История психолингвистики: История психолингвистики — Психолингвистика

Содержание

История психолингвистики — Психолингвистика

Собственно термин «психолингвистика» вошел в научный обиход с 1954 года, после того, как в США была опубликована одноименная коллективная работа под редакцией Ч.Э. Осгуда и Т.А. Себеока.   Но идеи, близкие к проблемам психолингвистики, возникли и развивались значительно раньше. Можно считать, что психолингвистический ракурс изучения языка и речи фактически существовал задолго до того, как группа американских ученых ввела в обиход термин «психолингвистика».

 Предтечей психолингвистики А.А. Леонтьев называет немецкого философа и лингвиста Вильгельма фон Гумбольдта, так как именно ему принадлежит «идея речевой деятельности и понимание языка как связующего звена между социумом («общественностью») и человеком» [Леонтьев, 1999, 26].

Так, еще в XIX в. В. фон Гумбольдт приписывал языку важнейшую роль в «мировидении», т.е. в структурировании субъектом поступающей из внешней среды информации. Аналогичный подход обнаруживается в работах русского филолога XIX в. А.А.Потебни, в том числе – в его учении о «внутренней форме» слова. Само это понятие обретает содержание только при условии его психологической интерпретации.

Отечественная традиция психолингвистического подхода к феномену языка восходит к И.А. Бодуэну-де-Куртенэ (1845–1929), русскому и польскому лингвисту, основателю Казанской школы языкознания. Именно Бодуэн говорил о языке как о «психо-социальной сущности», а лингвистику предлагал числить среди наук «психолого-социологических». Ученики  Бодуэна – В.А.Богородицкий и Л.В.Щерба регулярно использовали экспериментальные методы для изучения речевой деятельности. Разумеется, Щерба не говорил о психолингвистике, ведь этот термин в отечественном языкознании закрепился лишь после появления в 1967 году монографии А.А.Леонтьева с таким названием. Однако именно в известной статье Щербы «О трояком аспекте языковых явлений и об эксперименте в языкознании» уже содержатся центральные для современной психолингвистики идеи: акцент на изучении реальных процессов говорения и слушания; понимание живой разговорной речи как особой системы  и, наконец, особое место, отводимое Щербой лингвистическому эксперименту.

В Советской России развитие собственно психолингвистики началось с середины  60-х годов ХХ века, прежде всего в Институте языкознания АН СССР (Москва), работа велась также в институтах других городов страны.

Каждые  2-3 года  проводились всесоюзные симпозиумы по психолингвистике. Советская психолингвистика опиралась на материалистическую психологию школы  Л.С Выготского (прежде всего на понятие деятельности) и на лингвистическое наследие  Л.В. Щербы и его школы, в особенности на его трактовку активной грамматики.

Рассматривая  психолингвистику  как одну из дочерних областей разработанной  А.Н. Леонтьевым психологической теории деятельности, московская психолингвистическая школа долгое время называла психолингвистику “теорией речевой деятельности”, употребляя параллельно и термин  “психолингвистика”.

С конца 1970-х годов проблемное поле психолингвистики развивалось под влиянием состояния дел как внутри лингвистики, так и в науках, со временем ставших для лингвистики – а тем самым и для психолингвистики – смежными. Это прежде всего комплекс наук о знаниях как таковых и о характере и динамике познавательных (когнитивных) процессов.

Для большинства американских и англоязычных психолингвистов (по образованию, как правило, психологов) в качестве эталонной науки о языке обычно выступает наиболее влиятельная в США лингвистическая теория – генеративная грамматика Н.Хомского в разных ее вариантах. Соответственно, психолингвистика в американской традиции сосредоточена на попытках проверить, в какой мере психологические гипотезы, основанные на идеях Хомского, соответствуют наблюдаемому речевому поведению. С этих позиций одни авторы рассматривают речь ребенка, другие – роль языка в социальных взаимодействиях, третьи – взаимосвязь языка и познавательных процессов.

Французские психолингвисты, как правило, являются последователями швейцарского психолога Жана Пиаже (1896–1980). Поэтому преимущественной областью их интересов является процесс формирования речи у ребенка и роль языка в развитии интеллекта и познавательных процессов.

Развившись на основе различных направлений психологистического языкознания, психолингвистика усвоила его интерес к человеку  как носителю языка и стремление рассматривать язык как динамичную систему речевой деятельности (речевого поведения) человека.

Психолингвистика — презентация онлайн

1. Психолингвистика

2. Психолингвистику не следует рассматривать как отчасти лингвистику и отчасти – психологию. Это комплексная наука, которая относится к дис

Психолингвистику не следует
рассматривать как отчасти лингвистику и
отчасти – психологию. Это комплексная
наука, которая относится к дисциплинам
лингвистическим, поскольку изучает язык, и
к дисциплинам психологическим, поскольку
изучает его в определенном аспекте – как
психический
феномен.
Объект психолингвистики — совокупность речевых
фактов и речевых событий (речь, язык).
Предмет психолингвистики — соотношение личности со
структурой и функциями речевой деятельности и
языком.

4. Методы психолингвистики.

Свои методы психолингвистика прежде всего
унаследовала из психологии:
-экспериментальные методы
-наблюдения и самонаблюдения.
Из общего языкознания в психолингвистику
«пришел» лингвистический эксперимент.

5. Сущность психолингвистики.

Психолингвистика как область лингвистики изучает
язык прежде всего как феномен психики. С точки
зрения психолингвистики, язык существует в той
мере, в какой существует
внутренний мир говорящего
и слушающего, пишущего
и читающего.
В последние годы распространение получила точка
зрения, согласно которой исследователи считают
продуктивным рассматривать психолингвистику не
как науку со своим предметом и методами, а как
особый ракурс, в котором изучаются язык, речь,
коммуникация и познавательные процессы.

7. Разделы психолингвистики

8. История возникновения и развития психолингвистики.

Предтечей психолингвистики А. А. Леонтьев называет немецкого
философа и лингвиста Вильгельма фон Гумбольдта, так как
именно ему принадлежит «идея речевой деятельности и
понимание языка как связующего звена между социумом
(«общественностью») и человеком».
Отечественная традиция психолингвистического подхода к
феномену языка восходит к И.А. Бодуэну-де-Куртенэ (1845–1929),
русскому и польскому лингвисту,
основателю Казанской школы языкознания.
Именно Бодуэн говорил о языке как о
«психо-социальной сущности»,
а лингвистику предлагал числить среди
наук «психолого-социологических».
Отцом советской школы психолингвистики стал А.А. Леонтьев. В
основу психолингвистики была положена теория речевой
деятельности.
Также советская психолингвистика опиралась на
материалистическую психологию школы Л.С Выготского (прежде
всего на понятие деятельности) и на лингвистическое
наследие Л.В. Щербы и его школы, в особенности на его
трактовку активной грамматики.
Развившись на основе различных направлений
психологистического языкознания,
психолингвистика усвоила его интерес к
человеку как носителю языка и стремление
рассматривать язык как динамичную систему
речевой деятельности человека.

12. КОНЕЦ

Презентацию подготовил
студент группы ФЛ-12 БО
Бадаев Артём

Уроки настоящей психолингвистики: Дополнительные материалы

Модуль «Уроки настоящей психолингвистики» посвящен основам психолингвистики, методам ее исследования и особенностям изучения языка.

Как известно, люди живут не только в мире предметов, но и сами создают его. А создаем мы знаковый мир. К нему относят человеческий язык и его виды (например, жестовый, вербальный язык), музыку, математику и т. д. Когда ребенок начинает учиться читать/писать, то оказывается в сложнейшей ситуации. Он выполняет непростую задачу: ему нужно запомнить символ определенной буквы (а это рисунок) и ее звучание. В последующем ребенок должен научиться разбивать слова на составляющие. Кроме того, ему необходимо отличать похожие по звучанию слова, а при обучении письму — похожие буквы. При этом его мозг дешифрует сложный код. Не у всех детей получается сразу научиться читать/писать. Это связано с особенностями развития языка у ребенка.

 
Лекцию «Человек говорящий и читающий» прочитала российский психо- и нейролингвист, доктор биологических наук, доктор филологических наук, заслуженный деятель науки РФ Татьяна Владимировна Черниговская. 

Задача от лектора, Елены Игоревны Риехакайнен, доцента акафедры общего языкознания Санкт-Петербургского государственного университета, кандидата филологических наук:
 
Задача, которую мы предлагаем вам выполнить, связана в большей степени с изучением восприятия речи и находится на стыке психо- и социолингвистики.

Речь любого человека индивидуальна, но мы не всегда, общаясь с человеком, обращаем внимание на особенности его речи, для нас более важным является то, что именно нам говорят. Однако в некоторых случаях не заметить такие особенности нельзя. Наверное, каждый из вас может вспомнить ситуации, в которых ваш собеседник не произносил какой-либо звук, немного заикался и т.п. Почему одни индивидуальные особенности мы замечаем, а другие — нет? Что влияет на то, заметим мы отклонение от нормы в речи собеседника или проигнорируем его? Ответам на эти и некоторые другие вопросы и будет посвящена работа в рамках этого модуля. Результаты, которые вам удастся получить, мы планируем использовать для разработки дальнейших экспериментов в области восприятия русской речи. Собранные вами данные могут быть использованы в том числе коммерческими компаниями, которым необходимо принимать на работу людей, чья деятельность связана с общением с клиентами. 
 
Формулировка задачи

В ходе исследования мы предлагаем вам ответить на два основных вопроса:

1) в равной ли степени различные индивидуальные особенности речи влияют на восприятие этой речи слушающими?
2) влияют ли на восприятие индивидуальных особенностей речи такие факторы, как ситуация общения, тема разговора, степень знакомства с собеседником, возраст участников общения?

Ваше исследование должно обязательно содержать ответ на первый вопрос. Из второго вопроса вы можете выбрать один или два из перечисленных факторов или предложить свои.

Инструкция по выполнению задачи

Мы предлагаем вам выполнять исследование по следующему плану:

1. Составьте список индивидуальных особенностей речи.
2. Разработайте методику исследования и подберите материал.
3. Определитесь с тем, кто будет принимать участие в вашем исследовании.

4. Проведите эксперимент.
5. Обработайте результаты. 
6. Проведите метаанализ.
7. Создайте научно-популярные материалы, привлекающие внимание к проблеме.

Учебное пособие «Тесты по психолингвистике»

ПСИХОЛИНГВИСТИКА

БАНК ТЕСТОВЫХ ЗАДАНИЙ

Логопедия

Разработала: Данилова М.Э.

1. Тематическая структура дисциплины

Тема

1

Теоретические и методологические вопросы психолингвистики

1

Психолингвистика как наука о речевой деятельности.

2

История психолингвистики

3

Основы психолингвистической теории

4

Тенденции в современной психолингвистике

2

Речь и текст как объекты психолингвистики

5

Онтогенез речи

6

Производство речи. Теория происхождения речи. Модели порождения речи

7

Восприятие речи

8

Основные способы реализации речевой деятельности

9

Слово – высказывание – текст. Виды текста. Включенность текста в неречевую деятельность. Производство текста

10

Затекст – текст – подтекст. Гипертекст. Восприятие текста. Пересказ текста. Пошаговость восприятия. Многозначность

11

Свойства текста. Ошибки в тексте. Дискурс. Нарратив

12

Психолингвистическая характеристика текста как универсального знака языка и средства осуществления речевой коммуникации

3

Внутренняя структура психолингвистики

13

Основные разделы психолингвистики

14

Этнопсихолингвистика

15

Патопсихолингвистика

16

Судебная психолингвистика

4

Прикладные аспекты психолингвистики

17

Экспериментальные исследования в психолингвистике

18

Автоматический анализ текста. Машинный перевод

19

Психолингвистика речевого воздействия

2. Содержание тестовых материалов

Тест № 1. «Психолингвистика как наука о речевой деятельности»

Задание 1. Выбрать один из предложенных вариантов ответа на поставленный вопрос.

Термин «психолингвистика» впервые употребил Н. Пронко в статье «Язык и психолингвистика», опубликованной в США в __________ году.

1946

1930

1970

1968

Задание 2. Выбрать один из предложенных вариантов ответа на поставленный вопрос.

Назовите основателя психолингвистики.

Ч.Осгуд

Н. Хомский

Т.Слама-Казаку

А.А. Леонтьев

Задание 3. Привести в соответствие предложенный набор элементов.

Соотнесите подход к определению предмета психолингвистики с его автором.

Ответ:

Психолингвистика имеет дело с процессами

кодирования декодирования речи.

А.А. Леонтьев

Предметом психолингвистики является соотношение личности со структурой и функциями речевой деятельности, с одной стороны, и языком как главной «образующей» образа мира человека – с другой.

Т. Слама-Казаку

Психолингвистика является наукой, изучающей то, что происходит, когда люди общаются между собой, соответственно, она должна выявлять и изучать последствия использования слов в общении; другими словами, сама научная суть психолингвистики определяет ложащуюся на неё великую ответственность.

И.Н. Горелов, К.Д. Седов

Психолингвистика составляет ядро антропоцентрического подхода в лингвистике. Предметом психолингвистики является языковая личность, рассматриваемая в индивидуально-психологическом аспекте.

Задание 4. Выбрать один из предложенных вариантов ответа на поставленный вопрос.

Определите, каким образом формулирует предмет психолингвистики А.А. Леонтьев. Предмет лингвистики – это

речевая деятельность как целое и заканомерности её комплексного моделирования

интенции говорящих

прагматические употребления языка

проблемы восприятия и порождения предложения

Задание 5. Назвать фамилию лингвиста – основателя отечественной нейролингвистики.

Ответ: Лурия

Тест № 2. «История психолингвистики»

Задание 1. Выбрать несколько из предложенных вариантов ответа на поставленный вопрос.

Кого из указанных исследователей можно считать психолингвистами второго покаления?

Дж. Миллер

Н. Хомский

Ч. Осгуд

Т. Слама-Казаку

Дж. Верч

Задание 2. Выбрать один из предложенных вариантов ответа на поставленный вопрос.

