Невменяемость несовершеннолетних: УК РФ Статья 22. Уголовная ответственность лиц с психическим расстройством, не исключающим вменяемости 

Содержание

УК РФ Статья 20. Возраст, с которого наступает уголовная ответственность 

1. Уголовной ответственности подлежит лицо, достигшее ко времени совершения преступления шестнадцатилетнего возраста.

2. Лица, достигшие ко времени совершения преступления четырнадцатилетнего возраста, подлежат уголовной ответственности за убийство (статья 105), умышленное причинение тяжкого вреда здоровью (статья 111), умышленное причинение средней тяжести вреда здоровью (статья 112), похищение человека (статья 126), изнасилование (статья 131), насильственные действия сексуального характера (статья 132), кражу (статья 158), грабеж (статья 161), разбой (статья 162), вымогательство (статья 163), неправомерное завладение автомобилем или иным транспортным средством без цели хищения (статья 166), умышленные уничтожение или повреждение имущества при отягчающих обстоятельствах (часть вторая статьи 167), террористический акт (статья 205), прохождение обучения в целях осуществления террористической деятельности (статья 205. 3), участие в террористическом сообществе (часть вторая статьи 205.4), участие в деятельности террористической организации (часть вторая статьи 205.5), несообщение о преступлении (статья 205.6), захват заложника (статья 206), заведомо ложное сообщение об акте терроризма (статья 207), участие в незаконном вооруженном формировании (часть вторая статьи 208), угон судна воздушного или водного транспорта либо железнодорожного подвижного состава (статья 211), участие в массовых беспорядках (часть вторая статьи 212), хулиганство при отягчающих обстоятельствах (части вторая и третья статьи 213), вандализм (статья 214), незаконные приобретение, передачу, сбыт, хранение, перевозку или ношение взрывчатых веществ или взрывных устройств (статья 222.1), незаконное изготовление взрывчатых веществ или взрывных устройств (статья 223.1), хищение либо вымогательство оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств (статья 226), хищение либо вымогательство наркотических средств или психотропных веществ (статья 229), приведение в негодность транспортных средств или путей сообщения (статья 267), посягательство на жизнь государственного или общественного деятеля (статья 277), нападение на лиц или учреждения, которые пользуются международной защитой (статья 360), акт международного терроризма (статья 361). 3. Если несовершеннолетний достиг возраста, предусмотренного частями первой или второй настоящей статьи, но вследствие отставания в психическом развитии, не связанном с психическим расстройством, во время совершения общественно опасного деяния не мог в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) либо руководить ими, он не подлежит уголовной ответственности.

значение, содержание, причины – тема научной статьи по праву читайте бесплатно текст научно-исследовательской работы в электронной библиотеке КиберЛенинка

1.4. ВОЗРАСТНАЯ НЕВМЕНЯЕМОСТЬ: ЗНАЧЕНИЕ, СОДЕРЖАНИЕ, ПРИЧИНЫ

Шуняева Вера Анатольевна, канд. юрид. наук, доцент. Должность: директор. Место работы: Тамбовский государственный университет имени Г.Р. Державина. Подразедление: Институт права и национальной безопасности. E-mail: [email protected]

Аннотация: Исследованию возрастной невменяемости посвящены труды ученых, как в России, так и за рубежом, однако неоднозначность законодательного регулирования данного уголовно-правового института требует дополнительных его исследований. Анализ теоретических аспектов возрастной невменяемости и ее составляющих усиливается анализом законодательства, регулирующего данный вопрос. Значение правильного определения возрастной невменяемости заключается в соблюдении таких принципов, как принципа вины и справедливости. Автор считает, что достижение реализации данных принципов видится в возможности более детального анализа таких составляющих как интеллектуальный, эмоциональный и волевой компоненты вменяемости. Полученные в результате исследования выводы говорят о необходимости корректировки законодательства, регулирующего возрастную невменяемость, с целью однозначного его толкования и применения.

Ключевые слова: вменяемость, возрастная невменяемость, преступное поведение, интеллектуальные свойства, эмоциональные свойства, волевые свойства, особенности личности несовершеннолетнего преступника, преступность несовер шеннолетних.

THE AGE OF INSANTY: VALUE, CONTENT, REASON

Shuniaevа Vera Anatolievna, PhD at law, associate professor. Position: Director. Place of employment: Tambov State University named after G.R. Derzhavin. Department: Institute for law and national security. E-mail: [email protected]

Annotation: Age-specific criminal insanity is researched by Russian and foreign scientists. Though the ambiguity of legislative regulation of this legal institution demands additional examination. The analysis of age-specific criminal insanity is reinforced by investigation of respective legislation. The proper specification of age-specific criminal insanity lies in adhering to such principles as principle of guilt and justice. The author supposes that fulfillment of those principles is possible as a result of more detailed analysis of intellectual, emotional and conative components of criminal sanity. The present research’s conclusions claim the necessity of readjustment of the legislation which regulates the age-specific criminal insanity so that the norms of this legislation are construed and used unambiguously.

Keywords: criminal sanity, age-specific criminal insanity, intellectual characteristics, emotional characteristics, conative characteristics, criminal behavior; peculiarities of juvenile criminal’s personality; juvenile crime.

Вменяемость, как и невменяемость являются многоаспектными категориями, элементы которых можно исследовать через призму философского, психологического, медицинского и правового понимания.

В философии вменяемость определяется свободой воли, где свобода предоставляет возможность выбора

тех или иных действий, поступков, не подвергая насилию личность. Следовательно, невменяемость, являясь противоположностью вменяемости, с точки зрения философского понимания, может рассматриваться как нарушение свободы волеизъявления, определяющей выбор поступков под воздействием каких либо факторов.

]. Такой принцип очевидно доказывает взаимосвязь между сознанием и деятельностью, где решающим является процесс принятия решения о совершении того или иного поступка. Особое место в психологическом понимании вменяемости как единства сознания и деятельности занимает процесс созревания этого сознания, зависящий как от возраста субъекта, так и от состояния его психического здоровья. Восприятие психологией невменяемости связано, прежде всего, с нарушением сознания, его незрелостью, болезненным состоянием, а также невозможностью адекватной оценки конкретной ситуации.

Медицина такие категории как невменяемость и вменяемость связывает с психиатрией, изучающей психические расстройства с целью их диагностики и лечения. Вменяемость в психиатрии рассматривается как способность личности к правильному суждению, а также осмыслению смысла своих поступков и возможность свободного выбора мотива своего поведения[3].

При раскрытии невменяемости через медицинский критерий наблюдается ее зависимость от болезни или болезненного состояния, различный характер которых определяют способность к осознанию и возможности руководства своими действиями. Однако, наличие психических заболеваний еще не является абсолютным доказательством невменяемости, так как течение некоторых заболеваний по разному влияет на вменяемость человека и в отдельных случаях не влияет на способность человека к осознанию своих действий и к руководству ими. В этом случае наличие медицинского критерия сталкивается с отсутствием юридического критерия, в результате чего лицо признается вменяемым.

Правовое понимание вменяемости и невменяемости имеет свои особенности, которые вытекают из отсутствия нормативно закрепленного понятия «вменяемости». Таким образом, его понимание возможно при использовании так называемого доказательства от противного при изучении понятия «невменяемости», которое определяется юридическим и медицинским критериями.

Правовая формула невменяемости зафиксирована в ч.1 ст. 21 Уголовного кодекса Российской Федерации: «Не подлежит уголовной ответственности лицо, которое во время совершения общественно опасного деяния находилось в состоянии невменяемости, то есть не могло осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) либо руководить ими вследствие хронического психического расстройства, временного психического расстройства, слабоумия либо иного болезненного состояния психики».

Юридическими элементами такой формулировки стали интеллектуальный и волевой признаки.

Интеллектуальный признак вытекает из обязательного когнитивного процесса, обуславливающего человеческое развитие, и заключается в неспособности лица к осознанию опасности своего деяния, его фактического

6-2017

Пробелы в российском законодательстве

характера. Волевой признак как психологический критерий проявляется в неспособности лица к руководству своими действиями. Эти признаки обособлены, значит, достаточно одного из них, что подтверждается и грамматическим методом толкования норм, согласно которым союз «либо», разделяющий интеллектуальный и волевой признаки в ч.1 ст. 21 УК РФ, указывает на их самостоятельность.

Медицинский критерий заключается в наличии определенных заболеваний: хроническое и временное психическое расстройство, слабоумие или болезненное состояние психики, благодаря которым происходит сбой адекватного реагирования личности на определенные обстоятельства. И лишь наличие совокупности юридического и медицинского критерия позволит принять правильное решение о вменяемости или невменяемости субъекта.

Вменяемость, как предпосылка вины, определяет возможность наступления уголовной ответственности. «Только сознательный характер поступков и действий лица делает его ответственным за то, что он совершает, а закон вправе потребовать от него совершения тех или иных действий или, наоборот, воздержаться от них»[6, с. 369].

Вышеперечисленные заболевания при наличии юридических элементов могут исключить ответственность лица за его деяния, придав ему статус невменяемого.

Особое место среди понятий «вменяемость» и «невменяемость» занимает понятие «возрастной невменяемости». Введение данного уголовно-правового института позволило отойти от общепринятых типизированных социально — психологических критериев и ориентироваться на индивидуальные особенности личности. ]. Данные возрастные границы связывают с приемлемым уровнем социального, психического и духовно-нравственного развития несовершеннолетнего. Такое развитие определяет его индивидуальное формирование и становление как личности и позволяет социально ориентироваться, осуществлять выбор поведения, учитывать как последствия своего поведения, так и, предвидя их, отказываться от совершения тех или иных действий. Таким образом, происходит управление своим поведением, в том числе и с точки зрения оценки своего поведения с позиции нравственно-правовых социальных норм. Исходя из сказанного, следует, что лицо в определенном возрасте должно быть способно осознавать основные нормы права и морали, понимать их социальное значение, а также последствия своего поведения как для себя, так и для других лиц, прогнозировать результаты своего поведения.

При этом ч. 3 ст. 20 УК РФ предусматривает случаи, когда «несовершеннолетний достиг возраста, предусмотренного частями первой или второй настоящей статьи, но вследствие отставания в психическом развитии, не связанном с психическим расстройством, во время совершения общественно опасного деяния не

мог в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) либо руководить ими»; в этом случае он не подлежит уголовной ответственности.

В связи с чем возникает конкурентность календарного и фактического возраста уголовной ответственности. Календарный возраст определяется датой рождения и фиксируется в таких документах, как свидетельство о рождении и паспорт. Фактический возраст не связан напрямую с количеством прожитых лет, он связан с особенностями психофизиологического развития несовершеннолетнего. Такие особенности индивидуальны и влияют на возможность несовершеннолетним в полной мере осознавать общественно опасный характер своего деяния, а также влияют на руководство ими. Установление фактического возраста происходит при помощи психолого-педагогической экспертизы, которая выявляет возможности подростка правильно реагировать на жизненные обстоятельства, способность к принятию самостоятельных решений, а также к осознанию характера своих действий и обладанию им возможности к руководству этими действиями.

О некоем грамматическом несоответствии в рассматриваемой части ст. 20 УК РФ говорит и Байбарин А.А., считая, что расстановка окончаний свидетельствует о позиции, законодателя, согласно которой «связанным с психическим расстройством может быть психическое развитие, а не отставание в развитии, как, представляется, должно быть»[1,с.164]. На несовершенство данной нормы указывали и другие авторы, высказывая мнение о необходимости законодательного принятия формулы фактического возраста, звучащей следующим образом: «Не подлежит уголовной ответственности несовершеннолетний, достигший возраста, установленного ст. 20 УК РФ, который в силу отставания в психическом развитии, не связанного с психическим расстройством, этому возрасту не соответствует»[9, с. 158]. Такая формулировка не содержит спорного элемента законодательно закрепленной нормы в виде словосочетания «не в полной мере», которая позволяет предположить, что определенная степень как осознания своего деяния, так и возможность в его руководстве у несовершеннолетнего все — таки присутствовала в момент совершения им противоправного деяния. , с. 95-96].

В связи с чем можно согласиться с предложением Ю.Е. Пудовочкина, однако, трудность заключается также и в том, что нет однозначного и четкого понимания психологами возрастных стандартов психологического развития несовершеннолетних, а, следовательно, и фактический возраст весьма условен.

Определяя уровень развития сознания несовершеннолетнего и способность его к руководству собственными действиями, психологи исследуют его интеллектуальные, эмоциональные и волевые свойства. Мы уже ранее отмечали особенности отдельных свойств несовершеннолетних, совершивших преступления, у которых возрастная невменяемость не признана[10]. Они во многом схожи с внутренним содержанием аналогичных качеств, присущих несовершеннолетним с возрастной невменяемостью, и лишь более глубокое развитие их

негативных проявлений позволяет отграничить возрастную невменяемость от вменяемости лиц несовершеннолетнего возраста, совершивших преступления.

Так, интеллектуальные свойства несовершеннолетних преступников отличаются невысоким уровнем умственного развития и отсутствием стремления к познавательной деятельности. Узость взглядов определяет траекторию поведения, зависящего от желания в получении примитивных удовольствий, ограниченный жизненный опыт, подкрепляемый опытом асоциального окружения, толкает их на получение указанных удовольствий за счет реализации криминального поведения.

Эмоциональные свойства несовершеннолетних преступников базируются на крайнем эгоцентризме, обуславливающем отношение не только к окружающему миру, но и формирование субъективного восприятия действительности через невозможность, а в большинстве случаев — не желание управлять своей эмоциональной неустойчивостью, агрессивностью и раздражительностью.

Волевые качества, проявляющиеся в возможности принимать и осуществлять принятые решения, определяют неумение регулировать свою деятельность в соответствии с нормами права и морали, принятыми в обществе. Ключевым для таких лиц становится реализация желания самоутверждения за счет подавления и унижения других лиц.

Аналогичные свойства несовершеннолетних, попадающих под действие ч. 3 ст. 20 УК РФ, имеют ряд особенностей. Ключевым компонентом оценки развития несовершеннолетнего с позиции его возрастной невменяемости является уровень его воли как регулятора осмысленного поведения. «Волевой компонент в определенном смысле результирует и реализует возможности восприятия, внимания, памяти, мышления. Достаточная «зрелость воли» констатируется, исходя из наличия способности к сознательным усилиям, обеспечивающим преодоление трудностей при достижении целей применительно к ситуациям, значимым для уголовного права; наличия концентрации и устойчивости волевых усилий, способности инициировать совершение определенных поступков или удержаться от них»[11]. Таким образом, волевой компонент замыкает на себе интеллектуальную и эмоциональную составляющие развития личности. Интеллектуальные качества определяются недостаточным усвоением базовых знаний, умений и навыков, возможных при полноценном общении со взрослыми, что не влияет на бытовое ориентирование. Задержка психического развития может проявляться в различных направлениях (задержка развития моторики, речи, письма, возможности восприятия отдельных предметов и явлений и т.д.).

Понятие «эмоциональный интеллект» наиболее приемлемо при анализе возрастной невменяемости, так как именно умение понимать чужие эмоции, осознано регулировать свои и коррелировать их с мыслительной деятельностью, во многом обуславливают тот этап развития личности человека, прохождение которого будет влиять на его вменяемость. Эмоциональный интеллект расценивают «как подструктуру социального, которая включает способность наблюдать собственные эмоции и эмоции других людей, различать их и использовать эту информацию для управления мышлением и действиями. Эмоциональный интеллект является предпосылкой просоциального и иного позитивного поведения. Его развитие оптимизирует межличностные взаимодействия. Эмоциональный интеллект позитивно коррелирует с эмоциональным благополучием человека и отрица-

тельно — с агрессивным поведением, жестокостью, употреблением наркотиков, курением, асоциальным по-ведением»[2, с. 32]. Развитие эмоционального интеллекта у лиц с возрастной невменяемостью связано со слабым развитием личностных установок, недостаточным развитием как сознания, так и самосознания, низкой самооценкой, зависимостью от мнения определенного окружения.

На современном этапе отставание в психическом развитии несовершеннолетних связано с социально-психологическими детерминантами, к которым можно отнести не только снижение ценности семейной жизни и как следствие рост разводов и распад семей, но и изменение ценностных ориентацией, где превалирование получили материальные ценности над духовными, что выражается в большей заботе родителей о материальном благополучии детей, нежели об их духовно-нравственном развитии. Такое отставание связано и с педагогической несостоятельностью значительной части учителей, призванных не только обучать знаниям детей, но и выполнять воспитательные функции. Все эти факторы способствуют не только задержке в развитии несовершеннолетнего, но и формируют социальную прослойку, изначально не способствующую становлению его как личности в целом.

Список литературы:

1. Байбарин, А.А. Психическая незрелость //Бизнес в законе. № 4. 2007. С. 163-165.

2. Грачев, В.В., Попова, Л.А., Ениколопов С.Н. Биопсихосоциальный подход к проблеме психофизического инфантилизма у подростков //Сибирский психологически журнал. № 43. 2012. С. 30-38.

3. Датий, А.В. Судебная медицина и психиатрия. М., 2011. 310с.

4. Круглов, А.Е. Интеграция молодежи в российское общество: социальный анализ. М., 2000. 240с.

5. Молодежь 97: надежды и разочарования. / НИЦ при Институте молодежи. М., Социум, 1997. 95с.

6. Пестов, Д.А. Проблема невменяемости в уголовном праве // Вестник ТГУ. Серия Гуманитарные науки. Право. № 4 (84). 2010. С. 368- 371.

7. Платонов, К.К., Голубев, Г.Г. Психология. М., 1977. 256с.

8. Пащенко, Е.А. Выявление отставания в психическом развитии несовершеннолетних и критерии их оценки // Северо-Кавказский юридический вестник. № 4. 2010. С. 95-97.

9. Пудовочкин, Ю. Е. Ответственность несовершеннолетних в уголовном праве: проблемы теории // Правоведение. № 6. 2002. С. 150- 162.

10. Шуняева, В.А. Коррекция личности несовершеннолетнего преступника: значение, задачи, возможности //Бизнес в законе. Экономико-юридический журнал. № 3. 2015. С. 80-82.

11. Яковлева, Н.Г., Цымбал, Е.И. и др. Возрастная невменяемость: теоретические проблемы и практика применения ч. 3. Ст. 20 УК РФ. М., 2001. 224с.

Статья прошла проверку системой «Антиплагиат»; оригинальность текста — 97,63%

ВОЗРАСТНАЯ НЕВМЕНЯЕМОСТЬ: ЗНАЧЕНИЕ, СОДЕРЖАНИЕ, ПРИЧИНЫ

Аннотация:

Исследованию возрастной невменяемости посвящены труды ученых, как в России, так и за рубежом, однако неоднозначность законодательного регулирования данного уголовно-правового института требует дополнительных его исследований. Анализ теоретических аспектов возрастной невменяемости и ее составляющих усиливается анализом законодательства, регулирующего данный вопрос. Значение правильного определения возрастной невменяемости заключается в соблюдении таких принципов, как принципа вины и справедливости. Автор считает, что достижение реализации данных принципов видится в возможности более детального анализа таких составляющих как интеллектуальный, эмоциональный и волевой компоненты вменяемости. Полученные в результате исследования выводы говорят о необходимости корректировки законодательства, регулирующего возрастную невменяемость, с целью однозначного его толкования и применения.

Образец цитирования:

Шуняева В.А., (2017), ВОЗРАСТНАЯ НЕВМЕНЯЕМОСТЬ: ЗНАЧЕНИЕ, СОДЕРЖАНИЕ, ПРИЧИНЫ. Пробелы в российском законодательстве, 6: 29-31.

Список литературы:

Байбарин, А.А. Психическая незрелость //Бизнес в законе. № 4. 2007. С. 163-165.
Грачев, В.В., Попова, Л.А., Ениколопов С.Н. Биопсихосоциальный подход к проблеме психофизического инфантилизма у подростков //Сибирский психологически журнал. № 43. 2012. С. 30-38.
Датий, А.В. Судебная медицина и психиатрия. М., 2011. 310с.
Круглов, А.Е. Интеграция молодежи в российское общество: социальный анализ. М., 2000. 240с.
Молодежь 97: надежды и разочарования. / НИЦ при Институте молодежи. М., Социум, 1997. 95с.
Пестов, Д.А. Проблема невменяемости в уголовном праве // Вестник ТГУ. Серия Гуманитарные науки. Право. № 4 (84). 2010. С. 368- 371.
Платонов, К.К., Голубев, Г.Г. Психология. М., 1977. 256с.
Пащенко, Е.А. Выявление отставания в психическом развитии несовершеннолетних и критерии их оценки // Северо-Кавказский юридический вестник. № 4. 2010. С. 95-97.
Пудовочкин, Ю. Е. Ответственность несовершеннолетних в уголовном праве: проблемы теории // Правоведение. № 6. 2002. С. 150- 162.
Шуняева, В.А. Коррекция личности несовершеннолетнего преступника: значение, задачи, возможности //Бизнес в законе. Экономико-юридический журнал. № 3. 2015. С. 80-82.
Яковлева, Н.Г., Цымбал, Е.И. и др. Возрастная невменяемость: теоретические проблемы и практика применения ч. 3. Ст. 20 УК РФ. М., 2001. 224с

Ключевые слова:

вменяемость, возрастная невменяемость, преступное поведение, интеллектуальные свойства, эмоциональные свойства, волевые свойства, особенности личности несовершеннолетнего преступника, преступность несовершеннолетних.

В состоянии невменяемости

На практике и в теории вопрос квалификации действий лица, совершившего запрещенное уголовным законом деяние в состоянии невменяемости, недооценен и в достаточной степени не проработан.

На написание данного текста меня сподвигла реальная практическая ситуация, связанная с неправильной, по моему мнению, квалификацией действий лица, совершившего запрещенное уголовным законом деяние в состоянии невменяемости. К сожалению, на практике, хотя и в теории тоже, вопрос квалификации действий такого лица недооценен и в достаточной степени не проработан, так как данные обстоятельства на степень суровости вынесенного решения не влияют.

Вместе с тем бывают случаи, когда квалификация действий невменяемого лица влечет серьезные правовые последствия для окончательного решения по делу и судьбы других фигурантов. В моей ситуации судебное решение, которым, как мне кажется, были неверно квалифицированы действия обвиняемого, повлияло на приговор в отношении других лиц, также являющихся фигурантами по уголовному делу. Формально в качестве доказательства по делу это судебное решение не учитывалось, но правоприменители зачастую толкуют приговор в отношении соучастника (или решение о применении принудительных мер медицинского характера) как обстоятельство, имеющее преюдициальное значение для оценки действий других соучастников, хотя таковым оно являться не может.

Особенно часто трудности в квалификации деяний встречаются при юридической оценке преступлений, совершенных в составе группы. Если в ходе расследования установлено, что кто-либо из соучастников совершил деяние в состоянии невменяемости, то, как правило, уголовное дело в отношении такого фигуранта выделяется в отдельное производство. При этом в большинстве случаев следователь дает юридическую оценку действиям невменяемого лица, аналогичную действиям других соучастников, а суд соглашается с данной квалификацией, так как принимаемое по итогам рассмотрения дела решение (применение принудительных мер медицинского характера) не зависит от оценки совершенного деяния.

Еще одной ситуацией, когда квалификация действий невменяемого может иметь первостепенное значение, является вопрос конкуренции статей, по одной из которых срок давности привлечения к уголовной ответственности истек или уголовное преследование прекращается вследствие акта об амнистии. При таких условиях обвиняемый может быть освобожден от ответственности по данным основаниям, что, по моему убеждению, не может повлечь применение в отношении него принудительных мер медицинского характера.

В данной статье хотелось бы остановиться на квалификации деяний, совершенных лицом в состоянии невменяемости, которые закон относит к умышленным.

В уголовном праве верная квалификация преступления зачастую зависит от направленности умысла обвиняемого, то есть правильной оценки субъективной стороны преступления.

Так, в Постановлении Пленума ВС РФ от 27 декабря 2007 г. № 51 «О судебной практике по делам о мошенничестве, присвоении и растрате» указано: «Содеянное должно быть квалифицировано в соответствии с частью 1 статьи 30 УК РФ как приготовление к мошенничеству, если обстоятельства дела свидетельствуют о том, что умыслом лица охватывалось использование подделанного документа для совершения преступлений, предусмотренных частью 3 или частью 4 статьи 159 УК РФ».

По направленности умысла происходит разграничение покушения на убийство от умышленного причинения вреда здоровью разной степени тяжести.

Давайте порассуждаем, существует ли возможность установить умысел на совершение какого-либо преступления у лица, находящегося в состоянии невменяемости?

В ст. 24 КУ РФ указано, что виновным в преступлении признается лицо, совершившее деяние умышленно или по неосторожности.

Умышленным преступлением признается деяние, совершенное с прямым или косвенным умыслом.

Умысел является прямым в том случае, если лицо осознавало общественную опасность своих действий (бездействия), предвидело возможность или неизбежность наступления общественно опасных последствий и желало их наступления.

Умысел является косвенным, если лицо осознавало общественную опасность своих действий (бездействия), предвидело возможность наступления общественно опасных последствий, не желало, но сознательно допускало эти последствия либо относилось к ним безразлично.

В действиях лица, совершившего общественно опасное деяние, запрещенное Уголовным кодексом РФ, в состоянии невменяемости, вины быть не может. Данное лицо в ходе совершения деяния не могло осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия), либо руководить ими вследствие болезненного состояния психики. То есть в действиях этого лица нет таких обязательных признаков, характерных для умышленного преступления, как осознание общественной опасности своих действий, предвидения возможности или неизбежности общественно опасных последствий, желание их наступления (в том числе, в случае отсутствия только волевого признака – неспособности лица руководить своими действиями). Данные критерии невменяемости четко указаны в ст. 21 Уголовного кодекса РФ.

Заслуженные деятели российской уголовной науки А.Н. Игнатов и Ю.А. Красиков отмечали: «Лица, душевно больные, слабоумные, не способные осознавать характер совершаемых ими действий или оценивать их социальное значение, а также не способные руководить своими действиями из-за поражения волевой сферы психики, не могут действовать умышленно или неосторожно в уголовно-правовом смысле. В их объективных действиях нет вины, поэтому, рассматривая дела об общественно опасных деяниях, совершенных лицами в состоянии невменяемости, суд выносит не приговор (решение о виновности или невиновности), а определение» (Игнатов А.Н., Красикова Ю.А. Уголовное право России: Особенная часть. Учебник. В 2 т. Т. 1. 2003.)

Вина в теории уголовного права является основным и обязательным признаком субъективной стороны преступления, при этом приведенные в качестве примера вышеуказанные составы разграничиваются именно по данной стороне состава, то есть по направленности умысла.

Установить умысел у лица, совершившего деяние в состоянии невменяемости, в ходе расследования уголовного дела невозможно в связи с особенностями психики данного лица.

Учитывая это обстоятельство, по уголовным делам в отношении данной категории лиц при проведении расследования, доказывание таких обстоятельств, как виновность лица в совершении преступления, формы вины и мотивов не требуется, в отличие от обстоятельств, подлежащих доказыванию по уголовному делу в отношении вменяемых лиц (ст. 73, 434 УПК РФ).

Уголовный закон также признает невозможность установления умысла у невменяемого лица, предусматривая, что совершение преступления совместно с невменяемым лицом соучастием не является.

Так, соучастием в преступлении признается умышленное совместное участие двух и более лиц в совершении умышленного преступления. Умышленное участие означает осознание лицом факта участия в преступлении и волевую направленность на его совершение (ст. 32 УК РФ). Указанные признаки в деянии, совершенном лицом в состоянии невменяемости, отсутствуют.

В Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 14 февраля 2000 г. № 7 «О судебной практике по делам о преступлениях несовершеннолетних» сказано: «Необходимо иметь в виду, что совершение преступления с использованием лица, не подлежащего уголовной ответственности в силу возраста (статья 20 УК РФ) или невменяемости (статья 21 УК РФ), не создает соучастия».

Ввиду отсутствия возможности установления умысла у лица, признанного невменяемым, правоприменители обязаны руководствоваться презумпцией невиновности и все сомнения рассматривать в пользу обвиняемого, в том числе при оценке совершенного деяния.

Исходя из смысла закона и всего вышесказанного, действия лица, совершившего запрещенное Уголовным кодексом РФ деяние, необходимо квалифицировать исключительно по фактическим наступившим общественно опасным последствиям, принимая во внимание объективную сторону состава преступления, так как умысла или неосторожности в действиях такого лица в уголовно-правовом смысле быть не может. Иная квалификация противоречит нормам уголовного права, а также принципу презумпции невиновности. К сожалению, судебно-следственная практика идет по иному пути.

Так, постановлением Чертановского районного суда г. Москвы действия П. были квалифицированы по ч. 3, ст. 30, п. «ж, з» ч. 2 ст. 105 УК РФ, при этом установлено, что П. совершил общественно опасное деяние, квалифицируемое как покушение на убийство группой лиц по предварительному сговору, по найму. Потерпевшему действиями П. причинен тяжкий вред здоровью, а указанная квалификация была дана с учетом направленности умысла признанного невменяемым лица, совершившего общественно опасный поступок. В случае квалификации по фактически наступившим общественно опасным последствиям действия П. подлежат юридической оценке по признакам п. «г» ч. 2 ст. 111 УК РФ.

Хотелось бы еще раз отметить, что основаниями прекращения уголовного дела могут являться истечение сроков давности привлечения к уголовной ответственности, а также акт об амнистии. В случае неверной квалификации совершенного деяния существенно нарушается право обвиняемого на прекращение уголовного дела (преследования) по названным основаниям.

Уголовный и Уголовно-процессуальный кодексы РФ, по своей сути. содержат все необходимые нормы для правильной квалификации рассматриваемых деяний. Однако в связи с отсутствием единообразия судебной практики возникает острая необходимость в соответствующих разъяснениях Верховного Суда РФ. Этот вопрос очень важен, так как речь идет о наименее социально защищенной категории граждан.

Возрастная невменяемость

%PDF-1.6 % 1 0 obj > endobj 4 0 obj /Author /Creator (PScript5.dll Version 5.2.2) /Producer (Acrobat Distiller 10.1.0 \(Windows\)) /ModDate (D:20200304164031+07’00’) /Title >> endobj 2 0 obj > stream 2020-03-04T16:40:31+07:002020-03-04T16:39:18+07:002020-03-04T16:40:31+07:00PScript5.dll Version 5.2.2application/pdf

  • Возрастная невменяемость
  • Публикации ТГУ
  • О. В. Сулимова
  • uuid:c3402bd2-44f9-4644-a432-c001df774266uuid:96d8f394-416c-4cf2-b9b3-4a5571f075b5Acrobat Distiller 10.1.0 (Windows) endstream endobj 3 0 obj > endobj 5 0 obj > endobj 6 0 obj > endobj 7 0 obj > endobj 8 0 obj > stream h޴YK6) `D;hx$mjȢk

    Эксперт прокомментировал возможность признания Галявиева невменяемым

    https://ria. ru/20210512/nevmenyaemyy-1731986797.html

    Эксперт прокомментировал возможность признания Галявиева невменяемым

    Эксперт прокомментировал возможность признания Галявиева невменяемым — РИА Новости, 12.05.2021

    Эксперт прокомментировал возможность признания Галявиева невменяемым

    Ильназу Галявиеву, убившему в казанской школе девять человек, не удастся сойти за невменяемого и уйти от ответственности, уверен адвокат Игорь Трунов. РИА Новости, 12.05.2021

    2021-05-12T16:43

    2021-05-12T16:43

    2021-05-12T16:57

    происшествия

    казань

    москва

    рустам минниханов

    следственный комитет россии (ск рф)

    игорь трунов

    светлана петренко

    россия

    /html/head/meta[@name=’og:title’]/@content

    /html/head/meta[@name=’og:description’]/@content

    https://cdn23.img.ria.ru/images/07e5/05/0c/1731983608_0:457:2829:2048_1920x0_80_0_0_f9f5c41693c228f20b57d7375ac57fbe.jpg

    МОСКВА, 12 мая — РИА Новости. Ильназу Галявиеву, убившему в казанской школе девять человек, не удастся сойти за невменяемого и уйти от ответственности, уверен адвокат Игорь Трунов. Трунов ранее представлял интересы потерпевших по делу о стрельбе в Москве в феврале 2014 года: 15-летний ученик школы №263 пришел в учебное заведение с винтовкой и карабином, убил полицейского и учителя географии, ранил еще одного человека и захватил заложников. Суд направил школьника на принудительное психиатрическое лечение из-за невменяемости. В 2017 году врачи отпустили его домой.»В этом деле много параллелей. Видно, что Галявиев в курсе той истории и что тогда (школьнику – ред.) удалось уйти от ответственности, отделавшись «небольшим испугом» — лечением в гражданской больнице с возможностью доступа к нему родственников», — сказал РИА Новости адвокат.По его мнению, о попытке сойти за невменяемого свидетельствуют его высказывания «я бог» и другие. «Состояние невменяемости, когда человек не осознает, что делает, как правило, кратковременное. Здесь же человек готовился четыре месяца: прошел медкомиссию, получил лицензию, разрешение на покупку, долго выбирал оружие. Все его поведение говорит о том, что он был вменяемым и отдавал отчет в своих действиях. Даже если у него есть психические отклонения, ему назначат наказание, а потом могут лечить их в тюремной больнице», — считает Трунов.По словам адвоката, «сейчас несовершеннолетними занимается МВД, но делает это постфактум, никакой профилактики нет». «Необходима работа во взаимодействии со школьными психологами, системой охраны школ и так далее. Есть надежда, что теперь ситуация сдвинется с места», — добавил Трунов.Во вторник, 11 мая, в результате стрельбы в гимназии №175 в Казани, по данным властей Татарстана, погибли семеро детей и две учительницы, 23 человека госпитализированы. Глава республики Рустам Минниханов заявил, что стрельбу устроил 19-летний юноша, на него официально зарегистрировано оружие. СК возбудил уголовное дело об убийстве двух и более лиц, максимальная санкция – пожизненное лишение свободы. Позднее представитель СК РФ Светлана Петренко сообщила журналистам, что подозреваемый Ильназ Галявиев при входе в школу взорвал самодельное взрывное устройство и применил огнестрельное оружие.

    https://ria.ru/20210512/kanal-1731985289.html

    https://radiosputnik.ria.ru/20210512/kazan-1731984103.html

    https://ria.ru/20210512/obvinenie-1731968670.html

    казань

    москва

    россия

    РИА Новости

    [email protected]

    7 495 645-6601

    ФГУП МИА «Россия сегодня»

    https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

    2021

    РИА Новости

    [email protected]

    7 495 645-6601

    ФГУП МИА «Россия сегодня»

    https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

    Новости

    ru-RU

    https://ria.ru/docs/about/copyright.html

    https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/

    РИА Новости

    [email protected]

    7 495 645-6601

    ФГУП МИА «Россия сегодня»

    https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

    https://cdn22.img.ria.ru/images/07e5/05/0c/1731983608_98:0:2829:2048_1920x0_80_0_0_4a9adea98ba5ccc1ab6fcd6b04bedfac.jpg

    РИА Новости

    [email protected] ru

    7 495 645-6601

    ФГУП МИА «Россия сегодня»

    https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

    РИА Новости

    [email protected]

    7 495 645-6601

    ФГУП МИА «Россия сегодня»

    https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

    происшествия, казань, москва, рустам минниханов, следственный комитет россии (ск рф), игорь трунов, светлана петренко, россия, стрельба в школе в казани

    Уголовно-релевантные психические расстройства у несовершеннолетних обвиняемых: органические психические расстройства | Бадмаева

    Рекомендуемое оформление библиографической ссылки:

    Бадмаева В.Д., Дозорцева Е.Г., Ошевский Д.С. Уголовно-релевантные психические расстройства у несовершеннолетних обвиняемых: органические психические расстройства // Российский психиатрический журнал. 2016. №6. С. 17-24.

    Аннотация

    В статье обсуждаются проблемные вопросы анализа, диагностики и экспертной оценки уголовно-релевантных органических психических расстройств у несовершеннолетних обвиняемых в рамках комплексной судебной психолого-психиатрической экспертизы. Представлены результаты исследования группы подростков (n = 100) с различными вариантами органического психического расстройства применительно к юридическим категориям «вменяемость», «невменяемость», «ограниченная вменяемость». Выделены психопатологические синдромы и нозологические формы, наиболее значимые для судебной экспертной практики, описаны критерии их дифференциальной диагностической оценки. Специальное внимание уделено междисциплинарному взаимодействию психиатров и психологов при решении комплексных вопросов, в частности, дифференциации аномальных вариантов личностной незрелости, обусловленных органическими причинами, и ее нормативной для подросткового возраста формы.

    Литература

    1. Makushkin E.V., Baibarina E.N., Chumakova O.V., Demcheva N.K. Basic tasks and problems of mental health protection of children in Russia. Psikhiatriya [Psychiatry] 2015; 4: 5-12. (in Russian) 2. Makushkin E.V. Aggressive criminal behaviour in children and adolescents with impaired development. Moscow: Meditsinskoe informatsionnoe agentstvo, 2009: 240 p. (in Russian) 3. Grisso T. Double jeopardy: Adolescent offenders with mental disorders. Chicago: University of Chicago Press, 2004: 251 р. 4. Sukhareva G.E. Clinical lectures in child psychiatry. Moscow: MEDGIZ, 1955: 459 p. (in Russian) 5. Kovalev V.V. Child psychiatry. Manual for psychiatrists. Moscow: Meditsina, 1995: 560 p. (in Russian) 6. Gur’eva V.A. Adolescent psychiatry. Moscow: Genezis, 2001: 448 p. (in Russian) 7. Gilenko M.V., Vandysh-Bubko V.V. Forensic psychiatric assessment of organic psychic disorders with comorbidity of alcohol dependence. Rossiiskii psikhiatricheskii zhurnal [Russian Journal of Psychiatry]. 2015; 5: 12-16. (in Russian) 8. Vandysh-Bubko V.V. Forensic psychiatric evaluation of persons with organic psychic disorder not excluding responsibility (art. 22 of the Criminal Code of the Russian Federation): manual for psychiatrists. Moscow: GNTs SiSP, 2004: 40 p. (in Russian) 9. Lazareva I.I. Forensic psychiatric criteria for application of the article 22 of the Criminal Code of the Russian Federation in cases of juvenile defendants with organic psychic disorders: Diss. Moscow, 2006: 23 p. (in Russian) 10. Bulatova M.V. Clinical and forensic psychiatric significance of organic personality disorder in adolescence: Diss. Moscow, 2012: 22 p. (in Russian) 11. Badmaeva V.D. Criminally relevant psychic disorders in adolescents with unlawful behaviour. Diss. Moscow, 2015: 52 p. (in Russian) 12. Makushkin E.V. Clinical and evolutional systematic and forensic psychiatric significance of dis-onthogenetic and behavioural disorders in adolescents: Diss. Moscow, 2002: 52 p. (in Russian) 13. Lichko A.E. Adolescent psychiatry. Manual for psychiatrists. Leningrad: Meditsina, 1985: 416 p. (in Russian) 14. Malinina E.V. Non-psychotic psychic disorders by epilepsy in childhood: Diss. Moscow, 2006: 50 p. (in Russian) 15. Bazdyrev E.I. Mental disorders by epilepsy in children and adolescents. In: Child and adolescent psychiatry: Clinical lectures for professionals. Ed. Yu. S. Shevchenko. Moscow: Meditsinskoe informatsionnoe agentstvo, 2011: 538-560. (in Russian) 16. Fedonkina A.A. Characteristics of personality immaturity in juvenile offenders. Psikhicheskoe zdorov’e [Mental health]. 2015; 12: 47-55. (in Russian) 17. Fedonkina A.A. Ability of juvenile offenders with personality immaturity to conscious control of their actions. Psikhologiya i pravo [Psychology and law]. 2016; 6 (3): 178-92. (in Russian)

    DOI: http://dx.doi.org/10.24411/1560-957X-2016-1%25x

    Метрики статей

    Загрузка метрик …


    Metrics powered by PLOS ALM

    Комментарий: Защита безумия и молодежь в суде по делам несовершеннолетних

    В этом комментарии мы обсудим два аспекта статьи Морса и Бонни. 1 Во-первых, как детские и подростковые психиатры, мы обратили особое внимание на популяцию, на которую сосредоточили внимание авторы, и заметили, что несовершеннолетние не упоминаются. Мы считаем важным распространить аргументы авторов в защиту безумия и на эту популяцию. В настоящее время ежегодно сотни тысяч молодых людей, предстающих перед судом по делам несовершеннолетних, не имеют доступа к защите по невменяемости.Во-вторых, мы обсуждаем последствия выбора корпуса Delling для подтверждения аргументов авторов. Полная информация по делу Деллинг привела некоторых к выводу, в том числе и тех, кто наделен законодательными полномочиями, что это дело не было достаточно убедительным, чтобы поддержать свержение властей на уровне штата при установлении уставов защиты от невменяемости. Деллинг убивал хищным способом, планировал убить больше жертв и демонстрировал некоторые побочные преступные действия, не обязательно соответствующие бредовым представлениям.Мы утверждаем, что включение несовершеннолетних и ожидание более симпатичного случая, чем Delling , дало бы авторам и их сторонникам больше шансов успешно отстаивать конституционную защиту защиты по невменяемости.

    Несовершеннолетние и права человека

    Морс и Бонни утверждают, что позволять обвиняемым по уголовным делам выступать в защиту безумия является вопросом фундаментальной справедливости в справедливом обществе. Среди других поддерживающих аргументов они ссылаются на широко распространенное признание защиты от безумия в Соединенных Штатах, отмечая, что 46 штатов и федеральная система допускают это.Однако эти данные относятся только к взрослым. Только в 10 штатах разрешена защита несовершеннолетних от невменяемости в судах по делам несовершеннолетних. 2,3 Если мы действительно озабочены справедливостью и беспристрастностью, то мы также должны защищать несовершеннолетних в большинстве штатов, которые не разрешают доступ к защите от невменяемости, в отличие от сосредоточения внимания только на взрослых, которым отказано в доступе. в четырех штатах. Действительно, количество пострадавших молодых людей поражает. В 2009 году было арестовано более 1,9 миллиона несовершеннолетних, а суды по делам несовершеннолетних рассмотрели почти 1. 4 миллиона случаев в том году. 4 У большей части этих детей не было бы доступа к безумной защите, независимо от того, насколько она могла быть подходящей для обстоятельств их дела.

    Дискуссия о несовершеннолетних и защите от невменяемости касается не только огромного числа пострадавших молодых людей, но и очевидных прав человека, которые должны быть предоставлены каждой молодежи в современном обществе. Нам нужно только обратиться к статье 3 Декларации прав человека Организации Объединенных Наций: «Во всех действиях в отношении детей, предпринимаемых государственными или частными учреждениями социального обеспечения, судами, административными или законодательными органами, должны учитываться интересы ребенка. быть главным соображением.” 5

    Кроме того, согласно статье 2 Конвенции ЮНИСЕФ 1989 г. о правах ребенка, дети должны воспитываться в обществах, которые ценят и признают их права на «мир, достоинство, терпимость, свободу, равенство и солидарность». 6 Эти два международных органа четко заявляют, что дети имеют определенные права и что их интересы должны соблюдаться, когда их защищают государственные и частные учреждения. Это включает суды.

    Обращаясь к Соединенным Штатам, мы видим, что суды большинства штатов отказывают несовершеннолетним в возможности выступить в защиту безумия, что является серьезным упущением, которое игнорирует основные права детей.Такое предвзятое отношение к молодежи как к классу является дискриминационным и унижает их достоинство. Это не соответствует идеям, изложенным в Декларации прав человека Организации Объединенных Наций или Конвенции о правах ребенка. Более того, это противоречит здравому смыслу.

    Отказ несовершеннолетним в защите невменяемости не только игнорирует многие из их основных прав человека, но и игнорирует тот факт, что, как и взрослые, дети страдают серьезными психическими заболеваниями. Действительно, возраст начала шизофрении составляет менее 19 лет у 40 процентов мужчин и 23 процентов женщин. 7 Молодые люди, страдающие серьезными психическими заболеваниями, такими как шизофрения, должны иметь равное право на защиту безумия и не быть виновными в противоправных действиях, если они соответствуют правовым нормам безумия на момент совершения преступления.

    Система ювенальной юстиции

    Существуют фундаментальные различия между системами правосудия для несовершеннолетних и взрослых, и эти различия имеют серьезные последствия для молодых людей, чтобы они могли выступить в защиту невменяемости. Первый суд ювенальной юстиции был основан в Иллинойсе в 1899 году, а вскоре после этого последовали и другие штаты, которые создали свои собственные.В ранний период работы судов мы увидели начальное движение к созданию отдельной системы для детей с целями защиты, руководства и лечения. 8 Из-за этой модели опекуна многие из защитных мер, предоставляемых взрослым, считались ненужными для детей, поскольку цель суда была не карательной, а реабилитационной. Шло время и приближался конец 20-го века, росло представление о том, что преступность среди несовершеннолетних растет и становится все более насильственной и что реабилитационная философия не работает.В результате к 1997 году 43 штата ужесточили свои законы о несовершеннолетних и сделали их более строгими. 8 Это смещение баланса от в основном реабилитационной позиции к более карательному подходу привело к тому, что несовершеннолетние понесли многие из тех же наказаний, что и взрослые.

    Хотя карательная философия системы взрослых все чаще характеризует систему ювенальной юстиции, некоторые важные меры судебной защиты, предоставляемые взрослым, не соблюдаются, в том числе защита по невменяемости.Суд в деле Kent v. United States лучше всего охарактеризовал несовершеннолетних в этой системе как имеющих «худшее из обоих миров… не [не имеющих] защиты, предоставляемой взрослым, ни заботливого ухода и восстановительного лечения, которые постулируются для детей». 9 Мы считаем, что такая ситуация в корне несправедлива. Привлечение психически больных несовершеннолетних к уголовной ответственности за поведение в молодом возрасте, но не предоставление им тех же средств правовой защиты, которые доступны почти всем взрослым (например, защита от невменяемости), кажется нам еще большей несправедливостью, чем отказ взрослым в использовании этой защиты.В конце концов, детям не хватает социальной власти, финансовых средств и когнитивной зрелости, чтобы ориентироваться в системе, которая обращается с ними как с миниатюрными преступниками.

    Признание виновным в отношении несовершеннолетних

    Идея о том, что у детей меньше вины по сравнению со взрослыми, не нова. Платон в IV веке до нашей эры высказал мнение, что дети не должны нести уголовную ответственность за многие из своих действий. 10 Однако современные взгляды на виновность несовершеннолетних более информативны с точки зрения их развития.Как правило, дети в возрасте шести лет и младше считаются неспособными сформировать умысел на совершение преступления (защита младенчества). Считается, что в возрасте от 7 до 13 лет они не несут уголовной ответственности, но эта презумпция может быть опровергнута, если незрелость ребенка не делает его неспособным понять противоправность деяния. Обычно к уголовной ответственности привлекаются дети в возрасте 14 лет и старше. 11 Несовершеннолетние, которым отказано в рассмотрении дела в суде для взрослых, признаются так же или не имеют такового в отношении признания себя невиновным по причине невменяемости (NGRI), что и взрослые обвиняемые.

    Несмотря на то, что молодые люди старшего возраста могут быть переданы в суд для взрослых за серьезные преступные деяния, их незрелость по-прежнему защищает их от определенных наказаний (например, смертной казни). Американская медицинская ассоциация (AMA), Американская психиатрическая ассоциация (APA) и другие ведущие профессиональные организации подали записок amici curiae , в которых указывается, что от среднего подростка нельзя ожидать, что он будет действовать с таким же контролем и дальновидностью, что и зрелый взрослый, потому что о незрелости юношеского мозга. 12 Эта дополнительная уязвимость еще раз подчеркивает представление о том, что подростки с психическими заболеваниями заслуживают равного доступа к защите от невменяемости.

    Защита от безумия несовершеннолетних

    В 1883 году, еще до создания первого суда по делам несовершеннолетних, суд штата Кентукки одним из первых официально признал право несовершеннолетних выступать в защиту невменяемости. Судья в этом деле отметил: «Если подсудимые ворвались в магазин, как было предъявлено обвинение, но сделали это по просьбе другого лица и вследствие молодости или психического недуга, не осознавая злобный характер своего деяния или не осознавая своей ответственности. , они должны оправдать их в уголовном преступлении.” 13 Тем не менее, несмотря на этот момент просвещения 19 века, большинство штатов все еще не воспользовались правом молодежи в суде по делам несовершеннолетних выступать в защиту невменяемости и, таким образом, избежать привлечения к уголовной ответственности. Некоторые штаты (например, Арканзас, Огайо, Мичиган и Вирджиния) прямо отрицали право на защиту NGRI в суде по делам несовершеннолетних. 3 Другим государствам еще предстоит ответить на этот вопрос, и будет ли доступна защита в случае утверждения, еще предстоит ответить.

    Первым штатом, принявшим меры защиты от невменяемости несовершеннолетних, был Висконсин, 2,14 , и несколько других штатов позже последовали его примеру (Калифорния, Луизиана, Невада, Нью-Джерси, Орегон и Техас). Однако не всегда этот процесс шел гладко. Первоначально Верховный суд Нью-Джерси принял решение против защиты несовершеннолетних в связи с невменяемостью, 15 , но впоследствии его решение было отменено законодательными органами, когда он принял закон, разрешающий это.

    Аргументы против защиты несовершеннолетних от невменяемости

    У цели установления убедительной защиты правового невменяемости для всех несовершеннолетних по всей стране есть свои недоброжелатели.Оппоненты обычно полагаются на следующие аргументы: цель системы для несовершеннолетних — реабилитация и лечение, в отличие от карательной и состязательной, и, таким образом, у психически больных детей нет необходимости иметь возможность защищаться от невменяемости. Вместо этого система будет полагаться на мудрого и доброжелательного судью-отца во главе суда по делам несовершеннолетних, чтобы гарантировать, что с такими подростками обращаются, а не наказывают; немногие несовершеннолетние соответствовали бы нормам невменяемости из-за более низкой частоты серьезных психических заболеваний среди более молодого населения; и использование защиты по невменяемости могло бы привести к потенциально большей потере свободы для несовершеннолетних, найденных NGRI и помещенных в психиатрическое учреждение без окончательной даты освобождения, в отличие от признания виновным в суде по делам несовершеннолетних. 2 Срок действия одного лица, признанного виновным в правонарушении, обычно не может превышать возраста совершеннолетия (18 во многих штатах).

    Опровержение аргументов против защиты несовершеннолетних о невменяемости

    Мы полагаем, что у возражений есть веские контраргументы. Во-первых, стало ясно, что идеалы, сформулированные в системе ювенальной юстиции, не были реализованы и что эта система со временем становилась все более похожей на систему для взрослых, теперь уделяя больше внимания защите общества и наказанию несовершеннолетних правонарушителей, чем своим изначальным патерналистским идеалам. . 2,8 Помещение в изолятор ювенальной юстиции, предположительно для лечения, просто не является надежным и реалистичным исходом для психически больного подростка, который был осужден судом по делам несовершеннолетних, учитывая отсутствие доступа к защите по невменяемости. Адекватные ресурсы, надлежащим образом обученный персонал для ухода за психически больными подростками, варианты мультимодального лечения и терапевтические учреждения не хватает программам ювенальной юстиции из-за бюджетных ограничений в масштабах страны. Также крайне антисоциальная молодежь, с которой будут помещены психически больные правонарушители, не способствует созданию целительной среды.Эффект прямо противоположный. Они подвергают уязвимого психически больного ребенка риску эксплуатации, издевательств, антиобщественных нравов и нападений. Этот разрыв между потребностями в лечении и реальностью ставит под угрозу шансы психически больных детей, получивших судебное решение, получить адекватные возможности для здорового развития и реабилитации. Кроме того, такие результаты не соответствуют стандартам, установленным судами по делам несовершеннолетних в отношении наилучшего соблюдения интересов ребенка.

    Кроме того, лица с серьезными психическими заболеваниями, не несущие уголовной ответственности за свои действия, заслуживают право не считаться несовершеннолетними правонарушителями, что может нанести ущерб их будущему положению в обществе.Число исключений из конфиденциальности протоколов судебных заседаний по делам несовершеннолетних растет, и разглашение этой информации может привести к пагубной стигматизации. 16 Невысказанное сообщение о молодом человеке, который был осужден за преступление, состоит в том, что он, должно быть, был плохим, а не сумасшедшим, иначе суд не пришел бы к выводу, что он несет ответственность за свои действия.

    Во-вторых, аргумент о том, что несовершеннолетним редко понадобится защита от невменяемости и, следовательно, она не должна быть им доступна, является надуманным.Точно так же, как есть юридически невменяемые взрослые, существуют юридически невменяемые несовершеннолетние. Растущее количество исследований показывает, что основные психические заболевания, традиционно связанные со взрослой жизнью, на самом деле возникают в детстве. 7 В частности, поражает психиатрическая заболеваемость среди несовершеннолетних заключенных. Исследования показали, что среди заключенных молодых людей (не считая расстройства поведения) более половины мальчиков и две трети девочек имеют по крайней мере один инвалидизирующий психиатрический диагноз. 17

    В-третьих, хотя верно, что подростки, обнаружившие, что NGRI, могут проводить больше времени в какой-либо форме (например, в психиатрической больнице), чем в случае признания виновными в совершении правонарушения, у них будет гораздо больше шансов получить надлежащую помощь при своих психических заболеваниях. Бесспорно, что вероятность получения терапевтической среды и качественного лечения выше, если молодежь помещается в психиатрическое лечебное учреждение, а не в учреждение ювенальной юстиции. Конечная цель при представлении психически больного ребенка, как недавно было сформулировано в Руководстве для адвокатов защиты по делам о правонарушениях несовершеннолетних , 3 , должна заключаться не просто в том, чтобы как можно скорее получить свободу, а в том, чтобы обеспечить его лечение и здоровье. сначала нужно.Поступить иначе — значит подвергнуть свои шансы на успешную жизнь серьезному риску.

    Мы завершаем обсуждение несовершеннолетних и защиты от невменяемости утверждением, что справедливое общество не должно обвинять или наказывать того, кто не может оценить противоправность своих действий, независимо от возраста. Несовершеннолетние, которые серьезно психически больны, совершают преступления и не осознают преступность своих действий, так же, как и взрослые, заслуживают признания NGRI и, возможно, более заслуживают, учитывая их незрелость, статус иждивенца и большую потребность в специализированной помощи и защите.Как минимум, несовершеннолетние должны пользоваться такой же правовой защитой, что и взрослые, и не должны подвергаться жестоким и необычным наказаниям.

    The

    Delling Matter

    В предыдущем разделе мы расширили аргументы авторов в пользу конституционной защиты защиты по невменяемости на несовершеннолетних. Теперь мы более внимательно рассмотрим дело Айдахо против Деллинга 18 , чтобы увидеть, позволяют ли представленные факты эффективный аргумент в пользу конституционной защиты и большего доступа к защите безумия, целей, которые мы разделяем с Морсом и Бонни. 1 Имело ли дело Деллинг то, что нужно, чтобы вдохновить высший суд страны исправить ошибку, предположительно причиненную обвиняемым, но морально невиновным психически больным подсудимым, не имеющим права выступать в защиту невменяемости? Давайте проясним: мы не сбрасываем со счетов серьезность психического заболевания этого несчастного человека. Великий китайский генерал Сунь Цзы предупреждал нас более 2000 лет назад в своей классической военной книге «Искусство войны », чтобы мы выбирали наши сражения с умом.«Тот, кто знает, когда он может сражаться, а когда он не может сражаться, победит» (ссылка 19, стр. 100).

    Факты, установленные в отношении насильственных действий г-на Деллинга 18 по отношению к тем, кто, по его мнению, «крадут его силы», не изображают особо сочувствующего обвиняемого, несмотря на то, что их можно отнести к бредовым мыслям, вызванным шизофренией. Власти описали г-на Деллинга как путешествующего за тысячи миль по разным штатам в ходе своей серии убийств, и судья заметил, что его убийственное поведение было результатом «чрезмерной» преднамеренности.20 марта 2007 года он выстрелил и ранил бывшего одноклассника средней школы Джейкоба Томпсона в Тусоне, штат Аризона. 30 марта 2007 года он застрелил другую жертву, своего друга детства Дэвида Босса, в квартире Босса в Москве, штат Айдахо. 2 апреля 2007 года он застрелил Брэдли Морса в Бойсе, штат Айдахо. Г-н Деллинг познакомился с г-ном Морсом через онлайн-игровой сайт и, по-видимому, использовал Интернет, чтобы выследить его. Убив его, г-н Деллинг бросил его тело в ближайший пруд, что, естественно, вызвало у исследователей вопрос, почему он прятал тело, если он считал, что действует в целях самообороны.На следующий день он был арестован в Неваде за рулем автомобиля г-на Морса. По-видимому, он думал, что угроза того, что его силы украдут сверхъестественные силы его жертв, не распространяется на их транспортные средства.

    Эта автомобильная кража объединила другой рациональный акт, а именно получение транспорта, с его якобы психотическим убийственным поведением и, скорее всего, еще больше усугубила заблуждение исследователя фактов относительно того, что было психотическим поведением, а что нет. Нетрудно представить, что непрофессионалы могут со скептицизмом отнестись к предположению, что человек может испытывать такие быстро меняющиеся психические состояния между реальностью и нереальностью.Сложив колоду еще более невыгодным с политической точки зрения образом, власти обнаружили список, составленный г-ном Деллингом, в котором были указаны дополнительные жертвы, которых он, по-видимому, намеревался убить. Строго говоря, он был серийным убийцей, поскольку участвовал в «незаконном убийстве двух или более жертв… в отдельных случаях» (ссылка 20, стр. 9).

    Римская богиня Леди Справедливость с завязанными глазами демонстрирует свою беспристрастность к деньгам, власти, идентичности и социальному классу. Однако в действительности суды состоят из людей, которые, как и все остальные, восприимчивы к эмоциям и предубеждениям, и эти силы могут влиять на их решения. 21 Мы полагаем, что дело с более благоприятным сценарием фактов, чем Delling , имело бы больше шансов на успех в привлечении судебной и общественной поддержки для исправления рассматриваемой правовой несправедливости. Со стратегической точки зрения, организовать такую ​​обширную, скоординированную и дорогостоящую пропагандистскую работу, как это было в этой кампании, нелегко. Цена такой социальной войны немалая и включает потерю времени, потраченную политическую добрую волю, усиление позиций оппонентов за счет их победы и уменьшение шансов реорганизации побежденных войск после деморализующего исхода. 22 Дело правое; время было неподходящим.

    Эксперт объясняет сложности и путаницу в защите от безумия для несовершеннолетних убийц

    Филип Чизм, 16-летний подросток, которого судят по обвинению в изнасиловании и убийстве своего учителя, сидит в суде в четверг. Пол Билодо / The Eagle Tribune через AP, Pool

    Шестнадцатилетний Филип Чизм сидел совершенно неподвижно в зале суда в Салеме, штат Массачусетс, в понедельник, положив руки на колени и тупо глядя вперед, пока помощник окружного прокурора Кейт МакДугалл описывала ужасающие подробности того, как он изнасиловал и убил своего учителя математики два года назад.

    «Обвиняемый задушил Коллин. Подсудимый использовал нож для резки коробок. Он перерезал Коллин Ритцерс горло», — сказал МакДугалл, вспоминая жестокую сцену в женском туалете средней школы Дэнверс. По ее словам, он нанес ей по крайней мере 16 ножевых ранений с силой, достаточной для того, чтобы сломать позвонок.

    Чизм продолжал сидеть, застывший, за исключением его быстро мигающих глаз.

    Он изнасиловал ее дважды, сказал МакДугалл, один раз в ванной своим пенисом и один раз в лесу палкой после того, как увез ее в мусорную корзину.Он вернулся в школу с кровью, стекавшей по его штанам, и переоделся в футбольную форму, прежде чем бросить тренировку, чтобы пойти за покупками с ее кредитной картой и сходить в кино. Позднее той же ночью полиция нашла его на обочине шоссе.

    Когда настало время говорить адвокату Чисма, она не стала отрицать ни одного из его действий. Чизм — убийца, который совершал «невероятные вещи», — признала Дениз Риган.

    «Это о том, почему это произошло», — возражал адвокат. «Ответ таков: он был серьезно психически болен.«

    Чизм, которому в то время было 14 лет, страдал психотическим расстройством с десяти лет, — сказала Риган. Из-за его психического состояния она хочет, чтобы присяжные признали Чизма невиновным по причине безумия. Массачусетс, это означает, что на протяжении всего судебного процесса, который, как ожидается, продлится несколько недель, обвинение будет нести ответственность за доказательство того, что на момент убийства Чизм был вменяемым. Если он будет признан невиновным, он проведет остаток своего дней в психиатрическом учреждении, где возможность его освобождения будет зависеть от психологических оценок и слушаний по поводу опасности.

    Ранее: Сможет ли подросток, обвиненный в изнасиловании и убийстве своего учителя, успешно защитить себя от безумия?

    Чтобы узнать больше о защите от невменяемости и о том, как она применяется к несовершеннолетним, я поговорил с судебным психиатром Джудит Эдершейм, соучредителем и содиректором Центра права, мозга и поведения Массачусетской больницы общего профиля. Эдершейм не имеет прямого отношения к этому делу, но согласился поговорить со мной на общих основаниях.

    VICE: Адвокаты Чизма говорят, что ему поставили диагноз психотического расстройства и в настоящее время он принимает лекарства.Может ли кто-то быть серьезно психически больным с точки зрения психиатра, но все же потерять невиновность из-за признания в невменяемости?
    Джудит Эдершейм: Безумие вообще не является концепцией психиатрии или психологии. В психиатрии и психологии есть диагностические категории, такие как расстройства настроения или расстройства мышления. Но концепция безумия возникла из закона и имеет моральные и политические аспекты, а также психиатрические.

    Может быть кто-то, кто серьезно психически болен, но чье психическое заболевание не связано с преступлением.Это зависит от штата, но стандарт обычно требует, чтобы обвиняемый был либо неспособен соответствовать своему поведению требованиям закона — это волевой аспект теста на безумие, либо, в зависимости от штата, был неспособен оценить преступность или неправомерность того, что они делают.

    Кто-то может быть душевнобольным и по-прежнему иметь намерение совершить преступление. Кто-то может быть психически больным и по-прежнему осознавать, что то, что он делает, неправильно. Таким образом, стандарты безумия в значительной степени сосредоточены на волеизъявлении и разумности, и эти две вещи все еще могут сохраняться даже при серьезном психическом заболевании.

    Есть классический пример, что вы можете болеть шизофренией, но все равно ограбить банк, потому что вам нужны деньги.

    Что было раньше, юридическое определение безумия или наше современное понимание психологии?
    О боже, это почти пропасть, почти никогда не встретиться с ситуацией. Юридические стандарты безумия существуют по крайней мере с 17 века. Что касается эволюции защит от безумия, она началась с таких понятий, как тест «дикого зверя», правило М’Нотена — все эти старые английские тесты, которые пытались определить, какое психическое состояние должно оправдать кого-то от совершения очень серьезного дела. .

    Как раз вопрос закладывает моральные концепции. Кто наиболее виноват в обществе? Люди, которые не могут помочь себе? Людей, утративших способность вести себя как разумные граждане? Все эти вопросы были пропитаны религией и моралью и были связаны с политическими соображениями.

    С юридической точки зрения труднее определить, был ли подсудимый невменяемым на момент совершения преступления, если он несовершеннолетний?
    Это пропасть диагностических категорий и юридических категорий.Если бы вы собирались поставить диагноз 14-летнему ребенку, возникли бы некоторые требования, согласно которым вы на самом деле не можете установить постоянный диагноз, потому что дети и подростки меняются очень быстро.

    Играют ли психологические осложнения, связанные с диагностикой несовершеннолетних, роль в защите от невменяемости?
    Самый поверхностный разрез, не совсем. В законе есть стандарт безумия, основанный на проверке поведения. Ведет ли этот человек в момент совершения преступления в соответствии с традициями народной психологии, что указывает на то, что он или она имеет дефект разума или воли, неспособность контролировать себя или неспособность разумно мыслить? Вы можете задать те же вопросы подросткам или взрослым.

    Более сложный ответ — философский, моральный и нейробиологический. Подростки настолько отличаются [от взрослых], что у нас должны быть разные стандарты для них в свете зарождающейся подростковой нейробиологии и того, как это пересекается с моральными основами закона.

    Начиная с 2005 года, рассматривалась трилогия дел Верховного суда США; Roper v. Simmons [в котором суд постановил, что несовершеннолетние не могут быть приговорены к смертной казни], Graham v. Florida [в котором суд постановил, что несовершеннолетние не могут получить жизнь без права досрочного освобождения за преступление, не связанное с убийством], и Miller v.Алабама [в котором суд постановил, что несовершеннолетние не могут получить обязательную жизнь без условно-досрочного освобождения.] В этих трех делах Верховный суд поддержал идею огромного коллектива прекрасных нейробиологов о том, что мозг подростков отличается от полностью развитого мозги способами, которые закон должен будет принять во внимание.

    Между тем защита, похоже, утверждает, что бегать туда-сюда в его среднюю школу , залитую кровью , является признаком его отключенного психического состояния. Какую роль обычно играют планирование и предусмотрительность в защите от безумия?
    Если вы спросите Стивена Морса, великого профессора философского права и нейробиологии, то он сказал бы, что поведение важнее всего. Но должен сказать, что я видел много случаев, когда планирование может происходить, но все согласятся, что этого человека не следует привлекать к уголовной ответственности.

    Я приведу вам пример случая: если вы пытаетесь причинить кому-либо вред, потому что считаете, что он является воплощением сатаны, что они похитили вашу младшую сестру, держат ее и собираются покончить с ее жизнью. если вы ее не спасете, то это полный психотический мотив. Объяснение этого преступления состоит в том, что вы утратили способность рассуждать даже о самой элементарной реальности вокруг вас. Тот факт, что вы смогли спланировать выполнение такого психотически мотивированного упражнения, на самом деле не отрицает вашей способности защищать себя от безумия.

    Выбор присяжных был отложен после того, как Чизм был найден бьющимся головой в тюремной камере и сообщил, что слышал голос. Его оценили и признали компетентным предстать перед судом. В чем разница между компетентностью и безумием?
    Компетентность — это представление о том, что было бы неэтично и неконституционно привлекать кого-либо к суду, если он не может участвовать в процессе и понимать, что он делает. Это не момент совершения преступления, это момент судебного процесса.Например, заблуждение, будто вас на самом деле преследуют за то, что вы сын Божий, выбило бы вас из коробки для дееспособности.

    Защита старалась изобразить Chism как человека с семейной историей психических заболеваний, который только что переехал в новый штат и школу. Может ли такая ситуация привести к перерыву в работе человека, который уже может быть предрасположен к психическому заболеванию?
    Как узнать у ребенка 12, 13, 14 лет, появляется ли серьезное психическое заболевание? Боюсь, что с клинической точки зрения это вопрос на миллиард долларов, потому что шизофрения — такое ужасное заболевание.

    Психоз в целом — это разрыв с реальностью, который обычно характеризуется галлюцинациями, заблуждениями, аномальной структурой мышления. Причин может быть много. Психоз — это симптом, шизофрения — это болезнь. Симптомы психоза могут быть вызваны чем угодно — от первичного расстройства мышления, такого как шизофрения, до психоза, вызванного употреблением психоактивных веществ.

    Chism обвиняется в попытке аналогичного нападения на врача в государственном учреждении для несовершеннолетних после его ареста. Можете ли вы возразить, что любой, кто может совершить такие ужасные поступки, должен быть психически болен? Является ли быть серийным убийцей или серийным насильником психическим заболеванием само по себе?
    Я считаю ошибкой работать в обратном направлении и говорить, что любой, кто сделал такое, должен быть ненормальным, потому что «безумный» — это законная категория.Совершение чего-то отвратительного может иметь самые разные контексты, и общество принимает решение на основании закона безумия, что некоторые люди не должны нести ответственности.

    Существует диагностическая категория под названием психопатия. Это мировые Декстеры, методичные, бесчувственные, безразличные люди, которые нарушают правила в своих собственных целях и чувствуют себя прекрасно — иногда это означает убийство.

    Убийц из сериалов обычно называют психопатами. Существует некоторая противоречивая литература о том, действительно ли психопатические личности или психопаты имеют определенный вид болезни, которая является генетической и нейро-воображаемой и должна быть оправдана в уголовных делах.На данный момент в правовой системе США мы исключаем антисоциальное расстройство как защиту практически от всего.

    Но можно ли определить психопатию как психическое заболевание, даже если оно не укладывается в уголовную систему?
    Да, это место, где юридические, медицинские или психологические характеристики не совпадают. Это моральная и этическая загадка. У CLBB был симпозиум под названием «Психоз против психопатии», на котором мы обсуждали, что произойдет, если вы госпитализируете людей из-за чистой психопатии, что произойдет в больнице, что произойдет в правовой системе.

    Можно ли реабилитировать психопата? А что насчет подросткового психопата?
    Литература по психопатии не полна; это новая и развивающаяся область. Старая мудрость в этом вопросе заключалась в том, что психопатия чрезвычайно устойчива к лечению. Есть самые разные причины, по которым психопатию трудно лечить. Но единственное убедительное доказательство того, что для лечения психопатии можно повлиять и изменить течение этого синдрома, — это молодые люди.

    Это интервью отредактировано для большей ясности.

    Следите за сообщениями Сьюзан Залкинд в Twitter.

    Несовершеннолетние, заявляющие о невменяемости в убийстве, будут рассмотрены в суде для взрослых

    В 2014 году город Уокеша, штат Висконсин, потрясла попытка убийства молодой девушки двумя ее одноклассниками. 12-летние девочки, которые якобы несколько раз ударили своего друга ножом, утверждали, что сделали это, чтобы доставить удовольствие мифическому злому персонажу, который, по их мнению, был реальным.Оба были обвинены в попытке умышленного убийства первой степени по так называемому делу Слендермена.

    Одна из подсудимых первоначально не признала себя виновной, но в конце концов изменила свое заявление на невиновность по причине психической нестабильности или дефекта, обычно называемое признанием «безумия». Другой также подал заявление о невменяемости; ей поставили диагноз шизофрения, психическое заболевание, которым страдал и ее отец.

    Что считается безумием в суде?

    Официальный диагноз психического расстройства обвиняемого должен предлагаться медицинскими работниками.Суд обычно предписывает обвиняемому пройти обследование у более чем одного врача или психолога. Статут Висконсина 971.15 (1) гласит, что обвиняемый не несет ответственности за уголовное дело, если в то время из-за «психического заболевания или дефекта лицо не обладало значительной способностью либо оценить противоправность своего поведения, либо соответствовать своему поведению. требованиям закона ». В целом, обвиняемый должен быть определен как неспособный отличить добро от зла ​​из-за психической нестабильности во время совершения преступления.

    В приведенном выше случае ответчик, изменивший свое заявление, сделал это, исходя из предпосылки, что она настолько одержима выдуманным персонажем, что впала в бред. Фактически, ей поставили диагноз бредовое расстройство.

    Приговор

    Есть веская причина, по которой адвокаты ответчиков настаивали на том, чтобы судить девочек в суде по делам несовершеннолетних, даже если такое дело обычно рассматривается в суде для взрослых. В случае признания виновными как вменяемых несовершеннолетних девочек могли посадить в тюрьму до 25 лет.Если они будут признаны невиновными по причине невменяемости, их отправят в больницу.

    Поскольку девочек будут судить как взрослых, им грозит опасность провести в тюрьме десятилетия. Но если они будут признаны невиновными по причине невменяемости, они будут отправлены в психиатрическую лечебницу. Несовершеннолетние обвиняемые, страдающие психическими расстройствами, могут казаться нормальными и виноватыми, но опытный адвокат по уголовным делам и правильный диагноз могут помочь им получить необходимое лечение.

    Безумие отбывания наказания несовершеннолетних в тюрьму для взрослых: исследование Мэриленда

    «Почему тюрьма для взрослых? Это не для того, чтобы помочь вам стать лучше, а для того, чтобы изменить вас самым запутанным образом, потому что вы слышите и видите больше преступлений.«

    — «Фредерик» арестован в возрасте 16 лет и отбывает 30-летний срок в тюрьме штата Мэриленд.

    Эмпирические данные недавно опубликованного исследования в Мэриленде подтверждают это. Как с точки зрения общественной безопасности, так и с точки зрения долларов, в явном большинстве случаев обвинение детей как взрослых в уголовной системе не имеет смысла. Сведение несовершеннолетних вместе с закоренелыми взрослыми преступниками никак не способствует снижению преступности или снижению всех видов других социальных издержек.

    Исследование финансировалось Партнерством Just Kids Partnership, чтобы положить конец автоматическому преследованию подростков как взрослых — группой, состоящей из Центра общественного правосудия, Общественного права в действии и Объединения родителей заключенных детей и молодежи.Он рассмотрел 135 отдельных случаев балтиморской молодежи в системе правосудия Мэриленда, и результаты были впечатляющими. Группа решила провести это исследование, потому что, как утверждают авторы, «агентства штата Мэриленд и местные агентства не отслеживали важную информацию об эффективности своей политики взимания платы с молодежи как взрослых».

    Одна из основных проблем при предъявлении обвинений детям как взрослым заключается в том, что до тех пор, пока их дела не будут рассмотрены, дети должны содержаться в следственных изоляторах для взрослых, в которых они должны быть отделены от взрослых заключенных.Это может означать мучительную 23-часовую изоляцию, если в учреждении нет отдельного помещения для несовершеннолетних.

    Следственные изоляторы округа Мэриленд, более известные как «тюрьмы», различаются по тому, как в них содержатся дети, которым предъявлены обвинения как взрослые. В Балтимор-Сити есть отдельная часть тюрьмы, где размещается молодежь. Однако, когда ребенку, ожидающему суда, исполняется 18 лет в Центре содержания под стражей города Балтимора (BCDC), его немедленно помещают во взрослое население, где он может томиться в течение длительного времени.Дети проводят месяцы или даже годы в тюрьмах для взрослых, ожидая, пока судьи уголовного суда вынесут решение по их делам.

    Ирония заключается в том, что в 68% случаев дело ребенка, обвиняемого как взрослый в Мэриленде, будет отклонено или возвращено в систему по делам несовершеннолетних. Когда судьи и поверенные рассматривают дела отдельных молодых людей, они обычно решают отправить ребенка в систему по делам несовершеннолетних или не возбуждать уголовное дело вообще. К сожалению, к тому времени молодой человек уже столкнулся с непоправимым ущербом от предварительного заключения во взрослой тюрьме

    Отношение к молодежи как к взрослому противоречит научным данным.Часть мозга, отвечающая за принятие решений, риски и последствия, в молодости еще не полностью развита. Когда ребенок повзрослеет, он, скорее всего, перестанет совершать преступления. Поскольку дети обычно не получают должного представительства, исследование показало, что они более склонны давать ложные признания, отказываться от юридических прав и соглашаться на невыгодные сделки о признании вины. Они также не могут помочь в собственной защите. В результате взрослые судьи судов, которые не имеют специальной подготовки по вопросам развития детей или знакомы с услугами, доступными в системе ювенальной юстиции, часто принимают судьбоносные решения по делам молодых людей на основе недостоверной и неадекватной информации.

    Как признал судья Верховного суда США Энтони Кеннеди в деле Грэм против Флориды (2010), обвинение детей как взрослых часто является абсолютной глупостью,

    «Несовершеннолетние более способны к изменениям, чем взрослые, и их действия с меньшей вероятностью будут свидетельством безвозвратно развращенного характера, чем действия взрослых … Было бы ошибочным приравнивать недостатки несовершеннолетнего к недостаткам взрослого. взрослым, поскольку существует большая вероятность того, что недостатки характера несовершеннолетнего будут исправлены.»

    Это не означает, что ребенок, совершивший чрезвычайно ужасное преступление, должен быть немедленно освобожден по достижении совершеннолетия. Определенно есть случаи крайнего насилия, когда в интересах общества переводить осужденного несовершеннолетнего в тюрьму для взрослых по достижении 18 лет для продолжения более длительного срока. Однако эти случаи составляют очень небольшую часть преступлений, совершенных молодежью.

    Авторы исследования в Мэриленде объясняют, что отправка подростка в тюрьму для взрослых контрпродуктивна, поскольку опыт закаливает его и наставляет в преступном поведении его более старшие и более опытные сокамерники.Кроме того, там больше шансов быть изнасилованным и избитым, чем в колонии для несовершеннолетних. (К сожалению, он также более склонен к самоубийству.)

    Также обычно не хватает реабилитационных услуг в тюрьмах для взрослых, таких как Мэриленд. Авторы объясняют, что предоставление таких реабилитационных услуг, как в модельных системах содержания под стражей несовершеннолетних, в конечном итоге обходится дешевле, чем взимание платы с молодежи как с взрослых. По оценкам, каждый доллар, потраченный на подростков старшего возраста в реабилитационной системе ювенальной юстиции, дает 3 доллара экономии в системе уголовного правосудия.

    Еще одним тревожным фактом, который показало исследование, было то, что афроамериканская молодежь несоразмерно страдает от законов, предъявляющих к молодежи обвинение как взрослую. При прочих равных, афроамериканский юноша с большей вероятностью будет обвинен и осужден как взрослый, чем его белый сверстник. В городе Балтимор афроамериканская молодежь, обвиняемая как взрослые, чрезмерно представлена ​​в следственных изоляторах. Хотя они составляют 63% населения города, 99% молодых людей в тюрьмах — афроамериканцы.

    Пора начинать прислушиваться к эмпирическим данным, а не к голосам политиков, пытающихся показаться «жесткими в отношении преступности», чтобы выслужиться перед наименее образованными избирателями и запугать их. Здравый смысл должен диктовать конец этой бесчеловечной и дорогостоящей практике заключения молодых людей в тюрьмы для взрослых.

    Вызов всех фанатов HuffPost!

    Подпишитесь на членство, чтобы стать одним из основателей и помочь сформировать следующую главу HuffPost

    6.1 Защита от безумия | Уголовное право

    Фотография Кабреры — Фотография: Bodegón de Droga — CC BY-NC-ND 2.0.

    Цели обучения

    1. Укажите четыре состояния, в которых не признается защита от безумия.
    2. Укажите четыре версии защиты от безумия.
    3. Определите два элемента, необходимых для защиты М’Нагтена от безумия.
    4. Определите два элемента, необходимых для защиты от непреодолимого импульсивного безумия.
    5. Сравните тесты M’Naghten, непреодолимый импульс и значительные нагрузки.
    6. Определите основу защиты Дарема о безумии.
    7. Определите различные бремени доказывания для защиты безумия.
    8. Различайте ограниченную способность и защиту от безумия.
    9. Сравните защиту по невменяемости с умственной способностью предстать перед судом.
    10. Сравните защиту безумия с обвинительным, но психически больным приговором.
    11. Сравните различные процедуры заключения безумного обвиняемого по уголовным делам.
    12. Отличить временное безумие от постоянного.

    За исключением алиби и истечения срока давности, в главе 5 «Защита по уголовным делам, часть 1» рассматривались меры защиты по уголовным делам на основе оправдания . В этой главе рассматриваются меры защиты по уголовным делам, основанные на отговорке , включая защиту по невменяемости. Помните, что защита, основанная на оправдании, сосредоточена на обвиняемом и утверждает, что обвиняемый должен быть освобожден от уголовной ответственности за свое поведение в данных обстоятельствах.

    Несмотря на споры, большинство штатов и федеральное правительство признают защиту от безумия (18 U.S.C., 2010). Монтана, Юта, Канзас и Айдахо — единственные штаты, в которых этого не происходит (Findlaw.com, 2010). Защита по невменяемости является предметом многих споров, потому что она оправдывает даже самые злые и отвратительные действия, и во многих юрисдикциях юридическое безумие функционирует как совершенная защита, в результате чего оправдывают . Однако защита от безумия используется редко и почти никогда не бывает успешной.Обычно это происходит из-за сложности доказательства юридического безумия .

    Многие обвиняемые по уголовным делам страдают психическим заболеванием и могут предоставить доказательства этого заболевания, такие как показания психиатра или непрофессионала. Часто психическое расстройство очевидно из поведения обвиняемого в данных обстоятельствах. Однако юридическое безумие отличается от медицинского безумия , и его, как правило, гораздо сложнее установить. Обоснованием создания другого стандарта для невменяемости является цель уголовного преследования, обсуждаемая в главе 1 «Введение в уголовное право».Уголовное преследование должно сдерживать, а также выводить из строя. В то время как цель медицинского диагноза состоит в том, чтобы в конечном итоге вылечить расстройства обвиняемого, цель уголовного закона — наказать обвиняемого. Таким образом, поведение подсудимого не может быть оправдано, если подсудимый или общество могут получить выгоду от наказания.

    Политика, поддерживающая защиту безумия, двояка. Во-первых, ненормальный обвиняемый не имеет контроля над своим поведением. Это похоже на загипнотизированного подсудимого или лунатика.Во-вторых, сумасшедший обвиняемый не имеет возможности сформировать преступный умысел . Без способности контролировать поведение или понимания того, что поведение является злом или неправильным по стандартам общества, безумный обвиняемый, вероятно, будет совершать преступления снова и снова. Таким образом, наказание не оказывает сдерживающего эффекта, и лечение психического дефекта является подходящим средством.

    В настоящее время существует четыре варианта защиты от безумия: M’Naghten, непреодолимый импульс, значительный потенциал и Durham.

    M’Naghten Insanity Defense

    Защита от безумия M’Naghten, также называемая тестом правильно-неправильно , является наиболее распространенной защитой от безумия в Соединенных Штатах. Он также является самым старым и был построен в Англии в 1843 году. Оборона названа в честь Даниэля М’Нагтена. М’Нагтен пребывал в параноидальном заблуждении, будто премьер-министр Англии сэр Роберт Пил пытался его убить. Когда он попытался выстрелить в сэра Пила сзади, он нечаянно выстрелил в секретаря сэра Пила, Эдварда Драммонда, который после этого скончался.М’Нагтен предстал перед судом за убийство, и, к шоку нации, присяжные признали его невиновным по причине безумия (Queen v. M’Naghten, 2010). После общественного протеста по поводу этого вердикта британская палата лордов разработала тест на безумие, который остается относительно нетронутым сегодня.

    Защита от безумия М’Нагтена — когнитивная и фокусируется на осведомленности обвиняемого, а не на способности контролировать поведение . Защита требует двух элементов. Во-первых, обвиняемый должен иметь психический дефект на момент совершения преступного деяния.Психический дефект можно назвать «дефектом разума» или «душевной болезнью» в зависимости от юрисдикции (Кодекс штата Айова, 2010 г.). Во-вторых, проверяющий факт должен установить, что из-за психического дефекта обвиняемый не знал ни природы и качества преступного деяния, ни того, что действие было неправильным .

    Термины «порок разума» и «душевная болезнь» могут быть определены по-разному, но в целом обвиняемый должен иметь когнитивные нарушения до уровня незнания природы и качества преступного деяния или того, что поступать неправильно.Некоторые общие примеры психических дефектов и заболеваний — психоз, шизофрения и паранойя.

    Юрисдикции различаются в зависимости от уровня осведомленности обвиняемого. В некоторых юрисдикциях используется термин «знать» или «понимать» (Cal. Penal Code, 2010), в то время как в других используется термин «ценить» (Ala. Code, 2010). Если знание или понимание является стандартом, проверяющий факт должен удостовериться в базовом уровне осведомленности при сопутствующих обстоятельствах. Если оценка является стандартом, проверяющий факт должен проанализировать эмоциональное состояние обвиняемого, и доказательства характера или личности обвиняемого могут быть уместными и допустимыми.

    Обвиняемый не знает характера и качества преступного деяния, если обвиняемый полностью не осознает, что он или она делает. Это довольно редко, поэтому большинство обвиняемых, заявляющих о невменяемости, предпочитают утверждать, что они не знали, что их действие было неправильным . Однако юрисдикции различаются по значению слова «неправильно». В некоторых юрисдикциях нарушение определяется как «нарушение закона», что означает, что ответчик не должен осознавать, что действие противоречит закону (State v. Crenshaw, 2010). Другие определяют неправоту как « с юридической точки зрения и с моральной точки зрения», то есть обвиняемый также не должен осознавать, что это действие осуждается обществом (State v.Скэггс, 2010). Как правило, единственный случай, когда ответчик должен быть «морально неправым», оставаясь в одиночестве, — это когда ответчик утверждает, что поведение было совершено по повелению Бога, что называется божественной защитой (State v. Worlock, 2010). Независимо от того, является ли стандарт юридически неправильным или морально неправильным, если есть какие-либо доказательства сокрытия или попытки спрятаться или сбежать, очевидно, что обвиняемый знал разницу между правильным и неправильным, отклоняя утверждение о безумии в соответствии с M ‘ Нагтен.

    Пример дела, неприемлемого для защиты M’Naghten Insanity Defense

    Сьюзен хочет выйти замуж за холостого мужчину, но он не хочет брать на себя ответственность за своих детей. Сьюзен решает убить своих детей. Она вывозит к озеру двух своих сыновей трех и пяти лет. Она ставит машину на стоянку, выходит, а затем включает передачу, наблюдая, как она въезжает в воду. Оба ее сына тонут. Позже в тот же день Сьюзен подает заявление в полицию о том, что незнакомец похитил ее детей под дулом пистолета.Обыскивая территорию в поисках похитителя, полиция обнаруживает тела детей и улики, свидетельствующие о том, что Сьюзан убила их.

    Сьюзен отрекается от своей истории о похищении и признает, что убила своих детей. Однако она утверждает, что невиновна по причине невменяемости. Заявление Сьюзан, вероятно, не будет иметь успеха, если она убила своих детей в юрисдикции, которая признает защиту М’Нэгтена о безумии. Сьюзен пыталась ввести в заблуждение полицию, демонстрируя, что она понимает, что сделала что-то не так.Таким образом, хотя поведение Сьюзен кажется психически неуравновешенным, она явно знала разницу между правильным и неправильным, и ее поведение не оправдано жесткими требованиями М’Нагтен.

    Пример дела, подходящего для защиты M’Naghten Insanity Defense

    Андреа, страдающая шизофренией, топит пятерых своих маленьких детей в ванне. Андреа сразу же звонит в службу 911 и сообщает оператору, что ее дети мертвы. Оператор отправляет экстренный вызов правоохранительным органам.Когда сотрудники правоохранительных органов прибывают в дом Андреа, она сообщает им, что убила своих детей, чтобы они могли покинуть эту землю и попасть на небеса.

    Андреа после этого заявляет, что не виновна в убийстве своих детей по причине безумия. Андреа могла бы добиться успеха, если бы юрисдикция, в которой она убила своих детей, признала безумие защиты М’Нагтен. Андреа страдает психическим дефектом , шизофренией. Кроме того, нет доказательств того, что Андреа знала, что ее поведение было неправильным , например, попытка побега или сокрытие.Фактически, Андреа сама обратилась в правоохранительные органы и сразу же рассказала им о своих преступных действиях. Таким образом, оба элемента М’Нагтен, по всей видимости, присутствуют, и поведение Андреа может быть оправдано в данных обстоятельствах.

    Рисунок 6.1 M’Naghten Insanity Defense

    Защита от непреодолимого импульса безумия

    Другой вариант защиты от безумия — это непреодолимая импульсная защита. Эта защита потеряла популярность с годами и отвергается большинством штатов и федеральным правительством (18 U.S.C., 2010). В некоторых случаях непреодолимое импульсивное безумие легче доказать, чем безумие М’Нагтена, что приводит к оправданию более психически неуравновешенных обвиняемых.

    Непреодолимая импульсивная защита безумия обычно дополняет М’Нагтен, поэтому основное внимание уделяется осознанию (когнитивной) осознанности обвиняемым и воле обвиняемого (способности контролировать поведение). В юрисдикциях, которые признают непреодолимую импульсивную защиту безумия, первый элемент такой же, как у М’Нагтен; обвиняемый должен страдать психическим дефектом или душевным заболеванием.Однако второй элемент добавляет концепцию , волю, , или свободный выбор. Если обвиняемый не может контролировать свое поведение из-за психического дефекта или болезни, поведение ответчика может быть оправдано, даже если обвиняемый понимает, что поведение является неправильным (State v. White, 2010). Это более мягкая позиция, чем позиция М’Нагтена, которая не оправдывает , а обвиняемого, который осознает, что поведение является неправильным. Задача, стоящая перед лицом, оценивающим факты в юрисдикции непреодолимого импульса, состоит в том, чтобы провести различие между поведением, которое можно контролировать, и поведением, которое нельзя.

    Пример дела, неприемлемого для защиты от непреодолимого импульсивного безумия

    Джолин, которой поставили диагноз «паранойя», решает, что она должна остричь волосы всем своим сестрам из женского общества, потому что они «хотят ее достать». Она едет в общежитие с электрошокером и ножницами в рюкзаке. Ее план состоит в том, чтобы подчинить каждую сестру электрошокером, а затем отрезать ей волосы. Когда она подъезжает к дому, она видит Агнес, одну из ее сестер из женского общества, которая спотыкается и падает на парковке, разрывая свой кашемировый свитер и царапая подбородок.Чувствуя укол жалости, Джолин игнорирует Агнес и поспешно идет к зданию. Когда она входит, Эшли, еще одна сестра из женского общества, поворачивается, хмуро смотрит на Джолин и лает: «Что, черт возьми, на тебе надето? Ты выглядишь так, будто только что скатился с кровати! » Джолин достает электрошокер из рюкзака и стреляет в Эшли. Пока Эшли лежит на полу, Джолин достает ножницы и срезает волосы Эшли на коже головы.

    Джолин утверждает, что она не виновна в нападении и избиении Эшли по причине безумия.Если Джолин напала на Эшли в юрисдикции, которая признает непреодолимую импульсивную защиту безумия, она, вероятно, не добьется успеха в своем заявлении. У Джолин диагностировали паранойя , которая является психическим дефектом или заболеванием. Однако Джолин, кажется, знает, что выстрелить в кого-то из электрошокера и отрезать ей волосы — это неверно , потому что она пощадила Агнес из жалости. Кроме того, решение Джолин не нападать на Агнес указывает на то, что она контролирует своим поведением.Таким образом, Джолин познает разницу между добром и злом и имеет волю для подавления преступного поведения, опровергая любое заявление о безумии под непреодолимой импульсивной защитой безумия.

    Рисунок 6.2 Защита от непреодолимого импульсивного безумия

    Тест на значительную пропускную способность

    Тест на существенную дееспособность — это защита безумия, созданная Типовым уголовным кодексом. Типовой уголовный кодекс был завершен в 1962 году. К 1980 году примерно половина штатов и федеральное правительство приняли тест на значительную дееспособность (также называемый Типовым уголовным кодексом или ALI защиты ) (Rolf, C.А., 2010). Однако в 1982 году Джон Хинкли успешно заявил о невменяемости, используя тест на существенную дееспособность в своем федеральном судебном процессе по делу о покушении на убийство тогдашнего президента Рональда Рейгана. Общественное возмущение этим оправдательным вердиктом заставило многие штаты и федеральное правительство переключить с теста на значительную пропускную способность на более негибкий стандарт M’Naghten (18 U.S.C., 2010). Кроме того, юрисдикции, перешедшие на M’Naghten, также переложили бремя доказывания безумия на обвиняемого (Rolf, C.А., 2010). Бремя доказывания обвиняемого в защиту невменяемости обсуждается в ближайшее время.

    Тест на существенную дееспособность выглядит следующим образом: «Лицо не несет ответственности за преступное поведение, если во время такого поведения в результате психического заболевания или дефекта у него отсутствует существенная способность либо оценить преступность [противоправность] своего поведения, либо соответствовать своему поведению требованиям закона »(Типовой Уголовный кодекс, § 4.01 (1)). Защита состоит из двух элементов. Первый элемент требует, чтобы у обвиняемого было психическое заболевание или дефект, как, например, M’Naghten и непреодолимая импульсивная защита от безумия.Второй элемент объединяет когнитивный стандарт с волевым , как непреодолимая импульсная защита от безумия, дополняющая защиту от безумия М’Нагтен.

    В общем, безумие легче установить с помощью теста существенной способности, потому что и когнитивные, и волевые требования уменьшены до более гибких стандартов. В отличие от защиты безумия М’Нагтена, тест на существенную способность ослабляет требование полной неспособности понять или знать разницу между правильным и неправильным.Вместо этого у ответчика должно отсутствовать существенной , а не полной вместимости. «Неправильно» в тесте на существенную дееспособность — это «преступность», которая соответствует законному , а не моральному проступку. Кроме того, в отличие от непреодолимой импульсивной защиты безумия, ответчик должен не обладать существенной , а не полной способностью соответствовать поведению в соответствии с требованиями закона. Еще одно отличие теста существенной дееспособности — это использование слова «ценить», а не «знать». Как указывалось ранее, оценка включает в себя эмоциональное качество, что означает, что доказательства характера или личности обвиняемого являются актуальными и, скорее всего, допустимыми для поддержки защиты.

    Пример теста на значительную пропускную способность

    Лорин диагностировали психоз, и она провела большую часть своей жизни в психиатрической больнице. Находясь в психиатрической больнице, Лорин подружилась со многими пациентами и медицинским персоналом. Время от времени Лорин подшучивала над этими друзьями. Большинство этих «шуток» состояло в том, что она добавляла ей антидепрессанты в еду. Лорин всегда ругали и часто сурово наказывали за эти выходки. После выписки из психиатрической больницы в возрасте двадцати одного года Лорин влюбляется в Эйдана, человека, который работает в книжном магазине рядом с ее квартирой.Лорин решает влюбить в нее Эйдана, дав ему волшебное зелье, которое она придумывает из смеси своих антидепрессантов. Лорин покупает книгу у Эйдана и небрежно спрашивает, не хочет ли он, чтобы она купила ему кофе. Эйдан пожимает плечами и говорит: «Конечно, но у меня нет перерыва еще на два часа». Лорин предлагает принести ему кофе. Прежде чем принести напиток Эйдану, она добавила в него свое «волшебное зелье». Пока Эйдан потягивает кофе, Лорин признается ему в любви. Затем она заявляет: «Я знаю, что не должна, но я добавила в твой кофе любовное зелье.Надеюсь, тебе не больно. Эйдан серьезно заболел после того, как выпил кофе, и его госпитализировали.

    Лорин утверждает, что она не виновна в избиении Эйдана по причине безумия. Если Лорин находится в юрисдикции, которая признает испытание на значительную дееспособность, она может успешно удовлетворить свое требование. У Лорин психическое заболевание или дефект, психоз . Заявление Лорин Эйдану указывает на то, что ей не хватает существенной способности , чтобы оценить преступность своего поведения.Обратите внимание, что если бы Лорин находилась в юрисдикции М’Нагтена, ее заявление «Я знаю, что мне не следовало» могло бы доказать, что она осознавала, что ее поведение было неправильным , опровергая ее утверждение. Кроме того, поведение Лорин в психиатрической больнице указывает на то, что у нее отсутствует существенная способность подчиняться своему поведению или контролировать его. Даже после целой жизни, когда ее снова и снова наказывали за то, что она смешивала свои лекарства и добавляла их в еду или питье других людей, Лорин все еще делает это. И, наконец, в юрисдикции с существенными полномочиями свидетельские показания друзей Лорин в психиатрической больнице могут быть допустимы в поддержку ее заявления о безумии и ее неспособности «оценить» преступность своего поведения.

    Рисунок 6.3 Значительная мощность Insanity Defense

    Защита от безумия Дарема

    Защита от безумия Дарема используется только в Нью-Гэмпшире и с конца 1800-х годов является общепризнанной защитой от безумия в Нью-Гэмпшире. Защита Дарема, также называемая правилом Дарем или тестом продукта , была принята Окружным апелляционным судом округа Колумбия в деле Дарем против США , 214 F.2d 862 (1954). Защита, изложенная в этом деле, такова: «[A] обвиняемый не несет уголовной ответственности, если его незаконное действие явилось результатом психического заболевания или психического дефекта» (Durham v. U.S., 2010). Однако суд не дал определений продукту, психическому заболеванию или психическому дефекту. Таким образом, защиту Дарема о невменяемости чрезвычайно сложно применить, и округ округа Колумбия отклонил ее в 1972 году в деле U.S. v. Brawner , 471 F.2d 969 (1972), которое позже было заменено федеральным законом (18 U.S.C., 2010).

    В целом, защита Дарема от безумия опирается на обычные принципы непосредственной причинной связи . Защита состоит из двух элементов. Во-первых, у обвиняемого должно быть психическое заболевание или дефект. Хотя эти термины конкретно не определены в деле Дарем , язык судебного заключения указывает на попытку больше полагаться на объективные, психологические стандарты, а не на субъективное восприятие обвиняемого. Второй элемент имеет отношение к причинно-следственной связи .Если преступное поведение «вызвано» психическим заболеванием или дефектом, такое поведение должно быть оправдано в данных обстоятельствах.

    Пример защиты от безумия Дарема

    Арианне поставили диагноз паранойя . Большинство экспертов в области психиатрии согласны с тем, что люди, страдающие паранойей, необоснованно полагают, что человеческое население «стремится их достать». Арианна работает под непосредственным наблюдением Норы, у которой физическое состояние называется «судак». Судак Норы создает впечатление, что она смотрит в сторону, когда обращается к людям.Арианна постепенно убеждается, что Нора передает секретные сообщения их коллегам, когда она разговаривает с Арианной. Арианна искренне напугана тем, что Нора говорит своим коллегам убить ее, и решает, что ей нужно защищаться. Однажды Арианна приносит пистолет на работу, и когда Нора начинает говорить с ней о своей склонности к слишком долгим обедам, Арианна вытаскивает пистолет из своей кабинки, стреляет и убивает Нору.

    Арианна утверждает, что не виновна в убийстве Норы по причине безумия.Если Арианна убила Нору в Нью-Гэмпшире, она могла бы добиться успеха в своем заявлении. У Арианны психическое заболевание или дефект, паранойя . Арианна, вероятно, сможет представить доказательства, такие как показания психиатрического эксперта, что ее паранойя «вызвала» или «спровоцировала» ее преступное поведение, в результате которого была застрелена Нора. Таким образом, судья по делу может оправдать Арианну на том основании, что ее поведение при данных обстоятельствах оправдано.

    Рисунок 6.4 Durham Insanity Defense

    Доказательство безумия

    Обычно существует презумпция , что обвиняемые по уголовным делам вменяемые , так же как есть презумпция, что они невиновны .Следовательно, как минимум, обвиняемый, заявляющий о невменяемости, должен представить доказательства, опровергающие это предположение. Некоторые штаты требуют, чтобы обвинение впоследствии доказало вменяемость вне разумных сомнений или при наличии большинства доказательств (Элкинс, Дж. Р. и студенты, 2010).

    Post- Hinckley , многие штаты превратили защиту безумия в позитивную защиту. Таким образом, как обсуждалось в главе 5 «Защита по уголовным делам, часть 1», обвиняемый может также нести бремя убеждения судьи в том, что он или она невменяем, при наличии большинства доказательств (Инструкция присяжных в Нью-Джерси по безумию, 2010).Федеральное правительство и некоторые другие штаты требуют, чтобы ответчик доказал невменяемость ясными и убедительными доказательствами , что является более высоким стандартом, чем преобладание доказательств (Tenn. Code Ann., 2010).

    Уменьшенная вместимость

    Иск с ограниченной дееспособностью отличается от защиты по невменяемости. Ограниченная дееспособность — это несовершенный отказ доказательной защиты , признанный в меньшинстве юрисдикций. Снижение дееспособности может уменьшить обвинение в убийстве первой степени до убийства второй степени или непредумышленного убийства, если у обвиняемого не хватает умственных способностей для формирования соответствующего преступного намерения для убийства первой степени .

    В Калифорнии ограниченная пропускная способность была отменена в качестве утвердительной защиты после того, как супервизор Сан-Франциско Дэн Уайт успешно использовал ее в судебном процессе по делу об убийстве своего коллеги-супервизора Харви Милка. Жюри присяжных признало Уайта виновным в добровольном непредумышленном убийстве, а не в умышленном убийстве первой степени, после изучения доказательств, доказывающих, что его диета, состоящая из нездоровой пищи (Twinkies), вызвала химический дисбаланс в его мозгу. После этого получившего широкую огласку судебного разбирательства в Калифорнии был принят закон, устраняющий защиту с ограниченной дееспособностью и ограничивающий допустимость доказательств ограниченной дееспособности только процедурой вынесения приговора (Cal.Уголовный кодекс 2010 г.).

    Похоже на снижение дееспособности синдром защиты. Синдром, который отрицает необходимое намерение совершения преступления, может действовать как отказ доказательной защиты в меньшинстве юрисдикций. Некоторые общие примеры синдромов, которые Американская психиатрическая ассоциация признает в Диагностическом и статистическом руководстве по психическим расстройствам , четвертое издание ( DSM-IV ), включают антисоциальное расстройство личности, посттравматическое стрессовое расстройство и перемежающееся взрывное расстройство.Некоторыми типичными примерами синдромов, идентифицированных, но не признанных в DSM-IV , являются синдром избитой женщины или избитой жены (обсуждается в главе 5 «Защита от уголовных преступлений, часть 1») и синдром отмены кофеина. Хотя успешное использование синдрома защиты встречается редко, по крайней мере в одном случае обвиняемый оправдал вождение в нетрезвом виде, нападение и нанесение побоев сотруднику полиции из-за предменструального синдрома (ПМС) (Baltimore.com, 2011).

    Психологическая компетентность, чтобы предстать перед судом

    Защита по невменяемости отличается от умственной способности предстать перед судом.Защита по невменяемости относится к психическому состоянию обвиняемого, когда он или она совершает преступление. Если защита по невменяемости успешна, она освобождает подсудимого от вины. Умственная дееспособность предстать перед судом анализируется во время судебного разбирательства. Если подсудимый психически недееспособен, чтобы предстать перед судом, судебное разбирательство откладывается до тех пор, пока подсудимый не восстановит свою дееспособность. Хотя подробное обсуждение умственной способности предстать перед судом выходит за рамки этой книги, в целом обвиняемый по уголовному делу должен уметь понимать обвинения против него или нее и быть в состоянии помочь в своей защите.Согласно Типовому уголовному кодексу, «[ни] ни одно лицо, которое в результате психического заболевания или дефекта неспособно понимать судебное разбирательство против него или оказывать помощь в его собственной защите, не должно быть предано суду, осуждено или осуждено за совершение преступления. до тех пор, пока сохраняется такая недееспособность »(Типовой Уголовный кодекс, § 4.04). Подсудимый, который на время судебного разбирательства является психически некомпетентным, подлежит лечению психического здоровья или даже принудительному лечению до тех пор, пока дееспособность не будет восстановлена.

    Виновен, но психически болен

    Post- Hinckley , некоторые штаты приняли обвинительный, но психически больной приговор.Обвиняемый, признанный виновным , но психически больной , не оправдан , но наказан и лечится от психического здоровья одновременно, находясь в тюрьме. Как правило, вердикт о виновности, но психически больном доступен только в том случае, если обвиняемый не может доказать невменяемость и требует от обвиняемого доказать наличие психического заболевания на момент совершения преступления с учетом большинства доказательств (725 ILCS, 2010).

    Пример виновного, но душевнобольного

    Просмотрите пример с Джолин в Разделе 6 «Пример дела, не подходящего для защиты от непреодолимого импульсивного безумия».В этом примере у Джолин диагностировали паранойю, но она демонстрирует способность контролировать и понимать неправомерность своего поведения, поэтому она, вероятно, не добьется успеха с непреодолимой защитой от импульсивного безумия. Если Джолин находится в состоянии, которое предлагает обвинительный, но психически больной приговор, Джолин может быть подходящим кандидатом, потому что она была психически больна в то время, когда она напала на свою сестру из женского общества и избила ее. Если Джолин будет признана виновной, но психически больна, она будет лечиться от ее психического здоровья одновременно с отбыванием срока тюремного заключения.

    Рисунок 6.5 Эффекты (круговая диаграмма) требований о психической компетентности

    Рисунок 6.6 Схема защиты от безумия

    Хасан Форт Худ, видео съемки

    Есть ли у Хасана защита от безумия? Судейские правила!

    В этой новости о юридических последствиях стрельбы в Форт-Худе судья Наполитано обсуждает предстоящее судебное преследование Нидала Хасана и возможность защиты по невменяемости (Brown, A.K, 2011).

    Распоряжение психически невменяемым

    Признание невиновным по причине невменяемости означает, что подсудимый освобожден от уголовной ответственности и не имеет судимости за преступление. Однако это не , а не означает, что ответчик может свободно вернуться в общество.

    В нескольких штатах и ​​на федеральном уровне обвиняемый, который был признан невиновным по причине невменяемости, автоматически направляется в лечебное учреждение до тех пор, пока не будет установлено, что психическое здоровье восстановлено (18 U.S.C., 2010). Это также подход Типового уголовного кодекса. Как указано в § 4.08 (1) Типового уголовного кодекса, «[если] обвиняемый оправдан на основании психического заболевания или дефекта, исключающего ответственность, суд выносит постановление о его заключении под стражу Уполномоченного по психической гигиене. [Общественное здравоохранение] должно быть помещено в соответствующее учреждение для содержания, ухода и лечения ».

    В других штатах проводится слушание по вопросу о вменяемости после вынесения приговора или вердикта о невиновности по причине невменяемости.Если подсудимый на слушании признан умственно дееспособным, он или она освобождены . Если обвиняемый будет признан психически больным на слушании, он или она переданы в соответствующее лечебное учреждение (Ohio Rev. Code Ann., 2010).

    Временное безумие

    Многие штаты также признают временное безумие, которое не отличается по анализу от постоянного безумия, за исключением продолжительности психического заболевания (Malo, A., Barach, M. P., & Levin, J. A., 2010). В состоянии, которое признает временное безумие, элементы защиты штата от безумия, либо M’Naghten , incresisible impulse , strong capacity , or Durham , должны присутствовать в момент совершения преступления. Если обвиняемый признан невиновным по причине невменяемости в совершении уголовного преступления, но восстанавливает умственную дееспособность во время уголовного преследования, обвиняемый освобождается после вынесения приговора. Суд первой инстанции вынесет постановление об освобождении в соответствии с процедурой принятия обязательств, описанной в Разделе 6.1.9 «Распоряжение недееспособным».

    Пример временного безумия

    В Вирджинии в 1994 году Лорена Боббит предстала перед судом за преступление, связанное с отрезанием пениса своему мужу. Боббитт не признал себя виновным в злонамеренном ранении по причине невменяемости. Боббит успешно установил защиту от непреодолимого импульсивного безумия , представив доказательства многолетнего супружеского насилия, принудительного аборта и изнасилования в ночь инцидента (Bell, R., 2010; law.jrank.org, 2010).После того, как присяжные вернули вердикт о невиновности по причине невменяемости, Боббит был оценен, признан умственно дееспособным и освобожден (Bell, R., 2010).

    Судебное видео Лорены Боббитт

    Суд над Лореной Боббит, день первый

    В этой новости обсуждается первый день суда над Лореной Боббит (Саймон, Р., 2011).

    Упражнения

    Ответьте на следующие вопросы. Проверьте свои ответы, используя клавишу ответа в конце главы.

    1. У Джеффри диагностирована шизофрения.Пятнадцать лет Джеффри похищает, мучает, убивает и ест человеческие жертвы. Джеффри избегает обнаружения, пряча трупы своих жертв в разных местах по всему городу. Если юрисдикция, в которой Джеффри совершает эти преступления, признает защиту безумия М’Нэгтена, сможет ли Джеффри успешно заявить о своем безумии и доказать это? Почему или почему нет?
    2. Рид State v. Guido , 191 A.2d 45 (1993). В деле Guido обвиняемый убил своего мужа и заявил о невменяемости в юрисдикции, которая признает защиту М’Нагтена о невменяемости.Психиатры осмотрели обвиняемую и признали ее вменяемой на момент убийства. После этого эксперты встретились с адвокатом обвиняемого и изменили свое мнение, указав, что на момент убийства обвиняемый был ненормальным . Жюри сочло ответчика вменяемым, узнав об этом несоответствии. Оставил ли обвиняемый в силе Верховный суд Нью-Джерси? Кейс доступен по этой ссылке: http://lawschool.courtroomview.com/acf_cases/8791-state-v-guido.
    3. Прочтите State v. Hornsby , 484 S.E.2d 869 (1997). В деле Hornsby обвиняемый пытался отменить свои приговоры за кражу со взломом и убийство после того, как присяжные признали его виновным, но психически больным. Подсудимый хотел признать недействительным статут Южной Каролины, признав приговор о признании виновным, но душевнобольным, неконституционным. Подсудимый утверждал, что обвиняемые, заключенные в тюрьму после вынесения обвинительного, но психически больного приговора, получают такое же психиатрическое лечение, как и обвиняемые, находящиеся в заключении по обычным обвинительным приговорам, что является нарушением пункта о надлежащей правовой процедуре Четырнадцатой поправки.Подтвердил ли статут Верховный суд Южной Каролины? Кейс доступен по этой ссылке: http://scholar.google.com/scholar_case?case=13615864613799310547&hl=ru&as_sdt=2&as_vis=1&oi=scholarr.

    Закон и этика: дело Элизабет Смарт

    Два судебных преследования — два разных результата

    В 2002 году Брайан Дэвид Митчелл и его сообщница и жена Ванда Барзи похитили четырнадцатилетнюю Элизабет Смарт из ее дома. Митчелл, так называемый уличный проповедник, и Барзи держали Смарта в плену девять месяцев, привязывая ее к металлическому кабелю, подвергая ежедневным изнасилованиям и заставляя принимать алкоголь и наркотики (Dobner, J., 2010). В какой-то момент они перевезли Смарта через границы штата в Калифорнию. Митчелл предстал перед судом за похищение и сексуальное насилие в штате Юта. Суд первой инстанции признал Митчелла некомпетентным предстать перед судом и не вынес решение, заставляющее его принимать лекарства для исправления некомпетентности (Dobner, J., 2010). В отличие от Митчелла, Барзи принудительно лечили лекарствами в соответствии с постановлением суда штата (тем же судьей, который слушал иск о некомпетентности Митчелла) и признал себя виновным в похищении людей на федеральном уровне и уровне штата, сексуальном насилии и незаконной транспортировке несовершеннолетнего для секса, получив два пятнадцати- годам лишения свободы с одновременным отбыванием наказания (Dobner, J., 2010). Федеральное правительство также возбудило уголовное дело против Митчелла за похищение и переброску Смарта через границы штата для секса. Судья окружного суда США провел слушание по делу и установил, что Митчелл был компетентным , чтобы предстать перед судом (Winslow, B., 2010). Митчелл не признал себя виновным по причине безумия . На протяжении всего процесса Митчелла часто удаляли из зала суда за громкое пение рождественских гимнов и гимнов. Ряд экспертов свидетельствовал о психологических недугах Митчелла, включая редкое бредовое расстройство, шизофрению, педофилию и антисоциальное расстройство личности.Тем не менее, присяжные отклонили защиту о невменяемости и признали Митчелла виновным в похищении и транспортировке несовершеннолетнего через границы штата с целью незаконного секса (Dobner, J., 2010).

    Если бы Митчелл не совершал федеральных преступлений, он мог бы все еще ожидать суда в Юте.

    1. Какова цель привлечения Митчелла к суду, а не отсрочки судебного разбирательства из-за психической некомпетентности? Является ли эта цель этической ?

    Проверьте свой ответ, используя клавишу ответа в конце главы.

    Прочтите о приговоре Митчелла на http://content.usatoday.com/communities/ondeadline/post/2011/05/elizabeth-smarts-kidnapper-sentenced-to-xx-years-in-prison/1.

    Брайан Дэвид Митчелл Видео

    Подозреваемый признан компетентным по делу Элизабет Смарт

    Это видео является новостью о постановлении федерального суда о том, что Брайан Дэвид Митчелл был умственно дееспособен, чтобы предстать перед судом по делу Элизабет Смарт:

    Список литературы

    Ala. Code § 13A-3-1, по состоянию на 30 ноября 2010 г., http: // law.onecle.com/alabama/criminal-code/13A-3-1.html.

    Веб-сайт

    Baltimore.com, «Успешная защита PMS в деле Вирджинии возрождает дебаты», по состоянию на 16 июня 2011 г., http://articles.baltimoresun.com/1991-06-16/news/1991167033_1_pms-richter-defense.

    Белл, Р., «Преступления ниже пояса: удаление полового члена и кастрация», веб-сайт TruTV, по состоянию на 3 декабря 2010 г., http://www.trutv.com/library/crime/criminal_mind/sexual_assault/severed_penis/index.html

    Браун, А. К., «В Форт-Худе будет назначен арест майора Нидала Хасана», Huffingtonpost.com, по состоянию на 26 августа 2011 г., http://www.huffingtonpost.com/2011/07/20/fort-hood-shooting-suspect-in-court_n_

    4.html.

    Cal. Уголовный кодекс § 25, по состоянию на 30 ноября 2010 г., http://law.onecle.com/california/penal/25.html.

    Добнер, Дж., «Элизабет Смарт Похититель осужден, присяжные отвергают защиту безумия», веб-сайт Christian Science Monitor , по состоянию на 11 декабря 2010 г., http://www.csmonitor.com/USA/2010/1210/Elizabeth- Умный-похититель-осужденный-присяжные-отвергает-безумие-защиту.

    Добнер, Дж., «Ванда Барзи, Элизабет Смарт-Похититель, получает пятнадцать лет, включая семь уже обслуженных», веб-сайт Huffington Post , по состоянию на 11 декабря 2010 г., http://www.huffingtonpost.com/2010/05 /21/wanda-barzee-elizabeth-smart_n_584787.html.

    Durham v. U.S. , 214 F.2d 862, 875 (1954), по состоянию на 2 декабря 2010 г., http://scholar.google.com/scholar_case?case=1244686235948852364&hl=en&as_sdt=2&as_vis=1&oi=scholarr.

    Элкинс, Дж.Р. и студенты юридического колледжа Университета Западной Вирджинии, «Insanity Defense», проект инструкций присяжных по расследованию убийств в Западной Вирджинии, по состоянию на 2 декабря 2010 г., http://myweb.wvnet.edu/~jelkins/adcrimlaw/insanity.html .

    Findlaw.com, «Защита от безумия в Штатах», веб-сайт findlaw.com, по состоянию на 29 ноября 2010 г., http://criminal.findlaw.com/crimes/more-criminal-topics/insanity-defense/the-insanity -defense-Among-the-States.html.

    Iowa Code § 701.4, по состоянию на 30 ноября 2010 г., http: // coolice.Законодательство.state.ia.us/cool-ice/default.asp?category=billinfo&service=iowacode&ga=83&input=701.

    Сайт

    law.jrank.org, «Испытания Джона Уэйна и Лорены Боббитт: 1993 и 1994 гг. — Суд над Лореной Боббит начинается», по состоянию на 3 декабря 2010 г., http://law.jrank.org/pages/3594/John-Wayne- Lorena-Bobbitt-Trials-1993-1994-Lorena-Bobbitt-s-Trial-Begins.html.

    Мало А., Мэтью П. Барах и Джозеф А. Левин, «Защита от временного безумия в Калифорнии», веб-сайт hastings.edu, по состоянию на 3 декабря 2010 г., http: // www.uchastings.edu/public-law/docs/tempinsanity.pdf.

    Инструкция жюри штата Нью-Джерси о невменяемости, основанная на статистике штата Нью-Джерси. Анна. § 2C: 4-1, по состоянию на 30 ноября 2010 г., http://www.judiciary.state.nj.us/criminal/charges/respons1.pdf.

    Огайо Rev. Code Ann. § 2945.40, по состоянию на 3 декабря 2010 г., http://codes.ohio.gov/orc/2945.40.

    Queen v. M’Naghten , 10 Clark & ​​F.200, 2 Eng. Rep.718 (H.L.1843), по состоянию на 29 ноября 2010 г., http://users.phhp.ufl.edu/rbauer/forensic_neuropsychology/mcnaghten.pdf.

    Рольф, К. А., «От М’Нагтена к Йетсу — трансформация защиты от безумия в Соединенных Штатах — все еще жизнеспособна?» Rivier College Online Academic Journal 2 (2006), по состоянию на 1 декабря 2010 г., http://www.rivier.edu/journal/ROAJ-2006-Spring/J41-ROLF.pdf.

    Саймон, Р., «Был ли поступок Лорены Боббит« непреодолимым импульсом? »», Веб-сайт Baltimoresun.com, по состоянию на 26 августа 2011 г., http://articles.baltimoresun.com/1994-01-12/news/1994012071_1_lorena-bobbitt -безумия-защита-причина-безумия.

    State v. Crenshaw , 659 P.2d 488 (1983), по состоянию на 30 ноября 2010 г., http://lawschool.courtroomview.com/acf_cases/8790-state-v-crenshaw.

    State v. Skaggs , 586 P.2d 1279 (1978), по состоянию на 30 ноября 2010 г., http://www.leagle.com/xmlResult.aspx?xmldoc=1978587120Ariz467_1470.xml&docbase=CSLWAR1-1950-1985.

    State v. White , 270 P.2d 727 (1954), по состоянию на 30 ноября 2010 г., http://scholar.google.com/scholar_case?case=15018626933471947897&hl=en&as_sdt=2&as_vis=1&oi=scholarr.

    State v. Worlock , 569 A.2d 1314 (1990), по состоянию на 30 ноября 2010 г., http://www.leagle.com/xmlResult.aspx?xmldoc=19

    117NJ596_1172.xml&docbase=CSLWAR2-1986-2006.

    Tenn. Code Ann. § 39-11-501, по состоянию на 2 декабря 2010 г., http://law.justia.com/tennessee/codes/2010/title-39/chapter-11/part-5/39-11-501.

    Уинслоу, Б., «Митчелл признан компетентным предстать перед судом за похищение Элизабет Смарт», веб-сайт Fox13now.com, по состоянию на 11 декабря 2010 г., http: // www.fox13now.com/news/kstu-mitchell-competent-trial-kidnapping-smart,0,4261562.story.

    18 U.S.C. § 17, по состоянию на 28 ноября 2010 г., http://www.law.cornell.edu/uscode/18/usc_sec_18_00000017—-000-.html.

    725 ILCS § 5 / 115-4 (j), по состоянию на 3 декабря 2010 г., http://law.onecle.com/illinois/725ilcs5/115-4.html.

    Другие судьи допускают защиту несовершеннолетних от невменяемости

    МАЛЕНЬКАЯ КАМЕНКА — Хотя судья отклонил аргументы в пользу невменяемости одного из мальчиков, обвиненных в стрельбе в средней школе Вестсайда, другие судьи Арканзаса время от времени принимали такую ​​защиту в других делах с участием несовершеннолетних.

    Во вторник судья окружной канцелярии Ральф Уилсон-младший отклонил заявление о невменяемости, предложенное адвокатом 12-летнему Эндрю Голдену, которому вместе с 14-летним Митчеллом Джонсоном было предъявлено обвинение в стрельбе в Вестсайде. Уилсон признал обоих мальчиков виновными в правонарушении и передал их под стражу в Отдел по работе с молодежью Министерства социальных служб.

    В предыдущем деле, касающемся другого ребенка, Уилсон сказал, что ни Верховный суд США, ни Верховный суд Арканзаса не признали право несовершеннолетних выступать в защиту невменяемости.

    Это ранее вынесенное решение в настоящее время обжалуется в Верховном суде штата. «Хотя это дело может определить, как судьи будут применять закон в будущем, на данный момент судьи могут интерпретировать закон по-разному», — сказал Джерри Глинн, директор детской юридической клиники Университета Арканзаса в Литл-Роке.

    «Каждый раз, когда возникает нерешенный правовой вопрос, отдельные судьи первой инстанции могут решать, как бы они ни толковали статут и предыдущее прецедентное право», — сказал он. «В этом нет ничего необычного, что разные судьи выносят решения по-разному.«

    Билли Беррис, помощник директора отдела психического здоровья Департамента социальных служб, сказал, что записи показывают, что примерно с 1990 года 10 несовершеннолетних были признаны невиновными по причине психического дефекта или заболевания.

    Семеро из них оказались умственно отсталыми и трое страдали психическим заболеванием, сказал Беррис. Такие дети обычно проходят лечение в Государственной больнице Арканзаса в Литл-Роке, пока врачи не сообщат, что они могут быть выписаны, хотя некоторым из них было оказано амбулаторное лечение.

    Судья канцелярии округа Пуласки Мэри Макгоуэн, которая принимает окончательное решение об их освобождении, заявила, что все 10 дел возникли в округе Пуласки.

    «Я думаю, что это (защита о невменяемости), вероятно, не так часто используется в суде по делам несовершеннолетних в качестве защиты, потому что по какой-то причине адвокаты защиты не знают об этом», — сказала она.

    Макгоуэн сказал, что большинство несовершеннолетних провели в государственной больнице менее 30 дней, прежде чем их выписали. Они проходят испытательный срок на пятилетний период и могут быть возвращены в государственную больницу, если они нарушат этот испытательный срок.

    Ни одному из несовершеннолетних не было предъявлено обвинение в убийстве, хотя одному из них впоследствии было предъявлено обвинение в убийстве после выписки из государственной больницы, сказал Макгоуэн.

    Подразделение по работе с молодежью может удерживать Голден и Джонсон до 21 года.

    Уилсон также отверг аргумент адвоката Голдена о том, что мальчик был не в состоянии понять судебное разбирательство против него и участвовать в его защите.

    Дети, признанные неспособными предстать перед судом, проходят лечение в Государственной больнице до тех пор, пока официальные лица не определят, что он или она правомочны предстать перед судом.

    В предыдущем деле, вынесенном Уилсоном, аргументы за и против защиты несовершеннолетних в отношении невменяемости были изложены в сводках для Верховного суда штата.

    Дело касалось 12-летнего ребенка Джонсборо, который был заряжен батареей после того, как ударил своего учителя специального образования.

    Адвокаты ребенка в апелляции утверждали, среди прочего, что решение Вильсона лишило их клиента равной защиты в соответствии с законом, поскольку взрослым разрешено выдвигать аргументы в пользу безумия и компетентности.

    Офис генерального прокурора Уинстона Брайанта, выступая в поддержку решения Вильсона, утверждал, что Законодательное собрание штата Арканзас специально исключало несовершеннолетних из использования защиты по невменяемости. Вместо этого судьи судов по делам несовершеннолетних должны назначать психологические осмотры и другие исследования, если это необходимо, на этапе вынесения приговора в ходе судебного разбирательства по делу ребенка.

    Устные доводы по делу не приводились.

    Безумие | Адвокат по уголовным делам штата Джорджия

    Защита от невменяемости в Грузии

    Одним из наиболее распространенных способов защиты, о которых мы слышим в уголовном праве, является аргумент безумия.Однако существует четыре разных теста на безумие, и бывает трудно понять разницу между каждым из них. В Грузии используется модифицированная версия правила М’Нагтена, и оно определяет, мог ли обвиняемый различать добро и зло во время совершения преступления. Хотя это звучит просто, важно нанять опытного адвоката по уголовным делам штата Джорджия, который поможет вам защитить вас. У Лоусона и Берри более 50 лет совокупного опыта в криминальной сфере, поэтому позвольте их опыту работать на вас.

    Закон Джорджии O.C.G.A. §16-3-2 Обрисовывает в общих чертах защиту от безумия

    Лицо не может быть признано виновным в преступлении, если на момент совершения действия, бездействия или небрежности, составляющих преступление, это лицо не имело умственных способностей различать добро и зло в отношении такого действия, бездействия, или халатность.

    Таким образом, правило в Грузии касается способности обвиняемого отличать добро от зла. Если подсудимый находится в невменяемом состоянии на момент совершения преступного деяния, уголовная ответственность не налагается.

    Бремя доказывания безумия лежит на подсудимом преобладанием доказательств, в то время как государство должно доказать вменяемость вне разумных сомнений. Если подсудимый не представит никаких доказательств для присяжных, чтобы сделать вывод о том, что подсудимый не отличал хорошее от плохого, когда они совершали преступные действия, то защита по невменяемости не применяется.

    Чтобы показать, что обвиняемый был невменяемым во время совершения преступления, уместно представить показания, показывающие его психическое состояние во время преступления и их психическое состояние до и после совершения преступления.Показ их состояния до и после может помочь доказать состояние обвиняемого на момент совершения преступления.

    Прецедентное право штата Джорджия о невменяемости

    Суды Джорджии установили, что обвиняемый не может использовать защиту о невменяемости, если они не представляют никаких доказательств невменяемости. Макбрайд против штата , 314 Ga. App. 725, (2012). В этом случае обвиняемому было предъявлено обвинение в нападении с отягчающими обстоятельствами и нанесении побоев, а также в других вещах. Он утверждал, что на момент совершения преступления он был невменяемым и что с него должны быть сняты все обвинения.Однако он не представил никаких доказательств или свидетельств того, что он не знал разницы между добром и злом, когда совершал действия. Таким образом, он был признан виновным по предъявленным ему обвинениям.

    Свяжитесь с нами

    Если вы считаете, что к вашему делу применима защита в виде безумия, свяжитесь с нашими офисами сегодня. Лоусон и Берри обладают значительным опытом защиты по уголовным делам и знают, как квалифицированно продемонстрировать, что вы были невменяемыми во время совершения преступления. Не верьте, что обвинение — это то же самое, что обвинительный приговор.Мы можем помочь! Свяжитесь с нашими офисами сегодня, чтобы получить бесплатную оценку дела и начать подготовку своей защиты.

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *