Люди трусливые: Что-то пошло не так (404)

Содержание

краткая история вопроса — Моноклер

Рубрики : Культура, Переводы, Последние статьи, Психология


Нашли у нас полезный материал? Помогите нам оставаться свободными, независимыми и бесплатными, сделав любое пожертвование: 

Donate


Несмотря на то, что проблема трусости волновала ещё Сократа, в нашей культуре, где принято ставить знак равно между трусом и предателем, это явление считается недостойным внимания. Тем не менее, американский исследователель и автор книги «Трусость: краткая история» Крис Уолш уверен: сегодня это понятие, как никогда, размыто, именно поэтому с помощью него так легко манипулировать поступками людей, не способных отличить трусость от мудрого решения не применять силу. Чтобы разобраться в этом вопросе, мы перевели эссе Уолша «Не будьте слишком храбрыми», которое было опубликовано в прошлом году в журнале AEON.

 

Нелёгкая судьба трусов

Как известно, быть “сикалом” всегда было стыдно: трусов либо избивали, либо расстреливали. Однако это неприглядное человеческое качество  имеет очень важную социальную функцию.

Из-за одного труса может быть проиграно сражение, из-за одного сражения — война, из-за одной войны может быть потеряна страна.

Эту старую, как и сама война, истину озвучил контр-адмирал и депутат английской партии консерваторов Тафтон Бимиш, выступая в Палате общин в 1930 году.

Действительно, заботясь только о собственной безопасности, трус может быть более опасным для своей страны, чем храбрый враг. Даже если трус ничего не делает, он может посеять панику одним только своим видом: трус бледен и суетлив, не может усидеть на месте, но бежать ему некуда, трус стучит зубами от страха — и это единственное, что он в силах делать.

Неудивительно, что солдаты на поле брани больше волнуются не о том, как оказаться героями, а о том, как не выглядеть трусливыми. Но почему трусость считается одним из самых презренных пороков (и не только у солдат)? В  то врем как герои добиваются известности, трусы часто обречены на то, что хуже бесчестья — забвение. Классическое описание трусов можно найти в дантовском путеводителе по загробному миру. В самом преддверии ада толпится кучка безликих душ, о которых даже не хочет говорить Вергилий: трусы — это равнодушные зеваки на пире жизни, те, кто не знал «ни славы, ни позора земных дел», миру не нужно знать о таких. Тем не менее  разговор о трусах и трусости способен помочь нам оценивать поступки людей и научиться управлять своим поведением в те моменты, когда мы испытываем страх. Ведь именно это чувство лежит в основе трусости. Как говорил тот же Бимиш:

Страх — совершенно естественное чувство. Он свойственен всем людям.Человек, который поборол страх — герой, но человек, которого сумел победить страх, становится трусом и получает всё, что он заслужил.

Однако не всё так просто, как кажется. Некоторые страхи просто невозможно преодолеть. Аристотель говорил, что только кельты не боятся землетрясений и наводнений, и можно подумать, они сошли с ума. Трус, говорил он, «человек, который перешёл границы в своем страхе: он боится неправильных вещей, в неправильном порядке, и так далее, вниз по списку…».

Действительно, обычно мы называем трусом человека, чей страх непропорционален опасности, с которой он сталкивается; когда человек не может преодолеть страх и, как следствие, становится не в силах что-либо делать, в том числе исполнять свой долг.

В этом ключе нас больше всего интересует отношение общества к такому поведению. Если, как говорит нам Бимиш, трус заслуживает всё то, что он получает, хочется всё-таки узнать, что именно он получает? В конце своего выступления контр-адмирал предлагает смертную казнь для трусов и дезертиров. Его логика, конечно, ясна: если трус может стоить стране её существования, страна должна быть готова лишить существования труса. В этом Бимиш, конечно, не был оригинален. Практика убийства трусов имеет долгую и богатую историю. Римляне иногда казнили трусов через Фустуарий — драматический ритуал, который начинался, когда трибун дотрагивался до осуждённого жезлом, после чего легионеры забивали его камнями и палками до смерти. Следующие поколения продолжили эту традицию, видоизменив её. В XX веке предпочтительным способом оказался расстрел. Британцы и французы расстреливали сотни солдат за трусость и дезертирство во время Первой мировой войны; немцы и русские — десятки тысяч во Второй мировой войне.

Но род человеческий не всегда ограничивался физической расправой. Унижение — гораздо более обычное наказание за трусость, как отмечал Монтень в своём труде «О наказании за трусость» (1580). Цитируя замечание Тертуллиана о том, что лучше предпочесть, чтобы у человека кровь приливала к щекам, чем чтобы она была им пролита, Монтень так объяснял эти слова: возможно, трусу, которому оставили жизнь, бесчестие возвратит мужество. Способы унижения были более изощрёнными, чем варианты казни: от переодевания труса в женщину и покрытия его позорящими татуировками до выбривания головы и таскания плакатов с надписью «трус».

Если проанализировать все эти варианты расправы, можно обнаружить одну объединяющую деталь: неважно, умирает трус или остаётся жить, его наказание должно быть публичным, если это соответствует его преступлению.

В попытке убежать и спрятаться трус угрожает группе, показывая худший пример и сея страх, как инфекцию. Как гласит одна немецкая пословица, «один трус делает десять». Зрелище пойманного и осуждённого труса служит своего рода прививкой для тех, кто является свидетелями действа, в комплекте с язвительным напоминанием о той цене, которую заплатит любой, кто даст слабину.

В природе нет трусов

Эволюционные психологи мало говорят о трусости, возможно, потому что трусость кажется слишком очевидным эволюционным императивом, сохранившимся до наших дней. Однако существует широко распространенное мнение, что естественный отбор может благоприятствовать самоотверженной кооперации и даже альтруистическому поведению. Многие животные идут на самопожертвование, рискуя собственной жизнью и тем самым расширяя чужие шансы на жизнь и воспроизводство. Так, увидев крадущуюся лису, кролик начинает стучать лапой, поднимает свой хвостик и подаёт белый пушистый сигнал своим товарищам, несмотря на то что привлекает к себе внимание.

Кролики, которые отстукивают лапками ритм, увеличивают шансы на выживание своего рода. Благодаря этому рождается большее количество кроликов, способных на самоотверженные поступки.

Но кролики не нападают на тех, кто не подаёт племени сигналов. В то время как внутривидовая агрессия является очень распространенным явлением, никто из животного мира, кроме, конечно, людей, не наказывает своих собратьев за отсутствие самопожертвования. Недавнее исследование по эволюционной антропологии, проведённое Кит Дженсен и его коллегами из Института Макса Планка в Германии (опубликовано в Трудах Национальной академии наук (PNAS) в 2012-м году), предполагает, что даже один из наших ближайших родственников, шимпанзе, не занимается такого рода наказаниями; стало быть, это исключительно человеческая практика.

Наказание за трусость может произойти даже без использования организованной военной или централизованной политической системы, как показало исследование 2001-го года, опубликованное Сарой Мэтью и Робертом Бойдом в PNAS. Эти антропологи, как и их предшественники в Калифорнийском университете в Лос-Анджелесе, изучали Туркана людей из племени Восточной Африки с примитивным политическим устройством, эгалитарных скотоводов, которые иногда нападают на другие группы, чтобы украсть скот. Если человек из племени Туркана отказывается идти на рейд без уважительной причины или бежит, когда приходит опасность, его могут подвергнуть наказанию, которое варьируется от «неофициальных устных санкций» до тяжёлых телесных наказаний. Дело в том, что участие в процессе наказания третьих сторон (и не только родственников, соседей или людей, находящихся под угрозой исчезновения в результате действий труса) позволяет практиковать членам племени массовую кооперацию, и когда дело доходит до войны, при всех прочих равных условиях, заблаговременное наказание трусости предотвращает подобные рецидивы и увеличивает шансы стороны на победу. Так Туркана избегают участи проигравших, описанной тем же Бимишем: «если трус может погубить страну, и страна не хочет осуждать труса, то сама страна может быть осуждена».

Источник: bigpicture.

Век невыносимого военного напряжения

Любопытен, однако, тот факт, что мы стали менее охотно осуждать или наказывать трусость с течением лет. В наше время доводы Бимиша потерпели поражение. Английский парламент отменил смертную казнь за трусость и дезертирство в апреле 1930-го года. Другие страны поступили таким же образом. Согласно американскому военному уставу дезертирство в военное время должно караться смертной казнью, однако с 1865-го года только один солдат, Эдди Словик, был казнён за подобную провинность в 1945 году. Полевые суды, рассматривающие случаи трусливого бегства, становятся всё более редким явлением и многие из европейских солдат, казнённых за трусость и дезертирство в мировых войнах, были посмертно помилованы.

По мнению Криса Уолша, существует много причин, благодаря которым произошёл этот сдвиг в отношении к малодушию. Прежде всего, то, что парламентарий-лейборист Эрнест Тертл, который долгое время выступал за отмену смертной казни за военные преступления, называл «почти неописуемым напряжением современной войны». Конечно, любая война это всегда напряжение, и военный историк Мартин ван Кревелд, например, сомневается, что положение как-то особо ухудшилось в наше время или что ужас от артиллерийского обстрела может быть более травматичен, чем получение скальпа своего родственника. Однако есть основания полагать, что масштаб современных войн, в которых у сторон есть возможности наносить существенный урон друг другу на расстоянии, создал большее напряжение, чем оно было раньше. Если кельты не боялись землетрясений, взрывы Токио, Дрездена или Лондона, возможно, могли бы их припугнуть.

Когда в 1915 году впервые был поставлен диагноз shellshock («снарядный шок»), это состояние мыслилось как последствие мощных взрывчатых веществ, не виденных раньше миром. Логика была проста: новое оружие должно привести к новым заболеваниям. А новые термины понадобились, чтобы объяснить странные симптомы тремор, головокружение, дезориентацию, паралич, которые некогда причислялись к признакам женской истерии. Как Элейн Шоуолтер отметила в книге «Женские болезни» (1985), слово «снарядный шок» звучало гораздо более мужественно.

Источник: flickr.com.

Даже когда врачи пришли к выводу, что так называемый снарядный шок имел чисто психическую основу, термин устоялся и стал первым в ряду подобных («военный невроз», «военная усталость», «боевое истощение», «посттравматическое стрессовое расстройство», «боевая психическая травма»). Эти определения давали новое официальное название тому типу людей, которые раньше, по выражению Тертла, были «недостойны сочувствия и понимания». Дело не в том, что солдаты с таким диагнозом были на самом деле трусами, но в том, что недостойное поведение, которое ранее воспринималось бы как негативная черта характера или повреждённая гендерная идентичность, теперь стало рассматриваться как признак болезни. Монолитные идеи мужественности, таким образом, оказались оспоренными. Моральное осуждение уступило место медицинскому рассмотрению.

Прогресс медицины в этом вопросе зависит от развития самой медицины. Благодаря новым неврологическим тестам, способным обнаружить доказательства повреждений головного мозга, которые могли быть не замечены десятилетиями и, конечно, столетиями, исследователи возродили оригинальную гипотезу о снарядном шоке, что он имел физиологическую причину. Сегодня мы знаем о том, что от некоторых физиологических факторов, таких как функционирование миндалевидного тела и образование кортизола, может зависеть предрасположенность людей к определённой реакции на страх (способность или неспособность справиться с этим чувством).  Оказалось, что «трусливое» поведение (кавычки вдруг становятся необходимыми) не всегда вопрос характера или мужественности, часто это вопрос генов, окружающей среды, травмы. Учитывая такой сдвиг, неудивительно, что, в соответствии с данными информационной системы Google Ngram, корпус текстов с использованием слов «трус» и «трусость» снизился в два раза по сравнению с остальными английскими словами, опубликованными в течение XX века.

 

Размытое понятие — мечта манипуляторов всех мастей

Однако даже сейчас, когда трусость стала меньше встречаться в языке, презрение к ней не исчезло. Век терапевтического толкования не смог отменить тысячелетнего осуждения. Тень этого осуждения падает даже на условия, которые дают нам альтернативный способ понимания связанных с травмой отказов от солдатских обязанностей; солдаты стыдятся обращаться за психологической помощью, потому что это может быть воспринято, как трусость. Кроме того, мы постоянно слышим, как слово «трус» используется в качестве уничижительного ярлыка для террористов, педофилов и других агрессивных преступников. Это нерефлективное, грубое и неправильное применение термина показывает, что подобные оскорбления до сих пор имеют силу над людьми и что это понятие становится всё более размытым и туманным.

Педофилов можно счесть трусливыми за то, что они не сумели противостоять своим пристрастиям и их ужасным последствиям, а террористов можно обвинить в малодушии и трусливости их убеждений  (в их мире чрезмерное опасение рассматривается как трусливое в глазах своего бога, или в свете своего дела). Но когда мы бросаемся словом «трус» в сторону таких злодеев для нас это обычный способ выражения презрения к тем, кто пользуется уязвимыми и беспомощными. С одной стороны, такое осуждение способно помочь нам почувствовать себя хорошими, с другой стороны, оно может отвлечь нас от нашей собственной трусости и лишить нас этического инструмента, который может быть полезен и не только для солдат или людей.

Всех нас посещает страх, сказал Бимиш, когда он стоял перед Палатой общин. — Меня он мучает в данный момент, но я буду трусом, если я сяду и не скажу, что чувствую.

Сложно сказать, прав ли был Бимиш, когда произносил эти слова. Ясно одно: невозможность игнорирования страха в определённых ситуациях — это то, что мы узнали, среди прочего, о человеке перед лицом ужасов современной войны.

Тем не менее, я уважаю Бимиша за то, что он не сел, и ценю то, как он использовал позор трусости, чтобы использовать его в своей нелёгкой политической борьбе. Хотя он считал, что человек, который побеждает страх, герой, я уважаю Бимиша также за то, что он не поздравил себя за героизм. Он подает пример, которому стоит следовать в следующий раз, когда вы сами будете смело говорить вещи, в которые вы верите, даже если это пугает вас. Убеждение себя быть героем может быть не большим подспорьем для вас, чем для солдата. Само понятие —  слишком широко, а слово стало слишком опустошенным и обессмысленным (то же самое можно сказать и о «смелости»). Но убеждение себя, что было бы трусливо не встать и не высказать свою точку зрения, на самом деле способно сдвинуть нас с места.

Метка, связанная с трусостью, больше всего навредила тем, кому приклеили этот ярлык, чтобы заставить заплатить за якобы совершенные преступления. Менее очевидным, но более распространенным является ущерб, нанесенный людям, которые, опасаясь позора трусости, совершали безрассудные и часто насильственные действия. Мысль об этом должна умерить наш пыл в беспорядочном использовании ярлыка «трус», особенно в том случае, когда кто-то отказывается применять насилие.

Источник: flickr.com.

Слишком часто, оглядываясь назад, мы понимаем, что отказ от борьбы не был ни мягкотелым, ни трусливым, но даже был в некотором смысле смелым поступком. После консультации с президентом Кеннеди о том, чтобы пойти на компромисс с Советским Союзом во время кубинского ракетного кризиса в 1962 году, посол США в Организации Объединенных Наций Э. Стивенсон отметил:

«Большинство парней, вероятно, считают меня трусом … но, возможно, мы должны быть трусами в комнатах, когда мы говорим о ядерной войне».Ещё Сэмюэл Джонсон подчеркивал: «взаимная трусость» сдерживает нас».

Тем не менее, метка «трус» может стать мощным механизмом управления нами не только в бою или в политической борьбе, о чём говорил Бимиш, но при любом страхе и конфликте интересов.

Мы все сталкиваемся с похожими моральными подсчётами, особенно это касается случаев, когда возможный позор трусости может быть более полезным для нас и окружающих, чем желание казаться героями. Увы, чаще всего мы находимся под давлением поведенческих стереотипов и общественного мнения. Марк Твен писал об этом так:

Вполне возможно, что рост линчеваний объясняется присущим человеку инстинктом подражания, — этим да еще самой распространенной человеческой слабостью: страхом, как бы тебя не стали сторониться и показывать на тебя пальцем, потому что ты поступаешь не так, как все. Имя этому — Моральная Трусость, и она является доминирующей чертой характера у 9999 человек из каждых десяти тысяч.

Моральная трусость настолько сегодня распространена и обыденна, что человек вообще не чувствует себя трусом. Почему это происходит? Возможно, прав был датский философ Сёрен Кьеркегор, когда говорил, что мысли о трусости охраняют «мужчину от знания о том, что на самом деле является великим и благородным, что должно быть целью его стремлений и его труда — раннего и позднего». Но вместо того, чтобы думать о трусости, размышляя о вековом презрении, о том, что лучше и хуже, цепляясь к этой идее, лучше сконцентрироваться на том, как мы работаем, что именно мы должны делать, и как нам противостоять вечным опасениям.

Как бы противоречиво это не звучало, я хотел бы защитить трусость от грубого и бездумного применения этого термина. Именно неосторожность, неаккуратность в употреблении этого слова и его неоднозначность нанесла неповторимый урон тем, кого унижали под эту дудочку и убивали. Даже если и был элемент трусости в их поведении, нам следовало бы не осуждать это, отвлекаясь от своих дел, а культивировать более глубокое сочувствие и понимание.

В рассуждениях о трусости Луи-Фердинанд Селин идет ещё дальше в своём романе «Путешествие на край ночи» (1932) о Первой мировой войне и её последствиях. Опасаясь, что он «один на один с двумя миллионами одержимыми бредом героическими сумасшедшими, вооружёнными под завязку», рассказчик поздравляет себя за то, «что был достаточно осмыслен, чтобы выбрать трусость раз и навсегда». Селин представляет храбрость как проблему и трусость как решение. Стивенсон видел это примерно так же. Есть достаточно веских причин, для того чтобы принять эту позицию, даже если мы не говорим о ядерной войне.

Но это не значит, что все мы должны бездумно поддаваться своим страхам. Лучшее, что мы можем сделать: подумать о том презрении, с которым мы по-прежнему относимся к трусости, и через это презрение попытаться узнать побольше о самих себе и своих страхах. Думы о трусости способны помочь нам преодолеть истинную трусость и не допустить проявления моральной трусости, которая заключается в желании поступать, как поступают все (говорят «казнить» —  значит, нужно казнить, говорят «это наши враги», значит, нужно готовиться  наступлению и т.д.). Но это может пригодиться нам  не только в настоящем сражении или в политической борьбе. Кто мы и где мы находимся, что мы делаем, что мы думаем, как ведём себя в близких отношениях,  даже то, что мы знаем и позволяем себе знать — иногда кажется, что всё это было сформировано раздутыми страхами и стало своеобразным долгом, который мы платим за то, чтобы чувствовать свою жизнь «нормальной».


P. S.

Возвращаясь к тому, о чём мы говорили в начале статьи, хочется пожелать, чтобы все те, кого сегодня ловко ловят на крючок «трусости», сумели для себя разграничить, что есть настоящая трусость, а что — жалкая красная тряпка, которой сегодня размахивают все кому ни попадя, чтобы ввергнуть мир в очередной армагеддон, а те, кто пытается сегодня манипулировать этим понятием в угоду своим целям, остались ни с чем. Берегите себя и свою семью — тогда вас точно нельзя будет назвать трусом.

Источник: «Be not brave», Aeon.

На обложке: американский заговорщик Льюис Пауэлл/Wikipedia.

психологиячеловек

Похожие статьи

«Только слабые и трусливые люди выполняют все правила и законы» – Учительская газета

В стране завершается наше очередное ноу-хау зарубежного образца – первое всероссийское тестирование школьников и студентов, инициированное и одобренное Госдумой и Минобрнауки РФ и направленное на раннее выявление употребления наркотиков. Министерский приказ вышел в июне, а к сентябрю все регионы утвердили соответствующие планы работы, в которых тестирование решено было провести в ноябре-декабре. Так, например, происходило в Воронежской области. Вскоре назначили региональных операторов, ответственных за данное тестирование: в Воронежской области это Центр психолого-педагогической поддержки и развития детей. А ему в помощь – разработчика электронной системы для проведения тестирования, в Воронежском регионе им стал Центр развития образования и мониторинга образовательной деятельности. Структуры, сами понимаете, серьезные и ответственные, вот только ни в одном, ни в другом центре ни у кого не возникло и капли сомнений в том, какие тесты предлагать школьникам и студентам.

Сомнения и вполне справедливое неприятие появилось у школьных психологов, учителей и директоров, которые, прочитав сексуально-просветительские пассажи из предложенного детям теста в ужасе схватились за головы! Даже стали звонить собкору «Учительской газеты» и присылать возмущенные письма на электронную почту с требованием защитить школы и прекратить издевательства над детьми!

Начав разбираться, откуда что взялось, удалось выяснить следующее. Воронежские организаторы тестирования предложили школьникам пройти тест известного автора Алексея Николаевича Орла, его диагностику СОП – склонности к отклоняющемуся поведению. В назначении теста читаем, что предназначен он для «измерения готовности (склонности) подростков к реализации различных форм отклоняющегося поведения». Вариантов ответов два – да или нет, если затрудняетесь, все равно выберите то, что вам ближе. В ключе к тесту даются шкалы результатов (шкала в данном случае – это группа ответов, по которой можно составить то или иное мнение об отвечающем). Шкалы такие: склонность к преодолению норм и правил, склонность к аддиктивному поведению, склонность к самоповреждающему и саморазрушающему поведению, склонность к агрессии и насилию, склонность к деликвентному поведению. Тест разделен на мужской и женский варианты. Заметьте, ни в том, ни в другом нет ни слова о наркотической зависимости. Зато есть более широкое понятие аддиктивного поведения, которое включает и «ощущаемую человеком навязчивую потребность в определённой деятельности», и «патологическое влечение к чему-либо, что увеличивает риск развития психических заболеваний». Термин часто употребляется для таких явлений, как лекарственная зависимость, наркомания, но ныне применяется и к нехимическим зависимостям – игромании, шопоголизму, интернет-зависимости, фанатизму ит.п.

Что такое деликвентное поведение? «Антиобщественное противоправное поведение индивида, воплощенное в его проступках (действиях или бездействии), наносящих вред как отдельным гражданам, так и обществу в целом». Более конкретно противоправные проступки против граждан и общества называются преступлениями.

Теперь понятно, каким «всеобъемлющим» оказалось тестирование воронежских школьников? Опытные школьные психологи даже провели аналогию с методикой, направленной в большей степени не на определение склонности к употреблению наркотиков, а на выявление потенциальных малолетних преступников.

Второе, что поразило и возмутило, – подбор тестовых утверждений. Тест представляет собой не вопросник, а именно подборку утверждений, причем провокационных, и это недопустимо. Потому что высказывания наподобие тех, с которых мы начали разговор, должны заканчиваться знаком вопроса, но никак не точкой! Иначе получается убеждение, даже навязывание: «чтобы получить удовольствие, стоит нарушить некоторые правила и запреты», «только слабые и трусливые люди выполняют все правила и законы», «удовольствие – это главное, к чему стоит стремиться в жизни», «наивные простаки сами заслуживают того, чтобы их обманывали». Такие высказывания никак не должны являться безапелляционными утверждениями, они могут только лишь обсуждаться в обществе, считающим себя гуманным и социально ответственным. Мало того, в конце такого обсуждения должны делаться выводы осуждающего характера, что это неправильно, что это плохо – добивать и топтать слабых, идти по трупам к достижению цели, пользоваться в своекорыстных целях доверчивостью других, в конце концов, жить за счет других – это тоже плохо, поэтому и не должно удовольствие становиться целью жизни.

Понимаю, что мне могут возразить, что тесты не для этого предназначены, что во время их проведения не спорят, а лишь высказывают свое мнение. Только все это лукавство, потому что у большинства из тех, кто на эти тесты отвечал или должен был отвечать в школах, своего устоявшегося мнения еще нет, оно только формируется. В том числе формируется и с помощью таких вот тестовых утверждений. Ведь если взрослые подсовывают детям столь безапелляционные высказывания, значит, это правильно, значит, и высказывания верны! И нечего тут долго раздумывать, тем более что по правилам проведения тестирования отвечать надо быстро, повинуясь первой мысли.

В итоге педагоги пришли к абсолютному выводу: такие спорные высказывания нельзя предлагать в форме утверждения, они должны заканчиваться только вопросом, то есть, предполагать дальнейшее осмысление и различные варианты ответов. Мало того, некоторые из предложенных утверждений вообще не должны пропагандироваться в школе. Это не то место, это не кабинет сексопатолога! И представьте себе, какой знак – плюс или минус поставит 14-15-летний подросток, если ему предложат одобрить или опровергнуть высказывание «секс должен занимать в жизни молодежи одно из главных мест». Паренек, во-первых, будет долго смеяться – и потому что его поставили таким утверждением в неудобное положение, и соответственно над глупостью взрослых, которые предложили такой тест, а во-вторых, он в 99% случаев поставит плюс и сразу перейдет в разряд аддиктивных, а то и деликвентных как будущий потенциальный насильник.

Еще один очень важный момент, на который обратили внимание учителя и школьные психологи. Сегодня психопатия не считается болезнью, и в школах достаточно детей с довольно неустойчивой психикой. Учитель может этих расстройств не заметить, а родитель не сказать о них учителю. Будут ли адекватно вести себя такие дети, если натолкнутся на высказывание «я смог бы своей рукой казнить преступника, справедливо приговоренного к высшей мере наказания» или «я бы хотела присутствовать при казни такого преступника». Это взрослому может показаться смешно, он же знает, вернее, точно предполагает, что такого случая, скорее всего, не произойдет в его жизни, никого он не казнит. А подросток этого еще не осознает, и вполне возможно, будет думать и о мучениях на электрическом стуле, и о том, как выпущенная им пуля выбивает мозги из черепа пусть и преступника, но все равно живого человека. А как вам вот такие утверждения: «счастливы те, кто умирают молодыми», «временами я не могу справиться с желанием причинить боль другим людям», «иногда мне так и хочется сделать себе больно», «когда я стою на мосту, то меня иногда так и тянет прыгнуть вниз», или вот это – «мне иногда не хочется жить»! Между прочим, в официальных документах, сопровождающих тестирование, идет речь и о «профилактике суицидального поведения» школьников. Хороша профилактика?

Психологи и учителя, проводившие тестирование, а это были в основном информатики, так как отвечать полагалось через компьютеры в онлайн-режиме, рассказывают, что некоторые девочки захотели просто встать и уйти во время тестирования, буквально убежать из школы, потому что посчитали себя оскорбленными. Вполне возможно, им не понравились утверждения из женского варианта анкеты, например, такие: «многие запреты в области секса старомодны и их можно отбросить», или «терпеть боль назло всем бывает даже приятно», или «бывало, что я случайно попадала в неприятную историю после употребления спиртных напитков», или вот это – «шедевральное», очень гендерное и современное: «если бы я могла прожить жизнь заново, то я бы хотела стать мужчиной, а не женщиной»!

Еще были тихие троечницы из восьмого класса, которые просто не поняли некоторых утверждений и в итоге, ответив наобум, попали в число потенциальных алкоголичек и бандиток. Учительница об этом узнала случайно: после тестирования девочка подошла и смущенно спросила, что означали такие-то высказывания и правильно ли она и ее подружки ответили, поставив плюсики?

Авторы теста вполне справедливо полагают, что не все подростки в 14-15 лет уже потеряли духовное и физическое целомудрие. Что они могут и не знать каких-то взрослых вещей, поэтому им надо о них рассказать!

Еще одно наблюдение. В женском варианте теста содержится 107 утверждений. Из них непосредственно употребления наркотиков касаются только 3 высказывания, например, «если человек в меру и без вредных последствий употребляет возбуждающие и влияющие на психику вещества – это нормально». Еще в двух идет речь о курении («сигарета меня успокаивает») и в восьми о выпивке и пьянстве («бывали случаи, когда мои родители высказывали беспокойство по поводу того, что я немного выпила»). В мужском варианте 98 высказываний, о наркотиках говорится в трех, о курении в двух, о пьянстве и выпивке – в девяти. Вопрос напрашивается сам собой: причем тут выявление склонности к употреблению наркотиков? Точнее было бы обозначить целью выявление юных алкоголиков или садистов, потому что теме агрессивности в «мальчуковом» варианте посвящается по меньшей мере порядка 25 утверждений.

Теперь о результатах. Вообще-то тестирование было анонимным. С родителей 14-летних подростков брали согласие на психолого-педагогическое тестирование, некоторым даже не сказали, что оно будет «антинаркотическим». Но, видимо исходя из мысли, что ничего хорошего от большинства нововведений последних лет ждать не приходится, некоторые родители ответили отказом. В итоге, как это было в одной из воронежских школ, из 300 с лишним учеников 9-11 классов (восьмиклассников в этой школе почти не опрашивали) протестировали 230 человек. Тестов заранее никто никому не показывал, ни родителей, ни детей с ними не знакомили. Итоги тестирования отправили на обработку региональным операторам, а школы получили лишь итоговые цифры: столько-то процентов старшеклассников в вашей школе склонны к употреблению. Главный вопрос так и остался без ответа – что теперь делать? С кем конкретно работать, кого защищать, уберегать, предостерегать и т.д.?!

Я даже ничего не хочу говорить об эффективности траты бюджетных денег и результативности исследования! Особенно если вспомнить масштабы страны. Выходит, что единственным результатом всего этого станут проценты «склонных к употреблению», которые в реальности более чем сомнительны. А примерная статистика и без того известна.

Ну и под занавес еще раз о содержании. Самое интересное в том, что тесты каждый регион выбирал на свой вкус, страх и риск. И далеко не все остановили свой выбор на варианте, составленном Алексеем Орлом. Например, в Тамбовской области региональный оператор проведения тестирования Центр лечебной педагогики и дифференцированного обучения совместно с Тамбовским институтом повышения квалификации учителей воспользовались методикой Амановой и Каткова. Как рассказали мне сотрудники тамбовского центра, этот тест проще в понимании педагогам и более соответствует теме профилактики употребления наркотиков. А тестирование по методу Орла достаточно широкое, тестирующее в том числе и на склонность к преступному поведению. Конечно, я ознакомилась с тестом Амановой и Каткова: мало того, что в выражениях он гораздо более приемлем для школьников, но даже в своем назначении он более узконаправлен и своей основной целью ставит лишь исследование степени риска вовлечения подростков «в орбиту наркотизма». Кстати, вполне возможно, что и этот тест кому-то покажется далеким от идеала, опытный профессиональный психолог наверняка предложит целый ряд авторских методик и фамилий. Одно только пожелание: десять раз подумать, прежде чем начинать применять их в школе!

Фото автора

Рейтинг самых трусливых знаков зодиака

Для одних трусость — это оскорбление или как минимум отрицательная характеристика. Для других — тактика и стратегия. Вот и знаки зодиака делятся на тех, кто не боится идти на риск ради достижения цели, и тех, кто предпочитает не лезть на рожон. Астрологи составили рейтинг самых трусливых знаков зодиака.

Редакция сайта

Теги:

Гороскопы

Смешные гороскопы

Болезни

Психология

Путешествия

Legion-Media

Овен

Овны презирают трусость и нерешительность и привыкли добиваться желаемого исключительно волевым усилием. Однако и этот знак зодиака может проявить себя как трусливый: например, если на него оказывается коллективное давление или Овна призывают к ответственности за поступок, который ему стыдно вспоминать. Овен нетруслив от природы, но он не может выстоять против всех и часто опирается на общественное мнение.

Телец

Практичный Телец, для которого главное — результат, не мыслит категориями «смелость» и «трусость», для него существуют стратегия и психология. И если самое продуктивное решение в сложившейся ситуации – струсить и пойти на попятную, Телец так и сделает.

Более того, Телец искренне не понимает тех, кто геройствует почем зря, и втайне считает, что это от комплексов. Можно ли сказать, что Телец — трусливый знак зодиака? Скорее, умный.

Близнецы

Единственное, перед чем пасуют Близнецы, — это ответственность. Если призвать Близнецов отвечать за свои поступки, особенно за те, за которые им стыдно или неудобно, то этот знак зодиака испугается, но не убежит, поджав хвост, а воспользуется своим талантом убалтывать и уговаривать и переложит всю ответственность на вас. Всё остальное — перемены, нестабильность, финансовый крах — Близнецам не страшны. Они готовы потерять всё, что у них есть, и начать с чистого листа с еще большим энтузиазмом и рвением.

Рак

Рак — один из самых трусливых знаков зодиака и главный его страх — страх самой жизни. Рак везде видит опасность, никогда по собственной воле не впутается ни в какую авантюру и будет отговаривать других.

Даже путешествие в новую страну Раку кажется опасным предприятием, что уж говорить о других, более глобальным переменах. Для этого знака зодиака характерно движение вспять,  а всё, что связано с развитием или открытием новых горизонтов, у них вызывает приступ паники.

Лев

Ты удивишься, но от природы Лев отнюдь не храбрец, его можно назвать одним из самых трусливых знаков зодиака, который себя подбадривает и ищет поддержки у других. На рискованный поступок Льва могут подтолкнуть только устремленные на него взоры и возложенные надежды.

Это тот знак зодиака, который с легкостью признается себе в трусости один на один, но выставить себя трусом перед кем-то — ни за что на свете. И все же не воспринимайте всерьез все рассказы Льва о его подвигах – они могут оказаться выдумкой.

Дева

Деву нельзя назвать трусливой, если рассуждать глобально. Однако у каждой Девы есть небольшой список вещей, который наводят на нее страх и парализуют. Для большинства представителей этого знака зодиака такой темой становятся болезни.

Среди Дев очень много нозофобов и ипохондриков, и вообще этот знак зодиака, как ни один другой, склонен к различным фобиям. Но в случае Дев дело не в храбрости и трусости, а во впечатлительности и подвижной психике.

Весы

Весы нельзя причислить к трусливым знакам зодиака, хотя и безалаберной храбрости в них нет. Весы привыкли действовать по ситуации, но не ориентироваться на других. И если все побежали вперед, а нужно назад, Весы не составят храбрецам компанию и предпочтут действовать по индивидуальному сценарию. Кто-то сочтет это трусостью, но для Весов это — рациональное поведение. Работает схема и в обратном порядке: там, где все испугались, Весы могут проявить себя с неожиданной стороны.

Скорпион

Вся жизнь Скорпиона — сплошной бой с окружающими людьми, обстоятельствами и даже с самим собой. Этот знак зодиака просто не может позволить себе быть трусливым и долго думать перед тем, как принять решение в критической ситуации.

Несмотря на то что Скорпионы — прекрасные стратеги, как губка, впитывающие информацию о других людях и просчитывающие все ходы вперед, в момент опасности они принимают решение импульсивно и бросаются в самую гущу событий, не думая о последствиях.

Стрелец

Стрелец не относится к разряду трусливых знаков зодиака, он проживает жизнь так, как будто играет в компьютерную игру, где всегда можно сохраниться, и ничего не боится. Поступая тем или иным образом, Стрелец не держит в голове плохого сценария развития событий, а полагается на свойственную ему удачливость и на то, что Вселенная будет благосклонна к нему. Не очень разумная стратегия? Но именно в случае Стрельца она работает, а трусость и нерешительность, наоборот, тормозят их.

Козерог

В повседневной жизни Козерог склонен к трусости или, как он выразился бы, к осторожности. Но этот знак зодиака по полной реализует свою потребность рисковать в спорте и увлечениях. Среди Козерогов много любителей экстремальных видов спорта. Этот знак зодиака может прыгнуть с парашютом и испытает ни с чем не сравнимые эмоции, но в деловой или личной жизни адреналин ему ни к чему.

Водолей

Судя по тому как ведет себя Водолей, может показаться, что у него девять жизней, а может, и того больше. Этот знак зодиака не боится идти на риск, показаться дураком или кого-то обидеть. Он слишком легкомысленен, чтобы быть трусливым или осторожным, однако серьезные проблемы могут подкосить Водолея, потому что он никогда к ним не готов. У Водолея, как правило, нет запасного плана, да и вообще никакого плана действий, поэтому в критической ситуации он может струсить и сбежать и не будет терзать себя муками совести или страдать от ущемленного самолюбия.

Рыбы

Храбрецами Рыб не назовешь, а одним из самых трусливых знаков зодиака? Тоже вряд ли. Несмотря на то что в повседневной жизни Рыбы предпочитают двигаться по пути наименьшего сопротивления и не храбриться почем зря, в решающую минуту они способны проявить и смелость, и смекалку, особенно если дело касается близких людей. Этот знак зодиака как будто всю жизнь копит энергию и решительность, чтобы потом в один прекрасный момент показать, на что способен.    

Фото: Legion-Media

Трусливые кадры решают всё — Троицкий вариант — Наука

Алексей Крушельницкий,
докт. физ.-мат. наук, сотрудник Университета Мартина Лютера
(Халле, Германия)

Написать этот текст меня побудило известие об отмене конкурса на профессорскую должность в Санкт-Петербургском госуниверситете для историка Ивана Куриллы (контракт с преподавателем решили прервать в середине учебного процесса, его ставку — аннулировать. — Прим. ред.), а также новость о том, что один из моих старых знакомых, наоборот, недавно сильно продвинулся по административной линии. При этом мне вспомнился вынужденный уход экономиста Константина Сонина с поста проректора «Вышки» и некоторые другие похожие, но гораздо менее громкие случаи.

Когда я работал в Казани, я часто замечал, что кадровые перестановки как вверх, так и вниз в РАН и в Казанском университете, то есть там, где я всё мог наблюдать своими глазами, вызывают ну не то чтобы уж очень сильные негативные эмоции, но какую-то унылую тоску. Поначалу я не видел в этом никакой глобальной закономерности, смотрел на каждый случай по отдельности. Кто-то получает должности деканов, проректоров, завлабов, места во всяких советах, кому-то дают группы, помещения, премии и грамоты, всеми силами обеспечивают защиту диссертаций, а кто-то, наоборот, не переизбирается, не находит себя в списках, кого-то очень убедительно просят освободить должность, например, замдекана («Ну, ты ведь сам всё понимаешь!..») или не участвовать в конкурсе, и т. д.

Обычно всё это делается без скандалов и не спеша. Но делается. Не получилось сейчас — ничего, подождем до следующего удобного момента. Ну, в принципе, обычная жизнь, в каждом случае свои обстоятельства с предысторией, свои взаимоотношения, своя политика. По-всякому бывает. Но в целом весь этот кадровый метаболизм за последние лет десять-пятнадцать оставлял ощущение какой-то надвигающейся серой тучи. Я сейчас намеренно не пишу о тех, кого каждый день показывают по телевизору, о министрах, депутатах и прочих вип-персонах, это отдельный разговор. Я о мелких и средних начальниках, о тех, с кем обычные люди встречаются каждый день и от которых непосредственно зависят. Их гораздо больше, и они гораздо важнее министров и депутатов. Так вот, хотя мои личные наблюдения большой статистики, конечно, не образуют, тем не менее с какого-то момента мне стало казаться, что все эти кадровые продвижения как будто кем-то очень тонко управляются. Как будто бы есть какие-то неписаные, но жесткие инструкции для сортировки на тех и этих.

Если сказать, что в начальники продвигаются в основном бездари, умеющие только лизать задницу более высокому начальству, то это будет очень сильным упрощением, хотя и такие тоже есть. Нет, среди тех, кто сейчас в административном фаворе, есть немало грамотных специалистов. Практически все они — люди очень неленивые. Многие — бесспорно умные. Некоторые искренне стараются не делать мерзостей и выглядеть прилично, ну, в рамках реальных возможностей, конечно. (Причем, по моему ощущению, в Академии о приличиях заботятся побольше, в университете как-то всё намного проще и циничней.) Короче, люди разные, но есть у них почти у всех нечто общее.

Я долго не мог сообразить, как это правильнее сформулировать, но сейчас думаю, что правильно было бы сказать так: они все жутко трусливые. Их трусость, может быть, не видна с первого взгляда, и, конечно, — что вы, что вы! — это совсем не трусость, это только лишь благоразумие, трезвый взгляд на вещи, учет реальных обстоятельств, желание добиться конкретного результата, а не просто руками махать и т. п. Но это именно она, трусость, которая является пропуском в нынешние российские так называемые социальные лифты.

Рис. В. Богорада

Конечно, никто сверху никаких явных установок по кадровой политике не дает. Это происходит плавно и постепенно само собой: начиная с самого-самого верха, они по цепочке вниз просто воспроизводят себе подобных. Даже если речь идет о выборах снизу, например о выборах в ученый совет или о выборах декана, есть масса мягких способов организовать процесс так, чтобы он не привел к ненужным эксцессам, конечно никаких формальностей не нарушая.

Да-да, я прекрасно понимаю, что смелых людей вообще не очень много, а в России особенно — сказывается многодесятилетняя масштабная селекция. Тем не менее среди лидеров процент независимых, свободных людей явно должен быть выше, на то они и лидеры. Пусть не все, но должна быть некоторая критическая масса, которые не боятся. Иначе общество будет гнить. Но именно такие сейчас строго противопоказаны для нынешней системы. Даже отдельные единичные вкрапления небоязливых личностей методично и старательно вычищаются. Все эти трусливые начальники, огромной своей массой намертво цементирующие всю страну, в хмуром единении внимательно оглядываются по сторонам — ну, кто тут еще не наш? Ты? Ну что ж, дорогой, пришло время делать выбор — выбирай…

Кстати, о выборе. Есть такие люди, которых знаешь давно и хорошо (либо о ком много слышал от знакомых, которым полностью доверяешь), про них с уверенностью можно сказать: ну вот этот точно ни при каких обстоятельствах не переродится, он, может быть, на амбразуру не полезет, но уж, по крайней мере, сам в этой мерзости участвовать не будет. Были такие люди, конечно, и у меня, про которых я мог сказать вот именно такие слова… Хм, не я первый заметил, что последние годы российской действительности подарили нам много открытий во взглядах на, казалось бы, незыблемые понятия и на людей, в которых раньше нисколько не сомневался. Вот интересно: иногда именно такие люди, правда в гомеопатических дозах, рекрутируются нынешней системой. Поначалу думаешь: ну, слава богу, вот будет там хоть один, который не из этих! Проходит время… ну, в общем, дальше вы поняли.

Мне лично не доводилось ни с кем из них вести задушевных разговоров, но некоторые друзья рассказывали. Где-нибудь на даче после второй бутылочки они произносят примерно такой монолог: «Ты что думаешь, я не понимаю, что там ващебл*п*ц происходит? Да я это лучше тебя знаю, я сам в этом говне варюсь каждый день! И что теперь, только плакать да скулить? Дело делать-то всё равно надо, и я его делаю!» Ну, монолог вполне ожидаемый. Только лукавят они. Не для дела их там привечают, а для того чтобы они — вот именно они — в нужный момент промолчали. И они молчат. А если обстоятельства раком поставят, такое тоже случается, то приходится не только молчать, а и говорить. И они говорят. Потому что они трусливые.

Когда я затевал всё это писать, мне хотелось сделать что-то вроде обращения — мол, друзья дорогие, не ходите вы в начальники. Оставь-те вы это «я хочу вступить в КПСС, чтобы сделать ее лучше». Лучше вы ничего не сделаете, а вот вас хуже — могут сделать запросто. Сколько уже этих «точек невозврата» пройдено, ну сколько их еще нужно?! Путь туда не очень сложен, а вот обратно — зачастую невозможен. Но по-том подумал, что делать такие призывы из своего благополучного далёка не совсем честно. Да-да, я всё понимаю, сам там еще недавно жил, пусть бросит камень тот, кто… ну, и так далее. Поэтому, да, лучше мне ни к чему не призывать. У каждого своя голова на плечах, каждый сам со своей совестью разберется. Но всё же, если сможете — постарайтесь не бояться.

http://rheif.livejournal.com/37037.html

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

См. также:

Собачьи страхи

Трусость – довольно распространенная черта собачьего характера. Черта нежелательная ни для питомца, ни для его владельца, но вполне поправимая. Чтобы помочь своему любимцу стать спокойнее и увереннее, необходимо разобраться с причинами появления страхов и акцентировать внимание на грамотном общении с животным.

К сожалению, многие собаководы встречаются с такой проблемой, как трусость. В основном из-за того, что при разведении породистых собак владельцы питомников уделяют внимание, прежде всего, внешнему виду собаки, а не ее поведению. При продаже щенков не каждый заводчик расскажет новому владельцу о психологии животного, о том, как с ним взаимодействовать и, что с малышом обязательно нужно заниматься дрессировкой — с любой породой.

Кроме того, люди часто заводят не живое существо, а «картинку», и самая большая ошибка — это накладывать на собаку свою психологию и свое поведение. Например, трусливые питомцы часто встречаются среди маленьких, декоративных пород собак, и хозяева поддерживают трусость в таком питомце: хватают на руки при приближении другой собаки, либо, если питомец начинает нервничать и бояться, активно его жалеют, хотя опасности и причин бояться нет. Получается, что люди сами закладывают в маленьких собак страхи или подкрепляют их своим неправильным поведением.

Помимо декоративных питомцев, такая черта, как трусость, характерна для собак из приюта или «потеряшек», то есть для тех, кто долгое время жил в одиночестве на улице, либо если это собаки со сложной судьбой — особенно, если их обижал человек. Адаптировать сложно — они не верят людям, боятся шума и других собак.

Причины формирования трусливого характера:

•  Недостаток еды, тепла и внимания от матери, агрессия от сородичей, одиночество; 

•  Нахождение в вольере в одиночестве, или редкое общение с другими собаками и с людьми.

Чем моложе собака, тем она более беззащитная. В детстве собака может стать трусливой, например, из-за того, что братья и сестры были более сильными и слишком доминировали над щенком, мать уделяла малышу недостаточно внимания, или же щенка слишком рано оторвали от матери, либо на него кричали и, возможно, били.

Но и во взрослом возрасте собака может напугаться, как говорится, на всю жизнь. Причиной этого может стать агрессивное поведение человека, избиение, либо нахождение в маленьком, замкнутом пространстве без общения с человеком и сородичами (темнота, отсутствие воды и еды, шумы и неизвестные звуки усугубляют страх еще сильнее).

Если вы стали владельцем взрослой трусливой собаки, избавить ее от страхов будет не просто, но при желании вполне возможно. Для этого необходимо запастись терпением, во время общения с собакой вести себя спокойно, чаще играть с ней. Важно социализировать питомца – показать, что на улице не опасно, что другие собаки дружелюбны. Защищать его, если действительно есть опасность — показать, что рядом с хозяином ему ничего не угрожает, и хозяин всегда сможет его защитить.

Правила общения

С первого дня появления щенка в доме нужно объяснить ему, что можно, а что нельзя. У щенка должна быть миска с водой, теплое место для сна, где его никто не будет тревожить, игрушки. Нужно стараться как можно больше общаться со щенком, играть. Если малыш сделал что-то из списка «нельзя», не нужно ругать его, потому что он не поймет вас. Лучше оставлять щенка одного на территории, где ему разрешено играть и где он не сможет испортить ценное имущество.

Проявить строгость в общении с малышом можно только в том случае, если вы «поймали» его в процессе совершения проделки. В этой ситуации можно сказать «нет» и сразу после этого показать, как правильно делать. Например, если щенок грыз мебель, нужно строго сказать «Нет!» и радостно предложить игрушку, со словами «Да, можно».

Мир такой большой!

Чтобы малыш не боялся уличных прогулок и всего того, что может встретиться за пределами родного дома, знакомство с улицей можно начинать ещё до прививок: например, дать посмотреть ему в окно, выйти из дома, держа щенка на руках, походить с ним по улице. Пусть он увидит мир, машины, других людей и т.д. При спокойном поведении можно давать щенку лакомство, похвалить его, проявлять радость при общении с питомцем. Если же щенок начинает пугаться, продолжать вести себя ровно и спокойно.

                 

Разные страхи

Собака боится хозяина (хозяев).  Если собака сразу начала пугаться хозяина, при первом же знакомстве, возможно, человек неправильно себя ведет с ней — слишком доминирует, машет руками и кричит, не позволяет собаке играть, пить и есть, спать. Если хозяин что-то запрещает собаке, то в ответ нужно и разрешать, только спокойно объяснить, что «да» и что «нет». Нужно общаться со своим питомцем, играть, дрессировать — только правильное поведение может способствовать налаживанию контакта с питомцем.

Собака боится сородичей и часто пугается во время прогулки.  

Боязнь своих сородичей в основном встречается у собак из приютов и с улицы. Нужно социализировать собаку, начиная с общения с одной посторонней особью, потом с несколькими. Собака должна понять, что другие собаки не представляют для нее опасности. Обычно это не быстрый процесс, но постепенно собака привыкнет и станет веселой и общительной с другими четвероногими.

Маленькая собака дрожит во время прогулки. 

Если дрожь не является следствием особенностей физиологии или холодной погоды, это может быть страх, который проявляется только на улице. Возможно, собаку похвалили или пожалели, когда она начала трястись и собака решила, что такое поведение правильное и нравится хозяину.

Собака боится гостей.

Если собака боится только тех людей, которые приходят в дом, то, возможно, они ведут себя очень шумно, пытаются нарушить спокойствие питомца на его месте (чего делать нельзя!), прогоняют его или ругают. Хозяину собаки необходимо объяснить гостям, как вести себя с его любимцем и чего по отношению к собаке делать категорически нельзя.

Собаку пугают грозы, фейерверки. 

Прежде всего, необходимо вести себя спокойно, если собака начала бояться, пытается убежать или тянет домой. Нужно отвлечь ее, поиграть с ней или побегать. Или же просто продолжать спокойно и ровно себя вести, дав понять, что опасности нет. Не жалеть собаку, не успокаивать, иначе страх закрепится, и тогда отучить питомца бояться может стать сложнее.

      

Поскольку для домашней собаки лидером ее стаи должен быть хозяин, то и образцом для поведения питомца являются настрой и действия его владельца. Поэтому если ваш четвероногий испытывает страх в той или иной ситуации, помочь ему справиться с ними – именно ваша задача, которую при правильном подходе вполне можно решить.

                  Автор: Мария Сухарева (Кинолог)

Источник: www.animal.ru

            

«Трусливый страх перед приговорами Европы» – Weekend – Коммерсантъ

350 лет назад, 30 мая 1672 года, у царя Алексея Михайловича родился сын Петр — будущий главный реформатор в отечественной истории, человек, изменивший Россию раз и навсегда, открывший ей Европу и мировую культуру. Это самая яркая и самая очевидная до банальности сторона преобразований Петра Великого — но именно она вызывала и вызывает больше всего страха, негодования, попыток ее оспорить или отменить. Сегодня, когда мы находимся в очередном моменте борьбы с чуждыми ценностями, уместно вспомнить главные из таких попыток.

Валентин Серов. «Петр I», 1907

Фото: Государственная Третьяковская галерея

Валентин Серов. «Петр I», 1907

Фото: Государственная Третьяковская галерея

Текст: Сергей Ходнев

«При царе Михаиле или Феодоре вельможа российский, обязанный всем Отечеству, мог ли бы с веселым сердцем навеки оставить его, чтобы в Париже, в Лондоне, Вене спокойно читать в газетах о наших государственных опасностях? Мы стали гражданами мира, но перестали быть, в некоторых случаях, гражданами России. Виною Петр» — такой приговор вынес в 1811 году нынешнему юбиляру Николай Михайлович Карамзин.

Не какое-то карикатурное охранительское пугало, не адмирал Шишков и не архимандрит Фотий — а признанный интеллектуал и властитель дум. Более того — тот самый литератор, чьи «Письма русского путешественника» (1791) учили отечественного читателя любить священные камни Европы и ценить звание гражданина мира. И тогда, в 1791-м, именно Карамзин хвалил Петра за то, что он «свернул голову закоренелому русскому упрямству», поскольку путь просвещения един для всех народов, и что хорошо для французов, немцев и вообще для всех людей не может быть плохо для русских — ибо «Все народное ничто перед человеческим. Главное дело быть людьми, а не славянами».

Но в 1811-м повестка дня была совсем другая и Карамзин уже был другим — «Колумб российской истории», почти что оракул, знающий тайны народных судеб. И он писал свою «Записку о древней и новой России» не для широкого читателя, а для любимой сестры Александра I, великой княгини Екатерины Павловны (то есть косвенным образом — для высочайшего внимания). Оказавшись в роли чтимого арбитра, он Петра все-таки судит — однако не только за то, что «государь России унижал россиян в собственном их сердце», насильно вводя чужестранные обычаи.

Нет, просвещение вышло боком в том смысле, что «мы, с приобретением добродетелей человеческих, утратили гражданские». По-прежнему находясь, по Карамзину, «в школе иноземцев» и привыкнув считать европейцев братьями, просветившиеся русские стали гораздо более уязвимы в смысле патриотизма, чем их предки, полагавшие всех «немцев» погаными нехристями.

Для этого текста Карамзина принято находить конкретные объяснения — такой момент, устрашающие последствия Французской революции, наполеоновские войны и так далее. Но случай Карамзина совсем не уникален. Такие же повороты и такие же реплики возникали раз за разом, и часто они облекались хотя бы для проформы в упреки именно петровским преобразованиям: не надо было рубить бороды, не надо было слепо вверяться иностранному влиянию, не надо было рушить и высмеивать нашу домашнюю самобытность. Подлинной мишенью же оказывалась вовсе не память царя-преобразователя, а именно что иноземное влияние.

«Иные просвещенные народы», к опыту которых апеллировал Петр, на то и иные: мораль их сомнительна, христианство их повреждено, России сами они добра не хотят, поэтому оглядываться на них вдвойне унизительно. Более того, для традиционных духовно-нравственных ценностей (которые Россия, несмотря ни на какую вестернизацию, все еще глубинным образом хранит) культурная открытость может оказаться откровенно вредна — а значит, никакой пользы «гражданским добродетелям» от такого просвещения нет и быть не может.

Луи Каравак. «Портрет императора Петра I на смертном одре», 1725

Фото: Государственный Эрмитаж

Луи Каравак. «Портрет императора Петра I на смертном одре», 1725

Фото: Государственный Эрмитаж

XVIII век: «Уменьшились суеверия, но уменьшилась и вера»

Среди множества западных обыкновений, которые в петровское время привились в России, была и культура барочного панегирика с его неминуемыми гиперболами. Многократно повторяя на разные лады, что великий монарх вывел державу из тьмы невежества в просвещенное состояние, панегиристы уподобляли Петра не только мастеровому или художнику, то есть творцу с маленькой буквы, но и Творцу-демиургу. Помните, как это в конце концов получилось у Ломоносова: «он бог, он бог был твой, Россия».

И можно себе представить, насколько устрашающе это могло выглядеть для многих. Прошло еле-еле полвека с никоновской реформы, которая была не то чтобы грандиозна по формальному замаху — ну, несколько обрядовых частностей — и тем не менее вызвала к жизни чудовищное противостояние с репрессиями и массовыми самосожжениями. А тут полный демонтаж всего старого уклада, насаждение «еллинских борзостей», брадобритие, против которого святые отцы столько говорили, и царь, который мало того что общается с еретиками и курит богомерзкое зелье, так еще и покушается на божеские почести. Если это и не антихрист во плоти, то кощунник-самозванец, не наш царь, а «немчин», которым злые иноверцы подменили настоящего Петра Алексеевича.

То есть самая ранняя линия протеста против вестернизации — религиозная, и это понятно, иначе и быть не могло в обществе, которое накрепко привыкло поверять истинность веры деталями не только обряда, но и быта. Она же оказалась самой стойкой: ниспровержение старой московской церковной жизни и насаждение западного суемудрия Петру кто только в вину не ставил.

Лубок «Цирюльник хочет раскольнику бороду стричь», первая четверть XVIII в.

Фото: Государственный музей изобразительных искусств имени А.С.Пушкина

Лубок «Цирюльник хочет раскольнику бороду стричь», первая четверть XVIII в.

Фото: Государственный музей изобразительных искусств имени А.С.Пушкина

Однако для образованных умов первого послепетровского столетия эта радикальная линия не только крамольна, но и маргинальна: она для них удел темных душ или корыстных «ханжей» и угроза гражданской жизни — в первую очередь именно их мракобесие. В 1730-е годы возникали, конечно, проекты «реформирования реформы» с возвращением столицы в Москву, реставрацией государственного могущества родовой аристократии и даже восстановления патриаршества, но никакого гонения на западные науки и западные обычаи не подразумевали и они.

Хотя недовольные бывали и среди образованных умов. Князь Михаил Щербатов в трактате «О повреждении нравов в России» (1786–1787) сетовал больше всего на послепетровские царствования, особенно царствования женские: сплошные временщики, никакого внимания к породе, бесконечная погоня за иностранными модами и роскошью, а значит — расточительство и казнокрадство. Этому безобразию он противопоставлял быт московских царей, эдакую патриархальную спартанскую идиллию, где «не знали ни капорцов, ни оливков… но довольствовались огурцами солеными».

Но виновником все равно, хотя бы и невольно, оказывается Петр: это он стал привечать заслуги вместо родовитости, это он поощрял страсть к великолепию на западный манер (с добрыми намерениями, разумеется). И даже борьба с мракобесием и церковными злоупотреблениями пошла дурно — «уменьшились суеверия, но уменьшилась и вера», а ведь для поддержания доброго порядка, если говорить о простом народе, и суеверия могут сгодиться.

Щербатов и его родовитые единомышленники не были антиевропейцами: иностранные языки, западная ученость, европейские одежды и европейский этикет были уже для них такой привычной частью жизни, что воевать со всем этим не могло прийти им в голову. Европа была просто кругом просвещенных народов, в котором оказались и мы, вот и все. Другое дело, что само по себе просвещение, как получается, не панацея — если, оказавшись в этом самом кругу, мы «удивительные имели успехи… но тогда же гораздо с вящей скоростию бежали к повреждению наших нравов». От которого уже рукой подать до повреждения гражданских добродетелей.

Между староверскими бунтарями, видевшими в Петре антихриста, и консервативным князем екатерининского времени — культурная пропасть, которую послепетровские десятилетия же и сформировали. Для первых наведение европейских культурных порядков — скверна в самом отчаянном ветхозаветном смысле, для второго — благое начинание, которое, однако, пошло не так, как задумывалось. Но очень характерен мотив, который все-таки их роднит. Оставить без отеческой опеки и защиты наедине со стихией культуры просвещенного мира русский народ страшно: или душу испоганит, или общественные нравы повредит.

1840–1850: «Русским надо отделиться от Европы Западной»

То, что мы знаем как славянофильство, совершенно не было каким-то автохтонным порождением исконной народной среды, это именно что петровское просвещение и культурная открытость в их поступательном действии. Главные среди «классических» славянофилов 1840–1850-х — столбовые дворяне с прекрасным образованием европейского образца, воспитанные на Гегеле и Шеллинге и вообще многим обязанные немецкому идеализму. И в принципе сам их порыв гораздо понятнее именно на фоне «правого» западного романтизма, таким образом поэтизировавшего родное прошлое и строившего такие воздушные замки на фундаменте народного духа.

Правда, на словах этот порыв то и дело высказывался так: «Все связи нашей публики с Западом должны быть прерваны… Русским надо отделиться от Европы Западной… Верная порука тишины и спокойствия есть наша народность. У нас другой путь, наша Русь — святая Русь…» (Константин Аксаков, 1848). Здесь самое важное и самое новое — то, что образованнейший класс не просто критикует реформы Петра и их последствия, а выступает за родную цивилизацию против чужой, потому что та в лучшем случае несостоятельна. Плох и современный Запад — хоть консервативный, хоть революционный, потому что там, у них, это две стороны одной медали. И Запад исторический: все главные сокровища его мысли — сплошная рассудочность, мелочная логичность, да и вообще по духу своему он клонится к дробности, к частностям, к отдельности; вечно у него действуют отдельные единицы, отдельные сословия. Никакого органического единения там быть не может.

Якопо Амигони. «Петр I с Минервой», XVIII век

Фото: Treasurer’s House, York © National Trust

Якопо Амигони. «Петр I с Минервой», XVIII век

Фото: Treasurer’s House, York © National Trust

Вот Русь с ее первозданной соборностью — совсем иное дело, и трагизм петровского поворота как раз в том, что Петр эту органичность порушил своим деспотичным просвещением, вынудив русских «подражать Западу и насильственно прививать себе его болезни и, стало быть, самые последствия его болезней». Славянофилы обижались, когда их обвиняли в том, что они мечтают о возврате во времена московской Руси, и возражали, что они хотят вернуть не допетровское «положение», которое как же теперь вернешь, а скорее «движение» московской Руси, общий исторический вектор, противный «западному направлению», который когда-нибудь должен принести невероятные плоды. Если только действовать в правильном духе. «Погрузимся в глубину русского духа; мы найдем там неоценимые сокровища, до которых никогда нельзя достигнуть путем насильственных переворотов».

На самом деле и славянофилы в конечном счете обособлены — их системы очень персональны, очень по-разному, но глубоко и артистично разработаны, они вообще в гораздо большей степени литераторы, кабинетные интеллектуалы и салонные ораторы, чем идеологи в казенном понимании. Мучает их не то (или не только то), что образованное общество заглядывается на Запад, а то, что с петровского времени — как им представлялось — вообще возникло это противоречие вкусов, образованности, культурных потребностей между элитой и массой народа-богоносца. (То самое противоречие, которое уже в XXI веке было отчеканено в публицистической эмблеме «Россия айфона vs. Россия шансона».) И государство им как институт вообще подозрительно, а уж реальность позднего николаевского государства подавно. Монархия, да, вещь святая — но как патриархальный идеал, от которого российская реальность была чуть ли не дальше, чем Россия от Европы. Растлевающая фикция продажного либерализма, да, химера — однако как же без свобод, свободы слова в частности: это уж не западные болезни, а испокон веку так на Руси было заведено, что царю — полнота власти, народу — полнота мнения. Если все эти прекрасные идеалы не осуществились, если все идет криво, косо, несправедливо — значит, виноват Петр, кто же еще.

Государство не оставалось в долгу и славянофилов недолюбливало: панславистские лозунги ему до поры до времени были по политическим причинам совершенно неудобны, и даже как будто бы невинное славянофильское фрондерство по части внешнего облика — ношение бород и армяков — воспринималось там, где надо, не как милая эксцентричность, а как провокация, и высочайшее неудовольствие на сей счет выражал не только Николай I, но и молодой Александр II. Доходило и до арестов. Так, Юрий Самарин в 1849-м двенадцать дней просидел в Петропавловской крепости, после чего его вызвал к себе сам Николай и по-отечески разбранил: «Ты пустил в народ опасную идею, толкуя, что русские цари со времени Петра Великого действовали только по внушению и под влиянием немцев. Если эта мысль пройдет в народ, она произведет ужасные бедствия». Бедствия со временем действительно случились — но тогда, когда вера в то, что у нас категорически другой путь, «прошла» не в народ, а в высочайшие сферы.

1881–1917: «Европейничанье — болезнь русской жизни»

После убийства Александра II антизападничество и антиевропейство оказались в опасной близости к государственному самосознанию.

Речь не о торжестве неорусского стиля в изобразительных искусствах. Положим, носить окладистую бороду — личная воля Александра III, как и реформа воинского обмундирования с почвенническими аллюзиями на кафтаны, шаровары, косоворотки и так далее. Но живопись Васнецова, архитектура Шервуда и Померанцева, сладкие псевдонародные ухищрения ювелиров, журнальных рисовальщиков, театральных художников — не было на них распоряжений (хотя и было официальное признание): национальной стариной на переходе от историзма к модерну упивалась художественная культура во всех европейских странах, не в этом дело.

Открыто предать анафеме реформы Петра в том, что касается вестернизации, власть по-прежнему не могла, даже если бы имела такое желание,— в противном случае она рисковала подорвать свой символический авторитет, который, как казалось, все еще крепко связан с петровским мифом и идеей величия первого императора всероссийского. (И вдобавок аннигилировала бы легитимность правящего дома, с петровских времен заключавшего династические браки с немецкими великородными семействами.) Это интеллигенция — от Ге до Мережковского — чем дальше, тем больше относилась к этому величию с опаской. С государственной же точки зрения выходило, что Петр по-прежнему культурный герой и «властелин судьбы». И при Александре II, когда с помпой справляли двухвековой петровский юбилей, и при Николае II, когда праздновали 200-летие Полтавы. Ну и при Александре III, когда сетовать на то, что в Европу таки прорублено окно, не было никаких резонов — войн нет, экономические, культурные и научные отношения с Западом процветают, и сам государь-миротворец, приветствуя в Кронштадте французскую эскадру, ради интересов державы с обнаженной головой слушает гимн Третьей республики, то есть тираноборческую «Марсельезу»: непринужденность и дружелюбие вполне в духе благостных рассказов о Петре Великом.

Николай Ге. «Петр I допрашивает царевича Алексея Петровича в Петергофе», 1871

Фото: Государственная Третьяковская галерея

Николай Ге. «Петр I допрашивает царевича Алексея Петровича в Петергофе», 1871

Фото: Государственная Третьяковская галерея

Но на самом деле после убийства Александра II верх взяли не просто консерваторы и охранители — они-то бывали разными. Один из ближайших сподвижников убитого императора, Петр Валуев, совсем не был идейным ниспровергателем основ, но при этом искренне не мог понять, почему бы России в смысле развития государственных учреждений не следовать опыту просвещенных стран: «если так везде, то так должно сбыться и у нас». Нет, победило направление в духе Данилевского и его до сих пор почитаемой в некоторых кругах книги «Россия и Европа». Направление, травмированное Крымской войной, видевшее в ней, если воспользоваться словами Тютчева, «бешеную ненависть… которая тридцать лет, с каждым годом все сильнее и сильнее, разжигалась на Западе против России». Озлобленное той испуганной неприязнью, с которой Запад реагировал на силовые методы имперского руководства в бунтовавшей Польше. Видящее в Западе «естественного и необходимого противника», который со времен Меттерниха только и делал, что пакостил России, используя в своих грязных целях даже самые благородные ее порывы.

Из всего этого с помощью более или менее развернутых выкладок следовало, конечно, что «Россия — не Европа». А значит, оглядываться на то, что «так везде» — это, по выражению Данилевского, «европейничанье — болезнь русской жизни»: «Мы возвели Европу в сан нашей общей Марьи Алексеевны, верховной решительницы достоинства наших поступков. Вместо одобрения народной совести признали мы нравственным двигателем наших действий трусливый страх перед приговорами Европы, унизительно-тщеславное удовольствие от ее похвал».

Реформам, естественно, тоже доставалось. Скажем, Михаил Катков в молодости с энтузиазмом писал: «Только с Петра русский народ стал нациею, стал одним из представителей человечества. .. А до Великого не было у нас ни искусства в собственном смысле этого слова, ни науки». Позднее же сетовал, что «преобразователь совершил великие дела, но не достиг своей высшей цели», что «вдвинул Россию в Европу, но… поработил русский народ чуждому просвещению». Это публицистика — однако при Александре III катковская публицистика, благодаря связям с Победоносцевым и придворными кругами соответствующего направления, имела большой вес. В 1880-е Катков устроил кампанию против министра иностранных дел Гирса и министра финансов Бунге (обрусевших шведа и немца соответственно) по причине их нерусскости — в предшествовавшие царствования такое было бы просто немыслимо, а вот теперь Бунге в результате этого наступления пал. Но если по большому счету, то куда гибельнее оказалось другое.

С марта 1881 года и до самого падения империи приближенные к трону правые идеологи так и твердили двум царям одни и те же мантры. Все зло, все смутьяны — с Запада, чужестранные свободы и конституции — гиль, пустая говорильня, орудие неправды и интриг, не годится все это для России, она сильна таинственной неизъяснимой связью боговенчанного монарха и его народа, и заимствованные политические формы способны только испортить доверчивые отношения державного отца и его детей.

1924–1953: «Допустил онемечивание России»

В 1924 году, когда с переименованием Петрограда в Ленинград «петербургский период» закончился даже и на последнем символическом уровне, Максимилиан Волошин написал свое знаменитое: «Великий Петр был первый большевик». Сами большевики в ту пору к императору относились двойственно. На то же самое переименование Василий Лебедев-Кумач отозвался журнальным стихотворением, где Петр — обреченная на забвение тень, «мертвый всадник»: «И угрюмо, у зданья Сената, / На зарытой в сугробах скале, / Позабытый мертвец-император / Черным призраком реет во мгле». Отец советской историографии Михаил Покровский в своей «Русской истории в самом сжатом очерке» (1921) не жалел черных красок. «Петр, прозванный льстивыми историками „великим»» — изверг, алкоголик, сифилитик; его административные и военные успехи отмечаются, но как-то безлично — это, мол, «торговый капитал» достиг того-то и того-то.

С другой стороны, спор о зловредности или благотворности вестернизации теперь уж, казалось, был решен. Восходящие к славянофилам соображения о тлетворности иностранного влияния и особом русском пути были отметены, а все охранители-почвенники заклеймены как прихвостни реакционной буржуазии. В духе пролетарского интернационализма враждебными могли быть не чужие державы, чужестранная мораль и не чужая цивилизация, а эксплуататорские классы. В конце концов, Маркс и Энгельс о петровской модернизации писали скорее уважительно, да и Ленин, по сути, мимоходом призывал даже брать Петра за образец в этом отношении — именно за то, что тот «ускорял перенимание западничества варварской Русью, не останавливаясь перед варварскими средствами борьбы против варварства».

Предыдущая фотография

Рисунок Бориса Ефимова к переименованию Петрограда, 1924

Фото: Борис Ефимов

«Петр Первый». Режиссер Владимир Петров, 1938

Фото: ТАСС

Следующая фотография

1 / 2

Рисунок Бориса Ефимова к переименованию Петрограда, 1924

Фото: Борис Ефимов

«Петр Первый». Режиссер Владимир Петров, 1938

Фото: ТАСС

И наконец, в 1930-е оказалось, что «позабытый мертвец-император» не так уж и позабыт. В декабре 1931 года Сталин дал программное интервью немецкому писателю Эмилю Людвигу, где имя Петра возникало практически сразу же. Людвиг спрашивает Сталина, не считает ли он себя продолжателем петровского дела — ведь «Петр Великий очень много сделал для развития своей страны, для того, чтобы перенести в Россию западную культуру». Сталин кокетливо отвечает, что параллель бессмысленна: Петр действительно «сделал очень много для создания и укрепления национального государства помещиков и торговцев», но сам он, Сталин, трудится ради укрепления «государства социалистического, и значит — интернационального».

Дальше, наряду с признаниями в уважении к американцам и симпатиях к немецкой нации, следует важная оговорка: марксизм никогда не отрицал важность героев, не отрицал роли героической личности в истории. Это очень симптоматично — через три года появилось постановление ЦК ВКП(б) «О преподавании гражданской истории в школах СССР», где критиковалось «изложение гражданской истории отвлеченными социологическими схемами» на манер Покровского и предлагалось преподавать историю «в живой занимательной форме… с характеристикой исторических личностей». И среди исторических личностей, которых при этом характеризовали уважительно, сразу же возникло два царя — Иван Грозный и Петр I. Справедливость петровской борьбы против косности и ограниченности советская культура в это время бросилась изображать для трудящихся масс широким флангом: в 1934 году выходят две первые книги романа Толстого «Петр I», в 1937-м и 1938-м — две серии одноименного фильма Владимира Петрова, вполне апологетического, в 1937 году у Михаила Булгакова и Бориса Асафьева возникает замысел оперы о Петре.

Сталинский Петр образца 1930-х борется с традиционными ценностями святой Руси отнюдь не в видах пролетарского интернационализма, а ради империи: Европа коварна, враждебна, даже царевича Алексея пытается использовать в своих антирусских интересах. Но даже с этими оговорками Петр-реформатор оказывается все-таки скомпрометирован как советский культурный герой после войны, в радикально изменившемся идеологическом климате.

В феврале 1947 года Сталин (вместе с поддакивающими Молотовым и Ждановым) принимает в Кремле Сергея Эйзенштейна и Николая Черкасова и проводит с ними установочную беседу по поводу фильма «Иван Грозный». По ходу оживленного разговора генералиссимус повторяет аж дважды, что из двух «хороших царей» более велик Иван IV: «Петр I — тоже великий государь, но он слишком либерально относился к иностранцам, слишком раскрыл ворота и допустил иностранное влияние в страну, допустив онемечивание России».

Это, как легко заметить, ровно та мысль, которую вменял славянофилам Николай I. И на сей раз бедственные последствия были не просто пугающей перспективой, а фактом. Со сталинского вердикта в адрес Петра началась тотальная и оголтелая война за «советский патриотизм» — лысенковщина, постановления «О журналах „Звезда» и „Ленинград»», «О кинофильме „Большая жизнь»» и «Об опере „Великая дружба» В.  Мурадели», атака на «одну антипатриотическую группу театральных критиков» и, разумеется, всеобъемлющие кампании против космополитизма и против низкопоклонства перед Западом.

После 1980-го: «Это был подмененный человек»

При позднем Брежневе делали вид, что та кампанейщина быльем поросла, а Петр на уровне массовой культуры стал фигурой куда более удобной, чем Иван Грозный. Тем не менее на фоне очередного ухудшения отношений с Западом, теперь уже по поводу Афганистана, стали происходить удивительные вещи. Это Сталин эксплуатировал дореволюционное прошлое в государственном, победительно-имперском ключе; после него интерес к досоветской России — с оттепельных времен и далее — приобретает более человечное, даже сентиментальное измерение. Сама эта ностальгичность много чего породила — от расцвета деревенской прозы до живописи Глазунова и Шилова, от воцерковления интеллигентских кругов до светских паломничеств к заброшенным памятникам старого времени, и природа этой тяги была, конечно, антисоветской. Но к 1980 году возникает (надо полагать, при по крайней мере попустительстве органов) динамичная попытка придать этому большому и рыхлому пассеизму организованную радикальность. На базе московского отделения ВООПИиК создается общество «Память» — столп позднесоветского, а потом и постсоветского русского национализма.

«Память» довольно быстро стала использовать нехитрые идеологические наработки черносотенных организаций начала ХХ века. А те, понятное дело, оперировали идеалами соборно-монархического единства допетровской Руси (только измочаленными до совсем непотребного состояния) и конспирологией «Протоколов сионских мудрецов». Но кое-что неочерносотенство смогло привнести и от себя: монархисты 1900-х постеснялись бы и Петру Великому приписывать заговор против России, а теперь выяснялось, что Петр был масон и марионетка западной закулисы. Так что, в отличие от 1840-х и даже 1940-х, уже и не нужны были оговорки типа «конечно, великий был государь, и все же…» для того, чтобы разоблачить петровскую антинародную сущность и объяснить, почему же с просвещением все пошло не так.

И все-таки куда больший успех — массовый, вирусный, денежный, феноменально прочный — достался совсем другой теории относительно антирусского заговора, лживой закулисы и петровского коварства, которая тоже возникла в начале 1980-х и политических притязаний вроде бы не имела. Это так называемая «новая хронология» математиков Анатолия Фоменко и Глеба Носовского.

Зураб Церетели. Памятник Петру I, 1997

Фото: Алексей Зотов, Коммерсантъ

Зураб Церетели. Памятник Петру I, 1997

Фото: Алексей Зотов, Коммерсантъ

Схема ее упоительно проста. Подтасовывая как бы естественно-научные данные (благо массовому читателю они все равно непонятны), отцы-основатели «новой хронологии» констатируют, что на самом деле история земной цивилизации очень коротка — тысяча лет с небольшим. Есть, конечно, астрономическое количество археологических и письменных источников, фиксирующих более ранние эпохи — но они объявляются тотальной фальсификацией (благо в археологии и источниковедении тот же массовый читатель обычно понимает не больше, чем в физике звезд). А дальше уже можно не останавливаться: если привычный каркас общепринятой хронологии и исторической науки отменен, то отчего же не признать, что Дмитрий Донской и император Константин Великий — одно лицо, что Христос (он же апостол Андрей, он же Андроник Комнин) был распят в XII веке в Константинополе, что Троянская война — это IV Крестовый поход и так далее. Сюда уже можно пристегивать все, что душе угодно — хоть «Велесовы книги», хоть русский язык как арийский праязык, хоть Атлантиду.

Сказать «луна обыкновенно делается в Гамбурге» — это не очень весомо. Однако если же сказать «злодеи от вас всегда это скрывали, но мы развеяли обман, на самом-то деле луна обыкновенно делается в Гамбурге» — звучность совсем другая. В результате у «новых хронологов» беспрепятственно получилось, что в Средние века была Русь-Орда, великая планетарная империя, главная держава в короткой мировой истории. Потом она распалась, и появившиеся на ее обломках корыстные супостаты потрудились замаскировать все следы ее подлинного существования. Конечно, это Ватикан и Европа придумали никогда не существовавшую античность, но Россия (уже «поддельная», та, известная нам по учебникам, которая была с XVIII века) в лице Романовых поддержала этот заговор. При этом, если верить Носовскому, именно «вокруг Петра велась какая-то грязная возня» в видах глобальной фальсификации, потому что «это был подмененный человек».

По словам видного экономиста Сергея Глазьева, советника президента РФ в 2012–2019 годах, «новая хронология Фоменко — Носовского дает хорошую логическую основу для восстановления исторической памяти Русского мира. Она полностью укладывается как в научный подход к формированию консолидирующей идеологии, так и в конструирование образа будущего России в интегральном мирохозяйственном укладе».


Подписывайтесь на канал Weekend в Telegram

16 признаков современного труса. Сегодня трус — это не тот, кто… | by Alden Tan

Современный трус — это не тот, кто отказался от драки, отказался войти в дом с привидениями или отказался встретиться лицом к лицу с драконом.

Те времена давно прошли. Мы не живем в мире, похожем на «Игру престолов», где пойти в бар означает ввязаться в драку.

Трус сегодня может быть одет в костюм, говорит слишком хорошо, показывает миру, что он может вписаться, и, прежде всего, следит за тем, чтобы он не делал ничего другого, опасаясь расстроить людей тем, кем он на самом деле является.

Я думаю, что мы все жертвы этого, и мы встречали таких людей. Мы называем их друзьями или семьей даже. Это мрачная правда жизни, но тем не менее факт.

Будет лучше, если вы всегда подниметесь, чтобы справиться со своими проблемами и сбросить других трусов из вашего круга.

1) Он боится честности

Он не просто нечестен, он вообще боится честности. Современный трус знает, что его истинный характер ничего не стоит для других, поэтому он лжет и создает для других ложный образ. И это для того, чтобы возвысить себя на иллюзорном пьедестале, чтобы возвышаться над другими.

Современный трус в основном заблуждается, наслаждаясь своим фальшивым миром. Он живет в нем и умрет за него.

2) Он избегает сильных людей

Потому что знает, что у него комплекс неполноценности по отношению к хорошим, честным людям, и боится, что они уличат его в ерунде. Он не смог бы спрятаться и дать отпор таким образом.

Ирония в том, что он втайне восхищается сильными людьми и равняется на них, но в конечном итоге он так старается в неправильном направлении.

3) Он тусуется со слабоумными людьми, которыми, по его мнению, может воспользоваться

Таким образом, Современный Трус вместо этого охотится на слабых людей. Сначала он ведет себя очень мило по отношению к ним, а позже обнажает клыки, когда начинает извлекать пользу, например, занимать деньги, а затем никогда не возвращаться.

Были ли у вас когда-нибудь друзья, которые любят проводить время с детьми, которые на десять лет моложе их? Это Современный Трус делает свою работу. Я встречал таких людей. Это и странно, и тревожно.

4) Он манипулирует словами, чтобы манипулировать людьми

Другими словами, он использует всякую цветистую чушь, чтобы добиться своего. Он знает, что в его характере особо нечего показать, поэтому он делает ставку на тот факт, что разговоры дешевы, и использует пустые слова, чтобы добиться своего.

Трусу нужны слова, чтобы хвастаться. Смелый человек просто принимает меры и заставляет дерьмо происходить. Его достижения говорили бы сами за себя.

5) Он никогда не извиняется

В основном потому, что не осмеливается исправить людей, которых обидел.

Это работает двумя способами: во-первых, современный трус боится наказания. Во-вторых, он не осмеливается смотреться в зеркало, потому что думает, что стал монстром из-за того, что столько раз облажался.

Увы, придурки не извиняются.

6) Он винит всех и вся

Он не осмеливается признать правду, что он пиздец. Это должна быть чья-то вина, так он думает.

Я поссорился с друзьями, которые обвиняли меня в самом нелепом дерьме. Отвратительно осознавать, что люди, которых ты считал друзьями, пали так низко. Жалко осознавать, что некоторые люди вокруг тебя так воспитаны. Глупость нас, честных людей, давать слишком много вторых шансов.

7) Он придумывает оправдания и путает оправдания с причинами

Каким бы суровым и неумолимым ни был мир, я думаю, что большинство из нас, честных людей, могут принять одну или две причины, особенно когда они находятся вне чьего-либо контроля. Но оправдания должны идти прямо за дверь.

Современный трус всегда готов придумать какое-нибудь оправдание, а потом поклясться им. Они никогда не смогут заткнуться и принять тот факт, что облажались.

8) Он покупается на популярные оправдания и думает, что это нормально, потому что все остальные верят в то же самое

Возьмем, к примеру, дурацкую идею о существовании френдзоны. Это чертовски не так. Трус не посмеет пригласить девушку на свидание, но потом утешает себя и похлопывает себя по спине, потому что все его друзья считают так же. Это круг трусов, и дух трусов не скоро угаснет, потому что никто не посмеет сделать ни хрена.

Смелому человеку наплевать на то, во что верит весь мир. Он читает, слышит и впитывает всевозможные знания. Затем он отвергает то, чего не хочет, и берет бразды правления в свои руки. Он делает дерьмо случается.

9) Он плакса и устраивает драму, чтобы скрыть тот факт, что он сильно облажался

И затем он надеется, что эта драма отвлечет других от того факта, что ему нужно взять себя в руки, извиниться и исправить ошибку. Очки сочувствия — это валюта здесь, и он хочет заставить вас платить.

Однажды я расстался с девушкой, которая совершила большую ошибку. Прежде чем я узнал, она сломалась и заплакала неудержимо, как из ниоткуда. Когда я спросил ее, что случилось, она буквально сказала: «Знаешь, в моей жизни так много драмы». Вот и все.

Чуть позже она призналась, что облажалась. Плакать и давать повод для плача было совершенно ненужным и трусливым.

10) Он любит устраивать шоу. И у него нет конца

Представьте себе: у меня был друг, который был первоклассным современным трусом.

Однажды на вечеринке он разозлился на какого-то чувака и хотел затеять драку. Все, что он сделал, это оттолкнул свой стул в сторону, встал и остался на месте. Никакой драки не последовало, потому что все остальные помогали уладить ситуацию, а не то, чтобы она действительно нуждалась в подавлении. Я знал, что он не посмеет ничего сделать.

Несколько месяцев спустя у нас была еще одна вечеринка. Саид чувак и его друзья были приглашены. Трусливый друг узнал об этом и начал спрашивать остальных: «Привет. Боже мой. Я слышал, что они идут. Если что-нибудь случится, ты поддержишь меня, верно?

Честно говоря, если вы не можете столкнуться с последствиями и покончить с тем, что вы закончили, то, во-первых, не веди себя как гребаный идиот. Не будь трусом.

11) Он хулиган

Современный трус — хулиган. Прямо вверх. Это уравнение. В трусах есть пустота, и вместо того, чтобы столкнуться со своими проблемами, чтобы стать лучше, они вымещают ее на других.

Если серьезно, то люди, которые чувствуют, что над ними издеваются, не бойтесь. Постоять за себя. Хулиганы никогда не одолеют вас. Не бойтесь и хулиганов, и трусов, какую бы форму они ни принимали.

Они только страдают. Искать помощи. Люди готовы помочь.

12) Он ищет подтверждение только в Интернете

Я могу быть немного предвзятым, но зависимость от социальных сетей для социальной проверки в последнее время вышла из-под контроля. Люди думают, что лайки, репосты и комментарии — это то, что делает человека.

Тем не менее, современный трус выбирает легкий путь в сети и пытается таким образом создать свою личность или аватар. Он не осмеливается смотреть в лицо миру и делать настоящие, осязаемые вещи, которые можно держать в руках.

В Интернете легко донести свое сообщение, но если вы думаете, что вся ваша жизнь в этом, то вы трус.

13) Он не осмеливается принимать вызов в одиночку

Потому что для многих людей в одиночку плохо. Быть одному, видимо, слишком страшно. Не стоит пробовать что-то самостоятельно. Вы должны всегда обращаться за помощью или получать зеленый свет от того, кто доказал, что он успешен.

Точно так же, как в поисках общественного признания, Современному Трусу совершенно не хватает уверенности в том, на что он способен.

Но это все фигня. Нет ничего плохого в том, чтобы сделать что-то и облажаться только на этом. Вам не нужно, чтобы кто-то постоянно держал вас за руку. Вы не можете расправить крылья и лететь таким образом.

14) Он пассивно-агрессивная маленькая сучка

Вот когда он думает, что ему сойдет с рук сарказм или тонкий вздор. Это когда трус постоянно обновляет свой статус в Facebook раздражающими и бессмысленными способами.

Другими словами, он не осмеливается признаться. Он думает, что всегда берет верх своими детскими выходками. Он не знает.

Видите, как современный трус тоже ищет внимания? Вместо того, чтобы подходить к делу как мужчина, он решает дуться по этому поводу. Сука.

15) Он сопротивляется не потому, что он прав, а чтобы скрыть свои недостатки

У меня были ссоры с друзьями, которые начинали оскорблять меня и упоминать мои недостатки, чтобы отвлечься от главного, что их пиздец в первую очередь.

Представьте себе, что вы пытаетесь заставить их принять вашу точку зрения, а в ответ получаете что-то вроде: «И ЧТО? Как насчет того времени, когда ты [поднимаешь прошлое и все, что не связано с основной темой]». И Современный Трус здесь крайне оборонителен.

16) Он чувствует, что не может вернуться назад

Я знаю, что может быть тяжело смотреть в лицо реальности, особенно после того, как ты так сильно облажался, что думаешь, что никто не простит тебя или верит, что ты можешь измениться к лучшему .

Могу поспорить, что простить себя тоже сложно.

А Современному Трусу ничего этого не нужно. Он просто продолжает путь саморазрушения.

Но знаете что? Вот вам жесткая любовь: перестаньте быть трусом.

Все облажались, и только от вас зависит сделать правильный выбор и стать лучше. Вы могли бы также сделать что-то правильно, на этот раз.

Надеюсь, ты не трус.

Ты победитель, да?

Первоначально с www.Alden-Tan.com

Проверьте мои другие статьи прямо здесь, детка!

  • 100 способов похитить всю свою жизнь
  • Трахни Удачи
  • ерунда в пространстве личного развития благодаря претенциозным людям. Я люблю писать, а еще я бибой.

    www.Alden-Tan.com

    Получите мою бесплатную книгу здесь, если хотите оставаться на связи со мной: 12 вещей, на которые счастливые люди не обращают внимания!

    17 признаков того, что вы имеете дело с полным трусом · Pure Element 5

    Вы имеете дело с полным трусом? И если да, то почему это так плохо?

    Слабые люди коварны. Они коварны по определению — потому что слабы.

    У всех нас бывают моменты, когда мы чувствуем, что вся наша решимость обращается в воду. Ты хочешь быть сильным, но ты сдаешься. Ваша сила воли покидает вас, и какое-то время вы чувствуете себя слабым и беспомощным. Точно так же вас могут привлекать люди, которые оказываются эгоистичными и слабыми. Как внутри, так и снаружи. Окружающий мир — это прямое отражение того, что происходит внутри вас. Что оно показывает вам?

    Один из законов жизни заключается в том, что вы правите или вами правят. Итак, вопрос: переживаете ли вы мгновенные круги решимости или это закономерность? Вы когда-нибудь замечали, как часто вы принимаете решения, основываясь на страхе?

    «Мы легко можем простить ребенка, который боится темноты;

    настоящая трагедия жизни — это когда люди боятся света.


    ― Платон

    That 4 Letter F-Word

    Решения, основанные на страхе, принимаются из-за неуверенности и чувства дефицита.

    Скажем, вы остаетесь в плохих отношениях, потому что не хотите быть в одиночестве, или не хотите причинять кому-то боль, или из-за денег — возможно, отношения обеспечивают вам финансовую безопасность. Это безопасно.

    Или скажите, что вы остаетесь на работе, которую ненавидите, потому что вы не думаете, что получите какие-либо другие предложения, или вы боитесь показать себя, но вы рационализируете это, говоря себе, что вы обязаны остаться, потому что вы им нужны . Это безопасно.

    Решения, основанные на страхе, в основном направлены на то, чтобы отдать нашу силу. Мы позволяем другим людям принимать решения за нас. Мы оставляем решения нашим родителям, нашим детям, нашим партнерам, нашим компаниям, нашим менеджерам, нашим клиентам, нашим правительствам. По крайней мере, так, если все пойдет не так, нам будет кого винить! Тогда это не наша вина, и нам не придется нести ответственность за свои решения.

    Худшая часть решений, основанных на страхе, — это когда мы чувствуем, что нам вообще нечего принимать. Мы чувствуем себя в ловушке. Нам кажется, что вариантов нет. Мы соглашаемся со страхом и привыкаем к нему, даже не осознавая этого.

    Так как же распознать труса на улице (или в зеркале)?

    Сегодняшний трус может быть одет в костюм, говорить слишком хорошо, показывать миру, что он может вписаться в общество, и, прежде всего, следить за тем, чтобы он не делал ничего нестандартного из боязни расстроить людей такими, какие они есть на самом деле.

    «Молчать — это как медленно растущий рак души и черта истинного труса. Нет ничего разумного в том, чтобы не постоять за себя. Вы не можете выиграть каждую битву. Однако все, по крайней мере, будут знать, за что вы стояли — за ТЕБЯ.
    ― Шеннон Л. Олдер

    17 Признаков Вы имеете дело с полным трусом

    Слабые, слабовольные, бессердечные, подлые, безвольные, бесхребетные, трусы хуже всех!

    1) Они боятся честности

    Трусы противоположны прямолинейности. Они ходят вокруг да около, говорят полуправду и полную ложь. Они живут жизнью дыма и зеркал, создавая ложный образ, чтобы представить его другим людям. Обычно это делается для того, чтобы они могли сидеть на воображаемом пьедестале, возвышаясь над другими. Введенные в заблуждение, они упиваются своей фальшивой маской в ​​своем фальшивом мире.

    2) Они избегают сильных людей

    Сильные и честные люди назовут труса своей чушью. Поэтому трусы обычно прячутся от сильных людей, чтобы поддерживать фальшивую личность.

    3) Они притворяются, что не знают

    Трусы притворяются, что не знают того, что на самом деле знают. Они делают вид, что не знают о возможностях, чтобы избежать риска. Они могут даже притворяться, что не знают, что пора уйти от человека, ситуации или места. Все это притворство позволяет им избегать боли и чувствовать себя хорошо в краткосрочной перспективе, но со временем это требует высокой цены. За невыполнение необходимых действий всегда приходится платить.

    4) Они часто выбирают легкий путь.

    Трусы избегают смелых и решительных действий, потому что им это неудобно. Затем они рационализируют, почему они не сделали того, что им действительно нужно было сделать. Легче избегать действий (по крайней мере, в краткосрочной перспективе), а также это верный путь к посредственности и застою.

    5) Они притягивают слабости

    Трусы охотятся на людей, которыми, по их мнению, они могут воспользоваться. Обычно они сначала ведут себя очень мило по отношению к ним, а затем обнажают свои клыки позже, когда они начинают извлекать пользу, например, занимать деньги и не возвращать их.

    6) У них синдром «блестящего мяча».

    Трусы предпочитают не отказываться от отвлекающих факторов, потому что то, на чем они должны сосредоточиться, может быть трудным, неприятным или вызывать беспокойство. Любой может оставаться занятым. Требуется настоящее мужество и сила духа, чтобы оставаться сосредоточенным и выполнять задачу. Когда вы не можете сосредоточиться и справиться с потоком информации, который обрушивается на нас каждый день, вы тонете в хаосе.

    7) Они мастера манипулирования

    Будь то эмоциональный шантаж или цветочные комплименты, трусы делают ставку на то, что разговоры дешевы, и используют пустые слова, чтобы добиться своего. Смелый человек будет действовать, творить дерьмо и позволять своим достижениям говорить за себя, в то время как трусы должны говорить о себе — им нужны слова, чтобы хвастаться.

    8) Они не извиняются

    Трусы очень чувствительны к любой критике (настоящей или воображаемой) и не могут быть «неправильными», потому что, если бы они были неправы, им пришлось бы брать на себя ответственность. Трусы боятся наказания. Они используют все виды отвлекающих факторов, чтобы не брать на себя ответственность и не извиняться, в том числе непреклонно и праведно отрицать любые проступки или создавать угрозы отказа, чтобы заставить другого человека отступить или вместо этого взять на себя вину.

    9) Они отказываются балансировать Голову и Сердце

    Для эффективного анализа ситуаций нужны факты и интуиция. Трусы склонны придерживаться того аналитического стиля, который им наиболее удобен. Хорошее принятие решений требует обоих аспектов анализа, а это означает необходимость выходить за пределы зоны комфорта, когда приходит время принимать решения.

    10) Они преуменьшают ваши чувства

    Когда трус обижает ваши чувства, вы можете спокойно сказать ему об этом и попросить прекратить. Тогда трус будет смеяться, отвергать или высмеивать ваши чувства. «Ты слишком чувствителен. Ты сумасшедший. Ты истеричка. У тебя нет чувства юмора. Успокоиться!» Вина больше не лежит на них за плохое поведение, вместо этого вина лежит на вас за чрезмерную реакцию на их плохое поведение.

    11) Они спорят о споре

    Каждый спор с трусом становится метадискуссией о самом споре, а не о том, что вы на самом деле пытаетесь донести. Они втягивают вас в бессмысленные драки, перемалывая слова и обсуждая семантику, чтобы заставить вас защищаться. Вместо того, чтобы обсуждать ваши законные опасения, они комментируют ваш тон и обвиняют вас в том, что они делают сами (изображая жертву, поджигая газ, проецируя). Вина больше не на них, теперь она на вас за то, как вы подошли к спору.

    12) Истории о чувствах вины и жалости

    Если вы склонны сочувствовать другим, скорее всего, они будут охотно следовать этому примеру. Если вы укажете на что-то обидное, что они сделали, трус начнет рассказывать о своем жестоком детстве или злобном бывшем. Прежде чем вы это осознаете, вы утешаете их, даже если они задевают ваши чувства. В конце концов, как вы можете злиться на кого-то, когда он рассказывает вам о чем-то настолько травмирующем? (Псс: в том-то и дело).

    13) Они прячутся за оправданием «я не совсем готов».

    Трусы тратят слишком много времени на подготовку к подготовке к подготовке к почти подготовке к подготовке к подготовке. Затем они формируют комитет или целевую группу (которая представляет собой просто комитет по стероидам), чтобы больше оценить и изучить ситуацию, чтобы они действительно были готовы. Чрезмерная готовность — результат страха. Стоит ли готовиться? Конечно! Проведите свое исследование, но не прячьтесь за завесой «мы не совсем готовы».

    14) Ментальный беспорядок мешает им заметить.

    Чем больше они боятся, тем больше пытается сделать трус. Чем больше они пытаются сделать, тем больше им приходится думать. У них больше встреч, больше звонков, больше электронных писем, которые нужно прочитать и отправить, и больше обязательств, которые нужно выполнять. Как только они избавятся от части страха, они смогут высвободить время для того, чтобы делать то, что действительно вдохновляет и воодушевляет их.

    15) Они — Массивная Королева Драмы

    Трусы используют драму, чтобы отвлечь других от того факта, что им нужно подняться, извиниться и взять на себя ответственность. Очки сочувствия — валюта трусов, и они хотят заставить вас платить.

    16) Они постоянно обвиняют других.

    Обвинение кого-то другого ставит их в положение жертвы, которая не контролирует ситуацию. Это истощающий энергию и контрпродуктивный способ справиться с трудными обстоятельствами. Для трусов это снимает их с крючка, поэтому им не нужно предпринимать действия, чтобы изменить обстоятельства, потому что это чужая проблема.

    17) Они ограниченны

    Трусы видят только ту информацию, которая согласуется с их убеждениями. Пока они не видят других возможностей, им не нужно предпринимать никаких действий.

    «Часто говорят, что трусы — лучшие палачи. У трусов хорошее воображение, воображение, которое мучает их самыми ужасными кошмарами, всеми ужасами, которые могут с ними случиться. Это обеспечивает отличный арсенал, когда дело доходит до причинения страданий другим. Они понимают страхи своей жертвы лучше, чем сама жертва».
    ― Марк Лоуренс

    Итак, вы имеете дело с полным трусом. Что ты можешь сделать?

    Когда кто-то перекладывает вину, возникает (понятное) искушение объясниться, защитить свое имя и доказать свою точку зрения. Однако проблема в том, что это именно то, чего хочет от вас трус. Они перекладывают вину, чтобы вы отреагировали. Они часто обвиняют вас в том, что они делают сами, и, поскольку это так бесит, вам просто нужно что-то сказать. И опять же, именно в этом суть.

    Втягивая вас в эти споры, они поглощают вашу энергию и наблюдают, как вы постепенно самоуничтожаетесь, чтобы использовать вашу реакцию для доказательства своей точки зрения. («Вау, посмотри, какой ты горький и злой!»). Если вы имеете дело с трусом, вы можете уйти. На самом деле, успокоить, заявив, что вам больше не интересно играть в эту игру, взять биту и мяч и уйти, — это самое мощное, что вы можете сделать.

    Если вам не хватает мужества при принятии решений, есть один способ, который может вам помочь. В решениях, основанных на страхе, вы чувствуете это в своей голове: «Лучше я сделаю это… ИЛИ ИНАЧЕ». Вместо того, чтобы принять решение и потратить свое время и энергию на то, что вам нужно сделать, вы, как правило, тратите всю свою энергию на беспокойство. Когда вы снова и снова беспокоитесь и размышляете о том, «Боже мой, что, если я потерплю неудачу?!» вы можете так бояться неудачи, что в конечном итоге ничего не делаете. Вы чувствуете себя в ловушке, бессильны и безнадежны, чтобы улучшить свое положение, когда на самом деле непринятие решения — это тоже решение.

    «То, что мы решили ничего не делать, не означает, что

    ничего не произойдет, потому что мы ничего не сделали».

    ― Крейг Д. Лаунсбро

    Насколько улучшилась бы ваша жизнь, если бы вы принимали решения, основанные на любви, а не на страхе?

    Решения, основанные на любви, касаются того, чего мы хотим. Решения, основанные на любви, часто могут означать делать то, что правильно, даже если это не популярно. Они о знании и вере в то, что мы достаточно хороши.

    Они основаны на знании (и принятии), что неудача — это не конец света. Принятие решения, основанного на любви, означает, что мы не боимся неудачи, потому что знаем, что это часть жизни и, что более важно, жизненно важная часть успеха.

    Посмотрим правде в глаза: решения, основанные на любви/росте/изменениях (как бы вы на это ни смотрели), могут быть трудными. Мы часто выбираем легкое, а не сложное, даже если то, что указано в столбце сложного, — это то, что нам действительно нужно.

    В следующий раз, когда вы примете важное решение, спросите себя: это ЛЮБОВЬ или СТРАХ ?

    Это то, чего я действительно хочу, или я просто пытаюсь сделать некоторых людей счастливыми? Делаю ли я то, что в моем сердце, или просто выбираю более легкий вариант, потому что боюсь более сложного?

    Выбор любви вместо страха требует практики. Это требует осознания, мужества, силы и настойчивости. Он берет все, что у вас уже есть, и делает весь этот мир лучше!

    Вы можете подняться выше всего, если выберете ЛЮБОВЬ вместо страха.

    «Вам предоставляется выбор: развиваться или остаться. Если вы решите остаться неизменным, вы будете сталкиваться с теми же трудностями, той же рутиной, теми же штормами, теми же ситуациями, пока вы не извлечете из них урок, пока вы не полюбите себя настолько, чтобы сказать «Хватит», пока вы не решите измениться. . Если вы решите развиваться, вы соединитесь с силой внутри себя, вы исследуете то, что лежит за пределами зоны комфорта, вы пробудитесь к любви, вы станете, вы будете. У вас есть все, что вам нужно. Выбирайте развиваться. Выбрать любовь.»

    — Крейг Криппен

    Что дальше?

    Я лучше посмотрю видео

    Почему одни люди храбрые, а другие такие трусы?

    В один из мартовских вечеров в пятницу мой муж вошел в дом и сказал: «Была угроза убийством. Подсудимый по одному из моих дел».

    Мой муж работает в правоохранительных органах. Он помогает посадить плохих людей в тюрьму на очень долгое время. Он занимается этим уже 20 лет. Можно было бы подумать, что ему и раньше угрожали смертью, но это не так. Судя по всему, это не так уж и часто.

    Мы обсудили детали угрозы, откуда подсудимый узнал, на какой машине ездит мой муж, и что он сказал, что наймет кого-нибудь для совершения преступления.

    Той ночью я смог заснуть, но это заняло некоторое время. Следующей ночью я выпил два бокала и довольно быстро заснул, но в 2 часа ночи мои глаза распахнулись, а сердце сильно забилось. Я часами лежал в постели, думая, что каждый скрип и удары, которые я слышал, были попытками проникнуть в наш дом. К вечеру воскресенья я пошла с сыном, совсем маленьким, к соседям, а потом сыщики рекомендовали нам вообще уехать из города. Муж остался. Даже в нашем доме выходного дня за много миль я боялся, что снаружи прячутся убийцы, а по ночам возвращался колотящийся в сердце страх.

    Я чувствовала себя трусихой, о которой с презрением писал Эрнест Хемингуэй, а мой муж, настоящая мишень, крепко спал и невозмутимо шел на работу. И все же оказывается, что разница между нами не моральная, а сугубо биологическая, результат хорошо известной реакции «бей и беги», которая повышает уровень гормона адреналина, увеличивает приток крови к телу и концентрацию в мозгу, тем самым улучшая состояние здоровья. точный триггерный ответ. Мэтью Франк, старший научный сотрудник факультета психологии и неврологии Университета Колорадо, говорит, что также может быть задействован иммунодепрессивный гормон кортизол, вызывающий оцепенение, вызывающий у некоторых людей замирание. «Мы находимся во власти нашей биологии, которая может сохранить нам жизнь», — отмечает Фрэнк.

    Логично, что в «красной зоне» вы летите на автомате, — добавляет Брук Детерлайн, консультант по вопросам лидерства и мужества, работающий с корпорациями. Ведь желание быть бесстрашным улетучивается при нарушении когнитивного мышления. На семинарах Детерлайн людей просят выдыхать в два раза дольше, чем вдыхать, что снижает уровень кортизола в организме и способствует ясному мышлению. «Когда нас переполняет кортизол, мы находимся в мозгу рептилий. У нас нет доступа к нашему естественному состраданию и высшему функционированию», — объясняет Детерлайн. Во времена охотников-собирателей ответ имел смысл. «Вы не должны ни о чем думать, если вас вот-вот съест медведь».

    У безумия есть метод, обнаруженный Дэвидом Болдуином, психологом-травматологом из Орегона. В бурной реакции борьбы кровь больше движется к челюсти и рукам, а в реакции бегства — в ногах. Мы можем передумать, если выбранный нами ответ не работает, объясняет он. На самом деле, в его недавней статье, опубликованной в прошлом году в Neuroscience and Biobehavioral Reviews , всего перечислено пять реакций – замирание-бдительность; полет; Борьба; страх замерзания; и коллапс — и мы переживаем их именно в таком порядке, в зависимости от уровня угрозы.

    Система гибкая и автоматическая: сильный стресс заставляет мыслящую часть мозга, кору, отключаться, говорит Болдуин, в то время как примитивный мозг берет на себя управление. Например, после взрыва в результате теракта, если есть возможность бежать, мы могли бы сделать это в первую очередь. Если мы думаем, что можем победить, мы можем драться. Когда ни драться, ни бежать кажется невозможным, мы можем замереть или даже упасть, как это может произойти при нападении медведя. Если животное думает, что вы мертвы, оно может решить, что вы испорченная еда, и оставить вас в покое. «Неподвижность не требует особых когнитивных функций, — отмечает Болдуин.

    Пока я зацикливалась на страхе, что меня преследуют в деревне, мой муж остался в городе. Он ходил на работу, совершал пробежки и легко спал по ночам. Я предложил ему приехать в загородный дом, но он отказался. «Я не хочу, чтобы вы чувствовали себя некомфортно».

    «Ты не будешь, — сказал я. Он бы.

    Вторую ночь в загородном доме я пил мартини, надеясь, что это поможет мне уснуть. Но я проснулась около 3 часов ночи, похолодев от мысли, что убийцы подложили под мою машину устройство GPS-слежения и преследовали меня до загородного дома, предполагая, что там был мой муж. Я услышал завывание ветра, шум листьев и подумал, что убийцы пытаются проникнуть внутрь. Я подумал о возмездии банды, когда стрелки нацелились на окно не того дома, убив не того парня. Могли ли эти убийцы принять меня за моего мужа и убить во сне?

    В конце концов, около 4:30 я заснул, и мне приснился кошмар. Я спала на животе, и во сне кто-то вошел в дом и схватил меня за руки сзади, так что я не могла пошевелиться. Я обернулся, посмотрел человеку в лицо и сказал: «Что ты делаешь?» Это меня разбудило.

    Примерно через полчаса мой сын проснулся и захотел свою соску. Я отдала ему и уложила в свою постель. Пока я ворочалась, я представляла, как убийцы думают, что тело моего сына принадлежит моему мужу, и стреляют в него через окно. Я почти не спал.

    В тот день я пообещал отвезти свою машину к механику, чтобы посмотреть, есть ли на ней устройство GPS.

    «Я знаю, я знаю, они не преследуют меня», — сказала я мужу по телефону в тот вечер. «Но они не знают, что ты не со мной».

    Какая любящая жена.

    Я был глубоко в красной зоне Детерлайна, но почему представители одного и того же вида так по-разному реагируют на одну и ту же угрозу, как мы с мужем? Почему эволюция не сочла одну из этих тенденций более полезной, а другую не сделала устаревшей?

    «Ранняя пташка получает червяка, а вторая мышь получает сыр»

    Именно потому, что у каждой есть преимущества, говорит немецкий психолог Ларс Пенке из Университета Георга Августа в Геттингене. В одних условиях может быть полезнее быть боязливым — или «застенчивым», говоря языком психологии, — в то время как в других лучше быть бесстрашным или «смелым».

    Психолог Стивен Пинкер однажды описал теорию Пенке следующим образом: «Ранняя пташка получает червяка, но вторая мышь получает сыр.» Окружающая среда, в которой есть черви в одних частях и мышеловки в других, может закончиться популяцией «зарытых и нервных девчонок», объяснил Пинкер в 2009 году. в The New York Times Magazine . Каждый получает немного еды.

    Застенчивость или смелость? Стратегия подвергается анализу затрат и выгод эволюционного типа: какая черта увеличивает мои шансы на выживание или мои шансы на воспроизводство? По словам Пенке, наиболее адаптивным было бы переключение с одной реакции на другую в зависимости от ситуации, но наша основная биология не может переключаться туда и обратно так быстро. Если ваше тело настроено на быструю реакцию на опасность, трудно достаточно быстро перейти на более пассивную стратегию, чтобы действительно выжить.

    Индивидуальные стратегии борьбы или бегства часто связаны с личностью, особенно способность отмахиваться от социального отторжения. В исследовании, проведенном в 2008 году, Пенке и его коллега Яап Дениссен, которые сейчас работают в Университете Тилберга в Нидерландах, сравнили социальную навигацию с выживанием в джунглях, за исключением того, что здесь приспособление позволяет выжить, а изгнание из группы является социальным эквивалентом смерти. Чем больше человек может противостоять социальному отвержению, тем смелее он может быть, но тем больше он рискует быть исключенным.

    ‘Возможно, у вас не может быть трусов, если у вас нет храбрых личностей, за которыми они могут спрятаться’

    В естественных популяциях мы видим континуум этих черт, отчасти из-за компромиссов между ними. Возможно, смелость — это плохо, когда речь идет о выживании, отмечает биолог из Иллинойского университета в Урбане Элисон Белл, но лучше с точки зрения поиска партнеров. Было бы неплохо остерегаться хищников — вас не съедят. Но если вы недостаточно агрессивны, чтобы получить много еды, у вас могут возникнуть проблемы с размножением и передачей своих генов.

    На самом деле существование спектра от трусости до храбрости помогает виду выжить. Питчер-левша в бейсболе будет процветать именно потому, что питчеров-правшей очень много. Точно так же некоторые птицы добывают пищу, охотясь за ней, в то время как другие просто крадут ее у охотников. Тем, кто ворует, нужны птицы, которые будут охотиться, чтобы ворам некого было грабить.

    «Может быть, у вас не может быть трусов, если у вас нет смелых людей, за которыми они могут спрятаться», — говорит Белл.

    Согласно недавним исследованиям, смелые люди могут быть сложены по-разному. В одном хорошо задокументированном случае у женщины, известной как «СМ», была повреждена миндалина, часть мозга, отвечающая за обработку страха. Это сделало ее абсолютно бесстрашной — состояние, особенно выраженное, потому что ее редкое заболевание, болезнь Урбаха-Вите, привело к отложению кальция в ее мозгу, вызывая поражения с обеих сторон.

    В исследовании, опубликованном в 2011 году в журнале Current Biology , исследователи подвергли СМ воздействию живых змей и пауков, провели с ней экскурсию по дому с привидениями и показали ей эмоционально вызывающие воспоминания фильмы; она была непоколебимо спокойна. Ей также не хватало страха в ее повседневной жизни, даже когда ее держали под дулом пистолета, затем под дулом ножа и чуть не убили во время домашнего инцидента.

    Интересно, что когда исследователи снова проверили ее в 2013 году и заставили ее вдохнуть CO 2 или пары сухого льда, опыт, который у обычных людей вызывает чувство удушья, ответом SM была полнейшая паника. Эта чрезмерная реакция ясно показала, что миндалевидное тело — не единственная часть мозга, которая обрабатывает страх. Это имело смысл в свете результатов, опубликованных в журнале Proceedings of the National Academy of Sciences в 2009 году и показывающих, что грызуны могут стать бесстрашными, если ученые нейтрализуют другую часть мозга, гипоталамус. Человеческие схемы во многом такие же.

    когда надтравленные мыши были взрослыми, они сами были более агрессивными и склонными к насилию

    SM получили черепно-мозговую травму в результате болезни, но страх и бесстрашие часто являются врожденными. Ранее в этом году ученые из Медицинской школы Стэнфордского университета обнаружили, что у некоторых людей может быть склонность к тревоге, в зависимости от того, как их миндалевидное тело развивалось в детстве. В исследовании, опубликованном в июньском номере Biological Psychiatry , приняли участие 76 детей в возрасте от семи до девяти лет, когда впервые начинают проявляться черты, связанные с тревогой. Сканируя их мозг с помощью магнитно-резонансной томографии (МРТ), исследователи обнаружили, что у детей с высоким уровнем тревожности миндалины были увеличены, а связи между областями мозга, ответственными за внимание, восприятие эмоций и регуляцию, увеличились. Результаты были настолько последовательными, что исследователи смогли разработать уравнение, предсказывающее уровень тревожности ребенка на основе сканирования мозга.

    Окружающая среда тоже играет роль. Тот, кто подвергается насилию или жестокому обращению, скорее всего, отреагирует на опасность иначе, чем тот, кто этого не сделал. Корнелиус Гросс, старший научный сотрудник Европейской лаборатории молекулярной биологии в Италии, продемонстрировал это, взяв молодых мышей до того, как они были отняты от груди, и многократно подвергая их воздействию агрессивного самца мыши каждый день в течение 10 минут. Два месяца спустя, когда запуганные мыши стали взрослыми, они сами стали более агрессивными и склонными к насилию.

    «Раннее подвергание насилию делает вас более хулиганом» и, наоборот, менее робким, — говорит Гросс.

    То, как мы реагируем на страх, на самом деле является сложным алгоритмом, включающим нашу биологию и наш опыт. Буквально в прошлом году нейробиолог Бо Ли и его коллеги из лаборатории Колд-Спринг-Харбор в Нью-Йорке обнаружили связь между эмпирической памятью и страхом: набор сверхдлинных нейронов тянется от миндалевидного тела непосредственно к периакведуктальному серому цвету среднего мозга (PAG), который управляет автоматическими процессами. полет или ответ на полет. «Если связи слишком сильны, — говорит Ли, — это может вызвать большее чувство страха» 9.0003

    В конце концов я отвез машину к механику и объяснил, что хочу проверить ее на GPS-слежение — возможно, убийцы идут по моему следу. Он попросил пятерых парней осмотреть машину и ничего не нашел. Я почувствовал облегчение и подумал, что, наконец, смогу немного поспать. Но к тому времени, когда мы вернулись домой, я начал думать, что убийцам не нужно было устройство GPS, чтобы отслеживать нас. Вероятно, они преследовали нас там по старинке.

    На следующий день детективы, расследовавшие угрозу, позвонили в местную полицию недалеко от нашего загородного дома и попросили присмотреть за нашей собственностью. Ночью кто-то громко стучал в дверь. Я заметил значок через окно. Мое сердце колотилось.

    ‘Просто хотел, чтобы вы знали, что мы серьезно относимся к этим вещам, — сказал офицер.

    Той ночью я попыталась заснуть на полу в комнате сына, думая, что, если я буду с ним, мне будет спокойнее. Но когда я лежал на полу, я мог видеть, как полицейская машина периодически проезжала мимо нашего дома, и это нервировало меня. Я ассоциировал эти огни с кровью и убийствами, а не с безопасностью.

    Я встал с пола, лег на диван в гостиной и включил старую серию Безумцы , чтобы я не слышал случайных шумов снаружи. Было уже за полночь, и я заснул примерно через 10 минут, но снова проснулся, когда эпизод закончился. Я включил еще одну серию и снова заснул через несколько минут, но снова проснулся, когда шоу закончилось. Я делал это снова и снова всю ночь, пока солнце не начало подниматься.

    На следующее утро я рассказал сестре, что часть ночи спал на полу у сына.

    – Как мама-медведица, – сказала она.

    ‘Я хочу. Нет, я думал, что сон на его полу заставит меня чувствовать себя более защищенным. Моя комната со всеми окнами казалась такой незащищенной, что любой мог подняться прямо на палубу и войти, — сказал я.

    На следующую ночь муж позвонил и сказал: «Заговора не было. Они допросили всех причастных, и никакого заговора не было. Никогда не было».

    то, как я реагирую на опасность, было решено для меня давно, следствие моего воспитания или генетического недостатка

    На следующее утро я собрала машину и сына и поехала домой – с облегчением, но не убежденная.

    Через несколько дней мимо нашего дома проехал мужчина на серой «Хонде» с нейлоновой тряпкой на голове. Через несколько минут он снова проехал мимо. Он медленно проезжал мимо нашего дома раз семь, каждый раз с открытым окном, устремив глаза прямо перед собой, как будто не решаясь повернуть голову, чтобы взглянуть на меня. Однажды он попытался параллельно припарковать машину через дорогу от нашего дома и несколько раз въезжал и выезжал на довольно большое место, прежде чем сдаться и уехать. Я записала номерной знак и позвонила мужу. Выяснилось, что мужчина жил неподалеку и практиковался в вождении и параллельной парковке перед экзаменом по вождению.

    Несколько месяцев спустя я сидел за своим столом, когда получил электронное письмо от моей матери, которая путешествовала по стране со своим парнем на фургоне. Она писала с базы ВВС в Небраске, где были грозы, град и порывы ветра настолько сильные, что Национальная метеорологическая служба выпустила предупреждения. Моя мать сказала, что не могла уснуть и просидела полночи в панике, смотря погодный канал. Она так боялась, что дом на колесах взорвется, что у нее была сумка, набитая всеми их лекарствами, мобильными телефонами и iPad, и она оставила свою одежду в изножье кровати на случай, если ей придется бежать за ней в убежище кемпинга.

    Я закрыл письмо и подумал, что то, как я реагирую на опасность, было решено за меня давным-давно, следствием моего воспитания или, как родимое пятно, генетической ошибкой. А может это вовсе и не недостаток. Возможно, я никогда не стану ранней пташкой, которая получит червяка, но я определенно получу свою долю сыра. И когда я это сделаю, я поделюсь этим со своим мужем, потому что я так ему обязана.

    Трусливый Определение и значение | Dictionary.com

    • Основные определения
    • Синонимы
    • Викторина
    • Сопутствующее содержимое
    • Примеры
    • Британский

    Показывает уровень оценки в зависимости от сложности слова.

    [ kou-erd ]

    / ˈkaʊ ərd /

    Сохрани это слово!

    См. синонимы слова трус на сайте Thesaurus.com

    Показывает уровень обучения в зависимости от сложности слова.


    сущ.

    человек, которому не хватает мужества перед опасностью, трудностями, сопротивлением, болью и т. д.; робкий или легко пугаемый человек.

    прилагательное

    отсутствие мужества; очень боязливый или робкий.

    происходящий или выражающий страх или робость: трусливый крик.

    ДРУГИЕ СЛОВА СЛОВА трус

    1 трус, трус, подлец, отступник, сопляк.

    См. синонимы слова «трус» на Thesaurus.com

    ВИКТОРИНА

    Сыграем ли мы «ДОЛЖЕН» ПРОТИВ. «ДОЛЖЕН» ВЫЗОВ?

    Следует ли вам пройти этот тест на «должен» или «должен»? Это должно оказаться быстрым вызовом!

    Вопрос 1 из 6

    Какая форма используется для указания обязательства или обязанности кого-либо?

    Происхождение труса

    1175–1225; Среднеанглийский <Старофранцузский couard-, couart cowardly, эквивалент coue tail (<латинское cauda) + -art-ard

    Слова рядом coward

    cow, cowabunga, cowage, cowal, Cowansville, coward, cowardice, cowardly, cowash,

    Другие определения слова трус (2 из 2)

    Трус

    [ kou-erd ]

    / ˈkaʊ ərd /


    существительное

    Ноэль, 1899–1973, английский драматург, писатель, актер и композитор.

    Dictionary.com Полный текст Основано на словаре Random House Unabridged Dictionary, © Random House, Inc. 2022

    Слова, относящиеся к слову трус

    слабак, паникер, малыш, цыпленок, трус, дворняга, подлец, дезертир, беспозвоночный, медуза, симулянт, мышь, пессимист, трус , лодырь, кролик, recreant, прогульщик, скрытный, красться

    Как использовать трус в предложении

    • В тот же день ведущий Fox News также попытался связаться со Суолуэллом, попросив конгрессмена позвонить ему, а затем назвав его «трусом», когда он отказался это сделать, согласно скриншотам обмена сообщениями, опубликованным Суолуэллом в Twitter.

      Уродливая вражда Такера Карлсона с Эриком Сволвеллом провалилась в семье|Максвелл Тани|27 августа 2021|The Daily Beast притворяться, потому что мы трусы.

      Хорошая новость: невоспетая драма 2010-х, которую стоит посмотреть прямо сейчас|Эмили ВанДерверфф|26 августа 2021 г.|Vox

    • Человеческий прогресс никогда не поощрялся трусами, позволившими страху управлять своей жизнью.

      Америке нужен герой космической гонки. Джон Гленн был очевидным выбором.|Дуглас Бринкли|28 мая 2021|Washington Post

    • Как будто Холл не доверяет своей аудитории оценить восхитительную кислотность Кауарда — он стер все это, как если бы оно было тусклым. а не реальный блеск.

      Призрака Ноэля Кауарда нигде не найти в Тупом Блаженном Духе|Стефани Захарек|19 февраля 2021 г.|Время

    • ей.

      Как член палаты представителей Марджори Тейлор Грин, пропагандист безосновательных теорий QAnon, поднялся при поддержке ключевых республиканцев|Майкл Краниш, Рейс Тебо, Стефани Маккраммен|30 января 2021 г.|Washington Post

    • Хилл посоветовал ему не делать этого, заявив, что если бы он это сделал, кадеты сочли бы его трусом.

      Стоунволл Джексон, самый обеспокоенный профессор VMI | С. К. Гвинн|29 ноября 2014 г.|DAILY BEAST

    • И рак, обманщик, притворщик, трус; он не может даже существовать без энергичных людей, от которых зависит.

      Никто никогда не проигрывает от рака|Душка Запата|8 октября 2014|DAILY BEAST

    • Или он мог быть трусом, набросившимся на меня за какое-то оскорбление в сети.

      Как я (цифровым способом) убил своего самозванца в Твиттере|Джобет Макдэниел|21 июля 2014 г.|DAILY BEAST

    • В конце концов он был трусом и не получал удовольствия от того, что его жертвы сопротивлялись.

      Серийный убийца на свободе в нацистском Берлине|Скотт Эндрю Селби|11 января 2014|DAILY BEAST

    • Нина Стрейт говорит, что ее сводный брат был «физически трусом, но не боялся смерти».

      Трагическое последнее десятилетие Гора Видала|Тим Тиман|8 ноября 2013|DAILY BEAST

    • Трус по натуре, перед судом он был на грани нервного срыва, думая о том, что может случиться.

      Поселенец|Оскар Мишо

    • Меня не назовешь трусом, и тем не менее я здесь величайший трус.

      История Англии со времен восшествия на престол Якова II. |Томас Бабингтон Маколей

    • Великая победа, если бы этот трусливый шериф не заставил губернатора послать ополчение в Хомстед.

      Тюремные мемуары анархиста|Александр Беркман

    • Его считали храбрым, потому что ни один человек в Озарке не осмелился выступить против него в бою, но в глубине души он был трусом.

      Курьер Озарков|Байрон А. Данн

    • На мгновение я забыл, что полицейский был трусом; но Берк не терял времени даром, чтобы вернуть мне память.

      Детектив с капюшоном, том III № 2, январь 1942 г. | Различные

    Британские словарь определения для труса (1 из 2)

    Трус

    / (ˈkaʊəd) /


    Noun

    A Persons, который SCRINK). от или избегает опасности, боли или трудности

    Происхождение слова трус

    C13: от старофранцузского cuard, от coue tail, от латинского cauda; возможно, наводит на мысль о испуганном животном с поджатым хвостом

    Определения слова трус (2 из 2) в Британском словаре

    Трус

    / (ˈkaʊəd) /


    существительное

    Сэр Ноэль (Пирс). 1899–1973, английский драматург, актер и композитор, известный своими изысканными комедиями, в том числе «Частная жизнь» (1930) и «Блаженный дух» (1941). © William Collins Sons & Co. Ltd. 1979, 1986 © HarperCollins Издательства 1998, 2000, 2003, 2005, 2006, 2007, 2009, 2012

    Храбрость против трусости (часть 2)

    Это второй эпизод из серии о важности храбрости. Напомним, что в последнем эпизоде ​​я дал следующее определение храбрости:

    Храбрость существует всякий раз, когда кто-то совершает правильные действия в ущерб собственному комфорту.​ Трусость, с другой стороны, существует, когда кто-то выбирает самозащиту за счет правильного действия. Можно казаться другим смелым, но на самом деле вести себя трусливо, или казаться другим трусом, совершая храбрые поступки.

    Чтобы что-то считалось подвигом, оно должно быть вызвано желанием поступать правильно даже с риском для себя. Напрашивается вопрос: как вы решаете, что правильно? особенно в рабочем контексте.

    Поймите, каждый человек иногда проявляет недюжинную храбрость, а также трусость. Это не то, что мы все делаем правильно в сто процентов времени. Тем не менее, у всех нас есть возможность выбирать, как реагировать на наши обстоятельства, и просто остановившись, чтобы подумать о том, что означает «правильное действие перед лицом дискомфорта», мы можем помочь отличить смелое действие от трусости.

    Итак, вот несколько качеств храбрых людей по сравнению с трусами, и как они проявляются в работе и жизни:

    Храбрые люди защищают, трусы эксплуатируют.​ Если ваши действия направлены на защиту кого-то или чего-то уязвимого, человек или идеал, то велика вероятность, что это правильное действие. Однако, если ваше намерение состоит в том, чтобы воспользоваться кем-то или лишить их чего-то, чем они могли бы наслаждаться в противном случае, это определенно не так. Теперь, пожалуйста, поймите, что я не говорю о конкуренции на рынке. Когда мы конкурируем на рынке, мы соглашаемся с определенными правилами, одно из которых заключается в том, что кто-то, скорее всего, проиграет конкуренцию. Я говорю об использовании преимуществ для эксплуатации тех, кто даже не знает, что их эксплуатируют. Это определение трусости, потому что это скрытое действие, которое, если его раскрыть, будет выглядеть очень плохо. Вы эксплуатируете других?

    Храбрые люди раскрывают правду в нужное время, трусы скрывают ее.​ Храбрые люди знают, что правда никогда не представляет реальной угрозы, но даже если она будет стоить им средств к существованию или отношений, цена бездействия просто слишком велика выбрать легкий путь. Это подходит к вопросу о характере. Готовность смотреть правде в глаза имеет решающее значение, если мы хотим проявлять повседневную храбрость. Есть ли место, где вы прячетесь или скрываете правду?

    Смелые люди учитывают контекст и масштаб, трусы думают прямо сейчас. ​Смелый выбор — это тот, который учитывает нюансы и контекст, является чутким и имеет положительное значение. Трусливый поступок связан только с немедленными последствиями. Мои действия сегодня имеют резонансные последствия завтра, и в следующем месяце, и в следующем году. Смелые люди думают об этих последствиях, а не просто получают то, что могут, пока могут. Думаете ли вы о последующих последствиях своих действий?

    Смелые люди руководствуются принципами, трусы следуют своей интуиции.​ Смелые люди имеют систему принятия решений, которая настолько укоренилась, что их действия перед лицом невзгод становятся почти автоматическими. Трусы просто «выстреливают» и делают то, что им больше всего нравится в данный момент. Есть ли у вас система принятия решений или набор принципов, которыми вы руководствуетесь в своем поведении? В книге «Пасти тигров» я предложил основу для развития лидера, что необходимо для того, чтобы ваша команда знала, где вы находитесь, и могла уверенно следовать за вами. Каковы ваши руководящие принципы?  

    Смелые люди сталкиваются с последствиями, трусы обвиняют других.​ Смелые люди хотят, чтобы их выбор был известен, и они готовы столкнуться с последствиями своих действий, будь то хорошие или плохие. Накануне вторжения в день «Д» Верховный главнокомандующий союзников Дуайт Эйзенхауэр написал два письма. Первый восхвалял храбрецов, штурмовавших пляжи Нормандии, и приписывал им героическую победу, положившую начало Второй мировой войне. Другой, который должен быть выпущен только в случае неудачного вторжения, восхвалял храбрость людей, штурмовавших пляжи, но также брал на себя полную ответственность за неудачу. Он заявил, что вся вина лежит только на его плечах. Это определение хорошего руководства. Вы перекладываете вину или берете на себя ответственность?

    Храбрые люди инициируют, трусы просто позволяют жизни случиться с ними.​ Те, кто выбирает храбрость, знают, что это часто означает быть первопроходцем, когда другие боятся сделать это. Это означает начало примирения в отношениях. Быть первым, кто начинает предприятие. Быть первым в воде. Где вам нужно начать, а не просто позволить жизни случиться с вами?

    Храбрые слушают, трусы хотят быть услышанными. Смелым людям не страшны расхождения во мнениях. Смелые лидеры знают, что гениальность выкована в котле творческого конфликта. Мы должны слушать других, особенно если они не согласны с нами, чтобы мы могли сопереживать и лучше понимать, как двигаться вперед вместе. Трусы позируют и переговариваются с другими вместо того, чтобы слушать их точку зрения. Открыты ли вы для мнений, которые отличаются от ваших?

    Храбрые люди идут до конца, трусы защищаются. ​Те, кто выбирает смелый путь, знают, что это означает доводить дело до конца, даже когда это становится неудобным. Трусы могут хотеть прыгнуть, но отказываться от своих усилий, когда это им чего-то стоит. Начать что-то легко, но чтобы довести дело до конца, нужна смелость. Где вы испытываете искушение бросить курить, потому что все становится сложно, и что вам потребуется, чтобы довести дело до конца?

    Я надеюсь, что эти принципы помогут вам проанализировать свои ответы на этой неделе и сделать шаги к храбрости, а не трусости. Выберите правильное действие, даже перед лицом дискомфорта. Будьте смелыми, друзья.

    Этот выпуск предоставлен компанией Hoefler&Co в Интернете на сайте typography.com.

    Вступительная музыка для подкаста AC написана Джошуа Серкампом. Конечный ремикс сделан DJ Z-Trip.

    Позиционируя себя как «торговец оружием для творческой революции», Тодд Генри учит лидеров и организации внедрять методы, которые ведут к повседневному блеску. Он является автором пяти книг ( The Accidental Creative, Die Empty, Louder Than Words, Herding Tigers, The Motivation Code ), которые были переведены более чем на дюжину языков, и он говорит и консультирует в десятках отраслей по вопросам творчества. , лидерство и любовь к работе.

    Узнайте, как структурировать свою жизнь и работать, чтобы быть плодовитым, блестящим и здоровым.

    80 трусливых цитат, которые заставят вас почувствовать себя храбрым (2022)

    Эти трусливые цитаты о побеге заставят вас остаться и сражаться.

    В страшные или неопределенные времена может быть трудно действовать смело.

    Эта коллекция цитат о трусах вдохновит вас стать героем.

    Есть много способов, которыми вы можете проявлять храбрость каждый день.

    Прочтите эти цитаты о трусах в отношениях, на работе, в бою и в повседневной жизни.

    Эти проницательные слова и известные высказывания дадут вам новый взгляд на то, что значит быть смелым.

    Трусость — отрицательная черта человека.

    Самые успешные лидеры в мире известны своим мужеством, амбициями и силой.

    С другой стороны, есть много цитат о трусах и лжецах или беглецах.

    Чтобы быть героем, нужно прожить свою жизнь с честью.

    Если вам нужна мотивация, чтобы противостоять своим страхам, прочтите этот список цитат о трусах.

    Не забудьте также прочитать эти цитаты о мужестве о жизни, силе и противостоянии страху.

    Цитаты труса, чтобы вы почувствовали себя храбрым

    1. «Разница между героем и трусом — один шаг в сторону». Gene Hackman

    2. «Brave» очень конкретный и очень личный. Нельзя судить по людям со стороны. Просто не могу. Иногда смелость означает позволить всем остальным думать, что ты трус. Иногда смелость — это подводить всех, кроме себя». – Гленнон Дойл Мелтон

    3. «Трус не способен проявлять любовь; это прерогатива храбрых». – Махатма Ганди

    4. «Никто, кроме труса, не посмеет похвастаться тем, что он никогда не знал страха». – Бертран Рассел

    5. «Только храбрый умеет прощать… трус никогда не прощал; это не в его характере». – Лоуренс Стерн

    6. «Я не тот человек, который сдается только потому, что что-то идет не так. Это трус. Это не я.» – Кевин Гарнетт

    7. «Нельзя быть героем, не будучи трусом». – Джордж Бернард Шоу

    8. «Удача – это все… Мне повезло в жизни, что я действительно испуганный человек. Мне повезло, что я трус, у меня низкий порог страха, потому что герой не смог бы снять хороший фильм-саспенс». Альфред Хичкок

    Если вам нравятся эти цитаты, обязательно прочитайте нашу коллекцию цитат удачи, когда вы чувствуете себя несчастным.

    9. «Лучше быть вдовой героя, чем женой труса». – Долорес Ибаррури

    10. «Некоторые люди трусы… Я думаю, что по большому счету треть людей злодеи, треть трусы, а треть герои. Теперь злодей и трус могут стать героем, но они должны сделать этот выбор». – Том Хэнкс

    Трусливые цитаты, когда вы боитесь или нервничаете

    11. «Я знаю, что ты здесь, чтобы убить меня. Стреляй, трус, ты только человека убьешь. – Че Гевара

    12. «Не по-настоящему храбр тот человек, который боится либо показаться, либо быть, когда ему заблагорассудится, трусом». – Эдгар Аллан По

    13. «Трус угрожает только тогда, когда он в безопасности». – Иоганн Вольфганг фон Гёте

    14. «Если ты уйдешь без боя, то прослышь трусом». Rajinikanth

    15. «Тот, кто отчаивается в человеческом состоянии, – трус, но тот, кто надеется на это, – глупец». – Альбер Камю

    16. «Битва — это самое великолепное соревнование, в котором может участвовать человек. Он выявляет все самое лучшее; он удаляет все, что является базовым. Все люди боятся боя. Трус — это тот, кто позволяет страху взять верх над чувством долга. Долг — это сущность мужественности». – George S. Patton

    17. «Трус – это не тот, кто идет прямо к вам в лицо и рассказывает вам, как есть. Трус — это тот, кто уходит». — Миз

    18. «Всё дрожа, я достиг Ниагарского водопада, и о, какая картина! Кровь моя содрогается до сих пор, хотя я и не трус, от величия могущества Творца; и я неподвижно смотрел на это новое проявление непреодолимой силы одной из Его стихий». – Джон Джеймс Одюбон

    19. «Трус: Тот, кто в опасной ситуации думает ногами». – Амброуз Бирс

    20. «Это закон человеческой природы, что в случае победы даже трус может похвастаться своей доблестью, а поражение наносит ущерб репутации даже храбрых». – Саллюстий

    Цитаты труса, которые заставят вас встать и сражаться

    21. «Совесть — трус, и те недостатки, которые у нее недостаточно сильны, чтобы предотвратить, редко имеет достаточно справедливости, чтобы обвинить их». – Оливер Голдсмит

    22. «Отчаяние придает храбрости трусу». – Томас Фуллер

    23. «Даже если ты всю жизнь был трусом, смерть – это подвиг». – Аби Морган

    24. «Напрасно бежать трусу; смерть следует за ним; только бросив ему вызов, смелые убегают». – Вольтер

    25. «Мужество и убежденность — мощное оружие против врага, который зависит только от кулаков или ружей. Животные знают, когда вы боитесь; трус знает, когда ты не трус». – Дэвид Сибери

    26. «Я герой с трусливыми ногами». Спайк Миллиган

    27. «Трус крадется до смерти; храбрые живут». – Джордж Сьюэлл

    28. «Наверное, я хотел показать людям, среди прочего, что не обязательно быть героем, чтобы вылечиться от рака. Можно быть малодушным трусом и пройти. Вы должны продолжать принимать лекарства и лечиться, вот и все». – Harvey Pekar

    Если вам нравятся эти цитаты, обязательно прочитайте нашу коллекцию цитат о борьбе с раком о битве всей жизни.

    29. «Называть трусом, я не думаю, что это справедливо». – Родни Александр

    30. «Трус гораздо более подвержен ссорам, чем человек духа». – Томас Джефферсон

    Цитаты о трусах, которые вдохновят вас стать героем

    31. «Я хотел бы увидеть хотя бы одного человека, который признался бы в том, что был трусом». – Эдит Пиаф

    32. «Трус льстит тем, кто выше его. Трус дерзок всякий раз, когда осмеливается быть дерзким». Юний

    33. «Человек, который напивается в мирное время, – трус. Человек, который напивается во время войны, остается трусом». – Хосе Бергамин

    34. «В принципе я трус, но одна из особенностей актерского мастерства заключается в том, что ты всегда подвергаешь себя очередному испытанию». – Сэмюэл Уэст

    35. «Оружие труса, яд». – Джон Флетчер

    36. «Я бегу; Я трус в душе. Клянусь, когда я чувствую запах насилия или агрессии, во мне вырывается трус. У меня нет желания драться ни с кем, кроме самого себя». – Rutger Hauer

    37. «Какая ценность разума, если его поместить в мозг труса? Если разум — это дар Бога человеку для его использования, пусть он использует его. Ум бесполезен, когда не делает добра». – Эндрю Тейлор Стилл

    38. «Я очаровательный трус; Я борюсь словами». – Карл Райнер

    39. «Поскольку трусость должна проявляться в то время и в том месте, где противник либо уже появился, либо может еще объявиться, военнослужащие в мирное время – и простые граждане – могут вздохнуть с облегчением. Если дома у тебя желтое брюхо, технически ты не трус». – Чарльз Дахигг

    40. «Думаю, вы могли бы сказать, что я осторожен или труслив». – Намие Амуро

    Другие цитаты и поговорки о трусах

    41. «Если ты силен и какое-то время борешься со слабыми, ты сам станешь слабым. Если ты будешь вести себя как трус, ты станешь трусом — это только вопрос времени». – Martin Van Creveld

    42. «Вы пишете в песнях то, что слишком боитесь написать в реальной жизни, а затем поете песни множеству людей вместо того, чтобы рассказывать об этом человеку, которому вы должны были рассказать … Песни — отличный способ справиться с этими проблемами, но также и способ труса». – Уинстон Маршалл

    43. «Я никогда не был оружейником, ты трус, если тебе приходится ходить с оружием, будь мужчиной и сражайся». – Энтони Ярд

    44. «На самом деле я ужасный трус. Страх — постоянный факт моей жизни». Тревор Макдональд

    45. «Настоящий герой всегда герой по ошибке; он мечтает быть честным трусом, как все». – Умберто Эко

    46. «Если я напуган и я трус, почему вы, ребята, хотите видеть, как я сражаюсь?» – Флойд Мейвезер-младший

    47. «Команда — это место, где мальчик может доказать свою смелость самостоятельно. Банда — это место, где прячется трус». – Микки Мантл

    48. «Собака лает, когда на ее хозяина нападают. Я был бы трусом, если бы увидел, что Божья истина подвергается нападкам, и все же промолчал бы». – Джон Кальвин

    49. «Робкий человек пугается перед опасностью, трус во время, а мужественный после». – Жан Поль

    50. «Мужество — это страх прослыть трусом». – Гораций Смит

    Нужно больше вдохновения, чтобы почувствовать себя смелым? Ознакомьтесь с нашим списком цитат героев.

    Трусливые цитаты, которые помогут пробудить в вас мужество

    51. «Человек, который бежит от своего страха, может обнаружить, что он выбрал только короткий путь, чтобы встретить его». ―  Дж.Р.Р. Толкин

    52. «Короче говоря, я был слишком труслив, чтобы делать то, что считал правильным, как я был слишком труслив, чтобы избегать делать то, что считал неправильным». ―  Чарльз Диккенс

    53. «Ненависть — это месть труса за то, что его запугали». ―  Джордж Бернард Шоу

    54. «Терпимость к нетерпимости — это трусость». ―  Аян Хирси Али

    55. «Лучшими палачами становятся трусы. Трусы понимают страх и могут его использовать». ―  Марк Лоуренс

    56. «Нация, которая будет настаивать на проведении широкой демаркационной линии между воюющим человеком и думающим человеком, может обнаружить, что ее борьбой занимаются дураки, а ее мышление — трусами». ―  Уильям Фрэнсис Батлер

    57. «Знаете, ненавистники и хулиганы всегда трусы. Им нравится издеваться над маленькими парнями. ―  Скайлар Тиберий

    58. «Страх насмешек порождает худшую трусость». ―  Андре Жид

    59. «Мы считаем, что подготовка искореняет трусость, которую мы определяем как бездействие в условиях страха». ―  Вероника Рот

    60. «Правильно понятая трусость начинается с эгоизма и заканчивается стыдом». ―  Хосе Ризал

    Цитаты труса, когда вы чувствуете страх

    61. «Он был просто трусом, и это была худшая удача, которая могла случиться с человеком». ―  Эрнест Хемингуэй

    62. «Возможно, он дурак или трус, но почти все люди либо те, либо другие, а большинство людей и то, и другое». ―  Джеймс Болдуин

    63. «Трусы смеют других делать то, на что они сами не смеют». ―  Ана Моннар

    64. «Никто, кроме труса, не посмеет похвастаться тем, что он никогда не знал страха». ―  Фердинанд Фош

    65. «В том, что человек осмеливается сделать, он должен осмелиться признаться, если только он не трус». ―  Рафаэль Сабатини

    66. «Быть ​​жестоким значит быть трусом». ―  Лайла Гифти Акита

    67. «Эти призывы соблюдать осторожность сделали людей трусами». ―  Равиш Кумар

    68. «Трус требует быть тем, кем он не является, потому что боится признать, кто он на самом деле». ―  Крейг Д. Лаунсбро

    69. «Всякий прогресс начинается с храбрых, а не с бесхребетных трусов». ―  Абхиджит Наскар

    70. «Трус храбр только тогда, когда вооружен силой и властью; по-настоящему смелый может сражаться даже без оружия» ―  Махуа Мойтра

    Цитаты о трусах, чтобы показать свою храбрость

    71. «Лучше не жить, чем жить как трус». ― Уолтер Рэли

    72. «Я сделал несколько ошибок, но я не был трусом. Я жил своей жизнью и делал то, что должен был делать». Пауло Коэльо

    73. «Вы должны держать свое видение ясным, потому что только трус живет в страхе». ― Nas

    74. «Вина — выход для труса». ― Элвин Хейс

    75. «По сравнению с трусом, который так и не попытался, он герой». ― Свами Вивекананда

    76. «Ты трус, даже если тебе кажется, что ты отказался от того, что открыто намеревался сделать». ― Марк Твен

    77. «Те, кто живет прошлым, трусы и неудачники». ― Майк Дитка

    78. «Герои и трусы испытывают одинаковый страх. Герои просто реагируют на это по-разному». ― Кас Д’Амато

    79. «Мужество — цель трусов». ― Алан Уоттс

    80. «Во всем, что стоит делать, стоит переусердствовать. Умеренность — для трусов». ― Маркус Латтрелл

    Какие ваши любимые цитаты о трусости вдохновляют вас быть смелыми?

    Каждый хочет, чтобы его запомнили как храброго или отважного.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.