Изнасилования психология – — psy-practice.com

Содержание

что движет насильниками, когда они совершают преступления?

Сегодня мы постоянно слышим теории о психологии насильников, маньяков и садистов. Каждая женщина помнит о том, что они могут подстерегать за углом или в лифте. А уж каждая мама девочки, не может не думать о них, если дочки поздно нет дома. Несмотря на закон, который жестоко наказывает насильников, несмотря на все попытки понять психологию личности насильника, эти злодеи продолжают существовать и творить свои ужасные дела. Более того, складывается впечатление, что их количество только увеличивается. Давайте попытаемся разобраться в этой статье, кто такой насильник, какие есть признаки насильника, и как избежать встречи с ними?

Никто из нас в детстве не хочет вырасти в преступника. Никто не собирается стать садистом, насильником или маньяком. Более того, никто из родителей не хочет, чтобы их ребенок стал таким человеком. Но так получается, что такие люди есть. Более того, зачастую, становясь на преступную дорогу, их может остановить только изоляция от общества, то есть заключение в тюрьму - иначе остановиться им практически невозможно.

Характеристика насильника

Психология насильника, сексуального маньяка изучается давно. Были попытки вывести портрет насильника, чтобы узнать его издалека. На удивление оказалось, что определить этого человека невозможно. Это могут быть и опустившиеся безработные, и вполне респектабельный человек, уважаемый отец семейства. Кажется удивительным, что проще типизировать жертв насильников, чем самих насильников.

В значительном числе случаев насильниками оказываются люди, с которыми потерпевшая была более или менее знакома. Нападения на женщин со стороны совершенно незнакомых людей происходят значительно реже.
Цитата из учебника "Криминалистика"

Личность и психологию насильника на самом деле понять возможно. Но не через описание его внешности или достатка, а через его подсознание. Именно это понимание может обеспечить нам безопасность, а не описание внешности или черты лица. Проанализировав подсознательные мотивы, которые возможно не видны самому насильнику, нам становится очевидна первопричина, корень его действий.
Через спектр системно-векторной психологии Юрия Бурлана мы легко видим, что мужчина, насилующий в одиночку, садистирующий над женщиной, избивающий ее, иногда до смерти, это всегда человек, обладающий анальным вектором в плохом состоянии.

И именно у таких людей все новое вызывает стресс и ступор, поэтому на преступление против совершенно незнакомой девушки или женщины они пойдут в самом крайнем случае.

Вторая особенность анальных мужчин, - это желание все довести до конца, до точки. Поэтому, определив в мужчине садистские склонности, крайне важно не рвать с ним отношения не дав ему высказаться, убегать, не брать телефонную трубку. Психология насильника с анальным вектором такова, что если ему не предоставляется возможность сказать последнее слово, он будет преследовать женщину, в том числе и многие годы. Терпения у него хватит, в отличие от его жертвы, которая за время укрывания от него вся издергается и изведется.

Психология изнасилования

Почему мужчина с анальным вектором насилует женщину? Бытует мнение, что это преступление совершается на почве желания удовлетворить сексуальную потребностью. Но это не совсем так. Вернее, это лишь побочное желание.

На самом деле главной причиной изнасилований, является потребность в садизме. Именно желание причинить другому человеку боль движет таким мужчиной, от реализации этого желания зависит его удовлетворение. В том числе и сексуальное.

Психологическое обследование мужчин, осужденных за изнасилование, показывает, что у них есть ряд общих черт. Прежде всего, это повышенная общая агрессивность, жестокость, склонность к насилию; недаром насильственный секс часто сопряжен с совершением ряда других преступлений. От одной четверти до одной трети осужденных насильников - садисты, получающие сексуальное удовлетворение от причинения страдания другим.

Склонность к садизму и насилию люди с анальным вектором получают в детстве. Говорят, что таких мальчиков бьют в семье или над ними совершают сексуальное насилие. Причем если есть склонность к изнасилованию женщин, значит сексуально издевалась мать, а если к изнасилованию мальчиков, то есть педофилии, - то значит отец или другой родственник мужского пола. Это распространенное заблуждение не имеет ничего общего с правдой. Жуткий садист появляется не в результате садистического насилия над ним в детстве.

На самом деле, психология насильника лежит более глубоко, в подсознании, в корне анального вектора. От природы обладатели этого вектора очень покладистые люди. Их главное желание - это деление на чистое и грязное. И естественно, что они сами хотят быть чисты по всем. От природы в них заложена программа чистоты - и в самом юном возрасте они стремятся к очищению. Такие дети - одно умиление для хорошей мамы, они с радостью убираются в комнате и на кухне, анальный мальчик никогда не выйдет на улицу в нечищеных ботиночках или мятых брючках. Стремление быть чистым - очень положительная характеристика этих людей. Но бывает так, что в детстве мама не дает возможности реализовать их желание к очищению. Для этого совсем не надо сексуально издеваться над ребенком - достаточно просто постоянно нервно гнать его в шею, заставлять делать все дела быстро, невзирая на качество. Это - огромная психологическая травма для анального ребенка, которая бьет по его эрогенной зоне. У ребенка начинаются постоянные запоры и поносы, а мама, вместо того, чтобы предоставить ребенку возможность справить нужду в полной мере, и тут прерывает его, срывает с горшка, стучит в туалет: "Сколько можно копаться? Сколько можно занимать туалет? Что ты там так долго сидишь?"

В таком случае у анального мальчика складываются особые, в какой-то мере извращенные формы, отношения с собственными фекалиями. Не сумев вовремя освободиться от них, как того хочется, уже в детстве такой ребенок научается получать удовольствие от собственных запоров - фекальные массы задерживаются в организме на дни, а то и недели, принося человеку страдания. В конечном итоге, после длительного запора, избавляясь от собственных фекалий, очищая свой организм от этой грязи, человек испытывает удовольствие. Для человека без анального вектора, тяжело это понять, но тем не менее с годами в подсознании анальника, которому не дают реализовать свои настоящие желания к качеству и чистоте, формирует неправильное представление о удовольствии - ему кажется, что перед тем, как будет приятно, вначале обязательно должно быть больно. Садист в своем садизме не только издевается над жертвой, подсознательно он уверен, что приносит ей радость и удовольствие. Пусть и жестокое, но удовольствие. Очень часто насильники даже так и говорят своей жертве: "Сейчас получишь удовольствие" или "Ну что, довольна теперь?". Больно и приятно - эти два понятия неразрывно переплетаются в психологии насильника и уже практически неотделимы друг от друга. И часто они бывают правы, ведь партнер им зачастую попадается с кожным вектором с мазохистскими тенденциями.

Еще одной причиной насилия могут быть садистские наклонности преступника, эротизирующего насилие, которое вызывает у него половое возбуждение; он наслаждается болью и страданиями своей жертвы.

Анальные люди от природы имеют ригидную психику, хорошую память. Они склонны помнить проступки женщины и наказывать ее за них.

Психологический портрет насильника всегда включает в себя черту - мстительность - это характеристика именно людей с анальным вектором. Часто анальные люди сами так и проговаривают "У меня не получается сделать дело так, как я хочу. Поднимается из души что-то черное, хочется сделать кому-то больно, причинить страдания". А кому находится именно из-за мстительно и хорошей памяти - как правило, это знакомая девушка или жена, которая совершала много проступков.

В жизни любого анального человека большое значение играет мама. Не удивительно, что именно мамы, даже не нарочно, прерывая своего анального ребенка, навсегда застревают в памяти анального мужчины, как объект ненависти. А вместе с ними зачастую и все женщины мира. Отсутствие чувства защищенности, неразвитость, и вот… формируется личность сексуального маньяка.

Все сексуальные маньяки, которые проходили через экспертизы психиатров, сознались, что в детстве не были нужны своим матерям. У одного из самых жестоких - знаменитого Молошенко - мать была проституткой. Когда он кричал, надрываясь до хрипоты, она демонстративно гуляла около дома. Он никогда не играл со сверстниками. А уже в восемь лет стал охотиться с ружьем и считал удачным выстрел только в том случае, если успевал подбежать к агонизирующему животному. С тринадцати лет стал насиловать женщин. Когда женился в 24 года, то решил завязать. Но добровольный половой акт не приносил ему удовлетворения. Только когда жена хрипела и вырывалась, появлялась яркость ощущений.

В еще более запущенных случаях, когда на почве ненависти к матери, формируется неприязнь ко всем женщинам мира, женский пол и коитус с ним, даже в садистской форме становится непривлекательным для мужчины. Но ведь желание к сексуальному удовлетворению остается, и тогда оно обращается на мужской пол, обычно, на мальчиков или подростков. Психология изнасилования садистом человека одного с ним пола та же, что и противоположного - им движут те же мотивы и те же желания.

Как распознать насильника?

Сформировавшийся взрослый мужчина-садист вряд ли будет искать первопричину своих поступков. Он просто будет насиловать женщин, получать от этого удовольствие. Только изоляция такого преступника от общества может решить проблему.

Никакие уговоры, психологические курсы не исправят такого человека. Не стоит надеяться, что муж-садист или зять, который физически и вербально, издевается, поменяется и перестанет это делать. Самые ужасные изнасилования творятся именно в супружеских спальнях.

Как не стать жертвой сексуального насильника?

Важно понимать, что совсем не все анальники садисты, да и степень садизма бывает разная. Возможно, причиной садизма является сексуальная неудовлетворенность, и это еще можно исправить.

Патологические садисты встречаются гораздо реже, но и их не трудно определить. Это люди с неразвитостями, фрустрациями, социальными и/или сексуальными.  Существует методика, как правильно с ними общаться, если уж довелось такое несчастье.

Кожно-зрительные красавицы, особенно, в подсознательном желании к мазохизму любят флиртовать со всеми подряд и именно тут совершают грубейшую ошибку незнания психологии насильника. Пока она создает эмоциональный контакт с садистом, заигрывает с ним, не вкладывая в это никакой сексуальной подоплеки, насильник привыкает к ней. Узнавая ее все ближе, ему становится ясно, что она - такая как все, и у него нет внутреннего ступора против того, что это новый, незнакомый человек. Попытка изнасилования в таком случае часто будет реализована. И всегда - с элементами садизма и мести.

Для того, чтобы кожно-зрительная дочь не стала жертвой насильника, надо ее правильно воспитывать. Тогда она просто никогда не сможет попасть в такую ситуацию.

Легко понимать психологию насильника и сексуального маньяка, а значит избежать встречи с ним, можно после курса по системно-векторной психологии Юрия Бурлана. Вступительная часть лекций абсолютно бесплатна и доступна всем желающим по регистрации.

Прочитать результаты тех, кто уже прошел тренинг, можно по этой ссылке.
Посмотреть, как проходят лекции, можно прямо сейчас – пройдите по этой ссылке и просмотрите любое видео.

100k.net.ua

Сексуальное насилие – психология агрессора и пострадавшей

     Не в первый раз с печалью и тревогой я наблюдаю реакцию интернет-общественности на новости об изнасиловании. Комментарии людей, появляющиеся в сети, чаще всего полны презрения и обвинения. Нет, не насильника. Обвиняют жертву. К моему ужасу, такое отношение встречается и среди некоторых профессиональных психологов и других специалистов, которые работают с пострадавшими от изнасилований.

       Поэтому я считаю важным распространять информацию о том, что на самом деле представляет собой изнасилование, что движет насильником и что происходит с выжившей. Для этого при участии психолога Юлии Концовой я написала эту статью. В ней я использовала материалы Юлии по кризисной психологи для работы с пострадавшими от сексуального насилия, а также некоторые интернет-ресурсы, ссылки на которые есть внутри статьи. Также у меня наготове статья о том, почему обществу выгоднее защищать насильника, а не жертву, и ее я опубликую немного позже.

       И, прежде чем приступить непосредственно к содержанию, поделюсь, что эту статью я писала долго, и давалась она мне очень трудно. Сексуальное насилие – это гендерная проблема (как минимум 90% пострадавших от сексуального насилия – женщины, а 97% сексуального насилия в отношении женщин совершают мужчины (источник)), а значит, так или иначе она касается всех женщин, просто на основании принадлежности к женскому полу. Собирая материал, вспоминая и читая истории, систематизируя и формулируя, я архетипически соприкасалась со всеми женщинами, с их болью и страхом. Писать параллельно с этим было нелегко. Подозреваю, что читать будет нелегко тоже, так что, пожалуйста, будьте бережны к себе в процессе чтения и после него! А если Вы – мужчина, и читаете эту статью, у Вас есть риск соприкоснуться с архетипом мужчины-агрессора, и, возможно, Вам захочется защититься от обвинений в адрес мужчин, через отрицание и обесценивание женского опыта вообще и написанного мною в частности. Все не обязательно будет именно так, но я считаю важным предупредить и женщин, и мужчин о такой вероятности, поскольку это влияет на то, что именно Вы увидите в тексте.

     Для начала определим, что такое сексуальное насилие. Это насильственное поведение, когда один человек принуждает другого к каким-либо действиям сексуального характера против его воли. Сексуальное насилие можно разделить на два вида: без физического контакта и предполагающее физический контакт.

         При сексуальном насилии без физического контакта цель агрессора – нанести удар по чувствам человека, шокировать его и испугать. Это достигается через:

  1. Словесные оскорбления, затрагивающие сексуальную сферу, при непосредственном общении, или при общении по телефону и через интернет. Женщина чувствует, что над ее личностью совершается насилие;
  2. Вуайеризм (подглядывание). Женщина испытывает унижение, стыд;
  3. Эксгибиционизм (демонстрация обнаженного тела или его частей). Чувства женщины — стыд, страх.

       Мотивами сексуального насилия, предполагающего физический контакт, могут быть агрессия, желание подчинить женщину своей воле и сексуальное влечение. Это насилие включает в себя:

  1. Приставание, насильственный петтинг, принуждение к прикосновениям к агрессору или же он сам насильно прикасается к жертве. Агрессор может применять свой авторитет, служебное положение;
  2. Изнасилование – принудительное половое сношение, может быть не только вагинальным, но также оральным, анальным. Далее в статье речь пойдет именно об этом виде сексуального насилия.

        Некоторые мужчины пытаются доказать, что изнасилование — это «просто секс», что это естественно, что раз люди «этим» занимаются в принципе, то насилия в этой области быть не может. Это в корне неверно. Давайте посмотрим на отличия.

        Секс – это процесс, в котором двое участвуют наравне, и каждый – активное начало и источник своих действий. При этом оба дают осведомленное согласие на секс, и свободны в любой момент изменить свое решение (замечательный материал об этом – 7 примеров, которые не имеют отношения к сексу, но отлично иллюстрируют идею согласия).

        Изнасилование – это не секс, это насилие, такое же, как любое другое – физическое, психологическое, экономическое и пр., только область применения этого насилия – сексуальные отношения. При насилии активен только один человек, который насильно что-то делает НАД другим, а не ВМЕСТЕ С другим, как во время секса. Т.е. он не видит в другом такого же человека, не вступает в равные отношения взаимообмена, где есть риск отвержения и необходимо учитывать мнение и желания второй стороны. Тут можно привести слова британского комика Джона Оливера, встреченные мною на просторах интернета:

 «Секс – это как бокс. Если один из участников не соглашался участвовать, то это преступление»

          По поведению насильников можно условно разделить на несколько типов:

  1. Нападает без предварительного плана, импульсивен, агрессивен, наносит физические повреждения, возможно, совершает несколько половых актов. Такое поведение агрессора носит характер мести за что-то, что он пережил раньше, например, он мог быть сам жертвой какого-либо вида насилия;
  2. Хочет подчинить женщину, пытается достичь того, чего не может достичь при нормальном общении. Произошедшее для агрессора есть часть отношений, он может считать, что впоследствии жертва будет его женщиной, они будут встречаться. Он не кровожаден и его можно обмануть, заговорить, пообещать встречу и тем самым избежать изнасилования;
  3. Наиболее серьезный тип насильника – садист. Получает удовольствие от причинения боли извращенными способами, часто убивает жертву после изнасилования.

       Насильником движет желание почувствовать безраздельную власть и контроль над жертвой, собственную неуязвимость и величие. Он получает удовольствие не столько от секса, сколько от подчинения и бессилия другого человека, от выражения собственной злости, от использования женщины, как вещи. Удовлетворение в таком случае носит временный характер, а это значит, что скорее всего насильник через некоторое время будет искать себе новую жертву. Судя по статистике центра «Сестры», который помогает женщинам, пережившим изнасилование, только 12% пострадавших обращаются в полицию, а до суда дело доходит лишь у 5%. Это значит, что 95% насильников не понесли должного наказания и они продолжают ходить среди нас, и, вероятно, им захочется повторить этот опыт.

       Изнасилование переживается женщиной как акт насилия и унижения собственного «Я», а также как угроза здоровью и жизни. Женщина может сопротивляться и кричать, пока не почувствует реальную опасность для своей жизни. Тогда она впадает в шок, парализована от страха и беспомощности, пассивна, может терять сознание и полностью подчиняться воле насильника. Она не может ничего сделать. Порой пострадавшие женщины описывают, что в момент изнасилования они будто наблюдали за происходящим со стороны.

     Изнасилование – это реальная травма для психики. У каждой третьей жертвы изнасилования (31%) развивается посттравматическое стрессовое расстройство (ПТСР) – серьезное психическое расстройство, которое может остаться на всю жизнь (более подробно о последствиях изнасилования можно узнать тут, а здесь – история о том, как девушка справлялась с ПТСР после изнасилования).

       Основные чувства жертвы изнасилования – это бессилие, беспомощность, вина. Эти чувства являются самыми травмирующими аспектами насилия. Изнасилование разрушает привычную картину безопасного мира и сказывается на восприятии женщины самой себя. Она теряет уверенность в себе и начинает жить с постоянным ощущением опасности. Мир и люди вокруг кажутся ей непредсказуемыми, ненадежными, несущими угрозу. Изнасилование показывает женщине, что она не контролирует события своей жизни. Чтобы как-то жить дальше, ей необходимо построить заново картину мира и вернуть себе ощущение контроля. Но это невозможно сделать, не объяснив произошедшее насилие, не ответив на экзистенциальные вопросы «за что?» и «почему я?»

        И тут своеобразную «помощь» оказывает чувство вины, очень распространенное у тех, кто пережил сексуальное насилие. Женщине легче думать, что это она сделала что-то не так (или наоборот, не сделала того, что было нужно) и виновата в случившемся, чем принять тот факт, что мужчина просто по собственной прихоти, против ее желания, воспользовался ею и ее телом с риском для ее жизни. Об этом страшно думать, потому что это значит, что подобное может повториться, и женщина это не контролирует. Принимая вину за случившееся на себя, женщина как-будто вновь присваивает себе контроль над жизнью. Ведь тот, кто виноват, тот и ответственен, а тот, кто ответственен, тот и контролирует происходящее. А раз контролирует, значит, может каким-то образом предотвратить беду. Кроме того, насильник редко молча делает свое дело. Часто он говорит что-то про жертву, на что он обратил внимание в ней (например, говорит, что она красивая) и почему он ее насилует («сама, дрянь, виновата», «напросилась», «ты же этого хотела», «сука не захочет – кобель не вскочит» и пр.) Тем самым он будто программирует женщину на чувство вины, на то, чтобы ей было легче объяснить себе, в чем она виновата.

       Переживание чувства вины приносит женщине кратковременное облегчение – бразды правления опять в ее руках, мир опасен, но я «знаю» что делать или не делать, чтобы этого не повторилось, а значит можно жить дальше (подробнее о том, как работает чувство вины – тут). Но то, что на начальном этапе «помогло» женщине вернуть ощущение хоть какого-нибудь контроля, дальше становится одним из самых серьезных психологических препятствий на пути к ее восстановлению после насилия. За возврат контроля при помощи чувства вины женщина платит потерей доверия к себе, подавляющим чувством стыда, ощущением, что она «грязная», плохая, недостойная и пр.

        Но ведь это не так! Женщина сделала все, что было в ее силах на тот момент, чтобы защитить себя, и настоящее, неопровержимое тому доказательство – она осталась жива! Она вела себя максимально правильно в опасной для жизни ситуации! И женщина никоим образом не виновата в изнасиловании. Как бы она себя ни вела, чтобы ни одевала, о чем бы ни говорила, как много бы ни выпила, где бы и когда бы ни шла или как давно бы ни была знакома с мужчиной, и т.д. и т.п. – ничто из этого не дает права ее насиловать и не является оправданием или «провоцирующим фактором» для преступника! Женщина, которая выглядит ярко, идет по улице, знакомится, общается, едет домой или уже живет с мужчиной – хочет чего угодно: нежности, внимания, прикосновений, любви, страсти, секса, но никак не быть изнасилованной! (интересная заметка об этом по ссылке) У нее другая цель – быть вместе с мужчиной, а не быть использованной мужчиной.

       Если женщина согласна на секс, но в какой-то момент передумала и сказала «стоп», мужчина должен остановиться (что абсолютно верно и в обратную сторону, если «стоп» говорит мужчина). А если женщина находится в том состоянии, когда она этот «стоп» сказать не может (а уж тем более когда она вообще ничего сказать не может), то мужчина не должен предпринимать никаких действий сексуального характера, поскольку он не получил осведомленного согласия с ее стороны (видео-разбор о согласии в сексе – здесь). Если мужчина выбирает начать/продолжить секс после того, как женщина выбирает его не начинать/прекратить – это его сознательный выбор совершить насилие. Женщина к этому выбору отношения не имеет. Совершенное насилие не характеризует ее, как «плохую» или «испорченную». Оно характеризует мужчину – как человека, использующего насилие и совершившего преступление.

      Только мужчина решает, будет он насиловать женщину или нет, и только он несет за свой поступок ответственность. В статье под названием «Мифы об изнасиловании», говорится, что «исследования показывают, что большинство изнасилований спланированы заранее», а в этой статье с тем же названием – что «насильники скорее выбирают жертву, которая им кажется более доступной, чем женщин, которые одеты определенным образом или обладают определенными манерами или внешностью». Таким образом, ответами на вопросы женщины «почему я?» и «за что?» в реальности является следующее: это никак не связано с самой женщиной и ее поведением. Она не сделала ничего такого плохого, чтобы заслужить изнасилование, чтобы спровоцировать его! Причина не в ней. Причина произошедшего – злой умысел агрессора, который было невозможно предвидеть. Нам всем дана свобода выбора, и, к сожалению, некоторые люди выбирают совершить преступление.

       Здесь стоит отметить, что сейчас у многих распространен такой тип мышления: «Я сама привлекаю все события моей жизни, без моего желание ничего не происходит. Если случилось что-то, что мне не нравится, значит, я просто не знала, что я этого хочу/это мне урок от Бога/это мне зачем-то надо». Плюс такого мировоззрения  в том, что пока у женщины все хорошо, оно защищает ее от осознания опасностей окружающего мира, непредвиденных проблем, кризисов и пр. Ведь если мне это не нужно, то ничего плохого в жизни и не будет, и можно жить спокойно, «я в домике». Приятный бонус – можно не тратить свою энергию на сочувствие тем, кто попал в беду, ведь «они сами этого хотели». Но если с женщиной с такими взглядами случается что-то плохое, в том числе изнасилование, то она точно попадет в ловушку вины, о которой я говорила выше – «я сама это привлекла в свою жизнь», «я чем-то заслужила это», «этот опыт мне нужен, но почему мне так плохо?» и пр. Возможно, для такой женщины будет целительным в процессе  проработки травмы поменять свой взгляд на происходящее, и признать, что она не всесильна, и что есть то, что сильнее ее – жизнь и смерть, свобода выбора других людей, естественные кризисы развития и т.д. На что-то каждая из нас может повлиять, и важно использовать это, но стоит видеть предел своих возможностей и не брать на себя груз лишней ответственности. По этому поводу мне вспоминается «молитва о душевном покое», которую часто используют на собраниях групп самопомощи:

«Боже, дай мне разум и душевный покой, принять то, что я не в силах изменить,

Мужество изменить то, что могу,

И мудрость – отличить одно от другого»

      Что касается меня, то я не думаю, что кто-то сидит там «наверху» и специально насылает на нас беды, чтобы проучить, наказать или дать что-то понять. На мой взгляд, плохое происходит, потому что а) у всех есть свобода выбора, и б) в мире есть добро и есть зло. Это законы жизни на Земле на данный момент. Что мне греет душу, так это моя вера в то, что что бы плохого ни случилось, тот, кто «наверху» – на моей стороне. И если в моей жизни происходят какие-то чудовищные вещи — я верю, что Бог в этот момент рядом со мной, и он тоже плачет обо мне… Я верю, что я с Его помощью способна выжить, пережить это и со временем превратить плохое во что-то стоящее. Я приняла эту идею от психотерапевта Мерилин Мюррей, и она не раз поддерживала меня в трудные периоды жизни. Мерилин пережила сексуальное насилие в детстве, и я думаю, что ее книга «Узник иной войны», описывающая опыт исцеления от этой травмы, может быть полезна всем женщинам, кто так или иначе сталкивался с темой насилия в своей жизни.

       В обществе существует масса мифов о сексуальном насилии, жертвах и насильниках, которые позволяют людям сохранять чувство безопасности и комфорта, несмотря на происходящее у них под носом. Подробно я разберу их в другой статье, а здесь хочу остановиться на одном важном моменте.

       Исходя из стереотипов, нам кажется, что сексуальное насилие – это что-то редкое и далекое от повседневной жизни женщины, что это ночь, темные переулки и незнакомцы — озлобленные уголовники. Не спорю, так тоже бывает. Но пока мы верим в эти стереотипы, мы старательно не замечаем правду – что сексуальное насилие очень близко. Тем самым мы не даем права голоса пострадавшим женщинам, заставляя их оставаться наедине с пережитой травмой.

        А между тем статистика такова – 35% женщин в мире на протяжении своей жизни подвергаются либо насилию со стороны интимного партнера, либо сексуальному насилию со стороны другого лица. В 70% случаев женщина была знакома с тем, кто ее изнасиловал, а в 35% – имела с этим человеком какие-либо отношения.

         В процессе подготовки этого материала я стала вспоминать случаи изнасилования, о которых мне известно лично. Моя статистика подтверждает мировую. Мне известно о четырех случаях изнасилования среди моих близких подруг (это ровно половина от числа тех женщин, кто в разное время были моими близкими подругами). При этом только в одной ситуации насильник был действительно незнакомцем, подкараулившим девушку в подворотне. Остальными агрессорами были: гражданский муж мамы (т.е. это был инцест), приятель подруги, специалист «помогающей» профессии. Кроме того, мне известны два реальных случая, когда кто-то из близких отдавал женщину насильникам «за долги». В первом случае это была мать, во втором – муж.

        Со стороны некоторым людям кажется, что если жертва знала насильника раньше, а уж тем более если имела с ним какие-то отношения, то это и не изнасилование вовсе. Ну или изнасилование, но так – «лайт-вариант», и переживать тут особо нечего. На самом деле для пострадавшей знакомство и/или отношения с агрессором не только не облегчают положение, но даже делают насилие более травматичным. Женщина думала, что находится в безопасной обстановке и доверяла мужчине. Но он изнасиловал ее, тем самым подорвав доверие. Это переживается очень тяжело, и женщине потом сложно опять поверить и себе, и другим людям. Кроме того, окружающие в таком случае склонны оказывать пострадавшей меньше сочувствия и сильнее обвинять ее, чем в случае «насильника-незнакомца на ночной улице», лишая тем самым женщину жизненно важной поддержки. Что уж говорить о тех, кого изнасиловали собственные мужья? Большинство людей вообще не считают подобное насилием, будто бы с замужеством женщина перестает быть человеком, имеющим право на личную безопасность, а ее тело поступает в безраздельную власть мужчины…

       Как бы ни было страшно осознавать глобальность проблемы сексуального насилия над женщинам, на мой взгляд, это необходимо, чтобы дело наконец сдвинулось с мертвой точки. Когда тема сексуального насилия перестанет быть табуированной, то в головах людей изнасилование перестанет быть «сексом», а станет тем, что оно есть на самом деле – преступлением. Тогда каждая пострадавшая женщина сможет открыто говорить о своем опыте и будет встречать сочувствие и понимание. А осуждающие взоры общества переместятся с жертв изнасилования на его виновников, и именно с мужчинами будет вестись необходимая работа по предотвращению сексуального насилия, а не женщин будут убеждать «надеть юбку подлиннее» и «улыбаться не так вызывающе».

      Изнасилование – не приговор, его можно пережить и восстановиться для полноценной жизни!

        Я благодарю Вас, что вы дочитали эту статью до конца. Знаю, что это было совсем не просто, и очень надеюсь, что эта информация поможет Вам и Вашим близким.

        (с) Евгения Задруцкая, проект «Слушай Душу» – listentosoul.ru

         P.S. Оставление своих персональных данных при отправке комментария под статьей или письма создательнице сайта, автоматически означает, что Вы принимаете правила пользования сайтом listentosoul.ru и подтверждаете, что ознакомлены и согласны с политикой конфиденциальности данного сайта.

listentosoul.ru

Синдром травмы изнасилования - void_hours — LiveJournal

При написании статьи использовались отрывки из работы Энн Бёрджисс и Линды Хольмстром «Rape: Victims of Crisis», (Bowie, Md.: Robert J. Braky Co., 1974, pp. 37-50), опубликованные здесь, материалы, взятые с сайта Rape Victim Advocates (здесь), статья «Rape Trauma Syndrome», размещенная на сайте Community Crisis Center (здесь), статья из wikipedia (здесь), и многие другие.
Огромное спасибо frau_zapka за редакторскую работу.

В 1972 г. Энн Бёрджисс (Ann Burgess) и Линда Хольмстром (Lynda Holstrom) предприняли исследование психологических последствий изнасилования, в ходе которого они интервьюировали и консультировали всех пострадавших от сексуального насилия, обратившихся в отделение неотложной помощи клиники города Бостон. Исследование продолжалось около двух лет, в течение которых они опросили более 600 женщин и идентифицировали «синдром травмы изнасилования».

Синдром травмы изнасилования является формой посттравматического стрессового расстройства, которое развивается у пострадавших от сексуального насилия - как взрослых, так и детей. Он включает в себя физические, эмоциональные, когнитивные и поведенческие реакции, развившиеся вследствие столкновения с угрожающим жизни событием. И хотя большинство исследований синдрома травмы изнасилования проводились с потерпевшими женщинами, пострадавшие от сексуального насилия мужчины также демонстрируют симптомы СТИ.

Можно выделить несколько стадий СТИ, каждая из которых обладает определенным набором симптомов и интенсивностью их проявления. Продолжительность каждой стадии для разных людей может быть разной, иногда наблюдается возвращение к более ранним стадиям, также возможно наложение симптомов предыдущей и последующей стадий.

Эпизод насилия
Во время самого эпизода насилия реакциями жертвы могут быть:

Сопротивляться, пытаться убежать или замереть (Fight, Flight, or Freeze) – хотя все думают, что в случае нападения они точно будут сопротивляться и пытаться убежать, в действительности в большинстве случаев жертва просто замирает на месте и не пытается оказать сопротивление.
Это непроизвольная реакция организма на событие, которое психика воспринимает как угрозу жизни. В этом случае разум перестает принимать решения, нервная система организма мобилизуется, переходит в режим выживания и начинает инстинктивно регулировать поведение человека. Происходит потеря тонической мобильности, при которой тело становится неподвижным и ригидным.

Тем не менее, у относительно небольшой части подвергшихся нападению действительно включается «инстинкт борьбы», при котором происходит выброс адреналина, и ресурсы организма направляются на оказание ожесточенного сопротивления.

Дезориентация во время нападения может привести к тому, что пострадавшая будет чувствовать себя как бы оторванной от тела, не чувствующей его, что помогает диссоциироваться от испытываемых боли и страха.

Концентрация на выживании: включившийся инстинкт самосохранения может толкнуть человека на то, что он не смог бы или не стал бы делать при других обстоятельствах и что позже в ретроспективе может показаться странным и противоречащим здравому смыслу. Так, к примеру, жертва может беспрекословно выполнять все приказания насильника и содействовать ему, чтобы избежать травм, увечий или смерти, чтобы быстрее закончить тягостную сцену и т.д. Это никоим образом не означет, что жертва желала того, чему ее подверг насильник или что она дала согласие на это.

Острая фаза: дезорганизация

• Немедленная реакция на случившееся
Существует широко распространенные мнение, что первой реакцией пострадавшей на изнасилование должны быть слезы и состояние истерики. Однако в действительности это не всегда так. Напротив, жертвы изнасилования описывают чрезвычайно широкий спектр зачастую противоположных эмоций, пережитых в течение нескольких часов после инцидента. Не существует неуместной реакции на изнасилование!

Однако поведение пострадавших в течение нескольких часов после изнасилования, как правило, соответствует одному из трех основных типов реакции:

Экспрессивная реакция: жертва открыто демонстрирует такие эмоции, как нервное возбуждение, ярость, страх, тревожность. Она может плакать, ругаться, кричать, смеяться, впасть в истерику – все это абсолютно нормальная реакция на пережитую травму.

Контролируемая реакция: жертва маскирует или прячет свои чувства, принимая спокойный, собранный и сдержанный вид и ведет себя так, как будто «ничего не случилось» или «все в порядке». Она будет спокойно сидеть, отстраненно и логически отвечать на вопросы, скрывая переживаемые ею страх, печаль, гнев и тревогу.

Дезориентация: Пострадавшая испытывает сильнейшую дезориентацию, спутанность сознания. Она не может ни на чем сосредоточиться, не в состоянии принимать даже самые незначительные решения. Часто пострадавшая, рассказывая о случившемся, плохо помнит, что и как именно произошло, путается и допускает фактические ошибки. Это является типичным проявлением шокового состояния.

Данные типы являются отражением разных вариантов реагирования на кризисную ситуацию. Также возможно проявление разных сочетаний этих типов реакции.

Физические и эмоциональные реакции на изнасилование зачастую настолько интенсивны, что жертва испытывает шок и отрицание. Если акт насилия было особенно пугающим или жестоким, пострадавшая может пережить крайнюю степень шока и полностью заблокировать воспоминания о пережитом.

Состояние шока и отрицания, через которые проходит большая часть пострадавших, обычно сменяется на целую гамму самых разнообразных и часто противоположных эмоций, что приводит к резким перепадам настроения. Жертва может испытывать ярость, страх, облегчение от мысли, что она выжила, унижение, ощущение себя грязной и использованной, уныние, замешательство, желание мести. Все эти эмоции, как и многие другие, здесь не перечисленные, совершенно нормальны.

• Физическая реакция
Многие пострадавшие от изнасилования описывают общее болезненное ощущение и напряженность во всем теле. Для других болезненные ощущения ограничиваются теми частями тела, которые стали объектом применения силы – например, горло, грудь, руки или ноги. Эти болезненные ощущения могут быть как результатом реальной физической травмы, так и носить психосоматический характер.

Помимо того, часто встречающимися физическими симптомами являются озноб, слабость, внутреннее дрожание, холодный пот, чувство онемения во всем теле, тошнота и/или рвота.

Нарушения режима сна. Находясь в острой фазе, пострадавшие испытывают значительные нарушения установленного режима сна: проблемы с засыпанием, частые пробуждения и невозможность снова заснуть, кошмары, во время которых они могут вновь переживать нападение. Те, кто был изнасилован во время сна, могут переживать пробуждение каждую ночь в одно и то же время.

Нарушения режима приема пищи. Как правило, жертвы изнасилования переживают значительное ослабление аппетита. Они могут жаловаться на боль в животе, потерю аппетита или на странный вкус еды. Часто пострадавшие испытывают чувство тошноты при одной мысли об эпизоде насилия.
В некоторых случаях пострадавшие, напротив, начинают есть больше обычного, пытаясь заглушить негативные эмоции.

Симптомы, относящиеся к конкретному типу сексуального насилия. Жертвы также переживают физические симптомы, ограниченные теми частями тела, которые стали объектом сексуального насилия. Те, кто был принужден к оральному сексу, могут жаловаться на раздражение во рту и горле. Пережившие насильственную вагинальную пенетрацию могут испытывать выделения из влагалища, зуд, жжение при мочеиспускании, и общую боль. Жертвы анального изнасилования могут сообщать о ректальной боли и кровотечении.

• Эмоциональная реакция
Принято считать, что основной реакцией на изнасилование являются чувства стыда и вины. Однако, согласно данным исследования Энн Бёрджесс и Линды Хольмстром, для большинства жертв основной эмоцией является чувство страха – боязни физической травмы, увечья и смерти. И именно острое чувство страха наряду с ощущением собственной беспомощности и бессилия и являются причинами развития синдрома травмы изнасилования.

Другими характерными для пострадавших от изнасилования эмоциями являются чувства унижения, нечистоты, вины, стыда, растерянности, тревожности, подозрительности, гнева и желания отомстить. Из-за широты гаммы эмоций, присущих острой фазе, жертвы часто подвержены резким перепадам настроения.

Многие жертвы понимают, что интенсивность переживаемых ими чувств зачастую несоразмерна с ситуацией, в которой они находятся в данный момент. Так, например, они могут испытывать чувство гнева по отношению к кому-то, но вскоре осознать, что гнев в этой ситуации был совершенно необоснован. Женщины часто сильно расстраиваются из-за собственного неуравновешенного поведения, что в свою очередь является источником еще более угнетенного состояния. Жертвы также говорят о чувстве постоянного раздражения и недоверия по отношению к другим людям, которое они испытывают во время нескольких первых недель, когда симптомы все еще ярко выражены.

Мысли. Пострадавшие постоянно пытаются заблокировать любые мысли о пережитом насилии, однако эти мысли, по их словам, продолжают их преследовать. Они испытывают навязчивое желание найти возможность изменить и исправить прошлое – так, согласно словам пострадаших, их мысли снова и снова возвращаются к анализу того, как можно было бы избежать нападения или по-другому выйти из ситуации.

Симптомы, характерные для острой фазы, могут проявляться в период от нескольких дней до нескольких месяцев. Во время этой фазы пострадавшие особенно эмоционально уязвимы и общение с ними требует особой чуткости и бережного обращения.

Стадия отрицания
Стадия отрицания – период, во время которого пострадавшая пытается вернуться к привычному образу жизни, как если бы ничего не случилось. Во время этой фазы она может полностью заблокировать мысли и воспоминания о случившемся. Она будет отказываться обсуждать то, что с ней случилось или любую другую связанную с этим тему, и будет намеренно избегать любых напоминаний о произошедшем, желая просто забыть об этом. Некоторые люди могут оставаться в стадии отрицания годами, так что будет казаться, что они «отошли» от этого, несмотря на то, что их эмоциональные проблемы так и не были разрешены.

Отрицание может быть частью процесса восстановления пострадавшей, поскольку дает ей возможность собраться с силами прежде чем начать тяжелую работу по осмыслению травмы и восстановлению. Однако, затянувшаяся стадия отрицания в значительной степени мешает процессу выздоровления.

Долгосрочный процесс: реорганизация
Изнасилование представляет собой полное разрушение нормального хода жизни жертвы не только в течение первых дней или недель после случившегося, но и последующих месяцев и даже лет. Во время фазы реорганизации пострадавшей приходится признать и начать прорабатывать подавляемые до сих пор чувства и страхи; начать перестраивать себя и свою жизнь, интегрируя в нее приобретенный опыт, искать способы вновь обрести утраченное чувство безопасности.

После приглушенных и подавленных эмоций, характерных для стадии отрицания, для человека может быть очень страшно вновь ощутить сильную эмоциональную боль и вернуться к мыслям и воспоминаниям об изнасиловании . Следует помнить, что, несмотря на болезненность переживаемых симптомов, эти реакции являются необходимыми элементами в процессе восстановления от пережитой травмы, и что со временем симптомы будут постепенно сглаживаться и уходить.

Во время долгосрочного процесса реорганизации жертвам приходится сталкиваться со следующими симптомами:

1. Социальные последствия:
Пострадавшие, как правило, испытывают значительные затруднения с возвращением к тому образу жизни, который они вели до эпизода насилия.

Возобновление функционирования лишь на минимальном уровне
Многие пострадавшие, хотя и продолжают работать или учиться, но чувствуют себя не в силах выполнять задачи и действия кроме минимально необходимых. Некоторые и вовсе бросают работу или учебу и остаются дома, решаясь выходить наружу лишь изредка и только в сопровождении близких людей.

Жертвы могут начать считать мир слишком опасным местом и начать в значительной степени ограничивать свое передвижение, выходы из дома, социальную активность.

Очень распространенные среди жертв сексуального насилия депрессия, потеря удовольствия от жизни и интереса к любимым прежде занятиям, апатия часто приводят к резкому сужению круга интересов и занятий, физической бездеятельности

Проблемы с общением
Жертвы сексуального насилия часто начинают испытывать возрастающее чувство недоверия и подозрения по отношению к другим людям, особенно к мужчинам. На стадии восстановления многим жертвам становятся свойственны постоянная раздражительность, приступы ярости и готовность идти на конфликт по незначительным поводам. Характерными являются также ощущения отчужденности, изолированности от других, собственного одиночества. Все эти рекции часто приводят к тому, что пострадавшие могут отдалиться от других, замкнуться в себе, потерять интерес к общению и социальной жизни.

В некоторых случаях пострадавшие, напротив, могут стать очень зависимыми от других людей.

Часто реакции зависят от характерных обстоятельств эпизода насилия. Например, если нападение произошло, когда насильник и жертва были наедине, она может начать бояться оставаться в одиночестве. Если пострадавшая пережила групповое изнасилование, она может практически полностью отказаться от социальных контактов и обращаться за поддержкой и общением только к нескольким доверенным лицам. Нередки случаи, когда жертва переживает конфликтующие эмоции – будучи в одиночестве, она может испытывать чувство страха и собственной беззащитности, находясь же в компании других людей, она может ощущать сильный дискомфорт и стресс из-за иррационального чувства недоверия к другим.

Прибегание к копинговым механизмам
В попытке справиться с тяжелыми эмоциональными последствиями изнасилования пострадавшие часто ищут средства, которые помогли бы им адаптироваться к этому непростому периоду и уменьшить или снять эмоциональную боль. Такие средства могут быть как конструктивными (обращение за поддержкой к семье и друзьям, философия), так и самодеструктивными (причинение себе вреда, алкоголь, наркотики, поведение, связанное с высокими рисками).

2. Психологические последствия
На этапе восстановления доминирующими являются негативные эмоции пострадавшей, направленные против нее самой – чувства вины, стыда, унижения, собственной нечистоты, общая потеря самоуважения и уверенности в себе – все они являются совершенно нормальными психологическими реакциями. Эти симптомы означают, что пострадавшая обратила свой гнев на себя, и что ее мучают неразрешенные страхи. Напоминайте ей, что она никоим образом не может считаться ответственной за произошедшее и что ничто не может служить оправданием совершенному над ней насилию. Поощряйте пострадавшую перенаправлять эти негативные эмоции с себя на насильника.

Очень характерно для этой стадии чувство вины за произошедшее, сопровождаемое поиском ошибок в своих действиях и поведении, приведших к таком исходу. Оно также может выступать своего рода защитной реакцией психики – это позволяет хотя бы отчасти восстановить утраченное чувство контроля над событиями и убедить себя, что полученный опыт и правильные выводы помогут в будущем избежать повторения подобного. И хотя на определенном этапе восстановления подобная иллюзия контроля может поддерживать жертву и позволить ей собраться с силами, длительное обращение к ней способно серьезно осложнить процесс восстановления.

Кроме того, подавляющее большинство пострадавших, находящихся в этой стадии, испытывает такие симптомы, как депрессия (иногда вплоть до суицидальных мыслей), невозможность ощутить счастье или радость, пессимистичный взгляд на будущее, апатия, приступы рыданий и общая плаксивость.

Отдельным кластером можно выделить ощущения и реакции, связанные с чувством собственной беззащитности, беспомощности, и отсутствия контроля над своей жизнью – страх, тревожность, нервозность, возбужденность, беспокойство, повышенная бдительность.

Страхи и фобии:
1. Связанные с обстоятельствами изнасилования – пострадавшая может испытать чувство страха как реакцию на внешний стимул, напомнивший ей об эпизоде насилия или насильнике. Например, если насилие произошло на улице, жертва может начать бояться покидать дом. Если насильник был пьян, запах алкоголя может запускать у пострадавшей очень яркие воспоминания об эпизоде насилия.
Наиболее часто встречаются среди жертв изнасилования такие фобии, как боязнь людей, боязнь оставаться одной, боязнь мужчин, боязнь незнакомцев, боязнь открытых пространств, боязнь прикосновений.

2. Страх встретиться с насильником – иногда бывает настолько сильным, что пострадавшая бросает учебу/работу, переезжает, меняет номер телефона, отказывется от привычных занятий и развлечений, меняет прежний круг знакомств.

3. Страх оказаться беременной или заразиться ВИЧ или ЗППП.

4. Общее чувство беспричинного страха и паранойи.

В некоторых случаях эти страхи могут вызвать паническую атаку - необъяснимый, мучительный приступ тяжёлой тревоги, сопровождаемый столь интенсивным страхом, что человек начинает задыхаться.

Флешбэки
Человек с СТИ или ПТСР может испытывать флешбэки во время немедленной острой или последующей долгосрочной фазы восстановления. Флешбэком называется состояние, при котором человек под воздействием внешнего стимула переживает непроизвольную реакцию и впадает во временное кризисное состояние. Любой из органов чувств, как по отдельности, так и в сочетании с другими – нечто увиденное, звук, вкус, запах или физическое ощущение может вызвать флешбэк.

Во время флешбэка человек часто чувствует себя перенесенным в травмировавший его эпизод и может начать проявлять симптомы, как если бы действительно в настоящий момент он подвергался насилию. К примеру, он может испытывать болезненные ощущения и раздражение в тех частях тела, которые были повреждены. Также переживающий флешбэк может проявлять поведенческие симптомы, типичные для человека, подвергшегося нападению – кричать, пытать убежать или спрятаться, драться или впасть в состояние оцепенения.

Попытки помочь человеку выйти из этого состояния должны быть вербальными, любое прикосновение может быть контрпродуктивным.

Сны и кошмары
Одним из самых типичных сиптомов для жертв изнасилования являются сны и кошмары, которые характерны как для острой фазы, так и для долговременного процесса стадии реогранизации. Жертвы сообщают о двух типах кошмаров. При первом типе жертва во сне вновь переживает ситуацию насилия с безуспешными попытками выбраться из нее.

По истечении некоторого времени начинает превалировать второй тип снов и, хотя содержание снов меняется, его основным мотивом продолжает быть насилие. Во время подобных кошмаров пострадавшим снится, как они убивают или подвергают насилию других людей, зачастую своего насильника, таким образом возвращая себе утраченный во время нападения контроль. И, хотя оба этих типа сна могут быть мучительны для жертвы, они являются нормальной частью процесса восстановления.

Помимо этого жертва может страдать от бессоницы, беспокойного и прерывистого сна, кошмаров или наоборот, повышенной сонливости.

Навязчивые мысли и воспоминания
Во время стадии реорганизации пострадавших продолжают преследовать навязчивые мысли и воспоминания об изнасиловании. Они часто просто не в состоянии прекратить перебирать в уме подробности случившегося и перестать анализировать, как можно было бы избежать изнасилования. Жертвы концентрируются на своих ошибках, реальных или воображаемых, что сопровождается чувством вины и самообвинениями.

Частичная потеря памяти
В некоторых случаях из-за острого чувства шока и неспособности нервной системы справиться с переживаемым возможны частичное или полное вытеснение воспоминаний о травматичном событии; неспобность вспомнить определенные детали эпизода насилия.

3. Сексуальные последствия
Многие жертвы сообщают о появившемся после изнасилования страхе перед сексом. Это происходит из-за того, что секс, который должен приносить удовольствие и удовлетворение, вместо этого был превращен в оружие для унижения, наказания жертвы и установления контроля над ней.

Многие пострадавшие в течение какого-то времени после изнасилования не чувствуют себя в состоянии возобновить привычную сексуальную жизнь. Они испытывают снижение или полное отсутствие сексуального влечения, потерю способности получать удовольствие и/или достигать оргазма, в некоторых случаях сексуальный акт может сопровождаться болью или запустить флешбэк. Если у жертвы на момент нападения не было никакого сексуального опыта, она может начать испытывать обостренный страх перед первым добровольным сексуальным контактом.

В некоторых случаях, вопреки тому, что можно было ожидать, пострадавшие напротив, начинают вступать в многочисленные сексуальные связи, зачастую с малознакомыми или незнакомыми людьми. Среди причин такого парадоксального изменения в поведении можно назвать стремление вновь обрести способность получать удовольствие от секса; попытки вернуть себе ощущение контроля над своим телом и сексуальностью; компульсивное желание заново воспроизвести ситуацию, повлекшую травму для того, чтобы выйти из нее с другим исходом; проявления аутоагрессии - ненависти и отвращения к себе и к своему телу, ощущения себя грязной и заслуживающей насилия, диссоциация – они могут повлечь за собой равнодушие к своей сексуальной неприкосновенности и ощущение собственного бессилия и неизбежности насилия.
Следует помнить, что синдром травмы изнасилования создает повышенную эмоциональную уязвимость, на которую пострадавшие, как правило, не в состоянии как-то повлиять или контролировать, и которым могут воспользоваться недобросовестные люди. Не обвиняйте и не осуждайте жертву за поведение, которое вам кажется неосторожным и самодеструктивным, оно является результатом серьезной психоэмоциональной травмы, а не осознанным выбором.

Пострадавшая также может беспокоиться о том, как ее партнер отреагирует на известие об изнасиловании из страха, что он изменит свое к ней отношение. Страх перед сексом, характерный для жертв изнасилования, может значительно обостриться, если ее партнер будет настаивать на возобновлении сексуальной активности, не дожидаясь ее психологической к тому готовности. В связи с серьезным и системным характером стрессов, переживаемых пострадавшей от изнасилования, ее отношения с партнером могут оказаться под угрозой разрыва. Недавние исследования показывают, что почти половина пострадавших переживают разрыв романтических отношений в течение года после изнасилования.

Фаза разрешения, или интеграции
Со временем пострадавшие становятся способными осмыслить травму сексуального насилия и интегрировать этот опыт в свою жизнь, так что пережитое насилие перестает быть центром их жизни. Воспоминания не исчезают, но постепенно выцветают и перестают преследовать пострадавшую и влиять на ее жизнь. Во время этой фазы негативные чувства, такие, как вина и стыд – оказываются разрешенными и жертва уже не винит себя за произошедшее. Достигшие этой фазы восстановления уже имеют очень четкое осознание того, что ответственность за произошедшее лежит на насильнике. Пострадавшие восстанавливают ту часть своей личности, которая была замещена травматическими симптомами и вновь начинают чувствовать себя «самими собой», нормальный ход их жизни восстанавливается. Таким образом, человек, который пережил сексуальное насилие, перестает быть "жертвой" и становится «пережившим».

Тем не менее, некоторые пострадавшие от сексуального насилия так никогда и не достигают фазы разрешения, на многие годы «застревая» в фазе отрицания. Чаще всего это происходит с людьми, которые не получили никакой эмоциональной поддержки или психологического консультирования, а также с теми, кто столкнулся с негативной реакцией окружающих на известие о пережитом насилии.

Факторы, влияющие на способность жертвы к преодолению кризиса:
Личные качества
Определяется тем, какими копинговыми механизмами обладает жертва и насколько успешно она справлялась с кризисными ситуациями в прошлом. Кроме того, такие личные качества, как высокая самооценка и уверенность в себе, которые хоть и оказываются значительно ослабленными изнасилованием, могут ощутимо поддержать жертву и ускорить процесс восстановления.

Наличие поддержки
Процесс исцеления пострадавшей во многом будет зависеть от наличия поддержки родных и близких.
Если признание пострадавшей было проигнорировано или встречено недоверием и/или обвинениями ее самой и поиском в ней причин произошедшего, это может только обострить и без того мучающие жертву чувство собственной вины, ненависти к себе, ощущение одиночества и изолированности и еще сильнее ее травмировать. Подобная повторная травматизация в некоторых случаях может быть не менее болезненной и разрушительной для психического здоровья, нежели первоначальная травма, вызванная изнасилованием. Если близкие жертве люди не могут или не хотят предложить ей свою поддержку, очень важно получить помощь и признание от других людей.

Обращение за помощью к специалисту
Консультация психолога, как правило, облегчает и ускоряет процесс восстановления - дает жертве возможность выговориться, предлагает различные ко

void-hours.livejournal.com

что это и как бороться – Семья и дети – Домашний

Психологическое насилие: что это и как боротьсяМуж-тиран – распространенная тема обсуждения. Если тирания сопровождается физическим насилием, тут все понятно – надо уходить. И чем скорее, тем лучше. Именно такой совет получат большинство женщин от подруг и родных, пожаловавшись на побои. Однако, кроме физического, существует также насилие психологическое.

Психологическое насилие обсуждается крайне редко, а между тем, психологи уверяют, что для психики жертвы оно даже опаснее физического. Если физическое насилие калечит тело, то психологическое – душу и саму личность жертвы.

Для начала стоит разобраться, что из себя представляет психологическое насилие.

Психологическое (моральное, эмоциональное) насилие – способ  нефизического давления на психику человека. Обычно такое давление осуществляется на четырех уровнях:

• Контроль поведения (тиран контролирует круг общения жертвы и ее действия, заставляет отчитываться за опоздания, может устроить допрос в духе – где была, с кем и почему так долго)

• Контроль мышления (жертве навязываются установки тирана)

• Контроль эмоций (эмоциональные качели, провоцирование эмоций – от положительных до резко отрицательных, манипуляция с целью вызвать определенные эмоции)

• Информационный контроль (тиран контролирует, какие книги читает жертва, какую слушает музыку, какие смотрит фильмы и телепередачи).

Как же это проявляется на практике?

Распознать психологического тирана бывает непросто. Первым признаком становится то, что с самого начала отношения очень эмоциональные. Они быстро перерастают в серьезные. Вам расскажут о безумной любви, о том, что только вы способны сделать его счастливым…

Проблемы начинаются чуть позже – партнер-тиран начинает критически высказываться о ваших действиях, друзьях, работе. Часто он настаивает на том, чтобы вы ушли с работы, мол, его средств достаточно, чтобы вас содержать…

Осторожнее!

На самом деле под видом любви  и заботы вы получите тотальный контроль – тиран стремится контролировать ваш круг общения, ваши действия, даже мысли. Средства не столь важны – это может быть ядовитое высмеивание или напротив – демонстрация столь искреннего огорчения, что вы сами начинаете ощущать себя виноватой в том, что расстроили этого прекрасного человека…

Результатом постоянного давления становится отказ от собственных установок и принятие установок партнера. Психологический тиран разрушает личность жертвы, ломает ее установки, занижает самооценку. Жертва все чаще ощущает себя никчемной, глупой, несамостоятельной, эгоистичной – нужное вписать. Она все больше зависит от тирана. А тот, в свою очередь, старательно взращивает в ней убеждение, что если бы не он – она бы никому больше не была нужна.

Тиран может вести себя подчеркнуто жертвенно. Но эта позиция ничего общего не имеет с настоящим принятием и жертвой. Это – некая эмоциональная кабала в духе «Я отдам тебе все – но ты всегда будешь мне должен».

Отличить психологическую тиранию от настоящей заботы бывает непросто. Ориентируйтесь на свои ощущения. Если вас преследует чувство вины перед партнером, но при этом вы четко не можете понять, за что именно чувствуете себя виноватой – это верный признак того, что вы подвергаетесь психологическому насилию.

Чем опасно эмоциональное насилие

Опасность психологического насилия в том, что при взгляде со стороны ничего особенного не происходит. В какой паре не бывает ссор? Попытки пожаловаться на отношения редко встречают понимание близких – со стороны тираны всегда кажутся милейшими людьми, а жертва сама не может четко объяснить, почему ощущает дискомфорт. «С жиру бесишься» – слышит она. C другой же стороны жертва обрабатывается тираном, который говорит ей, что все в порядке, у них прекрасные отношения – а плохо ей только потому, что она сама эгоистична, или не умеет быть счастливой, или не знает, как это должно быть…

Естественно, жертва начинает думать, что с ней что-то не так. Ведь все вокруг твердят, что ее партнер – прекрасный человек и очень ее любит, а она, неблагодарная, чем-то недовольна… Жертва перестает доверять своим ощущениям, у нее пропадает критическое отношение к ситуации – она оказывается в полной эмоциональной зависимости от тирана. А в его интересах – продолжать ей внушать чувство вины и ощущение собственной неполноценности, чтобы и дальше сохранять контроль.

Что делать, если ваш партнер – психологический тиран?

Не пытайтесь убедить себя, что все в порядке – что вы сами виноваты, что на самом деле он заботится о вас... Как только вы поняли, что рядом с вами – тиран, нужно уходить. Чем дольше вы пробудете в таких отношениях, тем более разрушительному воздействию подвергнется ваша психика.

К сожалению, осознание обычно приходит довольно поздно – границы личности жертвы окончательно размыты, у нее недостаточно сил, чтобы дать отпор, она не верит в себя и уверена, что заслужила такое отношение. Поэтому вначале нужно понять, что проблема – не в вас, а в том, кто самоутверждается за ваш счет, навязывая вам ложное чувство вины и комплексы.

Следующий шаг – найти поддержку. Того, кто поддержит ваше решение уйти от тирана, того, кто сможет напомнить вам о причинах вашего решения, если вы вдруг дрогнете. Иначе вам будет тяжело выдержать давление окружения и самого тирана.

И наконец – попробуйте вспомнить, как вы жили без него. Во что тогда верили, о чем думали, с кем дружили, чем увлекались. Были ли вы счастливее тогда? Если да – вперед, к переменам!

Очень важно хотя бы на первое время после ухода максимально оградить себя от общения с бывшим партнером – необходимо набраться сил и вспомнить, кто вы на самом деле, вне отношений с тираном. Эта необходимость связана с тем, что тиран всегда предпринимает попытки вернуть жертву.

Только вернувшись, наконец, к своей личности, вы сможете трезво оценивать попытки давления и манипуляции вашими чувствами, отделить собственные установки от навязанных тираном.

Лучшее средство от последствий психологического насилия – новый роман с адекватным партнером. Не хуже действует и работа с грамотным психологом.

Помните: основной критерий правильности происходящего с вами – ощущение счастья. Если этого ощущения нет – значит, что-то идет не так. Доверяйте себе, не игнорируйте свои ощущения, цените себя – вы заслуживаете счастья точно так же, как и любой другой человек.

domashniy.ru

Психологическая реабилитация последствий изнасилования | Психолог Юрий Ефимов

Ежегодно десятки тысяч человек только в нашей стране становятся жертвами сексуального насилия. При этом говорит о реальной статистике не приходится, поскольку большинство жертв сексуальных домогательств и изнасилований не обращаются за помощью ни к близким, ни в правоохранительные органы. Это связано с исключительной психологической травмой, которую всегда получает жертва физического сексуального насилия.

В результате, даже если тело жертвы полностью восстановилось, а здоровье серьезно не пострадало, психологическое состояние может быть критическим.

Психологические проблемы после изнасилования, с которыми справится психолог

Психологи уверяют, что пережив изнасилование, жертва сама впадает в своеобразное бегство от свободы, постоянно возвращаясь мысленно в тот момент, когда было совершено надругательство над телом. Такая зацикленность на пережитых ощущениях приводит к следующим опасным психологическим последствиям:

  • Радикальное изменение модели поведения – часто пережив изнасилование, активные и целеустремлённые личности замыкаются в себе, в то время как более закрытые личности, напротив, могут начать вести распущенный образ жизни.
  • Формирование иррационального чувства вины – общество часто указывает жертве насилия на то, что она дала насильнику повод поступить подобным образом. Здесь важно понимать, что ни откровенная одежда, ни яркий макияж, ни даже флирт не дает другому человеку права на совершение насильственных действий в отношении жертвы.
  • Одиночество и ощущение безысходности – многие жертвы не рассказывают о случившемся даже самым близким, опасаясь непонимания и насмешек. В результате у пережившего сексуальное насилие формируется психология жертвы.
  • Страхи и фобии – нередко жертвы изнасилования испытывают дикий страх повторения ситуации, в связи с чем избегают любых контактов с внешним миром, противоположным полом и т.д. Также могут развиться страхи к обстоятельствам, в которых было совершено насилие – темнота, одиночество и т.д.
  • Суицидальные мысли и наклонности – крайними проявлениями посттравматического синдрома при изнасиловании считается стойкое желание пациента покончить жизнь самоубийством либо физически расправиться с насильником.

Как после изнасилования поможет психолог?

Задаваясь вопросом «Как пережить изнасилование?», следует понимать, что сделать это в одиночку удается далеко не каждому. Помощь профессионального психолога позволит жертве избавиться от навязчивого страха и чувства вины, а также от ненависти, которая съедает личность человека.

Оставить страшный этап жизни в прошлом и уверенно идти вперед – главная цель посещения психолога после изнасилования. При этом посетить специалиста часто следует и родным жертвы, которые порой своим поведением лишь усугубляют состояние человека, пережившего насилие.

Пережили изнасилование?
Звоните и записывайтесь на консультацию в Москве 8 (999) 333-37-77 (с 10.00 до 22.00) ежедневно.
Стоимость консультации в разделе Услуги и цены. Адрес проведения консультации в разделе Контакты.

psychoanalyst.pro

Любить... пережив насилие

Cегодня хорошая погода. И кажется, что это неслучайно: «Он сказал, что скоро мы поженимся и заведем ребенка...» Это говорит красивая 35-летняя женщина, и в глазах ее сияет радость. Но есть и что-то еще. Пять лет назад она входила в подъезд своего дома. Испуг, удар, нож, ужас, «молчи, а то прикончу»… Разорванная одежда, холод ступеней, чудовищное унижение. Жизнь и достоинство были уничтожены в несколько минут. Жертва изнасилования. «Бывшая жертва», — мягко поправляет Наталья.

Она не одна: ежегодно в России изнасилованию подвергаются десятки тысяч женщин (точных цифр по этим преступлениям нет). После этого приходится заново учиться дышать, смеяться, любить. Это жизнь. Просто жизнь. Но еще и титанический труд. Труд возрождения к жизни.

Тело без защиты

«Изнасилование равносильно убийству, — говорит Мария Мохова, исполнительный директор кризисного центра «Сестры». — Недаром психологическую травму изнасилования приравнивают к травмам, полученным в зоне военных действий. Надо понимать, что оно не имеет ничего общего с сексуальностью. Это чудовищное, умышленное насилие, которое использует секс как оружие. Переживания женщины в этот момент близки к переживанию потери жизни. Насильник убивает то, что дает человеку способность желать, любить, доверять — а значит, жить».

В свои 29 лет Ольга только начинает вспоминать, как это — доверять другим людям. Ей было 22, когда она встретила «того человека». И 24, когда смогла от него освободиться. Эти два года он насиловал ее. Бил, оскорблял, запрещая видеться с близкими. Она бежала в другой город, надеясь, что жизнь начнется заново, но... «Все выходные я проводила в слезах, не могла выйти из дома. Я все время чем-то болела. Мое тело превратилось в одну болевую точку. Мне хотелось снова влюбиться, я даже соглашалась на свидания... А потом не могла — не могла вынести даже ласкового прикосновения. Тогда мне хотелось уничтожить в себе все женское. Звучит как бред, правда?»

читайте также«С обыденным насилием нельзя мириться»

Но что не «бред» в насилии? «Изнасилование, как катастрофа, обрушивается на женщину, разрушая смысл ее существования, связи с другими людьми и окружающим миром», — говорит психотерапевт Мюриэль Сальмона (Muriel Salmona), президент французской Ассоциации травматической памяти и виктимологии. Мир становится источником постоянной угрозы: если немыслимое случилось раз, оно может повториться. Жертва теряет доверие, которое необходимо, чтобы встречаться с другим человеком, любить, наслаждаться близостью. Ольга вспоминает, что многие годы ее преследовал страх. На улице, в метро — повсюду. «Этот человек заставил меня поверить, что мое тело мне не принадлежит, что он может делать с ним что хочет и когда хочет. У меня было чувство, что оно совсем беззащитно — как в открытом доступе. Когда с тобой такое сотворили, возникает чувство, что ты ничего не стоишь...»

«Женское тело оставалось в распоряжении мужчин на протяжении веков, — напоминает Мария Мохова. — И хотя в Уголовном кодексе изнасилование относится к числу особо тяжких преступлений против личности, в обществе все еще сохраняются патриархальные представления: якобы без желания самой женщины такое невозможно, она сама провоцирует мужчину, «cама виновата». Многие пострадавшие женщины начинают искать свою вину и невольно уверяются в том, что так и есть: «была неосторожна», «надела слишком короткую юбку», «не послушалась матери»… Тогда как они — не виновницы, а жертвы. Бессмысленно спрашивать «за что?» — ответа здесь не может быть. Насильник — преступник, и его нельзя оправдать ничем».

Но большинство жертв молчат. Мария Мохова рассказывает, что лишь 3% женщин, обратившихся в центр «Сестры», до этого сообщили о преступлении в полицию, и только 12% дел дошли до суда. «Более всего женщине хочется забыть случившееся, «отменить» реальность катастрофы».

Затаившаяся память

«Я ПОДУМАЛА: НАСИЛЬНИК ПОЛУЧИЛ МОЕ ТЕЛО ТОЛЬКО НА ТО ВРЕМЯ — НО ЕМУ НЕ ЗАВЛАДЕТЬ НИ МОЕЙ ДУШОЙ, НИ ЖИЗНЬЮ» ДАРЬЯ, 32 ГОДА

32-летняя Дарья в свое время не постеснялась подать заявление. Десять лет назад, когда она была дома одна, в квартиру позвонили. Мужчина назвался соседом снизу, сказал, что пришел проверить, не течет ли у нее кран. Войдя, он связал ее, заткнул рот... В тот же день вместе со своим другом она пошла в районное отделение (тогда еще) милиции. Прошла неделя, две... И однажды к ней вернулось желание заняться любовью. «Я подумала: насильник получил мое тело на то время, пока все это продолжалось, — но ему не завладеть ни моей душой, ни моей жизнью. Я начну все снова, как прежде, — подумаешь, ну и что! Мой друг очень поддерживал меня тогда… В постели нам всегда было хорошо. И потом — то, что случилось, вообще не имело отношения к любви и сексу! Так что все у нас стало почти как прежде. Только иногда у меня перед глазами вдруг вспыхнет какая-то картина — и я застываю, будто меня накрыло ледяной волной».

Эти жестокие воспоминания преследуют всех женщин. Ольга рассказывает, что у нее «что-то схватывает судорогой внизу живота, иногда при этом буквально пронзает боль». Наталья говорит, что ее тело цепенеет, когда какое-то движение или поза напоминают то, что она испытала. «Я не могу сдержать дрожь, меня буквально колотит, а иногда я плачу. Это состояние совершенно не поддается контролю». Неподконтрольная — очень точное определение для травматической памяти. Эмоция подкатывает к горлу и не дает дышать, когда этого меньше всего ожидают.

Три этапа переживания

«В первые несколько часов после изнасилования жертва может вспомнить события поминутно, покадрово, — говорит Мария Мохова. — Но рассказывает о них почти без эмоций (из-за чего полицейские могут сомневаться в ее правдивости). В этот момент ее психика парализована, она как будто видит происходящее со стороны. Так проявляется защитная реакция, которая помогает совладать с невыносимым. Затем возникает отрицание: женщина словно забывает все, что с ней происходило. Она говорит: «Я ничего не помню», что тоже вводит в заблуждение полицейских. На самом деле эмоции накапливаются, и впоследствии эта память о пережитом срабатывает как бомба замедленного действия: самая незначительная мелочь, которая ассоциируется с изнасилованием, заставляет все пережить заново, так, будто это происходит здесь и сейчас. Жизнь пре-вращается в сплошное минное поле».

Чтобы себя защитить, женщины стараются не думать, не вспоминать. Не выходят на улицу в темное время или даже вообще не покидают квартиру. Не занимаются любовью. Не прикасаются ни к кому или даже вообще перестают что-либо чувствовать. Только все это не помогает.

«Можно спрятать поглубже эти воспоминания, но забыть такое невозможно», — настаивает Мюриэль Сальмона. Память пережитого остается в теле — и возникают бессонницы, депрессии, хронические боли, постоянные гинекологические проблемы, анорексия или булимия... «Ведь тело — это и есть мы сами, — говорит Дарья. — И ты не можешь от него сбежать, отделить от чувств и мыслей. Его растерзали, втоптали в грязь... Тогда я недооценила силу этого удара». А год спустя ее тело заговорило: обнаружилась инфекция, затем была операция — «как еще одно вторжение в тело», долгое выздоровление… В течение многих лет проникновение во время секса вызывало у нее боль.

Нет, изнасилование не забывается, и силой воли здесь ничего не сделать. «Вслед за шоком и отрицанием, — продолжает Мария Мохова, — наступает внутренняя диссоциация, то есть расщепление личности: женщина, которая была изнасилована, и та, что себя судит. Некоторые бессознательно отделяют себя от своего тела: оно во всем виновато, я накажу его! В этот момент кто-то может уйти в алкоголизм или наркоманию, беспорядочно менять партнеров. Другие, наоборот, отказываются от секса или же выбирают женщин как «безопасных» партнеров. А кто-то ищет экстрима, чтобы снова «отключиться».

«Я возненавидела свое тело, — вспоминает Наталья. — Алкоголь, наркотики — я мучила его как могла. Я колотила руками о стену, сбивая их в кровь, перестала есть... Я не смотрела на себя: меня больше не было. Вечерами я выходила на темные улицы, иногда приводила кого-то домой: мое тело не хотело секса, но я его заставляла. А потом сразу выгоняла мужчину — грубо, чтобы сделать ему побольнее. Я пыталась заглушить воспоминание о том, что со мной сделали, еще более ужасными воспоминаниями о том, что делала я сама. На самом деле я постепенно умирала». Наталья дошла до края, до самого дна: пыталась покончить с собой, лечилась в психиатрической клинике... а потом все же поднялась. Очень медленно, мучительно, но поднялась. Ее первым шагом к возрождению стал звонок в полицию: она узнала лицо насильника в выпуске криминальных новостей... А год спустя ей повезло встретить человека, который сумел ее выслушать. Его любовь вернула ей желание и радость жизни.

«Мужчина может сделать очень многое, — считает Мария Мохова. — Если женщина чувствует, что ей верят, ее слушают и слышат, что она любима — это может все изменить в ее настоящем и будущем. Не менее важна и искренняя, теплая поддержка и других близких людей».

Общая борьба

Говорить об изнасиловании по-прежнему табу. А ведь говорить — значит освобождаться. «Так можно обезвредить травматическую память, — подчеркивает Мюриэль Сальмона. — Боль, выраженная словами, становится историей, которая уже принадлежит прошлому. Рассказывая, мы находим смысл в том, что казалось хаосом. Женщина понимает, что была именно жертвой, на которую напал преступник, и признает: это не моя вина. Виноват насильник».

«На форуме я познакомилась с другими женщинами и поняла, что я не одинока в своей боли, — говорит Дарья. — Я отделила ее от себя. Бороться с насилием — это наша общая борьба». И они сражаются каждый день. С годами эмоциональные срывы случаются все реже (хотя совсем избавиться от них не удается никогда). Постепенно происходит примирение с собой, возвращается доверие к людям. Да, это правда: из этого состояния можно выйти. «Женщина принимает травму как негативный опыт и принимает себя такой, какая она есть, — говорит Мария Мохова. — И начинает строить свою жизнь заново».

Но бороться приходится и с предубеждениями других. «Я долго стыдилась вообще заводить отношения, — вздыхает Дарья. — Считается, раз тебя изнасиловали, для тебя все кончено. Иначе скажут: ах, она с кем-то спит? Значит, тогда все было не так страшно. Может, ей даже понравилось!»

Изнасилование — преступление, в котором жертва всегда под подозрением, негодует Мюриэль Сальмона: «Неважно, сломана ли женщина или нашла в себе силы начать новую жизнь, мысль о том, что она вновь может испытывать желание и заниматься любовью, для многих по-прежнему непредставима!» Так что битва будет долгой... Но ее можно выиграть.

www.psychologies.ru

Сексуальное насилие – как пережить сексуальное насилие и научиться жить счастливо | Психологические тренинги и курсы он-лайн. Системно-векторная психология

Масштабы проблемы сексуального насилия не вписываются в официальную статистику – это проиллюстрировала акция #ЯНеБоюсьСказать, прошедшая летом прошлого года в соцсетях. Пользователи, подхватившие инициативу, обнародовали в интернете истории о том, как они стали жертвами, в той или иной степени пострадали от сексуального насилия.
Как пережить насилие? Куда обращаться?

0 1034 10 Апреля 2017 в 23:17

Автор публикации: Светлана Рычина, журналист

Врач в машине реанимации придерживает голову 16-летней пациентки с неуклюжей, «рваной» прической. Девушка обстригла волосы в пику своему сутенеру, когда он отправлял ее на сексуальное насилие к очередному клиенту.

Это кадр из фильма «Лиля навсегда» шведа Лукаса Мудиссона о девушке, попавшей в сексуальное рабство в чужой стране. Вышеупомянутый врач – единственный за весь фильм мужчина, притрагивающийся к героине по-отечески. Пока ей оказывают экстренную медицинскую помощь, его ладонь лежит рядом с ее растрепанными прядями – рваными, как и судьба девушки, в которой она повидала подонков всех мастей.

Как пережить насилие? Куда обращаться?

«Молчи, а то убью»

Когда Лиле выдается шанс спастись, она мечется по городу, убегает от полицейской машины, вместо того, чтобы обратиться за помощью и заявить на обидчиков. На тех, кто в действительности имеет основания скрываться от стражей порядка. Ее запугали, пригрозив, что убьют, если она пойдет к представителям власти.

Статистика российского центра помощи пережившим сексуальное насилие «Сестры» свидетельствует: всего только 10–12% жертв – как взрослых женщин, так и подростков, подвергшихся сексуальному насилию – прибегают к помощи законодательства, заявляя о случившемся в полицию.

Я не боюсь сказать!

Масштабы проблемы не вписываются в официальную статистику – это проиллюстрировала акция #ЯНеБоюсьСказать, прошедшая летом прошлого года в соцсетях. Пользователи, подхватившие инициативу, обнародовали в интернете истории о том, как они стали жертвами, в той или иной степени пострадали от сексуального насилия.

Насильниками часто оказываются не маньяки, выскакивающие из-за угла в темном переулке, а близкие люди – родственники, друзья, супруги…

Всемирная организация здравоохранения приводит цифры: каждая третья женщина в мире становится жертвой физического или сексуального насилия именно со стороны своего партнера.

Комментарии к историям флешмоба наглядно показали, как непросто найти собеседника для обсуждения такой деликатной темы, который не стал бы клеймить жертву пресловутым «сама виновата», помог справиться с юридическими, эмоциональными и физическими проблемами.

Переписать сценарий жизни

С помощью Системно-векторной психологии Юрия Бурлана более десяти тысяч человек разобрались с самыми разными сокровенными проблемами, не предавая их огласке и не обсуждая интимные моменты с кем бы то ни было. Они смогли избавиться от негативных переживаний и изменить свой жизненный сценарий.

Как выглядит проблема сексуального насилия и что с ней делать с точки зрения системно-векторной психологии?

Любое сексуальное насилие – это, в первую очередь, удар по чувству защищенности и безопасности.

Я в домике

«Хочу куклу, карандаши, чтобы рисовать, и розовый школьный ранец», – говорит героиня фильма Лиля в «домике» из диванных покрывал. «Стройматериалы» для «хижины» – текстиль фривольной «леопардовой» расцветки. Только такой нашелся в квартире, где ее удерживали против воли. Но в «леопардовом домике» девушке удалось почувствовать себя маленьким ребенком, которому ничего не угрожает.

Говоря категориями системно-векторной психологии, героиня фильма искала возможность ощутить нечто приближенное к чувству защищенности и безопасности, незаменимому для здоровой жизнедеятельности.

Вернуть его жертве нападения, сексуального насилия непросто, но возможно, если осознать глубинные причины желаний, из которых соткана психика человека.

Сексуальное насилие над детьми

Особенно важно поддержать ощущение защищенности у ребенка. Дети из семей, в которых царит настоящее, а не деланное благополучие, реже становятся жертвами, не подвергаются сексуальному насилию. Даже ребенок, уже переживший изнасилование, легче перенесет травму, если родители помогут ему вернуть уверенность в безопасности.

У ребенка до шести лет психическое состояние полностью зависит от того, что переживает его мама. И до 16 лет подросток все еще нуждается в чувстве защищенности от мамы, а значит, зависит от ее состояний. Если она реализована, спокойна, уверена, то это самоощущение передастся и ее детям. Сформировать это ощущение у ребенка помогает и грамотное развитие его врожденных талантов.

Ребенка или подростка, подвергшегося сексуальному насилию, нельзя стыдить, винить, ругать. Бывает, что изнасилованной девочке собственная мать вешает якоря: «Что, добегалась? Изнасиловали?». На самом деле ответственность за изнасилование в детстве или подростковом возрасте целиком и полностью лежит на взрослых.

Родители, если они правильно относятся к сложившейся ситуации, поддерживают девочку, могут этим максимально облегчить ее травму от нападения.

Особенно трудно приходится мальчику, ставшему жертвой насильника. Для мальчика сексуальное насилие – огромная психологическая травма, потому что нарушается древнее табу. С давних времен такое воздействие делало мужчину социальным нулем, лишало права на кусок общего мамонта и женщину. При сексуальном насилии мальчик испытывает сильнейший социальный стыд, пиковое страдание, способное привести даже к суициду.

Как защитить детей и подростков?

Причины педофилии связаны со сложным устройством сексуальности анального вектора. Изначально оно направлено не только на женщину, но и на мальчика-подростка. В норме это влечение сублимируется в передачу опыта подрастающему поколению, поэтому из мужчин с анальным вектором получаются лучшие преподаватели, настоящие друзья детей, которые готовы ради них на все, как Януш Корчак.

При недоразвитости или тяжелых социальных, сексуальных фрустрациях мужчина с анальным вектором может испытывать влечение к мальчику-подростку напрямую (которое иногда принимает форму влечения к девочке или однополому партнеру). Осознав это желание, он приходит в ужас, испытывая сильнейшее напряжение между «хочу» и «нельзя».

Но так как психика – это желание, которое со временем растет, убрать противозаконную тягу может или преступление, или смерть. В этом тяжелейшем противоборстве мужчина способен буквально довести себя до сердечного приступа.

Осознание бессознательных причин собственных устремлений с помощью системно-векторной психологии способно снять напряжение запретных желаний и направить мысли в сторону здоровой реализации.

Родителям необходимо понимать глубинные корни сексуального насилия, что делает возможным защитить от насильника ребенка, подростка. В семье, где владеют системными знаниями, могут обезопасить ребенка от нападения. Такие родители точно определяют мужчин с патологическим влечением к детям и подросткам. Есть ряд признаков, позволяющих распознавать фрустрированных и недоразвитых представителей анального вектора, склонных к насильственным преступлениям. Этот навык распознавания приобрести нетрудно.

Кто подвергается сексуальному насилию?

Всероссийский центр изучения общественного мнения летом прошлого года выяснил, как наши соотечественники относятся к проблеме насилия. Опрос показал: 44% россиян считают, что жертвы насилия бывают виноваты сами.

По логике этих людей выходит, мол, жертва надела короткую юбку, и мужчина не устоял – сама виновата?

Ответственность за сексуальное насилие всегда лежит на преступнике. Но для тех, кто не готов уповать на сознательность недоразвитых или фрустрированных представителей анального вектора, желающих снасильничать, и не желает становиться жертвой полезно знать причины виктимности.

Не бойся, я с тобой

Системно-векторная психология объясняет феномен виктимности… степенью способности сопереживать! Любители книг Кира Булычева про Алису наверняка вспомнят одну из показательных переделок, в которую попала девочка.

Она оказалась в пещере с фантастическими существами, питающимися страхом. А точнее, теми, кто боится. Алиса так самоотверженно спасала своего товарища, бившегося в ужасе от возможности стать жертвой этих монстров, что позабыла о себе. Но ее приятель все же попал в лапы пожирателей страха. А девочка спаслась.

Почему? Переживая о друге, невозможно бояться за себя. При чем тут сексуальное насилие? При том, что чаще других жертвой становятся представители зрительного вектора в состоянии страха (то есть недостаточно развитые или временно пребывающие в стрессе).

В развитом состоянии современные зрительники умеют сострадать чужой беде как никто другой. Сочувствуя, испытывая не страх за себя, а сопереживая другому, они направляют эмоциональность на пользу другим людям. А иначе весь этот богатый потенциал эмоций обрушивается на них самих в виде страха смерти. Зрительница в неблагоприятных состояниях способна нанести вред и себе, и целой группе людей.

Люди умеют бессознательно считывать состояния человека по его феромонному фону. Когда обладательница зрительного вектора находится в страхах, она при этом источает запах жертвы, притягательный для преступников. Осознав особенности этого механизма, можно научиться выводить страх наружу, преобразовывая его в другие эмоции, и «переписать» свой сценарий жертвы, кратно снизив вероятность повстречаться с насильником.

Наверняка вы встречали женщин, которые уходят от мужей садистов и насильников, находят новых мужчин, которые… опять их бьют и унижают. «Опять на те же грабли! Сколько можно?! Ты что, мазохистка?!» Да, скорее всего, вы правы, она обладательница кожного вектора, которую били и унижали в детстве, что привело к формированию мазохистского комплекса. Все ее отношения с мужчинами – это бессознательный садо-мазо сговор, когда они притягиваются друг к другу сильнее, чем магнит.

Как разорвать порочный замкнутый круг? Как выйти из тупика? Понимание и проработка давно забытых травм детства помогают нам выйти на правильный путь, в котором нет места унижениям и принуждению.

Как пережить сексуальное насилие?

Если все же не удалось предотвратить нападение, справиться с полученным стрессом поможет осознание механизмов функционирования психики с помощью системно-векторной психологии. Это поможет жертве насилия скинуть с души груз из-за случившегося в прошлом. Понимание причин страхов и фобий – избавиться от приступов ужаса и трезво оценить сложившуюся ситуацию, что даст возможность жить дальше полноценной жизнью.

***

«Этот мир не так уж хорош», – говорит героиня фильма «Лиля навсегда», смотря на город с крыши высотного дома. Сложно представить, как жертве насилия можно думать иначе. Но ее единственный друг, пришедший к ней в сновидении, напоминает: «Ты еще не закончила». Он подсказывает, как убежать от мучителей, получив в подарок целый мир. Как бы она им ни распорядилась, этот подарок навсегда принадлежит ей.

А как распорядитесь своей жизнью вы? Используете ли шанс избавиться от мучительных переживаний, ложного стыда и навязанных стереотипов? Вот лишь несколько отзывов на эту тему от женщин, прошедших тренинг по системно-векторной психологии Юрия Бурлана:

«Была такая проблема (изнасилование), мучительно пыталась проработать с психологами... Но совсем забыла думать об этом, давать оценку, когда прошла тренинг»

Елена, Мельбурн

«После ситуаций в детстве, связанных с сексуальным насилием, не могла получать удовольствие от вагинального секса, после тренинга все изменилось! И оргазмы вагинальные появились, естественно!»

«Моя жизнь полностью перевернулась. Ежедневно наваливался на меня, как же я кричала, молила мамочку о помощи, а она на кухне и ей все равно... Каждая двойка отпечатывалась солдатской пряжкой на моей коже… Вводная лекция в августе 2013. Здесь все ответы, бальзам на мою израненную душу. Прошла тренинг с 37 группой. Страхи, фобии, суицидные мысли ушли в самом начале тренинга»

Екатерина А., Москва

Возможность освободиться от последствий сексуального насилия существует. И начать новую жизнь без тяжелого груза можно с бесплатных онлайн-тренингов по системно-векторной психологии Юрия Бурлана. Регистрируйтесь по ссылке.

Автор публикации: Светлана Рычина, журналист

Статья написана по материалам тренинга «Системно-векторная психология»

www.yburlan.ru

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о