Личность автономная – .: , ,

Содержание

Становление автономии личности Текст научной статьи по специальности «Психология»

УДК 159.9

Луков Михаил Юрьевич

аспирант кафедры психологи

Новгородского государственного университета им. Ярослава Мудрого [email protected] ru Mikhail Yu. Lukov

postgraduate student of the department psychologists, Novgorod State University n. Yaroslav the Wise [email protected] ru

Становление автономии личности Formation of individual autonomy

Аннотация. Данная статья посвящена проблеме развития личностной автономии. В статье дается краткий обзор взглядов на проблему автономии личности с точки зрения различных психологических подходов. Показано, что личностная автономия представляет собой сочетание механизмов свободы и ответственности, при этом основой личностной свободы является суверенность психологического пространства личности. Производится попытка выявления основного механизма развития автономии.

Ключевые слова: автономия, свобода, ответственность, самодетерминация, суверенность психологического пространства.

Annotation. This article focuses on a problem of development of a personal autonomy. The article gives a brief overview of views on the issue of the autonomy of the person from the point of view of different psychological approaches. It is shown that personal autonomy is a combination of mechanisms of freedom and responsibility, the basis ofpersonal freedom is the sovereignty ofpsychological space of the person. Attempt is made to identify the underlying mechanisms of autonomy.

Keywords: autonomy, freedom, responsibility, Self-determination, sovereignty psychological space.

Человек с момента рождения начинает активно познавать окружающий мир, учится взаимодействовать с ним, ищет способы повлиять на него. И если в самом начале ребенок абсолютно зависим от взрослых, то уже через год его взаимодействие с миром начинает носить принципиально иной характер. Он активно исследует окружающее пространство всеми доступными ему средствами. Однако он еще очень зависим от окружающих его близких, и, в первую очередь, от матери. Отделившись от своей матери физически в процессе родов, ребенок длительное время остается связан и даже психологически слит с ней. В первые недели своей жизни младенец не способен отделить внешние стимулы от внутренних, между ним и внешним миром существует незримая преграда, он находится в психологически

самодостаточном состоянии. Это то, что Л. С. Выготский назвал "пра-мы", первоначальное сознание психической общности [1]. Маргарет Малер, изучавшая процессы становления личности маленьких детей, назвала этот период фазой нормального аутизма, а весь процесс детского самоосознания -процессом сепарации-индивидуации [2]. Чуть позже ребенок становится способным выделять внешние стимулы. Это первый шаг на пути к разделению мира на внешнее и внутреннее. В возрасте нескольких месяцев младенец начинает выделять мать из внешнего неструктурированного мира. Происходит разделение на мир внутренний и внешний, который воплощается в образе матери. Мать является всем тем, что происходит вовне, и все познание окружающего мира происходит через нее. В этот период отношение матери к ребенку во многом способствует формированию базового чувства доверия ребенка к миру. Далее, с развитием автономных функций, особенно прямохождения, ребенок обретает все большую независимость. Мир предстает полным открытий, в нем нет ничего невозможного. Следствием возрастающей автономии является возникновение у ребенка сепарационной тревоги, связанной с местонахождением матери. Все свои открытия он старается разделить с ней, сравнивает ее реакцию на различные события и учится реагировать, опираясь на эмоциональные проявления матери. Вместе с желанием делиться своими открытиями, ребенок начинает понимать, что его желания могут не совпадать с желаниями матери, происходит крах иллюзии всемогущества, характерной для более раннего периода. С этого момента на первый план начинают выходить социальные взаимодействия. Важнейшим новообразованием в психике ребенка в процессе становления автономии является формирование эмоциональной константности объекта. Константность объекта достигается путем постепенной интернализации позитивно окрашенного образа матери. Обычно это происходит к третьему году жизни. На этом этапе происходит масштабная структуризация Эго. Ребенок становится способным все большее время взаимодействовать без непосредственного присутствия матери, ее образ остается непрерывно присутствующим внутри психики ребенка. Границы личности ребенка становятся более прочными. Вместе с тем, появляются явные признаки интернализации родительских требований, что указывает на формирование зачатков Супер-Эго. Мы можем сказать, что процесс становления личности ребенка является процессом его благополучного отделения от матери.

В значительной степени процесс зависимости ребенка от матери исследовал Дж. Боулби. Свою теорию он назвал теорией привязанности, в которой говорится о том, что у ребенка существует мотивационно-поведенческая система, внутренняя рабочая модель [3]. Эта модель складывается к концу первого года жизни, она создает базис, на котором происходит дальнейшее развитие личности. Наибольшее влияние на формирование этой модели оказывает отношение матери к ребенку. Маленькие дети, исследуя окружающий мир, стремятся опираться на объекты привязанности, в первую очередь на мать, в качестве надежной базы, от

которой начинается изучение мира и к которой они могут вернуться. Соответственно, в зависимости от того, насколько эта база надежна, настолько проще и безопаснее исследовать окружающий мир.

Поэтапное развитие автономии личности исследовала С.К. Нартова-Бочавер. В своих трудах она вводит понятие суверенность психологического пространства, которое она определяет как способность человека контролировать, защищать и развивать свое психологическое пространство, основанную на опыте успешного автономного поведения. Нарушение суверенности приводит либо к отчужденности, либо к симбиотической зависимости. Нартова-Бочавер выделяет несколько измерений суверенности психологического пространства, развитие которых обычно соотносится с определенным возрастом [4]. В младенчестве развивается суверенность физического тела. Познание своего тела в этом возрасте является ведущей деятельностью. Основные трудности, которые испытывает ребенок на этом этапе, связаны с потребностями тела. Благополучие прохождения этого периода связано с тем, насколько мать сможет понимать потребности ребенка и удовлетворять их. После того, как ребенок в достаточной степени овладел собственным телом и начинает исследовать окружающее пространство, начинается становление суверенности личной территории. У ребенка появляется потребность самостоятельно определять свое местонахождение, иметь возможность уединиться или, наоборот, быть с кем-то. Позднее, в раннем возрасте, начинает повышаться значимость личных вещей, что происходит в результате расширения той области, которую ребенок считает подвластной ему. В дошкольном и младшем школьном возрасте в область овладения начинают попадать не только материальные объекты, но и нематериальные составляющие жизни. Формируется суверенность привычек. Большую значимость имеет необходимость самостоятельно планировать время, определять, что и как делать. Примерно в этот же период начинает развиваться суверенность социальных связей. Горизонтальные связи с этого момента начинают преобладать над вертикальными. Максимума своего развития этот аспект достигает к подростковому возрасту и юношеству. Вершиной развития автономии является достижение суверенности ценностей. К подростковому возрасту эта сфера становится наиболее напряженной. Мировоззренческий аспект, который отражает внутренний мир и формирует будущую стратегию жизни, выходит на первый план. Обратим внимание также на тот факт, что c возрастом фокус внимания все больше смещается с материальной на духовную сферу, которая постепенно становится жизнеобразующей.

Потребность в самоопределении, в способности выбирать и иметь выбор часто рассматривают в контексте теории самодетерминации, разработанной Р. Райном и Э. Деси. В своих исследованиях на передний план они ставят проблему саморазвития человека. Самодетерминацией называют способность самостоятельно делать выбор в направлении саморазвития, в отличие от подкрепляемых реакций и реализации влечений под действием внешних сил [5]. Согласно теории Райна и Деси, самодетерминация является не только

способностью, но и потребностью, она является качественной характеристикой человека и способствует формированию внутренней мотивации. Д.А. Леонтьев, развивая теорию самодетерминации, выделяет в ней два ключевых измерения -это свобода и ответственность [6]. При этом под свободой понимается высшая форма активности, выражающаяся в способности инициировать, прекратить или изменить направление деятельности в любой ее точке. То есть, не всякое действие, проистекающее «изнутри», без какого-либо внешнего давления, является автономным. Автономное действие должно быть свободно и от внутренних неосознаваемых импульсов. Отличительной чертой автономного поступка является способность пересмотреть свое решение при осознании его неправильности. Поэтому основным инструментом достижения свободы Леонтьев считает самоосознание, благодаря которому мы можем прервать цепь стимулов и реакций и осуществить осознанный выбор. Под ответственностью же понимается высшая форма саморегуляции, выражающаяся в осознании и использовании себя как причины изменений в себе и внешнем мире. Развитие этих двух измерений идет независимо друг от друга, однако в подростковом возрасте пути их развития пересекаются, что приводит к подростковому кризису автономии. Суть этого кризиса заключается в смещении движущих сил личностного развития извне вовнутрь, в перераспределении механизмов свободы и ответственности. Д.А. Леонтьев отмечает, что общий вектор развития личности определяется как прогрессирующая эмансипация в направлении к личностной автономии [7].

В глобальном смысле проблему автономии рассматривал Э. Фромм. Он предполагал, что человек особым образом связан с окружающим миром, и эта связь не является статичной. Фромм выдвинул идею о том, что человек перерастает свое первоначальное единство с природой и остальными людьми, становясь индивидом [8]. Процесс индивидуации Э. Фромм сравнивает с процессом взросления ребенка. Как только ребенок начинает отделять себя от окружающего мира, он начинает осознавать свое одиночество и отделенность от других людей, что порождает чувство беззащитности и тревоги. По этой причине возникает желание соединиться с миром обратно. Однако новые связи уже не идентичны прежним, а являются лишь попыткой обрести прежние чувства гармонии и спокойствия. С этой точки зрения автономия выглядит не только как расширение свободы, но и как непростое бремя, влекущее за собой одиночество и неуверенность.

Таким образом, все развитие психики оказывается последовательной цепью разрывов, отделения от чего-то уже привычного: рождение, отнятие от груди, самостоятельная ходьба, поступление в школу, университет и т.д. Автономия развивается с самого рождения человека и продолжает развиваться по кризисной модели. При преодолении очередного кризиса у человека появляется большая свобода действий, то, что раньше было внешним, ограничивающим, теперь становится внутренней частью психики, и над этим аспектом появляется определенный уровень контроля. Соответственно, появляется возможность взять ответственность за то, что ранее было внешним

и неподвластным. Успешно развивая все аспекты автономии, человек постепенно приходит к наивысшему ее аспекту - ценностному уровню. Именно на этом уровне появляется возможность в значительно меньшей степени зависеть от внешних социальных явлений, сосредоточиться на собственном развитии и реализации внутреннего потенциала.

Литература:

1. Выготский Л.С. Детская психология. Собрание сочинений т. 4, ч. 2 / под ред. Д.Б. Эльконина. М.: Педагогика, 1984. - С. 303-306.

2. Малер М.С. Психологическое рождение человеческого младенца: Симбиоз и индивидуация. М.: Когито-Центр, 2011. - 413 с.

3. Боулби Дж. Привязанность. М.: Гардарики, 2003. - 477 с.

4. Нартова-Бочавер С.К. Психологическое пространство личности. М: Прометей, 2005. - 312 с.

5. Дергачева О.Е. Автономия и самодетерминация в психологии мотивации: теория Э. Деси и Р. Райана. Современная психология мотивации. / под. ред. Д.А. Леонтьева. М.: Смысл, 2002. - С.103-121.

6. Леонтьев Д.А. Очерк психологии личности. М.: Смысл, 1993. - 43 с.

7. Леонтьев Д.А. Личностный потенциал при переходе от детства к взрослости и становление самодетерминации. Личностный потенциал: структура и диагностика / под ред. Д.А. Леонтьева. М.: Смысл, 2011. - 679 с.

8. Фромм Э. Бегство от свободы. М: Аст, 2009. - С. 32-56.

Literature:

1. Vygotskii L.S. Detskaia psikhologiia. Sobranie sochinenii t. 4, ch. 2 /pod red. D.B. El'konina. M.: Pedagogika, 1984. -Р. 303-306.

2. Maler M.S. Psikhologicheskoe rozhdenie chelovecheskogo mladentsa: Simbioz i individuatsiia. M.: Kogito-Tsentr, 2011. - 413 p.

3. Boulbi Dzh. Priviazannost'. M.: Gardariki, 2003. - 477p.

4. Nartova-Bochaver S.K. Psikhologicheskoe prostranstvo lichnosti. M: Prometei, 2005.- 312p.

5. Dergacheva O.E. Avtonomiia i samodeterminatsiia v psikhologii motivatsii: teoriia E. Desi i R. Raiana. Sovremennaia psikhologiia motivatsii. / pod. red. D.A. Leont'eva. M.: Smysl, 2002. - Р.103-121.

6. Leont'ev D.A. Ocherkpsikhologii lichnosti. M.: Smysl, 1993. - 43 p.

7. Leont'ev D.A. Lichnostnyi potentsialpri perekhode ot detstva k vzroslosti i stanovlenie samodeterminatsii. Lichnostnyi potentsial: struktura i diagnostika /pod red. D.A. Leont'eva. M.: Smysl, 2011. - 679p.

8. Fromm E. Begstvo ot svobody. M.: Ast, 2009. - Р. 32-56.

cyberleninka.ru

Предложения со словосочетанием АВТОНОМНАЯ ЛИЧНОСТЬ

Романтики первые начали художественную и теоретическую разработку концепции автономной личности, которая опирается только на себя и сама для себя создаёт собственные законы. Но есть и отличие: техногенная цивилизация, как было показано выше, «человекоцентрична» — ключевым элементом её культурной матрицы является присущий западной культурной традиции индивидуализм, приоритет суверенной, автономной личности, тогда как российское общество вплоть до недавнего времени было «социоцентрично», его «ключевым игроком» на протяжении всей истории был коллектив — будь то крестьянская община, партийная ячейка или государство в целом. Поэтому зрелая автономная личность «Русскую систему» не может не отрицать. Появляется личная свобода (свобода человека и свобода гражданина), появляется независимая, автономная личность. Лицо же, привлечённое к производству49, равно как и его представитель, защитник, может встать на противоположную позицию и выдвинуть контраргументы в свою защиту, что вполне соответствует концепции свободы автономной личности (функция защиты) 50.

Привет! Меня зовут Лампобот, я компьютерная программа, которая помогает делать Карту слов. Я отлично умею считать, но пока плохо понимаю, как устроен ваш мир. Помоги мне разобраться!

Спасибо! Я стал чуточку лучше понимать мир эмоций.

Вопрос: ловелас — это что-то нейтральное, положительное или отрицательное?

Положительное

Отрицательное

Частная собственность обусловила обособление отдельного человека, обретения им качества автономной личности, независимой от власти рода, племени. При этом нельзя упускать из виду, что разделение процессуальных функций является одним из абстрактных элементов состязательности, поскольку связано не только с концепцией развития свободы автономной личности, но и с идеей разделения властей в государстве, и с законами разделения труда, и с закономерностями психологии59. Таким образом, только в культуре техногенной (западной) цивилизации, главной ценностью которой является идеал автономной личности, целенаправленно преобразующей окружающий мир с целью достижения господства над ним, научное знание приобретает особое ценностное значение. — Иммунитет к диктату при любой форме контроля, это прерогатива автономной личности. Ценностно богатой личности присущи следующие ключевые совершенства: выдающееся мастерство быть автономной личностью, вера в себя; интеллект и разум; самодисциплина в отношении собственных страстей и эмоций; самоуважение; творческие способности; открытость новым возможностям; позитивное отношение к жизни; способность к интенсивным позитивным эмоциям; избегание пагубных пристрастий. По меньшей мере, начиная с XVII века они предполагают концепцию автономной личности, способной контролировать и регулировать разнообразные аспекты своего поведения. Она во многом наследуется от некоторых форм критической теории и философских концепций автономной личности, в которых анализ направлен на идентификацию форм господства, которые будут препятствиями для эмансипации или реализации возможностей людей. Эмоции автономной личности заменяются внешним авторитетом. Именно там он проявляется как автономная личность. Покуда в обществе человеческом видели совокупность автономных личностей, связанных сознательным договором, а в праве систему правил, размежёвывающих свободу этих личностей, такое определение было вполне последовательно. Эти особенности проявляются в контексте их ценности для человека, утверждения его как автономной личности. Подросток становится достаточно автономной личностью. Оно «обеспечивает организованность в стране на основе экономических и духовных факторов и реализует главное, что даёт людям цивилизация, — народовластие, экономическую свободу, свободу автономной личности». Он обращался к слушателям своих проповедей как к автономным личностям, оставляя в стороне их национальную или религиозную принадлежность. Подчёркивая важность антропоцентризма во взглядах на соотношение человека и общества, акцентирующего внимание на абсолютной ценности, уникальности, субъективности, судьбоносности каждой автономной личности, в противоположность социоцентризму, рассматривающему человека как совокупность и продукт общественных отношений, следует обращать внимание и на своего рода меру антропоцентристского подхода. Рассматривая в этом параграфе сепарацию в аспекте развития, мы остановились скорее на идеальной и общепринятой линейной модели, в соответствии с которой по мере взросления происходит становление человека как зрелой и автономной личности. Она была довольно-таки автономной личностью, особенно под конец жизни. Прежде всего это признание права автономной личности на своё собственное суждение, с которым не обязательно соглашаться, но которое нужно уметь хотя бы выслушать. В иудаизме индивидуализм автономной личности не отменяет естественные связи, а становится центром концентрических кругов его «ближних», расширяющихся поступенчато до народа и человечества. Позже из этого выросло два понятия расщепления: первое — расщепление сознания, то есть то что имеет значение для расстройств множественной личности, когда в одном человеке несколько автономных личностей. Это сильная, здоровая, автономная личность, которая вполне способна справиться с утратой любви и популярности. Общие бани — для того, чтобы мыть не себя как автономную личность, но себя как элемент общего социального тела. На наш взгляд, хороший учитель — разносторонне развитая, сильная, автономная личность, обладающая богатым внутренним потенциалом свободой, ответственностью за себя, за свои поступки, действия и принятые решения, способная к саморазвитию и к творческой деятельности. Вне общественных союзов личность не может проявить всей полноты, всего содержания нравственных целей, но, с другой стороны, вне автономной личности нет и вовсе нравственности. И тем не менее мы остаёмся автономными личностями, и внешний мир, несмотря на всю свою массу, нас не затирает. Ты задумывалась, что наши вторые сущности, драконы, — это автономные личности? Социология смотрит на человека не как на автономную личность, а как на гетерономного индивида, находящегося под влиянием надличных социальных структур. Начнём с того, что человек, требующий от ребёнка соблюдения «абсолютных» норм морали, не может не понимать, что если всегда говорить правду, то при этом обязательно кого-нибудь обидишь, что иногда приходится выражать благодарность, совершенно не ощущая её, а значит — лгать, делать вид, будто не замечаешь, как жестоко обращаются с родителями, и одновременно уважать себя как автономную личность. Вместо традиций супружества, связывающих двоих в единое нерасторжимое целое со множеством обязанностей, предлагается его суррогат — беззаботное партнёрство автономных личностей, совершенно не зависимых друг от друга. Более того, морально автономная личность может возникнуть только через освоение ответственности за своё повествование о смысле бытия, своего участия в нём. Его автономная личность обладает всеми возможностями свободу своих побуждений облекать в наряды разумного содержания. Он — абсолютно самостоятельная и автономная личность.

Неточные совпадения

Они позволяют не только индивидуализировать личность, но и создать условия для её автономного благополучного существования, нормального физического и психического состояния, для обеспечения её физической и духовной свободы, неприкосновенности частной жизни. Как было уже отмечено, факт наличия гражданского общества предполагает существование автономных, суверенных, свободных личностей, равных друг другу и обладающих частной собственностью на условия своей жизнедеятельности. Полезной обществу и другим людям, по его мнению, может быть только автономная, суверенная личность. Принцип субъекта, позволяющий рассматривать человека как автономную, инициативную личность, способную в определённых пределах изменять себя и окружающий мир. Институционализация нравственности уничтожила бы свободу совести и вместе с ней всякую независимость личности, включая способность к автономному нравственному поведению. Именно эволюция рыночных отношений на определённом этапе приводит к зарождению гражданского общества как некой ассоциации экономически свободных и независимых граждан, союза автономных, суверенных, свободных личностей, равных друг другу и обладающих частной собственностью на условия своей жизнедеятельности.

kartaslov.ru

Автономность как личностный ресурс информационно-психологической безопасности Текст научной статьи по специальности «Психология»

ПСИХОЛОГИЯ

Теоретические вопросы психологии

УДК 159.923 ББК Ю952

Т. И. Ежевская г. Чита, Россия

Автономность как личностный ресурс информационно-психологической безопасности*

В статье рассматривается понятие «личностная автономность» с позиций философских, педагогических и психологических научных направлений. Анализируются взгляды отечественных и зарубежных учёных к пониманию сущности личностной автономности. Показывается значимость автономности личности для сохранения её психологического здоровья, личностного роста и обеспечения информационно-психологической безопасности при негативном влиянии окружающей информационной среды. Особое внимание в работе уделяется психологическому пониманию проблемы взаимосвязи внутренних психологических характеристик и внешнего влияния среды, где автономность выступает значимой характеристикой личности.

Ключевые слова: независимость, ответственность, автономия, личностная автономность, самодетер-минация, саморегуляция.

T. I. Ezhevskaya Chita, Russia

Autonomy as a Personal Informational and Psychological Safety Resource

The article deals with the definition of ‘personality’s autonomy’ in philosophy, pedagogy and psychology. The author analyzes different points of view on the problem expressed both by native and foreign scientists. The author shows the significance of a person’s autonomy for personal development, preserving psychological health, and providing informational and psychological safety in case of a negative impact of information environment. The author pays special attention to psychological understanding of the problem of correlation of internal psychological characteristics and external environmental influences, where autonomy appears a significant characteristic of the individual.

Keywords: independence, responsibility, autonomy, personality’s autonomy, self-determination, self-regulation.

В современном обществе, в различных сферах его жизнедеятельности возрастает потребность в людях, способных проявлять самостоятельность, реализовать себя, эффективно выполнять поставленные задачи в быстро меняющихся условиях, действовать с учётом собственных психологических особенностей и с опорой не только на внешние, но и внутренние критерии оценки ситуации и поступающей информации. Всё это предполагает наличие определённых личностных

характеристик, которые способствуют динамическому равновесию человека со средой своего обитания. Автономность является одной из таких характеристик личности; свидетельствующая о личностной зрелости, выступает важным компонентом психологического здоровья и внутренним ресурсом обеспечения информационно-психологической защищённости человека.

В обществе уже не существует строгих социальных регуляторов поведения, действовавших в

* Работа выполнена в рамках реализации АВЦП «Развитие научного потенциала высшей школы».

132

© Т. И. Ежевская, 2011

прошлом, и человек вынужден искать ориентиры в самом себе для самореализации, проявления активной жизненной позиции и обеспечения своей психологической безопасности. Автономия даёт право человеку на активность и ценностные ориентиры личностного выбора и помогает сохранить ему своё личностное здоровье в ситуации негативного информационного влияния. Человек создаёт свои индивидуальные границы, отделяя себя от других людей и защищая себя от дестабилизирующей его информации, тем самым приобретая определённую личностную автономность.

Автономность в научной литературе приравнивают к свободе, самоуправлению, суверенитету, достоинству, целостности, независимости, ответственности, самоуверенности, критическому размышлению, свободе от обязательств и т. д. Но, несмотря на разброс мнений, все авторы признают значимость автономности для личности. Труды учёных свидетельствуют о том, что личностная автономия представляет собой комплексный конструкт и является одним из базовых психологических механизмов, связанных с такими сферами психического, как ценности, смыслы, мотивы [16].

Проблема автономности находится в поле зрения различных наук: философии, педагогики, психологии и многих других. Ещё Конфуций постулировал значимость таких характеристик, как управление собой и сознательная организация всех сфер собственной жизни, что, по сути, является компонентами личностной автономии. Философы утверждали, что люди, представленные в своём лучшем качестве, автономны. В философском понимании автономность является одной из существенных характеристик субъективной свободы личности. И. Кант трактовал автономию как стержень человеческой свободы и морали и связывал автономность с высшим качеством личности - духовностью [4]. Ф. Ницше поставил вопрос преодоления человеком самого себя. Кроме того, он первым ввёл разделение двух типов свободы -позитивной «свободы для» и негативной «свободы от». По его мнению, автономия есть ценность, по содержанию совпадающая с абсолютной ценностью свободы с акцентом на моменте взаимосвязи негативной и позитивной свободы. Ницше также говорил об ответственности в связи со свободой личности [7]. Близкой точки зрения придерживался философ, социолог и психолог Э. Фромм. Он писал, что свобода связана с осознанностью и пониманием ситуации, с возможностью выбора и ответственности за сделанный выбор. «Свободу...

следует дефинировать не как “действия в сознании необходимости”, но как действия на основе осознания альтернатив и их последствий» [17, с. 103]. С позиций Фромма, свобода связана не только с поиском своего предназначения, но и со здоровым функционированием человека в целом.

В трудах философов-экзистенциалистов утверждается, что человек обречён быть свободным (или абсолютно автономным). Он сам выбирает, каким ему быть, и может полагаться только на свои силы. Он ничем не ограничен в проявлении своей активности. Но и они считают, что абсолютная автономия личности обусловливает и абсолютную ответственность человека за то, что он делает, каким становится. Так, в одной из экзистенциалистских формул содержится утверждение Ж.-П. Сартра, что человек есть то, что он сам из себя делает [12.]. Таким образом, в философии экзистенциализма тесно переплетаются понятия «активность», «свобода», «автономность» и «ответственность», что знаменует переход к независимости от внешнего мира, точнее - от внешней детерминации к внутренней обусловленности сознания и поведения.

Однако учёные признают, что свобода не исключает отношений человека с миром. В. Франкл заметил в этой связи: человек не свободен от условий, но он способен занять позицию по отношению к ним [15]. Франкл считал, что свобода человека заключается прежде всего в том, что он выбирает отношения к тем условиям, в которых он оказался. «В конечном итоге человек не подвластен условиям, с которыми он сталкивается; скорее эти условия подвластны его решению» [15, с. 78]. Определяя свободу, Н. Бердяев писал: «Наиболее общее определение свободы, обнимающее все частные определения, заключается в том, что свобода есть определение человека не извне, а изнутри, из духа» [1, с. 286-287]. Развивая данную мысль, сошлёмся на современное философско-энциклопедическое понимание автономности, где также придаётся значимое место внутреннему при столкновении с внешним. Философская энциклопедия 2001 г. определяет автономность (от греч. Аитод-сам, оцод-Пакон; самоуправление) - как характеристику высокоорганизованных, прежде всего живых систем, означающую, что функционирование и поведение таких систем определяется их внутренними основаниями и не зависит от воздействия внешнего окружения. [8]. Таким образом, учёные связывают зависимость внешних воздействий и внутренних оснований. Следовательно, автономность живых объектов и систем - это, прежде всего, их дейс-

твие по внутренним основаниям, по внутренним побуждениям, по законам функционирования своей внутренней организации.

При характеристике автономности личности первостепенное значение приобретает проблема внутренней активности. В современных исследованиях активности выделяется два аспекта -энергетический (силовой) и информационный (сигнальный). Идея активности предполагает наличие внутренней динамики и самодетерминации функционирования и поведения человека. Информационный аспект касается вопросов управления, взаимодействия структурных начал в организации живого [20].

Современная философия, исходя из актуализации проблемы автономности сознания в условиях развития современной культуры как меры развития человека, требует обобщённого исследования сущности и природы социокультурной автономности сознания и к поиску регулятивных основ, предполагающих функции целеполагания и выбора в опоре на личностные ресурсы. Социальный философ А. Д. Похилько в своей концепции синтезировал социальную и личностную автономность [10]. Автономность сознания в аспекте теории культуры - это самодетерминация идеальных форм, функционирующих на собственных внутренних основаниях. Основания автономности сознания теоретически интерпретируются в качестве внутренних условий, через которые действуют внешние причины в процессах диалектической детерминации достаточно сложных систем и посредством которых осуществляется действие внутренних факторов через внешние условия в процессах самодетерминации. Понятие «социокультурная автономность сознания» включает в своё содержание следующие видовые признаки: многомерность, закон ответственной свободы, рефлексия на ценности, понимание сознания в качестве феномена духовной культуры. Исследователь считает, что автономность личностного сознания в аспекте социокультурной релевантности служит интегральным психодиагностическим критерием ментально здорового общества с позиций духовно здорового человека. Основания автономности сознания представляют собой внутренние условия, трансформирующие действие внешних причин и действие внутреннего через внешнее, они могут быть разделены на социальные (достаточные), культурные (необходимые и достаточные) и семиотические (необходимые) основания. Типам выделенных оснований соответствуют типы автономности сознания - социальный, социокультур-

ный и личностный [10]. Согласно А. Д. Похилько, личностная автономия - гармоничное отношение человека к миру, целостность общественно-индивидуального субъекта, сочетание в нём различных измерений и модальностей культуры, позволяющее определять вектор саморазвития, выбирать свой путь развития в единстве объективной истории и субъективной.

В педагогической науке понятие «личностная автономия» только начинает обретать свой статус. Хотя уже в работах П. П. Блонского встречается термин - автономная личность. Но всё же в большем количестве работ хотя и говорится об этом качестве личности, но без упоминания данного термина. В педагогике понятие «автономность» определяется как внутренняя активность субъекта, как способность личности к независимости от внешних воздействий, возможность реагировать на них исходя из нравственных законов. С точки зрения педагогической науки развитие автономности личности в образовании тесно связано с необходимостью формирования познавательной активности, самостоятельности, инициативности, ответственности, свободы выбора, навыков самоконтроля, мотивации к овладению новыми знаниями и способами действий. В образовании находят своё выражение все виды и формы автономии. Однако решающую роль педагогика придаёт внутренней автономии образовывающегося индивида. Большинство авторов рассматривает автономность как качество личности, сочетающее в себе умение приобретать новые знания и творчески применять их в различных ситуациях со стремлением к такой работе.

Особый вклад в разработку проблемы автономности внесли психологи. В психологической энциклопедии автономность определяется как «...право самостоятельно осуществлять власть в пределах предоставленных возможностей» [11, с. 543]. Проблема автономности в последние годы всё больше привлекает внимание учёных и практиков, которые связывают автономность с сущностной характеристикой человека. Отечественный исследователь Е. Л. Сырцова определяет автономность как некое психологическое качество, позволяющее человеку действовать независимо от внутренних и внешних установок, демонстрируя способность к самостоятельности, а автономия определяется как потребность в проявлении этого качества [13]. Свой вклад в разработку проблемы автономности сознания внесла О. Е. Дергачева. Исследователь считает, что личностная автономия описывает механизмы саморегуляции и само-

детерминации личности, реализующиеся в виде осознанного выбора способа действий, учитывающего как внутренние стремления, так и внешние условия жизни человека. Она связывает понятие личностной автономии с формулировкой «позитивного» образа человека в психологии, способного самостоятельно определять и регулировать собственную жизнь [2].

Опираясь на традиционное понимание автономности, в своём диссертационном исследовании Тхонг Ле Динь выделил структуру автономности. Учёный трактует автономность как сложноструктурное личностное образование, обеспечивающее способность человека к самостоятельному, внутренне регулируемому поведению и субъектноличностному способу присвоения социального опыта, в структуре которого выделены следующие компоненты: мотивационно-смысловой, когнитивный, целеполагающий, эмоционально-волевой, рефлексивно-оценочный и деятельностнопрактический [15].

Отметим, что очень активно обсуждали проблему автономии теоретики гуманистического направления в психологии. Г. Олпорт говорил о функциональной автономии, которую относил к приобретённым интересам человека, его ценностям, установкам и намерениям [9]. С его точки зрения собственно функциональная автономия представляет собой стремление к целям и ценностям, восприятие мира через эти цели и ценности, а также чувство ответственности за свою жизнь. Г. Олпорт считал, что человека с высоким уровнем личностной автономии можно назвать зрелой личностью. Другой зарубежный гуманистический психолог А. Г. Маслоу связывал личностную автономность с его психологическим здоровьем и самоактуализацией человека, основу которой составляют потребности и ценности роста. По мнению А. Маслоу, здоровый человек не боится осуждения окружающих людей, и эта его способность обусловлена чувством базового удовлетворения. Испытываемые человеком чувства безопасности и причастности, его самоуважение функционально автономны [6]. В понятие «самоактуализация» А. Маслоу вкладывал множество смыслов, но наиболее значимым, скорее всего, является следующее: самоактуализация - это стремление к самоосуществлению, к актуализации того, что содержится в качестве потенций. Самоконтроль самоактуализирующейся личности предполагает автономию и независимость от окружения; устойчивость под воздействием фрустрирующих факторов, высокую степень мотивации достижений,

в частности в области личностного роста, и сознание собственной ведущей роли в достижениях и постановке своих жизненных целей. Наблюдается непосредственная связь особенностей самоактуализации и внутреннего локуса контроля, который также предполагает полное чёткое владение собой в любой жизненной ситуации и высокую степень ответственности за личностные поступки, и внешние обстоятельства, связанные с индивидом.

Разрабатывая проблему автономности, гуманистический психологи придавали наибольшую значимость непосредственному опыту, призывали доверять своим чувствам, ощущениям, переживаниям, утверждали, что организм человека, его природная сущность, сам по себе способен осуществлять в своей жизни правильный выбор.

Отечественный учёный Е. В. Камалетдино-ва, так же как и А. Маслоу, связывает личностную автономию с самоактуализацией. Она считает, что личностная автономия - это ядро самоактуализации, так как самоактуализация предполагает присутствие осознанной ответственности за свои действия, поступки, понимание индивидом значимости своей личности и постоянное стремление к собственно личностному развитию [3].

Известный российский учёный Д. А. Леонтьев определяет личностную автономию как ориентацию человека на собственный закон развития. Он выделяет четыре значения понятия «автономия»: как отделение человека от социального контекста, как черту личности, как базовую потребность и движущую силу, как собственные жизненные принципы и систему ценностей [5]. Д. Литтл же определял автономию как способность к обособленности, критической рефлексии, принятию решений и независимому действию [19].

Отталкиваясь от точки зрения Д. А. Леонтьева, заметим, что автономия является не только движущей силой развития, но и позволяет личности сохранять своё психологическое здоровье и систему ценностей. Общеизвестно, что психологически нездоровая личность неспособна к автономии и в силу этого зависима от Другого и любого внешнего влияния. Это приводит к созданию различного рода зависимых и созависимых отношений и «спутанности», неспособности к пониманию своих и не своих потребностей, целей и желаний и невозможности обезопасить себя от поступающей извне дестабилизирующей информации.

В качестве одной из попыток положить в основу подхода идею личностной автономии можно рассматривать теорию самодетерминации

Э. Л. Деси и Р. М. Райана [18], рассматривающих

самодетерминацию как врождённую склонность организма к вовлечению в интересующее поведение. Понятие самодетерминации тесно связано с понятием воли, которое понимается авторами как способность человека выбирать на основе информации, полученной из среды и на основе процессов, происходящих внутри личности. Помимо понятия воли, с термином самодетерминации авторы связывают такие психологические функции человека, как эмоции и внутренняя мотивация. Внутренняя мотивация рассматривается как побуждение человека к интересующей его активности при отсутствии внешнего подкрепления или наказания. И российский исследователь О. Е. Дергачёва, разрабатывая проблему личностной автономии, связывает её с механизмами саморегуляции и са-модетерминации личности, реализующимися в виде осознанного выбора способа действий, учитывающими как внутренние стремления, так и внешние условия жизни человека. Она соотносит личностную автономию с формулировкой «позитивного» образа человека в психологии. Автор указывает, что личностная автономия связана с жизнестойкостью, с высоким уровнем интегрированности «я», с открытостью опыту, с дифференцированным отношением к событиям и к собственному поведению [2].

Таким образом, в психологии автономность понимается как качество личности, характеризующее её стремление к самоактуализации, саморегуляции и самодетерминации, раскрытию способностей к самостоятельной деятельности, принятию решений и независимости. Независимость является существенным признаком автономности, но далеко не определяющим. Личная независимость сопряжена с умением управлять собой, а это, в свою очередь, предполагает наличие у личности способности к самоанализу, самоконтролю, соморегуляции и необходимой для конкретного момента внутренней организации. Опираясь на мнения учёных, можно заключить, что личностная автономность важна для эффективной самореализации человека в современном обществе и связана с системой личностных ценностей, которые задают некоторую схему поведения человека и через которые определяется отношение человека к окружающей действительности и себе. Проявления личностной автономии связаны с психическим и личностным здоровьем, личностным ростом, что повышает способность самостоятельно определять и регулировать собственную жизнь, обеспечивать собственную безопасность при негативном информационном влиянии извне и являются важным психологическим ресурсом.

Список литературы

1. Бердяев Н. А. Судьба России. Самопознание. Ростов н/Д, 1997. С. 286-287.

2. Дергачёва О. Е. Личностная автономия как предмет психологического исследования: автореф. дис. ... канд. психол. наук: 19.00.01. М., 2005.

3. Камалетдинова Е. В. Самоорганизация учебной деятельности как фактор становления субъектнос-ти старшеклассников в профильном обучении: дис. ... канд. пед. наук: 13.00.01. М., 2008. 210 с.

4. Кант И. Критика практического разума // Соч. в 6 т. Т. 4. Ч. 2. М.: Мысль, 1965. 544 с.

5. Леонтьев Д. А. Ценность как междисциплинарное понятие: опыт многомерной реконструкции // Вопросы философии. 1996. № 5. С. 25-28.

6. Маслоу А. Мотивация и личность. СПб.: Евразия, 1999. 478 с.

7. Ницше Ф. Так говорил Заратустра. СПб.: Азбука, 1996. 334 с.

8. Новая философская энциклопедия: в 4 т. М.: Мысль, 2001. 634 с.

9. Олпорт Г. Принцип «редукции напряжения» // Психология личности / под ред. Ю. Б. Гиппенрей-тор, А. А. Пузырея. М.: МГУ, 1982. 2006 с.

10. Похилько А. Д. Социокультурная автономность сознания: философско-антропологическое измерение: дис. ... д-ра филос. наук: 09.00.13. Ставрополь, 2007. 350 с.

11. Психологическая энциклопедия / под ред. Р. Корсини, А. Ауэрбаха. 2-е изд. СПб., 2006. 1096 с.

12. Сартр Ж.-П. Бытие и ничто. М.: Тера-Книжный клуб, 2002. 639 с.

13. Сырцова Е. Л. Развитие автономности личности в образовании: Проблемы и перспективы // Фундаментальные исследования. 2007. № 3. С. 90-93.

14. Тхонг Ле Динь. Развитие автономности младших школьников в учебной деятельности: дис. ... канд. пед. наук: 13.00.01. Волгоград, 2002. 204 с.

15. Франкл В. Человек в поисках смысла. М.: Прогресс, 1990. 368 с.

16. Фромм Э. Иметь или быть. М.: Прогресс, 1990. 336 с.

17. Фромм Э. Душа человека. М.: Республика, 1992.430 с.

18. Deci, E. L. The Psychology of Self-Determination. Lexington Books, D. C. Health and Company Lexington I . Toronto, 1980. 242 p.

19. Little D. Learner Autonomy 1: Definitions, Issues, and Problems. Dublin: Authentic, 1991. 175 p. URL: http://dic.academic.m/dic.nsf/enc_philosophy/7811/АВTOНОМНОС^Ъ (дата обращения 01.05.2011).

Рукопись поступила в редакцию 12.08.2011

cyberleninka.ru

Мельникова В.Б. Автономия личности: обзор зарубежных подходов к проблематике

Мельникова В.Б. Автономия личности: обзор зарубежных подходов к проблематике

English version: Melnikova V.B. Autonomy of personality: a foreign approaches review
Московский государственный университет имени М.В.Ломоносова, Москва, Россия

Сведения об авторе
Литература
Ссылка для цитирования


Рассматриваются подходы к пониманию автономии личности в зарубежных исследованиях. Представлены концепции, разрабатываемые в рамках общей, клинической, возрастной, социальной и гендерной психологии.

Ключевые слова: автономия личности, социотропия, самодетерминация, межличностная зависимость

 

Проблема личностной автономии давно привлекала внимание ученых-психологов всего мира из-за своей важности не только для индивидуального психологического здоровья, но и для динамики близких взаимоотношений. Особенно актуальной она становится сегодня, когда автономия, независимость и индивидуализм занимают одно из ведущих мест в иерархии ценностей современного общества.

Несмотря на актуальность и популярность вопросов, касающихся феномена автономии личности, среди исследователей нет единого мнения относительно её определения. Автономию предлагают рассматривать как синоним свободы, как отдельную индивидуальную диспозицию личности, или как характеристику отношений с другими людьми [Zimmer-Gembeck, Collins, 2003]. Однако понимание автономии как синонима свободы представляется философски нагруженным и характерно для чисто теоретических концепций. Анализ практических работ, так или иначе связанных с проблемой личностной автономии, показывает, что понимание данного термина варьирует в зависимости от того, какую область психологического знания представляет тот или иной автор. Рассмотрим феноменологию автономии личности с точки зрения общей, клинической, возрастной, социальной и гендерной психологии.

Исследования автономии в рамках общей психологии и психологии личности

В рамках общей психологии и психологии личности проблема автономии рассматривается применительно к мотивационной сфере личности. Наиболее популярной и разработанной здесь является теория саморегуляции и самодетерминации Деси и Райана [Ryan, Deci, 2000]. Согласно теории самодетерминации [Дергачева, 2005; Ryan, Deci, 2002] автономия определяется как саморегулирование. При наличии автономии человек переживает свое поведение как самоопределяемое (то есть, выбор способа поведения осуществляется самостоятельно на основе внутриличностных детерминант) и соответствующее его ценностям и интересам. В таком случае автономия может быть противопоставлена переживанию контролирования внешними факторами, воспринимаемыми как чуждые личности. В качестве таких факторов могут выступать, например, внешние непредвиденные обстоятельства или социальное давление [Weinstein et al., 2012].

По мнению авторов [Ryan, Deci, 2000], быть автономным означает быть самоинициируемым и саморегулируемым, а также жить в соответствии со своим Я. Стремление к самодетерминации согласно данной концепции лежит в основе автономной здоровой личности, то есть самодетерминация — это не только способность, но и потребность личности. Автономная личность проявляет гибкость в регулировании своих взаимодействий со средой. Она ощущает себя свободной и обладает такими качествами, как спонтанность и креативность. Причинами поведения автономной личности выступают интерес и личностная значимость. Кроме того, наличие автономности у индивида подтверждают такие психолингвистические индикаторы, как преобладание в речи глагола «хочу» над глаголом «должен»,  наличие внутренней мотивации, то есть, свободное участие в деятельности при отсутствии внешних требований или подкреплений.

В отличие от автономного субъекта поведение человека, не обладающего автономией, полностью детерминируется физиологическими и физическими причинами и средой. От независимости (самостоятельности) автономия отличается тем, что человек, осознавая свободу выбора, может быть добровольно или автономно зависим, то есть, иногда поддаваться управлению и контролю, полагаясь на других и ставя себя в зависимое положение [Ryan et al., 2005]. Для авторов данной теории автономия выступает не только как статичная структура и характеристика личности, но и как динамический процесс развития личности, происходящий через интернализацию. Автономия связана с психологическим здоровьем. Высокий уровень автономии сопряжён со множеством положительных, с точки зрения психологического благополучия личности факторов: от повышения производительности деятельности до более высоких оценок собственного благосостояния [Vansteenkiste et al., 2008]. В частности, как утверждают Деси и Райан, чем выше степень автономии, тем сильнее выражена эмпатия, выше моральные принципы и позитивнее отношения с другими людьми [Ryan, Deci, 2000, 2002; Vansteenkiste et al., 2008].

Исследования автономии в рамках клинической психологии

В рамках клинической психологии исследования автономии строятся в контексте проблемы обнаружения и исследования факторов, влияющих на формирование и развитие различного рода психопатологий. В частности, большой интерес, как со стороны теоретиков, так и со стороны практиков, вызывают некоторые характеристики взаимодействия личности с событиями жизни, которые могут способствовать предсказанию депрессии. Ряд представителей когнитивно-бихевиоральной парадигмы сосредоточились на двух аспектах, являющихся, по мнению зарубежных исследователей, факторами уязвимости для психологических нарушений.

Первый из этих аспектов связан с межличностным взаимодействием и потребностями в близости, принадлежности и зависимости. Такая межличностная ориентация, по мнению авторов, становится частью различных концепций и может быть обозначена как: социотропия (sociotropy), зависимость (dependency), общность (communion), доминирование других (dominant other), тревожная привязанность (anxious attachment) [Beck et al., 2003; Bieling et al., 2000; Blatt, 1974, 1990]. Кроме того, эта ориентация личности на других рассматривается некоторыми авторами в связи с гендерной проблематикой и, по мнению американских психологов Бэка, Тейлора и Робинсона, находит своё отражение в понимании фемининности (femininity) в концепции Сандры Бем [Beck et al., 2003].

Второй аспект, напротив, подразумевает потребности в достижении цели и  индивидуальную независимость. Такая ориентация личности на независимость также может быть обозначена различными терминами. Это автономия (autonomy), самокритичность (self-criticism), сила (agency), доминирование цели (dominant goal), компульсивная самостоятельность (compulsive self-reliance) [Beck et al., 2003; Bieling et al., 2000; Blatt, 1974, 1990]. Применительно к теории С.Бем данная ориентация может быть соотнесена с такой характеристикой личности, как маскулинность (masculinity) [Beck et al., 2003].

Зачастую в  рамках эмпирических исследований для обозначения этих двух ориентаций личности используется предложенная Аароном Беком дихотомия «социотропия-автономия» [Там же]. А.Бека интересовали факторы, связанные с депрессивными расстройствами личности. Он предположил, что высокосоциотропные личности будут особенно чувствительны к проблемам в межличностных контактах – их разрушениям или потере. Высокоавтономные личности, в свою очередь, более остро будут реагировать на ситуации, связанные с отказом или неудачей в достижении целей. Таким образом, по мнению Бека, можно определить риск возникновения депрессии у того или иного типа личности при столкновении с определенными негативными событиями жизни. Предположение Бека получило эмпирическое подтверждение. [Там же].

Схожая концептуальная схема была предложена Сидни Блатт [Blatt, 1974, 1990]. В концепции С.Блатт социотропии и автономии соответствуют зависимость и самокритичность. Как и в случае высокой социотропии, в случае межличностной зависимости индивид имеет сильную потребность в заботе и одобрении со стороны других, и часто действует таким образом, чтобы угодить другим. Самооценка такой личности во многом зависит от любви и внимания окружающих, и она (личность) особенно подвержена риску развития депрессии, когда сталкивается с угрозами и проблемами в межличностной сфере. Самокритичные или автономные люди  имеют высокую потребность в независимости и обладают высокой ориентированностью на цель. Такие личности чувствительны к неудачам и отсутствию контроля над достижением цели. И Блатт, и Бек предполагают, что зависимость / самокритичность или социотропия / автономия являются стабильными и долговременными чертами личности.

В настоящее время западные клинические психологи расширили список нарушений, связанных с той или иной степенью автономии. К примеру, обнаружена связь социотропии / автономии с пищевыми расстройствами у женщин [Narduzzi, Jackson, 2000] и тяжестью симптомов биполярного расстройства [Hammen et al., 1992]. Проведенное американскими психологами исследование отношений между социотропией / автономией и личностными расстройствами, представленными в классификации DSM-III-R, позволяет утверждать следующее. Социотропия демонстрирует взаимосвязь с чертами демонстративных и зависимых расстройств личности, автономия — с чертами параноидальных, шизоидных, шизотипических и пассивно-агрессивных расстройств; а пограничные, нарциссические,тревожные и мазохистские расстройства имеют значимые взаимосвязи как с автономией, так и с социотропией [Morse, 2002;Ouimetteet al., 1994].

Исследования автономии в рамках социальной психологии

Социальная психология также проявляет интерес к проблеме автономии, рассматривая её как один из аспектов изучения межличностных отношений. Современное общество характеризуется тенденцией к преувеличению роли независимости, свободы и индивидуальных достижений и преуменьшению роли солидарности и привязанности. Это приводит к различного рода трудностям в установлении психологической близости, что обусловливает, в свою очередь, всё возрастающий интерес к исследованию феноменов межличностной привязанности и её патологической формы — межличностной зависимости. И хотя межличностная зависимость классифицируется DSM-IV как патологическое состояние, требующее лечения, многие исследователи рассматривают данное расстройство как составляющую континуума: от нормы к патологии через отношения, характеризующиеся различными трудностями в установлении границ, принятии положений зависимости и независимости и т.д. [Alonso-Arbiol et al., 2002]. Сосредоточив внимание на нарушениях, признаваемых не патологическими, мы обнаружим, что их исследования зачастую основываются на видах зависимости, описанных Хизерс (Heathers G.) в 50-х гг. ХХ века: человек может иметь либо эмоциональный тип зависимости, либо инструментальный, либо оба типа зависимости одновременно [Там же].

В дальнейшем Гиршфильд с коллегами, проанализировав с помощью факторного анализа большой массив данных, выделили три основных измерения, характеризующие феномены межличностной зависимости [Hirschfeld et al., 1977]. Это эмоциональная уверенность в других, нехватка социальной уверенности в себе и, мало изученное, третье измерение — утверждение автономии. Созданная Р.Гиршфильдом методика оценки межличностной зависимости в настоящее время является одной из наиболее широко используемых в зарубежных исследованиях данной проблематики, наряду с тестом профиля отношений (Relationship Profile Test), разработанным Р.Борнштейном (Bornstein).  Методика Борнштейна помогает диагностировать такие феномены межличностных отношений, как чрезмерная межличностная зависимость, нормативная здоровая зависимость и деструктивное отделение. Опросник межличностной зависимости Р.Гиршфильда (Interpersonal Dependency Inventory) был создан им совместно с коллегами в 1977 г. Многочисленные исследования, проводимые на протяжении нескольких десятилетий, подтвердили высокую валидность и надежность шкал опросника [Макушина, 2005; Loas et al., 2002; Shahar, 2008]. Методики Р.Борнштейна и Р.Гиршфильда были переведены на русский язык и адаптированы О.П.Макушиной [Макушина, 2005].

Исследования автономии в рамках гендерной психологии

Являясь одним из разделов социально-психологического знания, гендерная психология также не обходит вниманием проблематику автономии личности. Помимо исследований гендерных особенностей проявления автономии как явления, противопоставляемого межличностной зависимости, встречаются и гендерные исследования, основанные на ином понимании автономии. Женская автономия выходит здесь на первый план и используется как синоним женской субъектности. Акцент на субъектность в данном случае связан с тем, что в традиционной культуре женщина либо рассматривается как объект оценки, либо вовсе исключается из рассмотрения ввиду андроцентричности науки и мировоззрения. Субъектность понимается как свойство индивида быть субъектом активности. Она проявляется в актах целеполагания, подразумевает свободу и немыслима вне развития. То есть, автономия выступает в качестве одной из составляющих женской субъектности, элементом основы, на которой в дальнейшем женщина может «построить» свою субъектность. Попытки создать полноценную теорию женской автономии встречаются в рамках феминистского движения. Такова, например, теория Ненси Хёршман (Nancy Hirschmann), основанная на понятии свободы,  в рамках которой автономия женщины понимается как способность делать индивидуальный выбор и нести за него ответственность [Приводится по: Hirschfeld et al., 1977]. Другая исследовательница, Х.Ким, во многом поддерживая идеи Н.Хёршман, развивает её теорию, уточняя понятия выбора и ответственности и уделяя особое внимание социальному контексту, в рамках которого делается выбор [Kim, 2004].

Однако рассмотрение именно женской автономии чаще встречается в работах политологов и экономистов, а наиболее популярным в рамках психологических гендерных исследований остается именно противопоставление автономии и межличностной зависимости и выявление их особенностей у мужчин и женщин. Немало исследований посвящено попыткам подтвердить или опровергнуть стереотипное представление о том, что женщины более склонны к межличностной зависимости, в то время как мужчины чаще обладают автономией. Вступая в  дискуссию о возможности того, что женщины более зависимы, чем мужчины, исследователи часто руководствовались субъективными мнениями и идеологическими убеждениями.  Учитывая эмпирические исследования по этому вопросу, отметим, что некоторые исследователи [Bornstein et al., 2002; Kass et al., 1983] обнаруживают гендерные различия в проявлении межличностной зависимости и автономии, в то время как другие не подтверждают наличие значимых различий между мужчинами и женщинами [Hirschfeld et al., 1977; Ouimetteet al., 1994]. Пытаясь объяснить подобные расхождения в результатах исследований гендерных особенностей в проявлении межличностной зависимости и автономии, ряд авторов ссылается на социокультурный контекст, в рамках которого проводилось то или иное исследование [Alonso-Arbiol et al., 2002]. Различия между мужчинами и женщинами, по их мнению, могут быть опосредованы гендерными ролями, предписываемыми обществом. Показано, что среди культурных особенностей важную роль в подобных исследованиях играет такая характеристика культуры, как фемининность / маскулинность, влияющая на репертуар гендерных ролей, принятый за норму в каждой конкретной стране [Там же].

Исследования автономии в рамках возрастной психологии

Возрастная психология, рассматривая проблематику автономии личности, прежде всего обращает внимание на процессы развития и становления автономии в подростковом возрасте. Не вызывает сомнений тот факт, что на протяжении всей жизни автономия может как прогрессировать, так и регрессировать по мере того, как развиваются новые (или изменяются уже имеющиеся) компетенции, качества, навыки личности, или изменение условий жизнедеятельности требует смены поведения. Наиболее интенсивным изменениям автономия личности подвергается именно в подростковом возрасте в связи с происходящими в этот период быстрыми физиологическими и когнитивными изменениями, расширением прав и обязанностей подростка, а также интенсификацией его социальных отношений. Всё это способствует становлению Я-концепции, идентичности, а также развитию саморегуляции аффективной, поведенческой и познавательной сфер.

Теоретические представления об автономии по-разному объясняют её происхождение и развитие. Выделены различные факторы и процессы, способствующие развитию автономии. Среди них можно отметить несколько основных направлений, соотносящихся с рассмотренными выше подходами к определению понятия. Первое направление делает акцент на созревание организма; второе — на Я-концепцию и мотивацию; третье — на социальные влияния и взаимоотношения.

В психоаналитической теории А.Фрейд определяющая роль в развитии автономии отводится созреванию организма. А.Фрейд описывает автономию как последствие драйвов организма, способствующих уходу от связей с родителями и от их контроля. То есть, с  психоаналитической точки зрения  ослабление связей с родителями необходимо для того, чтобы добиться автономии. Автономная личность способна принимать решения и нести за них ответственность. Современное развитие  взглядов А.Фрейд предполагает, что автономия опирается не на отделение от родителей, а на индивидуализацию от них. Индивидуализация — это процесс эмоционального ухода от воспитателей, происходящий первоначально  в раннем детстве (в возрасте около 2 лет), а затем повторяющийся  в подростковом возрасте [Приводится по: Zimmer-Gembeck, Collins, 2003].

Общераспространенным среди представителей данного направления  является предположение, что отделение и индивидуализация от воспитателей вызваны физиологическим развитием. Предполагается, что драйвы, в первую очередь сексуальные, возникают в период полового созревания и проявляются  как поведенческое или когнитивное бунтарство и неповиновение родителям или  воспитателям. Провоцируемые подобным образом конфликты стимулируют исчезновение связей с родителями и уменьшение родительского контроля. Опора на родителей для когнитивной и эмоциональной поддержки, таким образом, должна значительно снижаться в подростковом возрасте для здорового развития автономии и идентичности молодых людей.

Подход к определению феномена автономии, делающий акцент на влиянии мотивационной сферы и Я-концепции,  предполагает свой взгляд на проблему развития и становления автономии личности. В рамках данного направления развитие автономии рассматривается как внутренний процесс, но особое внимание уделяется не непосредственно  её становлению, а различным процессам взаимодействия между человеком и окружающей средой при возникновении автономии. Таковыми являются теория самоопределения Р.Райана и Э.Деси, теория самоэффективности А.Бандуры и мотивационная теория психологических потребностей Д.Коннелла, Э.Скиннера. Общим звеном здесь является положение о том, что для автономии необходима деятельность.  Взгляды Э.Деси и Р.Райана описаны выше, рассмотрим других представителей данного подхода.

Э.Скиннер, Д.Коннелл и их коллеги [Приводится по: Zimmer-Gembeck, Collins, 2003] показали, что внутренняя потребность в автономии заряжает личность энергией и мотивирует искать собственный курс поведения, в то время как потребность в принадлежности поощряет модели поведения, поддерживающие связи с другими. Автономия проявляется во внутренней мотивации действовать определенным образом и получать удовольствие от возможности выбора собственного образа действия, отличного от других.

Социально-когнитивные представления о деятельности А.Бандуры [Bandura, 1994]  эволюционировали из теорий социального научения и самоэффективности. Эти более ранние воззрения были сосредоточены на воспринимаемой компетенции и влиянии окружающей среды на целенаправленные действия индивида. По мнению А.Бандуры, деятельность предполагает, что действия, убеждения, эмоции и мотивы возникают из непрерывного  взаимодействия между человеком и окружающей средой. Таким образом, автономия не является врожденной потребностью человека, а окружающая среда не просто наделяет людей возможностью автономии и саморегуляции. Скорее, люди создают способность регулировать собственные когниции, эмоции и поведение во взаимодействии с окружающей средой. Чтобы развить автономное функционирование индивиды должны заниматься практиками, связанными с саморегуляцией.

Рассмотренные теории утверждают, что определенные виды связей с другими поддерживают развитие деятельности. Эти теории не отводят решающую роль в развитии автономии отделению от других, индивидуализации, неповиновению родителям и конфликтам с ними, но подчеркивают важность социальных взаимодействий в развитии автономии.

Ещё одно направление поисков ответа на вопрос о том, как развивается автономия личности, делает акцент на социальных влияниях и взаимоотношениях. В 1980-х и 1990-х гг. прошлого века ученые, уделяющие основное внимание развитию, подвергли сомнению классические теории становления автономии, предположив, что автономия не требует отказа от детской привязанности к родителям [McElhaney, Allen, 2012]. Новые взгляды на развитие предполагали, что автономия и связи с другими сосуществуют. Ответственное автономное функционирование и саморегуляция зависят от продолжающихся, но трансформирующихся привязанностей и связей с другими (особенно воспитателями) [Там же].

Р.Кобак и Х.Коул [Kobak, Cole, 1994] описывают развитие автономии как трансакцию между личностью и её окружением. Ранняя привязанность к родителям, по мнению авторов, может облегчать или затруднять развитие мета-мониторинга у детей. Мета-мониторинг — это способность контролировать как модель собственного Я, так и модель Я другого человека. Способность к мета-мониторингу позволяет подростку размышлять о модели своего Я и, в случае необходимости, пересматривать её, становясь, таким образом, всё более автономным. Двигаясь к взрослению, молодые люди вместо отделения от родителей могут менять характер своих отношений с ними. Они двигаются к взрослению путем поддержания связей, при этом подростки отражают возрастающую автономию и преобразования в отношениях с воспитателями. Д.Аллен и его коллеги [McElhaney, Allen, 2012] постулируют аналогичный процесс, в соответствии с которым автономия и связанность с другими уравновешивают друг друга у подростков с хорошей регуляцией. Например, используя кодировочную схему в наблюдении, эти исследователи установили, что взаимодействия между родителями и их 14-летними подростками, показатели которых были ниже по автономности-связанности (определяется как позволение разногласий, заявление позиций, проверка позиций других людей и внимание к заявлениям других), были связаны с увеличением депрессивных эмоций среди подростков в возрасте 16 лет [Там же].

Таким образом, рассматривая проблематику развития и становления автономии личности в рамках возрастной психологии, исследователи исходят из разных теоретических представлений  о том, что же именно является в данном случае определяющим фактором. Однако теоретические взгляды, представленные в литературе, не обязательно должны конфликтовать друг с другом. Обращённые к различным аспектам сложного процесса развития автономии, все они могут быть объединены в комплексный подход к решению проблемы  автономии личности.

Заключение

Необходимость исследования такого конструкта, как автономия личности, выступает на первый план в связи с тем, что сегодня, в условиях постоянных активных социальных изменений, рушатся традиции и социальные регуляторы, действовавшие в прошлом. Человек вынужден искать опору в себе самом и выбирать свой личный путь развития. Зарубежные  учёные рассматривают автономию в контексте исследований мотивационной сферы личности; факторов, взаимосвязанных с различными психопатологиями; проблематики межличностных отношений; гендерных особенностей. В то время как западные исследователи достаточно давно проявляют интерес к проблеме личностной автономии, в отечественной психологии она только обретает популярность. Отдельные теории и методики зарубежных коллег переводятся на русский язык, однако они не охватывают всего разнообразия феноменов личностной автономии.

Литература

Дергачева О.Е. Личностная автономия как предмет психологического исследования: автореф. дис. … канд. психол. наук. Москва, 2005.

Макушина О.П. Методы психологического изучения девиантного поведения. Учебное пособие. Воронеж, 2005.

Alonso-Arbiol I., Shaver P.R., Ya´ Rnoz S. Insecure attachment, gender roles, and interpersonal dependency in the Basque Country. Personal Relationships, 2002, 9(4), 479-490.

Bandura A. Self-efficacy. In: V.S.Ramachaudran (Ed.), Encyclopedia of human behavior. New York: Academic Press, 1994. pp. 71-81.

Beck R., Taylor C., Robbins M. Missing home: sociotropy and autonomy and their relationship to psychological distress and homesickness in college freshmen. Anxiety, Stress, and Coping, 2003, 16(2), 155-166.

Bieling P.J., Beck A.T., Brown G.K. The Sociotropy–Autonomy Scale: structure and implications. Cognitive Therapy and Research, 2000, 24(6), 763-780.

Blatt S.J. Levels of object representation in anaclitic and introjective depression. The Psychoanalytic Study of the Child, 1974, 24, 107-157.

Blatt S.J. Representational structures in psychopathology. Annual meeting of the Rapaport-Klein Study Group, June 9, 1990.

Bornstein R.F., Geiselman K., Eisenhart E., Languirand M. Construct validity of the Relationship Profile Test . Assessment, 2002, 9(4), 373-381.

Hammen C., Ellicott A., Gitlin M. Stressors and sociotropy / autonomy: A longitudinal study of their relationship to the course of bipolar disorder. Cognitive Therapy and Research, 1992, 16(4), 409-418.

Hirschfeld R.M., Klerman G.L., Gough H.G., Barrett J., Korchin S.J., Chodoff P. A measure of interpersonal dependency. Journal of Personality Assessment, 1977, 41(6), 610-618.

Kass F., Spitzer R.L., Williams J.B.W. An empirical study of the issue of sex bias in the diagnostic criteria of DSM-III, Axis II, personality disorders[Abstract]. American Psychologist, 1983, 38, 799-801.

Kim H.K. Choice, responsibility and the autonomy of women. Paper presented at the annual meeting of the American Political Science Association, Hilton Chicago and the Palmer House Hilton, Chicago, IL, September 2, 2004.

Kobak R., Cole H. Attachment and meta-monitoring: Implications for adolescent autonomy and psychopathology[Abstract]. In: D.Cicchetti, S.L.Toth (Eds.), Rochester Symposium on Developmental Psychopathology: Disorders and dysfunctions of the self. Rochester, NY: University of Rochester Press, 1994. pp. 267-297.

Loas G., Corcos M., Perez-Diaz F., Verrier A., Guelfi J.D., Halfon O., Lang F., Bizouard P., Venisse J.L., Flament M., Jeammet P. Criterion validity of the interpersonal dependency inventory: a preliminary study on 621 addictive subjects. European Psychiatry, 2002, 17(8), 477-478.

McElhaney K.B., Allen J.P. Sociocultural perspectives on adolescent autonomy. In: P. Kerig, M. Schulz, S.T. Hauser (Eds.), Adolescence and Beyond. Oxford: Oxford University Press, 2012. pp. 161-176.

Morse J.Q., Robins C.J., Gittes-Fox M. Sociotropy, autonomy and personality disorder criteria in psychiatric patients. Journal of Personality Disorders, 2002, 16(6), 549-560.

Narduzzi K.J., Jackson T. Personality differences between eating-disordered women and a nonclinical comparison sample: a discriminant classification analysis. Journal of clinical psychology, 2000, 56(6), 699-710.

Ouimette P.C., Klein D.N., Anderson R., Riso L.P., Lizardi H. Relationship of sociotropy / autonomy and dependency / self-criticism to DSM-III-R personality disorders [Abstract]. Journal of Abnormal Psychology, 1994, 103(4), 743-749.

Ryan R.M., Deci E.L. Self-determination theory and the facilitation of intrinsic motivation, social development, and well-being. American Psychologist, 2000, 55(1), 68-78.

Ryan R.M., Deci E.L. Overview of self-determination theory: An organismic-dialectical perspective. In: E.L. Deci, R.M. Ryan (Eds.), Handbook of self-determination research. Rochester, NY: University of Rochester Press, 2002. pp. 3-33.

Ryan R.M., LaGuardia J.G., Solky-Butzel J., Chirkov V., Kim Y. On the interpersonal regulation of emotions: Emotional reliance across gender, relationships, and cultures [Abstract]. Personal Relationships, 2005, 12(1), 145-163.

Shahar G. What measure of interpersonal dependency predicts changes in social support? [Abstract]. Journal of Personality Assessment, 2008, 90(1), 61-65.

Vansteenkiste M., Ryan R.M., Deci E.L. Self-determination theory and the explanatory role of psychological needs in human well-being. In: L.Bruni, F.Comim, M.Pugno (Eds.), Capabilities and happiness. Oxford, UK: Oxford University Press, 2008. pp. 187-223.

Weinstein N., Przybylski A.K., Ryan R.M. The index of autonomous functioning: Development of a scale of human autonomy. Journal of Research in Personality, 2012, 46(4), 397-413.

Zimmer-Gembeck M.J., Collins W.A. Autonomy development during adolescence. In: G.R.Adams, M.Berzonsky (Eds.), Blackwell Handbook of adolescence. Oxford: Blackwell Publishers, 2003. pp. 175-204.

Поступила в редакцию 11 апреля 2014 г. Дата публикации: 27 октября 2014 г.

Сведения об авторе

Мельникова Вера Борисовна. Аспирант, кафедра социальной психологии, факультет психологии, Московский государственный университет имени М.В.Ломоносова, ул. Моховая, д. 11, стр. 9, 125009 Москва, Россия.
E-mail: Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

Ссылка для цитирования

Стиль psystudy.ru
Мельникова В.Б. Автономия личности: обзор зарубежных подходов к проблематике. Психологические исследования, 2014, 7(37), 9. http://psystudy.ru

Стиль ГОСТ
Мельникова В.Б. Автономия личности: обзор зарубежных подходов к проблематике // Психологические исследования. 2014. Т. 7, № 37. С. 9. URL: http://psystudy.ru (дата обращения: чч.мм.гггг).
[Описание соответствует ГОСТ Р 7.0.5-2008 "Библиографическая ссылка". Дата обращения в формате "число-месяц-год = чч.мм.гггг" – дата, когда читатель обращался к документу и он был доступен.]

Адрес статьи: http://psystudy.com/index.php/num/2014v7n37/1043-melnikova37.html

К началу страницы >>

  • < Назад
  • Вперёд >

psystudy.ru

Автономия - это... Что такое Автономия?

  • АВТОНОМИЯ — (от греч. autos сам, и nomos закон). 1) право подчиненной области, страны, провинции управляться собственными законами. 2) у римлян, привилегии некоторых городов удерживать свои законы, самим избирать городские власти и чеканить свою монету. 3) в …   Словарь иностранных слов русского языка

  • Автономия —  Автономия  ♦ Autonomie    Повиновение закону, предписанному себе (Руссо), а следовательно, свобода.    Употреблением в философском контексте термин «автономия» в основном обязан Канту. Автономия – это власть над собой (свобода), осуществляемая… …   Философский словарь Спонвиля

  • АВТОНОМИЯ — (гр. autonomia самоуправление, от autos сам и nomos закон) в широком смысле определенная степень самостоятельности каких либо органов, организаций, территориальных и иных общностей в вопросах их жизнедеятельности. В зависимости от субъекта,… …   Юридический словарь

  • АВТОНОМИЯ — (от греч. autos сам + nomos закон) (в возрастной психологии) стадия нравственного развития, характеризующаяся способностью личности самостоятельно создавать или выбирать моральные правила для своей жизни и поведения. Иногда А. рассматривается как …   Большая психологическая энциклопедия

  • АВТОНОМИЯ — (гр. autonomia от autos сам и nomos закон, т.е. самоуправление) в широком смысле определенная степень самостоятельности каких либо органов, организаций, территориальных и иных общностей в вопросах их жизнедеятельности. В зависимости от субъекта,… …   Юридическая энциклопедия

  • автономия — самоуправление, независимость, суверенность, суверенитет, обособленность, разрозненность, изолированность, изоляция, оторванность, разобщенность, автокефалия, замкнутость, отделение, обособление, локализация, гомруль. Ant. колониализм, колония,… …   Словарь синонимов

  • автономия — и, ж. autonomie f &LT; , гр. 1596. Лексис.1. Право какой л. национально территориальной единицы самостоятельно решать дела внутреннего управления в соответствии с конституцией; самоуправление. БАС 2. Автономия с уплатой дани. Дело Востока… …   Исторический словарь галлицизмов русского языка

  • Автономия — от греч. autonomia, англ. autonimy самоуправление,независимость, право самостоятельного управления, право решения вопросов управления частью территории государства, закрепленное в конституции страны. Автономия предполагает значительную… …   Словарь бизнес-терминов

  • АВТОНОМИЯ — (от авто... и греческого nomos закон), 1) собственно закономерность, определяемость какого либо явления его внутренними законами. Противоположность автономии гетерономия. 2) В праве самоуправление, самостоятельность. В конституционном праве право …   Современная энциклопедия

  • АВТОНОМИЯ — 1) в конституцинном праве право территории самостоятельно осуществлять государственную власть в пределах, предоставленных ей конституцией.2) Самостоятельность какого либо научного или учебного учреждения напр., университетская автономия …   Большой Энциклопедический словарь

  • dic.academic.ru

    Автономия (Духовная автономность) | Что такое Автономия (Духовная автономность)

          Автономия (Духовная автономность) как качество личности –  способность жить своим разумом, обладать некоторой независимостью, определённой степенью самостоятельности.

           Российская писательница, драматург, телеведущая, публицист, активная деятельница феминистского движения Мария Ивановна Арбатова встала утром, села в автомобиль, собранный и придуманный мужчинами из металла, вылитого мужчинами из руды добытой мужчинами, налила бензин из нефти добытой мужчинами, переработанной мужчинами, поехала по дороге построенной мужчинами, зашла в дом, построенный мужчинами из бетона залитого мужчинами и кирпича положенного мужчинами, отапливаемого котельной построенной мужчинами, топливом добытого мужчинами, поднялась на лифте смонтированного мужчинами, включила свет по сети проложенной мужчинами от электростанции генерирующей электричество мужчинами, залила кипятком подогретой на газе добытого мужчинами, водопроводу проложенному мужчинами, кофе, привезённого самолётом мужчинами из плантаций обрабатываемых мужчинами, с булочкой из пшеницы посаженной мужчинами и собранной мужчинами, привезённые мужчинами в магазины построенными мужчинами, нажала на кнопку компьютера собранного мужчинами, изобретённого мужчинами, открыла программы созданные мужчинами, зашла в интернет созданного мужчинами и написала буквами из алфавита созданного мужчинами первые строки будущей книги — «Я автономная, независимая женщина, зачем мне эти алкоголики?»

          Придти к Абсолютной Истине автономно, независимо от других людей, невозможно. Всегда нужен Духовный Учитель, который знает дорогу самосовершенствования и личностного роста. Наличие Духовного Учителя – это прочная духовная платформа для развития потенциала своей личности. Но рано или поздно человек «созреет» и разовьет в себе своего рода автономность, духовную автономность.

         Духовная автономность – временный отказ от пользования чужим знанием и полный уход в себя, к своей душе и разуму.

          Зададимся вопросом: ко всем ли приходит вдохновение? Или сначала надо подготовить для оного «посадочную полосу»? Необходимым условием для «посадки» вдохновения служит наш профессионализм, наши знания в той сфере жизни, где мы способны реализовать потенциал вдохновения. К примеру, вы пишите диссертацию. Перед ее написанием вы получили соответствующее образование в школе, университете, а затем в аспирантуре. По своей тематике вы прочитали огромное количество книг, «перелопатили» массу фактического материала, возможно, изучили вашу тему на практике. Словом, по свое тематике вы обогатили свою память знанием всех тех богатств, которое выработало человечество. Все, финиш. Если вы и дальше пойдете по пути расширения своих знаний, значит, вы ещё ученик.

          На платформе ученичества нужно находиться всю жизнь, но когда хочешь написать диссертацию, книгу, нужно отложить в сторону учебники, превратиться в автономность и начать создавать своё принципиально новое знание.

         При этом, как подчёркивает психолог А.Г. Хакимов, эта духовная автономность не означает, что вы перестаете быть слугой духовного учителя.  Разум человеку дан для того, чтобы он мог автономно, самостоятельно придти к Богу. То есть, Бог  рассчитывает, что человек воспользуется сам собственным разумом и придёт к нему автономно. Разум – это последний духовный учитель для нас. Есть много разных форм гуру, разум – последний из них. Он также необходим, чтобы придти к Абсолютной Истине. Итак, это автономность.

         Когда мы говорим «духовная автономия», это не означает независимость, не означает, что мы больше не являемся слугами духовного учителя.  Автономию нужно правильно понять.

         Например, Бог Рамачандра посылает Ханумана и обезьян искать Ситу. Они действуют автономно, но не независимо. Они действуют как слуги. И, когда Хануман добрался до города, где прятали Ситу,  он увидел, что город очень хорошо охраняется.  Его цель была – найти Ситу. Просто обнаружить Ситу. И сказать об этом Господу Рамачандре. Но, когда он прилетел, он понял, что это трудно сделать. Что, если только его заметят, весь план провалится тут же. Если он неправильно как-то поступит, не использует свой разум, план сразу провалится, он не сможет достичь результата. Ситу он не увидит. Это автономия. И он начал думать, как применить собственный разум, чтобы не провалить свой план служения Богу.

          Духовная автономия – это не разорвать, не разрушить, не уйти, а сначала соединиться с тем, от кого зависим, принять и согласиться с его определённым влиянием на нашу жизнь. Простой пример приводит Д.Г.Пшонко: — Обращаясь к маме, мы говорим: «Дорогая мама, мамочка, я принимаю тебя как свою маму. Как свою мать. И я принадлежу тебе как ребенок. Я принимаю жизнь по той цене, которую тебе пришлось заплатить, какой тебе это стоило и стоит мне. И я непременно сделаю в своей жизни что-то большое. Ты большая, ты взрослая, я маленький. Ты даешь — я принимаю. Милая мама, спасибо, что выбрала мне отца. Вы — те родители, которые нужны мне. Мне других не надо. А я тот ребенок, который нужен вам. Спасибо тебе». Вы можете поклониться матери. Когда мы склоняемся — мы говорим: «Я един с тобой». А когда выпрямляемся — мы говорим «Я — это я, а ты — это ты». Когда мы склоняемся — мы признаем свое единство, когда выпрямляемся — говорим о своей автономии и различии.

    Петр Ковалев 2015 год
    Другие статьи автора: https://podskazki.info/karta-statej/

     

    podskazki.info

    Автономия - личность - Большая Энциклопедия Нефти и Газа, статья, страница 1

    Автономия - личность

    Cтраница 1

    Автономия личности подразумевает независимость и ответственность за собственные поступки; большее участие в принятии решений, что определяет при условии успешной социализации зрелую личность.  [1]

    Хабермас рассматривает рост независимости и автономии личности, возрастание способности отвечать за свои поступки и действовать на основании моральных правил, повышение универсальности и казуистичности моральной и законодательной систем.  [2]

    Противоречие между должностным статусом и ролевой автономией личности возникает в условиях, когда при большом объеме обязанностей, нередко противоречивых, ведущих к конфликтам, руководитель ограничен в правах: много новых идей не реализуются. Поэтому он постоянно недоволен своим положением, требует расширения должностных полномочий.  [3]

    В ситуации хронического заболевания особую важность приобретает принцип уважения автономии личности.  [4]

    Вторая тенденция - образование национально-территориальных государств светского типа с рациональным мировосприятием, автономией личности.  [5]

    Для полисной рабовладельческой формы демократии, идеологом которой был Демокрит, присущи принципы группового руководства, определенной автономии личности, подвижной иерархии и субординации, а также механизм выборности органов управления. Таким образом, величие и мощь полиса зависят от самих людей, которые создают это величие своими усилиями.  [6]

    В этой ситуации необходимо дополнить основы традиционной этики такими понятиями, как конфиденциальность, неприкосновенность частной жизни и автономия личности, которые должны касаться уже не индивида, а семьи или даже рода - группы семей, связанных родственными отношениями. Только внутрисемейная солидарность, справедливое и взаимная ответственность смогут оградить каждого из членов) семьи от нежелательного вторжения третьих лиц, от прозрач - j ности генетических характеристик индивидов для работодате-1 лей, страховщиков или государственных органов.  [7]

    Авторитаризм - политический режим, при котором неограниченная власть сконцентрирована в руках одного человека или группы лиц, не допускающих политическую оппозицию, но сохраняющую автономию личности и общества во внеполитических сферах. Небольшое число носителей власти; неограниченность власти, ее неподконтрольность гражданам, опора ( реальная или потенциальная) на силу; монополизация власти и политики; отказ от тотального контроля над обществом, невмешательство во внеполитические сферы и, прежде всего в экономику; рекрутирование политической элиты путем введения в состав выборного органа новых членов без проведения дополнительных выборов, путем назначения сверху, а не конкурентной электоральной борьбы.  [8]

    Вначале мы изучим механизм воздействия социальных ролей на личность ( в том числе противоречия, которые испытывает личность в этом процессе), затем проблему автономии личности, роль ее Я в выборе и освоении роли, и в завершение рассмотрим реальное ролевое поведение.  [10]

    Эпоха Возрождения позволила европейцам освоить опыт, накопленный античной цивилизацией, освободиться от оков средневековых ценностей и идеалов, сделать крупный шаг в формировании новых цивилизационных ориентиров и ценностей: 1) утверждение достоинства и уважения к человеческой личности; 2) индивидуализм, установка на автономию личности; 3) динамизм, ориентация на новизну; 4) терпимости к иным взглядам, мировоззренческим позициям.  [11]

    Следует также учесть, что различные общества предоставляют личности различный по широте выбор ролевых альтернатив. Тоталитарные системы, как правило, существенно ограничивают свободу индивидов и, соответственно, автономию личности - в целом происходит ее унификация, стандартизация.  [12]

    Этнокультурная неоднородность российского общества делает бесперспективным стремление навязать всем какую-либо одну определенную модель взаимоотношений между врачами, медицинскими генетиками и пациентами. В зависимости от религиозных, национальных или личностных особенностей пациенты могут предпочесть более патерналистское отношение либо, напротив, отношение, основанное на принципе уважения автономии личности. Следует также учесть, что среди некоторых этнических групп определяющую роль до сих пор играют родовые отношения.  [13]

    Право касается лишь действий и обозначает только внешние границы общедопустимого поведения, т.е., иначе говоря, выступает по существу в виде запретов, подразумевая дозволенность незапрещенного. Такое понимание у Канта опирается на идею моральной автономии личности, ее абсолютной самоценности, ее способности самому дать себе закон, знать свой долг и осуществлять его.  [14]

    Маленькие мальчики скоро узнают, что нельзя продолжать держаться за мамины юбки. Согласно Фрейду, мальчик испытывает антагонизм по отношению к своему отцу, потому что отец обладает сексуальными правами на мать. Это и составляет основу эдипова комплекса. Это знаменует первый крупный шаг в развитии автономии личности, ребенок освобождается от своей ранней зависимости от родителей, в частности, от матери.  [15]

    Страницы:      1

    www.ngpedia.ru

    Отправить ответ

    avatar
      Подписаться  
    Уведомление о