Идеи джон локк: Философия Джона Локка кратко

Содержание

Ошибка 404 — геополитика, глобальные проблемы современности, политическая идеология, лекции по политологии

Добро пожаловать на сайт посвященный политологии. Здесь вы найдете лекции по политологии.

В условиях трансформирующегося общества большое значение приобретают политические знания. Не случайно, в соответствии с программой Совета Европы, среди пяти основных компетенций, которые должны приобрести молодые европейцы, на первое место поставлены политические и социальные компетенции.

Политические знания сегодня нужны любому человеку. В лекциях по политологии вы найдёте несколько моментов, например: существует весьма расхожее мнение, особенно у медиков: «медицина вне политики, медицина нейтральна, врачу, медицинскому работнику политика не нужна. Он сможет лечить больных в любых политических условиях, при любом политическом режиме и не взирая на политические взгляды и пристрастия больных». Подобное может заявить практически любой представитель массовых профессий: учитель – «моя задача учить детей грамоте, воспитывать, сеять доброе и вечное»; инженер – «строить дома, машины, создавать новые красивые вещи» и т.д. Получается, что всему населению, как и медику, политика, политические знания не нужны. Подобные суждения не правильны. В таких рассуждениях забывается главное  – какой бы узкой сферой деятельности человек не занимался, он является гражданином определенного государства и в той или иной мере участвует в политической жизни в качестве избирателя, депутата, руководителя. Без политических знаний он может стать разменной монетой в политической игре, превратиться в объект манипулирования со стороны более активных политических сил.

Помимо этого, медицина является объектом и субъектом политики. Как объект политики, она создается государством, другими политическими силами, как система, которая имеет экономические, социальные и политические функции. Они выражаются в том, чтобы охранять и защищать здоровье людей, возвращать их в трудовой процесс. Как субъект политики, медицина выполняет исполнительную роль, являясь частью государственного аппарата, а врачи – государственными служащими. Нельзя забывать и того, что именно политика определяет структуру, формы и направления развития медицины, осуществляет ее финансирование в тех или иных объемах.

Медицина, как часть государственной структуры, имеет свою управленческую систему отношений, подчинения, свою структурную иерархию. В ней господствует определенный режим власти, который почти всегда носит политический характер. Медицинская структура управления параллельна политической структуре и имеет свою медицинскую элиту, бюрократию, систему взаимоотношений. Все это предполагает понимание и знание сущности политики, политических отношений.

Все большее распространение получают болезни, обусловленные условиями жизни – сердечно-сосудистые, онкологические, психические, травмы и другие. Улучшить здоровье населения можно только путем параллельного развития медицины и проведения широкой профилактической и санитарно-просветительной работы, совершенствования образа жизни. Реализация этого также требует глубоких политических знаний.

Политические знания нужны и для более полного осознания одного из главных принципов врачебной деятельности – «не навреди». Чудовищные эксперименты над людьми гитлеровских врачей, злоупотребления психиатрией в политических целях в Советском Союзе и многие другие примеры переплетения медицины и политики в этом плане весьма показательны.

В целом политические знания, изучение политологии помогут студенческой молодежи формироваться как личности, ориентироваться в сложной обстановке, сделать сознательный выбор, принимать правильные управленческие решения и занять достойную гражданскую позицию. Сознательное участие в политической жизни – высокая цель и характерная черта демократического общества.

Предлагаемый курс лекций поможет приобрести политические знания, необходимые каждому  гражданину, тем более специалисту с высшим образованием.

Данный курс лекций по политологии не претендует на полный курс политологии.

В процессе изучения следует уделить особое внимание рассмотрению следующих лекций:

  • лекция «Мировая политика и глобальные проблемы современности»
  • лекция «Политические конфликты и кризисы»
  • лекция «Государство в политической системе»
  • лекция «Политические режимы»
  • лекция «Политическая идеология»
  • лекция «Система современных международных отношений»
  • лекция «Демократия – политическая форма организации общества. Концепции демократии»

2. Философские идеи Джона Локка.

 

Джон Локк — отец не только современного эмпиризма, но и материализма. Его философия теории познавания состоит в развитии двух главных мыслей, из которых первая есть отрицание у человека врожденных идей, а вторая — утверждение, что источником всего нашего знания служит опыт.

Многие, говорит Локк, придерживаются мнения, что существуют врожденные идеи, возникающие в душе в самый момент ее зарождения. Эти идеи она (душа) приносит будто бы с собой в мир. Врожденность же идей доказывают тем, что они являются чем-то общим, безусловным для всех без исключения. Если бы последнее  действительно имело место, то общность идей не служила бы доказательством их врожденности. Но мы не видим даже безусловной общности, каких — бы то ни было идей ни в теории, ни в практике. Мы не найдем ни одного правила нравственности, которое бы существовало у всех народов, во все времена. Дети и идиоты часто не имеют понятия о простейших аксиомах. Все это говорит против врожденности идей. К познанию простейших истин приходим мы рассуждением, но они отнюдь не предшествуют рассуждению. Наше первоначальное знание состоит не из общих положений, а из отдельных впечатлений частного характера. Дитя отличает горькое от сладкого, темное от светлого и так далее. Разум или душа при появлении своем на свет представляют белый лист бумаги, пустое пространство и так далее. После всего этого неизбежен вопрос: откуда же являются у нас идеи? Несомненно, мы получаем их из опыта, которым, таким образом, обусловливается все наше знание и все самые общие его законы. Опыт же наш двоякого происхождения: мы познаем внешний мир или посредством наших органов чувств (то есть ощущения), или сознанием внутренней деятельности нашей души, то есть рассуждением (рефлексией). Ощущение и рассуждение дают нашему разуму все идеи.

Локк поставил себе задачей уяснить происхождение идей из этих двух источников. Он различает идеи (представления) простые и сложные. Простыми идеями он называет отражения действительности в нашей душе, как в зеркале. Большей частью простые идеи или представления мы получаем посредством одного какого-нибудь чувства, например, представление о цвете дается нам зрением, представление о твердости – осязанием, но к ним также частью относятся представления, являющиеся результатом деятельности нескольких чувств: таковы идеи протяжения и движения, получаемые при помощи осязания и зрения. В числе простых идей или представлений мы также встречаем обязанные своим происхождением деятельности исключительно рассудка — такова идея воли. Наконец, идеи также могут создаваться совместной деятельностью органов чувств и размышления — таковы понятия о силе, единице, последовательности.

Все эти вместе взятые простейшие идеи составляют азбуку нашего знания. Различные комбинации звуков и слов создают язык. Точно так же наш разум, соединяя различными способами идеи между собою, создает сложные идеи.

Сложные идеи Локк делит на три класса: идеи изменений (модусы), идеи сущностей (субстанций) и идеи отношений. Под первыми Локк подразумевает изменение пространства (расстояние, измерение, неизмеримость, поверхность фигуры и т.д.), времени (продолжительность, вечность), процесса мышления (впечатление, восприятие, воспоминание, способность отвлечения и т.д.).

         Главное внимание Локк уделяет понятию сущности. Происхождение этого понятия он объясняет следующим образом: наши чувства и наш ум убеждают нас в существовании известных сочетаний простейших идей, которые чаще всего встречаются. Мы не можем допустить, чтобы эти простейшие идеи соединялись сами собой. Мы приписываем это соединение какому-нибудь основанию и называем его сущностью. Сущность есть нечто неизвестное само по себе, а мы знаем только ее отдельные свойства.

От рассмотрения понятия сущности Локк переходит к идее отношения. Отношение возникает тогда, когда разум сопоставляет между собою две вещи или сравнивает их. Такое сравнение возможно для всех вещей, поэтому трудно перечислить все возможные отношения между предметами. Вследствие этого Локк останавливается на самых главных из них — на понятии тождества и различия и на отношении причины и следствия. Идея причины возникает, когда мы видим, что одно явление неизменно предшествует другому. Вообще же сочетание идей дает нам знание. Оно относится к простым и сложным идеям так же, как предложение относится к словам, слогам и буквам. Из всего этого следует, что наше знание не выходит из пределов опыта, так как мы имеем дело только с идеями, которые, по мнению Локка, возникают в нас исключительно при помощи внутреннего и внешнего опыта. Вот основная мысль Локка.

Он высказывал эти воззрения с большой отчетливостью и ясностью во всех своих сочинениях, посвятив им главным образом «Опыт исследования человеческого разума».

«Опыт исследования человеческого разума» состоит из четырех книг:

1) «О врожденных идеях»;

 2) «О представлениях»;

         3) «О словах»;

4) «О знании и мнении».

Во второй книге рассматриваются представления сами по себе, независимо от их истинности. В четвертой книге Локк дает критическую оценку знания, то есть говорит о представлениях, дающих истинное знание действительности, и рассматривает мнение и веру как промежуточные ступени к истинному знанию. Можно сказать, что содержанием второй и четвертой книг исчерпывается самое существенное в этом сочинении. В третьей книге рассматривается язык как средство для сообщения и утверждения знания.

Что касается первой книги, то она служит как бы приготовлением читателя к пониманию воззрений Локка. Локк сам говорит в своем заключении, что он предназначает свою первую книгу к очищению пути для собственного исследования, поэтому ее содержание имеет, в некотором роде, отрицательный характер. Локк употребляет все усилия, чтобы разрушить веру в существование врожденных идей. Во времена Локка врожденные идеи играли большую роль в философии. Декарт считал понятие о Боге врожденным. Его последователи значительно расширили это понятие и основали учение о нравственности и праве исключительно на основных положениях, признанных ими за врожденные. Такая вера во врожденные идеи грозила опасностью дальнейшему развитию науки, поэтому Локк считал первой своей обязанностью вступить в борьбу с врожденными идеями. Для этой борьбы необходимо было поставить читателя на новую точку зрения, которая и выяснена во второй книге «Опыта».

Первая книга не заключает в себе никаких строгих доказательств. Несмотря на это, читатель с первых же страниц убеждается, что истина на стороне Локка, и врожденных идей в том смысле, в каком их понимали в то время, нет. Локк начал свои занятия философией с изучения Декарта. Направление Декарта было в то время господствующим во Франции и отчасти в Англии. Спиноза держался также того мнения, что понятие о Боге есть врожденное. В древности это признавал Цицерон и пользовался этим для доказательства того, что Бог действительно существует. Локк, хотя и отрицал врожденность понятия о Боге, но в благочестии не уступал своим предшественникам и, конечно, не сомневался в существовании высшего начала, но утверждал, что представление о Боге мы получаем при помощи опыта, рассматривая его творения. Эмпиризм не помешал Локку остаться религиозным человеком. Эта религиозность, отчетливо проявляется  и в философии Локка. Он, несомненно, принадлежал к числу тех редких людей, у которых философия счастливо уживается с религией и идет с нею как бы рука об руку.

Особого внимания заслуживает третья книга «Опыта», посвященная исследованиям свойств языка. Здесь находится множество наблюдений, прямо выхваченных из жизни, которые своей правдивостью способны заставить задуматься любого человека. Разумеется, наука о языке сделала огромный шаг вперед со времени Локка. Тогда еще царило мнение, что образование языка не подчиняется никаким определенным законам. Долгое время спустя стали искать естественного соотношения между созвучием слова и предметом, который оно обозначает. Взгляды и объяснения явлений рано или поздно отживают свой век, а верно схваченные факты,как плод наблюдений никогда не утрачивают своего значения. Лейбниц говорит: язык есть лучшее зеркало нашего ума и души, а потому исследование происхождения слов в состоянии привести нас к пониманию деятельности нашего разума и процессов нашего мышления. Локк, очевидно, был в этом отношении одного мнения с Лейбницем и посвятил много времени на изучение связи, существующей между языком и мышлением.

Несовершенство языка, по мнению Локка, зависит от четырех главных причин.

 Оно проявляется:

1) когда идеи, выражаемые словами, слишком сложны и состоят из многих простых идей, соединенных вместе;

2) когда идеи не состоят ни в какой естественной связи между собой;

3) когда они относятся к недоступному нам предмету;

4) когда значение слова не отвечает сущности предмета.

Злоупотребление языком также зависит от различных причин:

1) от употребления слов, с которыми не связано никакое ясное представление;

2) от усвоения слова ранее, чем понято его значение; от употребления одного и того же слова в различных значениях;

3) от приложения слов к идеям, отличным от тех, которые они обыкновенно обозначают;

4) от применения их к предметам, не существующим или малодоступным.

Эти замечания Локка, не имея никакой ценности в научном отношении, очень важны на практике, где обыкновенно не придают должного значения употреблению языка и часто им злоупотребляют.

            Перейдем теперь к изложению других отделов философии Локка, имеющих также весьма важное значение для всех и каждого. Теория нравственности, созданная этим философом, имела, как мы увидим, большое влияние.

Локк отрицал существование врожденных законов нравственности. Под последними он понимал основные положения права и морали, с которыми должны согласоваться взаимные отношения между отдельными людьми и народами — одним словом, все правила общежития. Но что же следует понимать под названием врожденных идей нравственности? То, что стоики признавали истинным разумом, Спиноза называл духовной любовью к Богу, а Гроций — природой вещей. Все это обозначало нечто неведомое, руководящее нашими поступками. Позже, это неведомое получило название «врожденные идеи нравственности». Оспаривая существование таких идей, Локк невольно подрывал основание всех когда-либо существовавших учений о нравственности. Он утверждал, что никаких общих законов нравственности не существует, и стремился доказать, что все до единого правила нравственности изменяются с течением времени. Более того, Локк приводил в доказательство справедливости своего мнения то, что и в настоящее время в различных странах встречаем мы прямо противоположные правила нравственности, чего никак не могло бы быть, если бы существовала одна врожденная идея нравственности, к которой можно было бы свести все остальные. Локк не признает также неизменности так называемого внутреннего голоса или голоса совести, говоря, что и сама совесть не одинакова у различных людей и народов, потому что и она является результатом воспитания и условий жизни. Мы привыкаем с детства считать хорошим то, что называют добром наши родители и другие люди, которым мы верим. Мы часто не имеем ни желания, ни времени рассуждать о принятом в детстве на веру, и охотно признаем, что родились на свет с такими понятиями, не зная, как и откуда они у нас явились. Вот, это, по мнению Локка, и есть истинная история врожденных идей. Это вдобавок объясняется еще тем, что никакое учение о нравственности и праве невозможно без допущения существования общего закона. Закон же может исходить только от законодателя, в непогрешимости которого мы не можем сомневаться, и который один имеет власть карать и миловать. Таким законодателем может быть только всеведущий Бог, и потому право и нравственность находят свое основание не во врожденных идеях, а в Божественном откровении. Далее видно, что Локк, как нельзя более легко, выводит общее основание нравственности, но встречает большие трудности в примирении с этим Божественным откровением всех различных правил общежития и нравственности, разнообразие которых в глазах наблюдателя бесконечно. Он едва находит возможность установить три самые общие положения нравственности:

1) вера в Бога и в его всемогущество; признание власти государя и народа;

2) страх перед наказанием и стремление к награде руководит нашими поступками;

3) признание нравственности христианской и никакой другой.

Нельзя не сознаться, что все это мало выяснено, но мы не можем строго винить Локка в том, что его теория нравственности не отличается такою ясностью, как теория познавания. И по настоящее время никому еще не удалось открыть основной закон нашей нравственной природы, хотя за эту задачу брались такие люди, как, например, Конт. В Англии непосредственно после Локка занимались теорией нравственности Шефтсбери и Юм, которые брали за основной закон чувство любви к ближнему. Вольф, в Германии, тот же закон облекает в иную форму и основывает теорию нравственности на постоянном стремлении человека к духовному совершенству. Лейбниц, в противоположность Локку, признавал существование врожденных идей нравственности, которым приписывал инстинктивный характер. Он говорил: правила нравственности мы не сознаем, но чувствуем инстинктивно. Все это, конечно, также нисколько не уясняет происхождения нравственного начала.

         Вопросы о нравственности тесно связаны и с вопросом о свободе воли, поэтому уместно здесь же привести мнение Локка и об этом. Локк признает, что волей нашей управляет исключительно стремление к счастью. Такой взгляд невольно установился под влиянием наблюдения действительности. Но философу, очевидно, не понравился этот двигатель всех наших действий, и он постарался придать слову «счастье» самое широкое значение, однако ему не удалось растянуть это понятие до такой степени, чтобы объяснить им, например, действия добровольных мучеников…

Локк утверждает, что мышление в силах подавить всякую страсть и дать разумное направление воле.  Вот в  этой власти рассудка, по его мнению, и состоит свобода человека. Если принять такое определение свободы воли, то придется допустить, что не все люди обладают в одинаковой степени свободой воли, а иные и совершенно ее лишены, ведь почему-то существует же немецкая пословица: «Я вижу и оправдываю лучшее, а следую худому». Локк признает нравственными только те действия, которые исходят от рассудка, он убежден в том, что если человек взвешивает хорошо свои действия и предвидит их последствия, то всегда поступает справедливо.

Таким образом, Локк в этом отношении вполне сходится с Сократом, признавая, что просвещенный ум непременно ведет к доброй нравственности. Замечательно, что такое мнение и у Локка, и у Сократа явилось следствием непосредственного изучения действительности. Но этим не ограничивается сходство Локка с Сократом — оба они излагали свои мысли, не мудрствуя лукаво. Чтобы дать понятие об изложении Локка, следует привести его определения удовольствия, любви, гнева и так далее, которые заимствуются из «Опыта».

Удовольствие и боль — простые представления. Между представлениями, получаемыми посредством органов чувств, ощущения удовольствия и боли самые главные, всякое впечатление сопровождается чувством удовольствия или чувством боли или не вызывает никакого чувства. То же относится к мышлению и настроению нашей души. Чувство боли и удовольствия, как всякое простейшее представление, невозможно ни описать, ни определить. Эти чувства могут быть известны, как все впечатления, только посредством собственного опыта.

От этих элементарных чувств Локк переходит к более сложным. «Что называется добром и злом? Все вещи хороши или дурны, смотря по тому, вызывают ли они удовольствие или причиняют боль. Мы называем добром все то, что вызывает в нас чувство удовольствия или его возвышает и устраняет боль или уменьшает ее. Наоборот, мы называем злом все, что возбуждает боль, увеличивает ее или лишает нас добра. Под именем удовольствия и боли я понимаю столько же телесные, сколько и душевные состояния. Обыкновенно их различают между собою, тогда как и те, и другие в сущности только различные состояния души, вызываемые изменениями, происходящими в теле или в самой душе».

Удовольствие и страдание и причины их — добро и зло — суть центры, около которых вращаются наши страсти. Представление о них возникает посредством самонаблюдения и исследования их различного влияния на изменение состояний и настроений души.

Далее следует определение чувств более сложных: любви, ненависти и радости.

«Любовь. Если кто-нибудь остановит свое внимание на представлении удовольствия, соединенного с присутствующим или отсутствующим предметом, он получит понятие о любви. Если кто-нибудь говорит осенью, лакомясь виноградом, или весною, когда его нет, что любит виноград, то это означает только, что вкус винограда доставляет ему удовольствие. Если же расстроенное здоровье или изменение во вкусе уничтожат это удовольствие, то нельзя ему будет сказать, что он любит виноград».

«Ненависть. Наоборот, мысль о боли, причиняемой отсутствующим или присутствующим предметом, и есть то, что мы называем ненавистью. Представления о любви и ненависти суть не более как состояния души в отношении к удовольствию и к боли вообще без различия причин, из которых они происходят».

Желание. «Желание — более или менее живое чувство, происходящее от отсутствия того, что соединяется с представлением об удовольствии; оно повышается и понижается вместе с увеличением и уменьшением последнего чувства».

Радость. «Радость есть удовлетворенное состояние души под влиянием сознания, что обладание добром достигнуто или будет достигнуто в скором времени».

Печаль Локк определяет как противоположное чувство. Таким же характером отличаются определения надежды, страха, сомнения, гнева, зависти и иных страстей, свойственных всем людям.

Существует общее мнение, что характер писателя следует изучать в его сочинениях. Это мнение является безусловной истиной в отношении к Локку. Мы не замечаем в нем высокого вдохновения, зато находим трогательное внимание к нуждам обыкновенных людей.

Он держит себя запросто со своим читателем, хотя и сознает, что оттого проигрывает, может быть, во мнении многих. «Я знаю,- говорит он,- что моя откровенность вредит моей славе»,- и продолжает быть откровенным.

В подтверждение сказанного приведу мысль Локка об ограниченности человеческого разума.

«Наша способность познавания соразмерна с нашими потребностями. Как бы ни был ограничен разум человека, мы должны благодарить за него Создателя, потому что он далеко оставляет за собой мыслительные способности всех других обитателей нашей Земли. Наш разум дает нам возможность составить себе необходимое понятие о добродетели и устроить земную жизнь так, чтобы она вела к лучшей жизни. Мы не в силах постигнуть сокровенных тайн природы; но того, что мы можем понять, совершенно достаточно, чтобы составить себе понятие о благости Творца и о наших собственных обязанностях. Мы не будем жаловаться на пределы нашего знания, если займемся тем, что для нас действительно полезно. За неимением солнечного света мы будем работать и при свечах; наша свеча горит довольно ярко для того дела, которое нам необходимо совершить. Если у нас нет крыльев, то мы во всяком случае можем ходить. Нам нет надобности знать все, а только то, что непосредственно относится к жизни. Человек напрасно забирается в глубины, теряя почву под ногами; он не должен переступать круга, отделяющего светлое от темного, доступное нашему уму от недоступного. Неразумно также сомневаться во всем, если многое в точности нам известно. Сомнение подрывает наши силы, лишает бодрости, заставляет опускать руки».

         Примирение философии с религией было главной задачей в жизни Локка, и нетрудно себе представить, что задача эта была нелегкая. Ум Локка, смиренный религией, все же часто выходит из намеченного им самим заколдованного круга, стремится к смелым выводам, которые потом приходилось оправдывать и кое-как связывать с религией.

         Признавая опыт единственным источником нашего знания, Локк на этом остановился и не мог вывести тех следствий из этого положения, которые потом были выведены Кондильяком и послужили к разрушению многих основ нравственности и религии.

Ни один из последователей Локка в Англии не дошел до таких крайностей, несовместных с благочестием и консервативностью англичан.

В заключение мы коснемся классификации наук, которой придерживался Локк. Он, как и древние греки, делит науки на физику, логику и этику. То, что Локк называет логикой, скорее можно назвать философией знания. Противоположная ей наука есть философия бытия, она распадается на философию природы и философию души, к последней относится теория нравственности, права и эстетики, или учение об искусствах. К философии знания принадлежит старая аристотелевская логика- в нее также входит наука о языке. Теологии мы не находим между науками, так как она, по мнению Локка, не наука, потому что основана на откровении. К философии Локк причисляет также философию истории.

 

Великий бездомный философ. Джон Локк и его мысли сквозь века | Персона | Культура

Однажды в доме хорошего друга Джона Локка, на тот момент пэра Энтони Эшли-Купера, собралось несколько друзей-аристократов. Все они занимали гораздо более высокое положение, чем Локк, и намеревались провести вечер за игрой в карты, заодно вволю поболтав. Локк был неприятно поражён праздностью разговоров столь высокопоставленных персон, достал блокнот и принялся записывать услышанное. Гости Эшли заинтересовались и спросили у друга хозяина, что он записывает. Локк заметил, что впервые оказался в компании столь благородных мужей, и поэтому не хотел пропустить ни единого их слова. После этого он зачитал им всё записанное. Гости оценили тонкий намёк Локка, оставили игру и сменили тему разговора на более подобающую их статусу.

Джон Локк. Не позднее 1704 года. Фото: www.globallookpress.com

Этот эпизод характеризует Джона Локка и как человека, который держал себя на равных и не раболепствовал перед вышестоящими, и как тонкого мыслителя, лучше большинства умевшего наблюдать. Ростки этих качеств посеял в нём отец, очень умело воспитавший будущего философа. Он постепенно подпускал к себе мальчика, не баловал и не перехваливал его, но и не наказывал сверх меры. После окончания школы Локк поступил в Оксфордский университет, где он стал сначала бакалавром, а затем магистром искусств. При этом университетское образование тяготило Локка. Оксфорд ничуть не удовлетворял его любознательности, а лишь отнимал драгоценное время, которое он мог посвятить самообразованию. Годами позже зародившиеся в университете идеи об учёбе выплеснутся на страницах «Мыслей о воспитании».

О воспитании

«В здоровом теле здоровый дух». Именно с этих слов Ювенала Локк начал своё произведение, где изложил своё видение системы воспитания джентльмена. В ней Локк противостоял «каторжничеству» существовавшего на тот момент школьного образования, когда детей заставляли часами зубрить латынь и греческий язык, необходимость владения которыми философ подвергал сомнению. Первостепенным, на его взгляд, было нравственное воспитание, а образование стояло на заднем плане. Сначала следовало взрастить благородного и физически развитого человека, а затем уже наполнять его знаниями, был уверен философ.

Кроме того, очень важным Локк считал и подход преподавателей к ученикам. Учитель должен в первую очередь завладеть вниманием ребенка, заинтересовать его сообщаемой темой. «Мы, — писал Локк, — любим свободу с колыбели. Мы знаем множество вещей, которые внушают нам отвращение только потому, что были нам навязаны в детстве. Я всегда думал, что всякое серьёзное занятие может обратиться в удовольствие». Эти слова кажутся актуальными и сегодня, и совсем не потому, что стали прописной истиной для каждого учителя.

Бродяга-аристократ

Локк познакомился с Энтони Эшли в 1666 году, незадолго до того, как тот стал лордом-канцлером. Будущий граф Шефтсбери был приятно удивлён, когда нашел в Локке замечательного и достойного собеседника. Они очень привязались друг к другу, и вскоре Эшли предложил Локку поселиться в его доме, став врачом семьи — мыслитель прекрасно разбирался в медицине — и одновременно педагогом сыновей лорда-канцлера. В подобных странствиях по чужим домам философ провёл всю свою жизнь — собственного дома у него, по сути, никогда и не было.

Локка можно считать уникальным человеком не только благодаря его трудам, но и из-за образа жизни. К 34 годам, когда он встретил Эшли, Локк не сделал солидной карьеры — он к этому попросту не стремился, не заработал славы видного учёного, не приумножил своё состояние. Мыслитель был чужд амбициозности и карьеризму, не пытался «продать» свои идеи подороже, не кричал о них. Всё, что его заботило, — это поиски истины. И поэтому долгое время Локка попросту не замечали на фоне гораздо более крикливых «мудрецов», идеи которых впоследствии канули в лету. Вряд ли бы его заметили и в наше едва ли не ещё более крикливое время. Локк был скромен, не стремился к титулам и должностям, помогал друзьям тогда и в том месте, когда и где его о том просили. В разное, непродолжительное время он был и врачом, и государственным деятелем, и педагогом.

О правлении

Джон Локк. Гравюра. Не позднее 1704 года. Фото: www.globallookpress.com

Занимавший высокий пост Эшли, который проводил много времени в разговорах со своим семейным доктором, вскоре приобщил его к политике, которой Локк никогда особенно не интересовался, и к теологии. В результате Локк постиг их в такой степени, что ушёл в своих познаниях дальше графа. Один из основных трудов Локка в итоге получил название «Два трактата о правлении», где он изложил свою теорию конституционной монархии. Философ говорит о том, что во главе государства должен стоять король, однако его власть ограничивается правительством и конституцией. Либеральные идеи Локка, изложенные там, не теряют своей актуальности и поныне. Он был ярым противником любых форм тирании, где власть пренебрегает правами своих граждан и издаёт законы согласно собственным потребностям, а не интересам народа. Самым важным Локк считал то, что государство должно было происходить из общественного договора и лишь с добровольного согласия людей. Кроме того, целью любого государства становилась забота об общем благе. И законы только тогда признавались им справедливыми, когда были направлены на всё то же общее благо. Самая дикая для наших современников мысль Локка — о суверенности народа, которую он ставил выше суверенности государства. Защита последней может привести к узурпации и уничтожению населения, без которого не будет и никакого государства, говорил британец. Путь борьбы с «зарвавшейся» властью Локк видел в революции.

О веротерпимости

После знакомства с Эшли Локк долгое время жил и путешествовал с графом и его семьёй — то находившийся при дворе, то попадавший в немилость Шефтсбери часто метался между Британией и Голландией. Теми же путями следовал и Локк.

Осев в Амстердаме после смерти своего верного друга — Эшли-Купер умер в 1683 году — философ обращается к теме религии. В «Двух трактатах о правлении» Локк полемизирует с сэром Робертом Филмером, который в своём труде «Патриархия» утверждал, что всякая власть есть абсолютная монархия, корни которой ведут к Адаму, а любой человек тем самым с рождения несвободен. «Бог повелел, чтобы верховная власть Адама была неограниченной», — был уверен Филмер. Совмещая эти тезисы, он говорил, что любой человек, по сути, с рождения обречён был быть рабом монарха-отца. И властители, таким образом, стояли выше любых законов. Локку же блестящим образом удалось опровергнуть мысли Филмера.

Незадолго до «Двух трактатов» философ опубликовал несколько памфлетов «о веротерпимости», которые бы наверняка неприятно поразили нынешних «православных активистов». Там он настаивал, что церковь должна быть отделена от государства, а каждый человек имеет право на свободу вероисповедания. Церковь, по мнению Локка, должна была привлекать на свою сторону людей благочестием, а никак не насильственными методами.

Идеи Локка по достоинству оценили уже в конце его жизни. Он был в очень хороших отношениях с Вильгельмом Оранским, взошедшим на британский престол после Славной революции 1688 года. В последние годы Локк издал практически все свои труды, которые так или иначе впоследствии повлияли на Вольтера, Жан-Жака Руссо, Давида Юма и других умнейших представителей человечества.

Джон Локк и его педагогические идеи

ПЕРВУШКИН БОРИС НИКОЛАЕВИЧ

ЧОУ «Санкт-Петербургская Школа «Тет-а-Тет»

Учитель Математики Высшей Категории

 

Джон Локк и его педагогические идеи

 

Джон Локк (1632—1704) — известный английский философ и педагог, оказавший серьезное влияние на последующее развитие философии и педагогики.Джон Локк родился в семье провинциального адвоката, участника революции. В школе получил схоластическое образование, потом в Оксфордском университете увлекся естественными науками, медициной, философией. По окончании университета стал домашним врачом ивоспитателем внука А. Шефтсбери — известного либерального политического деятеля.

Основные работы:

1690 — «Опыт о человеческом разуме».

1693 — «Мысли о воспитании».


Локк развил новые педагогические идеи, которые можно представить следующим образом:

— ребенок от рождения не несет в себе никаких врожденных идей и пороков;

— все, что есть в сознании человека, получено им благодаря ощущениям и собственному опыту;

— воспитание всесильно, только от него зависит, каким вырастет ребенок;

— основная цель воспитания — счастье человека, опирающееся. на добродетель;

— здоровье ребенка — первая задача воспитания;

— пример окружающих, упражнения ребенка действеннее всяких слов;

— следует отказаться от принуждения в воспитании;

— польза — вот принцип, которым следует руководствоваться в воспитании и обучении.

Локк внес в педагогику новые принципы: опыт как основа воспитания, практицизм- и рационализм.


В своем труде «Опыт о человеческом разуме» Локк, утверждая, что в душе человека нет врожденных идей, доказывает, что знания, идеи, принципы он приобретает благодаря взаимодействию с предметами и людьми — средой. Источниками познания являются ощущения, т.е. впечатления, получаемые благодаря органам чувств; это самая объективная ступень знания, исключающая сомнение. Знания, полученные человеком, не являются простым отражением окружающего мира. Знания вырастают из осмысления опыта, опыт является источником познания.

Отрицая врожденность идей (у новорожденных, например, пишет Локк, нет ни малейших признаков каких-либо идей), он отводит в развитии человека решающую роль воспитанию. Душа ребенка есть чистый лист бумаги, на котором можно написать все, что угодно, воск, из чего можно вылепить все. «Девять десятых тех людей, с которыми мы встречаемся, являются тем., что они есть, добрыми или злыми, полезными или бесполезными — благодаря своему воспитанию. Именно оно и создает большие различия-между людьми», — пишет Локк.

Локк выступает с отрицанием врожденных нравственных принципов. Нормы морали приобретаются человеком в процессе жизни; таким образом, не существует и врожденной порочности человека. Нравственные принципы возникают в результате опыта и воспитания и основным их критерием является полезность.Главным принципом нравственности является добродетель.Поэтому нравственный человек добродетелен, а добродетельный человек счастлив.


«Мысли о воспитании»


Свои педагогические взгляды Локк изложил в книге «Мысли о воспитании».

Задачей воспитания он считал воспитание джентльмена, умеющего«вести свои дела толково и предусмотрительно», а не просто человека.

Основная цель воспитания – счастье человека, основывающееся на добродетели «добродетель в прямом смысле является высокий и трудно достижимый целью воспитания».

Джентльмен -это дворянин по происхождению, отличающийся«утонченностью в обращении», и должен обладать качествами дельца, предприимчивого человека. Он должен получить физическое, нравственное и умственное воспитание, но не в школе, т.к. школа- это учреждение, где собрана «пестрая толпа дурно воспитанных порочных мальчиков всякого состояния».

Настоящий джентльмен воспитывается дома, ибо «даже недостатки домашнего воспитания несравненно полезнее приобретаемых в школе знаний и умений». Локк рекомендовал поручить воспитания джентльмена хорошо подготовленному, солидному воспитателю.


Огромное значение Локк придавал физическому воспитанию. Необходимо с раннего детства закалить тело ребенка, чтобы он легко переносил усталость, невзгоды, перемены. Локк подробно обосновывал значение строгого режима в жизни ребенка, давая советы об одежде, пище, прогулках, занятиях спортом. Правильно поставленное физическое воспитание способствует и выработке мужества и настойчивости. «Джентльмен должен быть воспитан так, чтобы во всякое время быть готовым надеть оружие и стать солдатом».

Настоящий джентльмен — это тот, кто умеет достичь собственного счастья, но и не препятствует в этом другим джентльменам.


Люди должны быть «мудрыми» и не только добиваться того, что им хочется, но и учитывать реальные возможности. Поведение человека должно быть разумно, он должен уметь руководить своими страстями, быть дисциплинированным. Он должен уметь подчинять себя велениям рассудка.

Выработка характера, развитие воли, нравственное дисциплинирование — важнейшие задачи воспитания.

Воспитание привычек должно начинаться с самого раннего возраста.

Нельзя потворствовать ребенку, но нельзя и не удовлетворять его законных пожеланий. Сначала «страх и уважение» должны дать власть воспитателю над поведением ребенка, а в более зрелые годы эту власть будут поддерживать «любовь и дружба».

Нельзя добиться положительных результатов грубостью, насилием, необходимый результат дадут ласковые слова.

Нельзя прививать несколько привычек одновременно. Задача воспитателя заключается в том, чтобы закрепить сначала одну привычку, а затем уже перейти к воспитанию другой.


Для правильного направления всего воспитательного процесса следует внимательно изучать индивидуальные особенности ребенка, надо наблюдать за ребенком, когда он ничего не подозревает, для того чтобы «заметить его преобладающие страсти и господствующие наклонности», надо замечать различные качества ребенка, «ибо сообразно различиям этих качеств должны различаться и ваши методы…».


Локк выступал противником телесных наказаний, считая, что«рабская дисциплина создает и рабский характер». Но в случаях упорного нежелания ребенка проявить беспрекословное послушание вполне допускал телесные наказания.


Локк придавал значение религиозному воспитанию, но считал, что главное — не приучать детей к обрядам, а вызывать любовь и почтение к богу как высшему существу.


Локк считал, что джентльмена надо обучать чтению, письму, рисованию, родному языку, французскому языку, латинскому языку (латынь не для всех; для тех, кто будет заниматься торговыми делами, сельским хозяйством, этот язык не нужен), географии, арифметике, геометрии, астрономии, хронологии, этике, а также следует дать ему основные сведения по истории и законоведению, бухгалтерии, обучать верховой езде и танцам.

Каждый предмет должен принести его воспитаннику определенную пользу, готовить его к жизни. Знаниям следовало придать практический характер.


Необходимость трудового воспитания он мотивировал тем, что труд на свежем воздухе полезен для здоровья, а знание ремесел может пригодиться деловому человеку как предпринимателю.

 

Джон Локк: основные идеи. Джон Локк

Учения Джона Локка оказали значительное влияние на вопросы философии, воспитания, права и государственности, которые были актуальными в середине 17 века. Он является основоположником нового политико-правового учения, которое позже стало известно как «доктрина раннебуржуазного либерализма».

Биография

Родился Локк в 1632 году в пуританской семье. Образование получил в Вестминстерской школе и в колледже Крайст-Черч. В колледже он и начал свою научную деятельность в качестве преподавателя греческого языка, философии и риторики. В это период завязывается знакомство с известным естествоиспытателем Робертом Бойлем. Совместно с ним Локк проводил метрологические наблюдения, глубоко изучал химию. Впоследствии Джон Локк серьезно изучал медицину и в 1668 году стал членом Лондонского королевского общества.

В 1667 году Джон Локк познакомился с лордом Эшли Купером. Этот неординарный человек находился в оппозиции к королевскому двору и критиковал существующую власть. Джон Локк оставляет преподавательскую деятельность и селится в имении лорда Купера в качестве его друга, компаньона и личного врача.

Политические интриги и неудавшаяся попытка дворцового переворота заставляют лорда Эшли спешно покинуть родные берега. Вслед за ним эмигрирует в Голландию и Джон Локк. Основные идеи, которые принесли известность ученому, были сформированы именно в эмиграции. Года, проведенные в чужой стране, оказались наиболее плодотворными в карьере Локка.

Перемены, которые произошли в Англии в конце 17 века, позволили Локку вернуться на родину. Философ охотно работает с новым правительством и в течение некоторого времени занимает важные должности при новой администрации. Пост ответственного по делам торговли и колоний становится последним в карьере ученого. Болезнь легких заставляет его выйти в отставку, и остаток жизни он проводит в местечке Отс, в имении своих близких друзей.

След в философии

Основное философское сочинение ученого известно, как «Опыт о человеческом разумении». В трактате раскрывается система эмпирической (опытной) философии. Основой для выводов служат не логические умозаключения, а фактический опыт. Так утверждает Джон Локк. Философия такого плана находилась в противоречии с существующей системой мировоззрения. В этом труде ученый утверждает, что базисом для изучения окружающего мира является чувственный опыт, и только с помощью наблюдения можно получать достоверные, реальные и очевидные знания.

След в религии

Научные произведения философа касаются и обустройства религиозных институтов, которые существовали в то время в Англии. Известны рукописи «Защита нонконформизма» и «Опыт о веротерпимости», автором которых является Джон Локк. Основные идеи были очерчены именно в этих неизданных трактатах, а полностью система устройства церкви, проблема свободы совести и вероисповедания была представлена в «Послании о веротерпимости».

В этом труд закрепляет за каждым человеком право на свободу совести. Ученый призывает государственные институты признать выбор религии неотъемлемым правом каждого гражданина. Истинная церковь в своей деятельности, по утверждению учёного, должна быть милосердной и сострадательной к инакомыслящим; власть церкви и учение церкви должны пресекать насилие в любой форме. Однако терпимость верующих не должна распространяться на тех, кто не признает юридические законы государства, отрицает моральные нормы общества и самое существование Господа, считает Джон Локк. Основные идеи «Послания о веротерпимости» — равенство прав всех религиозных общин и отделение государственной власти от церкви.

«Разумность христианства, каким оно представлено в Священном Писании» позднее сочинение философа, в котором он утверждает единство Бога. Христианство, прежде всего – свод нравственных норм, которых должен придерживаться каждый человек, считает Джон Локк. Труды философа в области религии обогатили религиозные учения двумя новым направлениями — английским деизмом и латитудинаризмом – учением о веротерпимости.

След в теории государства и права

Свое видение устройства справедливого общества Дж. Локк изложил в труде «Два трактата о государственном правлении». Основой для сочинения являлась доктрина о возникновении государства из «естественного» общества людей. По мнению ученого, в начале существования человечество не знало войн, все были равны и «никто не имел больше другого». Однако в таком обществе отсутствовали контролирующие органы, которые бы устраняли разногласия, решали имущественные споры, вершили справедливый суд. В целях обеспечения гражданских прав люди образовали политическое сообщество – государство. Мирное образование государственных институтов, основанное на согласии всех людей – основа для создания государственного строя. Так утверждает Джон Локк.

Основные идеи государственного преобразования общества заключались в образовании политических и судебных органов, которые бы защищали права всех людей. За государством остается право на применение силы для собственной защиты от постороннего вторжения, а также для контроля над соблюдением внутренних законов. Теория Джона Локка, изложенная в этом сочинении, утверждает право за гражданами убрать правительство, которое не выполняет свои функции или злоупотребляет властью.

След в педагогике

«Мысли о воспитании» — сочинение Дж. Локка, в котором он утверждает, что на ребенка решающее влияние оказывает окружающая среда. В начале своего развития ребенок находится под влиянием родителей и воспитателей, который являются для него нравственным образцом. По мере взросления ребенок получает свободу. Уделял внимание философ и физическому воспитанию детей. Обучение, как было сказано в сочинении, должно основываться на использовании практических знаний, необходимых для жизни в буржуазном обществе, а не на изучении схоластических наук, не имеющих практической пользы. Данный труд был раскритикован епископом Вустерским, с которым Локк неоднократно вступал в полемику, отстаивая свои взгляды.

След в истории

Философ, правовед, религиозный деятель, педагог и публицист – все это Джон Локк. Философия его трактатов отвечала практическим и теоретическим запросам нового столетия – столетия Просвещения, открытий, новых наук и новых государственных образований.

Презентация на тему «Педагогические идеи Джона Локка» по педагогике

Слайд 6

Воспитание джентльмена

Задачей воспитания он считал воспитание джентльмена, а не простого человека. Джентльмена, умеющего «вести «свои дела толково и предусмотрительно». Это — дворянин по происхождению, отличающийся «утонченностью в обращении», в то же время он должен обладать качествами буржуазного дельца, предприимчивого человека. Он считал необходимым изолировать будущего джентльмена от влияния «грубой массы», от детей простолюдинов, которые, по его мнению, способны только на то, чтобы «с ловкостью и проворством обкрадывать фруктовые сады». Система воспитания джентльмена, построена на прагматизме и рационализме. Главная особенность системы — утилитаризм: каждый предмет должен готовить к жизни. Воспитание джентльмена включает (все составляющие воспитания должны быть взаимосвязаны): Физическое воспитание: способствует развитию здорового тела, выработки мужества и настойчивости. Укрепление здоровья, свежий воздух, простая пища, закаливание, строгий режим, упражнения, игры. Умственное воспитание должно подчиняться развитию характера, формирования образованного делового человека. Религиозное воспитание необходимо направлять не на приучения детей к обрядам, а на формирования любви и почтения к Богу как высшему существу. Нравственное воспитание — воспитать способность отказывать себе в удовольствиях, идти наперекор своим склонностям и неуклонно следовать советам разума. Выработка изящных манер, навыков галантного поведения. Трудовое воспитание заключается в овладении ремеслом (столярным, токарным). Труд предотвращает возможность вредной праздности. Содержание обучения: чтение, письмо, рисование, география, этика, история, хронология, бухгалтерия, родной язык, французский язык, латинский язык, арифметика, геометрия, астрономия, фехтование, верховая езда, танцы, нравственность, главнейшие части гражданского права, риторика, логика, натурфилософия, физика — вот что должен знать образованный человек.Справедливости ради, следует отметить, что данное определение подходит только к материализму XVIII в. — Прим, перев.

Влияние Шефтсбери в правительстве, однако, падало, а в 1681 году, после участия в неудачном заговоре против Карла II он вынужден был бежать в Голландию. Хотя сам Локк непосредственно не был замешан в заговоре, дружба с Шефтсбери навлекла подозрения и на него, и ему так же пришлось скрыться в Голландии. Через несколько лет, когда можно было уже вернуться в Англию. Локк становится уполномоченным по апелляциям и пишет несколько книг по проблемам образования, религии и экономике. Он отстаивает право людей на свободу совести и право самим распоряжаться собственной жизнью. Эти работы приносят ему широкую известность по всей Европе. Локк становится одним из лидеров либеральной мысли. Некоторые его идеи легли в основание Декларации независимости Соединенных Штатов Америки.

В области психологии наиболее значительным произведением Локка является его «Опыт о человеческом разуме» (An Assay Concerning Human Understanding. 1690). В этой работе, которая явилась результатом напряженного двадцатилетнего труда, содержится наиболее полное изложение его взглядов. За период до 1700 года книга выдержала четыре издания, была переведена на французский язык и латынь. Именно с момента появления этой работы можно вести отсчет истории британского эмпиризма.

Как возникает знание?

В центре внимания локковской системы стояли вопросы теории познания. Каким образом происходит познание, как возникает новое знание? Локк, в противоположность Декарту, отрицает существование врожденных идей. От рождения человек не обладает никакими знаниями, все приходит с опытом. Локк признает, что некоторые идеи, например, идея Бога, могут показаться взрослому человеку врожденными. Но это происходит только потому, что мы усвоили эту идею в раннем детстве и просто не помним себя без нее. Таким образом, врожденный характер некоторых идей — не более чем иллюзия. Появление абсолютно всех идей можно объяснить через обучение и привычку.

Каким же образом появляется знание? По Локку, все знание исходит только из опыта. Он писал:

Предположим, что ум есть, так сказать, белая бумага без всяких знаков и идей… Откуда он приобретает тот обширный их запас, который деятельное и беспредельное человеческое воображение нарисовало с почти бесконечным разнообразием? Откуда получает весь материал рассуждения и знания? На это я отвечаю одним словом: из опыта. На опыте основывается все наше знание, от него в конце концов оно происходит. (Локк Дж. Соч. М. 1985. Т. 1. С. 154.)

За многие века до этого сходные мысли высказывал Аристотель: ум человека при рождении представляет собой tabula rasa — чистую доску, на которой опыт запечатлевает свои отметки.

Ощущения и рефлексия

По Локку, существуют два различных вида опыта: внешний и внутренний. Один из них основывается на чувствах, другой — на осмыслении своих собственных действий и состояний — другими словами, рефлексии. Те идеи, которые происходят из чувств (то есть на основе непосредственного воздействия объектов внешнего мира на органы чувств), представляют собой простые чувственные впечатления. Эти чувственные впечатления воздействуют на наш ум, а тот, в свою очередь, оперирует с чувственными впечатлениями, наблюдая за собственной деятельностью. На основе наблюдения за деятельностью ума и возникает опыт рефлексии. Этот внутренний, рефлекторный опыт вторичен по отношению к опыту внешнему, чувственному.

В процессе развития индивида сначала появляется чувственный опыт, поскольку прежде надо иметь то, что может подвергаться рефлексии. Рефлексируя, мы вспоминаем прежние чувственные впечатления, комбинируем и обобщаем их, создавая тем самым абстракции и идеи более высокого порядка. Таким образом, все идеи возникают на основе чувственного опыта и опыта рефлексии, но конечным источником познания все же остается чувственный опыт.

Простые и сложные идеи

Локк различает простые и сложные идеи. Простые идеи23 появляются на основе как чувственного, так и рефлективного опыта, и пассивно воспринимаются нашим умом. Простые идеи совершенно элементарны, они не содержат в себе никаких частей и потому не поддаются анализу или сведению к каким — либо еще более простым идеям. В процессе своей деятельности разум активно создает новые идеи путем комбинирования и сочетания различных простых идей между собой. Эти новые производные идеи Локк называет сложными идеями24. Они состоят из ряда простых идей, а потому поддаются анализу и могут быть разложены на компоненты.


23 Простые идеи — элементарные идеи, возникающие на основе чувственного опыта или опыта рефлексии. Сложные идеи — идеи производного характера, которые состоят из ряда простых идей. Такие идеи поддаются анализу и могут быть разложены на ряд более простых компонентов.

24 сложные идеи — идеи производного характера, которые состоят из ряда простых идей. Такие идеи поддаются анализу и могут быть разложены на ряд более простых компонентов.


Теория ассоциаций

Представление о сочетании или соединении идей и обратный процесс их анализа открывает эпоху так называемого психохимического подхода, развиваемого в теории ассоциаций25. Согласно этой точке зрения, простые идеи могут взаимосвязываться и образовывать таким образом сложные идеи. Собственно, ассоциация — это тот самый процесс, который современные психологи называют научением. Представление о возможности редукции, сведения всей психической жизни человека к набору простых идей или элементов, а также объяснение сложных идей через ассоциацию простых лежит в основании всей современной научной психологии. Как и часовой механизм, который можно разобрать и собрать, создавая на этой основе новые, более сложные машины, идеи сознания так же можно анализировать и ассоциировать.


25 Теория ассоциаций — концепция, согласно которой сложные идеи образуются путем соединения или ассоциации простых идей.


С точки зрения Локка, сознание человека работает в полном соответствии с законами физики. Элементами психики, своеобразными психическими атомами, являются простые идеи. Они представляют собой полный аналог материальных атомов в механистической галилеевско — ньютонианской системе Вселенной. Базовые элементы психики (простые идеи) неделимы, как и их материальные аналоги. Из их сочетаний и комбинаций образуется все многообразие знаний. Создание теории ассоциаций можно считать важным этапом на пути развития представлений о характере деятельности как психики, так и тела — по аналогии с работой машины.

Первичные и вторичные качества

Большое значение для ранней истории научной психологии имеет локковское различение первичных и вторичных качеств. Первичные качества26 существуют вне зависимости от нашего восприятия. Примером такого рода первичных качеств будут, скажем, размеры и форма здания. Цвет фасада — это пример вторичных качеств. Такие характеристики, как цвет предмета, зависимы от восприятия человеком. Разные люди видят те или иные цвета по — разному. Вторичные качества27 — такие как цвет, запах, звук и вкус — существуют не сами по себе, а через наше восприятие. Например, если пощекотать у человека перышком в носу, то возникающий при этом чих характеризует не перышко, а нашу реакцию, на прикосновение пера. Равным образом и боль, возникающая от пореза, говорит не о ноже, а о нашей реакции на рану.


26 первичные качества — такие характеристики объекта, которые присущи ему вне зависимости от его восприятия (например, размеры и форма предмета)

27 вторичные качества — такие характеристики, которые присущи только нашему восприятию предмета, а не предмету самому по себе (например, цвет, запах).


Эти свои представления Локк иллюстрирует при помощи следующего простого опыта: возьмем три емкости, заполненные водой. В одну емкость нальем холодную воду, во вторую — теплую, а в третью — горячую. Далее, опускаем левую руку в сосуд с холодной водой, а правую — в горячую воду. Затем помещаем обе руки в сосуд с теплой водой. При этом одна рука будет ощущать эту воду как теплую, а другая — как холодную. Понятно, что теплая вода не меняет своей температуры ни в первом, ни во втором случае. Вторичные качества существуют лишь в нашем восприятии объекта, но не присущи объекту самому по себе (в данном случае, воде). Еще один пример: если не надкусить яблоко, то и не возникнет ощущения его вкуса. Первичные же качества того же самого объекта (яблока) существуют вне зависимости от того, воспринимаются они кем — нибудь или нет. Вторичные качества проявляются только при самом акте восприятия.

Конечно, Локк не был первым, кто обратил внимание на подобное различие первичных и вторичных качеств. В свое время Галилей высказывал нечто весьма сходное: «Я полагаю, что если бы мы каким — либо образом лишились ушей, языков и носов, то форма, число и движение предметов [первичные качества] все же остались бы в то время, как все запахи, звуки и вкус [вторичные качества] исчезли бы. По моему мнению, последние есть нс более, чем просто имена, если отделить их от живых существ» (цит. по: Boas. 1961. P. 262).

Подобные взгляды полностью согласуются с механистическим воззрением на мир, согласно которому он весь состоит лишь из движущейся материи. Если вся объективная реальность представляет собой материю, то любые восприятия — цвет, запах и вкус, есть не что иное, как реальность субъективная. А те характеристики предметов, которые присущи им независимо от какого бы то ни было восприятия, — это первичные качества.

Психология bookap

Проводя разграничение первичных и вторичных качеств, Локк тем самым фактически признал субъективный характер большей части человеческих восприятий. Это обстоятельство заинтересовало его и побудило заняться исследованием процесса познания. Собственно, представление о вторичных качествах и появляется как попытка справиться с трудностями проведения строгого соответствия между физическим миром и значительной частью нашего его восприятия.

Однако, коль скоро мы допускаем — хотя бы теоретически — существование первичных и вторичных качеств, одни из которых обладают объективным существованием, а другие — только субъективным и не существуют вне восприятия, то рано или поздно должен был появиться кто — то, кто задался бы вопросом: а существуют ли подобные различия между первичными и вторичными качествами на самом деле? Не являются ли все восприятия вообще субъективными, зависящими от наблюдателя, и в этом смысле — вторичными? Философом, который поставил такой вопрос и попытался дать на него развернутый ответ, был Джордж Беркли.

Эмпиризм Джона Локка: Почему мы все Tabula Rasas (Чистые листы)

Мы рождаемся с врожденным знанием? Или мы приобретаем знания только через сенсорный опыт? Согласуется ли мир нашего чувственного опыта с «реальностью»? Или опыт — плохой ориентир для того, что есть на самом деле? Это ключевые вопросы эпистемологии, отрасли философии, изучающей, что такое знание, как мы его приобретаем и имеет ли оно надежное основание.

Философ, который мог сказать особо важные вещи по этим вопросам, — это английский философ 17-го века Джон Локк, который утверждал, что знания явно приобретаются только через сенсорный опыт, но что наш сенсорный опыт не является безошибочным.

Джон Локк, как он воспринимается вашими органами чувств.

В своей блестящей работе 1689 года «Эссе о человеческом понимании» Локк утверждает, что при рождении разум представляет собой tabula rasa (чистый лист), которую мы заполняем «идеями», когда воспринимаем мир через пять органов чувств.

Под «идеей» Локк подразумевает «все, что является объектом понимания, когда человек думает». Другими словами, идея — это все, что вы переживаете или о чем размышляете, и ключевой момент Локка в том, что мы можем получить такие «идеи» только через органы чувств.

Наш разум не может создать идей, утверждает Лок: они могут только объединить идей. Идеи, таким образом, атомарны по своей природе и могут образовывать сложные уникальные структуры: но все составные части в конечном итоге получаются из чувственного опыта. По его словам:

Давайте предположим, что ум — это, как мы говорим, tabula rasa , лишенная всех знаков, без каких-либо идей. Как это оформить? Откуда оно взялось в том огромном магазине, который напряженная и безграничная человеческая фантазия нарисовала на нем с почти бесконечным разнообразием? Когда есть все материалы разума и знания? На это я отвечу одним словом, из опыта .

Например, вы можете представить себе новое животное. Но это новое воображаемое животное может состоять только из частей, с которыми вы ранее сталкивались в процессе своего сенсорного опыта. У него могут быть рога быка, крылья дракона, хобот слона … у него может быть сердце с 97 камерами. Но он не мог содержать никаких «идей», которые вы раньше не получали посредством сенсорного опыта.

Попробуйте прямо сейчас: вы можете представить себе новый цвет? Новая текстура? Новый звук? Новый вкус? Локк утверждает, что нет: вы вооружены только материалами, полученными из предыдущего сенсорного опыта, и ваше воображение ограничено комбинацией этих материалов по-разному.

Локк, таким образом, отстаивает подход к пониманию мира, известный как эмпиризм: знания приходят из опыта, и поэтому, анализируя наш опыт, мы придем к познанию истины о реальности, и ничего не следует утверждать, если это не может быть подтверждено опытом.

Сегодня, с успехом эмпирической науки, использующей природу для нашей пользы, взгляды Локка могут показаться хорошо совпадающими со здравым смыслом, но важно отметить, что, когда он писал, аргументы Локка определенно соответствовали , а не . здравый смысл времени.

До Локка господствовали не эмпирические теории познания, а схоластические теории, основанные в рационализме . Рационалисты утверждают, что разум является главным источником и проверкой знания, а не опыта. Ключевым мыслителем-рационалистом был французский философ 17 века Рене Декарт.

Подобно Локку, Декарт также стремился подорвать господствующие схоластические теории того времени, но не нацелился на рационализм, лежащий в основе структуры.

Рационалисты, подобные Декарту, считали, что опыту нельзя доверять, и поэтому стремились понять мир через достоверность дедуктивных истин, как в математике.

Эмпиризм и рационализм: ответ на беспокойство скептицизма

Эмпиризм и рационализм — по существу конкурирующие ответы на беспокойство скептицизма . Скептицизм в этом контексте означает нахождение всей идеи человеческого знания неубедительной и сомнение в том, что мы действительно можем сказать, что знаем, что что-то вообще существует.

Сам Декарт очень эффективно обрисовывает скептическую позицию в своей замечательной работе 1641 года «Размышления о первой философии», где он обеспокоен тем, что не имеет возможности узнать, реальны ли его переживания в мире, или это просто заклинания Злого Демона, решившего ввести в заблуждение и обмануть его. ввести его в заблуждение.

«Реален ли мир вокруг нас»?

Получите лучшие ответы по философии прямо на свой почтовый ящик с нашим знаменитым вводным курсом по философии.

Изучить курс сейчас

Поскольку наш опыт иногда обманывает нас, говорят скептические аргументы, на каком основании мы можем доверять опыту всем? Галлюцинации и ненадежность показаний очевидцев демонстрируют, что наши чувства иногда выдают нас — так откуда же нам знать, что они не обманывают нас все время? Как мы можем доказать, что мир вокруг нас даже существует?

Рационалистический ответ Декарта заключался в апелляции к разуму.Его исходным принципом была его cogito ergo sum — я думаю, следовательно, я — и на этой основе он пытается построить истины, начиная с того факта, что он существует как мыслящее существо, вплоть до существования Бога. Он делает это исключительно через признание определенных убеждений как «ясных и отчетливых» — как не имеющих внутреннего противоречия — и путем вывода одного за другим, чтобы создать теорию познания, полностью основанную на разуме.

Но Локк отвергает этот рационалистический ответ на скептицизм, утверждая, что разум и логическая дедукция — всего лишь инструменты: они не могут быть врожденными источников или оснований знания, настаивает Локк, поскольку все знания в конечном итоге основаны на опыте, и рационалисты вроде Декарта ошибаются, думая иначе.

Это серьезная претензия. Если все наши знания в конечном итоге основаны на сенсорном опыте, как утверждает Локк, то как мы можем ответить на беспокойство скептиков, которые считают, что наш опыт безнадежно ненадежен? Если все, что у нас есть, — это ненадежный опыт, как можно сказать, что мы вообще обладаем какими-либо знаниями?

Говорит ли нам что-нибудь о реальности наш сенсорный опыт?

Что ж, хотя Локк утверждает, что сенсорный опыт в конечном итоге является источником всех наших знаний, на самом деле он полностью согласен со скептиками в том, что это ненадежный путеводитель к реальности.Например, хотя мы воспринимаем объекты внешнего мира как полные цвета, Локк отмечает, что сами объекты невозможно раскрасить независимо, поскольку цвет существует только во взаимодействии с воспринимающим субъектом.

Когда вы смотрите, например, на спелый помидор, вы видите покраснение, которое не является свойством самого помидора, а является результатом света , отражающегося от помидора в ваш глаз, который обрабатывается вашим мозгом, чтобы произвести красный цвет. ощущение.

Для кого-то с другой точки зрения цвет был бы немного другим.Для того, кто страдает дальтонизмом, помидор снова будет казаться другим. Более того, если вы носите очки с синими линзами или источник света изменится на темно-фиолетовый, цвет, который вы наблюдаете при взгляде на спелый помидор, снова изменится.

Какой из этих цветов является «истинным» цветом помидора? Почему мы должны отдавать предпочтение любому из них?

Какое цветовое ощущение вызывает у вас свет, отражающийся от этого помидора?

Похоже, мы вынуждены сделать вывод, что хотя помидор выглядит красным при нормальных условиях восприятия и освещения, он не сам по себе красный: он просто выглядит так до нас при нормальных обстоятельствах, потому что свет, отражающийся от него приводит к ощущению покраснения в нашем сознании.Нельзя сказать, что сам объект имеет цвет.

И оказывается, что это справедливо не только для цветов, но и для всех наших чувственных восприятий: то, что вкус, запах, звук и осязание вещей являются качествами не самих вещей, а нашего взаимодействия с этими вещами и т. взаимодействия основаны на множестве косвенных факторов и остаются конфиденциальными для субъекта, подвергающегося взаимодействию. По словам Локка, невозможно знать …

…. если идея о том, что фиалка создается в сознании одного человека их глазами, была тем же, чем ноготки производились в сознании другого человека, и наоборот. Это невозможно было узнать, потому что ум одного человека не мог проникнуть в тело другого, чтобы понять, какие явления были созданы.

Но хотя Локк, таким образом, соглашается со скептиком, что наш непосредственный опыт является ненадежным руководством к истинной природе реальности, он не согласен с тем, что это дает нам основания сомневаться в существовании такой реальности.Из , конечно, , физический мир существует независимо от нас, думает Локк: что еще вызывает наши переживания?

Мир должен существовать независимо от нас, ибо что еще вызывает наши чувственные переживания?

Здесь будет полезно провести различие между тем, что Локк описывает как первичных и вторичных качеств объектов. Первичные качества объекта — это качества, которыми он обладает независимо от опыта, например его местоположение, масса, размеры и материальный состав.Обычно их можно рассматривать как физических или внутренних свойств . Вторичными качествами объекта являются качества , которые мы испытываем , например, как он выглядит, цвет и запах, которые он имеет, как он ощущается, вкус, звучит и так далее. Их можно рассматривать как ментальных свойств, порождаемых объектом.

Для Локка главные качества неоспоримы. Местоположение, масса, размеры и т. Д. Объекта можно объективно измерить и согласовать.

Вторичные качества, однако, субъективны и вызывают много споров: цвета, которые видят люди, текстуры, которые они ощущают, звуки, которые они слышат … мы по-разному воспринимаем вторичные качества, и это вызывает беспокойство скептиков относительно надежности наших чувств.

Это различие позволяет Локку точно ответить скептику, заявив: нам не нужно сомневаться в существовании всего , поскольку все, что нам нужно здесь выбросить, — это надежность второстепенных качеств.Наш сенсорный опыт не имеет отношения к первичным качествам объектов, которые существуют независимо от любого взаимодействия с испытывающим субъектом.

Результатом этого является мир «в себе» (мир первичных качеств), который порождает мир нашего опыта (мир вторичных качеств). Локк думает, что мы можем получить доступ только к последнему напрямую, но мы можем использовать последнее для извлечения знаний о первом. По его словам:

Не позволяйте глазам видеть свет или цвета, ни уши не слышать звуков, не позволяйте нёбу не ощущать вкуса, ни запаху носа, ни всем цветам, вкусам, запахам и звукам, поскольку они являются такими частными идеи , исчезают и исчезают и прекращаются и сводятся к своим причинам i.е. объем, фигура и движение деталей.

Это различие, кажется, согласуется со здравым смыслом, но скептик может задаться вопросом, действительно ли аргументы Локка до сих пор оправдывают его утверждение о том, что первичные качества объектов существуют независимо от того, как мы их воспринимаем.

Если мы можем получить доступ к первичным качествам объекта только через его вторичные качества, как мы можем узнать о субстанции, в которой на самом деле находятся его первичные качества? (Действительно, ирландский философ XVIII века Джордж Беркли бросает вызов Локку именно в этом вопросе.)

Например, если мы можем измерить размер объекта (одно из его основных качеств), полагаясь только на наше сенсорное восприятие его цвета, формы и других вторичных качеств, то что дает нам уверенность в том, что первичные качества объекта действительно существуют независимо от нашего сенсорного опыта? Как мы можем быть уверены, что размер объекта не так зависит от нашего сенсорного аппарата, как его цвет?

Похоже, мы возвращаемся к главной проблеме скептика: если все, что у нас есть, — это ментальные события, происходящие в нашем мозгу, и мы никогда не сможем напрямую получить доступ к «физическому» миру, зачем вообще утверждать существование такого мира?

Локк, конечно же, дает ответы на эти опасения и посвящает значительное место их рассмотрению в «Эссе о человеческом понимании».Успех его аргументов с тех пор интенсивно обсуждается Лейбницем, Беркли, Юмом, Кантом и многими другими великими мыслителями, на которых его работы повлияли и вдохновили.

Где нас оставляет эмпиризм Локка?

То, насколько взгляды Локка совпадают с сегодняшним здравым смыслом, свидетельствует о непреходящем влиянии его эмпиризма на западную мысль. Его аргументы находили отклик у многих мыслителей того времени и бросали вызов рационализму как доминирующему подходу к эпистемологии и решению проблемы скептицизма.

Как покойный философ Брайан Маги резюмирует наследие Локка в своих философских мемуарах Confessions of a Philosopher:

Если Локк стал восприниматься как что-то вроде простого, здравомыслящего мыслителя, возможно, даже немного заблудшего, то это потому, что то, что он должен был сказать, стало настолько знакомым, что теперь оно может показаться очевидным для нас; но правда в том, что когда он выдвинул ее, она была глубоко оригинальной и совсем не очевидной. Тот факт, что сейчас это может показаться очевидным, свидетельствует о его влиянии.В самом деле, можно серьезно утверждать, что он самый влиятельный философ со времен Аристотеля.

Однако, будучи стимулирующими и влиятельными, взгляды Локка не лишены проблем — и действительно, с тех пор эти проблемы долго анализировались и обсуждались блестящими умами.

Если вам интересно узнать больше о том, как эмпиризм Локка развивался в умах таких мыслителей, наш вводный курс философии «Большие вопросы жизни» может быть именно тем, что вам нужно.На второй день мы уточняем вопрос: «Реален ли мир вокруг нас?» — продолжая обсуждение Декарта и Локка, а также учитывая ответы последовавших за этим философских гигантов, в том числе Джорджа Беркли, Дэвида Юма и Иммануила Канта. Хотите узнать больше? Ознакомьтесь с полным курсом прямо сейчас!

Философия Джона Локка: Урок для детей

Эмпиризм

Подумайте о своих пяти чувствах. Вы бы учились по-другому, если бы у вас не было одного из них? Если бы вы не видели синий цвет, вы бы поняли, что такое синий? Эмпиризм — это идея о том, что знание исходит от наших органов чувств.Джон Локк считается одним из первых британских эмпириков.

Джон Локк считал, что знания можно получить двумя способами. Первый способ основан на ощущениях, таких как вкус шоколада или звук водопада. Второй способ — размышления.

Вспомните время, когда вы отправились в действительно веселое путешествие. Вероятно, вам понравился опыт, и когда вы вернулись домой, вы подумали об этом. Думать о пережитом опыте — это размышление. Многие люди напишут о своем опыте, сделают книгу памяти или расскажут другому человеку о том, что они сделали.Это отражение, и, по словам Джона Локка, оно углубляет знания человека.

Человеческое понимание

К 1689 году Джон Локк был одним из ведущих философов Англии. Он написал Эссе о человеческом понимании . Этим сочинением Джон Локк вдохновлял людей думать самостоятельно.

Эссе о человеческом понимании

Сегодня многие люди с трудом определяют, какие новости настоящие, а какие — фальшивые.Если бы Джон Локк был жив сегодня, он бы побуждал людей думать самостоятельно. Джон не просто хотел, чтобы люди что-то читали и верили, что это правда. Он хотел, чтобы люди наблюдали за миром и использовали разум , который является силой разума, чтобы понять и осмыслить что-либо.

Просвещение

Джон Локк жил в то время, когда английское правительство было в смятении. Между тем, чего хотел король Англии, и тем, чего хотел народ, было много разногласий.Джон Локк стал лидером политической философии.

Он считал, что воле народа нужно следовать, и лидер никогда не должен использовать власть для своего блага. Он считал, что у людей есть права, и заявлял, что «… никто не должен причинять вред другому в его жизни, здоровье, свободе или имуществе». Если это звучит знакомо, это потому, что это так. Многие идеи Джона Локка были записаны в Декларацию независимости Америки.

Декларация независимости

Он также заложил основу для Просвещения, движения, которое поощряло свободу, демократию и разум как важнейшие ценности общества.

Краткое содержание урока

Джон Локк был известным британским философом эпохи разума. Он верил в идею эмпиризма , согласно которой знание исходит от наших органов чувств. Джон Локк призывал людей использовать причину , чтобы делать наблюдения и думать самостоятельно.

Джон Локк | История западной цивилизации II

19.4.2: Джон Локк

Джон Локк, английский философ и врач, считается одним из самых влиятельных мыслителей эпохи Просвещения, работа которого внесла большой вклад в развитие понятий общественного договора и естественных прав.

Цель обучения

Объясните концепцию общественного договора Локка

Ключевые моменты

  • Джон Локк был английским философом и врачом, широко известным как один из самых влиятельных мыслителей Просвещения и широко известный как «отец либерализма». Его труды оказали огромное влияние на развитие теории общественного договора.
  • Два трактата о правительстве , наиболее важный труд Локка по политической теории, разделен на Первый трактат и Второй трактат.Первый трактат сосредоточен на опровержении сэра Роберта Филмера, в частности его Патриархата, который утверждал, что гражданское общество было основано на санкционированном Богом патриархализме. Второй трактат излагает теорию гражданского общества.
  • Политическая теория Локка была основана на теории общественного договора. Он считал, что человеческая природа характеризуется разумом и терпимостью, но он полагал, что единственного права на защиту в естественном состоянии было недостаточно, поэтому люди создали гражданское общество для разрешения конфликтов гражданским путем с помощью правительства в государстве. общества.
  • Концепция естественных прав Локка отражена в его самом известном заявлении о том, что люди имеют право защищать свою «жизнь, здоровье, свободу или имущество», и в его убеждении, что естественное право на собственность проистекает из труда.
  • Среди ученых продолжаются споры о несоответствии между философскими аргументами Локка и его личным участием в работорговле и рабстве в североамериканских колониях, а также о том, действительно ли его труды служат оправданием рабства.

Ключевые термины

теория общественного договора
Теория или модель, которая обычно утверждает, что люди дали явное или молчаливое согласие отказаться от некоторых своих свобод и подчиниться власти правителя или магистрата (или решению большинства) в обмен на защиту их оставшиеся права.
Два трактата о правительстве
Труд по политической философии, анонимно опубликованный в 1689 году Джоном Локком.Первый раздел подвергает критике патриархат в форме опровержения предложения за предложением Patriarcha Роберта Филмера, тогда как второй раздел описывает идеи Локка о более цивилизованном обществе, основанном на теории естественных прав и договоров.
эмпиризм
Теория, которая утверждает, что знание приходит только или в первую очередь из чувственного опыта. Фундаментальная часть научного метода состоит в том, что все гипотезы и теории должны проверяться на основе наблюдений за миром природы, а не опираться исключительно на априорных рассуждений, интуиции или откровений.
естественные права
Права, которые не зависят от законов, обычаев или верований какой-либо конкретной культуры или правительства, и поэтому являются универсальными и неотчуждаемыми (т.е. права, которые не могут быть отменены или ограничены человеческими законами).
Участок под рожь
План 1683 года по убийству короля Англии Карла II и его брата (и наследника престола) Джеймса, герцога Йоркского. Историки по-разному оценивают степень окончательной проработки деталей заговора.

Джон Локк был английским философом и врачом, широко известным как один из самых влиятельных мыслителей эпохи Просвещения и широко известный как «отец либерализма». Считается одним из первых британских эмпириков, он не менее важен для теории общественного договора. Его творчество сильно повлияло на развитие эпистемологии и политической философии. Его сочинения оказали влияние на Вольтера и Руссо, многих шотландских мыслителей Просвещения, а также на американских революционеров.Его вклад в классический республиканизм и либеральную теорию отражен в Декларации независимости Соединенных Штатов.

Локк родился в 1632 году в Рингтоне, Сомерсет, примерно в 12 милях от Бристоля, и вырос в соседнем городе Пенсфорд. В 1647 году его отправили в престижную Вестминстерскую школу в Лондоне, а после завершения обучения в 1652 году он был принят в Крайст-Черч в Оксфорде. Хотя Локк был способным учеником, он был раздражен учебной программой того времени.Он нашел труды современных философов, таких как Рене Декарт, более интересными, чем классический материал, преподаваемый в университете. Через друга Локк познакомился с медициной и экспериментальной философией, которой занимались в других университетах и ​​в Королевском обществе, членом которого он в конце концов стал. В 1667 году он переехал в Лондон, чтобы работать личным врачом и возобновить свои медицинские исследования. Он также служил секретарем Совета по торговле и плантациям и секретарем лордов-собственников Каролины, что помогло сформировать его идеи о международной торговле и экономике.Локк сбежал в Нидерланды в 1683 году под серьезным подозрением в причастности к участку в доме «Ржаной дом», хотя мало свидетельств того, что он принимал непосредственное участие в этой схеме. В Нидерландах у него было время вернуться к писательству, хотя большая часть публикаций Локка приходилась на его возвращение из ссылки в 1688 году. Он умер в 1704 году. Локк никогда не был женат и не имел детей.

Портрет Джона Локка сэра Годфри Кнеллера, 1697, Государственный Эрмитаж, Санкт-Петербург, Россия

Теория разума Локка имела такое же влияние, как и его политическая теория, и часто упоминается как источник современных концепций идентичности и личности.Локк был первым, кто определил себя через непрерывность сознания . Он предположил, что при рождении разум был чистым листом или tabula rasa . В отличие от картезианской философии, основанной на ранее существовавших концепциях, он утверждал, что мы рождаемся без врожденных идей, и что знание вместо этого определяется только опытом, полученным из чувственных восприятий.

Два трактата правительства , самая важная и влиятельная работа Локка по политической теории, была впервые опубликована анонимно в 1689 году.Он разделен на Первый трактат и Второй трактат . Первый трактат сосредоточен на опровержении сэра Роберта Филмера, в частности его Patriarcha , в котором утверждалось, что гражданское общество было основано на санкционированном Богом патриархализме. Локк продолжает аргументы Филмера, оспаривая его доказательства из Священного Писания и высмеивая их как бессмысленные, пока не приходит к выводу, что никакое правительство не может быть оправдано апелляцией к божественному праву королей. Второй трактат излагает теорию гражданского общества. Локк начинает с описания естественного состояния, картины, гораздо более стабильной, чем состояние Томаса Гоббса о «войне каждого человека против каждого человека», и утверждает, что все люди созданы Богом равными в естественном состоянии. Он продолжает объяснять гипотетический рост собственности и цивилизации, объясняя при этом, что единственными законными правительствами являются те, которые имеют согласие народа. Следовательно, любое правительство, которое правит без согласия народа, теоретически может быть свергнуто.

Политическая теория Локка была основана на теории общественного договора. В отличие от Гоббса Локк считал, что человеческая природа отличается разумом и терпимостью. Подобно Гоббсу, он предполагал, что единственного права на защиту в естественном состоянии недостаточно, поэтому люди создали гражданское общество для разрешения конфликтов гражданским путем с помощью правительства в состоянии общества. Однако Локк никогда не называет Гоббса по имени и, возможно, вместо этого отвечал другим писателям того времени.Он также выступал за разделение властей между правительствами и считал, что революция — это не только право, но и обязанность при определенных обстоятельствах. Эти идеи окажут глубокое влияние на Декларацию независимости и Конституцию Соединенных Штатов. Однако Локк не требовал республики. Скорее он считал, что законный договор может легко существовать между гражданами и монархией, олигархией или в какой-либо смешанной форме.

Концепция естественных прав Локка отражена в его самом известном заявлении о том, что люди имеют право защищать свою «жизнь, здоровье, свободу или имущество», и в его убеждении, что естественное право на собственность проистекает из труда.Он определяет естественное состояние как состояние, при котором люди действуют рационально и следуют законам природы и в которых все люди рождаются равными с правом на жизнь, свободу и собственность. Однако, когда один гражданин нарушает Закон Природы, и нарушитель, и жертва входят в состояние войны, из которого практически невозможно вырваться. Таким образом, Локк утверждал, что люди вступают в гражданское общество, чтобы защитить свои естественные права через «беспристрастного судью» или общую власть, такую ​​как суды.

Работы Локка часто связывают с либерализмом, демократией и основанием Соединенных Штатов как первой современной демократической республики. Однако историки также отмечают, что Локк был крупным инвестором в английскую работорговлю через Королевскую африканскую компанию. Кроме того, он участвовал в разработке Основных Конституций Каролины , которые устанавливали феодальную аристократию и давали господину абсолютную власть над своими рабами. Из-за его оппозиции аристократии и рабству в его основных произведениях некоторые историки обвиняют Локка в лицемерии и расизме и указывают, что его идея свободы предназначена только для европейцев или даже европейского класса капиталистов.Среди ученых продолжаются споры о несоответствии между философскими аргументами Локка и его личным участием в работорговле и рабстве в североамериканских колониях, а также о том, действительно ли его труды служат оправданием рабства.

Атрибуции

Важность Локка | Интернет-библиотека свободы

Ссылки по теме в GSR:

Это эссе впервые появилось в качестве редакционной статьи в журнале Literature of Liberty: A Review of Contemporary Liberal Thought , Spring 1980, vol.3, №1.

Джон Локк (1632–1704) был идентифицирован Джозефом Шумпетером (История экономического анализа) как один из «протестантских схоластов», предшественниками которых были Гуго Гроций, Томас Гоббс и Самуэль Пуфендорф. Эта традиция естественного права (ср. «Литература свободы», I, 4) проходила параллельно с «Рассуждением о методе» Рене Декарта (1637). Акцент Декарта на принципе единообразия естественного права пробудил у Локка интерес к философии. Преемник Декарта как ведущего философа Просвещения восемнадцатого века, «мудрец Локк» оставался критическим наследником картезианской мысли, и его философский рост черпал вдохновение из множества других источников.Схоластический аристотелизм пуританского Оксфорда, включая Аквинского и Альберта Великого, стимулировал интерес Локка к научным исследованиям, и, кроме того, он стремился синтезировать лучшие элементы ведущих мыслителей философии семнадцатого века.

Влияние арминианства в Голландии было центральным для его терпимой религиозной мысли, как и для Гроция. Интерес арминиан к основам всемирной христианской церкви повлиял на работу Локка «Два трактата о гражданском правительстве ».Эмпиризм Локка во многом был обязан его контактам с Робертом Бойлем, основателем Королевского общества, и школой Пьера Гассенди (1592–1655). Лейбниц считал Локка ведущим гассендистом, а Р. И. Аарон (1937) отмечает, что «Очерк о человеческом понимании » Локка становится «более понятным, если его читать вместе с работами Гассенди». Ученые Локка предполагают, что рациональная наука о морали была возможна в пределах, установленных гассендистами, такими как христианский эпикурейство Франсуа Бернье, в отличие от материалистического гедонизма Гоббса.

Бернье, коллега-врач Локка, побывал в Северной Африке, на Ближнем Востоке и в Индии и написал путевую литературу. Собственные обширные познания Локка в литературе о путешествиях позволяют предположить, что он, возможно, редактировал большую серию литературы о путешествиях. По этой теме см. Уильям Дж. Батц, «Историческая антропология Джона Локка», журнал , журнал истории идей, 35 (октябрь-декабрь 1947 г.). Эта литература повлияла на представления Локка о состоянии природы и историческом происхождении собственности, которая ведет через Пуфендорфа и Локка к Адаму Смиту и лорду Камесу в эпоху шотландского Просвещения.

Что касается собственности, Локк вместе со своими товарищами-философами считал, что людям были даны земля, воздух, солнечный свет и осадки для их полезного использования. Но использование этих общих даров требовало их абсолютного владения ( Второй трактат 34) . Теория собственности Локка начинается с абсолютной собственности, которая принадлежит каждому человеку в отдельности. Смешивая свой труд с природными ресурсами, человек делает эти продукты своей собственностью ( Второй трактат 27 ).

В отличие от политических философов-вигов, Локк не апеллировал к английской истории в форме древней конституции или конкретного первоначального договора.В своих обширных чтениях по космополитической истории человечества Локк обратился к источникам, которые были человеческими в универсальном смысле, и нашел их в человеческом разуме и рациональном законе природы. Человеческие действия и человеческая свобода определялись рациональным естественным законом. Из естественного права Локк пришел к выводу, что все люди созданы свободными и равными, что ни один человек не создан для блага другого человека и что все люди имеют естественные права на жизнь, свободу и собственность. Если гражданские правительства вмешиваются или злоупотребляют этими правами, люди имеют право на политическое сопротивление, чтобы отстоять свои права.Движение Локка в политической философии от национальных исторических прецедентов к человеку как человеку создало основу для политической мысли эпохи Просвещения восемнадцатого века, особенно оказав влияние на шотландское Просвещение (см. Луи Шнайдер, изд., Шотландские моралисты о человеческой природе и обществе, Чикаго : University of Chicago Press, 1967).

Влияние произведений Локка, особенно Два трактата, , было огромным. Вскоре после выхода оригинального издания было опубликовано французское издание, содержащее только Второго трактата, за исключением первой главы.В таком виде он был переиздан во Франции в восемнадцатом веке десятки раз. Хотя до американской революции американские читатели питались многочисленными переизданиями оригинальных изданий, первое американское издание 1773 года последовало по форме французских изданий. В последние годы среди историков возникла полемика по поводу важности политической философии Локка в атлантических революциях восемнадцатого века. До недавнего времени его идеи считались доминирующим влиянием на американскую и французскую революции и радикальных либералов в Англии.Но некоторые критики утверждали, что идеи Локка оказали влияние либо только через посредников, либо их затмили идеи соперничающих авторов. Этим критикам, в свою очередь, бросают вызов историки, чьи исследования возвращают политическую философию Локка в центр радикальной политической мысли восемнадцатого века. Эти дебаты подчеркивают необходимость более четкого понимания идей Локка. По этому поводу см. Рональд Хэмови, «Джефферсон и шотландское просвещение» William and Mary Quarterly 36 (октябрь 1979 г.), а также комментарии Хамуи в июльском выпуске того же журнала за 1980 год.

Условное обозначение комплексных идей Локка — Общество Джона Локка

Мартин Ленц (Университет Гронингена)

В ходе написания статьи по теории идей Локка для тома The Lockean Mind меня осенило, что все сложные идеи — условные знаки. Итак, в дальнейшем я хотел бы предположить, что, хотя простые идеи являются естественными признаками их причин, сложные идеи, даже сложные идеи субстанций, являются условными знаками, которые зависят от языковой консолидации.

В последние годы работа над представительством в Локке достигла своего рода консенсуса. Большинство ученых согласны с тем, что их причины лежат в основе простых идей. Но совсем не ясно, что собой представляют сложные идеи. Если субстанции не даны в опыте, что представляют собой сложные идеи? Есть ли у них соответствующие объекты? Учитывая метафизику Локка, можно с уверенностью сказать, что в мире нет яблок, собак, кошек, деревьев или камней, по крайней мере, собственно говоря. Давайте разберемся с этим немного: в то время как ингредиенты сложных идей, т.е. простые идеи представляют качества (= свойства), которые их вызывают; можно сказать, что результирующая сложная идея представляет свою причину, поскольку простые идеи представляют свои причины. Таким образом, можно сказать, что сложное представление о яблоке является естественным признаком его причины, поскольку простые идеи (из которых оно состоит), например, идеи круглого, зеленого, сладкого и твердого, являются естественными признаками качеств. Тем не менее, это не может быть последнее слово, потому что идеи сложных субстанций, похоже, не имеют прямого коррелята, который они представляют.Возможно, мы не можем сказать, что вещи, о которых мы думаем с помощью сложных идей, даны в опыте. Я считаю, что яблоко , а не , вызванное просто яблоком. Скорее сложная идея яблока состоит из идей качеств, в то время как яблоко как существенный носитель воспринимаемых качеств само по себе не дано в опыте, а предполагается. Глядя на причинное объяснение таких идей, мы не можем просто ссылаться на дополнительные качества. Нам также необходимо принимать во внимание неявные мыслительные операции, которые формируют сложную идею из простых идей ( Essay , II.XXIII.1: 295).

Что же тогда представляют собой сложные идеи? Как я только что сказал, идея яблока, конечно, может быть проанализирована с точки зрения качеств. Но если идея яблока как таковая не воспринимается как признак причин (качеств), что она собой представляет? Чтобы ответить на этот вопрос, важно отметить, что Локк обращается к старому различию между двумя типами идей: архетипов и копий или эктипов . Традиционно архетипы рассматриваются как идеи в разуме Бога, где они служат чертежами того, что нужно создать.Локк не апеллирует к божественным идеям, но он все же использует это различие при обсуждении адекватных и неадекватных идей (см. Essay , II.xxxi: 375-384). Возможно, Локк предполагает, что наш разум формирует, хранит и называет такие архетипы, когда мы сталкиваемся с вещами или изобретаем моральные категории. Архетипы — это то, что Локк называет номинальными сущностями в книге III. Что это значит? Когда у нас появляется идея яблока, эту идею можно рассматривать как копию архетипа, благодаря которому мы узнаем предмет как яблоко .Итак, когда мы видим яблоко, у нас фактически возникает идея, которая до некоторой степени совпадает с архетипом яблок в нашем сознании.

Это отношение архетип-копия также составляет основу известной критики Локком нашего предположения о том, что у нас есть когнитивный доступ к реальным сущностям вещей. Согласно Локку, мы склонны считать, что настоящее представление о яблоке соответствует реальной сущности яблока. Но это ошибка, — утверждает Локк. Фактически, мы относим его к номинальной сущности, которая является не чем иным, как абстрактной идеей с приложенным к ней именем (см. Essay , III.III.15: 417).

Непосредственное беспокойство, возникающее в связи с этим описанием, заключается в том, что такие архетипы будут в высшей степени субъективными или нестабильными. В конце концов, номинальные сущности (или архетипы) субстанций формируются в наших различных случайных встречах с вещами. Но если мы обратимся к обсуждению языка Локком, то увидим, что он отвечает на это беспокойство. Короче говоря, тот факт, что именные сущности присоединены к именам, означает, что эти сущностные идеи социально консолидированы. Лингвистическое сообщество, частью которого является говорящий, будет санкционировать одно использование и подтверждать другое использование.Таким образом, абстрактные идеи стабилизируются и даже исправляются в свете новых открытий. Итак, если я назову яблоки помидорами, другие пользователи исправят и дополнят мое употребление этого термина и, таким образом, заставят меня адаптировать условную номинальную сущность.

В результате сложные представления о субстанциях (и смешанных формах) в некоторой степени являются условными знаками. Хотя сложные идеи состоят из простых идей, которые можно рассматривать как естественные признаки их причин, сложные идеи в конечном итоге функционируют как условные знаки для нас .То, что они представляют в нашем сознании, определяется не только причинами их ингредиентов, но и шаблонами, которые консолидируются в лингвистическом сообществе. Это означает, что возникшее у меня представление о яблоке, хотя и вызвано определенными качествами, представляет в моем уме яблоко, которое я могу распознать как пример того, что мы называем яблоком, потому что оно должно соответствовать социально консолидированным критериям номинальной сущности. яблока. Если бы не исторически сложившиеся категории, характерные для моего речевого сообщества, например категории определенных видов фруктов, возможно, мой разум регистрировал бы повторяющиеся идеи об определенных качествах, никогда не распознавая их как относящиеся к определенному виду вещей.

Локк разъясняет этот момент, когда пишет, что идеи без присваиваемых им имен будут напоминать библиотеку с несвязанными книгами, в которых мы могли бы получить доступ к страницам, не определяя, к каким книгам принадлежат страницы: «Тот, у кого есть сложные идей , без конкретные имена для них были бы не лучше, чем Книготорговец, у которого в его Складском доме были тома, которые лежали там без переплетов и без титулов… »( Essay , III.x.27: 505). Дело в том, что точные составные части наших сложных идей, структура и количество принадлежащих им простых идей определяются практикой именования в данном речевом сообществе.Таким образом, хотя сами ингредиенты имеют причинное происхождение, то, как ингредиенты связаны в связки и используются в мышлении, является условным.

Первоначально опубликовано в статье «Обработка идей», «Общепринятое значение сложных идей Локка»; перепечатано здесь с разрешения Мартина Ленца.

Нравится:

Нравится Загрузка …

Джон Локк

Джон Локк

Джон Локк

Очерк о человеке Понимание

Книга 2: Глава 8

Некоторые дополнительные соображения относительно наших простых идей ощущений

1.Положительные идеи из личных причин. Что касается простых идей Ощущения, следует учитывать, что все, что устроено в природе так, что может, воздействуя на наши чувства, вызывать любое восприятие в уме, тем самым порождает в рассудке простую идею; что, какова бы ни была его внешняя причина, когда на нее обращает внимание наша способность различения, она рассматривается умом и рассматривается как реальная положительная идея в рассудке, как и любая другая вообще; хотя, возможно, причина тому — всего лишь лишение субъекта.

2. Идеи в уме отличаются от идей, которые их порождают. Таким образом, идеи тепла и холода, света и тьмы, белого и черного, движения и покоя одинаково ясны и положительны в уме; хотя, возможно, некоторые из причин, их порождающих, едва ли связаны с лишениями в тех субъектах, откуда наши чувства берут эти идеи. Разум, с его точки зрения на них, рассматривает все как отдельные позитивные идеи, не обращая внимания на причины, которые их порождают: это исследование, не принадлежащее идее, как она есть в рассудке, но природе сущего. вещи, существующие без нас.Это две очень разные вещи, и их следует тщательно различать; Одно дело воспринимать и познавать идею белого или черного, и совсем другое — исследовать, какими они должны быть частицы и как они располагаются на поверхностях, чтобы любой объект казался белым или черным.

3. У нас могут быть идеи, когда мы не знаем их физических причин. Художник или красильщик, который никогда не исследовал их причины, имеет идеи белого, черного и других цветов так же ясно, совершенно и отчетливо в своем понимании, а может быть, и более отчетливо, чем философ, который занимался изучением их природы. и думает, что знает, насколько далеки они по своей причине от положительных или отрицательных; и представление о черном не менее позитивно в его уме, чем представление о белом, однако причина этого цвета во внешнем объекте может быть только лишением.

4. Почему личная причина в природе может вызвать положительную мысль. Если бы целью моего нынешнего предприятия было исследовать естественные причины и способ восприятия, я бы предложил это как причину, почему привативная причина могла бы, по крайней мере, в некоторых случаях, порождать положительную идею; а именно что все ощущения, вызываемые в нас только различными степенями и способами движения в нашем животном духе, по-разному возбуждаемые внешними объектами, ослабление любого прежнего движения должно с такой же необходимостью вызывать новое ощущение, как и его изменение или усиление; таким образом вводя новую идею, которая зависит только от различных движений животных духов в этом органе.

5. Отрицательные имена не обязательно должны быть бессмысленными. Но так ли это, я не буду здесь определять, но буду апеллировать к собственному опыту каждого, является ли тень человека, хотя она состоит из ничего, кроме отсутствия света (и чем больше отсутствие света, тем больше различима ли тень) разве, когда человек смотрит на нее, не вызывает в его сознании такую ​​же ясную и позитивную мысль, как сам человек, хотя и залит ясным солнечным светом? И изображение тени — положительный момент.В самом деле, у нас есть отрицательные имена, которые обозначают не прямо положительные идеи, а их отсутствие, такие как безвкусный, молчание, nihil и т. Д .; какие слова обозначают позитивные идеи, v.g. вкус, звук, бытие со значением их отсутствия.

6. Возникли ли какие-либо идеи по причинам, действительно личным. И поэтому действительно можно сказать, что он видит тьму. Ибо, если предположить, что отверстие совершенно темное, откуда не отражается свет, несомненно, можно увидеть его фигуру, или она может быть нарисована; Или чернила, которыми я пишу, внушают какую-то другую идею — это вопрос.Приведенные мною привативные причины положительных идей соответствуют общепринятому мнению; но, по правде говоря, будет трудно определить, действительно ли существуют какие-либо идеи от частной причины, пока не будет определено, является ли отдых больше лишением, чем движением.

7. Идеи в уме, качества в телах. Чтобы лучше раскрыть природу наших идей и разобрать их вразумительно, будет удобно различать их, поскольку они являются идеями или восприятиями в нашем сознании; и поскольку они являются модификациями материи в телах, которые вызывают у нас такие восприятия: чтобы мы не думали (как, возможно, обычно делают), что они в точности являются изображениями и подобиями чего-то, присущего субъекту; большинство из тех, что связаны с ощущениями, являются в уме не подобием чего-то существующего без нас, чем имена, обозначающие их, являются подобием наших идей, которые, тем не менее, при слышании они склонны возбуждать в нас.

8. Наши представления и качества тел. Все, что ум воспринимает в себе или является непосредственным объектом восприятия, мысли или понимания, я называю идеей; а способность порождать любую идею в нашем уме я называю качеством предмета, в котором находится эта сила. Таким образом, снежный ком, обладающий силой производить в нас идеи белого, холодного и круглого, — силой производить эти идеи в нас, как они находятся в снежном коме, я называю качествами; и поскольку они являются ощущениями или восприятиями в нашем понимании, я называю их идеями; Под этими идеями, если я иногда говорю как о самих вещах, я понимал бы те качества в объектах, которые производят их в нас.

9. Первичные качества органов. Таким образом, в телах рассматриваются следующие качества:

Во-первых, такие качества, которые совершенно неотделимы от тела, в каком бы состоянии оно ни находилось; и такой, как при всех изменениях и изменениях, которые он претерпевает, вся сила может быть применена к нему, он постоянно удерживается; и такое, как чувство постоянно находит в каждой частице материи, которая имеет достаточно большой объем, чтобы быть воспринятым; и разум находит неотделимым от каждой частицы материи, хотя и не для того, чтобы воспринимать себя по отдельности нашими чувствами: ст.г. Возьмите пшеничное зерно, разделите его на две части; каждая часть по-прежнему имеет твердость, протяженность, фигуру и подвижность: разделите ее еще раз, и она сохранит все те же качества; и так разделите его, пока части не станут нечувствительными; они должны по-прежнему сохранять в каждом из них все эти качества. Ибо разделение (а это все, что мельница, пестик или любое другое тело делает с другим, сводя его к нечувствительным частям) никогда не может лишить ни твердости, ни протяженности, ни фигуры, ни подвижности, а только делает два. или более отчетливые отдельные массы материи, из того, что было одной прежде; все эти различные массы, считающиеся столькими отдельными телами, после деления составляют определенное число.Я называю это изначальными или первичными качествами тела, которые, я думаю, мы можем наблюдать, чтобы произвести в нас простые идеи, а именно. твердость, протяженность, фигура, движение или покой и число.

10. Вторичные качества тел. Во-вторых, такие качества, которые на самом деле являются ничем в самих объектах, а способностью вызывать в нас различные ощущения своими первичными качествами, то есть массой, формой, структурой и движением их неощутимых частей, таких как цвета, звуки, вкусы и т. Д. . Я называю это вторичными качествами.К ним можно было бы добавить третий вид, которому позволено быть едва ли властью; хотя они являются в субъекте такими же реальными качествами, как и те, которые я, в соответствии с обычным языком речи, называю качествами, но для различия — вторичными качествами. Ибо способность огня производить новый цвет или консистенцию в воске или глине — по своим основным качествам — это такое же качество огня, как и способность вызывать во мне новую идею или ощущение тепла или тепла. жжение, которое я не чувствовал раньше, — теми же первичными качествами, а именно.объем, текстура и движение его нечувствительных частей.

11. Как тела порождают в нас идеи. Следующее, что нужно рассмотреть, это то, как тела порождают в нас идеи; и это явно импульс, единственный способ, которым мы можем представить тела, чтобы действовать.

12. Движениями, внешними и внутри нашего организма. Если тогда внешние объекты не будут объединены с нашим разумом, когда они порождают в нем идеи; и, тем не менее, мы воспринимаем эти изначальные качества в таких из них как подпадающие под наши чувства, очевидно, что некоторое движение оттуда должно быть продолжено нашими нервами или животным духом, некоторыми частями нашего тела, к мозгу или месту жительства. ощущение, чтобы произвести в нашем сознании те конкретные представления, которые у нас есть о них.А поскольку протяженность, фигура, количество и движение тел наблюдаемой величины могут быть уловлены зрением на расстоянии, очевидно, что некоторые единично незаметные тела должны исходить от них к глазам и тем самым передавать в мозг некоторые движение; который производит эти идеи, которые у нас есть о них.

13. Как вторичные качества порождают свои идеи. Таким же образом, как идеи этих изначальных качеств производятся в нас, мы можем представить себе, что также производятся идеи вторичных качеств, т. Е.воздействием нечувствительных частиц на наши чувства. Поскольку очевидно, что существуют тела и хороший запас тел, каждое из которых настолько мало, что мы не можем ни одним из наших органов чувств обнаружить ни их объем, ни форму, ни движение, — как это видно по частицам воздуха и вода и другие, чрезвычайно мелкие, чем те; возможно, настолько же меньше, чем частицы воздуха и воды, насколько частицы воздуха и воды меньше, чем горох или град; несколько органов наших чувств производят в нас те различные ощущения, которые мы получаем от цветов и запахов тел; v.г. что фиалка, благодаря импульсу таких нечувствительных частиц материи, особых фигур и массивов, а также в различных степенях и модификациях их движений, вызывает в наших умах идеи синего цвета и сладкий аромат этого цветка. . Не более невозможно представить, чтобы Бог приложил такие идеи к таким движениям, с которыми они не имеют никакого сходства, чем что Он приложит идею боли к движению куска стали, разделяющего нашу плоть, с которым эта идея имеет никакого сходства.

14. Они зависят от первичных качеств. То, что я сказал о цветах и ​​запахах, можно понять также из вкусов, звуков и других подобных чувственных качеств; которые, какую бы реальность мы им по ошибке ни приписали, на самом деле являются ничем в самих объектах, а способностями вызывать в нас различные ощущения; и зависят от этих основных качеств, а именно. объем, фигура, текстура и движение частей, как я уже сказал.

15. Идеи первичных качеств суть подобия; вторичного, нет.Отсюда, как мне кажется, легко сделать это наблюдение: идеи о первичных качествах тел являются подобиями им, и их образцы действительно существуют в самих телах, но идеи, порождаемые в нас этими вторичными качествами, не имеют сходства с ними. их вообще. Нет ничего подобного нашим идеям, существующим в самих телах. В телах, которые мы называем от них, они являются лишь способностью вызывать в нас эти ощущения: а то, что по идее кажется сладким, голубым или теплым, есть не что иное, как некоторая масса, фигура и движение нечувствительных частей тела. сами тела, которые мы так называем.

16. Примеры. Пламя называют горячим и светлым; снег, белый и холодный; и манна, белая и сладкая, из идей, которые они вызывают в нас. Какие качества обычно считаются такими же в этих телах, что и эти идеи в нас, одно является совершенным сходством с другим, как в зеркале, и большинство людей сочло бы очень экстравагантным, если бы кто-то сказал иначе. . И все же тот, кто будет считать, что тот же огонь, который на определенном расстоянии вызывает в нас ощущение тепла, при более близком приближении вызывает в нас совершенно иное ощущение боли, должен подумать, по какой причине он говорит: — что эта идея тепла, которую произвел в нем огонь, действительно находится в огне; и его представление о боли, которую тот же огонь произвел в нем таким же образом, не в огне.Почему в снегу есть белизна и холод, а не боль, когда он производит в нас то и другое представление; и не может сделать ни того, ни другого, кроме как по объему, фигуре, количеству и движению его твердых частей?

17. Идеи одних только первичных действительно существуют. В них действительно заключены особая масса, количество, фигура и движение частей огня или снега — независимо от того, воспринимают ли их чьи-то чувства или нет: и поэтому их можно назвать настоящими качествами, потому что они действительно существуют в этих телах. Но на самом деле свет, тепло, белизна или холод не в большей степени в них, чем болезнь или боль в манне.Уберите их ощущение; не позволяйте глазам видеть свет или цвета, а уши не слышать звуков; пусть не будет вкуса ни нёбо, ни запах носа, а все цвета, вкусы, запахи и звуки, поскольку они являются такими частными идеями, исчезнут и исчезнут, сведя их к своим причинам, то есть объему, фигуре и движению частей.

18. Вторичное существует в вещах только как режимы первичного. Кусок манны разумного объема способен вызвать в нас представление о круглой или квадратной фигуре; и перемещаясь с одного места на другое, идея движения.Эта идея движения представляет его таким, каким оно является на самом деле в движении манны: круг или квадрат одинаковы, будь то идея или существование, в уме или в манне. И это, и движение, и фигура, действительно находятся в манне, независимо от того, замечаем мы их или нет: с этим все готовы согласиться. Кроме того, манна, благодаря своей массе, фигуре, текстуре и движению своих частей, обладает способностью вызывать у нас ощущение тошноты, а иногда и острой боли или схваток. Что эти идеи болезни и боли находятся не в манне, а в последствиях ее воздействия на нас, и их нигде нет, если мы их не чувствуем; с этим также все охотно соглашаются.И все же вряд ли можно заставить людей думать, что сладость и белизна на самом деле не в манне; которые являются не чем иным, как следствием действия манны по движению, размеру и форме ее частиц на глаза и нёбо: поскольку боль и недомогание, вызываемые манной, по общему признанию, являются не чем иным, как последствиями её воздействия на желудок и нёбо. кишки, размером, движением и формой его неощутимых частей (ибо ничем иным образом тело не может действовать, как было доказано): как если бы оно не могло воздействовать на глаза и нёбо и тем самым производить в уме определенные отдельные идеи, которых в себе он не имеет, а также, насколько мы позволяем, они могут воздействовать на кишечник и желудок и, таким образом, порождать отдельные идеи, которых сам по себе он не имеет.Все эти идеи, являющиеся следствием действия манны на несколько частей нашего тела, в зависимости от размера, числа фигур и движения его частей; — почему те, которые производятся глазами и нёбом, скорее следует рассматривать как действительно присутствующие в манне. , чем производимые желудком и кишечником; или почему следует думать, что боль и болезнь — идеи, являющиеся результатом действия манны, — нигде, если они не ощущаются; и все же следует думать, что сладость и белизна, воздействие той же манны на другие части тела столь же неизвестными способами, присутствующими в манне, когда их не видят и не пробуют, нуждаются в некоторой причине для объяснения.

19. Примеры. Рассмотрим красный и белый цвета порфира. Не позволяйте свету падать на него, и его цвета исчезнут; он больше не производит в нас таких идей: по возвращении света он снова производит эти явления в нас. Может ли кто-нибудь подумать, что в порфире происходят какие-либо реальные изменения из-за присутствия или отсутствия света; и что эти идеи белизны и красноты действительно присутствуют в порфире в свете, а когда он простой, он не имеет цвета в темноте? Он действительно имеет такую ​​конфигурацию частиц, как днем, так и ночью, которая может отражаться лучами света, отражающимися от одних частей этого твердого камня, чтобы вызвать в нас идею покраснения, а от других — идею белизны. ; но в нем никогда не бывает белизны или покраснения, это такая текстура, которая способна произвести в нас такое ощущение.

20. Измельчите миндаль, и чистый белый цвет изменится на грязный, а сладкий вкус — на маслянистый. Какое реальное изменение может произвести удары песта в любом теле, кроме изменения его текстуры?

21. Объясняет, как холодная вода для одной руки может быть теплой для другой. Различая и понимая таким образом идеи, мы можем дать отчет о том, как одна и та же вода в одно и то же время может порождать идею холода одной рукой и тепла — другой: в то время как невозможно, чтобы одна и та же вода, если бы эти идеи действительно были в нем, он должен быть одновременно горячим и холодным.Ибо, если мы представим, что тепло, как оно находится в наших руках, есть не что иное, как определенный вид и степень движения мельчайших частиц наших нервов или животного духа, мы можем понять, как это возможно, что та же самая вода может на в то же время вызывать ощущение тепла в одной руке и холода в другой; чего, однако, никогда не бывает фигура, никогда не порождающая — идея квадрата одной рукой, которая произвела идею земного шара другой. Но если ощущение тепла и холода есть не что иное, как увеличение или уменьшение движения мельчайших частей нашего тела, вызванное корпускулами любого другого тела, легко понять, что если это движение будет сильнее в одном рука, чем в другой; если к обеим рукам приложить тело, мельчайшие частицы которого имеют большее движение, чем частицы одной руки, и меньшее, чем движение другой руки, то это увеличит движение одной руки и уменьшит его. в другом; и таким образом вызывают различные ощущения тепла и холода, зависящие от этого.

22. Экскурсия в натурфилософию. В том, что только что было сказано, я занимался физическими расследованиями немного дальше, чем, возможно, я планировал. Но необходимо немного понять природу ощущений; и провести различие между качествами в телах и идеями, производимыми ими в уме, чтобы их можно было отчетливо постичь, без чего невозможно было бы внятно их рассуждать; — я надеюсь, что меня простят за этот небольшой экскурс в натурфилософию ; в нашем настоящем исследовании необходимо различать первичные и настоящие качества тел, которые всегда в них (т. е.твердость, протяженность, фигура, число и движение или покой, которые иногда воспринимаются нами, а именно. когда тела, в которых они находятся, достаточно велики по отдельности, чтобы их можно было различить), от тех вторичных и приписываемых качеств, которые являются лишь силами нескольких комбинаций этих первичных качеств, когда они действуют, не будучи отчетливо различимыми; — посредством чего мы также можем прийти к знать, какие идеи являются, а какие нет, подобиями чего-то, действительно существующего в телах, которые мы определяем из них.

23.Три вида качеств тел. Итак, при правильном рассмотрении качества, присущие телам, бывают трех видов: —

Во-первых, объем, фигура, число, положение и движение или остальные их твердые части. Они есть в них, воспринимаем мы их или нет; и когда они достигают такого размера, что мы можем их обнаружить, благодаря им мы получаем представление о вещи, какова она есть сама по себе; как это очевидно в искусственных вещах. Я называю это первичными качествами.

Во-вторых, способность любого тела в силу его нечувствительных первичных качеств воздействовать особым образом на любое из наших органов чувств и тем самым производить в нас различные представления о различных цветах, звуках, запахах, вкусах и т. Д. и т. д.Обычно это называют чувственными качествами.

В-третьих, способность любого тела, в силу особого строения его основных качеств, производить такие изменения в массе, фигуре, текстуре и движении другого тела, чтобы заставить его действовать на наши чувства. иначе, чем это было раньше. Таким образом, солнце может сделать воск белым, а огонь — сделать свинец жидким. Их обычно называют полномочиями.

Первые из этих качеств, как уже было сказано, можно правильно назвать настоящими, изначальными или первичными качествами; потому что они находятся в самих вещах, независимо от того, воспринимаются они или нет: и от их различных модификаций зависят вторичные качества.

Два других — это только способности действовать по-разному в отношении других вещей: какие силы являются результатом различных модификаций этих первичных качеств.

24. Первое — это сходство; вторая думала, что это сходство, но на самом деле это не так; третьи таковыми не являются и не думают. Но, хотя два последних вида качеств являются едва ли не силами и ничем иным, как способностями, относящимися к нескольким другим телам и возникающими в результате различных модификаций исходных качеств, тем не менее, о них обычно думают иначе.Для второго вида, а именно, способности производить в нас несколько идей нашими чувствами, рассматриваются как реальные качества в вещах, таким образом влияющих на нас; но третий вид называют и оценивают едва ли способностями. v.g. Идея тепла или света, которые мы получаем нашими глазами или при прикосновении от солнца, обычно считается реальными качествами, существующими в солнце, и чем-то большим, чем просто его силой. Но когда мы рассматриваем солнце в отношении воска, который оно плавит или бланширует, мы смотрим на белизну и мягкость воска не как на качества солнца, а как на эффекты, производимые его силами.Принимая во внимание, что, при правильном рассмотрении, эти качества света и тепла, которые воспринимаются мной, когда я согреваюсь или просветляюсь солнцем, проявляются на солнце не иначе, как изменения, сделанные в воске, когда он бланширован или растоплен, находятся на солнце. Все они имеют одинаковую силу на солнце, в зависимости от его основных качеств; посредством чего он способен, в одном случае, таким образом изменить объем, фигуру, текстуру или движение некоторых нечувствительных частей моих глаз или рук, чтобы тем самым вызвать во мне идею света или тепла; а с другой стороны, он способен так изменить объем, форму, текстуру или движение неощутимых частей воска, чтобы заставить их произвести во мне отчетливые идеи белого и жидкого.

25. Почему вторичные обычно принимаются за реальные качества, а не за голые силы. Причина, по которой одни обычно принимаются за настоящие качества, а другие — только за голые способности, по-видимому, заключается в том, что наши представления о различных цветах, звуках и т. движение, мы не склонны думать, что они являются следствием этих первичных качеств; которые, как нам кажется, не действуют в их производстве, и с которыми они не имеют никакого видимого соответствия или мыслимой связи.Следовательно, мы так стремимся вообразить, что эти идеи являются подобием чего-то, действительно существующего в самих объектах: поскольку ощущение ничего не обнаруживает в объеме, фигуре или движении частей в их производстве; также не может разум показать, как тела своей массой, формой и движением должны вызывать в уме идеи синего или желтого и т. д. Но в другом случае, в действиях тел, изменяющих качества друг друга, мы ясно обнаруживаем, что производимое качество обычно не имеет никакого сходства ни с чем в вещи, производящей его; поэтому мы смотрим на это как на чистый эффект силы.Поскольку, принимая идею тепла или света от солнца, мы склонны думать, что это восприятие и подобие такого качества на солнце; тем не менее, когда мы видим воск или красивое лицо, которые меняют цвет от солнца, мы не можем представить, чтобы это было восприятием или подобием чего-либо на солнце, потому что мы не находим эти разные цвета на самом солнце. Поскольку наши органы чувств способны наблюдать сходство или несходство чувственных качеств в двух различных внешних объектах, мы достаточно заранее делаем вывод, что создание любого чувственного качества в любом субъекте является результатом чистой силы, а не сообщением какого-либо качества, которое действительно был эффективным, когда мы не находим такого разумного качества в том, что его произвело.Но наши чувства, не будучи в состоянии обнаружить какое-либо несходство между идеей, созданной в нас, и качеством объекта, который ее порождает, мы склонны вообразить, что наши идеи являются подобием чего-то в объектах, а не следствием определенных способностей. заключаются в модификации их первичных качеств, с которыми первичные качества идеи, произведенные в нас, не имеют никакого сходства.

26. Вторичные качества двоякие; первое, непосредственно воспринимаемое; во-вторых, опосредованно воспринимаемым. Заключить.Помимо упомянутых выше основных качеств тел, а именно. объем, фигура, протяженность, количество и движение их твердых частей; все остальное, посредством чего мы обращаем внимание на тела и отличаем их одно от другого, есть не что иное, как несколько сил в них, зависящих от этих первичных качеств; посредством чего они приспособлены, либо непосредственно воздействуя на наши тела, чтобы произвести в нас несколько различных идей; или иначе, воздействуя на другие тела, чтобы изменить их первичные качества, чтобы сделать их способными производить в нас идеи, отличные от того, что они делали раньше.Первые из них, я думаю, можно назвать вторичными качествами, воспринимаемыми непосредственно, а вторые — вторичными качествами, воспринимаемыми опосредованно.

Авторские права на разметку 1995 ILT Digital Classics.

идей, главы 1-11

Резюме и анализ Книга II: Об идеях, главы 1-11

Сводка

Развивая в Книге I свой аргумент об отсутствии врожденных идей, Локк обязуется во второй книге подробно описать процесс, посредством которого идеи появляются в человеческом сознании.Его фундаментальный тезис состоит в том, что опыт сам по себе достаточен для объяснения всех идей, включенных в чей-либо запас знаний.

В начале этого обсуждения он обращает внимание на тот факт, что ни вера в бессмертную душу, ни феномен сна не могут предоставить никаких доказательств существования идей, предшествующих чьему-либо опыту. Хотя некоторые мыслители утверждали, что идеи присутствовали в душе до того, как она была соединена с телом, он показывает, что этого не может быть.Его причина в том, что мышление — это деятельность, которая происходит только в телах, и без мышления не может быть идей. То же можно сказать и о феномене сна. Мышление происходит только тогда, когда человек бодрствует. Если мы предположим, что идеи присутствуют, когда человек не бодрствует, не будет никакого способа отличить наличие идей от их отсутствия.

Согласно Локку, все идеи проникают в ум посредством чувств или размышлений о материалах, которые были получены таким образом.Первое из них он обозначает термином ощущение, , которое относится к сознательным состояниям, которые вызываются воздействием внешних тел на ум. Таким образом, мы получаем наши представления о цвете, тепле, холода, мягкости, твердости, горечи, сладости и всех чувственных качествах, которые когда-либо осознаются. Поскольку это относится к действию внешних тел на разум, его можно было бы назвать внешним чувством.

Второй источник наших идей — это восприятие операций, которые происходят в уме, когда он ассимилирует и интерпретирует материалы, полученные через органы чувств.Сюда входят такие процессы, как мышление, сомнение, вера, знание, желание и все различные виды деятельности ума, которые мы осознаем при понимании себя и окружающего мира. Поскольку этот источник находится в уме, его можно обозначить как внутреннее чувство . Локк, однако, предпочитает использовать термин отражение, , потому что он считает, что это поможет избежать путаницы с внешним чувством или ощущением.

Идеи делятся на простые и сложные.Простые — это частные, которые можно рассматривать по отдельности. Сложные идеи состоят из простых, которые необходимо рассматривать или рассматривать вместе. Простые идеи возникают разными способами, но они всегда относятся к отдельному и отличному качеству, присутствующему в уме. Верно, что в объектах, внешних по отношению к разуму, часто сочетаются несколько из этих качеств. Например, об апельсине можно сказать, что он мягкий, желтый, сладкий и круглый. Тем не менее, в нашем сознании каждое из этих качеств является отдельным и отличным от других.

Все простые идеи входят в ум через одно из пяти чувств, и невозможно испытать ощущения любого другого типа, кроме тех, для которых органы чувств приспособлены. Вполне возможно, что в окружающем нас мире могут существовать и другие качества, но если они существуют, мы не сможем ничего о них узнать. Воспринимая ощущения, ум пассивен, что является одной из характеристик простых идей.

Иная ситуация в случае сложных идей, потому что они частично связаны с деятельностью ума.Согласно Локку, они формируются тремя разными способами: объединяет простых идеи в составные, сравнивает идеи друг с другом и абстрагирует от ряда элементов идей, общих для членов группы.

Простые идеи могут прийти в голову четырьмя способами. Во-первых, они могут войти только через одно чувство. Во-вторых, они могут войти более чем через одно чувство. В-третьих, они могут возникать только в результате размышлений. В-четвертых, они могут появиться посредством комбинации всех способов ощущения и размышления.Каждый из этих способов можно проиллюстрировать следующим образом.

В первую группу входят идеи о любых цветах, вкусах, звуках или запахах, которые могут быть испытаны. Сюда входят также ощущения, относящиеся к прикосновениям, такие как тепло, холод и твердость. Во всех этих ощущениях существует множество вариаций, и у нас есть названия лишь для сравнительно небольшого их числа. Например, твердость можно описать как то, что препятствует сближению двух тел, когда они движутся навстречу друг другу.Он тесно связан с идеями пространства и твердости, но все же отличается от каждого из них.

Во второй группе у нас есть представления об объектах, в которых сочетаются несколько различных чувственных качеств. Пример этого можно увидеть в представлении металла, такого как золото, которое одновременно является ярким, желтым и твердым. Фактически, большинство объектов, с которыми мы сталкиваемся, обладают более чем одним чувственным качеством. В дополнение к этим качествам у нас есть также идеи пространства, фигуры, покоя и движения.

В третьей группе у нас есть идеи восприятия или мышления, а также воли или воли. Некоторые из различных способов, в которых представлены эти идеи, включают запоминание, рассуждение, суждение, знание и веру.

В четвертой группе у нас есть такие идеи, как удовольствие, боль, сила, существование, единство и преемственность.

Обычно мы думаем, что идеи в нашем сознании вызваны объектами, существующими во внешнем мире. Верно, что некоторые из этих идей, такие как холод или тьма, могут относиться к отсутствию, а не к наличию определенных качеств, но это не означает, что они не имеют внешней причины.Даже отрицательная причина может породить положительную идею.

Обсуждая проблемы, связанные с развитием человеческого знания, важно помнить, что то, что существует в сознании человека, не во всех отношениях идентично тому, что существует во внешнем мире. Если бы наши идеи не рассказывали нам что-то об объектах, находящихся за пределами нашего разума, мы бы не знали ничего, относящегося к окружающему нас миру, что теория познания Локка не позволила бы ему признать.

В то же время он был убежден, что идеи, которые у нас есть, вызваны внешними объектами, и по крайней мере некоторые из качеств, раскрываемых нам через ощущения, находятся не только в нашем сознании, но и в объектах, к которым эти качества относятся. . Затем необходимо провести четкое различие между теми качествами, которые существуют только в нашем сознании, и теми, которые также принадлежат внешним объектам. Именно это пытался сделать Локк, говоря о первичных и вторичных качествах.

Нам говорят, что первичные качества неотделимы от тел, которым они принадлежат. Они включают прочность, протяженность, фигуру, количество и подвижность. Любое физическое тело будет обладать этими качествами, независимо от того, сколько изменений может произойти в нем или сколько раз оно может быть разделено на более мелкие части. Например, пшеничное зерно можно разделить на две части, которые, в свою очередь, можно снова разделить и так далее без ограничений, но независимо от того, насколько маленькими могут стать частицы, на которые оно разделено, они все равно будут обладать теми же качествами.Совершенно верно, что частицы могут быть слишком маленькими для восприятия органами чувств, но они все равно обладают размером, весом, фигурой, числом и движением.

Вторичные качества включают такие элементы, как цвета, звуки, вкусы и запахи. Они существуют только в умах тех, кто их воспринимает, хотя они были вызваны силами, которые присутствуют в первичных качествах, которые действительно принадлежат самим объектам. Хотя принято считать, что качества существуют в объектах, а не в сознании людей, тщательный анализ дает понять, что это не так.Ни цвета, ни звуки никогда не существовали бы без какого-либо разума, который их воспринимает. Естественная тенденция приписывать эти качества внешним объектам объясняется тем фактом, что силы, вызывающие их, слишком малы, чтобы быть открытыми для органов чувств, и, таким образом, кажется, что ощущаемые качества действительно присутствуют в объектах.

Простые идеи включают не только те, которые происходят от органов чувств, но также и от деятельности самого разума.Одна из них — это идея восприятия , , о которой говорит нам Локк, — это первая способность разума, тренируемая в отношении наших идей. Что такое восприятие, могут знать только те, кто испытал его и размышлял о природе этого опыта. На органы чувств могут производиться впечатления, но если эти движения не передаются в ум, не будет идей, которые позволили бы тому, кто их воспринимает, понять, что они означают. Огонь, например, может обжечь тело, но до тех пор, пока ощущения не будут переданы разуму, не будет ни тепла, ни боли.

Осознание этих идей и есть то, что подразумевается под восприятием. Восприятия присутствуют в разной степени, и в некоторой степени они могут возникать у детей еще до их рождения. Они могут встречаться у так называемых низших животных. Эти факты не следует интерпретировать как поддержку веры в врожденные идеи, поскольку в любом случае восприятие становится возможным только с помощью некоторого внешнего объекта. Степень восприятия, которую испытывают нормальные люди, является одной из характеристик, отличающих человеческий разум от разума низших животных.

Еще одна способность ума, делающая возможным знание, — это память или сохранение в уме идей, которые были пережиты в прошлые времена. Именно эта сила ума делает возможными размышления и рассуждения. Факт памяти не подразумевает для Локка какого-либо понятия подсознательного разума, в котором хранятся идеи и из которого они снова могут быть перенесены на уровень сознания. Скорее это означает, что разум обладает способностью возрождать восприятия, которые имели место раньше, и делать это с помощью дополнительного восприятия, которое они имели раньше.

Помимо восприятия и удержания, существуют и другие простые идеи, которые возникают в результате деятельности ума. К ним относятся различение нескольких различных идей. Также включены такие идеи, как сравнение, составление, именование и абстрагирование. Именно степень присутствия этих действий отличает нормальных людей от сумасшедших. Локк завершает обсуждение простых идей следующими словами:

Я делаю вид, что не учу, но спрашиваю; и поэтому не могу не признаться здесь еще раз, что внешние и внутренние ощущения — единственные пути, которые я могу найти в знании к пониманию. Только они, насколько я могу обнаружить, являются окнами, через которые свет проникает в эту темную комнату.

Анализ

В этих главах Локк попытался описать процесс , посредством которого идеи формируются в человеческом сознании. Хотя источник идей находится во внешнем мире, любое знание об этом источнике должно проникать в ум посредством ощущений или размышлений. Простые идеи появляются в уме в первую очередь, и именно из этих простых идей строятся все остальные.

При проведении этого анализа кажется вполне вероятным, что Локк находился под влиянием того, как ученые-физики его времени описывали природу и структуру материальных тел.Они высказали мнение, что все физические тела состоят из атомных частиц, которые постоянно находятся в движении. Таким образом, различия между различными физическими телами можно объяснить различными комбинациями этих единиц материи. Объяснение психических явлений Локком является поразительной параллелью тому, которое дано для физических тел. Он говорит нам, что простые идеи, полученные либо из ощущений, либо из размышлений, являются единицами, из которых состоит человеческое знание.

Следует отметить, что это объяснение сопряжено с определенными трудностями, поскольку отнюдь не достоверно, что идеи появляются в таком порядке.Возьмем, к примеру, идею яблока или апельсина. Кажется маловероятным, чтобы человек сначала воспринимал конкретный цвет, форму и запах объекта, а затем перешел от них к представлению об объекте в целом. Когда в процессе интроспекции мы исследуем свой разум, мы обычно обнаруживаем, что сначала происходит восприятие объекта в целом, а затем следует осознание цвета, формы и запаха, которые ему принадлежат.

Другими словами, последовательность, по-видимому, противоположна той, которую утверждал Локк.Это, однако, относительно второстепенный момент, на который можно было бы ответить, что Локк не утверждал, что идеи всегда принимаются «в их простоте», и не отрицал, что простая идея может в некоторых случаях быть абстракцией от реального опыта. . Больше всего он хотел указать на то, что простые идеи не поддаются дальнейшему анализу.

Более серьезная трудность возникает при попытке объяснить ощущений , говоря, что они вызваны силами, которые присутствуют в качествах, принадлежащих внешним объектам.На основе теории Локка можно спросить, как можно узнать, что Идеи чем-то вызваны. Из какого из пяти чувств мы выводим идею причины? Очевидно, что причина не в том, что имеет цвет, звук, вкус, запах или ощущение. Мы также не можем сказать, что это происходит из размышлений о произошедших ощущениях, поскольку, хотя эти ощущения появляются в определенном порядке, нет ничего, что указывало бы на то, что они должны были возникать в этом порядке.

В конце концов, эмпирики, последовавшие за Локком, пришли к выводу, что причинность является характеристикой разума, а не внешних объектов.Локк не интерпретировал причинно-следственную связь таким образом. Он предположил, что это принадлежит миру внешних объектов, поскольку это было чем-то, что ученые его времени не подвергали сомнению, и он принял их точку зрения относительно этого, хотя в методе, который он использовал, не было оснований для этого.

Различие, которое Локк проводил между первичными и вторичными качествами, было еще одним моментом, который вызвал ряд споров. Он настаивал на том, что такие элементы, как размер, вес, форма, движение и число присутствуют во внешних объектах, тогда как цвет, звук, вкус, запах и чувство существуют только в сознании, которое воспринимает объекты.Он утверждал, что это различие было необходимо, потому что так называемые первичные качества не изменяются, а остаются неизменными независимо от того, воспринимаются ли они каким-либо умом.

С другой стороны, вторичное качество действительно меняется в соответствии с изменяющимися условиями, которые присутствуют в воспринимающем уме. Например, цвет объекта будет меняться в зависимости от количества света, в котором он виден, а звук будет меняться в зависимости от расстояния, отделяющего его от объекта.

Но разумно ли это различие? Некоторые критики Локка утверждали, что это не так. Они обратили внимание на тот факт, что если изменчивость рассматриваемых качеств является критерием, которому необходимо следовать, то первичные качества различаются так же сильно, как и вторичные, даже если они не изменяются одинаково. Размер объекта в том виде, в каком он появляется в уме, будет изменяться пропорционально расстоянию, с которого он виден, а также плотности среды, сквозь которую он виден.Вес объекта также может быть разным, поскольку он кажется тяжелее, если кто-то поднимает его, когда он устал.

Возможно, самая серьезная трудность в этой части анализа Локка возникает из его попытки объяснить, каким образом качества, присутствующие во внешнем объекте, могут вызывать ощущения в человеческом разуме. По этому поводу он, кажется, колеблется между двумя разными объяснениями. Одно из них выражается в том, что только подобное может произвести подобное. Исходя из этого, он должен предположить, что ощущения в уме должны быть подобны качествам объекта.Он говорит нам, что именно это происходит с первичными качествами. Но этот принцип не относится к вторичным качествам, поскольку они существуют только в воспринимающем уме. Очевидно, им нужно найти другое объяснение.

Именно в этой связи Локк говорит нам, что мы можем только сказать, что первичные качества, присущие внешним объектам, обладают способностью вызывать ощущения, возникающие в уме.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.