как участие в структурированных действиях, созданных специально для повышения производительности в домене». Хэмбрик и др. (2014) также сделали акцент на действиях, которые были специально разработаны для повышения текущего уровня производительности. Нет никаких разногласий в том, что цель повышения производительности является одной из характеристик преднамеренной практики, и Ericsson et al. (1993) даже писали, что «преднамеренная практика — это строго структурированная деятельность, явной целью которой является повышение производительности» (стр. 368). Однако это предложение было определением преднамеренной практики не в большей степени, чем истинное утверждение, что «собака — это животное», подразумевало бы вывод, что «все животные — это собаки». Чтобы избежать путаницы между нашим первоначальным определением преднамеренной практики и определением преднамеренной практики, представленным Макнамарой, Хэмбриком и их коллегами, мы будем ссылаться на их определение как 9. 0337 структурированная практика , что согласуется с терминологией, предложенной Hüttermann et al. (2014).

Макнамара и др. (2014) определение структурированной практики очень широкое и включает в себя ряд практических мероприятий, разработанных учителями, студентами, группами и отдельными лицами с целью улучшения. Для Hambrick et al. проблем гораздо меньше. (2014), потому что они ограничили свой метаанализ исследованиями только из двух областей знаний, а именно шахмат и музыки, где пара новаторских исследований предлагала хорошо задокументированные учебные мероприятия. Определение структурированной практики имеет прямые последствия для включения наборов данных в Macnamara et al. (2014) метаанализ. Например, в некоторых из включенных исследований изучалось образование медсестер (Snelling et al., 2010) и измерялось количество часов, проведенных на лекциях и семинарах, как показатель накопленной практики. В целом, во многих других включенных исследованиях использовались самоотчеты о часах обучения в качестве единственного показателя часов накопленной структурированной практики. Эти исследования встретились с Macnamara et al. (2014) критерии включения, поскольку все они цитировали одну и ту же статью, в которой первый автор был соавтором. В этой статье Плант и соавт. (2005) предположили, что обучение не является преднамеренной практикой, но заявили в названии, что существуют «последствия преднамеренной практики для академической успеваемости» (стр. 9).6). Весь документ был посвящен предложению, «что различия между преднамеренной практикой и другими видами практики могут быть применены к учебе и что это различие может, по крайней мере частично, объяснить, почему меры, объединяющие все виды учебной деятельности в школьной системе, не применимы». достоверные предикторы оценок» (стр. 99). Дополнительные доказательства того, что включение этих статей об образовании и учебе не подходит для оценки преднамеренной практики, очевидны, если обнаружить, что почти во всех этих исследованиях цитировались только работы Plant et al. (2005) и даже не упомянули термин преднамеренная практика в тексте своих статей. В более общем плане практическая деятельность, связанная с изучением учащимися материала в рамках одного курса, не может быть изолирована от их предшествующего обучения в школьной системе в течение более десяти лет, и, кроме того, структура этой деятельности недостаточно хорошо изучена, чтобы мы могли классифицировать ее. этот тип практики осмысленно (Plant et al., 2005). Их результаты далее в данной статье рассматриваться не будут. В других исследованиях командных видов спорта было собрано количество часов, проведенных в организованных командных мероприятиях. Например, Хелсен и др. (1998) изучали командную практику футболистов, в которой основное внимание уделялось играм, тактике, техническим навыкам и индивидуальным действиям, таким как бег и силовые тренировки. Когда команды тренируются в группах, часто невозможно индивидуализировать тренировки для каждого игрока. Важно отметить, что организованное командное обучение может быть достаточно эффективным для повышения производительности, но оно не отвечает всем критериям целенаправленной практики.

Оценки, использованные Macnamara et al. (2014) последовательно агрегировали качественно разные виды деятельности. Например, Бейкер и др. (2003) сообщили о расчетном количестве времени, затрачиваемого на различные виды деятельности для спортсменов государственного и международного уровня. Макнамара и др. объединили различия по всем видам деятельности, хотя для некоторых из включенных видов деятельности, таких как количество часов, проведенных за просмотром своего вида спорта по телевизору, спортсмены государственного уровня тратили почти в два раза больше часов, чем спортсмены международного уровня. В других видах деятельности, таких как часы индивидуальных занятий с тренером, спортсмены международного уровня сообщают, что тратят в восемь раз больше часов, чем спортсмены государственного уровня. Точно так же Macnamara et al. (2014) объединили корреляции часов занятий в одиночку и с другими в единую оценку для игроков в боулинг в исследовании Harris (2008).

Вместо того, чтобы просто критиковать включение величины эффекта из этих исследований в этот мета-анализ, мы предложим, как исследования могут быть повторно проанализированы таким образом, чтобы показать, как эти величины эффекта или, по крайней мере, некоторые из величин эффекта, может предоставить информацию, относящуюся к нашему исследованию аспектов преднамеренной практики. Мы организуем эффекты практических действий в соответствии с тремя типами практики, выделенными Эрикссоном и Пулом (2016), а именно преднамеренной, целенаправленной и наивной практикой, а также структурированной практикой, предложенной Hüttermann et al. (2014).

Преднамеренная практика

Когда мы изучили любую практическую деятельность, описанную во всех исследованиях, включенных в метаанализ, мы обнаружили, что очень немногие из них соответствуют всем критериям нашего определения преднамеренной практики. Только небольшое меньшинство описало учителей/тренеров, которые оценивали индивидуальную успеваемость обучаемых, а затем рекомендовали конкретные практические занятия с немедленной обратной связью.

Целенаправленная практика

Мы обнаружили значительно большее количество практических занятий, в которых стажеры занимались в одиночку с целью улучшения определенных аспектов деятельности без регулярного доступа к индивидуальной оценке и руководству со стороны конкретного тренера или учителя. Этот тип одиночной практики вряд ли когда-либо полностью независим от учителей и их знаний об эффективном обучении. Вполне вероятно, что эти люди время от времени встречались с тренером, беседовали с более опытными спортсменами в рамках одного и того же спортивного мероприятия или читали книги, описывающие соответствующие тренировочные занятия. Хотя люди тренируются сами, некоторые из них будут знать о практических занятиях с немедленной обратной связью по их результатам, таких как интервальные тренировки и тренировки с отягощениями, и, таким образом, заниматься достаточно эффективно даже без тренера, который контролирует и направляет подробные цели для своих целей. упражняться. Чтобы справиться с этой проблемой, мы будем консервативны и классифицируем уединенную практику как целенаправленную практику, когда эта деятельность не проводится с регулярными индивидуальными встречами и руководством конкретного учителя или тренера. Кроме того, мы исключили оценки практики, где невозможно было определить, сколько времени было потрачено на практическую деятельность, отвечающую критериям целенаправленной практики.

Структурированная практика

Этот тип практической деятельности лучше всего иллюстрируется структурированной практической деятельностью, проводимой тренерами команд или учителями групп студентов. То есть стажеры участвуют в групповых мероприятиях, разработанных тренером или учителем, и эти мероприятия не индивидуализированы и не адаптированы к их текущему уровню навыков и возможностям для улучшения конкретных аспектов их текущей деятельности. Многие оценки практики, извлеченные из включенных спортивных исследований, было бы наиболее уместно классифицировать как связанные со структурированной практикой.

Наивная практика

В описании характеристик преднамеренной практики Ericsson et al. (1993) явно противопоставили его работе и игровой деятельности, которые мотивированы другими факторами, а не целью улучшения определенного аспекта производительности. Основная проблема со многими оценками часов участия в практических действиях заключается в том, что включенные практические действия настолько широки, что они наверняка включают значительную часть наивной практики. Например, организованная тренировка для команд включает тренировочные игры между различными группами спортсменов, участвующих в командной тренировке. В других случаях исследователи просили своих участников, таких как игроки в SCRABBLE (Halpern and Wai, 2007), дать единую оценку того, сколько времени они играли и тренировались в неделю. Некоторые исследователи собирали данные о том, сколько времени участники проводили за играми, а также о количестве времени, проведенном в командной практике, что позволило им оценить относительное влияние участия в этих различных видах тренировочной деятельности, но многие этого не сделали.

Количественная оценка количества и качества практики, накопленной за весь период развития

Трудно вспомнить и оценить практическую деятельность, которой занимались опытные исполнители во время своего развития выступления до элитного уровня. В большинстве областей знаний развитие элитного мастерства может охватывать период от 5 до 30 лет, и элитные исполнители часто достигают наивысших результатов в своей карьере в возрасте от 15 до 40 лет (Ericsson and Lehmann, 19). 96; Хауген и др., 2018). Следовательно, исполнители, соревнующиеся на международном уровне, часто накапливают от 3 000 до 40 000 часов участия в деятельности, связанной с предметной областью, прежде чем они достигают своего наивысшего уровня производительности (Baker and Young, 2014). Количество, качество и конкретный тип практической деятельности будут резко меняться с момента, когда ребенок впервые вовлечется в предметную область, и до тех пор, пока он не достигнет наивысшего уровня производительности. Эрикссон и др. (1993) обнаружили, что музыкальная практика часто организуется по еженедельному графику, когда стажер встречается с учителем один раз в неделю, а затем занимается в обычное время каждый будний день. С повышением мастерства стажер постепенно увеличивает продолжительность своих ежедневных занятий примерно с 15–20 минут в день до 4–5 часов в музыкальной академии. Высокая степень организации практики позволяет музыкантам давать обоснованные оценки своего недельного объема практики за каждый год своего развития. Эрикссон и др. (1993) были явно сосредоточены на студентах-музыкантах, которые работали полный рабочий день над улучшением своего выступления в качестве своей основной цели, а в последующем исследовании Крампе и Эрикссон (1996) расширили свою работу, чтобы изучить пианистов-любителей и профессиональных пианистов в возрасте от 52 до 68 лет. . Они обнаружили, что после окончания музыкальной академии время, затрачиваемое на одиночную практику, уменьшилось из-за профессиональных обязательств, связанных с публичными музыкальными выступлениями и предоставлением уроков музыки студентам-музыкантам, как показано на рис. 2.9.0003

Рисунок 2. Ретроспективные оценки еженедельной практики пианистов в зависимости от возраста. Данные на левой панели агрегированы для молодых и пожилых пианистов. Точки данных выше минимального возраста (20 лет для молодых пианистов и 52 года для пианистов старшего возраста) включают не менее 50% участников в каждой группе (воспроизведено с разрешения на рис. 7 в Krampe and Ericsson, 1996).

Krampe и Ericsson (1996) обнаружили, что опытные пианисты старшего возраста, занимаясь по 10–15 часов в неделю, могли не уступать молодым опытным пианистам в выполнении задач, характерных для музыкального исполнения. Среднее количество часов накопленной практики только для опытных пианистов старшего возраста составило 57 739 часов.( SD = 20 159) по сравнению с 17 927 часами (90 337 SD 90 338 = 6 615) для молодых специалистов (Krampe, 1994). Несмотря на то, что они накопили примерно на 6 стандартных отклонений больше часов практики, чем молодые эксперты, результаты старших экспертов не были выше. Было ясно, что практика, которой они занимались после окончания академии и начала профессиональной карьеры, не позволяла им продолжать попытки улучшить свою работу выше ее нынешнего уровня под руководством преподавателя. Большая часть этой практики была сосредоточена на простом поддержании уже достигнутой производительности, а Крампе и Эрикссон (1996) назвал эту практику «практикой технического обслуживания». Они обнаружили, что вместо того, чтобы использовать накопленную практику за всю свою карьеру, мера их недавней тренировочной активности лучше предсказывала их текущий уровень производительности. Если музыкант перестает заниматься музыкой на несколько лет, хорошо известно, что он или она не может вернуться к игре на своем инструменте на высоком уровне без предварительной длительной практики. Крампе и Эрикссон (1996) обнаружили, что накопленный объем одиночной практики за последние 10 лет был мерой, которая лучше всего предсказывала индивидуальные различия в производительности участников при выполнении ряда экспериментальных задач, в том числе когда анализ ограничивался более старшими и младшими. опытные пианисты. Точно так же Charness et al. (1996) отметил, что на текущий шахматный рейтинг шахматистов старшего возраста особенно повлиял их недавний уровень практики, и он менее точно предсказуем накопленной практикой за всю их карьеру, когда предсказуемость сравнивалась с юными шахматистами. Мы полагаем, что эти факторы влияют на объем накопленной практики, необходимой для достижения уровня мастера шахмат, по оценке Гобета и Кампителли (2007). Гобе и Кампителли сообщили, что количество накопленных часов одиночной практики колеблется от 1612 до 14,19 часов.6, чтобы достичь уровня мастера по шахматам — уровня, соответствующего примерно 1% лучших игроков турнира в данной стране. Мы думаем, что часть изменчивости этих цифр, вероятно, зависит от того, оставались ли игроки полностью привержены совершенствованию своих шахматных навыков на протяжении всей своей карьеры или у них были периоды менее интенсивного обучения шахматам, когда они играли в обществе и лишь изредка занимались в одиночку. Точно так же Platz et al. (2014) заметили, что Копьес и Ли (2008) представили оценки накопленного количества часов музыки для чтения с листа как за период до 18 лет, так и за всю жизнь участников. Платц и др. (2014) рекомендовали использовать первую оценку, поскольку эта оценка не искажается увеличением из-за возраста без документально подтвержденных усилий по улучшению. Хотя корреляция с показателями чтения с листа была больше для этой оценки, Macnamara et al. (2014) выбрали пожизненные оценки с более низкой корреляцией с производительностью. Крайне важно, чтобы будущие исследования отличали периоды, когда люди полностью привержены достижению своих самых высоких уровней, от тех периодов, когда они в основном занимаются практикой для поддержания своих результатов, или периодов, когда они перестают заниматься предметной областью.

Проблема возвращения к прежнему уровню мастерства после периода бездействия была исследована в области решения кроссвордов (Moxley et al., 2015) и исключительной памяти (Yoon et al., 2018) . В будущих исследованиях должно быть возможно выявить цели одиночной практической деятельности в разные периоды жизни человека, чтобы можно было идентифицировать и анализировать периоды целенаправленной практики в отличие от поддерживающей практики. Качество практики оценить труднее, чем количество. В настоящее время есть исследования, показывающие, что самостоятельная практика не обязательно является эффективным обучением и, следовательно, не приведет к улучшению достигнутого музыкального исполнения. Одинокая практика многих начинающих студентов-музыкантов не предполагает целенаправленных усилий по изменению (улучшению) своего исполнения. Видеозапись одиночных занятий детей от 7 до 9 летлет показали, что эти дети не были способны распознавать ошибки и просто несколько раз проигрывали назначенное музыкальное произведение, практически без каких-либо улучшений (McPherson and Renwick, 2001). Мотивация людей к совершенствованию имеет большое значение, и Эванс и Макферсон (2014) обнаружили значительную корреляцию между количеством практики и достигнутыми результатами только для детей, которые сообщили о желании освоить свой инструмент. В крупномасштабном опросе нескольких тысяч молодых людей (возраст 6–19) музыканты Халлам и др. (2012) обнаружили, что с повышением уровня достигнутого музыкального исполнения (оцениваемого с помощью объективных тестов) музыканты занимались больше времени, использовали более эффективные стратегии занятий и полагались на использование метронома и магнитофонных записей своей музыкальной практики и публичного выступления.

Есть еще одна проблема, связанная с измерением только продолжительности обучения. Например, когда спортсмены развивают силу и мощность, они участвуют в небольшом количестве попыток с почти максимальным усилием. Этот тип упражнений можно выполнять только в течение короткого времени, пока не наступит мышечная усталость. Как следствие, исследователи обнаружили, что в видах спорта, требующих спринтерской и взрывной силы в течение коротких периодов времени, более важным является эффект очень высокой интенсивности по сравнению с продолжительностью. занятия с целенаправленной практикой и достигнутой производительностью (MacInnis and Gibala, 2017). В целом, во многих спортивных мероприятиях более важно генерировать максимальную интенсивность в течение коротких периодов времени, которые можно контролировать с помощью физиологических показателей, таких как частота сердечных сокращений, а не увеличивать продолжительность тренировок с более низкой интенсивностью (Муджика, 2010). В этих случаях люди могут извлечь пользу, чаще занимаясь этими видами деятельности в течение недели, а не продлевая продолжительность отдельных занятий.

Наконец, когда много лет или даже десятилетий спустя у экспертов-исполнителей берут интервью об их практике в течение всего периода их развития, они, вероятно, испытывают трудности с вспоминанием отдельных сессий и вынуждены оценивать и делать выводы о количестве часов участия в деятельности, связанной с предметной областью, на основе их распорядок дня. Во многих областях люди участвуют в организованных тренировочных мероприятиях по командным видам спорта и другим видам спорта под руководством тренеров и учителей. В некоторых областях люди устанавливают ежедневные расписания, когда у них есть планы заниматься практикой каждый будний день в течение определенного периода времени, но им иногда нужно менять свои планы, чтобы приспособиться к необходимости поиска врача, дантиста или других видов услуг. перерывы в расписании тренировок. Эта закономерность наблюдалась у музыкантов в музыкальной академии Ericsson et al. (1993). Эти музыканты оценили свою типичную недельную практику в одиночку, умножив прогнозируемое ежедневное время репетиций. Эти оценки коррелировали [ r (28) = 0,74] со временем для этого типа практики, полученным из их ежедневных дневников, заполняемых каждый день в течение последующей недели. Интересно, что музыканты также оценивали свое недельное время для отдыха, но эти оценки не имели значимой корреляции [ r (28) = 0,082] со временем для отдыха, полученным из дневников.

Одна из самых амбициозных попыток сопоставить продолжительность на основе еженедельных дневников и оценок еженедельной вовлеченности была предпринята в шахматах de Bruin et al. (2008). Они поручили своим шахматистам вести еженедельные дневники в течение трех разных недель в течение года. Дневниковые данные были преобразованы в еженедельные оценки серьезных занятий шахматами, и было обнаружено, что они коррелируют [ r (34) = 0,60] с недельной оценкой, данной за текущий год. Эти данные свидетельствуют о том, что музыканты и шахматисты смогли оценить количество часов тренировок в неделю за текущий год с корреляцией между 0,60 и 0,75.

В соответствии с различием между тренировкой и игрой Хопвуд (2015) обнаружила разумную надежность для целенаправленной практики в своем обзоре воспоминаний о тренировочной деятельности в спорте, но значительно более низкую надежность для оценок неформальной спортивной деятельности. Уорд и др. (2007) дважды просили группу участников оценить их годовую практику. Они обнаружили высокую надежность оценок только за самые последние 5 лет, но оценки для практики с более длительными интервалами значимо не коррелировали. Более достоверные меры погрешности оценки были найдены для сравнения предполагаемых часов тренировок спортсменов с оценками, данными их родителями. Бейкер и др. (2003) обнаружили корреляцию r = 0,59 ( p < 0,05) между оценками спортсменов и их родителей. Не проводилось исследований, в которых собирались одновременные дневниковые данные о еженедельной практике начинающих специалистов на протяжении всего их развития. Полученные данные свидетельствуют о надежности в диапазоне 0,6–0,8 за последние год или два. Вполне вероятно, что надежность и точность оценок недельной практики на целых 15–20 лет раньше будут значительно ниже. Разумная оценка надежности этих практических оценок, таким образом, будет равна 0,6, что позже будет использовано для корректировки корреляций для затухания. Существуют и другие методологические различия, которые будут влиять на надежность и достоверность оценок практики. В оригинальном исследовании Ericsson et al. (1993) попросил участников оценить, сколько раз они занимались в одиночку каждый год с тех пор, как начали играть на музыкальном инструменте. Это исследование и другие, использующие аналогичную методологию, показывают, что участие в практике резко меняется в зависимости от карьеры человека в этой области.

Существует ряд исследований, в которых не собиралась подробная информация о практике участников за всю их карьеру. Например, Ховард (2012) попросил своих участников, участвовавших в интернет-опросе по шахматам, дать только две оценки их недельной оценки изучения шахмат. Одна оценка представляла собой среднее еженедельное изучение в прошлом году, а второй вопрос звучал так: «Сколько часов в неделю в среднем вы занимаетесь шахматами с тех пор, как серьезно занялись игрой?» (Ховард, 2012, стр. 362). Было бы очень трудно дать точный ответ на этот вопрос, учитывая, что занятость существенно менялась в течение предыдущих десятилетий, о чем свидетельствуют профессиональные музыканты, среднее недельное время которых колебалось от 3 до 32 часов в неделю на разных этапах их карьеры. на рисунке 2. Средний возраст участников Говарда был немного моложе, чем у музыкантов, но средний возраст все еще составлял 35 лет, и Ховард (2012) не представил доказательств того, что его участники могли точно оценить свою среднюю еженедельную вовлеченность с помощью единый номер. Следовательно, мы не будем включать данные Howard (2012) о практике в наш метаанализ.

В более общем плане характер и структуру участия в практической деятельности будет очень трудно точно вспомнить много лет спустя. Эти вопросы должны быть менее проблематичными для практической деятельности, отвечающей критериям преднамеренной практики в областях с установленным учебным планом, предписывающим определенный прогресс мастерства. В этих областях учитель будет направлять ученика к осознанной практике на протяжении всего развития. До тех пор, пока учитель обладает навыками оценки улучшаемых аспектов деятельности обучаемого и может назначить эффективную подготовку, мы можем предположить, что рекомендуемые практические действия будут эффективными, если обучаемый будет следовать инструкциям учителя и участвовать в практических действиях с полная концентрация.

Оценка корреляции между показателями предполагаемого количества накопленной целенаправленной и преднамеренной практики и достигнутой воспроизводимо более высокой производительности

В предыдущих разделах мы обсуждали, как исследования по сбору данных о различных типах показателей эффективности и практической деятельности были включены в исследование Macnamara et al. . (2014) метаанализ. В этом разделе мы попытаемся указать явные критерии для подмножества величин эффекта, включенных в их метаанализ, которые могут быть включены в метаанализ отношения между накопленной целенаправленной и преднамеренной практикой и достижением воспроизводимо более высоких показателей в области. экспертизы. В нашем обзоре мы будем очень консервативны, и некоторые из этих эффектов потенциально могли бы соответствовать нашим критериям, если бы исследователи включили больше информации и сообщили информацию о различных практических действиях. Во-первых, показатели эффективности, использованные в исследованиях, включенных в исследование Macnamara et al. (2014) будет проведен метаанализ, чтобы найти тех, кто соответствует первому критерию, заключающемуся в том, что их зависимая переменная измеряет воспроизводимо более высокие результаты в признанной области знаний (см. Рисунок 3).

Рисунок 3. Блок-схема применения пересмотренных критериев включения к оценке влияния преднамеренной практики на производительность, рассмотренная Macnamara et al. (2014).

Идентификация исследований, измеряющих воспроизводимо более высокие результаты в области знаний

В предыдущем разделе мы обсуждали проблемы с большинством исследований в области образования, включенных в Macnamara et al. (2014) метаанализ. В этих исследованиях измерялась успеваемость по одному или нескольким тестам в рамках курса или по оценкам студентов по курсу. Эти меры неприемлемы в качестве мер воспроизводимых характеристик в признанной области знаний. Когда учителя выставляют оценки за курс, оценки почти всегда являются субъективными суждениями, а не объективным показателем успеваемости. Точно так же Macnamara et al. (2014) включали эффекты из других исследований, в которых переменная производительности состояла из оценок спортсменов, музыкантов (Ruthsatz et al., 2008) и профессионалов (Sonnentag and Kleine, 2000). Например, Hendry (2012) и Memmert et al. (2010) полагались на рейтинги, созданные тренерами, для оценки результатов своих игроков. Существуют явные проблемы с достоверностью субъективных оценок, выставленных одним человеком, особенно если этот человек отвечает за принятие решения о том, сколько данный игрок будет играть во время матчей, и за другие последующие решения, касающиеся подготовки игроков. В более общем смысле неясно, как можно оценить надежность и, в частности, обоснованность этих оценок данного лица или даже группы лиц. Возможно и даже вероятно, что разные тренеры с одинаковыми, но независимыми знаниями об игроках дали бы разные оценки. Кроме того, практически невозможно изучать развитие работоспособности спортсменов, если мы не можем напрямую сравнивать оценки разных судей. Проблема сравнений особенно актуальна, если мы хотим сравнить производительность в исторический период, например, в настоящее время и 100 лет назад, или в разных странах, таких как Китай и Швеция. Рейтинги основаны на относительных суждениях о способностях и производительности, в то время как другие области знаний полагаются на измерения абсолютных объективных результатов, таких как время бега на 100 м, количество ударов для прохождения поля для гольфа и результаты турниров (Ericsson, 19).96). В областях с абсолютными измерениями можно описать эффективность отдельных лиц по уровню их конкуренции, которая будет в первую очередь на местном, региональном, государственном, национальном и международном уровнях. В этом случае существует очень тесная связь между уровнем конкуренции (относительная мера производительности) и средней производительностью участников того же уровня. В командных видах спорта производительность спортсменов часто определяется уровнем соревнований их соответствующей команды. В этих случаях менее ясно, как различия между отдельными спортсменами в командах, соревнующихся на разных уровнях, соответствуют различиям в абсолютных показателях, которые могут зависеть от индивидуальных различий между игроками в одной команде, таких как игровая позиция в команде. В нашем мета-анализе мы рассмотрим потенциальные последствия различия между относительной и абсолютной эффективностью, включив его в качестве модератора.

Некоторые исследования, включенные в Macnamara et al. (2014) метаанализ не смог предоставить доказательства воспроизводимого превосходства, например, Law et al. (2007), где только выступление на олимпийских соревнованиях приводилось в качестве доказательства превосходства сборной Греции по художественной гимнастике над сборной Канады. Это тот случай, когда авторы этого исследования могли бы предоставить данные о воспроизводимости превосходных результатов греческой команды во многих соревнованиях в течение сезона, но они этого не сделали. В нашем обзоре оценивалось, все ли исследования и связанные с ними размеры эффекта в Macnamara et al. (2014) метаанализ соответствовал критерию 1, согласно которому зависимая переменная должна была измерять воспроизводимо более высокую производительность, которая квалифицируется как мера опыта в связанной области.

Идентификация исследований, в которых практика направлена ​​на улучшение целевых результатов

В соответствии с концепцией преднамеренной практики, цели для достижения желаемого уровня результатов должны определять структуру обучения и практики, чтобы помочь обучаемым достичь этих результатов. Таким образом, практические исследования в рамках экспертного подхода будут соответствовать критерию 2 и измерять продолжительность практических занятий, которые мотивированы и предназначены для достижения более высокого уровня намеченной производительности (см. критерий 1). Это требование может показаться очевидным, если учесть большое количество данных о специфике тренировочных эффектов (Reilly et al., 2009).).

В некоторых областях, таких как музыка, было сложно найти показатели способности музыкантов исполнять заученную музыку, которые можно было бы легко и многократно применять в течение года, в отличие от использования жюри на музыкальных конкурсах. Следовательно, исследователи собрали данные о музыкальных тестах, включающих чтение с листа, когда музыканта просят сыграть незнакомое музыкальное произведение без возможности попрактиковаться. Чтение с листа — очень важная деятельность для профессиональных концертмейстеров, но большая часть обучения музыке направлена ​​на то, чтобы помочь музыкантам изучить музыкальное произведение, а затем часто запомнить его. Когда он был готов, музыкант исполнял музыкальное произведение с оркестром для большой публики. Макнамара и др. (2014) включает в себя наборы данных, которые связывают количество преднамеренной практики, направленной на то, чтобы стать солистом, с результатами тестов на чтение с листа. Леманн и Эрикссон (1996) обнаружил, что количество часов преднамеренной практики не имело значимой корреляции с эффективностью чтения с листа [ r (14) = 0,32, p > 0,05], тогда как количество часов сопутствующей деятельности значимо коррелировало с этим типом деятельности []. r (14) = 0,630, p < 0,01]. Фактически, когда репертуар чтения с листа был включен в уравнение регрессии, было объяснено около 56% дисперсии показателей чтения с листа. Следовательно, мы будем исключать величины эффекта из исследований, связывающих количество преднамеренной практики с производительностью в лабораторных задачах, таких как тесты на чтение с листа, которые явно не фиксируют квалифицированную работу, для достижения которой люди тренируются. Платц и др. (2014) провели метаанализ широкого диапазона оценок накопленного опыта, а также оценок накопленной преднамеренной практики по различным показателям выполнения тестов на чтение с листа и выполнения лабораторных заданий. Хотя в большинстве включенных исследований измерялся накопленный опыт, например количество чтений с листа, совокупная связь между накопленным опытом была впечатляющей с исправленной корреляцией r = 0,61, что составляет 36% дисперсии производительности.

Есть несколько других исследований, включенных в метаанализ, в которых накопленные оценки практики были связаны с доступными переменными производительности без предварительной демонстрации того, что практика была направлена ​​​​на улучшение каждой из этих конкретных переменных производительности. Например, накопленные оценки практики футбольных судей в исследовании Catteeuw et al. (2009) включили в свои практические оценки многие виды деятельности. Эти исследователи прямо отметили, что часы практики в основном не имели отношения к улучшению навыков, связанных с точными вызовами во время игр и проверенных сценариев. Они рекомендовали искать практические занятия, которые могли бы включать «дополнительный опыт принятия решений вне матча» (стр. 1134).

В нашем обзоре мы рассмотрели все эффекты, включенные в Macnamara et al. (2014) метаанализ, который соответствовал критерию 1 и оценивал, отражает ли показатель практики практику, направленную на улучшение целевых показателей, и что оценка накопленной практики точно представляет собой сумму времени, затрачиваемого на практические действия, направленные на улучшение целевых показателей. производительность (критерий 2, см. рис. 3).

Выявление исследований, в которых оценки накопленной практики соответствуют критериям измерения одиночной практики, направленной на улучшение результатов (целенаправленная и преднамеренная практика)

Распространенный тип практической деятельности во многих областях включает обучение в группе, часто под руководством учителя или тренера. Вполне возможно, что люди могут время от времени участвовать в обучении, которое было бы наиболее важным для улучшения данного человека во время такого обучения в группах. Основываясь на определении преднамеренной практики, мы утверждаем, что эффективность такой групповой тренировки будет ниже, чем в ситуации, когда человек занимается индивидуальной практикой, рекомендованной тренером или учителем (преднамеренная практика), или занимается одиночной практикой для достижения определенного улучшения. самими людьми (целенаправленная практика). В одиночных версиях практики человек будет иметь полный контроль над тем, что практиковать и как долго заниматься конкретной практической деятельностью.

Все размеры эффектов включены в Macnamara et al. (2014) метаанализ, отвечающий обоим критериям 1 и 2, был изучен для оценки того, отражали ли они оценку накопленной практики, отражающую время, затраченное на занятия в одиночку или на занятия под индивидуальным наблюдением тренера или учителя (критерий 3). , см. рисунок 3). Почти все величины эффекта, которые были исключены, основывались на оценках командной практики или практики с группами других людей. Например, одна из включенных величин эффекта относится к исследованию Duffy et al. (2004) об игроках в дартс, которые включали время, проведенное с партнером. Некоторые другие величины эффекта были исключены, поскольку они включали время, проведенное в командной тренировке, например, исследование боулеров (Harris, 2008), бегунов на средние дистанции (Young et al., 2008) и футболистов (Ward et al. , 2007). Критерий применялся консервативно, поэтому, если в исследовании не запрашивалась или не сообщалась отдельная оценка одиночной практики, оно исключалось. Общий аргумент заключается в том, что различные практические действия могут иметь разные эффекты, и в нашем обзоре мы пытаемся оценить связь между достигнутым воспроизводимым превосходным результатом и накопленной продолжительностью преднамеренной и одиночной целенаправленной практики.

Повторный анализ подмножества исследований, включенных в Macnamara et al. (2014) Метаанализ, отвечающий трем критериям целенаправленной и преднамеренной практики

Наш повторный анализ Macnamara et al. (2014) в метаанализе учитывались все величины эффекта, включенные в их анализ. Сначала мы исключили величины эффекта из двух исследований, в которых данные одних и тех же участников исследования были включены дважды в качестве независимых величин эффекта, извлеченных из двух разных статей, как показано на рисунке 3. Первое дублирование включало данные диссертации Ureña (2004) и последующую публикацию те же данные в статье под ее фамилией по мужу Хатчинсон (Hutchinson et al., 2013). Второе дублирование касалось данных исследования 2 Ericsson et al. (1993), которые предоставили половину данных, проанализированных в исследовании 1 Крампе и Эрикссон (1996, стр. 355). Макнамара и др. (2014, см. рис. 2) обнаружили, что данные Ericsson et al. (1993) занял 2-е место по размеру эффекта в отношении структурированной практики и производительности, когда сообщалось Ericsson et al. (1993). Когда Крампе и Эрикссон (1996) представили по существу те же самые данные для исследования 1, они заняли 155-е место (3-е снизу) для экспертов и 130-е место (28-е снизу) для новичков. В дополнительном тексте S1 (см. дополнительный лист данных S1 в дополнительном материале) мы описываем причину этого значительного уменьшения размера эффекта, которое связано с отдельным анализом выполнения экспертами и новичками задачи, предназначенной для обеспечения производительности. любителями, а не анализировать всех участников одновременно. Эти три одинаковых размера эффекта были исключены из дальнейшего анализа.

Затем мы последовательно применили первый, второй и третий критерии включения и указали количество размеров эффекта, соответствующих этому критерию, на рисунке 3. В дополнительном файле данных S2 (см. дополнительный лист данных S2 в дополнительном материале) мы предоставляем список статуса включения или исключения для каждого из рассматриваемых размеров эффекта, и мы описываем обоснование, которое привело к исключению каждого отклоненного размера эффекта.

После того, как набор величин эффекта был определен как отвечающий всем трем критериям, мы закодировали эти величины эффекта для двух дихотомических модераторных переменных. Первый представлял объективное сравнение с относительным измерением производительности, основанным на том, были ли оценки производительности получены на основе объективных измерений или членства в группах с разным уровнем квалификации. Вторая модераторская переменная указывала, представляли ли оценки одиночной практики преднамеренную практику, когда время было потрачено на индивидуальную практическую деятельность в соответствии с инструкциями тренера или учителя или на целенаправленную практику, и где люди не руководствовались тренером. Более подробную информацию о процедуре выбора исследования и кодирования модератора можно найти в дополнительном тексте S1, а список выбранных исследований и их величины эффекта можно увидеть на рисунке 4. Стоит отметить, что в своем первоначальном анализе Macnamara et al. . (2014) обнаружили значительные модераторные эффекты для домена производительности, но из-за низкой представленности эффектов от некоторых доменов производительности мы не смогли воспроизвести этот категориальный модераторный анализ с нашим текущим набором эффектов (см. Fu et al., 2011). . Взвешенные по выборке средние значения были рассчитаны с использованием программного обеспечения комплексного метаанализа (версия 3.3, Biostat, Энглвуд, штат Нью-Джерси, США) для размеров эффектов в доменах игр (9).0337 r = 0,50, k = 5), музыка ( r = 0,71, k = 3) и спорт ( r = 0,58, k = 5). Примечательно, что никакие величины эффекта из области профессий не соответствовали критериям ( k = 0), и только исследование производительности Spelling Bee (Duckworth et al. , 2011) осталось для категории образования ( r = 0,31, к = 1).

Рисунок 4. Корреляция между целенаправленной или преднамеренной практикой и производительностью. Квадраты представляют коэффициенты корреляции влияния практики на производительность для каждого из перечисленных образцов, а линии представляют 95% доверительные интервалы. Маркер внизу показывает средневзвешенную корреляцию. Соглашения об именах исследований были сохранены в соответствии с теми, которые использовались Macnamara et al. (2014) в целях сравнения с указанием отдельных образцов (например, S1) или показателей практики (например, DP2) или производительности (например, M1).

Мы использовали программное обеспечение комплексного метаанализа для вычисления средневзвешенного значения случайных эффектов для выбранных эффектов. Результаты показали значительную положительную связь между накопленной целенаправленной или преднамеренной практикой и производительностью (9).0337 r = 0,54, 95% ДИ = [0,44, 0,63], p < 0,001), что составляет примерно 29% дисперсии, что значительно выше, чем 14% объясненной дисперсии, о которой сообщается в анализе, проведенном Macnamara et al. др. (2014). Первый модераторский анализ показал, что как объективная, так и относительная эффективность значительно коррелируют с практикой ( r цель = 0,49, r относительная = 0,65, p с < 0,001), без существенной разницы между двумя корреляциями типа производительности [ Q (1) = 1,45, p = 0,23]. Это предполагало, что положительная связь между практикой и производительностью не зависела от того, оценивалась ли производительность через членство в группе или объективные измерения. Второй модераторский анализ показал, что практика была положительно связана с результативностью независимо от того, проводилась ли она под руководством тренера или учителя (9).0337 r преднамеренное = 0,56, p < 0,001) или нет ( r целенаправленное = 0,001, p 0,001). Это различие не было статистически значимым [ Q (1) = 0,22, p = 0,64].

Наконец, мы также провели отдельные мета-анализы, сравнивающие влияние целенаправленной или преднамеренной практики на производительность с влиянием структурированной практики для подмножества восьми исследований, в которых сообщались отдельные оценки как для наивной практики, так и для целенаправленной или преднамеренной практики. Результаты показали, что целенаправленная или преднамеренная практика сильнее коррелировала с производительностью (9).0337 r = 0,51, p < 0,001), чем было наивной практикой ( r = 0,39, p < 0,001), хотя зависимость выборок и их практические меры не позволили нам формально проверить, может ли это различие быть обобщенный. Будущие исследования с независимыми обучающими группами потребуются для точной количественной оценки различий и статистической проверки их значимости.

Корректировка нашей новой оценки учтенной дисперсии для затухания

В этой статье мы рассмотрели данные, ставящие под сомнение предположение о том, что единственная сумма накопленных часов практики является теоретически обоснованным предиктором, который может объяснить большинство индивидуальных различий в достигнутых результатах в какой-либо области. Хотя мы не принимаем гипотетическую теоретическую связь между одной суммой часов практики и достигнутой производительностью, мы ожидаем корреляции между большим количеством часов целенаправленной и преднамеренной практики, направленной на улучшение какого-то конкретного аспекта производительности, и наблюдаемым увеличением связанной производительности. . Оба Hambrick и соавт. (2014) и Macnamara et al. (2014) четко заявляют, что выявленная корреляция между накопленной практикой и производительностью должна быть скорректирована из-за недостаточной надежности как предиктора, так и показателя эффективности. В предыдущем разделе мы рассмотрели данные о надежности/обоснованности оценок практики и обнаружили, что оценка 0,6 будет подходящей мерой оценки практики за предыдущие годы и десятилетия. Надежность показателя эффективности обсуждалась Hambrick et al. (2014), которые обнаружили высокий уровень достоверности шахматных рейтингов игроков международного уровня. В интересном анализе Гликман и Джонс (1999) измерил достоверность рейтингов шахматистов и обнаружил аналогичные высокие оценки альфа Кронбаха, равные 0,95, для мастеров шахмат с высоким рейтингом, но существенно более низкие значения альфа Кронбаха, равные 0,59 и 0,65, для игроков в среднем диапазоне между 1200 и 1800. Гликман и Джонс (1999) предположил, что разница была связана с тем, что типичные игроки меньше участвовали в турнирах и шахматной деятельности. На удивление мало оценок надежности показателей эффективности для выборок, используемых в исследованиях эффективности экспертов. Малката и Хопкинс (2014) проанализировали исследования в области спорта и обнаружили, что коэффициенты внутриклассовой корреляции (ICC) для результатов спортсменов в течение сезона и в течение года резко различаются по областям. Например, в лыжных гонках ICC для внутрисезонной практики был равен 0,9.3 и в течение года 0,9, тогда как триатлон имел ICC 0,36 и 0,15 соответственно, а каноэ-слалом имел ICC 0,31 и 0,27 соответственно. Кларк и др. (2008) рассчитали альфа Кронбаха для 18-луночных раундов любителей и профессионалов в гольф и обнаружили, что они равны 0,53 и 0,69 соответственно. Надежность работы кажется выше у самых опытных исполнителей в этих разнообразных областях, но ясно, что она значительно ниже единицы. Основываясь на доступной информации, мы предполагаем, что надежность 0,8 будет разумной оценкой. Вслед за Hambrick et al. (2014) теперь мы можем скорректировать оценку дисперсии 29% отсутствием абсолютной надежности практических оценок ( r = 0,6) и показателей эффективности ( r = 0,8). После поправки на затухание наша оценка дисперсии, учитываемая накопленными оценками преднамеренной и целенаправленной практики, теперь составляет 61%. Эти оценки согласуются с недавними исследованиями, которые показывают, что более 50% различий в шахматах может объясняться более широким набором переменных, описывающих историю тренировок отдельных лиц (Burgoyne et al., 2019).) и в SCRABBLE (Moxley et al., 2019).

Все выборки лиц, проанализированные в метаанализе, касающемся накопленной практики и достигнутых результатов, рассматривают только данные лиц, демонстрирующих приемлемый уровень навыков. Например, даже любители должны много играть в шахматы, прежде чем они примут участие в достаточном количестве шахматных турниров, чтобы получить индивидуальный шахматный рейтинг. Когда образцы отбираются таким образом, который коррелирует с изучаемыми переменными, а именно с минимальным уровнем достигнутого мастерства, исследователи вносят поправку на ограничение диапазона, что позволяет оценить значительно большую корреляцию для всего населения (Schmidt et al. , 2008). Макнамара и др. (2016) подчеркивали (даже включая абстрактный вывод), что, когда они ограничивали корреляции только элитными исполнителями, у которых был значительно более высокий порог для включения их результатов, эта расчетная корреляция по сравнению с корреляциями для выборок с смешение исполнителей разного уровня (любительского, регионального и международного), было гораздо меньше и не достигало значимости. Макнамара и др. (2016) даже не упоминают, что этот вывод полностью согласуется с жестким ограничением диапазона. К сожалению, ни одно из исследований только элитных выборок, проанализированных Macnamara et al. (2016) прошли наши три критерия, поэтому в будущих исследованиях необходимо оценить, является ли связь между предполагаемой продолжительностью накопленной целенаправленной и преднамеренной практики значимой, когда в анализ включаются только элитные исполнители.

Помимо корреляций сумм накопленной продолжительности практики и достигнутой воспроизводимой результативности и/или преднамеренная практика и достигнутые воспроизводимые результаты привели к более высоким корреляциям, чем те, которые были обнаружены для

структурированной практики Macnamara et al. (2014, 2016). Как обсуждалось ранее в этой статье, никто не утверждал, что любой отдельный час практики оказывает эквивалентное влияние на повышение производительности. Следовательно, мы не ожидали бы, что абсолютно безошибочные измерения накопленной практики и производительности для всей совокупности индивидуумов будут идеально коррелированы. Макнамара и др. (2014, стр. 1608) сообщили, что их оценки корреляции между практикой и производительностью были ниже, чем ожидалось, и что «преднамеренная практика важна, но не так важна, как утверждалось». Напротив, мы утверждаем, что современные знания о взаимосвязи между количеством и качеством практики и вытекающими из нее улучшениями в производительности неуклонно растут, поскольку мы различаем влияние на производительность участия в различных типах практической деятельности, но они все еще довольно ограничены. В предыдущем разделе мы показали, что продолжительность эффективной тренировки не связана с количеством часов практических занятий по развитию силы и выносливости опытных спортсменов, но критическим аспектом тренировки является ее интенсивность (Mujika, 2010). Точно так же мы сообщили о доказательствах того, что некоторые учащиеся могут заниматься в одиночку без улучшения успеваемости (McPherson and Renwick, 2001), и что стратегии повышения успеваемости усложняются по мере повышения достигнутого уровня успеваемости (Hallam et al., 2012). . Также появляется все больше исследований, показывающих, что повышение производительности в зависимости от дальнейшей практики часто не является монотонным и демонстрирует плато в производительности отдельных лиц (Gray, 2017), которые не являются неизменяемыми и могут быть преодолены путем изменений и тренировок. ведомая практика (преднамеренная практика). В более общем плане на развитие индивидуальной деятельности будет влиять качество приобретенных базовых навыков и мысленных представлений. Развитие производительности конкретного человека требует периодической оценки навыков, физиологических адаптаций и психических представлений, а также измерения объективной воспроизводимой производительности, отражающей опыт в конкретной области (Ericsson, 2018a, b, c). Только будущие исследования, документирующие подробную историю практики и связанных с ней улучшений производительности и посреднических механизмов, приведут к значительному прогрессу в нашем понимании потенциальных ограничивающих факторов индивидуальных различий во врожденных способностях, которые препятствуют развитию превосходной производительности в какой-либо области.

Определение генетических пределов влияния практики на достигнутую производительность

Попытка измерить верхние пределы совершенствуемости с помощью практики никогда не будет установлена ​​путем корреляции одного измерения часов накопленной практики с достигнутой производительностью. Поэтому важно использовать альтернативный подход, который включал бы выявление тех анатомических и физиологических характеристик, которые не могут быть изменены практикой, диетой или другими факторами, контролируемыми окружающей средой.

В оригинальной статье Ericsson et al. (1993) с готовностью признал, что существуют индивидуальные различия в характеристиках, которые коррелируют с достигнутыми результатами, но не могут быть изменены с помощью какой-либо известной практики. Например, в этой статье упоминается, что исследования развития роста и размера тела (различия в длине костей) указывают на то, что они определяются генетическими факторами. В этой статье даже были представлены некоторые доказательства того, что могут существовать наследственные факторы, влияющие на способность и готовность человека поддерживать фокус и концентрацию, необходимые для успешного участия в преднамеренной практике. Что еще более важно, в этой статье были рассмотрены доказательства того, что можно радикально изменить большинство анатомических и физиологических характеристик, занимаясь определенными видами практики, в отличие от генетически обусловленного роста и размера тела.

Большая часть научных знаний о степени влияния генетических факторов была основана на исследованиях близнецов и степени, в которой однояйцевые близнецы более похожи, чем разнояйцевые близнецы по широкому диапазону признаков. Наиболее цитируемой мерой генетического влияния является наследуемость, а именно процент дисперсии индивидуальных различий некоторых измеряемых показателей или характеристик, которые можно объяснить генетическими факторами путем сравнения людей с разной степенью генетического сходства, таких как близнецы и члены семьи. . Однако важно признать, что «наследуемость описывает «то, что есть» в конкретном образце; это не означает врожденность или неизменность», — по словам некоторых из наиболее влиятельных генетиков поведения (Plomin et al., 2014, стр. 47). Это означает, что мы не должны предполагать, что оценки наследуемости для различных показателей физической работоспособности людей, ведущих в основном малоподвижный образ жизни и занимающихся в основном развлекательной физической деятельностью, являются достоверными оценками наследуемости для опытных исполнителей, которые интенсивно тренировались годами и даже десятилетиями. Фактически, Пломин и соавт. (2014) соглашается и утверждает, что мы должны рассматривать экспертную работу как «то, что могло бы быть». Обширный массив исследований (Ericsson, 2014) показывает, что профессиональные результаты опосредованы приобретенными когнитивными навыками и физиологическими адаптациями, которые отличаются от доступных новичкам. Эти соображения подразумевают, что мы не должны использовать оценки наследуемости, полученные от новичков или любителей в предметной области, чтобы отразить соответствующие оценки наследуемости для людей, которые имеют обширную историю тренировок и работают на очень высоком уровне.

Существует большое количество исследований близнецов, в которых оценивалась наследуемость результатов тестов, измеряющих характеристики, которые считаются важными для успеха в спорте, такие как физическая подготовка, характеристики быстро и медленно сокращающихся мышц, а также степень жировых отложений. Эти оценки наследуемости предполагают существенное влияние генов, что побудило некоторых исследователей (MacArthur and North, 2005) предположить, что унаследованные гены будут наиболее важным фактором для прогнозирования элитного статуса спортсменов. В раннем обзоре (MacArthur and North, 2005) было высказано предположение, что один ген объясняет около 20–40% индивидуальных различий в каждой из этих физических характеристик, таких как сила, мощь и выносливость. В последнее десятилетие новые технологические достижения позволили описать все гены в геномах людей и сделать это для многих тысяч спортсменов и неспортсменов. Исследования геномной ассоциации (GWA) проанализировали всю эту информацию для поиска тех конкретных генов, которые связаны с конкретными превосходными характеристиками. Недавний общий обзор пришел к выводу, что гены, идентифицированные в исследованиях GWA, объясняют лишь незначительную часть дисперсии, предсказанной исследованиями близнецов (Eynon et al., 2017). Пока что не существует ни одного гена, который бы объяснял хотя бы несколько процентов вариации любых спортивных характеристик (Moran and Pitsiladis, 2017). Даже когда исследования GWA искали уникальные гены в очень популярных спортивных мероприятиях, таких как бег на выносливость, не было обнаружено ни одного гена, который бы постоянно предсказывал значительные различия между бегунами мирового класса и взрослыми, ведущими малоподвижный образ жизни (Rankinen et al., 2016).

Существует множество возможных объяснений этого несоответствия (Georgiades et al., 2017). В большинстве исследований близнецов были собраны данные о близнецах, которые вели нормальную жизнь и, таким образом, не участвовали в интенсивных тренировках, необходимых для достижения элитных результатов. Это наблюдение подняло вопрос об обобщении оценок наследуемости, основанных на оригинальных исследованиях близнецов (Ericsson, 2014; Georgiades et al. , 2017). Другая проблема заключается в том, что сходство физической подготовки однояйцевых близнецов отражает как их идентичные гены, так и сходство их участия в физической активности и потенциальных интерактивных эффектах. Одним из интересных подходов к различению этих влияний является поиск однояйцевых близнецов, у которых один из членов пары занимался физической активностью, а другой вел малоподвижный образ жизни. Лескинен и др. (2010) идентифицировали десять пар близнецов, отвечающих этим критериям, и обнаружили достоверные различия в степени экспрессии генов в клетках мышц и других тканей, соответствующие различиям в максимальном потреблении кислорода и количестве жира. В недавнем тематическом исследовании Bathgate et al. (2018) сравнили физические характеристики тренера по легкой атлетике, участвовавшего во многих марафонах, с его идентичным близнецом, водителем грузовика, ведущим малоподвижный образ жизни. Активный близнец имел совершенно другую физиологию с более высоким максимальным потреблением кислорода (более чем на 20 %) и гораздо более медленными волокнами (на 55 % больше). У двух близнецов был сопоставимый образ жизни до 20 лет, но в последующие 30 лет их жизни разошлись. Если бы близнец-тренер по легкой атлетике в детстве и подростковом возрасте занимался тренировками, типичными для элитных спортсменов, то, вероятно, различия между двумя близнецами были бы еще больше. В большой выборке близнецов Эрикссон и соавт. (2017) опросили десять пар близнецов, воспитывавшихся вместе, из которых только один из однояйцевых близнецов в настоящее время был любителем игры на клавишных инструментах и ​​практиковался более чем на 1000 часов больше, чем другой близнец, который не играл на каком-либо инструменте. Эрикссон и др. (2017) не удалось выявить какие-либо систематические факторы окружающей среды, которые могли бы объяснить расхождение. Когда этим парам близнецов, за исключением одного, просканировали мозг, Де Мансано и Уллен (2018, стр. 392) обнаружил, что «даже при контроле генов и ранней общей среды могут наблюдаться нейроанатомические различия как в микроструктуре серого, так и в белом веществе между людьми, которые сильно различаются по музыкальному обучению». Кроме того, авторы предположили, что различия между двумя однояйцевыми близнецами были бы еще больше, если бы музицирующий близнец был профессиональным музыкантом, а не любителем.

Исследование когнитивных способностей близнецов также показало, что значительная часть индивидуальных различий в выполнении тестов, измеряющих когнитивные способности, является наследственной (около 50%; Plomin and Spinath, 2002). Предполагалось, что превосходные когнитивные способности будут связаны с превосходными характеристиками в областях знаний на протяжении всего периода развития экспертных способностей. Однако в обзоре один из нас (Ericsson, 2014) показал, что результаты новичков в области знаний коррелируют с результатами тестов на общие когнитивные способности, тогда как результаты опытных людей в той же области коррелируют с такими тестами. оценки на резко сниженном уровне, и часто их невозможно отличить от случайности. В последующем обзоре Ullén et al. (2015) упомянули два исследования, которые по-прежнему показывают значительную корреляцию между результатами тестов на общие когнитивные способности и производительностью. Они указали на значительную корреляцию между объемом преднамеренной практики исполнения традиционной музыки и результатами теста рабочей памяти и чтения с листа (Meinz and Hambrick, 2010). В соответствии с нашими ранее описанными критериями для изучения только исполнения, которое отражает цель музыкального обучения, мы не будем обсуждать этот вывод далее. Что еще более важно, они также указали на значительную корреляцию между интеллектом и шахматными рейтингами (Grabner et al., 2007). Однако в более позднем метаанализе корреляции между тестами когнитивных способностей и шахматными успехами Burgoyne et al. (2016) обнаружили существенную корреляцию между результатами тестов на когнитивные способности и успехами в шахматах для начинающих и менее опытных игроков, но связь уже не была значимой для высококвалифицированных игроков. Накапливаются данные о постепенном исчезновении корреляций между результатами тестов на когнитивные способности и показателями предметной области по мере того, как приобретаются специфичные для предметной области механизмы, которые затем опосредуют превосходную экспертную работу.

В некоторых недавних исследованиях были проанализированы большие выборки однояйцевых и разнояйцевых близнецов, чтобы оценить наследуемость достигнутых результатов в музыкальных областях. Hambrick and Tucker-Drob (2015) изучили данные о близнецах среди старшеклассников и обнаружили, что участие в каком-либо публичном музыкальном мероприятии, например, как минимум получение хорошей оценки на музыкальном конкурсе на школьном уровне, значительно наследственный. Когда мы повторно проанализировали этот набор данных при определении музыкальных достижений, соответствующих студентам музыкальной академии в Западном Берлине (Ericsson et al., 1993), оценка аддитивного генетического эффекта больше не была значимой (подробности см. в нашем дополнительном тексте S1). В другой очень большой выборке из более чем 10 000 близнецов Mosing et al. (2014) тестировали близнецов на музыкальные способности и оценили существенную наследуемость (40–70%). Мосинг и др. (2014) предположили, что «результаты могли отличаться, если бы использовалась другая мера музыкальных способностей (например, успех в музыкальном мире)» (стр. 1802). В соответствии с возможностью того, что оценки наследуемости не будут значительно отличаться от нуля, когда успех в музыкальном мире определялся как становление успешным профессиональным музыкантом, количество музыкантов, достигших профессионального уровня, было очень небольшим (Ericsson, 2016). . В ответ на запрос Мосинга и Уллена о проведении анализа ACE влияния генетики на достижение музыкального исполнения экспертного уровня (профессиональный статус в этом образце), отправленный вскоре после первоначальной публикации исследования, авторы ответили, что собираются опубликовать эти результаты очень скоро. Теперь, 5 лет спустя, и после многих неоднократных запросов на такой анализ, таких отчетов о профессиональных музыкантах в их выборке не было. Эта группа исследователей опубликовала несколько статей о близнецах, в которых только один однояйцевый близнец в паре играет музыку, но они ограничили этот анализ музыкантами-любителями в своей выборке (Eriksson et al., 2017; De Manzano and Ullén, 2018).

В более общем плане Эрикссон (2014) рассмотрел информацию об элитных достижениях пар близнецов или отдельных близнецов однояйцевого или разнояйцевого типа. Обзор выявил очень мало случаев, на самом деле гораздо меньшее число, чем можно было бы ожидать случайно, исходя из доли близнецов в общей популяции. Поэтому маловероятно, что исследования однояйцевых и разнояйцевых близнецов когда-либо дадут нам информацию, относящуюся к оценке наследуемости достижения экспертных результатов.

Навстречу будущему Интегрированный учет индивидуальных различий в достигнутой экспертной эффективности

Структура экспертной эффективности и предложения Hambrick et al. (2014), Macnamara et al. (2014) и Уллен и соавт. (2015) имеют много соглашений. Все они согласны с тем, что длительная практика необходима для достижения профессиональных результатов и что гены в ДНК экспрессируются в ответ на практическую деятельность, и эти гены играют центральную роль, опосредуя биологические изменения тела и нервной системы. Все концепции также согласны с тем, что уникальные гены порождают индивидуальные различия, которые являются важными предикторами успешных результатов в некоторых областях, таких как рост во многих видах спорта, и что будущие исследования в области генетики могут выявить уникальные гены, связанные с успехом в различных областях знаний. Наше несогласие с Macnamara et al. (2014) и Уллен и соавт. (2015) касается их заявлений о раскрытии пределов того, насколько производительность может быть улучшена с помощью практики, в частности, что Macnamara et al. (2014) сообщили, что ограничения распространяются на целенаправленную и преднамеренную практику. Только будущие эмпирические исследования позволят нам описать и измерить эти ограничения, а затем оценить, будут ли эти потенциальные ограничения практически ограничивать некоторых людей от достижения экспертных результатов в определенных областях.

Есть предположения, что будущие исследования будут лучше интегрированы и объединят два типа традиционно не связанных между собой исследований. Первый тип традиционных исследований состоит из исследований, в которых анализируется только GWA генов для достижения превосходных результатов. Второй тип фокусируется на анализе когнитивных механизмов и подробном анализе участия в практической деятельности и изменений в производительности в результате участия в этой практической деятельности. За последние несколько лет генетики (Georgiades et al., 2017) поставили цель объяснить эпигенетические эффекты на производительность и предлагают собирать информацию о подробной истории практики наряду с полногеномным картированием генов, чтобы практические действия, включающие могут быть идентифицированы части тела, которые запускают экспрессию генов в соответствующих тканях.

В будущем станет возможным анализировать индивидуальные различия в достигнутых абсолютных показателях в конкретной области с помощью регрессионного анализа, где переменные включают наличие уникальных генов, участие в конкретных практических занятиях, а также возможное взаимодействие между генетическими и практикуйте переменные. Менее очевидно, что предложения по включению предикторов, таких как показатели личности и общих когнитивных способностей (Ullén et al., 2015), будут особенно полезны для оценки относительной роли генов, практики и их взаимодействия, как это ясно в настоящее время. что невозможно сделать вывод, являются ли эти индивидуальные различия в общих когнитивных способностях (Habibi et al., 2018) или личности (Tedesqui and Young, 2017) причиной или следствием продолжительного участия в практике и обучении. Основная проблема регрессионного подхода к выявлению предикторов очень высоких уровней производительности заключается в том, что число людей, отвечающих стандартам абсолютной производительности на самом высоком уровне, невелико в каждой конкретной области знаний. Поэтому маловероятно, что мы сможем успешно получить знания, собрав данные от тысяч или миллионов участников, а затем используя статистические методы, чтобы сделать вывод, какие из многих переменных исследования могут предсказать результаты работы для новых выборок с использованием методов перекрестной проверки. Это хорошо задокументированная проблема для исследований GWA, которые оценивают потенциальное влияние очень большого количества генов (Rankinen et al., 2016), где вероятность ложных ассоциаций между генами и производительностью высока. Ранее в этой статье мы обсуждали проблемы сведения переменных, измеряющих практику, к единой сумме накопленных часов участия во многих видах практической деятельности. На самом деле, когда в анализ вводится большее количество переменных, измеряющих различные аспекты истории практики, количество объясняемой дисперсии будет увеличиваться. Например, недавний повторный анализ переменных, связанных с практикой (Burgoyne et al., 2019) показали, что на них приходится более 50% дисперсии шахматных рейтингов, даже без каких-либо поправок на затухание. По нашему мнению, мы вряд ли сможем учесть все индивидуальные различия в достигнутых результатах, которые можно отнести к практике и обучению. При постепенном включении переменных, измеряющих, в каком возрасте были начаты определенные виды практической деятельности и сколько часов человек занимался определенным видом деятельности, а также наблюдаемый результат этой практики, величина учитываемой дисперсии будет медленно увеличиваться. Этот подход может быть использован некоторыми исследователями, но он не будет отвечать на вопросы, изначально мотивировавшие наше исследование эффективности работы экспертов (Ericsson et al., 19).93).

Первоначальная цель статьи Psychological Review (Ericsson et al., 1993) состояла в том, чтобы найти, а затем описать оптимальные условия обучения для улучшения воспроизводимых объективных результатов в областях знаний. В первых двух исследованиях изучалась повседневная жизнь студентов дневного отделения в области музыки, которая имеет очень долгую историю развития индивидуального обучения и, таким образом, разработала эффективные методы практики и общий учебный план для студентов. В музыкальных академиях студенты проходят обучение в соответствии с определением преднамеренной практики, когда учитель оценивает отдельных учеников, дает рекомендации по их работе во время их одиночной практики и оценивает их улучшение в отношении поставленных целей практики на еженедельных уроках. Обучение, разработанное в музыкальных академиях, может чему-то научиться во многих областях знаний. Чтобы добиться дальнейшего прогресса, исследователям необходимо углубиться и описать качество преднамеренной практики, изучая когнитивные процессы, обеспечивающие эффективное обучение во время одиночной практики (Coughlan et al., 2014), и/или анализируя детальное поведение во время практики на основе видеозаписей и тестов производительности ( Микша, 2015). Важно, чтобы исследователи объективно описывали структуру достигнутых результатов каждым обучаемым, а также процессы их квалифицированного учителя, который оценивает эти показатели и использует эти знания для определения целей будущей практики обучаемого. В более общем плане мы бы рекомендовали исследователям приглашать стажеров и их учителей или тренеров для изучения долгосрочного развития абсолютной производительности в соответствующей области. За последние несколько лет появилось несколько отчетов, описывающих тренировки и выступления спортсменов мирового класса в лыжных гонках (Solli et al. , 2017), лыжном двоеборье (Rasdal et al., 2018) и велоспорте (Pinot et al., 2017). и Граппе, 2015). В этих исследованиях собиралась подробная информация о каждой тренировке, часто путем загрузки данных, собранных во время практических занятий, с помощью устройства (Pinot and Grappe, 2015) или ввода данных после каждой тренировки (Solli et al., 2017; Rasdal et al., 2018). Во всех этих трех случаях за исследуемый период времени 5–10 лет было зафиксировано резкое улучшение абсолютной работоспособности, причем эти изменения были тесно связаны с изменением продолжительности и/или интенсивности отдельных видов тренировок.

Подводя итог, мы считаем, что партнерство между исследователями и отдельными элитными спортсменами и их тренерами позволит относительно ненавязчиво документировать подробные условия тренировки вместе с соответствующими изменениями в выполнении тренировочного задания и соответствующими устными отчетами о мыслительных процессах во время обучения. Эта схема очень похожа на ранние исследования экспертов по памяти, которые были доставлены в лабораторию для всестороннего тестирования, за которым последовали эксперименты, предназначенные для оценки гипотез о механизмах, обеспечивающих превосходную работу экспертов (Ericsson, 2018a). Основное отличие будет заключаться в том, что эти новые исследования будут сосредоточены на опытных людях, которые сосредоточены на повышении своей производительности в течение более длительных периодов времени. Предлагаемое сотрудничество должно минимально мешать обычному расписанию тренирующихся, потому что исследователи будут очень ненавязчиво записывать данные во время тренировок, а затем анализировать эти данные, а также приглашать спортсменов время от времени участвовать в тестах производительности в лабораториях исследователей. Основываясь на своем анализе, исследователи предложат гипотезы о когнитивных и физиологических механизмах, опосредующих наблюдаемое улучшение абсолютной производительности, которое впоследствии можно будет оценить с помощью разработанных экспериментальных сессий с обучаемыми. Результаты анализов и экспериментов не просто улучшат наше понимание условий оптимальной практики. Для отдельных экспертов-исполнителей такая схема должна быть полезной, поскольку она, вероятно, предоставит исследователям финансовые ресурсы от фондов, грантовых агентств и спонсоров для проведения регулярных оценок и анализов изменений в производительности, а также связанных с ними изменений в ментальных репрезентациях, физиологических адаптациях, и, возможно, даже ассоциированная экспрессия определенных генов в соответствующих тканях. Накопление этого типа знаний не только принесет пользу учителям, тренерам и их ученикам в той же области, но также позволит ученым вывести общие принципы того, как черты и механизмы, опосредующие соревновательные результаты, могут быть эффективно изменены для улучшения результатов детей. , подростков и взрослых в самых разных сферах деятельности во время работы и отдыха.

Вклад автора

К.Э. внес свой вклад в концепцию рецензии и написал черновой вариант рукописи. KH подготовил данные, провел статистический анализ, внес вклад в разделы рукописи, относящиеся к статистическому анализу, и подготовил дополнительные материалы. Все авторы внесли свой вклад в доработку рукописи, прочитали и одобрили представленную версию.

Конфликт интересов

Авторы заявляют, что исследование проводилось при отсутствии каких-либо коммерческих или финансовых отношений, которые могли бы быть истолкованы как потенциальный конфликт интересов.

Благодарности

Мы хотим поблагодарить Len Hill, Wally Boot и Jong-Sung Yoon за очень полезные комментарии и предложения по более ранним версиям этой рукописи.

Дополнительный материал

Дополнительный материал к этой статье можно найти в Интернете по адресу: https://www.frontiersin.org/articles/10.3389/fpsyg.2019.02396/full#supplementary-material

ТЕХНИЧЕСКОЕ ОПИСАНИЕ S1 | Дополнительный текст S1, который содержит более подробную информацию о нашей метааналитической процедуре и повторном анализе набора данных, проанализированного Hambrick and Tucker-Drob (2015).

ТЕХНИЧЕСКАЯ ИНФОРМАЦИЯ S2 | Кодирование для включения и исключения размеров эффекта, о котором сообщает Macnamara et al. (2014).

Ссылки

Бейкер Дж., Коте Дж. и Абернети Б. (2003). Учиться у экспертов: практика действий экспертов, принимающих решения в спорте. Рез. В. Упражнение. Спорт 74, 342–347. doi: 10.1080/02701367.2003.10609101

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

Бейкер Дж. и Дэвидс К. (2007). Введение в специальный выпуск о природе, воспитании и спортивных достижениях. Междунар. Дж. Спортивная психология. 38, 1–3.

Google Scholar

Бейкер Дж., Дикин Дж. и Коте Дж. (2005). О пользе преднамеренной практики: прогнозирование производительности триатлонистов с высокой выносливостью на основе тренировочных показателей. Междунар. Дж. Спортивная психология. 36, 225–240.

Google Scholar

Бейкер Дж. и Янг Б.В. (2014). 20 лет спустя: осознанная практика и развитие спортивного мастерства. Междунар. Преподобный Спорт Exerc. Психол. 7, 135–157. дои: 10.1080/1750984x.2014.896024

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Google Scholar

Bathgate, K.E., Bagley, J.R., Jo, E., Talmadge, R.J., Tobias, I.S., Brown, L.E., et al. (2018). Здоровье мышц и производительность у монозиготных близнецов с 30-летними дискордантными привычками упражнений. евро. Дж. Заявл. Физиол. 118, 2097–2110. doi: 10.1007/s00421-018-3943-7

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

Бургойн А. , Най К., Макнамара Б., Чарнесс Н. и Хэмбрик Д. (2019 г.). Влияние предметно-ориентированного опыта на шахматные навыки: повторный анализ ключевого исследования. утра. Дж. Психол. 132, 27–38.

Google Scholar

Бургойн А. П., Сала Г., Гобет Ф., Макнамара Б. Н., Кампителли Г. и Хамбрик Д. З. (2016). Взаимосвязь между когнитивными способностями и шахматным мастерством: всесторонний метаанализ. Разведка 59, 72–83. doi: 10.1016/j.intell.2016.08.002

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Каттиу П., Хелсен В., Гилис Б. и Вагеманс Дж. (2009). Навыки принятия решений, специфика ролей и преднамеренная практика в футбольном судействе ассоциации. J. Спортивные науки. 27, 1125–1136. doi: 10.1080/02640410

9179

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

Чарнесс Н., Крампе Р. и Майр У. (1996). «Роль практики и коучинга в областях предпринимательских навыков: международное сравнение приобретения шахматных навыков на протяжении всей жизни», в Путь к совершенству: достижение экспертных результатов в области искусства и науки, спорта и игр , изд. К. А. Эрикссон (Махва, Нью-Джерси: Эрлбаум), 51–80.

Google Scholar

Чейз В.Г. и Эрикссон К.А. (1981). «Навычная память», в «Когнитивные навыки и их приобретение» , изд. Дж. Р. Андерсон (Хиллсдейл, Нью-Джерси: Lawrence Erlbaum Associates), 141–189.

Google Scholar

Чейз В.Г. и Эрикссон К.А. (1982). «Навыки и рабочая память», в Психология обучения и мотивации , Vol. 16, изд. GH Bower (Нью-Йорк, Нью-Йорк: Academic Press), 1–58. doi: 10.1016/s0079-7421(08)60546-0

Полный текст CrossRef | Google Scholar

Кларк, Р. Д. III, Вудворд, К. Л., и Вуд, Дж. М. (2008). О ненадежности результатов гольфа для профессиональных игроков в гольф: дело об ограничении диапазона. Восприятие. Мот. Навыки 107, 683–690. doi: 10.2466/pms.107.3.683-690

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Кофлан, Э. К., Уильямс, А. М., МакРоберт, А. П., и Форд, П. Р. (2014). Как практикуют эксперты: новый тест теории преднамеренной практики. Дж. Экспл. Психол. 40, 449–458. doi: 10.1037/a0034302

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

de Bruin, A.B.H., Smits, N., Rikers, RMJP, and Schmidt, HG (2008). Преднамеренная практика предсказывает результативность шахматистов-подростков и тех, кто бросил учебу, с течением времени: анализ линейной смешанной модели. Бр. Дж. Психол. 99, 473–497. doi: 10.1348/000712608X295631

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

Де Мансано, О., и Уллен, Ф. (2018). Одни и те же гены, разные мозги: нейроанатомические различия между монозиготными близнецами, несовместимыми с музыкальным образованием. Церебр. Кортекс 28, 387–394. doi: 10.1093/cercor/bhx299

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

Деттерман, Д. К. (2014). Введение в спецвыпуск разведки о развитии знаний: нужны ли способности? Разведка 45, 1–5. doi: 10.1016/j.intell.2014. 02.004

Полный текст CrossRef | Google Scholar

Дакворт А. Л., Кирби Т. А., Цукаяма Э., Берштейн Х. и Эрикссон К. А. (2011). Преднамеренная практика приводит к успеху: почему более упорные участники побеждают на Национальной орфографической пчеле. Соц. Психол. Перс. науч. 2, 174–181. doi: 10.1177/1948550610385872

Полный текст CrossRef | Google Scholar

Даффи Л.Дж., Балух Б. и Эрикссон К.А. (2004). Эффективность игры в дартс в зависимости от аспектов практики среди профессиональных и любительских игроков-мужчин и женщин. Междунар. Дж. Спортивная психология. 35, 232–245.

Google Scholar

Данн Т. Г. и Шрайнер К. (1999). Преднамеренная практика в обучении: что учителя делают для самосовершенствования. Учить. Учить. Образовательный 15, 631–651. doi: 10.1016/S0742-051X(98)00068-7

Полный текст CrossRef | Google Scholar

Ericsson, KA (1996). «Приобретение экспертных результатов: введение в некоторые вопросы», в Дорога к совершенству: приобретение экспертных результатов в искусстве и науке, спорте и играх , изд. К. А. Эрикссон (Махва, Нью-Джерси: Эрлбаум), 1–50.

Google Scholar

Эрикссон, К. А. (1998). Научное исследование экспертных уровней производительности: общие последствия для оптимального обучения и творчества. Шип с высокими способностями. 9, 75–100. doi: 10.1080/13598139800

CrossRef Full Text | Google Scholar

Ericsson, KA (2003). «Чем экспертно-экспертный подход отличается от традиционных подходов к экспертизе в спорте: в поисках общей теоретической основы для изучения экспертной производительности», в Эффективность экспертов в спорте: последние достижения в исследованиях спортивной экспертизы , редакторы Дж. Старкес и К. А. Эрикссон, (Шампейн, Иллинойс: Кинетика человека), 371–401.

Google Scholar

Ericsson, KA (2007). Преднамеренная практика и возможность изменения тела и разума: к науке о структуре и приобретении экспертных и элитных результатов. Междунар. Дж. Спортивная психология. 38, 4–34.

Google Scholar

Ericsson, KA (2013). История тренировок, преднамеренная практика и высокие спортивные результаты: анализ в ответ на Tucker and Collins Review — «Что делает чемпионов?». Бр. Дж. Спорт Мед. 47, 533–535. doi: 10.1136/bjsports-2012-0

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

Ericsson, KA (2014). Почему производительность экспертов особенная и не может быть экстраполирована на основе исследований производительности населения в целом: ответ на критику. Разведка 45, 81–103. doi: 10.1016/j.intell.2013.12.001

Полный текст CrossRef | Google Scholar

Ericsson, KA (2016). Подведение итогов часов любого типа практики по сравнению с определением оптимальных практических занятий: комментарии к Macnamara, Moreau, and Hambrick (2016). Перспектива. Психол. науч. 11, 351–354. doi: 10.1177/17456635600

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

Ericsson, KA (2018a). «Захват мысли эксперта с помощью анализа протокола: одновременная вербализация мышления во время выполнения экспертами репрезентативных задач», в пересмотренном издании Cambridge Handbook of Expertise and Expert Performance , 2-е изд., редакторы К. А. Эрикссон, Р. Р. Хоффман, А. Козбельт и А. М. Уильямс (Кембридж: издательство Кембриджского университета), 192–212. doi: 10.1017/9781316480748.012

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Ericsson, KA (2018b). «Превосходная рабочая память у экспертов», в пересмотренном издании Cambridge Handbook of Expertise and Expert Performance , 2nd Edn, eds KA Ericsson, RR Hoffman, A. Kozbelt, and AM Williams, (Cambridge: Cambridge University Press), 696– 713. doi: 10.1017/9781316480748.036

CrossRef Full Text | Google Scholar

Ericsson, KA (2018c). «Дифференциальное влияние опыта, практики и преднамеренной практики на развитие лучших индивидуальных результатов экспертов», в Пересмотренное издание Cambridge Handbook of Expertise and Expert Performance , 2nd Edn, eds KA Ericsson, RR Hoffman, A. Kozbelt, and AM Williams, (Cambridge: Cambridge University Press), 745–769. doi: 10.1017/9781316480748.038

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Эрикссон, К. А., и Чарнесс, Н. (1994). Экспертное исполнение: его структура и комплектация. утра. Психол. 49, 725–747. doi: 10.1037/0003-066X.49.8.725

Полный текст CrossRef | Академия Google

Ericsson, K.A., Chase, W.G., and Faloon, S. (1980). Приобретение навыка памяти. Наука 208, 1181–1182. doi: 10.1126/science.7375930

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

Эрикссон, К. А., Хоффман, Р. Р., Козбельт, А., и Уильямс, А. М. (редакторы) (2018). Пересмотренное издание из Кембриджского справочника экспертов и специалистов. Кембридж: Издательство Кембриджского университета.

Академия Google

Ericsson, K.A., Krampe, R.T., and Tesch-Römer, C. (1993). Роль преднамеренной практики в приобретении экспертной производительности. Психология. Ред. 100, 363–406. doi: 10.1037/0033-295X.87.3.215

Полный текст CrossRef | Google Scholar

Эрикссон К.А. и Леманн А.С. (1996). Экспертная и исключительная производительность: свидетельство максимальной адаптации к ограничениям задач. год. Преподобный Психолог. 47, 273–305. doi: 10.1146/annurev.psych.47.1.273

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Эрикссон, К. А., и Пул, Р. (2016). Пик: секреты новой науки экспертизы. Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Houghton Mifflin & Harcourt.

Google Scholar

Эрикссон Х., Хармат Л., Теорелл Т. и Уллен Ф. (2017). Похожие, но разные: интервьюирование монозиготных близнецов, диссонирующих по музыкальной практике. Музыка. науч. 21, 250–266. doi: 10.1177/10298649791

CrossRef Full Text | Google Scholar

Эванс, П., и Макферсон, Г. Э. (2014). Идентичность и практика: мотивационные преимущества долгосрочной музыкальной идентичности. Психология. Музыка 43, 407–422. doi: 10.1177/0305735613514471

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Эйнон Н., Вуазен С., Люсия А., Ван Г. и Питсиладис Ю. (2017). Предисловие: геномика и биология упражнений претерпевают смену парадигмы. BMC Genomics 18 (Приложение 8): 825. doi: 10.1186/s12864-017-4184-6

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

Фиттс, П. М., и Познер, М. И. (1967). Возможности человека. Монтерей, Калифорния: Брукс.

Google Scholar

Фу Р., Гартлехнер Г., Грант М., Шамлиян Т., Седракян А., Уилт Т. Дж. и др. (2011). Проведение количественного синтеза при сравнении медицинских исследований: AHRQ и эффективная программа здравоохранения. Дж. Клин. Эпидемиол. 64, 1187–1197. doi: 10.1016/j.jclinepi.2010.08.010

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

Георгиадес Э., Клисурас В., Баулч Дж., Ван Г. и Питсиладис Ю. (2017). Почему природа преобладает над воспитанием в становлении элитного спортсмена. BMC Genomics 18:835. doi: 10.1186/s12864-017-4190-8

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

Гладуэлл, М. (2008). Выбросы: история успеха. Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Литтл, Браун и компания.

Google Scholar

Гликман М.Е. и Джонс А.С. (1999). Рейтинг шахматной рейтинговой системы. Шанс 12, 21–28.

Google Scholar

Гобет Ф. и Кампителли Г. (2007). Роль предметной практики, рук и стартового возраста в шахматах. Дев. Психол. 43, 159–172. doi: 10.1037/0012-1649.43.1.159

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

Грабнер Р. Х., Стерн Э. и Нойбауэр А. К. (2007). Индивидуальные различия в шахматном мастерстве: психометрическое исследование. Acta Psychol. 124, 398–420. doi: 10.1016/j.actpsy.2006.07.008

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

Грей, В. Д. (2017). Плато и асимптоты: ложные и реальные пределы человеческой деятельности. Курс. Реж. Психол. науч. 26, 59–67. doi: 10.1177/0963721416672904

Полный текст CrossRef | Google Scholar

Хабиби А., Дамасио А., Илари Б., Эллиотт Сакс М. и Дамасио Х. (2018). Музыкальное обучение и развитие ребенка: обзор недавних результатов лонгитюдного исследования. Энн. Н. Я. акад. науч. 1423, 73–81. doi: 10.1111/nyas.13606

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

Новости хакеров, (2017). Сообщение о хакерских новостях от «Paulpauper». Доступно по адресу: https://news.ycombinator.com/item?id=13855422 (по состоянию на 4 марта 2019 г.).

Google Scholar

Халлам С., Ринта Т., Варваригу М., Крич А., Папагеорги И., Гомес Т. и др. (2012). Разработка практических стратегий у молодых людей. Психология. Музыка 40, 652–680. doi: 10.1177/0305735612443868

CrossRef Full Text | Google Scholar

Халперн Д. Ф. и Вай Дж. (2007). Мир соревновательного эрудита: различия в зрительно-пространственных и вербальных способностях новичка и эксперта. Дж. Эксп. Психол. 13, 79–94. doi: 10.1037/1076-898X.13.2.79

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

Хамбрик Д. З., Освальд Ф. Л., Альтманн Э. М., Майнц Э. Дж., Гобет Ф. и Кампителли Г. (2014). Преднамеренная практика: это все, что нужно, чтобы стать экспертом? Разведка 45, 34–45. doi: 10.1016/j.intell.2013.04.001

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

Хамбрик, Д. З., и Такер-Дроб, Э. М. (2015). Генетика музыкальных достижений: доказательства корреляции и взаимодействия генов и окружающей среды. Психон. Бык. Ред. 22, 112–120. doi: 10.3758/s13423-014-0671-9

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

Харрис, К. Р. (2008). Преднамеренная практика, мысленные представления и умелое выступление в боулинге. Докторская диссертация, Университет штата Флорида, Таллахасси, Флорида.

Google Scholar

Хауген Т. А., Солберг П. А., Фостер К., Моран-Наварро Р., Брайтшедель Ф. и Хопкинс В. Г. (2018). Пиковый возраст и прогресс у легкоатлетов мирового класса. Междунар. J Спортивная физиол. Выполнять. 13, 1122–1129. doi: 10.1123/ijspp.2017-0682

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

Helsen, WF, Starkes, JL, and Hodges, NJ (1998). Командные виды спорта и теория преднамеренной практики. J. Спортивные упражнения. Психол. 20, 13–35.

Google Scholar

Хендри, Д. Т. (2012). Роль развивающей деятельности в самоопределяемой мотивации, увлеченности и мастерстве юных футболистов. Магистерская работа, Университет Британской Колумбии, Ванкувер, Британская Колумбия.

Google Scholar

Hopwood, MJ (2015). «Вопросы в сборе историй тренировок спортсменов», в Routledge Handbook of Sports Expertise , под ред. Дж. Бейкера и Д. Фэрроу (Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Routledge), 156–165.

Google Scholar

Howard, RW (2012). Продольные эффекты различных видов практики на развитие шахматного мастерства. Заяв. Познан. Психол. 26, 359–369. doi: 10.1002/acp.1834

Полный текст CrossRef | Google Scholar

Хатчинсон, К.У., Сакс-Эрикссон, Нью-Джерси, и Эрикссон, К.А. (2013). Обобщаемые аспекты развития балетного мастерства в разных странах и культурах: взгляд с точки зрения экспертного подхода. Высокий Ум. Стад. 24, 21–47. doi: 10.1080/13598139.2013.780966

CrossRef Full Text | Google Scholar

Хюттерманн С., Меммерт Д. и Бейкер Дж. (2014). Понимание микроструктуры практики: различия в тренировках между разными возрастными классами, уровнями знаний и видами спорта. Талант Дев. Отлично. 6, 17–29.

Google Scholar

Копьес Р. и Ли Дж. И. (2008). К общей модели навыков, связанных с чтением музыки с листа. Музыкальное образование. Рез. 10, 41–62. doi: 10.1080/14613800701871363

CrossRef Full Text | Google Scholar

Krampe, RT (1994). Поддержание совершенства: когнитивно-моторные показатели у пианистов разного возраста и уровня мастерства. Берлин: Max-Planck-Institut für Bildungsforschung.

Google Scholar

Крампе, Р. Т., и Эрикссон, К. А. (1996). Поддержание совершенства: преднамеренная практика и элитное исполнение молодых и пожилых пианистов. Дж. Экспл. Психол. 125, 331–359. doi: 10.1037/0096-3445.125.4.331

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

Лоу, М., Коте, Дж., и Эрикссон, К.А. (2007). Особенности профессионального развития в художественной гимнастике: ретроспективное исследование. Междунар. Дж. Упражнение. Спортивный психолог. 5, 82–103. doi: 10.1080/1612197X.2008.9671814

Полный текст CrossRef | Google Scholar

Леманн А.С. и Эрикссон К.А. (1996). Спектакль без подготовки: структура и приобретение мастерской чтения с листа и сопровождающего спектакля. Психомузыка. 15, 1–29. doi: 10.1037/h0094082

Полный текст CrossRef | Google Scholar

Лескинен Т. , Риннанкоски-Туикка Р., Ринтала М., Сеппанен-Лааксо Т., Полланен Э., Ален М. и др. (2010). Различия экспрессии генов мышечной и жировой ткани и кардиометаболических факторов риска у членов дискордантных по физической активности близнецовых пар. PLoS One 5:e12609. doi: 10.1371/journal.pone.0012609

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

Макартур, Д. Г., и Норт, К. Н. (2005). Гены и элитные спортивные результаты человека. Гул. Жене. 116, 331–339. doi: 10.1007/s00439-005-1261-8

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

Макиннис, М. Дж., и Гибала, М. Дж. (2017). Физиологическая адаптация к интервальным тренировкам и роль интенсивности упражнений. J. Physiol. 595, 2915–2930. doi: 10.1113/JP273196

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

Макнамара Б.Н., Хамбрик Д.З. и Освальд Ф.Л. (2014). Преднамеренная практика и производительность в музыке, играх, спорте, образовании и профессиях: метаанализ. Психология. науч. 25, 1608–1618. doi: 10.1177/0956797614535810

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

Макнамара Б.Н., Моро Д. и Хамбрик Д.З. (2016). Взаимосвязь между преднамеренной практикой и результативностью в спорте: метаанализ. Перспектива. Психол. науч. 11, 333–350. doi: 10.1177/17456635591

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

Малката, Р. М., и Хопкинс, В. Г. (2014). Изменчивость соревновательной деятельности элитных спортсменов: систематический обзор. Спорт Мед. 44, 1763–1774 гг. doi: 10.1007/s40279-014-0239-x

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

Макферсон, Г. Э., и Ренвик, Дж. М. (2001). Лонгитюдное исследование саморегуляции в детской музыкальной практике». Музыкальное образование. Рез. 3, 169–186. doi: 10.1080/14613800120089232

Полный текст CrossRef | Google Scholar

Мейнц, Э. Дж., и Хамбрик, Д. З. (2010). Преднамеренная практика необходима, но недостаточна для объяснения индивидуальных различий в навыках чтения на фортепиано с листа: роль объема рабочей памяти. Психология. науч. 21, 914–919. doi: 10.1177/0956797610373933

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

Меммерт Д., Бейкер Дж. и Берч К. (2010). Играйте и тренируйтесь в развитии спортивного творчества в командных видах спорта с мячом. Высокая способность. Стад. 21, 3–18. doi: 10.1080/13598139.2010.488083

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Микша, П. (2015). Влияние обучения саморегуляции на исполнительские достижения, музыкальную самоэффективность и практику продвинутых духовых исполнителей. Психология. Музыка 43, 219–243. doi: 10.1177/0305735613500832

Полный текст CrossRef | Google Scholar

Моран, К. Н., и Питсиладис, Ю. П. (2017). Рожденные или ставшие чемпионами Тур де Франс: где мы берем генетику выступлений? J. Спортивные науки. 35, 1411–1419. doi: 10.1080/02640414.2016.1215494

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

Моро Д., Макнамара Б. Н. и Хамбрик Д. З. (2018). Преувеличение роли факторов окружающей среды в успехе: предостережение. Курс. Реж. Психол. науч. 28, 28–33. doi: 10.1177/0963721418797300

Полный текст CrossRef | Google Scholar

Мосинг М. А., Мэдисон Г., Педерсен Н. Л., Куджа-Халкола Р. и Уллен Ф. (2014). Практика не делает совершенным: музыкальная практика не оказывает причинно-следственного влияния на музыкальные способности. Психология. науч. 25, 1795–1803 гг. doi: 10.1177/0956797614541990

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

Моксли Дж. Х., Эрикссон К. А., Шайнер А. и Таффиаш М. (2015). Влияние опыта и неиспользования на решение кроссвордов. Заяв. Познан. Психол. 29, 73–80. doi: 10.1002/acp.3075

Полный текст CrossRef | Google Scholar

Моксли, Дж. Х., Эрикссон, К. А., и Таффиаш, М. (2019). Гендерные различия в производительности SCRABBLE и связанное с этим участие в целенаправленной практической деятельности. Психология. Рез. 83, 1147–1167. doi: 10.1007/s00426-017-0905-3

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

Муджика, И. (2010). Интенсивная тренировка: ключ к оптимальной производительности до и во время тейпера. Скан. Дж. Мед. науч. Спорт 20, 24–31. doi: 10.1111/j.1600-0838.2010.01189.x

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

Пино, Дж., и Граппе, Ф. (2015). Шестилетний мониторинг примера участника из 10 лучших велосипедных гонок. J. Спортивные науки. 33, 907–914. doi: 10.1080/02640414.2014.969296

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

Плант Э. А., Эрикссон К. А., Хилл Л. и Асберг К. (2005). Почему учебное время не предсказывает средний балл студентов колледжа: последствия преднамеренной практики для академической успеваемости. Контемп. Образовательный Психол. 30, 96–116. doi: 10.1016/j.cedpsych.2004.06.001

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Platz, F., Kopiez, R., Lehmann, A.C., and Wolf, A. (2014). Влияние преднамеренной практики на музыкальные достижения: метаанализ. Фронт. Психол. 5:646. doi: 10.3389/fpsyg.2014.00646

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

Пломин Р., Шейкшафт Н. Г., Макмиллан А. и Тшасковски М. (2014). Природа, воспитание и опыт: ответ Эрикссон. Разведка 45, 115–117. doi: 10.1016/j.intell.2014.01.003

Полный текст CrossRef | Google Scholar

Пломин Р. и Спинат Ф. М. (2002). Генетика и общие когнитивные способности (g). Познание тенденций. науч. 6, 169–176. doi: 10.1016/s1364-6613(00)01853-2

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

Ранкинен Т., Фуку Н., Вольфарт Б., Ван Г., Саржински М. А., Алексеев Д. Г. и др. (2016). Нет доказательств общего профиля варианта ДНК, специфичного для спортсменов на выносливость мирового класса. PLoS One 11:e0147330. doi: 10.1371/journal.pone.0147330

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

Расдал В., Моэн Ф. и Сандбакк О. (2018). Многолетнее развитие тренировочных, технических и физиологических качеств олимпийского чемпиона по лыжному двоеборью. Фронт. физиол. 9:931. doi: 10.3389/fphys.2018.00931

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

Рейли Т., Моррис Т. и Уайт Г. (2009). Специфика назначения тренировок и физиологическая оценка: обзор. J. Спортивные науки. 27, 575–589. doi: 10.1080/02640410

9741

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

Ruthsatz, J., Detterman, D.K., Griscom, WS, и Cirullo, B.A. (2008). Стать экспертом в области музыки: нужно больше, чем просто практика. Разведка 36, 330–338. doi: 10.1016/j.intell.2007.08.003

Полный текст CrossRef | Google Scholar

Шмидт, Ф.Л., Шаффер, Дж. А., и О, И.С. (2008). Повышенная точность поправок на ограничение диапазона: последствия для роли личности и общих умственных способностей в работе и обучении. чел. Психол. 61, 827–868. doi: 10.1111/j.1744-6570.2008.00132.x

Полный текст CrossRef | Google Scholar

Снеллинг П. К., Липскомб М., Локьер Л., Йейтс С. и Янг П. (2010). Время, потраченное на изучение модуля программы медсестер перед регистрацией: предварительное исследование и последствия для регулирования. Медсестра Воспитатель. Сегодня 30, 713–719. doi: 10.1016/j.nedt.2010.01.010

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

Солли Г.С., Тённессен Э. и Сандбакк О. (2017). Тренировочные характеристики самой успешной лыжницы в мире. Фронт. Физиол. 8:1069. doi: 10.3389/fphys.2017.01069

Полный текст CrossRef | Google Scholar

Зоннентаг С. и Кляйне Б.М. (2000). Преднамеренная практика на работе: исследование со страховыми агентами. Дж. Оккуп. Орган. Психол. 73, 87–102. doi: 10.1348/096317

6895

Полный текст CrossRef | Google Scholar

Старкес Дж. Л., Дикин Дж. М., Аллард Ф., Ходжес Н. Дж. и Хейс А. (1996). «Преднамеренная практика в спорте: что это вообще такое?», «Дорога к совершенству: приобретение экспертных достижений в области искусства и науки, спорта и игр» , изд. К. А. Эрикссон (Махва, Нью-Джерси: Lawrence Erlbaum Associates), 81–106.

Академия Google

Стогер, Х. (2007). Спецвыпуск на тему «Экспертиза и исследования одаренности». Высокий Ум. Стад. 18, 1–115.

Google Scholar

Тедески, Р. А. Б., и Янг, Б. В. (2017). Связь между самоконтролем, практикой и уровнем мастерства в развитии спортивного мастерства. Рез. В. Упражнение. Спорт 88, 108–113. doi: 10.1080/02701367.2016.1267836

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

Томас Р. П. и Лоуренс А. (2018). Оценка эффективности работы экспертов по сравнению с другими профессиональными областями. J. Appl. Рез. Мем. Познан. 7, 167–176. doi: 10.1016/j.jarmac.2018.03.009

Полный текст CrossRef | Google Scholar

Уллен Ф., Хамбрик Д. З. и Мосинг М. А. (2015). Переосмысление опыта: многофакторная модель взаимодействия генов и окружающей среды для экспертной работы. Психология. Бык. 142, 427–446. doi: 10.1037/bul0000033

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

Уренья, Калифорния (2004). Приобретение навыков у артистов балета: связь между преднамеренной практикой и опытом (докторская диссертация). Университет штата Флорида, Таллахасси. Электронные тезисы, трактаты и диссертации. Diginole Commons (документ № 1452).

Google Scholar

Уорд П., Ходжес Н. Дж., Старкес Дж. Л. и Уильямс А. М. (2007). Путь к совершенству: преднамеренная практика и развитие опыта. Высокий Ум. Стад. 18, 119–153. doi: 10.1080/13598130701709715

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

Юн, Дж. С., Эрикссон, К. А., и Донателли, Д. (2018). Влияние 30-летнего простоя на исключительную производительность памяти. Познан. науч. 42 (Прил. 3), 884–903. doi: 10.1111/cogs.125

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

Янг Б.В., Медик Н., Вейр П.Л. и Старкес Дж.Л. (2008). Объясняя результаты элитных бегунов среднего возраста: влияние возраста и текущих и прошлых тренировочных факторов. J. Спортивные упражнения. Психол. 30, 737–754. doi: 10.1123/jsep.30.6.737

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

Young, BW, and Salmela, JH (2010). Изучение тренировочной деятельности, связанной с приобретением элитных результатов в канадском беге на средние дистанции. Междунар. Дж. Спортивная психология. 41, 73–90.

Google Scholar

To Boost Internal Innovation, Ericsson Thinks Inside The Boxes

To Boost Internal Innovation, Ericsson Thinks Inside The Boxes
  • Homepage

  • Co.

    Design
  • Tech

  • Work Life

  • Новости

  • Влияние

  • Подкасты

  • Видео

  • Live Event

    Innovation Festival

  • IF360

  • Subscribe

Help Center

fastco works

  • AWS

  • Deloitte

  • Dept

  • Elevate Prize

  • EY

  • IBM

  • Klarna

  • Visa

  • Fast Works

    .0003

Исполнительный совет FC

коллекции

  • Fast Government

    Будущее инноваций и технологий в правительстве для общего блага влияние

  • Самые творческие люди

    Лидеры, творчески формирующие будущее бизнеса

  • Идеи, меняющие мир

    Новые рабочие места, новые источники пищи, новая медицина-даже совершенно новая экономическая система

  • Инновации по дизайну

    Празднование лучших идей в бизнесе

Newsplater

Events

9128
  • 8 NENGILLTE

    Курсы и обучениеРекламаТекущий выпуск

    ПОДПИСАТЬСЯ

    Следуйте за нами:

    Бен Пейнтер быть медленно, кропотливо установлены.

    Возьмем LTE, систему передачи, лежащую в основе так называемого 4G, нынешнего золотого стандарта бесшовной высокоскоростной передачи данных: с тех пор, как в 2010 году была запущена новая система, большинству сетевых гигантов, стоящих за этой сетью покрытия, пришлось физически установить новое оборудование, заменив микроволновое оборудование по всей стране, чтобы обеспечить правильную синхронизацию новой системы радиоинтерфейса. Одна из причин, по которой ваши тарифы на передачу данных по мобильному телефону такие дорогие? Всем нужно много времени, денег и рабочей силы, чтобы сделать что-то быстрее.

    Магнус Карлссон

    Это не просто расстраивает клиентов; это также раздражает компьютерных инженеров, которые ненавидят вопиющую неэффективность. Итак, однажды утром Ханс Сандхольт, системный менеджер Ericsson, устал просто стонать о проблеме за чашкой кофе со своими коллегами и решил что-то с этим сделать. Его классная идея: создать серию обновлений программного обеспечения, которые можно было бы установить в микроволновом оборудовании в полевых условиях, чтобы существенно перепрограммировать его, а не заменить его по мере изменения технологии вещания. Результат: гораздо меньше замены оборудования. «У вас может быть продукт, который может развиваться, оставаясь при этом частью системы», — говорит Сандхольт.

    Сандхольт определенно работал в месте, которое приветствовало бы это изменение. Ericsson, шведская компания, занимающаяся технологиями связи, предлагает услуги, программное обеспечение и инфраструктуру для крупных телекоммуникационных компаний и других отраслей. Тем не менее, он столкнулся со своим собственным управленческим парадоксом: технически он был просто менеджером среднего звена, тем центральным чистилищем, где многие великие идеи в компаниях часто упускают из виду.

    Лучше всего думать о IdeaBox как о специальном пространстве для мозгового штурма.

    К счастью, компания Ericsson создала собственный внутренний конвейер инноваций именно для таких когда-то маргинализированных людей, как Сандхольт, чтобы их собственные концепции заметили и развили. В 2008 году компания запустила IdeaBoxes, онлайн-платформу для обмена идеями, которая используется для всех типов идей, от революционных до дополнительных. Сотрудники могут публиковать свои идеи на онлайн-форуме, чтобы получить отзывы коллег и получить одобрение. Лучше всего думать о IdeaBox как о специальном пространстве для мозгового штурма. Во-первых, менеджерам рекомендуется начинать темы, касающиеся мест, где они замечают неэффективность, и во многих случаях предлагать общие пути, которые можно улучшить. Затем каждый создатель коробки становится менеджером своего собственного потока, воздействуя на предложения, поступающие от других, пока они не превратят свою грубую идею в более отполированную законченную концепцию, которая может привлечь внимание.

    После создания ящика десятки, а иногда и сотни сотрудников могут внести свои собственные идеи. Идея, которая может помочь более чем одному отделу, всегда может быть помещена более чем в одну коробку. Сотрудники также могут найти существующие ящики, чтобы отправить свои предложения, используя сопоставление ключевых слов, что также помогает отделам по всему миру видеть, как другие решают аналогичные проблемы. Самое главное, каждый получает признание за свой вклад. Менеджерам, которым нравятся предложения, рекомендуется публично помечать их примечаниями, в которых говорится, что было заявлено в качестве интереса, действия или реализации.

    «Мы сказали: «Давайте создадим систему лучше, чем традиционный ящик для предложений», — говорит Магнус Карлссон, директор по развитию нового бизнеса и инновациям в отделе стратегии групповых функций компании. Вместо того, чтобы заставлять сотрудников просто выдвигать грубые проблемы вышестоящим руководителям, теперь они могут объединиться, чтобы лучше решить их — и выяснить, кто может взять на себя инициативу в этом действии. Как говорит Карлссон: «Мы хотели, чтобы идеи свободно распространялись по разным подразделениям организации».

    Сегодня около четверти сотрудников Ericsson, насчитывающих 100 000 человек, используют эту систему, взвешивая все, от отдельных продуктов и услуг до корректировок существующих процессов, бизнес-моделей или способов работы. Текущая платформа имеет около 200 активных ящиков. Это помогло создать 60 000 комментариев примерно к 30 000 идеям. Как правило, одна из каждых 30 идей оказывается достаточно хорошей для реализации.

    Многие исправления IdeaBox небольшие, простые и ничего не стоят. Но после запуска форума Эрикссон быстро осознал, что им не хватает ключевого компонента — финансирования — для реализации многих их идей, которые казались журавлем в небе. Ответ: Innova box, пространство, которое также функционирует как их собственный канал венчурного капитала. Там команда внутренних спонсоров может наградить сотрудников как деньгами, так и дополнительным временем для реализации очень многообещающих проектов.

    Innova была основана в 2010 году и существует в основном для концепций, которые могут быть коммерциализированы. Хотя компания не раскрывает точных цифр, финансирование варьируется и предоставляется подразделением, к которому относится продукт. Идея Сандхольта, например, относилась к отделу разработки IP и широкополосного доступа компании, который выделил 1% своего общего бюджета на развитие Innova. Это небольшие деньги для публичной компании, оцениваемой в 34 миллиарда долларов.

    Многие ошибочно полагают, что для того, чтобы вас заметили, нужно иметь новое изобретение.

    В сентябре 2010 года Сандхольт представил свою идею обновления программного обеспечения LTE в ящик Innova, каталогизированный под жаргонным заголовком: «Фазовая синхронизация по устаревшим модемам с использованием решения для рендеринга каналов HCC, невосприимчивого к нагрузке трафика». Он был помечен серией одинаково специфичных для программиста поисковых слов (1PPS, LTE, FDD и т. д.). К январю 2011 года он был просмотрен 286 раз и получил несколько комментариев, которые оказались достаточно полезными для Сандхольта, чтобы получить свою первую награду Innova: неделя на доработку идеи и создание формальной презентации продукта. Он станет предпринимателем своей собственной идеи.

    В Innova первоначальные вознаграждения часто бывают довольно дешевыми — обычно в эту неделю и, в некоторых случаях, до 500 долларов начального капитала. Оттуда финансирование будущего проекта обеспечивается личным участием команды венчурных капиталистов. На сегодняшний день примерно одна из десяти заявок — примерно 100 заявок в год — получает финансирование. После того, как его первоначальная идея получила зеленый свет, Сандхолт получил еще два раунда финансирования Innova, сначала для финансирования поездки в Китай, где он сотрудничал с производителями для создания прототипа, а затем для поддержки поездки в Венгрию, где он работал вместе с другой командой разработчиков компании над тем, как лучше всего интегрировать его.

    Большинство новаторов не получают надбавок или бонусов за создание новых продуктов для компании, но взаимодействие с IdeaBox окупается другими способами. Традиционно каждый создатель ящиков вручает виртуальные медали — золотые, серебряные или бронзовые — своим соавторам, которые помогают находить лучшие решения для устранения неполадок. Это дает создателям идей видимость, что может помочь укрепить их репутацию новаторов внутри компании. Box менеджерам также разрешено стимулировать обмен идеями (некоторые предлагают свои собственные подарочные сертификаты для отличных предложений).

    Каждый участник IdeaBoxes также получает баллы, которые становятся важными во время проверки. «Одно из обсуждений, которое менеджеры ведут с сотрудниками, касается инноваций, — говорит Карлссон. «А поскольку в компании существует общая система, легко получить показатели, чтобы увидеть, какой вклад вносит человек».

    В декабре программное решение Sandholt было развернуто у 30 000 клиентов по всему миру. Это должно помочь компании сэкономить миллионы на создании и установке оборудования для обновления LTE — и, вероятно, сэкономит еще миллионы, поскольку общая концепция будет применяться к будущим технологиям.

    Сандхолт вернулся к своей старой работе. Хотя в последнее время он не выдвигал никаких идей, он рад помочь другим улучшить их идеи и заработать на этом влияние. Тем временем его концепция недавно была названа «Лучшей идеей» на церемонии вручения наград Ericsson Innova Awards, проводимой в Силиконовой долине, которая присуждается людям, стимулирующим инновации.

    Для него это подтверждение того, что значит совершить прорыв в современную эпоху. «Заблуждение, которое есть у многих людей, заключается в том, что вам нужно иметь новое изобретение, чтобы вас заметили. Но это не изобретение, это инновация, развитие того, что у нас уже есть», — говорит он.

    Эрикссон не единственный бенефициар. В долгосрочной перспективе такое мышление может означать еще более быстрое соединение и еще более дешевые счета за сотовую связь для всех.

    [ Лампочки Изображение: Артур Домагала через Shutterstock ]

    Технология

    Технология

    Совершенно новая функция Slack имеет неожиданно богатую предысторию Alexa: Вот дико амбициозный новый AI-помощник

    Новости

    Новости

    Бесплатные макияжи придут на концертную площадку рядом с вами

    Новости

    Райан Рейнольдс объединяется с Creatively, чтобы предложить гранты в размере 5000 долларов для творческих людей, начинающих свою карьеру

    Новости

    Что будет означать рецессия в Европе для экономики США?

    Совместный дизайн

    Журнал Fast Company

    Почему Crocs вернулись и другие разработки в области дизайна

    Совместный дизайн

    Новый музей, посвященный легенде спорта Джеки Робинсону, выходит за рамки знакомой истории

    Co. Design

    Забудьте об утяжеленных одеялах. Вам нужна утяжеленная подушка

    Трудовая жизнь

    Трудовая жизнь

    Я хронически больной студент, и одностороннего маскирования недостаточно

    Трудовая жизнь

    4 распространенных причины, по которым лидеры не могут извлечь уроки из кризиса

    Трудовая жизнь

    Неожиданное способы пассивно-агрессивного поведения на работе

    Ericsson – Mikael Eriksson Björling

    Большинство инноваций прямо или косвенно обусловлено новыми технологиями – даже инновациями в бизнес-моделях и изменением поведения потребителей – и тем, как новые технологии меняют наш мир и различные рынки. Таким образом, понимание новых технологий и их влияния является предпосылкой для того, чтобы иметь возможность постоянно вводить новшества.

    Итак, как новые технологии, такие как 5G, искусственный интеллект, виртуальная и дополненная реальность, способствуют инновациям? Они делают это главным образом тремя способами:

    • Как основатели новых рынков
    • В качестве носителя инноваций
    • В качестве усилителя способностей человека

    Давайте рассмотрим эти три пути один за другим:

    Технологии как основатели новых рынков

    Новые технологии оказывают огромное влияние на рынки и их динамику. Так было всегда, но в эпоху цифровых технологий это происходит быстрее, чем когда-либо прежде. За последние десятилетия мы видели, как цифровые технологии изменили множество различных рынков. Потоковое вещание разрушило музыкальную индустрию, а также телевидение и кино, а социальные сети радикально разрушили весь медиа-сектор.

    Давайте взглянем на 5G — технологию, которую разрабатывает Эрикссон. По мере того, как 5G начинает становиться реальностью на рынке, появляется много новых возможностей и возможностей, таких как нарезка сети, сверхнизкая задержка, молниеносная скорость и исключительная надежность, и это лишь некоторые из них. И эти возможности открывают множество новых вариантов использования: от дистанционного управления транспортными средствами в шахте до небольших датчиков, срок службы батареи которых составляет 10 лет. Эти технологические функции изменят текущую логику многих предприятий и создадут новые рынки для тех, кто видит возможности.

    Когда в нашем обществе внедряются новые технологии, они также определяют новое поведение людей и их роль как потребителей, и эти новые модели поведения представляют собой потенциальные новые рынки. То же самое происходит и в отраслях: когда становится доступной новая технология, организации могут изменить области своего бизнеса, такие как цепочки создания стоимости и операции, а также целые бизнес-модели и весь рынок.

    Искусственный интеллект (ИИ) — еще одна горячая область технологий, которая откроет новые рынки и рыночные ниши во многих отраслях. Сегодня большинство областей связаны с эффективностью и результативностью инноваций (области слева в модели, которую я описал в своем предыдущем блоге).

    Наиболее распространенной областью исследований сегодня является автоматизация бизнес-процессов, например, цифровых и физических задач. Harvard Business Review недавно сообщил, что 25% из 250 руководителей предприятий, участвовавших в их опросе, считают, что ИИ поможет им выйти на новые рынки. Гораздо больше таких руководителей считают, что искусственный интеллект помогает повысить эффективность и действенность их текущей бизнес-логики.

    Технологии как средство инноваций

    Как мы уже говорили ранее, инновации и технологии тесно взаимосвязаны. Два очень заметных способа, которыми технологии продвигают инновации вперед, заключаются в том, что они стимулируют работу и экспериментирование, и это само по себе ускоряет инновационные процессы.

    Не так давно экспериментировать с новыми технологиями могли только транснациональные корпорации или исследовательские лаборатории, финансируемые государством. Сегодня доступные технологии — цифровые и другие — позволяют большинству предприятий — больших и малых — экспериментировать с идеями и концепциями совершенно по-новому, причем в реальности, а не только в испытательных лабораториях.

    Например, теперь можно тестировать продукты и услуги онлайн по очень низкой цене, а также тестировать обновления, изменения и настройки. Прототипирование стало доступным для всех благодаря простому в использовании программному обеспечению и 3D-печати. ИИ может моделировать различные рыночные сценарии на основе доступных реальных данных. Виртуальная реальность позволяет создавать совершенно новые типы чертежей, которые на самом деле оживляют продукты и услуги и, таким образом, позволяют оценить их до их создания или производства.

    Цифровые технологии и новые технологии, которые они позволяют (такие как AR, VR и AI), сокращают традиционный инновационный процесс индустриальной эпохи. То, на что раньше уходили годы планирования, тестирования и реализации, теперь можно выполнить за месяцы, а иногда и недели.

    Еще один способ, с помощью которого новые технологии, в частности ИИ, могут ускорить внедрение инноваций, заключается в устранении препятствий, связанных с неопределенностью или отсутствием информации. Непрерывное быстрое выявление и исключение гипотез, несомненно, сделает инновационный процесс более сфокусированным и эффективным для выработки надежных решений. ИИ, намного превосходящий людей в мгновенном анализе больших объемов данных, значительно сокращает инновационные процессы. Данные — это белок систем ИИ: при наличии достаточного количества данных ИИ сможет увеличить скорость инноваций.

    Технологии как усилитель человеческих возможностей

    Один из способов взглянуть на это состоит в том, что цифровая трансформация, после преобразования области за областью, достигла самой технологии и начинает рекурсивно преобразовывать технологическую эволюцию, какой мы ее знаем. Это раскрывает огромный потенциал, но также вызывает опасения относительно того, что означает, что технологии — и не только люди — контролируют технологический прогресс. Как будет сказано далее, существуют как оптимистичные, так и пессимистичные взгляды на наше технологическое будущее.

    Независимо от позиции в этом вопросе, очевидно, что новые технологии приобретают все большее значение в самом процессе инноваций.

    Теперь технологическая эволюция достигла точки, когда она может помочь нам преодолеть — или, по крайней мере, обойти — наши собственные когнитивные недостатки. Там, где человеческому разуму не удается проявить характеристики, способствующие изменениям и творческому мышлению, технологии могут дать нам дополнительный толчок к большей инновационной способности.

    Одной из областей, близких моему сердцу, является дизайн, в особенности дизайн и инновации. У дизайнера сегодня есть совершенно новый набор возможностей и инструментов для проектирования и прототипирования. Как быстрые, так и создающие формы и взаимодействия, которые были бы невозможны десять лет назад.

    Лаборатория стратегического дизайна Ericsson работает с городами и вопросами городского планирования, и для этого они используют AR для удаления зданий из реальной среды и размещения в ней моделей новой архитектуры, создавая инструмент, позволяющий исследовать городское планирование. с чрезвычайно низкой стоимостью и возможностями, которые еще несколько лет назад были только фантастикой.

    Другой пример можно увидеть в автомобилестроении, где компании начинают создавать модели автомобилей в виртуальной реальности вместо сверхдорогих и трудоемких моделей из глины, которые традиционно использовались. И в той же отрасли есть новички, такие как Local Motors, которые бросают вызов традиционному способу проектирования и производства автомобилей с использованием краудсорсинга, открытого исходного кода и технологий 3D-печати для физического прототипирования и производства.

    Наконец, и в заключение, понимание новой технологии необходимо в двух основных качествах:

    1. Понимание технологий в качестве отправной точки:  Организации, которые хотят внедрять инновации, должны (в большинстве случаев) понимать основу, которую новые технологии создают для любого рынка сегодня. Как новая технология изменила условия на вашем рынке и какие существуют технологии, которые изменят ваши продукты и услуги, и как вы моделируете их для рынка?
    2. Понимание технологии как средства реализации:  Вторая способность, в которой понимание технологии необходимо для инноваций, — это способность как средство реализации. Например, как новые технологии могут помочь реализовать новые идеи и изобретения на рынке. Технологии также позволяют экспериментировать с новыми идеями и тестировать новые концепции, и организации, которые понимают, как использовать новые технологии на этом этапе инноваций, получат рычаги, которых нет у других организаций.

    Итак, как 5G, AI, VR и AR будут способствовать инновациям в вашей отрасли? Вы видите возможности или только угрозы?

    Нравится этот пост? Не забудьте ознакомиться с первой и второй статьями в блоге Ericsson Big Ideas Blog

    Творчество | Noba

    Автор Dean Keith Simonton

    Калифорнийский университет в Дэвисе

    Идея или решение считаются творческими, если они оригинальны, полезны и удивительны. Однако, в зависимости от того, кто на самом деле оценивает эти три критерия, мы должны отличать личное «маленькое Творчество» от согласованного «Большого Творчества». В любом случае психологи, изучающие креативность, чаще всего придерживаются одной из трех точек зрения. Во-первых, они могут спросить, как думают создатели, и, таким образом, сосредоточиться на когнитивных процессах, лежащих в основе творчества. Во-вторых, они могут спросить, кто является творческим человеком, и, следовательно, изучить личные характеристики высокотворческих людей. В-третьих, они могут спросить о социальном контексте и, таким образом, изучить среду, влияющую на творчество. Хотя психологи добились значительных успехов в изучении креативности, на многие волнующие и важные вопросы еще предстоит ответить.

    • Креативность
    • Новизна
    • Оригинальность
    • Неожиданность
    • Полезность

    Цели обучения

    • Постичь три критерия творчества.
    • Оцените некоторые когнитивные процессы, лежащие в основе творчества.
    • Знайте некоторые личные качества очень творческих людей.
    • Понять, как определенные социальные условия влияют на творчество.

    Что общего у следующего: препарат пенициллин, Эйфелева башня, фильм Властелин колец , Общая теория относительности, гимн Удивительная благодать , iPhone, роман Дон Кихот , картина Мона Лиза , рецепт шоколадной помадки, безалкогольный напиток Coca-Cola, видеоигра Wii Sports , нападение на Западном побережье в футболе и молния? Ты угадал! Все названные предметы были продуктами творческой мысли. Ни один из них не существовал до тех пор, пока кому-то не пришла в голову идея. Творчество — это не то, что вы просто срываете, как яблоки с дерева. Поскольку творческие идеи настолько особенные, создатели, которые придумывают лучшие идеи, часто высоко вознаграждаются славой, богатством или и тем, и другим. Нобелевские премии, Оскары, Пулитцеровские премии и другие награды приносят славу, а большие продажи и кассовые сборы приносят богатство. Но что такое творчество в первую очередь?

    Оригинальные патентные чертежи «шкафчика с застежкой» — того, что мы сегодня называем застежкой-молнией. Это вездесущее устройство было продуктом творческого ума американского изобретателя Уиткомба Джадсона, который также изобрел машину для быстрого и дешевого изготовления молний. [Изображение: CC0 Public Domain, https://goo.gl/m25gce]

    Творчество возникает, когда у кого-то появляется креативная идея. Примером может служить творческое решение сложной проблемы. Но что делает идею или решение креативными? Хотя психологи предложили несколько определений (Plucker, Beghetto, & Dow, 2004; Runco & Jaeger, 2012), вероятно, лучшим определением является определение, недавно адаптированное из трех критериев, которые использует Патентное ведомство США для принятия решения о том, может ли изобретение быть запатентовано. защита (Simonton, 2012).

    Зная, что увеличительные стекла уже были широко известны, как бы вы оценили креативность изобретения очков по критериям оригинальности, полезности и неожиданности? [Изображение: CC0 Public Domain, https://goo. gl/m25gce]

    Первый критерий — оригинальность. Идея должна иметь низкую вероятность. Действительно, он часто должен быть уникальным. Специальная теория относительности Альберта Эйнштейна определенно удовлетворяла этому критерию. Никакой другой ученый не придумал эту идею.

    Второй критерий полезность . Идея должна быть ценной или работать. Например, решение должно, по сути, решать проблему. Оригинальный рецепт, по которому получается блюдо, вкус которого настолько ужасен, что его невозможно есть, не может быть творческим. В случае с теорией Эйнштейна его принцип относительности дал объяснение тому, что в противном случае было бы необъяснимым эмпирическим результатом.

    Третий и последний критерий сюрприз . Идея должна быть неожиданной или, по крайней мере, неочевидной (если использовать термин, используемый Патентным ведомством). Например, решение, основанное на приобретенном опыте, нельзя считать удивительным, даже если оно было оригинальным. Теория относительности Эйнштейна не была пошаговым выводом из классической физики, а была построена на новом фундаменте, который бросил вызов самой основе традиционной физики.

    Применяя эти три критерия, важно понимать, что оригинальность, полезность и неожиданность — количественные, а не качественные атрибуты идеи. В частности, мы действительно должны говорить о степени, в которой идея удовлетворяет каждому из трех критериев. Кроме того, три атрибута должны иметь нулевую точку, то есть должна быть возможность говорить об идее, лишенной какой бы то ни было оригинальности, полезности или неожиданности. Наконец, мы должны предположить, что если идея получает ноль баллов по какому-либо одному критерию, то она также должна иметь нулевую креативность. Например, кто-то, кто заново изобретает колесо, безусловно, создает полезную идею, но в этой идее нет оригинальности и, следовательно, нет никакого творчества. Точно так же тот, кто изобрел парашют, полностью сделанный из железобетона, получил бы много похвалы за оригинальность — и сюрприз! — но не за полезность.

    Тем не менее, безусловно, мы должны спросить: Кто выносит эти суждения? Человек, который сгенерировал идею, или другие люди, которые, как ожидается, оценят эту идею? Если первое, то мы можем говорить о субъективном или личном «маленьком творчестве», а если второе, то мы имеем дело с объективным или консенсуальным «большим творением» (Саймонтон, в печати). Это различие важно, потому что иногда личные и согласованные оценки не обязательно должны совпадать. Подобные разногласия особенно заметны у «забытых гениев», таких как поэтесса Эмили Дикинсон, художник Винсент Ван Гог и ученый Грегор Мендель, — все они выдвинули идеи, получившие признание за свое творчество лишь посмертно.

    Креативность — очень сложное явление (Hennessey & Amabile, 2010; Runco, 2004). В результате психологи, изучающие креативность, могут делать это с разных точек зрения. Тем не менее, тремя наиболее распространенными точками зрения являются когнитивные процессы, личностные характеристики и социальные контексты.

    Ученые-когнитивисты уже давно интересуются процессами мышления, которые приводят к творческим идеям (Simonton & Damian, 2013). Действительно, многие так называемые «креативные тесты» на самом деле являются мерой мыслительных процессов, которые, как считается, лежат в основе творческого акта (Simonton, 2003b). Следующие две меры являются одними из самых известных.

    Первым из них является тест удаленных партнеров, или RAT, который был представлен Медником (1962). Медник считал, что творческий процесс требует способности связывать идеи, которые концептуально считаются очень далекими друг от друга. RAT состоит из заданий, требующих от респондента определить слово, которое может быть связано с тремя довольно разными словами-стимулами. Например, какое слово может быть связано со словами «вдова, укус, обезьяна»? Ответ — паук (паук черная вдова, укус паука, паук-обезьяна). Этот конкретный вопрос относительно прост, другие гораздо сложнее, но он дает вам основную идею.

    Что ты видишь? Обычный кусок строительного материала? Те, кто набрал больше баллов в задании «Необычное использование», могут представить множество возможностей для скромного кирпича. [Изображение: CC0 Public Domain, https://goo.gl/m25gce]

    Вторая мера — задача необычного использования (Guilford, 1967; Torrance, 1974). Здесь участника просят придумать альтернативное использование общего объекта, например кирпича. Ответы могут быть оценены по четырем параметрам: (a) беглость , общее количество соответствующих использований; (б) оригинальность , статистическая редкость данного использования; (c) гибкость , количество отдельных концептуальных категорий, подразумеваемых различными вариантами использования; и (d) уточнение , количество деталей, предоставленных для созданных видов использования. Например, использование кирпича в качестве пресс-папье представляет собой другую концептуальную категорию, чем использование его объема для сохранения воды в туалетном бачке. Способность к необычному использованию — лишь один из примеров общей когнитивной способности к дивергентному мышлению (Guilford, 19).67). В отличие от конвергентного мышления, которое сводится к одному лучшему ответу или решению, дивергентное мышление предлагает множество возможностей, которые могут сильно различаться по полезности.

    К сожалению, многие различные когнитивные процессы связаны с творчеством (Simonton & Damian, 2013). Вот почему мы не можем использовать единственное число; нет такой вещи, как «творческий процесс». Тем не менее, у различных процессов есть одна общая черта: все они позволяют человеку «мыслить нестандартно», навязанному рутинным мышлением, — выходить на территорию, которая в противном случае была бы проигнорирована (Simonton, 2011). Творчество требует, чтобы вы шли туда, куда вы не знаете, куда идете.

    Кто-нибудь может быть творческим? Или творчество зависит от индивидуальных различий, таких как интеллект? Может ли креативность нормально распределяться так же, как баллы по IQ-тестам? Ответ сложный. В отличие от общего интеллекта, который представляет собой более или менее целостную когнитивную способность, креативность является в такой же степени личным качеством, как и интеллектуальные способности. Эта особенность проявляется в том, что некоторые «креативные тесты» на самом деле являются показателями личности, интересов и ценностей (Simonton, 2003b). Примером может служить шкала творческой личности контрольного списка прилагательных Гофа (Гоф, 19 лет). 79; см. также Carson, Peterson, & Higgins, 2005). В этом показателе человека просят отметить все прилагательные, которые считаются особенно самоописательными. Соответствующие прилагательные показаны в таблице 1. Как бы вы описали себя ? Вы бы использовали больше прилагательных в левой или правой колонке?

    Таблица 1. Шкала творческой личности по контрольному списку прилагательных Гофа (1979). Примечание. Контрольный список прилагательных на самом деле содержит 300 прилагательных, расположенных в алфавитном порядке от «рассеянный» до «безумный», но только вышеуказанные прилагательные получили оценку.

    Еще одна причина говорить о «творческой личности» заключается в том, что креативность коррелирует с баллами по стандартным личностным показателям (Feist, 1998). В частности, творческий человек с большей вероятностью наберет баллы по фактору открытости опыту модели «большая пятерка» (Carson, Peterson, & Higgins, 2005; Harris, 2004; McCrae, 1987). Этот фактор касается того, обладает ли человек сильной интеллектуальной любознательностью, предпочтением разнообразия, активным воображением, эстетической чувствительностью, вниманием к внутренним переживаниям, а также восприимчивостью к новым идеям и ценностям. Казалось бы очевидным, что люди с высоким показателем этого фактора будут ведут себя иначе, чем те, у кого низкие баллы. Например, мы ожидаем, что такие люди будут менее традиционными, будут иметь более широкий спектр досуга и будут более разносторонними. Тем не менее, не менее важно отметить, что люди с высокой открытостью также думают по-другому. Помимо более высоких показателей дивергентного мышления (Carson, Peterson, & Higgins, 2005), открытость также связана с пониженной способностью фильтровать постороннюю информацию, тенденция, которую часто называют когнитивной расторможенностью или сниженным латентным торможением (Peterson & Carson, 2000). Это «расфокусированное внимание» позволяет творческому человеку делать наблюдения, которые другие упустили бы из виду, например, то, что происходит при случайном открытии. Классический пример: Александр Флемминг заметил, что культура бактерий погибает от определенной плесени, и это открытие напрямую привело к созданию пенициллина.

    Леонардо да Винчи разработал летательный аппарат. Леонардо провел годы в молодости, работая учеником художника, а позже изучал такие предметы, как инженерное дело, анатомия и математика. [Изображение: CC0 Public Domain, https://goo.gl/m25gce]

    Теперь вы можете задаться вопросом, а не является ли когнитивная расторможенность плохим образом мышления? Разве не хорошо уметь игнорировать не относящиеся к делу стимулы? Ответ положительный. На самом деле снижение латентного торможения также связано с психическими заболеваниями (Carson, 2011; Eysenck, 19).95). Таким образом возникает связь между творчеством и психопатологией (Simonton, 2010). Тем не менее, творческие личности редко бывают откровенно психически больными. Вместо этого создатели обладают другими личными качествами и способностями, которые превращают потенциальную когнитивную инвалидность в исключительную способность (Carson, 2011). Среди наиболее важных из этих характеристик высокий общий интеллект (Carson, Peterson, & Higgins, 2005; Kéri, 2011). Тогда у создателя появляется возможность не только генерировать оригинальные и удивительные идеи, но также проверять и развивать их на предмет полезности. Психическое заболевание возникает, когда человек всегда пропускает последний шаг — проверку реальности.

    В этот момент мы должны добавить важную оговорку: для Творчества Big-C вам нужно нечто большее, чем хвастовство творческой личностью, способной к творческому мышлению. Вы также должны приобрести соответствующий опыт в той области, в которой вы надеетесь внести творческий вклад. Эйнштейну пришлось изучать физику и математику; Леонардо да Винчи пришлось научиться рисовать и рисовать. На самом деле обычно требуется около десяти лет интенсивного обучения и практики, прежде чем человек сможет стать создателем Big-C (Эрикссон, 19 лет).96). Тем не менее, только потому, что вы стали экспертом в своей области, это не значит, что вы тоже будете креативны.

    Хотя творчество часто рассматривается как исключительно психологический феномен, исследования социальных психологов показывают, что определенные социальные условия также играют определенную роль. Эти контекстуальные влияния могут принимать различные формы. Иногда эти эффекты являются относительно краткосрочными или преходящими. В других случаях эффект может быть более длительным.

    Чтобы проиллюстрировать первую возможность, творческие способности часто усиливаются, когда люди подвергаются несоответствующим или новым стимулам. Например, в одном недавнем эксперименте виртуальная реальность использовалась для создания трех условий (Ritter et al., 2012). В одном из условий участники ходили по комнате, в которой нарушались обычные законы физики. Объекты падали вверх, а не падали вниз, и объекты уменьшались по мере приближения к ним, а не увеличивались. Во втором случае участники находились в той же ситуации виртуальной реальности, но все вели себя так, как в обычной реальности. В третьем и последнем условии участники просто видели видеоклип того, что испытали участники в первом условии — пассивное, а не активное воздействие потусторонней среды. Только те, кто непосредственно испытал незнакомую среду, показали увеличение когнитивной гибкости, важного компонента творчества, как отмечалось ранее. Во втором эксперименте участников снова поставили перед тремя условиями, но на этот раз манипулирование касалось культурных сценариев — в данном случае обычного способа приготовления популярного завтрака. Только те участники, которые непосредственно испытали нарушение норм, показали увеличение когнитивной гибкости. Те, кто готовил завтрак обычным способом или наблюдал, как кто-то другой готовил завтрак необычным способом, не показали никакого эффекта.

    Описанный выше эффект, скорее всего, временный. Сомнительно, чтобы участники, подвергшиеся такому нелепому опыту, продемонстрировали какие-либо долгосрочные изменения в своем творчестве. Но что произошло бы, если бы экспозиция была намного дольше, годы, а не минуты? Тогда выгода может сохраниться на всю жизнь. Примером могут служить долгосрочные преимущества, которые получают люди, которые приобрели мультикультурный опыт, например, живут в другой стране в течение значительного периода времени (Leung, Maddux, Galinsky, & Chiu, 2008). Повседневная жизнь за границей подвергает человека различным способам выполнения повседневных дел. Более того, поскольку посетитель быстро понимает, что «когда в Риме поступают так же, как римляне», экспозиция становится прямой, а не косвенной (Maddux, Adam, & Galinsky, 2010). Безусловно, мультикультурная среда приносит пользу творчеству не всех. Человек также должен иметь высокий балл по открытости новому опыту (Leung & Chiu, 2008). В противном случае они отгородятся от потенциальной стимуляции, а затем просто будут жаловаться на «своеобразные обычаи туземцев», вместо того, чтобы активно следовать этим обычаям — например, готовить совершенно другой завтрак!

    Мультикультурный опыт полезен для творческого мышления. [Изображение: Ryan Maple, https://goo.gl/Cu5qrn, CC BY 2.0, https://goo.gl/BRvSA7]

    могут появиться в определенных социокультурных системах (Simonton, 2003a). Некоторые политические, социальные, культурные и экономические условия поддерживают исключительное творчество, в то время как другие склонны его подавлять, если не уничтожать. По этой причине в истории любой цивилизации или нации есть как «Темные века», так и «Золотые века». Раннесредневековая Европа иллюстрирует первое, а Италия эпохи Возрождения — второе. Если бы мы обсуждали все соответствующие факторы, это увело бы нас слишком далеко за пределы вводной психологии. Тем не менее, один фактор хорошо согласуется с тем, что обсуждалось в предыдущем абзаце. Высокотворческие общества с гораздо большей вероятностью будут мультикультурными, с сильным влиянием других цивилизаций. Например, японская цивилизация имела тенденцию к возрождению творчества после вливания новых идей из других цивилизаций, включая корейскую, китайскую, индийскую и европейскую (Simonton, 19).97). Этот приток включал не только японцев, живущих за границей, но и неяпонцев, иммигрировавших в Японию.

    Творчество, безусловно, следует рассматривать как важнейшее поведение человека. Действительно, как и язык, творчество отличает Homo sapiens даже от наших ближайших эволюционных родственников. Практически невозможно представить себе мир, в котором были бы удалены все продукты творческого разума. В этот момент я даже не мог напечатать это предложение. Даже алфавит изобрели. Творчество пронизывает каждый аспект современной жизни: технологии, науку, литературу, изобразительное искусство, музыку, кулинарию, спорт, политику, войну, бизнес, рекламу… ну, я мог бы продолжать и продолжать. К счастью, психологи добились больших успехов в понимании этого феномена. На самом деле, некоторые из лучших исследований творчества также являются прекрасными примерами научного творчества. В то же время остается ясным, что нам еще предстоит пройти долгий путь, прежде чем мы узнаем все, что нам нужно знать о психологии творчества. Следовательно, исследования творчества имеют светлое будущее.

    Внешние ресурсы

    Видео: Эми Тан: Где скрывается творчество?
    http://www.ted.com/talks/amy_tan_on_creativity.html
    Video: Creativity science
    Web: American Creativity Association
    http: //www.aca.cloverpad.org/
    Веб-сайт: Be More Creative
    http://www.bemorecreative.com/
    Веб-сайт: Create Minds
    http://creatingminds.org/
    Web: Creative Quotations
    http://www.creativequotations.com/
    Web: Creativity at Work
    http://www.creativityatwork.com/
    1. Чтобы быть творческой, идея должна быть полезной. Хотя легко увидеть, как новое изобретение может быть полезным, что означает полезность научного открытия или художественного произведения? Когда в 1865 году Мендель обнаружил, что признаки гороха наследуются в соответствии с генетическими законами, какую пользу могло иметь это открытие в то время? Какая мыслимая польза может быть от картины Ван Гога или стихотворения Дикинсона? Следует ли использовать какое-то другое слово, например, ценный или подходящий? Или мы должны признать, что теория, картина или стихотворение полезны не так, как изобретение? Может ли новая идея быть творческой только потому, что она удовлетворяет наше интеллектуальное любопытство или эстетическую оценку?
    2. Компьютеры могут делать удивительные вещи, например, побеждать людей в шахматы и играть в Jeopardy! Но как вы думаете, смогут ли они когда-нибудь проявить подлинное творчество? Сделает ли компьютер когда-нибудь научное открытие или напишет стихотворение, которое принесет ему Нобелевскую премию? Если нет, то почему? Если да, то кто должен получить призовые деньги, компьютер или программист компьютера?
    3. Все личностные характеристики очень творческих людей также хорошо передаются по наследству. Например, интеллект, открытость опыту и когнитивная расторможенность имеют частичную генетическую основу. Означает ли это, что творцами рождаются, а не становятся?
    4. Высокотворческие люди считают, что обладают определенными чертами характера. Если вы наделите себя такими же качествами, сделаете ли вы это более творческим? Например, станете ли вы более креативными, если станете более эгоистичными, индивидуалистичными, неформальными, задумчивыми, уверенными в себе, сексуальными и нетрадиционными? Или как насчет того, чтобы расширить свои интересы и стать более открытым для опыта? Что первично, личность или способности?

    Словарь

    Творчество Big-C
    Креативные идеи, выходящие далеко за рамки повседневной жизни дома или на работе. На высшем уровне это творчество творческого гения.
    Конвергентное мышление
    Противоположное дивергентному мышлению, способность сузить круг до единственного «правильного» ответа или решения данного вопроса или проблемы (например, дать правильный ответ на тестах интеллекта).
    Дивергентное мышление
    Противоположное конвергентному мышлению, способность исследовать несколько возможных ответов или решений для заданного вопроса или проблемы (например, придумывать множество различных способов использования общего объекта).
    Скрытое торможение
    Способность отфильтровывать посторонние раздражители, концентрируясь только на той информации, которая считается актуальной. Сниженное латентное торможение связано с более высоким творческим потенциалом.
    Творчество Little-c
    Креативные идеи, которые проявляются на личном уровне, будь то дома или на работе. Такое творчество не обязательно должно иметь большее влияние, чтобы считаться творческим.
    Мультикультурный опыт
    Индивидуальное знакомство с двумя или более культурами, например, полученное в результате проживания за границей, эмиграции в другую страну, работы или учебы в культурно разнообразной среде.
    Открытость новому опыту
    Один из факторов модели личности «большой пятерки». Этот фактор оценивает степень открытости человека другим или новым ценностям, интересам и деятельности.
    Оригинальность
    Когда идея или решение имеют низкую вероятность появления.
    Отдаленные ассоциации
    Ассоциации между словами или понятиями, которые семантически отдалены и, следовательно, относительно необычны или оригинальны.
    Необычное использование
    Тест на дивергентное мышление, в ходе которого участников просят найти множество применений обычным предметам, таким как кирпич или скрепка.

    Ссылки

    • Карсон, С., Петерсон, Дж. Б., и Хиггинс, Д. М. (2005). Надежность, валидность и факторная структура опросника творческих достижений. Журнал исследований творчества, 17 , 37–50.
    • Карсон, С. Х. (2011). Творчество и психопатология: общая модель уязвимости. Канадский журнал психиатрии, 56 , 144-153.
    • Эрикссон, К. А. (1996). Приобретение экспертной производительности: введение в некоторые вопросы. В KA Ericsson (Ed.), Путь к профессиональным результатам: эмпирические данные из искусства и науки, спорта и игр (стр. 1–50). Махва, Нью-Джерси: Эрлбаум.
    • Айзенк, Х. Дж. (1995). Гений: естественная история творчества . Кембридж, Великобритания: Издательство Кембриджского университета.
    • Файст, Г. Дж. (1998). Метаанализ личности в научно-художественном творчестве. Обзор личности и социальной психологии, 2 , 290–309.
    • Гоф, Х. Г. (1979). Шкала творческой личности для контрольного списка прилагательных. Журнал личности и социальной психологии, 37 , 1398–1405.
    • Гилфорд, Дж. П. (1967). Природа человеческого интеллекта . Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: McGraw-Hill.
    • Харрис, Дж. А. (2004). Измеренный интеллект, достижения, открытость опыту и креативность. Личность и индивидуальные различия, 36 , 913–929.
    • Хеннесси, Б.А., и Амабиле, Т.М. (2010). Творчество. Ежегодный обзор психологии, 61 , 569–598.
    • Кери, С. (2011). Одинокие умы и социальный капитал. Скрытое торможение, общие интеллектуальные функции и размер социальной сети предсказывают творческие достижения. Психология эстетики, творчества и искусства, 5 , 215–221.
    • Леунг, А.К., и Чиу, К. (2008). Интерактивное влияние мультикультурного опыта и открытости новому опыту на творческий потенциал. Журнал исследований творчества, 20 , 376–382.
    • Леунг, А.К., Мэддакс, В.В., Галинский, А.Д., и Чиу, К. (2008). Мультикультурный опыт способствует творчеству: когда и как. Американский психолог, 63 , 169–181.
    • Мэддакс, В.В., Адам, Х., и Галинский, А.Д. (2010). Находясь в Риме… узнайте, почему римляне делают то, что они делают: как мультикультурный опыт обучения способствует творчеству. Бюллетень личности и социальной психологии, 36 , 731–741.
    • МакКрей, Р. Р. (1987). Креативность, дивергентное мышление и открытость опыту. Журнал личности и социальной психологии, 52 , 1258–1265.
    • Медник, С.А. (1962). Ассоциативная основа творческого процесса. Психологический обзор, 69 , 220–232.
    • Петерсон, Дж. Б., и Карсон, С. (2000). Скрытое торможение и открытость новому опыту у успешных студентов. Личность и индивидуальные различия, 28 , 323–332.
    • Плюкер, Дж. А., Бегетто, Р. А., и Доу, Г. Т. (2004). Почему творчество не важнее для педагогов-психологов? Потенциалы, подводные камни и будущие направления в исследованиях творчества. Педагог-психолог, 39 , 83–96.
    • Риттер, С. М., Дамиан, Р. И., Саймонтон, Д. К., ван Баарен, Р. Б., Стрик, М., Деркс, Дж., и Дейкстерхуис, А. (2012). Разнообразие опыта повышает когнитивную гибкость. Журнал экспериментальной социальной психологии, 48 , 961–964.
    • Ранко, М. (2004 г.). Креативность. Ежегодный обзор психологии, 55 , 657–687.
    • Ранко, М., и Джагер, Г.Дж. (2012). Стандартное определение творчества. Журнал исследований творчества, 21 , 92–96.
    • Simonton, DK (в печати). Что такое креативная идея? Little-C против креативности Big-C. В J. Chan & K. Thomas (Eds.), Справочник по исследованиям креативности . Cheltenham Glos, Великобритания: Эдвард Элгар.
    • Саймонтон, Д. К. (2012). Серьезное отношение к критериям креативности Патентного ведомства США: количественное определение с тремя критериями и его последствия. Журнал исследований творчества, 24 , 97–106.
    • Саймонтон, Д. К. (2011). Творчество и открытие как слепая вариация: модель BVSR Кэмпбелла (1960) спустя полвека. Обзор общей психологии, 15 , 158–174.
    • Саймонтон, Д.К. (2010). Итак, вы хотите стать творческим гением? Вы должны быть сумасшедшим! В Д. Кропли, Дж. Кауфман, А. Кропли и М. Ранко (ред.), Темная сторона творчества (стр. 218–234). Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Издательство Кембриджского университета.
    • Simonton, DK (2003a). Творческие культуры, нации и цивилизации: стратегии и результаты. В PB Paulus и BA Nijstad (Eds.), Групповое творчество: инновации через сотрудничество (стр. 304–328). Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Издательство Оксфордского университета.
    • Саймонтон, Д.К. (2003b). Оценка креативности. В Р. Фернандес-Баллестерос (ред.), Энциклопедия психологической оценки (том 1, стр. 276–280). Лондон, Великобритания: Sage Publications.
    • Саймонтон, Д. К. (1997). Иностранное влияние и национальные достижения: влияние открытой среды на японскую цивилизацию. Журнал личности и социальной психологии, 72 , 86–94.
    • Саймонтон, Д.К., и Дамиан, Р.И. (2013). Креативность. В D. Reisberg (Ed.), Оксфордский справочник по когнитивной психологии . Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Издательство Оксфордского университета.
    • Торранс, Е.П. (1974). Тесты Торранса на творческое мышление: Норм-техническое руководство . Бенсенвилл, Иллинойс: Scholastic Testing Service, Inc.

    Авторы

    • Дин Кейт Саймонтон

      Дин Кейт Саймонтон, заслуженный профессор психологии Калифорнийского университета, изучает гениальность, креативность, лидерство и эстетику. За более чем 450 публикаций он получил награды имени Уильяма Джеймса, Фрэнсиса Гальтона, Э.

  • Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован.