Статус в психологии это: Роль и статус

Содержание

Статус — это… Что такое Статус?

Статус (лат. status «состояние, положение») — абстрактный многозначный термин, в общем смысле обозначающий совокупность стабильных значений параметров объекта или субъекта. С упрощённой точки зрения статус объекта или субъекта — это его состояние либо позиция, ранг в любой иерархии, структуре, системе.

Статус может также означать:

  • Статус (лингвистика) — грамматическая категория имени в афразийских языках, указывающая на то, есть ли у данного имени зависимое.
  • Статус (химия) (лат. nascendi) — состояние выделения, химический термин, обозначающий некоторое состояние вещества в момент его выделения из соединений, при котором вещество часто обладает сравнительно большей энергией к реакциям.[1]
  • Социальный статус — положение, занимаемое индивидом или социальной группой в обществе или отдельной подсистеме общества.
  • Охранный статус биологического вида — показатель вероятности того, что вид сохраняется в настоящее время и сохранится в ближайшем будущем.

В юриспруденции

Правовой статус — установленное нормами права положение его субъектов, совокупность их прав и обязанностей.

В медицине

  • Эпилептический статус — состояние, при котором эпилептические припадки следуют один за другим, и в промежутках между припадками больной не приходит в сознание.
  • Астматический статус — тяжёлое угрожающее жизни осложнение бронхиальной астмы, возникающее обычно в результате длительного некупирующегося приступа.
  • Иммунный статус — количественная и качественная характеристика состояния функциональной активности органов иммунной системы.
  • ВИЧ-статус — результат тестирования на вирус иммуннодефицита человека.

В Интернете

Статус в Интернете — короткая ёмкая фраза, как правило до 160 символов[источник не указан 281 день], размещаемая пользователями в своей «анкете» в социальной сети, в микроблоге или агенте мгновенных сообщений. Изначально она призвана сообщать что-либо о текущем эмоциональном состоянии автора.

[2]

Примечания

См. также

Социальные статусы – что это в психологии. Виды, характеристики, связь с социальными ролями

Являясь частью социальной группы, каждый человек занимает определенное место в групповой иерархии. Это место называется социальный статус. Даже если социум имеет неформальный характер и, казалось бы, не имеет четкой структуры и иерархии, то все равно члены этого социума имеют разный «вес», авторитет, привлекательность, уровень власти и т. д. Различие статусов играет важную роль в организации межличностных отношений и в существовании группы.

Что такое социальный статус

Это понятие в социальной психологии близко к таким категориям, как авторитет, престиж, роль, но оно не совпадает с ними по значению и имеет существенные отличия. Социальный статус – это то положение, которое занимает человек в обществе. Оно, с одной стороны, определяется его личными качествами, с другой – теми функциями, которые индивид выполняет в группе.

Социальный статус как отражение индивидуально-личностных особенностей человека

Главный фактор, определяющий положение человека в групповой иерархии – это его привлекательность для других. Она связанна не с внешними, поверхностными особенностями, а с теми качествами, которые определяют уровень полезности индивида для группы. Так, добрый и отзывчивый человек может иметь низкий социальный статус, потому что он слишком робкий и безынициативный или ленивый и любит перекладывать ответственность на других. И напротив, уверенность индивида в своих силах, активность, заинтересованность в делах группы повышает его статус.

В разных социумах статус может зависеть от разных качеств личности. Например, в профессиональных коллективах первостепенное значение имеют специальные знания и навыки. В неформальных сообществах подростков – уверенность в себе, смелость и верность группе; в семье – умение заботиться о других, готовность поддержать и т. д.

Статус и социальные роли

Важную роль в формировании социального статуса играет ролевое поведение индивида. Роль – это функция человека в группе, которая включает в себя набор стереотипов ролевого поведения, обязанности и права человека. Роль – это не статус, хоть она может влиять на него. И разные роли могут занимать различное место в групповой иерархии. Но одновременно люди, играющие одни и те же роли в группе, имеют неодинаковые статусы. Например, ученики в классе, дети в многодетной семье, сотрудники офиса — роль одна, а статусы разные.

Однако на формирование социального статуса влияет то, как человек выполняет свои функции, то есть играет приписываемую ему роль в группе. Поэтому нередко случается, что в неформальной групповой иерархии начальник имеет более низкий статус, чем кто-то из его подчиненных.

Социальный статус и авторитет

Под авторитетом в психологии понимают уровень влияния человека на других членов группы. Авторитет может быть формальный и зависеть от должности индивида. Например, начальник всегда обладает формальным авторитетом и имеет рычаги власти и управления, тоже носящие формальный характер. Он может предоставить премию или лишить ее, назначить отпуск в удобное или неудобное для подчиненного время, понизить или повысить в должности и т. д.

Неформальный авторитет связан со статусом, с той позицией, которую индивид занимает в групповой иерархии. Высокостатусные личности нередко обладают большим авторитетом и реальной властью, чем официально назначенные чиновники. Потому что их право власти и управления основано на уважении и поддержке других членов группы.

Виды социальных статусов

Один и тот же человек может обладать различными статусами не только потому, что является членом разных групп, но и потому, что существует несколько видов статусов, определяемых на основе разных факторов.

Различные виды позиций в групповой иерархии

Существует много разных подходов к классификации социальных статусов. Часто это связано, например, с целями конкретного социально-психологического исследования или с какой-то специфической группой. Указанные здесь виды позиций в иерархической структуре группы не являются единственными, но они общепризнанные.

  • Заданный статус связан с не зависящими от человека, но присущими ему характеристиками: полом, возрастом, национальностью и т. д. Как правило, характеристики, формирующие этот вид статуса, имеют принципиальное значение в существовании группы, в совместной деятельности или связаны с традициями.
  • Личный статус определяется индивидуальными особенностями человека: чертами характера, эмоциональной и волевой сферы, умениями, знаниями и навыками, мотивами и потребностями. Этот вид статуса имеет большее значение в малой группе и во многом определяет место человека в системе межличностных отношений.
  • Приписываемый статус – это заданное извне положение человека, практически не зависящее от его сознательных усилий. К этому виду относятся, например, статусы подростка, тещи, свекрови, зятя, пенсионера и т. д. Предписываемый статус очень близок к соответствующей социальной роли и с течением времени может меняться.
  • Достигаемый статус – это позиция в групповой иерархии, которую человек достиг благодаря своим усилиям или удачливости.

Есть и еще один вид социальных статусов, о котором следует поговорить особо.

Социометрические статусы

Одной из наиболее популярных методик в социальной психологии является социометрия. Эта методика, автор которой американский психолог Я. Морено, позволяет выстроить иерархическую структуру группы и определить статусы ее членов.

Особенность социометрического статуса в том, что он основан на уровне привлекательности индивида для всех остальных членов группы. Анализируя взаимные предпочтения или выборы, можно выделить несколько позиций в групповой иерархии:

  • Социометрические звезды – члены группы, получившие максимальное количество выборов. Звезды хоть и обладают немалым авторитетом в социуме, чаще всего не являются лидерами – хороший лидер не может быть приятен всем, так как он часто применяет социальные санкции. Те, кто занимает верхние позиции в рейтинге привлекательности в своей группе, могут и не обладать качествами лидера – организаторскими способностями, достаточной твердостью, волей и т. д.
  • Предпочитаемые или высокостатусные – это те люди, которые получили большое количество выборов, но меньшее, чем звезды. Они достаточно популярны в группе, их положение устойчивое, на их поддержку обычно рассчитывает лидер.
  • Низкостатусные – члены группы, получившие 1-2 выбора. В целом они могут быть довольны своим положением, так как или имеют хотя бы одного, но преданного друга, или потому что входят в замкнутую микрогруппу. Но в групповой жизни они не пользуются авторитетом и часто почти в ней не участвуют.
  • Изолированные – субъекты, которых не выбрал никто. Причем они не получили не только положительных, но и отрицательных выборов. Они как бы вообще не существуют, их не замечают в группе. И эта позиция самая тяжелая с точки зрения эмоциональной оценки. Быть изолированным хуже, чем быть отверженным или пренебрегаемым.
  • Пренебрегаемые – люди, которых отвергает большинство членов группы, или они получили много отрицательных выборов. Чаще всего причиной их позиции являются личные качества и собственный негативизм. Нередко пренебрегаемые сами провоцируют негативную реакцию группы, чтобы не быть изолированными.

Выяснение социометрических статусов полезно для понимания отношений в группе, но оно не раскрывает полностью позицию каждого человека в системе групповой деятельности. И все же социометрические статусы связаны с личными качествами, устойчивы и оказывают сильное влияние на развитие личности и ее поведение в социуме. Этим и объясняется популярность методики Я. Морено.

Статус личности » Психология | Психологія

Статус личности представляет собой своеобразный центр сосредоточения его прав и обязанностей, схему положения личности в обществе. Статус характеризуется устойчивостью, длительностью. Он может быть цельным или частичным. Фрагмент статус связывается с родом занятий, размеру доходов, уровнем образования, этнической принадлежности, половыми признаками подобное. Обобщение частных статусов позволяет определить общий профиль статуса.
Статус личности задается имеющейся системой общественных отношений и объективно определяется местом личности в социальной структуре. Эта связь впервые возникает в момент рождения ребенка и соответствует статусу родителей, их экономическому, правовому, политическому, культурному положению в обществе. С началом самостоятельной общественно-трудовой деятельности создается собственный статус человека. Он сохраняет связи со статусом семьи, содержит в себе его признаки, хотя может и удаляться от него.
Статус личности является объективной характеристикой, но он может осознаваться человеком адекватно или неадекватно, активно или пассив но, полностью, частично или совсем это осознаваться. Научный анализ статуса личности охватывает изучение ее реального экономического состояния (имущественная характеристика, общий заработок, обеспеченность жильем, реальный бюджет в соотношении со структурой потребления и т.п.), политико-правового положения как определенного баланса прав и обязанностей гражданина (права и обязанности личности составляют ядро статуса, изучается юридическими науками).
Понятие статуса должно быть дополнено понятием позиции личности, характеризующий субъективный — активный, деятельная — сторона положения личности в структуре общества, в сложных по своей природе общественных отношениях каждая личность может занимать несколько позиций, которые отличаются друг от друга по своему значению, определенностью и другим признакам. Например, человек может занимать профессиональную позицию, семейную, общественно-политическую, культурную, национальную и др..
Знание статуса и позиции личности необходимо для определения ее социальных ролей. Роль вообще рассматривается как динамический аспект статуса, как реализация связей, заданных позициями личности в обществе. По определению И. С. Кона, роль личности — это социальная функция, нормативно одобренный образ поведения, которое ожидается от каждого, кто занимает данную позицию. Эти ожидания, определяющие общие контуры социальной роли, не зависят от сознания и поведения конкретного индивида. Они даются ему как то, что является внешним, более или менее обязательным, их субъектом является. не индивид, а общество или какая-то конкретная социальная группа.
Общей для социологов и психологов характеристикой ролей личности как социальных функций является ценностная ориентация групп и личности, общность целей деятельности, жизненная направленность или мотивация поведения людей. Ценности можно условно разделить на материальные, социально-политические, духовные.
Важной социально-психологической характеристикой личности является ее ринг. Ранг личности, ее масштаб и значение для общества определяются многими факторами, среди которых важнейшим считается производительность основных видов деятельности личности, в частности творческой деятельности. Благодаря этому обеспечивается создание личностью общественно значимых материальных и духовных ценностей, определяется ее вклад в сокровищницу общественных благ. Ранга личности соответствуют ее престиж, репутация, авторитет, популярность в группе, коллективе, обществе.

Этот аспект социально-психологической характеристики личности проявляется в существовании так называемой над индивидной подсистемы. В классической психологии на это впервые указал В. Джемс, когда отмечал, что личность человека не ограничивается собственным телом, а охватывает «свои» вещи, продукты собственного труда, а также распространяется на людей, с которыми данный индивид связан родственными, дружескими , профессиональными, духовными отношениями. Этот факт ощущается индивидом в момент разрыва связей через смерть, болезнь, переезд близкого человека и т.п. В современной психологии этот феномен изучается как явление персонализации, согласно которому у каждого человека существует потребность быть представленным, продолженными в другом человеке своими мыслями, чувствами, мировоззрением и т.д..

Благодаря этому образуется единство людей не только по генетическим признакам, по которым все мы принадлежим к единому роду Homo sapiens, есть в далекой глубине тысячелетий непрерывную череду общих предков, а в перспективе — общую судьбу единой человеческой популяции. Благодаря персонализации люди связаны между собой в единое духовное целое, социальную, культурную общность. Эта общность формируется в ходе общения, когда от одной личности к другой передаются духовные, культурные ценности. Итак, решается проблема биологического и духовного бессмертия человеческого рода.
Способность личности к общению включает в себя мотивационный, коммуникационный, перцептивный, интеракционный и эмоциональные компоненты. Сфера общения личности образуется рядом психологических механизмов, использует множество средств — от устной и письменной речи в математических, физических, химических символов и формул, технической графики, художественной символики, пантомимически языка жестов и др..

Этический кодекс психолога и Клятва российского психолога

Этический кодекс психолога

Преамбула
  1. Этический кодекс психолога Российского психологического общества составлен в соответствии с Конституцией Российской Федерации, Федеральным законом Российской Федерации № 152-ФЗ от 27 июля 2006 года «О персональных данных», Уставом Российского психологического общества, Всеобщей декларацией прав человека, Хельсинкской декларацией Всемирной медицинской ассоциации «Этические принципы проведения медицинских исследований с участием людей в качестве субъектов исследования», международной Универсальной декларацией этических принципов для психологов, Этическим метакодексом Европейской федерации психологических ассоциаций.
  2. Консультативным и регулирующим органом Российского психологического общества по вопросам профессиональной этики психолога является Этический комитет Российского психологического общества.
  3. В настоящем Этическом кодексе термин «Психолог» относится к лицу, имеющему высшее психологическое образование.
  4. В настоящем Этическом кодексе термин «Клиент» относится к лицу, группе лиц или организации, которые согласились быть объектом психологических исследований в личных, научных, производственных или социальных интересах или лично обратились к Психологу за психологической помощью.
  5. Действие данного Этического кодекса распространяется на все виды деятельности психологов, определенные настоящим Этическим кодексом. Действие данного Этического кодекса распространяется на все формы работы Психолога, в том числе осуществляемые дистанционно или посредством сети Интернет.
  6. Профессиональная деятельность психолога характеризуется его особой ответственностью перед клиентами, обществом и психологической наукой, и основана на доверии общества, которое может быть достигнуто только при соблюдении этических принципов профессиональной деятельности и поведения, содержащихся в настоящем Этическом кодексе.
  7. Этический кодекс психологов служит: для внутренней регуляции деятельности сообщества психологов; для регуляции отношений психологов с обществом; основой применения санкций при нарушении этических принципов профессиональной деятельности.

I. Этические принципы психолога

Этика работы психолога основывается на общечеловеческих моральных и нравственных ценностях. Идеалы свободного и всестороннего развития личности и ее уважения, сближения людей, создания справедливого, гуманного, процветающего общества являются определяющими для деятельности психолога. Этические принципы и правила работы психолога формулируют условия, при которых сохраняются и упрочиваются его профессионализм, гуманность его действий, уважение людей, с которыми он работает, и при которых усилия психолога приносят реальную пользу.

  1. Принцип уважения
    Психолог исходит из уважения личного достоинства, прав и свобод человека, провозглашенных и гарантированных Конституцией Российской Федерации и международными документами о правах человека.
    Принцип уважения включает:
    1. Уважение достоинства, прав и свобод личности
      1. Психолог с равным уважением относится к людям вне зависимости от их возраста, пола, сексуальной ориентации, национальности, принадлежности к определенной культуре, этносу и расе, вероисповедания, языка, социально-экономического статуса, физических возможностей и других оснований.
      2.  Беспристрастность Психолога не допускает предвзятого отношения к Клиенту. Все действия Психолога относительно Клиента должны основываться на данных, полученных научными методами. Субъективное впечатление, которое возникает у Психолога при общении с Клиентом, а также социальное положение Клиента не должны оказывать никакого влияния на выводы и действия Психолога.
      3. Психолог избегает деятельности, которая может привести к дискриминации Клиента по любым основаниям.
      4. Психологу следует так организовать свою работу, чтобы ни ее процесс, ни ее результаты не наносили вреда здоровью и социальному положению Клиента и связанных с ним лиц.
    2. Конфиденциальность
      1. Информация, полученная Психологом в процессе работы с Клиентом на основе доверительных отношений, не подлежит намеренному или случайному разглашению вне согласованных условий.
      2. Результаты исследования должны быть представлены таким образом, чтобы они не могли скомпрометировать Клиента, Психолога или психологическую науку.
      3. Психодиагностические данные студентов, полученные при их обучении, должны рассматриваться конфиденциально. Сведения о Клиентах также должны рассматриваться конфиденциально.
      4. Демонстрируя конкретные случаи своей работы, Психолог должен обеспечить защиту достоинства и благополучия Клиента.
      5. Психолог не должен отыскивать о Клиенте информацию, которая выходит за рамки профессиональных задач Психолога.
      6. Клиент имеет право на консультацию Психолога или работу с ним без присутствия третьих лиц.
      7. Неконтролируемое хранение данных, полученных при исследованиях, может нанести вред Клиенту, Психологу и обществу в целом. Порядок обращения с полученными в исследованиях данными и порядок их хранения должны быть жестко регламентированы.
    3. Осведомленность и добровольное согласие Клиента
      1. Клиент должен быть извещен о цели работы, о применяемых методах и способах использования полученной информации. Работа с Клиентом допускается только после того, как Клиент дал информированное согласие в ней участвовать. В случае, если Клиент не в состоянии сам принимать решение о своем участии в работе, такое решение должно быть принято его законными представителями.
      2. Психолог должен сообщать Клиенту обо всех основных шагах или лечебных действиях. В случае стационарного лечения Психолог должен информировать Клиента о возможных рисках и об альтернативных методах лечения, включая непсихологические.
      3. Видео- или аудиозаписи консультации или лечения Психолог может делать только после того, как получит согласие на это со стороны Клиента. Это положение распространяется и на телефонные переговоры. Ознакомление третьих лиц с видео-, аудиозаписями консультации и телефонными переговорами Психолог может разрешить только после получения согласия на это со стороны Клиента.
      4. Участие в психологических экспериментах и исследованиях должно быть добровольным. Клиент должен быть проинформирован в понятной для него форме о целях, особенностях исследования и возможном риске, дискомфорте или нежелательных последствиях, чтобы он мог самостоятельно принять решение о сотрудничестве с Психологом. Психолог обязан предварительно удостовериться в том, что достоинство и личность Клиента не пострадают. Психолог должен принять все необходимые предосторожности для обеспечения безопасности и благополучия Клиента и сведения к минимуму возможности непредвиденного риска.
      5. В тех случаях, когда предварительное исчерпывающее раскрытие информации противоречит задачам проводимого исследования, Психолог должен принять специальные меры предосторожности для обеспечения благополучия испытуемых. В тех случаях, когда это возможно, и при условии, что сообщаемая информация не нанесет вреда Клиенту, все разъяснения должны быть сделаны после окончания эксперимента.
    4. Самоопределение Клиента
      1. Психолог признает право Клиента на сохранение максимальной автономии и самоопределения, включая общее право вступать в профессиональные отношения с психологом и прекращать их.
      2. Клиентом может быть любой человек в случае своей несомненной дееспособности по возрасту, состоянию здоровья, умственному развитию, физической независимости. В случае недостаточной дееспособности человека решение о его сотрудничестве с Психологом принимает лицо, представляющее интересы этого человека по закону.
      3. Психолог не должен препятствовать желанию Клиента привлечь для консультации другого психолога (в тех случаях, когда к этому нет юридических противопоказаний).
  2. Принцип компетентности
    Психолог должен стремиться обеспечивать и поддерживать высокий уровень компетентности в своей работе, а также признавать границы своей компетентности и своего опыта. Психолог должен предоставлять только те услуги и использовать только те методы, которым обучался и в которых имеет опыт.
    Принцип компетентности включает:
    1. Знание профессиональной этики
      1. Психолог должен обладать исчерпывающими знаниями в области профессиональной этики и обязан знать положения настоящего Этического кодекса. В своей работе Психолог должен руководствоваться этическими принципами.
      2. Если персонал или студенты выступают в качестве экспериментаторов в проведении психодиагностических процедур, Психолог должен обеспечить, независимо от их собственной ответственности, соответствие совершаемых ими действий профессиональным требованиям.
      3. Психолог несет ответственность за соответствие профессионального уровня персонала, которым он руководит, требованиям выполняемой работы и настоящего Этического кодекса.
      4. В своих рабочих контактах с представителями других профессий Психолог должен проявлять лояльность, терпимость и готовность помочь.
    2. Ограничения профессиональной компетентности
      1. Психолог обязан осуществлять практическую деятельность в рамках собственной компетентности, основанной на полученном образовании и опыте.
      2. Только Психолог осуществляет непосредственную (анкетирование, интервьюирование, тестирование, электрофизиологическое исследование, психотерапия, тренинг и др.) или опосредованную (биографический метод, метод наблюдения, изучение продуктов деятельности Клиента и др.) работу с Клиентом.
      3. Психолог должен владеть методами психодиагностической беседы, наблюдения, психолого-педагогического воздействия на уровне, достаточном, чтобы поддерживать у Клиента чувство симпатии, доверия и удовлетворения от общения с Психологом.
      4. Если Клиент болен, то работа с ним допустима только с разрешения врача или согласия других лиц, представляющих интересы Клиента.
    3. Ограничения применяемых средств
      1. Психолог может применять методики, которые адекватны целям проводимого исследования, возрасту, полу, образованию, состоянию Клиента, условиям эксперимента. Психодиагностические методики, кроме этого, обязательно должны быть стандартизованными, нормализованными, надежными, валидными и адаптированными к контингенту испытуемых.
      2. Психолог должен применять методы обработки и интерпретации данных, получившие научное признание. Выбор методов не должен определяться научными пристрастиями Психолога, его общественными увлечениями, личными симпатиями к Клиентам определенного типа, социального положения или профессиональной деятельности.
      3. Психологу запрещается представлять в результатах исследования намеренно искаженные первичные данные, заведомо ложную и некорректную информацию. В случае обнаружения Психологом существенной ошибки в своем исследовании после того, как исследование было опубликовано, он должен предпринять все возможные действия по исправлению ошибки и дальнейшему опубликованию исправлений.
    4. Профессиональное развитие
      1. Психолог должен постоянно повышать уровень своей профессиональной компетентности и свою осведомленность в области этики психологической работы (исследования).
    5. Невозможность профессиональной деятельности в определенных условиях
      1. Если какие-либо обстоятельства вынуждают Психолога преждевременно прекратить работу с Клиентом и это может отрицательно сказаться на состоянии Клиента, Психолог должен обеспечить продолжение работы с Клиентом.
      2. Психолог не должен выполнять свою профессиональную деятельность в случае, когда его способности или суждения находятся под неблагоприятным воздействием.
  3. Принцип ответственности
    Психолог должен помнить  о своих профессиональных и научных обязательствах перед своими клиентами, перед профессиональным сообществом и обществом в целом. Психолог должен стремиться избегать причинения вреда, должен нести ответственность за свои действия, а также гарантировать, насколько это возможно, что его услуги не являются злоупотреблением.
    Принцип ответственности включает:
    1. Основная ответственность
      1. Решение Психолога осуществить исследовательский проект или вмешательство предполагает его ответственность за возможные научные и социальные последствия, включая воздействие на лиц, группы и организации, участвующие в исследовании или вмешательстве, а также непрямой эффект, как, например, влияние научной психологии на общественное мнение и на развитие представлений о социальных ценностях.
      2. Психолог должен осознавать специфику взаимодействия с Клиентом и вытекающую из этого ответственность. Ответственность особенно велика в случае, если в качестве испытуемых или клиентов выступают лица, страдающие от медикаментозной зависимости, или лица, ограниченные в своих действиях, а также, если программа исследования или вмешательства целенаправленно ограничивает дееспособность Клиента.
      3. Если Психолог приходит к заключению, что его действия не приведут к улучшению состояния Клиента или представляют риск для Клиента, он должен прекратить вмешательство.
    2. Ненанесение вреда
      1. Психолог применяет только такие методики исследования или вмешательства, которые не являются опасными для здоровья, состояния Клиента, не представляют Клиента в результатах исследования в ложном, искаженном свете, и не дают сведений о тех психологических свойствах и особенностях Клиента, которые не имеют отношения к конкретным и согласованным задачам психологического исследования.
    3. Решение этических дилемм
      1. Психолог должен осознавать возможность возникновения этических дилемм и нести свою персональную ответственность за их решение. Психологи консультируются по этим вопросам со своими коллегами и другими значимыми лицами, а также информируют их о принципах, отраженных в Этическом кодексе.
      2. В случае, если у Психолога в связи с его работой возникли вопросы этического характера, он должен обратиться в Этический комитет Российского психологического общества за консультацией.
  4. Принцип честности
    Психолог должен стремиться содействовать открытости науки, обучения и практики в психологии. В этой деятельности психолог должен быть честным, справедливым и уважающим своих коллег. Психологу надлежит четко представлять свои профессиональные задачи и соответствующие этим задачам функции.
    Принцип честности включает:
    1. Осознание границ личных и профессиональных возможностей
      1. Психолог должен осознавать ограниченность как своих возможностей, так и возможностей своей профессии. Это условие установления диалога между профессионалами различных специальностей. 
    2. Честность
      1. Психолог и Клиент (или сторона, инициирующая и оплачивающая психологические услуги для Клиента) до заключения соглашения оговаривают вопросы вознаграждения и иные существенные условия работы, такие как распределение прав и обязанностей между Психологом и Клиентом (или стороной, оплачивающей психологические услуги) или процедура хранения и применения результатов исследования.
        Психолог должен известить Клиента или работодателя о том, что его деятельность в первую очередь подчиняется профессиональным, а не коммерческим принципам.
        При приеме на работу Психолог должен поставить своего работодателя в известность о том, что:
        – в пределах своей компетенции он будет действовать независимо;
        – он обязан соблюдать принцип конфиденциальности: этого требует закон;
        – профессиональное руководство его работой может осуществлять только психолог;
        – для него невозможно выполнение непрофессиональных требований или требований, нарушающих данный Этический кодекс.
        При приеме Психолога на работу работодатель должен получить текст данного Этического кодекса.
      2. Публичное распространение сведений об оказываемых Психологом услугах служит целям принятия потенциальными Клиентами информированного решения о вступлении в профессиональные отношения с Психологом. Подобная реклама приемлема только в том случае, если она не содержит ложных или искаженных сведений, отражает объективную информацию о предоставляемых услугах и отвечает правилам приличия.
      3. Психологу запрещается организовывать рекламу себе или какому-либо определенному методу вмешательства или лечения. Реклама в целях конкуренции ни при каких условиях не должна обманывать потенциальных Клиентов. Психолог не должен преувеличивать эффективность своих услуг, делать заявлений о превосходстве своих профессиональных навыков и применяемых методик, а также давать гарантии результативности оказываемых услуг.
      4. Психологу не разрешается предлагать скидку или вознаграждение за направление к ним нему Клиентов или заключать соглашения с третьими лицами с этой целью.
    3. Прямота и открытость
      1. Психолог должен нести ответственность за предоставляемую им информацию и избегать ее искажения в исследовательской и практической работе.
      2. Психолог формулирует результаты исследования в терминах и понятиях, принятых в психологической науке, подтверждая свои выводы предъявлением первичных материалов исследования, их математико-статистической обработкой и положительным заключением компетентных коллег. При решении любых психологических задач проводится исследование, всегда опирающееся на предварительный анализ литературных данных по поставленному вопросу.
      3. В случае возникновения искажения информации психолог должен проинформировать об этом участников взаимодействия и заново установить степень доверия.
    4. Избегание конфликта интересов
      1. Психолог должен осознавать проблемы, которые могут возникнуть в результате двойственных отношений. Психолог должен стараться избегать отношений, которые приводят к конфликтам интересов или эксплуатации отношений с Клиентом в личных интересах.
      2. Психолог не должен использовать профессиональные отношения в личных, религиозных, политических или идеологических интересах.
      3. Психолог должен осознавать, что конфликт интересов может возникнуть после формального прекращения отношений Психолога с Клиентом. Психолог в этом случае также несет профессиональную ответственность.
      4. Психолог не должен вступать в какие бы то ни было личные отношения со своими Клиентами.
    5. Ответственность и открытость перед профессиональным сообществом
      1. Результаты психологических исследований должны быть доступны для научной общественности. Возможность неверной интерпретации должна быть предупреждена корректным, полным и недвусмысленным изложением. Данные об участниках эксперимента должны быть анонимными. Дискуссии и критика в научных кругах служат развитию науки и им не следует препятствовать.
      2. Психолог обязан уважать своих коллег и не должен необъективно критиковать их профессиональные действия.
      3. Психолог не должен своими действиями способствовать вытеснению коллеги из его сферы деятельности или лишению его работы.
      4. Если Психолог считает, что его коллега действует непрофессионально, он должен указать ему на это конфиденциально.

II. Нарушение Этического кодекса психолога

  1. Нарушение Этического кодекса психолога включает в себя игнорирование изложенных в нем положений, неверное их толкование или намеренное нарушение. Нарушение Этического кодекса может стать предметом жалобы.
  2. Жалоба на нарушение Этического кодекса психолога может быть подана в Этический комитет Российского психологического общества в письменном виде любым физическим и юридическим лицом. Рассмотрение жалоб и вынесение решений по ним осуществляется в установленном порядке Этическим комитетом Российского психологического общества.
  3. В качестве санкций, применяемых к Психологу, нарушившему Этический кодекс, могут выступать: предупреждение от имени Российского психологического общества (общественное порицание), приостановление членства в Российском психологическом обществе, сопровождающееся широким информированием общественности и потенциальных клиентов об исключении данного специалиста из действующего реестра психологов РПО. Информация о применяемых санкциях является общедоступной и передается в профессиональные психологические ассоциации других стран. 
  4. В случае серьезных нарушений Этического кодекса Российское психологическое общество может ходатайствовать о привлечении Психолога к суду.

Настоящий Этический кодекс психолога принят “14” февраля 2012 года V съездом Российского психологического общества.

Этический кодекс в формате pdf (149.8 Кб)

Для обсуждение Этического кодекса Российского психологического общества присылать комментарии на адрес [email protected]

Клятва российского психолога

Получая высокое звание российского психолога и приступая к профессиональной деятельности, я торжественно клянусь:

  • честно исполнять свой профессиональный долг, соблюдая этические принципы работы российского психолога;
  • посвятить свои знания и умения сохранению и укреплению психологического здоровья и благополучия человека;
  • быть всегда готовым оказать психологическую помощь;
  • проявлять высочайшее уважение к жизни, правам, благополучию и достоинству человека;
  • хранить благодарность и уважение к своим учителям;
  • быть требовательным и справедливым к своим ученикам, способствовать их профессиональному росту;
  • доброжелательно относиться к коллегам;
  • обращаться к коллегам за помощью и советом, если этого требуют интересы людей, обратившихся ко мне за помощью;
  • никогда не отказывать коллегам в помощи и совете;
  • постоянно совершенствовать свое профессиональное мастерство;
  • беречь и развивать славные и благородные традиции российской психологической науки.

Да буду я чист в своих делах и помыслах.

Если же я нарушу эту клятву, то пусть меня осудит психологическая корпорация по всей строгости закона и обычая.

Клятва торжественно приносится при вручении диплома о высшем психологическом образовании.

Клятва в формате pdf (85.5 Кб)

«Научные исследования выпускников факультета психологии СПбГУ»

Журнал «Научные исследования выпускников факультета психологии СПбГУ» — это ежегодное издание СПбГУ по материалам лучших выпускных квалификационных работ по направлению Психология. Первый выпуск был издан в 2003 году как «Сборник работ выпускников факультета психологии СПбГУ 2002 года».

В 2013 году сборник получил статус журнала и был переименован в «Научные исследования выпускников факультета психологии СПбГУ». См. выпуски журнала ниже

Журнал размещается в РИНЦ.

С 2020 года к печати принимаются статьи всех желающих выпускников (в соавторстве с научным руководителем) всех направлений подготовки, написанные на основе выпускных квалификационных работ (независимо от того, была ли работа рекомендована к публикации на защите государственной аттестационной комиссией).

Информационное письмо здесь

С подробными требованиями к оформлению статьи можно ознакомиться здесь

Срок подачи статьи — с 12 апреля по 9 мая 2021 включительно.


Редакционный совет:

Председатель: декан факультета психологии СПбГУ, канд. психол. наук А.В. Шаболтас

Редакционная коллегия:

  • доцент кафедры медицинской психологии и психофизиологии СПбГУ, канд. психол. наук А.В. Трусова
  • доцент кафедры психологии и педагогики личностного и профессионального развития СПбГУ, канд. психол. наук Е.В. Зиновьева
  • доцент кафедры педагогики и педагогической психологии СПбГУ, канд. психол. наук О.Ю. Стрижицкая
  • доцент кафедры психологии поведения и превенции поведенческих аномалий СПбГУ, канд. социол. наук Р.В. Скочилов
  • консультант проректора по научной работе СПбГУ, канд. психол. наук Р.А. Березовская
  • доцент кафедры специальной психологии СПбГУ, канд. психол. наук И.П. Бучкина
  • старший преподаватель кафедры социальной психологии СПбГУ, канд. психол. наук Т.В. Казанцева

Ответственный секретарь: М.В. Яковлева, доцент кафедры медицинской психологии и психофизиологии.
E-mail: Адрес электронной почты защищен от спам-ботов. Для просмотра адреса в вашем браузере должен быть включен Javascript.
Адрес: наб. Макарова, д. 6, комн.226, время по предварительному согласованию.


Журнал «Научные исследования выпускников факультета психологии СПбГУ»

Том 1: статьи выпускников 2012 года и их научных руководителей
Том 2: статьи выпускников 2013 года и их научных руководителей
Том 3: статьи выпускников 2014 года и их научных руководителей
Том 3: обложка журнала
Том 4: статьи выпускников 2015 года и их научных руководителей
Том 5: статьи выпускников 2016 года и их научных руководителей
Том 6: статьи выпускников 2017 года и их научных руководителей
Том 7: статьи выпускников 2018 года и их научных руководителей
Том 8: статьи выпускников 2019 года и их научных руководителей

Harvard Business Review Россия

В числе представителей разных подразделений вас включили в новую рабочую группу, и сегодня — первое совещание. Менеджеры со всей компании собрались в конференц-зале штаб-квартиры; коллеги из зарубежных офисов подключились по селектору и ­скайпу. Генеральный директор, решивший лично «перерезать красную ленточку», говорит красивые слова: «…мы просим помочь нам проложить новый путь… ждем от вашей группы перспективных идей». Вы украдкой рассматриваете незнакомые лица и пытаетесь представить себе людей, которые слушают все это на других концах планеты. Мужчины и женщины разного возраста, с разным опытом, из разных стран — кто из них станет звездами в новой команде?

Социологи десятилетиями изучают, как индивиды приобретают статус в коллективах — как добиваются уважения, авторитета и признания со стороны окружающих. Нам известно, что определенную роль играет демографический фактор: представители исторически доминирующих расы и пола, а также возраста, традиционно пользующегося уважением (в западном корпоративном мире — белые мужчины старше сорока), как правило, получают ­более высокий статус, чем остальные. Немаловажное значение имеют также внешность (высоких и симпатичных предпочитают тем, кому не так повезло с генами), личностные характеристики (уверенные экстраверты выигрывают), должность (босс есть босс).

К счастью, мы пользуемся и более справедливыми критериями, оценивая новых товарищей по команде. Это, в частности, опыт, компетентность и самоотдача — верные предвестники уважения со стороны коллег. Но сразу оценить человека по этим параметрам бывает довольно сложно, даже если он покажет нам соответствующие дипломы и сертификаты. Поэтому обычно, чтобы определить, кто достоин возглавить группу, мы первым делом обращаем внимание на описанные выше характеристики, которые сразу бросаются в глаза.

По мере того как люди срабатываются и показывают, кто чего стоит, первое впечатление может меняться. И все же старую мудрость «у вас не будет второго шанса произвести первое впечатление» никто не отменял. Многочисленные исследования показывают, что социальные иерархии возникают быстро и в целом не претерпевают дальнейших изменений: люди, быстро приобретшие высокий статус, как правило, его сохраняют.

Данные этих исследований убеж­дают нас — и это довольно прискорбно, — что влияние, которым мы будем пользоваться в группе, по большей части определяется неподвластными нам факторами. В этой статье мы представляем доказательства обратного. Проведя серию экспериментов, мы продемонстрировали, что любой человек в команде может получить более высокий статус, причем как сразу, так и со временем, если перед первым собранием изменит свои психологические установки. Проще говоря, настрой, с которым вы входите в новую группу — а он полностью под вашим контролем — может резко повысить ваши шансы на лидерство.

Мы полагаем, что результаты нашего исследования пригодятся менеджерам современных компаний с горизонтальной и матричной организационной структурой — ведь там временные, пестрые по составу команды создаются все чаще и чаще. Традиционные параметры, позволяющие прогнозировать статус, уже не так важны, как раньше, и сотрудники постоянно объединяются в новые группы и присоединяются к уже существующим. Первое впечатление сегодня значит больше, чем когда бы то ни было. С помощью простого пятиминутного упражнения вы можете научиться представлять себя окружающим в лучшем свете.

Повышение активности

Поскольку изменить свои демографические и личностные характеристики, внешность, служебное положение, профессиональную подготовку и опыт накануне первого собрания мы не в состоянии, сосредоточимся на установках и поведении. Согласно исследованиям, существуют определенные «индикаторы компетентности»: громкая речь, готовность брать на себя инициативу, выражение ­уверенности, — ­указывающие на лидерский потенциал человека. Активное поведение такого рода ­может свидетельствовать о наличии полезных знаний и опыта или о таких чертах характера, как экстравертность и стремление доминировать. Между тем, появляется все больше доказательств того, что люди могут изменить собственное поведение, на время подкорректировав свой психологический настрой.

В основе большинства наших поступков лежит одна из мотивационных схем. Первая — мотивация избегания неудач; вторая — мотивация достижения успеха, и именно она может вызывать поведение, ведущее к повышению статуса.

Временная установка на достижение успеха не только помогает добиться авторитета в команде, но и зачастую улучшает ораторские способности, а также навыки проведения интервью и переговоров.

image

Как прайминг облегчает путь к успеху

В своем исследовании мы изучали три психологических состояния, вызываемых мотивацией достижения: стремление к росту (его часто определяют как «ориентация на притязания и цели»), счастье и ощущение власти. Как показывают работы других ученых, все три состояния активируют одни и те же участки мозга в левой фронтальной доле, снижают уровень ­кортизола — гормона ­стресса и повышают оптимизм и уверенность в себе. Эти неврологические, гормональные и психологические изменения влекут за собой перемены в поведении. Люди, настроившиеся на ощущение собственной власти, чаще предпринимают активные действия, например выключают раздражающий всех вентилятор, а те, кто настроился на рост и ощущение счастья, во время мозговых штурмов предлагают больше идей. Мы поставили перед собой задачу выяснить, могут ли эти психологические установки повысить активность и инициативность (и за счет этого — статус) людей во время реального общения в коллективе.

Метод настройки, или прайминга, который мы использовали, включал в себя простое упражнение (вы можете выполнить его прямо сейчас или перед первым собранием новой команды — вам потребуются лишь ручка и лист бумаги или смартфон). Чтобы дать испытуемым установку на стремление к росту, мы просили их в нескольких абзацах описать свои цели, амбиции и жизненные устремления. Чтобы они почувствовали силу и власть, мы просили их вспомнить, приходилось ли им командовать другими людьми, и описать эту ситуацию. А чтобы вызвать ощущение счастья, мы предлагали им написать о времени, когда они сами казались себе энергичными и радостными. Других участников эксперимента программировали на избегание неудач: вместо того чтобы перечислять свои стремления и желания, они вспоминали о своих обязанностях, задачах, подчиненном положении или неудачном опыте. Люди из третьей группы обошлись без прайминга: они писали о поездках на работу или о недавних походах в продуктовый магазин.

Затем мы разделили всех испытуемых на команды — в каждую вошли по три человека одного пола: один, настроенный на достижение успеха, второй — на избегание неудач и третий — с нейтральной установкой. Они должны были работать вместе и принимать групповые решения, например сортировать по важности вещи, необходимые для выживания в Арктике, или выбирать лучший способ запуска новой компании. После этого члены команды оценивали друг друга по таким параметрам, как статус («Насколько вы уважаете этого человека и восхищаетесь им? Руководил ли он группой? Влиял ли на принятие решений?») и активность («Вел ли он себя напористо? Проявлял ли инициативу?»).

Эффект прайминга был налицо. Люди, которых перед выполнением группового задания настраивали на стремление к росту, ощущение власти или счастья, вели себя активнее и приобрели значительно более высокий статус, чем участники с другими установками. Например, в одном из экспериментов 60% испытуемых, запрограммированных на достижение успеха, хотя бы раз получали звание «лидера группы» — вдвое чаще, чем можно было бы ожидать при случайном распределении. В ходе другого эксперимента мы записали на видео дебаты между членами команды и показали запись независимым наблюдателям. Те подтвердили, что люди, настроенные на ощущение власти, высказывались раньше и решительнее других в течение первых десяти минут разговора. Мы также заметили, что временные психологические установки влияют на статус не меньше, а то и больше, чем такие присущие человеку качества, как экстравертивность и стремление доминировать.

Отсюда делаем вывод: настроить себя на активное поведение, ­выделяющее вас как человека, достойного уважения, за которым хочется следовать, — совсем не сложно.

Длительный эффект

Насколько далеко можно уехать на первом впечатлении? Судя по предыдущим исследованиям, эффект прайминга недолговечен: он меняет наше поведение на срок от нескольких минут до часа. Но, как показали наши эксперименты, в недавно созданной группе эффект может длиться дольше. Дело в том, что внутрикомандная иерархия не только быстро формируется, но и порождает модели поведения, поддерживающие и закрепляющие эту иерархию. Люди, которые сразу приобретают высокий статус, не теряют своей ценности в глазах членов группы, даже когда работают не лучше других. Отношение со стороны окружающих — например, этим людям дают больше важной информации или позволяют чаще высказываться — фактически выводит их на более высокий уровень производительности и одновременно оберегает их статус. Это очень похоже на эффект Пигмалиона — точно так же студенты, в первые дни занятий попавшие в любимчики, сдают экзамены лучше однокашников.

Мы утвердились в своей правоте, когда спустя 48 часов вновь собрали участников двух своих экспериментов и, разбив их на ­такие же ­группы, как и в первый раз, попросили выполнить еще два задания. В течение 20 минут они вместе искали идеи для экологической организации, а потом в течение пяти минут пытались приблизительно оценить (фактически — угадать) статистические данные (например, процент американцев, которые ежедневно пользуются зубной нитью). На этот раз никто предварительно ничего не вспоминал и не писал сочинений, все сразу приступили к работе. После выполнения заданий участники, как и в прошлый раз, ранжировали своих сотоварищей по статусу и степени активности. ­Результаты вновь оказались однозначными: те, кого двумя днями ранее настроили на ощущение власти или счастья, продолжали пользоваться повышенным влиянием в команде, хотя эти установки больше не активировались, а задания изменились.

В один из этих экспериментов мы включили упражнение на распределение ресурсов — мы хотели проверить, получат ли участники, которых считают лидерами, какие- либо выгоды от своего статуса. Оказалось, что да: когда испытуемых попросили распределить лотерейные билеты между членами команды в зависимости от индивидуального вклада каждого из них, больше всего перепадало людям, которых ранее настроили на ощущение счастья. И это при том, что самим распределяющим из-за этого доставалось меньше билетов.

Отсюда вывод: временная психологическая установка, с которой вы приходите на первое собрание коллектива, может оказывать продолжительное воздействие на ваш статус и авторитет среди товарищей по команде.

Как этим пользоваться

Прежде чем приступить к очередному групповому проекту или перед первой встречей с коллегами, которых вы не слишком хорошо знаете, выполните описанные выше упражнения. Все установки, которые мы давали людям — не важно, думали ли они о своих притязаниях, амбициях и опыте руководства или просто вспоминали счастливые моменты, — приводили к одинаковым последствиям. Так что просто выбирайте установку, которая вам по душе.

Мы не можем обещать волшебных результатов. Прежде всего, мы понимаем, что большинство командных проектов рассчитано на гораздо более продолжительные сроки, чем два дня. И хотя мы полагаем, что статус — явление самовоспроизводящееся, мы не проверяли, будет ли выявленный нами эффект уменьшаться со временем или наоборот возрастать. Кроме того, мы отдаем себе отчет в том, что подобный прайминг может не сработать в культурах, не требующих от лидеров активного поведения. А поскольку наши эксперименты проводились главным образом в лабораторных условиях, нам еще предстоит доказать, что эти методики работают и в реальной жизни. Тем не менее исследования — и не только наши (см. врезку «Как прайминг облегчает путь к успеху») убедительно демонстрируют силу установок на лидерство, влияние и авторитет.

Феномен прайминга напоминает нам о том, что специалисты по тео­рии хаоса называют «эффектом бабочки» — его суть сводится к тому, что изменения в природе, даже такие незначительные, как взмах крыльев бабочки на одном континенте, могут иметь огромные последствия вроде урагана на ­другом ­континенте. Писатели и кинематографисты любят фантазировать о влиянии «эффекта бабочки» на человеческие отношения — и, похоже, в чем-то они правы. Мы теперь знаем, что небольшая корректировка мыслей и чувств, произведенная с помощью простого задания вроде короткого сочинения, может серьезно повлиять на наш статус в группе. Принято считать, что успеха добиваются те, кто обладает нужными качествами или кто в правильный момент оказался в правильном месте. Наши исследования показывают: важно еще и правильно настроиться.

Институты

Адрес: Адрес: ул. Степана Разина, 22/48, каб. 802

Эл. почта: [email protected]

Директор Института психологии – кандидат психологических наук, доцент Белинская Татьяна Владимировна

Заместитель директора — Ларина Ольга Сергеевна 

В настоящее время институт психологии реализует все основные виды программ высшего образования:

  • Бакалавриат: Психология, Управление персоналом.
  • Специалитет: Клиническая психология, Психология служебной деятельности,
  • Магистерские программы по психологии управления персоналом, юридической психологии, информационно-психологической безопасности, психотерапии и психологическому консультированию, психологическому проектированию и экспертизе в системе образования
  • Программы аспирантуры по педагогической психологии, психологии развития, акмеологии, юридической психологии
Программы дополнительного образования:
  • Клиническая психология,
  • Судебный эксперт –психолог 

В институте психологии сегодня работают 5 докторов психологических наук: Горбачева Елена Игоревна (2002 год), Енгалычев Вали Фатехович (2007), Краснощеченко Ирина Петровна (2012), Арпентьева Мариям Равильевна (2016), Леонова Елена Васильевна (2016)
На базе института созданы и получили статус университетских:

  • Научно-исследовательский центр судебной экспертизы и консультирования
  • Центр социально-гуманитарных технологий
  • Центр социально-психологических исследований
  • Лаборатория информационно-психологической безопасности
  • Психологическая служба

За годы работы по нашему приглашению и самостоятельно к нам поступали выпускники школ из Москвы, Тулы, Армавира, Владивостока,  Мурманска, Смоленска, Брянска, Дагестана, Чечни, Якутии, других субъектов РФ, стран ближнего и дальнего зарубежья.

Институт психологии сегодня – это профессиональная площадка обсуждения важных вопросов, касающихся профессиональной деятельности психолога, работы психологических служб в разных организациях, центров по сопровождению людей с ОВЗ, информационно-психологической безопасности и др. Здесь регулярно проводятся семинары и встречи по актуальным проблемам социализации человека в современном мире, мастер-классы, курсы повышения квалификации и многое другое.

 

Статус | Психология вики | Фэндом

Оценка | Биопсихология | Сравнительный | Познавательная | Развивающий | Язык | Индивидуальные различия | Личность | Философия | Социальные |
Методы | Статистика | Клиническая | Образовательная | Промышленное | Профессиональные товары | Мировая психология |

Социальная психология: Альтруизм · Атрибуция · Отношение · Соответствие · Дискриминация · Группы · Межличностные отношения · Послушание · Предрассудки · Нормы · Восприятие · Показатель · Контур


В социологии или антропологии социальный статус — это честь или престиж, связанный с положением в обществе (социальным положением).Это может также относиться к званию или положению, которое человек занимает в группе, например, к сыну или дочери, товарищу по играм, ученику и т. Д.

Социальный статус, положение или ранг человека или группы в обществе можно определить двумя способами. Свой социальный статус можно заработать собственными достижениями, что называется достигнутым статусом. В качестве альтернативы, человек может быть помещен в систему стратификации по унаследованному положению, что называется приписываемым статусом. Приписываемые статусы также могут быть определены как те, которые закреплены за человеком при рождении.Приписываемые статусы, существующие во всех обществах, включают статусы, основанные на поле, возрасте, расе, этнической группе и семейном происхождении. Например, человек, родившийся в богатой семье с такими чертами, как популярность, таланты и высокие ценности, будет иметь много ожиданий в процессе взросления. Таким образом, им дают и обучают множеству социальных ролей, поскольку они социально позиционируют себя в семье, приобретая все эти черты и характеристики. Достигнутые статусы означают также то, что человек приобретает в течение своей жизни в результате применения знаний, способностей, навыков и / или настойчивости.Род занятий представляет собой пример статуса, который может быть либо приписан, либо достигнут; его можно достичь, получив нужные знания и навыки, чтобы занять более высокое положение в обществе на этой должности; построение социальной идентичности человека в рамках занятия.

Статус в разных обществах [править | править источник]

Статус относится к относительному рангу, который занимает человек; это включает сопутствующие права, обязанности и образ жизни в социальной иерархии, основанной на чести или престиже.Статус бывает двух разных типов: достигнутый и приписанный. Слово статус относится к социальной стратификации по вертикали.

В обществе к группам со статусом изгоев относятся с пренебрежением или как к изгоям большинства населения. Термин происходит от Paraiyar (касты париев), члены которой считаются изгоями в индуистском обществе.

В современных обществах профессия обычно рассматривается как главный фактор, определяющий статус, но другое членство или принадлежность (например, этническая группа, религия, пол, добровольные ассоциации, фандом, хобби) могут иметь влияние.Важность социального статуса можно увидеть в иерархии статуса сверстников вундеркиндов, спортсменов, чирлидеров, ботаников и чудаков в голливудских стереотипах американских средних школ. [1] [2] Достигнутый статус — это когда люди помещаются в структуру стратификации на основе их индивидуальных заслуг или достижений. Этот статус может быть достигнут через образование, род занятий и семейное положение. Их место в стратификационной структуре определяется шкалой общества, которая часто судит о них по успеху: успех — финансовый, академический, политический и так далее.Америка чаще всего использует эту форму статуса с рабочими местами. Чем выше вы занимаетесь, тем лучше вы находитесь и тем больше у вас контроля над коллегами.

В досовременных обществах статусная дифференциация широко варьируется. В некоторых случаях она может быть довольно жесткой и классовой, как, например, в индийской кастовой системе. В других случаях статус существует вне класса и / или неформально, как это верно в отношении некоторых обществ охотников-собирателей, таких как койсаны, и некоторых коренных австралийских обществ.В этих случаях статус ограничивается конкретными личными отношениями. Например, ожидается, что койсанский мужчина будет относиться к матери своей жены довольно серьезно (отношения без шуток), хотя свекровь не имеет особого «статуса» ни перед кем, кроме своего зятя, и только тогда в конкретные контексты. У всех обществ есть форма социального статуса.

Статус — важная идея социальной стратификации. Макс Вебер отличает статус от социального класса, [3] , хотя некоторые современные эмпирические социологи добавляют две идеи для создания социально-экономического статуса или SES, обычно операционализируемого как простой индекс дохода, образования и профессионального престижа.

Основная статья: Несоответствие статуса

Несоответствие статуса — это ситуация, когда социальное положение человека оказывает как положительное, так и отрицательное влияние на его или ее социальный статус. Например, учитель может иметь положительный имидж в обществе (уважение, престиж), который повышает его статус, но может зарабатывать мало денег, что одновременно снижает его статус.

Врожденный и приобретенный статус [править | править источник]

Статусы, основанные на врожденных характеристиках, таких как пол, называются приписанными статусами, а статусы, которые люди получили своими собственными усилиями, называются достигнутыми статусами.Определенное поведение связано с социальным клеймом, которое может повлиять на статус.

Приписанный статус — это когда положение передается по наследству в семье. Монархия — широко признанное использование этого метода, чтобы держать правителей в одной семье. Обычно это происходит при рождении, без каких-либо указаний на то, каким образом этот человек может оказаться хорошим или плохим лидером.

Социальная мобильность и социальный статус [править | править источник]

Статус можно изменить в процессе социальной мобильности.Социальная мобильность — это изменение положения в системе стратификации. Перемещение по статусу может быть восходящим (восходящая мобильность) или нисходящим (нисходящая мобильность). Социальная мобильность позволяет человеку перейти к другому социальному статусу, отличному от того, в котором он или она родился. Социальная мобильность чаще встречается в обществах, где достижение, а не приписывание, является основной основой социального статуса.

Социальная мобильность особенно заметна в Соединенных Штатах в последние годы, когда постоянно растет число женщин, выходящих на работу, а также постоянно растет число студентов колледжей, обучающихся на дневном отделении. [4] [5] Это повышение уровня образования, а также резкое увеличение доходов нескольких домохозяйств в значительной степени способствовали росту социальной мобильности, достигаемой сегодня многими людьми. С этой восходящей мобильностью; однако приходит философия «Не отставать от Джонсов», которой придерживаются многие американцы. Хотя на первый взгляд это звучит хорошо, на самом деле это создает проблему, потому что миллионы американцев имеют долги по кредитным картам из-за заметного потребления и покупки товаров, за которые у них нет денег, чтобы платить.

Основная статья: Социальное расслоение

Социальное расслоение описывает то, как люди размещаются в обществе. Это связано со способностью людей соответствовать определенному набору идеалов или принципов, которые считаются важными для общества или какой-либо социальной группы внутри него. Члены социальной группы взаимодействуют в основном внутри своей собственной группы и в меньшей степени с теми, кто имеет более высокий или более низкий статус.

Группы:

  • Состояние и доход (наиболее часто): связи между людьми с одинаковым личным доходом
  • Пол: узы между лицами одного пола и сексуальной ориентации
  • Политический статус: Связи между людьми с одинаковыми политическими взглядами / статусом
  • Религия: узы между людьми одной религии
  • Этническая / расовая принадлежность: узы между лицами одной этнической / расовой группы
  • Социальный класс: узы между людьми, рожденными в одной группе
  • Крутизна: Связи между людьми, имеющими одинаковый уровень популярности.

Последствия классового положения [править | править код]

Различное потребление социальных благ является наиболее заметным следствием класса.В современных обществах это перерастает в неравенство доходов, а в других обществах это может проявляться в недоедании и периодическом голодании. Хотя классовый статус не является причинным фактором для дохода, существуют последовательные данные, которые показывают, что люди из более высоких классов имеют более высокие доходы, чем представители более низких классов.

Три измерения стратификации Макса Вебера [править | править источник]

Немецкий социолог Макс Вебер разработал теорию, согласно которой стратификация основана на трех факторах, получивших название «трех составляющих стратификации»: собственности, престижа и власти.Он утверждал, что социальное расслоение является результатом взаимодействия богатства, престижа и власти.

  • Имущество относится к материальному имуществу и его жизненным шансам. Если кто-то контролирует собственность, это лицо имеет власть над другими и может использовать собственность в своих интересах.
  • Престиж также является важным фактором при определении своего места в системе стратификации. Владение собственностью не всегда гарантирует власть, но часто встречаются люди с престижем и небольшой собственностью.
  • Власть — это способность делать то, что хочет один, независимо от воли других. (Доминирование, тесно связанное с этим понятие, — это способность заставлять поведение других подчиняться чьим-то командам). Это относится к двум различным типам власти: обладанию властью и осуществлению власти. А некоторые люди, отвечающие за правительство, обладают огромной властью, но при этом не зарабатывают много денег.

Макс Вебер разработал различные способы организации общества в иерархические системы власти.Это социальный статус, классовая власть и политическая власть.

  • Социальный статус: если вы считаете кого-то социальным руководителем, этот человек будет иметь власть над вами, потому что вы считаете, что этот человек имеет более высокий статус, чем вы.
  • Мощность класса
  • : это относится к неравному доступу к ресурсам. Если у вас есть доступ к чему-то, что нужно кому-то еще, это может сделать вас сильнее, чем тот, кто в этом нуждается. Таким образом, человек с ресурсом имеет переговорную власть над другим.
  • Политическая власть: Политическая власть может влиять на иерархическую систему власти, потому что те, кто может влиять на то, какие законы принимаются и как они применяются, могут осуществлять власть над другими.

Статусная группа [править | править код]

Основная статья: Статусная группа

Макс Вебер также разработал идею статусных групп. Статусные группы — это сообщества, основанные на идеях правильного образа жизни и чести, оказываемой людям другими. Эти группы существуют только из-за представлений людей о престиже или бесчестии. Кроме того, люди в этих сообществах должны общаться только с людьми с таким же статусом, а все остальные люди рассматриваются как низшие.

Теория Пьера Бурдье о классовых различиях [править | править источник]

Французский социолог Пьер Бурдье в своей работе Distinction разработал теории социальной стратификации, основанные на эстетическом вкусе. Бурдье утверждает, что то, как человек выбирает представить миру свое социальное пространство, свои эстетические предпочтения, отражает его статус и дистанцируется от низших групп. В частности, Бурдье предполагает, что эти предрасположенности усваиваются в раннем возрасте и направляют молодых к их надлежащему социальному положению, к поведению, которое им подходит, и отвращению к другому образу жизни.

Бурдье теоретизирует, что фракции класса учат своих молодых эстетических предпочтений. Классовые фракции определяются сочетанием разной степени социального, экономического и культурного капитала. Общество включает «символические блага, особенно те, которые рассматриваются как атрибуты превосходства, [… как] идеальное оружие в стратегиях различения». [6] Атрибуты, которые считаются превосходными, сформированы интересами господствующего класса. Он подчеркивает доминирование культурного капитала с самого начала, заявляя, что «различия в культурном капитале отмечают различия между классами». [7]

Эстетические склонности являются результатом социального происхождения, а не накопленного капитала и опыта с течением времени. Приобретение культурного капитала во многом зависит от «общего, раннего, незаметного обучения, осуществляемого в семье с самых ранних дней жизни». [6] Бурдье гипотетически гарантирует, что мнения молодых — это те, в которых они родились, общепринятые «определения, которые им предлагают старшие». [8]

Он утверждает примат социального происхождения и культурного капитала, утверждая, что социальный капитал и экономический капитал, хотя и накопленные в совокупности с течением времени, зависят от него.Бурдье утверждает, что «необходимо учитывать все характеристики социального положения, которые (статистически) связаны с раннего детства с обладанием высоким или низким доходом и которые имеют тенденцию формировать вкусы, адаптированные к этим условиям». [9]

Согласно Бурдье, вкусы в еде, культуре и представлении являются показателями класса, потому что тенденции в их потреблении, по-видимому, коррелируют с приспособленностью человека к обществу. [10] Каждая фракция доминирующего класса разрабатывает свои собственные эстетические критерии.Множество потребительских интересов, основанных на различных социальных позициях, требует, чтобы у каждой фракции «были свои художники и философы, газеты и критики, так же как у нее есть парикмахер, декоратор или портной». [11]

Бурдье не полностью игнорирует важность социального капитала и экономического капитала в формировании культурного капитала. Фактически, производство произведений искусства и умение играть на музыкальном инструменте «предполагают не только предрасположенности, связанные с долгим пребыванием в мире искусства и культуры, но также и экономические средства… и свободное время». [12] Однако, независимо от способности человека действовать в соответствии со своими предпочтениями, Бурдье указывает, что «от респондентов требуется только выражать обусловленное статусом знакомство с законной … культурой». [13]

«[Вкус] функционирует как своего рода социальная ориентация,« чувство своего места », направляя жителей данного … социального пространства к социальным позициям, приспособленным к их свойствам, и к методы или товары, которые подходят лицам, занимающим такое положение «. [14] Таким образом, разные способы приобретения приводят к различиям в характере предпочтений. [15]

Эти «когнитивные структуры… интернализуются,« воплощаются »в социальных структурах», становясь для человека естественной сущностью. [16] Таким образом, разные вкусы рассматриваются как неестественные и отвергаются, что приводит к «отвращению, вызванному ужасом или внутренней нетерпимостью (« отвращением ») к вкусам других». [17]

Сам Бурдье считает, что классовые различия и предпочтения «наиболее заметны в повседневных выборах, таких как мебель, одежда или кулинария, что особенно свидетельствует о глубоко укоренившихся и давних предрасположенностях, потому что ложь вне рамок образовательной системы им приходится сталкиваться, так сказать, с голым вкусом «. [18] В самом деле, Бордье считает, что «самый сильный и неизгладимый след в обучении младенцев», вероятно, будет во вкусах еды. [19] Бурдье считает, что обеды, подаваемые по особым случаям, являются «интересным показателем способа самопрезентации, принятого для« демонстрации »образа жизни (в котором мебель также играет роль)». [19] Идея в том, что их симпатии и антипатии должны отражать симпатии и антипатии их классовых фракций.

Согласно прогнозам, дети из нижнего конца социальной иерархии будут выбирать «тяжелую, жирную, способствующую откорму пищи, которая к тому же дешевая» при оформлении обеда, отдавая предпочтение «обильной и хорошей» еде, а не «оригинальной и экзотической» еде. «. [9] [19] Эти потенциальные результаты усилили бы «этику трезвости ради стройности, которая наиболее признана на высших уровнях социальной иерархии» Бурдье, которая контрастирует с «дружеской снисходительностью», характерной для общества. нижние классы. [20] Демонстрация вкусов роскоши (или свободы) и вкусов необходимости обнаруживает различие между социальными классами.

Степень, в которой социальное происхождение влияет на эти предпочтения, превышает как образовательный, так и экономический капитал.Фактически, при эквивалентных уровнях образовательного капитала социальное происхождение остается влиятельным фактором в определении этих диспозиций. [13] То, как человек описывает свое социальное окружение, тесно связано с социальным происхождением, потому что инстинктивное повествование возникает на ранних стадиях развития. [21] Кроме того, по разделам труда «экономические ограничения имеют тенденцию ослабляться без каких-либо фундаментальных изменений в структуре расходов». [22] Это наблюдение подкрепляет идею о том, что социальное происхождение в большей степени, чем экономический капитал, порождает эстетические предпочтения, потому что независимо от экономических возможностей модели потребления остаются стабильными.

  • Майкл Мармот (2004), Синдром статуса: как социальное положение влияет на наше здоровье и долголетие , Times Books
  • Боттон, Ален Де (2004), Состояние тревоги , Хэмиш Гамильтон
  • Социальный статус. (2007). В Британской энциклопедии. Получено 17 октября 2007 г. из Encyclopædia Britannica Online:
  • .
  • Старк, Родни (2007). Социология , 10-е издание, Томсон Уодсворт.
  • Гулд, Роджер (2002).Истоки статусной иерархии: формальная теория и эмпирический тест. Американский журнал социологии, Vol. 107, № 5, с. 1143–1178.
  • McPherson, Miller; Смит-Ловин, Линн; И Кук, Джеймс М. (2001). Птицы пера: гомофилия в социальных сетях. Американский журнал социологии, 27, стр. 415–444.
  • Болендер, Рональд Кейт (2006). Макс Вебер 1864-1920. Инициативы Болендера. URL-адрес просмотрен 15 октября 2010 г.
  • Бурдье, Пьер. Отличие: Социальная критика суждения вкуса, перевод Ричарда Найса.Кембридж: Издательство Гарвардского университета, 1984.

Психология социального статуса

Экономист, лауреат Нобелевской премии Джон Харсани, сказал, что «помимо экономической выгоды, социальный статус, по-видимому, является наиболее важным стимулом и движущей силой социального поведения». Чем более заметны диспропорции в статусе, тем больше заботит статус людей, а различия между имущими и неимущими стали чрезвычайно заметными во время экономического спада последних лет.Барак Обама проводил кампанию непосредственно по проблеме «сокращающегося среднего класса» во время своей президентской кампании в 2008 году и назначил вице-президента Джо Байдена возглавить рабочую группу по среднему классу, специально предназначенную для поддержки этой демографической группы. Несмотря на некоторые недавние улучшения в экономике, сенатор Берни Сандерс из Вермонта всего два месяца назад предупредил, что «реальность такова, что средний класс сегодня в этой стране находится в отчаянном состоянии, и разрыв между очень богатыми и всеми остальными будет увеличиваться.«Опасения по поводу статуса, скорее всего, не покинут общественное сознание в ближайшее время.

Конечно, статусные различия имеют отношение не только к экономическому положению, но, похоже, они постоянно находятся в наших умах. Как заметил известный нейробиолог Майкл Газзанига: «Когда вы встаете утром, вы не думаете о треугольниках и квадратах и ​​тех сравнениях, которые психологи использовали на протяжении последних 100 лет. Вы думаете о статусе. Вы думаете о том, где вы находитесь по отношению к своим сверстникам.«Между генеральным директором и сотрудником, защитником и приемником, мужем и женой статус имеет большое значение. Недавняя работа социологов затронула эту тему, выявляя различия в поведении между людьми с низким и высоким статусом, а также методы, с помощью которых люди, находящиеся внизу тотемного столба, наиболее успешны в восхождении на вершину.

Психолог П. Дж. Генри из Университета Де Пола недавно опубликовал статью, демонстрирующую, что люди с низким статусом имеют более высокую склонность к агрессивному поведению, объясняя эти различия с точки зрения теории компенсации с низким статусом.Генри начал эту работу с того, что заметил, что уровень убийств был выше в регионах с ландшафтами, способствующими скотоводству, по сравнению с регионами, благоприятными для сельского хозяйства, что согласуется с предыдущими исследованиями, показывающими связь между экономикой, основанной на скотоводстве, и насилием. Традиционное объяснение этой закономерности, популяризированное психологами Довом Коэном и Ричардом Нисбеттом, состоит в том, что пастушьи культуры имеют склонность к поддержанию культуры чести. История гласит, что, поскольку пастухи из Южной Британии первоначально поселились на юге Соединенных Штатов (а также создали на новой земле животноводческое хозяйство), это оставило их в экономически нестабильном положении.Имущество этих пастухов, наиболее важным из которых был их домашний скот, было подвержено кражам, вынуждая людей быстро реагировать на угрозы, экономические или иные. Для сравнения, сельское хозяйство на Севере было гораздо более безопасным, требуя менее агрессивной и защитной позиции по отношению к личным ресурсам.

Генри использовал традиционную гипотезу культуры чести, чтобы предположить, что различия между культурами скотоводства и земледелия в условиях насилия на самом деле проистекают из различий в статусе.Его теория основана на обширной психологической литературе, демонстрирующей, что люди из групп с низким статусом (например, этнические меньшинства) склонны к более бдительной психологической самозащите, чем представители групп с высоким статусом. Люди с низким статусом гораздо более чувствительны к социальному отторжению и более склонны следить за своим окружением на предмет угроз. Из-за этой бдительности в отношении защиты своего чувства собственного достоинства люди с низким статусом быстрее реагируют на личные угрозы и оскорбления.

Генри сначала изучил архивные данные по округам на юге Америки, чтобы показать, что уровень убийств с 1972 по 2006 год был намного выше в засушливых и холмистых округах (благоприятных для выпаса скота), чем в тех, которые были влажными и равнинными (благоприятными для ведения сельского хозяйства). Тем не менее, помимо влияния географического положения, уровень неравенства в статусе в конкретном округе объясняет этот рост количества убийств. Даже после учета общего уровня благосостояния в данном округе (более богатые округа, как правило, имеют более низкий уровень убийств), неравенство статуса все же предсказывало уровень убийств.Не довольствуясь одним лишь взглядом на Соединенные Штаты, Генри проанализировал данные из 92 стран мира, чтобы найти повторение этой закономерности. От Албании до Зимбабве большее неравенство в статусе предсказывало более высокий уровень насилия.

Чтобы предоставить доказательства того, что тенденции к психологической самозащите являются критически важной связью между статусом и насилием, Генри проанализировал данные опроса более 1500 американцев. В этой репрезентативной на национальном уровне выборке люди с низким социально-экономическим статусом (низкий СЭС) сообщили о гораздо большей психологической защите с точки зрения того, что они считают себя более склонными к использованию в своих интересах и меньше доверяют людям.

Наконец, в эксперименте с учащимися колледжей как с высокими, так и с низкими уровнями SES, Генри продемонстрировал, что повышение чувства собственного достоинства снижает агрессивные тенденции среди людей с низким статусом. Генри попросил некоторых студентов, участвовавших в эксперименте, написать о времени, когда они чувствовали себя важными и ценными. Другие студенты не получили это задание, а вместо этого выполнили наизусть задание по определению существительных. Во второй части эксперимента все участники ответили на вопросы о том, насколько они готовы агрессивно реагировать на угрозы.В соответствии с общими популяционными исследованиями, студенты из семей с низким уровнем SES выразили большую готовность агрессивно реагировать на оскорбления, но эта тенденция заметно уменьшилась для тех, кто впервые написал о себе как о важном и ценном.

Хотя эта модель компенсации при низком статусе важна сама по себе, она также вызывает сожаление, учитывая отдельное исследование того, как люди на самом деле достигают более высокого статуса. Это исследование, недавно обобщенное в статье психологов Кэмерона Андерсона и Гэвина Дж. Килдаффа, показывает, что те, кто эффективно добивается статуса, делают это, проявляя великодушие и услужливость, чтобы повысить свою ценность для своей группы.Другими словами, агрессивное и насильственное поведение людей с низким статусом прямо противоположно тому, что они должны делать, чтобы подняться на тотемный полюс общества.

Андерсон и Килдафф продемонстрировали в одном исследовании, что люди, участвовавшие в групповой математической задаче по решению задач, которые просто сигнализировали о своей компетентности, проявляя больше голоса, достигли более высокого статуса и были в состоянии сделать это независимо от их фактической компетентности в решении задачи. Исследования психологов Чарли Л. Харди и Марка Ван Вугта и социолога Робба Виллера показали, что щедрость — ключ к статусу.Люди предоставляют больший статус тем, кто жертвует больше своих денег в общественный фонд, и тем, кто жертвует своими личными интересами ради общественного блага. Демонстрация своей ценности группе — будь то компетентность или самоотверженность — кажется, улучшает статус. Андерсон и Айва Ширако предполагают, что этот эффект усиливается тем, насколько человек имеет социальные связи с другими. В их исследованиях участвовали студенты MBA, которые решали различные переговорные задачи. Они показали, что люди, которые вели себя сообща, получили более положительную репутацию, но только в том случае, если они были социально интегрированы в группу.Те, кто действовал сообща, но не имел связей, остались незамеченными. Социальная связанность имела аналогичный эффект для отказывающихся от сотрудничества студентов MBA. Те, кто были эгоистами и имели хорошие связи, увидели, что их репутация пошатнулась.

Сумма этих выводов может помочь объяснить тяжелые обстоятельства тех, кто находится в самом низком статусе. Постоянные усилия по поддержанию позитивного взгляда на себя, несмотря на экономические и социальные трудности, могут задействовать механизмы психологической защиты, которые в конечном итоге обречены на провал.Вместо того, чтобы снискать расположение окружающих — это успешная стратегия достижения статуса — люди с низким статусом могут быть более склонны к издевательствам и враждебному поведению, особенно когда их провоцируют. Тем не менее, исследования по выявлению факторов, которые приводят к успешному стремлению к статусу, внушают некоторый оптимизм. Люди, способные сигнализировать о своей ценности другим, вместо того, чтобы быть озабоченными тем, чтобы сигнализировать о своей значимости для себя, могут разорвать обреченный на провал цикл низкостатусного поведения.

Статус психологии как науки: особенности и внутренние проблемы. Выход из нынешнего тупика к концептуальной интеграции

Исключительное положение психологии среди наук и ее ключевые проблемы можно проследить благодаря особенностям ее феноменов исследования и концептуальным и методологическим проблемам, которые они влекут за собой.

Опыт: элементарен для всех эмпирических наук

Опыт является элементарным для всех эмпирических наук, которые основаны на опыте по определению (от греческого empeiria, что означает опыт).Основатель психологии Вильгельм Вундт уже подчеркивал, что каждый конкретный опыт всегда имеет два аспекта: данное объективное содержание и его субъективное восприятие индивидами — таким образом, объекты опыта сами по себе и субъекты, испытывающие их. Это влечет за собой два основных способа трактовки опыта в науках (Wundt 1896a).

Естественные науки исследуют объективное содержание, опосредованное опытом, которое может быть получено путем вычитания из конкретного опыта субъективных аспектов, всегда содержащихся в нем.Следовательно, естествоиспытатели рассматривают объекты опыта в их свойствах как задуманные независимо от субъектов, испытывающих их, используя точку зрения опосредованного опыта (mittelbare Erfahrung; Wundt 1896a). Поэтому естествоиспытатели разрабатывают теории, подходы и технологии, которые помогают минимизировать участие человеческих перцептивных и концептуальных способностей в исследовательских процессах и отфильтровывать их влияние на результаты исследований. Этому подходу способствуют особенности естественнонаучных исследуемых явлений (в частности, неживого мира), в которых можно выделить общие законы, неизменные отношения и естественные константы, которые остаются неизменными во времени и пространстве и которые можно измерить. и математически формализованы (Uher 2020b).

Психологи, в свою очередь, исследуют испытывающих субъектов, их понимание и интерпретацию их экспериментального содержания и то, как это опосредует их конкретный опыт «реальности». Это включает перспективу непосредственного опыта (unmittelbare Erfahrung) с немедленным указанием на отсутствие других явлений, опосредующих их восприятие (Wundt 1896a). Непосредственный опыт включает связанные процессы, при этом каждый процесс имеет объективное содержание, но в то же время является также субъективным процессом.Внутренний опыт, подчеркивал Вундт, не является особой частью опыта, а, скорее, составляет целостность всего непосредственного опыта; таким образом, внутренний и внешний опыт не составляют отдельные каналы информации, как это часто предполагается (Uher 2016a). То есть психология имеет дело со всем опытом в его непосредственной субъективной реальности. Внутреннее отношение к воспринимающему и переживающему субъекту — ссылка на объект — поэтому является фундаментальной категорией в психологии. Субъекты — это чувствующие и думающие существа, способные к преднамеренным действиям, преследующие цели и ценности.Это влечет за собой свободу действий, волю, ценностную ориентацию и телеологию. Как следствие, подчеркнул Вундт, исследования этих явлений могут определять только закономерные обобщения, допускающие исключения и сингулярности (Fahrenberg 2019). Учитывая это, бессмысленно использовать соотношение теорий и законов в качестве показателей научности (например, в Simonton 2015; Zagaria et al.2020).

Конструкции: концепции в науке и повседневной психологии

Процессный и преходящий характер непосредственного опыта (и многих видов поведения) ставит дополнительные проблемы, потому что из процессуальных сущностей в любой момент существует только часть (Whitehead 1929).Следовательно, экспериментальные явления могут быть поняты только путем обобщения и абстрагирования от их событий с течением времени, что приводит к концепциям, убеждениям и знаниям о них , которые сами по себе также являются психическими явлениями, но отличаются от тех, о которых они говорят (отражены в терминах опыта cing против опыта ce ; Erleben против Erfahrung; Uher 2015b, 2016a). Абстрактные концепции, поскольку они построены теоретически, называются конструкциями (Kelly 1963).Все люди неявно развивают конструкции (посредством похищения, см. Ниже) для описания и объяснения закономерностей, которые они наблюдают в себе и своем мире. Они используют конструкции, чтобы предвидеть неизвестное будущее и выбирать между альтернативными действиями и ответами (Kelly 1963; Valsiner 2012).

Конструкции о переживаниях, опыте и поведении составляют важную часть наших повседневных знаний и языка. Это влечет за собой сложности, потому что психологи не могут просто отложить эту повседневную психологию в сторону, чтобы заниматься своей наукой, тем более что они изучают явления, которые находятся в центре повседневного знания и в значительной степени доступны только через (повседневный) язык.Следовательно, психологи не могут изобретать научные термины и концепции, которые совершенно не связаны с терминами повседневной психологии, как это могут сделать естествоиспытатели (Uher 2015b). Но это также влечет за собой, что для того, чтобы сначала очертить свои изучаемые феномены, психологам не нужно разрабатывать научные определения, потому что повседневная психология уже предоставляет некоторые термины, имплицитные концепции и понимание — даже если они двусмысленные, противоречивые, циклические, перекрывающиеся, зависимые от контекста и предвзятые. Это может объяснить распространение терминов и понятий и отсутствие четких определений ключевых явлений в научной психологии.

Конструкции и основанные на языке методы влекут за собой дополнительные проблемы. Конструирование конструкций позволило ученым превратить абстрактные идеи в сущности, тем самым сделав их концептуально доступными для эмпирического исследования. Но эта аттестация вводит психологов в заблуждение, игнорируя их сконструированную природу (Slaney and Garcia 2015), приписывая конструктам онтологический статус (например, «черты» как психофизические механизмы; Uher 2013). Поскольку исследование многих психологических феноменов тесно связано с языком, психологи должны отличать свои изучаемые феномены от терминов, концепций и методов, используемых для их исследования, на что указывают термины психический ical по сравнению с психологическим ological (от греч. , -logia для совокупности знаний) — дифференциации, которые обычно не проводятся в англоязычных публикациях, доминирующих в современной психологии (Lewin 1936; Uher 2016a).

Исключительное положение психологии среди наук и философии

Понятия опосредованного и непосредственного опыта проливают свет на особые взаимоотношения психологии с другими науками и философией. Вундт задумал естественных наук (Naturwissenschaften; например, физика, физиология) как вспомогательные к психологии и психологии, в свою очередь, как дополнительные к естественным наукам, «в том смысле, что только вместе они могут исчерпать доступные нам эмпирические знания. «(Фаренберг 2019; Вундт 1896b, стр.102). Изучая универсальные формы непосредственного опыта и закономерности их взаимосвязей, психология также является основой интеллектуальных наук (Geisteswissenschaften, обычно (неправильно) переводимых как гуманитарные науки; например, филология, лингвистика, право), которые исследуют действия и эффекты, возникающие из непосредственного опыта людей (Fahrenberg 2019). Психология также составляет основу культурных и социальных наук (Kultur- und Sozialwissenschaften; e.г., социология; антропология), которые исследуют продукты и процессы, возникающие в результате социальных и социальных взаимодействий между испытуемыми субъектами, которые являются мыслящими и намеренными агентами, преследующими ценности, цели и задачи. Более того, поскольку психология рассматривает субъективное и объективное как два фундаментальных условия, лежащих в основе теоретической рефлексии и практического действия, и стремится определить их взаимосвязь, Вундт считал психологию также подготовительной эмпирической наукой для философии (особенно эпистемологии и этики; Fahrenberg 2019).

Исключительное положение психологии на пересечении различных наук и философии отражается в чрезвычайно разнородных исследовательских явлениях, исследуемых в ее разнообразных дисциплинах, охватывающих все области человеческой жизни. Некоторыми примерами являются ощущения и восприятие людьми физических явлений (например, психофизика, экологическая психология, инженерная психология), биологических и патологических явлений, связанных с опытом и поведением (например, биопсихология, нейропсихология, клиническая психология), индивидуальный опыт и поведение во взаимосвязи. другим и в обществе (например,g., социальная психология, психология личности, культурная психология, психолингвистика, экономическая психология), а также в различные периоды и области жизни (например, психология развития, педагогическая психология, профессиональная психология). Никакая другая наука не исследует такое разнообразие исследуемых явлений. Их исследование требует множества эпистемологий, методологий и методов, которые включают экспериментальные и технологические исследования (например, нейровизуализацию, электромиографию, регистрацию жизней, видеоанализы), интерпретационные и социальные исследования (например,g., текстов, повествований, мультимедиа), а также исследования, включающие самоотчет и самонаблюдение (например, интервью, анкеты, управляемый вводный опрос).

Все это показывает, что психология не может быть единой наукой. Адекватное исследование стольких различных видов явлений и их взаимосвязей с самым неуловимым из всех — непосредственным опытом — по своей сути требует множества эпистемологий, парадигм, теорий, методологий и методов, которые дополняют те, которые разработаны для естественных наук, которые также необходимы .Их систематическая интеграция в рамках одной дисциплины, вызванная совместным проявлением этих явлений у отдельного человека в качестве основной единицы анализа, делает психологию фактически самой сложной наукой из всех.

Идиографические и номотетические стратегии генерации знаний

Непосредственный опыт, учитывая его субъективный, процессный, контекстно-зависимый и, следовательно, постоянно меняющийся характер, всегда уникален и беспрецедентен. Изучение таких подробностей по своей сути требует идиографических стратегий, в которых локальные явления отдельных случаев моделируются в их динамических контекстах, чтобы создать из них обобщенное знание посредством абдукции.Что касается похищения, ученые делают выводы из наблюдений удивительных фактов в обратном направлении к возможной теории, которая, если бы она была правдой, могла бы объяснить наблюдаемые факты (Peirce 1901; CP 7.218). Похищение приводит к созданию новых общих знаний, в которых теория и данные циклически связаны в открытый цикл, что позволяет в дальнейшем обобщать, расширять и дифференцировать новые созданные знания. Обобщая то, что было когда-то, а также в другое время, идиографические подходы формируют основу номотетических подходов , которые нацелены на выявление общих общих для всех частностей класса и на выведение теорий или законов для объяснения этих общностей. .Этот подход Вундтиана к номотетическим исследованиям, поскольку он основан на на индивидуальной основе , позволяет создавать обобщенные знания о психических процессах и функционировании, тем самым создавая мост между индивидуальным и теоретическим развитием (Lamiell 2003; Robinson 2011; Salvatore and Valsiner 2010).

Но вера в превосходство естественнонаучных принципов заставила многих психологов интерпретировать номотетические стратегии исключительно в терминах методологии Гальтона, в которой многие случаи агрегированы и статистически проанализированы на уровне выборки .Это ограничивает исследования проверкой гипотез на уровне группы и развитием теории индуктивным обобщением, которые не информативны в отношении отдельных случаев и не могут выявить, что действительно является общим для всех (Lamiell 2003; Robinson 2011). Это влечет за собой многочисленные заблуждения, такие как широко распространенное мнение, что межиндивидуальные структуры идентичны и даже отражают внутрииндивидуальные структуры (Molenaar 2004; Uher 2015d). Гальтонианская номотетическая методология превратила большую часть современной психологии в науку, исследующую не индивидов, а популяции.То есть слепое следование принципам естествознания не продвинулось вперед, а, напротив, существенно затруднило развитие психологии как науки.

Влияние доминирования и социального статуса, основанного на престиже, на конкуренцию за ресурсы внимания

  • 1.

    Холл, Дж. А., Коутс, Э. Дж., Лебо, Л. С., Брей, Э. и Шаттс, К. Невербальное поведение и вертикальное измерение социальных отношений : метаанализ. Психологический бюллетень 131 , 898–924 (2005).

    Артикул Google Scholar

  • 2.

    Далмазо, М., Паван, Г., Кастелли, Л. и Гальфано, Г. Социальный статус у людей влияет на социальное внимание. Письма по биологии 8 , 450–452 (2012).

    Артикул Google Scholar

  • 3.

    Фиске С. Межличностное расслоение: статус, власть и подчинение. В справочнике по социальной психологии (Fiske, S., Гилберт Д. и Линдзи Г.) 941–982 (John Wiley & Sons, Inc, 2010).

  • 4.

    Хенрих, Дж. И Гил-Уайт, Ф. Эволюция престижа: свободно выражаемое почтение как механизм увеличения преимуществ культурной передачи. Эволюция и поведение человека 22 , 165–196 (2010).

    Артикул Google Scholar

  • 5.

    Коски, Дж. Э., Се, Х. и Олсон, И. Р. Понимание социальных иерархий: нейронные и психологические основы восприятия статуса. Социальная неврология 10 , 527–550 (2015).

    Артикул Google Scholar

  • 6.

    Лорд, Р. Г., де Вейдер, К. Л. и Аллигер, Г. М. Метаанализ взаимосвязи между личностными чертами и восприятием лидерства: применение процедур обобщения валидности. Журнал прикладной психологии 71 , 402–410 (1986).

    Артикул Google Scholar

  • 7.

    Сапольский Р. М. Социальное положение и здоровье человека и других животных. Ежегодный обзор антропологии 33 , 393–418 (2004).

    Артикул Google Scholar

  • 8.

    Страйер Ф. и Трудель М. Изменения в развитии природы и функции социального доминирования среди детей младшего возраста. Этология и социобиология 5 , 279–295 (1984).

    Артикул Google Scholar

  • 9.

    Шанс, М. Р. А. Структура внимания как основа рангов приматов. Мужчина 2 , 503–518 (1967).

    Артикул Google Scholar

  • 10.

    Мазур А. Межвидовое сравнение статуса в небольших устоявшихся группах. Американский социологический обзор 38 , 513–530 (1973).

    CAS Статья Google Scholar

  • 11.

    Ченг, Дж. Т., Трейси, Дж. Л. и Хенрих, Дж. Гордость, личность и эволюционные основы социального статуса человека. Эволюция и поведение человека 31 , 334–347 (2010).

    Артикул Google Scholar

  • 12.

    Бандура, А. Теория социального обучения . (Прентис-Холл, 1977).

  • 13.

    Кук, Дж. Л., Ден Ауден, Х. Э. М., Хейес, К. М. и Коулс, Р. Парадокс социального доминирования. Текущая биология 24 , 2812–2816 (2014).

    CAS Статья Google Scholar

  • 14.

    Милгрэм, С. Поведенческое исследование послушания. Журнал аномальной психологии 67 , 371–378 (1963).

    CAS Статья Google Scholar

  • 15.

    Сапольский Р.М. Влияние социальной иерархии на здоровье приматов. Наука 648 , 648–652 (2005).

    ADS Статья Google Scholar

  • 16.

    Кашдан, Э. Улыбки, речь и поза тела: как женщины и мужчины демонстрируют социометрический статус и власть. Журнал невербального поведения 22 , 209–228 (1998).

    Артикул Google Scholar

  • 17.

    Ченг, Дж. Т. и Трейси, Дж. Л. К единой науке об иерархии: Доминирование и престиж — два основных пути к человеческому социальному рангу.В Психология социального статуса (изд. Ченг, Дж. Т., Трейси, Дж. Л. и Андерсон, К.) 3–27 (Springer New York, 2014).

  • 18.

    Фиске, С. Т. Управление другими людьми: влияние власти на стереотипы. Американский психолог 48 , 621–628 (1993).

    CAS Статья Google Scholar

  • 19.

    Хоули, П. Х. Социальное доминирование и просоциальные и принудительные стратегии контроля ресурсов у дошкольников. Международный журнал поведенческого развития 26 , 167–176 (2002).

    Артикул Google Scholar

  • 20.

    Маги, Дж. К. и Галински, А. Д. Социальная иерархия: самоподдерживающаяся природа власти и статуса. Академия управления Летопись 2 , 351–398 (2008).

    Артикул Google Scholar

  • 21.

    Манер, Дж.К. и Кейс, К. Р. Доминирование и престиж: двойные стратегии навигации по социальным иерархиям . Успехи в экспериментальной социальной психологии (1-е изд.). (Elsevier Inc, 2016).

  • 22.

    Cheng, J. T., Tracy, J. L., Foulsham, T., Kingstone, A. & Henrich, J. Два пути к вершине: свидетельство того, что доминирование и престиж являются отдельными, но жизнеспособными путями к социальному рангу и влиянию. Журнал личности и социальной психологии 104 , 103–125 (2013).

    Артикул Google Scholar

  • 23.

    де Ваал, Ф. Б. М. Интеграция доминирования и социальных связей у приматов. Ежеквартальный обзор биологии 61 , 459–479 (1986).

    Артикул Google Scholar

  • 24.

    Абир Ю., Скляр А. Ю., Дотч Р., Тодоров А. и Хассин Р. Р. Детерминанты сознания человеческих лиц. Природа Поведение человека 2 , 194–199 (2018).

    Артикул Google Scholar

  • 25.

    Остерхоф Н. Н., Тодоров А. Функциональные основы оценки лица. Труды Национальной академии наук Соединенных Штатов Америки 105 , 11087–11092 (2008).

    ADS CAS Статья Google Scholar

  • 26.

    Тодоров А., Саид К. П., Энгелл А. Д. и Остерхоф Н.Н. Понимание оценки лиц по социальным измерениям. Тенденции в когнитивных науках 12 , 455–460 (2008).

    Артикул Google Scholar

  • 27.

    Маттан, Б. Д., Кубота, Дж. Т. и Клотье, Дж. Как социальный статус формирует восприятие и оценку человека: перспектива социальной нейробиологии. Перспективы психологической науки 12 , 468–507 (2017).

    Артикул Google Scholar

  • 28.

    Аткиссон, К., О’Брайен, М. Дж. И Месуди, А. Взрослые учащиеся в новой среде используют социальное обучение, ориентированное на престиж. Эволюционная психология 10 , 519–537 (2012).

    Артикул Google Scholar

  • 29.

    Чудек, М., Хеллер, С., Берч, С., Хенрих, Дж. Культурное обучение, ориентированное на престиж: особое внимание стороннего наблюдателя к потенциальным моделям влияет на обучение детей. Эволюция и поведение человека 33 , 46–56 (2012).

    Артикул Google Scholar

  • 30.

    Фоулшем Т., Ченг, Дж. Т., Трейси, Дж. Л., Хенрих, Дж. И Кингстон, А. Распределение взгляда в динамической ситуации: влияние социального статуса и разговорной речи. Познание 117 , 319–331 (2010).

    Артикул Google Scholar

  • 31.

    Манер, Дж. К., Де Валл, К. Н. и Гайо, М. Т. Селективное внимание к признакам успеха: социальное доминирование и межличностное восприятие на ранней стадии. Бюллетень личности и социальной психологии 34 , 488–501 (2008).

    Артикул Google Scholar

  • 32.

    Манер, Дж. К. и Мид, Н. Л. Существенное противоречие между лидерством и властью: когда лидеры жертвуют групповыми целями ради личных интересов. Журнал личности и социальной психологии 99 , 482–497 (2010).

    Артикул Google Scholar

  • 33.

    Лэнгтон, С. Р. Х. Взаимное влияние ориентации взгляда и головы в анализе направленности социального внимания. Ежеквартальный журнал экспериментальной психологии 53A , 805–845 (2000).

    Google Scholar

  • 34.

    Friesen, C. K. и Kingstone, A. Это есть в глазах! Рефлексивная ориентация запускается непредсказуемым взглядом. Psychonomic Bulletin & Review 5 , 490–495 (1998).

    Артикул Google Scholar

  • 35.

    Познер М.И. Ориентация внимания. Ежеквартальный журнал экспериментальной психологии 32 , 3–25 (1980).

    CAS Статья Google Scholar

  • 36.

    Jones, B.C. et al. . Признаки доминирования на лице модулируют краткосрочный эффект пристального взгляда у людей-наблюдателей. Труды Лондонского королевского общества B: Биологические науки 277 , 617–624 (2010).

    Артикул Google Scholar

  • 37.

    Ульсен, Г., ван Зост, В. и ван Вугт, М. Гендерное и лицевое доминирование при поиске взгляда: эмоциональный контекст имеет значение в глазах, которые мы следим. PLoS One 8 .

  • 38.

    Поттер, М. К. и Леви, Э. И. Память распознавания для быстрой последовательности изображений. Журнал экспериментальной психологии 81 , 10–15 (1969).

    CAS Статья Google Scholar

  • 39.

    Бродбент Д. Э. и Бродбент М. Х. П. От обнаружения до идентификации: реакция на несколько целей в быстрой последовательной визуальной презентации. Восприятие и психофизика 42 , 105–113 (1987).

    CAS Статья Google Scholar

  • 40.

    Кранциох, К., Дебенер, С., Шварцбах, Дж., Гебель, Р. и Энгель, А. К. Нейронные корреляты сознательного восприятия при моргании внимания. NeuroImage 24 , 704–714 (2005).

    Артикул Google Scholar

  • 41.

    Раймонд, Дж. Э., Шапиро, К. Л. и Арнелл, К. М. Временное подавление визуальной обработки в задаче RSVP: мигание внимания? Журнал экспериментальной психологии: человеческое восприятие и производительность 18 , 849–860 (1992).

    CAS PubMed Google Scholar

  • 42.

    Visser, T. A. W. Трудность маскировки T1: время обработки и моргание внимания. Журнал экспериментальной психологии: человеческое восприятие и производительность 33 , 285–297 (2007).

    PubMed Google Scholar

  • 43.

    Дакс, П. Э. и Маруа, Р. Мигание внимания: обзор данных и теории. Внимание, восприятие и психофизика 71 , 1683–1700 (2009).

    Артикул Google Scholar

  • 44.

    Chun, M. & Potter, M. C. Двухэтапная модель для обнаружения множественных целей в быстрой последовательной визуальной презентации. Журнал экспериментальной психологии. Человеческое восприятие и производительность 21 , 109–127 (1995).

    CAS Статья Google Scholar

  • 45.

    Jolicœur, P. & Dell’Acqua, R. Демонстрация краткосрочной консолидации. Когнитивная психология 36 , 138–202 (1998).

    Артикул Google Scholar

  • 46.

    Шапиро, К. Л., Раймонд, Дж. Э. и Арнелл, К. М. Внимание к информации о визуальном образе вызывает мигание внимания при быстром последовательном визуальном представлении. Журнал экспериментальной психологии: человеческое восприятие и производительность 20 , 357–371 (1994).

    CAS PubMed Google Scholar

  • 47.

    Оливерс, К.Н. Л. и Метер М. Теория ускорения и отскока временного внимания. Психологический обзор 115 , 836–863 (2008).

    Артикул Google Scholar

  • 48.

    Таатген, Н. А., Джувина, И., Шиппер, М., Борст, Дж. П. и Мартенс, С. Слишком сильный контроль может повредить: многопоточная когнитивная модель моргания внимания. Когнитивная психология 59 , 1-29 (2009).

    Артикул Google Scholar

  • 49.

    Wyble, B., Bowman, H. и Nieuwenstein, M. Мигание внимания обеспечивает эпизодическую различимость: экономия ценой. Журнал экспериментальной психологии. Человеческое восприятие и производительность 35 , 787–807 (2010).

    Артикул Google Scholar

  • 50.

    Чой, Х., Чанг, Л., Шибата, К., Сасаки, Ю. и Ватанабе, Т. Сброс ограничений способности, выявленных путем длительного устранения моргания внимания посредством тренировки. Труды Национальной академии наук 109 , 12242–12247 (2012).

    ADS CAS Статья Google Scholar

  • 51.

    Тан, М. Ф., Бадкок, Д. Р. и Виссер, Т. А. У. Тренировка и моргание внимания: преодоление пределов или повышение ожиданий? Psychonomic Bulletin & Review 21 , 406–411 (2014).

    Артикул Google Scholar

  • 52.

    Visser, T. A. W., Ohan, J. L. & Enns, J. T. Временные сигналы, полученные из статистических паттернов, могут преодолеть ограничения ресурсов при моргании внимания. Внимание и перцепционная психофизиология 77 , 1585–1595 (2015).

    Артикул Google Scholar

  • 53.

    Виссер, Т. А. У., Танг, М. Ф., Бадкок, Д. Р. и Эннс, Дж. Т. Временные сигналы и моргание внимания: дальнейшее исследование роли ожидания в последовательном восприятии объектов. Внимание и перцепционная психофизиология 76 , 2212–2220 (2014).

    Артикул Google Scholar

  • 54.

    Бах, Д. Р., Шмидт-Даффи, М. и Долан, Р. Дж. Выражение лица влияет на распознавание личности во время моргания внимания. Эмоция 14 , 1007–1013 (2014).

    Артикул Google Scholar

  • 55.

    МакХьюго, М., Олатунджи, Б. О. и Зальд, Д. Х. Эмоциональное мигание внимания: что мы знаем до сих пор. Границы неврологии человека 7 , 151 (2013).

    Артикул Google Scholar

  • 56.

    Раймонд, Дж. Э. и О’Брайен, Дж. Л. Селективное визуальное внимание и мотивация: последствия обучения ценностям в задаче моргания внимания. Психологические науки 20 , 981–988 (2009).

    Артикул Google Scholar

  • 57.

    Шапиро, К. Л., Рэймонд, Дж. Э. и Арнелл, К. М. Моргание внимания. Тенденции в когнитивных науках 1 , 291–296 (1997).

    CAS Статья Google Scholar

  • 58.

    Инглиш, М. К. У., Мэйбери, М. Т. и Виссер, Т. А. В. Угрожающие лица не могут привлечь внимание взрослых с аутистическими чертами характера. Исследование аутизма 10 , 311–320 (2017).

    Артикул Google Scholar

  • 59.

    Маратос, Ф. А., Могг, К. и Брэдли, Б. П. Определение сердитых лиц при моргании внимания. Познание и эмоции 22 , 1340–1352 (2008).

    Артикул Google Scholar

  • 60.

    Лундквист, Д., Фликт, А. и Оман, А. Каролинские эмоциональные лица — KDEF. Компакт-диск из отдела клинической неврологии, секции психологии, Каролинский институт, IBSN 91-630-7164-9 (1998).

  • 61.

    Дьюолл, К. Н. и Манер, Дж. К. Высокопоставленные мужчины (но не женщины) привлекают внимание смотрящего. Эволюционная психология 6 , 328–341 (2008).

    Артикул Google Scholar

  • 62.

    Эймер, М. и Кисс, М. Захват внимания не относящимися к задаче испуганными лицами обнаруживается компонентом N2pc. Биологическая психология 74 , 108–112 (2007).

    Артикул Google Scholar

  • 63.

    Сазерленд, К. А. М., Янг, А. В. и Роудс, Г. Первые впечатления от лица под другим углом: как на социальные суждения влияют изменчивые и неизменные черты лица. Британский журнал психологии 108 , 397–415 (2017).

    Артикул Google Scholar

  • 64.

    Yerys, B.E. et al. . Модуляция моргания внимания эмоциональными лицами при типичных проявлениях и расстройствах аутистического спектра. Журнал детской психологии и психиатрии 54 , 636–643 (2013).

    Артикул Google Scholar

  • 65.

    Скотт К. М. и др. . Связь между субъективным социальным статусом и психическими расстройствами DSM-IV: результаты исследований в области психического здоровья в мире. JAMA Psychiatry 71 , 1400–1408 (2014).

    Артикул Google Scholar

  • 66.

    Стюарт, Л. Х. и др. . Бессознательная оценка лиц по социальным параметрам. Журнал экспериментальной психологии: Общие 141 , 715–727 (2012).

    Артикул Google Scholar

  • 67.

    Vuilleumier, P. Как остерегается мозг: нейронные механизмы эмоционального внимания. Тенденции в когнитивных науках 9 , 585–594 (2005).

    Артикул Google Scholar

  • 68.

    Исаак, М. И., Шапиро, К. Л. и Мартин, Дж. Мигание внимания отражает соревнование поиска среди множества элементов быстрого последовательного визуального представления: тесты модели интерференции. Журнал экспериментальной психологии: человеческое восприятие и производительность 25 , 1774–1792 (1999).

    CAS PubMed Google Scholar

  • 69.

    Vermeulen, N., Mermillod, M., Godefroid, J. & Corneille, O. Непреднамеренное воплощение концепций в восприятие: сенсорная активация усиливает внимание к концепциям одной модальности в парадигме моргания внимания. Познание 112 , 467–472 (2009).

    Артикул Google Scholar

  • 70.

    Кранциох, С., Дебенер, С. и Энгель, А. К. Связанные с событием потенциальные корреляты феномена моргания внимания. Исследование мозга. Когнитивные исследования мозга 17 , 177–187 (2003).

    Артикул Google Scholar

  • 71.

    Сазерленд, К.А. М., Янг, А. В., Муц, С. А. и Олдмидоу, Дж. А. Пол и стереотипность лица влияют на оценку черт лица: противоположные стереотипам женские лица оцениваются отрицательно. Британский журнал психологии 106 , 186–208 (2015).

    Артикул Google Scholar

  • 72.

    Пауэр, Дж. Дж., Мерфи, С. Т. и Кувер, Г. Прайминг предубеждений. Как стереотипы и контр-стереотипы влияют на распределение ответственности и доверие между внутренними и внешними группами. Human Communication Research 23 , 36–58 (1996).

    Артикул Google Scholar

  • 73.

    Ву, Л., Гу, Р., Цай, Х., Луо, Ю. Л. и Чжан, Дж. Нейронный ответ на материнские стимулы: исследование ERP. PLoS One 9 , 1–9 (2014).

    Google Scholar

  • 74.

    Кадди, А. Дж. К., Фиск, С. Т. и Глик, П. Теплота и компетентность как универсальные измерения социального восприятия: модель содержания стереотипов и карта предвзятости. Успехи экспериментальной социальной психологии 40 , 61–149 (2008).

    Google Scholar

  • 75.

    О’Брайен, Ф. и Кузино, Д. Представление полос ошибок в тематических проектах в типичных программных пакетах. Количественные методы психологии 10 , 56–67 (2014).

    Артикул Google Scholar

  • Психология социального статуса (9781493939961): Ченг, Джои Т., Трейси, Джессика Л., Андерсон, Кэмерон: Книги

    Учитывая далеко идущие последствия статуса для человеческих обществ, понимание психологии социального статуса имеет решающее значение. Во всех обществах различия в социальном ранге или статусе не только определяют, кто возглавляет, а кто следует, но также и способы, которыми люди разрешают конфликты, распределяют товары и ресурсы и координируют свои действия для достижения общих групповых целей.

    Психология социального статуса описывает фундаментальные идеи, ключевые достижения и разработки, которые были сделаны в этой области к настоящему времени.Цель этого тома — обеспечить глубокое исследование психологии человеческого статуса путем обзора каждого из основных направлений теоретической и эмпирической работы, проводимой в этом ключе. Тематически организованный том охватывает следующие области:

    — Обзор нескольких выдающихся всеобъемлющих теоретических взглядов, которые сформировали большую часть текущих исследований социального статуса.

    — Изучение личности, демографических, ситуационных, эмоциональных и культурных основ достижения статуса, ответы на вопросы о том, почему и как люди достигают статуса.

    — Выявление внутри- и межличностных выгод и затрат, связанных с обладанием и отсутствием статуса.

    — Новые исследования биологических и телесных проявлений достижения статуса

    — Широкий обзор доступных методов исследования для измерения и экспериментального управления социальным статусом

    Ключевым компонентом этого тома является его междисциплинарная направленность. Исследования социального статуса охватывают множество академических областей, включая психологию, социологию, антропологию, организационные науки и другие; таким образом, авторы главы принадлежат к столь же широкому кругу дисциплин. Психология социального статуса , охватывающая текущее состояние знаний в процветающей и быстрорастущей области, представляет собой увлекательный и всеобъемлющий ресурс для исследователей, студентов, политиков и других лиц, заинтересованных в изучении сложной природы социального статуса. иерархия, доминирование и власть.

    Джои Т. Ченг

    Калифорнийский университет, Беркли

    Джессика Л. Трейси

    Университет Британской Колумбии

    Кэмерон Андерсон

    Калифорнийский университет 9, Берк4

    Особенности и внутренние проблемы.Выйдя из нынешнего тупика к концептуальной интеграции

    Фанелли Д. и Глензель В. (2013). Библиометрические свидетельства иерархии наук. PLoS ONE, 8 (6),

    e66938. https://doi.org/10.1371/journal.pone.0066938.

    Гаух, Х. Дж. (2015). Научный метод на практике. Кембридж: Издательство Кембриджского университета.

    Герген, К. Дж. (2001). Психологическая наука в контексте постмодерна. Американский психолог, 56 (10), 803–

    813. https: // doi.org / 10.1037 / 0003-066X.56.10.803.

    Джиндж, Б. (1996). Определение пола в археологических данных: пересмотр наших стереотипов. Этрусские исследования,

    3, статья 4.

    Хартманн, Н. (1964). Der Aufbau der realen Welt. Grundriss der allgemeinen Kategorienlehre (3. Aufl.).

    Берлин: Вальтер де Грюйтер.

    Гейзенберг, В. (1927). Über den anschaulichen Inhalt der quantentheoretischen Kinematik und Mechanik.

    Zeitschrift für Physik, 43 (3–4), 172–198.https://doi.org/10.1007/BF01397280.

    Кант И. (1798/2000). Anthropologie in pragmatischer Hinsicht (Рейнхард Брандт, ред.). Феликс Майнер.

    Келли Т. Л. (1927). Интерпретация образовательных измерений. Йонкерс: Мир.

    Келли Г. (1963). Теория личности: психология личностных построений. У. В. Нортон.

    Коффка К. (1935). Принципы гештальт-психологии. Нью-Йорк: Harcourt, Brace, & World.

    Ламиелл, Дж. (2003). Помимо индивидуальных и групповых различий: человеческая индивидуальность, научная психология и критический персонализм Уильяма Стерна.Таузенд-Оукс, Калифорния: Sage Publications. https: // doi.

    орг / 10.4135 / 9781452229317.

    Ламиелл, Дж. (2019). Злоупотребление психологией статистикой и упорное игнорирование ее критиков. Springer

    International. https://doi.org/10.1007/978-3-030-12131-0.

    Левин, К. (1936). Принципы топологической психологии. Нью-Йорк: Макгроу-Хилл.

    Моленаар, П. К. М. (2004). Манифест о психологии как идиографической науке:

    вернуть человека в научную психологию, на этот раз навсегда.Измерение: междисциплинарные исследования и перспективы, 2 (4),

    201–218. https://doi.org/10.1207/s15366359mea0204_1.

    Морин, Э. (2008). По сложности. Кресскилл: Хэмптон Пресс.

    Оми Ю. (2012). Напряжение между теоретическим мышлением и эмпирическим методом: это неизбежная судьба для психологии

    ? Интегративная психология и поведенческая наука, 46 (1), 118–127. https://doi.org/10.1007

    / s12124-011-9185-4.

    Пирс, К. С.(1901/1935). Собрание статей Чарльза Сандерса Пирса (CP 7.218—1901, О логике

    извлекает историю из древних документов, особенно из свидетельств). Кембридж, Массачусетс: Harvard

    University Press.

    Пригожин И. и Стенгерс И. (1997). Конец уверенности: время, хаос и новые законы природы. Свободная пресса.

    Робинсон, О. К. (2011). Идиографическая / номотетическая дихотомия: Прослеживание исторических истоков современных заблуждений

    . История и философия психологии, 13,32–39.

    Ройс, Дж. (1891). Религиозный аспект философии: критика основ поведения и веры. Бостон:

    Хоутон, Миффлин.

    Сальваторе, С., и Валсинер, Дж. (2010). Между общим и уникальным. Теория и психология, 20, 817–833.

    https://doi.org/10.1177/0959354310381156.

    Саймонтон Д. К. (2015). Психология как наука в рамках гипотетической иерархии Конта: эмпирические исследования и концептуальные выводы.Обзор общей психологии, 19 (3), 334–344. https: // doi.

    орг / 10.1037 / gpr0000039.

    Слэйни, К. Л., и Гарсия, Д. А. (2015). Конструирование психологических объектов: риторика конструктов. Журнал

    теоретической и философской психологии, 35 (4), 244–259. https://doi.org/10.1037/teo0000025.

    Торндайк, Э. Л. (1903). Заметки об обучении детей (2-е изд.). Нью-Йорк: Макмиллан.

    Тоомела, А., и Валсинер, Дж. (2010). Методологическое мышление в психологии: заблудшие 60 лет?

    Издательство информационной эпохи.

    Угер, Дж. (2013). Психология личности: лексические подходы, методы оценки и концепции черт личности раскрывают

    только половину истории — почему пришло время для смены парадигмы. Интегративная психологическая и поведенческая

    Наука, 47 (1), 1–55. https://doi.org/10.1007/s12124-013-9230-6.

    Угер Дж. (2015a). Агентство, обеспечиваемое психикой: исследования с использованием трансдисциплинарной философии-

    Научная парадигма для исследований на людях. В К. В. Грубере, М.Дж. Кларк, С. Х. Клемпе и Дж.

    Валсинер (ред.), Ограничения деятельности: исследования теории в повседневной жизни. Анналы теоретической психологии

    (том 12) (стр. 177–228). https://doi.org/10.1007/978-3-319-10130-9_13.

    Угер, Дж. (2015b). Понятие «личность»: проблемы психолога и основные основы парадигмы трансдисциплинарной философии науки

    для исследования отдельных лиц. Интегративный

    Психологические и поведенческие науки, 49 (3), 398–458.https://doi.org/10.1007/s12124-014-9283-1.

    Угер Дж. (2015c). Разработка таксономий «личности»: метатеоретическое и методологическое обоснование

    лежащих в основе подходов к отбору, методов генерации данных и принципов обработки. Интегративный

    Психологические и поведенческие науки, 49 (4), 531–589. https://doi.org/10.1007/s12124-014-9280-4.

    223

    Integr Psych Behav (2021) 55: 212–224

    Содержание предоставлено Springer Nature, применяются условия использования.Права защищены.

    Два пути к социальному статусу

    В каждом человеческом обществе люди отличаются друг от друга по статусу. Те, у кого более высокий статус, имеют большую власть, деньги и доступ к заинтересованным партнерам. Благодаря преимуществам более высокого статуса для улучшения физической формы, стремление к высокому статусу, а также эмоции, черты характера и поведение, которые способствовали этому драйву, глубоко в нашей крови.

    Джо Хенрих и Гил-Уайт [1] рассмотрели результаты этнографии, этологии, социологии и социолингвистики и убедительно доказали, что каждый путь к социальному статусу — доминирование и престиж — возник в эволюционной истории в разное время и для разных целей.

    Различные направления исследований подтверждают мнение о том, что доминирование и престиж представляют собой два разных пути к статусу. Во-первых, самооценка доминирования и престижа по-разному связана с базальным уровнем тестостерона, агрессией, покладистостью, добросовестностью, открытостью опыту и макиавеллизмом [2, 3]. В другом направлении исследований среди тсиманэ (небольшого амазонского общества) доминирование среди сверстников положительно связано с физическими размерами, а престиж среди сверстников положительно связан со способностями к охоте, щедростью и количеством союзников [ 4, 5].

    Что определяет социальный статус?

    Однако нашим предкам было бы слишком дорого сознательно определять в каждой ситуации, какую стратегию социального насыщения использовать; такой процесс был бы неэффективным, подверженным ошибкам и мог бы легко вызвать неуверенность в себе (как часто ваше метакогнитивное осознавание вызывало снижение вашей способности плавно выполнять задачу?).

    Эволюция встроила бы психологические механизмы, которые автоматически вычисляли бы относительные затраты и выгоды от использования данной стратегии и дала бы нам только результат этого сложного расчета в виде сильных эмоций .

    Гордость — одна из самых сильных эмоций, связанных с социальным статусом.

    Гордость

    Большая часть данных свидетельствует о том, что гордость развивалась, чтобы побуждать людей повышать социальный статус и проявлять черты и поведение, связанные с высоким социальным статусом. Так же, как существует множество путей к социальному статусу, гордость также принимает множество форм, и каждая форма могла развиваться разными путями [6].

    Губристическая гордость подпитывается высокомерием и тщеславием и ассоциируется с антисоциальным поведением, неустойчивыми отношениями, низким уровнем сознательности и высоким уровнем несогласия, невротизмом, нарциссизмом и плохими последствиями для психического здоровья [7].Губристическая гордость и связанные с ней субъективные чувства превосходства и высокомерия могут способствовать доминированию за счет мотивирующего поведения, такого как агрессия, враждебность и манипуляции.

    Подлинная гордость , с другой стороны, подпитывается эмоциональным порывом достижений, уверенности и успеха и связана с просоциальным и ориентированным на достижения поведением, экстраверсией, покладистостью, добросовестностью, удовлетворительными межличностными отношениями и положительным психическим здоровьем. .

    Подлинная гордость также связана с подлинной самооценкой , которая является высокой самооценкой, контролирующей нарциссизм. Подлинная гордость и связанные с ней субъективные чувства уверенности и достижения могут способствовать поведению, которое связано с достижением престижа. Уверенные в себе, приятные, трудолюбивые, энергичные, добрые, эмпатичные, недогматичные и обладающие высокой самооценкой люди черпали бы вдохновение у других и хотели бы, чтобы им подражали [6].

    В недавней серии исследований студентов и спортсменов университетского уровня Джои Т. Ченг и его коллеги из Университета Британской Колумбии [6] подробно проверили представление о том, что два аспекта гордости эволюционировали, чтобы способствовать развитию различных форм статуса.

    Самооценка доминирования была связана с более низкими, уровнями подлинной самооценки, социального принятия и уступчивости и более высокими уровнями самовозвеличивающего нарциссизма, агрессии, экстраверсии, свободы воли и сознательности.Те, у кого был более высокий уровень самооценки доминирования, оценивались их сверстниками как более высокие по атлетизму и лидерству и ниже по альтруизму, сотрудничеству, отзывчивости, этичности и морали.

    Самооценка престижа была связана с более низкими уровнями агрессии и невротизма и более высокими уровнями подлинной самооценки, социальным принятием, экстраверсией, уступчивостью, добросовестностью, открытостью опыту, средним баллом успеваемости и была слабо связана с самооценкой. усиливающий нарциссизм.Те, у кого уровень престижа на выше, чем на , были оценены их сверстниками как более способные советники и лидеры, а также как более интеллектуальные, спортивные, социально квалифицированные, альтруистические, склонные к сотрудничеству, полезные, этичные и моральные.

    Два маршрута

    Признание того, что есть разные пути к социальному статусу, важно по ряду причин. Одна из причин — методологическая. В более раннем исследовании [8] исследователи обнаружили, что покладистость отрицательно связана с доминированием, но положительно связана с престижем.Из этих результатов они пришли к выводу, что «быть милым, теплым и добрым» не ведет к более высокому статусу. Однако результаты исследования Ченга и его коллег [6] показывают, что если вы хотите найти влияние черт характера на статус, вам нужно взглянуть на контексты, основанные как на доминировании, так и на престиже.

    Проведение различия между двумя путями к социальному статусу может также разрешить давние споры о связи между нарциссизмом и самооценкой в ​​достижении высокого статуса. Некоторые исследования показывают, что нарциссы, как правило, достигают более высоких уровней лидерства, в то время как другие исследования показывают, что нарциссы, как правило, обладают плохими лидерскими качествами и недолюбливают своих сверстников [9].

    Результаты исследования Cheng et al. [6] показывают, что особый тип гордости, связанный с нарциссизмом — гордыня — способствует статусу через путь доминирования, путь, который не требует уважения или общественного признания. Подлинная самооценка, которая связана с подлинной гордостью, как правило, связана с более низкими проявлениями антисоциального и агрессивного поведения, типичного для доминирующих лидеров [10, 11]. Но, как отметили Ченг и его коллеги [6], лидеры бывают разных вкусов (например,г., Ганди против Черчилля).

    Может показаться, что это идет вразрез со стереотипом «девчонки как придурки», но я думаю, что это добавляет еще больше нюансов к этому стереотипу. Девушки сами по себе не любят «придурков», а сильные и уверенные в себе мужчины. В только что упомянутом исследовании доминирующие мужчины, которые демонстрировали свое доминирование в контексте соревнования, действительно считались привлекательными, но откровенные придурки, сигнализирующие о том, что они могут использовать агрессию и доминирование по отношению к сверстникам в ситуациях, когда важно работать вместе, были считается непривлекательным.

    Во многих смыслах престижный мужчина — действительно мечта девушки. Хотя есть некоторое совпадение между доминирующими и престижными мужчинами — престижные мужчины, как и доминирующие, уверены в себе, ориентированы на достижения и экстравертированы — престижные мужчины также являются самоуверенными, заботливыми и отзывчивыми людьми, которые на действительно высоки. самооценка. Это должно дать некоторую уверенность в том, что хороший, умный ребенок, который мечтает когда-нибудь добиться успеха в мире, пока его или ее используют в качестве баскетболиста на уроках физкультуры, может вырасти, чтобы достичь высокого уровня социального статуса и всех возможных вкусностей с этим.

    © 2010 Скотт Барри Кауфман

    Список литературы

    [1] Хенрих Дж. И Гил-Уайт Ф. Дж. (2001). Эволюция престижа: свободное проявление почтения как механизм увеличения преимуществ культурной трансляции. Эволюция и поведение человека, 22 , 165−196.

    [2] Баттермор, Н. (2006). Выявление доминирования и престижа: подтверждение шкалы самооценки . Плакат, представленный на 18-м ежегодном собрании Общества человеческого поведения и эволюции.Филадельфия, Пенсильвания

    [3] Джонсон, Р. Т., Берк, Дж. А., и Киркпатрик, Л. А. (2007). Доминирование и престиж как дифференциальные предикторы агрессии и уровня тестостерона у мужчин. Эволюция и поведение человека, 28 , 345-351.

    [4] Рейес-Гарсия, В., Молина, Дж. Л., Брош, Дж., Кальвет, Л., Уанка, Т., Саус, Дж. И др. (2008). У пожилых и знающих мужчин больше престижа? Проверка предсказаний, основанных на престиже-предвзятой модели культурной трансляции. Эволюция и поведение человека, 29 , 275-281.

    [5] фон Рюден, К., Гурвен, М., и Каплан, Х. (2008). Множественные измерения социальных статусов мужчин в амазонском обществе. Эволюция и поведение человека, 29 , 402-415.

    [6] Cheng, J.T., Tracy, J.L., & Henrich, J. (в печати). Гордость, личность и эволюционные основы социального статуса человека. Эволюция и поведение человека.

    [7] Трейси, Дж. Л., Ченг, Дж. Т., Робинс, Р.W., & Trzesniewski, K. (2009). Подлинная и высокомерная гордость: аффективное ядро ​​самооценки и нарциссизма. Я и личность, 8 , 196-213

    [8] Андерсон К. и Бердал Дж. Л. (2002). Опыт власти: изучение влияния власти на тенденции приближения и сдерживания. Журнал личности и социальной психологии, 83 , 1362–1377.

    [9] Хармс П. Д., Вуд Д. и Робертс Б. В. (2009). Роль самосовершенствования в оценке лидерства, результатах работы и сплоченности группы.На рассмотрении.

    [10] Доннеллан, М., Тшесневски, К., Робинс, Р., Моффит, Т., и Каспи, А. (2005). Низкая самооценка связана с агрессией, антиобщественным поведением и правонарушением. Психологическая наука, 16 , 328−335.

    [11] Полхус, Д. Л., Робинс, Р. В., Тшесневски, К. Х., и Трейси, Дж. Л. (2004). Две воспроизводимые подавляющие ситуации в исследовании личности. Multivariate Behavioral Research, 39 , 303-328.

    [12] Снайдер, Дж. К., Киркпатрик, Л.А., и Барретт, Х. С. (2008). Дилемма доминирования: действительно ли женщины предпочитают доминирующих партнеров? Личные отношения, 15 , 425-444.

    .

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован.