Книги по гедонизму: Главные книги гедониста | Издательство Zinzer Books

Содержание

Главные книги гедониста | Издательство Zinzer Books

Книги недели: Жизнь в удовольствие или главные книги гедониста

Как пишет Википедия, Гедонизм (от греческого «удовольствие» или «наслаждение») есть философское учение, по которому получение удовольствия от жизни есть цель этой самой жизни и высшее благо. О том и список книг ниже. Удовольствие, никаких страданий, никаких убийств (ну почти), крови, разбитой любви и прочих вещей, без которых литература существовать не может. Вся гедонистическая литература, на мой взгляд, очень завязана на путешествиях. Ну представьте, дома — рутина, деньги, быт такой, что любовная лодка крошится в щепу, а стоит отъехать, как начинается радость. Ноль экономии, вино, кино и домино. О том и книги. Все — прекрасные, интересные, но сюжет не будет держать вас за горло. Эти книги лучше прочесть где-нибудь на сеновале в деревне или на пляже в Таиланде — просто спокойное, размеренное удовольствие.

 

О Генри «Короли и капуста»

Книжка старая, ей больше ста лет и написана она главным литературным прохиндеем О Генри.

Представьте, Латинская Америка, выдуманная страна и банановый рай. Зной и жара. Отшиб мира. Жители пытаются себя развлекать и придумывать разные социальные пертурбации, которые очень забавны, но главная идея — как в песне Винни-Пуха: «Хорошо живет на свете…». О Генри — этот тот человек, который умел жить хорошо. И писать хорошо тоже. «Короли и капуста» — гедонистическая радость читателя.

Купить электронную книгу

Купить бумажную книгу

 

Джон Хупер «Итальянцы»

Сильный нон-фикш от британского автора Хупера. Италия — самая гедонистическая страна в мире, правда? Народ в Италии не парится. А как иначе? За 70 лет после Второй Мировой войны в Италии сменилось порядка двухсот правительств, страна десяток раз за это же время влезала в долговую яму и выбиралась обратно. Вы скажете, что везде так, ан нет. Не везде. Италия — самая политически нестабильная страна в развитом мире, а значит ты, будучи итальянцем, никогда не знаешь, что будет завтра. Какой твои власти примут закон. Какие налоги тебя обяжут заплатить. Да и землетресения, которые то и дело случаются на Аппенинах, не добавят уверенности в завтрашнем дне. А значит надо расслабиться и наслаждаться. Пить апероль в перерыв на обед. Есть пасту от пуза (и не толстеть, как не странно). Ведь все равно все непонятно, как жизнь повернется.

Книга Хупера — история, традиции и современное состояние Италии и ее населения. Хорошо написанная, ладная и вкусная книга.

Купить электронную книгу

Купить бумажную книгу

 

Александр Дюма «Граф Монте-Кристо»

Понятно, в «Монте-Кристо» есть и любовь, и страдания, и разлука, и прочие радости, и на гедонистическое чтиво лучшая работа Дюма совсем не похожа. Однако, книга настолько прекрасна и увлекательна, что удовольствия по ее прочтении будет выше крыши. Вы ночей спать не будете, так сильно будет хочется узнать, что будет дальше (может я и преувеличиваю, но не сильно).

Купить электронную книгу

Купить бумажную книгу

 

Джеральд Даррелл «Земля шорохов»

Все, думаю, знают, что Даррелл писал о животных. И на этом интерес к писателю заканчивается. Вот еще, читать о животных. Чего интересного? Где там страсть и интрига? А меж тем все эти мысли — чушь от незнания. Даррелл — прекрасный писатель (хоть и писал исключительно ради денег на свои путешествия) и один из самых знаменитых гедонистов планеты Земля. Ну представьте, детство британца прошло на греческом острове Корфу. Пока вся больная Европа рубилась во Второй Мировой, Даррелл купался и обнимался с рыбами. Потом стал ездить по миру и собирать животных для зоопарков. Затем открыл свой зоопарк, спас не один десяток вымирающих видов фауны и умер знаменитым. Причем повторюсь, писал Даррелл отлично. Со вкусом. И книги его (причем все до единой) — отличный образец того, как можно хорошо проводить время. «Земля шорохов», о поездке автора в Патагонию, в качестве гедонистической книги выбрана случайно. У Даррелла какую книгу не возьми, не оторвешься (если, конечно, у вас нет невыплаченных кредитов, неразделенной любви в вашем сердце, семерых по лавкам без еды.

Если все это есть, то Даррелл будет вас раздражать).

 

Матвей Ганапольский «Чао, Италия»

Снова Италия. Журналист и писатель Ганапольский провел год в итальянских краях и написал о том книгу. Вышло живо, интересно и с юмором. Хорошая книга о приятном времяпрепровождении.

Купить бумажную книгу

 

Тур Хейердал «Кон-тики»

Плот, океан, макрель, веревки, паруса, акулы, бальса, Перу, Полинезия. Когда последний раз вам вслух приходилось произносить хоть одно из этих существительных? То-то же.

Идея книги такая. Книжный червь Хейердал устал сидеть по библиотекам и решил стать практикующим антропологом. Собрал коллег. Приехал в Перу. Построил плот. И поплыл на этом плоту через весь Тихий океан. Цели были научные — доказать, что полинезийцы приплыли из Латинской Америки, а не возникли там из неоткуда, но книга вышла приключенческая, увлекательная и очень радостная.

Купить электронную книгу

 

Питер Мейл «Год в Провансе»

Эту книгу стоило бы поставить в начало списка гедонистической литературы. Но в конце она лучше запомнится. Британец забил на рекламный бизнес и подался в дауншифтеры. Но не в Таиланд, а во Францию. Еда там лучше, язык привычней, а люди беззаботней. Особенно во французской глубинке, где Мейл и поселился на год. Деньги у автора были, ни в чем он себе не отказывал, и поэтому получился очень размеренный, именно что гедонистический опыт. И книга вышла такой же. Читаешь и наслаждаешься.

Купить электронную книгу

Купить бумажную книгу

________________

Саша Ролла

Гедонизм в психологии, философии и религии

Гедонизм – это учение о том, что человек все поступки совершает ради собственного удовольствия, поэтому только его и можно считать смыслом жизни. Такой подход некоторым представляется аморальным, но абсолютной правды не существует, поэтому выводы придется делать самостоятельно.

Гедонизм – что это?

В переводе с древнегреческого гедонизм – это наслаждение или удовольствие. Учение, носящее это имя, говорит о естественности поиска приятных ощущений, поэтому человек осознанно или нет движется по этому пути. А раз это заложено в людской природе, то вполне логично сознательно направлять свои действия для получения радости. Все учение заканчивается на этом утверждении, потому что эту систему никто не закончил, поэтому поведение его приверженцев может разительно отличаться.

Гедонизм в психологии

Учение зародилось еще до нашей эры, но гедонизм в социальной психологии стал рассматриваться в 20 веке. Выделяют две поведенческие концепции:

  • будущего – действия связаны с предвкушением удовольствия;
  • настоящего – поступки направлены на быстрое получение наслаждения.

Недостаток психологического гедонизма заключается в передаче центральной роли эмоциям, оставляя мыслительную часть на втором плане. На самом деле эмоции только служат маячками при установке собственной системы ценностей. Все же гедонистика позволяет исследовать акцентуации личности на приобретение физиологических удовольствий и престижных предметов, нередко лишенных практического смысла. Такие исследования актуальны благодаря возрастающему числу людей, стремящихся к максимуму наслаждения.

Гедонизм в философии

Аристипп (435-355 гг. до нашей эры) стал основоположником учения, считая, что человеческая душа испытывает два состояния – наслаждение и боль. Путь к счастью лежит в избегании неприятных ощущений и стремлении к приятным. При этом упор делался на физические аспекты. Эпикур говорил, что гедонизм в философии – это полная удовлетворенность своих желаний. Цель на само наслаждение, а свобода от несчастья. По его мнению высшая мера такого удовольствия – атараксия, душевный покой и умеренность в употреблении любых благ.

Просвещенный гедонизм получил распространение в 18 веке. Аристократия, особенно во Франции часто понимала его, как получение простейших удовольствий. Вернуть понятию философичность помог Иеремия Бентам, который перевел гедонизм на новый уровень, взяв за основу его принцип для своей теории утилитаризма. Она предусматривает такое поведение общества, при котором все его члены могут достигнуть наивысшего наслаждения.

Правила жизни по гедонизму

Учение полностью не сформировано, поэтому четкой системы ценностей нет, и правила гедонизма никто не составлял. Существует только один постулат: высшая цель человека – быть счастливым. А для этого нужно сократить количество неприятных впечатлений и сконцентрироваться на вещах, приносящих радость. То есть разбираться в том, что значит гедонизм, надо на основании собственных ощущений.

Гедонизм - хорошо или плохо?

Однозначного ответа нет, все зависит от личной трактовки понятия. Для кого-то гедонизм – это погоня за новыми, все более сильными впечатлениями, а кто-то считает себя приверженцем учения из-за любви к красивой одежде и принятию ванн с душистой пеной. Понятно, что желание сделать свою повседневность немного приятнее, ничем не грозит. Если же сделать получение удовольствий самоцелью, то можно в итоге остаться только с неприятностями. Рассмотрим, чем опасен гедонизм в его абсолютной форме.

  1. Бесперспективность. Постепенно привычные удовольствия приедаются, нужны новые ступени, но когда и они пройдены, не остается ничего, что могло бы приносить радость.
  2. Трата времени. За поиском наслаждений легко пропустить момент для принятия шагов, решающих будущую жизнь.
  3. Проблемы со здоровьем. Многое из того, что приносит радость на физическом плане, негативно отражается на состоянии здоровья.

Гедонизм и эгоизм

Философскую сторону этого учения часто приравнивают к эгоизму, но это не вполне верно. Принципы гедонизма не предписывают сосредоточенности только на себе, не возбраняется заботиться и о наслаждении окружающих. Существуют две формы: эгоистическая и универсальная. Для первой характерна концентрация на собственных ощущениях, даже если их не разделяют другие. Ценителям второй формы важно, чтобы удовольствие распространялось и на тех, кто рядом с ними.

Гедонизм и христианство

С точки зрения религии все, что не направлено на служение Богу, является суетой, которая не достойна внимания. Поэтому гедонизм – это грех для христиан. Он не только отвлекает от высшей цели, но и замещает ее стремлением к приобретению земных благ. Это если говорить о явлении в общем, не разбирая конкретные случаи, обычное стремление к комфорту вряд ли можно назвать преступлением. Универсальная форма гедонизма тоже не всегда ведет к становлению грешником, помощь другим людям христианством приветствуется.

Нельзя говорить, что любой гедонист – грешник. Каждый случай должен рассматриваться отдельно. Если же самостоятельно разобраться в ситуации не получается, хочется и собственные религиозные убеждения не нарушить, и в комфорте себе не отказывать, то можно посоветоваться с батюшкой. Он и священные тексты лучше знает, и опыт в разрешении таких конфликтов имеет. Правда, он тоже может ошибаться, поэтому окончательное решение остается за самим человеком.

Известные гедонисты

В современном обществе практически на любого из селебрити можно поставить пробу «гедонист». Даже если некоторые из них и занимаются благотворительностью, то произошло это только после удовлетворения собственной жажды приятных впечатлений. Это относится не только к нашему веку, ценители комфортной жизни были всегда. После Эпикура, выведшего собственную формулу гедонизма, учение получило новую жизнь в эпоху Возрождения. Тогда его приверженцами стали Петрарка, Боккаччо и Раймонди.

Затем Адриан Гельвеций и Спиноза примкнули к учению, соотнеся удовольствия человека с общественными интересами. Томас Гоббс также выступал за ограничения, предложив принцип «не поступай с другими так, как не хочешь, чтобы поступили с тобой». Этом принципу следовали не все, самым ярким примером отказа от религиозных, нравственных и правовых рамок стали труды маркиза де Сада.

Книги про гедонизм

Явлением интересовались многие, его серьезно изучали философы и психологи, описания можно встретить и в художественной литературе. Вот некоторые книги о гедонизме.

  1. «Принципы этики» Джордж Мур. Английский философ размышляет о природе явления и указывает на ошибку – смешение понятия блага и средства его достижения.
  2. «Мозг и удовольствия» Дэвид Линден. Книга рассказывает о новейших достижениях в области нейробиологии, которые позволили по-новому взглянуть на получение удовольствия и образование зависимости от него.
  3. «Портрет Дориана Грея» Оскар Уайльд. Известное произведение, претерпевшее не одну экранизацию, демонстрирует самые негативные стороны и последствия гедонизма.
  4. «О дивный новый мир» Олдос Хаксли. Вся общественная жизнь построена на принципах достижения удовольствия. Результаты такого эксперимента описываются в произведении.
  5. «Последний секрет» Бернар Вербер. Герои этого фантастического романа пытаются заглянуть в человеческие мысли и найти причину, побуждающую совершать любые поступки.

 

Философ Мишель Онфре — о том, как правильно получать образование, исповедовать гедонизм и не верить в Бога

Вы уже много лет преподаёте в Народном университете в Кане. Есть ли у него ощутимое влияние на формирование интеллектуального сообщества во Франции? Это именно то, что вы, вслед за Пьером Бурдьё, называете «коллективным интеллектуалом»?

Можно сказать, что наш университет действует не только во Франции: благодаря радиостанции France Culture наши лекции и дискуссии транслируются на аудиторию более миллиона человек по всему миру. Я вот в киевском ресторане встретил французов, которые сказали мне, что слушают мои программы. Университет в Кане — это практическое применение философии и знаний в кругу тех, кто интересуется музыкой, литературой, историей. Как правило, академическое образование не даёт тех философских основ, которые развивают критическое мышление и в дальнейшем продвигают прогрессивные идеи. Подрыв системы классического образования, развитие параллельных альтернативных проектов — именно то, что сегодня может изменить общество. Ни Камю, ни Сартр не были философами, которых подготовил классический университет. Их теории рождались благодаря самообразованию. Очень важно, помимо академического образования, иметь очаги альтернативной мысли, плоды которых потом берёт на вооружение классический университет.

Как вы оцениваете роль учёных вроде Ричарда Докинза в секуляризации общества?

Есть разные способы быть атеистом. Я согласен с Докинзом в том, что Бога нет. Но я не согласен с тем, как он это доказывает с научной точки зрения. Для меня недостаточно свидетельства космонавтов, которые не видели Бога на Луне. Например, людям из Ватикана это нужно доказывать философским путём.

А популярная культура? Ведь она смело играет с сакральными образами, именно там Бог вообще может оказаться женщиной.

Массовая культура, наоборот, способствует ещё большей дремучести. Это мощное средство пропаганды, которое отлично действует через телевидение и кино. Она сужает круг людей, которые способны мыслить критически и свободно.

В своих работах вы часто говорите об «умственном инфантилизме». У кого из философов ХХ века вы находите рецепт противоядия?

Я, как ни странно, против того, чтобы апеллировать к каким-либо именам из прошлого — к Фуко, Делёзу, Фрейду. Критическое отношение к миру формируется каждым из нас как общее переживание, практика общего отношения к миру. Наверное, если бы я начал говорить о тех, кто формировал знание нашего века, я бы не написал свои книги. Я имею в виду, что мир стремительно меняется и некоторые теории уже не прикладываются к нашей реальности. Интересно исследовать то, что здесь и сейчас.

Вы часто используете образ Гулливера и лилипутов, которые смогли укротить великана, как пример коллективной силы маленьких людей. Интересно, как вы оценивали события на Майдане…

Сегодня во французском обществе есть очень сильный информационный фильтр. Левые либеральные силы презирают политику Путина, представители партии Марин Ле Пен её горячо приветствуют. Но их объединяет одна вещь: все важные события, такие как Майдан или Сирия, рассматриваются с позиции «как это понравится или не понравится Путину». Я считаю, это нездорово. Об Украине говорится очень мало в реальном контексте, она практически никогда в наших медиа не выступает как политический субъект, транслируется постоянное «Это спровоцирует Путина!». Каждый раз, когда я задаю вопросы, ответы уводят меня всё дальше от понимания. Даже через призму либерального философа Бернара Леви, который много пишет об Украине, сложно понять, что здесь происходит. Очень мало реальной информации, я буквально недавно прочитал статью, которая хоть как-то помогла мне понять, что происходит в отношениях между Украиной и Россией, причём это была пропутинская публикация, из которой всё стало ясно. Секретарь Французской академии Элен Каррер д’Анкосс, мать известного писателя Эмманюэля Каррера, написала, что она поддерживает идею Путина о едином экономическом пространстве и что Украина должна стать его частью, а не продолжать попытки вступить в Евросоюз.

Литературный гедонизм от Александра Гениса

Генис, А. Уроки чтения. 

Камасутра книжника.– 

М.: АСТ, 2013. -349 с.
Гедони́зм (др.-греч. ἡδονή — «наслаждение», «удовольствие») — этическое учение, согласно которому удовольствие является высшим благом и целью жизни. Сегодня читатель вернул книгу Александра ГЕНИСА Уроки чтения. Какое-то время назад я делала обзор по этой книге. Она действительно необычная. Одно её название чего стоит: УРОКИ ЧТЕНИЯ с подзаголовком КАМАСУТРА КНИЖНИКА и надзаголовком ДЕТАЛЬНАЯ ИНСТРУКЦИЯ ПО ИЗВЛЕЧЕНИЮ НАСЛАЖДЕНИЯ ИЗ КНИГ.  Книга о том, что стать хорошим читателем также тяжело как стать хорошим писателем, о том как наслаждаться чтением, «как читать про любовь и как – про Бога? Как справиться с трудными книгами и как – с простыми? Как узнать на странице автора и почему этого не следует делать? Как нащупать нерв книги и как отличить его от сюжета? Как войти в книгу и как с ней покончить? Как овладеть языком и как обходиться без него Как влюбиться в писателя и как изменить ему? Как жить с библиотекой и как, наконец, вырваться из нее?». Александр ГЕНИС — писатель, литературовед, критик, радиоведущий. Более тридцати лет живёт и работает в США. Настоятельно рекомендую вам эту книгу, а для пущей убедительности, приведу несколько цитат их неё (суметь бы вовремя остановиться) 🙂
  • Читательское мастерство шлифуется всю жизнь, никогда не достигая предела, ибо у него нет цели, кроме чистого наслаждения. Чтение есть частное, портативное, общедоступное, каждодневное счастье – для всех и даром. Будь я школой, первым предметом в ней бы был читательский гедонизм.
  • Если у Достоевского герои так сложны, что каждый двоится, то у Дюма они так просты, что легко умножаются на четыре. 
  • Как же читать классиков? Толстого - порциями, Достоевского - залпом. Первый выдерживает марафонский ритм, второй - только истерический спринт, загоняющий читателя до смерти, иногда - буквально. С романами одного хорошо жить на даче, перемежая главы речкой, чаем, грибами. Книги другого читают болея - не выходя из дома, не вставая с постели, не гася свет.


  • Раньше, когда книга была вещью, прологом к знакомству служило осязание. Книгу оценивали на ощупь, взвешивая на ладони, перелистывая страницы, гладя переплет. Мало того, я книгу еще и нюхал. Теперь книги не пахнут. 


  • Гоголь писал по-своему и был гениален только тогда, когда его несло. Поэтому читать его надо, как контракт: медленно, въедливо, по много раз, – и все равно надует. 
  • Гоголь – восторг, которым нельзя не делиться... Надо сказать, что Гоголь для нас лучше водки: он пьянит исподтишка. Мало проглотить фразу, надо дать ей всосаться. Только так, выпивая абзац за абзацем, учишься парадоксальному гоголевскому языку, опровергающему самого автора. Слова тут не помогают, а мешают тексту рассказать свою историю, создавая параллельный или даже альтернативный сюжет. 


  • Первая фраза для нас важнее последней. Если вы добрались до конца книги, она уже от вас никуда не денется, но начало может оказаться роковым для отношений с автором. 


  • Советский ребенок и ел, и читал только то, что доставали родители. Дефицит книг был обиднее продуктового.
  • Библиотекой надо не владеть, а пользоваться - чего бы ей это ни стоило. 
  • Писатель не умрет, пока у него есть читатель.   
  • Пожалуй, никто не способен назначить время самого удачного свидания с книгой. 
  • Правильно выдранная цитата в чужих устах звучит лучше, чем в авторских. 
  • Не всякая трудная книга заслуживает того, чтобы над ней убиваться.
 

Ну что, убедила?! 

Тогда приходите к нам в библиотеку и насладитесь чтением!

4 самых главных (и небанальных!) правила гедонизма

Однажды философа Демокрита спросили: «Как понять, что ты счастлив?», — на что он ответил: «Не знаю. И не хочу знать!». Смысл понятен: если ты анализируешь удовольствие, значит ты уже теряешь его, вместо того, чтобы беззастенчиво впитывать всеми порами. Но иногда заморочиться из-за комфорта все же стоит: поняв пару небанальных механизмов, можно реально приблизиться к идеалу гедонизма. Прямо сейчас, после прочтения этой статьи.

Вот четыре простых, но небанальные вещи, которые сделают вас еще большим гедонистом, чем вы были до этого:

Правило 1


Вам нужен здоровый пессимизм

Правило заниженных ожиданий — величайший гедонистический императив. Но он же — самый недооцененный. Величайшие удовольствия мы получаем тогда, когда ничего не ждали, или даже, наоборот, ждали чего-то негативного. Самый элементарный пример — фильм или сериал, которые вам описали как бутерброд из уныния и бездарности, но вот вы, из любопытства включившие первую серию, хохочете как умалишенный. Вы готовились скипнуть шоу через 10 минут, «если так и не станет интересно», а потом не можете дождаться второго сезона.

Или представьте неделю, в которой вам нужно проплыть между Сциллой дедлайнов и Харибдой семейных обязательств. Выходных не будет. Никакого вечернего пива или даже прогулок на велике. Никаких выходных. А потом вдруг все как-то разрешается и удается выкроить время для отдыха. В этот день вас сделает счастливым даже чашка чая и лишний час сна.

Как вы понимаете, это работает и наоборот. Даже мощнее. Красотка, по которой вы сохли, но, стоило вам начать встречаться, оказалась вредоносной дурой — типичный пример. Или приготовленное в муках блюдо, которое оказывается ерундой на постном масле. Или «лето, которое станет лучшим летом моей жизни» — сколько раз у вас такое было?

Считается, что количество самоубийств во время отпуска — неоправданно велико. Но мы-то с вами знаем ответ: завышенные ожидания.

Правило 2


Угорите по дисциплине

Однажды я перестал пить алкоголь на полгода, когда понял, что больше не получаю от него удовольствие. Он перестал радовать и превратился в новый чай, который пьешь исключительно по инерции. Выпив спустя полгода стакан «Атомной Прачечной» я испытал эйфорию, восторг (и, кажется, эрекцию, но надеюсь до этого все же не дошло).

Потому что удовольствие девальвируется. Чем его больше, тем ловчее оно ускользает от вас, как огроменный сверкающий карп, которого приходится ловить руками. Если поток счастья и комфорта постоянен, он обесценивается, превращается в рутину. Даже самые толстозадые и большегрудые хабиби, прохладные вина и мелодичнейшая музыка могут утомить вашего внутреннего падишаха.

Отсюда парадокс: чтобы получать счастье, нужно уметь себя в нем ограничивать. Необходима дисциплина и контроль. Звучит жутковато, но никто не просит вас записываться в Иностранный легион. Просто удовольствие, этого ловкого засранца, необходимо взять под контроль. Ради того, чтобы его увеличить, нужно перестать его бездумно подкармливать.

Лучший способ получить удовольствие от чего бы то ни было: сначала сделать работу, и сделать ее хорошо, а потом вознаградить себя по-царски. Но не чрезмерно. Умерьте все аппетиты, и уровень счастья увеличится.

Обжорство крадет удовольствие от еды, прокрастинация во вред работе крадет все удовольствие от лени, беспорядочные связи крадут удовольствие от секса. Если бы гедонизм был религией, то в ней был бы единственный злой демон: Вельзевул Несдержанности.

Парадокс дисциплины — самый серьезный во всем гедонизме. Как быть сдержанным, но при этом не напряженным? Как получать истинное удовольствие, если постоянно сдергиваешь себя с дорожки, ведущей к оскотиниванию? Точно знал только Демокрит. Но он умер, причем с улыбкой на устах.

Правило 3


Балансируйте между элитарным и эгалитарным

Недавно мы писали о том, как пить виски и получать от этого максимальное удовольствие. Многие неожиданно восприняли текст в штыки за совет «вынюхивать мельчайшие ароматы, получать удовольствие от тонких деталей». Кто-то вообще посчитал это за предательство самой идеи мужественности и признаком гомосексуализма. Не волнуйтесь, признак гомосексуализма пока только один — это когда вы мужчина и спите с другими мужчинами (причем по своей доброй воле).

Никто не мешает вам купить виски и, сев в любимое кресло в одних труханах, или вообще голым (как это делаю я) пить его, пытаясь разгадать карту тончайших ароматов. Не возбраняется периодически смачно вслух материться от удовольствия. Трюк в том, чтобы успешно совмещать элитарное и эгалитарное, высокое и низкое, изящное и приземленное.

Когда дело касается гедонизма, держать планку высоко и постоянно оказывается слишком напряжно. Но и превращаться в животное — недостойно. И вот вы балансируете, красиво одевшись в бар, где точно будет драка. Или ведя женщину вашей мечты в обскурную пельменную для заводских рабочих (чтобы потом, придя домой, заняться с ней лучшим в вашей жизни сексом под Тома Вейтса).

Правило 4


Чаще сидите, положив ноги на стол

Собственно говоря, вот и все правило. Я стал гораздо более цельной и счастливой личностью, когда начал при первой же возможности сидеть, положив ноги на стол. Делаю так дома, делаю в гостях, делаю на патио в пабах. Делаю сейчас, при написании этой статьи. Не знаю, как это работает, но это дарит ощущение комфорта, а значит, стоит того.

У. Патер о проблемах английского гедонизма в книге очерков «Ренессанс» Текст научной статьи по специальности «Языкознание и литературоведение»

studying fairy tales'' is of particular interest, as the poet turns to the archaic, national axiology that its roots in the formulas, extending deep into the times. Here it is also possible to raise a question in the long term of the rootedness of culture and aesthetics of avant-garde in folklore, in myth.

Key words: myth, folklore, literature, Khlebnikov, Troubetskoy

© 2015

Е. В. Петрова

У. ПАТЕР О ПРОБЛЕМАХ АНГЛИЙСКОГО ГЕДОНИЗМА В КНИГЕ

ОЧЕРКОВ «РЕНЕССАНС»

К теме наслаждения и удовольствия обращались многие философы и писатели, одним из них является У Патер. Его по праву можно считать основоположником английского гедонизма, в своей книге «Ренессанс: очерки искусства и поэзии», он достаточно полно изложил свою концепцию эстетического гедонизма.

Ключевые слова: гедонизм, наслаждение, удовольствие, художник, искусство

Основоположником английского гедонизма можно считать Уолтера Хорейшо Патера (иногда его фамилию произносят как Пейтер), английского эссеист и искусствоведа. Он же является автором знаменитой книги — «Ренессанс: очерки искусства и поэзии» (The Renaissance: Studies in Art and Poetry, 1873). Не меньшей популярностью пользовались его историко-философского роман «Марий эпикуреец» (Marius the Epicurean, 1885) и художественный цикл «Воображаемые портреты» (Imaginary Portraits, 1887), но именно «Ренессанс» стал действительно культовой книгой той эпохи, оказавшей влияние на многих декадентов. Как отмечает Т. Элиот, именно взгляды, изложенные в «Ренессансе», закрепились в сознании довольно многих писателей 90-х годов и «оказались побудительной причиной к смешению искусства и жизни, что оказалось не столь безобидным для отдельных неупорядоченных судеб»1. Под «неупорядоченными судьбами» Т. Элиот подразумевает, скорее всего, судьбы «трагического поколения», а именно О. Уайльда, О. Бердсли, Э. Даусона.

«Ренессанс: очерки искусства и поэзии» часто называют «манифестом эстетического движения» (The manifesto of The Aesthetic Movement)2. Однако, в отличие от Джона Рескина, общественного деятеля и автора знаменитого произведения «Современные художники» (Modern Painters, 1843), Патер не увлекается и подробно не разбирает этику искусства, он намеренно старается избегать теоретических вопросов. Так, одно из самых важных эстетических понятий — понятие кра-

Петрова Евгения Вячеславовна — преподаватель Муниципального автономного общеобразовательного учреждения «Академический лицей» г. Магнитогорска. E-mail: [email protected]

1 Элиот 2004, 687.

2 Monsman 1977, 54.

соты — у него остается неопределенным. «Красота, как почти весь человеческий чувственный опыт, есть нечто относительное; поэтому определение ее тем менее имеет смысла и интереса, чем оно абстрактнее»3. Старание его предшественников, таких как Платон и Аристотель, дать определение прекрасному признается тщетным: «. ..Не нужно беспокоиться абстрактным вопросом, что такое красота сама по себе или ее точных отношениях к истине или опыту. Это — чисто метафизический вопрос, столь же бесплодный, как и все вообще метафизические вопросы. Есть ли на них ответ или нет, их смело можно обойти как несущественные для критики»4.

По Патеру, искусство не должно учить добру, оно безразлично к морали. Прекрасное субъективно, считает он, поэтому цель критика или художника заключается в том, чтобы выразить свои личные переживания от встречи с произведением искусства. Таково, например, изложение в «Очерках» впечатлений о «Джоконде» Леонардо да Винчи, в которой Патер видит «животность Греции, сладострастие Рима, мистицизм Средневековья с его церковным честолюбием и романтической любовью, возвращение языческого мира, грехи Борджиа»5.

Описывая произведения искусства, красивые формы природы и человеческие жизни, автор приходит к выводу, что окружающая действительность полна «сил и явлений, способных рождать приятные ощущения, — каждое в своем особом и единственном роде»6. Накопление ощущений, впечатлений и непрерывный их поиск, способность переживать красоту — вот что важно для автора. Искусство приносит приятные ощущения и чувство наслаждения, оно способно «дать наивысшую радость быстролетным мгновениям нашей жизни»7. Отсюда Патер видел смысл жизни в стремлении к красоте и в наслаждении впечатлением. Но чтобы получать наслаждение от красоты, необходимо видеть не просто общую красоту, а красоту конкретного предмета, уметь осознать собственные впечатления, порожденные восприятием этого предмета. Этому необходимо учиться, и именно художник способен подготовить человека, сделать его восприимчивым к красоте, оживить мышление и освободиться от стереотипов и ограничений.

Истинный художник, по мнению Патера, должен руководствоваться правилом, которое сформировал французский литературный критик Ш. О. Сент-Бев: художнику необходимо «ограничить себя знакомством с прекрасным и питаться исключительно им — как настоящие ценители, как истинные гуманисты»8. Таким образом, исходным материалом для художественного творчества является прекрасное, а также действительность, но при условии, что она должна быть кардинально преобразована. Главным для художника в искусстве должно быть «его личное переживание, его отношение к переживаемому, его интерпретация»9. Именно поэтом, полагает автор «Ренессанса», художник создает произведение искусства, прежде всего для себя, для удовлетворения и исполнения своих потребностей. Творчество — это важный аспект гедонистического опыта, а художник —

3 Пейтер 2006, 64.

4 Пейтер 2006, 65.

5 Пейтер 2006, 235.

6 Пейтер 2006, 29.

7 Пейтер 2006, 193.

8 Пейтер 2006, 30.

9 Small 1979, 31.

это истинный гедонист, испытывающий наслаждение в этом процессе. Причем Патер ничем не ограничивает это наслаждение, художник не должен угадывать и удовлетворять ожидания публики или общества. Он может искать и выражать в своем творчестве то, чего нет в мире или нет в достаточной мере. Единственное, к чему Патер призывает художника-гедониста, — это оставаться верным своему собственному видению.

Но подлинно гедонистическими идеями оказалось пропитано «Заключение». Именно его студенты Оксфорда цитировали наизусть. Но старое поколение встретило «Заключение» не столь восторженно. Можно предположить, что именно оно способствовало, так сказать, «succès de scandale of Pater»10, скандалу. В своих рассуждениях Патер провозгласил поток переживаний действительно важной составляющей нашей жизни, при этом переживания — это не часть какого-то сверхъестественного мира, невидимое творение, это то, что человек испытывает здесь и сейчас во всей чувственной и мимолетной красоте: «Каждый момент та или иная совершенная форма открывается в лице или в руке; один какой-нибудь тон на горах или на море приятнее других; одно выражение волнения или мысли становится для нас неодолимо реальным и привлекательным — на одно только данное мгновение. Каждому из нас отпущено определенное число биений пульса многоцветной драматичной жизни. Можем ли мы постоянно замечать все, для чего требуются утонченнейшие чувства? ... Всегда гореть этим сильным, ярким, как самоцветный камень, пламенем, всегда сохранять в себе этот экстаз — вот что должно стать нормой жизни»11.

Страстное наблюдение за природой, ощущение мимолетности красоты, переживание момента здесь и сейчас, изолированного от быстротечного потока жизни — то, о чем писал Патер — это старое, знакомое с античности «carpe diem», «лови момент».

За подобные рассуждения морализирующее викторианство заклеймило Патера как аморального гедониста. Сам же автор долгое время пытался защищаться и объяснял, что его гедонизм был неправильно понят: «он следовал аскетичному Эпикуру, а не чувственным киренаикам»12. Но все это было напрасно. Позже он под воздействием викторианской критики, обвинявшей его в аморализме и антисоциальных настроениях, был вынужден убрать в последующих переизданиях заключительную часть. Но дело было сделано — его идеи нашли отклик среди молодого поколения XIX века.

Стоит отметить, что первый раз «Заключение» напечаталось на самом деле не в «Ренессансе», оно появилось в журнале «Вестминстерское обозрение» в эссе «Стихи Уильяма Морриса» (The Poems of William Morris, 1868). Это неподписанное эссе было пропитано дерзким и мятежным духом, возможно, именно поэтому автор никогда не ссылался на него. Кроме того, критики и биографы того времени, пытавшиеся составить точный список его работ, не имели точных сведение и не могли определить, кто же был автором этой статьи.

Но тот факт, что изначально «Заключение» было частью эссе о Уильяме Моррисе, позволяет сделать вывод, что непосредственным источником вдохновения

10 Monsman 1977, 55.

11 Пейтер 2006, 375.

12 Read 1979, 337.

для «Заключения», весьма вероятно, был «Земной рай» (The Earthly Paradise, 1868-70), первая и вторая часть которого (Март-Август) появились в апреле 1868 года. Если рассматривать «Заключение» как часть рецензии на «Земной рай», то оно является своеобразной попыткой защитить новую, антиутилитарную поэзию. Патеру близки те идеи, которые преподносит Моррис. Именно поэтому главная тема «Заключения» перекликается с замыслом «Земного рая», которую Патер точно выразил в своей знаменитой фразе: «Желание красоты, побужденное мыслью о смерти»13. В «Заключении» Патер продолжает развивать эту тему: первая часть создает образ смерти, вторая часть произведения передает желание красоты, продуцируемое ощущением неизбежного конца и смерти. Повествователь подобен «искателям» в поэме Морриса, которые после своих долгих исканий земного рая осознали, что он не существует и что им не избежать смерти. В конце своих поисков последние из «искателей» приезжают в «неизвестный город на краю моря» («a nameless city in a distant sea»)14. Тут они описывают свои странствия старейшинам города и делятся самым главным открытием: «Многие люди как мы, / переменчивые дни — светлые и дождливые, / Но в итоге увядающие в сумерках и ночью» ("The lot of all men should be ours/A chequered day of sunshine and of showers/Fading to twilight and dark night at last")15. Патер, подобно «искателям», которые размышляют о прожитых ими жизнях, пишет о том, что «жизнь — это всего лишь интервал, и мы должны успеть как можно больше за этот короткий срок» ("We have an interval and then we cease to be.. .make as much as possible of the interval")16. Таким образом, первая половина «Заключения» создает яркое ощущение смерти. Патер использует этот образ намеренно, чтобы посредством его во второй половине убедить читателя, что необходимо ценить каждое мгновение жизни и уметь наслаждаться сегодняшним днем. Люди часто упускают этот важный момент и ведут себя как «живые мертвые» («death-in-life»)17, «спят до наступления вечера»18. Но главное, по мнению автора, проснуться, очнуться и посмотреть вокруг: «Когда все уходит из-под ног, мы можем ухватиться за какую-нибудь изысканную страсть, за какой-нибудь вклад в науку, на мгновение поднимающий завесу и проясняющий горизонт, за раздражение чувств, за редкую краску, за новый тонкий аромат, за произведение художника, за черточку на лице друга»19.

ЛИТЕРАТУРА

Пейтер У. 2006: Ренессанс: очерки искусства и поэзии. М.

Элиот Т.С. 2004: Избранное: Религия, культура, литература. М.

Monsman G. 1977: Walter Pater. Boston.

Morris W. 1871: The Earthly Paradise, (March-August). Boston.

Morris W. 1900: The Earthly Paradise: in 3 vols. London.

Pater W. 1868: Poems by William Morris // Westminster Review. 90, 309-312.

13 Pater 1868, 309.

14 Morris 1871, 4.

15 Morris 1900, 65.

16 Pater, 1868, 312.

17 Philip 1981, 22.

18 Пейтер 2006, 358

19 Пейтер 2006, 358

Письма В. Г. Короленко статскому советнику Филонову, Х. Г. Раковскому 235

Philip D. 1981: Walter Pater: an Imaginative Sense of Fact: A Collection of Essays. London. ReadD. 1979: England, 1868-1914: the Age of Urban Democracy. New York. " Small I. 1979: The Aesthetes: A Sourcebook. Boston.

WALTER PATER: THE PROBLEM OF ENGLISH HEDONISM IN ''THE RENAISSANCE: STUDIES IN ART AND POETRY''

E. V. Petrova

The theme of pleasure and enjoyment attracts many philosophers and writers. One of them is W. Pater. It may be said that he is a founder of English hedonism. In his book "The Renaissance: Studies in Art and Poetry" he explained his concept of aesthetic hedonism clearly and completely.

Key words: hedonism, beauty, art, artist, experience pleasure

© 2015

Е. В. Суровцева

ПИСЬМА В. Г. КОРОЛЕНКО СТАТСКОМУ СОВЕТНИКУ ФИЛОНОВУ, Х. Г. РАКОВСКОМУ И А. В. ЛУНАЧАРСКОМУ В КОНТЕКСТЕ ЖАНРА

«ПИСЬМА ВЛАСТИТЕЛЮ»

В статье анализируются письма В. Г. Короленко во властные структуры, вписываются в особый эпистолярный жанр «письма властителю». Писателем созданы письма-инвективы и при царском, и при советском режиме. В силу более строгих цензурных запретов при новой власти был вынужден создать намного больше писем-инвектив, нежели при царе вместо собственно публицистических работ.

Ключевые слова: Короленко, «письма властителю», письмо-инвектива, русская литература

Русские писатели стремились не только отражать и обличать «язвы» русской жизни в своём творчестве, затрагивая при этом область политики, но и включаться в общественную жизнь. Не был исключением и В. Г. Короленко, выдающийся прозаик, публицист, общественный деятель, редактор-издатель «Русского богатства» и «беспартийный социалист» (как он сам себя называл). О его вовлечённости в общественную жизнь свидетельствует тот факт, что в течение его жизни им было опубликовано около 700 публицистических произведений, посвящённых «злобе дня».

Суровцева Екатерина Владимировна — кандидат филологических наук, профессор Российской академии естествознания, старший научный сотрудник Московского государственного университета им. М. В. Ломоносова. E-mail: [email protected]

учимся мечтать правильно – КАК ПОТРАТИТЬ

Спросите сегодня, кто такие гедонисты, и вы каждый раз будете слышать новое мнение. Почему, с чем это связано? Попробуем в этом разобраться, не погружаясь глубоко в философские размышления и свойственную философам осторожность и рассудочность.

Итак, если в жизни все сложилось и удалось, можно ли тратить меньше, а удовольствие получать от простых вещей? Эпикур, например, находил особый толк в простой жизни, дружбе и философских дискуссиях, дистанцируясь от источников стресса – погони за мирскими атрибутами. Карьера, политика, материальное благополучие, напротив, приносят много дискомфорта и страха. Но такой образ жизни, который свободен от болезней тела и беспокойства в уме, вряд ли бы приняли обладатели айфонов как свой идеал счастья.

Что же все-таки хорошо в жизни? В философии именно гедонизм на протяжении столетий был одним из ответов на этот вопрос.

Ученые разных стран мира пытаются собрать научную базу для последующего анализа гедонизма. Пока ясно лишь одно: так же, как и самоконтроль, гедонизм способствует счастливой жизни. Исследовательские команды Цюрихского университета и Университета Неймегена в Нидерландах убедительно рекомендуют более высокую оценку гедонизма в современной психологии.

Возможность подремать на диване или вкусный обед не приводят к достижению долгосрочных целей, но способствуют по меньшей мере такой же счастливой жизни, как и самоконтроль. Речь идет о способности испытывать удовольствие или наслаждение от нахождения в текущем моменте, не отвлекаясь на посторонние мысли. По эффективности вклада в наполненную и удовлетворенную жизнь это сравнимо с успешным самоконтролем, уверены исследователи.

Воображение. Пару десятилетий культовым символом современного гедонизма был фестиваль Burning Man. Для некоторых людей эта территория стала первым пунктом назначения в большом путешествии: они стремились избежать ловушки выстраивания своей жизни вокруг работы и благосостояния.

Гедонистам известно, что можно определить и создать собственную норму, делать много вещей, связанных со своей свободой. Что-то усложнять, что-то отдавать, а что-то принимать. Погружаясь в жизнелюбие, они находят время для размышлений, воодушевляющего сотрудничества и дружбы с коллегами, поиска удовольствия в работе и за ее пределами.


Гедонистическое сафари
. Что бы ты ни делал, помни о не последнем в этом деле слове «кайф». «Смак» – слово с неограниченной чувственной интенсивностью. Это ДНК наслаждения.

«У тебя был хороший день? Тебе понравилось происходившее сегодня? Что тебя приятно удивило?» День может быть рутинным, с привычным набором событий. Но что это может означать для гедониста? Наблюдая и чувствуя бомбардировку ощущений, он открывает возможности. Обеспечивает музыку, цвет и движение.

Если посмотреть на тренды в креативных индустриях в этом году, то можно обнаружить, что каждая тема отражает эмоцию, вызванную локдауном и пандемией, будь то тоска по простору и природе, жажда удовольствия или желание найти мир и утешение. Эти тренды создают тонированную зеленую линзу – новую оптику для коллективного индивидуального гедонистов, как называл габитус Пьер Бурдьё. Эта линза для них своего рода символический капитал, позволяющий, не противопоставляя себя обществу, бережно примирить на одном поле славу, богатство, шумную ночную жизнь, гламур, драму, экстравагантность и даже экономность.


Гедонизм – это искусство баланса
. Усилия, затраченные с удовольствием, означают предвкушение от грядущего наслаждения результатом.

Знакомый биолог, иногда преподающий pro bono для фермеров в одной из стран Латинской Америки, рассказывает про бабушек, приходящих на его уроки. Они даже не задумываются про пару дней пути по горному маршруту, чтобы попасть на занятия. Он задается вопросом: «Если бы кто-то с искренним воодушевлением шел несколько дней к вам в класс, вы бы учили так же, как сейчас?»

– Найти время, чтобы быть гедонистом. – Уверенными маленькими шагами двигаться к большим целям. – Справляться с неудачами и управлять своим беспокойством. – Осознавать себя и обретать силу, пребывая в настоящем моменте. – Неспешно получать удовольствие от простых вещей. – Эмоционально вдохновлять себя и уважать право другого человека на его жизнелюбие.


Гедонисты не скрывают свое любопытство
. Оно нужно не только для размышлений о бытии, бесконечности мироздания и собственном величии.

Во время пандемии они научились фильтровать информацию, выросло стремление узнавать больше, появился новый вкус к знаниям. То, что планировалось годами, стало возможно в течение нескольких месяцев. В каждой комнате появляются стопки прочитанных книг. Вопрос «как обрести и окружить себя единомышленниками» вышел за пределы поиска людей, которые чувствуют себя щедрыми и богатыми. Соприкасаясь с другими людьми в формате видеоконференций и во время ограниченных контактов вне дома, гедонисты обмениваются добротой, общаются, находят новые точки соприкосновения. Жизнелюбие означает увидеть россыпи звезд, когда поднимаешь голову вверх, и землю, когда опускаешь свой взгляд.

Жизнелюбие означает увидеть россыпи звезд, когда поднимаешь голову вверх, и землю, когда опускаешь свой взгляд


Одиночество
. Этот год для многих стал удивительным открытием и новым способом познакомиться с собой поближе, во время вынужденного уединения.

Для еще большего числа людей пандемия и локдаун стали стрессом и одиночеством. Хотя одиночество началось гораздо раньше. На улицах городов, в ресторанах, офисах, торговых центрах, метро, даже театрах и кино можно было встретить множество людей, увлеченно рассматривающих экраны своих телефонов и живущих в этих алгоритмичных пузырях. Гедонисты видят в уединении возможности постигнуть что-то новое, чему-то научиться.

Список желаний гедониста, однажды появившись на страницах блокнота, нашел свое отражение в цифровой вселенной. Парадокс в том, что, хотя идеальная покупка может никогда не свершиться, регулярно возникают новые идеи и мысли по поводу желаемых товаров. Одновременно с этим траты становятся все импульсивнее. Наиболее динамичные стартапы в области логистики уже обещают доставку любых товаров в течение пары часов.

Ускоренное проникновение алгоритма в жизнь человека заставляет посмотреть по-другому на мир роскоши. Во время пандемии исчезли траты на покупки во время путешествий и выросли обороты e-commerce. Период локдауна ограничил привычный шопинг, но вывел на первые позиции продукты, основанные на сенсорных ощущениях, – премиальные алкогольные напитки, парфюмерию, косметику класса люкс.


Переосмысление роскоши
. Стремление потребителей определить свой статус с помощью luxury-товаров во многих странах уступает место желанию приобрести продукт, осознавая его ценность.

Ценность определяется отношением бренда к окружающей среде, поддержкой своих сотрудников и местных сообществ, происхождением сырья. Во время пандемии не только был сформирован отложенный спрос, но и усилился интерес к эмоциональным ценностям, персонализированному опыту, инклюзивности и присутствию бренда в интернете.

«У тебя был хороший день? Тебе понравилось происходившее сегодня? Что тебя приятно удивило?» День может быть рутинным, с привычным набором событий. Но что это может означать для гедониста? Наблюдая и чувствуя бомбардировку ощущений, он открывает возможности. Обеспечивает музыку, цвет и движение.

Люксовые марки, которые постарались учесть это в своей стратегии, соблазнили и вдохновили гедонистов, старательно сглаживая итоги первого полугодия. Производители люкса используют для диалога с гедонистами стриминговые сервисы, например Burberry показала осенью свою новую коллекцию на геймерской платформе Twitch. Хорошая стратегия, если учесть, что платформа насчитывает около 140 млн ежемесячных пользователей, в том числе представителей очень востребованного демографического поколения Z.

Роскошь вновь становится привилегией.

Исследования Ipsos показывают растущий оптимизм и материализм в китайской когорте, устойчивость и новый гедонизм среди американских потребителей люкса, а также осторожность и укрытие от тревоги в Европе.

Чтобы стать увереннее, гедонисты в Китае все чаще стремятся приобрести товары класса люкс. Американские потребители покупают люкс в поисках исключительных эмоциональных переживаний. Большинство искушенных гедонистов в Европе видят в роскоши безопасные долгосрочные инвестиции.


Гедонизм становится устойчивым
(от англ. слова Sustainable). На годы создается связь и словарь, на котором люксовые конгломераты начинают разговаривать со своей аудиторией, раскрывая темы экологичности и ответственности, усложняется культурный код продуктов.


Гедонизм 4.0.
Четвертая промышленная революция использует алгоритм везде, где нужно создать какие-то реальные вещи или предпринять какие-то реальные действия.

Виртуальность становится новой реальностью. Цифровые валюты, общение, офис, продукты и услуги, целые общественные институты занимают свое место в виртуальном пространстве. Изменяется упаковка товара, способы его производства и доставки. Ответ на вопрос «Почему при прочих равных условиях я должен выбрать этот продукт?» уже не выглядит таким простым, как пару десятилетий назад.

В ближайшие годы состоится самая большая передача благосостояния между поколениями. Это окажет влияние на гедонистический ландшафт. По разным подсчетам, цифра приближается к $30 трлн. Тектонические сдвиги ощутит финансовая система, изменится глобальная демографическая ситуация.

Беби-бумеры передадут свои капиталы молодому поколению, миллениалам и поколению Z. Сценарий этого процесса будет зависеть от множества факторов, например как будет устроена налоговая система или особенности владения недвижимостью. Устойчивые инвестиционные привычки могут смениться новыми предпочтениями.


Стратегия гедонизма 4.0
изменяет роль удовольствия на моральных рынках.

Отвечая на озабоченность стресс-моделей общества потребления, гедонизм становится сдержанным, этически осмысленным, бережливым и даже экономным. Гедонисты способны получать удовольствие и осознавать себя в рамках существующих нравственных ограничений. Им удается управлять триадой – умеренность, постоянство и выравнивание. Например, это перестраивает с глубокими результатами моральный порядок потребления в этическом туризме.

tourber.com

Во время пандемии усилился интерес к эмоциональным ценностям

Траектория денежных желаний. Гедонизм приносит элемент воображения в анализ современного общества.

Миллениалы проявляют растущую нетерпимость к риску. Если говорить про инвестиции, аналитики Bankrate открыли, возможно, даже некоторую экономическую пугливость, возникшую в результате финансовых кризисов. 30% миллениалов предпочитают наличные деньги, и это оказывает влияние на инвестиционные стратегии, которые используют комбинацию акций и облигаций для долгосрочных портфелей.

«Кэш становится королем» в эпоху перемен и постепенно создает разнообразные возможности. Гедонисты обращают внимание на то, как формируется денежный поток и что с ним происходит в дальнейшем. Так, если обстоятельно разобраться, на чем можно сэкономить, не лишая при этом себя привычной радости и жизнелюбия, и, например, отказаться от вложений, которые не приносят желаемой отдачи, или использовать налоговое планирование. По мере адаптации к последствиям пандемии необходимы ресурсы не только для поддержания привычного образа жизни, но и для инвестиций в бизнес, находящийся в состоянии стресса.

От статуса к жизнелюбию. От этического гедонизма к осознанному гедонизму.

Рождение гедонизма | Издательство Принстонского университета

По словам Ксенофонта, Сократ пытался убедить своего соратника Аристиппа умерить свое чрезмерное пристрастие к вину, женщинам и еде, утверждая, что только тяжелый труд может принести счастье. Аристиппа это не убедило. Вместо этого он и его последователи исповедовали самую радикальную форму гедонизма в древней западной философии. До появления более известных, но сравнительно аскетичных эпикурейцев киренаики вели образ жизни, в котором моменты удовольствия, особенно телесного, имели наивысшую ценность.В книге «Рождение гедонизма » Курт Лампе дает наиболее исчерпывающий отчет на любом языке киренских идей и поведения, революционизируя понимание этой забытой, но важной философской школы.

Рождение гедонизма тщательно и сочувственно реконструирует доктрины и практики киренаиков, которые действовали между четвертым и третьим веками до нашей эры. В книге исследуются не только Аристипп и мейнстрим Киренаики, но также Гегесиас, Анникерис и Феодор.Вопреки недавним исследованиям, книга показывает, что киренаики, несмотря на то, что придавали первостепенное значение дискретным приятным переживаниям, приняли господствующее греческое философское убеждение, что счастье на всю жизнь и поддерживающие его добродетели являются основными заботами этики. Книга также предлагает первую глубокую попытку понять атеизм Феодора и пессимизм Гегезия, которые чрезвычайно необычны для древнегреческой философии и поднимают интересный вопрос об отношении гедонизма к пессимизму и атеизму.Наконец, книга исследует «новый киренаизм» писателя девятнадцатого века и классика Вальтера Патера, который выявил устойчивый философский интерес киренаического гедонизма больше, чем любой другой современный мыслитель.

Курт Лампе - преподаватель кафедры классической истории и древней истории Бристольского университета.

"Эта прекрасная книга представляет собой наиболее полное исследование киренского гедонизма на английском языке.Это будет основной ресурс по Киренаике для всех, кто серьезно интересуется древней этикой. Более того, это гарантирует, что киренаики (наконец-то) займут место рядом с другими великими философскими школами древности, и это образец для ученых, подтверждающий непреходящую привлекательность и актуальность древней философии ». - Шон МакКоннелл, Классическая литература. Журнал

«Киренаики были самыми ранними философскими гедонистами. Доказательства их взглядов ограничены, но Курт Лампе сочетает опыт исторической науки и творческое сочувствие, чтобы предложить убедительный отчет о том, во что они верили, каково было их мировоззрение и почему это имеет значение сегодня.Его маршрут в конце концов приводит его к Уолтеру Патеру, который подарил поздним викторианцам глубокий опыт и привлекательность «нового киренаизма». Это ученая и важная книга, в которой Лампе, как и Патер, оживляет аспекты утраченного греческого философского прошлого », - Чарльз Мартиндейл, Бристольский университет и Йоркский университет

.

«Экономисты, политические теоретики и исследователи популярной культуры искренне заинтересованы в счастье, удовлетворении и благополучии. Англо-американская моральная философия, однако, пренебрегает добротой удовольствия. Рождение гедонизма блестяще напоминает нам о том, насколько приятным может быть удовольствие »- Джулия Сисса, Калифорнийский университет, Лос-Анджелес

"Смелая, умная и обширная трактовка одной из самых непонятых древних философских школ. Лампе с умением и точностью анализирует традиции, окружающие этих ярких персонажей, и приводит доводы в пользу широкого, гибкого и плюралистического прочтения древнего гедонизма. . »- Тим Уитмарш, Кембриджский университет

"Это выдающееся исследование киренского гедонизма заполняет решающий пробел в литературе по древнегреческой этике и истории моральной философии.Нет сопоставимой книги ни на одном языке. Действуя тематически, а не хронологически, Курт Лампе может расширить свои доказательства и предложить картину киренского движения, которая является гораздо более полной и интересной с философской точки зрения, чем это было возможно ранее. Он рисует фрески целиком, тогда как другие делали только наброски, и он пишет с ясностью, элегантностью и стилем »- Вула Цуна, Калифорнийский университет, Санта-Барбара

Гедонизм чтения хороших книг

«Ненавижу читать новые книги.

Так начинается эссе Уильяма Хэзлитта «О чтении старых книг». Название напомнит читателям одноименное, но гораздо более известное эссе К.С.Льюиса «О чтении старых книг», которое первоначально служило введением к переводу книги Афанасия «О воплощении». Но помимо общего предписания читать старых мастеров, эти два эссе имеют очень мало (хотя и больше, чем ничего) общего. Там, где Льюис сосредотачивается на опасностях современных предрассудков и как бы загрязнении атмосферы ложными предположениями - и то, и другое мы можем смягчить, временно смещая себя во времени и пространстве посредством чтения, - Хэзлитт подчеркивает важность писателей старшего поколения.Он делает это потому, что (1) они с большей вероятностью заслуживают прочтения; (2) они необходимы для личного развития человека; и (3) они являются высшими знаками формальной и стилистической виртуозности, из которых можно чему-то научиться, несмотря на философские разногласия.

Во-первых, это трюизм, что старые книги, которые все еще читают, выдержали испытание временем (есть и другие, которые заслуживают того, чтобы сделать это, но о них забыли; это уже другая история, о которой мы говорим здесь).Как говорит Хэзлитт с приятным преуменьшением: «Я не думаю, что книга хуже, если она пережила автора через поколение или два». Как написал бы Льюис более века спустя: «Новая книга все еще находится на испытании, и любитель не может ее судить». Но там, где Льюис подчеркивает невежество, Хэзлитт подчеркивает спокойствие и безмятежность открытия старого тома: «Пыль, дым и шум современной литературы не имеют ничего общего с чистым, безмолвным воздухом бессмертия». Это может звучать романтично или даже абсурдно, но, признаюсь, я сам неоднократно испытывал именно это ощущение.

Конечно, есть хорошие новые книги и старые плохие. Но сам объем того, что публикуется - проблема с момента изобретения печатного станка, даже если она стала более настойчивой сейчас, с появлением новых технологий - затрудняет работу по отделению пшеницы от плевел, а время ограничено. (Чтобы меня не поняли неправильно, я считаю, что это во многих отношениях радостное развитие, хотя и сопровождалось некоторыми проблемами, которые отмечает Хэзлитт. Действительно, без таких технологий Хэзлитт имел бы доступ к гораздо меньшему количеству книг, как и мы.) Как замечает Хэзлитт:

[Я] н ... обращаясь к известному автору, есть не только уверенность в том, что мое время не будет выброшено напрасно, или мое нёбо тошнится от самого безвкусного или гнусного хлама, - но Я жму руку и смотрю в глаза старому, испытанному и уважаемому другу, сравниваю записи и болтаю часами.

Можно ли оценить интеллектуальную дружбу, пусть даже несколько воображаемую, с Вергилием, Шекспиром, Августином? Конечно нет.Я вернусь к этому вопросу ниже.

Точка зрения Хэзлитта, таким образом, несколько отличается от точки зрения Льюиса, главной заботой которого является характерная для каждого возраста «слепота» по отношению к его собственным недостаткам («Каждый век… особенно хорош в видении определенных истин и особенно склонен делать определенные ошибки. Поэтому всем нам нужны книги, которые исправят характерные ошибки нашего периода »). Если Хэзлитт прагматичен и личен, Льюис делает акцент на этическом и социальном.Оба верны.

Во-вторых, Хэзлитт дает прекрасное описание того, как наше раннее чтение может помочь сформировать то, кем мы являемся на всю оставшуюся жизнь. Книги, которые мы любим в молодости, способствуют нашему развитию как личности не более воображаемым образом, чем обучение катанию на велосипеде или первый день в средней школе. Другими словами, удовольствие, которое они приносят, не пустое: эти книги играют роль в формировании наших воспоминаний, модели, которую мы различаем по мере развития нашей жизни, и поэтому помогают конституировать самих себя.Хэзлитт прямо говорит об этом: «Читая книгу, которая мне давно нравится (скажем, первый роман, который я когда-либо читал), я получаю удовольствие не только от воображения и критического удовольствия от работы, но и от удовольствия от воспоминаний. Это." Фактически, перечитывание любимых книг может в некотором роде служить сказочным путешествием во времени или даже невозможным в иных отношениях двусторонним движением, в котором мы можем - на короткое время - одновременно поставить одну ногу в наше прошлое, а другую - в настоящее. Как он выразился:

Это напоминает те же чувства и ассоциации, которые у меня были при первом чтении, и которые у меня больше никогда не будет.Стандартные производства такого рода являются звеньями в цепи нашего сознательного существа. Они связывают воедино различные разрозненные части нашей личности. Они являются ориентирами и путеводителями в нашем жизненном путешествии. Это крючки и петли, на которые мы можем повесить или снять, когда захотим, гардероб морального воображения, реликвии наших лучших привязанностей, знаки и записи наших самых счастливых часов.

И все же настоящее остается настоящим, а прошлое - прологом.Хэзлитту неинтересно размышлять о том, каково это вернуться к юности с мудростью опыта, как дядя Рико хочет сделать в Napoleon Dynamite . Фактически, часть удовольствия от перечитывания, скажем, Приключений Тома Сойера (который во времена Хэзлитта не только не был старым, но и не существовал - мы должны помнить, что то, что считается «старым», - scale) нужно вернуть в мир без этого «бремени», как выражается Хэзлитт. «Мудрый философ, - говорит Хэзлитт, - который не был очень мудрым человеком, сказал, что ему очень хотелось бы снова стать молодым, если бы он мог взять с собой свой опыт.(Сравните слова дяди Рико «Разве вы никогда не хотели бы вернуться назад со всеми знаниями, которые у вас есть сейчас?») Хэзлитт протестует с оттенком меланхолии, что было бы ошибкой пытаться трансмогрифицировать молодость во взрослую жизнь или ввести взрослую жизнь. в молодость. «Этот гениальный человек, судя по серьезности своего замечания, не осознавал, что большое преимущество молодости состоит в том, чтобы не иметь такого груза опыта, который он с радостью возложит на плечи юности и который никогда не наступит. поздно с годами.«Особенности молодости нужно уважать, и они никогда не могут повториться. Но чтение «старого фаворита» может, как игра в мяч с сыном, дать мимолетное и жалобное напоминание о том, каково это быть в мире, не познав его.

В-третьих, лучшие старые книги - это шедевры эстетики, которыми приятно думать. Хэзлитт вспоминает, как в 20 лет он получил копии книг Джона Мильтона «Потерянный рай» и Эдмунда Берка «Размышления о революции во Франции» .Попутно отмечу, что Хэзлитт дает, пожалуй, лучший и кратчайший ответ на предполагаемую проблему предполагаемой «симпатии Мильтона к дьяволу», то есть он делает сатану иногда привлекательной фигурой: «Милтон нарисовал здесь, а не абстрактный принцип зла. не воплощенный дьявол, а падший ангел. Это библейское повествование, и поэт последовал ему…. Давайте не будем больше слышать об этом монашеском ханже и фанатичных воплях о восстановлении рогов и хвоста дьявола! »

Инцидент, на который ссылается Хэзлитт, должен был произойти около 1798 года.Хотя к этому моменту Paradise Lost определенно можно было бы считать старым, книга Берка Reflections появилась только недавно, в 1790 году. первая встреча и, конечно же, в момент самой встречи. Таким образом, «старый» имеет довольно расплывчатое и всеобъемлющее значение, здесь, по-видимому, означает «старый для меня сейчас с моей нынешней точки зрения, в пределах моей продолжительности жизни» - еще одно напоминание о почти исключительно личных и конкретных В центре внимания этого эссе.(Фактически, Хэзлитт заканчивается, противореча своему первому предложению toto caelo в своем последнем замечании: «Я также хотел бы прочитать последний новый роман (если бы я мог быть уверен, что это так) автора Уэверли: - никто был бы более рад, чем я, найти его лучшим! »« Автором Уэверли »был сэр Вальтер Скотт - современник Хэзлитта! Читая его высказывания, нельзя воспринимать их слишком« прямо », чтобы не забыть его остроумие и крикливость. самопонимающая улыбка.)

Комментарии Хэзлитта к Reflections обеспечивают хорошее понимание его ума и всесторонность его чтения.Он не любил Берка в политике, но уважал его и видел в нем гения. «Я испытывал особую гордость и удовольствие от [Burke’s Reflections ] и читал его себе и другим в течение нескольких месяцев после этого. У меня были основания для предубеждения в пользу этого автора. Понять противника - это похвала: восхищаться им - больше. Я думал, что сделал и то, и другое: я знал, что сделал одно ». О стиле Берка он замечает: «Я сказал себе:« Это настоящее красноречие: это человек, изливающий свои мысли на бумаге ». Все остальные стили казались мне педантичными и дерзкими.Это был стиль, который он описал как «раздвоенный и игривый, как молния, гребень, как змей», - оценка, приведенная Расселом Кирком во второй главе The Conservative Mind .

Но восхищение Хэзлитта не ограничивалось стилем Берка. Это распространилось на стиль слуги своего существа. Это не одно и то же («Я думал, что абстрактное суждение - это одно - мастерский переход, блестящая метафора - другое»), но и их нелегко распутать.И хотя Хэзлитт не был согласен с сущностью в целом, он мог найти истину в ее частях: «Меня не интересовали его доктрины. Тогда я был и остаюсь стойким против их заразы; но я восхищался автором…. Я также подумал, что он может ошибаться в своем главном аргументе и все же сообщить пятьдесят истин, придя к ложному заключению ».

Книги, подобные книге Берка, могли, другими словами, доставить удовольствие от хорошей и строгой аргументации, не лишенной риторических тонкостей, которые можно было бы уважать, даже если бы они превосходили его способность подражать им.

Мне кажется, на самом деле Хэзлитт стремится к обязательству мыслящего человека сформировать личный канон из любимых авторов и текстов. Так же, как мы различаемся по отдельности, наши личные каноны будут отличаться. Но, тем не менее, у всех нас должен быть такой, и мы не должны верить никому на слово. Это нужно делать, а не брать взаймы. Приведенные причины откровенно несколько эпикурейские: удовольствие от хорошо проведенного времени; удовольствие от воспоминаний; удовольствие наблюдать за работой мастера - и стоит повторить, что мы должны включить некоторых мастеров, чьи идеи нам не нравятся.

Но этот гедонизм, как он есть, накладывает свой отпечаток на смысл жизни, наполняя ее богатством, которое нельзя получить дороже, чем плата за библиотечную карточку, т. Е. было бесплатно любым, кто не настолько глуп, чтобы не последовать за ним. Как говорит Хэзлитт: «Жить в культивировании близости с такими произведениями и получать удовольствие от таких имен - не значит жить напрасно».

E.J. Хатчинсон - адъюнкт-профессор классических наук и директор программы для студентов колледжа Хиллсдейл.Его исследования сосредоточены на восприятии классической литературы в эпоху поздней античности и раннего современности.

Освоение утраченных искусств досуга и удовольствия - рецензия на книгу


Справочник по гедонизму
Майкл Флокер
рецензии на книги:
·
·
·
·
·
·

05

·

·

Справочник гедонизма: Овладение утраченными искусствами досуга и удовольствия
Майкл Флокер
Da Capo Press
Мягкая обложка
208 страниц
Ноябрь 2004 г.

Вторая книга автора бестселлера «Метросексуальное руководство по стилю » - это быстрое и по сути забавное чтение.Будьте готовы к спискам и спискам интересных фактов о гедонизме на протяжении веков. Новое определение гедонизма и указание на то, как американцы определяют и отвергают его, - один из замечательных аспектов этой более компактной книги. В главах, озаглавленных «Следуй за своим блаженством» и «Удовлетворяй себя», легко увидеть, в каком направлении этот автор склоняется к полной реализации гедонизма в нашей жизни.

Тон справочника легкий, и вы обнаружите, что громко смеетесь над некоторыми историческими примерами гедонистов, цитатами на полях и даже отображаемой графикой.В моем любимом разделе рассказывается о радости заблудиться, о которой он поддерживает эту мудрость:

Для жестко организованного ума идея заблудиться явно неприятна и может быть чревата стрессом. Для счастливого гедониста заблудиться - это возможность для приключений и открытий. Это особенно актуально при покупках, поисках любви или в отпуске. Свободно бродить - значит жить в естественном состоянии
Флокер позволяет читателю погрузиться в трудности, которые наша культура создает для гедонистического образа жизни.Например, гедонист не худой человек. Гедонист любит женственные формы и мягкость. Знаете ли вы, что в большинстве стран есть оплачиваемые дни отпуска, предусмотренные законом? Соединенные Штаты этого не делают, отсюда и причина всех стрессовых негедонистов вокруг нас. Уже светлее!

Я собираюсь принять разумное еженедельное распределение времени для себя. Разрешите еще раз поделиться мудростью справочников:

РАБОТА
40 часов (Это закон!)
СОН
56 часов (восемь часов в сутки.)
ХОРЕ
6 часов (Необходимое зло, по возможности делегируйте.)
ОТДЫХ
66 часов (Используйте их хорошо.)
Я бы рекомендовал выйти и немедленно купить этот объем. Я уверен, что буду обращаться к нему часто, особенно когда я в стрессе, переутомляюсь или просто нуждаюсь в уверенности в том, что мой головокружительный образ жизни не является абсолютно обязательным.

Первоначально опубликовано в книге «Свернувшись калачиком с хорошей книгой» на сайте www.curledup.com. Энн Пеппер, 2005


«Искусство экономного гедонизма» доказывает, что удовольствие может быть бесплатным (рецензия на книгу)

Когда я увидел название книги Энни Разер-Роуленд и Адама Грабба, я понял, что хочу ее прочесть.Он называется «Искусство бережливого гедонизма: руководство к тому, чтобы тратить меньше и получать больше удовольствия» - и кто не хочет быть экономным гедонистом? Мне казалось, что мои жизненные цели были сформулированы в одной лаконичной фразе.

В основе книги лежит посылка о том, что бережливость не должна восприниматься как лишение. Фактически, когда вы отделяете удовольствие от траты денег, вы попадаете в бесконечный мир веселья и развлечений, который значительно улучшает качество вашей жизни, позволяя при этом расти.

Рассуждения авторов просты. В этом мире есть так много способов почувствовать себя хорошо, но они были омрачены предположением, что мы должны тратить деньги, чтобы достичь этого ощущения. Это неправда. Из введения:

«Истинно сообразительный гедонист избегает притупления ее способности получать удовольствие от шквала постоянной стимуляции. Он знает, что вознаграждение за путешествие часто превосходит мгновенное удовлетворение. Она избегает того уровня удобства и снисходительности, который коварно подрывает ее умственную и физическую энергию.Он делает немонетизированные источники удовольствия своей первой целью, чтобы не променять свою жизнь на заработки. Такое совместимое с бережливостью поведение, отнюдь не являющееся актом мученичества, на самом деле может быть вашим лучшим билетом к большему удовольствию от всего как на глубоко удовлетворяющем *, так и на * чувственном уровнях ».

Таким образом начинается список из 51 привычки людей, которые знают, как радоваться жизни и жить в полной мере, тратя при этом лишь малую долю того, что делает средняя семья в развитом мире.Список варьируется от практического до философского и психологического. Некоторые из привычек явно очевидны («Носите сумку» и «Готовьте себе еду»), но другие поразили меня, как сногсшибательные откровения.

Возьмем, к примеру, странное предположение, что обмен денег на опыт каким-то образом делает его более ценным, несмотря на то, что бесплатные занятия (лежание на одеяле в парке, попивание чая с другом за кухонным столом, наблюдение за закатом ) может быть столь же полезным.

Наблюдение за закатом над озером Гурон - один из самых запоминающихся летних вечеров писателя.

К Мартинко

Еще одна привычка, которую я ценил, была «Перестань читать эти журналы», относящаяся к публикациям о стиле жизни, которые представляют тщательно отобранную версию жизни, которая не является реальной (за исключением, может быть, очень небольшой части общества). Язык тщательно продуман, чтобы читатели почувствовали связь с людьми из журналов, за исключением того, как пишут авторы: «Они - не вы.На самом деле, скорее всего, они даже не Они ":

"[Они] просто писатели, пытающиеся удовлетворить ожидаемый тон, выплевывая слова об эфиопском фьюжн-ресторане с отмеченным наградами декором или о новой великолепной линии сумок в форме морских млекопитающих. живет, ест макароны и ходит по магазинам со старой сумкой с потрепанным ремешком, как и все мы ".

Авторы подчеркивают важность поиска «третьих мест» для бесплатного общения, таких как парки, пляжи, леса и городские площади (труднее найти за пределами Европы) - не обязательно модное кафе с завышенными ценами на напитки, как обычно. по умолчанию, когда возникает концепция «третьего места».

Одна восхитительная привычка напомнила мне кое-что, что я забыл: время летит незаметно и разговор процветает, когда руки заняты. «Положите на стол кучу гороха, чтобы очистить его от кожуры, и компания с пустыми руками потянется за ним так же нетерпеливо, как если бы они были тарелкой соленого арахиса». Меня охватил поток воспоминаний: все время бабушка ставила передо мной корзину с персиками и говорила, чтобы я начал нарезать, стручковые бобы нужно опрокинуть, картофель нужно очистить, хлебное тесто нужно превратиться в булочки на ужин.Пока мы работали, за кухонным столом происходило столько разговоров. Авторы пишут:

"Возможно, это простой факт, что для значительного отрезка истории человечества большая часть нашего разговорного времени должна была быть связана с долгими вечерами строгания, шитья и ткачества - всех небольших ручных задач человеческой культуры DIY, которые можно внести внутрь как только день истощился и прошел при свете огня или света в дружеской манере ".

Авторы призывают людей «привыкнуть к временам года», а точнее - с энтузиазмом предвидеть перемены.Когда мы не понимаем различий между летом и зимой, это плохо для окружающей среды и наших кошельков. Погода должна быть «одним из величайших усилителей вкуса жизни», и когда мы обогреваем или охлаждаем наши дома до одной и той же температуры круглый год, мы упускаем эти восхитительные ароматы, такие как

"закутаться в шерстяные джемперы и полежать на диване с пуховыми одеялами и горячим шоколадом целыми вечерами; распахнуть двери и окна в первый весенний день, чтобы впустить запах теплой земли и жасмина; соленый пот облизывается с вашей верхней губы, когда вы сносите кусок арбуза летним днем."

Как человек, который категорически отказывается использовать кондиционер, я могу полностью отнестись к этому вопросу. В наше короткое канадское лето так мало недель липкой, потной, удушающей жары, что я хочу интенсивно чувствовать ее, пока она длится, даже если это означает, что я плохо сплю.

Мне понравилась эта книга за ее радикальную и смелую попытку изменить определение удовольствия таким образом, чтобы бросить вызов многим культурным нормам. Это сделано с обилием анекдотов, умных каламбуров и метафор, научных фактов и большого количества юмора.Я несколько раз громко смеялся, и это всегда полезно для чтения.

Для тех, кто хочет знать, как жить больше с меньшими затратами, это отличное место для начала. На оборотной стороне приведены списки ссылок и ресурсов для людей, желающих узнать больше о разных стилях жизни, обращении с деньгами, работе, не делая слишком много, альтернативном жилье, экономном путешествии и экономике совместного использования.

Орден «Искусство бережливого гедонизма» здесь.

Кибербезопасность | Национальная безопасность

Наша повседневная жизнь, экономическая жизнеспособность и национальная безопасность зависят от стабильного, безопасного и устойчивого киберпространства.

Киберпространство и его базовая инфраструктура уязвимы для широкого диапазона рисков, связанных как с физическими, так и киберугрозами и опасностями. Изощренные кибер-акторы и национальные государства используют уязвимости для кражи информации и денег и развивают возможности, чтобы нарушить, уничтожить или поставить под угрозу предоставление основных услуг.

16 ноября 2018 года президент Трамп подписал Закон об Агентстве по кибербезопасности и безопасности инфраструктуры 2018 года. Этот знаменательный закон повышает миссию бывшего Управления национальной защиты и программ (NPPD) в DHS и создает Агентство по кибербезопасности и безопасности инфраструктуры. (CISA).CISA наращивает национальный потенциал для защиты от кибератак и работает с федеральным правительством, чтобы предоставить инструменты кибербезопасности, услуги реагирования на инциденты и возможности оценки для защиты сетей «.gov», которые поддерживают основные операции партнерских департаментов и агентств.

В области кибербезопасности основные направления деятельности CISA включают:

Программа раскрытия уязвимостей

Программа раскрытия уязвимостей (VDP) - это цифровое воплощение концепции «Если вы что-то видите, скажите что-нибудь» ® .Являясь частью Закона о технологиях SECURE, программа устанавливает отношения между исследователями безопасности и федеральным правительством для выявления и раскрытия потенциальных уязвимостей кибербезопасности.

DHS признает, что исследователи в области безопасности необходимы для защиты организаций и Интернета в целом. Поэтому DHS приглашает сообщать о любых уязвимостях, обнаруженных во всех доступных через Интернет информационных системах, приложениях и веб-сайтах DHS.

Эта форма:

  1. позволяет отдельным лицам, организациям и компаниям, обнаружившим уязвимости в информационных системах DHS, сообщать о своих выводах в DHS; и
  2. дает DHS первое представление о вновь обнаруженных уязвимостях в рамках нашей области VDP.

Информация, отправленная в DHS с использованием этой формы, будет использоваться для устранения уязвимостей кибербезопасности.

Дополнительная информация

Рождение гедонизма: киренаские философы и удовольствие как образ жизни (мягкая обложка) | Книги Inc.

27,95 долл. США

Обычно отправляется в течение 1-5 дней

Описание


По словам Ксенофонта, Сократ пытался убедить своего соратника Аристиппа умерить свое чрезмерное пристрастие к вину, женщинам и еде, утверждая, что только тяжелый труд может принести счастье.Аристиппа это не убедило. Вместо этого он и его последователи исповедовали самую радикальную форму гедонизма в древней западной философии. До появления более известных, но сравнительно аскетичных эпикурейцев киренаики вели образ жизни, в котором моменты удовольствия, особенно телесного, имели наивысшую ценность. В книге «Рождение гедонизма » Курт Лампе дает наиболее исчерпывающий отчет на любом языке киренских идей и поведения, революционизируя понимание этой забытой, но важной философской школы.

Рождение гедонизма тщательно и сочувственно реконструирует доктрины и практики киренаиков, которые действовали между четвертым и третьим веками до нашей эры. В книге исследуются не только Аристипп и мейнстрим Киренаики, но также Гегесиас, Анникерис и Феодор. Вопреки недавним исследованиям, книга показывает, что киренаики, несмотря на то, что придавали первостепенное значение дискретным приятным переживаниям, приняли господствующее греческое философское убеждение, что счастье на всю жизнь и поддерживающие его добродетели являются основными заботами этики.Книга также предлагает первую глубокую попытку понять атеизм Феодора и пессимизм Гегезия, которые чрезвычайно необычны для древнегреческой философии и поднимают интересный вопрос об отношении гедонизма к пессимизму и атеизму. Наконец, книга исследует новый киренаизм писателя и классика XIX века Уолтера Патера, который выявил устойчивый философский интерес киренского гедонизма больше, чем любой другой современный мыслитель.

Об авторе


Курт Лампе - преподаватель кафедры классической истории и древней истории Бристольского университета.

Издательство Бристольского университета | Устойчивый гедонизм

Как мы можем создать для всех нас процветающую жизнь, которая не достигается ценой экологического разрушения?

Эта книга призывает исследовать наши коллективные и личные убеждения в отношении успеха и хорошей жизни. Это бросает вызов господствующему мировоззрению, основанному на экономике, которое приравнивает счастье к удовольствию и поощряет жадность, материализм, эгоизм и разобщенность.

Опираясь на данные науки и древнегреческих философов, автор подробно описывает, как мы можем развить свои навыки для получения удовольствия от жизни, не причиняя вреда себе или другим, и можем жить автономной, творческой и связанной жизнью.В дополнение к нашему интеллектуальному пониманию экспериментальный метод ролевой игры и театра может значительно облегчить исследование внутренних движущих сил и препятствий процветающей жизни.

«Очень актуальный и своевременный. Эта работа объединяет ключевые экономические и философские литературы с особым практическим подходом». Джон Хиллз, Лондонская школа экономики и политических наук (1954-2020)

«Книга не только объединяет три направления (экологическое, социальное, индивидуальное), но также нацелена на то, чтобы сделать это новым и доступным способом - не только излагая теорию, но и поощряя процесс саморефлексии и эмпирического обучения. .”Сэм Рен-Льюис, Ноттингемский университет

«Помимо пустых, бесплодных обещаний консьюмеризма, есть место, богатое осмысленным взаимодействием с самими собой, другими и более чем человеческим миром. Повторное открытие наших тел - особенно в форме театра и ролевой игры - обеспечивает мощный канал для этого пробуждения. Это территория, которую Орсоля Лелкес так умело и мощно исследует, помогая нам вновь вступить в контакт с силой воплощения.”Джонатан Доусон, Шумахер-колледж

«Углубленное исследование Орсоля Лелкес противоречий между стандартной рыночной экономикой, интенсивным ростом, основанным на потреблении, и экологическим кризисом предлагает весьма оригинальный путь к« процветающей жизни ». Ее рецепт более справедливой и полноценной жизни основан на «доброжелательности, универсализме и самостоятельности» - ценностях, которые поддерживаются во всем мире. Ее идеи о прогрессе продвигают как выживание планеты и процветающих сообществ, так и благополучную личную жизнь, которую она называет «Устойчивый гедонизм».”Энн Пауэр, Лондонская школа экономики

«Помимо пустых, бесплодных обещаний консьюмеризма, есть место, богатое осмысленным взаимодействием с самими собой, другими и более чем человеческим миром. Повторное открытие наших тел - особенно в форме театра и ролевой игры - обеспечивает мощный канал для этого пробуждения. Это территория, которую Орсоля Лелкес так умело и мощно исследует, помогая нам вновь вступить в контакт с силой воплощения.”Джонатан Доусон, Шумахер-колледж

Орсоля Лелкес - независимый ученый и психолог, бывший заместитель директора Европейского центра политики и исследований в области социального обеспечения в Вене и бывший руководитель отдела экономических исследований Министерства финансов Венгрии. Ее веб-сайт можно найти по адресу https://lelkes.at/en/orsolya-lelkes/

.

Введение: есть ли кто-нибудь, кто не хочет процветать?

ЧАСТЬ I: Вызов

1 Непредвиденные последствия экономики как науки

2 Повествование об успехе капитализма и его неудачах

ЧАСТЬ II: Что такое хорошая жизнь?

3 Удовольствие, радость, удовлетворение, цель: совершенствование нашего стремления к счастью

4 Устойчивый гедонизм

5 Процветающая жизнь: хорошо жить и преуспевать

6 ценностей в эпоху свободного выбора

ЧАСТЬ III: Как сделать Мы доберемся туда?

7 Лаборатория процветающей жизни: серьезные перемены могут быть забавными

8 Внутренние агенты и саботажники хорошей жизни: ролевая теория

Выводы: процветающая жизнь в мире

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *