Определение в психологии память: Память. Что такое «Память»? Понятие и определение термина «Память» – Глоссарий

Содержание

Определение памяти

Термин «память» применяется не только в психологии. Мы слышим о памяти вычислительных машин и соответствующих единицах ее измерения. Выясняется, что в условиях термообработки некоторые сплавы металлов могут «запоминать» и «воспроизводить» свою форму. Однако тут речь в лучшем случае идет о техническом моделировании (кстати сказать, весьма неполном) человеческой памяти. Память, которую нам предстоит изучать, следует также отграничить от видовой памяти, благодаря которой по биологическим законам (а не психологическим) происходит воссоздание любого организма — от растения до человека. Говоря иначе, это генетическая программа, с помощью которой организм наследует существенные черты своих предков. Инстинктивное поведение — это тоже реализация ресурсов видовой памяти. Предметом психологии является индивидуальная память человека (и аналогичная память животного) как один из важнейших регуляторов его поведения и деятельности.

Память — это познавательный психический процесс, заключающийся в запоминании, сохранении и последующем воспроизведении человеком (или животным) своего опыта под влиянием жизненных обстоятельств.

Память — это «процесс, представляющий собой продукт предшествующего и условие предстоящего действия (процесса, опыта)». Последнее важно подчеркнуть: память имеет смысл только в контексте использования опыта в будущем.

Работа памяти создает условия для усвоения человеком знаний и их использования в новых условиях, для освоения речи, развития мышления и воображения. Вне этой работы невозможно ни научение, ни учение. Что было бы, если бы образы предметов и явлений, возникающие в психике (сознании) тут же бесследно исчезали? Человек, по выражению И.М.Сеченова, оставался бы «вечно в положении новорожденного».

Синонимом термина «память» можно считать слово греческого происхождения — «мнема», легко ассоциирующееся с именем богини памяти и девяти муз Мнемозины. Отсюда понятно широкое использование в психологии таких понятий, как «мнемическая функция» (функция памяти), «мнемическая задача» (задача на запоминание), «мнемоника» или «мнемотехника» (совокупность приемов запоминания) и др.

Самой старой теорией памяти является ассоциативная теория. Если впечатления возникают в сознании одновременно или непосредственно друг за другом, то между ними возникает связь (ассоциация). В последующем актуализация в сознании какого-либо одного из элементов связи влечет за собой воспроизведение других элементов. От Аристотеля идет различение ассоциаций по сходству (встретившись с человеком, можно вспомнить другого, чем-то на него похожего), по контрасту (у школьника, слушающего рассказ о пустыне Сахаре, непреднамеренно «всплывают» в памяти ранее сложившиеся представления о Заполярье), по смежности (через несколько месяцев после посещения концерта человек по радио услышал песню, которая тогда исполнялась, и тут же вспомнил знакомого, которого встретил в антракте). В этом случае речь идет о смежности событий в пространстве и времени. Позднее предметом исследования стали родовидовые, причинно-следственные, обобщенные и другие ассоциации.

Учение об ассоциациях помогает понять многие явления, относящиеся к умственной активности человека и его мышлению.

Разумеется, ассоциативные процессы имеют большое значение в учебной деятельности, в усвоении и воспроизведении учебного материала. Однако учение об ассоциациях следует отличать от ассоционизма, в классическом варианте которого понятие об ассоциациях стало объяснительным принципом всей познавательной сферы человека.

С развитием естественных наук стали раскрываться физиологические механизмы памяти. В частности, исследователей привлекли электромеханические изменения в синапсах (в областях контакта нервных клеток друг с другом) при прохождении нервного импульса по группе нейронов, а также факт многократного прохождения импульса через одни и те же синапсы. В этом факте был усмотрен процесс консолидации следа памяти как механизм перевода информации из кратковременной памяти в долговременную. Существует также «химическая гипотеза» памяти — о роли молекул РНК (рибонуклеиновой кислоты) в мнемических процессах. Предполагается, что эти процессы связаны с изменением последовательности оснований в указанных молекулах.

Эти и другие аналогичные исследования не всегда приводят к согласующимся друг с другом результатам, что, вероятно, надо считать закономерным на пути формирования единой теории памяти.

Понятие о памяти (В. В. Богословский)

На основе этого человек мо­жет запомнить и сохранить, а впоследствии воспроизвести образ отсутствующего предмета или воспроизвести усвоенные ранее знания. Как и восприятие, память является процессом отражения, но отражается не только то, что действует непосредственно, в данный момент, а и то, что имело место в прошлом.

 

Память — это отражение опыта человека путем запоминания, сохранения и воспроизведения.

Память участвует уже в акте восприятия, так как без узна­вания восприятие невозможно. Но память выступает и в качестве самостоятельного психического процесса, не связанного с вос­приятием, когда предмет воспроизводится в отсутствие его.

И. П. Павлов со своими сотрудниками экспериментально по­казали, что память есть результат рефлекторной работы мозга. «...Временная нервная связь, — писал Павлов, — есть универсальнейшее физиологическое явление в животном мире и в нас са­мих. А вместе с тем оно же и психическое — то, что психологи называют ассоциацией, будет ли это образование соединений из всевозможных действий, впечатлений или букв, слов и мыслей»

1.

В основе памяти лежат ассоциации, или связи. Предметы или явления, связанные в действительности, связываются и в памяти человека. Мы можем, встретившись с одним из этих предметов, по ассоциации вспомнить другой, связанный с ним. Запомнить что-то—значит связать запоминаемое с уже известным, образо­вать ассоциацию.

С физиологической точки зрения ассоциация представляет собой временную нервную связь. Различают два рода ассоциа­ций: простые и сложные. К простым относят три вида ассоциаций: по смежности, по сходству и по контрасту.

Ассоциация по смежности объединяет два явления, связан­ные во времени или в пространстве. Такая ассоциация образует­ся, например, при заучивании алфавита: при назывании буквы вспоминается следующая за ней.

----------

1 Павлов И. П. Полн. собр. соч., т. III, кн. 2. М.-Л.: Изд-во АН СССР, 1951. С. 325.

Ассоциация по сходству связывает два явления, имеющих сходные черты: при упоминании одного из них вспоминается дру­гое. Например, на уроке географии, знакомя учащихся с назва­ниями портов Австралии, учительница говорит, что одно из них похоже на женское имя Аделаида, и таким образом устанавли­вает ассоциацию по сходству, обеспечивающую запоминание.

Ассоциация по контрасту связывает два противоположных явления. Так, особенности зоны пустынь запоминаются по кон­трасту с зоной лесов.

Кроме этих видов, существуют сложные ассоциации — смыс­ловые. В них связываются два явления, которые и в действитель­ности постоянно связаны: часть и целое, род и вид, причина и следствие. Эти ассоциации являются основой наших знаний.

Для образования ассоциации требуются повторения. Иногда связь возникает с одного раза, если в коре больших полушарий мозга возник сильный очаг возбуждения, облегчающий образо­вание ассоциаций. Более важным условием для образования ассоциации является подкрепление на практике, т. е. примене­ние того, что требуется запомнить, в самом процессе усвоения.

Память — это сохранение информации о сигнале после того, как действие сигнала уже прекратилось.

В процессе онтогенеза каждый организм получает из внеш­ней среды информацию, которую он обрабатывает, хранит и вос­производит или использует в поведении.

Для работы мозга необходимы не только поступление инфор­мации, переработка, но и хранение определенного запаса ее. В нервной системе хранится два вида информации: информация, накопленная в процессе эволюции вида и закрепленная в безус­ловных рефлексах, или инстинктах, и информация, приобретае­мая в индивидуальной жизни организма в виде условных реф­лексов. Соответственно существует и два рода памяти; память видовая и память индивидуальная.

В настоящее время успехи биологии и генетики позволили узнать о памяти видовой, о механизмах наследования значи­тельно больше, чем о внутренних механизмах индивидуальной памяти. В последние десятилетия механизм индивидуальной па­мяти подвергался интенсивному изучению, и по этому вопросу был выдвинут ряд гипотез.

Были сделаны попытки объяснить механизмы памяти дан­ными электрофизиологии. Достижения электронной техники поз­волили записывать биотоки мозга (возникающие при возбужде­нии мозга электрические разряды). По электроэнцефалограмме (запись биотоков мозга) можно обнаружить процесс образования временных связей, их Торможение и растормаживание, т. е. ме­ханизмы забывания, узнавания, припоминания.

Нейрофизиологическая гипотеза о механизмах памяти состоит в том, что мозговые нейроны образуют замкнутые цепи, по ко­торым совершается движение нервных импульсов. Там сохраняется информация, поступившая в мозг и переработанная в нем. Повторное прохождение нервных импульсов изменяет структуру синапсов, (место стыка двух нервных клеток или их отростков). При повторении потока нервных импульсов процесс проходит гораздо легче. При длительном функционировании деятельность синапсов усиливается, и это сказывается на их структуре. Про­цесс обучения влияет на физическое и химическое состояние коры, что приводит к консолидации (закреплению) следов в коре головного мозга.

Другая группа гипотез объясняет механизмы памяти биохи­мическими изменениями, происходящими в мозге, в частности изменениями белка мозга. Усиление синтеза белка облегчает процессы образования сложных навыков у животных. Если син­тез белка тормозится, условнорефлекторная деятельность угне­тается.

Проливают свет на механизмы памяти данные нейрохирургии и связанной с ней нейропсихологии. Операции различных участ­ков мозга и клинические исследования больных с ранениями, кровоизлияниями, опухолями мозга показали, что при поврежде­нии различных корковых проекционных областей (анализаторов) нарушаются отдельные виды памяти (зрительная, слуховая, двигательная и т. д.), но не наблюдается общее расстройство па­мяти. При поражении же лобных или височных долей коры ухуд­шается хранение информации в любом анализаторе, нарушается память в целом,

Все попытки объяснить механизмы памяти пока являются только более или менее обоснованными гипотезами. Требуется дальнейшее углубленное изучение механизмов деятельности моз­га по восприятию, переработке и хранению информации. Только целый ряд наук с применением новейших достижений техники эксперимента и его математической обработки в состоянии по­строить убедительную теорию физико-химического объяснения механизмов памяти.

Значение памяти в жизни человека огром­но: без нее была бы невозможна никакая деятельность. И. М. Се­ченов указывал, что без памяти наши ощущения и восприятия, исчезая бесследно по мере возникновения, оставляли бы челове­ка вечно в положении новорожденного.

Что стало бы с человеком, если бы он был лишен памяти? Он не мог бы учиться, не мог бы трудиться, не мог бы приобре­сти даже простейшие навыки. При некоторых психических забо­леваниях наблюдаются глубокие расстройства памяти. Такие больные не помнят, где они находятся, не знают, что они делали в этот день, они много раз читают одну и ту же страницу, со­вершенно не запоминая ее содержания. Эти факты показывают, что без прошлого опыта нарушается обычный ход жизни, люди становятся инвалидами.

Общая психология. (Учеб. пособие для студен­тов пед. ин-тов). Под ред. В. В. Богословского и др. 2-е изд., перераб. и доп. - М.: Просвещение, 1973. - 351 с. С. 198-201.

Наша память работает совсем не так, как мы думаем, говорят ученые

Автор фото, Getty Images

Подпись к фото,

"То есть вы говорите мне, что я должен больше забывать, чтобы лучше помнить?"

Если и есть предел для человеческой памяти, то мы за всю свою жизнь даже не приближаемся к нему.

Психологи и нейробиологи подтверждают, что существует определенный объем информации, который мы способны хранить в памяти, однако нет никакого повода опасаться, что в один момент этот объем будет исчерпан, и свободного места для новой информации в памяти не останется.

"Это все прекрасно, но почему тогда я постоянно о чем-то забываю?" - спросите вы.

Ответ ученых вас может удивить: скорее всего, они скажут, что дело не в запоминании, а в том, что вы, вероятно, не умеете вовремя расставаться с достаточным количеством ненужной информации.

Запомнить или забыть?

Начнем с самого начала. Есть три фазы "запоминания": усвоение информации, ее хранение и воспоминание.

"Когда люди жалуются на свою память, они обычно полагают, что их проблема заключается в неспособности запомнить информацию или удержать ее в памяти", - говорит профессор психологии Калифорнийского университета Роберт Бьорк.

По его словам, на самом деле проблема может заключаться в неспособности выбрасывать из памяти лишнюю информацию. Эта теория становится все более популярной среди исследователей.

Подумайте о том, как трудно найти нужную вещь в захламленной комнате. С памятью происходит то же самое.

Очистить память от хлама

Автор фото, Getty Images

Подпись к фото,

А теперь попробуем найти нужное

Чем больше информации мы храним в своей памяти, тем больше воспоминаний смешиваются между собой. Устаревшая и ненужная информация будет неизбежно сбивать нас с толку и препятствовать нашим попыткам систематизировать "полезные воспоминания" и сформулировать основные идеи, которые могут быть очень важны для принятия решений.

Профессор Блейк Ричардс из университета Торонто и исследователь Пол Фрэнкланд полагают, что "забывание" - это работающий, "встроенный" в саму память, механизм.

Задача памяти - оптимизировать процесс сознательного принятия решений с помощью удержания важной информации и избавления от ненужной информации.

Учиться забывать

"Все это хорошо. Но как забывать?" - спросите вы.

Вот несколько советов:

1. Перестаньте возвращаться к определенным воспоминаниям

Наша способность вызывать в памяти определенные воспоминания - это как тропинка в лесу. Чем чаще вы по ней ходите, тем более заметной она становится.

Когда вы часто возвращаетесь к определенной информации, это приводит к укреплению соответствующих нейронных связей и заставляет мозг считать, что именно это воспоминание (к которому вы так часто возвращаетесь) является очень важным.

Автор фото, Getty Images

Подпись к фото,

Чем чаще мы возвращаемся к определенным воспоминанием, тем больше наш мозг убеждается в том, что эти воспоминания очень важны

2. Без практики не обойтись

Память можно натренировать и ослабить. Профессор Майкл Андерсон из Кембриджского университета в 2001 году провел исследование, которое подтвердило, что если подавлять в памяти определенные воспоминания, то действительно можно добиться того, что они станут менее навязчивыми.

Зигмунд Фрейд однако бы сказал, что те воспоминания, которые вы пытаетесь подавить, вернутся к вам обратно и будут вас преследовать. Но профессор Андерсон настаивает, что такие попытки избавиться от нежелательной информации - важный метод упорядочивания эмоций и мыслей, по крайней мере в краткосрочной перспективе.

Автор фото, Getty Images

3. Не пренебрегайте кардионагрузками

Профессор Блейк Ричардс провел исследование на мышах, поэтому он не может утверждать, что все таким же образом работает и в случае с человеком. Но в его лаборатории при проведении исследования на мышах он увидел четкую связь между образованием новых нейронов и процессом избавления от ненужных воспоминаний.

А единственный верный способ способствовать нейрогенезу - по крайней мере в случае с мышами - кардиотренировка.

Автор фото, Getty Images

Подпись к фото,

Пробежка - лучший способ перезагрузить мозг?

Связи между нейронами в нашем мозге постоянно перестраиваются. Они могут ослабевать или вовсе полностью исчезать. Идет постоянный процесс обновления сети нейронных связей в гипоталамусе, полностью переписывается существующая система воспоминаний.

Умение забывать - это такой же необходимый навык, как и запоминание. Избавление от нежелательных воспоминаний и связанных с ними эмоций может быть очень трудной задачей, но этот навык развивается.

Память в психологии: определение, виды, теории

Познавательная функция психики заключается в построении образа мира, который в разной степени полноты и адекватности отображает реальность. Эта функция совершается с помощью познавательной деятельности, которая может быть чувственной и рациональной.

Чувственную деятельность обеспечивают ощущение и восприятие, а рациональную – мышление и воображение. Результаты такого познавания действительности становятся опытом человека благодаря памяти. Сложно переоценить ее значение, ведь без нее любая деятельность была бы просто невозможна.

Академик И. Сеченов говорил, что без памяти ощущения и восприятия человека исчезали бы бесследно сразу после своего возникновения, навсегда оставляя человека в состоянии новорожденного.

Без памяти прошлого опыта человек не может жить полноценной жизнью, ее потерю можно смело сравнить с потерей свободы. Человек, владеющий информацией об особенностях функционирования разных видов памяти, о ее закономерностях, знающий теории памяти в психологии имеет возможность осознать важность этого познавательного процесса и по-новому взглянуть на возможности собственной памяти.

Определение памяти в разных теориях психологии

В современной психологии память — это способность к накоплению, сохранению, воспроизведению человеком собственного опыта, знаний, умений и навыков. Таким образом, человеческая память является звеном связи между прошлым, настоящим и будущим. В процессе индивидуального развития каждого человека она является основой становления личности.

Понятие памяти в разных направлениях психологии исходит из принципов конкретной теории, которые объясняют ее суть и закономерности. Ознакомьтесь с основными теориями памяти в психологии кратко.

Ассоцианистская теория. Ключевым понятием этой теории является ассоциация как связь между психическими явлениями. По определению, в памяти такие связи устанавливаются между отдельными частями материала, который запоминается или воспроизводится. Действительно, вспоминая что-нибудь, человек ищет связи между имеющимся материалом и тем, который нужно воспроизвести.

Были установлены такие закономерности образования ассоциаций, как схожесть (материал запоминается и воспроизводится с помощью связи с похожим материалом), смежность (материал запоминается и воспроизводится путем объединения с предыдущим материалом), контраст (материалом памяти стает то, что отличается от материала, который сохраняется). Эта теория не объясняет такой важной характеристики, как выборочность, ведь ассоциативный материал не всегда хорошо запоминается. Также здесь не учитывается зависимость процессов памяти от особенностей организации материала.

Бихевиористическая теория. Представители теории считают, что ключевую роль в процессе запоминания играют специальные упражнения на закрепление материала. Такая тренировка похожа на процесс формирования двигательных навыков. На успешность закрепления материала влияет интервал между упражнениями, мера его схожести и объем, возраст и индивидуальные различия между людьми.

Когнитивная теория. Здесь память воспринимается как совокупность различных блоков и процессов переработки информации. Одни блоки обеспечивают распознавание характерных черт информации, другие отвечают за построение когнитивной карты, которая помогает ориентироваться в особенностях информации, третьи удерживают информацию в течение некоторого времени, четвертые представляют информацию в конкретной форме.

Деятельностная теория. Здесь память воспринимается как звено активной связи человека с миром. С помощью анализа, синтеза, повторения, перегруппирования и выделения отдельных признаков человек строит мнемический образ (представление), который является идеальной формой материала, который включает индивидуальное отношение человека. Процесс запоминания совершается с помощью дополнительных внешних знаков-стимулов, которые со временем становятся внутренними стимулами и человек получают возможность руководить своей памятью.

Виды памяти

В зависимости от характера материала, времени его сохранения и степени опосредованности механизмов выделяют отдельные виды памяти в психологии, с которыми вы можете кратко ознакомиться.

Виды памяти по смыслу:

  • двигательная,
  • эмоциональная,
  • образная,
  • словесно-логичная.

Двигательная является основой формирования навыков хождения, письма, танца, компонентов профессиональной деятельности. Она является основой других видов памяти.

По определению эмоциональная память отвечает за сохранение эмоций и чувств. Этот вид памяти придает опыту глубоко-личный характер, делая индивидуальную память уникальным явлением.

Образная отображает опыт в виде мнемических образов, созданных на основе работы органов чувств.

Словесно-логичная помогает запоминать мысли, высказывания, закономерности и особенности строения сложного материала. От этого вида памяти зависит успешность теоретического освоения человеком окружающей действительности.

Виды памяти по времени хранения:

  • сенсорная,
  • кратковременная,
  • долговременная.

Сенсорная характеризуется очень коротким временем хранения материала. Это мгновенное отображение информации анализаторами, которая может сохраниться только при условии установки на ее появление.

Кратковременная помогает сохранить информации на протяжении короткого промежутка времени, около 20 секунд. Запоминание происходит после однократного или недолгого восприятия материала.

Долговременная память способна сохранять информацию неограниченное время. Эта память начинает действовать спустя некоторое время после процесса запоминания информации.

По степени опосредованности: произвольная, непроизвольная, метапамять.

  • Произвольная является генетической памятью, не требует никаких внешних усилий для запоминания материала.
  • Произвольная предполагает использование специальных мнемических действий в процессе запоминания информации. Это могут быть разные способы организации материала для лучшего запоминания.
  • Метапамять является наивысшим уровнем развития памяти, который наблюдается у людей интеллектуального труда. Это «память о памяти», когда человек знает особенности функционирования своей памяти и успешно пользуется этими знаниями.

Физиологическая основа процессов памяти

Физиологические механизмы памяти изучают в физиологии, психологии, биохимии. Говоря про механизмы памяти, речь идет о неких процессах, необходимых для запоминания информации и дальнейшего ее воспроизведения. Информация, которую человек пытается запомнить, проходит определенный процесс, в который включены механизмы головного мозга: в коре больших полушарий нашего мозга остаются следы после процесса возбуждения. Именно они дают возможность возникнуть ассоциативным связям, даже при отсутствии раздражителя.

Таким образом, человек способен запоминать, сохранять и воспроизводить информацию об отсутствующем предмете. Механизмы памяти можно объяснить также с помощью электрофизиологии. Нейроны нашего мозга создают замкнутые цепи, по которым движутся нервные импульсы. Именно там сохраняется информация, переработанная мозгом. Когда поток импульсов повторяется, процесс длится быстрее и легче.

Эти механизмы являются основой главных процессов памяти в психологии, к числу которых относятся:

  • запоминание,
  • сохранение,
  • воспроизведение
  • забывание информации.

Запоминание – процесс памяти, который обеспечивает закрепление нового материала. Оно может быть произвольным и непроизвольным, механическим и смысловым, непосредственным и опосредованным.

Сохранение – процесс, который обеспечивает удерживание результатов запоминания в течение длительного времени. Совершается с помощью мыслительных операций анализа, синтеза, классификации, обобщения. Чем большее значение имеет для человека запоминаемый материал, тем лучше происходит процесс его сохранения.

Воспроизведение – процесс, который совершается в три этапа. На первом этапе совершается узнавание объекта, когда происходит сравнение прошлого сохраненного опыта с актуальным образом. На втором этапе совершается припоминание – активный поиск и добывание из долговременной памяти необходимого материала. Третий этап включает репродукцию человеком эмоционально-наполненного образа, когда осуществляется полное определение образа объекта по всем параметрам.

Забывание – процесс памяти, который приводит к утрате четкости и уменьшению объема закрепленного в долговременной памяти материала. При этом иногда его больше невозможно воспроизвести. Забывание имеет позитивную функцию – снимает груз информации, предупреждая перегрузку памяти.

Виды памяти человека:

По каким законам живет память

Существуют определенные законы и упражнения для тренировки памяти. Зная, по каким правилам функционирует память в человеческой психологии, вы можете улучшить процесс запоминания нужного вам материала и сделать его более быстрым.

  • Законы интереса и осмысления. Именно поэтому намного легче быстро запомнить текст, который вызывает неподдельное любопытство, а если глубоко вникнуть в суть информации, то она запомнится еще лучше.
  • Законы установки и действия. Если дать себе мысленную установку на запоминание материала, то он запомнится легче и быстрее. Информация, включенная в процесс какого-либо действия (в процессе игры) запоминается лучше.
  • Законы контекста и торможения. Если с помощью ассоциаций связать уже усвоенный материал с новым, то он запомнится гораздо быстрей. Если же вы запоминаете похожие между собой материалы, то срабатывает эффект «перекрытия» старой информации более новой.
  • Законы края и оптимальной длины ряда. Намного лучше запоминается информация, поданная вначале либо в конце. Для лучшего запоминания, длина ряда, который нужно запомнить, не должна быть больше объема кратковременной памяти.
  • Законы рационального и эмоционального усиления. Яркость впечатления влияет на качество запоминания. Ее можно усилить с помощью рисунка или записи, а можно постараться вызвать связанные с событием эмоции.
  • Законы повторения и незавершенности. О первом законе знает большинство людей, часто совершая многократное повторение материала для его лучшего запоминания. Каким бы странным это понятие не казалось, но лучше запоминаются именно незавершенные действия и задачи, недосказанные слова и фразы.
  • То же самое можно сказать и о редких, необычных или странных впечатлениях, которые запоминаются намного лучше, чем обыденные и привычные.

Четыре мнемических эффекта для обучения кибербезопасности

Если вы когда-нибудь сталкивались с задачей обучения сотрудников основам информационной безопасности, то наверняка знаете, что это не самая простая задача. Люди, далекие от информационных технологий, чаще всего не очень хорошо запоминают новые сведения на эту тему, зато быстро и качественно забывают их. Им это не очень интересно, они не всегда видят практический смысл упражнений, поэтому обучение оказывается малоэффективным.

Как же сделать так, чтобы информация эффективно закрепилась? Некоторые идеи можно почерпнуть из психологии памяти — эта область уже давно изучила и выявила многие закономерности в запоминании и воспроизведении информации. Вот четыре наиболее полезных для обучения, на наш взгляд, мнемических эффекта, которыми мы хотим с вами поделиться.

Кривая забывания Эббингауза

Психолог Эббингауз, изучавший память экспериментальным путем, установил, что уже в течение первого часа человек забывает до 60% всей полученной информации. Через 10 часов после обучения в памяти остается 35 % данных, а через 6 дней — около 20%. Далее кривая выходит на стабильный уровень — примерно столько же остается и через месяц.

На этом Эббингауз не остановился. Дальнейшие эксперименты показали, что при повторении заученного материала скорость забывания снижается, причем чем больше повторений, тем прочнее запоминается информация. Для нас это означает, что для качественного обучения одного прослушивания будет недостаточно. Лучше всего информация запомнится, если ее повторять согласно экспериментально разработанной Эббингаузом схеме.

Эффект реминисценции

Еще один психолог-экспериментатор, П. Бэллард, обнаружил, что сразу после заучивания информация воспроизводится хуже, чем через 2–3 дня. Суть его эксперимента очень проста: он предлагал испытуемым заучить некий материал и воспроизвести его сразу и через несколько дней (от одного до 7 дней). А потом смотрел, через сколько дней информация будет воспроизведена наиболее точно.

На практике это может означать, что не всегда имеет смысл приставать к сотрудникам с тестами сразу после окончания урока.

Эффект интерференции

Конечно, хорошо бы научить сотрудников всему необходимому за один урок. Но, к сожалению, такой урок будет не особенно эффективен. «Впихнуть» в человеческую память всю информацию сразу, увы, невозможно из-за явления, которое в психологии называется эффектом интерференции.

Дело в том, что если материалы для запоминания даются с небольшим интервалом, то они могут мешать друг другу. Либо «старая» информация помешает запоминанию «новой», либо «новая» будет способствовать забыванию старой. Поэтому стоит выдерживать промежутки между уроками на разные темы.

Эффект края

Суть эффекта края очень проста: в любом ряде стимулов лучше всего запоминаются первые и последние элементы. Для нас важно, что этот эффект проявляется и в работе с любыми обучающими материалами: текстами, видео и просто рабочими письмами. Очевидно, наиболее важную информацию следует давать в начале курса/урока и в конце.

Единственное, что нужно помнить — этот эффект не действует в случаях, когда в уроке есть что-то, что по каким-то причинам вызывает у человека эмоции. В таком случае лучше всего запомнятся наиболее аффективно значимые для человека вещи.

В целом поведенческая психология, а также теория усвоения информации и обучения учитывались нашими коллегами, создавшими решение Kaspersky Automated Security Awareness Platform. Это наша платформа для обучения сотрудников компаний разного размера навыкам кибербезопасности. Узнать о решении больше и начать его использовать можно на сайте платформы.

говорим о мнемонических техниках с Екатериной Зибровой

Организационный психолог, специалист в области управленческого консалтинга рассказывает, по каким полочкам укладываются знания в голове и как работает наш «приемник» информации.

Каждый школьник знает, как минимум, одну хитрость запоминания информации. Запомнить порядок русских падежей можно по начальным буквам слов в «Иван Родил Девчонку, Велел Тащить Пеленку». Правильно писать «ы» после «ц» поможет фраза «Цыган на цыпочках цыпленку цыкнул "цыц"». Для запоминания грамматических правил и исключений тоже придуманы считалки: «Кто в глаголах пишет "ца" – настоящая овца!» или «Долго ели тОрты – не налезли шОрты!» А как быть, когда надо запоминать больше – длинные тексты, термины, имена, фамилии, даты, иностранные слова?

Кроме рифмованных шпаргалок, в психологии памяти есть много средств и инструментов – так называемых мнемонических техник («мнемоника», от греч. mnemonika – искусство запоминания).

«Ворота памяти – это внимание. Если человеку сложно сохранять концентрацию внимания, ворота не откроются, – говорит Екатерина Зиброва. – Поэтому я рассказываю ребятам о техниках, с помощью которых можно расширить периферийное зрение, увеличить гибкость когнитивного мышления, развить внимание и концентрацию».

Таблицы Шульте. Немецкий психотерапевт придумал эти таблицы для психодиагностики и исследования свойств внимания, и с тех пор ими пользуются как тренажером для развития зрительной памяти, периферийного зрения и наблюдательности.

Как это работает: таблица заполнена числами или буквами без какой-либо логической последовательности. Надо смотреть строго в ее центр и боковым зрением находить цифры по нарастанию или буквы по алфавиту. Пять минут внимательно смотрим, затем закрываем и пытаемся воспроизвести. И так каждый день, но не более 10 подходов (чтобы не устать). Допускаются недолгие перерывы, только в это время нельзя читать, смотреть кино – это сильно дезориентирует. Таблицы бывают разного размера, но начинать лучше с маленьких, 2х2 ячеек и по мере наработки скорости уже переходить к таблицам 6х6, 7х7 и выше. 

Электронный алфавит нового кода НЛП. Вариант Алфавита, предложенный лингвистом Джоном Гриндером. Лист А4 разлинован на 30 клеток. В каждую вписаны по две буквы. Верхние – соответствуют алфавиту, а нижние – считаются вспомогательными и обозначают слова: П – «правая», Л – «левая», В – «вместе» (иногда буква «В» заменяется буквой «О», что обозначает слово «обе» и имеет тот же смысл). И верхние и нижние буквы одного размера и одного стиля.

Как это работает: ты произносишь вслух верхние буквы, и одновременно с этим, поднимаешь правую, левую или обе руки вместе, в зависимости от того, какая вспомогательная буква стоит под произносимой («П», «Л» или «В» соответственно). Затем таким же образом читаешь алфавит в обратном порядке. Чтобы усложнить задачу, можно читать буквы по столбцам, строчкам, "змейкой" и т.п. Такое упражнение всего за 10-15 минут помогает войти в состояние сверхпродуктивности – и ты учишься очень быстро решать сложные задачи.

Кривая Эббингауза. Немецкий психолог Герман Эббингауз слыл ученым настойчивым: будучи одержим идеей изучения «чистой» памяти (запоминание, на которое не влияют процессы мышления) он построил так называемую «кривую забывания» и доказал, что скорость забывания заученного материала падает после каждого повторения! Быстрее всего забывается только что заученная информация (примерно через час в голове не остается и половины). Через 10 часов «улетучивается» около 65% информации, а через месяц едва остается 20%. Поэтому он придумал, как «прокачать» память и предложил наиболее эффективный график повторений.

Как это работает: допустим, у тебя всего два дня, чтобы выучить пять глав параграфа. Тогда первое повторение должно идти сразу после того, как закончил читать; второе – через 20 минут после первого; третье – через 8-10 часов после второго; четвертое повторение – через сутки после третьего.

Есть еще долгосрочный режим повторения:

Первое повторение – после того, как закончил чтение;
Второе повторение – через полчаса после первого;
Третье повторение – через 24 часа после второго;
Четвертое повторение – через 3 недели после третьего;
Пятое повторение – через полгода после четвертого.

Тест Струпа основан на различиях зрительного и логического восприятия цвета. Например, когда слово «красный» написано зеленым. Эта методика называется «Словесно-цветовой интерференцией» и нужна для диагностики и тренировки когнитивной гибкости.  

Как это работает. Суть теста в том, чтобы быстро читать про себя слова и называть вслух цвет шрифта. Если «синий» написано красным, сказать надо именно красный.  Цвет и текст мы воспринимаем разными отделами полушарий, а Струп тест нужен для того, чтобы распределить нагрузку и развить навыки восприятия.  

Как работает память и когда ей можно верить

Обсуждение формата видеоинтервью в редакции «Газеты.Ru» вдохновило отдел науки выяснить, что сейчас ученые знают о памяти человека, а также узнать, почему нельзя доверять воспоминаниям и как можно выучить 1000 иностранных слов за день.

Несколько дней назад в редакции «Газеты.Ru» стал обсуждаться вопрос, почему длина многих видеоинтервью (именно живых интервью, а не сугубо официальных заявлений на камеру), особенно в США, не превышает семи минут. Один из вариантов ответов заключался в том, что семь минут — это максимальное время, которое человек может говорить без подсказок в виде бумажки. Отдел науки заинтересовался этой дискуссией и собрал в одном материале все самое интересное и важное о том, что наука к настоящему времени выяснила о памяти человека.

Структура памяти

На самом деле, как устроена человеческая память, ученые до сих пор не знают. Равно как не знают, где, например, заканчивается память и начинается мышление или воображение. Сегодня большинство психологов и специалистов по нейронаукам сходятся во мнении, что память состоит из трех блоков: сенсорного регистра (или сенсорной памяти), рабочей (кратковременной) и долговременной памяти.

Сенсорная память

В сенсорное «хранилище» поступает информация от всех органов чувств и сохраняется там доли секунды. Визуальная информация сохраняется в иконической памяти, а слуховая — в эхоической. Иконическая память была открыта американским психологом Джорджем Сперлингом. Ученый обнаружил, что время хранения составляет не более 0,5 секунды. Столь быстрое забывание связано с особенностями визуального восприятия и саккадическими скачками глаз, с помощью которых человек «ощупывает» пространство. Российский психолог Владимир Зинченко показал, что удерживает иконическая память до 36 элементов.

В эхоической памяти сообщения хранятся значительно дольше, около 3 секунд. А сведения об интонации голоса сохраняются до 8 секунд.

Рабочая память

Согласия среди психологов нет и относительно того, что же такое рабочая память. Одни ученые считают, что ее вообще нет, и речь идет о фрагменте долговременной памяти, которая активна в данный момент. Другие утверждают, что рабочая память существует, но не стоит смешивать ее с кратковременным хранилищем. Клиническая практика показывает, что кратковременная память все же есть и это скорее отдельная структура, нежели часть долговременной памяти.

Например, при синдроме Корсакова, которым страдают преимущественно алкоголики, больные помнят события прошлого, но новую информацию удерживают с трудом и только если постоянно повторяют. Еще в 1911 году швейцарский психолог Эдуард Клапаред провел эксперимент с одним из своих пациентов, страдающим расстройством кратковременной памяти. Он несколько дней подряд здоровался с ним за руку и незаметно колол иголкой. Через пару дней пациент как не узнавал врача, так и не начал его узнавать. Но руку подавать перестал. В 1956 году в журнале Psychological Review американский психолог Джордж Миллер опубликовал исследование, согласно которому

объем кратковременной памяти в среднем составляет 7 +/- 2 элемента.

Феномены памяти

Эффект Зейгарник. Прерванные действия запоминаются в 2 раза лучше, чем завершенные.

Если число элементов больше, то запомнить их можно только перекодировав. Например, запомнить 13 букв О-Б-С-Е-О-О-Н-Ю-А-Р-Е-Э-С значительно проще, если объединить их в группы ОБСЕ – ООН – ЮАР – ЕЭС. Таким образом магическая семерка не зависит от количества информации в каждом элементе, а представляет собой гнезда или ячейки, в которые «складывается» информация. Срок хранения в рабочей памяти составляет 18 секунд, после чего воспоминание угасает. А если попросить человека запомнить ничего не значащее слово и затем посчитать в обратном порядке, то слово он забудет еще быстрее. Поэтому, повторяя номер телефона или адрес, человек буквально перезаписывает свои воспоминания.

Долговременная память

В 1976 году в штате Калифорния преступники взяли в плен 26 детей, похитив их из школьного автобуса. Под гипнозом водитель автобуса вспомнил номер на грузовике похитителей, и детей спасли.

Психологи делят долговременную память на процедурную и декларативную. Первая включает базовые условные реакции, действия. Вторая – фактическую информацию, например имена, лица, даты, идеи. В конце 60-х будущий нобелевский лауреат Роджер Сперри и его коллега Майкл Гэззениг провели эксперимент на больных с расщепленным мозолистым телом, структурой, которая соединяет полушария мозга. Они обнаружили, что если поместить предмет в левое поле зрения испытуемого или положить в левую руку, то он не назовет, но покажет, что с ним делать. В ситуации, когда предмет помещали в правое поле зрения или руку, человек безошибочно называл его, но затруднялся применить. Таким образом было доказано существование декларативной и процедурной памяти и роль межполушарной асимметрии мозга в ее работе.

По мнению психологов, емкость долговременной памяти безгранична и сопоставима с количеством синапсов в мозге – 1015.

Если предположить, что один синапс переносит один бит информации, то получается, что объем долговременной памяти составляет в переводе на компьютерный язык 1,25х1014 байт, то есть 125 терабайт. Оценить краткосрочную память гораздо сложнее, считается, что она в лучшем случае составляет десятки мегабайт. Чуть более точно определена скорость передачи информации у человека — она очень маленькая: 16 бит/с. Таким образом, на то, чтобы через человека прошел поток информации в 10 мегабайт, требуется порядка 10 минут. И в какой-то степени это может отвечать на означенный в начале текста вопрос, почему многие видеоинтервью длятся не более 7 минут. Но данные оценки является весьма и весьма приблизительными и не учитывают особенностей разных людей. А они порой бывают феноменальными.

«Я помню все»

В 2000 году Самвел Гарибян во второй раз попал в Книгу рекордов Гиннесса. Он запомнил 2000 русских слов и при воспроизведении сделал только 32 ошибки. А в 1990 году он за день выучил 1000 иностранных слов с переводом. В список вошли слова из английского, немецкого, арабского, фарси, эсперанто и других языков.

Другим обладателем феноменальной памяти был Соломон Шерешевский. Он работал начинающим корреспондентом в одной из московских газет и никогда не записывал в блокнот редакционные задания. Это сильно раздражало его начальника, но все же Шерешевского отправили на обследование в психологическую лабораторию к известному российскому нейропсихологу Александру Романовичу Лурии. К изумлению и психологов, и начальника память Шерешевского оказалась практически безгранична. При норме объема в 7 единиц, он мог запоминать и воспроизводить десятки слов, цифр, фраз, предложений. Более того, они хранились в его памяти годами.

Феноменальная память Шерешевского основывалась на синестезии, запоминая слова и буквы, он наделял их цветами, запахами, расставлял в своем воображении в комнате, на улице.

Франко Маньяни, итальянский художник, стал известен благодаря своей фотографической памяти. Художник рисовал картины родного города Понтито, который покинул в детстве. Спустя десятилетия он по памяти воспроизводил мельчайшие детали домов и улиц.

Исследования в России

«Сотрите мне»

В Курчатовском институте на базе отделения нейрофизиологии и когнитивных наук в течение многих лет проводят исследования по стиранию отдельных воспоминаний. Группа ученых под руководством Константина Анохина открыла «ранние гены» — гены памяти, которые отвечают за запоминание. По словам Анохина, как только в мозг поступает новая информация, эти гены активизируются и записывают следы памяти. С помощью метода визуализации и специальных молекулярных зондов ученые пометили клетки мозга и фиксировали, какие из них «включались» при вспоминании. Было обнаружено, когда человек запоминает и вспоминает, у него активируются одни и те же гены. Ученые выдвинули гипотезу, что, вспоминая, мозг «перезаписывает» память.

«Каждый раз, когда мы что-то вспоминаем, мы это забываем и заменяем новым»,

— отмечает Анохин. Ученые решили проверить, можно ли совсем удалить какой-то фрагмент памяти. «Память, которая была создана давным давно и казалось, уже упрочилась, в тот момент, когда мы ее извлекаем, на фоне действия веществ, не дающих формироваться новой памяти, исчезает. Если просто давать эти вещества, они никак не действуют. Если просто активировать воспоминание, то оно становится только лучше». Анохин назвал этот метод фармакологической психохирургией памяти. Проводить психохирургические «операции» можно при лечении посттравматического стресса. Люди, пережившие сильный шок, вернувшиеся с войны, ставшие свидетелями жестоких убийств или жертвами насилия часто страдают от этого расстройства. Предполагается, что

человека помещают в виртуальную реальность и детально воспроизводят травмирующие события. Возможно, если одновременно вспомнить о событии и принять вещества блокирующие «перезапись» памяти, болезненное воспоминание сотрется.

Имплант памяти

Психологи достаточно давно обнаружили, что память скорее продуктивна, нежели репродуктивна. Вспоминая о чем-то, человек не просто извлекает информацию из памяти, как одежду из шкафа. Он заново создает свои воспоминания. В течение жизни память постоянно меняется. По мнению психологов, граница между памятью и другими психическими процессами, например воображением, оказывается совсем неочевидной.

В 70-х годах XX века по США прокатилась волна судебных дел, связанных с семейным насилием. Во время психоаналитических сеансов многие неожиданно «вспоминали», как в детстве их насиловали отцы, дяди и прочие родственники. В 1992 году

жительница штата Миссури подала в суд на отца-извращенца и во всех подробностях описала, как тот насиловал ее на протяжении семи лет. Однако медицинский осмотр девушки показал, что она была девственницей.

Оскорбленный отец получил 1 миллион долларов компенсации, а наука — интересный материал для исследования ложных воспоминаний.

Доктор психологических наук и специалист по психологии памяти Вероника Нуркова показала, что ложные воспоминания можно искусственно вживлять в автобиографическую память. Тревожный человек часто заново переживает свои неудачи, и воспоминания о прошлом обращаются в самосбывающееся пророчество. Человек помнит о своих провалах и ждет их в будущем. По мнению Нурковой, новое счастливое воспоминание меняет представление человека о себе, его самооценку. Сначала с испытуемым беседовали о болезненных событиях, затем с помощью методики сенсомоторного психосинтеза погружали его в транс и просили переиграть событие так, как испытуемый хотел бы. Если он жаловался на холодные отношения в семье, то ему предлагали «вспомнить» светлое и радостное событие. Это могла быть поездка с родителями на море, поход в зоопарк, день рождения.

В действительности этого события не было в жизни человека, но придумав его, он впоследствии воспринимал его как факт своей биографии.

Этично ли?

Каждый раз, когда ученые пытаются самостоятельно изменить заведенный в природе порядок, общество недоверчиво заговаривает об этике. Недавно китайские биоинженеры провели эксперимент по починке гена. Ген отвечал за смертельное заболевание бета-талассемию, а участвовавшие в исследовании эмбрионы были изначально нежизнеспособны. Но большинство авторитетных научных журналов отказалось опубликовать, возможно, пионерское исследование.

Эксперименты со стиранием и изменением памяти тоже оказываются на грани этического фола.

Мало кто откажется «вживить» себе приятное воспоминание, которое ко всему прочему погасит травмирующий опыт, издевательства одноклассников и ссоры родителей. Но едва ли дело ограничится психотерапевтической практикой и заживлением семейных травм и детских обид. Ведь если изменить воспоминания одного человека, то, развив технологию, можно поменять воспоминания и массы людей. А как следствие, изменить историческую память и отношение к политическим процессам и историческим событиям.

семантической памяти | Simply Psychology

  1. Память
  2. Долговременная память
  3. Семантическая память

Айеш Перера, опубликовано 15 декабря 2020 г. это включает в себя вспоминание идей, концепций и фактов, которые обычно считаются общими знаниями. Примеры семантической памяти включают фактическую информацию, такую ​​как грамматика и алгебра.

  • Семантическая память отличается от эпизодической памяти тем, что, в то время как семантическая память включает в себя общие знания, эпизодическая память включает в себя личный жизненный опыт.
  • Существует много споров относительно того, какие области мозга задействованы в функциях семантической памяти.
  • В то время как семантическая сеть графически представляет отношения между различными концепциями, семантическое насыщение относится к явлению, при котором повторение приводит к временной потере смысла.
  • Семантическая память - это тип долговременной декларативной памяти, которая относится к фактам, концепциям и идеям, которые мы накопили в течение нашей жизни (Squire, 1992).Семантическая память обычно включает в себя вопросы, которые широко истолковываются как общеизвестные знания, которые не извлекаются исключительно или непосредственно из личного опыта (McRae & Jones, 2013).

    Примеры семантической памяти

    Некоторые примеры семантической памяти могут включать:

      Напомним, что Вашингтон, округ Колумбия, является столицей США, а Вашингтон - штатом.

      Напомним, что апрель 1564 года - это дата рождения Шекспира.

      Вспоминая тип еды, которую ели люди в Древнем Египте.

      Зная, что слоны и жирафы - млекопитающие.


    История и предыстория

    Концепция семантической памяти была впервые предложена в 1972 году У. Дональдсоном и Эндель Тулвинг. В первую очередь под влиянием усилий Шеера и Рейффа (1959) провести различие между двумя основными формами долговременной памяти, Тулвинг стремился отличить эпизодическую память от того, что он позже назвал семантической памятью.

    Тулвинг (1972, стр. 386) в своей книге Эпизодическая и семантическая память использует слово семантическая для описания системы памяти, которая включает «слова и вербальные символы, их значения и референты, отношения между ними, и правила, формулы или алгоритмы воздействия на них ».

    Талвинг (1984) дополнительно дифференцировал семантическую память и эпизодическую память на основе их режима работы, типа информации, которую они обрабатывают, и их применения к реальному слову и лаборатории памяти.


    Что предлагают исследования

    Со времени предложения Тулвинга было проведено множество экспериментов и тестов, чтобы убедиться в правдивости его гипотезы. Например, в 1981 году Джейкоби и Даллас провели исследование, в котором участвовали 247 студентов бакалавриата.Эксперимент включал в себя две фазы с задачами перцептивной идентификации и эпизодического распознавания.

    Джейкоби и Даллас использовали экспериментальный метод диссоциации, и результаты исследования продемонстрировали явное различие в выполнении семантических и эпизодических задач, что подтвердило гипотезу Тулвинга.

    Развитие функциональной магнитно-резонансной томографии и позитронно-эмиссионной томографии позволило исследовать различные гипотезы, связанные с организацией нейронной работы семантической памяти (Eiling, Chrysikou & Thompson-Schill, 2013).Например, эти методы нейровизуализации могут выявить мозговую активность людей, занимающихся различными когнитивными задачами, от сопоставления изображений до наименования объектов.

    Эти новые разработки подразумевают, что семантическая память включает несколько анатомически и функционально различных систем, и что никакая конкретная область мозга не играет привилегированной роли в извлечении или представлении семантических знаний. Более того, каждая система, зависящая от атрибута, здесь присоединена к сенсомоторной модальности, а также к определенному связанному свойству внутри модальности.

    Кроме того, исследования нейровизуализации показывают, что семантическая память может быть разделена на типы визуальной информации, такие как движение, форма, размер и цвет.

    Например, Thomson-Schill (2003) постулировал, что информация о движении и размере извлекается левой боковой височной корой и теменной корой соответственно, в то время как знание формы и цвета извлекается двусторонней или левой вентральная височная кора.

    Более того, сети премоторной коры, теменной коры, а также вентральной и латеральной височной коры, по-видимому, составляют семантические представления, которые распределены и организованы по категориям и атрибутам.

    Однако это не исключает возможности того, что неперцептуальные концептуальные знания могут быть представлены в более передних областях височной коры. В то время как лексический поиск может быть привязан к задним языковым областям, семантическая обработка в височно-теменной сети может быть присоединена к передняя височная доля.

    Области мозга, связанные с семантической памятью

    Нейробиология, лежащая в основе семантической памяти, долгое время была предметом дискуссий. Многие клиницисты и исследователи считают, что системы мозга, хранящие семантическую память, аналогичны системам мозга, хранящим эпизодическую память (Vargha-Khadem, 1997).

    Согласно этой точке зрения, образование гиппокампа и медиальные височные доли рассматриваются как играющие жизненно важную роль в хранении семантической памяти. Это предположение утверждает, что, хотя формирование гиппокампа позволяет формировать воспоминания, кодируя их, кора головного мозга хранит закодированные воспоминания.

    Эта гипотеза дополнительно предполагает, что, поскольку образование гиппокампа включает не только гиппокамп, но также энторинальную кору и периринальную кору, которые составляют парагиппокампальные коры, кодирование информации может быть физиологически основано вне самого гиппокампа.

    Поддержка этой теории проистекает из исследования больных амнезиаком, которым удалось продемонстрировать неповрежденную семантическую память, несмотря на повреждение их гиппокампа. Парагиппокампальная кора у этих испытуемых была сохранена.

    Однако, вопреки приведенной выше точке зрения, некоторые исследователи считают, что семантическая память находится во временной неокортексе, в то время как другие считают, что она распределена по всем областям мозга (Vargha-Khadem, 1997) (Binder & Desai, 2011).

    Вторая группа, например, считает, что память о собаке может происходить как от зрительной, так и от слуховой коры.В то время как лай собаки мог регистрироваться во втором случае, визуальные особенности собаки могли отражаться в первом.


    Семантическая память против эпизодической памяти

    Семантическая память сосредоточена на фактах, идеях и концепциях. С другой стороны, эпизодическая память относится к воспоминаниям об определенных и субъективных жизненных переживаниях.

    В то время как семантическая память воплощает в себе информацию, обычно удаленную от личного опыта или эмоций, эпизодическая память характеризуется биографическими переживаниями, специфичными для человека.

    Следовательно, последнее включает в себя реальные события, которые произошли в определенные моменты жизни.


    Семантическая сеть

    Семантическая сеть - это когнитивное графическое представление знаний, которое демонстрирует отношения между различными концепциями в сети (Sowa, 1987). Таксономическая иерархия может упорядочивать организацию дуг и узлов семантической сети.

    Узел - это символ, который представляет определенное слово, функцию или концепцию, тогда как дуга - это символ, обозначающий двухместные отношения между узлами (Арбиб, 2002).В отличие от нейронных сетей, семантические сети вряд ли будут использовать распределенные представления для концептов.

    Семантическая сеть может быть направленным или неориентированным графом (Sowa, 1987). В то время как вершины в нем будут представлять концепции, края будут обозначать семантические отношения между концепциями.

    Эти грани будут соединять или отображать различные семантические поля. Модели логического понимания и дискурса, а также искусственного интеллекта часто изображают семантические сети (Barr & Feigenbaum 1982).

    Более того, активация распространения неизменно характеризует обработку семантической сети (Арбиб, 2002). Активация распространения - это действие, при котором активация одного узла приводит к активации других узлов через их соединительные звенья (Collins & Quillian 1972).

    Некоторые приложения обработки естественного языка, такие как устранение неоднозначности слов и семантический анализ, используют семантические сети (Hoifung & Domingos, 2009; Sussna, 1993).


    Семантическое насыщение

    Семантическое насыщение относится к ситуации, в которой повторение или расширенная оценка фразы или слова приводит к временной потере его значения для того, кто тем самым считает это слово или фразу бессмысленными (Das, 2014) .

    Семантическое насыщение впервые было введено как термин в 1962 году Леоном Джеймсом Якобовицем, который продемонстрировал с помощью нескольких экспериментов, как различные когнитивные упражнения могут приводить к семантическому насыщению.

    Согласно Якобовицу (1962), вербальное повторение вызывает в коре головного мозга нейронный паттерн, соответствующий значению слова. Быстрое повторение, которое позволяет многократно активировать центральную нервную активацию и периферическую сенсомоторную активность, приводит к реактивному торможению, которое снижает интенсивность активности при каждом повторении.

    Примеры семантического насыщения включают следующее: :
    • Повторение слов словесно, а затем их группировка в идеи
    • Цифры рейтинга, которые отображаются повторно в течение короткого времени
    • Повторение набора чисел вслух и их добавление вскоре после этого

    Кроме того, семантическое насыщение было интегрировано в лечение фобий посредством использования определенных когнитивных действий для изменения поведения посредством системной десенсибилизации (Jakobovits, 1966).Кроме того, известно, что использование повторения для стимулирования семантического насыщения для устранения негативных эмоций, связанных с речью, снижает речевую тревогу.

    Кроме того, исследования продемонстрировали потенциальную ценность семантического насыщения как инструмента для лучшего понимания изучения слов, эффективного чтения и многоязычия (Fishman, 2014; Tian & Huber, 2010).

    Об авторе

    Айеш Перера недавно окончил Гарвардский университет, где изучал политику, этику и религию.В настоящее время он проводит исследования в области нейробиологии и максимальной эффективности в качестве стажера Кембриджского центра поведенческих исследований, а также работает над собственной книгой по конституционному праву и юридической интерпретации.

    Как ссылаться на эту статью:

    Prera, A (2020, 15 декабря). Семантическая память . Просто психология. https://www.simplypsychology.org/semantic-memory.html

    Ссылки на стиль APA

    Арбиб М.А. (Под ред.). (2002). Семантические сети. В Справочнике по теории мозга и нейронных сетей (2-е изд.) . Кембридж, Массачусетс: MIT Press.

    Барр А. и Фейгенбаум Е. А. (1982). Справочник по искусственному интеллекту . Затерянный Альтос, Калифорния: Уильям Кауфман.

    Биндер, Дж. Р. и Десаи, Р. Х. (2011). Нейробиология семантической памяти. Тенденции в когнитивных науках , 15 (11), 527–536.

    Коллинз А. М. и Куиллиан М. Р. (1972). Как сделать язык юзером.В E. Tulving и W. Donaldson (Eds.), Организация памяти (стр. 309-351). Нью-Йорк: Academic Press.

    Дас, Дж. П. (2014). Вербальное кондиционирование и поведение . Оксфорд: Pergamon Press, Ltd.

    Fishman, J. (2014). Успехи в изучении социального многоязычия . Гаага: Mouton Publishers.

    Джейкоби, Л. Л., и Даллас, М. (1981). О взаимосвязи автобиографической памяти и перцептивного обучения. Journal of Experimental Psychology: General, 110 (3), 306

    Jakobovits, L.А. (1966). Использование смыслового насыщения при заикании: теоретический анализ. Журнал нарушений речи и слуха, 31 (2), 105–114.

    Якобовиц, Л. (1966). Семантическое насыщение и когнитивная динамика (PDF) . Министерство образования США.

    Кляйн, С. Б. (2013). Эпизодическая память и автоноэтическая осведомленность. Frontiers in Behavioral Neuroscience, 7 (3), 1–12. Якобовиц, Л. А. (1962). Влияние повторной стимуляции на когнитивные аспекты поведения: некоторые эксперименты с феноменом семантического насыщения (докторская диссертация, библиотеки Университета Макгилла).

    Макрей, К., и Джонс, М. (2013). Семантическая память. В Рейсберге, Даниэль (ред.). Оксфордский справочник по когнитивной психологии . Нью-Йорк, Нью-Йорк: Издательство Оксфордского университета.

    Хойфунг П. и Домингос П. (2009). Неконтролируемый семантический парсинг. Труды конференции 2009 г. по эмпирическим методам обработки естественного языка. В материалах конференции 2009 г. по эмпирическим методам обработки естественного языка .

    Рейф, Р., и Шерер, М.(1959). Память и гипнотическая возрастная регрессия: аспекты развития когнитивных функций, исследуемые с помощью гипноза . Нью-Йорк, Нью-Йорк: Пресса международных университетов.

    Sowa, J. (1992). Семантические сети. В Шапиро, С. (Ред.) Энциклопедия искусственного интеллекта., 2-е издание, Wiley.

    Сквайр, Л. (1992). Декларативная и недекларативная память: несколько систем мозга, поддерживающих обучение и память. Журнал когнитивной неврологии, 4 (3), 232–243.

    Суссна, м.(1993, декабрь). Устранение смысловой неоднозначности для произвольного индексирования текста с использованием массивной семантической сети. В материалах второй международной конференции по управлению информацией и знаниями (стр. 67-74).

    Thompson-Schill, S.L. (2003). Нейровизуализационные исследования семантической памяти: вывод «как» и «откуда». Neuropsychologia, 41 (3): 280–292. Тиан, X., и Хубер, Д. Э. (2010). Тестирование ассоциативного описания семантического насыщения. Когнитивная психология, 60 (4), 267–290.

    Тулвинг, Э. (1972). Эпизодическая и смысловая память. Организация памяти, 1 , 381-403.

    Талвинг, Э. (1984). Точность элементов эпизодической памяти. Behavioral and Brain Sciences, 7 (2), 223-238.

    Варга-Хадем, Ф., Гадиан, Д. Г., Уоткинс, К. Э., Коннелли, А., Ван Паесшен, В., и Мишкин, М. (1997). Дифференциальные эффекты ранней патологии гиппокампа на эпизодическую и семантическую память. Наука, 277 (5324), 376-380.

    Йи, Э., Chrysikou, E.G., & Thompson-Schill, S.L. (2013). Семантическая память. Оксфордский справочник по когнитивной неврологии . Нью-Йорк, Нью-Йорк: Оксфорд UP.

    Как ссылаться на эту статью:

    Prera, A (2020, 15 декабря). Семантическая память . Просто психология. https://www.simplypsychology.org/semantic-memory.html

    сообщить об этом объявлении

    РУКОВОДСТВО ПО ПАМЯТИ OXFORD | Мозг

    ОКСФОРД СПРАВОЧНИК ПАМЯТИ. Отредактировал E.Тулвинг и Ф. Крейк .2000. Оксфорд: Издательство Оксфордского университета. Цена 45 фунтов. Стр. 714. ISBN 0-19512-265-8.

    Тонкости человеческой памяти тысячелетиями восхищали философов и ученых. Неудивительно, что это так. Память представляет собой ключевой психологический процесс, позволяющий нам заново пережить события из нашего прошлого, которые могли иметь место часы, дни, месяцы или даже много лет назад. Память лежит в основе других ключевых психологических и поведенческих процессов, таких как восприятие, язык и движение.И память также имеет решающее значение для нашего чувства сознания: без памяти у нас не было бы настоящего ощущения себя или личной идентичности.

    Поскольку память и обучение имеют такое глубокое влияние на другие аспекты человеческого существования, научное исследование памяти в рамках экспериментальной психологии (и связанных с ней когнитивных наук и наук о мозге) исторически было неотделимо от научного исследования психической жизни и поведения. . Более того, память не только очаровывала людей на протяжении веков, но и в наши дни является одной из наиболее активных и плодотворных областей современной психологической мысли и практики.Однако Тулвинг и Крейк отмечают, что это первый когда-либо опубликованный справочник по памяти, и предлагают возможное объяснение: они отмечают, что исследования памяти, возможно, были слишком успешными для его же блага. Тулвинг и Крейк приводят доводы в пользу того, что при таких темпах роста в этой области до настоящего времени было невозможно аккуратно заключить совокупность современных знаний в этой области в среду такого рода.

    Память - сложная, разнообразная и разнородная сущность.Как начать определять его особенности, характеристики и принципы организации? В этой книге Тулвинг и Крейк определяют память как «способность вспоминать прошлые события и вспоминать изученные факты и идеи». Однако сами Талвинг и Крейк признают, что адекватное определение памяти обязательно должно включать другие аспекты этого сложного и широкомасштабного явления (или феномена?), Включая, например, как сознательные, так и бессознательные аспекты памяти.В заключительной главе этого тома Вайскранц цитирует определение памяти, данное Майклом Айзенком в 1990 году, «демонстрацию того, что поведение изменилось в результате предыдущего хранения информации в определенный момент времени в диапазоне от нескольких секунд до нескольких десятилетий». Однако Вайскранц не согласен с тем, что такое определение слишком узкое и ограничительное. Что касается круга тем, затронутых в этом томе, Вайскранц отмечает, что наука о памяти сейчас намного богаче, чем можно было бы предположить из такого традиционного определения из психологического словаря.Он утверждает, что память лежит в основе всей нашей психической жизни, поведения и чувства личной идентичности. Таким образом, смысл существования этого справочника вполне оправдан.

    Оксфордский справочник по памяти , по словам редакторов, был составлен для обобщения текущего состояния науки о памяти (с акцентом на наука ), и эта цель преуспевает. Как и следовало ожидать от всемирно известной редакции, справочник обеспечивает широкий и всесторонний охват области исследования памяти.Эндель Тулвинг и Гас Крейк - ведущие исследователи памяти и отцы-основатели очень влиятельной «торонтской школы» памяти. Они отвечают за формулировку некоторых ключевых концепций в современной литературе по памяти (такие как `` уровни обработки '' и `` специфичность кодирования '') и не нуждаются в дополнительном представлении для тех, кто хотя бы кратко изучал учебник по памяти за последние 30 лет. годы. Действительно, за последние несколько десятилетий, в течение которых Крейк и Тулвинг были очень влиятельными в этой области, начала появляться настоящая наука о человеческой памяти.В этой книге дается проницательный обзор эпохи, когда эта область действительно достигла зрелости, сначала с точки зрения вербального обучения и памяти (эпоха, когда Крейк и Тулвинг как исследователи «набили зубы»), а позднее - с точки зрения новых знаний. такие технологии, как визуализация мозга и транскраниальная стимуляция (которые, по крайней мере теоретически, позволили исследователям увидеть в действии нейронные механизмы памяти).

    При рассмотрении этого тома интересно поразмышлять о кардинальных изменениях, произошедших в экспериментальных исследованиях памяти за последние несколько лет, в отношении конкретного вопроса о ее нейронной основе.Здесь редакторы придерживаются плюралистической концепции при рассмотрении памяти и связанных с ней явлений. Тем не менее, они аргументируют важность понимания нейронных компонентов различных элементов памяти (таких как получение, хранение и извлечение). Поступая таким образом, Тулвинг и Крейк принимают откровенно когнитивную нейробиологию - в отличие от функционалистской, «черного ящика» или чисто когнитивной - точки зрения на память. Таким образом, в отношении (i) субъективного опыта памяти, (ii) поведения, проистекающего из опыта памяти и (iii) нейронных механизмов памяти, Тулвинг и Крейк заявляют, что `` каждый уровень может быть понят в своих собственных терминах. , но любая окончательная теория памяти должна также показать, как различные уровни описания сопоставляются друг с другом ».Это спорный вопрос, и здесь неуместно обсуждать плюсы и минусы того или иного варианта когнитивной нейробиологии, принятого Тулвингом и Крейком. Я просто хочу указать здесь (и это особенно важно для читателей этого журнала) следующее: два выдающихся исследователя, выросшие в традициях функциональной школы исследования памяти (т.е. были бы упомянуты тогда), сделав подобное заявление, прочно заняли свое место в начале 21-го века в рамках современной школы когнитивной нейробиологии.Действительно, эта позиция четко отражена в содержании этой книги.

    Отдельные главы книги написаны выдающимися специалистами в области исследования памяти, они дают представление о текущем состоянии дел в их областях знаний, а также определяют задачи на будущее. Темы, включенные в этот том, охватывают многие важные области, например: развитие памяти, память в лаборатории по сравнению с памятью во внешнем мире, снижение памяти, организация памяти и теории памяти.

    Ниже я немного более подробно обрисую организацию книги и некоторые затронутые темы, прежде чем кратко резюмировать некоторые из поднятых вопросов. Конечно, существует множество способов организации книги такого рода, некоторые из которых более произвольны, чем другие. Книга разделена на четыре основных раздела: «Изучение памяти», «Память в лаборатории», «Память в жизни» и «Организация памяти».

    Первый раздел книги, посвященный теме «Исследование памяти», представляет собой обзор истории исследования памяти и его важных концепций и методов.Этот раздел создает основу для оставшейся части книги, излагая некоторые основные принципы и предположения в историческом контексте.

    Во втором разделе книги, озаглавленном «Память в лаборатории», авторы главы интересуются тем, как изучалась память в рамках экспериментальной, научной традиции (то есть в отношении вербального обучения и когнитивных методологий). В этом разделе представлен обзор основных гипотез, методов, результатов и выводов, которые составляют основу современной экспериментальной науки о памяти.Этот раздел книги включает подразделы «Акты памяти» (включая рассмотрение краткосрочной памяти, кодирования и извлечения, передачи и опыта), «Содержание памяти» (последовательное обучение, запоминание действий и слов, а также искажения памяти). , «Размышления в памяти» (суждения в памяти, мониторинг источников и метапамять) и «Осведомленность в памяти» (воспоминание, знакомство и процедура диссоциации процесса, запоминание и знание, а также бессознательные формы человеческой памяти). Таким образом, второй раздел книги обеспечивает надлежащее освещение как поведенческих, так и субъективных (т.е. сознательное размышление, осознание) взгляды на человеческую память.

    В третьем разделе книги, озаглавленном «Память в жизни», главы посвящены памяти в «реальном мире» (в отличие от лаборатории). Здесь есть подразделы «Память в развитии» (память в младенчестве и раннем детстве, социализация памяти, а также память и теория разума) и «Память в использовании» (вспоминание жизненного опыта, процессы контроля в запоминании, долгосрочное поддержание знания, запоминание пространств и память на эмоциональные события).В следующем подразделе снова поднимается тема развития с рассмотрением «Памяти в упадке», области, представляющей огромный интерес в настоящее время, учитывая «стареющее население», которое в настоящее время наблюдается в подавляющем большинстве западных стран. В этом подразделе рассматриваются изменения памяти у здоровых пожилых людей, память стареющего мозга, избирательные нарушения памяти и память при деменции.

    Четвертый и последний раздел книги называется «Организация памяти». Он разбит на два следующих подраздела: первый называется «Нейронные субстраты памяти», а второй - «Теории памяти».Первый из этих двух подразделов охватывает текущую работу по изучению взаимосвязи поведенческих и субъективных аспектов человеческой памяти с нейронными механизмами: нейроанатомии памяти, медиальной височной доли и гиппокампа, изображений мозга и памяти, связанных с событиями потенциальных исследований памяти и психофармакологические перспективы. Во втором подразделе этой заключительной части книги делается попытка свести воедино многие из ранее представленных идей и открытий. В нем представлены главы об адаптивной природе памяти, моделях памяти, коннекционистских моделях памяти, эпизодической памяти и автономной осведомленности, теориях памяти и «системах памяти 1999 года».Наконец, в своем эпилоге Ларри Вайскранц рассматривает «историю памяти и память об этой истории».

    Как подчеркивается в этом томе, исследования в области памяти теперь поставили нас в положение, когда в нашем распоряжении имеется множество хорошо проработанных теоретических основ. Мы можем использовать их, чтобы попытаться понять и объяснить сложность различных феноменов, связанных с памятью. Рассматривая богатый и обширный мир исследований памяти, Тулвинг и Крейк утверждают, что «общепринятые факты о памяти удивительно устойчивы», и утверждают, что основные нынешние неопределенности в отношении памяти касаются - скорее, того, как интерпретировать тело сегодняшнего дня. хорошо установленные выводы.В качестве примера (и области, затронутой в книге) может быть весьма противоречивая литература о «восстановленных воспоминаниях» последних лет. Отражают ли эти «восстановленные воспоминания» преимущественно повторное появление достоверных воспоминаний о реальных событиях, произошедших в автобиографическом прошлом (например, случаях жестокого обращения с детьми, если цитировать некоторые из наиболее спорных обстоятельств), или - учитывая в высшей степени реконструктивную природа человеческой памяти, о которой сообщалось в литературе со времен Бартлетта в 1930-х годах, - действительно ли это искажения памяти, вызванные нисходящими влияниями и внушаемостью? (Конечно, существует вероятность того, что некоторые элементы каждого из этих сценариев могут иметь место как внутри, так и между разными людьми.)

    Oxford Handbook of Memory дает читателю прочную и основательную основу для текущих теоретических основ памяти, а также методологий и эмпирических выводов, на которых они основаны. Его охват в значительной степени относится к экспериментальной психологии памяти и смежным дисциплинам: нейропсихологии, когнитивной нейробиологии и психологии развития. Как признают редакторы, другие активные области текущих и прошлых исследований, например, относящиеся к науке о памяти животных, были вынуждены исключить из этого тома.Одна полезная особенность книги для работников смежных академических и профессиональных дисциплин (таких как право и медицина) заключается в том, что результаты не представлены в теоретически стерильной среде. Скорее, сначала ознакомив читателя с важными принципами, несколько авторов глав затем аккуратно излагают разветвления выводов и теорий для тех, кто работает в более прикладном контексте. Это дает полезную информацию прикладному профессионалу; например, для клинициста, который желает узнать больше о соответствующих принципах памяти, которые позволят ему / ей передавать информацию пациентам более чувствительным к памяти образом, или юристу или судье, которому необходимо знать о сильных сторонах и слабости человеческой памяти, и когда и где этой способности (или, вернее, способностям) следует и не следует доверять.

    Конечно, с книгой такого рода (и сам редактировал работы по памяти), нельзя надеяться, что готовый продукт будет абсолютно актуальным для каждой отдельной ниши в этой области, такова плодородность современных исследований памяти. Например, хотя в книге есть освещение в области ложных / искаженных воспоминаний и восстановленных воспоминаний (очень активные и противоречивые области за последнее десятилетие), мало внимания уделяется слепоте к изменениям, которую многие считают воспоминанием. связанное явление.Действительно, в более общем плане книга сосредоточена на явлениях долговременной памяти с относительно меньшим охватом рабочей памяти и связанных с ней процессов. Это может отражать общую направленность книги, которая кажется скорее североамериканской, чем европейской по своей теоретической ориентации.

    Что касается аудитории, я бы предположил, что книга будет наиболее полезна для продвинутых студентов, начинающих аспирантов, медицинских работников, таких как врачи, и других специалистов, которые могут иметь соответствующие связанные с работой интересы, например, юристы и социальные работники.Информированные неспециалисты также могут найти разделы текста вполне доступными и, без сомнения, информативными.

    Обучение и память - обзор

    5.0 Дискуссия: нужно ли сознание для эпизодического обучения?

    Мы узнаем об объектах и ​​сценах, обращая на них внимание. Как упоминалось в главе 8, наиболее очевидным результатом избирательного внимания является то, что мы склонны осознавать объекты внимания, что мы можем доказать, сообщая о своем сознательном опыте.Эпизодическая память обычно определяется как память о конкретных эпизодах сознания, таких как вид чашки кофе. Однако мы также привели доказательства того, что система гиппокампа может стимулироваться бессознательными событиями, такими как подсознательное изображение змей или эмоциональные выражения лица.

    Вопрос о том, должны ли стимулы быть осознанными, чтобы вызывать эпизодическую память, является предметом споров. Поскольку трудно гарантировать, что сознательная и бессознательная стимуляция мозга приведет к сопоставимой активности MTL, результаты этих дебатов все еще неясны.

    5.1 Внимание и обучение

    Большая часть обучения происходит просто тогда, когда мы обращаем внимание на что-то новое, и особенно если мы взаимодействуем с этим. Если вы научитесь играть в видеоигры, вы можете не пытаться запоминать что-либо намеренно, а просто играя в игру, вы узнаете все больше и больше каждый раз, когда пробуете ее. Вам никогда не нужно ставить перед собой сознательную цель запомнить их. Они просто приобретаются путем сознательного воздействия. Это называется «случайным обучением», потому что процесс обучения является побочным эффектом от простого внимания.Кажется вероятным, что в естественных ситуациях большая часть нашего обучения происходит случайно.

    Обучение работает лучше всего, когда вы уделяете внимание, не отвлекаясь. Попытки учиться в месте, где происходит много интересного, обычно мешают обучению. Психологи использовали техники «разделенного внимания» или «двойного задания», чтобы понять роль внимания (и сознания) в памяти. В типичном исследовании участников просят выучить материал, например слова или картинки, в то же время отвлекая внимание на другую задачу, например, отслеживание точки на экране или повторение букв в кратковременной памяти.Обучение с разделенным вниманием намного хуже, чем обучение с полным вниманием. Успешное кодирование требует внимания и предположительно сознания.

    Не совсем понятно почему. Одна из возможностей состоит в том, что более глубокая обработка требует времени, а разделенное внимание может ограничить время кодирования. Другая возможность состоит в том, что сознание вносит необходимый вклад в память. Если человек не полностью осознает обработанный материал, соответственно пострадает обучение. Третья возможность заключается в том, что внимание ограничивает разработку или организацию, которые, как известно, улучшают обучение и память.

    ПЭТ-исследование, проведенное Флетчером и коллегами (1995), показало, что активация левой нижней префронтальной области снижается при разделенном внимании. Это открытие было повторено Андерсоном и его коллегами (2000) с дополнительным открытием, согласно которому разделение внимания также снижает активность левых медиальных височных долей, областей, которые, как известно, важны для вербальной памяти.

    Память и обучение имеют как сознательные, так и бессознательные аспекты. Если мы подумаем о трех фазах - обучении, удержании и извлечении - мы можем изложить возможности в матрице 3 × 3 × 4.Из этих трех удержание обычно рассматривается как бессознательное, хотя оно формируется сознательными переживаниями. Часто считается, что для обучения требуется сознание, и, интуитивно, мы, безусловно, пытаемся учиться чему-то, уделяя внимание и, следовательно, осознавая то, что мы хотим узнать. Это, пожалуй, самая базовая стратегия обучения, которая у нас есть как у людей.

    Однако есть некоторые свидетельства обучения без сознания, особенно в случае биологически или эмоционально важных стимулов.Обучение бессознательному вводу часто путают с «неявным обучением», но это очень разные типы обучения. Когда маленький ребенок изучает свой первый язык, родители часто повторяют слово много раз, используя напевную песню, которую мы все склонны использовать с маленькими детьми. Малыши очень внимательны к словам и повторяют их спонтанно. Достаточно ясно, что они осознают слова и фразы, которые слышат. Хотя маленьким детям требуется время, чтобы научиться различать звуки / ба / и / па /, эти фонематические различия в их родном языке обычно усваиваются в первые два года жизни.Таким образом, дети, которые знают свою родную фонологию, осознают звуки речи, которые используются большинством носителей языка.

    Однако не известно, что дети сознательно изучают правила синтаксиса - например, является ли слово существительным или глаголом, или же глагол предложения стоит перед объектом. Многие совершенно свободно говорящие люди вообще никогда не изучают правила грамматики. Поэтому кажется, что синтаксис изучается неявно. Эта идея неоднократно подтверждалась, когда людей просили выучить «миниатюрные грамматики».Их обычно изучают, не зная сознательно правил последовательности слов или других символов.

    Таким образом, «неявное обучение» включает в себя сознательные элементы, такие как слова, из которых ребенок, кажется, выводит набор синтаксических правил и закономерностей, которые не осознаются. Многие другие примеры бессознательных выводов известны в восприятии, решении проблем и языке. Таким образом, кажется, что неявное обучение имеет сознательный компонент, но также имеет бессознательный компонент вывода правил.

    Однако неявные учебные задачи всегда требуют от испытуемых обратить внимание и осознать набор стимулов. Это правила и закономерности, лежащие в основе этих последовательностей стимулов, которые могут быть изучены без сознания, точно так же, как мы обычно изучаем правила естественного языка, не зная этих правил явно. Но мы должны сознательно слышать произносимые слова и фразы, чтобы неявное обучение происходило.

    Термины неявная и явная память используются в контексте запоминания, то есть поиска сохраненной информации.Эксплицитная память относится к памяти с осознанным осознанием, а именно к памяти, которую человек осознает, может заявить о ее существовании и прокомментировать ее содержание, вербально или невербально (Schacter, 1987). По этой причине такие воспоминания также известны как декларативных воспоминания (Cohen & Squire, 1980; Ryle, 1949). Это тот тип воспоминаний, к которому мы обычно обращаемся в повседневном разговоре, когда спрашиваем: «Вы не забыли позвонить своей тете, чтобы поблагодарить ее за подарок на день рождения?» или «Вы помните, кто получил премию Оскар за лучшую мужскую роль или актрису?»

    5.2 Неявные и явные аспекты обучения

    Неявное обучение не сопровождается сознательным осознанием памяти; о существовании памяти косвенно можно судить по ее влиянию на поведение. Эффекты прайминга широко используются для проверки неявной памяти. «Прайминг» относится к действию стимула, создающему готовность к аналогичному. Например, отображение изображения лица увеличит эффективность обработки следующего лица, что измеряется более быстрым временем реакции и большей точностью.Прайминг может быть перцептивным или концептуальным.

    5.3 Неявное обучение языку

    Последние несколько лет стали свидетелями появления все большего числа исследований неявного обучения языку. Возможно, это не так уж удивительно, поскольку овладение языком, как и неявное обучение, предполагает случайные условия обучения. Кроме того, для разумного использования языка также не требуется явного знания грамматики. В последнее время несколько авторов начали эмпирически исследовать эту связь.Например, Саффран и его коллеги (1997) показали, как случайного воздействия слухового материала, подобного искусственному языку (например, bupadapatubitutibu …), было достаточно для того, чтобы и дети, и взрослые субъекты могли сегментировать непрерывную последовательность звуков, которые они слышали, в искусственные звуки. слова (например, bupada, patubi и т. д.), которые он содержал, о чем свидетельствует их превосходное исполнение в последующем тесте распознавания.

    Основываясь на этих данных, Саффран и его коллеги предположили, что способности сегментации слов, продемонстрированные этими испытуемыми, были связаны с переходными вероятностями последовательных слогов, которые на больше в пределах слов, чем на между словами.Саффран и его коллеги интерпретировали свои выводы как форму неявного обучения. Связь очевидна, если признать, что овладение языком, как и неявное обучение (Berry & Dienes, 1993; Cleeremans, 1993), вероятно, будет включать, по крайней мере частично, случайное изучение сложной информации, организованной на разных уровнях.

    Часть конвергенции между овладением языком и неявным обучением, предложенная Сафраном и его коллегами, может быть отнесена к влиянию компьютерного моделирования на область исследования памяти.Например, коннекционистские модели, такие как Простая рекуррентная сеть, широко используются со значительным успехом как в области овладения языком, так и в области неявного обучения (Christiansen et al., 1998; Redington & Chater, 1997). Фактически, проблемы, с которыми сталкиваются в обеих областях, весьма схожи: как наилучшим образом выделить структуру из сложной стимулирующей среды, характеризующейся «глубокими» систематическими закономерностями, когда обучение является случайным, а не преднамеренным. Ответ в обеих областях, по-видимому, воплощен в распределительных подходах.

    На рис. 9.14 показаны некоторые особенности обучения и памяти. Обратите внимание, что на этом рисунке сознательное познание приводит к явному обучению и извлечению памяти из . Очевидный пример - намеренная попытка запомнить технический термин в когнитивной нейробиологии. Однако может быть не столь очевидным то, что неявное обучение также происходит вместе с обучением сознательным или явным стимулам.

    Рисунок 9.14. Неявное и явное (сознательное) обучение. Эта версия нашей функциональной схемы предполагает, что есть два способа, которыми информация в рабочей памяти может привести к долгосрочным воспоминаниям.В случае «явного обучения» сознательное событие («эпизод») регистрируется в эпизодической памяти (серые прямоугольники внизу). Однако очень многое, что мы узнаем, является неявным, например, неявные выводы, которые мы делаем из двух предложений вроде «Стекло разбилось. Он разбился о пол кухни ». Полный смысл этих предложений хранится в памяти, включая идею о том, что стекло хрупкое. Это пример неявной памяти.

    Источник: Баарс.

    Таким образом, Рисунок 9.14 показано как явное, так и сознательное обучение и неявное или бессознательное обучение . Эпизодическая память - это хранилище сознательных эпизодов (также называемых автобиографической памятью). Семантическая память, обычно рассматриваемая как память о фактах, также является сознательной в строгом смысле слова, когда люди могут точно сообщать факты, которым они верят. Это стандартное рабочее определение сознательных мозговых событий (см. Главу 8). Наконец, способности перцептивной памяти, такие как наша способность «учиться слышать» музыку и искусство, также включают сознательные, явные виды воспоминаний.

    В правой части рисунка 9.14 мы также видим обучение неявным воспоминаниям. Младенцы могут слышать последовательности речевых звуков, но они явно не усваивают правила и закономерности грамматики. Как мы увидим позже, они, по-видимому, усваиваются бессознательно. В общем, имплицитное обучение часто вызывается явными, сознательными событиями, но часто выходит далеко за рамки событий, данных в сознательном опыте (Banaji & Greenwald, 1995). Излишне отработанные привычки и двигательные навыки также в значительной степени неявны.Как мы увидим, эффекты прайминга часто неявны. Контекстуальные явления часто неявны, например, предположения, которые мы делаем о визуальном пространстве, направление падающего света в визуальной сцене, концептуальные предположения разговора и так далее. Их часто трудно сформулировать, они неявны и в некоторой степени бессознательны (Baars, 1988).

    На рис. 9.8 показана одна из версий обучения с консолидацией, в которой входные данные в неокортекс и области гиппокампа (MTL) вызывают активное состояние, а нейронные процессы создают новые синаптические связи.Как только что упоминалось, непосредственная память закодирована в улучшенных синаптических связях между миллиардами нейронов неокортекса. Нормальный сон, особенно на стадии медленных волн, важен для превращения этих временных связей в долговременные следы памяти.

    Ложное воспоминание - Scholarpedia

    Ложное воспоминание относится к случаям, когда люди вспоминают события не так, как они произошли, или, в наиболее драматическом случае, вспоминают события, которых никогда не было.Ложные воспоминания могут быть очень яркими и надежными, и бывает трудно убедить кого-то в том, что это неверное воспоминание. Психологи изучали ложные воспоминания в лабораторных ситуациях, в которых события хорошо контролируются, и можно точно знать, что произошло. Такие эксперименты выявили ряд факторов, ответственных за создание ложных воспоминаний. В следующих нескольких абзацах мы рассмотрим некоторые из этих факторов.

    Факторы, вызывающие ложные воспоминания

    Неточное восприятие

    Иногда проблема начинается, когда исходное событие все еще происходит, то есть когда память кодируется .Если восприятие события неточно, то его нельзя точно запомнить (заинтересованный читатель может ссылаться на интересные статьи из Scholarpedia о категориальном восприятии и восприятии событий). Рассмотрим очевидца, которого просят точно вспомнить преступление; она могла видеть преступника лишь ненадолго, в темноте, на расстоянии и во время стресса - все условия, которые снижают ее способность видеть его в первую очередь, что, в свою очередь, резко снижает ее способность позже идентифицировать его.

    Выводы

    Ложные воспоминания также могут возникать в результате предположений, сделанных во время события. Свидетель преступления активно пытается выяснить, что происходит во время события, и использует предыдущие знания, чтобы понять, что происходит. Точно так же читатель интерпретирует короткие рассказы, читая их, интерпретируя простые утверждения вроде « Нэнси пошла к врачу » по-разному, если он знает, что персонаж беспокоится о беременности (Owens et al. 1979). В обоих случаях применение знаний меняет то, что люди помнят; Свидетель может позже вспомнить ограбление как более типичное, чем оно было раньше, и читатель запомнит этот отрывок не так, чтобы он соответствовал теме беременности.В другой простой, но очень надежной демонстрации люди слышат список слов, например, кровать , отдых , бодрствование , усталый , сон , бодрствование , отложенный , одеяло , дремота , сон , храп , сон , мир , зевота , сонный . Позже люди утверждали, что « спят, » было в списке, хотя он не был представлен (Roediger et al.1995). Люди склонны извлекать значение из событий (например, что список содержит слов, связанных со сном, слов), и это может привести к путанице в отношении того, что было сделано по сравнению с тем, что произошло на самом деле. Это также может привести к забыванию несемантических деталей, поскольку люди обычно больше обращают внимание на значение, чем на перцепционные и фонологические детали. Например, большинство людей терпят неудачу, когда их просят вытащить пенни, даже если они разыграли тысячи пенни; Для успешного использования пенни не требуется знать направление головы Линкольна или точную формулировку на монете (Никерсон и др.1979).

    Помехи

    Обычно память извлекается по прошествии времени, что означает, что многие события происходят после того, как память была сохранена. Более поздние события могут помешать поиску исходного события; Например, испанский язык, который выучили в колледже, может прийти в голову, когда вы пытаетесь вспомнить французский, который выучили в старшей школе. Свидетельница может прочитать газетные сообщения о преступлении, ответить на вопросы следователя, поговорить с другими свидетелями и представить себе это событие в своем воображении. Все это может давать представления, отличные от того, что произошло на самом деле, и эти новые воспоминания могут блокировать доступ к воспоминаниям об этих событиях.Рассмотрим классическую демонстрацию, в которой испытуемые смотрели слайд-шоу автомобильной аварии, которое включало слайд, показывающий красный Datsun, приближающийся к знаку уступки. Позже некоторых участников спросили: « Еще одна машина проехала красный Datsun, когда ее остановили у знака« Стоп »? »Этот вопрос содержал неверное предположение (что был знак остановки) и повлиял на последующие воспоминания. Способность испытуемых идентифицировать исходный слайд (изображающий знак урожайности) упала после ответа на вводящий в заблуждение вопрос (Loftus et al.1978). Предложение не обязательно должно исходить из внешнего источника; описание лица снижает способность свидетеля выделить его из очереди (Schooler et al. 1990), воображение события может привести к тому, что субъект позже будет думать, что он совершил действие (Goff et al. 1998), и рассказать Рассказ о событии может искажать более поздние воспоминания рассказчика о том событии (Tversky et al. 2000).

    Сходство

    Рассмотрим некоторые проблемы, которые могут возникнуть, когда кто-то пытается распознать, произошло ли событие в прошлом.В тестах на распознавание испытуемых просят принять решение о том, видели ли они ранее каждое из ряда слов, предметов или людей, причем некоторые из тестовых заданий являются старыми (изученными), а некоторые - новыми. Состав очевидцев - это пример ежедневного теста на узнавание.

    Ложные воспоминания могут возникнуть, когда субъекты (неправильно) одобряют новые элементы в тесте распознавания из-за их сходства с исходными событиями. Представьте, что свидетели преступления при ясном дневном свете видят преступника-мужчину и описывают его в полиции.Позже полиция задерживает мужчину, подходящего под описание, и ставит его в очередь с другими людьми, подходящими под то же общее описание (например, белый мужчина ростом 6 футов, залысины, без растительности на лице). Свидетели выбирают подозреваемого из очереди (тест на признание), и он позже признается виновным в преступлении. Однако несколько лет спустя, после того, как его поймали в ходе не имеющего отношения к делу инцидента, другой человек, похожий на осужденного, признается в первоначальном преступлении, и он также обладает информацией о преступлении, которую мог знать только преступник.В этом случае человек, первоначально признанный виновным в преступлении, был ложно признан из-за его визуального сходства с действительным виновником. Хотя это гипотетический пример, многие лабораторные исследования показывают, что воздействие подобных событий может создавать иллюзорные воспоминания, когда человек путает исходное событие с тем, которое выглядит (или звучит) как оно. Вдобавок такое сходство привело к ошибочным убеждениям, как, например, в реальном деле Рональда Коттона; Коттон был арестован за изнасилование в 1984 году и незаконно заключен в тюрьму на срок более десяти лет.

    Неправильная атрибуция знакомства

    Ложные воспоминания также могут возникать, когда испытуемые неверно истолковывают, почему новые элементы теста на распознавание кажутся знакомыми. Элегантная демонстрация этого известна как эффект ложной славы. Испытуемые изучают список малоизвестных имен (например, Себастьян Вейсдорф, ) и через день решают, является ли каждое из серии имен известным или нет (тест на узнавание). Важно отметить, что финальный тест включает в себя несколько известные имена (например, Minnie Pearl ), изученные малоизвестные имена (e.g., Sebastian Weisdorf ), а также новые малоизвестные имена, которые не были изучены на первом сеансе (например, Adrian Marr ). Субъекты оценили изученные неизвестные имена как более известные, чем новые неизвестные имена, по-видимому, потому, что они казались знакомыми по их недавнему разоблачению (Jacoby et al. 1989). То есть изученные малоизвестные имена были знакомы, потому что они были замечены на первом сеансе эксперимента, и испытуемые ошибочно приписали это знакомство славе.

    Ложные автобиографические воспоминания

    Конечно, многие из наиболее ярких примеров ложных воспоминаний могут быть вызваны комбинацией только что описанных факторов.Подумайте, как в лаборатории внедряются ложные автобиографические воспоминания. Первоначальная демонстрация заключалась в имплантации ложного воспоминания о том, что в детстве он потерялся в торговом центре (Loftus et al. 1995). Эксперимент потребовал сотрудничества со стороны близких членов семьи, которые рассказали экспериментаторам несколько реальных событий, которые каждый испытуемый действительно пережил. Когда субъект попал в лабораторию, у нее опросили о трех истинных воспоминаниях и критическом ложном (одно из них родственники заверили исследователей, что субъект не испытывал в детстве).Субъектов опрашивали несколько раз в течение месяца, и к концу эксперимента более четверти субъектов получили некоторую информацию о ложном событии.

    С момента первоначальной демонстрации экспериментаторы успешно имплантировали ложные воспоминания для широкого круга событий, включая религиозную церемонию (Pezdek et al. 1997), полет на воздушном шаре (Wade et al. 2002) и госпитализацию (Hyman и др., 1995). Вообще говоря, сложнее внедрить ложные воспоминания о неправдоподобных событиях.Например, трудно убедить людей, что они пережили (но потом забыли), что им делали клизму в детстве (Pezdek et al., 1997). Имплантация более вероятна, если субъект развивает предположение или воображает его, давая более богатое представление (Hyman et al., 1995). Последний шаг включает неправильное отнесение события к памяти, а не к другому источнику. Другими словами, имплантация ложных автобиографических воспоминаний зависит от многих факторов, обсуждавшихся ранее: субъект приносит предшествующие знания (например,g., о том, как заблудиться и о торговых центрах), чтобы выдержать и развить предположение, субъект продолжает думать о событии после того, как исходное предположение было закодировано, и воспоминания ошибочно приписываются детству, а не недавнему опыту в лаборатории.

    Индивидуальные различия во внушаемости

    Не все люди одинаково склонны к формированию ложных воспоминаний. Вообще говоря, в большинстве парадигм ложной памяти дети и пожилые люди более поддаются внушению, чем студенты колледжей, хотя есть несколько исключений из этого правила.Внушаемость также имеет тенденцию увеличиваться с более высокими баллами по шкале диссоциативных переживаний (DES), измеряющей отвлечение, а также менее нормальным переживанием, таким как слышание голосов (Clancy et al. 2002; Eisen et al. 2001; Hyman et al. 1998). . Понимание индивидуальных различий во внушаемости - важное направление будущих исследований.

    Выводы

    Многие ложные воспоминания являются побочными продуктами процессов, которые обычно поддерживают достоверную память. Для систем восприятия и памяти эффективно использовать ярлыки и сосредоточиться на извлечении смысла, поскольку во многих случаях этого будет достаточно.Точно так же хорошая стратегия часто - полагаться на знакомые или другие внешние источники, потому что они могут быть точными индикаторами прошлого. Однако цена этих ярлыков состоит в том, что ни подробное воспоминание, ни уверенно удерживаемое воспоминание не обязательно являются правдой. Ложные воспоминания могут обмануть сторонних наблюдателей, таких как присяжные и юристы, в дополнение к обману вспоминающего, и их может быть очень трудно исправить, когда человек становится уверен в ошибочном воспоминании (часто из-за многократного вспоминания события определенным образом).

    Список литературы

    Клэнси, С. А., МакНалли, Р. Дж., Шактер, Д. Л., Ленценвегер, М. Ф., и Питтман, Р. К. (2002). Искажение памяти у людей, сообщающих о похищении инопланетянами. Журнал аномальной психологии, 111, 451-461.

    Эйзен, М. Л., Морган, Д. Ю., и Микес, Л. (2001). Индивидуальные различия в памяти очевидцев и внушаемости: изучение отношений между уступчивостью, диссоциацией и сопротивлением ложной информации. Личность и индивидуальные различия, 33, 553-572.

    Гофф, Л. М., и Родигер, Х. Л., III (1998). Раздутие воображения для событий действия: повторяющиеся воображения приводят к иллюзорным воспоминаниям. Память и познание, 26, 20-33.

    Хайман И. Э. младший, муж Т. Х. и Биллингс Ф. Дж. (1995). Ложные воспоминания о детских переживаниях. Прикладная когнитивная психология, 9, 181-197.

    Хайман И. Э. младший и Биллингс Ф. Дж. (1998). Индивидуальные различия и создание ложных детских воспоминаний. Память, 6, 1-20.

    Джейкоби, Л. Л., Келли, К., Браун, Дж., И Ясечко, Дж. (1989). Стать знаменитым в одночасье: ограничение способности избегать бессознательных влияний прошлого. Журнал личности и социальной психологии, 56, 326-338.

    Лофтус Э. Ф., Миллер Д. Г. и Бернс Х. Дж. (1978). Семантическая интеграция вербальной информации в зрительную память. Журнал экспериментальной психологии: обучение и память человека, 4, 19-31.

    Лофтус, Э. Ф., и Пикрелл, Дж. Э. (1995). Формирование ложных воспоминаний. Psychiatric Annals, 25, 720-725.

    Никерсон Р. С. и Адамс М. Дж. (1979). Долговременная память на общий объект. Когнитивная психология, 11, 287-307.

    Оуэнс, Дж., Бауэр, Г. Х., и Блэк, Дж. Б. (1979). Эффект «мыльной оперы» в воспоминании рассказов. Память и познание, 7, 185-191.

    Пездек К., Фингер К. и Ходж Д. (1997).Посадка ложных детских воспоминаний: роль правдоподобия события. Психологические науки, 8, 437-441.

    Рёдигер, Х. Л., III, и МакДермотт, К. Б. (1995). Создание ложных воспоминаний: запоминание слов, не представленных в списках. Журнал экспериментальной психологии: обучение, память и познание, 21, 803-814.

    Schooler, J. W., & Engstler-Schooler, T. Y. (1990). Вербальное затенение визуальных воспоминаний: некоторые вещи лучше не говорить. Когнитивная психология, 22, 36-71.

    Уэйд К. А., Гарри М., Рид Дж. Д. и Линдси Д. С. (2002). Фотография стоит тысячи лжи: использование фальшивых фотографий для создания ложных детских воспоминаний. Psychonomic Bulletin and Review, 9, 597-603.

    Тверски Б. и Марш Э. Дж. (2000). Пристрастный пересказ событий порождает предвзятые воспоминания. Когнитивная психология, 40, 1-38.

    Внутренние ссылки

    • Ховард Эйхенбаум (2008) Память. Scholarpedia, 3 (3): 1747.
    • Оливье Валусински (2008) Зева. Scholarpedia, 3 (6): 6463.

    Рекомендуемые значения

    Марш, Э. Дж., Эслик, А. Н. и Фазио, Л. К. (2008). Ложные воспоминания. В J. Byrne (Series Ed.) И H. L. Roediger, III (Vol. Ed.), Обучение и память: исчерпывающая ссылка: Vol. 2. Когнитивная психология памяти (стр. 221-238). Оксфорд: Эльзевир.

    Рёдигер, Х. Л., III, и Галло, Д. А. (2002). Процессы, влияющие на точность и искажение памяти: обзор.В M. L. Eisen, J. A. Quas, & G. S. Goodman (Eds.), Память и внушаемость в судебном допросе (стр. 3-28). Махва, Нью-Джерси: Лоуренс Эрлбаум Ассошиэйтс.

    Рёдигер, Х. Л., III, и МакДермотт, К. Б. (2002). Уловки памяти. Текущие направления в психологической науке, 9, 123-127.

    Внешние ссылки

    Веб-сайт доктора Генри Л. Рёдигера, III

    Веб-сайт доктора Элизабет Дж. Марш

    Семантическая память - Психология - Oxford Bibliographies

    Введение

    Семантическая память относится к нашему общему мировому знанию, которое включает в себя память о концепциях, фактах и ​​значениях слов и других символических единиц, которые составляют формальные системы коммуникации, такие как язык или математика.В классическом иерархическом взгляде на память декларативная память была разделена на два независимых модуля: эпизодическая память, которая является нашим автобиографическим хранилищем отдельных событий, и семантическая память, которая является нашим общим хранилищем абстрактных знаний. Однако более поздние теоретические исследования значительно снизили независимость этих двух систем памяти, и эпизодическая память обычно рассматривается как вход в семантическую память, доступ к которой осуществляется посредством процесса абстракции. Современные представления рассматривают семантическую память как глубоко укоренившуюся в сенсомоторном опыте, абстрагируемую от множества эпизодических воспоминаний, чтобы выделить устойчивые характеристики и приглушить идиосинкразические.Большое количество исследований в области нейробиологии сосредоточено как на том, как мозг создает семантические воспоминания, так и на том, какие области мозга разделяют ответственность за хранение и извлечение семантических знаний. К ним относятся многие классические эксперименты, в которых изучается поведение людей с повреждением мозга и различными типами семантических расстройств, а также более современные исследования, в которых используются методы нейровизуализации для изучения того, как мозг создает и сохраняет семантические воспоминания. Классически семантическая память рассматривалась как разная область изучения всего в декларативной памяти, что явно не входило в сферу эпизодической памяти, а формальные модели значения в памяти не развивались в темпе развития моделей эпизодической памяти.Однако недавние разработки нейронных сетей и корпусных инструментов для моделирования текста значительно повысили сложность моделей семантической памяти. В настоящее время существует несколько хороших вычислительных объяснений, объясняющих, как люди трансформируют опыт взаимодействия с миром первого порядка в глубокие семантические представления и как эти представления извлекаются и используются в поведенческих задачах, основанных на значениях. Цель этой статьи - предоставить читателю наиболее значимые публикации, обзоры и темы основных достижений в различных подполях семантической памяти за последние сорок пять лет.Для более глубокого освещения мы отсылаем читателя к рукописям в разделе «Общие обзоры».

    Общие обзоры

    Хотя семантическая память была предметом значительного количества исследований, этой теме не было уделено достаточно внимания, чтобы гарантировать, что по ней будут написаны полные тома. Тем не менее, существует множество обзоров семантической памяти, которые существуют как часть более общих томов. Чанг 1986 дает раннее описание области семантической памяти.Binder и Desai 2011, Thompson-Schill 2003 и Yee et al. 2013 представлены обзоры неврологических объяснений семантической памяти. Наконец, Балота и Коан 2008 г., МакРэй и Джонс 2013 г. и Йи и др. 2017 содержат углубленный обзор исследования семантической памяти и включают в себя историю области, экспериментальные данные и вычислительные модели семантической памяти.

    • Балота Д. А. и Дж. Х. Коан. 2008. Семантическая память. В справочнике по обучению и памяти: исчерпывающий справочник .Под редакцией Дж. Х. Бирна, Х. Эйхенбаума, Р. Менцеля, Х. Л. Рёдигера III и Д. Свитта, 512–531. Амстердам: Эльзевир.

      Обобщает результаты различных подходов к изучению семантической памяти.

    • Биндер, Дж. Р. и Р. Х. Десаи. 2011. Нейробиология семантической памяти. Тенденции в когнитивных науках 15.11: 527–536.

      DOI: 10.1016 / j.tics.2011.10.001

      Дает краткое изложение роли различных областей мозга, участвующих в семантической обработке.

    • Чанг, Т. М. 1986. Семантическая память: факты и модели. Психологический бюллетень 99.2: 199

      DOI: 10.1037 / 0033-2909.99.2.199

      Пересматривает объем и богатство семантической памяти, восстанавливая ранние открытия в этой области.

    • Макрей К. и М. Н. Джонс. 2013. Семантическая память. В Оксфордский справочник по когнитивной психологии . Под редакцией Д. Рейсберга, 206–216. Нью-Йорк: Oxford Univ. Нажмите.

      Обобщает литературу по экспериментальным исследованиям и вычислительным моделям семантической памяти.

    • Томпсон-Шилл, С. Л. 2003. Исследования семантической памяти с помощью нейровизуализации: вывод «как» из «откуда». Neuropsychologia 4.3: 280–292.

      DOI: 10.1016 / S0028-3932 (02) 00161-6

      Рассматриваются места активации семантических представлений, обсуждаются исследования функциональной нейровизуализации семантической памяти.

    • Йи, Э., E. G. Chrysikou и S. L. Thompson-Schill. 2013. Семантическая память. В Оксфордский справочник когнитивной нейробиологии: основные темы . Vol. 1. Под редакцией Кевина Окснера и Стивена Кослина, 353–374. Оксфорд: Oxford Univ. Нажмите.

      В этой статье представлен обзор литературы, поддерживающей обоснование семантических моделей в сенсомоторных входах.

    • Йи, Э., М. Н. Джонс и К. Макрей. 2017. Семантическая память. В Справочник Стивенса по экспериментальной психологии и когнитивной нейробиологии .4-е изд. Под редакцией Дж. Викстеда и С. Томпсон-Шилла, 319–356. Чичестер, Великобритания: Wiley.

      Предоставляет всесторонний обзор семантической памяти, обобщая данные компьютерного моделирования и экспериментальные данные.

    наверх

    Пользователи без подписки не могут видеть полный контент на эта страница. Пожалуйста, подпишитесь или войдите.

    Как подписаться

    Oxford Bibliographies Online доступно по подписке и бессрочному доступу к учреждениям.Чтобы получить дополнительную информацию или связаться с торговым представителем Оксфорда, щелкните здесь.

    Перейти к другим статьям:

    Артикул

    .

    Вверх

    • Ненормальная психология
    • Академическая оценка
    • Аккультурация и здоровье
    • Теория регулирования действия
    • Исследование действий
    • Захватывающее поведение
    • Подростковый возраст
    • Принятие, социальная, психологическая и эволюционная перспектива...
    • Совершеннолетие
    • Аффективное прогнозирование
    • Эйджизм
    • Эйджизм в действии
    • Агрессия
    • Олпорт, Гордон
    • Болезнь Альцгеймера
    • Анализ ковариации (ANCOVA)
    • Злость
    • Поведение животных
    • Обучение животных
    • Тревожные расстройства
    • Искусство и эстетика, Психология
    • Оценка и клиническое применение индивидуального различия...
    • Привязанность в социальном и эмоциональном развитии через ...
    • Синдром дефицита внимания / гиперактивности (СДВГ) у взрослых
    • Синдром дефицита внимания / гиперактивности (СДВГ) у детей ...
    • Отношение
    • Установочная амбивалентность
    • Влечение в близкие отношения
    • Теория атрибуции
    • Авторитарная личность
    • Аутизм
    • Байесовские статистические методы в психологии
    • Поведенческая терапия, рациональные эмоции
    • Поведенческая экономика
    • Поведенческая генетика
    • Вера Настойчивость
    • Тяжелая утрата и горе
    • Биологическая психология
    • Порядок рождения
    • Образ тела у мужчин и женщин
    • Выгореть
    • Эффект наблюдателя
    • Детство и юность, виктимизация со стороны сверстников и издевательства...
    • Клиническая нейропсихология
    • Клиническая психология
    • Теории когнитивной согласованности
    • Теория когнитивного диссонанса
    • Когнитивная неврология
    • Общение, невербальные сигналы и
    • Сравнительная психология
    • Право предстать перед судом
    • Соответствие, соответствие и послушание
    • Сознание
    • Процессы преодоления
    • Консультативная Психология
    • Храбрость
    • Креативность
    • Творчество на работе
    • Критическое мышление
    • Межкультурная психология
    • Культурная психология
    • Повседневная жизнь, методы исследования для изучения
    • Методы науки о данных для психологии
    • Обмен данными в психологии
    • Смерть и умирание
    • Обман и обнаружение обмана
    • Защитные процессы
    • Депрессия
    • Депрессивные расстройства
    • Развитие, Пренатальный
    • Психология развития (когнитивная)
    • Психология развития (социальная)
    • Диагностическое и статистическое руководство по психическим расстройствам (DSM...
    • Дискриминация
    • Отвращение
    • Диссоциативные расстройства
    • Наркотики и поведение
    • Расстройства пищевого поведения
    • Экологическая психология
    • Образовательная среда, оценка мышления в
    • Размер эффекта
    • Воплощение и воплощенное познание
    • Развивающаяся взрослая жизнь
    • Эмоции
    • Эмоциональный интеллект
    • Эмпатия и альтруизм
    • Стресс и благополучие сотрудников
    • Экологическая неврология и экологическая психология
    • Этика в психологической практике
    • Восприятие события
    • Эволюционная психология
    • Экспансивная поза
    • Экспериментальная экзистенциальная психология
    • Исследовательский анализ данных
    • Свидетельские показания
    • Айзенк, Ганс
    • Факторный анализ
    • Фестингер, Леон
    • Пятифакторная модель личности
    • Эффект Флинна,
    • Судебная психология
    • Прощение
    • Дружба, Детские
    • Основная ошибка атрибуции / смещение корреспонденции
    • Заблуждение игрока
    • Теория игр и психология
    • Геропсихология, Клиническая
    • Формирование привычки и изменение поведения
    • Счастье
    • Психология здоровья
    • Исследования и практика в области психологии здоровья, Измерение в
    • Хайдер, Фриц
    • Эвристика и предвзятость
    • История психологии
    • Человеческие факторы
    • Гуманистическая психология
    • Юмор
    • Гипноз
    • Тест неявной ассоциации (IAT)
    • Промышленная и организационная психология
    • Выводная статистика в психологии
    • Интеллект
    • Интеллект, кристаллизованный и текучий
    • Межкультурная психология
    • Межгрупповой конфликт
    • Международная классификация болезней и родственных болезней...
    • Международная психология
    • Интервью в настройках криминалистики
    • Насилие со стороны интимного партнера, Психологические перспективы
    • Теория отклика предмета
    • Эксцесс
    • Язык
    • Смех
    • Право, психология и
    • Лидерство
    • Выученная беспомощность
    • Теория обучения
    • Обучение против производительности
    • ЛГБТК + Романтические отношения
    • Обнаружение лжи в криминалистическом контексте
    • Продолжительность развития
    • Составы
    • Локус контроля
    • Одиночество и здоровье
    • Математическая психология
    • Смысл в жизни
    • Механизмы и процессы взаимного заражения
    • Насилие в СМИ, Психологические перспективы
    • Анализ посредничества
    • Медитация
    • Воспоминания, автобиографические
    • Воспоминания, Flashbulb
    • Воспоминания, подавленные и восстановленные
    • Память, ложь
    • Память, Человек
    • Память, неявная и явная
    • Память в образовательной среде
    • Память, семантика
    • Мета-анализ
    • Метапознание
    • Метапамять
    • Метафора, Психологические перспективы
    • Внимательность
    • Внимательность и образование
    • Миннесотский многофазный опросник личности (MMPI)
    • Деньги, Психология
    • Моральное убеждение
    • Моральное развитие
    • Моральная психология
    • Моральное рассуждение
    • Мотивация
    • Музыка
    • Нарциссизм
    • Повествование
    • Неврология ассоциативного обучения
    • Непараметрический статистический анализ в психологии
    • Обсессивно-компламентарное расстройство (ОКР)
    • Психология профессионального здоровья
    • Оперантного кондиционирования
    • Оптимизм и пессимизм
    • Организационная справедливость
    • Родительский стресс
    • Стили воспитания
    • Модели пути
    • Психология мира
    • Восприятие
    • Восприятие, Человек
    • Оценка производительности
    • Личность и здоровье
    • Расстройства личности
    • Психология личности
    • Феноменологическая психология
    • Эффекты плацебо в психологии
    • Поведение игры
    • Позитивный психологический капитал (PsyCap)
    • Позитивная психология
    • Посттравматическое стрессовое расстройство (ПТСР)
    • Предрассудки и стереотипы
    • Дилемма заключенного
    • Решение проблем и принятие решений
    • Прокрастинация
    • Просоциальное поведение
    • Просоциальные расходы и благополучие
    • Анализ протокола
    • Психолингвистика
    • Психология, Политическая
    • Психофизика, Визуальный
    • Психотерапия
    • Психотические расстройства
    • Гонка
    • Рассуждения, Контрфактические
    • Психология реабилитации
    • Отношения
    • Религия, Психология и
    • Репликационные инициативы в психологии
    • Методы исследования
    • Устойчивость
    • Принятие риска
    • Руминация
    • Вкусный
    • Шизофренические расстройства
    • Школьная Психология
    • Школьная психология, Консультации в
    • Я, пол и
    • Я, Психология
    • Самоконструируемый
    • Самоконтроль
    • Самообман
    • Теория самоопределения
    • Самоэффективность
    • Самооценка
    • Самоконтроль
    • Саморегуляция в образовательных учреждениях
    • В поиске сенсации
    • Пол и пол
    • Воспитание сексуальных меньшинств
    • Сексуальная ориентация
    • Теория обнаружения сигналов и ее приложения
    • Одинокие люди
    • Одноразовые экспериментальные проекты
    • Скиннер, Б.Ф.
    • Сон и сновидения
    • Малые группы
    • Социальный класс и социальный статус
    • Социальное познание
    • Социальная неврология
    • Социальная поддержка
    • Социальные прикосновения и исследования в области массажной терапии
    • Соматоформные расстройства
    • Пространственное внимание
    • Спортивная психология
    • Стэнфордский тюремный эксперимент (SPE): икона и противоречие
    • Стереотип угроза
    • Стереотипы
    • Стресс и совладание, Психология
    • Успех студентов в колледже
    • Гомеостаз субъективного благополучия
    • Самоубийство
    • Вкус, Психологические перспективы
    • Преподавание психологии
    • Теория управления терроризмом
    • Тестирование и оценка
    • Подход разумного действия и теории разумного...
    • Теория разума
    • Терапия, ориентированная на человека
    • Когнитивно-поведенческая терапия
    • Навыки мышления в образовательной среде
    • Восприятие времени
    • Перспектива черт
    • Психология травм
    • Исследования близнецов
    • Поведение типа А (склонность к коронарным заболеваниям)
    • Бессознательные процессы
    • Добродетели и сильные стороны характера
    • Мудрость
    • Женщины и наука, технологии, инженерия и математика (STEM...
    • Женщины, Психология
    • Хорошее самочувствие на работе
    • Вундт, Вильгельм

    Вниз

    Как Элизабет Лофтус изменила значение памяти

    Лофтус считал, что у всех девочек менструация начинается в возрасте тринадцати лет. Но когда прошло ее тринадцатый день рождения, а месячные у нее не было, «я подумала, что он сделал что-то, что заставило меня забеременеть», - сказала она мне.Лофтус вообразил, что она каким-то образом находилась в состоянии скрытой беременности в течение семи лет. В конце концов у нее начались месячные, но она очень расстроилась, когда не могла понять, как пользоваться тампоном. «На самом деле я пошла к отцу и сказала:« Я боюсь, что со мной что-то не так, потому что я не могу это сделать », - сказала она мне. «И он нарисовал мне девственную плеву и объяснил, что я все еще девственница, и тогда мне стало легче».

    «Это действительно звучит травмирующе», - сказал я ей в одном из наших многочисленных разговоров на Zoom.«Семь лет спустя вы все еще думали, что вас могли изнасиловать».

    Она остановилась на несколько секунд, провела рукой по волосам цвета инея и распустила их, как веер. «Я не уверена», - сказала она. «Я знаю, что ты так думаешь. Но каким-то образом, понимаете, когда ваша мать впадает в депрессию, уходит и тонет в бассейне - я имею в виду, у меня на уме было гораздо больше.

    Она объяснила, что в «Свидетеле защиты», чтобы избежать ответственности, она дала своей няне псевдоним.«Я не знаю, почему я назвала его Говардом», - сказала она.

    Читая ее дневник, я заметил, что Говард - это имя первого парня Лофтуса - важная и неоднозначная фигура, которая «напевала мне серенаду по телефону» («Вау! Взрыв!»), А также бросила ее на другую девушку, из-за чего она плакать перед своей матерью.

    Лофтус отверг идею о том, что имя имело какое-либо значение. В подростковом возрасте у нее было много парней, поэтому, по ее словам, «какое бы имя я ни дала няню, в какой-то момент это могло быть именем парня.

    Ее брат Дэвид сказал, что однажды он убедил Лофтуса пойти на терапию, но она сказала ему: «Я не могу, потому что в следующий раз, когда я выступлю в качестве свидетеля, они будут меня расспрашивать». (Лофтус не помнит этот разговор.) Он сказал: «Я не уверен, поэтому и раны настолько глубоки, и ее привычка всю жизнь заключалась в том, чтобы избегать их».

    Во время явок в суд в конце девяностых Лофтуса часто спрашивали о знаменательном деле, которое, казалось, давало конкретные доказательства репрессий.В 1984 году детский судебный психиатр Дэвид Л. Корвин записал интервью с шестилетней девочкой по имени Николь, родители которой боролись за опеку над ней. Николь казалась грустной и подавленной. Она сказала, что ее мать была «тухлой» и засунула палец во влагалище, что ее отец также сделал в суде. Корвин счел историю сексуального насилия достоверной, и в результате мать Николь лишилась опеки.

    Десять лет спустя, когда Николь было шестнадцать, умер ее отец, и ее поместили в приемную семью.Она не могла вспомнить, почему они с матерью разошлись, и спросила Корвина, может ли она посмотреть видео, когда она была ребенком. Корвин согласился, но к тому времени, когда они встретились, чтобы посмотреть видео, почти год спустя, Николь воссоединилась со своей матерью. Она начала задаваться вопросом, придумал ли ее отец, чтобы получить опеку над ней, историю о жестоком обращении и научил ли ее говорить это. «Я хочу, чтобы она была моей мамой», - сказала Николь Корвину. «Я не хочу отказывать ей в части своей жизни, поэтому я решил сказать:« Ну, если мой отец и лгал, то только потому, что он так сильно меня хотел.’»

    «Вы помните что-нибудь из опасений по поводу возможного сексуального насилия?» - спросил ее Корвин, записавший разговор.

    «Нет», - сказала она, закрыв глаза. «То есть, я помню, что это было частью обвинения, но я ничего не помню». Она глубоко вздохнула. «Подожди, да, я верю».

    «Что ты помнишь?» - спросил он ее.

    «О, черт возьми, это действительно очень странно», - сказала она. «Я помню, как это случилось, она причинила мне боль». Она заплакала.«Я принимал ванну и не помню ничего конкретного, пока не почувствовал ту боль». Она продолжила: «Это как будто я сделала снимок, на несколько секунд, снимок боли. . . . Это все, из чего состоит память. С согласия Николь Корвин опубликовал в 1997 году статью Child Maltreatment , в которой описывалось, как одиннадцать лет спустя всплыли забытые воспоминания о сексуальном насилии. Также он проигрывал множество видеороликов Николь на профессиональных конференциях. Николь снова прервала связь с матерью.

    Лофтус смотрел видео и скептически относился к выводам, которые сделали из них психологи. Она решила приступить к тому, что она назвала «моим собственным маленьким проектом невинности». Хотя имя Николь в газете не использовалось, в видеороликах содержались подсказки биографии. С помощью двух частных детективов Лофтус установил личность Николь и получил запечатанные судебные протоколы, из которых следует, что службы защиты детей первоначально отклонили обвинения, выдвинутые отцом Николь.Лофтус взял интервью у приемной матери, мачехи и матери Николь, Джоан Блэквелл, которая поделилась с Лофтусом стихами, которые она написала о боли разлучения с дочерью. Блэквелл сказал мне, что ей легко с Лофтусом. «Прошло много времени с тех пор, как я чувствовала, что кто-то мне верит», - сказала она, добавив, что система семейных судов казалась сексистской.

    Вскоре после этого администратор Управления научной честности Вашингтонского университета сказала Лофтусу, что у нее есть пятнадцать минут, чтобы передать все свои записи и файлы по делу Николь.Николь обвинила Лофтуса во вторжении в ее личную жизнь. Университет запретил Лофтусу исследовать случай Николь или даже говорить о ней, опыт, который Лофтус назвал «оруэлловским кошмаром». «Кому же, в конце концов, выгодно мое молчание?» - сказала она в 2001 году в своей речи на церемонии вручения премии Уильяма Джеймса, одной из самых престижных наград в области психологии.

    После расследования, которое длилось почти два года, университет освободил Лофтус от нарушений научной дисциплины, но она почувствовала себя настолько преданной, что устроилась на работу в U.К. Ирвин. В 2002 году она опубликовала результаты своего исследования в журнале Skeptical Inquirer , утверждая, что мать Николь, вероятно, была ошибочно обвинена. Лофтус назвал ее отчет «тематическим исследованием - поучительной историей». Ее подруга Жаклин Спектор, преподаватель Вашингтонского университета, сказала, что психологические мотивы Лофтуса очевидны. «У Бет не было своей матери достаточно долго, и вот эта мать, которая, очевидно, - с точки зрения Бет - была украдена у дочери.

    Лофтус сказал мне: «Думаю, у меня была эта фантазия - может быть, я смогу вернуть мать и дочь вместе».

    Вместо этого Николь подала в суд на Лофтуса за клевету. Она сказала мне, что читать статью Лофтуса было все равно что «взять очень крупный кусок наждачной бумаги и протереть им всю свою жизнь».

    В интервью Николь Корвину, когда ей было семнадцать, она сказала ему, что надеется стать психологом. «Я готова отдать свою жизнь, посвятить свою жизнь помощи другим детям, которые прошли через то, через что прошла я», - сказала она.Проработав десять лет на флоте, работая пилотом вертолета, она выполнила свою задачу, получив докторскую степень. доктор медицинских наук и написала диссертацию о том, как травма влияет на память и личность. К тому времени ее случай был настолько хорошо известен - в судебном процессе против Лофтуса (который она в конечном итоге проиграла) она раскрыла свое полное имя, - что один из ее профессоров сравнил ее с HM, знаменитой пациенткой с необычной формой амнезии, которая была учился с 1957 г. до самой смерти. «Я была потрясена», - сказала мне Николь. «Мой профессор подчеркивал, что Лофтус имеет право делать то же, что и она, потому что мой случай теперь превратился в одну из таких ситуаций« на благо науки ».”

    В рамках психологической подготовки Николь вела терапевтическую группу для взрослых, переживших сексуальное насилие. Слушая рассказы других женщин, она впервые почувствовала себя частью коллектива. Ее страдания больше не казались недостатком характера. Она не была объектом чужой истории - она ​​могла рассказать это своими словами. Быть выжившим вскоре стало определяющим фактом ее жизни, опорой, на которой она восстановила свою личность.

    «О, отлично. Теперь я опоздаю на работу.

    Карикатура Тома Торо

    И все же были дни, когда она спрашивала себя: а что, если этого не произойдет? Она попыталась проигнорировать вопрос. Но иногда, когда подруга спрашивала о ее деле против Лофтуса или когда она убиралась в офисе и наталкивалась на свой старый экземпляр Skeptical Inquirer , она возвращалась к статье. Она была встревожена, увидев, что Лофтус сделал убедительные доводы.

    Иногда Николь считала, что ее мать ошибочно обвиняли, а на следующее утро она просыпалась, передумав.В беседе с философом Элеонор Гордон-Смит, которая брала интервью у Николь для ее книги «Перестань быть разумной» в 2019 году, Николь сказала, что ее неуверенность «всеми возможными способами повлияла на каждые отдельных отношений. Это требует от меня самоощущения, не зависящего от того, подверглась ли я сексуальному насилию со стороны моей матери. Это действительно серьезный вопрос ». Она попыталась отойти от своей идентичности выжившей - процесс, который она сравнила с диетой: «Ты начинаешь, а потом теряешь мотивацию и возвращаешься к привычному питанию.Я начинал, а затем возвращался к своему старому образу мышления ».

    Николь, сорок два года, разговаривала со мной из своего домашнего офиса в Сан-Диего, где теперь она принимает пациентов удаленно. Она сидела на вращающемся стуле за столом и на ней была футболка с надписью Десмонда Туту: «Если вы нейтральны в ситуациях несправедливости, вы выбрали сторону угнетателя». Когда я спросил, знает ли она психологическую литературу о последствиях сомнений в своих воспоминаниях, она ответила мне: «О, нет. Об этом не было бы литературы, потому что клинические психологи приучены верить.”

    Декларативная память: определение и примеры - видео и стенограмма урока

    Процедурная память

    Процедурная память , другой тип долговременной памяти, может быть определен как память навыков или память о том, как что-то делать. Умение ходить, разговаривать и завязывать шнурки - вот примеры процедурной памяти. В отличие от декларативной памяти, мы не осознаем свои процедурные воспоминания. Например, мы не помним, когда и как мы научились говорить.Мы также не осознаем, что когда мы говорим, мы на самом деле вспоминаем, как говорить, и используем эти воспоминания для создания слов и звуков. Разговор - это то, что мы делаем автоматически, не задумываясь о процессе. Теперь, когда мы понимаем, что такое декларативная и процедурная память, давайте взглянем на два типа декларативной памяти.

    Семантическая память

    Одним из типов декларативной памяти является семантическая память. Семантическая память - это ваша память об общей фактической информации, знаниях и представлениях о мире.Семантическая память относится к общим знаниям об окружающем мире, которыми вы делитесь с другими, и не зависит от контекста или личного опыта. Семантическая память - это то, что позволяет нам вспомнить, что два плюс два равно четырем или что столица Соединенных Штатов - Вашингтон, округ Колумбия. Другие примеры семантической памяти включают:

    • Определение слова психология
    • Знание о том, что слон - серое животное
    • Понимание концепции времени
    • Знание, что Мичиган - это штат
    • Как написать свое имя

    Эпизодическая память

    Можете ли вы вспомнить, как вы праздновали свой последний день рождения? Если да, то вы использовали эпизодическую память, которая является еще одним типом декларативной памяти. Эпизодическая память - это память о личных переживаниях и конкретных событиях, которые произошли в определенном месте и в определенное время. Это также включает контекст, окружающий событие, и связанные с ним эмоции. Мы сможем отозвать эту информацию позже. В отличие от семантической памяти, эпизодическая память зависит от контекста и вашего личного опыта. Примеры эпизодической памяти:

    • Воспоминание о вашем первом свидании
    • Память об окончании средней школы
    • Воспоминания о вашем первом курсе в колледже
    • Воспоминание о том, что вас укусил паук, заставившее вас бояться всех пауков
    • Воспоминание о том, как у вас возник страх перед плаванием, когда вы чуть не утонули в бассейне

    Резюме урока

    Процедурная память и декларативная память - это два типа долговременной памяти.Декларативная память - это память фактов, данных и событий. Процедурная память - это память о том, как что-то делать.

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *