Изменение состояния сознания психология: в чем польза, и как достичь? — Блог Викиум

Содержание

Эксперты видят в измененном состоянии сознания будущее человечества — Российская газета

Одно из самых загадочных явлений психофизиологии — так называемые измененные состояния сознания, когда человек находится, например, в состоянии гипноза, медитации, религиозного экстаза и т.д. Что в это время происходит в его мозге? Какую роль могут сыграть подобные феномены в эволюции человека? Об этом корреспондент «РГ» беседует с ведущим научным сотрудником Института мозга человека РАН, доктором филологических наук Дмитрием Спиваком.

Российская газета: Недавно в западных СМИ появилось сенсационное сообщение, что в одной лаборатории у глубоко религиозных людей в мозге выявлена особая зона. Более того, когда они молятся, мозг работает в каком-то особом ритме. Может, это связано с тем, что верующий входит в измененное состояние сознания?

Дмитрий Спивак: Я не слышал о такой работе, так что комментировать не берусь, хотя звучит, честно говоря, странно. Теперь о том, что хорошо известно. В мозге до сих пор не было открыто никакой особой структуры или каких-то ритмов, отвечающих за религию, за духовные переживания. И мозгу нельзя навязать, скажем, определенный альфа-ритм, желая вызвать у человека религиозные переживания.

В то же время исследования в разных лабораториях мира показали, что глубоко религиозные люди лучше переносят операции, быстрее выздоравливают. Причем добиваются положительного результата без большого числа таблеток. Мы в своих работах выявили такую закономерность: чем религиозней человек, тем у него больше шансов дольше прожить, до конца жизни сохраняя активность и ясный ум. Конечно, речь идет о подлинной вере, которая составляет суть человека, его поступков.

РГ: Но почему религиозный человек быстрей выздоравливает, если, как вы сказали, в мозгу нет никаких зон религии?

Спивак: Может быть, работают другие механизмы. Например, японские ученые Касамацу и Хираи изучали с помощью электроэнцефалограмм буддистских монахов в состоянии медитации и выявили очень интересные явления. В самом начале у них более активно работали лобные доли левого полушария. То есть человек отдавал себе отчет, что он делает, может быть, вспоминал слова молитвы. Важно подчеркнуть, что при этом в мозге усиливались и синхронизировались альфа-ритмы. Показатель, что человек успокоился и готов к вхождению в измененное состояние сознания.

А дальше происходил быстрый сдвиг мозговой активности в правое полушарие, своеобразную «страну образов». После чего следовал провал в так называемое «океаническое чувство», когда человек теряет контроль над собой. Это похоже на переход ко сну. На данной стадии происходят необычные явления. Приборы регистрируют в мозгу появление «пачек» из десятка циклов тета-ритмов. Но самое любопытное, что именно в такие моменты и происходит озарение, знаменитое «эврика» Архимеда, когда человек решает сложные задачи, совершает открытия и даже предсказывает какие-то события и т.д. Более того, он находит в себе резервы, чтобы справляться со своими недугами.

РГ: Все это очень интересно, но какое отношение имеет к религии? Ведь речь идет о медитации, а ею может заниматься любой человек, и верующий, и атеист.

Спивак: О прямой связи этих результатов с религиозностью пока сказать трудно, но вот что любопытно. Японские ученые пытались понять, насколько глубоко погружаются в измененное состояние сознания монахи. Для этого они давали резкий щелчок, который должен был вернуть испытуемого к бодрствованию. Так вот, на мастера с опытом медитации 20-40 лет это практически не действовало, у него моментально восстанавливался тета-ритм. «Пачки» циклов как шли своим чередом, так и идут. То есть мастера не собьешь.

А вот ученик, который занимался медитацией несколько лет, мог и оставаться в глубоком погружении с тета-ритмами, а мог вернуться на стадию альфа-ритма. И уж совсем нестойкими оказались обычные люди — они возвратились в самое начало медитации.

Теперь о религиозности. В буддизме искусство медитации неразрывно связано с истинной верой. Поэтому в качестве гипотезы можно предложить, что мастер с его удивительной способностью погружаться в измененное состояние сознания еще и глубоко религиозный человек. Вера стала его сутью.

РГ: Все-таки медитация — это очень специфичный метод вхождения в измененное состояние. А вы изучали какие-то другие варианты? Скажем, экстрасенсов или людей под гипнозом?

Спивак: Мы исследовали женщин во время родов. Оказалось, что их мозг работает так же, как у человека с измененным состоянием сознания, в частности, наблюдается высокая активность в правом полушарии, активизация альфа-ритмов. Причем женщины глубоко религиозные во время родов входят в такое состояние гораздо чаще, чем нерелигиозные. Практика показывает, что они легче рожают, у них меньше осложнений.

Пока это только наблюдения, наука еще должна разобраться в данном феномене. Можно предположить, что изменение сознания позволяет легче преодолевать стрессы, и некоторым женщинам удается интуитивно в него входить. А религиозность может сделать этот путь более простым. Повторяю, это всего лишь одна из гипотез.

Но один практический выход очевиден. Можно попробовать научить женщин, которые готовятся стать матерями, входить в измененное состояние сознания, чтобы облегчить и сами роды, и весь последующий за ними пе риод.

РГ: Если измененное состояние сознания помогает и стрессы преодолеть, и болезни лечить, и в будущее заглядывать, то почему природа нас им не наделила?

Спивак: Я бы сказал, что всему свое время. Как до сих пор развивался человек? Его главная задача, как и у всех живых существ, — оставить потомство. Как говорится, отстрелялся, можешь уходить. Ты природе больше не нужен.

Но сегодня человечество подошло к некоему порогу своего развития. Объем знаний стал просто огромен. Чтобы его усваивать, а главное реализовывать себя, нам уже мало того, что дала природа. Нужно меняться, открывать в себе новые потенции. И может быть, один из вариантов будущей эволюции сейчас проигрывается на людях с измененным состоянием сознания.

психологическая и философская проблема в психиатрии (32)(Дремов С.В.)

Глава 3. ЭПИСТЕМОЛОГИЧЕСКИЕ ВОПРОСЫ ИЗУЧЕНИЯ ИЗМЕНЕННЫХ СОСТОЯНИЙ СОЗНАНИЯ В ПСИХИАТРИИ

3.2. Проблема нормативности измененных состояний сознания

Он перепутал существование представления с существованием сущности.

У Эко

Иллюзия сама является функцией культуры: это предполагает, что общепринятые значения нашего сознания маскируют реальные значения.

П. Рикер

Сознание может изменяться по разным причинам: от биологической угрозы жизни, осложненных условий жизнедеятельности, в ходе экспериментального исследования, психотерапевтической ситуации или психического заболевания. Во всех этих случаях открываются ранее не востребованные латентные уровни сознания, одновременно содержащие полярность «завороженности непосредственным» и той «болезненной иронии, в какой выражает себя одиночество бреда» (Фуко, 1997, с. 351). Если мы стремимся воссоздать первоначальное значение латентных уровней сознания, нам следует отказаться от понятий патологии, за которыми они скрываются. В этом отвлечении, отходе от самого средоточия психопатологических значений мы видим первый подготовительный шаг к констатации того, что, собственно, в связи с ИСС должно быть названо патологическим.

Приверженцы клинического подхода убеждены в том, что владение тонким клиническим анализом позволяет определить психическую патологию (вариант развития изменений сознания) уже на основании оценки статуса — при аналитическом вычленении дискретного состояния сознания. Заочно констатируя патологичность того или иного состояния сознания и диагностируя нозологическую форму, психиатр полагается на свою способность предвидеть развитие состояния, на собственные неосознаваемые ощущения (к примеру, на так называемое чувство шизофрении), на интуицию, приобретенную с опытом, но не на результаты определения психопатологического своеобразия изменений сознания.

Аналитическое мышление специалиста работает с опережением, интерпретируя не содержание того или иного уровня сознания, а собственные субъективные ощущения, заданные годами работы в клинической парадигме. Подобную виртуозность можно было бы даже приветствовать как свидетельство квалификации, если бы наработка клинического опыта не шла параллельно с формированием стереотипов, оценочных клише, отказ от которых означает выход за рамки парадигмы. Между тем, психический статус и клиническая парадигма, в которой формулируется клинический диагноз, не дают достаточной информации даже для разграничения нормы и патологии.

Выявление «особого оттенка, особого видоизменения (синдрома), облегчающего диагноз» (Руководство по психиатрии, 1983, с. 81), и определение уровня сознания, в пределах которого этот синдром видоизменяется, — процедуры разного порядка. В первой, которую следует назвать частной, речь идет о поисках дефиниций в рамках одной парадигмы, и здесь, как было отмечено, возможно не только смешение оценок статики и динамики, но и определение каждого латентного уровня сознания как заведомо патологического. Во второй — предполагается непредвзятая оценка иерархической структуры сознания, акцент на феноменологическом выявлении уровня сознания и его места в иерархии. Легко заметить, что изучение структуры сознания — более общая процедура, и хотя известно, что частное подчиняется общему, на практике чаще происходит обратное — клиническая оценка заслоняет собой структурную.

Две познавательные процедуры — определение уровня сознания как элемента в целостном континууме его изменений и клиническая интерпретация содержания уровня, фиксирующая его в диагностической оценке, -остаются неразличимы. Это вызвано ранее отмечавшимся редукционизмом в подходах к сознанию в психиатрии, принятие которого равноценно отказу от поиска требуемых методологических оснований для изучения психопатологических феноменов в связи с изменениями сознания. Чаще всего латентные уровни сознания (ИСС) в традиционном психопатологическом ракурсе получают негативную характеристику, состоящую из перечня недостатков, на основании которых они отличаются от поверхностного уровня бодрствования. Бодрствующее сознание не может, вопреки всем контраргументам, позволить себе никакой способности к изменению. Все, что с ним не согласуется, неизбежно оказывается отклоняющимся и потому должно подавляться. Как результат, ИСС низводятся до состояний, имеющих лишь психопатологические обозначения. А это приводит к тому, что ряд феноменов психической жизни заведомо рассматривается как «аномалия экстравертированного сознания, которую любой ценой нужно устранить» (Годфруа, 1992, с. 139).

За увлеченным поиском нозологической окраски синдрома общее представление о том, что синдром с определенностью может указывать лишь на тот или иной регистр, на ту или иную степень глубины уровня сознания, становится частностью. И хотя, как справедливо отмечают Н.А. Корнетов и А.А. Шмелев (1996, с. 3-4), «в синдроме локализуется информация как о прошлом, так и о настоящем и будущем», при изолированно клиническом подходе многообразие причин и факторов, приводящих к высвобождению содержания того или иного уровня, возможные перспективы развития синдрома рассматриваются, скорее, в исключительных случаях. Что психотическая феноменология уровня еще не есть вписываемый в нозографию психоз, просто забывается.

Здесь возможен упрек в искаженной интерпретации диагностической процедуры. Мы можем услышать, что грамотный психиатр якобы устанавливает наличие психического расстройства не на основании отдельного синдрома, а выявляя синдромокомплекс — группу синдромов, относящихся к разным уровням сознания и ассоциированных в одном статусе. Да, это то, что должно быть, но не то, что есть. В действительности патология констатируется при выявлении одного-единственного (ни с чем не ассоциированного) синдрома. Примером тому служит синдром психического автоматизма. Ни в одной ортодоксальной клинической школе человек с данным синдромом не будет определен как психически здоровый. Дискуссии могут носить лишь частный характер, а их результаты определяются приверженностью исследователя тому или иному внутрипарадигматическому направлению. Вопрос о диагнозе, к примеру, шизофрения это или аффективные расстройства, решается в зависимости от частных клинических предпочтений каждого исследователя, от его авторитета и даже от ораторского искусства. Между тем, разграничение нормы и патологии и конкретный диагноз, как представляется, не должны зависеть ни от парадигмы, представляющей собой маргинальное клиническое мировоззрение, ни от отдельной школы, ни от личности исследователя. Как свидетельствуют работы этнологов, в обществах, конституализирующих ИСС и принимающих нормативность содержания латентных уровней сознания, психические автоматизмы, воспринимаясь в совершенно ином контексте, значительно реже заканчиваются психической дезинтеграцией. Таким образом, существует принципиальная возможность внепсихопатологического развития изменений сознания, даже если они и сопровождаются известными клиническими феноменами. Существенным представляется тот факт, что на динамике ИСС сказываются не только начальные причинно действующие факторы, но и социокультурные условия. Среди этих условий немаловажную роль играет адекватно сформулированная система оценок, принятие того или иного измененного состояния сознания как патологического или нормативного.

Пока мы не определились с основаниями, позволяющими интерпретировать содержание ИСС как болезненное, мы считаем любое латентное состояние сознания нормативным и отметим, что, поскольку обоснованы исследования социальных факторов, участвующих в развитии психического заболевания, то столь же обосновано внимание к названиям, определениям, участвующим в механизмах социального нормирования поведения. Оценка зависит от распространенных коллективных представлений о реальности, и здесь, как пишут П.Л. Бергер и Т.Лакмэн, «психологические теории являются элементом социальной характеристики реальности» (1967; цит. по: Голмэн, 1996).

Известно, что сформированная в клинической парадигме внутренняя картина болезни может стать второй натурой человека и, как показали многочисленные наблюдения, способна влиять на развитие заболевания. Наиболее известные примеры негативного влияния дают случаи госпитализма и ятрогении, рассматриваемые обычно в контексте взаимоотношений врач — больной, клиника — пациенты. Пожалуй, не меньшую значимость имеют и ятрогении контекста общество (коллективное сознание) — индивид (индивидуальное сознание) и предзаданное парадигмой восприятие определенного контингента в качестве безусловных пациентов. Используемая научная терминология становится не только метаязыком общения специалистов, но и составной частью мировоззрения, культуры, т.е. коллективного сознания. Э.Дюркгейм (1995, с. 19) писал, что от «социального престижа», которым окрашиваются некоторые представления, зависит специфика социального принуждения, давление, оказываемое группой на индивида. Частный пример психоанализа демонстрирует, как положения, сформулированные в научных кругах, получают философско-мировоззренческую интерпретацию и, становясь достоянием культуры, оказывают влияние на индивидуальное и коллективное сознание. До появления учения 3.Фрейда просто не существовало пациентов, обремененных комплексами Эдипа, Электры, кастрации и пр. Сформулированные представления создают нас — структурируют сознание, фиксируя мышление в законченных интеллектуальных построениях и определяют стереотипы поведения.

Мнения, оформленные в словах, не только создают картину мира, но и определяют наше восприятие нормативного. Научные теории, обусловливая дискретность общественного сознания, перекраивают и ограничивают естественную динамику индивидуального сознания, участвуют в детерминации индивидуального коллективным. Для того, чтобы это неизбежное социальное принуждение строилось на гуманных принципах, необходима взвешенная научная (без обывательских оценок и психиатрического субъективизма) оценка состояний сознания, изучаемых в динамике. Этому противоречит принятый в психиатрии редукционизм, вытесняющий функциональные, ценностные и динамические аспекты сознания за пределы традиционного изучения синдромологически очерченных состояний сознания. Строя терапевтическую практику, мы ориентируемся на собственные понятия и представления. Мы зависим от них, убеждая себя в объективности субъективно выбранного ограничения, в возможности интерпретировать феномены сознания как нормативные или патологические лишь на основании анализа дискретных состояний сознания, с позиции бодрствующего предметного сознания. Мировоззрение специалиста, влияющего на процесс изменения сознания, должно быть шире принятых в обыденном сознании оценок и богаче парадигмальных установок, если учесть, что последние в силу своей собственной неизбежной ограниченности способны оказывать негативное влияние на естественную динамику сознания. Непредвзятый анализ ИСС, как нам представляется, нуждается в предпосылках, заданных не парадигмальными традициями, а объективной данностью структурно-функциональных аспектов сознания. В обратном случае рассуждения о гуманности в психиатрии остаются декларациями.

Данные зарубежной литературы (Fillips, 1967; Hernacka, Zakowska-Dqbrowska, 1979) и проведенные нами исследования (Сёмин, Агарков, 1997) свидетельствуют, что повышение психиатрической грамотности, т.е. усвоение предзаданных клинической парадигмой симптомов, умение распознать их, без гуманизации общества, без переоценки и должного понимания экзистенциальной ситуации душевнобольных способствуют лишь уменьшению терпимого отношения к пациентам.

Изменение ситуации, по крайней мере, определение теоретических предпосылок к этому, требует обращения к ценностным проблемам. Необходимо преодолеть сложившееся представление о том, что аксиология не является разделом психиатрии. Это традиционное и очень простое решение основывается на не выдерживающих критики предпосылках. Нужно признать, что в клиническое познание входит ценностное отношение, обусловленное объективно существующими временными тенденциями и вневременными экзистенциальными параметрами психики исследователя (интерпретатора). Как пишет Н.Гартман[3] (1995, с. 638), «научное историческое сознание начинает с того, что устанавливает по отношению ко всему дистанцию, но этим не освобождается от связанности». Пользуясь клиническим научным методом и осознавая тот или иной феномен как патологический, психиатр спрашивает себя, насколько он объективен, но не задается вопросом, чем привлекательна для него лично эта объективность, не задумывается, насколько его оценка обусловлена тем, что его собственное сознание, способы мышления сформированы исторически и насущной потребностью адаптации в обществе. Чаще всего для определения аномальности используется такой критерий как возможность психологического понимания (вчувствования). Когда используется этот сугубо психологический (субъективный) критерий, необходимость объяснять, почему личность или душевный процесс объявляются аномальными, просто отпадает (Кронфельд, 1934)[4] Между тем, от способности осознать аксиологический аспект диагностической процедуры, т.е. определить долю привнесенных в нее субъективных мотивов, зависит объективность оценки.

Неосознанная резиньяция перед этим вопросом ведет к отказу от поиска смысла в содержании латентных уровней сознания, к обозначению последних с помощью фиктивно-окончательных представлений о болезни и к поддержанию распространенного убеждения в существовании касты психиатров, познавших сущность болезни и способных с ней справиться. Внутренняя неуверенность адептов такого подхода отмечена в художественной литературе: «Но вот звонок в передней. Авось доктор. Точно, это доктор, свежий, бодрый, жирный, веселый, с тем выражением — что вы там чего-то напугались, а мы сейчас вам все устроим. Доктор знает, что это выражение здесь не годится, но он уже раз навсегда надел его и не может снять, как человек, с утра надевший фрак и едущий с визитами» (Толстой, 1987, т.11, с. 83). Убежденность врача в абсолютной истинности парадигмы и поведение, демонстрирующее свою осведомленность, неуместно в психиатрии, которая ограничивается анализом внешней стороны расстройств и игнорирует субъективные аспекты заболевания[5]. Наличие тезауруса клинических понятий («словаря патологий» — К. Юнг) не означает еще понимания смысла описываемых феноменов. При всей высокой специализации лексики используемых обозначений феномены психопатологии фактически остаются неясными как для пациентов, так и для самих врачей[6].

Несмотря на все достижения психиатрии, мы пока еще пребываем в ситуации, обрисованной Э.Ю. Соловьевым. »Врачу сплошь и рядом приходится иметь дело с пациентом, убежденным в том, что болезнь есть открытая и полностью освоенная медициной сущность, которая вселилась в него. В лице врача пациент ищет хозяина этой сущности, который прикрикнет на нее и быстренько отзовет обратно, как покорную собаку» (Соловьев, 1966, с. 100). Эта иллюзия может обернуться и тем, что наряду с большой зависимостью пациентов от врача в психиатрии велика вероятность «разобожествления» врачебного имиджа всезнания именно со стороны пациента. Пациент «находится в распоряжении разумных людей; включаясь в их мир, он, как и его болезнь, присутствует на правах вещи… собственности, которую они демонстрируют и передают друг другу…, но сам он немедленно разоблачает всю двусмысленность подобного обладания… он потому и выступает для разума объектом присвоения, что является для него предметом первой необходимости… затрагивающей само содержание разума» (Фуко, 1997, с. 344-345). Переживание содержаний латентных уровней сознания открывает потерявшему социальный престиж пациенту возможность чувствовать слабые «места» в сознании его респектабельного опекуна. «Малейший сбой, непорядок, помеха, и она (старшая медицинская сестра. — Авт.) превращается в белый тугой комок ярости, и на комок этот натянута улыбка. Она ходит по отделению, лицо ее между носом и подбородком надрезано все той же кукольной улыбкой, то же спокойное жужжание идет из глаз, но внутри она напряжена, как сталь. Я знаю это, — говорит душевнобольной индеец из известного романа К.Кизи (1988), — потому что чувствую». Причем, речь может идти не только о психологических изъянах, а о вытесненном иррациональном содержании латентных уровней, по отношению к которому врач, играя социальную роль «сторожа» сумасшествия и «защитника» от неясной опасности (Фуко, 1997, с. 357), сам установил безопасную дистанцию.

По условиям своего существования специалист самой высокой квалификации нуждается в психологической защищенности и склонен воспринимать собственное социально детерминированное сознание (типические в культуре способы восприятия, представления и пр.) за нормативное. Видимость защищенности, которую дает парадигма, объясняет ее устойчивость и приверженность парадигме многих профессионалов. В результате психическую патологию мы невольно рассматриваем отстраненно. По В.Б. Миневичу (1991, с. 20), «это — «вид с горы» — наблюдение явлений, происходящих в долине». Данная субъективность в оценке нормы и патологии, «объективированная» парадигматически, тиражируется в каждой конкретной ситуации, в связи с каждым конкретным специалистом. «Личное из работ вытесняется, и внешне создается впечатление объективности. На самом деле никакой объективности быть не может: даже если рассматривается какой-либо биологический показатель, интерпретация данных зависит от школы ученого (соответственно — личного пристрастия)» (Миневич, 1994, с. 5). Обусловленность системы оценивания историческим сознанием вносит субъективность и в реализацию парадигматически освященных («объективных») методов, замыкая тем самым кольцо взаимозависимости методологии, теории и практики. И первое, и второе, и третье объединяются единым принципом конвенциализма. Гносеологическая слабость такого конвенциализма предельно заострена Т.Зацом (см.: Саймон, 1996, с. 78). «Разве химики голосуют по периодической системе элементов?

А физики — по атомной массе углерода?» — спрашивает американский радикалист от психиатрии. По Т.Зацу, «решать голосованием, болезнь некое явление или нет- это уже не наука, это политика». Во многом эта политика предопределена тем фактом, что в сознании больного врач наталкивается на своеобразную помеху — незавершенность и проблематичность собственной исследовательской мысли.

Согласно американскому философу Д. Голмэну (1996, с. 34), западные психология и культура отдают предпочтение одному определенному состоянию сознания — состоянию обычного бодрствования, что делает нас малосведущими и недоверчивыми к тому, что касается измененных состояний сознания. Это напоминание важно для тех, кто ратует за культуру врачебного (научного) мышления и при этом забывает, что абстрактно-логические паттерны его мышления -лишь часть гетерогенной структуры мышления и не способны приблизить к пониманию болезни, отдаляя его от больного[7].

Выдавая состояния сна и бодрствования за единственную норму сознания, пользуясь экстравертированным мышлением поверхностного уровня бодрствования, мы рискуем выдать средства изучения сознания за само сознание, а его латентные состояния — за бессознательное или патологию. Указанное обстоятельство проявляется наличием многочисленных бесперспективных подходов к определению критериев нормы[8] и диктует свои правила в практике.

Попытки преодолеть гносеологическую неполноценность оценок в психиатрии наталкиваются на твердую стену предзаданности нашего сознания и мышления социально-историческим уровнем коллективного сознания. Между тем эта проблема вполне разрешима. Достаточно отметить, что игнорирование психиатрами историзма собственного сознания и выработка конвенциальных критериев патологии идет параллельно с забвением генетического подхода к определению нормы[9]. В настоящее время мы серьезно учитываем лишь социальные аспекты функционирования психики, а когда она продуцирует естественные по своей культурно-исторической природе образы, мы называем их патологическими. Психический образ при этом заменяется парадигмальной категорией, симптомом, название которого блокирует наше познание психического во всем объеме. Как писал Дж.Хиллман (1996, с. 28), «вы никогда не коснетесь средних веков или другой культуры, если думаете, что это психоз». В свою очередь, возвращение к генетической эпистемологии, к анализу становления структуры сознания, подчиненной его функционально-динамическим аспектам, приводит нас к решению вопроса о дихотомии «норма — патология» в новом контексте. Новый контекст — это понимание того, что во всякой ситуации «присутствуют культурны%D

Дремов С.В., Семин И.Р.,

© Дрёмов С.В., Сёмин И.Р.
Измененные состояния сознания: Психологическая и философская проблема в психиатрии. — Новосибирск, Издательство СО РАН, 2001. — 204 с. ISBN 5-7692-0473-7
Ответственный редактор: Доктор психологических наук М.С. Яницкий
Рецензенты: Доктор медицинских наук Ю.В. Завьялов, Доктор философских наук Г.И. Петрова
Психиатрия в контексте культуры. Выпуск 5.Антропологическая психиатрия

См. также

Изменение состояния сознания (Реферат) — TopRef.ru

Изменение состояния сознания.

Теория сознания- как одно из основных направлений философии, является юным созданием, приобретением человечества. Она рассматривает сознание как особую действительность, специфический регион бытия, обладающий иными законами, нежели природная реальность. Тема сознания как совершенно особой сферы бытия впервые звучит в знаменитой “ Исповеди” религиозного мыслителя раннего христианства Августина Блаженного. Но особенно подробно идеи теории сознания начинают развиваться в конце 19 века начале 20 века. Возникает учение “ феноменология” , которое прямо ставит своей задачей изучать внутреннюю определенность сознания, то, что делает его отличающимся от внешнего мира.

Самая большая загадка на свете, над которой веками бьются лучшие умы человечества, это загадка сознания. Казалось бы, сознание- вещь наиболее нам близкая, потому что им обладает каждый, но нередко именно самое близкое обнаруживает себя как непонятое. Обратившись внутрь сознания, мы сразу попадаем в какое- то другое измерение действительности, на которое обычно совсем не обращаем внимания, чисто практически пользуясь его проявлениями и плодами. С того момента в раннем детстве, когда в нас пробуждается сознание, мы смотрим на мир только сквозь него как через хорошо промытое стекло и не замечаем его так же как воздух, которым дышим. Внимание к сознанию возникает лишь в тех случаях, когда что- то на нашем “внутреннем стекле” начинает нам мешать и беспокоить, возникают царапины из сомнений, неясностей, неуправляемых чувств. Для западной культуры, к которой мы так или иначе принадлежим, не характерно внимание к внутреннему миру. Страстное стремление во вне, покорять и переделывать действительность делает людей слепыми в отношении собственного сознания, и для многих оно всю жизнь остается “ неизведанной землей”. Давайте проведем небольшой опыт. Если посмотреть внимательно на какой-нибудь предмет, например на цветок, и отвернувшись, постараемся его представить. Мы получаем образ, который порой называют единицей сознания. Те черты, отличие между образом и реальным цветком, будут характеристиками идеального, того самого качества, которым обладает наше сознание по сравнению с внешним миром. Во-первых, идеальный образ принадлежит самому субъекту. В принципе, мы можем в своем воображении перекрасить цветок из красного цвета, в синий. Значит, выражаясь философским языком, идеальный образ субъективен по способу своего бытия. Однако, этот образ реального цветка на реальном подоконнике, и эту реальность мы можем подтвердить для себя как прикоснувшись к цветку, так и получив свидетельство других людей о том, что это не галлюцинация. Стало быть, содержание образа, как конкретно существующий цветок, достаточно объективно. Образ свидетельствует о том явлении, которое есть независимо от нас. Впрочем, в идеальных образах бывает разная степень объективности и субъективности. Даже вместе глядя на один и тот же предмет, люди могут видеть его по разному, то есть у них рождаются разные субъективные образы. Отображая зрением объективные вещи, мы понимаем, что они находятся вне нас, но все равно мы видим их по своему, и когда воссоздаешь образ, отведя взгляд, то особенно это заметно. Субъективность образа может играть с нами разные злые шутки, когда в сумерках мы принимаем пальто и шляпу на вешалке за стоящего человека или когда до хрипоты спорим о том, красив или некрасив наш общий знакомый.

Вторая существенная черта идеального образа, прибывающего в нашей голове, это то, что он не обладает физическими и химическими характеристиками. Пощупать реальный цветок мы можем, а тот, который живет в нашем сознании- никак. Идеальные образы незримы, неощутимы, они не являются частью нашего организма, имея совсем другую природу. Будучи невещественным, образ не имеет пространственных координат. Способность идеального отображения реальности предполагает такую черту сознания, как его двойственность. Кроме образа внешнего мира, у каждого из нас есть еще представление о собственной субъективности: образ “я”. У одних он более смутный, у других более яркий и отчетливый, однако каждый человек имеет то, что называют самосознанием. В самосознании мы переживаем и осознаем себя как субъекта активности, как деятеля и как такую уникальную форму в мире, от которой мы и отсчитываем все другие определения действительности. Живущее внутри нашего тела идеальное “я” становится тем пунктом, относительно которого выстраивается вся картина мира, начиная с геометрической: “право и лево, низ и верх” мы отсчитываем от себя, и лишь потом переносим на абстрактные карты, будь то карта Земли или карта Вселенной. Пробуждение сознания выводит человека из слепого и бессмысленного бытийствования к осознанному существованию. Самосознание выделяет нас из окружающей среды, из того фона, на котором развертывается наша жизнь. Камни тоже существуют, и деревья существуют, но они не знают об этом. Даже животные, обладающие психикой и порой достаточно развитой, не могут быть ровней людям, потому что не наделены самосознанием. Знают мир, но не знают себя, сливаются с непосредственным потоком ощущений и не способны сформировать отчетливое внутреннее ядро, подобное нашему “я”.

Возникновение самосознания означает появление субъективного времени. Только для человека существует прошлое, настоящее и будущее как особые, отдельные друг от друга внутренние состояния, разные временные модусы. Только он способен погружаться в море воспоминаний или витать в розовых мечтах, отрываясь от текущей жизни. Благодаря субъективному времени, выводящего нас за рамки настоящего момента, мы имеем сознание истории нашей жизни, сохраняем единство собственной личности, как бы она не менялась от детства до старости.

Самосознание дает человеку понимание своей индивидуальности, уникальности, неповторимости. Знаменитый мыслитель 17 века Блез Паскаль писал: “Человек- самое ничтожная былинка в природе, но былинка мыслящая. Не надо вооружаться всей вселенной, чтобы раздавить ее. Для ее умертвления достаточно небольшого испарения одной капли воды. Но пусть Вселенная раздавит его, человек станет еще выше и благороднее своего убийцы, потому что он сознает свою смерть. Вселенная же не ведает своего превосходства над человеком”. Самосознание человека становится особенно ясным и отчетливым, когда он специально обращает внимание на свой внутренний мир, делает его предметом анализа. Такой анализ называют рефлексией, а людей, погруженных в процесс самопознания- рефлектирующими.

Но при каких условиях существует и как возникает идеальный мир сознания?

Первый факт, который, как говорится, лежит на поверхности, это факт связи нашего сознания с головным мозгом. Конечно мыслит не мозг, а сам человек. Именно он, движущийся, действующий, ощущающий мир всеми частями организма, обладает сознанием и выделяет себя из фона окружающей среды. И все же главный “диспетчерский пункт” человека и главная “мастерская по изготовлению образов и мыслей” – это мозг. У человека это сложный высокоразвитый орган обладающий гигантскими возможностями и превосходящий по всем свойствам любой компьютер, из ныне существующих. Связь сознания с развитыми мозговыми структурами подтверждена всей историей науки, открывшей, что именно усложнение мозга позволяет живым существам переходить к более сложным формам поведения и представлений о мире. Значит мы можем утверждать, что идеальный мир сознания обусловлен наличием высокоорганизованной мозговой ткани.

Однако, наличие здорового человеческого мозга, помещенного в здоровом теле, еще не гарантирует того, что искра сознания непременно вспыхнет, и человек приобретет самосознание и ясный, богатый внутренний мир. Если маленького ребенка, ум у которого едва стал развиваться, оставить среди животных, то из него вырастит существо, напоминающее человека лишь физиологическим строением, но полностью лишенного сознания. Сознание можно развить только в условиях человеческой культуры. Нормальный младенец лишь тогда постепенно приобретет понимание себя и окружающей действительности, когда с ним постоянно обращаются по- человечески в прямом смысле слова. Сознание пробуждается в коммуникации, во взаимодействии с живыми людьми- носителями культуры и разума. Вот почему ребенок, растущий в семье с мамой и папой, братьями и сестрами развивается лучше и быстрее, чем тот, который предоставлен сам себе большую часть времени. Развитие и функционирование сознания требует активной вовлеченности ребенка в человеческий мир, со всеми его особыми законами. Если сравнить сознание с горящим пламенем, то можно сказать, что культура и общение- это топливо, которое поддерживает горение и не дает ему угаснуть.

В наши дни развитию сознания помогают: литература, телевидение, электронная техника. Когда мы читаем, смотрим либо играем, то мы вступаем в своеобразное общение авторами книг, фильмов, игр. Это важное средство саморазвития, но они односторонни, так как не ведем прямого диалога. Поэтому основой развития сознания сейчас, как и в былые времена остается живой контакт, несущий все богатство человеческих отношений и позволяющий освоить не только мысли других людей, но и чувства, не только увидеть, но и ощутить чужую субъективность, ее присутствие, получить не только знания, но и нравственные навыки.

Но понимание условий, при которых сознание есть, наличествует, функционирует, еще не дает нам ответа на вопрос о его происхождении. Почему возникло сознание? А может, оно и вовсе не возникало, а было всегда? На этот вопрос в истории философии есть две противоположные точки зрения.

Состояния сознания

Состояния сознания — Качественно разные состояния сознания: нормальное состояние, сон, транс, медитация и другие.

 


Абсанс
Разновидность эпилептического приступа, характеризующаяся кратковременным отключением сознания и «окаменением».
Деперсонализация
Изменение самосознания, для которого характерно ощущение потери своего Я и мучительное переживание отсутствия эмоциональной вовлеченности в отношения к близким, к работе и т.д.
Дефляция
Состояние сознания, характеризующееся внезапным возвращением к душевному равновесию и внутреннему спокойствию после также внезапно возникающих негативных аффектов. Антоним — инфляция.
Измененные состояния сознания
Сон и другие изменённые состояния сознания.
Кома
Нарушение деятельности сознания, характеризующееся отсутствием реакций на воздействия окружающего мира, включая болевые раздражители.
Медитация как метод изменения сознания
Медитация — древний восточный способ интроспекции человека.
Оглушение
Нарушение деятельности сознания, характеризующееся резким повышением порога чувствительности для всех внешних воздействий, когда восприятие затруднено, а действия заторможены.
Онейроидное состояние сознания
Расстройство сознания, характеризующееся сочетанием образов реального мира и фантастических представлений.
Психоделическое состояние
Нарушение сознания, вызванное приемом психоделиков, характеризующееся возникновением галлюцинаций, искажениями временной перспективы, нарушением схемы тела, изменением эмоциональных переживаний, нарушением процессов мышления, психомоторными нарушениями.
Сон
Периодическое физиологическое состояние мозга и организма человека и высших животных, внешне характеризующееся значительной обездвиженностью и отключением от раздражителей внешнего мира. У человека на сон уходит примерно треть отпущенного ему времени на жизнь. Когда он спит, ему присущи сновидения — субъективно переживаемые психические явления, периодически возникающие во время естественного сна. Интерес к сновидениям характерен для всех эпох человеческой культуры.

См. также

Психические состояния Сознание Психологический словарь

А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

 


   RSS     [email protected] 

«Медитация меняет работу мозга» | Harvard Business Review Russia

Феномены
Юлия Фуколова
Иллюстрация: Александр Байдин

Два года назад российские ученые открыли две научные лаборатории в буддийских монастырях в Индии и запустили уникальное исследование измененных состояний сознания. О том, что происходит с мозгом во время медитации, рассказывает руководитель проекта, экс-директор Института мозга человека, академик РАН Святослав Медведев.

HBR Россия: Что такое в вашем понимании измененные состояния сознания и почему их важно изучать?

Медведев: Это психологический термин, обозначающий целый спектр различных состояний. Каждый из нас в течение жизни не раз испытывал некоторые из них — например, сон или интенсивная деятельность, которая поглощает целиком. Когда вы готовитесь к экзамену, у вас возникает определенное внутреннее состояние. А если собираетесь на свидание с приятным человеком, состояние будет иное. Каждый раз происходит адаптация, то есть мозг настраивается на лучшее выполнение конкретной деятельности. По сути это и есть измененные состояния сознания. Очень много катастроф происходит именно из-за того, что человек не может управлять своим сознанием. Например, есть такое понятие, как монотония. Пилот самолета, выполняющего рейс из Гаваны в Москву, должен всю смену сохранять полную готовность, но когда ничего не происходит, следить за обстановкой довольно трудно. Аварии происходят неожиданно, и если человек потеряет несколько секунд на то, чтобы вникнуть в проблему, дело кончится плохо. Нам важно понимать, как управлять нужным состоянием сознания в течение длительного времени. Медитация является измененным состоянием сознания и очень удобной моделью для исследования.

Как возникла идея вашего необычного исследовательского проекта?

Когда я возглавлял Институт мозга РАН, мне приходилось больше думать о развитии организации. Но в 2017 году я оставил пост директора и смог заняться тем, что меня больше интересует — исследованиями сознания. До сих пор ведь нет даже четкого определения, что это такое, можно найти 10—15 различных формулировок. А проект вырос из нашего общения с Далай-ламой. Мы познакомились в 2009 году, и Его Святейшество поразил меня своим умом, доброжелательностью и чувством юмора. Расскажу маленькую историю. Передо мной на аудиенции был знаменитый актер Ричард Гир — он выходил из кабинета, кланяясь и не поворачиваясь к двери. Но я не буддист, чтобы так выходить, да еще могу упасть. Когда подошла моя очередь, Далай-лама встретил меня прямо на пороге, взял под руку, и мы одновременно сели в кресла. Поговорили полчаса, сделали фото, и он так же проводил меня к выходу. Попрощались в коридоре, и Его Святейшество как будто исчез. Так Далай-лама избавил меня от необходимости пятиться, и при этом ни один канон не был нарушен.

В 2018 году академик Константин Анохин предложил мне принять участие в диалоге российских и буддийских ученых «Понимание мира» в городе Дхарамсала, где находится резиденция Далай-ламы. Доклады буддистов были любопытными — многие утверждения показались неожиданными, но постепенно я нашел аналогии с западной наукой. Во время обеда я сидел с Его Святейшеством, и некоторые его слова поразили меня до глубины души. Он сказал: «Если я вижу, что буддийская догма противоречит данным науки, я считаю, что, без сомнения, нужно менять догму». Можете представить, чтобы представитель другой религии сказал что-то подобное? Еще Далай-лама рассказал о феномене тукдам. Согласно буддийским воззрениям, это особое состояние, когда практик умирает во время медитации, но его тело какое-то время остается нетленным. Когда о тукдаме рассказывают религиозные деятели, можно верить или не верить их словам, но если те же данные подтверждаются научными исследованиями, это уже объективный факт. Его Святейшество отметил, что было бы здорово совместно изучать нейрофизиологические механизмы сознания, исследовать работу мозга во время медитации. Я ответил, что можно попробовать.

Как вы объясняете, что такое медитация?

В переводе с английского медитация означает «размышление», так что в той или иной форме, в той или иной степени медитируем мы все. Написание статьи — тоже медитация. Далай-лама говорит, что медитировать может даже трехлетний ребенок. Надо начертить на земле полосу, дать ребенку в руки колокольчик и попросить его идти точно по линии, но так, чтобы колокольчик не зазвенел. И малыш будет концентрировать свое внимание на том, что делает. Во время медитации можно фиксировать разные физиологические реакции. Когда вы в уме решаете важную задачу или, скажем, составляете программу банкета, мозг будет работать по-разному.

Если медитируют, по сути, все, то почему вы решили работать именно с буддийскими монахами?

Для исследований нужна однородная группа. Изучать измененные состояния сознания у нетренированных испытуемых довольно сложно, к тому же с обычными людьми уже проводили множество экспериментов, опубликованы тысячи работ. В свое время ученые исследовали измененные состояния сознания во время физиологических родов, то есть когда процесс происходит естественным путем. Теперь появились и новые возможности. Можем провести небольшой опыт — закройте глаза и опишите мое лицо, которое вы только что видели. Думаю, вы скажете максимум 7—8 слов. А буддийский монах назовет десятки признаков. Во время медитации он может мысленно вживаться в какой-то образ, воссоздавать его или перевоплощаться в какое-то божество. То есть в этом плане монахи профессионалы, долго учатся и постоянно совершенствуются. Например, тантрические монахи медитируют много часов в день и способны в течение длительного времени находиться в одном и том же состоянии сознания. Вот почему они нам интересны. Но к тантрическим монахам нужен особый подход, необходима деликатность и осторожность, нужно завоевать доверие. Нам удалось завязать отношения с крупными монастырями и начать совместный проект.

Какие были сложности в организации исследования?

Я бы сказал, что это была одна сплошная научная сложность. Знаете, я в юности запоем читал фантастику, «Туманность Андромеды» Ефремова знаю почти наизусть. Мечтал о том, что можно будет полететь на другие планеты, вступить в контакт с другой цивилизацией. И в процессе исследования у меня было ощущение, что я нахожусь на планете, которая отделилась от нашей две с половиной тысячи лет назад и пошла своим путем. Буддийские монахи живут абсолютно в другом мире, у них иной тип мышления, другие ценности. Я лично ощущал себя как Васко да Гама или Колумб.

А как вам удалось договориться с монастырями? Все-таки Далай-лама им не начальник, он не может приказать.

Формально Далай-лама приказать не может, но буквально на всех внутренних собраниях он говорил: «Надо помочь нашим русским друзьям — это крайне важно и для науки, и для буддизма». В результате нам предложили организовать совместные психофизиологические лаборатории в двух крупных монастырских конгломератах в штате Карнатака. Мы привезли оборудование, которое там и останется. Торжественное открытие состоялось в 2019 году — присутствовали все настоятели монастырей юга Индии. Местная пресса назвала событие историческим: впервые за все время существования буддизма была создана научная лаборатория прямо в монастыре. Но если бы мы не привлекли к проведению исследований самих монахов, наверное, ничего бы не получилось.

То есть монахи не только были испытуемыми, но и сами проводили исследования?

Да, и как показала практика, это была правильная идея. Все-таки важно, чтобы монахи-испытуемые работали со своими коллегами, а не с непонятными иностранцами, это вызывает больше доверия. Мы отобрали восемь человек и привезли их на учебу в Москву и Санкт-Петербург. Организовали для них курс лекций, научили разбираться в электродах, снимать электроэнцефалограмму (ЭЭГ), обрабатывать результаты. Сводили их в Институт медикобиологических проблем, они даже полетали в аэродинамической трубе. Это настоящие энтузиасты. Один из них совсем молодой монах, в возрасте 10 лет он пешком прошел несколько тысяч километров из Тибета в Индию. В конце курса мы выдали слушателям специальный сертификат. Они гордились, что появился новый тип монахов — монах-исследователь. Сейчас обучение проходит уже третья группа из 25 человек, но уже онлайн.

Кто еще участвует в проекте?

В нашей команде ведущие исследователи мозга, физиологи, врачи, психолог, судебно-медицинский эксперт, математики, надеюсь, подключатся генетики. Это представители разных организаций: Института мозга человека РАН, МГУ им. М.В. Ломоносова, Института медико-биологических проблем РАН, отделения физиологии РАН и проч. Хотел бы отметить, что проект ни в коей мере не затрагивает буддийскую религию и философию, это исключительно физиологическое исследование. Мы используем только научные методы: снимаем ЭЭГ, замеряем температуру тела, уровень кислорода в крови. На сегодняшний день мы обследовали около 120 медитирующих практиков. Думаю, что наша выборка, участвующая в одном эксперименте, самая большая в мире.

Какие гипотезы у вас были перед началом экспериментов?

Был ряд гипотез, одни оправдались, другие нет, а какие-то еще только предстоит сформировать. Медитация — сосредоточение на чем-то, значит, по идее, она должна приводить к изменению связей с внешним миром. В нашем случае — к их уменьшению. Как можно это проверить? Мой хороший друг, член академии наук Финляндии Ристо Наатанен, в 1978 году открыл такое явление, как негативность рассогласования (Mismatch Negativity). Это электрофизиологический ответ нейронов коры головного мозга на любое изменение в относительно стабильном потоке внешних стимулов. Например, вы идете по лесу и ищете грибы. К обычному шуму леса вы уже привыкли, но в этот шум неожиданно вплетается что-то новое — треснул сучок. Вы сразу поднимаете голову: что такое? Или звук мотора — водитель его не замечает, но стоит мотору чуть-чуть застучать, как это привлекает внимание. Мозг создает определенную модель окружения — лес шумит вот так, мотор — вот так, а когда происходит отклонение, подключаются новые нейроны. Механизм действует всегда, даже если человек спит или находится в коме. На этом принципе основана работа так называемого «детектора ошибок», базового механизма работы мозга, который открыла Наталья Петровна Бехтерева.

Мы измерили негативность рассогласования у монахов в спокойном бодрствовании с закрытыми глазами и во время медитации. Фоном давали стандартные звуковые сигналы и время от времени девиантный тон, который немного отличался от остальных.

Что удалось обнаружить?

Мы увидели, что в процессе медитации меняется электрическая активность мозга в разных частотах, то есть медитация меняет работу мозга. И на разных ступенях медитации происходят разные изменения. Раньше таких выраженных изменений в обычных экспериментах мы не видели.

У монахов, которые находятся в глубокой медитации, негативность рассогласования значимо уменьшается, почти исчезает. Они действительно уходят от внешнего мира, ничего не видят и не слышат. Если вы погрузитесь в себя, то любой шум — например, телефонный звонок — вас оттуда вытащит. А мозг монаха никак не отреагирует. Это действительно важное открытие — мы доказали, что медитация на самом деле обрывает связь с внешним миром. Однако такой эффект мы наблюдали только у опытных практиков, у молодых монахов эта связь остается.

А как вы выяснили, кто хороший «медитатор», а кто послабее?

У монахов очень большой разброс в умении медитировать — опытных в нашей выборке было чуть больше трети. Спрашивать человека, какой у него уровень медитации, абсолютно бессмысленно, потому что ответ всегда будет один: «Что вы, я очень посредственно медитирую». Но если о своих навыках никто из монахов распространяться не будет, то рассказывать про коллег не возбраняется. Знаете, в любом научном институте вам сразу скажут, кто сильный ученый, а кто так себе, никакие индексы для этого не нужны. Так и в монастыре — люди живут, учатся и работают вместе годами, они многое знают друг о друге. На ЭЭГ мы также замечали, что молодые монахи отвлекались во время процесса, у них была более выражена разница между стандартным стимулом и девиантным.

Обычно испытуемые ведут себя иначе, если за ними наблюдают. Как можно медитировать, когда вокруг находятся исследователи с приборами?

Да, во время эксперимента состояние испытуемого может меняться. Но по результатам мы все равно видим, что в какой-то момент он полностью отключается, и ему уже неважно, наблюдают за ним или нет. Человек заканчивает медитацию и говорит, что ничего не слышал. Хотя в монастыре нет полной тишины: работает генератор, лают собаки, монахи перекрикиваются во дворе. Здесь можно вспомнить концепцию доминанты русского физиолога Алексея Ухтомского. Чтобы было понятнее, приведу яркий, но грубоватый пример. Представьте, что собачка гадит дома на ковер. Хозяин застал ее в этот момент и закричал, мол, прекрати немедленно. Только собачка не только не прекратит, но и постарается быстрее закончить свои дела. Любое внешнее воздействие только усиливает доминанту. Когда возникает такая сильная мотивация, то хоть кол на голове теши. Для опытных монахов медитация и была такой доминантой, так что шум им никак не мешал, даже наоборот.

Кроме того, мы разработали структурированный опросник — интересуемся, как человек медитировал, мешало ли ему что-то. Такой опрос занимает минут 40. Монахи-исследователи задавали вопросы испытуемым до сеанса медитации и после. По результатам интервью мы оценивали уровень практика, а также ощущал ли он дискомфорт во время сессии, который мог повлиять на результаты исследования.

Расскажите про тукдам — посмертную медитацию монахов. Удалось ли вам исследовать это явление?

Нам удалось исследовать 10 подобных случаев — это довольно много. Дело в том, что после наступления состояния тукдам может пройти много времени, прежде чем о нем дойдет информация. Поэтому мы использовали технологию Шерлока Холмса. Помните, как ему помогали молодые сорванцы и все для него разнюхивали? У нас тоже были помощники, которые собирали сведения, поэтому мы узнавали о появлении нового случая чуть ли не раньше всех остальных.

По какой причине эти монахи уходят из жизни?

Это естественная смерть, в основном в результате болезни, старости. Практик медитировал много часов в день в течение всей своей жизни и оказывался погруженным в медитацию также и в момент смерти. В буддизме считается, что тукдам проявляется именно тогда, когда опытный практик умирает во время глубокой медитации. Согласно источникам, а также свидетельствам очевидцев, его тело может не разлагаться в течение многих дней, нескольких недель, а иногда и месяцев после остановки сердцебиения и дыхания. Один монах, с которым у нас сложились дружеские отношения, рассказывал, как ушел в тукдам его учитель. Утром он попросил себя вымыть, потом сел в позу лотоса. Пришли его ученики, включили тихую музыку, зажгли ароматические курильницы, все вместе молились. В какой-то момент он вот так сидя и ушел — просто перестал дышать. И оставался в этой же позе 2—3 недели, с прямой спиной и поднятой головой. Потом через какое-то время голова упала набок.

Я слышал об этом явлении и раньше, но, честно говоря, не верил, пока не столкнулся сам. Могу поделиться личными ощущениями. Когда вы подходите к мертвому телу, возникает обычно чувство отторжения, что-то вроде брезгливости. Это происходит у всех, за исключением, пожалуй, патологоанатомов. А тут я вхожу в комнату человека, который умер 5 дней назад, но ничего подобного не ощущаю. Кажется, что перед тобой живой человек, просто он спит. Рука у него холодная, но кожа упругая, мышцы не скованы. Мы провели в помещении часа два или больше и не испытывали ни малейшего неудобства. Одного монаха мы обследовали день за днем в течение 37 дней после его смерти, и никакого запаха не было.

А после окончания тукдама тело все-таки разлагается?

Чудес не бывает, но динамика совсем не такая, как после смерти обычного человека. Через какое-то время, обычно через 3—4 недели, тело разлагается с очень большой скоростью, практически мгновенно. Или высыхает — происходит своего рода мумификация. Подчеркну, что мы использовали исключительно инструментальные методы исследования. Единственное, мы не изучали запах, поскольку у нас не было такого прибора. Да и газовый анализатор в Индии бесполезен, здесь слишком много запахов. Мы также привлекли судебно-медицинскую экспертизу, которая оценивает состояние тела. Эксперты подтвердили, что разложение, которое должно быть в обычных условиях, отсутствует. Если до сих пор о тукдаме говорили религиозные деятели, то мы впервые подошли к этому феномену с научной точки зрения.

Как бы вы объяснили это явление?

Мы предполагали, что состояние тукдама поддерживается какими-то искорками сознания. Но гипотеза не подтвердилась — никакой электрической активности мозга мы не зафиксировали. Значит, нейроны не работают, механизма сознания нет. Теперь нужен второй этап — инвазивные исследования (анализы крови, жидкостей тела и т. д.). Возможно, под влиянием медитации в организме монаха что-то происходит до или в момент умирания, выделяются какие-то вещества, которые предохраняют клетки от разложения. Это предстоит проверить в ближайшем будущем.

Какое научное значение в целом имеют результаты вашего исследования?

Когда мы изучаем сознание человека, то на самом деле исследуем главный вопрос философии — соотношение между идеальным и материальным. Наши мысли могут влиять на наше тело. Если тургеневской девушке сказать что-то нецензурное, она покраснеет, изменится кровенаполнение сосудов и т. п. В буддизме практикуются различные телесные техники — например, монах в мокрой рубашке может высушить ее на морозе, поскольку способен сознательно управлять температурой своего тела. Как он приводит себя в такое состояние?

Мы впервые доказали, что человек во время медитации сознательно воздействует на мозговой «детектор ошибок». Возможно, это открытие станет основой для лечения синдрома дефицита внимания и гиперактивности, а также больных наркоманией. Сейчас, кроме операции, практически нет методов лечения обсессивно-компульсивного синдрома. Но если мы научимся бороться с этими заболеваниями без операции, лишь воздействуя на сознание, увидим серьезный прогресс.

Каким образом? Придется обучать людей правильной медитации?

Если мы поймем, как человек управляет своим сознанием, то, возможно, откроем и механизм, как это происходит. О том, что ивовая кора снижает температуру и помогает заживлению ран, знали еще в древности. А потом из коры выделили ацетилсалициловую кислоту — известный всем аспирин. Оказалось, что лекарство действует намного эффективнее, чем кора. Если мы изучим, как именно медитация воздействует на сознание, выясним, что здесь является действенным агентом, то, скорее всего, сможем управлять сознанием и без длительного изучения этой практики.

На какой стадии сейчас находится ваш проект?

В исследовании посмертной медитации мы сейчас работаем совместно с доктором Ричардом Дэвидсоном из Висконсинского университета в Мэдисоне, Институтом тибетской медицины Мен Тсе Кханг, а также монастырскими клиниками. Благодаря тому, что мы подготовили монахов-исследователей, работа не прервалась и продолжается во время пандемии.

Я не думаю, что проект будет завершен в том смысле, какой вкладывают в это понятие наши научные структуры. Когда ученый подает заявку на грант, он должен указать, какие получит результаты и когда. Но если инженер может построить машину с заданными характеристиками в указанный срок, то ученый зачастую не знает, что именно он получит, будет ли результат завтра или через десять лет. Так что прогнозы делать бессмысленно. Мы прокладываем путь по абсолютной целине, и это гораздо интереснее, чем копаться в уже изученных темах.

Беседовала Юлия Фуколова, старший редактор «Harvard Business Review Россия».

Как меняется сознание. Вчера, попивая изумительный “flat red”… | by alyadov

Photo by h heyerlein

Вчера, попивая изумительный “flat red” на основе гранатового сока и эспрессо в замечательном кофейне “Coffee in Action”, мы с друзьями затронули тему измененного состояния сознания. В какой степени кофе изменяет сознание? Что еще и как часто изменяет его? Это очень любопытный вопрос, о котором я давно размышляю.

Принято считать, что изменение сознания — это территория психоделических веществ, ну еще может быть экстремальных и пиковых религиозных состояний. Далеко не все имеют личный опыт употребления первых, многих «пронесло» в отношении вторых, а о третьих известно больше по легендам и мифам.

Исследователь измененных состояний сознания (ИСС), немецкий психолог Арнольд Людвиг, определял ИСС как «любые психические состояния, индуцированные физиологическими, психологическими или фармакологическими событиями или агентами различной природы, которые распознаются самим субъектом или внешними наблюдателями, а также выражением отклонениями в субъективных переживаниях или психологическом уровне от определённых генерализованные для данного субъекта нормы в состоянии активного бодрствования»

В моем упрощенном понимании измененное состояние сознания — это заметное отклонение от привычной «нормы» в восприятии реальности и в поведении человека под действием тех или иных сил. «Норма» — известная проститутка, охотно подстаивающая себя под запрос «клиента». Подразумевается нормальная кривая распределения из статистики в виде колокола, где основная масса данных сосредоточена в его «теле», а все отклонения — по краям. Принято считать, что измененные состояния сознания — редкие отклонения и что основное время человек пребывает в эдаком гомеостазе нормальности.

Однако думаю, что это не так. И что каждый из нас регулярно получает опыт измененных состояний. Просто мы обычно не склонны его таким осознавать и тем более так называть.

В этом смысле кофе — самый простой пример. В зависимости от индивидуального порога чувствительности, кто-то получает результат уже от одного эспрессо, а кому-то и шесть кружек френч-пресса нипочем. Помимо общеизвестного тонизирующего эффекта, можно обнаружить, что меняется качество ощущений — обостряется внимание и, главное, меняется обычное поведение, пусть и совсем чуть-чуть. Внезапно можно сделать тот объем работы, который был немыслим до. Или же приходит неуемное желание написать давно вынашиваимую статью. Но также интересны детали — при известном внимании можно заметить, что само восприятие мира и себя стало чуточку другим. Ты словно начинаешь новые оттенки реальности и тебе становится доступны новые степени свободы. До поры до времени это приятные ощущения прикосновения к супер-силе, которая словно инструмент в твоих руках позволяет большего достичь. Когда же, увлекшись, ты выпиваешь слишком много кофе, сила становится больше тебя. Теперь она управляет тобой — возникает физиологический и психологический дискомфорт, когда избыток проходящей через систему энергии разрушает ее саму, то есть разрушает тебя.

— алкоголь. Опьянение может быть воспаряющим как от первого глотка шампанского в солнечное восресное утро, так и вбивающим в землю как от стакана водки в апокалиптичный день. Алкоголь имеет довольно простой, предсказаемый и индивидуально обусловленный эффект на восприятие и поведение человека. Но одно можно сказать про всех — человек становится другим. Консерватор может проявить открытость новым идеям, скованный человек — предложить незнакомке переспать, тихоня — разразиться отборным матросским матом, парень-кремень — удариться в плач. Люди ведут себя настолько странно для самих себя, что порой наутро воспринимают свое поведение словно речь идет о другом человеке. Религиозные фанатики сказали бы: «В него вселился дьявол». В каком-то смысле это так, если под дьяволом понимать неизвестные, пока еще неинегрированные, а потому пугающие, аспекты самого себя.

Менее очевидно когда измененное состояние сознание возникает в экстремальной или даже любой необычной ситуации. Например происходит авария на дороге или вас внезапно «подрезает» джип, начинается погоня, выяснение отношений через опущенное стекло или даже за рывком открытыми дверями. В этот момент при известном старании можно заметить особое состояние, в котором пребывает человек. Смесь возбуждения и тревоги, обострение внимания к одному предмету и отступание всего остального на второй план, замедление или же наоборот резкое ускорение времени, ощущение будто все происходит с тобой как в компьютерной игре или фильме. Если повезет, то можно даже отметить свое удивление от того как ты поступаешь в этот миг. Само ощущение реальности преломляется словно в кривом зеркале, выпячивая неизвестные сегменты и пряча все, что ты до сих пор о себе и о мире знал.

Даже спонтанная ссора с женой, ребенком или бизнес-партнером вводит человека в некий транс, когда он ведет себя словно одержимый «злым духом». Люди потом говорят: «На меня словно что-то нашло», «Этот гнев сильнее меня», «У меня просто снесло башню» или даже «Я понимал, что это плохо, но ничего с собой поделать не мог». То же можно сказать и про состояние влюбленности или сексуального влечения. «Я был от нее без ума», «Он просто меня взял за руку и я потеряла всякий контроль», «Чем бы я не занимался, мои мысли словно магнитом тянуло к ней».

Гнев, ярость, раздражение, страх, тревога, любопытство, симпатия, увлеченность, одержимость — любое из этих состояний гарантированно меняет сознание человека. Просто в малых дозах — мы контролируем его, а в крупных — оно управляет нами.

Сказанное верное и в отношении идей. Мы постоянно наблюдаем отдельных людей, группы и даже целые народы, движимых одной идеей, что в итоге позволяет им существенно трансформировать мир — как сделать его лучше, так и попытаться разрушить его «до основания, а затем…». Выражение «умереть за идею» возникло не на пустом месте — люди погибали и продолжают умирать за то, что для них ценно. Кто-то это делает, помогая выжить всем остальным. Кто-то наоборот, пытаясь уничтожить все человечество (и себя в итоге).

Всем известный швейцарский психиатр Карл Юнг говорил: «People don’t have ideas; ideas have people», что можно перевести как: «Не люди владеют идеями; идеи владеют людьми». Я легко могу вспомнить массу примеров, когда я был словно одержим какой-то откровением, мыслью, теорией, парадигмой. Это ощущалось словно новый фильтр очков, через которые воспринимается окружающий мир. Новые, ранее невидимые взаимосвязи, вдруг начинали бросаться в глаза, вчерашнее хаотическое нагромождение данных складывалось в прекрасный узор. Но, главное, словно-таки становился амбассадором, то есть посланником этой идеи, не только неся идею в себе, но и разбрасывая ее семена вокруг. И не мог этого не делать. Идея была больше меня.

«Не люди владеют идеями; идеи владеют людьми».

Даже сейчас, когда я пишу статью, я чувствую мощь, наполняющую паруса моего вдохновения — что-то больше меня посылает приказы моими пальцам, порхающими по клавиатуре. Я могу попробовать сопротивляться мыслям, которые давно просятся из меня наружу. Но это все равно, что сдерживать рождение ребенка, горную реку или любой физиологический процесс— дурная затея, обходящаяся нам слишком дорого. Выгоднее не сопротивляться природному потоку лоб в лоб, а перенаправить его импульс к своим целям.

Хотя измененное состояние принято связывать с употреблением психоделиков, как видите оно возникает в нас гораздо чаще и без них. Мой личный опыт употребления последних (описание можно прочитать здесь) позволяет сравнить эффект воздействия на сознание психоделиков с другими, более привычными «реагентами», упомянутыми выше в этой статье. Аяуаска считается одним из самых мощных психоделиков в мире и конечно, этот опыт был уникален и невыразим в словах. Но вместе с тем многое — встреча с новыми аспектами себя и мира, последовательность переживаемых стадий, динамика твоей борьбы с Этим за контроль, сама природа измененного сознания — очень схоже с тем, что можно испытать от чашки кофе, в предверии драки, озабоченности здоровьем любимого существа, вдохновением идеей, опасной ситуации или ошарашивающего тебя развития событий. Интенсивность и разнообразие ощущаемых оттенков, конечно, различается у экстракта зерен кофе и амазонской лианы, но при желании в капле воды можно узреть океан.

Эксперименты с микродозированием псилоцибина лишь утвердили меня в мысли, что изменение состояние сознания может быть мягким, управляемым, созидательным и безопасным процессом. И в этом смысле ничем не отличаться от чашки кофе, ледяной ванны, медитации или особых дыхательных упражнений, предсказуемо вызывающим тот или иной желанный эффект. Новичка и метровая волна «раскатает» о рифы, а опытный серфер испытает восторг и на гигантской волны. «Leverage is in the eye of the beholder» что в данном случае можно вольно перевести как «Сила в руках того, кто умеет ею пользоваться».

Как вы уже поняли, я далек от мысли винить в человеческих грехах само вещество. Кофе, чай, алкоголь, марихуанна, ЛСД, МДМА, мескалин или ДМТ — не имеют морали и не хотят спасти человечество или ему навредить. Они как солнце или пчелы — просто светят и опыляют цветы. Мы можем либо панически бояться их укусов, либо с благодарностью принимать мед. Вещества нейтральны как всякий и инструмент, проблема — в нашем незнании границ их разумного использования. Игла в руках младенца и в руках швеи — горе или радость?

Вещества нейтральны как всякий и инструмент, проблема — в нашем незнании границ их разумного использования.

После долгого периода нападок и забвения наконец-то западный научный мир снова начал изучать какую пользу могут принести ранее запрещенные вещества, когда и где им есть применение. Паралельно с неумолимой легализацией этих «еретиков», масштабные научные исследования уже выявили, что, например, марихуана, к которой в нашей культуре до сих пор относятся со смесью насмешек и страха, оказывается одним из лучших средств излечения от посттравматического стресса (PTSD) у ветеранов войны и жертв насилия. А например единственная доза псилоцибина в амбулаторных условиях способна радикально изменить отношение к смерти у значительного числа пациентов, больных неизлечимой формой рака. Ни один из привычных в медицине препаратов и методик не дает и близко подобный эффект. Вы только представьте, что это значит — уходить из мира в муках и ужасе или же в полном принятии того, что уже изменить нельзя. По сути это разница между адом и раем.

Ирония в том, что в нашей культуре одновременно присутствует неумелое и неумеренное использование изменяющих сознание веществ и отвергающе-запрещающее отношение. То есть общество ведет себя как ребенок из любопытства заползающий поглубже в море, а затем, после пережитого инцидента, всю последующую жизнь испуганно избегающим всякого упоминания о воде. Проблема не в жидкости, а в родителях, которые вовремя не научили ребенка плавать. Впрочем, возможно родители тоже всю жизнь панически боялись воды как и их предки. Эдакое родовое проклятие, лишающее радости общения людей с океаном.

Не каждому человеку и не всегда показан кофе, псилоцибин, медитация или ДМТ. Но вопреки нашим желаниям и общепринятым взглядам, измененное состояние сознания — не редкая аномалия, а скорее ежедневная норма. В следующий раз, когда что-то вас заведет, удивит, увлечет, вызовет депрессию, умиление, восторг или ярость, обратите внимание кто из вас кем управляет — вы им или Оно вами. Мне кажется, что в этот момент у нас появляется выбор.

Ученые РФ открыли в Индии Центр исследований медитации и сознания

https://ria.ru/20191114/1560904611.html

Ученые РФ открыли в Индии Центр исследований медитации и сознания

Ученые РФ открыли в Индии Центр исследований медитации и сознания — РИА Новости, 15.03.2021

Ученые РФ открыли в Индии Центр исследований медитации и сознания

Российские ученые открыли Центр исследований медитации и измененных состояний сознания на базе буддийских монастырей на юге Индии, сообщил РИА Новости… РИА Новости, 15.03.2021

2019-11-14T11:00

2019-11-14T11:00

2021-03-15T14:12

религия

в мире

индия

далай-лама xiv (тэнзин гьяцо)

буддизм

мгу имени м. в. ломоносова

аналитика — религия и мировоззрение

россия

/html/head/meta[@name=’og:title’]/@content

/html/head/meta[@name=’og:description’]/@content

https://cdnn21.img.ria.ru/images/156090/38/1560903883_0:175:2730:1711_1920x0_80_0_0_1e48a055fb894f1b94b0b1585b0e6031.jpg

МОСКВА, 14 ноя – РИА Новости, Ольга Липич. Российские ученые открыли Центр исследований медитации и измененных состояний сознания на базе буддийских монастырей на юге Индии, сообщил РИА Новости руководитель уникального проекта — известный физиолог, более четверти века возглавлявший Институт мозга человека имени Н.П.Бехтеревой РАН, академик Святослав Медведев.»Измененное состояние сознания»»Российским ученым была предоставлена уникальная возможность работать в закрытых буддийских монастырях. Мы привезли все необходимые для исследований приборы. И впервые за всю историю сформировали лабораторию, в которой бок-о-бок с учеными западной научной традиции работают буддистские монахи. Далай-ламу интересует вопрос: как буддийские практики меняют состояние мозга. А ответ на него поможет пониманию физиологии мозга. Один из крайне важных вопросов психофизиологии сегодня – измененные состояния сознания. Если мы поймем, как можно контролировать и сохранять то или иное состояние сознания, защищающее человека, то в мире на порядок сократится число катастроф», — сказал Медведев.Таким образом, по его словам, этот проект имеет и фундаментально-научные, и прикладные цели. А интересы российских специалистов и их целостный подход в области изучения работы мозга и сознания сегодня совпадают с научными устремлениями Далай-ламы и буддийских ученых.»Теперь мы можем изучать десятки, сотни человек, у которых есть измененное состояние сознания. Это монахи в состоянии медитации. В буддизме существует много разных видов медитации – и все это разные состояния сознания, в которые практикующие вводят себя строго определенным образом», — отметил академик РАН. Под «измененным состоянием сознания» при этом имеется в виду вовсе не модное понятие «транса», а «определенное состояние сосредоточения». «Это адаптивное явление, когда человек формирует определенное психическое состояние готовности к какому-то действию, для наилучшего выполнения данной задачи. Совершенно по-разному человек собирает себя перед тем, например, как идти на экзамен или на свидание с тем, кого любит. Это разные состояния сосредоточения», — пояснил Медведев. Три монастыряРоссийский исследовательский центр представляет собой конгломерат из трех буддийских монастырей-университетов в южноиндийском штате Карнатака. В структуре уникального научного российско-буддийского проекта он получил название Unit A. В качестве места расположения центральной лаборатории для нейрофизиологических исследований избран монастырь Таши Лхунпо. В конгломерат также входят два крупнейших монастыря Дже и Сера Мэ.Настоятели этих монастырей подписали договор о сотрудничестве с российской стороной – Фондом поддержки исследований мозга имени академика Н.П.Бехтеревой, Фондом «Сохраним Тибет» и Центром тибетской культуры и информации.»Этот проект станет мостом между современными светскими учеными и буддийской наукой и позволит лучше понять сознание человека. Буддийские монастыри веками были центрами по изучению психологии и древнеиндийской философии. Традиции монастыря-университета Наланда – это кладезь прозрений в области психологии», – отметил настоятель обители Таши Лхунпо, где разместилась лаборатория, Зикьяб Тулку Ринпоче.»Сейчас еще несколько монастырей заявили о желании присоединиться к исследовательскому проекту. Причем два из них – тантрические (относящиеся к наиболее закрытому направлению буддийского учения – тантре — прим. ред.)», — добавил Медведев.По его словам, такое доверие оказывается именно российским ученым, потому что они предоставляют буддийским монахам возможности дополнительного образования и полноценного сотрудничества.В основе этой инициативы — идея Далай-ламы, что процесс медитации должны изучать современными научными методами сами практикующие буддисты, в сотрудничестве с исследователями западной традиции.Главное — энтузиазмМедведев пригласил монахов к участию в исследованиях в области нейро- и психофизиологии и лабораторных работах. Устроил для желающих экзамен – и отобрал восемь энтузиастов из семи разных южноиндийских монастырей-университетов.»Один из них – совсем молодой, 20-летний монах, но он в свои 10 лет пешком прошел несколько тысяч километров из Тибета в Индию, в монастырь… Главное – энтузиазм. А английский они быстро подтянули, и лекции у нас в России уже прослушали (этой осенью), чтобы разбираться в электродах, энцефалограммах, компьютерных программах для обработки результатов исследований», — подчеркнул Медведев.Помимо восьми специально обученных монахов, в проекте в качестве волонтеров-испытуемых задействованы еще десятки практикующих буддистов. «У них огромное разнообразие медитаций. И мы смотрим, как тот или иной вид медитации, то или иное состояние сознания проявляется в физиологических реакциях», — пояснил руководитель проекта.Поставленное из России лабораторное оборудование уже введено в строй и после завершения проекта, рассчитанного на годы, останется в ведении его буддийских участников.С российской стороны в проекте участвуют специалисты из Института мозга человека РАН, МГУ им. М.В.Ломоносова, Института медико-биологических проблем РАН.Планы на будущее»Когда вы идете сдавать экзамен, вы находитесь в одном состоянии сознания, рядом с любимым человеком – уже в другом, а в кресле космонавта – в третьем. Сегодня в мире большинство аварий и трагедий происходят за счет человеческого фактора. Например, у космонавтов – от монотонии, когда человек просто «засыпает» в рутине. Сделать контролируемым изменение состояния сознания, концентрацию или расслабление, очень трудно. Попробуйте-ка вызвать в себе состояние, будто вы рядом с любимым, или – находясь в этой ситуации реально — захотите ли вы, чтобы на вас вешали электроды? Поэтому часто единственным вариантом измененного состояния сознания, который мы могли изучать, были роды. Теперь открыты новые возможности», — рассказывает Медведев.Уже в декабре 2019 года в рамках научного проекта российские ученые планируют ввести в строй второй лабораторный центр, объединяющий еще четыре буддийских монастыря (в центральной Индии): Дрепунг Гоманг, Дрепунг Лоселинг, Ганден Джанце и Ганден Шарце. А в будущем возможно открытие и третьего центра – на севере Индии.»Претворяется в жизнь намерение Его Святейшества Далай-ламы способствовать сотрудничеству представителей буддийской и современной западной науки, которое неизбежно выльется в совместные исследования в разных областях. Убежден, что в недалеком будущем мы увидим блестящие результаты совместной работы», — заключил представитель Далай-ламы в России, Монголии и странах СНГ, верховный лама Калмыкии Тэло Тулку Ринпоче.ПредысторияПервая в истории концептуальная встреча российских ученых с буддийскими коллегами во главе с Далай-ламой прошла в августе 2017 года в Дели и была посвящена обсуждению именно природы сознания. А уже в 2018 году в Дхарамсале, где расположена резиденция духовного лидера буддистов, состоялась вторая встреча. Обе стороны решили продолжить диалог и развивать сотрудничество в будущем. С российской стороны в состоявшихся научных дискуссиях принимали участие такие известные специалисты как академик Святослав Медведев, доктор биологических и филологических наук нейролингвист Татьяна Черниговская, член-корреспондент РАН и РАМН нейробиолог Константин Анохин, руководитель Института общей генетики имени Н.И. Вавилова РАН, академик Николай Янковский, профессор МГУ, заведующий лаборатории нейрофизиологии и нейрокомпьютерных интерфейсов Александр Каплан.Организаторами диалога российских и буддийских ученых выступили Центр тибетской культуры и информации (Москва), фонд «Сохраним Тибет» (Москва) и фонд Далай-ламы, при поддержке Московского центра исследования сознания при философском факультете МГУ и Института философии РАН.

https://ria.ru/20170808/1499940410.html

https://ria.ru/20171103/1508102342.html

https://ria.ru/20190530/1555050954.html

https://ria.ru/20190709/1556336051.html

индия

россия

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

2019

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

Новости

ru-RU

https://ria.ru/docs/about/copyright.html

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

https://cdnn21.img.ria.ru/images/156090/38/1560903883_0:0:2730:2048_1920x0_80_0_0_b03253067c0b1d16773a3285e4753dda.jpg

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

в мире, индия, далай-лама xiv (тэнзин гьяцо), буддизм, мгу имени м. в. ломоносова, аналитика — религия и мировоззрение, россия, религия

МОСКВА, 14 ноя – РИА Новости, Ольга Липич. Российские ученые открыли Центр исследований медитации и измененных состояний сознания на базе буддийских монастырей на юге Индии, сообщил РИА Новости руководитель уникального проекта — известный физиолог, более четверти века возглавлявший Институт мозга человека имени Н.П.Бехтеревой РАН, академик Святослав Медведев.

«Измененное состояние сознания»

«Российским ученым была предоставлена уникальная возможность работать в закрытых буддийских монастырях. Мы привезли все необходимые для исследований приборы. И впервые за всю историю сформировали лабораторию, в которой бок-о-бок с учеными западной научной традиции работают буддистские монахи. Далай-ламу интересует вопрос: как буддийские практики меняют состояние мозга. А ответ на него поможет пониманию физиологии мозга. Один из крайне важных вопросов психофизиологии сегодня – измененные состояния сознания. Если мы поймем, как можно контролировать и сохранять то или иное состояние сознания, защищающее человека, то в мире на порядок сократится число катастроф», — сказал Медведев.

Таким образом, по его словам, этот проект имеет и фундаментально-научные, и прикладные цели. А интересы российских специалистов и их целостный подход в области изучения работы мозга и сознания сегодня совпадают с научными устремлениями Далай-ламы и буддийских ученых.8 августа 2017, 09:00РелигияРоссийские ученые заговорили с Далай-ламой о новой теории сознания

«Теперь мы можем изучать десятки, сотни человек, у которых есть измененное состояние сознания. Это монахи в состоянии медитации. В буддизме существует много разных видов медитации – и все это разные состояния сознания, в которые практикующие вводят себя строго определенным образом», — отметил академик РАН.

Под «измененным состоянием сознания» при этом имеется в виду вовсе не модное понятие «транса», а «определенное состояние сосредоточения». «Это адаптивное явление, когда человек формирует определенное психическое состояние готовности к какому-то действию, для наилучшего выполнения данной задачи. Совершенно по-разному человек собирает себя перед тем, например, как идти на экзамен или на свидание с тем, кого любит. Это разные состояния сосредоточения», — пояснил Медведев.

Три монастыря

Российский исследовательский центр представляет собой конгломерат из трех буддийских монастырей-университетов в южноиндийском штате Карнатака. В структуре уникального научного российско-буддийского проекта он получил название Unit A. В качестве места расположения центральной лаборатории для нейрофизиологических исследований избран монастырь Таши Лхунпо. В конгломерат также входят два крупнейших монастыря Дже и Сера Мэ.

Настоятели этих монастырей подписали договор о сотрудничестве с российской стороной – Фондом поддержки исследований мозга имени академика Н.П.Бехтеревой, Фондом «Сохраним Тибет» и Центром тибетской культуры и информации.

«Этот проект станет мостом между современными светскими учеными и буддийской наукой и позволит лучше понять сознание человека. Буддийские монастыри веками были центрами по изучению психологии и древнеиндийской философии. Традиции монастыря-университета Наланда – это кладезь прозрений в области психологии», – отметил настоятель обители Таши Лхунпо, где разместилась лаборатория, Зикьяб Тулку Ринпоче.

«Сейчас еще несколько монастырей заявили о желании присоединиться к исследовательскому проекту. Причем два из них – тантрические (относящиеся к наиболее закрытому направлению буддийского учения – тантре — прим. ред.)», — добавил Медведев.

3 ноября 2017, 08:00РелигияДалай-лама согласен: ученые из России хотят проверить теорию прошлых жизней

По его словам, такое доверие оказывается именно российским ученым, потому что они предоставляют буддийским монахам возможности дополнительного образования и полноценного сотрудничества.

В основе этой инициативы — идея Далай-ламы, что процесс медитации должны изучать современными научными методами сами практикующие буддисты, в сотрудничестве с исследователями западной традиции.

Главное — энтузиазм

Медведев пригласил монахов к участию в исследованиях в области нейро- и психофизиологии и лабораторных работах. Устроил для желающих экзамен – и отобрал восемь энтузиастов из семи разных южноиндийских монастырей-университетов.

«Один из них – совсем молодой, 20-летний монах, но он в свои 10 лет пешком прошел несколько тысяч километров из Тибета в Индию, в монастырь… Главное – энтузиазм. А английский они быстро подтянули, и лекции у нас в России уже прослушали (этой осенью), чтобы разбираться в электродах, энцефалограммах, компьютерных программах для обработки результатов исследований», — подчеркнул Медведев.

Помимо восьми специально обученных монахов, в проекте в качестве волонтеров-испытуемых задействованы еще десятки практикующих буддистов. «У них огромное разнообразие медитаций. И мы смотрим, как тот или иной вид медитации, то или иное состояние сознания проявляется в физиологических реакциях», — пояснил руководитель проекта.

30 мая 2019, 08:00Религия»Судьба мира решится в ближайшие годы». Далай-лама о надеждах на Россию

Поставленное из России лабораторное оборудование уже введено в строй и после завершения проекта, рассчитанного на годы, останется в ведении его буддийских участников.

С российской стороны в проекте участвуют специалисты из Института мозга человека РАН, МГУ им. М.В.Ломоносова, Института медико-биологических проблем РАН.

Планы на будущее

«Когда вы идете сдавать экзамен, вы находитесь в одном состоянии сознания, рядом с любимым человеком – уже в другом, а в кресле космонавта – в третьем. Сегодня в мире большинство аварий и трагедий происходят за счет человеческого фактора. Например, у космонавтов – от монотонии, когда человек просто «засыпает» в рутине. Сделать контролируемым изменение состояния сознания, концентрацию или расслабление, очень трудно. Попробуйте-ка вызвать в себе состояние, будто вы рядом с любимым, или – находясь в этой ситуации реально — захотите ли вы, чтобы на вас вешали электроды? Поэтому часто единственным вариантом измененного состояния сознания, который мы могли изучать, были роды. Теперь открыты новые возможности», — рассказывает Медведев.

Уже в декабре 2019 года в рамках научного проекта российские ученые планируют ввести в строй второй лабораторный центр, объединяющий еще четыре буддийских монастыря (в центральной Индии): Дрепунг Гоманг, Дрепунг Лоселинг, Ганден Джанце и Ганден Шарце. А в будущем возможно открытие и третьего центра – на севере Индии.

«Претворяется в жизнь намерение Его Святейшества Далай-ламы способствовать сотрудничеству представителей буддийской и современной западной науки, которое неизбежно выльется в совместные исследования в разных областях. Убежден, что в недалеком будущем мы увидим блестящие результаты совместной работы», — заключил представитель Далай-ламы в России, Монголии и странах СНГ, верховный лама Калмыкии Тэло Тулку Ринпоче.

Предыстория

Первая в истории концептуальная встреча российских ученых с буддийскими коллегами во главе с Далай-ламой прошла в августе 2017 года в Дели и была посвящена обсуждению именно природы сознания. А уже в 2018 году в Дхарамсале, где расположена резиденция духовного лидера буддистов, состоялась вторая встреча. Обе стороны решили продолжить диалог и развивать сотрудничество в будущем.

С российской стороны в состоявшихся научных дискуссиях принимали участие такие известные специалисты как академик Святослав Медведев, доктор биологических и филологических наук нейролингвист Татьяна Черниговская, член-корреспондент РАН и РАМН нейробиолог Константин Анохин, руководитель Института общей генетики имени Н.И. Вавилова РАН, академик Николай Янковский, профессор МГУ, заведующий лаборатории нейрофизиологии и нейрокомпьютерных интерфейсов Александр Каплан.

Организаторами диалога российских и буддийских ученых выступили Центр тибетской культуры и информации (Москва), фонд «Сохраним Тибет» (Москва) и фонд Далай-ламы, при поддержке Московского центра исследования сознания при философском факультете МГУ и Института философии РАН.

9 июля 2019, 10:03РелигияДалай-лама поделился рецептом «лучшего транквилизатора»

(PDF) Что такое измененное состояние сознания?

Ссылки

Block, N. (1995). О заблуждении относительно функции сознания. Поведенческие науки и науки о мозге,

18, 227–247.

Блок

, Н. (2001). Парадокс и противоречивость недавних работ о сознании. Познание, 79,

197–219.

Чалмерс Д. (1996). Сознательный разум. Оксфорд: Издательство Оксфордского университета.

Черчленд, П. С. (2002). Brain-Wise: Исследования в области нейрофилософии.Кембридж, Массачусетс: MIT Press.

Дрецке, Ф. (1995). Натурализация ума. Кембридж, Массачусетс: MIT Press.

Фартинг, Г. У. (1992). Психология сознания. Энглвуд Клиффс, Нью-Джерси: Прентис-Холл.

Фингелькуртс, А.А., Фингелькуртс, А.А., Каллио, С., и Ревонсуо, А. (2007a). Гипноз вызвал

перестройки в составе мозговых колебаний в ЭЭГ: тематическое исследование. Contemporary

Гипноз, 24, 3–18.

Фингелькурц, Ан. А., Фингелькурц, Ал.А., Каллио, С., и Ревонсуо, А. (2007b). Функциональная связность коры головного мозга

как нейрофизиологический коррелят гипноза: тематическое исследование ЭЭГ.

Neuropsychologia, 45, 1452–1462.

Фустер, Дж. М. (2001). Префронтальная кора — обновление: время имеет значение. Нейрон, 30, 319–33.

Йохансон, М., Ревонсуо, А., Чаплин, Дж., И Ведлунд, Дж. Э. (2003). Уровень и содержание

сознания в связи с парциальными эпилептическими припадками. Эпилепсия и поведение, 4,

283–288.

Йохансон, М., Валли, К., Ревонсуо, А., Чаплин, Дж. Э., и Ведлунд, Дж. Э. (2008). Изменения содержимого сознания

при парциальных эпилептических припадках. Эпилепсия и поведение, 13, 366–371.

Йохансон, М., Валли, К., Ревонсуо, А., и Ведлунд, Дж. Э. (2008). Контент-анализ субъективных

переживаний парциальных эпилептических припадков. Эпилепсия и поведение, 12, 170–182.

Каллио, С., & Ревонсуо, А. (2003). Гипнотические явления и измененные состояния сознания:

Многоуровневая структура описания и объяснения.Современный гипноз, 3, 111–164.

Каллио, С., & Ревонсуо, А. (2005). Изменение состояния обсуждения измененного состояния: ответ на

комментариев. Современный гипноз, 1, 46–55.

Каллио, С., Ревонсуо, А., Ха

ma

la

inen, H., Markela, J., & Gruzelier, J. (2001). Передний мозг

функций и гипноз: проверка лобной гипотезы. Международный журнал клинического и

экспериментального гипноза, 49, 95–108.

Каллио, С., Ревонсуо, А., Лауэрма, Х., Ха

ma

la

inen, H., & Lang, H. (1999). Амплитуда MMN

увеличивается во время гипноза: тематическое исследование. NeuroReport, 10, 3579–82.

Kihlstrom, J. (2005). Гипноз — это измененное состояние сознания или что? Contemporary Hypnosis,

1, 34–38.

Кирш И. (2005). Эмпирическое разрешение дебатов об измененном состоянии. Современный гипноз, 1, 18–23.

Maquet, P., Peters, J. M., Aerts, J., Delfiore, G., Degueldre, C., Luxon, A., et al. (1996).

Функциональная нейроанатомия сна и сновидений человека с быстрым движением глаз. Природа, 383,

163–166.

Пассингем Р. Э., Стивен К. Э. и Ко.

Эттер Р. (2002). Анатомическая основа функциональной локализации

в коре головного мозга. Nature Reviews Neuroscience, 3, 606–616.

Пессоа, Л. (2008). О связи между эмоциями и познанием. Nature Reviews

Neuroscience, 9, 148–158.

Рэгланд, Дж. Д., Юн, Дж., Минзенберг, М. Дж., И Картер, К. С. (2007). Нейровизуализация когнитивной инвалидности

при шизофрении: поиск патофизиологического механизма. Международное обозрение

Психиатрия, 19, 417–427.

Revonsuo, A. (2001). О природе объяснения по нейробиологии. В P. Machamer, R. Grush, &

P. McLaughlin (Eds.), Теория и метод в неврологии (стр. 45–69). Питтсбург: Университет

, издательство Pittsburgh Press.

Revonsuo, A. (2006). Внутреннее присутствие. Кембридж, Массачусетс: MIT Press.

Шапиро Д. (1977). Стратегия биологической обратной связи в исследовании сознания. В Н. Э. Зинберге (ред.),

Альтернативные состояния сознания (стр. 145–157). Нью-Йорк: Свободная пресса.

Философская психология 203

Загружено: [Библиотека Университета Турку] Время: 10:45, 29 апреля 2009 г.

4.6 Другие состояния сознания — Психология 2e

Цели обучения

К концу этого раздела вы сможете Кому:

  • Определить гипноз и медитацию
  • Понять сходство и различие гипноза и медитации

Наши состояния сознания меняются по мере перехода от бодрствования ко сну.Мы также меняем свое сознание с помощью различных психоактивных препаратов. В этом заключительном разделе мы будем рассматривать гипнотические и медитативные состояния как дополнительные примеры измененных состояний сознания, испытываемых некоторыми людьми.

Гипноз

Гипноз — это состояние крайней сосредоточенности и внимания, при котором минимальное внимание уделяется внешним раздражителям. В терапевтических условиях клиницист может использовать расслабление и внушение, чтобы попытаться изменить мысли и восприятие пациента.Гипноз также использовался для извлечения информации, которая, как считается, глубоко похоронена в чьей-то памяти. Для людей, которые особенно открыты к силе внушения, гипноз может оказаться очень эффективным методом, и исследования изображений мозга показали, что гипнотические состояния связаны с глобальными изменениями в функционировании мозга (Del Casale et al., 2012; Guldenmund, Vanhaudenhuyse, Boly, Laureys, & Soddu, 2012).

Исторически гипноз рассматривался с некоторым подозрением из-за того, что его изображали в популярных средствах массовой информации и развлечениях (рис.20). Поэтому важно проводить различие между гипнозом как эмпирически обоснованным терапевтическим подходом и формой развлечения. Вопреки распространенному мнению, люди, находящиеся под гипнозом, обычно хорошо помнят гипнотический опыт и сами контролируют свое поведение. Хотя гипноз может быть полезен для улучшения памяти или навыков, такие улучшения носят очень скромный характер (Raz, 2011).

Рис. 4.20. Популярные изображения гипноза привели к некоторым широко распространенным заблуждениям.

Как именно гипнотизер доводит участника до состояния гипноза? Хотя есть вариации, есть четыре части, которые кажутся последовательными в приведении людей в состояние внушаемости, связанное с гипнозом (Национальный исследовательский совет, 1994). Эти компоненты включают:

  • Участнику предлагают сосредоточиться на чем-то одном, например, на словах гипнотизера или тикающих часах.
  • Участнику удобно устроить, расслабить и уснуть.
  • Участнику говорят быть открытым для процесса гипноза, довериться гипнотизеру и отпустить.
  • Участнику предлагается использовать свое воображение.

Эти шаги способствуют раскрытию повышенной внушаемости гипноза.

Люди различаются по способности поддаваться гипнозу, но обзор имеющихся исследований показывает, что большинство людей поддаются гипнозу, по крайней мере, в умеренной степени (Kihlstrom, 2013). Гипноз в сочетании с другими техниками используется для различных терапевтических целей, и было показано, что он по крайней мере в некоторой степени эффективен для снятия боли, лечения депрессии и тревоги, отказа от курения и потери веса (Alladin, 2012; Elkins, Johnson, & Fisher , 2012; Golden, 2012; Montgomery, Schnur, & Kravits, 2012).

Как действует гипноз? Две теории пытаются ответить на этот вопрос: одна теория рассматривает гипноз как диссоциацию, а другая теория рассматривает его как выполнение социальной роли. Согласно точке зрения диссоциации, гипноз — это фактически диссоциированное состояние сознания, во многом похожее на наш предыдущий пример, когда вы можете ехать на работу, но вы лишь минимально осведомлены о процессе вождения, потому что ваше внимание сосредоточено в другом месте. Эта теория подтверждается исследованиями Эрнеста Хилгарда в области гипноза и боли.В экспериментах Хилгарда он вводил участников в состояние гипноза и помещал их руки в ледяную воду. Участникам сказали, что они не почувствуют боли, но они могут нажать кнопку, если почувствуют; хотя они и сообщили, что не чувствуют боли, они фактически нажали кнопку, что свидетельствует о диссоциации сознания в состоянии гипноза (Hilgard & Hilgard, 1994).

Применяя другой подход к объяснению гипноза, социально-когнитивная теория гипноза рассматривает людей в гипнотических состояниях как выполняющих социальную роль загипнотизированного человека.Изучая социальные роли, вы узнаете, что поведение людей может определяться их ожиданиями относительно того, как они должны действовать в той или иной ситуации. Некоторые рассматривают поведение загипнотизированного человека не как измененное или диссоциированное состояние сознания, а как исполнение им социальных ожиданий, связанных с этой ролью (Coe, 2009; Coe & Sarbin, 1966).

Медитация

Медитация — это акт сосредоточения на единственной цели (например, дыхании или повторяющемся звуке) для повышения осведомленности о моменте.Хотя гипноз обычно достигается посредством взаимодействия терапевта и человека, которого лечат, человек может выполнять медитацию в одиночку. Однако часто люди, желающие научиться медитировать, получают некоторое обучение методам достижения медитативного состояния.

Несмотря на то, что используется ряд различных техник, центральной чертой всех медитаций является очищение ума для достижения состояния расслабленного осознания и сосредоточенности (Chen et al., 2013; Lang et al., 2012).Медитация осознанности стала популярной в последнее время. В варианте осознанной медитации внимание медитирующего сосредоточено на каком-то внутреннем процессе или внешнем объекте (Zeidan, Grant, Brown, McHaffie, & Coghill, 2012).

Медитативные техники уходят корнями в религиозные практики (рис. 4.21), но их использование стало популярнее среди практикующих альтернативную медицину. Исследования показывают, что медитация может помочь снизить кровяное давление, и Американская кардиологическая ассоциация предлагает использовать медитацию в сочетании с более традиционными методами лечения гипертонии, хотя данных для вынесения рекомендаций недостаточно (Brook et al. ., 2013). Как и гипноз, медитация также перспективна для управления стрессом, улучшения качества сна (Caldwell, Harrison, Adams, Quin, & Greeson, 2010), лечения расстройств настроения и тревожных расстройств (Chen et al., 2013; Freeman et al., 2010; Vøllestad) , Nielsen, & Nielsen, 2012) и обезболивание (Reiner, Tibi, & Lipsitz, 2013).

Рис. 4.21 (a) Это статуя медитирующего Будды, представляющая одну из многих религиозных традиций, часть которых играет медитация.(б) Люди, практикующие медитацию, могут испытывать альтернативное состояние сознания. (кредит А: модификация работы Джима Эплера; кредит Б: модификация работы Калеба Ренигка)

границ | База данных измененных состояний: психометрические данные измененных состояний сознания

Экспериментальная индукция измененных состояний сознания (ASC) представляет собой исследовательскую возможность связать изменения в феноменологических состояниях с лежащими в основе биофизическими механизмами. Сообщалось, что различные фармакологические и нефармакологические методы вызывают изменения сознания у людей, начиная от употребления психоактивных препаратов и заканчивая специальными техниками дыхания или сенсорной депривацией.В рамках психологических экспериментов субъективные переживания ИСС обычно количественно оцениваются с помощью ретроспективных анкет. Здесь мы представляем базу данных, называемую Базой данных измененных состояний (ASDB), состоящую из данных анкет, извлеченных из оригинальных исследовательских статей. База данных содержит данные из статей, опубликованных в журналах, включенных в список MEDLINE, о экспериментально индуцированных измененных состояниях, которые оценивались с помощью определенного набора стандартизированных анкет. Имеющийся набор данных позволит напрямую сравнивать психологические эффекты различных методов индукции, а также проводить метаанализы для установления зависимости доза-реакция для конкретных методов индукции.

Предпосылки и резюме

Научный интерес к измененным состояниям сознания так же стар, как истоки современной психологии. ИСС привлекли внимание психологов, философов разума, психиатров, а в последнее время и нейробиологов. Одна из причин такого интереса состоит в том, чтобы ответить на вопрос, что следует считать « нормальным психическим функционированием » с философской точки зрения, а также с точки зрения медицины и общественного здравоохранения. В частности, лечение психических заболеваний, при которых сознательное функционирование нарушено патологически, предъявляет высокие требования к исследованиям для выяснения основных механизмов, на которые могут быть нацелены новые методы лечения.В этом направлении исследований нейробиолог начал использовать экспериментальную индукцию ASC в сочетании с записями активности мозга для выяснения нейронных механизмов, лежащих в основе изменений в сознании. Нейровизуализационные исследования галлюциногенов, таких как ЛСД или псилоцибин, недавно привлекли значительное внимание общественности (Carhart-Harris et al., 2012, 2016; Muthukumaraswamy et al., 2013; Schmid et al., 2015). Но также нефармакологические методы индукции ИСС, такие как медитация, сенсорная депривация или дыхательные техники, также становятся предметом исследования (Corlett et al., 2009).

Один интригующий вопрос для текущих исследований заключается в том, как феноменология переживаний ИСС сравнивается между различными методами индукции, между людьми и как они соотносятся с патологическими ситуациями, такими как феноменология шизофрении или депрессии. Золотым стандартом количественных экспериментальных исследований для измерения опыта ASC является ретроспективная оценка с использованием стандартизированных и проверенных вопросников (Cardeña et al., 2000; Passie, 2007; Schmidt and Majić, 2016).Было разработано несколько анкет для количественной оценки различных аспектов феномена ASC. Важно отметить, что было подчеркнуто, что ИСС — это не просто количественное изменение одной когнитивной функции (например, повышенное возбуждение). Напротив, это многомерный феномен (Тарт, 1972; Фартинг, 1991; Мецнер, 2005; Шмидт и Майич, 2016), что означает, что затрагивается не только один аспект сознания, но изменяется относительная интенсивность множества аспектов сознания. Такие « феноменологические паттерны» могут быть операционализированы как факторная структура прикладной психометрической оценки, т.е.д., индивидуальные рейтинги или факторные баллы анкеты. Такие психометрические измерения позволяют проводить прямые сравнения между методами индукции, индивидуальными реакциями, усредненными групповыми реакциями и различными экспериментальными условиями.

Основываясь на этих измерениях, несколько исследователей попытались разработать таксономию для различных типов переживаний ИСС, чтобы вывести общие лежащие в основе механизмы их возникновения (Dittrich, 1985; Pekala, 1991; Vaitl et al., 2005; Corlett et al., 2009). . Однако такие попытки были ограничены из-за отсутствия исчерпывающего набора психометрических данных.К настоящему времени результаты этих мер можно найти только в отдельных публикациях, где они часто представлены в разных форматах. Отсутствие централизованного сбора этих данных не позволяет проводить прямые сравнения и метаанализы.

Здесь мы представляем базу данных измененных состояний (ASDB) как набор имеющихся в настоящее время психометрических данных о переживаниях ИСС с помощью различных методов индукции. ASDB позволит метаанализу установить взаимосвязь «доза-реакция» и провести прямое сравнение существующих данных с вновь созданными данными.Это также способствует выработке общих стандартов оценки ASC для будущих исследований.

Методы

Источники данных

ASDB содержит данные, извлеченные из научных статей. Для обеспечения высокого качества отчетов об исследованиях включены только данные из статей, опубликованных с рецензированием в журналах, включенных в список MEDLINE.

Данные количественной оценки опыта ASC со стандартизированными вопросниками составляют данные в ASDB. Основываясь на предыдущей работе, учитывая меры валидности и надежности, а также распространенность анкет в литературе, ASDB был ограничен данными из четырех разных анкет, которые можно рассматривать как стандартные инструменты в исследовании ASC (Passie, 2007; Schmidt and Majić , 2016).Данные по трем состояниям развития шкалы оценок измененных состояний сознания включены из-за ее высокой распространенности в литературе, всего шесть различных вопросников. В таблице 1 представлена ​​факторная структура шести анкет.

Таблица 1 . Анкеты и их факторная / шкальная структура, из которой включены данные.

Данные были включены с момента первоначальной публикации отдельных вопросников (см. Таблицу 1) до конца 2017 года.

Поиск литературы

Мы провели систематический поиск литературы, чтобы выявить все статьи, содержащие психометрические данные, полученные из шести стандартизированных анкет, представляющих интерес. Во-первых, мы использовали Google Scholar ©, чтобы определить прямые ссылки на оригинальные публикации анкет, их методологические уточнения и переводы (ссылки, использованные в литературных исследованиях, представлены в таблице 1). Во-вторых, мы отказались от обзорных статей и статей, которые не были опубликованы в рецензируемых журналах, включенных в список MEDLINE.Затем мы вручную проверили заголовки и аннотации, чтобы выявить статьи, в которых сообщается об исследованиях на людях с первичными данными об экспериментальной индукции ИСС. И, наконец, по возможности осуществлялся доступ к оригинальным статьям, а разделы «Методы и результаты», а также дополнительные материалы были проверены на наличие психометрических данных, которые были получены в результате описанного экспериментального введения ИСС.

После получения списка методов индукции из этой процедуры поиска мы использовали соответствующие термины поиска вместе с общеизвестными терминами поиска, чтобы провести поиск в MEDLINE для любого упоминания этих методов индукции в заголовке, аннотации или ключевых словах.Список итоговых статей был проверен, как описано выше, для включения статей, которые могли содержать подходящие данные, но без ссылки на примененные анкеты.

Извлечение данных

В указанных статьях психометрические данные представлены в различных стилях, например, в таблицах, графиках или в виде встроенного текста. Везде, где были доступны числовые значения, они вводились непосредственно в базу данных. Данные из рисунков были извлечены вручную. Данные, представленные со стандартной ошибкой, были преобразованы в стандартное отклонение и округлены до двух цифр.Второй человек перепроверил все извлеченные данные.

Несколько исследовательских статей содержали нестандартизированные меры (например, абсолютные баллы вместо средних ответов), которые были масштабированы / стандартизированы после подтверждения авторами статьи, где это было возможно. Если изменение масштаба было невозможно, данные исключались из базы данных. Любые корректировки данных, а также причины исключения документируются и доступны вместе с общим набором данных.

Модель данных

База данных реализована на MySQL.Собранные анкеты с соответствующей факторно-масштабной структурой легли в основу модели базы данных. На рисунке 1 представлена ​​упрощенная модель, которая учитывает различные методы индукции, связанные с возможными способами введения (например, « в / в», «капсула (перорально)» и т. Д. .) И дозировкой (например, «0,5 мг»). База данных была разработана для представления данных вопросника в основном в формате группового среднего ± стандартное отклонение. Модель данных также подготовлена ​​для сбора необработанных данных об отдельных участниках на уровне заданий, которые, к сожалению, в настоящее время недоступны исследовательским группам.Индивидуальный набор данных (эксперимент) был определен как любая уникальная комбинация экспериментальных условий и анкеты, чтобы зафиксировать, что одна исследовательская статья может содержать несколько наборов данных (например, применение различных методов индукции и / или дозировок приводит к различным наборам данных). Модель дополнительно содержит следующие атрибуты данных: PUBMED_ID, DOI, язык, на котором была применена анкета, размер выборки, T / F-идентификатор, если набор данных проистекает из контрольного условия (например, « Администрирование плацебо» ), время, когда Анкета применялась после применения индукционного метода.

Рисунок 1 . Модель данных для ASDB. Общая модель данных для хранения психометрических данных с включенными сущностями и отношениями (упрощенная).

Ограничения и обновления

База данных предположительно полная для данных, опубликованных до конца 2017 года, но ограничена человеческой ошибкой при просмотре литературы. Объем базы данных ограничен имеющимися данными, однако предполагается, что он стимулирует сбор новых данных по отсутствующим комбинациям индукционных методов, дозировок и анкет.В зависимости от будущих публикаций и разработок в области количественной оценки ASC, база данных будет регулярно обновляться (1) новыми опубликованными наборами данных (2) данными из дополнительных и недавно разработанных вопросников, как только вопросники достигнут существенного распространения в литературе, чтобы позволить исследования -водные сравнения. В конечном итоге, ASDB должен быть дополнен данными о физиологических показателях, такими как данные нейровизуализации, чтобы обеспечить возможность метаанализа взаимосвязей между феноменологией и физиологическими процессами [i.е., как предполагается в исследовании нейрофеноменологии (Варела, 1996)].

Обновления будут доступны (с датой и номером версии) в том же формате, что и исходная публикация (см. Записи данных), обеспечивая полный открытый доступ к данным и прозрачность включения / исключения данных, позволяющую исправлять потенциальные человеческие ошибки. Обновления будут выполняться администраторами базы данных, а не пользователями, чтобы гарантировать качество данных.

Записи данных

Доступ к базе данных можно получить двумя способами: (1) можно создавать запросы к базе данных и визуализировать результаты через веб-интерфейс на www.asdb.info. Графики вывода имеют функцию наведения указателя мыши для отображения исходных данных и обеспечения полного доступа без каких-либо навыков работы с базами данных. (2) Данные в табличном формате, содержащие все исходные данные, могут быть получены из репозитория Open Science Framework Schmidt (2018).

Техническая проверка

Точность

Все точки данных были извлечены людьми и дважды проверены на точность вторым человеком. Включение / исключение, а также любые корректировки и нормализация данных были задокументированы и могут быть получены вместе с общим набором данных.

Полнота

Данная процедура поиска дает возможность содержать все релевантные данные. Однако отсутствие ссылок на оригинальные ссылки анкеты может привести к отсутствию статей. Если статьи находились под контролем, пожалуйста, свяжитесь с соответствующим автором, и подходящие данные будут включены в базу данных при следующем обновлении.

База данных в настоящее время (01/2018) содержит данные из N = 6861 отчет об опыте ASC, которые были представлены в N = 315 наборах данных (определяемых как уникальная комбинация метода индукции / экспериментальных условий и анкеты), которые были извлечены как Всего 2168 точек данных (состоящих из среднего и стандартного отклонения, если таковые имеются).Данные были извлечены из следующего количества статей в анкете: N = 11 APZ; N = 43 5D-ASC; N = 15 11D-ASC; N = 3 PCI; N = 32 часа; N = 3 MEQ30; и содержат N = 52 различных индукционных метода.

Примечания по использованию

При метаанализе

следует учитывать, что информация о зависимостях наборов данных (например, информация о планах с повторными измерениями) в настоящее время не представлена ​​в базе данных.

Взносы авторов

TS написал рукопись, а HB внесла значительный вклад в рукопись. TS инициировал и руководил проектом ASDB. TS и HB разработали базу данных. HB реализовал структуру базы данных и загрузку данных. TS курировал извлечение данных, выполнял контроль качества и отвечал за долгосрочное обслуживание.

Заявление о конфликте интересов

Авторы заявляют, что исследование проводилось при отсутствии каких-либо коммерческих или финансовых отношений, которые могут быть истолкованы как потенциальный конфликт интересов.

Благодарности

Мы хотели бы поблагодарить Эльке де Фрис, Артура Чешумски, Филиппа Кунке, Ахмада Дауда, Аусс Аббуд, Лоренцо Семейа, Наталью Эстер Брэдуэйн, Мохаммадрезу Багери, Мину Бахарци, Ашиму Кешаву, Кристину Баумгарт, Лесли-Анасту Матиасу -Николь Сибли, Паола Суарес, Феликс Блинд, Ойку Булка за вклад в литературные исследования, извлечение данных и двойную проверку данных; Ренато Гарита Фигейредо, Артур Чешумски за вклад в разработку базы данных; Христофору Луканову за вклад в визуализацию сайта; Акселю Колеру за вклад в управление проектами.

TS был поддержан программой Fellowprogram Open Knowledge от фонда Викимедиа.

Список литературы

Барретт Ф. С., Джонсон М. У. и Гриффитс Р. Р. (2015). Подтверждение пересмотренной анкеты «Мистический опыт» в экспериментальных сеансах с псилоцибином. J. Psychopharmacol. 29, 1182–1190. DOI: 10.1177 / 0269881115609019

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Бодмер И., Диттрих А. и Лампартер Д.(1994). «Aussergewöhnliche Bewusstseinszustände — Ihre gemeinsame Struktur und Messung [Измененные состояния сознания — Их общая структура и оценка]», в Welten des Bewusstseins. Bd. 3 , ред. А. Хофманн и Х. Лойнер (Берлин: Experimentelle Psychologie, Neurobiologie und Chemie), 45–58.

Бусо, Дж. К., Педреро-Перес, Э. Дж., Кэнди, С., и Алькасар-Корколес, М. А. (2016). Измерение субъективного: пересмотр психометрических свойств трех рейтинговых шкал, оценивающих острые эффекты галлюциногенов. Хум. Psychopharmacol. 31, 356–372. DOI: 10.1002 / hup.2545

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Кардена, Э., Линн, С., Криппнер, С. (2000). Разновидности аномального опыта: изучение научных доказательств. Var. Аномальный опыт. Экзамен. Sci. Evid. 15, 143–146. DOI: 10.1037 / 10371-000

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Кархарт-Харрис, Р. Л. Мутукумарасвами, С., Роземан, Л., Келен, М., Друк, В., Мерфи К. и др. (2016). Нейронные корреляты переживания ЛСД, выявленные с помощью мультимодальной нейровизуализации. Proc. Natl. Акад. Sci. США 113, 4853–4858. DOI: 10.1073 / pnas.1518377113

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Кархарт-Харрис, Р. Л., Эрритцо, Д., Уильямс, Т., Стоун, Дж. М., Рид, Л. Дж., Коласанти, А., и др. (2012). Нейронные корреляты психоделического состояния, определенные с помощью фМРТ с псилоцибином. Proc. Natl. Акад.Sci. США 109, 2138–2143. DOI: 10.1073 / pnas.1119598109

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Корлетт П. Р., Фрит К. Д. и Флетчер П. С. (2009). От наркотиков к депривации: байесовская основа для понимания моделей психоза. Психофармакология 206, 515–530. DOI: 10.1007 / s00213-009-1561-0

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Диттрих А. (1975). Zusammenstellung eines Fragebogens (APZ) zur Erfassung abnormer mentalischer Zustände [Составление анкеты (APZ) для оценки аномальных психических состояний]. З. Клин. Psychol. Психиатр. Психофер. 23, 12–20.

Dittrich, A. (1985). Ätiologie-unabhängige Strukturen veränderter Wachbewusstseinszustände. Штутгарт: Энке.

Диттрих А., Лампартер Д. и Маурер М. (2006). 5D-ABZ: Fragebogen zur Erfassung Aussergewöhnlicher Bewusstseinszustände. Eine kurze Einführung [5D-ASC: Анкета для оценки измененных состояний сознания. Краткое введение. Цюрих: Публикации PSIN PLUS.

Диттрих А., Лампартер Д. и Маурер М. (2010). 5D-ASC: Анкета для оценки измененных состояний сознания. Краткое введение 3-е изд. . Цюрих: PSIN PLUS.

Фартинг, Г. У. (1991). Психология сознания . Нью-Джерси, Нью-Джерси: Прентис-Холл.

Google Scholar

Маклин, К. А., Леутсакос, Дж. М., Джонсон, М. В., и Гриффитс, Р. Р. (2012). Факторный анализ анкеты мистического переживания: исследование переживаний, вызванных галлюциногеном псилоцибином. J. Sci. Stud. Религия. 51, 721–737. DOI: 10.1111 / j.1468-5906.2012.01685.x

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст

Метцнер Р. (2005). «Психоделические, психоактивные и вызывающие привыкание наркотики и состояния сознания», в Mind-Altering Drugs: The Science of Subjective Experience , ed M. Earleywine (Нью-Йорк, Нью-Йорк: Oxford University Press), 25–48.

Google Scholar

Мутукумарасвами, С. Д., Кархарт-Харрис, Р. Л., Моран, Р. Дж., Брукс, М.J., Williams, T.M., Errtizoe, D., et al. (2013). Широкополосная корковая десинхронизация лежит в основе психоделического состояния человека. J. Neurosci. 33, 15171–15183. DOI: 10.1523 / JNEUROSCI.2063-13.2013

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Панке, В. Н. (1963). Наркотики и мистицизм: анализ взаимосвязи между психоделическими препаратами и мистическим сознанием . Кембридж, Массачусетс: Издательство Гарвардского университета.

Pahnke, W.Н. (1966). Наркотики и мистика. Внутр. J. Parapsychol. 8, 295–314.

Google Scholar

Пасси, Т. (2007). Bewusstseinszustände: Konzeptualisierung und Messung. LIT; Auflage: 1., Aufl. Hannover (по состоянию на август 2007 г.).

Пекала Р. (1991). Количественная оценка сознания: эмпирический подход. Нью-Йорк, Нью-Йорк: Plenum Press.

Google Scholar

Пекала Р. (1995). Краткая ненавязчивая процедура гипнотической оценки для оценки уровня гипнотизируемости: I.разработка и исследования. Am. J. Clin. Hypn. 37, 271–283. DOI: 10.1080 / 00029157.1995.10403156

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Риба, Дж., Родригес-Форнеллс, А., Страссман, Р. Дж., И Барбаной, М. Дж. (2001). Психометрическая оценка шкалы оценки галлюциногенов. Зависимость от наркотиков и алкоголя. 62, 215–223. DOI: 10.1016 / S0376-8716 (00) 00175-7

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Рукс (2002). Erprobung der deutschen Übersetzung des Phenomenology of Consciousness. Опись фон Пекала: NormwerteGütekriterien, ütekriterien, Änderungsvorschläge.

Шенберг, Э. Э., Тололи, Л. Ф., Резиновски, Д., Да Силвейра, Д. X. (2017). Перевод и культурная адаптация опросника состояний сознания (SOCQ) и статистическая проверка опросника мистического опыта (MEQ30) на бразильском португальском языке. Arch. Clin. Психиатрия 44, 1–5. DOI: 10.1590 / 0101-60830000000105

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Шмидт Т. Т. (2018). База данных измененных состояний (ASDB) . DOI: 10.17605 / OSF.IO / 8MBRU

CrossRef Полный текст

Шмид Ю., Энцлер Ф., Гассер П., Гроузманн Э., Преллер К. Х., Волленвейдер Ф. Х. и др. (2015). Острые эффекты диэтиламида лизергиновой кислоты у здоровых людей. Biol. Психиатрия 78, 544–553. DOI: 10.1016 / j.biopsych.2014.11.015

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Шмидт, Т.Т., и Майич, Т. (2016). «Empirische Untersuchung veränderter Bewusstseinszustände», в Handbuch Psychoaktive Substanzen , ред. М. фон Хейден, Х. Юнгаберле и Т. Майич (Берлин: Springer), 1–25

Google Scholar

Штрассман, Р. Дж., Куоллс, К. Р., Уленхут, Э. Х., и Келлнер, Р. (1994). Исследование реакции на дозу N, N-диметилтриптамина у людей. II. субъективные эффекты и предварительные результаты новой рейтинговой шкалы. Arch. Gen. Psychiatry 51, 98–108.DOI: 10.1001 / archpsyc.1994.03950020022002

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Studerus, E., Gamma, A., and Vollenweider, F. X. (2010). Психометрическая оценка оценочной шкалы измененных состояний сознания. (OAV). PLoS ONE 5: e12412. DOI: 10.1371 / journal.pone.0012412

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Вайтл, Д., Бирбаумер, Н., Грузелье, Дж., Джеймисон, Г. А., Кочубей, Б., Кюблер, А., и другие. (2005). Психобиология измененных состояний сознания. Psychol. Бык. 131, 98–127. DOI: 10.1037 / 0033-2909.131.1.98

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Варела, Ф. Дж. (1996). Нейрофеноменология — методологическое средство от сложной проблемы. J. Сознание. Stud. 3, 330–349.

Google Scholar

состояний сознания — Психология 2e

Действие всех психоактивных веществ происходит через их взаимодействие с нашими эндогенными системами нейротрансмиттеров.Многие из этих препаратов и их взаимосвязь показаны в Таблице 4.2. Как вы узнали, лекарства могут действовать как агонисты или антагонисты данной системы нейромедиаторов. Агонист способствует активности нейромедиаторной системы, а антагонисты препятствуют активности нейромедиатора.

Алкоголь и другие депрессанты

Этанол, который мы обычно называем алкоголем, относится к классу психоактивных веществ, известных как депрессанты (рис. 4.15). Депрессант — это лекарство, которое подавляет активность центральной нервной системы.Другие депрессанты включают барбитураты и бензодиазепины. Эти препараты имеют общую способность служить агонистами системы нейротрансмиттеров гамма-аминомасляной кислоты (ГАМК). Поскольку ГАМК оказывает успокаивающее действие на мозг, агонисты ГАМК также оказывают успокаивающее действие; эти препараты часто назначают как для лечения тревожности, так и для лечения бессонницы.

Рис. 4.15. ГАМК-зависимый хлоридный (Cl ) канал встроен в клеточную мембрану определенных нейронов. Канал имеет несколько рецепторных участков, где алкоголь, барбитураты и бензодиазепины связываются, оказывая свое действие.Связывание этих молекул открывает хлоридный канал, позволяя отрицательно заряженным хлоридным ионам (Cl ) проникать в тело клетки нейрона. Изменение его заряда в отрицательном направлении отталкивает нейрон от возбуждения ; таким образом, активация нейрона ГАМК оказывает успокаивающее действие на мозг.

Острый прием алкоголя приводит к различным изменениям сознания. В довольно низких дозах употребление алкоголя вызывает чувство эйфории. По мере увеличения дозы люди сообщают, что чувствуют себя под действием седативных средств.Как правило, употребление алкоголя связано с уменьшением времени реакции и остроты зрения, снижением бдительности и снижением контроля над поведением. При чрезмерном употреблении алкоголя человек может испытывать полную потерю сознания и / или трудности с запоминанием событий, произошедших в период опьянения (McKim & Hancock, 2013). Кроме того, если беременная женщина употребляет алкоголь, ее младенец может родиться с группой врожденных дефектов и симптомов, которые в совокупности называются расстройством алкогольного спектра плода (FASD) или алкогольным синдромом плода (FAS).

При повторном употреблении многих депрессантов центральной нервной системы, таких как алкоголь, человек становится физически зависимым от этого вещества и проявляет признаки как толерантности, так и отмены. Возможна и психологическая зависимость от этих препаратов. Следовательно, вероятность злоупотребления депрессантами центральной нервной системы относительно высока.

Абстинентный синдром обычно вызывает отвращение и может быть опасным для жизни пациентами, долгое время употреблявшими очень высокие дозы алкоголя и / или барбитуратов.Это вызывает такую ​​озабоченность, что людям, которые пытаются преодолеть зависимость от этих веществ, следует делать это только под наблюдением врача.

Стимуляторы

Стимуляторы — это препараты, которые увеличивают общий уровень нервной активности. Многие из этих препаратов действуют как агонисты системы нейротрансмиттеров дофамина. Активность дофамина часто ассоциируется с вознаграждением и жаждой; следовательно, лекарства, которые влияют на нейротрансмиссию дофамина, часто вызывают злоупотребление. К наркотикам этой категории относятся кокаин, амфетамины (включая метамфетамин), катиноны (т.е., соли для ванн), МДМА (экстази), никотин и кофеин.

Кокаин можно принимать разными способами. Хотя многие потребители нюхают кокаин, внутривенные инъекции и ингаляции (курение) также являются обычным явлением. Свободная версия кокаина, известная как крэк, представляет собой сильнодействующую, пригодную для курения версию наркотика. Как и многие другие стимуляторы, кокаин агонизирует систему нейротрансмиттеров дофамина, блокируя обратный захват дофамина в синапсах нейронов.

DIG DEEPER: метамфетамин

Метамфетамин в форме, пригодной для курения, часто называемой «кристаллическим метамфетитом» из-за его сходства с образованиями горного хрусталя, вызывает сильную зависимость.Курительная форма очень быстро достигает мозга, вызывая сильную эйфорию, которая проходит почти так же быстро, как и приходит, побуждая потребителей продолжать прием препарата. Пользователи часто употребляют препарат каждые несколько часов во время дневных перееданий, называемых «пробежками», когда пользователь отказывается от еды и сна. После эпидемии опиатов многие наркокартели в Мексике переходят от производства героина к производству высокоэффективных, но недорогих форм метамфетамина. Низкая стоимость в сочетании с более низким риском передозировки по сравнению с опиатными препаратами делает сегодня кристаллический метамфетамин популярным среди потребителей наркотиков (NIDA, 2019).Использование кристаллического метамфетамина создает ряд серьезных долгосрочных проблем со здоровьем, включая проблемы с зубами (часто называемые «метамфетамин»), ссадины на коже, вызванные чрезмерным расчесыванием, потерей памяти, проблемами со сном, агрессивным поведением, паранойей и галлюцинациями. Зависимость от метамфетамина вызывает сильную тягу, которую трудно вылечить.

Амфетамины имеют механизм действия, очень похожий на механизм действия кокаина в том, что они блокируют обратный захват дофамина в дополнение к стимуляции его высвобождения (Рисунок 4.16). Хотя амфетаминами часто злоупотребляют, их также обычно прописывают детям с диагнозом синдрома дефицита внимания и гиперактивности (СДВГ). Может показаться нелогичным, что стимулирующие препараты назначаются для лечения расстройства, связанного с гиперактивностью, но терапевтический эффект достигается за счет увеличения активности нейротрансмиттеров в определенных областях мозга, связанных с контролем импульсов. Эти области мозга включают префронтальную кору и базальные ганглии.

Рисунок 4.16 В качестве одного из механизмов действия кокаин и амфетамины блокируют обратный захват дофамина из синапса в пресинаптическую клетку.

В последние годы употребление метамфетамина (мет) становится все более распространенным. Метамфетамин — это тип амфетамина, который можно производить из легко доступных ингредиентов (например, лекарств, содержащих псевдоэфедрин, соединение, которое содержится во многих безрецептурных средствах от простуды и гриппа). Несмотря на недавние изменения в законах, призванные затруднить получение псевдоэфедрина, метамфетамин по-прежнему остается легкодоступным и относительно недорогим препаратом (Shukla, Crump, & Chrisco, 2012).

Потребители стимуляторов стремятся к эйфорическому состоянию, ощущению сильного восторга и удовольствия, особенно у тех, кто принимает наркотик внутривенно или при курении. МДМА (3,4-метелиндиоксиметамфетамин, широко известный как «экстази» или «Молли») является мягким стимулятором с эффектами изменения восприятия. Обычно его употребляют в виде таблеток. Пользователи испытывают повышенную энергию, чувство удовольствия и эмоциональную теплоту. Повторное употребление этих стимуляторов может иметь серьезные неблагоприятные последствия.Пользователи могут испытывать физические симптомы, включая тошноту, повышенное кровяное давление и учащенное сердцебиение. Кроме того, эти препараты могут вызывать чувство тревоги, галлюцинации и паранойю (Fiorentini et al., 2011). Нормальное функционирование мозга нарушается после многократного использования этих препаратов. Например, повторное употребление может привести к общему истощению моноаминовых нейромедиаторов (дофамина, норадреналина и серотонина). Истощение определенных нейротрансмиттеров может привести к дисфории настроения, когнитивным проблемам и другим факторам.Это может привести к тому, что люди будут навязчиво употреблять стимуляторы, такие как кокаин и амфетамины, отчасти для того, чтобы попытаться восстановить физический и психологический исходный уровень человека до употребления. (Джаянти и Рамамурти, 2005; Ротман, Блаф и Бауманн, 2007).

Кофеин — еще один стимулирующий препарат. Хотя это, вероятно, наиболее часто используемый препарат в мире, эффективность этого конкретного препарата бледнеет по сравнению с другими стимулирующими препаратами, описанными в этом разделе. Как правило, люди употребляют кофеин для поддержания повышенного уровня бдительности и возбуждения.Кофеин содержится во многих распространенных лекарствах (например, в препаратах для похудания), напитках, продуктах питания и даже косметике (Herman & Herman, 2013). Хотя кофеин может иметь некоторые косвенные эффекты на нейротрансмиссию дофамина, его основной механизм действия включает антагонистическую активность аденозина (Porkka-Heiskanen, 2011). Аденозин — нейромедиатор, который способствует сну. Кофеин является антагонистом аденозина, поэтому кофеин подавляет рецепторы аденозина, тем самым уменьшая сонливость и способствуя бодрствованию.

Хотя кофеин обычно считается относительно безопасным лекарством, высокий уровень кофеина в крови может привести к бессоннице, возбуждению, подергиванию мышц, тошноте, нерегулярному сердцебиению и даже смерти (Reissig, Strain, & Griffiths, 2009; Wolt, Ganetsky, & Babu , 2012). В 2012 году Кроманн и Нильсон сообщили об исследовании 40-летней женщины, у которой были серьезные побочные эффекты от употребления кофеина. В прошлом женщина употребляла кофеин для поднятия настроения и получения энергии, но в течение нескольких лет она увеличила потребление кофеина до такой степени, что потребляла три литра газировки каждый день.Хотя она принимала рецептурный антидепрессант, ее симптомы депрессии продолжали ухудшаться, и она начала страдать физически, проявляя серьезные предупреждающие признаки сердечно-сосудистых заболеваний и диабета. При поступлении в амбулаторную клинику для лечения расстройств настроения она соответствовала всем диагностическим критериям зависимости от психоактивных веществ, и ей посоветовали резко ограничить потребление кофеина. Как только она смогла ограничить свое употребление менее чем 12 унциями соды в день, ее психическое и физическое здоровье постепенно улучшилось.Несмотря на распространенное употребление кофеина и большое количество людей, которые признаются, что страдают от кофеиновой зависимости, это было первое опубликованное описание зависимости от соды, появившееся в научной литературе.

Никотин вызывает сильную зависимость, а употребление табачных изделий связано с повышенным риском сердечных заболеваний, инсульта и различных видов рака. Никотин проявляет свои эффекты через взаимодействие с рецепторами ацетилхолина. Ацетилхолин действует как нейромедиатор в двигательных нейронах.В центральной нервной системе он играет роль в механизмах возбуждения и вознаграждения. Никотин чаще всего используется в форме табачных изделий, таких как сигареты или жевательный табак; поэтому существует огромный интерес к разработке эффективных методов отказа от курения. На сегодняшний день люди использовали различные виды никотиновой заместительной терапии в дополнение к различным психотерапевтическим методам, пытаясь прекратить употребление табачных изделий. В целом программы отказа от курения могут быть эффективными в краткосрочной перспективе, но неясно, сохранятся ли эти эффекты (Cropley, Theadom, Pravettoni, & Webb, 2008; Levitt, Shaw, Wong, & Kaczorowski, 2007; Smedslund, Fisher, Boles , & Лихтенштейн, 2004).Вейпинг как средство доставки никотина становится все более популярным, особенно среди подростков и молодых людей. Вейпинг использует устройства с батарейным питанием, иногда называемые электронными сигаретами, которые доставляют жидкий никотин и ароматизаторы в виде пара. Первоначально сообщалось, что вейпинг является безопасной альтернативой известным канцерогенным агентам, содержащимся в сигаретах, но теперь известно, что он очень опасен и приводит к серьезным заболеваниям легких и смерти пользователей.

Опиоиды

Опиоид относится к категории наркотиков, в которую входят героин, морфин, метадон и кодеин.Опиоиды обладают обезболивающими свойствами; то есть они уменьшают боль. У людей есть эндогенная система опиоидных нейромедиаторов — организм вырабатывает небольшие количества опиоидных соединений, которые связываются с опиоидными рецепторами, уменьшая боль и вызывая эйфорию. Таким образом, опиоидные препараты, имитирующие этот эндогенный обезболивающий механизм, имеют чрезвычайно высокий потенциал злоупотребления. Природные опиоиды, называемые опиатами, представляют собой производные опия, который является естественным соединением, содержащимся в растении мака. В настоящее время существует несколько синтетических версий опиатных препаратов (правильно называемых опиоидами), которые обладают очень сильным обезболивающим действием, и ими часто злоупотребляют.Например, Национальный институт злоупотребления наркотиками спонсировал исследование, которое предполагает, что неправильное употребление и злоупотребление обезболивающими, отпускаемыми по рецепту, гидрокодоном и оксикодоном, представляют собой серьезную проблему для общественного здравоохранения (Maxwell, 2006). В 2013 году Управление по санитарному надзору за качеством пищевых продуктов и медикаментов США рекомендовало ужесточить контроль за их медицинским использованием.

Исторически героин был одним из наиболее распространенных опиоидных наркотиков (рис. 4.17). Героин можно нюхать, курить или вводить внутривенно. Героин вызывает сильные чувства эйфории и удовольствия, которые усиливаются при внутривенном введении героина.После первоначальной «спешки» пользователи испытывают 4–6 часов «покачивания головой», чередуя сознательное и полусознательное состояния. Потребители героина часто вводят наркотик прямо в вены. Некоторые люди, которые много раз вводили себе инъекции в руки, будут показывать «следы», в то время как другие пользователи будут вводить инъекции в области между пальцами или между пальцами ног, чтобы не показывать очевидные следы, и, как все лица, злоупотребляющие внутривенными наркотиками, имеют повышенный риск заражения туберкулезом и ВИЧ.

Рис. 4.17 (a) Общие принадлежности для приготовления и употребления героина показаны здесь в комплекте для обмена игл. б) Героин готовят на ложке над свечой. (кредит а: модификация работы Тодда Хаффмана)

Помимо использования в качестве анальгетиков, опиоидоподобные соединения часто встречаются в средствах против кашля, против тошноты и диареи. Учитывая, что при отмене препарата часто возникает переживание, противоположное действию препарата, неудивительно, что отмена опиоидов напоминает тяжелый случай гриппа.Отмена опиоидов может быть чрезвычайно неприятной, но не опасной для жизни (Julien, 2005). Тем не менее, людям, страдающим отменой опиоидов, может быть назначен метадон, чтобы облегчить отказ от наркотиков. Метадон — синтетический опиоид, менее эйфоригенный, чем героин и аналогичные наркотики. Метадоновые клиники помогают людям, которые ранее боролись с опиоидной зависимостью, справляться с симптомами отмены с помощью метадона. Другие препараты, в том числе опиоидный бупренорфин, также использовались для облегчения симптомов отмены опиатов.

Кодеин — опиоид с относительно низкой активностью. Его часто назначают при незначительной боли, а в некоторых других странах он продается без рецепта. Как и все опиоиды, кодеин потенциально может злоупотреблять. Фактически, злоупотребление рецептурными опиоидными препаратами становится серьезной проблемой во всем мире (Aquina, Marques-Baptista, Bridgeman, & Merlin, 2009; Casati, Sedefov, & Pfeiffer-Gerschel, 2012).

ЕЖЕДНЕВНАЯ СВЯЗЬ: Опиоидный кризис

Немногие люди в Соединенных Штатах остаются не затронутыми недавней опиоидной эпидемией.Кажется, что каждый знает друга, члена семьи или соседа, умершего от передозировки. Опиоидная зависимость достигла критического уровня в Соединенных Штатах, так что к 2019 году в среднем 130 человек умирало каждый день от передозировки опиоидов (NIDA, 2019).

Кризис фактически начался в 1990-х, когда фармацевтические компании начали массовый маркетинг обезболивающих опиоидных препаратов, таких как Оксиконтин, с обещанием (теперь известным как ложное), что они не вызывают привыкания. Увеличение количества выписываемых рецептов привело к увеличению числа злоупотреблений и увеличению числа случаев зависимости даже среди пациентов, которые использовали эти лекарства по назначению.С физиологической точки зрения, организм может привыкнуть к опиатным препаратам менее чем за неделю, в том числе при приеме по назначению. Отказ от опиоидов включает боль, которую пациенты часто неверно интерпретируют как боль, вызванную проблемой, которая привела к первоначальному рецепту, и которая мотивирует пациентов продолжать употребление наркотиков.

Рекомендация FDA 2013 года о более жестком контроле за назначением опиатов привела к тому, что многие пациенты, зависимые от рецептурных препаратов, таких как OxyContin, не смогли получить законные рецепты.Это создало черный рынок для лекарства, где цены взлетели до 80 долларов и более за одну таблетку. Чтобы предотвратить абстиненцию, многие люди обращались к более дешевому героину, который можно было купить за 5 долларов за дозу или меньше. Чтобы героин оставался доступным, многие дилеры начали добавлять более сильные синтетические опиоиды, включая фентанил и карфентанил, чтобы усилить действие героина. Эти синтетические наркотики настолько сильны, что даже небольшие дозы могут вызвать передозировку и смерть.

Крупномасштабные кампании в области общественного здравоохранения, проводимые Национальными институтами здравоохранения и Национальным институтом злоупотребления наркотиками, привели к недавнему снижению опиоидного кризиса.Эти инициативы включают расширение доступа к услугам по лечению и восстановлению, расширение доступа к лекарствам, предотвращающим передозировку, таким как налоксон, и внедрение более совершенных систем мониторинга общественного здравоохранения (NIDA, 2019).

Как изменить свой разум — с помощью упражнения

«Измененное состояние сознания — это временное изменение общей картины субъективного опыта, так что человек считает, что его психологические функции заметно отличаются от определенных общих норм его нормального бодрствующего сознания. .”

— G.W. Фартинг

Что вы думаете, когда слышите фразу «измененное состояние сознания»? Хотя они обычно связаны с употреблением психоактивных веществ или стереотипным буддийским монахом в медитации, измененные состояния сознания (ИСС) могут возникать в удивительно разнообразных обстоятельствах.

Одно из таких обстоятельств — изнурительная физическая активность, которая может одновременно тренировать тело и изменять разум. Это потому, что изменения в субъективном опыте отражают изменения не только в мозгу, но и в других частях тела.Различные формы движения обладают своими уникальными характеристиками, которые могут способствовать различным изменениям в сознании: все, от бега и танцев до скалолазания и боевых искусств, может вызвать уникальное психическое состояние.

Услышав это, можно задаться вопросом, желательны ли вообще изменения сознания, вызванные физическими упражнениями. Конечно, человек находится в своего рода «измененном состоянии», когда испытывает боль в конце длительной тренировки и только желает, чтобы она закончилась. Но хотя все, кого когда-либо заставляли заниматься физкультурой, знают об этом состоянии ума, есть и другие часто испытываемые измененные состояния, связанные с упражнениями, которые имеют более очевидные преимущества.Некоторые из них — кайф бегуна, «Зона» и поток танцев — не только доставляют удовольствие, но часто связаны с повышенной мотивацией к упражнениям и психологическим благополучием. 1–3

Прежде чем я расскажу вам, как различные типы упражнений могут повлиять на ваше душевное состояние, у меня есть одно важное сообщение: ИСС, вызванные упражнениями, — это , а не , предназначенные для спортсменов высокого уровня. Каждый, кто занимается упражнениями, может получить к ним доступ, проявив достаточно практики и терпения. Итак, неважно, кто вы — диверсант, или олимпиец, в конце хорошего тяжелого упражнения вас ждет измененное состояние.

«Неважно, как вы это делаете. Просто иди и сделай это ».

— Дин Карназес

Высокий бегун

Кайф для бегуна — это то, на что он похож: прекрасное самочувствие во время и после бега. Ученые также определили его более точно: « Кайф бегуна — это субъективное внезапное приятное чувство эйфории, анксиолиза, седативного эффекта и обезболивания после длительных упражнений, таких как бег на длинные дистанции. 4 Продолжительные упражнения в данном случае означают непрерывное движение в течение как минимум 45 минут, 5 , но, возможно, до нескольких часов, как в марафонах.Подобные переживания происходят и в академической гребле («кайф гребца»), и они могут быть связаны с синхронностью движений, которая так важна для высоких результатов в командах гребцов. 6 Кроме того, как бег, так и гребля включают в себя определенные ритмические движения и скоординированное дыхание, что увеличивает внимание к текущей задаче. И фокусировка тоже доставляет удовольствие. 7

Так как же достичь кайфа бегуна? Скорее всего, это зависит от тренировочного статуса, уровня физической подготовки и нейробиологии человека.Новичкам, например, может потребоваться терпение. Опытные бегуны предлагают начинать с умеренной скорости бега в качестве разминки, а затем быстро набирать темп в течение нескольких минут после того, как наступит первая усталость. Затем наступает самое сложное: как можно лучше преодолеть любые неприятные ощущения, чтобы добиться желаемого результата. постоянный темп, пока вы не достигнете абсолютного значения , необходимо замедлить (и, конечно же: не переусердствуйте). Если вы чувствуете внезапный прилив энергии, который заставляет вас ускориться — продолжайте. Через некоторое время вы почувствуете эйфорию от бега. 8

Почему это физическое переутомление в теле создает такое приятное душевное состояние? Исследования на мышах показывают, что интенсивные упражнения заставляют организм выделять эндорфины, но сами по себе эндорфины не могут объяснить кайф бегуна. 21 Попадая в кровь после интенсивных упражнений, они действуют в основном как местных болеутоляющих. Они не могут проникнуть в мозг и, следовательно, не могут вызвать эйфорию.

Вместо этого исследователи полагают, что беговой кайф может быть результатом действия эндоканнабиноидов, которые нейтрализуют стресс в мозгу. 5 Эти молекулы похожи на те, которые вызывают у людей чувство «кайфа», когда они курят каннабис, но ваше тело производит их естественным образом. И поскольку они жирорастворимы, они могут попасть в мозг, и их концентрация в крови также повышается при интенсивных упражнениях. 4 Значит, у бегунов кайф может быть вызван эндоканнабиноидами. Фактически, одно исследование показало, что не только бег, но и ходьба в течение 45-60 минут заметно увеличивает уровень эндоканнабиноидов. Тем не менее, исследователи сомневаются, что бегуна можно вызвать, если «просто совершить длительную прогулку».«Они подозревают, что во время продолжительных упражнений человек в конечном итоге достигает порогового уровня эндоканнабиноидов, который необходимо преодолеть, чтобы достичь максимума бегуна. А для этого нужен бег, а не просто ходьба. 5

ЕСТЬ. ТРЕНИРОВАТЬСЯ. СПАТЬ. ПОВТОРЕНИЕ.

CrossFit — это относительно новая программа тренировок, которая характеризуется «высокоинтенсивными, постоянно меняющимися функциональными движениями». 9 В то время как бег состоит из длительных упражнений и повторяющихся циклических движений, кроссфит — полная противоположность: короткие, интенсивные, не циклические, и гораздо больше ориентированы на различные виды тяжелой атлетики и функциональные силовые упражнения, чем на кондиционирование.

Может ли кто-нибудь достичь измененного состояния с помощью кроссфита? Подходя к этому как спортивный психолог, кроссфит-атлеты разного уровня часто испытывают то, что они называют «Зоной». Имеется в виду «индивидуальная зона оптимального функционирования» — когда все идеально сочетается, только текущая задача имеет свет внимания, и вы, , просто идете.

По словам спортивного психолога и бывшего регбиста Адама Дехати, который работает с кроссфит-атлетами над их мышлением, Зона имеет восемь характеристик: 10

Эта зона оптимального функционирования в основном определяется балансом задачи и способностей.Когда чья-то способность справиться с проблемой слишком мала, он будет подавлен и, скорее всего, потерпит неудачу. Верно и обратное: когда чего-то недостаточно, людям становится скучно, и они не работают в полную силу. Зона — это золотая середина: сложный, но не подавляющий баланс между сложностью задачи и индивидуальными способностями. Это то, что делает Зону индивидуальной зоной оптимального функционирования . И действительно, кроссфит не уникален. Зона — это тип состояния потока, в котором кто-то полностью погружен в деятельность с приятным, энергичным фокусом. 7 Хотя культура кроссфита особо подчеркивает это, можно быть «в зоне» практически во время любого типа упражнения — да и вообще любого достаточно сложного задания.

С правильным мышлением и хорошо выверенной сложностью задачи вход в Зону просто случается — если вы готовы. В кроссфите это состояние частично проистекает из твердой приверженности достижению цели с помощью строго спланированной тренировки: подсчета повторений, сосредоточения внимания на движении в данный момент и предвидения того, что будет дальше, для плавного перехода от одной задачи к другой.Все это создает ощущение безболезненного течения и исполнения с совершенной техникой, экономящей энергию и дыхание. Элисон Мойер, тренер по кроссфиту, бодибилдер и спортсменка из Пенсильвании, подводит итог:

«В кроссфите я столько раз ощущаю боль — одышку, затрудненное движение, напряжение в конечностях. Но потом, время от времени, я обнаруживаю те редкие моменты … которые заставляют меня чувствовать себя неудержимым, непобедимым. Я осознаю, что делаю, и осознаю, что двигаюсь, но я нашел место прямо под моей красной чертой, где мое тело просто берет верх и уходит.Неважно, что я устал, что у меня пересохло во рту, что я не могу дышать или что мои ноги немеют. … Это чувство, невероятно сверхчеловеческое ощущение — вот что заставляет меня возвращаться за новым ». 11

Многие кроссфит-атлеты стремятся именно к этому ощущению безболезненного концентрированного потока во время тренировки. В конце концов, интенсивные тренировки, такие как кроссфит, касаются не только того, что происходит в теле, но и в уме.

Соединение тела и разума — поток через музыку

«Когда тело движется, это наиболее показательно.Потанцуй минутку, и я скажу тебе, кто ты ».

— Михаил Барышников, артист балета

Танцевально-двигательная терапия была исследована как дополнительная клиническая практика в психиатрии и неврологии, 12–14 , но терапевты отнюдь не изобрели ее. Транс и шаманские танцы использовались на протяжении тысячелетий в разных культурах по всему миру, и их все еще практикуют многие, например суфийские дервиши. 15

Конечно, цели связанных с танцами видов спорта сильно отличаются от трансовых и терапевтических танцев, но все они имеют общую связь между внутренним состоянием танцора и внешним зрительным исполнением.Совершенствование того и другого имеет решающее значение в профессиональном танце. Прекрасный пример — олимпийская золотая медаль в произвольной программе парного катания А. Савченко и Б. Массо в 2018 году.

Музыка сама по себе, безусловно, является мощным индуктором измененных состояний, но движение танца добавляет к ней еще один элемент. Музыка проходит через ритм и стиль. Таким образом, танец означает перевод ритма и стиля в поток движений. Синергия между музыкой и движением может создать состояние потока, в котором люди не только забывают о времени и своем окружении, но и чувствуют себя более связанными с собой:

«Музыка и биты подобны зажженной зажигалке: тепло и яркость расширяются во всем моем теле: моя голова движется, мое тело движется, мой разум движется.Когда я танцую, я весь начинаю растворяться в звуке, исчезают мысли. Я чувствую себя вне системы, вне времени и пространства. Я сам по себе и чувствую себя каждой клеточкой своего тела ».

–Анна, из Кельна

Чтобы войти в такое состояние, нужно только уметь погрузиться в чувство ритма, двигаться по-разному и концентрироваться. Профессиональные танцевальные навыки не требуются — и даже не требуется никаких особых талантов! Измененные состояния в результате танца возникают независимо от того, как танец кажется другим людям.

Танец уникален, потому что многие из нас автоматически тянутся к нему. Когда люди слышат музыку, которая им нравится, а иногда даже музыку, которую они не любят, они почти бессознательно пытаются подключиться к ней. Они начинают стучать ногами, кивать головой, шевелить бедрами или делать какие-то спонтанные движения, которые кажутся правильными (и, конечно, социально приемлемыми в нынешней обстановке).

Измененные состояния в танце включают полное подчинение побуждению к движению или освоение преднамеренной танцевальной программы.Когда мы полностью погружаемся в танец, мы начинаем чувствовать себя настолько привязанными к музыке, что теряем все остальное. Люди, потерянные в танце, чувствуют себя раскрепощенными, часто свободными от стресса и даже как будто они едины с ритмом, своим окружением и другими танцорами. Они могут потерять счет времени и танцевать гораздо дольше, чем ожидали. Это почти определение измененного состояния: в самом крайнем случае ум наполнен только танцем. Как и Зона, это еще один вид потока. Это по своей сути выгодное состояние, и танцоры, испытывающие поток, будут искать его снова и снова. 16

Заключение

Назовете ли вы это «Зона», определенный «максимум», «поток» или что-то еще: физические упражнения и движения — особенно в сочетании с открытым, но сфокусированным мышлением — могут вызвать измененное состояние сознания, которое может наступить одновременно. во время и после упражнения. В основе этих измененных состояний лежит движение, а также переживание по существу полезного состояния ума.

Движение — одна из наших основных потребностей, и оно имеет решающее значение для здоровья души и тела, а также для здоровой связи между ними. 2 Поскольку физические упражнения и движения обладают потенциалом для усиления ценных состояний сознания, мы можем легко рассматривать их как часть культуры сознания — a Bewusstseinskultur. Физические упражнения уменьшают и предотвращают страдания, создавая ценное состояние сознания, которое может даже повысить нашу способность жить хорошо и общаться с другими людьми. В свою очередь, более здоровые отношения с другими могут привести к дальнейшим ценным состояниям сознания и взаимным, обогащающим отношениям.

Как спортивный психолог, вот мой совет: если вы чувствуете себя подавленным, особенно если не знаете, почему, не повредит двигаться. Если вы находитесь в состоянии стресса или ошеломлены, сосредоточение внимания на движении может вывести вас из этого мышления, что позволит вам вернуться к своим трудностям позже с обновленным мозгом. Если вы чувствуете себя одиноким, движение может улучшить ваше настроение, особенно если вы найдете людей, которые разделяют этот интерес. Если вы действительно страдаете психически, вам, возможно, потребуется обратиться к специалисту по психическому здоровью, но все же не забывайте двигаться, потому что это одна из многих вещей, которые могут помочь. 2,22

Движение — не лучшее решение для всего, но я предлагаю, чтобы естественные движения и их потенциал для увеличения осознания и познания своего тела должны культивироваться в жизни каждого. Включение движения в планы психотерапевтического лечения может даже принести дополнительную пользу помимо психотерапии и лекарств. 22 Более того, культура, которая ценит движение и ценные состояния ума, может предотвратить душевные и телесные страдания детей, молодежи и взрослых.

Неважно, какие физические упражнения вы выполняете. Просто двигайся. Сознательно.

Лаборатория измененных состояний сознания

Стивенс, L.C. (2016). Председатель конференции и симпозиума по состраданию, представленной на 7 -й ежегодной -й ежегодной научно-исследовательской конференции NSF для студентов, посвященной социальной психофизиологии сострадания, 31 июля 2016 г., Флагстафф, Аризона.

Кальдерон *, А., Винни *, Д., Доскосил, Л., и Стивенс, Л.(2016). Приводит ли сострадание к электроэнцефалографическим и поведенческим изменениям? Последствия для аффективной неврологии. Доклады и постерные презентации в рамках Симпозиума по исследованию сострадания, представленного на 7 Ежегодной научно-исследовательской конференции NSF для студентов по социальной психофизиологии сострадания, 31 июля 2016 г., Флагстафф, Аризона.

Стивенс, L.C. (2016). Председатель 6-го симпозиума APA «Нейробиология сочувствия, сострадания и самосострадания», представленного на 124 -й ежегодной конвенции Американской психологической ассоциации, 4 августа 2016 года, Денвер, Колорадо.

Стивенс, Л.С., Бегей *, К., и Гудман, Р. (2016). Внимательность и эмоциональные последствия самоугрожающей обратной связи, устная презентация доклада на симпозиуме APA Division 6 под названием «Нейробиология сочувствия, сострадания и самосострадания», представленная на 124 -й ежегодной конференции Американской психологической ассоциации, 4 августа 2016 года, Денвер, Колорадо.

Стивенс, L.C. (2017). Председатель 8-го симпозиума APA под названием «Социальная психология сочувствия, сострадания и самосострадания», представленного на 125 -й ежегодной конвенции Американской психологической ассоциации, 4 августа 2017 г., Вашингтон, округ Колумбия.С.

Стивенс, L.C. (2017). Председатель 6-го симпозиума APA «Последние открытия в нейробиологии сочувствия, сострадания и самосострадания», представленного на 125 -й ежегодной конференции Американской психологической ассоциации № , 6 августа 2017 г., Вашингтон, округ Колумбия,

Кальдерон *, А., Стивенс, Л.С., Доскосил, Л., Виннери *, Д., и Уэст *, Т. (2017). Тренировка сострадания связана с неврологическими и поведенческими изменениями. Устный доклад в рамках симпозиума «Последние открытия в нейробиологии сочувствия, сострадания и самосострадания», представленный на 125 -й ежегодной конференции Американской психологической ассоциации № , 6 августа 2017 г., Вашингтон, округ Колумбия.С.

Киз *, Б., Стивенс, Л.К., Готье-Брахам *, М., Тэтчер *, А., Крок *, М., Харрис * К., Шилп *, Х., Кристиан *, Р., Джонс * , С., & Мендоза *, Дж. (2017). Мозг во время гипноза: исследовательское исследование, представленное на симпозиуме студентов НАУ, декабрь 2017 г., Флагстафф, Аризона.

Gauthier-Braham *, M., Mendoza *, J., Stevens, LC, Thatcher *, A., Christian *, R., Schilp *, H., Harris *, C., & Kroeck *, M. ( 2018). Неврологическое и вазомоторное исследование нейтрального и направленного гипноза, представленное на 88 Ежегодном съезде Психологической ассоциации Скалистых гор, 12-14 апреля 2018 г., Денвер, Колорадо.

Тэтчер *, А., Стивенс, Л.С., и Вудрафф, К.С. (2018). Кто я? Кто ты? Манипуляция дискриминацией других людей посредством гипноза и гипнотических внушений, представленная на 98 -м ежегодном съезде Западной психологической ассоциации, 26-29 апреля 2018 г., Портленд, Орегон.

Gauthier-Braham *, M., Mendoza *, J., Stevens, LC, Thatcher *, A., Christian *, R., Schilp *, H., Harris *, C., & Kroeck *, M. ( 2018). Неврологическое и вазомоторное исследование нейтрального и направленного гипноза, представленное на симпозиуме бакалавров НАУ, 27 апреля 1018 года, Флагстафф, Аризона.

Шилп *, Х.А., Стивенс, Л.К., Крок *, М., Мендоза *, Дж., Тэтчер * А., Готье-Брахам *, М., Кристиан *, Р., Харрис *, К., Киллгор *, С., ДеФацио *, П., Риппи * К., Даннер *, Т., и Бойд *, Д. (2018). Взаимосвязь между феноменологией сознания и уровнями гипнотической восприимчивости, представленная на симпозиуме бакалавров НАУ, 27 апреля 1018 г., Флагстафф, Аризона.

Харрис *, К. и Стивенс, Л.С. (2018). Употребление наркотиков как предиктор гипнотической восприимчивости, представленный на симпозиуме бакалавриата НАУ, 27 апреля 1018 года, Флагстафф, Аризона.

Стивенс, L.C. (2018). Цепь человеческого сострадания, приглашенная на 1-часовое пленарное заседание, представленная на 26 -й ежегодной конференции Международного общества нейробиоуправления и исследований, 15-21 октября 2018 г., Глендейл, Аризона.

ДеФазио *, П., Киллгор *, А., и Стивенс, Л.С. (2018). Гипноз и личность: определение гипнотизируемости через большую пятерку черт, представленная на 26 -й ежегодной конференции южно-калифорнийских конференций по исследованиям в бакалавриате, Городской колледж Пасадены, Пасадена, Калифорния, 17 ноября 2018 г.

Что такое сознание? — Введение в психологию и неврологию

К концу этого раздела вы сможете:

  • Понять, что подразумевается под сознанием и вниманием
  • Объясните, как циркадные ритмы участвуют в регулировании цикла сна-бодрствования и как циркадные циклы могут быть нарушены.
  • Обсудите концепцию недосыпания

Сознание описывает нашу осведомленность о внутренних и внешних стимулах.Осведомленность о внутренних стимулах включает чувство боли, голода, жажды, сонливости и осознание своих мыслей и эмоций. Осведомленность о внешних раздражителях включает в себя такие переживания, как видение солнечного света, ощущение тепла в комнате и слышание голоса друга.

Рисунок SC.2 Сознание можно понимать как континуум с различными уровнями бодрствования и осведомленности.

Мы регулярно переживаем разные состояния сознания и разные уровни осведомленности.Мы могли бы даже описать сознание как континуум, который варьируется от полного осознания до глубокого сна. Сон — это состояние, характеризующееся относительно низким уровнем физической активности и сниженной сенсорной осведомленностью, которое отличается от периодов отдыха, которые происходят во время бодрствования. Бодрствование характеризуется высоким уровнем сенсорной осведомленности, мысли и поведения. Помимо бодрствования или сна, люди испытывают множество других состояний сознания. К ним относятся мечтания, интоксикация и потеря сознания из-за анестезии.Мы также можем испытывать бессознательное состояние при наркозе в медицинских целях. Часто мы не полностью осознаем то, что нас окружает, даже когда мы полностью бодрствуем. Например, вы когда-нибудь мечтали, когда ехали домой с работы или учебы, не задумываясь о самой поездке? Вы были способны выполнять все сложные задачи, связанные с управлением автомобилем, даже если вы не знали об этом. Многие из этих процессов, как и большая часть психологического поведения, уходят корнями в нашу биологию.Более подробная информация об измерениях сознания доступна на видео ниже и на рисунке SC.2.

ЛЮБОПЫТНАЯ ТЕМА: ИЗМЕРЕНИЕ СОЗНАНИЯ
Если видео выше не загружается, нажмите здесь: https://youtu.be/jnsmMWKsHiY
Чтобы увидеть полную расшифровку этого видео, нажмите здесь

Внимание

Уильям Джеймс много писал о внимании в конце 1800-х годов. Часто цитируемый отрывок (Джеймс, 1890/1983) прекрасно передает, насколько интуитивно очевидна концепция внимания, в то время как ее по-прежнему очень трудно определить измеримыми, конкретными терминами: каждый знает, что такое внимание.Это овладение разумом в ясной и яркой форме одним из того, что кажется несколькими одновременно возможными объектами или последовательностями мыслей. Фокусировка, концентрация сознания — вот его суть. Это подразумевает отказ от одних вещей, чтобы эффективно справляться с другими.

Обратите внимание, что это описание затрагивает сознательную природу внимания, а также идею о том, что то, что находится в сознании, часто контролируется добровольно, но также может определяться событиями, привлекающими наше внимание.В этом описании подразумевается идея о том, что у нас, кажется, есть ограниченная мощность для обработки информации, и что мы можем уделять внимание или осознавать только небольшой объем информации в любой момент времени.

Многие аспекты внимания были изучены в области психологии. В некотором смысле мы определяем разные типы внимания по характеру задачи, используемой для его изучения. Например, решающим вопросом во время Второй мировой войны было то, как долго человек может оставаться в состоянии повышенной бдительности и точности, наблюдая на экране радара вражеские самолеты, и эта проблема побудила психологов изучить, как работает внимание в таких условиях.Наблюдая за редким событием, легко позволить замедлить концентрацию. (Это продолжает оставаться проблемой сегодня для агентов TSA, которым поручено просматривать изображения содержимого вашей ручной клади в поисках ножей, оружия или бутылочек с шампунем размером более 3 унций.) Внимание в контексте этого типа. поисковой задачи относится к уровню устойчивого внимания или бдительности человек может поддерживать. Напротив, задачи с разделенным вниманием позволяют нам определить, насколько хорошо люди могут одновременно обращаться ко многим источникам информации. Пространственное внимание относится конкретно к тому, как мы сосредотачиваемся на одной части нашей среды и как мы перемещаем внимание на другие места в окружающей среде. Все это примеры различных аспектов внимания, но подразумеваемым элементом большинства этих идей является концепция избирательного внимания ; некоторая информация обрабатывается, в то время как другая информация намеренно блокируется.

Избирательное внимание — это способность выбирать определенные стимулы в окружающей среде для обработки, игнорируя отвлекающую информацию.Один из способов получить интуитивное представление о том, как работает внимание, — это рассмотреть ситуации, в которых используется внимание. Вечеринка является прекрасным примером для наших целей. Вокруг может слоняться множество людей, здесь ослепительное разнообразие цветов, звуков и запахов, ажиотаж многих разговоров поражает. Идет так много разговоров; как можно выбрать только один и следовать ему? Вам не обязательно смотреть на говорящего; вы можете с большим интересом слушать сплетни, делая вид, что не слышите.Однако как только вы вступаете с кем-то в разговор, вы быстро понимаете, что не можете одновременно слушать и другие разговоры. Вы также, вероятно, не знаете, насколько тесны ваши туфли, или запах ближайшей цветочной композиции. С другой стороны, если кто-то позади вас упоминает ваше имя, вы обычно сразу замечаете это и можете начать участвовать в этом (гораздо более интересном) разговоре. Эта ситуация подчеркивает интересный набор наблюдений.У нас есть удивительная способность выбирать и отслеживать один голос, визуальный объект и т. Д., Даже когда за наше внимание борется миллион вещей, но в то же время мы, кажется, ограничены в том, сколько мы можем уделять одновременно , что, в свою очередь, предполагает, что внимание имеет решающее значение при выборе того, что является важным.

Этот сценарий коктейльной вечеринки является типичным примером избирательного внимания, и по сути это то, что некоторые ранние исследователи пытались воспроизвести в контролируемых лабораторных условиях в качестве отправной точки для понимания роли внимания в восприятии (например,г., Вишня, 1953; Морей, 1959). В частности, они использовали дихотическое слушание и затенение задач для оценки процесса выбора. Дихотическое слушание просто относится к ситуации, когда два сообщения передаются одновременно человеку, по одному сообщению в каждое ухо. Чтобы контролировать, какое сообщение будет адресовано человеку, его просят повторить или «затенять» одно из сообщений, когда они его слышат. Например, предположим, что рассказ о походе представлен левому уху Финча, а рассказ о Уэйне Гретцки — его правому уху.Типичное дихотическое задание на слушание заставит Финча повторить рассказ, представленный одному уху, когда они его слышат. Может ли Финч сделать это, не отвлекаясь на информацию в другом ухе?

Люди могут неплохо справляться с задачей слежки и легко сообщать о содержании сообщения, которому они уделяют внимание. Но что происходит с проигнорированным сообщением? Обычно люди могут сказать вам, было ли проигнорированное сообщение мужским или женским голосом или другими физическими характеристиками речи, но они не могут сказать вам, о чем было сообщение.Фактически, многие исследования показали, что люди, выполняющие задачу по слежению, не знали об изменении языка сообщения (например, с английского на немецкий; Cherry, 1953), и они даже не замечали, когда то же самое слово использовалось. повторяется в ухе без присмотра более 35 раз (Moray, 1959)! Могут быть представлены только основные физические характеристики, такие как высота сообщения, передаваемого без участия оператора.

Биологические ритмы

Биологические ритмы — внутренние ритмы биологической активности.Менструальный цикл — это пример биологического ритма — повторяющегося циклического паттерна телесных изменений. Один полный менструальный цикл занимает около 28 дней (лунный месяц), но многие биологические циклы намного короче. Например, температура тела циклически колеблется в течение 24 часов (рисунок SC.3). Бдительность связана с более высокой температурой тела, а сонливость — с более низкой температурой тела.

Рисунок SC.3 На этой диаграмме показано циркадное изменение температуры тела за 28 часов в группе из восьми молодых людей.Температура тела повышается в течение дня бодрствования, достигая пика во второй половине дня, и падает во время сна, а самая низкая точка приходится на очень ранние утренние часы.

Этот образец колебаний температуры, который повторяется каждый день, является одним из примеров циркадного ритма. Циркадный ритм — это биологический ритм, который имеет место в течение примерно 24 часов. Наш цикл сна и бодрствования, связанный с естественным циклом света и темноты в окружающей среде, является, пожалуй, наиболее очевидным примером циркадного ритма, но у нас также есть ежедневные колебания частоты сердечных сокращений, артериального давления, уровня сахара в крови и температуры тела.Некоторые циркадные ритмы играют роль в изменениях нашего состояния сознания.

Если у нас есть биологические ритмы, то есть ли какие-то биологические часы? В головном мозге гипоталамус, расположенный над гипофизом, является главным центром гомеостаза. Гомеостаз — это стремление поддерживать баланс или оптимальный уровень в биологической системе.

Механизм часов мозга расположен в области гипоталамуса, известной как супрахиазматическое ядро ​​ (SCN) .Аксоны светочувствительных нейронов сетчатки предоставляют информацию в SCN в зависимости от количества присутствующего света, позволяя синхронизировать эти внутренние часы с внешним миром (Klein, Moore, & Reppert, 1991; Welsh, Takahashi, & Kay , 2010) (рисунок SC.3).

Когда сетчатка глаза подвергается воздействию света, она затем стимулирует SCN, что затем побуждает шишковидную железу уменьшать количество выделяемого ею мелатонина. Вечером снижение стимуляции SCN приводит к увеличению секреции мелатонина, что увеличивает сонливость и расслабление.

Рисунок SC.3 Супрахиазматическое ядро ​​(SCN) служит часовым механизмом мозга. Часы настраиваются на световую информацию, полученную через проекции сетчатки глаза.

Проблемы с циркадными ритмами

Как правило, и у большинства людей циркадные циклы соответствуют внешнему миру. Например, большинство людей спят ночью и бодрствуют днем. Одним из важных регуляторов циклов сна и бодрствования является гормон мелатонин. Шишковидная железа , эндокринная структура, расположенная внутри мозга, которая выделяет мелатонин, как полагают, участвует в регуляции различных биологических ритмов и иммунной системы во время сна (Hardeland, Pandi-Perumal, & Cardinali, 2006).Высвобождение мелатонина стимулируется темнотой и подавляется светом.

Существуют индивидуальные различия в отношении нашего цикла сна и бодрствования. Например, одни люди скажут, что они жаворонки, а другие сочтут себя полуночниками. Эти индивидуальные различия в циркадных моделях активности известны как хронотип человека, и исследования показывают, что утренние жаворонки и совы различаются в отношении регуляции сна (Taillard, Philip, Coste, Sagaspe, & Bioulac, 2003). Регуляция сна относится к управлению мозгом переключением между сном и бодрствованием, а также координированию этого цикла с внешним миром.

Нарушения нормального сна

Будь то жаворонок, сова или что-то среднее между ними, бывают ситуации, в которых циркадные часы человека не синхронизируются с внешней средой. Один из способов, которым это происходит, — это путешествие через несколько часовых поясов. Когда мы делаем это, мы часто испытываем смену часовых поясов. Реактивная задержка — это набор симптомов, возникающих в результате несоответствия между нашими внутренними циркадными циклами и окружающей средой.Эти симптомы включают усталость, вялость, раздражительность и бессонницу (то есть постоянные трудности с засыпанием или засыпанием не менее трех ночей в неделю в течение месяца) (Roth, 2007).

Люди, выполняющие вахтовую сменную работу, также могут испытывать нарушения циркадных циклов. Работа по сменам относится к графику работы, который меняется с раннего на поздний ежедневно или еженедельно. Например, человек может работать с 7:00 до 15:00.м. в понедельник с 3:00 до 11:00, во вторник и с 11:00 до 19:00. в среду. В таких случаях график человека меняется так часто, что становится трудно поддерживать нормальный циркадный ритм. Это часто приводит к проблемам со сном, а также к признакам депрессии и беспокойства. Такие графики характерны для людей, работающих в сфере здравоохранения и сферы услуг, и они связаны с постоянным чувством истощения и волнения, которое может сделать кого-то более склонным к ошибкам на работе (Gold et al., 1992; Прессер, 1995).

Работа вахтовым методом оказывает всепроникающее влияние на жизнь и жизненный опыт людей, занятых этим видом работы, что ясно показано в историях, представленных в качественном исследовании, в котором изучается опыт медсестер среднего возраста, работавших вахтовым методом (West, Boughton & Бирнс, 2009). Некоторые из опрошенных медсестер отметили, что их график работы повлиял на их отношения с семьей. Одна из медсестер сказала:

.

Если у вас был партнер, который выполняет обычную работу с 9 до 5 рабочих часов.. . возможность проводить с ними время, хорошо проводить время, когда вы не чувствуете себя абсолютно истощенным. . . это была бы одна из проблем, с которыми я столкнулся. (West et al., 2009, с. 114)

Хотя нарушения циркадных ритмов могут иметь негативные последствия, есть вещи, которые мы можем сделать, чтобы помочь нам согласовать наши биологические часы с внешней средой. Некоторые из этих подходов, такие как использование яркого света, как показано на рисунке SC.4, помогают облегчить некоторые проблемы, с которыми сталкиваются люди, страдающие от смены часовых поясов или от последствий сменной работы.Поскольку биологические часы управляются светом, воздействие яркого света во время рабочих смен и пребывание в темноте во время простоя может помочь в борьбе с бессонницей и симптомами тревоги и депрессии (Huang, Tsai, Chen, & Hsu, 2013).

Рисунок SC.4 Подобные устройства предназначены для воздействия яркого света, чтобы помочь людям поддерживать регулярный циркадный цикл. Они могут быть полезны людям, работающим в ночную смену, или людям, подверженным сезонным колебаниям освещенности.

Недостаточный сон

Когда люди испытывают трудности со сном из-за работы или повседневной жизни, они накапливают недосыпание .Человек с недосыпанием постоянно недосыпает. Последствия недосыпания включают снижение бдительности и умственной работоспособности. Интересно, что с появлением электрического света количество сна, которое люди получают, уменьшилось. Хотя мы, безусловно, приветствуем удобство освещения темноты, мы также страдаем от последствий сокращения количества сна, потому что мы более активны в ночное время, чем наши предки. В результате многие из нас спят менее 7–8 часов в сутки и у них возникает недосыпание.Несмотря на то, что потребности во сне у каждого человека сильно различаются, Национальный фонд сна (nd) ссылается на исследования, чтобы оценить, что новорожденным требуется больше всего сна (от 12 до 18 часов в сутки), и что это количество снижается до 7–9 часов за сутки. время, когда мы взрослые.

Если вы ложитесь, чтобы вздремнуть, и очень легко засыпаете, скорее всего, у вас может быть недосыпание. Учитывая, что студенты колледжей печально известны тем, что страдают от длительного недосыпания (Hicks, Fernandez, & Pelligrini, 2001; Hicks, Johnson, & Pelligrini, 1992; Miller, Shattuck & Matsangas, 2010), скорее всего, вы и ваши одноклассники имеете дело со сном. долговые вопросы на регулярной основе.В 2015 году Национальный фонд сна обновил продолжительность сна, чтобы лучше учесть индивидуальные особенности. В таблице SC.1 показаны новые рекомендации, в которых описывается продолжительность сна, которая «рекомендуется», «может быть подходящей» и «не рекомендуется».

Таблица SC.1 Потребности во сне в разном возрасте
Возраст Рекомендуется Может быть подходящим Не рекомендуется
0–3 месяца 14–17 часов 11–13 часов
18–19 часов
Менее 11 часов
Более 19 часов
4–11 месяцев 12–15 часов 10–11 часов
16–18 часов
Менее 10 часов
Более 18 часов
1-2 года 11–14 часов 9–10 часов
15–16 часов
Менее 9 часов
Более 16 часов
3-5 лет 10–13 часов 8–9 часов
14 часов
Менее 8 часов
Более 14 часов
6–13 лет 9–11 часов 7–8 часов
12 часов
Менее 7 часов
Более 12 часов
14–17 лет 8–10 часов 7 часов
11 часов
Менее 7 часов
Более 11 часов
18–25 лет 7–9 часов 6 часов
10–11 часов
Менее 6 часов
Более 11 часов
26–64 года 7–9 часов 6 часов
10 часов
Менее 6 часов
Более 10 часов
≥65 лет 7–8 часов 5–6 часов
9 часов
Менее 5 часов
Более 9 часов

Недосыпание и недосыпание имеют значительные негативные психологические и физиологические последствия Рисунок SC.5. Как упоминалось ранее, недостаток сна может привести к снижению умственной активности и когнитивных функций. Кроме того, недосыпание часто приводит к симптомам депрессии. Эти эффекты могут возникать как функция накопленного недосыпания или в ответ на более острые периоды недосыпания. Вы можете удивиться, узнав, что лишение сна связано с ожирением, повышенным кровяным давлением, повышенным уровнем гормонов стресса и снижением иммунной функции (Banks & Dinges, 2007).Человек, лишенный сна, обычно засыпает быстрее, чем если бы он не был лишен сна. Некоторым недосыпающим людям трудно бодрствовать, когда они перестают двигаться (например, сидят и смотрят телевизор или водят машину). Вот почему люди, страдающие от недосыпания, также могут подвергать риску себя и других, садясь за руль автомобиля или работая с опасными механизмами. Некоторые исследования показывают, что лишение сна влияет на когнитивные и двигательные функции так же, если не больше, чем алкогольное опьянение (Williamson & Feyer, 2000).Исследования показывают, что наиболее серьезные последствия недосыпания возникают, когда человек бодрствует более 24 часов (Killgore & Weber, 2014; Killgore et al., 2007) или после нескольких ночей, когда спит менее четырех часов (Wickens, Хатчинс, Лаук, Seebook, 2015). Например, раздражительность, отвлекаемость и нарушение когнитивных и моральных суждений могут возникнуть при менее чем четырехчасовом сне. Если кто-то не спит 48 часов подряд, у него могут начаться галлюцинации.

Рисунок SC.5 Этот рисунок иллюстрирует некоторые негативные последствия недосыпания. Хотя когнитивный дефицит может быть наиболее очевидным, недостаток сна негативно влияет на многие системы организма. (кредит: модификация работы Микаэля Хэггстрёма)

Количество сна, которое мы получаем, варьируется в зависимости от продолжительности жизни. Когда мы очень молоды, мы спим до 16 часов в день. По мере взросления мы меньше спим. Фактически, метаанализ , , который представляет собой исследование, объединяющее результаты многих связанных исследований, проведенных в течение последнего десятилетия, показывает, что к тому времени, когда нам исполняется 65 лет, мы в среднем спим менее 7 часов в день ( Охайон, Карскадон, Гийемино и Витьелло, 2004 г.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.