Курт левин книги – .

Читать книгу Курт Левин

Юлия Александровна Петрова, Ольга Сергеевна Красова Курт Левин

Курт Левин был одним из самых разносторонних и склонных к новаторству специалистов в области социальных наук в XX веке. Его работы интересны специалистам различных областей теории и практики менеджмента – осуществление организационных изменений, разрешения конфликтов, мотивация и лидерство. К. Левин был одним из первых, кто попытался проложить связь между различными социальными науками, в том числе и экономикс.

Теория немецкого психолога К. Левина (1890–1947) сложилась под влиянием успехов точных наук – физики, математики. Начало века ознаменовалось открытиями в физике поля, атомной физике, биологии. Заинтересовавшись в университете психологией, Левин пытался и в эту науку внести точность и строгость эксперимента, сделав ее объективной и экспериментальной.

В центре психологии Левина стоит концепция так называемого "жизненного пространства". Жизненное пространство, по Левину, это совокупность сосуществующих и взаимосвязанных факторов, определяющих поведение индивида в данное время. Оно охватывает и личность, и ее психологическое окружение, образуя единое психологическое поле. Понятийное представление жизненного пространства предполагает, во-первых, раскрытие структуры поля возможных событий, как оно существует для индивида в данное время, и, во-вторых, установление поля сил, определяющих в каждой области жизненного пространства наличные в нем тенденции к изменению. Наблюдаемое поведение индивида должно рассматриваться лишь как «фенотипическое» выражение некоторого «генотипа» события, происходящего в жизненном пространстве индивида и представляющего собой либо «переход» личности из одной области жизненного пространства в другую (так называемая «локомоция»), либо изменение самой «когнитивной» структуры жизненного пространства (инсайт). Поведение и развитие индивида оказываются при этом некоторой функцией его жизненного пространства: П = f (жизненного пространства).

Выполненные в школе Левина исследования запоминания и возобновления прерванных действий, насыщения, замещения, фрустрации и уровня притязаний составили эпоху в развитии экспериментальной психологии личности.

Вместе с тем известный физикализм левиновских построений обусловил то, что топологическая психология ограничивается почти исключительно анализом и представлением формально-динамического и структурного планов поведения и личности. В этом проявляется антиисторизм левиновской концепции, ее неспособность понять социальную и культурную природу личности.

Основная гомеостатическая модель, лежащая в основе динамической теории личности К. Левина, неоднократно подвергалась основательной критике как отечественными, так и зарубежными психологами (в частности, принадлежащими к так называемой «гуманистической» психологии личности).

В американский период своей деятельности Левин попытался разработать теоретико-полевой подход применительно к исследованию проблем групповой динамики и социального действия.

К. Левин выступал с критикой ассоциативной концепции аффективно-волевых актов и учения Н. Аха о детерминирующих тенденциях. Используя физическое понятие «поле» и принципы описания, принятые в топологии, разработал концепцию динамической системы поведения, которая находится под напряжением, когда нарушается равновесие между индивидом и средой. Согласно учению Левина о мотивации, мотивами являются объекты – различные районы «жизненного пространства», в которых индивид испытывает потребность, или квазипотребность – намерение. Сами объекты окружающей среды приобретают при этом мотивационную силу и утрачивают ее, когда потребность (или квазипотребность) удовлетворена. Левин отвергал представление о том, что потребность является биологически предопределенной константой, а энергия и динамика мотива замкнуты в пределах индивида.

К. Левин разработал экспериментальные методики изучения мотивации, в частности уровня притязаний, запоминания законченных и незаконченных действий и др. Психологическое “пространство” он изображал с помощью графических символов, разделяя его границами и барьерами на районы, изменяющие свои формы. Им была разработана также особая геометрическая модель для описания векторов движения субъекта в психологическом поле и его представления о том, “что ведет к чему?” В дальнейшем К. Левин создал новую исследовательскую программу, отразившую актуальные социальные запросы. От анализа индивидуальной мотивации он перешел к изучению групповой динамики, трактуя группу как динамическое целое, сплачиваемое взаимодействующими внутри ее силами. Это потребовало от Левина и его сотрудников экспериментального изучения лидерства, конфликта и других социально-психологических проблем, возникающих в группе.

К. Левин начал свою деятельность в рамках гештальтпсихологической школы, где создал ряд методических ситуаций для экспериментального исследования мотивационно-потребностной и волевой сферы человека. Под его руководством работали: Б.В. Зейгарник (проблема забывания завершенных и незавершенных действий), Г.В. Биренбаум (забывание намерений), Т. Дембо (фрустрация), А. Карстен (психическое пресыщение), Ф. Хоппе (уровень притязаний). На основе этих и других исследований Левиным была создана концепция топологической психологии. В 1933 г. К. Левин был вынужден эмигрировать в США, где занимался исследованием проблем групповой динамики. В психологической школе, созданной К. Левиным, были введены новые для психологии понятия: квазипотребность, психологическая валентность, жизненное пространство, временная перспектива, уровень притязаний.

К. Левин предложил трехступенчатую теорию изменения, получившую в дальнейшем широкое распространение. В любых текущих условиях, допускающих желательное изменение, первый этап заключается в «размораживании» ситуации. Например, установившаяся схема потребления, прежде чем будут выработаны новые покупательские предпочтения, должна быть разморожена. Размораживание поведения или привычек оказывается чрезвычайно сложным, в особенности, если они существовали в течение долгого времени и подкреплялись проявлениями одобрения или достижением успеха. Размораживание облегчается в периоды кризиса или катарсиса, которые могут разрушить ограничения, в рамках которых действуют существующие системы убеждений, ценностей и действий. Если существующие ограничения устраняются, то наступает следующий этап, называемый «движением». На этом этапе индивид или группа побуждаются к отказу от прежних убеждений, ценностей или типов поведения ради более совершенных или более желательных. Наконец, если переход оказался успешным, то его результаты должны быть «заморожены», то есть необходимо обеспечить равновесие сил развития и стабилизации, которое гарантирует сохранение вновь приобретенных убеждений, ценностей и типов поведения.

Трехступенчатый подход к изменению требует инвестирования значительных ресурсов, а также основанного на результатах исследований знания условий, способных облегчить этапы размораживания, движения и замораживания. К. Левин получил доказательства правильности своей теории в ходе проведенных во время Второй мировой войны серии экспериментов по изменению поведения американских домохозяек, работников Красного Креста и молодых матерей. Традиционный метод действие-исследование предполагает проведение множества экспериментов для проверки различной эффективности лекций и методов групповых решений по изменению потребительского поведения. В данном случае два метода тщательно приводились в соответствие по своему содержанию, высказыванию мнений экспертов, размерам групп и продолжительности времени опыта (около 45 минут). В одном эксперименте участвовали малые группы численностью от 13 до 17 человек, составленные из волонтеров Красного Креста, занимавшихся уходом за больными на дому. Исследователи поставили задачу добиться увеличения потребления участниками эксперимента некоторых видов говяжьих субпродуктов в качестве замены мясу, возможности производства которого были ограничены. Эти субпродукты были крайне непопулярны у населения, которое не любило их за неприятные запахи, издававшиеся ими в процессе приготовления, и за то, что у многих они ассоциировались с пищей для собак. Поэтому мало кто рассчитывал на то, что в процессе экспериментов легко удастся добиться изменения потребительского поведения. Во время лекций и в процессе групповых обсуждений предоставлялась информация об энергетической ценности субпродуктов и наличии в них витаминов и минеральных веществ, давались подробные объяснения экономических и медицинских выгод их употребления и предлагались рецепты, позволяющие минимизировать такие факторы, как неприятный запах и неаппетитный вид приготовленных блюд. В процессе группового обсуждения ведущий поощрял развитие дискуссии и в ответ на вопросы женщин-волонтеров предоставлял фактическую информацию. В конце эксперимента ведущий просил поднять руки тех его участниц, которые приняли решение начать употреблять в пищу говяжьи субпродукты.

Данные о потреблении до и после использования обоих подходов показали, что лишь 3 % слушательниц лекций стали готовить блюда из субпродуктов, в то время как среди участниц дискуссионных групп этот показатель составил 30 %. Сходные результаты были достигнуты и в других группах, например, среди матерей, которых просили давать своим детям рыбий жир или апельсиновый сок. Групповые решения всегда были более эффективными и в некоторых случаях изменения в поведении оказывались более значительными через четыре недели, чем через две. Аналогичные исследования, охватывавшие рабочих производственного предприятия их непосредственных начальников, позволили выявить такие же различия между эффективностью лекций и групповых обсуждений.

Эти эксперименты использовались для иллюстрации трехступенчатой схема осуществления изменений, причем поднятие рук означало одобрение предложения, а применение размораживания представлялось в качестве способа консолидации позитивных намерений к принятию новых образцов поведения. Теоретическое объяснение этой работы также указывает на более высокие мотивирующие возможности вовлечения и активного участия участников эксперимента в сравнении с пассивным прослушиванием лекций.

К. Левин также проводил опыты с другим потенциально эффективным методом научения и мотивации, получившим название метода «уровней притязаний», который мог использоваться для работы с отдельными индивидами или группами и подразумевал четырехэтапную постановку целей. На первом этапе выяснялся вопрос об ожиданиях индивида или группы, что соответствовало первому уровню притязаний. На втором этапе оценивались фактические действия индивида или группы. На третьем этапе информация о достигнутых результатах подавалась индивиду или группе в качестве сигнала обратной связи. На четвертом этапе проводилась новая оценка ожидаемой эффективности деятельности (второй уровень притязаний). Такая последовательность действий могла повторяться несколько раз. Процедура оценки уровня притязаний позволяет людям узнать и оценить свой собственный потенциал в конкретной сфере деятельности и обеспечивает индикацию активности мотивации. У высоко мотивированных, уверенных в успехе людей уровень притязаний обычно превышает уровень их реальных достижений, хотя это различие часто оказывается незначительным.

К. Левин различал два рода потребностей – биологические и социальные (квазипотребности).

Потребности в структуре личности не изолированы, они находятся в связи друг с другом, в определенной иерархии. При этом те квазипотребности, которые связаны между собой, могут обмениваться находящейся в них энергией. Этот процесс Левин называл коммуникацией заряженных систем. Возможность коммуникации, с его точки зрения, ценна тем, что делает поведение человека более гибким, позволяет ему разрешать конфликты, преодолевать раз личные барьеры и находить удовлетворительный вы ход из сложных ситуаций. Эта гибкость достигается благодаря сложной системе замещающих действий, которые формируются на основе связанных, коммуницирующих между собой потребностей. Таким образом, человек не привязан к опред

www.bookol.ru

Курт Левин теория поля. Левин Курт. Книги онлайн

Курт Левин теория поля. Левин Курт. Книги онлайн

Курт Левин (нем. Kurt Zadek Lewin; 9 сентября 1890 — 12 февраля 1947) — германо-американский психолог.

Был близок к гештальтпсихологии. Выступил с критикой ассоциативной концепции аффективно-волевых актов и учения Н. Аха о детерминирующих тенденциях. Используя физическое понятие «поле» и принципы описания, принятые в топологии, разработал концепцию динамической системы поведения, которая находится под напряжением, когда нарушается равновесие между индивидом и средой. Согласно учению Л. о мотивации, мотивами являются объекты — различные районы «жизненного пространства», в которых индивид испытывает потребность, или квазипотребность — намерение. Сами объекты окружающей среды приобретают при этом мотивационную силу и утрачивают ее, когда потребность (или квазипотребность) удовлетворена.

Курт отвергал представление о том, что потребность является биологически предопределенной константой, а энергия и динамика мотива замкнуты в пределах индивида. Он разработал экспериментальные методики изучения мотивации, в частности уровня притязаний, запоминания законченных и незаконченных действий и др. Психологическо «пространство» он изображал с помощью графических символов, разделяя его границами и барьерами на районы, изменяющие свои формы. Им была разработана также особая геометрическая модель для описания векторов движения субъекта в психологическом поле и его представления о том, «что ведет к чему?».

В дальнейшем Курт Левин создал новую исследовательскую программу, отразившую актуальные социальные запросы. От анализа индивидуальной мотивации он перешел к изучению групповой динамики: трактуя группу как динамическое целое, сплачиваемое взаимодействующими внутри нее силами. Это потребовало от Л. и его сотрудников экспериментального изучения лидерства, конфликта и других социально-психологических проблем, возникающих в группе.

Теория поля Курта Левина простыми словами. Введение

" Старшие" науки - физика, химия - часто влияли на пути более молодых, предоставляя способы размышления о естественных феноменах и их постижении. Когда в физике и химии развиваются новые взгляды, почти неизбежно, с учетом базового единства всех наук, что они будут переняты менее зрелыми науками применительно к их специализации. В начале десятых годов ХХ века психология вступила в период открытого кризиса, который продолжался до середины 30-х годов. Это был кризис методологических основ психологии, когда наука переросла возможности, допускавшиеся методологией конца ХVII - начала XIX века. Выход из кризиса определялся поиском как новых теоретических подходов к пониманию предмета психологии, так и новых экспериментальных методов исследования психики.

Первым важным проявлением влияния физической теории поля в психологии явилось движение, известное как гештальтпсихология, у истоков которого стоят три немецких психолога - Макс Вертгеймер, Вольфганг Келер и Курт Коффка. При всех преобразованиях, которые испытывала психология, понятие о сознании сохраняло в основном прежние признаки. Хотя гештальтпсихология - теория общепсихологическая, она в первую очередь связана с проблемами восприятия, обучения, мышления, но не с личностью. Изменялись взгляды на его отношение к поведению, неосознаваемым психическим явлениям, социальным влияниям. Но новые представления о том, как само это сознание организовано, впервые сложилось с появлением на научной сцене школы, кредо которой выразило понятие о "гештальте". Полевая теория личности - научная идея Курта Левина. Его теория испытала серьезное влияние гештальтпсихологии и психоанализа, но тем не менее абсолютно оригинальна.

Курт Левин (1890-1947) - представитель школы гештальтпсихологии. Теория "поля" К. Левина, так же как теории других гештальтпсихологов, сложилась под влиянием успехов точных наук - физики, математики. Заинтересовавшись в университете психологией, Левин пытался и в эту науку внести точность и строгость эксперимента, сделав ее объективной и экспериментальной. В отличие от других представителей гештальтпсихологии, разрабатывавших проблемы восприятия (Коффка, Рубин), мышления (Кёлер, Вертгеймер, Дункер), психического развития (Коффка), распространил принципы гештальтпсихологии на экспериментальное исследование личности - потребностей, аффектов, воли.

Цель работы - изучить значение теории "поля" К. Левина и ее влияние на развитие психологической науки.

Задачи:

Изучить биографию К. Левина.

Изучить научную деятельность К. Левина и его теорию "поля".

Определить вклад К. Левина в дальнейшее развитие психологии.

Проанализировать возможности использования теории "поля" на практике.

Объект: Научная деятельность К. Левина.

Предмет: Теория "поля" К. Левина.

Теория Курта Левина кратко. Курт Левин – отец современной социальной психологии

Левин был в США единственным специалистом по поведению групп. Когда началась Вторая мировая война, ученому было предложено найти способ, как убедить жителей Америки перейти на черный хлеб. И он с этим успешно справился.

Левин после тщательного изучения ситуации пришел к выводу, что от прежних потребительских привычек легче отказываются люди, которых побуждали громко заявлять об этом на многолюдных митингах.

Власти воспользовались предложенным методом — и черный хлеб стал популярным среди жителей страны.

Во время войны психолог был консультантом американского правительства.

В 1944 году Куртом Левином при Массачусетском технологическом институте был основан Центр изучения групповой динамики, которым он руководил до самой смерти.

Построить исследовательский центр для изучения психологии групп было давней мечтой ученого. Цели он преследовал исключительно альтруистические.

Задачу изменения общества в сторону гуманизации психолог намеревался решать, проводя групповые тренинги.

В 1946 году началась работа ученого над экспериментом, заложившим основы групповой психотерапии, которую Карл Роджерс (известный американский психолог) назвал впоследствии самым значительным изобретением века.

В начале 1947 года эти экспериментальные исследования привели к созданию при поддержке правительства Национальной учебной лаборатории в городе Бетеле, что в штате Мэн.

Это были тренинговые лаборатории, профессор планировал переобучать в них лидеров государства. Но, к сожалению, дожить до осуществления этой мечты ученому было не суждено. В феврале 1947 года в возрасте 57 лет Курт Левин умер от сердечного приступа. Но многие его открытия актуальны и сегодня.

Теория поля Курта Левина шпаргалка. Значимость теории поля Курта Левина

Теория Левина – одна из тех, что оживили представление об индивиде как сложном энергетическом поле, мотивируемом психологическими силами и ведущем себя избирательно и творчески. Человек-пустышка наполнился психологическими потребностями, намерениями, надеждами, притязаниями. Робот превратился в живого человека.

Грубый и скучный материализмуступил место более гуманистическому взгляду на человека. В то время как “объективная” психология проверяла многие свои эмпирические положения на собаках, кошках и крысах, теория Левина вела к исследованию человеческого поведения в более или менее естественной обстановке.

Дети в игре, подростки в групповой активности, рабочие на фабриках, люди, планирующие расход пищи, вот некоторые из естественных жизненных ситуаций, в которых эмпирически проверялись гипотезы, выведенные из теории Левина. Жизненность исследований, убедительность теории поля – неудивительно, что точка зрения Левина стала широко популярной.

сила теории, независимо от ее формальной адекватности или претензии быть математической моделью, оправдывает высокую оценку теории Левина в современной психологии. “Основные представления Левина… изобилуют скрытыми неистощимыми смыслами, и это – гарантия дальнейшего развития” (Heider, 1959, с. 119). Оценка теории поля Хайдером остается валидной и теперь. Левиновская теория человека в среде все еще очень жизненна.

    Бихевиоризм (англ. behavior — поведение) — это систематический подход к изучению поведения людей и других животных. Он предполагает, что все поведение состоит из рефлексов, реакций на определенные стимулы в среде, а также последствий индивидуальной истории, таких как подкрепление и наказание, совместно с настоящим мотивационным состоянием индивида и контролирующими стимулами.

    Эвристи́ческий — происходит от сущ. эвристика, далее из лат. heuristica из др.-греч. εὑρετικός «находчивый», далее из εὑρίσκω «находить, обнаруживать», далее из праиндоевр. *were- «найти». Cвязанный, соотносящийся по значению с существительным эвристика; такой, который помогает находить, обнаруживать что-либо/

    Эвристический алгоритм (эвристика) — алгоритм решения задачи, включающий практический метод, не являющийся гарантированно точным или оптимальным, но достаточный для решения поставленной задачи. Позволяет ускорить решение задачи в тех случаях, когда точное решение не может быть найдено.

psihologiyaotnoshenij.com

Теория «поля» Курта Левина - СЧАСТЬЕ ЕСТЬ! Философия. Мудрость. Книги. — ЖЖ

Свою теорию личности Левин разрабатывал в русле гештальт-психологии, дав ей название "теория психологического поля".

Он исходил из того, что личность живет и развивается в психологическом поле окружающих ее предметов, каждый из которых имеет определенный заряд (валентность). Эксперименты Левина доказывали, что для каждого человека эта валентность имеет свой знак, хотя в то же время существуют такие предметы, которые для всех имеют одинаково притягательную или отталкивающую силу. Воздействуя на человека, предметы вызывают в нем потребности, которые Левин рассматривал как своего рода энергетические заряды, вызывающие напряжение человека. В этом состоянии человек стремится к разрядке, т.е. удовлетворению потребности.

Левин различал два рода потребностей - биологические и социальные (квазипотребности).

Потребности в структуре личности не изолированы, они находятся в связи друг с другом, в определенной иерархии. При этом те квазипотребности, которые связаны между собой, могут обмениваться находящейся в них энергией. Этот процесс Левин называл коммуникацией заряженных систем. Возможность коммуникации, с его точки зрения, ценна тем, что делает поведение человека более гибким, позволяет ему разрешать конфликты, преодолевать раз личные барьеры и находить удовлетворительный выход из сложных ситуаций. Эта гибкость достигается благодаря сложной системе замещающих действий, которые формируются на основе связанных, коммуницирующих между собой потребностей. Таким образом, человек не привязан к определенному действию или способу решения ситуации, но может менять их, разряжая возникшее у него напряжение. Это расширяет его адаптационные возможности.

В одном из исследований Левина детей просили выполнить определенное задание, например, помочь взрослому помыть посуду или убрать комнату. В качестве награды ребенок получал какой-то приз, значимый для него. Поэтому все дети дорожили возможностью выполнить задание. В контрольном эксперименте взрослый приглашал ребенка помочь ему, но в тот момент, когда ребенок приходил, оказывалось, что кто-то уже помыл всю по суду. Дети, как правило, расстраивались, особенно в том случае, если им говорили, что их опередил кто-то из сверстников. Частыми были и агрессивные высказывания в адрес возможных конкурентов. В этот момент экспериментатор предлагал выполнить другое задание, подразумевая, что оно тоже значимо. Большинство детей мгновенно переключалось. Происходила разрядка обиды и агрессии в новом виде деятельности. Однако некоторые дети не могли быстро сформировать новую потребность и приспособиться к новой ситуации, а потому их тревожность и агрессивность увеличивались.

Левин приходит к мнению, что не только неврозы, но и особенности когнитивных процессов (такие феномены, как сохранение, забывание) связаны с разрядкой или напряжением потребностей.

Исследования Левина доказывали, что не только существующая в данный момент ситуация, но и ее предвосхищение, предметы, существующие только в сознании человека, могут определять его деятельность. Наличие таких идеальных мотивов поведения дает возможность человеку преодолеть непосредственное влияние поля, окружающих предметов, "встать над полем", как писал Левин. Такое поведение он называл волевым, в отличие от полевого, которое возникает под влиянием непосредственного сиюминутного окружения. Таким образом, Левин приходит к важному для него понятию временной перспективы, которая определяет поведение человека в жизненном пространстве и является основой целостного восприятия себя, своего прошлого и будущего.

Появление временной перспективы дает возможность преодолеть давление окружающего поля, что особенно важно в тех случаях, когда человек находится в ситуации выбора. Демонстрируя трудность для маленького ребенка преодолеть сильное давление поля, Левин провел несколько экспериментов, которые вошли в его фильм "Хана садится на камень". В нем, в частности, был заснят сюжет о девочке, которая не могла отвести взгляд от понравившегося ей предмета, и это мешало ей достать его, так как нужно было повернуться к нему спиной.

Большое значение для формирования личности ребенка имеет система воспитательных приемов, в частности наказаний и поощрений. Левин считал, что при наказании за невыполнение неприятного для ребенка поступка дети попадают в ситуацию фрустрации, так как находятся между двумя барьерами (предметами с отрицательной валентностью). Для того чтобы произошла разрядка, ребенок может или принять наказание, или выполнить неприятное задание. Однако намного легче для него постараться выйти из поля (пусть даже в идеальном плане, в плане фантазии). Поэтому система наказаний, с точки зрения Левина, не способствует раз витию волевого поведения, но только увеличивает напряженность и агрессивность детей. Более позитивна система поощрений, так как в этом случае за барьером, т. е. за предметом с отрицательной валентностью, следует предмет, вызывающий положительные эмоции. Однако оптимальной является система, при которой детям дается возможность выстроить временную перспективу с тем, чтобы снять барьеры данного поля.

Левин создал серию интересных психологических методик. Первую из них подсказало наблюдение в одном из берлинских ресторанов за поведением официанта, который хорошо помнил сумму, причитавшуюся с посетителей, но сразу же забывал ее, после того как счет был оплачен. Полагая, что в данном случае цифры удерживаются в памяти благодаря "системе напряжения" и исчезают с ее разрядкой, Левин предложил своей ученице Б.В.Зейгарник экспериментально исследовать различия в запоминании незавершенных (когда "система напряжения" сохраняется) и завершенных действий. Эксперименты подтвердили левиновский прогноз. Первые запоминались приблизительно в два раза лучше. Был изучен также ряд других феноменов. Все они объяснялись исходя из общего постулата о динамике напряжения в психологическом поле.

Принцип разрядки мотивационного напряжения объединял многие психологические школы. Он лежал в основе и бихевиористской концепции, и психоанализа Фрейда с его представлением о присущем каждому организму "квантуме" - стремящейся рас сеяться психической энергии.
Левиновский подход отличало два момента. Во-первых, он перешел от представления о том, что энергия мотива замкнута в пределах организма, к представлению о системе "организм-среда". Индивид и его окружение выступили в виде нераздельного динамического целого.

Во-вторых, в противовес трактовке мотивации как биологически предопределенной константы, Левин полагал, что мотивационное напряжение может быть создано как самим индивидом, так и другими людьми (например, экспериментатором, который предлагает индивиду выполнить задание). Тем самым за мотивацией признавался собственно психологический статус. Она не сводилась более к биологическим потребностям, удовлетворив которые организм исчерпывает свой мотивационный потенциал.

anchiktigra.livejournal.com

Курт Левин: теория поля

Курт Левин — немецкий, а затем американский психолог, чьи идеи оказали большое влияние на американскую социальную психологию и многие другие школы и направления, в особенности на теорию культурного развития Льва Выготского и исследователей «круга Выготского». Многие вопросы, которыми он занимался, стали основополагающими для психологов — уровень притязаний, групповая динамика, социальная перцепция, игровые ситуации, стремление к успеху и избегание неудач, теория поля, временная перспектива.

Биографический очерк
Курт Цадек Левин родился в прусском городке Могильно в еврейской семье. В начале Первой мировой войны был призван в германскую армию, демобилизован после ранения. Продолжил учёбу в Берлинском университете под руководством Карла Штумпфа (1848—1936). В августе 1933 года после прихода к власти нацистов эмигрировал в США. Позднее Левин возглавил Исследовательский центр групповой динамики (Research Center for Group Dynamics) в Массачусетском технологическом институте. По предложению Эрика Триста из Тавистокского института человеческих отношений, участвовал в создании научного журнала «Человеческие отношения» (Human Relations) (1947).

Теория поля
Теория поля (далее Т. п.), рассматривающая личность как сложное энергетическое поле, мотивируемое психологическими силами и ведущее себя избирательно и креативно, разработана Куртом Левиным в первой половине XX в. Для описания психологической реальности, построения структуры личности и моделирования ее поведения в Т. п. используются средства топологии как раздела математики, изучающей свойства геометрических фигур и взаимное расположение фигур.

Т. п. включает несколько взаимосвязанных и тесно переплетающихся между собой концептуальных частей ("теория поля", "топологическая теория", "векторная теория" и др.). Основополагающие и ключевые понятия практически всех концептуальных составляющих Т. п. – "поле", "напряжение", "жизненное пространство" и "психологическое окружение", или "психологическая среда".

Понятие "поля" определяется в Т. п. как "тотальность сосуществующих фактов, которые мыслятся как взаимозависимые". В качестве детерминант поведения личности рассматриваются лежащие в основе силы или потребности. Поле "напряжено", когда возникает нарушение равновесия между личностью и средой. Напряжение поля нуждается в разрядке, осуществляемой как выполнение намерения. Объекты, в которых человек испытывает потребность, имеют побудительную силу, и, соответственно, объекты, не сопряженные с потребностями личности, побудительную силу теряют.

Жизненное пространство – это психологическая реальность, которая включает тотальность возможных событий, способных повлиять на поведение человека. Т. п. рассматривает поведение личности как функцию жизненного пространства, поэтому основной своей задачей считает выведение поведения личности из тотальности психологических событий, существующих в жизненном пространстве в данный момент.

Психологическое окружение – это феноменальный мир личности; психическая энергия, вызываемая потребностями, переносится на окружающие объекты, которые становятся валентными и начинают притягивать или отталкивать личность. Граница между жизненным пространством и внешним миром в Т. п. напоминает скорее проницаемую мембрану или сеть, чем стену или жесткий барьер. Жизненное пространство и внешний мир тесно связаны. Изменения, происходящие во внешнем мире, влияют на состояние жизненного пространства, а изменения жизненного пространства – на внешний мир.

Cтруктура личности рассматривается в Т. п. как следствие дифференциации систем психологических напряжений и описывается с помощью пространственной репрезентации человека и математизации понятий. Отделение человека от остального мира находит завершение в образе замкнутой фигуры. Несущественно, будет ли нарисованная фигура кругом, квадратом, треугольником или фигурой произвольной неправильной формы, существенно, что она полностью замкнута. Изображение фигуры в Т. п. символизирует два свойства человека: 1) дифференциацию – отделенность от остального мира посредством сплошной границы; 2) отношение "часть – целое" – включенность в большее пространство.

В Т. п. различается несколько свойств среды (близость-удаленность, твердость-слабость) и наиболее важное свойство – текучесть-ригидность. Текучая среда быстро реагирует на любое воздействие, она подвижна и эластична. Ригидная среда сопротивляется изменениям. Она жестка и неэластична. При помощи свойств, описывающих среду, можно представить большую часть возможных взаимосвязей в жизненном пространстве. Для графического описания особенностей психологической среды в Т. п. введены вспомогательные понятия "регион" и "локомодация". Два региона тесно связаны, податливы относительно друг друга и влияют друг на друга, если между ними легко может быть осуществлена локомодация. Локомодация в психологической среде не всегда означает, что человек должен совершить физическое движение в пространстве. Существуют социальные локомодации типа решения проблем и др.

Личность условно графически разделена на перцептуально-моторный регион и внутриличностный регион. Внутриличностный регион подразделяется на группы периферических и центральных ячеек. Психологическая среда также разделяется на регионы. Жизненное пространство окружено внешней оболочкой, представляющей часть непсихологической, или объективной, среды. Выделяется новый вид "годологического пространства" (годология – наука о путях, или локомодациях). Свойства годологического пространства выражены линейными графами, где каждый регион представлен точкой, а каждая граница между регионами – линией, эти точки соединяющей. Все эти динамические представления концепции Левин называл векторной психологией.

Важнейшие динамические понятия векторной части Т. п. – "психическая энергия", "напряжение", "потребность", "равновесие", а также "валентность" и "сила", или "вектор", с помощью которых описываются специфические локомодации личности и способы структурирования среды.

Левин полагал, что личность – сложная энергетическая система, а тип энергии, осуществляющий психологическую работу, называется психической энергией. Психическая энергия высвобождается, когда человек пытается вернуть равновесие после того, как оказался в состоянии неуравновешенности. Неуравновешенность продуцируется возрастанием напряжения в одной части системы относительно других частей в результате внешней стимуляции или внутренних изменений. Когда напряжение исчезает, выход энергии прекращается и вся система приходит в состояние покоя и уравновешенности.

Напряжение – это состояние человека или состояние внутриличностного региона относительно остальных внутриличностных регионов. Напряжение обладает двумя свойствами: 1) стремится к соответствию с напряжением других систем посредством процесса уравнивания; 2) оказывает давление на границы системы, перетекая из системы в систему.

Возрастание напряжения, высвобождение энергии вызываются возникновением потребности. В теории личности Левина выделяются потребности, соотносимые с внутренним состоянием (например, голода) и квазипотребности, которые эквивалентны специфическому намерению. Валентность обозначает связь мотивации и поведения и выступает как важнейшее концептуальное свойство региона психологической среды.

Динамика психологической среды в Т. п. осуществляется четырьмя способами: 1) ценность региона может меняться количественно, например, от положительного к более положительному, или же качественно, от положительного к отрицательному; 2) векторы могут изменяться по силе, направлению; 3) границы могут становиться прочнее или слабее, появляться или исчезать; 4) могут меняться "вещественные" свойства региона, текучесть или ригидность. Переструктурирование среды являются результатом изменений в системах напряжения человека, результатом локомодации или когнитивных процессов.

Конечная цель активности личности в Т. п. – вернуть человеку состояние равновесия. Изменения в поведении личности определяются когнитивным реконструированием, дифференциацией, организацией, интеграцией и мотивацией.

Дифференциация – одно из ключевых понятий Т. п. и относится ко всем аспектам жизненного пространства (имеется в виду возрастание количества границ). Например, для ребенка, по Левину, характерна большая подверженность влиянию среды и, соответственно, большая слабость границ во внутренней сфере, в измерении "реальность-нереальность" и во временной сфере. Возрастающую организованность и интеграцию поведения личности. Т. п. определяет как организационную взаимозависимость. С приходом зрелости возникает большая дифференциация и в самой личности, и в психологическом окружении, увеличивается прочность границ, усложняется система иерархических и селективных отношений между напряженными системами.

Т. п. внесла существенный вклад в понимание регрессии в развитии личности и выделила ретрогрессию как обращение к ранним формам поведения, имевшим место в истории жизни человека и регрессию как переход на более примитивную форму поведения независимо от того, вел ли человек себя когда-либо прежде подобным образом.

Т. п. породила множество методических разработок, экспериментов и эмпирических исследований в области психологии личности XX в.: уровня притязаний (Левин, Т. Дембо, Фестингер, 1944), прерванной деятельности и незавершенных действий (Д. Кац, 1938; Зейгарник, 1927), психологического пресыщения (А. Карстен, 1928), регрессии (Р. Бейкер, Т. Дембо, Левин, 1941), конфликта (Левин, 1951, Н. Смит, 1968).

Влияние Т. п. представлено: в теории мотивации достижения Дж. Аткинсона (1964, 1966), которая развивает и разрабатывает идеи уровня притязаний, в исследованиях открытого и закрытого сознания М. Рокича (1960), использующих понятия дифференциации и ригидных барьеров Т. п.; в теории когнитивного диссонанса Фестингера (1957, 1964), в которой разрабатывается представление Левина о том, что ситуация, предшествовавшая решению, отличается от ситуации после принятия решения; в теории социальной перцепции и межличностных отношений Ф. Хайдера (1958). Убедительность Т. п., жизненность исследований, эвристическая сила сделали ее широко популярной и оправдывают ее высокую оценку в современной психологии.

psychojournal.ru

Book: Курт Левин

Юлия Александровна Петрова, Ольга Сергеевна Красова

Курт Левин был одним из самых разносторонних и склонных к новаторству специалистов в области социальных наук в XX веке. Его работы интересны специалистам различных областей теории и практики менеджмента – осуществление организационных изменений, разрешения конфликтов, мотивация и лидерство. К. Левин был одним из первых, кто попытался проложить связь между различными социальными науками, в том числе и экономикс.

Теория немецкого психолога К. Левина (1890–1947) сложилась под влиянием успехов точных наук – физики, математики. Начало века ознаменовалось открытиями в физике поля, атомной физике, биологии. Заинтересовавшись в университете психологией, Левин пытался и в эту науку внести точность и строгость эксперимента, сделав ее объективной и экспериментальной.

В центре психологии Левина стоит концепция так называемого "жизненного пространства". Жизненное пространство, по Левину, это совокупность сосуществующих и взаимосвязанных факторов, определяющих поведение индивида в данное время. Оно охватывает и личность, и ее психологическое окружение, образуя единое психологическое поле. Понятийное представление жизненного пространства предполагает, во-первых, раскрытие структуры поля возможных событий, как оно существует для индивида в данное время, и, во-вторых, установление поля сил, определяющих в каждой области жизненного пространства наличные в нем тенденции к изменению. Наблюдаемое поведение индивида должно рассматриваться лишь как «фенотипическое» выражение некоторого «генотипа» события, происходящего в жизненном пространстве индивида и представляющего собой либо «переход» личности из одной области жизненного пространства в другую (так называемая «локомоция»), либо изменение самой «когнитивной» структуры жизненного пространства (инсайт). Поведение и развитие индивида оказываются при этом некоторой функцией его жизненного пространства: П = f (жизненного пространства).

Выполненные в школе Левина исследования запоминания и возобновления прерванных действий, насыщения, замещения, фрустрации и уровня притязаний составили эпоху в развитии экспериментальной психологии личности.

Вместе с тем известный физикализм левиновских построений обусловил то, что топологическая психология ограничивается почти исключительно анализом и представлением формально-динамического и структурного планов поведения и личности. В этом проявляется антиисторизм левиновской концепции, ее неспособность понять социальную и культурную природу личности.

Основная гомеостатическая модель, лежащая в основе динамической теории личности К. Левина, неоднократно подвергалась основательной критике как отечественными, так и зарубежными психологами (в частности, принадлежащими к так называемой «гуманистической» психологии личности).

В американский период своей деятельности Левин попытался разработать теоретико-полевой подход применительно к исследованию проблем групповой динамики и социального действия.

К. Левин выступал с критикой ассоциативной концепции аффективно-волевых актов и учения Н. Аха о детерминирующих тенденциях. Используя физическое понятие «поле» и принципы описания, принятые в топологии, разработал концепцию динамической системы поведения, которая находится под напряжением, когда нарушается равновесие между индивидом и средой. Согласно учению Левина о мотивации, мотивами являются объекты – различные районы «жизненного пространства», в которых индивид испытывает потребность, или квазипотребность – намерение. Сами объекты окружающей среды приобретают при этом мотивационную силу и утрачивают ее, когда потребность (или квазипотребность) удовлетворена. Левин отвергал представление о том, что потребность является биологически предопределенной константой, а энергия и динамика мотива замкнуты в пределах индивида.

К. Левин разработал экспериментальные методики изучения мотивации, в частности уровня притязаний, запоминания законченных и незаконченных действий и др. Психологическое “пространство” он изображал с помощью графических символов, разделяя его границами и барьерами на районы, изменяющие свои формы. Им была разработана также особая геометрическая модель для описания векторов движения субъекта в психологическом поле и его представления о том, “что ведет к чему?” В дальнейшем К. Левин создал новую исследовательскую программу, отразившую актуальные социальные запросы. От анализа индивидуальной мотивации он перешел к изучению групповой динамики, трактуя группу как динамическое целое, сплачиваемое взаимодействующими внутри ее силами. Это потребовало от Левина и его сотрудников экспериментального изучения лидерства, конфликта и других социально-психологических проблем, возникающих в группе.

К. Левин начал свою деятельность в рамках гештальтпсихологической школы, где создал ряд методических ситуаций для экспериментального исследования мотивационно-потребностной и волевой сферы человека. Под его руководством работали: Б.В. Зейгарник (проблема забывания завершенных и незавершенных действий), Г.В. Биренбаум (забывание намерений), Т. Дембо (фрустрация), А. Карстен (психическое пресыщение), Ф. Хоппе (уровень притязаний). На основе этих и других исследований Левиным была создана концепция топологической психологии. В 1933 г. К. Левин был вынужден эмигрировать в США, где занимался исследованием проблем групповой динамики. В психологической школе, созданной К. Левиным, были введены новые для психологии понятия: квазипотребность, психологическая валентность, жизненное пространство, временная перспектива, уровень притязаний.

К. Левин предложил трехступенчатую теорию изменения, получившую в дальнейшем широкое распространение. В любых текущих условиях, допускающих желательное изменение, первый этап заключается в «размораживании» ситуации. Например, установившаяся схема потребления, прежде чем будут выработаны новые покупательские предпочтения, должна быть разморожена. Размораживание поведения или привычек оказывается чрезвычайно сложным, в особенности, если они существовали в течение долгого времени и подкреплялись проявлениями одобрения или достижением успеха. Размораживание облегчается в периоды кризиса или катарсиса, которые могут разрушить ограничения, в рамках которых действуют существующие системы убеждений, ценностей и действий. Если существующие ограничения устраняются, то наступает следующий этап, называемый «движением». На этом этапе индивид или группа побуждаются к отказу от прежних убеждений, ценностей или типов поведения ради более совершенных или более желательных. Наконец, если переход оказался успешным, то его результаты должны быть «заморожены», то есть необходимо обеспечить равновесие сил развития и стабилизации, которое гарантирует сохранение вновь приобретенных убеждений, ценностей и типов поведения.

Трехступенчатый подход к изменению требует инвестирования значительных ресурсов, а также основанного на результатах исследований знания условий, способных облегчить этапы размораживания, движения и замораживания. К. Левин получил доказательства правильности своей теории в ходе проведенных во время Второй мировой войны серии экспериментов по изменению поведения американских домохозяек, работников Красного Креста и молодых матерей. Традиционный метод действие-исследование предполагает проведение множества экспериментов для проверки различной эффективности лекций и методов групповых решений по изменению потребительского поведения. В данном случае два метода тщательно приводились в соответствие по своему содержанию, высказыванию мнений экспертов, размерам групп и продолжительности времени опыта (около 45 минут). В одном эксперименте участвовали малые группы численностью от 13 до 17 человек, составленные из волонтеров Красного Креста, занимавшихся уходом за больными на дому. Исследователи поставили задачу добиться увеличения потребления участниками эксперимента некоторых видов говяжьих субпродуктов в качестве замены мясу, возможности производства которого были ограничены. Эти субпродукты были крайне непопулярны у населения, которое не любило их за неприятные запахи, издававшиеся ими в процессе приготовления, и за то, что у многих они ассоциировались с пищей для собак. Поэтому мало кто рассчитывал на то, что в процессе экспериментов легко удастся добиться изменения потребительского поведения. Во время лекций и в процессе групповых обсуждений предоставлялась информация об энергетической ценности субпродуктов и наличии в них витаминов и минеральных веществ, давались подробные объяснения экономических и медицинских выгод их употребления и предлагались рецепты, позволяющие минимизировать такие факторы, как неприятный запах и неаппетитный вид приготовленных блюд. В процессе группового обсуждения ведущий поощрял развитие дискуссии и в ответ на вопросы женщин-волонтеров предоставлял фактическую информацию. В конце эксперимента ведущий просил поднять руки тех его участниц, которые приняли решение начать употреблять в пищу говяжьи субпродукты.

Данные о потреблении до и после использования обоих подходов показали, что лишь 3 % слушательниц лекций стали готовить блюда из субпродуктов, в то время как среди участниц дискуссионных групп этот показатель составил 30 %. Сходные результаты были достигнуты и в других группах, например, среди матерей, которых просили давать своим детям рыбий жир или апельсиновый сок. Групповые решения всегда были более эффективными и в некоторых случаях изменения в поведении оказывались более значительными через четыре недели, чем через две. Аналогичные исследования, охватывавшие рабочих производственного предприятия их непосредственных начальников, позволили выявить такие же различия между эффективностью лекций и групповых обсуждений.

Эти эксперименты использовались для иллюстрации трехступенчатой схема осуществления изменений, причем поднятие рук означало одобрение предложения, а применение размораживания представлялось в качестве способа консолидации позитивных намерений к принятию новых образцов поведения. Теоретическое объяснение этой работы также указывает на более высокие мотивирующие возможности вовлечения и активного участия участников эксперимента в сравнении с пассивным прослушиванием лекций.

К. Левин также проводил опыты с другим потенциально эффективным методом научения и мотивации, получившим название метода «уровней притязаний», который мог использоваться для работы с отдельными индивидами или группами и подразумевал четырехэтапную постановку целей. На первом этапе выяснялся вопрос об ожиданиях индивида или группы, что соответствовало первому уровню притязаний. На втором этапе оценивались фактические действия индивида или группы. На третьем этапе информация о достигнутых результатах подавалась индивиду или группе в качестве сигнала обратной связи. На четвертом этапе проводилась новая оценка ожидаемой эффективности деятельности (второй уровень притязаний). Такая последовательность действий могла повторяться несколько раз. Процедура оценки уровня притязаний позволяет людям узнать и оценить свой собственный потенциал в конкретной сфере деятельности и обеспечивает индикацию активности мотивации. У высоко мотивированных, уверенных в успехе людей уровень притязаний обычно превышает уровень их реальных достижений, хотя это различие часто оказывается незначительным.

К. Левин различал два рода потребностей – биологические и социальные (квазипотребности).

Потребности в структуре личности не изолированы, они находятся в связи друг с другом, в определенной иерархии. При этом те квазипотребности, которые связаны между собой, могут обмениваться находящейся в них энергией. Этот процесс Левин называл коммуникацией заряженных систем. Возможность коммуникации, с его точки зрения, ценна тем, что делает поведение человека более гибким, позволяет ему разрешать конфликты, преодолевать раз личные барьеры и находить удовлетворительный вы ход из сложных ситуаций. Эта гибкость достигается благодаря сложной системе замещающих действий, которые формируются на основе связанных, коммуницирующих между собой потребностей. Таким образом, человек не привязан к определенному действию или способу решения ситуации, но может менять их, разряжая возникшее у него напряжение. Это расширяет его адаптационные возможности.

В одном из исследований К. Левина детей просили выполнить определенное задание, например, помочь взрослому помыть посуду или убрать комнату. В качестве награды ребенок получал какой-то приз, значимый для него. Поэтому все дети дорожили возможностью выполнить задание. В контрольном эксперименте взрослый приглашал ребенка помочь ему, но в тот момент, когда ребенок приходил, оказывалось, что кто-то уже помыл всю посуду. Дети, как правило, расстраивались, особенно в том случае, если им говорили, что их опередил кто-то из сверстников. Частыми были и агрессивные высказывания в адрес возможных конкурентов. В этот момент экспериментатор предлагал выполнить другое задание, подразумевая, что оно тоже значимо. Большинство детей мгновенно переключалось. Происходила разрядка обиды и агрессии в новом виде деятельности. Однако некоторые дети не могли быстро сформировать новую потребность и приспособиться к новой ситуации, а потому их тревожность и агрессивность увеличивались.

К. Левин приходит к мнению, что не только неврозы, но и особенности когнитивных процессов (такие феномены, как сохранение, забывание) связаны с разрядкой или напряжением потребностей.

Исследования К. Левина доказывали, что не только существующая в данный момент ситуация, но и ее предвосхищение, предметы, существующие только в сознании человека, могут определять его деятельность. Наличие таких идеальных мотивов поведения дает возможность человеку преодолеть непосредственное влияние поля, окружающих предметов, «встать над полем», как писал К. Левин. Такое поведение он называл волевым, в отличие от полевого, которое возникает под влиянием непосредственного сиюминутного окружения. Таким образом, К. Левин приходит к важному для него понятию временной перспективы, которая определяет поведение человека в жизненном пространстве и является основой целостного восприятия себя, своего прошлого и будущего.

Идея о том, что внутренняя, системная организация целого определяет свойства и функции образующих его частей, была применена первоначально к экспериментальному изучению восприятия (преимущественно зрительного). Это позволило изучить ряд его важных особенностей: константность, структурность, зависимость образа предмета («фигуры») от его окружения («фона») и др. При анализе интеллектуального поведения была прослежена роль сенсорного образа в организации двигательных реакций. Построение этого образа объяснялось особым психическим актом постижения, мгновенного схватывания отношений в воспринимаемом поле (инсайт). Эти положения противопоставили бихевиоризму, который объяснял поведение организма в проблемной ситуации перебором «слепых» двигательных проб, случайно приводящих к удачному решению. При исследовании процессов человеческого мышления основной упор был сделан на преобразование («реорганизацию», новую «центрировку») познавательных структур, благодаря которому эти процессы приобретают продуктивный характер, отличающий их от формально-логических операций, алгоритмов и т. п.

Хотя идеи гельштапсихологии и полученные ею факты способствовали развитию знания о психических процессах (прежде всего разработке категории психического образа, а также утверждению систем нового подхода), ее идеалистическая методология (восходящая к феноменологии) препятствовала научному, причинному анализу этих процессов. Психические «гештальты» и их преобразования трактовались как свойства индивидуального сознания, зависимость к-рого от предметного мира и деятельности нервной системы представлялась по типу изоморфизма (структурного подобия), являющегося вариантом психофизического параллелизма. Главные представители – немецкие психологи М. Вертхеймер, В. Келер, К. Коффка. Близкие к ней общенаучные позиции занимали К. Левин и его школа, распространившие принцип системности и идею приоритета целого в динамике психических образований на мотивацию человеческого поведения, К. Гольдштейн – сторонник «холизма» (целостности) в патопсихологии; Ф. Хайдер, введший понятие о гештальте в социальную психологию с целью объяснения межличностного восприятия, и др.



Свои теоретические взгляды К. Левин изложил в книгах «Динамическая теория личности» (1935) и «Принципы топологической психологии» (1936). Эти книги вышли в Соединенных Штатах, где у К. Левина сложилась новая исследовательская программа, отразившая актуальные социальные запросы. От анализа мотивации поведения индивида, одиноко перемещающегося в своем психологическом пространстве, К. Левин переходит к исследованию группы, перенося на этот новый объект свои прежние схемы. Он становится инициатором разработки направления, названного «групповой динамикой». Теперь уже группа трактуется как динамическое целое, как особая система, компоненты которой (входящие в группу индивиды) сплачиваются под действием различных сил. «Сущность группы, – отмечал К. Левин, – не сходство или различие ее членов, а их взаимозависимость. Группа может быть охарактеризована как „динамическое целое“. Это означает, что изменения в состоянии одной части изменяют состояния любой другой. Степень взаимозависимости членов группы варьирует от несвязной массы к компактному единству».

По К. Левину, зная схему конфликта, можно разработать и соответствующий алгоритм его разрешения.

Конфликтные ситуации, согласно его концепции, имеют три основные схемы:

Сближение – сближение – это конфликт между двумя положительными целями, ситуация «буриданова осла». Это наименее болезненная из конфликтных ситуаций, при которой индивид выбирает между двумя желаемыми вещами. Тем не менее выбор одной из них означает потерю другой, и неизбежность этого делает конфликт весьма чувствительным. Женщина, решающая, за которого из двух претендентов на ее руку выйти замуж, может оказаться в состоянии длительной и мучительной нерешительности. Чем равноценнее объекты, тем глубже возникающий конфликт, и человек может долго пребывать на этом перепутье. В такой неопределенной ситуации требуется дополнительная информация. Именно она выводит человека из этого конфликта.

Конфликтная ситуация избегание – избегание возникает тогда, когда человек поставлен перед необходимостью выбирать что-то из двух нежелательных вещей. Это случай выбора меньшего из двух зол. Например, сотрудник фирмы должен решить, согласиться ли на перевод в другой город, который ему не нравится, или уволиться из данной фирмы. Прагматичный и рациональный анализ ситуации (с выделением плюсов и минусов, с последующим подсчетом их количества и учетом их значимости) помогает справиться и с этим конфликтом.

Ситуация сближения – избегания, вообще говоря, это и есть конфликт в полном смысле слова, во всяком случае, он вызывает наибольшие переживания. На человека воздействуют силы притяжения и отталкивания в одном и том же направлении. В основе конфликта может лежать то, что цель сама по себе имеет как положительные, так и отрицательные стороны.

Возможен также случай, когда достижение положительной цели неизбежно сопровождается чем-то неприятным: съеденное ребенком без разрешения вкусное варенье – и неминуемое наказание; хорошая выпивка – и похмелье; запретное удовольствие – и потеря самоуважения.

Само существование конфликта или выбранный данным индивидом путь его разрешения могут подвергнуть человека опасности наказания или осуждения со стороны общества, болезненного чувства вины или потери самоуважения. Все это вызывает фрустрацию, чувство тревоги. Если связанные с этим переживания слишком сильны или длительны, человек прибегает к психологической защите – определенным действиям, направленным на уменьшение фрустрирующих факторов или избавление от фрустрации.

К. Левин создал серию интересных психологических методик. Первую из них подсказало наблюдение в одном из берлинских ресторанов за поведением официанта, который хорошо помнил сумму, причитавшуюся с посетителей, но сразу же забывал ее, после того как счет был оплачен. Полагая, что в данном случае цифры удерживаются в памяти благодаря «системе напряжения» и исчезают с ее разрядкой, Левин предложил своей ученице Б.В. Зейгарник экспериментально исследовать различия в запоминании незавершенных (когда «система напряжения» сохраняется) и завершенных действий. Эксперименты подтвердили левиновский прогноз. Первые запоминались приблизительно в два раза лучше. Был изучен также ряд других феноменов. Все они объяснялись исходя из общего постулата о динамике напряжения в психологическом поле.

Принцип разрядки мотивационного напряжения объединял многие психологические школы. Он лежал в основе и бихевиористской концепции, и психоанализа Фрейда с его представлением о присущем каждому организму «квантуме» – стремящейся рассеяться психической энергии.

В XX веке затрагивающая широкий круг научных дисциплин от политологии до психологии проблема лидерства активно исследовалась многими учеными и широко обсуждалась в различных, занимающихся вопросами управлениях кругах.

В университете штата Айова (исследования проводились К. Левиным и его соавторами) изучались три стиля лидерства, или три линии поведения лидера.

Авторитарным стилем пользуются лидеры, которые, как правило, имеют тенденцию к централизации власти, диктату в методах работы, единоличному принятию решений и ограничению участия подчиненных в этом процессе. Демократический стиль свойствен лидеру, который стремится вовлекать подчиненных в процесс принятия решений, передавать им часть своих полномочий, стимулировать их к участию в выборе методов для выполнения операций и назначению целей и использовать обратную связь как возможность для дальнейшего обучения подчиненных. И наконец, лидер, придерживающийся стиля невмешательства, вообще предоставляет коллективу полную свободу в ходе принятия решений и выполнения работы. Левин и его соавторы задались вопросом, какой же из этих стилей наиболее эффективен. На первый взгляд полученные ими результаты указывали на то, что самые высокие показатели эффективности и качество работы обеспечивал демократический стиль. Стало ли это окончательным ответом на вопрос о наиболее эффективном для лидера стиле поведения? К сожалению, оказалось, что не все так просто. Более поздние исследования авторитарных и демократических стилей лидерства дали очень неоднозначные результаты. Так, например, в некоторых ситуациях демократический стиль обеспечивал более высокую производительность и качество работы, чем авторитарный, но в других случаях результаты группы, работающей под руководством лидера-демократа, были ниже или одинаковыми по сравнению с группой авторитарного руководителя. Более согласованные и последовательные данные по этой проблеме ученым удалось получить, когда они обратили внимание на такой важный критерий, как удовлетворенность подчиненных работой. Оказалось, что в группах, которыми руководил начальник демократического склада, уровень удовлетворенности был, как правило, в целом выше, чем в коллективах, которыми управляли лидеры другого склада.

В результате лидеры столкнулись со сложной дилеммой. На чем следует сконцентрировать свои усилия – на обеспечении максимально высоких показателей производительности труда либо на том, чтобы добиться как можно более высокой удовлетворенности подчиненных своей работой? Признание такого двойственного характера поведения лидера (т. е. необходимости обеспечивать своевременное и качественное выполнение задания и в то же время заботиться о людях, которые должны его выполнять) стало еще одной отличительной чертой ранних исследований бихевиористских теорий.

В результате исследований в университете штата Огайо были определены два важных признака поведения лидера. Начав со списка, включавшего свыше тысячи поведенческих характеристик, исследователи в конечном итоге отобрали две, которые упоминались в большинстве описаний манер поведения лидера, данных их подчиненными. Они назвали эти две характеристики «степень исходной структуризации» и «внимательность». Степень исходной структуризации – признак, характеризующий, в какой степени лидер определяет и структурирует свою роль и роли подчиненных на пути к достижению цели. К этой характеристике исследователи относили действия, направленные на организацию работ, отношения в процессе ее выполнения и разработку основных целей и задач.

Левиновский подход отличало два момента. Во-первых, он перешел от представления о том, что энергия мотива замкнута в пределах организма, к представлению о системе «организм-среда». Индивид и его окружение выступили в виде нераздельного динамического целого. Во-вторых, в противовес трактовке мотивации как биологически предопределенной константы, Левин полагал, что мотивационное напряжение может быть создано как самим индивидом, так и другими людьми (например, экспериментатором, который предлагает индивиду выполнить задание). Тем самым за мотивацией признавался собственно психологический статус. Она не сводилась более к биологическим потребностям, удовлетворив которые организм исчерпывает свой мотивационный потенциал.

Это открыло путь к новым методикам изучения мотивации, в частности уровня притязаний личности, определяемого по степени трудности цели, к которой она стремится. Уровень притязаний устанавливался самим испытуемым, принимающим решение взяться за задачу другой степени трудности, чем уже выполненная им (за которую он получил от экспериментатора соответствующую оценку). По его реакции на успех или неуспех, связанный с выполнением новой задачи и последующими выборами (когда он выбирает либо еще более трудные, либо, напротив, более легкие задачи), определяется динамика уровня притязаний. Эти опыты позволили подвергнуть экспериментальному анализу ряд важных психологических феноменов: принятие решения, реакцию на успех и неуспех, поведение в конфликт ной ситуации.

Таким образом, К. Левин стал создателем новых областей как в психологии личности, так и в социальной психологии.

Актуальность работ К. Левина для современного менеджмента и бизнеса становится еще более очевидной при рассмотрении взаимосвязи его подходов к изменению, руководству и мотивации. Демократический стиль руководства обладает, по видимому, наибольшим мотивирующим воздействием, а значит в сравнении: альтернативными стилями управления является наиболее эффективным. При проведении экспериментов по изучению изменений удалось установить, что процедуры группового принятия решений подразумевали большую вовлеченность членов групп в процесс трансформации мнений, чем методы, основанные на прослушивании обыкновенных лекций, и поэтому оказывались более эффективными. Возможность самостоятельно принять решение и выразить его поднятием руки предоставлялась каждому индивиду (хотя этот процесс безусловно происходил под воздействием реакций, наблюдаемых у других членов группы). В клубах для мальчиков демократические лидеры достигали более высоких результатов за счет мотивации своих подопечных и поощрения их к использованию своих навыков и инициативы в рамках возможностей, предоставленных руководителем. Без ограничений, налагаемых руководителем, автономия laissez-faire групп не позволяла обеспечить согласованность действий всех мальчиков. В то же время автократические, централизованные методы принятия решений оказывались не в состоянии пробудить инициативу и стимулировать использование имеющихся навыков и поэтому обеспечивали низкий уровень результатов. Разрешение социальных конфликтов, по-видимому, должно облегчаться за счет участия в нем компетентного демократичного руководителя.

www.e-reading.mobi

Курт Цадек Левин – биография, книги, отзывы, цитаты

Сразу оговорюсь, я читала эту книгу только в академическом объеме (читай - то, что задали в качестве домашнего задания). Это не много, но вполне достаточно для того, чтобы понять дух книги, и зажечься желанием рассказать о ней всем, а , заодно, и разыскать ее саму полную в бумажном варианте (что в моем случае является практически наивысшей степенью похвалы, ибо деньги на бумажные экземпляры трачу крайне неохотно).

О чем эта книга? О том, почему существует в мире несправедливость .Правда-правда. Рецепта борьбы с ней нет, но зато даны механизмы ее понимания. Несправедливость, рассматриваемая в книге, - это, конечно, не вселенское зло в виде неравного распределения экономических благ (читай - денег), а в неравном распределение "доли" или "судьбы" для некоторых особо изранных (в прямом и переносном смыслах) народах, будь то черные в США, или евреи в том же США, да и везде. Вообще, конечно, учитывая национальность автора и год написания (1940, т.е. уже после начала второй мировой войны), рискну предположить, что вся книга - это попытка дать ответ на вопрос: "За что? За что такая несправедливость?". И можно ли еще что-то сделать, если не поздно?

Левин исследует психологические механизмы, которые лежат в основе по-сути-добровольной изоляции отдельных представителей таких народов, а такжее в целом, отдельные социально-значимые личностные механизмы, которые, что уж тут скрывать, правят бал.

Чем меня зацепила эта книга? Охотно расскажу чем. Сколько я ни читала работ психологов, психоаналитиков и прочих психо-в, я никогда не встречала ни одной попытки взглянуть на личные проблемы человека под другим углом, а именно: исходя из его происхождения и социальной истории. Психологи, да и мы вслед за ними, слишком поспешно обвиняем человека в том, что он недостаточно ответственный или самостоятельный, и ему стоит больше брать на себя отвественность. Эта книга напоминает нам, что не всегда и не все в нашей власти. Вернее, в нашей власти гораздо меньше, чем склонны полагать психологи. Что существуют внешние рамки, которые мы просто не можем игнорировать. (не стоит понимать эти слова в том смысле, что вот, теперь мы знаем, на что свалить вину) Что в отдельных случаях может быть само по себе целительным.

www.livelib.ru

Book: Курт Левин

Юлия Александровна Петрова, Ольга Сергеевна Красова

Курт Левин был одним из самых разносторонних и склонных к новаторству специалистов в области социальных наук в XX веке. Его работы интересны специалистам различных областей теории и практики менеджмента – осуществление организационных изменений, разрешения конфликтов, мотивация и лидерство. К. Левин был одним из первых, кто попытался проложить связь между различными социальными науками, в том числе и экономикс.

Теория немецкого психолога К. Левина (1890–1947) сложилась под влиянием успехов точных наук – физики, математики. Начало века ознаменовалось открытиями в физике поля, атомной физике, биологии. Заинтересовавшись в университете психологией, Левин пытался и в эту науку внести точность и строгость эксперимента, сделав ее объективной и экспериментальной.

В центре психологии Левина стоит концепция так называемого "жизненного пространства". Жизненное пространство, по Левину, это совокупность сосуществующих и взаимосвязанных факторов, определяющих поведение индивида в данное время. Оно охватывает и личность, и ее психологическое окружение, образуя единое психологическое поле. Понятийное представление жизненного пространства предполагает, во-первых, раскрытие структуры поля возможных событий, как оно существует для индивида в данное время, и, во-вторых, установление поля сил, определяющих в каждой области жизненного пространства наличные в нем тенденции к изменению. Наблюдаемое поведение индивида должно рассматриваться лишь как «фенотипическое» выражение некоторого «генотипа» события, происходящего в жизненном пространстве индивида и представляющего собой либо «переход» личности из одной области жизненного пространства в другую (так называемая «локомоция»), либо изменение самой «когнитивной» структуры жизненного пространства (инсайт). Поведение и развитие индивида оказываются при этом некоторой функцией его жизненного пространства: П = f (жизненного пространства).

Выполненные в школе Левина исследования запоминания и возобновления прерванных действий, насыщения, замещения, фрустрации и уровня притязаний составили эпоху в развитии экспериментальной психологии личности.

Вместе с тем известный физикализм левиновских построений обусловил то, что топологическая психология ограничивается почти исключительно анализом и представлением формально-динамического и структурного планов поведения и личности. В этом проявляется антиисторизм левиновской концепции, ее неспособность понять социальную и культурную природу личности.

Основная гомеостатическая модель, лежащая в основе динамической теории личности К. Левина, неоднократно подвергалась основательной критике как отечественными, так и зарубежными психологами (в частности, принадлежащими к так называемой «гуманистической» психологии личности).

В американский период своей деятельности Левин попытался разработать теоретико-полевой подход применительно к исследованию проблем групповой динамики и социального действия.

К. Левин выступал с критикой ассоциативной концепции аффективно-волевых актов и учения Н. Аха о детерминирующих тенденциях. Используя физическое понятие «поле» и принципы описания, принятые в топологии, разработал концепцию динамической системы поведения, которая находится под напряжением, когда нарушается равновесие между индивидом и средой. Согласно учению Левина о мотивации, мотивами являются объекты – различные районы «жизненного пространства», в которых индивид испытывает потребность, или квазипотребность – намерение. Сами объекты окружающей среды приобретают при этом мотивационную силу и утрачивают ее, когда потребность (или квазипотребность) удовлетворена. Левин отвергал представление о том, что потребность является биологически предопределенной константой, а энергия и динамика мотива замкнуты в пределах индивида.

К. Левин разработал экспериментальные методики изучения мотивации, в частности уровня притязаний, запоминания законченных и незаконченных действий и др. Психологическое “пространство” он изображал с помощью графических символов, разделяя его границами и барьерами на районы, изменяющие свои формы. Им была разработана также особая геометрическая модель для описания векторов движения субъекта в психологическом поле и его представления о том, “что ведет к чему?” В дальнейшем К. Левин создал новую исследовательскую программу, отразившую актуальные социальные запросы. От анализа индивидуальной мотивации он перешел к изучению групповой динамики, трактуя группу как динамическое целое, сплачиваемое взаимодействующими внутри ее силами. Это потребовало от Левина и его сотрудников экспериментального изучения лидерства, конфликта и других социально-психологических проблем, возникающих в группе.

К. Левин начал свою деятельность в рамках гештальтпсихологической школы, где создал ряд методических ситуаций для экспериментального исследования мотивационно-потребностной и волевой сферы человека. Под его руководством работали: Б.В. Зейгарник (проблема забывания завершенных и незавершенных действий), Г.В. Биренбаум (забывание намерений), Т. Дембо (фрустрация), А. Карстен (психическое пресыщение), Ф. Хоппе (уровень притязаний). На основе этих и других исследований Левиным была создана концепция топологической психологии. В 1933 г. К. Левин был вынужден эмигрировать в США, где занимался исследованием проблем групповой динамики. В психологической школе, созданной К. Левиным, были введены новые для психологии понятия: квазипотребность, психологическая валентность, жизненное пространство, временная перспектива, уровень притязаний.

К. Левин предложил трехступенчатую теорию изменения, получившую в дальнейшем широкое распространение. В любых текущих условиях, допускающих желательное изменение, первый этап заключается в «размораживании» ситуации. Например, установившаяся схема потребления, прежде чем будут выработаны новые покупательские предпочтения, должна быть разморожена. Размораживание поведения или привычек оказывается чрезвычайно сложным, в особенности, если они существовали в течение долгого времени и подкреплялись проявлениями одобрения или достижением успеха. Размораживание облегчается в периоды кризиса или катарсиса, которые могут разрушить ограничения, в рамках которых действуют существующие системы убеждений, ценностей и действий. Если существующие ограничения устраняются, то наступает следующий этап, называемый «движением». На этом этапе индивид или группа побуждаются к отказу от прежних убеждений, ценностей или типов поведения ради более совершенных или более желательных. Наконец, если переход оказался успешным, то его результаты должны быть «заморожены», то есть необходимо обеспечить равновесие сил развития и стабилизации, которое гарантирует сохранение вновь приобретенных убеждений, ценностей и типов поведения.

Трехступенчатый подход к изменению требует инвестирования значительных ресурсов, а также основанного на результатах исследований знания условий, способных облегчить этапы размораживания, движения и замораживания. К. Левин получил доказательства правильности своей теории в ходе проведенных во время Второй мировой войны серии экспериментов по изменению поведения американских домохозяек, работников Красного Креста и молодых матерей. Традиционный метод действие-исследование предполагает проведение множества экспериментов для проверки различной эффективности лекций и методов групповых решений по изменению потребительского поведения. В данном случае два метода тщательно приводились в соответствие по своему содержанию, высказыванию мнений экспертов, размерам групп и продолжительности времени опыта (около 45 минут). В одном эксперименте участвовали малые группы численностью от 13 до 17 человек, составленные из волонтеров Красного Креста, занимавшихся уходом за больными на дому. Исследователи поставили задачу добиться увеличения потребления участниками эксперимента некоторых видов говяжьих субпродуктов в качестве замены мясу, возможности производства которого были ограничены. Эти субпродукты были крайне непопулярны у населения, которое не любило их за неприятные запахи, издававшиеся ими в процессе приготовления, и за то, что у многих они ассоциировались с пищей для собак. Поэтому мало кто рассчитывал на то, что в процессе экспериментов легко удастся добиться изменения потребительского поведения. Во время лекций и в процессе групповых обсуждений предоставлялась информация об энергетической ценности субпродуктов и наличии в них витаминов и минеральных веществ, давались подробные объяснения экономических и медицинских выгод их употребления и предлагались рецепты, позволяющие минимизировать такие факторы, как неприятный запах и неаппетитный вид приготовленных блюд. В процессе группового обсуждения ведущий поощрял развитие дискуссии и в ответ на вопросы женщин-волонтеров предоставлял фактическую информацию. В конце эксперимента ведущий просил поднять руки тех его участниц, которые приняли решение начать употреблять в пищу говяжьи субпродукты.

Данные о потреблении до и после использования обоих подходов показали, что лишь 3 % слушательниц лекций стали готовить блюда из субпродуктов, в то время как среди участниц дискуссионных групп этот показатель составил 30 %. Сходные результаты были достигнуты и в других группах, например, среди матерей, которых просили давать своим детям рыбий жир или апельсиновый сок. Групповые решения всегда были более эффективными и в некоторых случаях изменения в поведении оказывались более значительными через четыре недели, чем через две. Аналогичные исследования, охватывавшие рабочих производственного предприятия их непосредственных начальников, позволили выявить такие же различия между эффективностью лекций и групповых обсуждений.

Эти эксперименты использовались для иллюстрации трехступенчатой схема осуществления изменений, причем поднятие рук означало одобрение предложения, а применение размораживания представлялось в качестве способа консолидации позитивных намерений к принятию новых образцов поведения. Теоретическое объяснение этой работы также указывает на более высокие мотивирующие возможности вовлечения и активного участия участников эксперимента в сравнении с пассивным прослушиванием лекций.

К. Левин также проводил опыты с другим потенциально эффективным методом научения и мотивации, получившим название метода «уровней притязаний», который мог использоваться для работы с отдельными индивидами или группами и подразумевал четырехэтапную постановку целей. На первом этапе выяснялся вопрос об ожиданиях индивида или группы, что соответствовало первому уровню притязаний. На втором этапе оценивались фактические действия индивида или группы. На третьем этапе информация о достигнутых результатах подавалась индивиду или группе в качестве сигнала обратной связи. На четвертом этапе проводилась новая оценка ожидаемой эффективности деятельности (второй уровень притязаний). Такая последовательность действий могла повторяться несколько раз. Процедура оценки уровня притязаний позволяет людям узнать и оценить свой собственный потенциал в конкретной сфере деятельности и обеспечивает индикацию активности мотивации. У высоко мотивированных, уверенных в успехе людей уровень притязаний обычно превышает уровень их реальных достижений, хотя это различие часто оказывается незначительным.

К. Левин различал два рода потребностей – биологические и социальные (квазипотребности).

Потребности в структуре личности не изолированы, они находятся в связи друг с другом, в определенной иерархии. При этом те квазипотребности, которые связаны между собой, могут обмениваться находящейся в них энергией. Этот процесс Левин называл коммуникацией заряженных систем. Возможность коммуникации, с его точки зрения, ценна тем, что делает поведение человека более гибким, позволяет ему разрешать конфликты, преодолевать раз личные барьеры и находить удовлетворительный вы ход из сложных ситуаций. Эта гибкость достигается благодаря сложной системе замещающих действий, которые формируются на основе связанных, коммуницирующих между собой потребностей. Таким образом, человек не привязан к определенному действию или способу решения ситуации, но может менять их, разряжая возникшее у него напряжение. Это расширяет его адаптационные возможности.

В одном из исследований К. Левина детей просили выполнить определенное задание, например, помочь взрослому помыть посуду или убрать комнату. В качестве награды ребенок получал какой-то приз, значимый для него. Поэтому все дети дорожили возможностью выполнить задание. В контрольном эксперименте взрослый приглашал ребенка помочь ему, но в тот момент, когда ребенок приходил, оказывалось, что кто-то уже помыл всю посуду. Дети, как правило, расстраивались, особенно в том случае, если им говорили, что их опередил кто-то из сверстников. Частыми были и агрессивные высказывания в адрес возможных конкурентов. В этот момент экспериментатор предлагал выполнить другое задание, подразумевая, что оно тоже значимо. Большинство детей мгновенно переключалось. Происходила разрядка обиды и агрессии в новом виде деятельности. Однако некоторые дети не могли быстро сформировать новую потребность и приспособиться к новой ситуации, а потому их тревожность и агрессивность увеличивались.

К. Левин приходит к мнению, что не только неврозы, но и особенности когнитивных процессов (такие феномены, как сохранение, забывание) связаны с разрядкой или напряжением потребностей.

Исследования К. Левина доказывали, что не только существующая в данный момент ситуация, но и ее предвосхищение, предметы, существующие только в сознании человека, могут определять его деятельность. Наличие таких идеальных мотивов поведения дает возможность человеку преодолеть непосредственное влияние поля, окружающих предметов, «встать над полем», как писал К. Левин. Такое поведение он называл волевым, в отличие от полевого, которое возникает под влиянием непосредственного сиюминутного окружения. Таким образом, К. Левин приходит к важному для него понятию временной перспективы, которая определяет поведение человека в жизненном пространстве и является основой целостного восприятия себя, своего прошлого и будущего.

Идея о том, что внутренняя, системная организация целого определяет свойства и функции образующих его частей, была применена первоначально к экспериментальному изучению восприятия (преимущественно зрительного). Это позволило изучить ряд его важных особенностей: константность, структурность, зависимость образа предмета («фигуры») от его окружения («фона») и др. При анализе интеллектуального поведения была прослежена роль сенсорного образа в организации двигательных реакций. Построение этого образа объяснялось особым психическим актом постижения, мгновенного схватывания отношений в воспринимаемом поле (инсайт). Эти положения противопоставили бихевиоризму, который объяснял поведение организма в проблемной ситуации перебором «слепых» двигательных проб, случайно приводящих к удачному решению. При исследовании процессов человеческого мышления основной упор был сделан на преобразование («реорганизацию», новую «центрировку») познавательных структур, благодаря которому эти процессы приобретают продуктивный характер, отличающий их от формально-логических операций, алгоритмов и т. п.

Хотя идеи гельштапсихологии и полученные ею факты способствовали развитию знания о психических процессах (прежде всего разработке категории психического образа, а также утверждению систем нового подхода), ее идеалистическая методология (восходящая к феноменологии) препятствовала научному, причинному анализу этих процессов. Психические «гештальты» и их преобразования трактовались как свойства индивидуального сознания, зависимость к-рого от предметного мира и деятельности нервной системы представлялась по типу изоморфизма (структурного подобия), являющегося вариантом психофизического параллелизма. Главные представители – немецкие психологи М. Вертхеймер, В. Келер, К. Коффка. Близкие к ней общенаучные позиции занимали К. Левин и его школа, распространившие принцип системности и идею приоритета целого в динамике психических образований на мотивацию человеческого поведения, К. Гольдштейн – сторонник «холизма» (целостности) в патопсихологии; Ф. Хайдер, введший понятие о гештальте в социальную психологию с целью объяснения межличностного восприятия, и др.



Свои теоретические взгляды К. Левин изложил в книгах «Динамическая теория личности» (1935) и «Принципы топологической психологии» (1936). Эти книги вышли в Соединенных Штатах, где у К. Левина сложилась новая исследовательская программа, отразившая актуальные социальные запросы. От анализа мотивации поведения индивида, одиноко перемещающегося в своем психологическом пространстве, К. Левин переходит к исследованию группы, перенося на этот новый объект свои прежние схемы. Он становится инициатором разработки направления, названного «групповой динамикой». Теперь уже группа трактуется как динамическое целое, как особая система, компоненты которой (входящие в группу индивиды) сплачиваются под действием различных сил. «Сущность группы, – отмечал К. Левин, – не сходство или различие ее членов, а их взаимозависимость. Группа может быть охарактеризована как „динамическое целое“. Это означает, что изменения в состоянии одной части изменяют состояния любой другой. Степень взаимозависимости членов группы варьирует от несвязной массы к компактному единству».

По К. Левину, зная схему конфликта, можно разработать и соответствующий алгоритм его разрешения.

Конфликтные ситуации, согласно его концепции, имеют три основные схемы:

Сближение – сближение – это конфликт между двумя положительными целями, ситуация «буриданова осла». Это наименее болезненная из конфликтных ситуаций, при которой индивид выбирает между двумя желаемыми вещами. Тем не менее выбор одной из них означает потерю другой, и неизбежность этого делает конфликт весьма чувствительным. Женщина, решающая, за которого из двух претендентов на ее руку выйти замуж, может оказаться в состоянии длительной и мучительной нерешительности. Чем равноценнее объекты, тем глубже возникающий конфликт, и человек может долго пребывать на этом перепутье. В такой неопределенной ситуации требуется дополнительная информация. Именно она выводит человека из этого конфликта.

Конфликтная ситуация избегание – избегание возникает тогда, когда человек поставлен перед необходимостью выбирать что-то из двух нежелательных вещей. Это случай выбора меньшего из двух зол. Например, сотрудник фирмы должен решить, согласиться ли на перевод в другой город, который ему не нравится, или уволиться из данной фирмы. Прагматичный и рациональный анализ ситуации (с выделением плюсов и минусов, с последующим подсчетом их количества и учетом их значимости) помогает справиться и с этим конфликтом.

Ситуация сближения – избегания, вообще говоря, это и есть конфликт в полном смысле слова, во всяком случае, он вызывает наибольшие переживания. На человека воздействуют силы притяжения и отталкивания в одном и том же направлении. В основе конфликта может лежать то, что цель сама по себе имеет как положительные, так и отрицательные стороны.

Возможен также случай, когда достижение положительной цели неизбежно сопровождается чем-то неприятным: съеденное ребенком без разрешения вкусное варенье – и неминуемое наказание; хорошая выпивка – и похмелье; запретное удовольствие – и потеря самоуважения.

Само существование конфликта или выбранный данным индивидом путь его разрешения могут подвергнуть человека опасности наказания или осуждения со стороны общества, болезненного чувства вины или потери самоуважения. Все это вызывает фрустрацию, чувство тревоги. Если связанные с этим переживания слишком сильны или длительны, человек прибегает к психологической защите – определенным действиям, направленным на уменьшение фрустрирующих факторов или избавление от фрустрации.

К. Левин создал серию интересных психологических методик. Первую из них подсказало наблюдение в одном из берлинских ресторанов за поведением официанта, который хорошо помнил сумму, причитавшуюся с посетителей, но сразу же забывал ее, после того как счет был оплачен. Полагая, что в данном случае цифры удерживаются в памяти благодаря «системе напряжения» и исчезают с ее разрядкой, Левин предложил своей ученице Б.В. Зейгарник экспериментально исследовать различия в запоминании незавершенных (когда «система напряжения» сохраняется) и завершенных действий. Эксперименты подтвердили левиновский прогноз. Первые запоминались приблизительно в два раза лучше. Был изучен также ряд других феноменов. Все они объяснялись исходя из общего постулата о динамике напряжения в психологическом поле.

Принцип разрядки мотивационного напряжения объединял многие психологические школы. Он лежал в основе и бихевиористской концепции, и психоанализа Фрейда с его представлением о присущем каждому организму «квантуме» – стремящейся рассеяться психической энергии.

В XX веке затрагивающая широкий круг научных дисциплин от политологии до психологии проблема лидерства активно исследовалась многими учеными и широко обсуждалась в различных, занимающихся вопросами управлениях кругах.

В университете штата Айова (исследования проводились К. Левиным и его соавторами) изучались три стиля лидерства, или три линии поведения лидера.

Авторитарным стилем пользуются лидеры, которые, как правило, имеют тенденцию к централизации власти, диктату в методах работы, единоличному принятию решений и ограничению участия подчиненных в этом процессе. Демократический стиль свойствен лидеру, который стремится вовлекать подчиненных в процесс принятия решений, передавать им часть своих полномочий, стимулировать их к участию в выборе методов для выполнения операций и назначению целей и использовать обратную связь как возможность для дальнейшего обучения подчиненных. И наконец, лидер, придерживающийся стиля невмешательства, вообще предоставляет коллективу полную свободу в ходе принятия решений и выполнения работы. Левин и его соавторы задались вопросом, какой же из этих стилей наиболее эффективен. На первый взгляд полученные ими результаты указывали на то, что самые высокие показатели эффективности и качество работы обеспечивал демократический стиль. Стало ли это окончательным ответом на вопрос о наиболее эффективном для лидера стиле поведения? К сожалению, оказалось, что не все так просто. Более поздние исследования авторитарных и демократических стилей лидерства дали очень неоднозначные результаты. Так, например, в некоторых ситуациях демократический стиль обеспечивал более высокую производительность и качество работы, чем авторитарный, но в других случаях результаты группы, работающей под руководством лидера-демократа, были ниже или одинаковыми по сравнению с группой авторитарного руководителя. Более согласованные и последовательные данные по этой проблеме ученым удалось получить, когда они обратили внимание на такой важный критерий, как удовлетворенность подчиненных работой. Оказалось, что в группах, которыми руководил начальник демократического склада, уровень удовлетворенности был, как правило, в целом выше, чем в коллективах, которыми управляли лидеры другого склада.

В результате лидеры столкнулись со сложной дилеммой. На чем следует сконцентрировать свои усилия – на обеспечении максимально высоких показателей производительности труда либо на том, чтобы добиться как можно более высокой удовлетворенности подчиненных своей работой? Признание такого двойственного характера поведения лидера (т. е. необходимости обеспечивать своевременное и качественное выполнение задания и в то же время заботиться о людях, которые должны его выполнять) стало еще одной отличительной чертой ранних исследований бихевиористских теорий.

В результате исследований в университете штата Огайо были определены два важных признака поведения лидера. Начав со списка, включавшего свыше тысячи поведенческих характеристик, исследователи в конечном итоге отобрали две, которые упоминались в большинстве описаний манер поведения лидера, данных их подчиненными. Они назвали эти две характеристики «степень исходной структуризации» и «внимательность». Степень исходной структуризации – признак, характеризующий, в какой степени лидер определяет и структурирует свою роль и роли подчиненных на пути к достижению цели. К этой характеристике исследователи относили действия, направленные на организацию работ, отношения в процессе ее выполнения и разработку основных целей и задач.

Левиновский подход отличало два момента. Во-первых, он перешел от представления о том, что энергия мотива замкнута в пределах организма, к представлению о системе «организм-среда». Индивид и его окружение выступили в виде нераздельного динамического целого. Во-вторых, в противовес трактовке мотивации как биологически предопределенной константы, Левин полагал, что мотивационное напряжение может быть создано как самим индивидом, так и другими людьми (например, экспериментатором, который предлагает индивиду выполнить задание). Тем самым за мотивацией признавался собственно психологический статус. Она не сводилась более к биологическим потребностям, удовлетворив которые организм исчерпывает свой мотивационный потенциал.

Это открыло путь к новым методикам изучения мотивации, в частности уровня притязаний личности, определяемого по степени трудности цели, к которой она стремится. Уровень притязаний устанавливался самим испытуемым, принимающим решение взяться за задачу другой степени трудности, чем уже выполненная им (за которую он получил от экспериментатора соответствующую оценку). По его реакции на успех или неуспех, связанный с выполнением новой задачи и последующими выборами (когда он выбирает либо еще более трудные, либо, напротив, более легкие задачи), определяется динамика уровня притязаний. Эти опыты позволили подвергнуть экспериментальному анализу ряд важных психологических феноменов: принятие решения, реакцию на успех и неуспех, поведение в конфликт ной ситуации.

Таким образом, К. Левин стал создателем новых областей как в психологии личности, так и в социальной психологии.

Актуальность работ К. Левина для современного менеджмента и бизнеса становится еще более очевидной при рассмотрении взаимосвязи его подходов к изменению, руководству и мотивации. Демократический стиль руководства обладает, по видимому, наибольшим мотивирующим воздействием, а значит в сравнении: альтернативными стилями управления является наиболее эффективным. При проведении экспериментов по изучению изменений удалось установить, что процедуры группового принятия решений подразумевали большую вовлеченность членов групп в процесс трансформации мнений, чем методы, основанные на прослушивании обыкновенных лекций, и поэтому оказывались более эффективными. Возможность самостоятельно принять решение и выразить его поднятием руки предоставлялась каждому индивиду (хотя этот процесс безусловно происходил под воздействием реакций, наблюдаемых у других членов группы). В клубах для мальчиков демократические лидеры достигали более высоких результатов за счет мотивации своих подопечных и поощрения их к использованию своих навыков и инициативы в рамках возможностей, предоставленных руководителем. Без ограничений, налагаемых руководителем, автономия laissez-faire групп не позволяла обеспечить согласованность действий всех мальчиков. В то же время автократические, централизованные методы принятия решений оказывались не в состоянии пробудить инициативу и стимулировать использование имеющихся навыков и поэтому обеспечивали низкий уровень результатов. Разрешение социальных конфликтов, по-видимому, должно облегчаться за счет участия в нем компетентного демократичного руководителя.

www.e-reading.life

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *