Философия дедукция: Дедукция / Философский словарь

Содержание

ДЕДУКЦИЯ • Большая российская энциклопедия

  • В книжной версии

    Том 8. Москва, 2007, стр. 420

  • Скопировать библиографическую ссылку:


Авторы: А. А. Ивин

ДЕДУ́КЦИЯ (от лат. deductio – вы­ве­де­ние), пе­ре­ход от по­сы­лок к за­клю­че­нию, опи­раю­щий­ся на ло­гич. за­кон, в си­лу че­го за­клю­че­ние с не­об­хо­ди­мо­стью сле­ду­ет из при­ня­тых по­сы­лок. Ха­рак­тер­ная осо­бен­ность Д. за­клю­ча­ет­ся в том, что от ис­тин­ных по­сы­лок она все­гда ве­дёт толь­ко к ис­тин­но­му за­клю­че­нию. Д. на­зы­ва­ют так­же кон­крет­ные вы­во­ды след­ст­вий из по­сы­лок, т. е. Д. ока­зы­ва­ет­ся си­но­ни­мом тер­ми­на «вы­вод» в од­ном из его зна­че­ний. По­ня­тие «Д.» но­сит об­ще­ме­то­до­ло­гич. ха­рак­тер; в ло­ги­ке ему со­от­вет­ст­ву­ет по­ня­тие до­ка­за­тель­ст­ва. Д. как умо­зак­лю­че­нию, опи­раю­ще­му­ся на ло­гич. за­кон и с не­об­хо­ди­мо­стью даю­ще­му ис­тин­ное за­клю­че­ние из ис­тин­ных по­сы­лок, про­ти­во­пос­тав­ля­ет­ся ин­дук­ция – умо­зак­лю­че­ние, не опи­раю­щее­ся на за­кон ло­ги­ки и ве­ду­щее от ис­тин­ных по­сы­лок к ве­ро­ят­но­му, или про­бле­ма­тич­но­му, за­клю­че­нию. Де­дук­тив­ны­ми яв­ля­ют­ся, напр., умо­зак­лю­че­ния: «Ес­ли лёд на­гре­ва­ет­ся, он та­ет. Лёд на­гре­ва­ется. Лёд та­ет»; «Вся­кий газ ле­туч. Неон – газ. Не­он ле­туч».

Впер­вые тер­мин «Д.» был упот­реб­лён, по-ви­ди­мо­му, Бо­эци­ем, но по­ня­тие «Д.» как до­ка­за­тель­ст­во к.-л. по­ло­же­ния по­сред­ст­вом сил­ло­гиз­ма встре­ча­ет­ся уже у Ари­сто­те­ля. В Но­вое вре­мя су­ще­ст­во­ва­ли разл. взгля­ды на роль Д. как ме­то­да по­зна­ния. Так, Р. Де­карт вы­ше Д. ста­вил ин­туи­цию, по­сред­ст­вом ко­то­рой ра­зум «не­по­сред­ст­вен­но ус­мат­ри­ва­ет» ис­ти­ну, в то вре­мя как Д. да­ёт лишь опо­сре­до­ван­ное, по­лу­чен­ное пу­тём рас­су­ж­де­ния зна­ние, не со­дер­жа­щее ни­че­го но­во­го в срав­не­нии с тем, что за­клю­че­но в при­ня­тых по­сыл­ках. Ф. Бэ­кон и вслед за ним англ. «ин­дук­ти­ви­сты» (У. Уэвелл, Дж. С. Милль и др.) счи­та­ли, что под­лин­ное зна­ние да­ёт толь­ко ин­дук­ция, а Д. яв­ля­ет­ся вто­ро­сте­пен­ным ме­то­дом. Г. В. Лейб­ниц, ис­хо­дя из то­го, что Д. не при­во­дит к по­лу­че­нию «но­вых фак­тов», вы­дви­нул пло­до­твор­ную, но раз­ви­тую толь­ко в сер. 20 в. идею о том, что за­ко­ны ло­ги­ки, ле­жа­щие в ос­но­ве Д., «ис­тин­ны во всех воз­мож­ных ми­рах».

Наи­бо­лее ха­рак­тер­ны­ми де­дук­тив­ны­ми умо­зак­лю­че­ния­ми яв­ля­ют­ся ло­гич. пе­ре­хо­ды от об­ще­го зна­ния к ча­ст­но­му ти­па: «Все лю­ди смерт­ны. Все гре­ки – лю­ди. Сле­до­ва­тель­но, все гре­ки смерт­ны». Во всех слу­ча­ях, ко­гда тре­бу­ет­ся рас­смот­реть ка­кое-то яв­ле­ние на ос­но­ва­нии уже из­вест­но­го об­ще­го пра­ви­ла и вы­вес­ти в от­но­ше­нии это­го яв­ле­ния не­об­хо­ди­мое за­клю­че­ние, мы умо­зак­лю­ча­ем в фор­ме Д. Нель­зя вме­сте с тем ото­жде­ст­в­лять Д. с пе­ре­хо­дом от об­ще­го к ча­ст­но­му, а ин­дук­цию – с пе­ре­хо­дом от ча­ст­но­го к об­ще­му. Де­дук­тив­ные умо­зак­лю­че­ния по­зво­ля­ют из уже имею­ще­го­ся зна­ния по­лу­чать но­вые ис­ти­ны, и при­том с по­мо­щью чис­то­го рас­су­ж­де­ния, без об­ра­ще­ния к опы­ту, ин­туи­ции, здра­во­му смыс­лу и т. п. От­прав­ля­ясь от ис­тин­ных по­сы­лок и рас­су­ж­дая де­дук­тив­но, мы обя­за­тель­но во всех слу­ча­ях по­лу­чим дос­то­вер­ное зна­ние. В обыч­ных рас­су­ж­де­ни­ях Д. толь­ко в ред­ких слу­ча­ях пред­ста­ёт в пол­ной и раз­вёр­ну­той фор­ме. Ча­ще все­го ука­зы­ва­ют­ся не все ис­поль­зуе­мые по­сыл­ки, а толь­ко не­ко­то­рые; об­щие ут­вер­жде­ния, ко­то­рые ка­жут­ся хо­ро­шо из­вест­ны­ми, опус­ка­ют­ся; не все­гда яв­но фор­му­ли­ру­ют­ся и за­клю­че­ния, вы­те­каю­щие из при­ня­тых по­сы­лок. Са­ма ло­гич. связь, су­ще­ст­вую­щая ме­ж­ду ис­ход­ны­ми и вы­во­ди­мы­ми ут­вер­жде­ния­ми, лишь ино­гда от­ме­ча­ет­ся сло­ва­ми ти­па «сле­до­ва­тель­но» или «зна­чит». Не­ред­ко Д. яв­ля­ет­ся на­столь­ко со­кра­щён­ной, что о ней мож­но толь­ко до­га­ды­вать­ся. Вме­сте с тем вся­кий раз, ко­гда воз­ни­ка­ет со­мне­ние в обос­но­ван­но­сти сде­лан­но­го вы­во­да, не­об­хо­ди­мо воз­вра­щать­ся к на­ча­лу рас­су­ж­де­ния и вос­про­из­во­дить его в воз­мож­но бо­лее пол­ной фор­ме. Без это­го труд­но или да­же не­воз­мож­но об­на­ру­жить до­пу­щен­ную ошиб­ку.

В про­цес­сах ар­гу­мен­та­ции Д. вы­пол­ня­ет функ­цию обос­но­ва­ния од­них ут­вер­жде­ний пу­тём ссыл­ки на ис­тин­ность или при­ем­ле­мость др. ут­вер­жде­ний: ес­ли вы­дви­ну­тое по­ло­же­ние уда­ёт­ся ло­ги­че­ски (де­дук­тив­но) вы­вес­ти из уже ус­та­нов­лен­ных по­ло­же­ний, это оз­на­ча­ет, что оно при­ем­ле­мо в той же ме­ре, что и са­ми эти по­ло­же­ния. Де­дук­тив­ное рас­су­ж­де­ние слу­жит так­же для ве­ри­фи­ка­ции (кос­вен­но­го под­твер­жде­ния) ут­вер­жде­ний: из про­ве­ряе­мо­го по­ло­же­ния де­дук­тив­но вы­во­дят­ся его эм­пи­рич. след­ст­вия; под­твер­жде­ние этих след­ст­вий оце­ни­ва­ет­ся как ин­дук­тив­ный вы­вод в поль­зу ис­ход­но­го по­ло­же­ния. Де­дук­тив­ное рас­су­ж­де­ние ис­поль­зу­ет­ся так­же для фаль­си­фи­ка­ции ут­вер­жде­ний пу­тём по­ка­за то­го, что вы­те­каю­щие из них след­ст­вия яв­ля­ют­ся лож­ны­ми. Не дос­тиг­шая ус­пе­ха фаль­си­фи­ка­ция пред­став­ля­ет со­бой ос­лаб­лен­ный ва­ри­ант ве­ри­фи­ка­ции: не­уда­ча в оп­ро­вер­же­нии эм­пи­рич. след­ст­вий про­ве­ряе­мой ги­по­те­зы слу­жит ар­гу­мен­том, хо­тя и сла­бым, в под­держ­ку этой ги­по­те­зы. И на­ко­нец, Д. ис­поль­зу­ет­ся для сис­те­ма­ти­за­ции тео­рии или сис­те­мы зна­ния, про­сле­жи­ва­ния ло­гич. свя­зей вхо­дя­щих в неё ут­вер­жде­ний, про­ве­де­ния опе­ра­ций объ­яс­не­ния и по­ни­ма­ния, опи­раю­щих­ся на об­щие прин­ци­пы, пред­ла­гае­мые тео­ри­ей. Про­яс­не­ние ло­гич. струк­ту­ры тео­рии, ук­ре­п­ле­ние её эм­пи­рич. ба­зы и об­на­ру­же­ние её об­щих пред­по­сы­лок яв­ля­ют­ся вкла­дом в обос­но­ва­ние вхо­дя­щих в неё ут­вер­жде­ний. Де­дук­тив­ная ар­гу­мен­та­ция уни­вер­саль­на, её мож­но при­ме­нить во всех об­лас­тях рас­су­ж­де­ния и в лю­бой ау­ди­то­рии. В за­ви­си­мо­сти от то­го, на­сколь­ко ши­ро­ко ис­поль­зу­ет­ся де­дук­тив­ная ар­гу­мен­та­ция, все нау­ки при­ня­то де­лить на де­дук­тив­ные и ин­дук­тив­ные. В пер­вых ис­поль­зу­ет­ся по пре­иму­ще­ст­ву или да­же един­ст­вен­но де­дук­тив­ная ар­гу­мен­та­ция. Во вто­рых та­кая ар­гу­мен­та­ция иг­ра­ет лишь за­ве­до­мо вспо­мо­га­тель­ную роль, а на пер­вом мес­те сто­ит эм­пи­рич. ар­гу­мен­та­ция, имею­щая ин­дук­тив­ный, ве­ро­ят­но­ст­ный ха­рак­тер. Ти­пич­но де­дук­тив­ной нау­кой счи­та­ет­ся ма­те­ма­ти­ка, об­раз­цом ин­дук­тив­ных на­ук яв­ля­ют­ся ес­теств. нау­ки.

Эмпиризм и рационализм. Индукция и дедукция

ЭМПИРИЗМ (греч. empeiria — опыт) считает основным источником достоверного научного знания опыт.

РАЦИОНАЛИЗМ (лат. ratio — разум) основным источником знания считает рассудок, рассуждение, теоретическое обобщение.

Если эмпиризм ориентировался главным образом на естественные науки, то рационализм — на математические.

Формирование эмпирической методологии связывают с именем английского философа Френсиса Бэкона. Главным трактатом Бэко­на является «Новый Органон» (В честь «Органона» Аристотеля).

Бэ­кона считают основоположником эмпирического метода познания. Источник знаний и критерий их истинности Бэ­кон видел в опыте. Лозунгом Бэкона стал афоризм «Знание — сила».

В своей теории эмпирических исследований Бэкон выделил такие методы опытного познания, как анализ (разделение сложного на про­стые элементы), наблюдение, эксперимент (изучение процессов путем создания новых условий их протекания). Основным методом науки Бэкон считал индукцию — движение от единичного к общему. В тру­дах Бэкона подверглась содержательной критике схоластика. Он заявлял, что новый метод познания требует освобож­дения человеческого разума от всякого рода предвзятых идей, кото­рые он называет «идолами».

Он указывает кратчайший путь к познанию, открытиям и изобретениям – индукцию.

ИНДУКЦИЯ – это необходимая для наук, опирающаяся на показания органов чувств, форма доказательства и метод познания природы.

Отличный от Бэкона путь в разработке проблем методологии научного исследования был у французского мате­матика и философа

Рене Декарта, или Картезия. Декарт не признавал опытное, чувственное познание достоверным. В философии Декарта главенствующая роль в процессе по­знания отведена дедукции, которая опирается на достоверные аксио­мы. По Декарту, истинным может быть только рассуждение, мысль. «Мыслю, следовательно, существую» — гласит основополагающий те­зис Декарта.

  1. Понятие субстанции

Центральное понятие картезианской метафизики — субстанция (лат. substuпtia — сущность) — это объек­тивная реальность. Духовная реальность, по Декарту, обладала врож­денными идеями, присущими ей, а не приобретенными в опыте. В этом учении о врожденных идеях отразилось платоновское понимание знания как воспоминания того, что знала душа, когда она еще была в мире идей. Материальная субстанция отождествлялась с природой (телесной). Заблуждения по Декарту — это продукт злоупотребления человеком присущей ему свободной воли.

Центр и одновременно исходная точка философии Нового времени — размышляющий субъект. Если в философии средних веков был главный принцип абсолютной личности, то в фи­лософии Нового времени выдвигается на первый план концепция че­ловека разумеющего.

Декартовский дуализм подверг критике нидерландский философ-материалист Бенедикт (Барух) Спиноза, который разработал монистическое учение о мире как единой субстанции. Центральная идея философии Спинозы — тождество Бога и природы, т. е. он определил субстанцию как причину самой себя. Представление о слиянии Бога и природы, которое лежит в основе учения Спинозы, называется пантеизмом. Учение о природе стало опорой для доказательства возможности человеческой свободы в рамках необходимости. Весь мировой процесс совер­шается в силу абсолютной необходимости, и человеческая воля ничего не в состоянии изменить. Человек может только постигнуть ход миро­вого процесса, чтобы сообразовать с ним свою жизнь, таким образом

, «свобода есть осознанная необходимость».

Вместе с Ф. Бэконом и Р. Декартом ­Б. Спиноза целью знания считал завоевание господства над природой и совершенствование человека. Он возвысил знание интеллектуаль­ное, основывающееся на уме, над чувственным как низшим видом зна­ния и принизил роль опыта. Высшим видом интеллектуального зна­ния он считал умственную интуицию. Спиноза считается основоположником научной критики Библии.

Индукция и дедукция 📙 — Философия

1. Индукция
2. Дедукция
3. Анализ и синтез
4. Наблюдение. Измерение. Эксперимент
5. Мыслительный эксперимент. Аксиоматизация. Генетически-конструктивный, гипотетико-дедуктивный и системный методы

Индукция и дедукция являются противоположными методами рассуждения, но не исключающими друг друга. Эти методы применяют при оценке каких-либо выводов. Каждый из подходов имеет определенные отличительные черты, но необходимо учитывать, что при начальных искаженных или ложных аргументах, каждый из методов может дать ложные результаты. Чтобы получить логически верные выводы необходимо использовать оба подхода вместе.

Индукцией является перечень правил, позволяющих перейти от частного к общему, от информации об отдельных фактах к установлению закономерностей, лежащих в их основе. Главной отличительной чертой индукции есть то, что выводы, полученные с применением этого подхода, часто имеют не истинное, а вероятностное значение.

Метод дедукции является противоположным методу индукции и позволяет прийти от общего к частному.
Дедукцией является переход от посылок к заключению, происходящий с необходимой логической закономерностью.

Главной отличительной чертой дедукции есть то, что он всегда ведет к истинному выводу, построенному на истинных посылках. Иначе и не бывает, только так.

Для примера можно рассмотреть всем известного персонажа Шерлока Холмса из произведений Конан Дойла, он постоянно говорил о методе дедукции в своих расследованиях. Но по сути он использовал метод индукции, так как всегда из деталей восстанавливал картину происходящего.

В науке методом дедукции считается процесс выведения правил, основанный на основных законах и гипотезах, являющихся производными. Данный способ позволяет с использованием логики вывести массу следствий из основных теоретических законов и правил.

Не нашли что искали?

Просто напиши и мы поможем

В XVII-XVIII веках мыслители пытались противопоставлять эти методы, а сегодня они используются одновременно и дают потрясающий результат, в отличии от их использования отдельно друг от друга.

Индуктивным методом можно получить лишь вероятностные данные, являющиеся несовершенными, а вот при научном познании новой информации он оказывается весьма полезным. С помощью метода дедукции есть возможность, учитывая суть теории, делать выводы, которые являются истинными.

Анализом и синтезом обычно пользуются одновременно, это позволяет наиболее глубоко изучить объект исследования и более глубоко и качественно раскрыть действительность.

Анализом называется процесс мышления, при котором сложные объекты делятся на части или характеристики, которые сравниваются между собой.

Синтезом является процесс, который противоположен анализу, и заключается в соединении отдельных частей в целое.

Помимо всех вышеперечисленных методов, наука для познания пользуется и другими способами. Они бывают эмпирические и теоретические.

Эмпирическими методами являются такие:

  • Наблюдение – это восприятие действительности, направленное на определенный объект или явление.
  • Измерение – это процесс познания, при котором соотносятся параметры объекта исследования с известной единицей измерения.
  • Эксперимент – это такой специальный процесс, при котором объект подвергается различным воздействиям, для определения поведения его параметров в заданных измененных условиях.

Очень важная роль при научном познании отведена процессу наблюдения. Наблюдение обеспечивает науку эмпирической информацией, которая нужна для постановки новых целей и задач, при изучении того или иного объекта, а также формирования научных гипотез. Эти гипотезы проверяются, путем проведения экспериментов.
Измерение также является очень важной составляющей научного познания. Вот что говорил об этом процессе известный английский мыслитель У. Томсон: «Если вы знаете, как измерить объект, значит, вы кое-что о нем знаете; если вы не знаете, как его измерить, значит, вы ничего о нем не знаете».

Главной задачей эксперимента является проверка тех или иных выдвинутых гипотез и теорий.

Основными теоретическими методами научного познания являются:

  • мыслительный эксперимент;
  • аксиоматизация;
  • генетически-конструктивный метод;
  • гипотетико-дедуктивный метод;
  • системный метод.

Мыслительным экспериментом является такой теоретический процесс, направленный на получение новых знаний или проверку имеющихся, при помощи моделирования ситуаций, создания идеальных объектов и помещение их в различные искусственные ситуации. При помощи мыслительного эксперимента выдающийся ученый Г. Галилей сформулировал закон инерции. Он пришел к выводу, что при исключении силы трения, идеально гладкий шар будет катиться по идеально гладкой поверхности.

Сложно разобраться самому?

Попробуй обратиться за помощью к преподавателям

Наибольшее использование метод мыслительного эксперимента имеет в физике, единственной науке, в которой невозможно обойтись без этого метода.

Аксиоматический метод формирования теории основан на синтезировании базовых положений и аксиом, из которых методом дедукции формируются правила, на основе которых выводятся все последующие понятия той или иной системы.

При построении естественно-научных теорий основным является гипотетико-дедуктивный метод. Теория гипотетико-дедуктивного метода основана на постановке определенных гипотез и формирование из них определенных следствий методом дедукции. После чего эти следствия проверяются экспериментом и сопоставляется результат с исходными данными.

В естественных науках, как биология, антропология, геология и прочих, применяется историко-генетический метод познания. В основе познания этих наук находятся сложные объекты, которые постоянно развиваются. При помощи историко-генетического метода можно раскрыть важные закономерности их развития.
Генетическим методом познания является такой процесс исследования окружающего мира, который базируется на анализе природных и социальных явлений.

Основной задачей данного метода является установление связи между объектами исследования во времени, изучение переходных этапов развития форм и состояний объектов и явлений. хотя генетическим методом исследуется зарождение и эволюция объекта, с его помощью невозможно полностью изучить все элементы этого сложного процесса. на сегодняшний день ученые используют этот метод в совокупности с другими, такими как метод системного анализа или исторический метод.

В результате вышеперечисленного, стоит отметить, что методы научного познания являются не простыми наборами действия, а способами установления истины. Поэтому задачей исследователя является контроль и ответственность за выбор тех или иных методов и подходов, или их совокупности, для процесса познания истины.

Индукция в философии: дедукция, что это такое

Индукция — способ проверки гипотезы. Индукция в философии — это метод мышления, с помощью которого можно найти один общий признак и, таким образом, классифицировать предметы и явления. Для уточнения результатов индуктивного мышления в науке также применяется дедукция — противопоставляемый индукции метод мышления, для которого необходимо от общего заключения прийти к частному.

История появления термина

Впервые термин «индукция» упоминается в работах Сократа. Но он вкладывал в него иное значение. Сократ называл индукцией познание, заключавшееся в поиске общего определения для описания нескольких частных случаев. Аристотель описывает индукцию, как сравнительное умозаключение, при котором мыслительный процесс оценивает частные случаи и приводит их к общему знаменателю. Мыслитель противопоставлял индукцию силлогизму, направленному на поиск усредненного значения.

В эпоху Возрождения наследие Аристотеля переоценивается и критикуется. В научных кругах силлогизм, как метод исследования, отрицается, а индуктивный метод считается единственным способом получения достоверной информации. Создателем современного индуктивного метода считается Ф. Бэкон. Он отказывается от использования силлогизма, но при этом его теория индукции вовсе не противоречит силлогизму. В основе индуктивного метода Бэкона, лежит принцип сравнения. Чтобы прийти к заключению, необходимо провести анализ всех случаев и вывести закономерность, т. е. сделать обобщение.

Следующей попыткой отказаться от силлогизма в пользу индукции было исследование Дж. Милля. Он полагал, что для получения силлогического заключения необходимо идти от частного к частному, не стремясь к общему. Индуктивное заключение видится ему анализом явлений одного порядка. Все умозаключения требуют применения четырех методов:

  1. Метод согласия. Если у исследуемых явлений есть хотя бы один общий признак, вероятно, он является первопричиной.
  2. Метод различия. Если у двух сравниваемых случаев имеется только одно различие, а в остальном они сходны, то это различие — причина явления.
  3. Метод остатков. Для той части явления, которую невозможно объяснить очевидной причиной, необходимо искать обоснование среди оставшихся версий. На первый взгляд они часто кажутся невероятными, но одна в конечном итоге окажется достоверным объяснением.
  4. Метод соответствующих изменений. Если несколько явлений изменяются под влиянием одного обстоятельства, вероятно, между ними есть причинная связь.

Примечательно, что методы, которые Бэкон представляет, как индуктивные, имеют дедуктивную составляющую. В частности, метод остатков работает по принципу исключения версий, продвигаясь от общего к частному.

Особенности индуктивного метода

В науке различают два вида индуктивного метода: полная индукция и неполная индукция.

Полная индукция

При полной индукции, мыслительному анализу поочередно подвергаются все предметы из группы. Они отождествляются с заданным признаком. Если каждый предмет будет соответствовать поставленному условию, можно с уверенностью предположить, что предметы имеют общую природу.

Неполная индукция

Главное отличие неполной индукции — отсутствие возможности сделать достоверное умозаключение. При неполной индукции сравнению подвергаются отдельные элементы предметов, и на основании результата делает предположение. Неполная индукция позволяет сделать только частное заключение, тогда как полная индукция стремится к общему.

Как правильно использовать дедуктивный и индуктивный подход

Использование индукции, как единственного метода поиска информации не дает объективной картины.

Индуктивный и дедуктивный методы рассуждения имеют противоположный способ движения мысли, но они не противоречат друг другу, а дополняют. Для дедуктивного рассуждения нужно общее утверждение, а индуктивное собирает частные случаи, подводя их под одну теорию. Чтобы получить результат, приближенный к истине, необходимо использовать оба метода сразу. Это позволяет проверить каждую теорию и отсеять неправдоподобные. А из оставшихся путем сравнения выбрать одну, которая будет отвечать все заданным требованиям.

Предполагается, что сам Декарт и другие представители научного сообщества, использовавшие метод индукции, на самом деле применяли комбинацию методов. Использование одного метода повышает риск формулировки ложных выводов. Если исследователь не может подвести все предметы к общему фактору, у него возникнет желание отбросить несоответствия и тем самым исказить условия эксперимента, и получить неправильный результат.

Роль методов мышления в психологии

Дедукция и индукция — методы мышления, которые нужно применять в комплексе. Изучение психических процессов, отвечающих за развитие, взаимосвязь и взаимодействие мыслительных процессов — одна из задач психологии. Форма проявления дедукции и индукции в психологии называется дедуктивным мышлением.

Люди, обращающиеся к психотерапевту, используют неполную индукцию и получают ошибочные выводы. Например, у изменившей мужу жены волосы рыжего цвета, значит все женщины с рыжими волосами — изменщицы. Иногда, выводы, полученные в результате дедуктивного мышления, настолько оторваны от реальности, что несут угрозу жизни пациента. Если человек решит, что для него опасна вода, он полностью откажется от ее использования. Без лечения он погибнет. Вода для него — источник стресса, вызывающий паническую реакцию. Самостоятельно справиться с такой нагрузкой на психику человек не может и в момент эмоционального всплеска он становится опасен для окружающих.

Такое неосознанное применение индуктивного мышления называется фиксацией. Способом избавления от фиксации станет правильное дедуктивное мышление, но его развитие, как и любой другой метод терапии, должен проходить под наблюдением психотерапевта.

Психологи рекомендуют людям, склонным к нервозности, развивать у себя дедуктивное мышление. Для этого используются простые способы:

  1. Решение логических задач. Классический метод дедуктивного мышления — это математическое мышление. Чтобы решить задачу, человек использует логику, а это способствует развитию навыка отличать ложное суждение от правдоподобного.
  2. Расширение кругозора. По сути, это пополнение багажа знаний любой информацией, которая интересна конкретному человеку. Для этого необязательно читать учебники. Новую информацию можно получить, просматривая фильмы или сайты, общаясь с другими людьми, путешествуя.
  3. Развитие точности. Умение конкретизировать помогает подобрать правильный критерий, по которому оценивается явления.
  4. Гибкость ума. Малый объем знаний способствует закостенелости ума. Имея ограниченный набор типовых ситуаций, человек выбирает не наиболее вероятную, а ту, которая вспомнится ему первой. А поскольку выбор у него невелик, она вряд ли будет подходящей.
  5. Наблюдательность. Это инструмент, с помощью которого человек пополняет внутреннюю копилку личного опыта. Именно на его основе, делаются умозаключения.

Иногда, можно встретить термин «психологическая индукция», но у него нет конкретного определения. Часто, под индукцией подразумевают проявление некоторых психических заболеваний или аффективное состояние.

Минусы индуктивного подхода

Применение индуктивного метода имеет границы. Задача логики — обозначить их. Проведение аналогии не является доказательным методом, но дает возможность для поиска общих черт предметов и явлений. Для получения достоверного результата, необходимо иметь достаточное количество разнообразных примеров, чтобы представлять всю группу явлений.

Учитывая это, индуктивные заключения часто приводят к ошибочному выводу. Использование индукции предполагает работу со следствием, которое может быть вызвано разными причинами или их сочетанием. Поэтому достоверность полученной информации напрямую зависит от интеллектуальных способностей исследователя. Формируя умозаключения, он опирается только на свою логику и рационализм.

Неспособность отделить правдоподобные версии приводит к ошибочному выводу. А поскольку познавательные возможности человека ограничены, всегда существует риск анализа по ошибочному признаку и получения ложного результата.

В чем отличие дедукции от индукции?

Дедукция в философии — особый способ мышления, используя который человек делает логические выводы, основываясь на общей информации и выбирая из нее наиболее подходящий ситуации вариант развития событий. Применение дедуктивного метода требует умения составлять логические цепочки, в которых из одного явления последовательно вытекает второе. Этот способ обработки информации получил известность благодаря книгам о Шерлоке Холмсе, который использовал его для раскрытия преступлений.

О дедукции было известно еще мыслителям античного периода. Дедукция использовалась в философии для формирования умозаключений на основании уже имеющихся знаний. У каждого философа было свое представление о правильной дедукции. Например, Декарт называл дедукцию интуитивным способом получения информации, который в результате продолжительных размышлений, обязательно приводит к единственной правильной версии. Лейбниц полагал, что дедукция — единственный способ достичь истинного знания.

Дедукция превосходит большинство методов, поскольку выполняет такие функции:

  • помогает быстрее найти верное решение;
  • используется в тех областях, знания о которых поверхностны;
  • способствует развитию логического мышления;
  • помогает анализировать гипотезы, оценивая их правдоподобность;
  • ускоряет мышление.

К минусам дедуктивного метода относятся:

  • невозможность применять метод для изучения новых явлений;
  • некоторые частные случаи очень сложно привести к общему знаменателю;
  • полученные, благодаря дедукции, знания сложнее усвоить, поскольку человек получает готовый ответ, не утруждая себя сбором предварительной информации.

Использование дедукции в философии позволяет быстро и достоверно проверять информацию при условии правильного употребления законов логики.

Применение индукции в философии

Английский энциклопедист и философ У. Уэвелл был главным оппонентом Дж. Милля. Но и он признавал индукцию — необходимым и незаменимым методом познания в философии. В книге «Философия индуктивных наук» он пересмотрел саму суть научного знания, выведя науку из сферы туманного и закрытого в область доступного и необходимого. Благодаря его трудам научное сообщество получило возможность проводить исследования открыто. Уэвелл популяризовал само слово «наука», которое заменило натурфилоосфию. Переосмысление философом теории индукции, позволило ей стать одним из основных методов исследования.

Исследователь К. Поппер, в процессе проверки гипотез, отводит индукции ключевое значение. Индукция не может определить истинно ли утверждение, но помогает с точностью отобрать те версии, которые не выдерживают проверки экспериментом. Если в результате проведения опытов часть теорий подтвердилась, а другая часть была опровергнута, предпочитаемыми будут те теории, которые дали положительный результат. Но при этом следует помнить, что индукция не помогает найти универсальное подтверждение, которое подойдет всем выдвинутым версиям.

анализ и синтез, индукция и дедукция, аналогия и моделирование.

Подробности
Категория: Вопросы и ответы по философии

Поможем написать любую работу на аналогичную тему

Получить выполненную работу или консультацию специалиста по вашему учебному проекту

Узнать стоимость

Методами обработки и систематизации знаний эмпирического уровня прежде всего являются синтез и анализ. Анализ- процесс мысленного, а нередко и реального расчленения предмета, явления на части(признаки, свойства, отношения). Процедурой, обратной анализу, является синтез. Синтез- это соединение выделенных в ходе анализа сторон предмета в единое целое.

Индукция- способ рассуждения или метод получения знаний, при котором общий вывод делается на основе обобщения частных посылок. Индукция может полной и неполной.

Дедукция –способ рассуждения или метод движения знания от частного, т. е. процесс логического перехода от общих посылок к заключениям о частных случаях.

Аналогия – прием познания, при котором наличие сходства, совпадение признаков нетождественных объектов позволяет предложить их сходство и в других признаках. Аналогия- незаменимое средство наглядности, изобразительности мышления.

Метод моделирования основан на принципе подобия. Его сущность состоит в том, что непосредственно исследуется не сам объект, а его аналог, его заместитель, его модель, а затем полученные при изучении модели результаты по особым правилам переносятся на объект. Моделирование используется в тех случаях, когда сам объект труднодоступен, либо его прямое изучение экономически невыгодно

Внимание!

Если вам нужна помощь в написании работы, то рекомендуем обратиться к профессионалам. Более 70 000 авторов готовы помочь вам прямо сейчас. Бесплатные корректировки и доработки. Узнайте стоимость своей работы.

Тягнибедина О.С. ДЕДУКТИВНЫЙ И ИНДУКТИВНЫЙ МЕТОДЫ ПОЗНАНИЯ

Дедуктивный и индуктивный методы познания



Среди общелогических методов познания наиболее распространенными являются дедуктивный и индуктивный методы. Известно, что дедукция и индукция – это важнейшие виды умозаключений, играющие огромную роль в процессе получения новых знаний на основе выведения из ранее полученных. Однако эти формы мышления принято рассматривать также и как особые методы, приемы познания.
Цель нашей работы – на основе сущности дедукции и индукции обосновать их единство, неразрывную связь и тем самым показать несостоятельность попыток противопоставления дедукции и индукции, преувеличения роли одного из этих методов за счет умаления роли другого.

Раскроем сущность этих методов познания.

ДЕДУКЦИЯ (от лат. deductio – выведение) – переход в процессе познания от общего знания о некотором классе предметов и явлений к знанию частному и единичному. В дедукции общее знание служит исходным пунктом рассуждения, и это общее знание предполагается «готовым», существующим. Заметим, что дедукция может осуществляться также от частного к частному или от общего к общему. Особенность дедукции как метода познания, состоит в том, что истинность ее посылок гарантирует истинность заключения. Поэтому дедукция обладает огромной силой убеждения и широко применяется не только для доказательства теорем в математике, но и всюду, где необходимы достоверные знания.

ИНДУКЦИЯ (от лат. inductio – наведение) – это переход в процессе познания от частного знания к общему; от знания меньшей степени общности к знанию большей степени общности. Иными словами, – это метод исследования, познания, связанный с обобщением результатов наблюдений и экспериментов. Основная функция индукции в процессе познания – получение общих суждений, в качестве которых могут выступать эмпирические и теоретические законы, гипотезы, обобщения. В индукции раскрывается «механизм» возникновения общего знания. Особенностью индукции является ее вероятностный характер, т.е. при истинности исходных посылок заключение индукции только вероятно истинно и в конечном результате может оказаться как истинным, так и ложным. Таким образом, индукция не гарантирует достижение истины, а лишь «наводит» на нее, т.е. помогает искать истину.

В процессе научного познания дедукция и индукция не применяются изолированно, обособленно друг от друга. Однако в истории философии предпринимались попытки противопоставить индукцию и дедукцию, преувеличить роль одной из них за счет умаления роли другой. Осуществим небольшой экскурс в историю философии.

Основоположником дедуктивного метода познания является древнегреческий философ Аристотель (364 – 322 гг. до н.э.). Он разработал первую теорию дедуктивных умозаключений (категорических силлогизмов), в которых заключение (следствие) получается из посылок по логическим правилам и имеет достоверный характер. Эта теория названа силлогистикой. На ее основе построена теория доказательства.

Логические сочинения (трактаты) Аристотеля объединены позднее под названием «Органон» (инструмент, орудие познания действительности). Аристотель явно отдавал предпочтение именно дедукции, поэтому «Органон» обычно отождествляется с дедуктивным методом познания. Следует сказать, что Аристотель исследовал также и индуктивные рассуждения. Он называл их диалектическими и противопоставлял аналитическим (дедуктивным) умозаключениям силлогистики.

Английский философ и естествоиспытатель Ф. Бэкон (1561 – 1626) разработал основы индуктивной логики в своем труде «Новый Органон», который был направлен против «Органона» Аристотеля. Силлогистика, по мнению Бэкона, бесполезна для открытия новых истин, в лучшем случае ее можно использовать как средство проверки и обоснования их. По мнению Бэкона, надежным, эффективным орудием для осуществления научных открытий являются индуктивные выводы. Он разработал индуктивные методы установления причинных связей между явлениями: сходства, различия, сопутствующих изменений, остатков. Абсолютизация роли индукции в процессе познания привела к ослаблению интереса к дедуктивному познанию. Однако растущие успехи в развитии математики и проникновение математических методов в другие науки уже во второй половине XVII в. возродили интерес к дедукции. Этому способствовали также рационалистические идеи, признающие приоритет разума, которые развивали французский философ, математик Р. Декарт (1596 – 1650) и немецкий философ, математик, логик Г.В. Лейбниц (1646 – 1716).

Р. Декарт считал, что дедукция ведет к открытию новых истин, если она выводит следствие из положений достоверных и очевидных, какими являются аксиомы математики и математического естествознания. В работе «Рассуждение о методе для хорошего направления разума и отыскания истины в науках» он сформулировал четыре основные правила любого научного исследования: 1) истинно лишь то, что познано, проверено, доказано; 2) расчленять сложное на простое; 3) восходить от простого к сложному; 4) исследовать предмет всесторонне, во всех деталях.

Г.В. Лейбниц утверждал, что дедукцию следует применять не только в математике, но и в других областях знания. Он мечтал о том времени, когда ученые будут заниматься не эмпирическими исследованиями, а вычислением с карандашом в руках. В этих целях он стремился изобрести универсальный символический язык, с помощью которого можно было бы рационализировать любую эмпирическую науку. Новое знание, по его мнению, будет результатом вычислений. Такая программа не может быть реализована. Однако сама идея о формализации дедуктивных рассуждений положила начало возникновению символической логики.

Следует особо подчеркнуть, что попытки отрыва дедукции и индукции друг от друга неосновательны. На самом деле даже определения этих методов познания свидетельствуют об их взаимосвязи. Очевидно, что дедукция использует в качестве посылок различного рода общие суждения, которые невозможно получить посредством дедукции. А если бы не было общих знаний, полученных с помощью индукции, то были бы невозможны дедуктивные рассуждения. В свою очередь дедуктивное знание о единичном и частном создает основу для дальнейшего индуктивного исследования отдельных предметов и получения новых обобщений. Таким образом, в процессе научного познания индукция и дедукция тесно взаимосвязаны, дополняют и обогащают друг друга.

Литература:
1. Демидов И.В. Логика. – М., 2004.
2. Иванов Е.А. Логика. – М., 1996.
3. Рузавин Г.И. Методология научного исследования. – М., 1999.
4. Рузавин Г.И. Логика и аргументация. – М., 1997.
5. Философский энциклопедический словарь. – М., 1983.

Источник http://www.rusnauka.com/ONG/Philosophia/6_tjagnibedina.tezisy.doc.htm

Васильев Вадим Валерьевич | Философский факультет

Родился в 1969 году в Барнауле. Окончил философский факультет МГУ в 1993 году. С 1997 — доцент кафедры истории зарубежной философии философского факультета МГУ, с 2003 — профессор той же кафедры. С 1 мая 2004 года заведующий кафедрой. Звание – профессор, 2007 год.
Кандидат философских наук, 1995, «Дедукция категорий в метафизике Канта». Доктор философских наук, 2002, «Учение о душе в западноевропейской философии XVIII века». 

Член-корреспондент Российской академии наук с 2019 года.

Автор монографий: Подвалы кантовской метафизики (дедукция категорий). М., 1998, История философской психологии. Западная Европа — XVIII век. Калининград, 2003, учебного пособия по той же теме (Барнаул, 2000), Трудная проблема сознания. М., 2009, Философская психология в эпоху Просвещения. М., 2010, Сознание и вещи: Очерк феноменалистической онтологии. М.: URSS, 2014, В защиту классического компатибилизма. Эссе о свободе воли. М., 2017, Дэвид Юм и загадки его философии. М., 2019, а также более 80 статей в отечественных и зарубежных изданиях.

Комментированные переводы с немецкого и английского: Кант: из рукописного наследия (М., 2000), Наблюдения о человеческом духе и его отношении к миру А. Колыванова (Калининград, 2003), От Фихте до Ницше Ф. Ч. Коплстона (М., 2004), Десять теорий о природе человека Л. Стевенсона и др.

Член редсовета Вестника Московского университета (серия философия), главный редактор «Историко-философского альманаха», член Диссертационных советов по истории философии и по социальной философии, член ГАК, Ученого совета факультета, кадровой и издательской комиссий. Председатель ГАК в РГГУ, член экспертных советов ВАК и РГНФ, член редколлегий «Кантовского сборника» и «Историко-философского ежегодника».

Участник XIX международного кантовского конгресса (Берлин, 2000) и других международных и российских форумов.

Область интересов: История философии Нового времени, аналитическая философия, метафизика, этика, философия сознания

Владеет английским, французским и немецким языками.

Дедуктивные рассуждения и индуктивные рассуждения

Необязательно быть Шерлоком Холмсом, чтобы использовать свои способности дедуктивного мышления… или это будет индуктивное рассуждение?

В чем разница между индуктивными и дедуктивными рассуждениями?

Во время научного процесса дедуктивное рассуждение используется для достижения логического и истинного заключения. Также широко используется другой тип рассуждений, индуктивный. Люди часто путают дедуктивное рассуждение с индуктивным рассуждением; однако важные различия разделяют эти два пути к логическому завершению.

Что такое дедуктивное рассуждение?

Дедуктивное рассуждение, также известное как дедукция, является основной формой рассуждения. Он начинается с общего утверждения или гипотезы и исследует возможности для достижения конкретного логического вывода, согласно Норману Херру , профессору среднего образования Калифорнийского государственного университета в Нортридже. Научный метод использует дедукцию для проверки. гипотез и теории, которые предсказывают определенные результаты, если они верны, сказал д-р.Сильвия Вассертхейл-Смоллер, исследователь и почетный профессор Медицинского колледжа Альберта Эйнштейна.

«Мы переходим от общего — теории — к частному — наблюдениям», Вассертхайль-Смоллер — к

В дедуктивных рассуждениях есть первая посылка, затем вторая посылка и, наконец, вывод (вывод, основанный на рассуждении и свидетельство). Распространенной формой дедуктивного мышления является силлогизм, в котором два утверждения — основная посылка и второстепенная посылка — вместе составляют логический вывод.Например, за основной посылкой «Каждый А есть Б» может следовать второстепенная посылка «Это С есть А.» Эти утверждения привели бы к заключению: «Это C есть B.» Силлогизмы считаются хорошим способом проверки дедуктивного мышления, чтобы убедиться, что аргумент верен.

Изображение 1 из 3

Вот как работает дедуктивное рассуждение. Чтобы вывод был правильным, гипотеза должна быть верной. (Изображение предоставлено Shutterstock) Изображение 2 из 3

Это правда, это паук. (Изображение предоставлено Shutterstock) Изображение 3 из 3

И поскольку у всех пауков 8 ног, у этого одного должно быть 8 ног.(Изображение предоставлено Shutterstock)

Например, «У всех пауков восемь ног. Тарантул — это паук. Следовательно, у птицеедов восемь ног». Чтобы дедуктивное рассуждение было правильным, гипотеза должна быть верной. Предполагается, что утверждения «У всех пауков восемь ног» и «Тарантул — это паук» верны. Поэтому вывод логичный и верный. В дедуктивном рассуждении, если что-то верно в отношении класса вещей в целом, то это также верно и для всех членов этого класса.

По словам г-на Герра, дедуктивные выводы надежны, если посылки верны.Аргумент «Все лысые — деды. Гарольд лысый. Следовательно, Гарольд — дедушка» логически верен, но он неверен, поскольку исходная посылка ложна.

Статуя Шерлока Холмса перед вокзалом Бейкер-стрит. Знаменитый детектив был приверженцем дедуктивного мышления и известен тем, что сказал: «Устраните все другие факторы, и тот, который останется, должен быть правдой». (Изображение предоставлено: Atlantide Phototravel / Getty Images)

Что такое индуктивное рассуждение

В то время как дедуктивное рассуждение начинается с предпосылки, которая подтверждается наблюдениями, индуктивное рассуждение извлекает вероятную (но не определенную) предпосылку из конкретных и ограниченных наблюдений.Есть данные, а потом на их основе делаются выводы; это называется индуктивной логикой, согласно Университета Иллинойса в Спрингфилде.

«В индуктивном выводе мы переходим от частного к общему. Мы делаем много наблюдений, различаем закономерности, делаем обобщение и делаем вывод об объяснении или теории», — сказал Вассертхайль-Смоллер Live Science. «В науке существует постоянное взаимодействие между индуктивным выводом (основанным на наблюдениях) и дедуктивным выводом (основанным на теории), пока мы не приближаемся все ближе и ближе к« истине », к которой мы можем только приблизиться, но не установить с полной уверенностью.»

Другими словами, надежность вывода, сделанного с помощью индуктивной логики, зависит от полноты наблюдений. Например, предположим, что у вас есть мешок с монетами; вы вытаскиваете из мешка три монеты, и каждая монета представляет собой Затем, используя индуктивную логику, вы можете предположить, что все монеты в мешке — это гроши ». Хотя все первоначальные наблюдения — что каждая монета, взятая из мешка, была пенни — верны, индуктивное рассуждение не гарантирует, что вывод будет верным.

Вот еще один пример: «Пингвины — это птицы. Пингвины не умеют летать. Следовательно, все птицы не умеют летать». Вывод логически не следует из заявлений.

Тем не менее, индуктивное рассуждение имеет свое место в научном методе , и ученые используют его для формирования гипотез и теорий . Затем дедуктивное рассуждение позволяет им применять теории к конкретным ситуациям.

Примеры дедуктивного рассуждения

Вот несколько примеров дедуктивного рассуждения:

Основная посылка: У всех млекопитающих есть позвоночник.
Второстепенное помещение: Люди — млекопитающие.
Заключение: У людей есть позвоночник.

Основное помещение: Все птицы откладывают яйца.
Второстепенное помещение: Голуби птицы.
Заключение: Голуби откладывают яйца.

Основное помещение: Все растения осуществляют фотосинтез.
Второстепенное помещение: Кактус — это растение.
Заключение: Кактус осуществляет фотосинтез.

Примеры индуктивных рассуждений

Вот несколько примеров индуктивных рассуждений:

Данные: Я вижу светлячков на заднем дворе каждое лето.
Гипотеза: Этим летом я, вероятно, увижу светлячков у себя на заднем дворе.

Данные: Каждая встреченная мной собака дружелюбна.
Гипотеза: Большинство собак обычно дружелюбны.

Данные: Я часто простужаюсь, когда люди вокруг меня болеют.
Гипотеза: Простуда заразна.

Что такое абдуктивное мышление

Другая форма научного рассуждения, которая расходится с индуктивным и дедуктивным рассуждением, — это абдуктивное мышление.Абдуктивное рассуждение обычно начинается с явно неполного набора наблюдений и переходит к наиболее правдоподобному возможному объяснению данных, согласно Butte College в Оровилле, Калифорния. Он основан на создании и проверке гипотез с использованием наилучшей доступной информации. Это часто влечет за собой обоснованное предположение после наблюдения за явлением, которому нет четкого объяснения.

Например, человек заходит в свою гостиную и находит на полу разорванные бумаги.Собака человека весь день находилась в квартире одна. Человек приходит к выводу, что собака порвала бумаги, потому что это наиболее вероятный сценарий. Возможно, что член семьи с ключом от квартиры уничтожил документы, или это могло быть сделано домовладельцем, но теория собаки является наиболее вероятным выводом.

Абдуктивное мышление полезно для формирования гипотез для проверки. Абдуктивная аргументация часто используется врачами, которые ставят диагноз на основании результатов тестов, и присяжными, которые принимают решения на основе представленных им доказательств.

Дополнительные ресурсы

логика — Есть ли дедуктивный аналог проблемы индукции?

Когда доходит до обоснования, действительно возникает симметричная проблема дедукции. Но формирование общих мнений или законов не является частью дедукции, оно является абдуктивным (или, в старой терминологии, индуктивным), когда дело доходит до науки, это «гипотетическая» часть гипотетико-дедуктивного метода, см. «Если дым, то огонь». аргументы дедуктивные или индуктивные? для получения дополнительной информации о похищениях в науке.

Преимущество (формального) вывода состоит в том, что, по крайней мере, мы знаем, что он всегда сохраняет истину, даже если мы не можем его оправдать. Индукция, с другой стороны, иногда работает, а иногда нет. Таким образом, проблема его обоснования гораздо более существенна, потому что есть надежда на то, что, если у нас будет явное обоснование, мы сможем лучше сказать, когда это какое. Проблема дедукции является частным случаем так называемых аргументов трилеммы Агриппы / оправдательного регресса и обсуждается Даммитом в книге Justification of Deduction:

.

« Нам, вероятно, следует использовать либо те самые формы вывода, которые мы должны были оправдать, либо те, которые мы уже обосновали путем сведения к нашим примитивным правилам.И даже если бы мы не сделали ни то, ни другое, так что наше доказательство не было бы строго замкнутым, мы должны были бы использовать какие-то принципы вывода или другие, и тогда можно было бы поднять вопрос, что их оправдывает: следовательно, мы должны либо в конечном итоге участвовать в круговороте, или приступили к бесконечному регрессу. «

Даммит приводит доводы в пользу другого типа «оправдания», семантического оправдания, где интерпретации (таблицы истинности в простых случаях) используются, чтобы показать, что дедуктивные правила действительно сохраняют истину.Конечно, те же правила неявно используются для рассуждений о таблицах истинности, но это не стирает их объяснительного (в отличие от оправдывающего) значения, вместо порочного круга мы получаем добродетельный герменевтический круг. Альтернативным синтаксическим подходом к «обоснованию» дедукции является «Обоснование дедукции» Хаака. Вот Даммит о том, как дедукция сравнивается с индукцией по семантическому подходу:

« Таким образом, ситуация противоположна той, которая, кажется, имеет место с индукция.В случае индукции мы получаем довольно неубедительную аргумент, что в принципе не может быть оправдания, но у нас нет никаких кандидат на обоснование. Что касается дедукции, то у нас есть отличные кандидаты в доказательствах правильности и полноты аргументов, оправдывающих частные логические системы; перед лицом явно убедительного аргумента что такого оправдания быть не может.

Круговорот, который утверждается против любой попытки оправдать дедукцию, а именночтобы оправдать целую систему дедуктивного вывода, не является обычным делом. Обоснованность той или иной формы вывода не является предпосылкой для семантическое доказательство его правильности; в худшем случае используется такая форма вывода в процессе доказательства. Теперь ясно, что округлость этой формы была бы фатальным, если бы наша задача заключалась в том, чтобы убедить кого-то, кто не решается принять выводы этой формы, в том, что это нужно для этого. Но чтобы понять проблему таким образом оправдание состоит в том, чтобы искажать то положение, в котором мы находимся.Наш проблема не в том, чтобы убедить кого-либо, даже самих себя, использовать дедуктивную аргументы: нужно найти удовлетворительное объяснение роли таких аргументы в нашем использовании языка.

Есть еще один специфический аспект проблемы дедукции, который Хинтикка назвал скандалом дедукции (перефразируя «скандал индукции» Юма). Парадокс, над которым уже ломали голову Милль и Пирс, состоит в том, что, с одной стороны, дедукция просто выявляет то, что уже «содержится» в предпосылках (как классически придерживаются Локк и Кант) и, следовательно, не дает новой информации, а дает С другой стороны, когда математики доказывают нетривиальные теоремы, кажется, что они узнают что-то новое.Скандал с дедукцией — активная тема исследования в современной эпистемологической логике, см., Например, Непрекращающийся скандал с удержанием Флориди и Д’Агостино.

Текст: индуктивные и дедуктивные аргументы

Вычет

В процессе дедукции вы начинаете с некоторых утверждений, называемых «посылками», которые считаются истинными, а затем определяете, что еще должно быть истинным, если посылки истинны.

Например, вы можете начать с предположения, что Бог существует и Он хорош, а затем определить, что логически следует из такого предположения.Вы можете начать с предположения, что если вы думаете, значит, вы должны существовать и работать оттуда.

С вычетом вы можете предоставить абсолютное доказательство своих выводов, учитывая, что ваши предположения верны. Однако сами посылки остаются бездоказательными и недоказанными.

Примеры дедуктивной логики:
  • Все люди смертны. Джо — мужчина. Следовательно, Джо смертен. Если первые два утверждения верны, то вывод должен быть верным.
  • Холостяк — мужчины неженатые.Билл не женат. Следовательно, Билл холостяк.
  • Чтобы получить степень бакалавра в Университете штата Юта, студент должен иметь 120 кредитов. У Салли более 130 кредитов. Следовательно, Салли имеет степень бакалавра.

Индукционный

В процессе индукции вы начинаете с некоторых данных, а затем определяете, какой общий вывод (а) можно логически вывести из этих данных. Другими словами, вы определяете, какая теория или теории могут объяснить данные.

Например, вы заметили, что вероятность стать шизофреником значительно увеличивается, если хотя бы один из родителей является шизофреником, и из этого вы делаете вывод, что шизофрения может передаваться по наследству.Это, безусловно, разумная гипотеза, учитывая данные.

Однако индукция не доказывает правильность теории. Часто существуют альтернативные теории, которые также подтверждаются данными. Например, поведение родителя-шизофреника может сделать ребенка шизофреником, а не гены.

Что важно для индукции, так это то, что теория действительно предлагает логическое объяснение данных. Вывод о том, что родители не влияют на шизофрению у детей, не подтверждается данными данными и не является логическим выводом.

Примеры индуктивной логики:
  • Кот черный. Этот кот черный. Третий кот черный. Поэтому все кошки черные.
  • Этот мрамор из мешка черный. Мрамор из сумки черный. Третий шарик из мешка черный. Поэтому все шарики в сумке черные.
  • Две трети моих соседей-латиноамериканцев — нелегальные иммигранты. Таким образом, две трети латиноамериканских иммигрантов прибывают нелегально.
  • Большинство университетов и колледжей штата Юта запрещают употребление алкоголя в университетских городках.Что большинство университетов и колледжей в США запрещают употребление алкоголя в университетских городках.

Дедукция и индукция сами по себе недостаточны, чтобы служить убедительным аргументом. Хотя дедукция дает абсолютное доказательство, она никогда не соприкасается с реальным миром, здесь нет места для наблюдений или экспериментов, а также нет возможности проверить обоснованность предпосылок. И хотя индукция основана на наблюдении, она никогда не приближается к фактическому доказательству теории. Следовательно, эффективный документ будет включать оба типа логики.


Справочное эссе для студентов | Служба написания бумаги

Оформить заказ

Срок

14 д

  • 14 дней
  • 10 дней
  • 7 дн.
  • 5 дней
  • 3 дн.
  • 48 часов
  • 24 ч
  • 8 часов
  • 3 ч

Получите скидку 10% Продолжать

Кантовская дедукция | Философия

Предположим, Билл и Меган приглашают свою подругу Дорис пойти с ними в кино в пятницу.К сожалению, у Дорис не хватает денег на оплату фильма. Билл и Меган предлагают заплатить ей, если она вернет их в понедельник. Дорис — бедная студентка — знает, что не сможет выплатить им долг на следующей неделе, а тем более в понедельник. Она задается вопросом: «Должна ли я солгать и сказать им, что могу вернуть им деньги в понедельник?» Вот как Кант отвечает на этот вопрос.

1 Я должен солгать. Предпосылка (изречение Дорис)
2 Каждый должен лгать. Категорический императив, 1
3 Мои друзья должны солгать мне. 2
4 Если солгу, то могу пойти в кино. Помещение
5 Если мои друзья солгут мне, я не смогу пойти в кино. Помещение
6 Я могу пойти в кино. 1 и 4
7 Я не могу пойти в кино. 3 и 5
8 Я могу ходить в кино и не могу ходить. 6 и 7
9 Я не должен лгать. 1 и 8

Обратите внимание, что аргумент действителен: он находится в форме Reductio ad Absurdum .Заметьте также, что вывод «я не должен лгать» категоричен. Другими словами, это не гипотетический императив. Если не лгать равносильно говорить правду, то еще одно применение категорического императива, которое для целей кантовской дедукции мы должны рассматривать как правило логического вывода, приводит к универсальному выводу, который должен сказать каждый. правда. Это безусловный долг, и благодаря умному использованию Кантом формы Reductio ad Absurdum в сочетании с первой формулировкой категорического императива он приходит к выводу из своей теории.

«Натурфилософия, геометрия и дедукция в дебатах Гоббса-Бойля» Маркуса П. Адамса

DOI

10.1163 / 18750257-03001005

Абстрактные

В этой статье исследуется критика Гоббсом экспериментов Роберта Бойля с воздушным насосом в свете описания Гоббса в De Corpore и De Homine отношения естественной философии к геометрии.Я утверждаю, что критика Гоббса основана на его понимании того, что считается «истинной физикой». Вместо того чтобы рассматривать Гоббса как защитника натурфилософии как «причинного предприятия … [которое] как таковое, обеспечивало полное и безоговорочное согласие» 2, я утверждаю, что в своем несогласии с Бойлем Гоббс опирался на свое понимание натурфилософии как смешанная математическая наука. В смешанной математической науке можно смешивать факты из опыта («это») с причинными принципами, заимствованными из геометрии («почему»).Резкую критику Гоббсом философии Бойля, особенно в Dialogus Physicus, sive De natura aeris (1661; далее Dialogus Physicus), следует, таким образом, понимать как продвижение Гоббсом своего взгляда на правильное отношение натурфилософии к геометрии с точки зрения смешения принципов с геометрией. с фактами из опыта. В этом свете не следует считать, что Гоббса отвергает или преуменьшает важность эксперимента / опыта; критику Гоббса в «Dialogus Physicus» не следует понимать как отрицание экспериментов как постыдных и неподходящих философу.Напротив, точка зрения Гоббса состоит в том, что эксперимент / опыт следует понимать в надлежащем месте — она ​​устанавливает «то» для объяснения смешанной математической науки.

Рекомендуемое цитирование

Адамс, Маркус П., «Натурфилософия, геометрия и дедукция в дебатах Гоббса-Бойля» (2017). Стипендия философского факультета . 52.
https://scholarsarchive.library.albany.edu/cas_philosophy_scholar/52

СКАЧАТЬ

С 6 октября 2017 г.

МОНЕТЫ

Выведение категорического императива и внешней границы практической философии

Страница из

НАПЕЧАТАНО ИЗ ОНЛАЙН-СТИПЕНДИИ ОКСФОРДА (Оксфорд.Universitypressscholarship.com). (c) Авторские права Oxford University Press, 2021. Все права защищены. Отдельный пользователь может распечатать одну главу монографии в формате PDF в OSO для личного использования. дата: 20 декабря 2021 г.

Глава:
(стр.331) 12 Выведение категорического императива и внешние границы практической философии
Источник:
Основы метафизики морали Канта
Автор (ы):

Генри Э.Эллисон

Издатель:
Oxford University Press

DOI: 10.1093 / acprof: oso / 9780199691531.003.0013

В этой главе рассматриваются два вопроса: (1) вывод Канта о категориальном императиве и (2) границы на что можно претендовать с практической точки зрения. Задача дедукции — объяснить, как моральный закон может безоговорочно связывать волю конечных существ как с чувственной, так и с рациональной природой. Аргумент Канта основан на предположении, что разумный мир является основой как чувственного мира, так и его законов.Хотя этот аргумент проблематичен, потому что он, кажется, основан на необоснованных метафизических предположениях, предполагается, что его можно сделать более правдоподобным, если его интерпретировать менее явно метафизическим способом. Вопрос о границах касается пределов объяснения. Кант утверждает, что мы вправе предполагать свободу и чистый моральный интерес, оба из которых требуются категорическим императивом, хотя ни то, ни другое само по себе не поддается объяснению.

Ключевые слова: обязательность, категорический императив, дедукция, основание, постижимый мир, моральный закон, практическая точка зрения, осязаемый мир

Oxford Scholarship Online требует подписки или покупки для доступа к полному тексту книг в рамках службы.Однако публичные пользователи могут свободно искать на сайте и просматривать аннотации и ключевые слова для каждой книги и главы.

Пожалуйста, подпишитесь или войдите для доступа к полному тексту.

Если вы считаете, что у вас должен быть доступ к этому заголовку, обратитесь к своему библиотекарю.

Для устранения неполадок, пожалуйста, проверьте наш FAQs , и если вы не можете найти там ответ, пожалуйста связаться с нами .

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.