Вставьте пропущенные слова в следующее высказывание: … имеет тенденцию к развитию проблематики так называемой когнитивной психолингвистики, которая становится ориентированной не только и не столько на вербальные, сколько на предметные значения, ставя задачей синтезировать психолингвистическую теорию слова (знака) и психолингвистическую теорию осмысления образа.

современная психолингвистика

психолингвистика первого поколения

психолингвистика второго поколения

Санкт-петербургская психолингвистическая школа

Задание 3. Выбрать один из предложенных вариантов ответа на поставленный вопрос.

Как называется теория Ч.Озгуда, которую он впервые предъявил в 1954 году в книге «Психолингвистика – 54»?

теория уровней языка

теория трансформационно-генеративной крмматики

модель производства речи «ТОТЕ»

модель непосредственно составляющих

стохастическая модель производства речи

Задание 4. Выбрать один из предложенных вариантов ответа на поставленный вопрос.

Определите, постулат Московской психолингвистической школы, который выступает в форме утверждения об активном характере процессов речевосприятия.

в основе восприятия речи лежат процессы частично воспроизводящие процессы ее порождения

единицей психолингвистического анализа является статистический коррелят

стратегия речевого поведения жестко задана анализом конкретной ситуации

единицей психолингвистического анализа является психолингвистическая реальность

Задание 5. Выбрать один из предложенных вариантов ответов на поставленный вопрос.

Где находится штаб-квартира международной организации прикладной лингвистики (ISAPL)?

Португалия

США

Великобритания

Россия

Тест № 3. «Основы психолингвистической теории»

Задание 1Выбрать один из предложенных вариантов ответа на поставленный вопрос.

Продолжите высказывание: Большинство специалистов психолингвистики третьего поколения сознательно и последовательно ориентируются на психологическую школу …. ..

Л.С. Выготского

А.А. Леонтьева

Л.В. Сахарного

А.Р. Лурия

Задание 2. Выбрать несколько из предложенных вариантов ответа на поставленный вопрос.

Определите, какие аспекты соотношения языка – речи – речевой деятельности выделяет А.А. Леонтьев.

языковая способность

языковой процесс

языковой стандарт

языковая система

языковой материал

Задание 3. Выбрать один из предложенных вариантов ответа на поставленный вопрос.

С позиции А.А. Леонтьева психолингвистическая теория должна быть не алгоритмической, а эвристической, т.е. иметь …. Какая характеристика лишняя?

опора на принцип «анализа по элементам

выбор стратегии речевого поведения

гибкость, т. е. допуск различных путей оперирования с высказыванием на отдельных этапах порождения (восприятия речи)

соотношение с экспериментальными результатами, полученными ранее на материале различных психолингвистических моделей

Задание 4. Выбрать один из предложенных вариантов ответа на поставленный вопрос.

Определить, каким положением принципиально отличается психолингвистическая теория Московской психолингвистической школы?

единицей психолингвистического анализа является элементарное речевое действие и речевая операция

единицей психолингвистического анализа является статистический коррелят

единицей психолингвистического анализа является языковая единица

единицей психолингвистического анализа является психолингвистическая реальность

Задание 5.Ответить на поставленный вопрос (одно слово).

Какой подход к речи имеет своей целью выявление в сложных процессах речевого общения людей некоторых повторяющихся стереотипных форм?

Ответ: бихевиористский

Тест № 4. «Тенденции в современной психолингвистике»

Задание 1. Выбрать один из предложенных вариантов ответов на поставленный вопрос.

Сущность антропоцентризма современного этапа лингвистических исследований заключается в том, что:

человек стал центром координат, определяющих предметные задачи, методы ценностных ориентаций

происходит наделение человеческими качествами животных, предметов, явлений, мифологических созданий

человек перестал быть центром координат, определяющих предметные задачи, методы ценностных ориентаций

происходит обожествления человека

Задание 2. Привести в соответствие предложенный набор элементов. Соотнести термин и его дефиницию.

Ответ:

Задание 3. Выбрать несколько из предложенных вариантов ответов.

В современной психолингвистике используются следующие методы экспериментального исследования

метод семантического дифференциала, метод семантического интеграла, метод интент-анализа

ассоциативный эксперимент

анкетирование, интервьюирование, социологические эксперименты и обработка их результатов с помощью аппарата математической статистики

трансформационный метод, дистрибутивный метод, метод непосредственно составляющих

Задание 4. Выбрать один из предложенных вариантов ответов.

Проблемами когнитивной лингвистики занимаются следующие ученые:

Ч. Филлмор, Дж. Лакофф, Р. Лангакер, Л. Талми, А. Кибрик

Е. М. Верещагин и В. Г. Костомаров

М.М. Бахтин, Н.Д. Арутюнова, А.А. Леонтьев

А.А. Леоньев и Ч.Филлмор

Задание 5. Определить верно или неверно утверждение (Да / Нет)

Современная психолингвистика идёт в направлении моделирования ситуативного взаимодействия мира и человека, в направлении построения «психолигвистики событий» или «психолингвистики деятельностного взаимодействия».

Ответ: Да

Тест № 5. «Онтогенез речи»

Задание 1. Выбрать один из предложенных вариантов ответа на поставленный вопрос.

Кто из отечественных психолингвистов автор идеи о психолингвистики рефлексии над речью и анализе разных уровней осознанности речи в их взаимоотношениях?

Л.С. Выготский

А. А. Леонтьев

Л.В. Сахарный

А.Р. Лурия

Задание 2. Выбрать один из предложенных вариантов ответа на поставленный вопрос.

Укажите, что является переходным этапом от внешней к внутренней речи.

эгоцентрическая речь

устная речь

дактильная речь

между внешней и внутренней речи нет переходного этапа

Задание 3. Выбрать один из предложенных вариантов ответа на поставленный вопрос.

О чем свидетельствует представленный ниже диалог взрослого с маленькой девочкой?

— Как тебя зовут, девочка?

— Малина.

— Малина?

— Нет, Малина.

— Ну, я и говорю — Малина!

— Малина! Малина!

— Может быть, тебя зовут Марина?

— Да, Малина!

о том, что семантическое развитие опережает фонетическое

об эгоцентризме детской речи

о тенденции к словотворчеству ребенка

о том, что ребенок не может различить фонемы

Задание 4. Ответить на поставленный вопрос (одно слово)

Какая функция отсутствует в языке животных?

Ответ: семантическая

Задание 5. Дополнить определение (одно слово).

Теория усвоения языка – это … речи.

Ответ: онтогенез

Тест № 6. «Производство речи. Теория происхождения речи. Модели порождения речи»

Задание 1. Выбрать один из предложенных вариантов ответа на поставленный вопрос.

Кому из психолингвистов принадлежит трактовка внутренней психологической организации процесса порождения (производства) речи как последовательности взаимосвязанных фаз деятельности: мотивация – мысль – опосредование мысли во внутреннем слове – опосредование мысли в значениях внешних слов – опосредование мысли в словах..

Л.С. Выготскому

АА. Леонтьеву

Л.В. Сахарному

А.Р. Лурия

Задание 2. Выбрать один из предложенных вариантов ответа на поставленный вопрос.

В рамках какой теории производства речи одним из основополагающих является следующий тезис: Язык – это не набор единиц языка и их классов, а механизм, создающий правильные фразы.

теория трансформационно-генеративной грамматики Н. Хомского

теория уровней языка Ч. Озгуда

модель производства речи «ТОТЕ» Дж. Миллера

модель непосредственно составляющих Дж. Миллера и Н. Хомского

стохастическая модель производства речи

Задание 3. Привести в соответствие предложенный набор элементов.

Соотнесите теоретическое положение производства речевого высказывания с его автором

Ответ:

автор

суть процесса производства речевого высказывания заключается в переходе от мысли к слову1

Л. С. Выготский

человек, прежде чем преобразовать свою мысль в речь, составляет программу своего высказывания, создает «общую схему с пустыми ячейками»

Дж. Миллер (Модель Т-О-Т-Е)

в процессе речепроизводства (кодирования речи) существуют четыре уровня

Ч. Озгуд (Теория уровней языка)

поток слышимых человеком звуков становится осмысленным только тогда, когда он «знает» (пусть неосознанно) грамматику данного языка

Н. Хомский (Трансформационно-генеративная грамматика)

центральная проблема формирования высказывания – проблема перехода смысла в значение

А.Р. Лурия

процесс производства речи необходимо рассматривать как сложное, поэтапно формируемое речевое действие, входящее составной частью в целостный акт деятельности

А. А. Леонтье

Задание 4. Выбрать один из предложенных вариантов ответа на поставленный вопрос.

Первое звено порождения речи, с точки зрения Л.С. Выготского – это … .

мотивация

мысль

внутреннее слово

внешнее слово

Задание 5. Привести в соответствие предложенный набор элементов.

Соотнесите этапы речепроизводства (по А.А. Леонтьеву) с их содержанием

Ответ:

Содержание этапа

внутреннее программирование высказывания

в основе лежит образ, имеющий личностный смысл; актуализируются операции включения, перечисления, сочленения

грамматико-семантическая реализация

перевод на объективный код, линейное распределение кодовых единиц, соотнесение прогноза ситуацией

моторное программирование

перевод кода в эфферентные нервные импульсы

выход речи

реализация речи

Тест № 7. «Восприятие речи»

Задание 1. Выбрать один из предложенных вариантов ответа на поставленный вопрос.

Определите, в какой современной психолингвистической концепции рассматриваются два звена: лексикон и правила соотнесения лексикона с грамматической структурой, или так называемые «проекционные правила».

теория семантического компонента Дж. Каца и Дж. Форда

стохастическая модель порождения речи Дж.Миллера

теория порождения речи И. Шлизингера

когнитивная концепция понимания речи У. Кинча

Задание 2. Выбрать один из предложенных вариантов ответа на поставленный вопрос.

Кто впервые разграничил, провел и обосновал понятия «язык» и «речь»?

Ф. де Соссюр

Бодуэн де Куртене

А.А. Потебня

Д. Болинджер

Задание 3. Привести в соответствие предложенный набор элементов.

Сопоставьте автора теории восприятия речи с ее названием.

Ответ:

Задание 4. Выбрать один из предложенных вариантов ответа на поставленный вопрос.

Автор Модели «логогена» в процессе восприятия речи

Дж. Мортон

В. Хокинс

Л.В. Щерба

Л.Р. Зиндер и А.С. Штерн

Задание 5. Дополнить определение.

Процесс извлечения смысла, который находится за внешней формой речевых высказываний – это _______ речи.

Ответ: восприятие

Тест № 8. «Основные способы реализации речевой деятельности»

Задание 1. Выбрать один из предложенных вариантов ответа на поставленный вопрос.

Автор теоретической концепции речевой деятельности, в которой речь как процесс порождения и восприятия речевых высказываний рассматривается одновременно и как совокупность способов осуществления речевой деятельности

Н.И. Жинкин и И.А. Зимняя

Л.В. Щерба

Л.Р. Зиндер и А.С. Штерн

А.А. Потебня

Задание 2. Дать однозначный ответ (арабская цифра).

В общей структуре речевой деятельности наряду со средствами выделяются способы ее осуществления – различные способы формирования и формулирования мысли. Им отвечают различные формы организации речевого общения и, соответственно, различные формы речи. Сколько таких форм (речи)?

Ответ: 3

Задание 3. Закончить определение.

«Типовые» способы структурно-семантической организации речевых высказываний на основе соответствующего варианта использования языковых средств построения речевых сообщений — это …

Ответ: формы речи

Задание 4. Выбрать один из предложенных вариантов ответа на поставленный вопрос.

Согласно концепции А.Р. Лурии и Л.С. Цветковой, этот вич речевой деятельности включает следующие уровни: психологический, психофизиологический, лингвистический.

письмо

устная речь

чтение

кинетическая речь

Задание 5. Выбрать один из предложенных вариантов ответа на поставленный вопрос.

Кто является автором теории об особых кодах внутренней речи?

Н.И. Жинкин

А.Н. Соколова

Л.С. Выготский

А.А. Потебня

Тест № 9. «Слово – высказывание – текст. Виды текста. Включенность текста в неречевую деятельность. Производство текста»

Задание 1. Закончить опеределение.

Мыслительная типовая структура, предназначенная для упорядочения, организации некоторых данных, информации — это . .

Ответ: фрейм

Задание 2. Выбрать один из предложенных вариантов ответа на поставленный вопрос.

Какая модель концепта зарактеризуется следующей структурой: ядро → базовые слои → интерпретационное поле концепта?

полевая

облачная

когнитивная

ярусная

Задание 3. Выбрать один из предложенных вариантов ответа на поставленный вопрос.

Мыслительный план общения, направленный на достижение общей коммуникативной цели в речевом событии – это…

речевая стратегия

речевая тактика

ментальность

слот

Задание 4. Выбрать один из предложенных вариантов ответа на поставленный вопрос.

При каком подходе к изучению текста актуален аспект соотнесенности «язык – текст»?

лингвочентрическом

текстоцентрическом

когнитивном

антропоцентрическом

Задание 5. Выбрать один из предложенных вариантов ответа на поставленный вопрос.

Укажите текстовою категорию.

членимость

замысловатость

интонационность

несвязность

Тест № 10. «Затекст – текст – подтекст. Гипертекст. Восприятие текста. Пересказ текста. Пошаговость восприятия. Многозначность»

Задание 1. Зкончить определение (одно слово).

Категория, выражающая различные виды отношения высказывания к действительности, а также разные виды субъективной квалификации сообщаемого – это…

Ответ: модальность

Задание 2. Выбрать один из предложенных вариантов ответа.

Содержательно-фактуальная информация – это…

сообщение о фактах, происходивших или которые будут происходить в окружающем нас мире, действительном или воображаемом

ключевые слова в тексте

часть содержания высказывания, которое отвечает за истинность или ложность высказывания

ретроспекция

Задание 3. Закончить опеределение (одно слово).

Скрытая информация, извлекаемая из текста, характеризующаяся ассоциативностью его единиц и их способности к приращению смыслов — это …

Ответ: подтекст

Задание 4. Выбрать один из вариантов ответов на поставленный вопрос.

Опыт информатики и психолингвистики показывает, что оптимальный набор ключевых слов содержит…

8 – 15 слов

20 – 30 слов

10 – 12 слов

9 – 14 слов

Задание 5. Выбрать несколько из предложенных вариантов отвтвета.

В каких текстах чаще всего находит себе место ассоциативная когезия?

в научных

в публицистических

в текстах делового характера

в художественных

Тест № 11. «Свойства текста. Ошибки в тексте. Дискурс. Нарратив»

Задание 1. Выбрать один из предложенных вариантов ответа.

Нерасчлененный поток движения во времени и пространстве – это…

континуум

подтекст

сентенция

когезия

Задание 2. Закончить определение (одно слово).

Грамматическая категория текста, объединяющая различные языковые формы отнесения содержательно-фактуальной информации к тому, о чем речь будет идти в последующих частях текста — это …

Ответ: проспекция

Задание 3. Выбрать один из предложенных вариантов ответа.

Аббревиатура ССЦ в лингвистике текста расшифровывается как…

сложное синтаксическое целое

синтаксическое сверхфразовое целое

системное субъективное целое

самостоятельное синтаксическое целое

Задание 4. Закончить определение (одно слово)

Социально обусловленная организация системы речи и действия – это …

Ответ: дискурс

Задание 5. Выбрать один из предлложенных вариантов ответа.

Дискурс — протекающая в реальных координатах пространства и времени, ситуативно и социально обусловленная коммуникативная деятельность, одним из продуктов которой в результативной сфере является …

текст

денотат

концепт

сценарий

Тест № 12. «Психолингвистическая характеристика текста

как универсального знака языка и средства осуществления речевой коммуникации»

Задание 1. Выбрать один из предложенных вариантов ответа.

Автор теоретической концепции «анализа целого по единицам», по которой под единицей той или иной системы понимают «такой продукт анализа, который обладает всеми основными свойствами, присущими целому, и который является далее неразложимыми живыми частями этого единства»

Л. С. Выготский

А.Н. Соколова

Н.И. Жинкин

А.А. Потебня

Задание 2. Выбрать один из предложенных вариантов ответа.

К основным единицам языка, выделяемым в лингвистике и психолингвистике, относятся:

фонема, морфема, слово, предложение и текст

слово, высказывание, текст

звук, слово, предложение

текст, поддекст, затекст

Задание 3. Закончить определение (одно слово).

Звук речи, выступающий в его смыслоразличительной функции, позволяющей различать одно слово (как устойчивый звукокомплекс и, соответственно, материальный носитель значения) от других слов — это …

Ответ: фонема

Задание 4. Выбрать одни из предложенных вариантов ответа.

Сочетание слов, в законченном виде передающее (выражающее) какую-либо мысль — это ..

предложение

текст

контекст

высказывание

Задание 5. Выбрать несколько вариантов ответа.

К психолингвистическим характеристика такста относят:

смысловая связность

грамматическая связность

цельность

контекстуальность

Тест № 13. «Основные разделы психолингвистики»

Задание 1. Дать однозначный ответ (арабская цифра).

Сколько областей исследования выделяют в современной психолингвистике?

Ответ: 2

Задание 2. Дать однозначный ответ (фамилия лингвиста)

Кто является автором «Теории языковой личности»?

Ответ: Караулов

Задание 3. Выбрать один из вариантов ответов.

Обучение языку в широком смысле (овладение вторым языком в условиях языковой среды, т.е. в условиях билингвизма или диглоссии; «институциональное» обучение иностранному языку, например, в школе; так называемое «обучение родному языку» носителей этого языка) относиться к:

прикладной области психолингвистики

теоретической области психолингвистики

сравнительному языкознанию

общему языкознанию

Задание 4. Выбрать один из вариантов ответов.

Семиосоциопсихология (Дридзе) и теорияречевой коммуникации (Тарасов) — это направления …

теоретической психолингвистики

прикладной психолингвистики

сравнительного языкознания

общего языкознания

Задание 5. Закончить определение (одно слово).

Научное направление, которое изучает природу и функционирование языка и речи, используя данные и подходы двух наук — психологии и лингвистики — это …

Ответ: психолингвистика

Тест № 14. «Этнопсихолингвистика»

Задание 1. Выбрать один из нескольких вариантов ответа

Автор гипотезы лингвистической относительности

Э.Сэпир и Б.Уорф

Дж. Струп

А.Н. Леонтьев

А.Р. Лурия

Задание 2. Дополнить утверждение (Одно слово).

Суть теории лингвистической относительности Э.Сэпира и Б.Уорфа (гипотезы Сепира – Уорфа) заключается в том, что структура языка определяет структуру мышления и способ ___________.

Ответ: познания

Задание 3. Вырать один из предложенных вариантов ответов.

Ученый, который положил начало научного анализа этнопсихолингвистического своеобразия человека

В. фон Гумбольдт

Н.Я.Марр

Ж.Вандриес

А.Р.Лурия

Г.Гачев

Задание 4. Установить последовательность.

Определите последовательность этапов аккультурации

Ответ:

1 – нулевая фаза

2 – фаза вживания в культуру

3 – адаптивная фаза

4 – этап равновесия

5 – фаза предотъездная

6 – адаптация по возвращении

Задание 5. Выбрать один из предложенных вариантов ответа

Видом билингвизма не является

врожденный билингвизм

естественный и искусственный билингвизм

ранний билингвизм

поздний билингвизм

рецептивный билингвизм

репродуктивный и продуктивный билингвизм

Тест № 15. «Патопсихолингвистика»

Задание 1. Закончить определение (одно слово).

Патологические отклонения в формировании и протекании речевых процессов в условиях несформированности или распада личности изучает _________.

Ответ: патопсихолингвистика

Задание 2. Установить соответствие.

Соотнесите термин с его дефиницией.

Ответ:

Задание 3. Дать однозначный ответ (арабская цифра).

Сколько речевых центров в головном мозге человека?

Ответ: 2

Задание 4. Установить соответствие.

Соотнесите термин с его дефиницией.

Ответ:

Задание 5. Выбрать один из предложенных вариантов ответа.

Форма общения глухих людей, которая представляет собой сочетание естественных и условных жестов и мимики

мимико-жестовая речь

жестовый язык

дактильная речь

мимико-жестовый язык

Тест № 16. «Судебная психолингвистика»

Задание 1. Дополнить определение (одно слово).

Анализом особенностей языкового сообщения, а также реконструкцией личности, которая стоит за текстом занимается … психолингвистика

Ответ: судебная

Задание 2. Установить соответствие.

Соотнесите лингвистический термин с его дефиницией.

Ответ:

Задание 3. Выбрать один из предложенных вариантов ответа

В психологии термин «идентификация» имеет несколько значений. Какое из них используется в психолингвистике наравне с термином «диагностика»?

узнавание, опознавание

отождествление

социальная идентификация

сопоставительный анализ

Задание 4. Дополнить определение (одно слво).

Набор некоторых неверифицированных представлений о почерке и связи его с личностью – это … .

Ответ: графология

Задание 5. Выбрать один из предложенных вариантов ответа.

Основатель российской школы судебно-психологической экспертизы

М.М. Коченов

В.Ф. Енгалычев

А.А. Оселков

А.А. Ленонтьев

Тест № 17. «Экспериментальные исследования в психолингвистике»

Задание 1. Выбрать один из предложенных вариантов ответа на поставленный вопрос.

Определите, какие методики предполагают использование экспериментальной ситуации, при которой испытуемый должен разметить тестируемый объект на градуированной шкале, задаваемой антонимичными прилагательными

методики семантического шкалирования

лингвистический эксперимент

ассоциативные методики

обучающий эксперимент

Задание 2. Выбрать один из предложенных вариантов ответа на поставленный вопрос.

Определите, какие методики предполагают использование нейтральной словоформы в качестве стимула

ассоциативные методики

лингвистический эксперимент

методики семантического шкалирования

обучающий эксперимент

Задание 3. Дополнить определение (термин из двух слов).

Метод количественного и качественного индексирования значения слова с помощью двухполюсных шкал, на каждой из которых имеется градация с парой антонимических прилагательных (Ч. Осгуд, 1952) – это (1)… (2)…. .

Ответ: (1) семантический (2) дифференциал

Задание 4. Выбрать один из предложенных вариантов ответа.

Деформация речевого сообщения и последующее его предъявление испытуемым – это

методика дополнения

метод семантического дифференциала

прямой ассоциативный эксперимент

косвенный ассоциативный эксперимент

Задание 5. Выбрать один из предложенных вариантов ответа.

Испытуемым предлагается расположить ряд слов одной семантической группы «по порядку»

градуальное шкалирование

метод косвенного исследования семантики

метод семантического дифференциала

фоносемантический метод исследования

Тест № 18. «Автоматический анализ текста. Машинный перевод»

Задание 1. Привести в соответствие.

Соотнесите название компьютерной программы с ее описанием.

Ответ:

Задание 2. Дать однозначный ответ (фамилия ученого).

Суть автоматизированного перевода развил в 80-е годы ХХ века американский учёный … .

Ответ: Кей

Задание 3. Выбрать один из предложенных вариантов ответа.

Для обозначения понятия «автоматизированный перевод» используют следующее обозначение

computer-aid translation (CAT)

machine translation (MT)

machine-assisted translation (MAT)

machine and machine-aided translation (M (A) T)

Задание 4. Дать однозначный ответ (одно слово, на латинице).

Как называется самая полная система машинного перевода, основанная на работе со словарями, глоссариями, с памятью переводов, содержащей примеры ранее переведенных текстов называется …. .

Ответ: Trados

Задание 5. Установить соответствие.

Соотнесите способ взаимодействия человека и систем перевода текста с одного языка на другой и его описанием.

Ответ:

Тест № 19. «Психолингвистика речевого воздействия»

Задание 1. Выбрать один из вариантов ответа.

Речевое воздействие в психолингвистике — это …

различные формы социально ориентированного общения

взаимодействие в процессе совместной деятельности

личностно-ориентированное общение

любая форма общения

Задание 2. Дополнить определение (одно слово — существительное во мн.ч.).

Лекции, устные публичные выступления — это _______ непосредственного социального воздействия.

Ответ: формы

Задание 3. Выбрать один из предложенных вариантов ответа.

Система социально и социально-психологически ориентированных действий, определяемая как «…планомерное ведение пропаганды, главная цель которой заключается в том, чтобы влиять на взгляды, настроения, ориентацию и поведение войск и населения противника, население нейтральных и союзных стран, с тем чтобы содействовать осуществлению государственных целей и задач» — это …

«психологическая война»

«психологическая атака»

психологическое воздействие

психологическое напряжение

Задание 4. Дать однозначный ответ (фамилия ученого)

Отечественный автор (СССР) теории речевого воздействия.

Ответ: Рубакин

Задание 5. Дополнить определение (одно слово).

Группы реципиентов массовой коммуникации, объединяемые по признаку одинакового уровня владения речевыми навыками и умениями, необходимыми для переработки информации, получаемой по каналам массовой коммуникации — это ___________ группы (по Дридзе).

Ответ: семиотические

Московский государственный лингвистический университет, 2007. – 228 с.

Пищальникова В. А. История и теория психолингвистики: Курс лекций. Ч.2. Этнопсихолингвистика. – М.: Московский государственный лингвистический университет, 2007. – 228 с.

Учебное пособие В. А. Пищальниковой посвящено представлению идеологии сравнительно нового направления отечественной психолингвистики – этнопсихолингвистике. В нём предлагается список специфических задач, анализируются ключевые проблемы, уточняются объект и методы исследования. Автор выделяет центральное понятие этнопсихолингвистики – речевую деятельность, которая рассматривается через фильтр этнической картины мира, что позволяет В. А. Пищальниковой развивать аргументы, подтверждающие главное теоретическое положение о том, что культура как разновидность деятельности характеризуется этническим компонентом, а язык как транслятор культуры интегрирует в себе её различные этнопсихические маркеры, которые проявляются, в первую очередь, в речевой деятельности.

Основную задачу этнопсихолингвистики В. А. Пищальникова видит в моделировании структуры языкового сознания и в описании её эволюции с учётом этнокультурной специфики, что требует постановки особых задач, отличающих данный раздел от общих задач психолингвистики и когнитивной лингвистики, и выработки этнопсихолингвистических методик исследования. Новизна и научная значимость данной работы очевидны и состоят в том, что в ней анализируются, в том числе, и современные работы по данной проблеме, впервые представлены результаты экспериментального исследования этнической напряжённости и рассмотрено явление корпореальной семантики как этнопсихолингвистическая проблема.

Учебное пособие состоит из 7 лекций, заключения и обширного списка литературы на 24 страницах. Оно предназначено для студентов и аспирантов, делающих первые шаги в науке, но будет интересно и для широкого круга лингвистов.

Одним из доминантных понятий, на котором базируется представленная в данном учебном пособии концепция этнопсихолингвистики, является “культура” – многогранный, полистатусный и почти голограммный феномен. Проанализировав известные дефиниции культуры, автор выделяет одно, которое сфокусировано на функциональном (деятельностном) аспекте: “культура – это совокупность социально предпочтительных норм человеческого поведения” (с.  4). Нормы рассматриваются как адаптивный механизм, облегчающий человеку жизнь в окружающем его мире. Как отмечал в 1997 году С. В. Лурье, этот защитный механизм не может не касаться этнической природы культуры и, прежде всего, системы этнических констант, являющихся той призмой, сквозь которую человек смотрит на мир (с. 5). По определению В. А. Пищальниковой, культуру следует рассматривать как условие и результат социальной активности человека, а этнические константы “являются механизмами, которые снимают психологическую угрозу со стороны окружающего мира и обеспечивают члену этноса возможность действовать” (с. 5). Автор допускает, что культура есть механизм коллективной памяти, предполагающий наличие коллективного сознания, и не все его конституенты могут быть адекватно перекодированы в знаки языка.

Культура имеет предметный и ментальный облики. Корреспонденция языка и культуры всегда национально специфична, даже в ядерном компоненте. В этом плане язык – транслятор культуры, и он, так же, как и сама культура, этнически маркирован. Представление об этих маркерах определяет культурную компетенцию, которая может не совпадать не только в разных этносах, но и внутри одного этноса у разных его представителей, приводя и к межэтническим коммуникативным сбоям, и к культурным провалам и межличностным конфликтам. Упоминает В. А. Пищальникова и о соматологических картах человека в разных этносах, которые помогают ориентироваться в визуальном и межкультурном общении. На интерес к соматикону в этническом аспекте указывает и фундаментальный труд Ю. А. Сорокина и А. А. Романова “Соматикон: Аспекты невербальной семиотики” 1.

Интересной для лингвистов, этнологов и социологов представляется первая лекция “Этнопсихолингвистика как раздел психолингвистики. Теоретическая основа и исследовательские проблемы”, в которой В. А. Пищальникова рассматривает объект, предмет и задачи этнопсихолингвистики и приступает к анализу методологии нового направления. Вслед за А. А. Леонтьевым, автор определяет этнопсихолингвистику как область психолингвистики, и все вопросы рассматриваются в пособии в соответствии с этим положением и с поправкой на культурные доминанты.

Объектом этнопсихолигвистики объявляются национально-культурные варианты речевой деятельности (как одного из видов психической деятельности человека). Этот объект этнопсихолингвистики привязан к культурным постулатам о том, что национальная культура существует в ментальной, предметной и деятельностной формах, о том, что ментальные составляющие национальной культуры не могут быть “перекодированы” адекватно (по причине их лакунарности – В. И. Шаховский), о том, что национально-культурная специфика сознания вербализуется по-разному различными этносами. Самое существенное речевое сходство в компонентах ядра языкового сознания наблюдается лишь в эмоциональной и цветовой лексике разных лингвокультур 2, что, по-видимому, объясняется тем, что люди разных этносов переживают один и тот же набор эмоций (хотя и по-разному) и воспринимают мир в одних и тех же красках (хотя членят и называют цвета и их оттенки не одинаково).

Многие из приведённых постулатов получили экспериментальные подтверждения, но пока их признание не привело к созданию какой-либо удовлетворительной теории, объясняющей сущность детерминации языкового сознания национальным компонентом (то, что А. А. Леонтьев связывал с исследованием “национально-культурной детерминации образа мира”). В. А. Пищальникова объясняет это двумя причинами: во-первых, наблюдаются отход от теории речевой деятельности А. А. Леонтьева и подмена объекта исследования – вместо речевых действий, исследуются речевые знаки, во-вторых, современные исследования до сих пор опираются на системоцентрическую парадигму, заменяя термин “языковое сознание” термином “ядро языкового сознания”. Однако даже последние многочисленные работы, по мнению В. А. Пищальниковой, ошибочно причисляемые к психолингвистике, подтверждают, что языковое ядро в разных языках не совпадает, а содержание лексем, получаемых в качестве реакций в свободном эксперименте, было бы некорректным приписывать компонентам ядра образа мира (с. 15), т. е. слова (лексемы) языкового ядра не следует интерпретировать как компоненты ядра языкового сознания. Налицо и методологическая, и методическая подмена за счет смешения научных парадигм, на что неоднократно и раньше указывал автор данного пособия, напоминая, что слово не опредмечивает образ сознания, а только указывает на него с помощью тела знака (“овнешняет”). А. Н. Леонтьев в 1977 году также отмечал: “и в продукции запечатлевается не образ, а именно деятельность, благодаря чувственному содержанию сознания мир выступает для субъекта как существующий не в сознании, а вне его, как объект его деятельности” (с. 18). Возвращаясь к проблеме ядра сознания, автор учебного пособия замечает, что ядро сознания – это совокупность стабилизированных (но не статичных) образов сознания в единстве их перцептивных, концептуальных и процедурных характеристик. Далее отмечается, что процедурные и перцептивные характеристики образов сознания пока не исследуются вообще, а изучение концептуальных свойств осуществляется на основе выявления значений лексических единиц, что не дает объективной картины речепроизводства. Для подтверждения этих положений В. А. Пищальникова приводит критический анализ содержания ряда работ по современной психолингвистике (напр., работы Б. Н. Псеуновой, С. Г. Незговоровой и др.) (с. 20). Автор приходит к следующему выводу: образ сознания рассматривается в современных работах лишь частично, т. е. в той его части, которая “овнешняется” словами, словосочетаниями, предложениями, тестами, “неовнешнённые” образы сознания практически не исследуются. Всё это объясняется отсутствием собственных методик анализа речевого поведения в этнопсихолингвистике.

Именно поэтому следующим важным вопросом, рассмотренным не только в первой лекции, становится вопрос о поиске собственных методик анализа речевого поведения в этнопсихолингвистике. В. А. Пищальникова предлагает в рамках новой научной парадигмы различать такие понятия, как “сознание” (“образ мира”, “образ сознания”), “языковое сознание” (“образ языкового сознания”) и “культурологическая константа”, и не сводить всё к упрощённому видению ядра речевой деятельности как соотношению реакций-ассоциатов (см. ссылку на методологические подмены в трудах отдельных психолингвистов, напр., А. А. Залевской, А. В. Федченко, которые можно объяснить отсутствием методик исследования речевого действия вообще, а тем более, национально- специфического).

Определив этнопсихолингвистику как интегративное (сверхсуммативное) направление, прошедшее путь от системно-структурной лингвистики к страноведению, а от него – к лингвострановедению и лингвокультурологии через психолингвистику и когнитивную лингвистику, В. А. Пищальникова перечисляет девять задач, определяющих границы этнопсихолингвистики, и предлагает обратиться к социолингвистическим и психолингвистическим методам, сочетание которых позволит подойти к выработке специфических этнопсихолингвистических методик изучения речевого поведения. При этом, автор критикует чрезмерное увлечение ассоциативными методиками, выработанными в антропологии, социологии, психологии, полагая, что ассоциативное поле – лишь одна из многих и не самых аргументированных моделей репрезентации. Оно относится к моделям аналогической интерпретации, постулирует изоморфизм между репрезентируемыми мирами (ср.: ассоциативное поле – это модель сознания, которая представляет собой совокупность правил оперирования знаниями) и не предполагает учёта национальной специфики модели сознания. Однако, и автор неоднократно подчёркивает это в работе, этнопсихолингвистические методики должны быть нацелены на установление механизма национально-культурного смыслообразования.

Во второй лекции “Основные направления отечественных этнопсихолингвистических исследований” В. А. Пищальникова отмечает отсутствие единой системы терминопонятий этнопсихолингвистики, проводит аналитический обзор этнолингвистических теоретических построений и фокусирует внимание на необходимости разработки методик проведения этнопсихолингвистического анализа речевой деятельности как проявления её межкультурной вариативности, т. е. выделяет лингво-деятельностный аспект этноса в межэтнической коммуникации.

Национальное сознание, национальный компонент сознания / менталитет и другие компоненты восприятия иной культуры начали рассматриваться в отечественном языкознании давно 3,4, однако только деятельностный подход к речевому общению может дать представление о национальной специфике сознания, ибо речевое действие всегда зависит от условий его протекания и целей. В указанной лекции даётся определение терминов национальный образ сознания и (культурное, лингвистическое) пространство, рассматриваются проблемы глобализации сознания, проблемы этнической картины мира, проблемы национального политического дискурса как компонента этнической картины мира и другие её компоненты.

Большая часть лекции посвящена критическому осмыслению различных проблем этнопсихолингвистики, представленных в завершённых диссертационных исследованиях (напр., М. В. Сергеевой, Е. М. Евсеевой) (с. 39), и анализу методологии исследования в них. Напомним, В. А. Пищальникова неоднократно подчёркивала, что этнопсихолингвистика до сих пор пользуется методами лингвистики и психологии, подменяя объект исследования, и поэтому считает результаты таких исследований не вполне объективными, т. к. они не учитывают этнопсихические особенности протекания речевой деятельности. Во многих работах, объявленных как психолингвистические, фактически системоцентрическими методами исследуются лингвистические или лингвокультурологические предметы и объекты, смешиваются понятия психологические и понятия лингвистические, не имеющие прямого отношения к психолингвистике, хотя и утверждается, что в них проводятся якобы психолингвистические эксперименты (напр., работы О. В. Степановой, Б. А. Ахатовой, С. В. Пинигиной, Т. А. Сироткина, С. Л. Дурандиной) (с. 41). В. А. Пищальникова фактически даёт отрицательную рецензию докторской диссертации Н. С. Братчиковой, в которой защищаются общеизвестные положения.

В. А. Пищальникова, продолжая рассуждения о поиске специфичных для этнопсихолингвистики понятий и методах их описания, анализирует понятие стереотипа речевого поведения, предлагая добавить к нему этнический компонент и выделить ряд культурных доминант, в которых и будет представлена этноспецифика речевого поведения представителей отдельного социума. Под культурной доминантой автором рецензируемого пособия понимается совокупность смыслов, имеющих национальную специфику и связанных между собой интегративным признаком. Владение этим уровнем компетенции является непременным условием адекватного речевого поведения, а изучение культурных доминант позволяет выделить фрагменты языкового сознания и, в дальнейшем, провести их сравнение. Однако и здесь В. А. Пищальникова, следуя задаче критичного отношения к работам, претендующим на статус этнопсихолингвистических, выражает несогласие с мнением ряда исследователей, утверждающих, что изучение лексической и фразеологической номинации или концепта позволяет напрямую исследовать психолингвистические аспекты этнических стереотипов. Рассмотрев, например, результаты работы Е. Н. Богомоловой, в соответствии с которыми такие ценностные доминанты культуры как ложь во спасение, талант, решительность трактуются в китайском языке как положительные, автор пособия выражает сомнение в том, что их можно назвать этническими (специфическими) ценностными характеристиками, отличающими китайцев от других этносов.

Большой интерес для всех лингвистов, как начинающих, так и опытных, представляет та часть лекции, в которой рассматривается вопрос о подходе к изучению межэтнических ценностей. В. А. Пищальникова подчёркивает, что через изучение ценностей разных этносов можно установить их различные этнические характеристики и стереотипы, провести этническую (само)идентификацию. Это объясняется тем, что базовые ценности наиболее желательны, эмоционально привлекательны и способны соответствовать идеальному состоянию бытия людей. При этом автор критикует отсутствие единых принципов отбора базовых ценностей для исследований, и поэтому считает их результаты неадекватными, т. к. вычленение отдельных базовых ценностей умаляет значимость оставшихся, не охваченных научным экспериментом. Для преодоления этой проблемы В. А. Пищальникова предлагает, в качестве главной для развивающейся этнопсихолингвистики задачи, формирование списка базовых ценностей в каждом этносе.

Ещё одной важной проблемой, рассмотренной в лекциях, стала проблема значения языкового знака в парадигме этнопсихолингвистического исследования. Отмечается, что значение, как лингвистический объект и как психологически реальное состояние конкретного индивида – явления не однородные, не тождественные. С точки зрения психолингвистики, все значения эмоциональны. В связи с этим, неразборчивое применение методики семантического дифференциала Ч. Осгуда приводит исследователей к необъективным выводам в этнопсихолингвистике, если шкала Ч. Осгуда, предназначенная для измерения психологического значения коннотации, используется в семасиологии. Анализ различных моделей значения приводит В. А. Пищальникову к выводу о том, что для познавательного процесса “существенно определение смыслового признака, который становится структурно-доминирующим компонентом в условиях данной речевой деятельности” (с. 69). Напомним, что еще А. А. Потебня в структуре лексического значения выделял значение и представление, причём, представление понималось как способ выражения содержания.

Ценным в книге В. А. Пищальниковой является новый взгляд на исторически знаменитую теорию Сепира-Уорфа. Отношения между знаками языка, которыми оперирует человек, неадекватно отражают отношения между их референтами. Многих отношений в природе вообще не существует, а существуют они только в воззрениях говорящего. В. А. Пищальникова полагает, что язык отчасти определяет наше восприятие мира, его категоризацию, картину мира в целом. Доказательством этому является тот факт, что во вьетнамском языке все оттенки серого и зелёного цветов называются одним словом, но в практической деятельности вьетнамцы отлично различают все оттенки цвета. Получается, что реальная жизнь и язык не изоморфны.

Для подтверждения своего мнения В. А. Пищальникова проводит экскурс в теорию языковой деятельности Г. А. Брутяна, в которой утверждается, что, с одной стороны, реальный мир богаче языковой картины мира, а с другой – в процессе общения говорящие оперируют не только понятиями, но и “протопонятиями” и авербальными знаками, не имеющими отражения в языковой картине мира, они участвуют в смыслообразовании при трансляции образов сознания.

В. А. Пищальникова убедительно доказывает, что логическая картина мира не совпадает со смысловой даже внутри одного языка, поэтому языковая картина мира лишь с разной степенью аппроксимации отражает мнение человека определенной культуры / этноса об окружающем его мире, степень и уровень кажимости мира в его сознании. Язык – лишь посредник в познании действительности, не строгий, не точный, субъективный. Автор рецензируемого пособия настаивает на пересмотре методики исследования ядра языкового сознания, поскольку давно известно, что лексические значения слов, соотносящиеся с одним и тем же понятием в разных языках, никогда не совпадают.

Именно поэтому В. А. Пищальникова утверждает, что в специфические задачи этнопсихолингвистики входит разработка особых процедур анализа языковых фактов, которые дают объективные данные. По её мнению, это могут быть ассоциативные эксперименты массового характера, при этом отмечается, что, к сожалению, в этнопсихолингвистике методика массового эксперимента, равно как и методика обработки его результатов, ещё не разработаны. В работе уточняется, что результаты, полученные ассоциативным экспериментом, должны быть верифицированы другими методиками. Главная черта современных этнопсихолингвистических исследований – всего лишь поверхностная интерпретация полученных некорректным методом результатов. И в этом В. А. Пищальникова совершенно права, и лингвистам следует над этим задуматься как можно скорее. На недостатки ассоциативного эксперимента неоднократно указывала и Т. Н. Ушакова, предписывая этому эксперименту чёткие методологические принципы, которые до сих пор мало учитываются молодыми исследователями. Главная методологическая ошибка в этом эксперименте – сопоставление лексем, а не образов сознания и мышления. На с. 117 своего пособия В. А. Пищальникова приводит методологические принципы, и в этом отношении рецензируемая монография является бесценным методологическим учебником для современных психолингвистов и этнопсихолингвистов. Автор подробно описывает требования к экспериментатору (включая его внешность и характер), отмечая, что к параметрам успешности эксперимента относятся и условия его проведения (время, место, общая атмосфера и другие внешние и внутренние параметры: устная / письменная его форма, количество языкового материала), личность экспериментатора и его авторитет. Основной проблемой, по мнению В. А. Пищальниковой, по-прежнему, остаётся отсутствие исследований по изучению корреляции между экспериментальными методами, условиями, проведения эксперимента и полученного экспериментального материала.

В четвертой лекции “Межкультурная коммуникация как проблема этнопсихолингвистики” рассуждения о роли этнофактора в речевой деятельности продолжаются в иной плоскости. Автор обращается к такому интересному и сложному феномену, как речевая деятельность переводчика. Здесь рассматриваются типы лакунарности и её роль в межэтнической коммуникации, уточняется положение о том, что перевод является одним из объективных средств межкультурной коммуникации, подчеркивается, что типология техник перевода существует, но нет и не может быть типологии переводческих решений 5.

По мнению В. А. Пищальниковой, речевой механизм можно представить как триединство языковой способности (когнитивной компетенции), языковой компетенции и коммуникации, и она рекомендует переводоведам вернуться к идеям А. Н. Леонтьева о разделении личностного смысла и психологического значения, являющихся актуальными для перевода. В пособии подчеркивается огромная роль личности самого переводчика в ретрансляции этнопсихолингвистических доминант с одного языка на другой, ибо перевод является психолингвистическим процессом речемыслительной деятельности переводчика.

В пятой лекции “Этнопсихолингвистическое исследование этнической напряженности” В. А. Пищальникова поднимает злободневный в настоящее время вопрос о расколе массового сознания на множество этнических идентичностей, о перестуктурировании межэтнических отношений согласно новым социальным условиям в мире (см.: Г. У. Солдатова 1998) (с. 154).

В предыдущих лекциях В. А. Пищальникова неоднократно подвергала критике ассоциативный эксперимент, но в этой лекции признается возможность его использования в качестве инструмента для диагностики межэтнической напряжённости. Я не вижу в этих утверждениях В. А. Пищальниковой никакого противоречия, т. к. установлено, что именно в ассоциациях, в их эмоционально-оценочном компоненте наиболее четко проявляется культурно-специфичное знание, представление, мнение 6. Психологическая модель концепта должна включать эмоционально-оценочный компонент, что подтверждается рядом аргументов, приведённых в данной лекции.

Согласно концепции В. А. Пищальниковой, аксиологический (эмоционально-оценочный) компонент в структуре концепта может отражать этническую напряженность. Данная гипотеза была верифицирована и подтверждена в работе З. Г. Адамовой, результатам которой в данной лекции уделяется особое внимание. Анализируя её, автор рецензируемого пособия подчеркивает важность эмоционально-оценочного компонента в структуре стереотипов, поскольку в нём сконцентрированы чувства, отражающие мотивационные состояния этнической группы, во многом определяющие социальное поведение ее членов и всего этноса. Здесь же приводится сопоставительный анализ результатов ассоциативного эксперимента на слово “Россия” среди русских и якутов. Подводя итог, В. А. Пищальникова выделяет различные степени этнической напряженности.

По словам В. А. Пищальниковой, З. Г. Адамова представила вполне аргументированное исследование образов сознания, методика анализа которых позволяет выявить наличие или отсутствие межэтнической напряженности, а также комплексно исследовать причины её возникновения и прогнозировать её появление. Поэтому я предлагаю всем молодым исследователям этнопсихолингвистических проблем ознакомиться и с трудом З. Г. Адамовой.

Следующая лекция В. А. Пищальниковой посвящена корпореальной семантике. В ней В. А. Пищальникова рассматривает работы А. А. Залевской, которая полагает, что “язык ничего не значит сам по себе, что он паразитирует на невербальных знаках…” (с. 179). Идеи А. А. Залевской успешно разрабатываются её учениками, и В. А. Пищальникова подробно реферирует некоторые из этих работ.

Из этой лекции читатель узнаёт о содержании термина корпореальный в его сочетании с термином семантика. Необходимость включения данного термина в список важных понятий этнопсихолингвистики объясняется тем, что изучение того, как воспринимается и прочитывается человеческое тело с позиции автохтонного эталона, является одной из проблем этнопсихологии. Неправильное прочитывание знаков чужого тела может привести к семантическим сбоям в межэтнической коммуникации. В. А. Пищальникова замечает, что слово включено в некий познавательный процесс, который является одновременно и перцептивным, и когнитивным, и аффективным, как вербальным, так и невербальным. Его семантика в данном случае понимается как совокупность соответствующих психических образов, позволяющих личности рассматривать себя, свой витальный и ментальный мир как единое целое. Чувственная ткань, входящая в этот глобальный мир человека составляет образы его сознания. В связи с этим В. А. Пищальникова напоминает читателю о мнении А. Н. Леонтьева, который полагал, что сознание содержит три основные образующие: личностный смысл, значение, и чувственную ткань. Ссылаясь на концепцию Ф. Е. Василюк о наличии двух типов чувственной ткани, отличающихся друг от друга, В. А. Пищальникова раскрывает содержание этих типов и уточняет их роль в формировании образов памяти, в том числе и графической. Ф. Е. Василюк полагает, что теоретическое представление А. Н. Леонтьева является неполным, фиксирующим только часть “многомерной субстанции”, которая и называется чувственной тканью. В. А. Пищальникова в рецензируемом пособии показывает, чем конкретно Ф. Е. Василюк дополняет эту концепцию: функцией чувственной ткани является синестезия, основанная на интерференции ощущений, идущих от разных полюсов чувственно воспринимаемого образа. Таким образом, чувственная ткань выступает как единица тела, как представитель мира в образе сознания.

Заключительная лекция “Национальная специфика грамматических структур как проявление специфики национального (языкового) сознания” состоит всего лишь из трёх страниц и представляет собой краткий анализ-реферат нескольких исследований, доказывающих, что национальную (этническую) специфику языков можно изучать и по грамматическим структурам языков, в том числе, и по моделям словообразования. В. А. Пищальникова делает акцент на работы Н. Ф. Голева, который ставит и решает вопрос об онтологии словообразования с психолингвистической позиции. Она признает справедливым мнение А. Г. Антипова о том, что “каждый из уровней структуры производного слова прототипичен для языкового сознания, избирающего средства овнешнения своих репрезентаций” (с. 194).

Таким образом, судя по обзору В. А. Пищальниковой, в психолингвистике уже имеются исследования, намечающие пути решения ряда этнопсихолингвистических проблем, в том числе, и через анализ национальной специфичности деривационных отношений лексем.

Завершение курса лекций, несомненно, очень интересных и полезных, представляется мне неожиданным, поскольку вместо заключения, в котором читатель ожидает обобщения по всем основным проблемам, выделенным в лекциях, автор рассматривает идеи Ю. Н. Караулова о человеческом факторе в языке, об ассоцитивном поле языка и сообщает целый ряд сведений, дополнительных к приведённым выше лекциям данного пособия. Однако, если учесть, что автор выстраивает теоретический базис этнопсихолингвистики на методологических посылах психологии, психолингвистики, лингвокультурологии и концептологии (см. ссылки на работы А. А. Потебни, С. В. Лурье, А. А. Ухтомского, Л. С. Выготского, А. Н. Леонтьева, А. А. Леонтьева, Э. Сепира, Б. Л. Уорфа, а также А. А. Залевской, Ю. А. Сорокина, А. А. Романова и др.), то привлечение научных идей Ю. Н. Караулова и Ю. С. Степанова, в которых автор отмечает зачатки этнопсихолингвистических воззрений, позволяет уточнить этносемиотический аспект, высветив тесную связь этнопсихолингвистики с лингвокультурологией, концептологией и эмотиологией. Модель языковой личности Ю. Н. Караулова, хотя и является когнитивной, может быть рассмотрена и с позиций психолингвистики, а с коррекцией на этническую языковую личность, стать объектом этнопсихолингвистики. В этом В. А. Пищальникова совершенно права.

Все рассмотренное выше свидетельствует о том, что перед нами новаторская работа, в которой выделены чёткие контуры новой лингвистической парадигмы – этнопсихолингвистики. В презентации этой новой парадигмы и заключается основная заслуга В. А. Пищальниковой, за что ей должны быть благодарны все лингвисты, исследования которых соприкасаются с многочисленными проблемами этой интегральной науки. Труд В. А. Пищальниковой убеждает нас в том, что все современные лингвистические парадигмы в их различных комбинациях обладают методологическим и методическим потенциалом для исследования актуальных в современном мире этнических проблем – мировоззренческих, ментальных, вербальных, соматических, акциональных и т. д.

Следует отметить интересные для рецензента рассуждения о проблемах, связанных с понятием национально-культурного дискурса, которое видится автору как совокупность специфических способов действия со словом, а также представление феномена национально-специфических образов сознания. Согласен, что среда функционирования языка во многом определяется её культурным индексом. Ещё Л. С. Выготский отмечал, что “то отношение, в которое вступает личность в окружающей её действительности, может быть представлено такой корреляцией: субъект – не только противопоставлен действительности, он переживает эту действительность, он действует по отношению к ней и потому обнаруживает себя как существо сознательное” (с. 24). Э. Сепир называл эту корреляцию “средой обитания” этнического и социального человека и уточнял, что это есть отражение национальной специфики в речевой деятельности. Язык при этом рассматривается как средство фиксации и обнаружения культуры, как форма представления культуры, но не приравнивается к ней. Язык, формируясь под воздействием среды, сам формирует представление о ней. Поэтому в соотношении язык – сознание – этнос важно не то, что значит реалия и как она отражается в языке, а то, что думает индивид о ней и как он её концептуализирует, создавая этноспецифическое понятие и систему понятий, какими вербальными способами он передает этнокультурную информацию. С этим утверждением трудно не согласиться. И отрадно, что В. А. Пищальникова обращает внимание исследователей на этот чрезвычайно важный факт. Всячески поддерживаю и мнение В. А. Пищальниковой, включающей в модель концепта эмоциональный компонент, не всегда включаемый другими исследователями, что делает их модель концепта неполной, и потому несовершенной 7 (Шаховский 2008).

В учебном пособии В. А. Пищальниковой, конечно же, рассмотрены не все стороны и аспекты этнопсихолингвистики как нового научного направления. Но в нём представлен анализ результатов многих исследований, что позволило автору сформулировать новые задачи, выделить базовые терминопонятия, расшифровать их значение для начинающих исследователей, представить собственную точку зрения на адекватность методов проведения эксперимента и методик их интерпретации в рамках нового раздела психолингвистики. Тем самым, данное учебное пособие носит энциклопедический и интерпретационный характер, поскольку сама В. А. Пищальникова давно известна как талантливый исследователь-психолингвист, её рассуждения и мнения представляются авторитетными и достоверными, а её критические замечания должны привести к переосмыслению некоторых уже устоявшихся в науке выводов и постулатов.

Особого интереса заслуживают многочисленные фрагменты лекций, посвященные поиску собственной методологии этнопсихолингвистики. В. А. Пищальникова неоднократно отмечает, что становление нового раздела науки требует определения собственного объекта и постановки особых задач исследования, кроме того, необходимость разработки цельной программы исследования, поскольку сопоставительные этнопсихолингвистические исследования нуждаются в более обширных статистических данных и в более глубокой культурной интерпретации, примером которой является новый словарь В. Н. Телия 8. Автор справедливо отмечает, что те молодые лингвисты, которые собираются проводить этнопсихолингвистические исследования, должны помнить, что они изучают речевую деятельность представителей отдельного этносоциума или ведут сравнение образцов речевого поведения разных этносоциумов, а, следовательно, этот объект не следует подменять и выдавать ассоциативный эксперимент или изучение семантики слов, фразеологизмов и т. п. за этнопсихолингвистический анализ, поскольку в них выявляется не структура речи в социоэтническом дискурсе, а, в лучшем случае, реализация лингвистического значения. Согласимся, что столь популярный в психолингвистике анализ лексических значений слов-ассоциатов не может в полной мере описать “образ сознания”. И здесь нам следует довериться интуиции автора, который пытается перейти от психолингвистической парадигмы к парадигме этнопсихолингвистики.

В заключение рецензии отмечу некоторые, на мой взгляд, недочёты данного пособия. Так, считаю неудобным для читателя сильно расходящиеся размеры лекций (более 80 страниц вторая лекция, и всего три страницы – седьмая). Работа изобилует тяжелым синтаксисом: большое количество страниц состоит всего лишь из одного-двух абзацев (с.с. 19, 74, 85, 88, 107, 117, 152, 190, 196 и др.). Мне представляется неуместными скопления жирного шрифта во многих местах книги, не всегда указаны источники примеров (с.72).

Непонятно, зачем В. А. Пищальникова приводит в заключении еще раз определение сознания как совокупности “фигур знаний”, так как этот термин неоднократно пояснялся выше и данное определение не добавляет ничего нового. Точки зрения Ю. Н. Караулова и А. А. Леонтьева на языковое сознание не противоречат друг другу и поэтому их противопоставление в заключении представляется излишним. Столкновение позиций А. А. Леонтьева и Ю. Н. Караулова по ряду проблем психолингвистики также не приводит к формированию новых положений для этнопсихолингвистики. И последнее: в заключении, на мой взгляд, отсутствует ожидаемое обобщение по всем лекциям данного пособия.

Однако эти замечания нисколько не снижают как теоретической, так и практической ценности данного пособия. Автор работы удачно объединил достижения психо- и этнолингвистики с потребностями нового направления. К очень положительным моментам книги отношу серьезный критический подход к этим достижениям, на фоне которых автор постоянно уточняет свои личные взгляды, предлагает собственные подходы к рассматриваемым проблемам. Образ автора представляется высоко эрудированным, критическим, но толерантным.

Рецензируемое пособие В. А. Пищальниковой по сути дела является энциклопедическим словарем по этнопсихолингвистике, т. к. оно содержит полный набор этнопсихолингвистических терминопонятий. В книге имеются схемы и графики, диаграммы (напр., с. с. 155, 162), которые повышают  наглядность излагаемого материала и его достоверность.

Считаю новую книгу В. А. Пищальниковой заметным явлением в отечественной  лингвистической науке, и научная общественность должна поблагодарить автора за проделанный титанический труд по подготовке данного пособия.

1 Сорокин Ю. А., Романов А. А. Соматикон: Аспекты невербальной семиотики – М., 2004.  2 Шаховский В. И. Лингвокультурология эмоций – Волгоград, 2007.  3 Семантическая общность в национальных языковых системах – Воронеж, 1986. 4Сорокин Ю. А. Введение в этнопсихолингвистику [– Ульяновск, 1998.  5 Перевод и коммуникация. – М.: Наука, 1997.  6 Шаховский В. И. Межличностное общение: проблемы эмоциональной толерантности // Коммуникация и конструирование социальных реальностей. Сб. науч. статей межд. конф. “Коммуникация 2006”. – СПб, 2006. – Ч. I. – С. 320–330. 7 Шаховский В. И. Лингвистическая теория эмоций – М.: Гнозис, 2008. 8 Шаховский В. И. Рецензия: Телия В. Н. Большой фразеологический словарь русского языка. Значение. Употребление. Культурологический комментарий // Stylistyka: style and time. – 2007 (б). – №16.

В. И. Шаховский, Волгоград

 

 

История психолингвистики: дохомская эпоха

Как нам удается говорить и понимать язык? Как дети приобретают эти навыки и как их поддерживает мозг? Эти психолингвистические вопросы изучаются более двух столетий. Хотя многие психолингвисты склонны считать свою историю началом «когнитивной революции» Хомского конца 1950-х / 1960-х годов, история эмпирической психолингвистики на самом деле восходит к концу восемнадцатого века.В этой книге рассказывается увлекательная история врачей, педагогов, лингвистов и психологов, создавших эту дисциплину, и рассказывается о том, как они сделали свои важные открытия о языковых областях мозга, о высокоскоростном доступе к словам при разговоре и слушании. об изобретении ребенком синтаксиса, о нарушении речи у пациентов с афазией и многом другом. Психолингвистика имеет четыре исторических корня, которые к концу XIX века слились воедино. К тому времени была создана дисциплина, обычно называемая психологией языка.Первым корнем была сравнительная лингвистика, которая подняла вопрос о психологическом происхождении языка. Вторым корнем было изучение языка в мозгу, первооткрывателем которого был Франц Галль, а главными вехами были открытия Брока и Вернике. Третий корень — дневниковый подход к развитию ребенка, восходящий к Эмилю Руссо. Четвертым корнем был экспериментальный лабораторный подход к речи и языковой обработке, который произошел от ментальной хронометрии Франциска Дондерса.Вильгельм Вундт объединил эти четыре подхода в своей монументальной книге «Die Sprache» 1900 года. Эти четыре точки зрения психолингвистики продолжились и в двадцатом веке, но в весьма различных рамках. Это была немецкая психология сознания и мышления, швейцарско-французский и пражско-венский структурализм, русский и американский бихевиоризм и почти агрессивный холизм в афазиологии. Помимо обзора всех этих точек зрения, в книге рассматриваются глубокие разрушения в этой области во время Третьего рейха и его оптимистическое, мультидисциплинарное возрождение в 1950-х годах с математической теорией коммуникации в качестве основного стимула.

История психолингвистики | Linguistik Id

Развитие современной психолингвистики можно проследить в четырех основных периодах: период становления, лингвистический период, когнитивный период и текущий период когнитивной науки.

В период формирования и лингвистика, и психология придерживались операционалистской философии, которая выводила теоретические конструкции из наблюдаемых данных с помощью набора очень явных и проверяемых операций. Структурализм был преобладающей парадигмой в лингвистике и определял такие единицы, как фонема и морфема, с точки зрения операционных процедур.Бихевиоризм преобладал в психологии, а также отдавал предпочтение наблюдаемым данным, методологически сосредотачиваясь на строгом экспериментальном дизайне и статистическом анализе данных.

Лингвистический период характеризуется подъемом трансформационной порождающей грамматики в лингвистике, за которым последовало ее теоретическое доминирование над психолингвистическими исследованиями. Ноам Хомский, создатель трансформационной порождающей грамматики, успешно доказал, что бихевиоризм, структурализм и теория информации, научные перспективы, которые ориентировали психолингвистические исследования в период формирования, не могли обеспечить адекватного объяснения естественного языка, если бы он был основан на операционалистской философии. .Он также утверждал, что необходим дедуктивный подход и что лингвистическая теория имеет своей предметной областью лежащую в основе компетенцию говорящих, а не их реальную деятельность. В более широком смысле, психолингвистика также взяла за отправную точку изучение компетентности, а изучение производительности — второстепенным видом деятельности. Центральная роль грамматики была взята в качестве основного допущения, а предложение стало основной единицей в большинстве психолингвистических экспериментов в этот период. Психолингвистические исследования в 1960-х годах проверяли, были ли количество и сложность мысленных операций, выполняемых во время обработки, функцией количества и сложности формальных преобразований, наблюдаемых в грамматическом образовании этого предложения, как постулируют лингвисты.

Поскольку генеративная грамматика по своей сути интересовалась природой человеческого языка, значительный интерес вызывало также овладение языком, а также лингвистические универсалии. Обычно считалось, что способность к овладению языком зависит от вида и является генетически детерминированным атрибутом только человека и человека.

Когнитивный период поставил под сомнение, что на самом деле означает внутренняя способность изучать язык, и действительно ли используется набор общих принципов обучения.Основная предпосылка, лежащая в основе когнитивного подхода, — это зависимость языка от человеческого познания, представление о том, что язык является лишь одним из нескольких результатов более фундаментальных когнитивных процессов. Центральность и независимость грамматики были отвергнуты в пользу точки зрения, согласно которой когнитивные способности, описанные в грамматических описаниях компетенции, являются лишь одним из проявлений человеческого языка и никоим образом не предшествуют другим когнитивным и поведенческим системам, участвующим в нем, и не являются независимыми от них. приобретение и использование языка.Лингвистические структуры не изучаются независимо от семантических концепций и функций дискурса, и, что более важно, следует предполагать, что когнитивные принципы управляют усвоением языковых структур. Таким образом, хотя лингвистическая теория продолжала играть роль в психолингвистической теории и практике, она не была такой директивной, как раньше.

Психология 1970-х годов также начала разочаровываться в лингвистической теории, учитывая ее ограниченную применимость к рассмотрению того, как мы на самом деле производим или понимаем язык, а психологические исследования языковой обработки меньше ссылались на лингвистическую теорию.Были убедительные доказательства роли структуры поверхности в обработке, но не в отношении преобразований. Деривационная теория сложности, предполагающая, что количество и сложность мысленных операций, выполняемых во время обработки, зависит от количества и сложности преобразований, так и не получила достаточной поддержки, чтобы продолжить ее в качестве рабочей гипотезы. Вместо этого большая часть информации, полученной из экспериментальных результатов, была чрезвычайно информативной в отношении обработки естественного языка и показала, что психолингвистические исследования могут извлечь гораздо больше, чем просто эту слабую гипотезу.

Последний и самый современный период в психолингвистике совпал с развитием когнитивной науки как междисциплинарной деятельности. Психолингвистика теперь вовлечена в более широкую область исследований, а именно, природу знания, структуру ментальных представлений и то, как они используются в ментальных процессах, таких как рассуждение и принятие решений. Современная психолингвистическая теория также отражает значительное теоретическое разнообразие как в психологии, так и в лингвистике, но, тем не менее, существует огромное количество действительно междисциплинарной деятельности.Больше, чем когда-либо прежде, исследователи очень хорошо осведомлены о разработках в смежных областях, демонстрируют исследовательские цели и широту знаний, не ограниченных одной дисциплиной. Лингвисты и психологи больше не могут позволить себе игнорировать научные ответы в другой области, которые затрагивают исследовательские проблемы в их собственной области и предлагаемые ими объяснения.

Лингвистический подход, который все чаще встречается, учитывает ограничения обработки информации.«Правильность» грамматической теории больше не аргументируется столь яростно, поскольку все грамматические теории могут быть внутренне «правильными»; это больше становится вопросом совместимости системы грамматического описания, приспособленной к проблемам, а также результатам психолингвистических исследований. В настоящее время язык все чаще рассматривается как символический процесс, часто ведущий к решениям, основанным на знаниях, а не как окончательный и единственный интересный набор знаний.

Прочтите: Что такое психолингвистика

В свою очередь, психологов снова интересует роль языковых структур в языковой обработке.Некоторые утверждают, что сейчас психолингвистика стала более динамичной, чем она была с 1960-х годов. Взаимодействие лингвистической структуры и языковой обработки может быть центральной темой психолингвистических исследований, но теперь это взаимодействие подвергается двойной и не менее важной строгости лингвистического анализа и психологического экспериментирования. Хотя психология и лингвистика снова являются равными партнерами в психолингвистическом предприятии, они не всегда придерживаются одной и той же философии науки.Один из текущих вопросов заключается в том, является ли система языковой обработки модульной или интерактивной, и многие недавние исследования исследуют степень модульности или взаимодействия в системе. Лингвисты обычно отдают предпочтение гипотезе модульности, в то время как психологов больше привлекают интерактивные объяснения языка и принципов обучения. Это захватывающее время для психолингвистических исследований, которые могут внести свой вклад в точную и реалистичную науку о человеческом разуме, когнитивную науку.

Автор: Агунг Прасетьо

дохомскианскую эпоху (Книга, 2014) [WorldCat.org]

Содержание: Ориентация —
1951 —
Междисциплинарный летний семинар по психологии и лингвистике и его продолжение —
Язык и общение Джорджа Миллера —
Проблема последовательного порядка в поведении Карла Лэшли —
Другие вехи 1951 года —
Установление дисциплины: 1770-1900 —
Изобретая психологию языка —
Истоки языка —
От эпохи Просвещения до романтизма —
Историческая и сравнительная филология —
Корневой барьер и за его пределами —
Дарвиновский эволюция и происхождение языка —
Heymann Steinthal —
Retrospect —
От шишек к диаграммам: начертание языка в мозгу —
Физиогномические начала —
Против локализации —
Френология без шишек —
Левое полушарие и Площадь Брока —
Путаница семян Труссо —
Карл Вернике и составители диаграмм —
Багинский —
Вернике 1874 г.Продолжение заметки: Модель Вернике-Лихтхайма —
Создание диаграмм и создание диаграмм —
Учебник Адольфа Куссмауля —
Еще один создатель диаграмм: Жан-Мартен Шарко —
Некоторые нелокализационные звуки —
Retrospect —
4 Приобретение языка и дневной взрыв —
Перспективы овладения языком —
Ранние исследователи языкового обучения —
Жан Эроар —
Дитрих Тидеманн и Мориц фон Винтерфельд —
Бертольд Сигизмунд —
Ипполит Тейн и Чарльз Дарвин — —
Ян Бодуэн де Куртенэ —
Бернар Перес —
Фриц Шульце —
Людвиг Стрампелл —
Уильям Прейер —
Джордж Романес —
Габриэль Компайр и Габриэль Девиль —
Фредерик Трейси —
Джеймс Салли — —
Кэтлин Картер Мур —
Вильгельм Амент —
Сообщество исследователей детского языка —
Проблемы и противоречия в детском языке —
Истоки детского языка —
Sound develo пмент —
Развитие внутренней речи —
Онтогенез, резюмирующий филогенез —
Жесты и языки жестов.Продолжение примечания: Шарль-Мишель де л’Эпи и Жозеф-Мари Дежерандо —
Кончина глухого языка жестов —
Ретроспектива —
5. Язык в лаборатории и моделирование микрогенеза —
Психологическая хронометрия: Франциск Дондерс —
Фонетика и говорящая машина Вольфганга фон Кемпелена —
Чтение и наименование —
Хуберт фон Граши —
Джеймс МакКин Кеттелл —
Бенно Эрдманн и Раймонд Додж —
Уолтер Пиллсбери и Оскар Куанц —
Эдмунд Хьюи —
Восприятие речи и Уильям Бэгли —
Вербальное обучение, память и привычки —
Герман Эббингаус —
Бенджамин Бурдон —
Ассоциация и аналогия —
Фрэнсис Гальтон —
Мартин Траутшольд —
Джеймс Маккин Кеттелл —
Джозеф Ястров и Густав Ашаффенбург —
Альберт Палец и Карл Марб —
Речевые ошибки —
Рудольф Мерингер и Карл Майер —
Хит Боуден —
Ретроспектива —
6.Великий синтез Вильгельма Вундта —
Продуктивная жизнь —
Психология Вундта —
Экспериментальная и этническая психология —
Ассоциация и апперцепция —
Волюнтаризм. Продолжение примечания: Выразительные движения —
Язык жестов —
Типы языка жестов —
Указывающие, имитирующие и абстрактные знаки —
Грамматические категории и синтаксис жестов —
Не соответствует устным языкам, но есть окно в истоки языка —
Звуки речи —
Развитие вокального выражения —
Приобретение детьми звуковых образов —
Естественные звуки —
Народная психология изменения звука —
Три типа изменения звука у человека и в языке сообщество —
Контактные эффекты: ассимиляция и диссимиляция —
Эффекты расстояния: аналогия —
Регулярное изменение звука: законы Гримма —
слов —
Словообразование в мозгу и сознании —
Части речи —
Изменение смысла —
Формулирование предложений —
Откуда берутся предложения? —
Разновидности синтаксиса и фразовой структуры —
Просодия предложения —
Внешняя и внутренняя форма речи —
Истоки языка —
Психолингвистическое наследие Вундта —
Эпилог: поворот века.Продолжение примечания: pt. 3 Психолингвистика двадцатого века до «когнитивной революции» —
7. Новые перспективы: структурализм и психология безобразного мышления —
Возникающий структурализм: Тэн, Бодуэн де Куртенэ и Соссюр —
Структурализм и психология языка: Sechehaye —
Парижский структурализм и Анри Делакруа —
Психология безобразного мышления: Вюрцбургская школа —
Столкновение Бюлер-Вундт —
Отто Зельц и Шарлотта Бюлер о формулировании предложения —
Отто Зельц —
Шарлотта Бюлер —
Ретроспектива —
8.Вербальное поведение —
Гетерогенный бихевиоризм —
Ватсон и вокальное мышление —
Речь для социального контроля: Грейс де Лагуна и Джон Марки —
От Штумпфа до Блумфилда —
Макс Мейер —
Альберт Пол Вайс —
Леонард Блумфилд —
Бихевиористское наследие Блумфилда: Зеллиг Харрис и Ноам Хомски —
Психолингвистика Кантора —
Бурр Фредерик Скиннер —
Теория медиации —
Семантическое кондиционирование —
Анализ Кофера и Фоли.Продолжение примечания: Теория Чарльза Осгуда и измерение значения —
Хобарт Моурер: предложение как устройство обуславливания —
Ретроспектива —
9. Речевые акты и функции —
Филип Вегенер и Адольф Рейнах, пионеры —
Алан Гардинер : функции слова и предложения —
Карл Бюлер —
От Вюрцбурга до Вены —
Функции языка —
Модель «Органон» —
Двухполевая теория референции —
Дейктическое поле —
Поле символа: двухклассная система —
Принцип абстрактной ссылки —
Лексикон —
Синтаксис —
Состав —
Структура корпуса —
Звуковой поток —
Аксиомы Бюлера —
Бюлер и Пражская школа —
Функции и речевые акты в ретроспективе —
10.Овладение языком: Обилие данных, недостаток теории —
Клара и Уильям Стерн —
Ведущие ученые и исследовательские группы двадцатого века до «когнитивной революции» —
Майкл Винсент О’Ши —
Иван Георгов и исследования справка —
Жюль Ронья и Миливой Павлович. Продолжение записи: Скандинавские дневниковые исследования: Отто Джесперсен —
Жак ван Гиннекен —
Эмит Фрошель —
Жан Пиаже —
Лев Семенович Выготский —
Элемер Кеньер —
Давид и Роза Кац —
Йосиказу Охваки —
Овиде Декроли —
Институты защиты детей —
Майкл Моррис Льюис и его источники —
Антуан Грегуар —
Роман Якобсон —
Александр Гвоздев и Вернер Леопольд —
Рост словарного запаса и сложности произношения —
Исследования развития звуков речи —
От первых криков до слов: Льюис, Бюлер и Хетцер —
Физиология, окружающая среда и наследственность в раннем звукообразовании: Грегуар и ван Гиннекен —
Усвоение звука и ранние слова детей: Роттгер диссертация —
Якобсон по универсалиям фонологического развития —
Институты защиты детей по раннему звуковому развитию —
Звуковое развитие в дневниках Гвоздева и Леопольда —
Язык приобретение в двуязычной среде —
Retrospect: данные, теория и метод.Продолжение заметки: 11. Язык в мозгу: соблазны холизма —
Жозеф Жюль Дежерин —
Пьер Мари —
«Деконструкция» Пьера Мари —
Дебаты об афазии —
Последствия —
Ответ Германии : Хьюго Липманн —
Продолжающаяся немецкая традиция —
Карл Вернике —
Помощники Вернике —
Константин фон Монаков —
Психологический подход к аграмматизму: Арнольд Пик —
Ответы на выбор —
Карл Клейст —
Теория адаптации Макса Иссерлина —
Генри Хед: целостный взгляд на теорию афазиологии —
Слова как единицы речи —
Центры и их поражения —
Адаптация —
Афазические синдромы —
Локализация —
Методология —
Курт Гольдштейн и единичное исследование —
Холизм и организменный подход —
Общие последствия повреждения мозга —
Инструментальные средства и абстрактный язык —
Внутренняя речь —
Языковые функции —
Формы o f нарушение языка —
Локализация —
Эпилог —
Роман Якобсон —
Теодор Вайзенбург и Кэтрин МакБрайд: афазия разнообразна.Продолжение заметки: Другие американские вклады —
Александр Романович Лурия —
Системный подход —
База данных —
Структура речевой активности —
Фонематический анализ —
Системы височных долей —
Фронтальные системы —
Теменно-затылочные системы —
Ретроспектива —
12. Эмпирические исследования речи и использования языка —
Восприятие и производство речи и языка —
Восприятие согласных и гласных —
Подход Харви Флетчера к разборчивости —
Восприятие слов : шум и количество альтернатив —
«вербальный сумматор» Скиннера и смещение ответа —
Речевые ошибки —
Артикуляция —
Задержка речи —
Значение —
Ассоциации —
Масштабирование —
Значимость —
Контент-анализ —
Фонетическая символика —
Метафора и физиогномика —
Вербальное обучение и память: порядки аппроксимации —
Статистический подход —
Ранг-частота распределение —
Частотно-количественное распределение слов: Закон Ципфа —
Закон Ципфа в ассоциациях —
Разнообразие слов в языковом употреблении.Продолжение заметки: Йоль по статистике стиля —
Частота слов и порог распознавания —
Частота слов и ассоциация слов —
Переходные вероятности —
Индивидуальные различия —
Лингвистические способности —
Проективно-клинический —
Личность —
Чтение —
Текст Эдмунда Хьюи —
Тахистоскопические исследования —
Исследования айтрекинга —
Парадигма Струпа —
Ретроспектива —
13. Новая кросс-лингвистическая перспектива и лингвистическая относительность —
Вертикализм —
Горизонтализм —
Артур Хокарт —
Франц Боас —
Эдвард Сепир и лингвистический релятивизм —
Мировоззренческий подход и лингвистический релятивизм —
Иоганн Лео Вайсгербер —
Бенджамин Уорф, лингвист-самоучка —
Горизонтализм Уорфа —
Уорф о лингвистическом релятивизме —
Универсализм Уорфа —
Уорф и общественные интересы —
Четкий язык —
Леди Велби-Грегори —
Голландский Significa —
Общая семантика —
Джордж Оруэлл —
Некоторые советские мысли —
Исследования относительности по Сепир-Уорфу.Продолжение заметки: Конференция 1953 года по языку в культуре —
Эксперименты по кодируемости: Эрик Леннеберг и Роджер Браун —
Кодирование выражений лица —
Грамматические категории и познание —
Ретроспективный взгляд: вердикт Джона Кэрролла —
14. Психология языка во времена Третьего рейха —
Язык, раса и мировоззрение —
Гамбургский конгресс Немецкого психологического общества 1931 года —
Лейпцигский конгресс Немецкого психологического общества 1933 года —
«Восстановление» 1933 года университеты —
Уильям и Клара Стерн —
Эрнст Кассирер —
Хайнц Вернер —
Курт Гольдштейн и Адхемар Гельб —
Вольфганг Колер —
Давид и Роза Кац —
Макс Иссерлин —
Отто Зельц — —
1933-1938: некоторые дальнейшие разработки —
Австрийский аншлюс —
Судьба Бюлерса —
Фрида Эйслер —
Эмиль Фрошель —
Роман Якобсон —
Николай Трубецкой —
Немецкий невролог военное время —
Фридрих Кайнц —
Ретроспектива —
пт.4 Психолингвистика восстановлена. Продолжение примечания: 15. Послевоенная психолингвистика, до Хомского —
Конференция 1950 года по речевой коммуникации —
Британская сцена —
Некоторые дальнейшие разработки в области изучения мозга и языка —
Советский Союз —
Германия —
Соединенное Королевство —
США —
Франция и Бельгия —
Италия —
Канада: Уайлдер Пенфилд и электрическая стимуляция мозга —
Геза Ревес и Амстердамский симпозиум по мышлению и речи —
Старые и Новое в развивающей психолингвистике —
Изучение второго языка и двуязычие —
Экспериментальные исследования овладения языком —
Состояние общей психолингвистики с 1951 года.

История психолингвистики: дохомская эра Левелта, Виллем: Новое (2014)

Синопсис:

Как нам удается говорить и понимать язык? Как дети приобретают эти навыки и как их поддерживает мозг? Эти психолингвистические вопросы изучаются уже более двух столетий.
Хотя многие психолингвисты склонны считать свою историю началом Хомской «когнитивной революции» конца 1950-х / 1960-х годов, история эмпирической психолингвистики на самом деле восходит к концу 18 века.Это первая книга, которая всесторонне рассматривает эту «дохомскианскую» историю. В нем рассказывается увлекательная история врачей, педагогов, лингвистов и психологов, создавших эту дисциплину, и рассказывается о том, как они сделали свои важные открытия о языковых областях мозга, о высокоскоростном доступе к словам при разговоре и слушании, о изобретение ребенка синтаксиса, нарушение речи у пациентов с афазией и многое другое. Книга — это история идей, а также мужчин и женщин, чей интеллект, блестящие идеи, причуды, заблуждения, сотрудничество и соперничество создали эту дисциплину.
Психолингвистика имеет четыре исторических корня, которые к концу XIX века слились. К тому времени была создана дисциплина, обычно называемая психологией языка. Первым корнем была сравнительная лингвистика, которая подняла вопрос о психологическом происхождении языка. Вторым корнем было изучение языка в мозгу, первооткрывателем которого был Франц Галль, а главными вехами были открытия Брока и Вернике. Третий корень — дневниковый подход к развитию ребенка, восходящий к «Эмилю» Руссо.Четвертым корнем был экспериментальный лабораторный подход к речи и языковой обработке, который произошел от ментальной хронометрии Франциска Дондерса. Вильгельм Вундт объединил эти четыре подхода в своей монументальной книге Die Sprache 1900 года. Эти четыре точки зрения психолингвистики продолжились и в 20 веке, но в весьма различных рамках. Это была немецкая психология сознания и мышления, швейцарско-французский и пражско-венский структурализм, русский и американский бихевиоризм и почти агрессивный холизм в афазиологии.Помимо обзора всех этих точек зрения, в книге рассматриваются глубокие разрушения в этой области во время Третьего рейха и его оптимистическое, мультидисциплинарное возрождение в 1950-х годах с математической теорией коммуникации в качестве основного стимула.
Эта книга, представляющая одну из выдающихся фигур в этой области, станет важным чтением для всех лингвистов, психолингвистов и психологов, интересующихся языком.

Об авторе & двоеточие;


Виллем Левелт, Почетный директор Института психолингвистики Макса Планка, Нидерланды

Виллем Левелт — заслуженный директор Института психолингвистики Макса Планка в Неймегене, Нидерланды, который он основал в 1980 году.Он также является почетным профессором психолингвистики в университете Неймегена. Он имеет докторскую степень по психологии в Лейденском университете (1965), был научным сотрудником с докторской степенью в Гарвардском университете, приглашенным профессором в Иллинойском университете, полным профессором психологии в Гронингенском университете, членом Института перспективных исследований в Принстоне (1971 год). -1972), профессор экспериментальной психологии в университете Неймегена, а с 1980 года — научный член Общества Макса Планка. Он опубликовал множество публикаций по психофизике, математической психологии и психолингвистике.Его книги включают «Бинокулярное соперничество» (1965 г.), «Формальные грамматики в лингвистике и психолингвистике» (3 тома, 1974 г., переиздано в 2008 г.) и «Разговор: от намерения к артикуляции» (1989 г.).

«Об этом заголовке» может принадлежать другой редакции этого заголовка.

История психолингвистики в дохомскую эпоху

А История психолингвистики в дохомскую эпоху
Как мы говорим и как мы понимать язык? Широко распространено мнение, что научное изучение этих уникальные человеческие способности были проявлены в 1950-х годах с появлением Ноама Хомского генеративная лингвистика.Действительно, современная психолингвистика получила большой импульс от этой «когнитивной революция », но эмпирическое исследование того, как мы говорим и слушаем, и как дети приобретение этих удивительных навыков уходит корнями в конец 18 века. К концу XIX века психология языка была признанной наукой и область бурно развивалась до Второй мировой войны. Возникла эмпирическая психолингвистика. из четырех корней. В Венский инженер Вольфганг фон Кемпелен потратил 20 лет на создание «говорящей машины».Его книга 1791 года содержит точное руководство по строительству. Копии построены и действительно, машина может озвучивать сложные высказывания, такие как Leopoldus Воронеж . Это первая серьезная рабочая модель голосового тракта. В течение В 19 веке изучение речи стало экспериментальным занятием. Это стало возможным точно измерить «мысленные длительности», связанные с именованием картинки, цвета или числа. Психологическая лаборатория Вильгельма Вундта в Лейпциге, первая в своем роде стала колыбелью экспериментальной психолингвистики. Франц Иосиф Галл, также в Вене, был первым, кто разработал серьезная анатомия мозга в последние два десятилетия 18 века. Его классы вскрытия там, а затем и в Париже привлекли некоторых из лучших медицинских студенты. Галл предложил теорию, согласно которой умственные способности, такие как память на слова были локализованы в определенных областях мозга. Чем сильнее такой врожденная способность, тем больше соответствующая область мозга. Эта идея никогда не была полностью потерялся в нейробиологии. Продвинутая анатомия мозга Поля Брока позволил в 1865 г. локализовать важный регион, вовлеченный в производство речи в левой лобной доле.С локализацией Карла Вернике второго региона, занимающегося пониманием речи, изучением языка в мозг стал зрелой главой психолингвистики. Жан-Жак Руссо Эмиль 1762 года призывал к реформе образование, «естественное» образование без тренировки. Призыв Руссо к осторожности наблюдение за детьми инициировало ведение дневников родителями и учителя. Философ Дитрих Тидеманн первым опубликовал дневник в 1787. Он следует за развитием его сына в течение 30 месяцев с момента его рождения и включает ряд наблюдений о приобретении речи Фридрихом.Более дневники следовали в 19 веке, но дневниковые исследования стали настоящим бумом после Дарвина (1877) опубликовал свои собственные наблюдения о раннем развитии сына Уильяма. Продолжали появляться исследования овладения языками для разных языков. по сей день. Они стали важной базой данных для теорий овладение языком. Ученый санскрита Уильям Джонс сформулировал лексическое родство санскрита, греческого и латинского языков в своей 1786 г. лекция для Азиатского общества Калькутты. Такое сходство среди Индоевропейские языки наблюдались со времен средневековья, но зарождающиеся Романтическое представление об эволюции стало толчком к объяснению этих сходств. от общего происхождения этих языков.Должно быть, были какие-то протоязык, из которого произошли все языки в семье. Это подняло вопрос о том, как первобытные люди начали говорить такой простой протоязык. Как понял один из них, это была психологическая проблема. С тех пор эмпирическое исследование происхождения языка и языковых функций у человека общение было важной главой психолингвистики. Изучение появление языка, в частности языков жестов, по-прежнему является богатой главой психолингвистики.Мир не всегда царил в сообществе психолингвистов. Основные противоречия возникли вокруг мировой войны I. В европейской традиции всегда было само собой разумеющимся, что использование языка — это умственное явление. Но это было анафемой за появление Американский бихевиоризм. Речевые акты — это просто реакции на раздражители; нет ума посредничать между два. Но мир был буквально и серьезно нарушен во время правления Гитлера. режим. Европейские лидеры психолингвистики эмигрировали, в основном, в США. Штаты, в двух волнах.Во-первых, сразу после прихода Гитлера к власти в 1933 году почти немедленно приказал уволить еврейских сотрудников немецких университетов. Во-вторых, после австрийского аншлюса в 1938 г. и последующие вторжения по всему европейскому континенту. Это было только после Второй мировой войны зародились четыре корня психолингвистики опять же как междисциплинарная теория человеческого общения.

Развитие современной психолингвистики можно проследить в четырех основных периодах: период становления, лингвистический период. Период, когнитивный период и текущий период когнитивной науки.В период становления оба лингвистика и психология придерживались философии списка операций, которая полученные теоретические конструкции из наблюдаемых данных с использованием набора высокоэффективных явные и проверяемые операции. Структурализм был преобладающей парадигмой в лингвистике и определенные единицы, такие как фонема и морфема с точки зрения операционные процедуры. Бихевиоризм преобладал в психологии и также дал первенство перед наблюдаемыми данными, методологически ориентируясь на строгие экспериментальный план и статистический анализ данных.Лингвистический период характеризуется появлением трансформационной порождающей грамматики в лингвистике, за которым последовали его теоретическое доминирование над психолингвистическими исследованиями. Ноам Хомский, создатель трансформационной порождающей грамматики успешно доказал, что бихевиоризм, структурализм и теория информации, научные перспективы которые ориентировали психолингвистические исследования в период становления, не могли дать адекватное объяснение естественного языка, если оно основано на Философия списка операций.Он также утверждал, что дедуктивный подход был требуется, и эта лингвистическая теория имеет в качестве своей предметной области лежащую в основе компетентность спикеров, а не их реальное исполнение. По расширению, Психолингвистика также взяла за отправную точку изучение компетентности с изучение производительности второстепенной деятельности. Центральное место в грамматике было взяты в качестве основного предположения, с предложением, выступающим в качестве основной единицы в большинство психолингвистических экспериментов в этот период. Психолингвистические исследования в 1960-х годах проверяли, насколько количество и сложность мысленных операций выполнение во время обработки зависело от количества и сложности формальные преобразования, видимые в грамматическом происхождении этого предложения, как постулируется лингвистами.Поскольку генеративная грамматика была изначально интересовался природой человеческого языка, значительный интерес к изучению языка, а также к лингвистическим универсалии. Обычно считалось, что способность к овладению языком видоспецифичен и является генетически детерминированным атрибутом человека и человека. в одиночестве.
Когнитивный период задавался вопросом, какова внутренняя способность изучать язык действительно означает, и действительно ли то, что происходит, является набором общих принципы обучения.Основная посылка, лежащая в основе когнитивного подхода: зависимость языка от человеческого познания, представление о том, что язык но один из нескольких результатов более фундаментальных когнитивных процессов. В центральность и независимость грамматики были отвергнуты в пользу точки зрения, что когнитивные способности, описанные в грамматических описаниях компетентности, составляют только одно из проявлений человеческого языка, никоим образом не предшествующее и не независимое других когнитивных и поведенческих систем, участвующих в приобретении и использовании языка.Лингвистические структуры не изучаются независимо от семантических концепции и функции дискурса и, что более важно, когнитивные принципы следует полагать, что они управляют усвоением языковых структур. Таким образом, хотя лингвистическая теория продолжала играть роль в психолингвистических Теория и практика, роль не была такой директивной, как раньше. Психология 1970-х тоже начала разочароваться в лингвистической теории, учитывая ее ограниченную применимость к имеет дело с тем, как мы на самом деле производим или понимаем язык, а также с психологическими в исследованиях языковой обработки меньше ссылок на лингвистическую теорию.Существовали убедительные доказательства роли структуры поверхности в обработке, но не для преобразований. Деривационная теория сложности, предполагающая, что количество и сложность мысленных операций, выполняемых во время обработки, были функция количества и сложности преобразований, никогда не полученная достаточная поддержка для продолжения работы в качестве рабочей гипотезы. Вместо этого большая часть информация, полученная из экспериментальных результатов, была чрезвычайно информативен об обработке естественного языка и показал, что было много Из психолингвистических исследований можно извлечь больше, чем просто эту слабую гипотезу.
Последний и самый современный период в психолингвистике совпал с периодом развитие когнитивной науки как междисциплинарной деятельности. Психолингвистика теперь вовлечена в более широкую область исследований, а именно: природа знания, структура ментальных представлений и то, как они используется в умственных процессах, таких как рассуждение и принятие решений. Текущий психолингвистическая теория также отражает значительное теоретическое разнообразие в и психология, и лингвистика, но, тем не менее, огромное количество поистине междисциплинарной деятельности.Как никогда раньше, исследователи очень хорошо осведомлен о разработках в смежных областях, демонстрируя исследовательские цели и широта знаний, не ограниченная одной дисциплиной. Лингвисты и психологи больше не могут позволить себе игнорировать научные ответы в других области, которые сталкиваются с исследовательскими проблемами в их собственной области и объяснения, которые они им предлагают. Лингвистический подход, который мы видим в большей степени тот, который сводит ограничения обработки информации к учетная запись. «Правильность» грамматической теории уже не так яростно утверждал, что все грамматические теории могут быть внутренне «правильными»; это становится больше вопрос совместимости системы грамматического описания, настроен на проблемы и результаты психолингвистических исследований.В настоящее время язык все чаще рассматривается как символический процесс, часто ведущий к решения, основанные на знаниях, а не как окончательные и только интересные набор знаний. В свою очередь психологи снова интересуется ролью языковых структур в языковой обработке. Некоторые утверждают, что психолингвистика сейчас более активна, чем была с тех пор. 1960-е годы. Взаимодействие лингвистической структуры и языковой обработки может быть центральной темой психолингвистических исследований, но это взаимодействие сейчас подвергаются двойной и не менее важной строгости лингвистического анализа и психологический эксперимент.Хотя психология и лингвистика когда-то опять же равноправные партнеры в психолингвистическом предприятии, они не всегда придерживаться той же философии науки. Один из текущих вопросов — является ли система языковой обработки модульной или интерактивной, и многие Недавние исследования исследуют степень модульности или взаимодействия в системе. Лингвисты обычно отдают предпочтение гипотезе модульности, в то время как психологи их больше привлекали интерактивные объяснения языка и принципов обучения.Это захватывающее время для психолингвистических исследований с их потенциалом для способствуя точной и реалистичной науке о человеческом разуме, когнитивная наука.

Источников истории по «Психологии речевого общения»

Существует стандартная версия истории современной господствующей психолингвистики, которая подчеркивает необычайный взрыв исследований в середине двадцатого века под руководством Джорджа А.Миллер и Ноам Хомски. Повествование представляет собой резкий сдвиг от бихевиористских принципов к менталистическим принципам, основанным в значительной степени на трансформационной лингвистике. Более пристальный взгляд на литературу принижает историческое значение бихевиоризма, показывает преобладающую «предвзятость письменного языка» (Линелл в «Смещение письменного языка в лингвистике: его природа, происхождение и трансформации», Рутледж, Лондон, 2005, стр. 4) в психолингвистике. исследования, и возвышает некоторые теоретические и эмпирические взгляды конца девятнадцатого и начала двадцатого веков на язык и его использование до гораздо более важной роли, чем это считалось до сих пор.В соответствии с теоретической и методологической перспективой настоящей статьи, особенно уместно, чтобы немецкому филологу Филиппу Вегенеру «было отдано должное в анналах лингвистических наук» (Koerner 1991, p. VI *). В своем (1885/1991) Untersuchungen über die Grundfragen des Sprachlebens (Исследования, касающиеся фундаментальных вопросов жизни языка; наш перевод) он начал свои филологические исследования с исследования реальной речи в повседневной обстановке, а не с анализа чисто формальных состав.Более того, он сделал упор на понимание языка и локализовал эту функцию в слушателе. Совместимость с собственными исследованиями Вегенера является еще одним аспектом говорения, которым серьезно пренебрегали на протяжении всей истории исследований психологии речевого общения. Для него, как и для Эспера (In C. Murchison [Ed.], A handbook of Social Psyology, Clark University Press, Worchester, MA, 1935), основным и основным жанром диалогического дискурса был не постоянный разговор, а время от времени использование речи в связи с другими занятиями.И Бюлер (Sprachtheorie, Fischer, Stuttgart, 1934/1982), и Витгенштейн (Philosophische Untersuchungen / Philosophical research, Basil Blackwell, Oxford, 1958) также подчеркивали важность жанра случайной речи. Статья завершается обсуждением исторических сдвигов во взаимоотношениях психологии и лингвистики.

История психолингвистики: дохомская эпоха 9780198712213

Номер позиции eBay:

165132584247

Продавец принимает на себя всю ответственность за это объявление.

СИРРАХ НОМИС

II suxeN, yaW lemaB 62

рецептура G / htrowkcorB

эрихсрецекуол

HB4 3LG

МОДНИК ДЕТИНУ

: enohP69795760570

: [email protected]

Описание товара

)
Состояние: Предметная область: Психология развития, экспериментальная психология
UPC: 9780198712213 Высота Товара: 245 мм
ISBN: 9780198712213 Ширина Изделия: 174 мм
MPN: N / A Формат: Мягкая обложка
Рекомендуемый возрастной диапазон: 0-12 месяцев Издатель: Oxford University Press
Автор: Левелт, Виллем (почетный директор, Институт психологии Макса Планка, Год публикации: 2014
Название книги: История психолингвистики: дохомскианская эпоха Вес товара: 1308 г
Длина товара: 24.4 см Количество страниц: 672 Страницы
Язык: Eng EAN: 9780198712213
Информация о продукте
Как нам удается говорить и понимать язык? Как дети приобретают эти навыки и как их поддерживает мозг? Эти психолингвистические вопросы изучаются уже более двух столетий.Хотя многие психолингвисты склонны считать свою историю началом когнитивной революции Хомского, конца 1950-х — 1960-х годов, история эмпирической психолингвистики на самом деле восходит к концу 18 века. Это первая книга, которая всесторонне рассматривает эту дохомскианскую историю. В нем рассказывается увлекательная история врачей, педагогов, лингвистов и психологов, создавших эту дисциплину, и рассказывается о том, как они сделали свои важные открытия о языковых областях мозга, о высокоскоростном доступе к словам при разговоре и слушании, о изобретение ребенка синтаксиса, нарушение речи у пациентов с афазией и многое другое.

Идентификаторы продукта
Издатель Oxford University Press
ISBN-13 9780198712213
Идентификатор продукта eBay (ePID) 176458987

Основные характеристики продукта
Предметная область Психология развития, экспериментальная психология
Автор Виллем Левел,
Формат Мягкая обложка
Год публикации 2014
Количество страниц 672 Страницы

Размеры
Высота Изделия 245 мм
Ширина Изделия 174 мм
Вес изделия 1308 г

Дополнительные функции продукта
Название книги История психолингвистики: дохомская эра
Страна / регион производства Соединенное Королевство

Информация о продавце компании

Fishpond World Limited

Саймон Харрис

26 Bamel Way, Nexus II

Брокворт / Глостер

Глостершир

GL3 4BH

Соединенное Королевство

Политика возврата

После получения товара отмените покупку в течение

Стоимость обратной доставки

30 дней

Покупатель оплачивает обратную пересылку

Покупатель несет ответственность за возврат почтовых расходов.

Продавец принимает на себя всю ответственность за это объявление.

Почтовая оплата и упаковка

Стоимость пересылки не может быть рассчитана. Пожалуйста, введите действительный почтовый индекс.

Местонахождение товара: Глостер, Великобритания

Почтовая оплата в: Великобритания

Исключено: Пуэрто-Рико, Боливия, Гаити, Либерия, Никарагуа, Туркменистан, Парагвай, Маврикий, Сьерра-Леоне, Венесуэла

Выбрать страну: -Выбрать-Соединенное Королевство

Доступно 1 ед.Введите число, меньшее или равное 1.

Выберите допустимую страну.

Почтовый индекс:

Пожалуйста, введите действительный почтовый индекс.

Пожалуйста, введите до 7 символов в почтовый индекс

Время отправки внутри страны

Обычно отправляется в течение 15 рабочих дней после получения оплаты.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *