Мотив как: Оператор сотовой связи МОТИВ

Содержание

Телефон горячей линии Мотив, служба поддержки Мотив, бесплатная горячая линия 8-800

Российский оператор сотовой связи работает на территории четырех регионов страны. Сюда относится Свердловская и Курганская область, ХМАО, ЯНАО. Мотив входит в пятерку крупнейших региональных операторов (МТС, Билайн, Мегафон и Tele2). Компания предоставляет услуги сотовой связи, мобильного интернета и IP-VPN. Единственный недостаток – у оператора нет 3G интернета.

Содержание

Скрыть
  1. Номер телефона горячей линии Мотив
    1. Горячая линия Мотив Екатеринбург и Свердловская область
  2. Другие способы связи
    1. По каким вопросам специалисты смогут помочь?
      1. По каким вопросам поддержка помочь не сможет
        1. Время ответа и компетентность специалистов

            Однако связь с клиентами компании находится на высоком уровне. Пользователям доступны разные номера телефонов, онлайн-чат и форма обратной связи. Отдельно задать вопрос об услугах компании можно через форму обратной связи.

            Номер телефона горячей линии Мотив

            Номер телефона контакт центра компания Мотив – 8-800-240-0000. Звонки по России совершаются бесплатно. Бесплатный номер телефона доступен даже в Роуминге. В контакт центр компании можно звонить и с городского телефона. Однако бесплатно услугой могут воспользоваться только жители Уральского региона.

            Дополнительно клиентам доступен короткий номер – 111. На него можно звонить только с мобильного телефона (оператор Мотив). Услуга доступна на территории Большой Урал. Позвонить оператору можно даже при нулевом балансе на счету.

            Продвинутые пользователи могут совершать звонки через WhatsApp/Viber. Номер телефона контакт центра компании Мотив – +7-953-603-70-33. Такой формат общения обычно предпочтителен активным пользователям мессенджера.

            Горячая линия Мотив Екатеринбург и Свердловская область

            Номер телефона контакт центра действует по всей территории страны. Дополнительно клиенты компании могут использовать региональные номера. Контакты для жителей Свердловской области:


            На указанные номера можно звонить с мобильного или стационарного телефона.

            Другие способы связи

            На официальном сайте компании основным способом связи является онлайн-чат. Он находится по правой стороне экрана в виде оранжевого круга с плюсиком по центру. Если нажать на него, то выедет окно с формой заполнения. Пользователю достаточно указать свое имя и выбрать форму связи (смс или голосовой чат). Онлайн-чат работает круглосуточно. Пользователю нужно лишь описать свою проблему и оператор даст соответствующие разъяснения по услугам или тарифам компании Мотив.


            Голосовой чат выглядит так:


            Пользователю нужно выбрать тему консультации из выпадающего списка и ввести код с изображения. После чего нажать клавишу «позвонить». Если звонок совершается с компьютера нужно подключить микрофон и наушники. Контакт центр работает круглосуточно. Однако лучше совершать звонки в рабочее время – с 7 до 19.

            Получить консультацию или оставить отзыв об услугах компании также можно через форму обратной связи. Она доступна в разделе контакты. Пользователю нужно указать ФИО, контактные данные, емейл и описать суть проблемы. Затем следует поставить галочку о согласии на обработку персональных данных и подтвердить, что вы не робот. После отправки сообщения высветиться номер заявки.


            Ответ обычно дается на следующий день после отправки обращения. Дополнительно клиенты могут обратиться в одно из отделений компании Мотив. Их перечень можно узнать на сайте сотового оператора. Достаточно перейти в раздел «Точки продаж». Затем нужно выбрать регион, город и район проживания. Система покажет адреса и время работы отделений компании.


            По каким вопросам специалисты смогут помочь?

            Граждане могут получить консультацию по таким вопросам – перечень услуг, тарифы, порядок подключения дополнительных сервисов, наличие и сумма задолженности. Полный список услуг представлен на сайте компании:


            При обращении в тех поддержку могут потребоваться данные владельца сим-карты. Оператор вправе уточнить ФИО и паспортные данные.

            По каким вопросам поддержка помочь не сможет

            Сотрудники тех поддержки отвечают только на вопросы, связанные с работой оператора. Если абонент уточняет тарифы по звонкам иных операторов, то специалисты контакт центра не смогут ему помочь.

            Если клиент компании пользуется онлайн-сервисом ЛИСА, то сотрудники тех поддержки порекомендуют ему изучить соответствующие разделы сайта. В личном кабинете гражданам доступны сведения о состоянии счета, подключенных опциях, текущих расходах. Вход в него открывается после прохождения регистрации.

            Время ответа и компетентность специалистов

            Скорость реагирования на запрос клиента зависит от способа связи, который использует абонент. При обращении к сотрудникам компании через онлайн-чат – ответ на вопрос можно получить практически сразу.

            Если человек обращается на телефон горячей линии, то многое зависит от времени суток. Скорость ответа зависит от загруженности операторов. Иногда приходится обождать. Причем во время звонка нужно учитывать промежуточное звено – автоответчик. Он срабатывает накануне соединения человека с оператором. Абонентам предлагают варианты цифровых комбинаций, по которым можно получить ответы на интересующие вопросы.

            3.2. Мотив как цель (предмет удовлетворения потребности). Мотивация и мотивы

            3.2. Мотив как цель (предмет удовлетворения потребности)

            В «Словаре русского языка» С. И. Ожегова говорится, что цель — это то, к чему стремятся, и то, что надо осуществить. Таким образом, целью может являться как предмет, объект, так и действие.

            С. Л. Рубинштейн предмет удовлетворения потребности тоже рассматривает как цель, когда говорит о том, что предметы становятся объектами желаний и возможными целями действий субъекта, когда он включает их в практическое осознание своего отношения к потребности. Поэтому, когда А. Н. Леонтьев и сторонники его точки зрения говорят о предмете, могущем удовлетворить потребность, как о мотиве, правомерно отнести это к той группе представлений, в которой в качестве мотива выступает цель (хотя сам А. Н. Леонтьев и его последователи в большинстве высказываний этот мотив отделяют от цели, принимая в качестве последней только действие по удовлетворению потребности или вообще не уточняя ее).

            Правда, А. Н. Леонтьев не отвергает возможность превращения цели в мотив: «Генетически исходным для человеческой деятельности является несовпадение мотивов и целей. Напротив, их совпадение есть вторичное явление: либо результат приобретения целью самостоятельной побудительной силы, либо результат осознания мотивов, превращающего их в мотивы-цели» (1975, с. 201). В другой работе (1972) он подчеркивает, что термин «мотив» употребляется им не для обозначения переживания потребности, а как обозначающий то объективное, в чем эта потребность конкретизируется в данных условиях и на что направлена деятельность. Воспринимаемый (представляемый, мыслимый) предмет приобретает свою побудительную функцию, т. е. становится мотивом. Следует отметить, что мотивом деятельности он называл как идеальный (представляемый), так и материальный предмет потребности.

            Для А. Н. Леонтьева, например, стакан с водой тоже является мотивом. Впрочем, такая точка зрения на мотив существует и в быту, и в литературе, и в юриспруденции (когда, например, в качестве мотива преступления объявляются деньги, драгоценности и т. п.).

            По А. Н. Леонтьеву, направленность побуждению придает именно объект (кстати, понимаемый довольно широко, не только как предмет, вещь). Он выступает в роли стрелочника, указывающего направление реализации имеющегося у человека побуждения. Больше того, «опредмечивание потребности», как выражался А. Н. Леонтьев, придает этому побуждению смысл, и, по существу, побудителем деятельности выступает не сам предмет, а его значение для субъекта. Недаром он приписывал мотиву смыслообразующую функцию. Отсюда становятся понятными рассуждения о «сдвиге мотива на цель», когда побуждает к деятельности уже не желание завладеть предметом, а выполнение самого действия (вследствие пробуждения к нему интереса), получение от него удовольствия.

            Об этом, кстати, говорил еще Г. Олпорт (Allport G., 1937), когда формулировал принцип функциональной автономии: первоначально инструментальные действия, выполняющие вспомогательную роль как средства, могут приобретать самостоятельную (интрин-сивную) привлекательность. По существу, речь идет о приобретении действием самостоятельного смысла (и поэтому точнее было бы сказать, что на цель сдвигается не мотив, а смысл).

            Придерживается взглядов А. Н. Леонтьева на роль предметов в побуждении деятельности и С. П. Манукян. Он считает спорной или даже ошибочной точку зрения философов-материалистов Древней Греции Аристотеля, Лукреция Кара (а в наше время — Л. И. Божович и др.) о том, что нужда заставляет человека создавать предметы удовлетворения потребностей.

            Согласно представлениям С. П. Манукяна, определенные предметы и явления (объекты) порождают потребность с конкретным предметным содержанием. Это содержание каждый раз

            актуализирует данную потребность, если человек встречается с этим объектом или образ его по каким-то причинам воспроизводится в сознании. Значит, делает вывод С. П. Манукян, не потребность вызывает деятельность (при актуализации потребности начинается деятельность человека по ее удовлетворению), а предмет потребности или его образ. Этот вывод автор распространяет и на биологические потребности, когда утверждает, что они не являются побудителями целеустремленной деятельности человека. Биологические потребности вначале выступают как психическое состояние напряженности, при котором человек не знает, чего ему хочется. Только после того как он встречается с объектом, могущим удовлетворить эту неизвестную человеку потребность или снять напряжение, такое состояние превращается в стремление к данному объекту. Многократное повторение подобного положения порождает новую потребность с определенным предметным содержанием.

            Можно понять логику рассуждений С. П. Манукяна и даже частично согласиться с ним, если использовать понятия нужды и потребности личности. Тогда психическое состояние напряженности («неизвестная потребность», по не очень удачному выражению автора) будет отражать нужду, а опредмеченная потребность — потребность личности. Однако автор не использует эти понятия, и в то же время такое понимание нужды и потребности не устраняет ряд неясностей в его рассуждениях. Так, автор не разделяет порождение потребностей объектами и актуализацию потребностей объектами, а это не одно и то же. Можно согласиться с тем, что появившийся перед человеком объект может актуализировать (оживить) какую-то потребность, если ее удовлетворение с помощью этого объекта доставляло в прошлом человеку удовольствие. В отношении же порождения потребности появившимся объектом или его образом, хочет того автор или нет, он скатывается на позиции детерминации поведения по типу стимул-реакция (5-

            R), где потребность вообще-то и не нужна. Например, С. П. Манукян пишет, что каждый раз, когда в сознании человека по какому-то поводу воссоздается образ знакомых людей, актуализируется потребность встречи с ними. Хотя этот пример относится к актуализации потребности, очевидно, что утверждение автора далеко не бесспорно. Образы знакомых могут вызвать потребность общения с ними (если мы, например, давно не виделись), но могут и не вызвать такую потребность. Тем более трудно согласиться с тем, что «овладение» предметами культуры само по себе порождает потребности как социальные, так и биологические.

            Некоторая прямолинейность высказываний А. Н. Леонтьева о мотиве как предмете удовлетворения потребности дает основание для буквального их понимания, что, естественно, вызывает критику его представлений со стороны ряда психологов (К. А. Абульханова-Славская, 1980; Л. И. Божович, 1969; И. В. Имедадзе, 1986; и др.). Действительно, как можно принимать за мотив стакан с водой (притом не представляемый, а реальный)? В лучшем случае он может быть стимулом. А как известно, внешние стимулы могут оживлять, побуждать потребности своей привлекательностью, но сами не могут быть

            психологическими образованиями, именуемыми мотивами.

            Л. И. Божович не без оснований считает сомнительным то, что предметы порождают потребность. К чему это понимание генезиса потребностей (А. Н. Леонтьевым, С. П. Манукяном и другими) может привести, видно из высказывания самого С. П. Манукяна: «Важно, что человек не по своей воле стремится к объекту, а объект по каким-то причинам приобретает притягательную силу для человека» (1984, с. 132). Такая детерминация походит на инстинктивное поведение, в лучшем случае — на влечение.

            Фетишизируя объекты как источники активности человека[5], С. П. Манукян не очень задумывается над тем, почему у человека возникают образы тех или иных объектов, оживляющих потребности. «По какому-то поводу», — так пишет он, но это не объяснение. Справедливо утверждая, что объекты побуждают тогда, когда в сознании отражается их значение для человека, автор не задумывается над тем, чем обусловлено в данный момент значение этого объекта. Только при наличии какой-то потребности объект становится значимым в данной ситуации, так как у человека уже имеется опыт его использования для удовлетворения такой потребности. Другое дело, что появление нужного объекта может усилить энергию потребности, направить ее в определенном направлении. Но это не значит, что объект обладает побудительной энергией в отношении деятельности, сам по себе побуждает деятельность, является конечной причиной поведения.

            Более справедливым представляется взгляд на этот вопрос И. М. Сеченова, который писал: «…жизненные потребности родят хотения, и уже эти ведут за собой действия; хотение будет тогда мотивом или целью, а движения — действием или средством достижения цели… Без хотения как мотива или импульса движение было бы вообще бессмысленно» (1952, с. 516).

            Надо сказать, что в своем критическом порыве некоторые психологи «вместе с водой… выплеснули и ребенка» — то ценное, что имеется во взглядах А. Н. Леонтьева. В частности, И. В. Имедадзе (1986) отрицает, что конкретную направленность побуждению придает объект удовлетворения потребности, считая, что побуждает деятельность даже не мотив, а потребность.

            Та же крайность имеется и в критике педагога Л. П. Кичатинова, который спрашивает: каковы задачи воспитателя (если он придерживается точки зрения А. Н. Леонтьева) по формированию мотивов — формировать предметы деятельности? Для воспитателя важно отношение к предметам, смысл работы, заключает автор.

            Но ведь именно для придания смысла деятельности А. Н. Леонтьев и выдвинул свои представления о мотиве. И вот это-то глубинное понимание мотива многими читающими его работы и не воспринимается, тем более что сам А. Н. Леонтьев отдельными своими высказываниями заставляет читателя понимать все по-другому. Так, он говорит о мотивах-стимулах, выполняющих роль побудительных факторов, но лишенных смыслообразующей функции (в качестве таковых у него выступают деньги).

            Такая позиция А. Н. Леонтьева близка представлениям К. Левина (1970), писавшего, что вещи и события мира для нас не нейтральны; многие из них предъявляют по отношению к нам определенную «волю». У человека нет власти над своим поведением, кроме той власти, которую имеют над его поведением вещи, продолжает он (так, например, хорошая погода, красивый ландшафт влекут нас к прогулке). Сила требований, с которыми подступают к человеку вещи, может быть различна: от непреодолимого влечения до слабого «напрашивания».

            Но К. Левин ставит побудительную силу вещей в связь с потребностями и намерениями субъекта: изменение «характера требований» происходит соответственно изменениям потребностей и интересов человека. Власть вещей над поведением человек подчиняет себе, заставляет служить своим целям, направляет по-своему.

            Л. И. Божович, соглашаясь с А. Н. Леонтьевым в том, что потребность не может определить целенаправленное действие человека, а может вызвать лишь неорганизованную активность (исключая инстинктивные биологические потребности, которые связаны с врожденными механизмами их удовлетворения), считает, что предметы, постоянно удовлетворяющие ту или иную потребность, как бы фиксируют в себе эту потребность. В результате они и приобретают способность побуждать поведение и деятельность человека даже в тех случаях, когда соответствующая потребность не была предварительно актуализирована: сначала эти предметы только реализуют, а потом и вызывают (очевидно, по механизму условного рефлекса) соответствующую потребность. Следовательно, предметы, в представлении Л. И. Божович, являются лишь побудителями потребностей, а не действий или деятельности. Без оживления потребности под воздействием предмета активность человека проявиться не может.

            Но и отбросив все двусмысленное и негативное, что имеется во взглядах A. Н. Леонтьева на мотив, оставив только все положительное, принять предмет-цель за мотив не представляется возможным, даже если учесть ограничение, введенное Д. В. Колесовым: предмет выступает в качестве мотива лишь у маленького ребенка (из-за неразвитости произвольных функций) или в том случае, если он новый (т. е. является мотивом исследовательской деятельности). Во-первых, мы не получим ответ на вопрос, почему человек совершает данное действие, поступок; ведь одна и та же цель может удовлетворять разные потребности, т. е. соотноситься с разными причинами. Во-вторых, принятие за мотив предмета практически устраняет возможность говорить о таких характеристиках мотива, как его сила и устойчивость; нельзя же сказать, что предмет обладает силой, а сочетание «устойчивость предмета» скорее будет понято с точки зрения физики, чем психологии. Предметы могут обладать степенью (силой) привлекательности, но это скорее характеристика стимула, а не мотива. Возникают и другие стилистические недоразумения, когда говорят, например, об активно достигаемых человеком мотивах (В. К. Вилюнас), понимая под этим овладение предметами. В-третьих, в связи с представлением о мотиве как предмете говорят о роли мотива в формировании потребностей, а не о роли потребностей в формировании мотива, т. е. процесс мотивации ставится с ног на голову. Между тем B. К. Вилюнас справедливо отмечает, что даже психического отражения предмета недостаточно для того, чтобы вызвать деятельность субъекта. Для этого должна быть еще актуализирована потребность, которой отвечает этот предмет, иначе живые существа, столкнувшись с предметом потребности, каждый раз приступали бы к ее удовлетворению вне зависимости от того, есть ли в данный момент в этом нужда или нет.

            Аналогичной точки зрения придерживаются также философы и социологи. Например, В. И. Оссовский пишет, что переживание индивидом ценностей-объектов далеко не всегда сопровождается восприятием их как предметов удовлетворения потребности. Нужда возникает лишь по отношению к объекту, который признается человеком значимым (ценным). Это означает, что объект может выступать в роли стимула лишь тогда, когда человек подготовлен для такого его восприятия, т. е. когда есть потребность в нем или ему подобных. В этом случае у человека возникает побуждение к овладению этим объектом. Поэтому Ш. Н. Чхартишвили считает, что мотив — это объективная ценность (продукта деятельности, знания).

            Данный текст является ознакомительным фрагментом.

            Продолжение на ЛитРес

            Мотив как способ воплощения авторского сознания переводчика (на материале переводов Ф. Сологубом лирики П. Верлена) Текст научной статьи по специальности «Языкознание и литературоведение»

            А. Б. Стрельникова

            МОТИВ КАК СПОСОБ ВОПЛОЩЕНИЯ АВТОРСКОГО СОЗНАНИЯ ПЕРЕВОДЧИКА (НА МАТЕРИАЛЕ ПЕРЕВОДОВ Ф. СОЛОГУБА ЛИРИКИ П. ВЕРЛЕНА)

            Рассматривается категория мотива как одного из способов отражения индивидуально-авторского сознания Ф. Сологуба в его переводах поэзии П. Верлена. Анализируются мотивы луны, лазури, тоски, шепота, выявляя коды их перевода и значения «нулевых позиций» в оригинале.

            Творчество Ф. Сологуба представляет собой, по мнению исследователей, целостный символистский неоми-фологический текст, монтирующийся из «…повторяющихся элементов, обладающих широкой семантической валентностью и контекстуальной сочетаемостью» [1. С. 15]. Структурообразующая функция мотива в творчестве Ф. Сологуба отмечается в работах таких исследователей, как А. Губайдуллина, М. Дикман, Л. Евдокимова, Ю. Гуськов, Л. Клейман, А. Ханзен-Лёве, Б. Лауэр, Л. Силард. Изучение отдельных мотивов становится важным для определения степени и характера воплощенности авторского сознания Ф. Сологуба и в созданных им переводах лирики П. Верлена. При анализе мотивной структуры поэтических переводов мы понимаем мотив как «простейшую единицу» [2. С. 508], характеризующуюся семантической целостностью и повторяемостью в творчестве одного автора. В качестве теоретической базы использовались работы А.Н. Веселовского, О.М. Фрейденберг, В.Б. Шкловского, Б.В. То-машевского, Е.М. Мелетинского, И.В. Силантьева,

            В.И. Тюпы, А. Ханзен-Лёве и других исследователей.

            Знакомство Ф. Сологуба с лирикой П. Верлена, открывшей для него новую французскую поэзию, состоялось в конце 1880-х гг., и заниматься переводами Сологуб начал в Вытегре в 1889 г., «учительствуя» в «страшном мире» русской провинции. Первые сологу-бовские переводы из Верлена появились в 18931894 гг. в журнале «Северный вестник». В 18961898 гг. новые переводы публикуются в газете «Наша жизнь» и журнале «Петербургская жизнь», в 19041905 гг. — в «Новом журнале иностранной литературы, искусства и науки», в 1907 г. — в журнале «Образование». В 1908 г. переводы Сологуба выходят в свет отдельной книгой, содержащей 37 стихотворений из сборников «Poèmes saturnies», «La bonne chanson», «Fêtes galantes», «Romances sans paroles», «Sagesse», «Jadis et naguère» и «Chansons pour elle», при этом 16 переводов печатались впервые, и часть стихотворений публиковалась в нескольких вариантах. Ф. Сологуб переводит и других французских поэтов-символистов: так, его переводы из С. Малларме датируются 1898 г. (например, «Бледный малыш» 27 сентября и «Трубка» 28 сентября 1898 г.), в 1905-1908 гг. он работал над переводами «Последних стихотворений» А. Рембо,

            Луна становится экраном для всех тех проекций, которые передаются из реального мира на луну как на своего рода «ретрансляционную станцию» между «здесь» и «там». Сама луна, будучи изменчивой (то

            1910 г. — работа над пьесой Р. де Гурмона. Однако наиболее притягательной для Ф. Сологуба оставалась лирика П. Верлена, разработавшего в поэзии «новые формы» для «нового содержания».

            Хотя в развитии символизма в России отнюдь не последняя роль отводится западноевропейскому опыту, многие исследователи видят существенные отличия русского символизма от западного. Культурный диалог между французскими и русскими символистами в конце XIX — начале XX в. посредством создания художественных переводов исследуется в работах И.Ю. Подгарецкой «Пастернак и Верлен», М.В. Тростникова «Перевод и интертекст. Анненский и Верлен» и др. Есть и работы, посвященные проблеме восприятия творчества П. Верлена Ф. Сологубом: В.Е. Багно «Федор Сологуб — переводчик французских символистов» и С.В. Файн «П. Верлен и поэзия русского символизма»; однако остается необходимость конкретных текстуальных исследований для определения характера этой рецепции.

            При анализе переводов Ф. Сологуба из П. Верлена можно выделить ряд мотивов, устойчивых во всех переведенных сборниках, хотя и явленных с различной степенью частотности: мотив луны, лазури, усталости, шепота.

            Луна, один из центральных образов в символистской эстетике, играет решающую роль при отборе стихотворений: Ф. Сологуб переводит все стихотворения П. Верлена, где присутствует этот символ. В символистской концепции луна — воплощение принципа отражения. Вторичный характер лунного мира обусловливает тот факт, что луна не черпает свой свет (энергию, сущность) в самой себе, не создает его сама по себе, а лишь отражает и передает свет солнца; «…луна может предоставить лишь нечто “условное” и “неподлинное” (т.е. несебетождественное), участвуя в чем-то для нее чуждом» [3. С. 199]. Сама эпоха трактуется как «серебряный» век — «…век, следующий за “золотым” и из него исходящий» [3. С. 199]. Лунный мир имеет серебряную окраску — в нем нет той многоцветной палитры, которая характерна для солнечного мира. Лунный мир бесцветный, серый, тусклый или же просто белый, что есть выражение абсолютного небытия. В лунном свете даже лазурь (сфера высших ценностей) теряет свои краски, «осеребряется» и утрачивает свою сущность (для усиления эффекта Ф. Сологуб в переводе вводит сравнение с пылью):

            прибывая, то убывая), отражает объекты (и субъекты) земного мира искаженными (в зависимости от состояния лунной поверхности), поблекшими, обесцвеченными:

            P. Verlaine Подстрочник Перевод Ф. Сологуба

            …Le ciel de cuivre Sans lueur aucune… [4. С. 14] …Небо медного цвета Без единого проблеска… …Как пыль металла, Лазурь тускла… [5. С. 43]

            P. Verlaine Подстрочник Перевод Ф. Сологуба

            La lune blanche Luit dans les bois… [6. С. 13] Белая луна Светит в лесах… Ночной луною Бледны леса… [5. С. 102]

            Негативность лунного начала состоит в «пассивности восприятия, которое не является подлинным приятием или усвоением, но служит лишь для воспроизведения чего-то готового и передачи его дальше, деформируя, запутывая, ослабляя и обесценивая при этом <…> это сцена для спектакля странных колебаний между рефлексией (абсолютного) и рецепцией (имманентного), между бытием и видимостью, светом и тьмой… » [3. С. 200]. Мотив, как известно, может видоизменяться, имеет свои вариан-

            ты, каждый из которых, существуя в рамках одного инварианта (обобщающего всю семантическую структуру мотива), приобретает дополнительные оттенки значения и реализуется в тексте в виде конкретных поэтических форм. Так «лунный» мотив имплицирует мотив тумана, уравнивающего эмпирический и ирреальный миры, обращающий объекты в тени, лишающий цвета (как, например, в стихотворении «L’ombre des arbres dans la rivière embrumée» («С реки туман встает, как дым»)):

            P. Verlaine Подстрочник

            …Combien, ô voyageur, ce paysage blême …Насколько, о странник, этот пейзаж бледный

            Te mira blême toi-même… [4. C. 16] Бледным тебя самого отразил…

            Перевод Ф. Сологуба

            Как эта ночь тебе родна,

            О, странник, бледный, как она… [5. С. 47]

            Лунный мир создает не сами вещи, а их отблески и тени: мотив «призрачности мира становится антагонистичен по отношению к прозрачности, которая считается основной зрительной характеристикой» [3. С. 229]. И в оригинале, и в сологубовском переводе стихотворения «L’ombre des arbres dans la rivière embrumée» тень связывается с отражением, поскольку и то, и другое — варианты двойничества. Для творчества обоих поэтов платоновская концепция феноменального мира стала основополагающей: «. абсолютное, потустороннее). Луна же, напротив, является лишь иллюзорной проекцией этого образа, недостижимой и обманчивой химерой, преследующей лирического субъекта. Очевидно по контрасту с мотивом луны Ф. Сологуб вводит мотив лазури, воплощающий ощущаемый интуитивно мир чистых ценностей, высшую сферу. Особенно ярко этот мотив проявляется в сборнике «La bonne chanson», воссоздающий в переводе Ф. Сологуба внутренний мир поэта, надеющегося на счастье и воспевающего свою любовь: «le ciel tout bleu» — «небо всё синее» (в стихотворении «Donc, ce sera par un clair jour d’été…»), «le ciel bleu» — «синее небо» (в «L’hiver a cessé: la lumière est tiède…») переводятся Ф. Сологубом как «лазурь».

            Мотив тоски входит в символизм вместе с «риторикой депрессии», центральными понятиями которой становятся пустота и ничтожность пошлого существования. Отсутствие альтернативы подъема в прошлом или будущем обусловливает появление в произведениях ранних символистов пассивности, усталости и ре-

            цептивности. Смысловым центром поэтического творчества Ф. Сологуба является личность в ее взаимоотношениях с окружающим миром. По Ф. Сологубу, идеал, «совершеннейшая жизнь без власти и без норм» [7. С. 46], существует только в мечте, искусстве, лирике. Сам Ф. Сологуб писал в своем романе «Творимая легенда»: «Благостная царила над ними богиня Лирика, покровительница совершеннейшего из искусств, — искусства не воплощенной во внешних образах мечты…» [7.

            С. 46]. И потребность в такой мечте Сологуб воспринимает как потребность, свойственную человечеству вообще. Отсюда возникает фундаментальное трагическое противоречие бытия современного человека и современного искусства: «Но познание раскрывало им тайну мира, — в мистическом опыте явлена была им необходимость чуда, и в науке невозможность его» [7. С. 46]. Вглядываясь в человеческую душу, поэт находит в ней «личины переживаний» и в соответствии с таким видением творит свой художественный мир, являет своего лирического героя. Именно это является причиной того, что поэзию Ф. Сологуба называют поэзией онтологического трагизма: состояние его лирического героя — вечная неудовлетворенность, ощущение жизни как бесконечного бессмысленного томления. Эта безысходность изначально определена для лирического героя. По определению Л.А. Колобаевой, неподвижность лирического героя Ф. Сологуба проистекает из убеждения поэта в неизменности основ бытия: «…мир, видоизменяясь в своих личинах, в сокровенном своем существе лишь повторяется, возвращается к самому себе. В его творчестве по-своему преломляется идея возврата, вечного круговращения истории человечества: «Что было, будет вновь // Что было, будет не однажды» [8. С. 83]. Несовершенство вечного мира наполняет произведения Ф. Сологуба тоской, которая проходит лейтмотивом и в созданных им переводах поэзии П. Верлена (например, в стихотворении «A une femme»):

            P. Verlaine Подстрочник Перевод Ф. Сологуба

            . ..Ces vers du fond de ma détresse violente… [9. С. 89] …Эти стихи со дна невзгод моих жестоких… …Сложилась песня та Во тьме моей тоски… [5. С. 11]

            Или в стихотворении «C’est l’extase langoureuse»:

            P. Verlaine Подстрочник Перевод Ф. Сологуба

            …Cette âme qui se lamente… [4. С. 4] …Эта душа, которая плачет… …Слышен плач души тоскливой… [5. С. 36]

            Мотив тоски имплицирует мотив томления (например, в стихотворении «Nevermore»):

            P. Verlaine Подстрочник

            Souvenir, souvenir, que me veux-tu? [9. С. 13] Воспоминание, воспоминание, чего ты хочешь от меня?

            Перевод Ф. Сологуба

            Зачем ты вновь меня томишь, воспоминанье? [5. С. 10]

            Или в стихотворении «A une femme»:

            P. Verlaine Подстрочник

            …Oh! Je souffre, je souffre affreusement, si bien …О, я страдаю, я страдаю ужасно, так,

            Que le gémissement premier du premier homme… [9. C. 23] Что первый стон первого человека…

            Перевод Ф. Сологуба

            Томлюсь, томлюсь безрадостно, и первая тоска

            Адама… [5. С. 11]

            Мотив шепота подразумевает всевозможные манифестации иного мира, невнятного, едва различимого в повседневном мире вещей. Лирический субъект может приблизиться к этому миру лишь в шепоте, отказавшись от шума мира. Шепот вбирает в себя семантику ожидания и предчувствия, часто тревожных и остающихся невыразимыми, он противопоставляется повседневности с ее шумом и ясностью. По Ф. Сологубу, язык космоса звучит не в монументальных природных творениях (горах, морях), а в низинах, зарослях, болотах. В сологубовском стихотво-

            рении «Я ухо приложил к земле…» сконцентрирована вся семантика мотива шепота: «…Но только ропот, только шепот // Ко мне доходит по земле…», «…Но кто же шепчет, и о чем?», «Пророчит что-то тихий шепот?» Часто мотив шепота связывается с символом дерева (ассоциирующегося прежде всего с мифом о «мировом древе»). Этот же мотив присутствует в поэзии П. Верлена: шепот — как язык природы — связывается в поэзии Ф. Сологуба и в его переводах с луной, травой, водой, ветром. Например, в стихотворении «La lune blanche»:

            P. Verlaine Подстрочник Перевод Ф. Сологуба

            De chaque branche Part une voix Sous la ramée… [6. C. 13] От каждой ветви Исходит голос Под сенью деревьев… И под листвою Все голоса Несутся, тая. .. [5. С. 102]

            При этом в переводах Ф. Сологуба существует определенная тенденция: шепот (или ропот, тихий голос) часто возникает в стихотворении в процессе восприятия его лирическим субъектом: мир изобра-

            жается таким, каким ощущает его лирический герой — загадочным, непознаваемым и говорящим («шепчущим»). Например, в стихотворении «C’est l’extase langoureuse…»:

            P. Verlaine Подстрочник Перевод Ф. Сологуба

            …âme qui se lamente… [4. С. 4] …душа, которая плачет… …Слышен плач души тоскливой… [5. С. 36]

            То же в стихотворении «Je devine, à travers un murmure…»:

            P. Verlaine Подстрочник Перевод Ф. Сологуба

            Je devine. .. [4. С. 5] Я угадываю… Мне кротко грезится… [5. С. 40]

            Или в «Bruxelles. Simple fresques»:

            P. Verlaine Подстрочник Перевод Ф. Сологуба

            …quelque oiseau faible chante… [4. С. 23] …какая-то слабая птица поет… …слышен птичий голос… [5. С. 48]

            Замена глаголов в третьем (либо первом) лице безличными конструкциями отражает идею чувственного восприятия непознаваемого бытия.

            Мотивный анализ созданных Ф. Сологубом переводов из П. Верлена показывает, что, несмотря на общность символистской поэтики, значения символов в оригинале и переводе могут быть различны. Так, Ф. Сологуб, воплощая верленовский мотив луны, акцентирует идею обесцвечивания, вводит как вариант

            мотив тумана; в мотиве шепота значимым становится присутствие реципиента. Категории стона, боли, невзгод при переводе имплицируются в мотив тоски (при этом значимы «нулевые позиции», когда мотив не заменяет значение лексической единицы оригинала, расставляет смысловые акценты). Платоновская концепция мироустройства, общая для всех символистов, воплощается в переводах за счет введения мотива лазури и противопоставления его мотиву луны. Таким обра-

            зом, своеобразие системы мотивов воплощает в пере- что продиктовано спецификой мифопоэтической сис-

            водах индивидуально-авторское начало переводчика, темы творчества самого Ф. Сологуба.

            ЛИТЕРАТУРА

            1. ГубайдуллинаА.Н. Поэзия Фёдора Сологуба: принципы воплощения авторского сознания: Автореф. дис. … канд. филол. наук. Томск, 2003.

            2. Веселовский А.Н. Историческая поэтика. Л., 1940.

            3. Ханзен-Лёве А. Русский символизм. Система поэтических мотивов. Ранний символизм. СПб., 1999.

            4. Verlaine P. Romances sans paroles. Paris, 1891.

            5. Верлен П. Стихотворения избранные и переведенные Федором Сологубом. Томск, 1992.

            6. Verlaine P. La bonne chanson. Paris, 1891.

            7. Сологуб Ф. Творимая легенда // Собр. соч.: В 20 т. СПб., 1914. Т. 20.

            8. Колобаева Л.А. Русский символизм. М., 2000.

            9. Verlaine P. Poèmes saturniens. Paris, 1890.

            Статья поступила в редакцию журнала 28 ноября 2006 г., принята к печати 8 декабря 2006 г.

            Экстремистский мотив как криминообразующий признак преступлений

            Бидова Бэла Бертовна, д. ю.н., доцент кафедры Уголовного права и криминологии Чеченского государственного университета 

            Экстремистский мотив – понятие родовое и фактически может быть выражен в одном из следующих конкретных мотивов, перечисленных в ст. 63 УК РФ: мотиве политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной ненависти или вражды либо мотиве ненависти или вражды в отношении какой-либо социальной группы (п. «е»). Перечисленные конкретные мотивы, исходя из содержания примечания 2 к ст. 282.1 УК РФ и других уголовно-правовых норм, могут выступать в качестве криминообразующего (конструктивного), либо квалифицирующего признака преступлений, либо отягчающего обстоятельства, учитываемого судом при назначении наказания. Неоднозначное толкование указанных мотивов в науке уголовного права и судебной практике вызывает необходимость их более подробного исследования. [1,с.108]

            Мотивы политической и идеологической ненависти или вражды. Сходство данных мотивов делает возможным их совместное рассмотрение. В юридической науке понятие политической ненависти и вражды не разработано в достаточной степени. Политический мотив – это мотив ненависти и вражды в отношении деятельности органов государственной власти и государственного управления, отражающей общественный строй и экономическую структуру страны, а также деятельности партий и других организаций, общественных группировок, определяемой их интересами и целями.

            На наш взгляд, необходимо различать политический мотив и мотив политической ненависти или вражды. Политический мотив характеризует преступления, направленные против государства. К их числу могут быть отнесены, например, насильственный захват власти или насильственное удержание власти (ст. 278 УК РФ) и вооруженный мятеж (ст. 279 УК РФ). Мотив политической ненависти или вражды характеризует преступления, направленные против общества и его членов, и хотя он и придает преступлениям политическую окраску, но в политические преступления их не превращает. [2,с.44]

            Как представляется, мотив политической ненависти или вражды является иным по своему содержанию, нежели мотивы национальной, расовой или религиозной ненависти или вражды, и может быть основан на резком неприятии определенного политического курса, ненависти или вражде к представителям определенного политического течения или к сторонникам определенных политических взглядов.

            Идеология – это система взглядов, идей, характеризующих какую-нибудь социальную группу, класс, политическую партию, общество.[3,с.712] Согласно этому определению идеология может характеризовать большую или малую социальную группу, общество в целом, некую общность людей, но не отдельного человека.

            Таким образом, может сложиться ситуация, при которой квалификация каких-либо действий как преступления экстремистской направленности будет ставиться в зависимость от того, какое определение (узкое или широкое) выберет правоприменитель. Кроме того, некоторые преступления на почве политической ненависти также являются и преступлениями на почве идеологической ненависти (ненависти к идеологии какой-либо политической партии). Сказанное относится и к идеологии какой-либо социальной группы. [4,с.101]

            Указание законодателем идеологического мотива в перечне экстремистских мотивов влечет, как представляется, необоснованное расширение круга преступлений экстремистской направленности.

            В связи с вышесказанным считаем, что мотив идеологической ненависти и вражды необходимо понимать в узком смысле, ограничивая его лишь ненавистью и враждой к экстремистской идеологии.

            Мотивы расовой и национальной ненависти или вражды также могут быть рассмотрены вместе с учетом близости их содержания.

            Раса – исторически сложившаяся группа человечества, объединенная общностью наследственных физических признаков (цвет кожи, глаз, волос, форма черепа и др.), обусловленных общностью происхождения и первоначального расселения. Разные школы антропологов выделяют разное количество рас (от 3 до 15), но во всех классификациях выделяют как минимум три общие группы: европеоидную, монголоидную и негроидную. Мотив расовой ненависти основан на ненависти к той или иной расе, представители которой обладают характерными чертами (например – цвет кожи, разрез глаз и т.п.). Нация – исторически сложившаяся устойчивая общность людей, образующаяся в процессе формирования общности их территории, экономических связей, литературного языка, особенностей культуры и духовного облика. Установить принадлежность какого-либо человека к той или иной нации, в отличие от расы, опираясь только на внешние признаки зачастую невозможно. [5,с.403]

            Религия в одном из своих значений выступает как одна из форм общественного сознания – совокупность духовных представлений, основывающихся на вере в сверхъестественные силы и существа (богов, духов), которые являются предметом поклонения. В другом своем значении религия – это одно из направлений такого общественного сознания. Существует несколько мировых религий – буддизм, ислам, христианство.

            В уголовно-правовой литературе обоснованно отмечается, что прилагательное «религиозный» обозначает приверженность людей к какой-либо религии, тогда как в обществе на сегодняшний день «встречается и отрицание либо равнодушное отношение к указанным формам и направлениям общественного сознания», и предлагается при определении преступлений экстремистской направленности «указать на отношение к религии, включающее и веру, и атеизм». Данное мнение заслуживает поддержки.

            Итак, применительно к мотиву религиозной ненависти и вражды правоприменителю необходимо точно устанавливать, к представителям какой конкретно религии у виновного лица существует ненависть или вражда.

            Изложенное подтверждает вывод о том, что нормы российского уголовного права об ответственности за экстремистские преступления и преступления экстремистской направленности, в отличие от норм зарубежного права об ответственности за так называемые «преступления ненависти», призваны охранять не только различные «меньшинства» (национальные, религиозные и др.), нуждающиеся в дополнительной уголовно-правовой охране, но и другие социальные группы населения, выделяемые по какому-либо дискриминационному признаку. В основе норм уголовного права Российской Федерации об ответственности за рассматриваемые преступления лежит принцип равенства прав и свобод человека и гражданина, закрепленный в ст. 19 Конституции РФ.

            Отдельного внимания заслуживает вопрос об отнесении к иной социальной группе лиц нетрадиционной сексуальной ориентации.

            В специальной литературе отмечается, что сама по себе нетерпимость к социальной группе «может образовывать экстремистский мотив преступления, но при условии, если такая нетерпимость основана на антидемократической (антиконституционной) идеологии». Согласно этой же работе, преступления в отношении лиц с нетрадиционной сексуальной ориентацией следует рассматривать как преступления, совершенные «по мотиву ненависти к лицам с определенными сексуальными отклонениями или ведущими аморальный образ жизни, а не к какой-либо социальной группе», и, исходя из этого, такие преступления, по мнению автора данной работы, подлежат квалификации по общим основаниям.

            Возвращаясь к вопросу о мотиве ненависти и вражды в отношении какой-либо социальной группы, хотелось бы еще раз подчеркнуть, что отсутствие в уголовном законодательстве определения социальной группы является его существенным пробелом. Подводя итог исследованию вопроса об определении социальной группы, отметим следующее.

            1) Определения социальной группы, предложенные в науках социологии и психологии, не могут быть автоматически перенесены в уголовное право. При наличии определенных условий экстремистской деятельностью может быть признано совершение преступлений по мотиву ненависти или вражды в отношении и больших, и малых социальных групп, но это зависит не от собственно определения социальной группы, а от того, выделены ли данные группы на основании признака, который должен являться «защищаемым» в рамках преступлений экстремистской направленности, или нет.

            2) Понятие социальной группы толкуется в судебной практике очень широко, по существу ею признается группа, выделенная на основании любого признака, как социального, так и асоциального, и даже его отсутствия (выделение социальной группы в силу отсутствия у ее представителей какого-либо признака).

            3) В подавляющем большинстве приговоров, в которых доказан конкретный мотив ненависти и вражды (политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной) при квалификации совершенного преступления суд автоматически добавляет мотив «ненависти или вражды в отношении социальной группы», выделенной по тому же признаку, то есть правоприменитель фактически отождествляет понятие «социальная группа» с понятием групп, выделенных на основании какого-либо прямо указанного в уголовном законе дискриминационного признака.

            4) Необходимо исключить из Уголовного кодекса РФ указание на совершение рассматриваемых преступлений «по мотивам ненависти или вражды в отношении какой-либо социальной группы». До внесения этого законодательного изменения понятие социальной группы представляется необходимым ограничить только теми группами, которые уже выделены в уголовном законе с учетом одного из следующих дискриминационных признаков: политический, идеологический, расовый, национальный или религиозный. В целях установления единообразия в правоприменении необходимо рекомендовать судам квалифицировать действия, совершаемые по мотиву ненависти или вражды в отношении лиц с нетрадиционной сексуальной ориентацией, на общих основаниях.

            Литература:

            1. Кунашев А.А. Мотивы ненависти или вражды в Уголовном праве России. Монография. — М.: Логос, 2013. -267с.

            2. Лапаева В.В. Политический и религиозный экстремизм: проблемы совершенствования законодательства // Законодательство и экономика. — 2011. — №10. –С. 44-48.

            3.  Айсханова Е. С. Криминологическая характеристика лиц, совершающих общественно опасные деяния (проступки) до достижения возраста уголовной ответственности // Молодой ученый. — 2015. — №23. — С. 711-713.

            4. Мартыненко Е.К. Политический терроризм: понятие, признаки, классификация // Северо-Кавказский юридический вестник. 2009. №7. – С. 99-106.

            5. Кунашев А.А. «Социальная группа» как уголовно-правовой признак // Пробелы в российском законодательстве. — 2011. — №2. – С. 44-52.

            6. Яхьяева М.У.  Религиозный экстремизм: истоки и тенденции возникновения //Молодой ученый. — 2015. — № 20. — С. 401-403.

            МОТИВ КАК ВЫСШАЯ ФОРМА ПОТРЕБНОСТНОГО ВОЗБУЖДЕНИЯ

            • Юрий Трофимович Глазунов
              • Гданьский технический университет (Польша)

            Ключевые слова: бифуркация, потребностное состояние, потребностное возбуждение, влечение, побуждение, желание, намерение, мотив, целеполагание

            Аннотация

            Рассматривается дефиниция мотива. В основу исследования положен информационно-математический подход. Метод базируется на сравнении двух видов информации, находящейся в распоряжении принимающего решение индивида. Во-первых, это прогностическая информация обо всех средствах, необходимых для успешного достижения цели; во-вторых, прагматическая информация о средствах, имеющихся для этого фактически. Информация имеет числовую меру, а значит, поддаётся математизации. Мотивация определяется как ментальная деятельность по постановке цели, формулированию мотива и созданию программы реализации действий, направленных на удовлетворение потребности. В процессе мотивации потребность проходит этапы сокрытой, опредмеченной, конкретизированной и актуализированной потребностей. В конечном счёте, она становится действующей потребностью. Этим этапам отвечает потребностное возбуждение в форме влечения, побуждения, желания и намерения соответственно. Намерение превращается в мотив, который становится потребностным возбуждением, сопровождающим действующую (мотивированную) потребность. Результатом мотивации выступает интегральное образование, называемое бинарным отношением «мотив-цель». Показано, что мотив не существует как отдельная психическая сущность. Он может рассматриваться только в рамках данного бинарного отношения. Анализ процесса мотивации приводит к следующему определению: мотив — высшая форма потребностного возбуждения, отвечающая действующей потребности.

            Литература

            1. Божович Л. И. Личность и ее формирование в детском возрасте. СПб.: Питер, 2008. 398 с.
            2. Вилюнас В. К. Психологические механизмы мотивации человека. М.: Изд-во МГУ, 1990. 288 с.
            3. Глазунов Ю.Т. Моделирование целеполагания. Москва-Ижевск: НИЦ «Регулярная и хаотическая динамика», Институт компьютерных исследований, 2012. 216 с.
            4. Глазунов Ю. Математическая психология: моделирование и анализ феноменов психики. Berlin. Palmarium academic publishing, 2015. 450 c.
            5. Глазунов Ю. Т. Моделирование целеустремлённости. Москва-Ижевск: Изд. Институт компьютерных исследований, 2017. 360 с.
            6. Глазунов Ю.Т., Сидоров К.Р. Целеполагание, целедостижение и волевая регуляция // Сибирский психологический журнал. 2017. № 64. С. 6-23.
            7. Годфруа Ж. Что такое психология. В 2 т. Т. 1. М.: Мир, 1992. 264 с.
            8. Ильин, Е. П. Мотивация и мотивы. СПб.: Питер, 2006. 508 с.
            9. Ковалев А. Г. Психология личности. Второе издание. М.: Просвещение, 1965. 289 с.
            10. Леонтьев А.Н. Деятельность. Сознание. Личность. М.: Смысл, Академия, 2004. 352 с.
            11. Маслоу А. Мотивация и личность. Изд. 3-е. СПб.: Питер, 2014. 600 с.
            12. Мерлин В. С. Лекции по психологии мотивов человека. Пермь, 1971. 120 с. 4.
            13. Платонов К. К. Структура и развитие личности. М.: Изд-во «Наука», 1986. 256 с.
            14. Пригожин И., Стенгерс И. Порядок из хаоса. Новый диалог человека с природой. М.: Прогресс, 1986. 432 с.
            15. Рудик П. А. Мотивы поведения и деятельности. М.: 1988. 136 с.
            16. Хекхаузен Х. Мотивация и деятельность. СПб.: Питер; М.: Смысл, 2003. 860 с.
            17. Deci E.L., Ryan R.M. Self-determination research: Reflections and future directions // Handbook of self-determination research / eds. by E.L. Deci, R.M. Ryan. Rochester, NY : University of Rochester Press, 2002. Р. 431-441.
            18. Galazhinsky, E.V. & Klochko, V.Y. (2012) System anthropological psychology: Methodological foundations. Psychology in Russia: State of the Art. 5. pp. 81-98.
            19. Ryan M.R., Deci E.L. Self-Determination Theory and the Facilitation of Intrinsic Motivation, Social Development and Well-Being // American Psychologist. 2000. № 50. P. 68-78.
            20. Steinmayr,R., Spinath, B. The Importance of motivation as a predictor of school achievment. Learning and Individual Differencies, Vol. 19(1), 80-90. 2009.
            21. Semke V., Salevsky G., Bochan N. Regionale Aspekte des Schutzes der Psychischen Gesundheit // Fortschritte der Neurologie und Psychiatrie. Sonderheft 2. 60 Jahrgang, Sept. 1992. S. 111-112.
            22. Wigfield, A., Eccles, J.S., Roeser, R., and Schiefele, U. Development of achievment motivation // W. Damon, R.M. Lerner (Eds.), Developmental Psychology: An advanced Coursebook. New York: Wiley, 2009.

            Поступила в редакцию 2019-08-01
            Опубликована 2019-09-25

            Раздел

            Психология

            Понимание мотива в отечественной психологии, мотив как личностная диспозиция и ситуативное побуждение

            1. Понимание мотива в отечественной психологии, мотив как личностная диспозиция и ситуативное побуждение.

            Психология 2 курс 341709
            Воюшина Тамара
            Колесникова Валерия
            Лопатина Есения
            Попова Анастасия

            2.

            Мотив как личностная диспозиция Мотив — это устойчивые характеристики
            личности( Западная психология)
            • устойчивые характеристики личности
            обусловливают поведение и деятельность в
            такой же степени, как и внешние стимулы
            • личностные диспозиции (предпочтения,
            склонности, установки, ценности,
            мировоззрение, идеалы) должны принимать
            участие в формировании конкретного мотива.
            • «черта» развития личности — черта-мотив,
            черта-интерес(Б. В. Зейгарник)

            3. Интереса как единого психологического явления нет (А.С. Ананьин)

            4. Мотив как ситуативное побуждение

            — установка как конкретно-ситуативное
            побудительное образование
            — концепция «драйва» как ситуативное
            побудительное состояние
            — действие определяется ситуативными
            мотивационными факторами — состояние тревоги,
            ситуативный уровень притязаний, стремление к
            контакту в данной ситуации
            Мотивационные
            образования
            Устойчивые
            обобщенные
            Преходящие
            конкретные

            5.

            Мотив (по А.Н. Леонтьеву) для обозначения устойчивых
            мотивационных тенденций,
            характеризующих личность
            • обобщенность
            предметного содержания
            • не привязан к конкретной
            ситуации
            • соизмерим по времени
            своего существования со
            своей жизнью личности/с
            крупными ее периодами.
            для обозначения преходящих,
            конкретно-ситуативных
            мотивационных образований,
            побуждающих к тому или
            иному отдельному акту
            деятельности
            • конкретное предметное
            содержание
            • вписан в текущую
            ситуацию
            • соизмерим по времени
            своего существования с
            протеканием данного акта

            6. Грузинская психологическая школа

            • Ситуативное мотивационное образование –
            первичная установка, рождающаяся при
            взаимодействии потребности и текущей
            ситуации и непосредственно
            определяющая действие
            • Процесс конкретизации потребности в
            установке как неотъемлемое условие ее
            удовлетворения

            7.

            Основные преобразования устойчивых мотивационных преобразований 1. Конкретизация устойчивых
            мотивационных преобразований (Ж.
            Нюттен). 2 вида: канализация и
            когнитивная обработка потребностей.
            2. Актуализация мотивации: «эндогенная» и
            «экзагенная»

            Мотив в литературе. Проблема определения понятия

            Мотив в литературе. Проблема определения понятия. — Текст : электронный // Myfilology.ru – информационный филологический ресурс : [сайт]. – URL: https://myfilology.ru//137/motiv-v-literature-problema-opredeleniya-ponyatiya/ (дата обращения: 26.07.2021)

            МОТИВ [от лат.moveo — «двигаю»] — термин, перенесенный в литературоведение из музыки, где он обозначает группу из нескольких нот, ритмически оформленную. По аналогии с этим в литературоведедении термин «Мотив» начинает применяться для обозначения минимального компонента художественного произведения — неразложимого далее элемента содержания (Шерер). В этом значении понятие мотива играет особенно большую, пожалуй центральную роль в сравнительном изучении сюжетов преимущественно устной литературы; здесь сопоставление сходных мотивов, используемое и как метод реконструкции первоначальной формы сюжета и как способ прослеживания его миграции, становится почти единственным приемом исследования у всех домарксистских школ — от арийской Гриммов и сравнительно-мифологической М. Мюллера до антропологической, восточной и сравнительно-исторической включительно.

            Порочность понятия мотив — за пределами фольклора, особенно популяризованного формалистами в их полемике с культурно-исторической школой — в механистической концепции художественного метода как техники комбинирования некоторого количества качественно неизменных элементов; эта концепция предполагает отрыв техники (приемов) художественного мастерства от его содержания, т. е. в конечном счетз отрыв формы от содержания. Поэтому в конкретно-историческом анализе лит-ого произведения понятие М. как понятие формалистическое подлежит существеннейшей критике.

            Другое значение термин «Мотив» имеет у представителей западноевропейского субъективно-идеалистического литературоведения, определяющих его как «опыт поэта, взятый в его значимости» (Дильтей). Мотив в этом смысле — исходный момент художественного творчества, совокупность идей и чувств поэта, ищущих доступного воззрению оформления, определяющих выбор самого материала поэтического произведения, и — благодаря единству выразившегося в них индивидуального или национального духа — повторяющихся в произведениях одного поэта, одной эпохи, одной нации и тем самым доступных выделению и анализу. Противополагая творящее сознание материи, им оформляемой, это понимание мотива строится на противопоставлении субъекта объекту, столь типичном для систем субъективно-идеалистических, и подлежит разоблачению в марксистском литературоведении.

             На рубеже 19–20 вв. понятие «мотив» появляется в трудах русского филолога А. Н. Веселовского, который говорит о нём как о «простейшей повествовательной единице», ложащейся в основу сюжета сначала – мифов и сказок, а впоследствии – литературных произведений. Иначе говоря, учёный представлял мотивы как «кирпичики», из которых состоят сюжеты. По мнению Веселовского, каждая поэтическая эпоха работает над «исстари завещанными поэтическими образами», создавая их новые комбинации и наполняя их «новым пониманием жизни». В качестве примеров таких мотивов исследователь приводит похищение невесты, «представление солнца – оком» и т. п. 

            Особую популярность понятие «мотив» обрело в литературоведении 20 в., при этом его содержание значительно расширилось. Так, современные литературоведы иногда отождествляют мотив с темой произведения; говорят, например, о мотиве нравственного возрождения в произведениях классиков русской литературы 19 в. или о философских мотивах творчества Ф. И. Тютчева. Часто под мотивами понимают ключевые, опорные слова-символы, несущие в тексте особую смысловую нагрузку. Такие «вехи» может интуитивно ощутить в произведении чуткий читатель, и они часто становятся предметом исследования учёного-филолога. Именно их имел в виду А. А. Блок, когда писал: «Всякое стихотворение – покрывало, растянутое на остриях нескольких слов. Эти слова ставятся как звёзды. Из-за них существует произведение». Сквозные мотивы-символы могут присутствовать в каком-либо отдельном произведении; например, халат в романе И. А. Гончарова«Обломов», гроза в драме А. Н. Островского «Гроза», лунный свет в романе М. А. Булгакова «Мастер и Маргарита». Сквозные мотивы-символы могут проходить через всё творчество писателя или поэта; дорога у Н. В. Гоголя, пустыня у М. Ю. Лермонтова, ночь у Ф. И.Тютчева, сад у А. П. Чехова, море у И. А. Бродского. Кроме того, можно говорить о мотивах, характерных для определённых литературных жанров, направлений и эпох; например, музыка у романтиков, метель у символистов.

            МОТИВ, в широком смысле этого слова, — основное психологическое или образное зерно, которое лежит в основе каждого художественного произведения (так говорят, напр., о «любовных мотивах» лирики Тютчева, «звездных мотивах» поэзии Фета и т. п.).На самой примитивной стадии литературно-художественного развития, напр., в элементарном мифотворчестве отдельное художественно словесное образование покрывается, по большей части, развитием одного же, развертывающегося в цельное поэтическое произведение, мотива (таковы, напр.; так наз. légendes des origines и т. п.). Мотив здесь еще целиком совпадает с темой.В дальнейшем движении художественной эволюции, на более совершенных стадиях литературного развития, поэтическое произведение образуется сростанием очень большого числа отдельных мотивов. В этом случае с темой совпадает главный из мотивов. Так. например, темой «Войны и мира» Льва Толстого является мотив исторического рока, что не мешает параллельному развитию в романе целого ряда других зачастую только отдаленно сопряженных с темой побочных мотивов (напр., мотив правды коллективного сознания — Пьер и Каратаев; бытовой мотив — разорение богатой дворянской семьи графов Ростовых: многочисленные любовные мотивы: Николай Ростов и Софи, он же и княжна Мария, Пьер Безухов и Эллен, кн. Андрей и Наташа и т. д., и т. д., мистический и столь характерный в дальнейшем творчестве Толстого мотив смерти возрождающей — предсмертные прозрения кн. Андрея Болконского и т. д. и т. д.).

            Вся совокупность мотивов, входящих в состав данного художественного произведения образует то, что называется сюжетом его. В отношении этого последнего мотив является как бы шелковой цветной нитью в пестрой сюжетной ткани, отдельным камешком сложной сюжетной мозаики. (По вопросу об отношении мотива и сюжета — см. А. Н. Веселовский, Поэтика сюжетов, СПБ. 1913).

            Мотив как первоэлемент сюжета. Теория «бродячих сюжетов» А.Н. Веселовского

            мотив (лат. moveo – двигать) – устойчивый формально-содержательный компонент текста, способный повторяться в пределах творчества одного писателя, а также в контексте мировой литературы в целом. Мотивы способны повторяться. Мотив является устойчивой семиотической единицей текста и обладает исторически универсальным набором значений. Для комедии характерен мотив “quid pro quo” («кто про что»), для эпопеи – мотив странствия, для баллады – фантастический мотив (явление живого мертвеца).

            Мотив более чем другие компоненты художественной формы соотносится с мыслями и чувствами автора. Согласно Гаспарову, «мотив – смысловое пятно». В психологии мотив – побуждение к поступку, в теории литературы – повторяющийся элемент сюжета. Одни исследователи относят мотив к элементам фабулы. Такой вид мотива называют повествовательным. Но в мотиве может повторяться и какая-либо деталь. Такой мотив называют лирическим. Повествовательные мотивы имеют в своей основе какое-либо событие, они развёрнуты во времени и пространстве и предполагают наличие актантов. В лирических мотивах актуализируется не процесс действия, а его значимость для воспринимающего это событие сознания. Но оба вида мотива характеризуются повторяемостью.

            Важнейшей чертой мотива оказывается его способность быть полуреализованным в тексте, его загадочность, незавершённость. Сферу мотива составляют произведения, отмеченные невидимым курсивом. Внимание к структуре мотива позволяет глубже и интереснее рассмотреть содержание художественного текста. Один и тот же мотив звучит у разных авторов по-разному.

            Исследователи говорят о двойственной природе мотива, имея в виду, что мотив существует как инвариант (содержит устойчивое ядро, повторяющееся во многих текстах) и как индивидуальность (у каждого автора мотив свой в плане воплощения, индивидуального приращения смысла). Повторяясь в литературе, мотив способен приобретать философскую наполненность.

            Мотив как литературное понятие вывел А.Н. Веселовский в 1906 г. в своей работе «Поэтика сюжетов». Под мотивом он предполагал простейшую формулу, отвечающую на вопросы, которые природа ставит человеку, и закрепляющую особенно яркие впечатления действительности. Мотив определялся Веселовским как простейшая повествовательная единица. Признаками мотива Веселовский считал образность, одночленность, схематичность. Мотивы, по его мнению, нельзя разложить на составные элементы. Комбинация мотивов образует сюжет. Таким образом, первобытное сознание продуцировало мотивы, которые образовывали сюжеты. Мотив – древнейшая, первобытная форма художественного сознания.

            Веселовский попытался выявить основные мотивы и проследить их комбинацию в сюжеты. Учёные-компаративисты попытались проверить соотношение сюжетных схем. При это сходство оказывалось весьма условным, потому что учитывались только формальные элементы. Заслуга Веселовского заключается в том, что он выдвинул идею «бродячих сюжетов», т.е. сюжетов, кочующих во времени и пространстве у разных народов. Это можно объяснить не только единством бытовых и психологических условий разных народов, но и заимствованиями. В литературе XIX века был распространён мотив самоустранения мужа из жизни жены. В России герой возвращался под собственным именем, инсценировав собственную смерть. Повторялся костяк мотива, который определял типологическое сходство произведений мировой литературы.

            28.09.2016, 26034 просмотра.

            Синонимов Мотива, Антонимов Мотива | Тезаурус Мерриам-Вебстера

            1 главный объект интереса или беспокойства (например, в дискуссии или художественной композиции)
            • основной мотив пьесы введен в флейте
            • кузов,
            • навалом,
            • бремя,
            • центральная часть,
            • ядро,
            • суть,
            • сущность,
            • фундаментальная,
            • общность,
            • гист,
            • зерно,
            • сердце,
            • ядро,
            • основной доклад,
            • главная,
            • костный мозг,
            • масса,
            • нетто,
            • выступ,
            • нуббин,
            • ядро,
            • пробковая,
            • поворотный,
            • комментарий,
            • быстрая,
            • скоба,
            • вещество,
            • сумма
            2 элемент декора, который повторяется повсюду (например, ткань)
            • украшен узором пейсли мотив
            3 что-то (как убеждение), которое служит основанием для другой вещи
            • детектив посчитал, что у первого подозреваемого не было мотива для совершения преступления
            как вдохновляют , мотивируют
            • активировать,
            • одушевленный,
            • привод,
            • активизировать,
            • оцинковка,
            • побудить,
            • вдохновлять,
            • ключ (вверх),
            • мотивировать,
            • накачать,
            • Quicken,
            • зачет,
            • оживить
            • возбудить,
            • поощрить,
            • возбудить,
            • огонь (вверх),
            • страсть,
            • incite,
            • подстрекательство,
            • переезд,
            • пике,
            • провокация,
            • оборотов (вверх),
            • искра,
            • стимулировать,
            • перемешать
            См. Определение словаря

            Текст песни Ariana Grande and Doja Cat’s Motive — значение

            Новый альбом Арианы Гранде, Positions , состоит не из одного, а из трех новых совместных работ, и одно из них — с Doja Cat.Эта песня, названная «Motive», кажется, вдохновлена ​​игрой в угадывание того, что кто-то хочет, когда он тебе нравится. «Возможно, вам придется изогнуть вас, если вы просто не можете говорить прямо (просто скажите) / Скажите, что вы имеете в виду, потому что вы можете это понять», — поет Гранде в одном куплете. Трек также очень оптимистичен и подходит для наших виртуальных танцполов (также известных как кухни и спальни).

            Мелодия уже давно разрабатывалась. Гранде рассказала в интервью Apple Music еще в мае, что у нее и исполнителя «Say So» есть кое-что в рукаве.«Мы сделали эту песню вместе в конце прошлого года, и она мне очень нравится. Я помню, когда я впервые написал ее и отправил ей, она была в душе, и она сказала:« Сука, мне это нравится ». «Я в душе», — сказала она. «Она сказала:« Я делаю это прямо сейчас ». И я подумал: «Хорошо, не надо спешить. Я не собираюсь запускать проект в ближайшее время, как бы то ни было».

            Этот контент импортирован с YouTube. Вы можете найти тот же контент в другом формате или найти дополнительную информацию на их веб-сайте.

            Grande вспомнил, что Doja Cat перезвонил ей на следующее утро, когда был готов весь куплет, полный энтузиазма. «Она перезвонила мне, и она дергалась, и ее волосы начали падать», — добавила она. «Она так сильно дернулась, что ее парик полностью слетел. Она написала целый куплет, все было сделано».

            Поп-звезда даже вспомнила, что позволяла Доджа Кэт брать столько брусьев, сколько она хотела на трассе. «И поэтому она просто уходит, и это так весело, и мне это нравится.«В то время Гранде сказала, что эта песня была ее« любимой до сих пор », но теперь, когда альбом готов, ей трудно выбирать. На прошлой неделе она написала в Твиттере:« У меня нет тройки лучших или чего-то подобного! все идет рука об руку. этот проект является моим любимым по многим причинам, и я действительно не могу дождаться, когда он станет вашим. спасибо за вашу любовь и волнение, это значит для меня мир ».

            Прочтите полный текст песни« Motive »ниже.

            Скажите мне, почему у меня такое чувство
            Что вы действительно хотите меня возбудить
            Скажите мне, почему У меня такое чувство
            Что ты действительно хочешь сделать меня своей
            Потому что я вижу, как ты пытаешься
            Подсознательно пытаешься
            Проверить, собираюсь ли я быть тем, кто у тебя на руках
            Признаюсь, это захватывающе
            Части меня вроде как это
            Но прежде чем я поведу вас на
            Детка, скажите мне, какой у вас мотив
            Какой у вас мотив
            Какой у вас мотив
            Итак, скажите мне, какой у вас мотив
            Какой у вас мотив
            Какой у вас мотив
            Я могу назвать чушью чушь в миле отсюда (Не говори)
            Ты хочешь меня, если сможешь возвращаться за мной
            Возможно, тебе придется изогнуть тебя, если ты просто не можешь говорить прямо (Просто скажи)
            Скажи, что ты имеешь в виду, потому что ты можешь это понять
            Потому что я вижу, ты пытаешься
            Подсознательно пытаешься
            Увидеть е, если я собираюсь быть тем, кто у тебя на руках
            Признаюсь, это захватывающе
            Отчасти мне это нравится
            Но прежде чем я поведу тебя на
            Скажи мне, каков твой мотив
            Каков твой мотив
            Каков твой мотив
            Итак, скажи мне, какой у тебя мотив
            Какой у тебя мотив
            Какой у тебя мотив
            Да, да, да
            Ты относишься ко мне как к золоту, детка
            Теперь ты хочешь меня побаловать
            Ты хочешь трофей?
            Теперь ты хочешь развлечь меня, детка
            Хочешь, чтобы я был у тебя на шее
            Потому что ты хотел уважения
            Потому что ты сражаешься с какой-то войной, детка
            Ну, мне пришлось вытащить кулаки
            Пришлось поставить стену
            Но не Доверяй фальшивым людям, детка
            Скажи мне, в чем твой мотив, детка
            Потому что у тебя на руке конфета
            Не надо приукрашивать ложь
            Скажи, что хочешь
            Мне нужен был настоящий добросовестный G
            Можете ли вы пообещать мне ты принесешь все это сегодня вечером?
            Потому что мне нужно, чтобы ты был мудрым
            Скажи мне все, что у тебя на уме, давай

            Детка, скажи мне, каков твой мотив
            Каков твой мотив (Каков твой мотив)
            Каков твой мотив (Каков твой мотив)
            Итак скажите мне, какой у вас мотив
            Какой у вас мотив (какой у вас мотив)
            Какой у вас мотив

            Эрика Гонсалес Эрика Гонсалес — старший редактор BAZAAR по культуре и контент-стратегии.com, где она курирует новости и культуру, включая знаменитостей, музыку, телевидение, фильмы и многое другое.

            Этот контент создается и поддерживается третьей стороной и импортируется на эту страницу, чтобы помочь пользователям указать свои адреса электронной почты. Вы можете найти больше информации об этом и подобном контенте на сайте piano.io.

            3 типа мотивации, которые могут вдохновить вас на что-либо

            У всех нас есть мотивация, которая исчезает и исчезает.

            Иногда утром вы просыпаетесь с энергией, чтобы приступить к работе и выполнить этот список дел. В других случаях вы бьете по будильнику, проклинаете утро и даете себе лишние пять минут, чтобы помечтать о том, чтобы поставить объявление и совершить первый полет в тропический регион.

            Не говоря уже о пиках и спадах, которые мы испытываем всего за один день: первым делом утром (с тренировкой и чашкой кофе эспрессо) мы чувствуем себя ходячей рекламой для мотивации.К тому времени, как начнутся послеобеденные закуски, мы отсчитываем часы, пока не сможем выбросить полотенце.

            Но определение «почему» за действиями, которые вы выполняете, может облегчить поиск мотивации для их выполнения в те дни, когда вы чувствуете себя менее вдохновленным. Неважно, тащитесь ли вы в тренажерный зал или ведете психологическую борьбу с прокрастинацией на работе, мысленный сдвиг, чтобы восстановить связь с источником мотивации, может дать вам толчок к выполнению этой задачи.

            3 типа мотивации

            Мотивации в основном делятся на две категории: внешние и внутренние.Хорошие новости, если ни один из них не выполняет свою работу. Исследователи выделили впечатляюще эффективный третий тип мотивации.

            1. Внешний

            Выполнение действия для достижения или предотвращения отдельного результата

            Скорее всего, многие из ваших повседневных действий имеют внешнюю мотивацию.

            Согласно исследованию, опубликованному в «Contemporary Educational Psychology», «Внешняя мотивация — это конструкция, которая возникает всякий раз, когда действие выполняется для достижения некоторого отдельного результата.

            Например, если вы тренируетесь, чтобы похудеть, научитесь говорить по-итальянски, чтобы произвести впечатление на друзей, или вовремя приступить к работе, чтобы на вас не накричал начальник.

            «Внешняя мотивация — это что-то делать ради внешнего вознаграждения, которое вы получаете от этого. В вашей карьере это может включать финансовую выгоду, льготы, льготы и даже возможность избежать увольнения », — говорит Шона Кларк, владелица Clark Executive Coaching, компании по развитию лидерских качеств.

            Когда вы обнаруживаете, что ваше вдохновение ослабевает, переориентация на внешние награды — это быстрый способ вернуться к цели или деятельности, будь то хорошие результаты на работе или соблюдение режима упражнений.Если вы обнаружите, что каждый день ворчите во время поездок на работу (чтобы выполнить работу, от которой вы не без ума), попробуйте сосредоточиться на внешнем вознаграждении — будь то зарплата, из которой выплачивается ваша аренда, медицинская страховка или даже бесплатные фрукты в кафетерии получить мотивацию.

            2. Внутреннее

            Внутреннее стремление к успеху или чувство цели

            Журнал «Современная педагогическая психология» определяет внутреннюю мотивацию как выполнение «деятельности для внутреннего удовлетворения, а не для каких-то отдельных последствий.Когда человек имеет внутреннюю мотивацию, он начинает действовать ради развлечения или вызова, а не из-за внешних продуктов, давления или вознаграждения ».

            Надеюсь, у вас есть несколько действий, которые вы выполняете каждый день, которые попадают в эту корзину. Ваша работа может не обеспечивать очевидных источников внутренней мотивации, но, возможно, вы отправляетесь на пробежку, потому что вам нравится отключать вилку от сети и стучать по тротуару, или помогать своему соседу нести продукты вверх по лестнице, потому что вы действительно чувствуете себя хорошо, делая это.

            «Внутренняя мотивация — это делать что-то, потому что вам это нравится. Вы чувствуете внутреннее вознаграждение за это, — говорит Кларк. «На работе это может быть целеустремленная работа, приятное времяпрепровождение с товарищами по команде или достижение целей, которые вы перед собой поставили».

            Скажем, например, вы финансовый консультант и испытываете искреннее удовлетворение от того, что можете помочь людям управлять своими деньгами таким образом, чтобы улучшить их жизнь. Или вы менеджер по маркетингу, которому нравится проводить мозговой штурм с коллегами по новым кампаниям.

            Многим людям труднее определить источники мотивации в этом ведре. (Кому на самом деле нравится бегать или проводить 40 часов в неделю за столом?)

            Тем не менее, есть некоторые убедительные доказательства, которые побуждают всех нас идентифицировать источники внутренней мотивации. В ходе исследования данных за 14 лет исследователи изучили мотивацию и результаты более чем 10 000 курсантов, поступающих в Военную академию Вест-Пойнт. Они обнаружили, что у курсантов с преимущественно внутренними мотивами примерно на 20% больше шансов пройти обучение, чем в среднем.(Кроме того, у тех, кто имел внешнюю мотивацию, на 10% меньше шансов сохранить военную карьеру и на 20% меньше шансов получить раннее продвижение.)

            То, что вы не сразу видите связь со своей работой, не означает означает, что его не существует. Сделайте шаг назад и посмотрите на роль, которую вы выполняете каждый день, и поищите источники успеха или цели. Например: вы можете не особо заботиться о продукте, который продает ваша компания, или получать удовлетворение от телефонных звонков, но, как представитель службы поддержки клиентов, вы можете сосредоточиться на том, чтобы чувствовать себя хорошо по отношению к людям, которым вы смогли помочь в течение дня, и использовать это как источник мотивации продолжать упорно работать.

            Стремления поддержать семью достаточно для большинства людей, чтобы найти смысл в своей работе. Getty Images

            3. Семья

            Мотивированы желанием обеспечить своих близких

            Найти внутреннюю мотивацию не всегда легко, особенно для тех из нас, кто не увлечен своей работой. К счастью, есть способ компенсировать это: подумайте о своей семье. Это стало третьим источником мотивации, который оказался сильным источником вдохновения — даже для тех, кто не чувствует внутренней или внешней мотивации что-либо делать.

            Новое исследование, опубликованное в журнале Academy of Management Journal , рассматривало группу заводских рабочих, чья работа предполагала выполнение одной и той же повседневной задачи день за днем ​​без каких-либо вознаграждений за хорошую работу. Можно подумать, что при отсутствии как внутреннего, так и внешнего мотиватора у рабочих будет мало стимулов для усердной работы на своих должностях. Но исследователи обнаружили, что некоторых людей, которым не хватает обоих видов мотивации, все еще подстегивает третий фактор, называемый «семейной мотивацией».

            Те, кто отождествлял себя с утверждением «Я забочусь о поддержке своей семьи», чувствовали себя более энергичными и работали лучше каждый день, даже когда они не считали работу приятной и не имели финансовых стимулов для ее выполнения.

            «Семейная мотивация может относиться как к внутренней, так и к внешней мотивации. Если семья является для вас высшей ценностью, то ваша семья может служить внутренним мотиватором. Если вы чувствуете давление со стороны семьи или обязательств, то это скорее внешний мотив, — говорит Кларк.

            Как говорит организационный психолог Ник Таслер: «Каждая работа — будь то мытье посуды или операция на почках — дает нам возможность подтвердить свою идентичность как способных, уважаемых людей, на которых могут положиться самые важные люди в нашей жизни. . »

            Мы будем иметь это в виду, когда в следующий раз проведем полдень, разбирая почтовые ящики.

            Мотив славы — The New York Times

            Опросы показывают, что более 40 процентов людей считают, что в конечном итоге они получат свои «15 минут», а некоторые, например, вездесущая Анна Николь Смит (вверху), создают свои собственные часы.Но известность не обязательно приносит счастье: Курт Кобейн из Nirvana, приведенный выше, покончил с собой. Фото… Вверху, Дэнни Молошок / Associated Press; Эбет Робертс

            Общественное признание может повысить внимание к себе. Марк Шаллер, психолог из Университета Британской Колумбии, изучал карьеры Курта Кобейна, Коула Портера и Джона Чивера.

            В своих работах, как обнаружил доктор Шаллер, все трое из этих художников стали чаще ссылаться на себя после того, как стали известными.Увеличение было небольшим в случае г-на Кобейна, рок-звезды, покончившей с собой в 1994 году в возрасте 27 лет. Это было гораздо более выражено в песнях г-на Портера и в рассказах г-на Чивера, который также сообщил, что пил больше. получив широкое признание.

            Эти три художника вряд ли представляют собой репрезентативную выборку, и каждый, вероятно, имел некоторые склонности к саморазрушению до того, как добился народного успеха. Но повышенное самосознание может погрузить почти любого в размышления о испорченных отношениях или упущенных возможностях, считают психологи.В частности, известные люди вынуждены осуждать себя против идеалов, установленных другими.

            «Если вы или я слышим наш собственный голос на пленке или видим себя на камеру, мы можем сказать:« Погодите, я дурак. Я не тот сообразительный парень, каким считал себя », и мы можем справиться с этим, мы можем стараться изо всех сил», — сказал доктор Шаллер. «Но если ты Брюс Уиллис или кто-то другой, все будет немного по-другому. Идеалы, которые есть у других, безумны. Встретить их практически невозможно, и вы не можете избежать этого повышенного самосознания.

            Ничто из этого не может отговорить единственную душу от схватки за кольцо, если будет шанс — или от тоски и полужидания, когда ударит молния. Потому что кто знает? Слава непостоянна, иногда случайна, и ее влияние на любого человека непредсказуемо. Возможно, это и есть источник аромата кошачьей мяты: неизвестность, тайные ужасы и радости, личная алхимия, открытая только тем, для кого дверь распахивается.

            При составлении своего исследования 83-летний доктор Брим много думал о том, как сильное желание достичь этого непознаваемого, заманчивого состояния бытия могло повлиять на поведение пожилых людей, если бы мотив не исчез.

            «Я пришел к выводу, что может произойти несколько вещей, и одно из них — найти другой источник одобрения», — сказал он. «Это может быть великая любовь, если тебе повезет. Или, возможно, это все более глубокая вера в Бога. Но я думаю, что многие люди страдают от осознания того, что они не станут знаменитыми и что они ничего не могут сделать, чтобы решить эту проблему ».

            Действительно ли деньги влияют на мотивацию? Обзор исследования

            Сколько люди должны зарабатывать? Даже если бы ресурсы были неограниченными, было бы сложно определить идеальную зарплату.Интуитивно можно было бы подумать, что более высокая заработная плата должна давать лучшие результаты, но научные данные показывают, что связь между компенсацией, мотивацией и производительностью намного сложнее. Фактически, исследования показывают, что даже если мы позволим людям решать, сколько им следует зарабатывать, они, вероятно, не получат больше удовольствия от своей работы.

            Даже те, кто подчеркивает мотивационный эффект денег, признают, что одной только оплаты недостаточно. Основные вопросы: Делают ли деньги нашу работу более приятной? Или более высокие зарплаты могут нас демотивировать?

            Начнем с первого: привлекают ли нас деньги? Наиболее убедительный ответ на этот вопрос — метаанализ Тима Джаджа и его коллег.Авторы проанализировали 120-летние исследования, чтобы обобщить результаты 92 количественных исследований. Объединенный набор данных включал более 15 000 человек и 115 коэффициентов корреляции.

            Результаты показывают, что связь между заработной платой и удовлетворенностью работой очень слабая. Сообщенная корреляция (r = 0,14) указывает на то, что перекрытие между оплатой и уровнем удовлетворенности работой составляет менее 2%. Кроме того, корреляция между оплатой и удовлетворенностью оплатой была лишь незначительно выше (r =.22 или 4,8%), что указывает на то, что удовлетворенность людей своей зарплатой в основном не зависит от их реальной заработной платы.

            Кроме того, кросс-культурное сравнение показало, что связь оплаты труда с работой и удовлетворенностью оплатой практически везде одинакова (например, нет значительных различий между США, Индией, Австралией, Великобританией и Тайванем).

            Аналогичная картина результатов появилась, когда авторы провели сравнения на уровне группы (или между выборками).По их словам: «Сотрудники, получающие зарплату в верхней половине нашего диапазона данных, сообщили об уровне удовлетворенности работой, аналогичном тем сотрудникам, которые получают зарплату в нижней половине нашего диапазона данных» (стр. 162). Это согласуется с исследованием вовлеченности Gallup, которое не показывает существенной разницы в вовлеченности сотрудников в зависимости от уровня оплаты. Выводы Gallup основаны на данных 1,4 миллиона сотрудников из 192 организаций из 49 отраслей и 34 стран.

            Эти результаты имеют важное значение для менеджмента: если нам нужна заинтересованная рабочая сила, деньги явно не ответ.На самом деле, если мы хотим, чтобы сотрудники были довольны своей зарплатой, деньги — не выход. В двух словах: за деньги не купишь участие.

            Но это не ответ на вопрос: действительно ли деньги демотивируют? Некоторые утверждали, что это так, что существует естественное противоречие между внешними и внутренними мотивами и что финансовое вознаграждение может в конечном итоге подавить или «вытеснить» внутренние цели (например, удовольствие, чистое любопытство, обучение или личный вызов).

            Несмотря на огромное количество лабораторных экспериментов, проведенных для оценки этого аргумента — известного как эффект чрезмерного обоснования — до сих пор нет единого мнения о том, в какой степени более высокая заработная плата может демотивировать.Однако две статьи заслуживают особого внимания.

            Первый — классический мета-анализ Эдварда Деси и его коллег. Авторы синтезировали результаты 128 контролируемых экспериментов. Результаты выявили постоянное негативное влияние стимулов — от зефира до долларов — на внутреннюю мотивацию. Эти эффекты были особенно сильными, когда задания были интересными или приятными, а не скучными или бессмысленными.

            Более конкретно, на каждое увеличение стандартного отклонения вознаграждения внутренняя мотивация для интересных задач уменьшается на примерно на 25%.Когда вознаграждение осязаемо и предсказуемо (если испытуемые заранее знают, сколько дополнительных денег они получат), внутренняя мотивация снижается на 36%. (Важно отметить, что некоторые утверждали, что за неинтересных задач внешние награды — например, деньги — на самом деле повышают мотивацию. См., Например, метаанализ Джуди Кэмерон и ее коллег.) Деси и др. Пришли к выводу, что «стратегии, ориентированные в первую очередь на использование внешних поощрений действительно сопряжено с серьезным риском уменьшения, а не поощрения внутренней мотивации »(стр.659).

            Вторая статья — недавнее исследование Юн Джик Чо и Джеймса Перри. Авторы проанализировали реальные данные репрезентативной выборки из более чем 200000 служащих государственного сектора США. Результаты показали, что уровни вовлеченности сотрудников в три раза сильнее связаны с внутренними, чем с внешними мотивами, но оба мотива имеют тенденцию нейтрализовать друг друга. Другими словами, когда сотрудники не заинтересованы во внешних вознаграждениях, их внутренняя мотивация оказывает существенное положительное влияние на уровень их вовлеченности.Однако, когда сотрудники сосредоточены на внешнем вознаграждении, влияние внутренних мотивов на вовлеченность значительно уменьшается. Это означает, что внутренне мотивированные сотрудники в три раза активнее, чем сотрудники, мотивированные внешней мотивацией (например, деньгами). Проще говоря, вам с большей вероятностью понравится ваша работа, если вы сосредоточитесь на самой работе, и с меньшей вероятностью, если вы сосредоточитесь на деньгах. Этот вывод был верен даже при низких уровнях заработной платы (помните, согласно Gallup и Judge et al., Нет никакой корреляции между вовлеченностью и уровнем заработной платы).Теперь скептик может спросить, не является ли это корреляцией, показывающей, что людям, которым не нравится их работа, не о чем думать, кроме денег. Это сложно проверить. Да, это может быть одна из причин; другое может заключаться в том, что люди, которые слишком много думают о деньгах, не позволяют себе получать удовольствие от работы.

            Это исследование также вызывает вопрос: может ли это меняться мышление, ориентированное на деньги и разрушающее вовлеченность? Или это отражает врожденное мышление — некоторые люди больше сосредоточены на внешнем вознаграждении, в то время как другие больше сосредоточены на самой задаче? Мы не знаем.Но я предполагаю, что то, на чем вы сосредоточены, в основном зависит от совпадения ваших интересов и навыков с поставленными перед вами задачами. И теоретически ваше мышление должно быть податливым — мозг удивительно пластичен. Мы можем попытаться научить людей тому, что, если они сосредоточатся на самой задаче и попытаются определить положительные аспекты процесса, им это понравится больше, чем если бы они просто сосредоточились на последствиях (наградах) выполнения задачи. Аналогия заключается в том, что пробежка гораздо более мотивирует, потому что это весело, чем потому, что мне нужно поправиться или похудеть.

            Внутренняя мотивация также является более сильным предиктором производительности труда, чем внешняя мотивация — поэтому можно ожидать, что более высокое финансовое вознаграждение подавит не только внутреннюю мотивацию, но и производительность труда. Чем больше люди сосредотачиваются на своей зарплате, тем меньше они будут сосредотачиваться на удовлетворении своего интеллектуального любопытства, изучении новых навыков или получении удовольствия, а это как раз то, что заставляет людей работать лучше.

            Тот факт, что существует мало доказательств того, что деньги мотивируют нас, и множество доказательств того, что они на самом деле демотивируют нас, поддерживает идею о том, что могут быть скрытые издержки, связанные с вознаграждением.Конечно, это не значит, что мы должны работать бесплатно. Нам всем нужно оплачивать счета и обеспечивать свои семьи, но как только эти основные потребности удовлетворены, психологическая польза от денег становится сомнительной. В широко цитируемой статье Дэниел Канеман и Ангус Дитон сообщили, что в США уровень эмоционального благополучия повышается с уровнем заработной платы до 75000 долларов, но впоследствии он стабилизируется. Или, как однажды сказал Арнольд Шварценеггер: «Деньги не делают вас счастливыми. Сейчас у меня есть 50 миллионов долларов, но я был так же счастлив, когда у меня было 48 миллионов долларов.”

            Но один размер не подходит всем. Наше отношение к деньгам весьма своеобразно. Действительно, в эпоху персонализации, когда большинство вещей теперь можно настроить в соответствии с нашими потребностями — от каналов социальных сетей до потенциальных свиданий, до дисплеев покупок в Интернете и списков воспроизведения — несколько удивительно, что системы вознаграждения по-прежнему основаны на предпосылке, что то, что работает для некоторых людей, будет работать и для всех остальных.

            Помимо функциональной меновой стоимости, оплата является психологическим символом, а значение денег в значительной степени субъективно.Например, есть заметные индивидуальные различия в склонности людей думать или беспокоиться о деньгах, и разные люди ценят деньги по разным причинам (например, как средство к власти, свободе, безопасности или любви). Если компании хотят мотивировать свою рабочую силу, им необходимо понимать, что на самом деле ценят их сотрудники, и ответ обязательно будет разным для каждого человека. Исследования показывают, что разные ценности по-разному связаны с вовлечением. Например, цели дохода, основанные на стремлении к власти, нарциссизму или преодолении неуверенности в себе, менее полезны и эффективны, чем цели дохода, основанные на стремлении к безопасности, поддержке семьи и досуге.Возможно, пришло время компенсировать людям не только то, что они знают или делают, но и то, что они хотят.

            Наконец, другие исследования показывают, что личность сотрудников гораздо лучше предсказывает вовлеченность, чем их зарплата. Наиболее убедительным исследованием в этой области является крупный метааналитический обзор 25 000 участников, в котором личность определила 40% вариабельности оценок удовлетворенности работой. Чем более эмоционально устойчивы, экстравертированы, приятны или сознательны люди, тем больше им нравится их работа (независимо от их зарплаты).Но личность сотрудников — не самый важный фактор, определяющий уровень их вовлеченности. Фактически, самая большая организационная причина разобщенности — некомпетентное руководство. Таким образом, ваша личность как менеджера будет иметь большое влияние на то, заняты ли ваши сотрудники на работе или нет.

            Motive Partners Holdings — Домашняя страница

            Обзор компании

            Motive Capital Corp («MOTV») — это компания по приобретению специального назначения, созданная с целью осуществления слияния, фондовой биржи, приобретения активов, покупки акций, реорганизации или аналогичного объединения бизнеса с одним или несколькими предприятиями.Наша бизнес-цель — выявить возможности для инвестиций в финтех. В частности, мы ориентируемся на инфраструктурные компании, предоставляющие программное обеспечение и информационные услуги, обслуживающие секторы финансовых и деловых услуг, как правило, со штаб-квартирами в Северной Америке и Европе.

            MOTV спонсируется филиалами Motive Partners, специализированной частной инвестиционной компании в сфере финансовых технологий. Motive Partners состоит из группы экспертов в области финансовых услуг и технологий во главе с нашим исполнительным председателем Робом Хейвертом, которые коллективно руководили или принимали участие в более чем 80 значительных инвестициях или сделках M&A в нашем секторе.

            Мы считаем, что история и опыт Motive Partners позволят нам найти, идентифицировать и провести выгодную для наших акционеров сделку. Motive представляет собой сплоченную команду из 70 профессионалов в Нью-Йорке и Лондоне, обладающих обширным инвестиционным, операционным и инновационным опытом в области финансовых технологий.

            Motive приближает каждую инвестиционную возможность, обеспечивая тесное сотрудничество между тремя основными возможностями, лежащими в основе платформы Motive: инвестирование (команда Motive Investment), операционная деятельность (партнеры Motive Industry) и инновации (команда Motive Create & Labs).Целостное сочетание этих трех возможностей обеспечивает Motive дифференцированное конкурентное преимущество на протяжении всего инвестиционного жизненного цикла, позиционируя его как предпочтительного партнера для учредителей, управленческих команд, продавцов и клиентов целевых портфельных компаний.

            При определении нашей цели мы будем применять стандарты должной осмотрительности, требуемые политикой компании Motive в области охраны окружающей среды, социальной сферы и корпоративного управления (ESG), и, как таковые, стремимся объединиться с компанией, которая сочетает в себе привлекательные основы бизнеса с сильной практикой ESG или с потенциалом для нее. в соответствии с теми, за которыми следуют Motive Partners.

            Свяжитесь с нами

            7 Всемирный торговый центр
            250 Гринвич-стрит, FL47
            Нью-Йорк, NY 10007
            США

            Научное руководство о том, как сохранять мотивацию и сохранять мотивацию

            Мотивация — мощный, но хитрый зверь. Иногда действительно легко получить мотивацию, и вы оказываетесь в вихре возбуждения.В других случаях практически невозможно понять, как себя мотивировать, и вы попадаете в смертельную спираль прокрастинации. На этой странице собраны лучшие идеи и самые полезные исследования о том, как получить и сохранить мотивацию.

            Это не будет какая-то ура-ура, накачанная мотивационная речь. (Это не в моем стиле.) Вместо этого мы разберем научные данные о том, как получить мотивацию в первую очередь и как сохранять мотивацию в долгосрочной перспективе. Если вы пытаетесь понять, как мотивировать себя или как мотивировать команду, эта страница должна охватывать все, что вам нужно знать.

            Вы можете щелкнуть ссылки ниже, чтобы перейти к определенному разделу, или просто прокрутите вниз, чтобы прочитать все. В конце этой страницы вы найдете полный список всех моих статей о мотивации.

            I. Мотивация: что это такое и как работает

            1. Что такое мотивация?
            2. Распространенные заблуждения о мотивации

            II. Как получить мотивацию и действовать

            1. Составьте график мотивации
            2. Как получить мотивацию (даже если вам это не нравится)
            3. Как сделать мотивацию привычкой

            III.Как сохранить мотивацию в долгосрочной перспективе

            1. Как сохранить мотивацию с помощью правила Златовласки
            2. Как достичь максимальной мотивации
            3. Что делать, если мотивация угасает

            I. Мотивация: что это такое и как работает

            Ученые определяют мотивацию как вашу общую готовность что-то делать. Это набор психологических сил, которые заставляют вас действовать. Это хорошо и все такое, но я думаю, что мы можем придумать более полезное определение мотивации.

            Что такое мотивация?

            Так что же такое мотивация? У автора Стивена Прессфилда в своей книге «Война искусства» есть отличная линия, которая, как мне кажется, лежит в основе мотивации. Перефразируя Прессфилда, «в какой-то момент боль от , а не от , выполняющего это, становится больше, чем боль от выполнения этого».

            Другими словами, в какой-то момент легче измениться, чем оставаться прежним. Легче действовать и чувствовать себя неуверенно в тренажерном зале, чем сидеть спокойно и испытывать ненависть к себе на диване.Легче почувствовать себя неловко во время звонка по продажам, чем разочароваться из-за того, что ваш банковский счет сокращается.

            В этом, я думаю, суть мотивации. У каждого выбора есть цена, но когда мы мотивированы, легче переносить неудобства действий, чем боль оставаться прежними. Каким-то образом мы переступаем умственный порог — обычно после нескольких недель прокрастинации и перед лицом приближающегося крайнего срока — и становится более болезненным то, что не выполняет работу , чем выполнять ее на самом деле.

            А теперь перейдем к важному вопросу: что мы можем сделать, чтобы с большей вероятностью перешагнуть этот мысленный порог и почувствовать постоянную мотивацию?

            Распространенные заблуждения о мотивации

            Одна из самых удивительных особенностей мотивации заключается в том, что она часто появляется после , начиная новое поведение, а не раньше. У нас есть распространенное заблуждение, что мотивация возникает в результате пассивного просмотра мотивационного видео или чтения вдохновляющей книги.Однако активное вдохновение может быть гораздо более мощным мотиватором.

            Мотивация часто является результатом действия, а не его причиной. Начало работы, даже очень маленькое, — это форма активного вдохновения, которое, естественно, дает импульс.

            Мне нравится называть этот эффект физикой продуктивности, потому что это, по сути, Первый закон Ньютона, применяемый к формированию привычки: движущиеся объекты стремятся оставаться в движении. Как только задача началась, ее легче продолжить.

            Когда вы начали какое-то поведение, вам не нужна особая мотивация. Почти все трение в задаче возникает в самом начале. После того, как вы начнете, прогресс будет более естественным. Другими словами, зачастую выполнить задачу легче, чем начать ее с самого начала.

            Таким образом, один из ключей к мотивации — облегчить начало.

            Прежде чем мы поговорим о том, как начать, давайте сделаем паузу на секунду. Если вам нравится эта статья о мотивации, то, вероятно, вы найдете полезными другие мои статьи о производительности и человеческом поведении.Каждую неделю я делюсь советами по самосовершенствованию, основанными на проверенных научных исследованиях, через бесплатную рассылку новостей по электронной почте.

            Чтобы присоединиться сейчас, нажмите здесь.

            II. Как получить мотивацию и действовать

            Многим людям сложно найти мотивацию, необходимую для достижения желаемых целей, потому что они тратят слишком много времени и энергии на другие части процесса. Если вы хотите упростить поиск мотивации и начать работу, это поможет автоматизировать начальные этапы вашего поведения.

            Запланируйте свою мотивацию

            Во время разговора о писательстве моя подруга Сара Пек посмотрела на меня и сказала: «Многие люди никогда не начинают писать, потому что они всегда задаются вопросом, когда они будут писать в следующий раз». То же самое можно сказать о тренировках, открытии бизнеса, создании произведений искусства и формировании большинства привычек.

            • Если у вашей тренировки нет времени, когда это обычно происходит, то каждый день вы будете просыпаться с мыслью: «Я надеюсь, что сегодня у меня есть мотивация заняться спортом.”
            • Если в вашем бизнесе нет системы маркетинга, вы придете на работу, скрестив пальцы, чтобы найти способ рассказать о себе (в дополнение ко всему, что вам нужно сделать).
            • Если у вас нет расписания, когда вы пишете каждую неделю, вы обнаружите, что говорите что-то вроде: «Мне просто нужно найти в себе силу воли, чтобы сделать это».

            Статья в The Guardian резюмировала ситуацию следующим образом: «Если вы тратите ресурсы, пытаясь решить, когда и где работать, вы ограничите свою способность выполнять работу.”

            Установить расписание для себя кажется простым, но это позволяет вам принимать решения на автопилоте, давая вашим целям время и место для жизни. Это повышает вероятность того, что вы добьетесь успеха независимо от уровня вашей мотивации. И есть множество исследований силы воли и мотивации, подтверждающих это утверждение.

            Перестаньте ждать мотивации или вдохновения, которые поразят вас, и составьте график для своих привычек. В этом разница между профессионалами и любителями.Профессионалы устанавливают график и придерживаются его. Любители ждут, пока они не почувствуют вдохновения или мотивации.

            Как получить мотивацию (даже если вам это не нравится)

            Как мотивируют себя некоторые из самых плодовитых художников мира? Они не просто устанавливают расписание, они строят ритуалы.

            Твайла Тарп по праву считается одной из величайших танцовщиц и хореографов современности. В своем бестселлере «Творческая привычка» (аудиокнига) Тарп обсуждает роль ритуалов или предигровых процедур, которые сыграли в ее успехе:

            Я начинаю каждый день своей жизни с ритуала; Я просыпаюсь в 5:30 A.М., надень мою тренировочную одежду, гетры, кофту и шляпу. Я выхожу из дома на Манхэттене, ловлю такси и говорю водителю, чтобы он отвез меня в тренажерный зал Pumping Iron на 91-й улице и Первой авеню, где я тренируюсь в течение двух часов. Ритуал — это не растяжка и тренировка с отягощениями, которые я выполняю каждое утро в спортзале; ритуал — это извозчик. В тот момент, когда я говорю водителю, куда ехать, я завершаю ритуал.

            Это простое действие, но выполнение его одним и тем же способом каждое утро делает его привычным — делает его повторяемым, легким в выполнении.Это снижает вероятность того, что я пропущу его или сделаю иначе. Это еще один элемент в моем арсенале процедур, и на одну вещь меньше думать.

            У многих других известных творцов тоже есть свои ритуалы. В своей популярной книге «Ежедневные ритуалы: как работают художники» автор Мейсон Карри отмечает, что многие великие художники мира следуют последовательному графику.

            • Майя Анджелоу сняла номер в местной гостинице и пошла туда писать. Она приехала в 6:30 утра, написала до 14:00, а затем пошла домой, чтобы немного отредактировать.Она никогда не спала в отеле.
            • Лауреат Пулитцеровской премии Майкл Чабон пишет пять вечеров в неделю с 22:00 до 3:00.
            • Харуки Мураками просыпается в 4 утра, пишет пять часов, а затем отправляется на пробежку.

            Работа лучших креативщиков не зависит от мотивации или вдохновения, а, скорее, следует последовательному шаблону и распорядку. Вот несколько примеров того, как можно применять ритуал и распорядок, чтобы получить мотивацию:

            • Выполняйте упражнения более последовательно: Используйте ту же программу разминки в тренажерном зале.
            • Станьте более креативными: Выполните творческий ритуал, прежде чем начать писать, рисовать или петь.
            • Начинайте каждый день без стресса: Создайте пятиминутный утренний ритуал медитации.
            • Спи лучше: Перед сном выполните процедуру «выключения питания».

            Сила ритуала, или того, что я люблю называть предигровой рутиной, заключается в том, что он дает бездумный способ инициировать ваше поведение. Это облегчает формирование ваших привычек, а это означает, что легче выполнять их на постоянной основе.

            Ключ к любому хорошему ритуалу заключается в том, что он устраняет необходимость принимать решение: что мне делать в первую очередь? Когда мне это делать? Как мне это сделать? Большинство людей никогда не двинутся с места, потому что не могут решить, с чего начать. Вы хотите, чтобы начало поведения было легким и автоматическим, чтобы у вас были силы закончить его, когда оно станет трудным и трудным.

            Как сделать мотивацию привычкой

            Есть три простых шага, которые вы можете предпринять, чтобы улучшить ритуалы и превратить мотивацию в привычку.

            Шаг 1 : Хорошая процедура перед игрой начинается с того, что вы не можете отказаться от нее. Вам не нужна мотивация, чтобы начать предыгровую рутину. Например, я начинаю писать со стакана воды. Мои занятия тяжелой атлетикой начинаются с того, что я надеваю подъемные ботинки. Эти задачи настолько просты, что я не могу отказать им.

            Самая важная часть любой задачи — это запуск. Если вы не можете получить мотивацию вначале, вы обнаружите, что мотивация часто приходит после того, как вы начали.Вот почему ваша предигровая рутина должна быть невероятно простой.

            Прочтите это, чтобы узнать больше о важности начала работы.

            Шаг 2 : Ваш распорядок дня должен привести вас на к достижению к конечной цели.

            Отсутствие умственной мотивации часто связано с недостатком физического движения. Просто представьте свое физическое состояние, когда вы чувствуете себя подавленным, скучающим или немотивированным. Вы не очень много двигаетесь. Может быть, вы рухнули, как капля, медленно растворяясь в диване.

            Верно и обратное. Если вы физически двигаетесь и заняты, то гораздо более вероятно, что вы почувствуете себя умственно вовлеченным и заряженным энергией. Например, во время танца практически невозможно не чувствовать себя бодрым, бодрым и энергичным.

            Хотя ваш распорядок должен быть как можно более легким, он должен постепенно переходить во все более и более физические движения. Ваш разум и ваша мотивация будут следовать за вашим физическим движением. Стоит отметить, что физическое движение не обязательно означает упражнения.Например, если ваша цель — писать, то ваш распорядок дня должен приблизить вас к физическому акту письма.

            Шаг 3 : Вам нужно каждый раз следовать одному и тому же шаблону.

            Основная цель вашей предигровой рутины — создать серию событий, которые вы всегда выполняете перед выполнением определенной задачи. Ваш распорядок перед игрой говорит вашему разуму: «Вот что происходит до того, как я сделаю ___».

            В конце концов, эта процедура становится настолько привязанной к вашей работе, что, просто выполняя ее, вы погружаетесь в ментальное состояние, готовое к выполнению.Вам не нужно знать, как найти мотивацию, вам просто нужно начать свой распорядок.

            Если вы помните статью о трех аспектах изменения привычки, то, возможно, вы поймете, что ваша предигровая рутина в основном создает «напоминание» для вас самих. Ваш предигровой распорядок — это пусковой механизм, который запускает вашу привычку, даже если у вас нет мотивации делать это.

            Это важно, потому что, когда вы не чувствуете мотивации, часто бывает слишком много работы, чтобы понять, что вам делать дальше.Столкнувшись с другим решением, вы часто решаете просто бросить курить. Однако процедура перед игрой решает эту проблему, потому что вы точно знаете, что делать дальше. Нет никаких дискуссий или принятия решений. Отсутствие мотивации не имеет значения. Вы просто следуете шаблону.

            III. Как сохранить мотивацию в долгосрочной перспективе

            Мы рассмотрели несколько стратегий, позволяющих упростить мотивацию и начать выполнение задачи. А как насчет сохранения мотивации в долгосрочной перспективе? Как сохранить мотивацию навсегда?

            Как сохранить мотивацию с помощью правила Златовласки

            Представьте, что вы играете в теннис.Если вы попытаетесь сыграть серьезный матч против четырехлетнего ребенка, вам быстро надоест. Матч слишком легкий. На противоположном конце спектра, если вы попытаетесь сыграть серьезный матч против профессионального теннисиста, такого как Роджер Федерер или Серена Уильямс, вы обнаружите, что у вас демотивация по другой причине. Матч слишком сложный.

            Сравните этот опыт с игрой в теннис против кого-то, кто равен вам. По ходу игры вы выигрываете несколько очков и теряете несколько очков.У вас есть шанс выиграть матч, но только если вы очень постараетесь. Ваш фокус сужается, отвлекающие факторы исчезают, и вы полностью поглощены поставленной задачей. Проблема, с которой вы столкнулись, «легко управляема». Победа не гарантирована, но возможна. Как выяснила наука, подобные задачи с наибольшей вероятностью будут поддерживать нашу мотивацию в долгосрочной перспективе.

            Люди любят вызовы, но только если они находятся в оптимальной зоне сложности. Задачи, которые значительно ниже ваших текущих способностей, скучны.Задачи, которые значительно выходят за рамки ваших текущих возможностей, обескураживают. Но задачи, которые находятся на грани успеха и неудачи, невероятно мотивируют наш человеческий мозг. Мы не хотим ничего, кроме как овладеть навыком, выходящим за пределы нашего нынешнего горизонта.

            Мы можем назвать это явление Правило Златовласки . Правило Златовласки гласит, что люди испытывают максимальную мотивацию при работе над задачами, которые находятся на грани их текущих способностей. Не так уж и сложно. Не так уж и просто.В самый раз.

            Работа над задачами в соответствии с Правилом Златовласки — один из ключей к поддержанию долгосрочной мотивации. Если вы чувствуете себя немотивированным для работы над задачей, это часто происходит из-за того, что она скучает или попадает в зону больших трудностей. Вам нужно найти способ вернуть свои задачи к пределу ваших способностей, когда вы чувствуете себя сложным, но способным.

            Как достичь максимальной мотивации

            Это чудесное сочетание счастья и максимальной производительности иногда называют потоком.Поток — это то, что испытывают спортсмены и исполнители, когда они находятся «в зоне». Поток — это психическое состояние, которое вы испытываете, когда настолько сосредоточены на поставленной задаче, что остальной мир исчезает.

            Во многих отношениях мы могли бы описать поток как состояние максимальной мотивации. Вам будет трудно найти состояние, в котором вы будете более заинтересованы в продолжении задачи, над которой работаете.

            Один из факторов, который, как обнаружили исследователи, связан с состояниями потока, — это то, соблюдаете ли вы правило Златовласки, о котором мы упоминали ранее.Если вы работаете над задачами оптимальной сложности, вы не только будете мотивированы, но и почувствуете прилив счастья. Как сказал психолог Гилберт Брим: «Один из важных источников человеческого счастья — это работа над задачами подходящего уровня сложности, не слишком сложными и не слишком легкими».

            Однако, чтобы достичь этого состояния максимальной производительности, вам нужно не только работать над задачами с правильной степенью сложности, но и измерять свой немедленный прогресс. Как объясняет психолог Джонатан Хайдт, одним из ключей к достижению состояния потока является то, что «вы немедленно получаете обратную связь о том, как вы делаете на каждом этапе.”

            Таким образом, можно сказать, что измерение является ключевым фактором мотивации. Точнее говоря, решение оптимальной задачи и немедленное получение отзывов о том, как вы продвигаетесь в решении этой задачи, являются двумя наиболее важными компонентами максимальной мотивации.

            Подробнее о важности измерения и обратной связи читайте в этой статье: Что вы измеряете в своей жизни?

            Что делать, когда мотивация угасает

            В какой-то момент ваша мотивация к выполнению задачи неизбежно ослабнет.Что происходит, когда мотивация угасает? Я не утверждаю, что у меня есть ответы на все вопросы, но вот что я пытаюсь напомнить себе, когда мне хочется сдаться.

            Ваш разум — двигатель предложений

            Считайте каждую свою мысль предложением, а не приказом. Прямо сейчас, когда я пишу это, мой разум предполагает, что я чувствую себя усталым. Это означает, что я сдаюсь. Это значит, что я выберу более легкий путь.

            Однако если я остановлюсь на мгновение, я могу обнаружить новые предложения.Я также предполагаю, что я буду очень доволен выполнением этой работы, когда она будет сделана. Это означает, что я буду уважать самобытность, которую создаю, когда буду придерживаться графика. Это говорит о том, что у меня есть способность выполнить эту задачу, даже если я не хочу.

            Помните, ни одно из этих предложений не является заказом. Это просто варианты. У меня есть право выбирать, какому варианту следовать.

            Дискомфорт временный

            По сравнению со временем вашего обычного дня или недели, почти любая привычка, которую вы выполняете, быстро исчезает.Ваша тренировка закончится через час или два. Ваш отчет будет напечатан до завтрашнего утра.

            Теперь жизнь проще, чем когда-либо. 300 лет назад, если бы вы не убили себе пищу и не построили собственный дом, вы бы умерли. Сегодня мы ноем о том, что забыли о зарядном устройстве для iPhone.

            Сохраняйте перспективу. Ваша жизнь хороша, и ваш дискомфорт временный. Войдите в этот момент дискомфорта и позвольте ему укрепить вас.

            Вы никогда не пожалеете о хорошей работе, когда она будет сделана

            Теодор Рузвельт сказал знаменитую фразу: «Несомненно, лучший приз, который может предложить жизнь, — это возможность упорно трудиться, и работа того стоит.«Очень часто кажется, что мы хотим легко работать на работе, которую стоит делать. Мы хотим, чтобы наша работа была полезной и уважаемой, но мы не хотим бороться за нее. Мы хотим, чтобы наши животы были плоскими, а руки — сильными, но мы не хотим терзать еще одну тренировку. Нам нужен конечный результат, а не предшествующие ему неудачные попытки. Нам нужно золото, но не помол.

            Золотую медаль может желать любой. Мало кто хочет тренироваться как олимпиец.

            И все же, несмотря на наше сопротивление этому, я никогда не чувствовал себя хуже после того, как тяжелая работа была сделана.Бывали дни, когда было чертовски трудно начать, но всегда стоило закончить. Иногда просто проявить себя и набраться смелости выполнить работу, даже в обычной манере, — это победа, которую стоит праздновать.

            Это жизнь

            Жизнь — это постоянный баланс между легкостью отвлечения внимания и преодолением боли дисциплины. Не будет преувеличением сказать, что наша жизнь и наша личность определяются этим хрупким балансом. Что такое жизнь, как не сумма ста тысяч ежедневных битв и крошечных решений: либо выпотрошить ее, либо отказаться от нее?

            В тот момент, когда вам не хочется работать? Это не момент, который нужно выбрасывать.Это не генеральная репетиция. Этот момент является вашей жизнью, как и любой другой момент. Тратьте так, чтобы вам было чем гордиться.

            Куда идти дальше

            Надеюсь, вы нашли это краткое руководство по мотивации полезным. Если вы ищете больше идей о том, как получить мотивацию и оставаться такой же, ознакомьтесь с полным списком статей о мотивации ниже.

            Все статьи о мотивации

            Это полный список моих статей о мотивации. Наслаждаться!

            Лучшие статьи на темы, связанные с мотивацией

            Ищете еще больше? Ознакомьтесь с этими статьями по темам, которые тесно связаны с мотивацией.

            Или просмотрите мои лучшие статьи.

            .

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован.