Патологическое поведение это: Психическая норма и патология — все самое интересное на ПостНауке

Содержание

патологическое поведение - это... Что такое патологическое поведение?

патологическое поведение
pathological behavior

Большой англо-русский и русско-английский словарь. 2001.

  • патологический
  • патология

Смотреть что такое "патологическое поведение" в других словарях:

  • Патологическое опьянение — МКБ 10 F10.0710.07 Патологическое опьянение это острое, кратковременно протекающее психотическое расстройство, возникающее при приёме алкоголя (как правило, в небольших дозах). Представляет собой форму сумеречного помрачения сознания и… …   Википедия

  • Патологическое опьянение — (англ pathological intoxication) в судебной психиатрии временное расстройство психической деятельности, возникающее в связи с приемом алкоголя при наличии соответствующей предрасположенности. Предрасположенность к П.о. возникает под влиянием… …   Энциклопедия права

  • Поведение игроков (gambling behavior) — Азартная игра как перераспределение материальных ценностей на основе случая и риска является событием, к рое всегда сопряжено с проигрышем для одной стороны и выигрышем для другой. В нек рых азартных играх, таких как покер или игра в очко, на… …   Психологическая энциклопедия

  • Патологическое накопительство — Комната человека, одержимого патологическим накопительством …   Википедия

  • Патологическое опьянение — – редкий вариант острого психоза, протекающий с картиной сумеречного расстройства сознания или острого параноидного синдрома, который развивается после употребления небольших доз алкоголя и может наступить вслед за состоянием простого… …   Энциклопедический словарь по психологии и педагогике

  • ПОВЕДЕНИЕ — – присущее живым существам взаимодействие с окружающей средой, опосредованное их внешней (двигательной) и внутренней (психической) активностью.

    Термин «П.» применим как к отдельным особям, индивидам, так и к их совокупностям (П. биологического… …   Энциклопедический словарь по психологии и педагогике

  • Патологическое опьянение — (англ pathological intoxication) в судебной психиатрии временное расстройство психической деятельности, возникающее в связи с приемом алкоголя при наличии соответствующей предрасположенности. Предрасположенность к П.о. возникает под влиянием… …   Большой юридический словарь

  • ПАТОЛОГИЧЕСКОЕ ОПЬЯНЕНИЕ — – временное расстройство душевной деятельности, возникающее при наличии соответствующего предрасположения в связи с приёмом алкоголя. Предрасположение к П. о. возникает под влиянием факторов, ослабляющих центральную нервную систему. К таким… …   Советский юридический словарь

  • Просоночное состояние патологическое — – термин Г.В. Морозова (1988), обозначает сумеречное помрачение сознания с иллюзиями, галлюцинациями и автоматизированными действиями, возникающее в период пробуждения от сна.

    Поведение пациента в таком состоянии может представлять определённую… …   Энциклопедический словарь по психологии и педагогике

  • F63.0 Патологическое влечение к азартным играм — Это расстройство заключается в частых повторных эпизодах участия в азартных играх, доминирующих в жизни субъекта и ведущих к снижению социальных, профессиональных, материальных и семейных ценностей. Пациенты могут рисковать своей работой, делать… …   Классификация психических расстройств МКБ-10. Клинические описания и диагностические указания. Исследовательские диагностические критерии

  • Кросс-культурная психология (cross-cultural psychology) — Наука о челов. поведении должна включать в себя данные наблюдений, собранные по всему миру, а не только в неск. промышленно развитых странах, где, в основном, и проводились до сих пор исслед. Понятие культуры суммирует множество важных… …   Психологическая энциклопедия

Страница не найдена |

Страница не найдена |

404. Страница не найдена

Архив за месяц

ПнВтСрЧтПтСбВс

21222324252627

282930    

       

       

       

     12

       

     12

       

      1

3031     

     12

       

15161718192021

       

25262728293031

       

    123

45678910

       

     12

17181920212223

31      

2728293031  

       

      1

       

   1234

567891011

       

     12

       

891011121314

       

11121314151617

       

28293031   

       

   1234

       

     12

       

  12345

6789101112

       

567891011

12131415161718

19202122232425

       

3456789

17181920212223

24252627282930

       

  12345

13141516171819

20212223242526

2728293031  

       

15161718192021

22232425262728

2930     

       

Архивы

Июл

Авг

Сен

Окт

Ноя

Дек

Метки

Настройки
для слабовидящих

Агрессия.

Причины агрессии. Консультация опытного специалиста

Агрессия сегодня встречается все чаще и чаще, причем «нездоровая», необоснованная. Будучи направленной на окружающих, она провоцирует грубость и неадекватные поступки, за которые потом мучительно стыдно. В случае же, когда агрессия обращается на «самого себя», последствиями бывают депрессии, нервозы и другие серьезные психологические и физические заболевания.

Причины агрессии

Причинами агрессивного поведения могут быть как простое переутомление, так и различные заболевания психики, например, шизофрения. Агрессия может быть также следствием черепно-мозговой травмы, интоксикации, изменений в головном мозге.

Выявить причину агрессии в каждом конкретном случае может только опытный специалист. Поэтому, если Вы подвержены частым приступам беспричинного гнева и не в силах обуздать его порывы, если Вы регулярно «срываетесь» окружающих и Вас буквально всё раздражает и нервирует — срочно обратитесь к психотерапевтам Диалайн!

Консультация опытного специалиста поможет исправить ситуацию. Посредством современных и эффективных методик он проведет тестирование, на основании которого составит индивидуальную программу коррекции и профилактики приступов агрессии.

К сведению. Агрессивное поведение — это не всегда патология. Существует и такое понятие как «здоровая агрессия». Она является естественной защитной реакций на различные раздражители, мобилизуя силы для отражения угрозы, исправления неприятной ситуации. Нашим далеким предкам агрессия помогла выжить, а вот сегодня это сила, как правило, является разрушительной и поэтому помощь психотерапевта во многих случаях просто необходима.

Психотерапевты Диалайн отмечают, что доминирующее агрессивное поведение становится характерным для подростков и детей. Это затрудняет адаптацию в социуме, мешает учебе, вредит физическому здоровью, вызывая головные боли, депрессивные состояния, бессонницу, часто приводит к истощению, патологиям нервной системы, заболеваниям сердца, ЖКТ, нарушению гормонального фона и др. Поэтому не откладывайте визит к психотерапевту — запишитесь на прием прямо сейчас.

Проблемы пищевого поведения

Пищевое поведение — это совокупность наших привычек, связанных с приемом пищи – наши вкусовые предпочтения, режим приема пищи, диета и т.п. Пищевое поведение зависит от многих факторов – культуральных, этнических, семейных традиций и ценностей, особенностей воспитания и поведения членов семьи и биологических особенностей организма, сложившихся в данном социуме стандартов и эталонов нормы и красоты. Эти привычки могут меняться – и часто меняются со временем, но не все эти изменения будут считаться болезненным нарушением пищевого поведения. К наиболее очевидным нездоровым изменениям пищевого поведения относят

нервную анорексию и булемию.

 

Нервная анорекси́я (лат. anorexia neurosa) (от др.-греч. ἀν- — «без-», «не-» и ὄρεξις — «позыв к еде, аппетит») — расстройство приёма пищи, характеризующееся преднамеренным снижением веса, вызываемым и/или поддерживаемым самим пациентом, в целях похудения или для профилактики набора лишнего веса. При анорексии наблюдается патологическое желание потери веса, сопровождающееся сильным страхом ожирения. У больного наблюдается искажённое восприятие своей физической формы и присутствует беспокойство об увеличении веса, даже если такого в действительности не наблюдается. Общая распространённость нервной анорексии составляет 1,2 % среди женщин и 0,29 % среди мужчин. Около 90 % больных

анорексией — девушки в возрасте 12-24 лет. В остальные 10 % входят мужчины и женщины более зрелого возраста вплоть до менопаузы.

 

Причины анорексии и булемии делятся на биологические, психологические (влияние семьи и внутренние конфликты), а также социальные (влияние окружающей среды: ожидания, стандарты и эталоны красоты, социальные стереотипы, диеты). Биологические факторы — избыточная масса тела и раннее наступление первой менструации. Кроме того, причина заболевания может крыться в дисфункции регулирующих пищевое поведение нейромедиаторов, таких как серотонин, дофамин, норадреналин. Семейные факторы — больше шансов возникновения расстройства пищевого поведения у тех, кто имеет родственников или близких, страдающих нервной анорексией, нервной булимией или ожирением. При наличии члена семьи или родственника, страдающего депрессией, злоупотреблением алкоголем или наркотиками или зависимостью от них, также повышается риск возникновения расстройства пищевого поведения.

Личностные факторы — к психологическим факторам риска относятся перфекционизм и обсессивный тип личности, особенно для ограничительного типа нервной анорексии. Низкая самооценка и фрустрационная толерантность, чувство собственной неполноценности, неуверенности и несоответствия требованиям являются факторами риска. Культуральные факторы — к ним относятся: проживание в индустриально развитой стране и акцент на стройности (худобе) как важном и значимом признаке женской красоты. Стрессовые события, такие как смерть близкого родственника или друга, сексуальное или физическое насилие, также могут быть факторами риска развития расстройства пищевого поведения. Самооценка больного анорексией зависит от фигуры и веса, причём вес оценивается не объективно, восприятие нормы снижается неадекватно. Потеря веса расценивается как достижение, набор — как недостаточный самоконтроль. Такие взгляды сохраняются даже в последней стадии («мой рост 170, вес 39 килограмм, хочу весить 30»).

 

Стадии анорексии

  1. Дисморфоманический — преобладают мысли о собственной неполноценности и ущербности, в связи с мнимой полнотой. Характерно подавленное настроение, тревога, длительное рассматривание себя в зеркале. В этот период возникают первые попытки ограничивать себя в еде, поиск идеальной диеты.
  2. Аноректический — возникает на фоне стойкого голодания. Достигается снижение веса 20—30 %, что сопровождается эйфорией и ужесточением диеты, «чтобы похудеть ещё больше». При этом больной активно убеждает себя и окружающих в отсутствии у него аппетита и изнуряет себя большими физическими нагрузками. Из-за искажённого восприятия своего тела пациент недооценивает степень похудения. Объем циркулирующей в организме жидкости уменьшается, что вызывает гипотонию и брадикардию. Это состояние может сопровождается зябкостью, сухостью кожи и даже алопецией (облысением). Ещё один клинический признак — прекращение менструального цикла у женщин и снижение полового влечения и сперматогенеза у мужчин. Также нарушается функция надпочечников вплоть до надпочечниковойнедостаточности. Из-за активного распада тканей аппетит подавляется дополнительно интоксикацией организма.
  3. Кахектический — период необратимой дистрофии внутренних органов. Наступает через 1,5—2 года. В этот период снижение веса достигает 50 и более процентов своей массы. При этом возникают безбелковые отёки, нарушается водно-электролитный баланс, резко снижается уровень калия в организме. Данный этап, как правило, необратим. Дистрофические изменения приводят к необратимому угнетению функций всех систем и органов и смерти.


Нервная булимия (от др.-греч. βοῦς, bus — «бык» и др.-греч. λῑμός, limos — «голод») (буквально бычий голод, кинорексия) — расстройство приёма пищи, характеризующееся резким усилением аппетита (волчий аппетит), наступающим обычно в виде приступа и сопровождающееся чувством мучительного голода, общей слабостью, иногда болями в подложечной области. Это нарушение пищевого поведения проявляется в основном повторяющимися приступами обжорства, пищевыми "загулами". Чтобы избежать ожирения, большинство больных булимией по окончании "кутежей" прибегает к тому или иному способу очищения желудка и кишечника, искусственно вызывая у себя рвоту или принимая слабительные и мочегонные средства. Другие используют чрезмерные физические нагрузки или периодическое голодание. Как и страдающие нервной анорексией, большинство больных булимией - молодые женщины, обычно от старшего подросткового возраста до 30 с небольшим лет. Больные булимией зачастую внешне выглядят нормальными и здоровыми людьми, но обычно чересчур взыскательны к себе и другим, склонны к одиночеству и депрессии. Им свойственно завышать стандарты и занижать самооценку. Их жизнь почти целиком сосредоточена на пище, собственной фигуре и необходимости скрывать свою "манию" от окружающих. Даже работая или посещая школу, они обычно сторонятся общества. О булимии могут свидетельствовать депрессия, плохой сон, разговоры о самоубийстве, чрезмерное опасение потолстеть и лихорадочные закупки в продуктовых магазинах. Обычно страдающие булимией устраивают "кутежи" примерно 11 раз в неделю, но частота таких приступов варьирует от 1-2 в неделю до 4-5 в день. Булимия может иметь тяжелейшие последствия для здоровья. Частая рвота вызывает раздражение глотки и пищевода, а также разрушение эмали зубов кислотой из желудка. Иногда наблюдается прекращение менструаций. Наиболее серьезные последствия связаны с обезвоживанием организма и потерей электролитов (натрия и калия) в результате рвоты и вызываемого слабительными поноса.

 

Лечение анорексии и булимии требует объединения усилий врачей разных специальностей. Неотъемлемыми компонентами лечения являются алиментарная реабилитация и меры, направленные на восстановление массы тела. В программах алиментарной реабилитации обычно используют эмоциональную заботу и поддержку, а также разнообразные техники поведенческой психотерапии, которые предусматривают сочетание подкрепляющих стимулов, объединяющих физические упражнения, строгий режим регуляции нагрузок и отдыха, кроме того, отдается приоритет целевой массе тела, желательным формам поведения и информативной обратной связи. Лечебное питание пациентов, страдающих нервной анорексией, составляет важную часть их лечения. При хроническом голодании потребность в энергии снижена. Следовательно, прибавке веса можно способствовать, обеспечивая вначале относительно низкое поступление калорий и затем постепенно его повышая. Существует несколько схем наращивания питания, соблюдение которых гарантирует отсутствие побочных эффектов и осложнений в виде отеков, нарушения минерального обмена, поражения органов пищеварения. Часто в терапии анорексии и булимии используются поддерживающие психотропные средства, в частности антидепрессанты и атипичные нейролептики. Важную роль играет, индивидуальная психотерапия; ее должен проводить вызывающий доверие больного специалист. Все мы родом из детства. У людей с проблемами пищевого поведения воспитание и се¬мейная ситуация часто достаточно типичная. Недостаток родительского внимания и одобрения, или «контрастный душ» из-за резких перепадов родительского настроения, любви и ласки формирует у ребенка «комплекс» и установку: я должен заслужить любовь! Выслуживая ее, дитя становится перфекционистом, требовательным в первую очередь к себе: все должно быть идеально, от отметок в школе до внешнего вида, фигуры... Часто родители полагают, что вместо похвалы лучше подстегивать дочь к успехам срав¬нениями. "Вот Катя лучше учится! А Маша такая аккуратная!" – слышит ребенок. Мамы, говоря так, верят, что исходят из лучших побуждений и принесут этим пользу своему ребенку, хотят дать стимул для великих свершений и совершенствования своего чада. Так с молоком матери усевается стереотип, что надо стремиться быть первой, самой-самой. Самой интересно, умной, красивой! Самой опрятной, нарядной и хорошо одетой! Не умея отличать эмоциональный голод от физиологического, человек легко переключается с проблем психологических на телесные, заедает переживания в прямом и переносном смысле слова. Вместо друзей, отдыха и развлечений - первое, второе, третье и компот. Дефицит человеческого общения, любви и поддержки заполняют торты, пирожные, любимые блюда и просто, что подвернется под горячую руку и раздразненный желудок. Родные и близкие обычно не понимают сути проблемы и переживаний человека с расстройством пищевого поведения. Они говорят: "Возьми себя в руки! Ешь как все нормальные люди!". Это не дает желаемого эффекта. Более того, еще больше загоняет человека с проблемой пищевого поведения в психологический тупик и нервное напряжение. Большие успехи в терапии нарушений пищевого поведения демонстрирует когнитивно-поведенческая психотерапия и семейная психотерапия. Фармакотерапия в лучшем случае представляет собой дополнение к другим видам психотерапии. Психотерапия направлена на исправление искаженных когнитивных образований в виде восприятия себя толстым, определения собственной ценности исключительно в зависимости от образа собственного тела и глубокого чувства неэффективности и неполноценности. Одним из элементов когнитивной терапии является когнитивное реструктурирование. При этом подходе пациенты должны найти специфические негативные мысли, составить перечень доказательств в пользу этих мыслей и перечень доказательств, опровергающих эти мысли, сделать обоснованный вывод и использовать его для управления собственным поведением. Другой элемент когнитивной терапии — сфокусированное решение проблем. При этой процедуре пациент идентифицирует конкретную проблему, разрабатывает разные решения, рассматривает вероятную эффективность и осуществимость каждого решения проблемы, выбирает наилучшее, определяет этапы реализации этого решения, осуществляет его и затем оценивает весь процесс решения проблемы исходя из результата. Ещё одним существенным элементом когнитивной терапии является мониторинг: пациент должен делать ежедневные записи в отношении приема пищи, включая тип съеденных продуктов, время приема пищи и описание окружающей обстановки, в которой принималась пища. Семейная психотерапия особенно эффективна у детей и лиц младше 18 лет. Она направлена на коррекцию нарушенных отношений в семье, приводящих к развитию расстройства пищевого поведения у ребёнка.

Особенности детской психики – Психиатрия Удмуртии

Особенности детской психики (К.К. Ушакова)

Все мы когда-то были детьми. Сейчас у многих из нас есть уже свои дети. Порой мы задаем вопросы, почему ребенок ведет себя определенным образом, является ли это нормой, когда стоит обращаться к врачу, а в каких случаях поведение является нормальным. Эта статья поможет разобраться в особенностях детской психики.

Именно в детстве закладываются фундаментальные личностные качества, которые в будущем должны обеспечить нравственные ориентиры, целеустремленность, жизнеспособность. Но детская психика так устроена, что воспринимает многое подражательно, наглядно, на примерах. Она нестабильна, претерпевает изменения в разные периоды жизни ребенка, очень чувствительна к внешним воздействиям. Важную роль в формировании психики ребенка играет тип воспитания. Неправильное поведение родителей приводит к психологическим проблемам у детей. При воспитании по типу «кумира семьи» ребенок растет несамостоятельным, безынициативным, эгоистичным, он недостаточно усваивает нравственные нормы. Если не выполняются требования, он устраивает истерики, капризничает, может кататься по полу, плакать, кричать. Отклонения в поведении чаще всего возникают при предоставлении ребенка самому себе, когда родители не контролируют его, а больше заняты собой. При сочетании высоких требований к сыну или дочери с пониженным вниманием к потребностям (например, помощник матери, на которого она оставляет младших детей и уходит на работу) формируется отказ от собственной значимости, дается установка на самопожертвование. При эмоциональном отвержении ребенок может ощущать себя помехой в жизни родителей. Этот стиль воспитания ведет к формированию невротических расстройств. Резкая смена приемов воспитания (от строгого к либеральному, от значительного внимания к эмоциональному отвержению) содействует формированию таких черт характера как упрямство, тревожность, неустойчивая самооценка. Причины негармоничного воспитания различны. Порой это определенные объективные обстоятельства в жизни семьи, мешающие наладить адекватное воспитание. Нередко основную роль в нарушении воспитательного процесса играют личностные особенности самих родителей. Также на формирование и развитие детской психики влияют наследственность, воздействие факторов окружающей среды, социум.

В развитии психической сферы выделяют критические периоды, которые представляют собой отрезки времени, характеризующиеся бурными изменениями функционирования организма.

  • 15 – 28 неделя беременности соответствует закладке подкорковых структур мозга, 28 неделя — закладке структур коры головного мозга.
  • III триместр беременности (30 — 40 неделя) характеризуется появлением элементов слуховой памяти и взаимосвязью поведения плода с психическим состоянием матери.
  • Роды приравниваются к стрессу, который вызывает у ребенка состояние глубокого нервного и психофизического напряжения, сопряженного с риском развития патологии.
  • Первый месяц или период новорожденности соотносится с началом недифференцированного восприятия своего «Я». В нем особое значение имеют первые дни жизни ребенка. Речь идет о зрительном контакте с человеческим лицом, в первую очередь с матерью. Считается, что это является фактором, во многом определяющим все дальнейшее психическое развитие ребенка. В первый месяц жизни вырабатываются первичные положительные и отрицательные ощущения и представления об окружающем мире.
  • Критический период, относимый к возрасту 6 – 8 месяцев, определяется началом дифференциации и индивидуализации «Я», а также началом формирования первичной привязанности, избирательной улыбки и элементарных социальных предпочтений.
  • Критический период в возрасте 15 – 17 месяцев определяется появлением первичной мотивации поведения, обусловленной преимущественно жизненными потребностями организма, а затем и вторичной мотивации, характеризующейся ориентировкой на оценку поведения окружающими и постепенной идентификацией положительного поведенческого опыта с одобрением его близкими людьми. Описанные особенности появляются в данном периоде, но их формирование не заканчивается, развитие продолжается и в более старшем возрасте. Необходимо также отметить, что в 15 – 17 месяцев происходит интенсивное созревание клеток коры головного мозга (оно начинается с 28 недели беременности и продолжается до юношеского возраста— 18—20 лет).
  • Период 2,5—3,5 лет определяется как этап формирования самосознания, полного обособления «Я» и индивидуальности. Здесь ребенок уже имеет не только положительный, но и отрицательный опыт взаимоотношений с окружающим миром, с переживанием чувства угрозы, тревоги, вины и пониженного настроения. Но наиболее знаменательным для этого периода являются изменения, связанные с переходом от симбиотической связи с матерью до ощущения самостоятельности. Ребенок начинает проявлять строптивость, упрямство, негативизм, капризность, своеволие.
  • Кризис 7 – 8 лет связывают с моментом начала занятий в первом классе. Он характеризуется двумя основными изменениями в психическом развитии. Во-первых, ребенок больше не путает свою точку зрения и точку зрения других. Он становится способным к рассуждению. Вместо импульсивного поведения дошкольника ребенок 7-8 лет обычно анализирует всю ситуацию, перед тем как действовать. Во-вторых, происходят изменения в социальной позиции ребенка. Возникает ряд сложных образований: это самолюбие, самооценка, обобщение чувств, уровень запроса к самому себе. Внешними признаками начала кризиса являются утрата детской непосредственности, появление не совсем понятных «странностей». В поведении отмечается что-то нарочитое, нелепое и искусственное.
  • В 12 – 14 лет в психологическом развитии многих детей наступает переломный момент, известный под названием «подросткового кризиса». Внешне это проявляется в грубости подростка, стремлении поступать наперекор желанию и требованиям взрослых, в игнорировании замечаний, замкнутости и т.д. Подростковый кризис является пиком переходного периода от детства к зрелости. На этом этапе имеют значение как внешние, так и внутренние факторы. Внешние состоят в постоянном контроле со стороны взрослых, в зависимости и опеке, от которых подросток всеми силами стремится освободиться, считая себя достаточно зрелым, чтобы принимать самостоятельно решения и действовать по своему усмотрению. Внутренние факторы определяются привычками и чертами характера, мешающими осуществить задуманное (внутренние запреты, стереотип подчинения родителям). Подростки чаще претендуют на роль взрослого человека. Их не устраивает отношение к себе как к детям, они хотят полного равноправия, подлинного уважения. Иные отношения их унижают и оскорбляют.

Описанные выше критические периоды формирования детской психики обусловливают повышенный риск возникновения любых заболеваний, в том числе психических, и способствуют утяжелению их течения.

В детском возрасте могут проявляться самые различные психические расстройства – неврозы, шизофрения, эпилепсия, депрессии… Однако симптоматика этих расстройств у детей несколько отличается от той, которая наблюдается у взрослых. Ребенок не всегда может правильно описать свое состояние, эмоции, чувства, переживания. Симптомы носят незавершенный, неопределенный, стертый характер. Например, при детских психозах очень редко наблюдаются бред и галлюцинации. Наиболее же частые проявления — это неопределенные, нелепые страхи, необычные фантазии, расторможенность в поведении. Обращают на себя внимание монотонный характер игр, их стереотипность и схематизм. Нередко дети подбирают для игр особые предметы (провода, вилки, обувь), пренебрегают игрушками. Иногда отмечается удивительная односторонность интересов. Для мальчиков особенно характерно изменение в поведении в виде грубости, жестокости, садистических тенденций. При возникновении депрессивных расстройств дети очень редко жалуются на пониженное настроение, тоску. Депрессии носят маскированный характер и проявляются в виде нарушений поведения и снижения успеваемости.

Вместе с тем существует ряд расстройств, характерных именно для детского возраста, хотя некоторые из них могут сохраняться на протяжении всей жизни человека. По мере развития часть аномалий компенсируются или исчезают вовсе. Примерами таких заболеваний являются аутизм, заикание, энурез, тики, нарушение поведения в виде чрезмерной подвижности с повышенной отвлекаемостью, изолированные задержки в формировании определенных навыков, например, счета при нормальном чтении и письме.

Если вы начали замечать у ребенка необычные изменения, не стоит это игнорировать. Вы можете анонимно обратиться в службу «Телефон доверия», работающую круглосуточно. Также Вы можете получить помощь квалифицированных детских и подростковых врачей-психиатров, психотерапевтов, медицинских психологов в БУЗ и СПЭ УР «РКПБ МЗ УР».

8
Дек

Поделитесь информацией в социальных сетях

Ваш коллега – воплощенное зло?

  • Рэя Уэссел
  • BBC Capital

Автор фото, Thinkstock

Саботаж, бойкот, подлость… Если ваш коллега ведет себя так по отношению к вам, что это означает? Ваш коллега - просто отъявленный злодей? А может, за его поведением стоят некие более глубокие причины? – задалась вопросом корреспондент BBC Capital.

Представьте себе три ситуации, с которыми вы можете столкнуться на работе:

  • Вы просите коллегу передать вам документы, необходимые для того, чтобы вывести проект на следующий уровень. Никакой реакции.
  • Затем вы задаете коллеге вопрос, встретив ее у копировальной машины. Она делает вид, что не слышит вас.
  • Во время совещания ваша коллега прилюдно отпускает в ваш адрес саркастические шутки на деликатные темы, чтобы смутить вас.

Скорее всего, это означает, что вы сталкиваетесь с пассивно-агрессивным поведением, когда некто пытается вести себя так, чтобы внешне все выглядело благопристойно, но за фасадом приличий кроется негативный, обструкционный подход. Такое объяснение предлагает Престон Най, специалист по межличностным коммуникациям, автор книги "Как успешно справляться с пассивно-агрессивными людьми". Он приводит китайскую поговорку, которая удачно характеризует сущность таких людей: "За улыбкой прячет нож".

То, что скрыто от глаз

Как и во всех прочих явлениях жизни, степень грубости поведения меняется от человека к человеку. "Едва ли не каждый время от времени сталкивается с умеренными проявлениями пассивно-агрессивного поведения, - говорит Най. – Когда я ссорюсь со своей подругой и не перезваниваю ей сразу, это не значит, что я клинически или патологически агрессивен. Однако носители патологического пассивно-агрессивного образа действий используют такое поведение регулярно - в качестве средства для выживания, построения отношений и взаимодействия с людьми".

В крайних своих проявлениях, когда пассивно-агрессивное поведение становится патологическим modus operandi и в частной жизни, и на работе, оно, как полагает Най, является следствием перенесенной в детском возрасте боли. Боль может быть связана с оскорбленными чувствами человека, насмешками или отказом в праве на те или иные чувства. "В какой-то момент человек мог столкнуться с отказом в признании его человеческой природы",- говорит Най.

Если чувства человека подавлялись в течение многих лет, в итоге его гнев проявляется неконструктивным образом, считает Най. Инстинкт выживания претерпевает эволюцию. Пассивно-агрессивный человек будет сопротивляться попыткам подавления, не важно, действительным или мнимым. На работе саботаж в реализации проекта через бойкот или ограничение взаимодействия становится механизмом приспособления и выживания.

Общение только по делу

Когда ведущая сотрудница фирмы по продаже потребительских товаров, немка по национальности, стала добиваться для себя более интересной роли на работе, она вдруг обнаружила, что отношение к ней некоторых из ее коллег на глазах стало меняться – от дружелюбия к холодности.

"В общем-то народ у нас в отделе довольно общительный", - говорит 35-летняя женщина, которая настояла на анонимности, поскольку ситуация находится в развитии. Но затем произошло нечто странное.

Она разослала электронные письма с вопросом, все ли в порядке. Никто из ее коллег не ответил. Ни гу-гу.

Вместо того чтобы прямо сказать ей, что она поступает неверно, или объяснить ей, что принимая на себя новые обязанности без дополнительной оплаты или более солидного названия должности, она осложнит для них получение компенсации или продвижения, коллеги стали попросту бойкотировать ее.

"Они ничего не подтверждали, но и не отрицали", - сказала немка.

Обескураженная этими невнятными сигналами, женщина поняла, что это может неблагоприятно сказаться на ее собственной работе. "Мой босс ждет от меня результатов, поэтому мне нужно было заставить коллег говорить со мной".

Она повела себя профессионально и вела разговоры только по делу, отказавшись от любого неформального приятельского общения, которое прежде было в порядке вещей. "Меня совершенно не интересует восстановление личных отношений с кем-либо, если кто-то может так перемениться по отношению к тебе", - заметила она.

Отплатите тем же, но позитивно

Вместо того чтобы втягиваться в затяжную изнурительную борьбу с пассивно-агрессивными коллегами, обезоружьте их добротой.

"Сохранить позитивный настрой – для меня это лучший способ не тратить из-за этого собственную энергию", - сказала наша немка.

Най описывает различные приемы, с помощью которых можно справляться с пассивно-агрессивными людьми. Это, в частности, навыки использования мягкой силы – чувство юмора и легкая непринужденная болтовня о пустяках, благодаря которым можно обернуть ситуацию в свою пользу.

Най также рекомендует прибегать к кратким остроумным замечаниям, стоять на своем и держаться подальше от пассивно-агрессивных индивидуумов, если ничто иное не действует. Он также советует вести учет проявлений такого поведения для доклада начальству и кадровой службе своей компании. Документы, в том числе электронные письма, пригодятся вам, как подтверждение ваших слов.

В основе своей пассивно-агрессивное поведение коренится в чувстве беспомощности, говорит Най. "Вы можете побудить коллегу высказаться и в то же время поделиться своими опасениями, попросив подкрепить их фактами и цифрами, а не голословными суждениями".

Взгляд на себя со стороны

Врожденное чувство беспомощности может заставить некоторых людей быть демонстративно корректными и пойти на "захват заложников". Они используют свое влияние или ключевое положение в организации, чтобы навязывать всем свою волю, говорит публицист и консультант по проблемам лидерства Джон Таунсенд. Такие люди нередко грозят покинуть компанию или переходят на личности, а то начинают мягко, исподволь саботировать работу, если кто-либо не желает соглашаться с их методами.

По профессии Таунсенд психолог-клиницист, а также консультант по вопросам лидерства и индивидуального развития. Кроме того, он автор книги "Рубежи: когда говорить "да", как сказать "нет" и взять в свои руки контроль над собственной жизнью". Одно время Таунсенд работал с некоей американской компанией, которая буквально погрязла в атмосфере страха. Люди боялись совершить малейшую ошибку, понимая, что это способно взбесить некое лицо в организации, которое отличалось крайней резкостью критических суждений, но при этом очень высоко ценилось. "Этот тип постоянно всех стыдил, и люди ходили вокруг него на цыпочках", - рассказывает Таунсенд.

Таунсенд провел с ним несколько занятий и потом представил ему свое заключение, которое тот с порога отмел. "Он заявил: "Я совсем не такой. У меня высокие требования. Они не признают моих требований и не желают упорно трудиться". Он назвал тех, кто жаловался на него, "сборищем нытиков".

Этот человек был настолько уверен в том, что все жалобы на него совершенно безосновательны, что согласился выслушать своих коллег на общем собрании команды, которое вел Таунсенд. Вся группа уселась за столом для совещаний, и каждый по очереди стал рассказывать о себе, о том, что чувствует. "Когда настала очередь четвертого рассказчика, у этого человека в глазах стояли слезы", - вспоминает Таунсенд.

В ходе дальнейших занятий он признал, что его отец был очень строгим и требовательным человеком, и сам он научился дурно обращаться с людьми, чтобы отец на него не сердился. То, что он услышал от коллег по работе, помогло ему критически взглянуть на самого себя. "Не прошло и 30 дней, как он сбросил все свои колючки, и все пошло прекрасно", - заключил Таунсенд.

Крик о помощи

Таунсенд приводит другой случай, когда некий производитель товаров начал терять клиентов. Разбираясь в ситуации, Таунсенд обнаружил, что один из сотрудников компании тормозил поступление информации, поскольку вовремя не представлял данные о продажах для включения в отчетность. Этот человек всякий раз находил для себя множество оправданий. То у него болел ребенок, то он попадал в жуткую пробку, то кто-то отказывался ему помочь.

Не получив повышения, на которое он очень рассчитывал, этот работник начал бессознательно саботировать дела фирмы. "Он происходил из такой семьи, в которой он не мог вести себя честно и говорить правду, поскольку боялся навлечь на себя гнев матери или отца. Он научился неискренности", - рассказывает Таунсенд.

"Этот человек боялся нареканий, боялся, что люди будут смотреть на него свысока или что его как-то накажут". Таунсенд написал сценарии нескольких разговоров и разыграл их с этим сотрудником по ролям.

"Он должен был сказать: "Послушай, у меня с этим не клеится. Я хочу с тобой поговорить. Я бы хотел решить эту проблему", - приводит Таунсенд фрагмент одной из таких бесед.

В конце концов волшебное лекарство помогло ему обрести мужество. "Теперь он был способен прямо сказать, что чем-то доволен, или раздражен, или обеспокоен, - говорит Таунсенд. - Как только он стал говорить без обиняков, так тут же рассосалась пробка, образовавшаяся на работе".

__________________________________________________________________

Памятка: пассивно-агрессивные проявления

Выделяются четыре характерных вида поведения, на которые следует обращать внимание.

  • Вербальное: сарказм, неуместные шутки, враждебность, скрываемая за шуткой.
  • Невербальное: поступки, жесты и телодвижения, выражающие враждебность. Это может быть холодность, неприветливость, игнорирование окружающих, бойкот или социальная изоляция.
  • Психология жертвы: сопротивление и уклонение от ответственности под такими предлогами, как "я плохо это делаю, потому что у меня трудный период в жизни".
  • Целенаправленная пассивная агрессивность: отказ делиться с коллегами необходимой информацией, срыв сроков, проволочки, отказ выполнять инструкции.

Источник: Престон Най

Прочитать оригинал этой статьи на английском языке можно на сайте BBC Capital.

Гиперактивность - норма или патология

Главная/О больнице/Статьи/Гиперактивность - норма или патология

На сегодняшний день одной из самых частых причин обращения родителей к невропатологу является синдром гиперактивности у детей.

На наиболее часто задаваемые вопросы родителей отвечает Елена Кирилловна Балашова, врач-невролог высшей категории.

Может ли быть гиперактивное поведение ребенка отнесено к понятию норма?

Когда ребенок не управляем и может целый день носиться как заведенный, то трудно назвать такое поведение нормальным. Но основным критерием, по которому следует определяться в вопросе о нормальности поведения - это есть ли у вашего ребенка нарушение адаптации к происходящему вокруг него или нет.

По каким признакам можно определить у ребенка нарушение адаптации?

Во-первых, если у ребенка появляются проблемы с обучением - он плохо запоминает материал, не может правильно пересказать услышанное, сосредоточиться на выполнение задания, сконцентрировать внимание; во-вторых, при общении со сверстниками проявляет излишнюю эмоциональность, порой драчливость, не обращает внимания на то, что происходит вокруг него, а со взрослыми малыш не послушен, непоседлив, труден в управлении. Поэтому если появляются жалобы, что ребенок плохо учится, мешает сверстникам и учителям, не вписывается в коллектив, выбивается из среднестатистического понятия норма, то можно говорить о нарушении адаптации у ребенка.

Что делать родителям, если у малыша возникли такие проблемы и из-за чего они возникают?

Родителям не следует думать, что неусидчивость, невнимательность, беспокойность характерны для этого возраста и со временем пройдут. Если мамы и папы не справляются с малышом и видят, что развития его как личности не происходит, необходимо обратиться к врачу-неврологу или, как говорили раньше к невропатологу. Очень важно вовремя проконсультироваться у врача и при необходимости обследовать ребенка, так как за невинными, на первый взгляд, проявлениями часто скрываются серьезные органические изменения головного мозга.

Каков правильный подход к воспитанию гиперактивных детей?

Прежде всего, у гиперактивного ребенка, как и у условно нормального ребенка обязательно нужно формировать понятия "да" и "нет", "хорошо" и "плохо". Иначе у малыша не формируется правильная самооценка и соответственно не происходит развитие личности. Процесс воспитания детей с гиперактивностью, безусловно, сложнее и требует от родителей и учителей больше внимания, сил и терпения.

Можно ли таких детей наказывать?

Иногда наказать ребенка необходимо. Но наказание должно быть моральным и родители должны четко сказать ребенку, что он сделал неправильно, и за что наказан. Это важно для того, чтобы малыш мог признать свои ошибки, и чтобы у него формировалось критическое отношение к себе. Большой ошибкой родителей гиперактивных детей является потакание желаниям своего чада. Это приводит к точно противоположным результатам, а именно к инфантилизму, неспособности правильно понять, проанализировать, критически отнестись к себе и сделать правильные выводы.

Патологическое определение и значение | Словарь английского языка Коллинза

Примеры "патологического" в предложении

патологический

Эти примеры были выбраны автоматически и могут содержать конфиденциальный контент.Подробнее… Теперь мы понимаем, что он патологический лжец, и испытываем к нему отвращение.

Солнце (2010)

Похоже, он был патологическим лжецом.

Христианство сегодня (2000)

Адвокаты защиты утверждали, что он патологический лжец.

Солнце (2009)

Вы нацелены на изгоев, потому что они удовлетворяют вашу патологическую потребность в безусловной привязанности.

Солнце (2016)

Пока мы говорим, кажется, что у него патологический страх получить травму.

Times, Sunday Times (2009)

Возможно, более глубокая проблема заключается в его почти патологическом нежелании брать на себя вину.

Times, Sunday Times (2012)

Теперь он имеет почти патологическое преимущество.

Times, Sunday Times (2016)

Или почему они питают такую ​​патологическую ненависть к разговорам.

Times, Sunday Times (2006)

Можно ли одновременно быть патологическим лжецом и образцом искренности?

Times, Sunday Times (2010)

Ее уединенный образ жизни и почти патологическая тревога по поводу встречи с незнакомцами означали, что ее дружба развивалась через письма, а не лично.

Памела Норрис: слова любви: страстные женщины от Элоизы до Сильвии Плат (2006)

Подробнее ...

Мой сын патологический лжец, ворует и не испытывает угрызений совести.

Times, Sunday Times (2015)

У меня была почти патологическая потребность брать на себя слишком много.

Times, Sunday Times (2007)

У меня патологический страх остаться один.

Times, Sunday Times (2015)

Он почти замкнут в своем патологическом желании избежать огласки, но он устраивал вечеринки, на которых присутствовали звезды первого ряда.

Times, Sunday Times (2012)

Если все это кажется немного негативным, позвольте мне заверить вас, что теперь я чувствую почти патологическую привязанность к этому месту.

Times, Sunday Times (2007)

Я делаю это не из доброты, а из почти патологического любопытства посмотреть, как люди живут в этих грандиозных пространствах.

Times, Sunday Times (2009)

Патологическое поведение подростков

Имея дело с проблемным подростком, родители могут слышать термин «патология», что может сбивать с толку, поскольку медицинские и психиатрические специалисты могут использовать этот термин по-разному.

Различные варианты использования термина «патологический»

Медицинские работники здравоохранения используют термин патология для описания исследования болезни и других аномальных состояний, включая причины, прогрессирование и последствия.

При разработке точного диагноза подростку, демонстрирующему странное поведение или имеющему галлюцинации, подростковый психиатр может говорить о патологии головного мозга, что означает, что врач ищет возможные заболевания мозга, которые могут быть причиной этого состояния.

Врачи и специалисты в области психического здоровья используют термин «патологический» по-разному.

Специалисты в области психического здоровья, не имеющие медицинского образования, могут использовать термин патология для обозначения любых отклонений в нормальном или здоровом функционировании, которые могут быть от легкой до тяжелой по степени.

В этом контексте термин «патологический» относится к ненормальному (нетипичному) поведению или мышлению, которые вызваны психическим или физическим заболеванием.

Терапевт может описать проблемы подростка с гневом следующим образом: «У него есть причины для гнева, но его гнев патологичен в той степени, в которой он причиняет боль другим людям, потому что не может его контролировать."

Что такое патологическое поведение у подростка?

Подлинно патологическое поведение подростков - это ненормальное поведение, которое фактически ухудшает способность подростка функционировать. Другими словами, истерика не является патологическим поведением, если только она не приводит к членовредительству, госпитализации, исключению из школы или другим серьезным последствиям.

Подростки, которые никогда не впадают в истерику, никогда не сомневаются в авторитете и никогда не выходят за рамки, чрезвычайно необычны, поскольку на самом деле это типичное поведение подростков.

Как выглядит по-настоящему патологическое поведение у подростков? Вот несколько признаков, на которые следует обратить внимание родителям:

  • Ваш ребенок причиняет себе вред, стригясь, сжигая, выдергивая волосы и т. Д.
  • Ваш ребенок наносит вред своему имуществу или имуществу других лиц либо умышленно причиняет вред другим людям.
  • У вашего ребенка развилось расстройство пищевого поведения (булимия или анорексия), или он не может отказаться от приема пищи и сильно прибавил в весе.
  • Ваш ребенок злоупотребляет алкоголем или наркотиками.
  • Ваш ребенок ведет чрезмерно рискованный и / или незаконный образ жизни, например, серьезно играет в азартные игры, воровство, обман или распущенность полов.
  • Ваш ребенок навязчивый лжец.

Если вы видите такое поведение у своего подростка, важно действовать. Вы можете начать с проверки своих впечатлений у других взрослых, которые хорошо знают вашего ребенка, чтобы убедиться, что то, что вы наблюдаете, представляет полную картину повседневной жизни вашего подростка.

Если ваши впечатления поддерживаются другими людьми, возможно, пришло время обратиться к специалисту по психическому здоровью, который поможет вам помочь вашему подростку.

В некоторых случаях патологическое поведение подростков вызвано биологическими изменениями - от травмы головы до хронических и психических заболеваний. Экологический стресс, жестокое обращение и тревога также могут вызывать патологическое поведение у подростков.

Как только вы поймете причины проблемы, вы можете начать изменять ситуацию или оказывать медицинское вмешательство, чтобы помочь изменить поведение вашего подростка.

Является ли патологическое поведение результатом ошибочных убеждений?

Резюме: Исследователи применяют математический метод, чтобы пролить свет на здоровую функцию мозга и на то, как могут возникать психоневрологические расстройства.Они также рассматривают, как проблема с обработкой предшествующих убеждений может привести к неправильной интерпретации причины сенсорного ввода, что может привести к патологическому поведению.

Источник: Frontiers.

Каждую секунду каждого момента бодрствования наш мозг бомбардируется информацией, полученной от наших пяти органов чувств. Он должен интерпретировать эти входные данные, чтобы мы понимали, что происходит вокруг нас, и затем реагировать соответствующим образом. Даже самый простой ответ включает в себя миллионы связей и вычислений между множеством различных клеток мозга.

Ученые теперь хорошо понимают, как работают отдельные нейроны, но еще не раскрыли, как они работают вместе для здорового функционирования мозга - и что именно пошло не так при заболеваниях и расстройствах мозга. В новой статье ведущих нейробиологов из Университетского колледжа Лондона рассматривается многообещающая математическая модель для выяснения этого.

Моделирование функции мозга

Нейробиологи впервые составили карту функций различных частей мозга, наблюдая за пациентами с повреждениями головного мозга.Хотя этот подход очень ценен, у него есть ограничения. Одна из проблем заключается в том, что клетки мозга работают как сети в больших областях, а это означает, что повреждение одной части мозга может повлиять на функцию другой области в целом.

Более новый, дополнительный подход заключается в создании математических моделей вычислений, выполняемых мозгом, связанных с измеримым поведением. Эти «вычислительные теории функции мозга» могут помочь нейробиологам понять, как функционируют нейроны, а также смоделировать поведение и лежащую в его основе физиологию.Такие модели также позволяют нейробиологам проверять свои гипотезы.

«Вычислительные теории функций мозга оказались чрезвычайно полезными в разработке формальных подходов к лечению болезней, особенно в психиатрических исследованиях», - говорит профессор Карл Фристон, один из авторов статьи, опубликованной в журнале « Frontiers in Human Neuroscience».

Роль априорных убеждений

Вместе с коллегами профессором Герайнтом Рисом и Томасом Парром профессор Фристон особенно интересуется вычислительными теориями, которые используют байесовский вывод - математический метод вычисления вероятностей и прогнозов, основанных на предварительных знаниях.

«Байесовский вывод - это процесс объединения того, что мы ощущаем, с тем, что мы знаем о мире, для построения картины нашей окружающей среды», - объясняет Парр. «Что особенно важно, это означает, что мы испытываем не только то, что мы слышим, видим, обоняем, ощущаем и пробуем на вкус, но и наша интерпретация этих сенсорных входов, основанная на том, что, по нашему мнению, мы уже знаем».

В этой модели мозг использует свои предыдущие убеждения, чтобы делать прогнозы о вероятной причине сенсорных данных. В классическом примере представьте, что вы видите сзади человека с длинными волосами.Вы, вероятно, сделаете вывод, что это женщина, потому что ваш предыдущий опыт подсказывает вам, что большинство людей с длинными волосами - женщины. Однако мозг также обновляет свои предыдущие убеждения, если сенсорные данные указывают на неверность прогноза: если вы видите того же человека в очереди в мужской туалет, вы исправляете свое первоначальное предположение из-за маловероятности того, что девушка находится в этой очереди .

Аномальное восприятие и поведение

Согласно байесовской модели вывода, болезни и расстройства мозга можно рассматривать как ошибку в процессе вывода.Это может быть связано с ошибочным предыдущим убеждением, которое плохо согласуется с реальностью, или проблемой в обработке предыдущих убеждений. Такие ошибки приводят к неправильной интерпретации причины сенсорного ввода, что, в свою очередь, приводит к патологическому ощущению или поведению.

Один из примеров того, как это может работать, - это люди с ампутированными конечностями, испытывающие «фантомные» ощущения от своей отсутствующей конечности.

«Мозг может поверить, что конечность все еще на месте», - говорит Парр. «Поскольку от отсутствующей конечности нет сенсорных сигналов, он не может исправить это предположение и поэтому продолжает« чувствовать »конечность.

Точно так же ошибочная реализация прежних убеждений может привести к ложноположительным выводам, таким как галлюцинации и иллюзии. Абсолютные представления о том, как и когда тело должно двигаться, также могут лежать в основе двигательных расстройств, таких как болезнь Паркинсона.

Мы испытываем не только то, что мы слышим, видим, обоняем, ощущаем и пробуем на вкус, но и наша интерпретация этих сенсорных входов, основанная на том, что, по нашему мнению, мы уже знаем. Изображение NeuroscienceNews.com адаптировано из пресс-релиза Frontiers.

В другом примере некоторые исследователи утверждают, что аутизм можно понять с точки зрения слабых предшествующих убеждений, в результате чего аутичные люди больше полагаются на текущие сенсорные данные, чем на прошлые убеждения, чтобы понять мир. Это может объяснить, почему люди с аутизмом часто менее сильно реагируют на неожиданные раздражители, чем нейротипичные люди.

Перспектива персонализированной медицины

См. Также

Теоретически любое нейропсихологическое расстройство можно охарактеризовать набором предшествующих убеждений, которые делают поведение пациента «оптимальным» в рамках байесовской модели вывода.Это открывает захватывающие возможности индивидуального лечения болезней мозга.

«Характеристика нейропсихологических расстройств с точки зрения аберрантных предшествующих убеждений позволит количественно фенотипировать отдельных пациентов», - говорит Парр. «Это может облегчить подход к точной медицине».

Но, во-первых, вычислительной нейропсихологии остаются две ключевые проблемы.

«Нам нужно определить предшествующие убеждения, которых должен придерживаться мозг, чтобы сделать поведение оптимальным, и нам необходимо определить биологическую основу этих априорных убеждений», - заключает профессор Фристон.

Об этой статье исследования в области нейробиологии

Источник: Thomas Parr - Frontiers
Издатель: Организовано NeuroscienceNews.com.
Источник изображения: Изображение NeuroscienceNews.com адаптировано из пресс-релиза Frontiers.
Оригинальное исследование: Исследование открытого доступа «Вычислительная нейропсихология и байесовский вывод», проведенное Томасом Парром, Герайнтом Рисом и Карлом Дж. Фристоном в журнале Frontiers in Human Neuroscience .Опубликовано 23 февраля 2018 г.
doi: 10.3389 / fnhum.2018.00061

Цитируйте это NeuroscienceNews.com Статья

[cbtabs] [cbtab title = ”MLA”] Frontiers «Не является ли патологическое поведение результатом ошибочных убеждений?». NeuroscienceNews. NeuroscienceNews, 30 апреля 2018 г.
. [/ Cbtab] [cbtab title = ”APA”] Frontiers (2018, 30 апреля). Происходит ли патологическое поведение из ложных убеждений? Новости Неврологии .Получено 30 апреля 2018 г. с сайта https://neurosciencenews.com/pathological-behavior-belief-8915/[/cbtab provided[cbtab title = "Chicago"] Frontiers "Является ли патологическое поведение результатом ошибочным убеждениям?" https://neurosciencenews.com/pathological-behavior-belief-8915/ (по состоянию на 30 апреля 2018 г.). [/ cbtab] [/ cbtabs]


Abstract

Вычислительная нейропсихология и байесовский вывод

Computational теории функций мозга стали очень влиятельными в нейробиологии.Они способствовали развитию формальных подходов к болезни, особенно в психиатрических исследованиях. В этой статье мы даем повествовательный обзор вычислительных исследований, посвященных нейропсихологическим синдромам, и сосредотачиваемся на тех, которые используют байесовские рамки. Байесовские подходы к пониманию функции мозга формулируют восприятие и действие как процессы вывода. Эти выводы объединяют «предшествующие» убеждения с генеративной (предсказательной) моделью для объяснения причин ощущений.С этой точки зрения нейропсихологический дефицит можно рассматривать как ложные выводы, возникающие из-за отклоняющихся от нормы прежних убеждений (которые плохо соответствуют реальному миру). Это опирается на понятие байесовской оптимальной патологии - оптимальный вывод с субоптимальными априорными значениями - и предоставляет средства для компьютерного фенотипирования. В принципе, любое данное нейропсихологическое расстройство можно охарактеризовать набором предшествующих убеждений, которые заставят поведение пациента казаться оптимальным по Байесу. Мы начнем с обзора некоторых ключевых теоретических построений и используем их, чтобы мотивировать форму вычислительной нейропсихологии, которая связывает анатомические структуры мозга с вычислениями, которые они выполняют.Повсюду мы опираемся на компьютерные описания нейропсихологических синдромов. Они выбраны, чтобы подчеркнуть ключевые особенности байесовского подхода и возможные типы предшествующих патологий. Они варьируются от игнорирования зрения и галлюцинаций до аутизма. На этих иллюстративных примерах мы рассмотрим использование байесовских подходов для понимания связи между биологией и вычислениями, которая лежит в основе нейропсихологии.

Не стесняйтесь поделиться этими новостями неврологии.

Введение в ненормальную психологию | Безграничная психология

Определение «нормального» и «ненормального»

Идеи «нормального» и «ненормального» во многом формируются социальными стандартами и могут иметь глубокие социальные разветвления.

Цели обучения

Проанализировать проблемы, связанные с попытками определить «нормальный» и «ненормальный»

Ключевые выводы

Ключевые моменты
  • Что считается «нормальным», меняется с изменением социальных стандартов.
  • Несмотря на проблемы, связанные с определением «нормального», по-прежнему важно установить руководящие принципы, чтобы иметь возможность выявлять людей, которые страдают, и помогать им. Это цель Диагностического и статистического руководства по психическим расстройствам (известного как DSM-5), публикации в области клинической психологии.
  • DSM-5 пытается явно отличить нормальность от аномалии на основе конкретных симптомов.
  • Грубо говоря, общество обычно рассматривает нормальность как хорошее, а ненормальное как плохое.Обозначение «нормального» или «ненормального» может иметь серьезные последствия для человека, такие как изоляция или стигматизация со стороны общества.
  • Стигма и дискриминация могут усугубить страдания и инвалидность тех, у кого диагностировано (или считается, что страдает) психическое расстройство.
  • Чтобы снизить стигму, недавно был сделан шаг в сторону принятия личностно-ориентированного языка: называть людей «людьми с психическими заболеваниями», а не «психически больными людьми» (e.g., «человек с биполярным расстройством», а не «биполярный человек»).
Ключевые термины
  • этиология : Установление причины, происхождения или причины чего-либо.
  • патология : любое отклонение от здорового или нормального состояния; нарушение.
  • социальные нормы : Групповые убеждения о том, как члены этой группы должны вести себя в данной ситуации.
  • стрессор : Состояние или влияние окружающей среды, вызывающее расстройство организма.
  • стигма : Общественное неодобрение и осуждение человека или группы людей за то, что они не соответствуют социальным нормам своего сообщества.

Проблемы определения «нормального»

Психологическое расстройство - это состояние, характеризующееся ненормальными мыслями, чувствами и поведением. Однако определение того, что является «нормальным» и «ненормальным», является предметом многочисленных споров. Определения нормальности сильно различаются в зависимости от человека, времени, места, культуры и ситуации. В конце концов, «нормальное» - это субъективное восприятие, к тому же аморфное: зачастую легче описать ненормальное, чем нормальное.

Проще говоря, однако, общество в целом часто воспринимает или маркирует «нормальное» как «хорошее» и «ненормальное» как «плохое». Таким образом, ярлык «нормального» или «ненормального» может иметь серьезные последствия для человека, такие как изоляция или стигматизация со стороны общества.

Хотя определение «нормального» сложно, все же важно установить руководящие принципы, чтобы иметь возможность выявлять людей, которые страдают, и помогать им. С этой целью в областях психологии и психиатрии было разработано Диагностическое и статистическое руководство по психическим расстройствам (известное как DSM-5), стандартизированная иерархия диагностических критериев, помогающая различать нормальные и аномальные (т.е. «Патологические») поведения и симптомы. В 5-м издании Диагностического и статистического руководства по психическим расстройствам Американской психиатрической ассоциации (DSM-5) излагаются четкие и конкретные рекомендации по выявлению и классификации симптомов и диагнозов.

Клинические определения аномалий: DSM

DSM - центральный элемент дебатов вокруг определения нормальности, и он продолжает меняться и развиваться. В настоящее время в DSM-5 (пятое издание) ненормальное поведение обычно определяется как поведение, которое нарушает нормы в обществе, является неадаптивным, редко встречается в контексте культуры и окружающей среды и вызывает у человека страдания в повседневной жизни. жизнь.В частности, цель DSM-5 - выявить ненормальное поведение, которое указывает на какое-то психологическое расстройство. DSM определяет конкретные критерии, используемые при диагностике пациентов; он представляет собой отраслевой стандарт для психологов и психиатров, которые часто работают вместе, чтобы диагностировать и лечить психологические расстройства.

По мере того, как DSM развивалась с течением времени, возник ряд конфликтов, связанных с категоризацией аномального и нормального психического функционирования.Большая часть этих трудностей возникает из-за различения ожидаемого стресса реакции (реакция на стрессовые жизненные события, которые можно считать «нормальными») и индивидуальной дисфункции (симптомы или реакции на стресс, выходящие за рамки «нормальных» или ожидаемая реакция может быть). В результате DSM четко различает психические расстройства и неупорядоченные состояния. Состояние, не связанное с расстройством, возникает из-за социальных стрессоров или поддерживается ими. С этой целью DSM требует, чтобы для соответствия диагностическим критериям психического расстройства симптомы индивидуума «не были просто ожидаемой и санкционированной культурой реакцией на конкретное событие; например, смерть любимого человека.Какой бы ни была исходная причина [структуры симптомов], в настоящее время она должна рассматриваться как проявление поведенческой, психологической или биологической дисфункции у человека ».

При этом, если реакция человека на определенную ситуацию вызывает значительные нарушения в более чем одной сфере жизни человека (например, на работе, в доме, в школе или в отношениях), это может считаться ненормальным или показателем психологического состояния. расстройство независимо от его этиологии.

Стигма

Важно проанализировать социальные последствия диагноза, потому что очень многие люди в какой-то момент своей жизни страдают психическим заболеванием.По данным Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ), более трети людей во всем мире в какой-то момент своей жизни соответствуют критериям хотя бы одного диагностируемого психического расстройства. К сожалению, стигма и дискриминация могут усугубить их страдания и инвалидность. Это побудило различные социальные движения работать над повышением осведомленности и понимания общества о психических заболеваниях и противодействовать социальной изоляции.

Стигма - это общественное неодобрение и осуждение человека или группы людей за то, что они не соответствуют социальным нормам своего сообщества.В контексте психических заболеваний социальная стигма характеризуется как предвзятое отношение и дискриминационное поведение, направленное на людей с психическими заболеваниями в результате присвоенного им ярлыка. В Соединенных Штатах на людей часто оказывают давление, чтобы они были «нормальными» - или, по крайней мере, воспринимают как таковые, - чтобы добиться признания в обществе. Обществу не нравится «ненормальность», поэтому, если кто-то не соответствует тому, что воспринимается как нормальное, ему могут дать ряд негативных ярлыков, таких как «больной», «сумасшедший» или «психопат».Эти ярлыки ведут к дискриминации, маргинализации и изоляции - даже к насилию против - личности.

Само-стигма

В родственном вопросе, самостигматизация - это когда кто-то усваивает негативные представления общества о них или о людях, которые, по их мнению, похожи на них: они начинают верить или опасаться, что другие поверят, что негативные ярлыки и представления верны.

NAMI logo : Национальный альянс по психическим заболеваниям направлен на снижение социальной стигмы и стыда в связи с различными психическими заболеваниями.

Последствия стигмы и самостигмы

Эта интернализация способствует возникновению чувства стыда и обычно приводит к ухудшению результатов лечения. Опыт стигмы или самостигмы также может привести к следующему:

  • Отказ от лечения. Страх стигматизации и отчуждения может привести к тому, что человек вообще откажется от лечения. Беспокойство по поводу восприятия других и социальных последствий, связанных с ярлыком психического заболевания, часто удерживает людей от обращения за помощью в любом терапевтическом, семейном, социальном или фармакологическом контексте.
  • Социальная изоляция. Человек с психическим заболеванием может вообще избегать социальных сетей; например, человек, страдающий депрессией, может решить не видеться и не разговаривать с друзьями и семьей из страха «сбить их с толку» или «стать обузой». Это особенно опасно в свете понимания того, что социальные связи являются одним из ключевых факторов выздоровления от психического заболевания.
  • Искаженное восприятие заболеваемости психическим заболеванием. Хотя примерно каждый третий человек в какой-то момент своей жизни будет страдать психическим заболеванием, все еще есть много людей, которые не признают психическое заболевание проблемой общественного здравоохранения.Из-за того, что люди не обращаются за лечением, общественное клеймо психических заболеваний приводит к тому, что меньше диагнозов и людей получают помощь. Это означает, что психические заболевания кажутся гораздо менее распространенными, чем есть на самом деле.

Борьба со стигмой

Стигмы обычно глубоко укоренились в обществе на протяжении многих лет и не могут быть искоренены мгновенно. Но с ростом осознания того, что психические заболевания поражают очень многих людей в Соединенных Штатах и ​​во всем мире, делается все больше и больше для снижения стигмы, связанной с такими заболеваниями.

Язык, ориентированный на человека

Например, область психологии недавно перешла к использованию целенаправленного личностно-ориентированного языка, называя людей психически больными , а не психически больными. Таким образом, язык подчеркивает человечность человека и определяет его в первую очередь как личность, а не определяет его по болезни.

Например, обращение к кому-либо как к «девушке с анорексией» имеет иное влияние, чем «девушка с анорексией».В первом примере человек полностью определяется расстройством; во втором - анорексия - характеристика, но не определяющая. То же самое касается «ученика с СДВГ», «ребенка с аутизмом» и «матери с депрессией» - каждый из них подвергает гораздо меньшей стигматизации, чем «ученик с СДВГ», «аутичный ребенок» и «депрессивный ребенок». мама."

Классификация аномального поведения: DSM

DSM помогает диагностировать психологические расстройства; его много раз пересматривали, и его хвалят, и критикуют.

Цели обучения

Оценить плюсы и минусы системы классификации психических расстройств DSM

Ключевые выводы

Ключевые моменты
  • Диагностическое и статистическое руководство по психическим расстройствам (DSM) - это стандартное руководство по классификации, используемое специалистами в области психического здоровья в Соединенных Штатах.
  • DSM содержит иерархию диагностических критериев для каждого психического расстройства, признанную Американской психиатрической ассоциацией.
  • DSM пересматривался несколько раз с момента первоначального написания DSM-I (включая DSM-II, DSM-III, DSM-III-Revised, DSM-IV, DSM-IV-TR и DSM-5).
  • Одной из сильных сторон DSM является то, что он помогает разрабатывать методы лечения, основанные на фактических данных, и обеспечивает согласованность действий врачей, страховых компаний и других поставщиков медицинских услуг.
  • DSM критиковали за недостаточную надежность и достоверность диагнозов; основывать свой диагноз на поверхностных симптомах, а не на основных причинах; его отчетливая культурная предвзятость; и конфликт интересов, связанный с его отношениями с фармацевтическими компаниями.
Ключевые термины
  • коморбидность : Наличие одного или нескольких расстройств (или заболеваний) в дополнение к первичному заболеванию или нарушению.
  • невроз : Психическое расстройство, менее серьезное, чем психоз, отмеченное тревогой или страхом.
  • психодинамический : О подходе к психологии, который подчеркивает систематическое изучение психологических сил, лежащих в основе человеческого поведения, чувств и эмоций, а также того, как они могут быть связаны с ранним опытом.
  • психоз : тяжелое психическое расстройство, иногда с физическим повреждением мозга, отмеченное искаженным взглядом на реальность.

Что такое DSM?

Несмотря на то, что с течением времени был разработан ряд систем классификации для диагностики психических расстройств, большинство специалистов в области психического здоровья в Соединенных Штатах Америки используют Диагностическое и статистическое руководство по психическим расстройствам (DSM), последнее опубликованное в его 5-е издание (известное как «DSM-5») Американской психиатрической ассоциацией в 2013 году.

DSM - это стандартное руководство по классификации психических расстройств, которое содержит иерархию диагностических критериев для каждого расстройства психического здоровья, признанного Американской психиатрической ассоциацией. DSM используется психиатрами и психологами, врачами и медсестрами, терапевтами и консультантами. Он используется для индивидуальных клинических диагнозов, но его коды и критерии также используются при сборе данных о частоте различных расстройств.

DSM часто считают «неизбежным злом» - у него много недостатков, но это также единственный широко распространенный метод диагностики психических расстройств.

История DSM

Первоначальным толчком к разработке классификации психических расстройств в США была необходимость сбора статистической информации. Исследования и изменение культурных норм со временем внесли свой вклад в эволюцию DSM.

DSM-I (1952)

Первая версия DSM была создана в ответ на широкомасштабное участие психиатров в лечении, обработке и оценке солдат Второй мировой войны. DSM-I состоял из 130 страниц и перечислял 106 психических расстройств, от многих из которых с тех пор отказались.

DSM-II (1968)

DSM-I и DSM-II являются четким отражением сильного психодинамического уклона области психологии на момент их публикации. Симптомы не были подробно описаны для конкретных расстройств, и многие из них рассматривались как отражение обширных скрытых конфликтов или дезадаптивных реакций на жизненные проблемы, коренящиеся в различии между неврозом и психозом. Социологические и биологические знания были включены в модель, которая не подчеркивала четкую границу между нормой и аномалией.

DSM-III (1980)

Примерно в это же время возникла полемика относительно исключения концепции невроза. Столкнувшись с колоссальной политической оппозицией, DSM-III подвергался серьезной опасности быть не одобренным попечительским советом Американской психологической ассоциации (APA), если только «невроз» не был включен в какой-либо статус; в некоторых случаях в результате политического компромисса этот термин снова вставлялся в скобки после слова «беспорядок». DSM-III включал более чем в два раза больше диагнозов (265), чем исходный DSM-1, и был почти в семь раз больше своего размера (всего 886 страниц).

DSM-IV (1994)

В этой версии критерий клинической значимости был добавлен почти к половине всех категорий. Этот критерий требовал, чтобы симптомы вызывали «клинически значимое расстройство или нарушение в социальной, профессиональной или других важных сферах жизнедеятельности».

«Текстовая редакция» DSM-IV, известная как DSM-IV-TR, была опубликована в 2000 году. DSM-IV-TR была организована в виде пятичастной осевой системы.

  • Ось I : Клинические расстройства, такие как депрессия и тревога.
  • Ось II : Расстройства личности и / или нарушения развития (например, умственная отсталость, ранее называвшаяся умственной отсталостью).
  • Axis III : физические проблемы, которые могут повлиять на психическое здоровье, например диабет.
  • Ось IV : Психосоциальные факторы стресса, такие как профессиональные проблемы.
  • Axis V : глобальная оценка функционирования (GAF), которая дает оценку общего функционирования человека от 1 до 100.

ДСМ-5 (2013)

Возможно, самая спорная версия, DSM-5 содержит тщательно пересмотренные диагнозы; в одних случаях он расширяет диагностические определения, а в других - сужает их. Заметные изменения включают переход от аутизма и синдрома Аспергера к комбинированному расстройству аутистического спектра; отказ от классификации подтипов для вариантных форм шизофрении; отказ от «исключения тяжелой утраты» для депрессивных расстройств; пересмотренное лечение и отнесение расстройства гендерной идентичности к гендерной дисфории; и изменения критерия посттравматического стрессового расстройства (ПТСР).В DSM-5 отказались от многоосевой системы диагностики DSM-IV, перечислив все расстройства на одной оси. Он заменил Axis IV значительными психосоциальными и контекстными функциями и полностью отказался от Axis V (GAF). Хотя DSM-5 длиннее, чем DSM-IV, объем включает только 237 расстройств, что меньше 297 расстройств, перечисленных в DSM-IV.

DSM-5 : последнее издание Диагностического и статистического руководства по психическим расстройствам, DSM-5, опубликованное в 2013 году.

Сильные стороны DSM

Лечение, основанное на доказательствах

Одной из сильных сторон DSM является ее использование в исследовании и разработке методов лечения, основанных на фактических данных. Исследователи используют диагнозы DSM для проведения исследований и испытаний на пациентах, и это исследование определяет, какие подходы к лечению обеспечивают наиболее эффективные результаты. По мере публикации исследований поставщики услуг в области психического здоровья узнают, как использовать наиболее научно обоснованные методы лечения в своей практике.

Согласованность и страховое покрытие

DSM также обеспечивает общий язык для врачей, социальных работников, медсестер, психологов, семейных и семейных терапевтов и психиатров для обсуждения психических заболеваний.Помимо обеспечения общего языка среди практикующих врачей, больницы, клиники и страховые компании в США также обычно требуют диагностики DSM для всех пациентов, проходящих лечение. Поставщики услуг часто должны использовать DSM, чтобы получить покрытие для своих клиентов от страховых компаний, которым для лечения требуются определенные диагнозы DSM.

Слабые стороны DSM

Проблемы надежности и действительности

Пересмотры DSM, начиная с 3-го издания и далее, в основном касались диагностической надежности - степени, в которой разные диагносты соглашаются с диагнозом.Многие диагнозы настолько схожи, что между расстройствами наблюдается высокий уровень коморбидности.

Диагностика на основании поверхностных симптомов

DSM в первую очередь занимается признаками и симптомами психических расстройств, а не их первопричинами. Он утверждает, что собирает их вместе на основе статистических или клинических шаблонов. Кроме того, диагностические ярлыки могут стигматизировать пациентов, создавая стереотипы в отношении определенных диагнозов.

Культурный уклон

Текущие диагностические руководства критиковались как имеющие фундаментально евро-американское мировоззрение.Распространенная критика включает как разочарование по поводу большого количества задокументированных незападных психических расстройств, которые все еще не учтены, так и разочарование в связи с тем, что даже те, которые включены, часто неправильно интерпретируются или искажаются.

Медикализация и финансовые конфликты интересов

Утверждалось, что способ структурирования категорий DSM и существенное расширение числа категорий представляют растущую медикализацию человеческой природы. Многие приписывают это расширению власти и влияния фармацевтических компаний за последние несколько десятилетий.Примерно половина авторов, которые выбрали и определили психические расстройства DSM-IV, когда-то имели финансовые отношения с фармацевтической промышленностью, что повышает вероятность прямого конфликта интересов.

Стигма

Поскольку DSM - это система навешивания ярлыков, ее часто критикуют за то, что она способствует созданию социальной стигмы в отношении людей с психическими заболеваниями. В контексте психических заболеваний социальная стигма характеризуется как предвзятое отношение и дискриминационное поведение, направленное на людей с психическими заболеваниями в результате присвоенного им ярлыка.Стигма и дискриминация могут усугубить страдания и инвалидность тех, у кого диагностировано психическое расстройство.

Профилактика психологических расстройств

Сосредоточение внимания на профилактике психических заболеваний, а не только на лечении существующих психических заболеваний, имеет множество преимуществ для здоровья и экономики.

Цели обучения

Приведите примеры первичных, вторичных и третичных подходов к профилактике психических расстройств

Ключевые выводы

Ключевые моменты
  • Профилактика психических заболеваний имеет ряд преимуществ, от улучшения благосостояния людей до позитивных экономических и социальных изменений.
  • Факторы риска психических заболеваний включают как генетические факторы, так и влияние окружающей среды.
  • Профилактические мероприятия включают оценку факторов риска психических заболеваний. Существует три уровня профилактики: первичный, вторичный, и третичный .
  • Первичная профилактика нацелена на людей, которые подвержены высокому риску развития расстройства на основании биологических, социальных или психологических факторов риска (например, обучение подростков навыкам регуляции эмоций).
  • Вторичная профилактика направлена ​​на диагностику и лечение расстройства на его ранних стадиях (например,g., кризисное консультирование изнасилования).
  • Третичная профилактика нацелена на людей, у которых уже есть заболевание, путем уменьшения или устранения негативного воздействия расстройства (например, Анонимные Алкоголики или АА).
Ключевые термины
  • предрасположенность : Состояние предрасположенности к чему-либо, особенно к болезни или другой проблеме со здоровьем.
  • стрессор : Состояние или влияние окружающей среды, вызывающее расстройство организма.
  • вмешательство : Действие вмешательства в ход событий.
  • первичная профилактика : Усилия по предотвращению возникновения заболевания либо путем устранения возбудителей болезни, либо путем повышения устойчивости к болезням. Примеры в контексте физического здоровья включают иммунизацию против болезней, поддержание здорового питания и режима физических упражнений, а также отказ от курения.

Профилактика психических заболеваний имеет ряд преимуществ, от улучшения благосостояния людей до позитивных экономических и социальных изменений.В отчете Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ) «Профилактика психических расстройств » за 2004 год говорится, что «профилактика этих расстройств, безусловно, является одним из наиболее эффективных способов снижения бремени [болезней]». Аналогичным образом, руководство Европейской психиатрической ассоциации (EPA) по профилактике психических расстройств 2011 г. гласит: «Имеются убедительные доказательства того, что различные психические расстройства можно предотвратить с помощью эффективных вмешательств, основанных на фактических данных».

Оценка рисков

Факторы риска психических заболеваний включают как генетические факторы, так и факторы окружающей среды.К факторам окружающей среды относятся отношения и опыт в раннем детстве (например, жестокое обращение или пренебрежение), бедность, влияние расы и расизма, а также основные жизненные стрессоры (например, разрыв, потеря работы или смерть любимого человека). Другие факторы риска могут включать в себя семейный анамнез психических заболеваний (таких как депрессия или тревожность), темперамент и отношения (например, пессимизм).

Некоторые психические расстройства имеют генетическую связь. Обычно эта связь является предрасположенностью к развитию расстройства, а это означает, что, хотя у одного человека вероятность его развития выше, чем у других, нет никакой гарантии, что это произойдет.Первичная профилактика (обсуждается ниже) может помочь снизить вероятность того, что у генетически предрасположенного человека разовьется данное заболевание.

Факторы риска и генетика : Риск развития шизофрении у человека увеличивается, если у его родственника шизофрения - чем ближе генетическая связь, тем выше риск.

Три уровня профилактики

Профилактика делится на три уровня: первичный, вторичный, и третичный . Первичная профилактика нацелена на людей с высоким риском развития расстройства; вторичная профилактика нацелена на тех, кто находится на ранних стадиях заболевания; а третичная профилактика нацелена на людей, у которых уже есть заболевание, путем уменьшения или устранения его негативного воздействия.

Первичная профилактика

Первичная профилактика включает методы, позволяющие полностью избежать возникновения расстройства или заболевания. Большинство усилий по укреплению здоровья среди населения относятся к этому типу. Этот метод нацелен на людей и группы, которые имеют высокий риск развития психического заболевания на основании биологических, социальных или психологических факторов риска. Программы первичной профилактики могут включать обучение родителей эффективным родительским навыкам, раздачу презервативов учащимся, подвергающимся высокому риску ИППП или подростковой беременности, или оказание социальной поддержки детям после развода.Исследования показали, что такие программы очень эффективны, а с финансовой точки зрения затраты на реализацию таких программ первичной профилактики часто намного ниже, чем конечные затраты на уход за людьми после того, как им был поставлен диагноз расстройства или заболевания.

Вторичная профилактика

Вторичная профилактика включает методы диагностики и лечения расстройства или заболевания на ранних стадиях до того, как оно вызовет серьезные страдания. Этот подход также направлен на снижение количества установленных случаев.Примером программы вторичной профилактики является консультирование в случае изнасилования. После изнасилования у человека может развиться или находиться на ранних стадиях развития ряда расстройств, таких как депрессия, тревога или посттравматическое стрессовое расстройство (ПТСР). Раннее вмешательство посредством консультирования может помочь свести к минимуму прогрессирование одной или нескольких из этих проблем психического здоровья.

Третичная профилактика

Третичная профилактика включает методы уменьшения негативного воздействия существующих нарушений или заболеваний за счет уменьшения количества осложнений и восстановления утраченных функций.Эти методы включают вмешательства, которые предотвращают рецидив, способствуют реабилитации и уменьшают характер расстройства. Примеры программ третичной профилактики включают анонимных алкоголиков (АА), программы контроля диабета и посещения на дому тех, кто страдает хроническими заболеваниями.

Определение патологии по Merriam-Webster

путь · o · журнал · i · cal | \ ˌPa-thə-lä-ji-kəl \ варианты: или реже патологический \ ˌPa- thə- lä- jik \ 1 : патологии или относящейся к ней Патологическое исследование Диагноз был поставлен при патологическом исследовании.

2 : изменено или вызвано болезнью патологические изменения в организме также : указывает на заболевание патологические симптомы

3 : в такой степени, которая является чрезмерной, чрезмерной или заметно ненормальной. патологический лжец патологический страх

Причина патологического поведения в психическом заболевании?

Страница из

НАПЕЧАТАНО ИЗ ОНЛАЙН-СТИПЕНДИИ ОКСФОРДА (Оксфорд.Universitypressscholarship.com). (c) Авторские права Oxford University Press, 2021. Все права защищены. Отдельный пользователь может распечатать одну главу монографии в формате PDF в OSO для личного использования. дата: 19 июня 2021 г.

Глава:
(стр.58) 3 Причина патологического поведения в психическом заболевании ?
Источник:
Общие сведения о расстройствах пищевого поведения
Автор (ы):

Симона Джордано (веб-страница автора)

Издатель:
Oxford University Press

DOI: 10.1093 / 019

42.003.0004

В этой главе рассматривается широко распространенный аргумент о том, что поведение, классифицируемое как психопатологическое, вызвано психическим заболеванием. Например, принято считать, что пациенты слышат голоса, потому что страдают параноидальной шизофренией; или что они теряют интерес к жизни из-за депрессии; или что они едят и голодают, потому что страдают булимией и так далее. Из этого следует, что автономия человека с психическим заболеванием уменьшается, и поэтому патернализм по отношению к психически больным людям может быть оправдан именно тем, что они страдают психическим заболеванием.В этой главе утверждается, что психическое заболевание не вызывает переживания и поведения, которые считаются патологическими. Это показывает, что ошибочно утверждать, что ненормальные переживания и поведение являются результатом основного психического заболевания. Это имеет важные этические последствия - патернализм нельзя считать этичным, потому что человек страдает психическим заболеванием.

Ключевые слова: патологическое поведение, психические заболевания, описания, тавтологии

Oxford Scholarship Online требует подписки или покупки для доступа к полному тексту книг в рамках службы.Однако публичные пользователи могут свободно искать на сайте и просматривать аннотации и ключевые слова для каждой книги и главы.

Пожалуйста, подпишитесь или войдите для доступа к полному тексту.

Если вы считаете, что у вас должен быть доступ к этой книге, обратитесь к своему библиотекарю.

Для устранения неполадок, пожалуйста, проверьте наш FAQs , и если вы не можете найти там ответ, пожалуйста свяжитесь с нами .

Патологическое подражательное поведение и подготовка к ответной реакции при шизофрении | Архив клинической нейропсихологии

Аннотация

Введение

Патологическое подражательное поведение (эхопраксия) иногда наблюдается у больных шизофренией. Однако при непосредственном наблюдении можно обнаружить только тяжелую форму эхопраксии. Поэтому нашей целью было изучить латентную форму патологического имитационного поведения при этом расстройстве, на что указывает усиление имитационных тенденций.

Метод

В нашем исследовании 14 пациентов с шизофренией и 15 здоровых субъектов были задействованы для выполнения двух задач: (а) в имитационной задаче они должны были скопировать движение руки, видимое на экране; (б) в контр-имитационной задаче они должны были сделать другое движение (которое включает в себя подавление доминантной имитационной тенденции, которая нарушается в случае патологического имитационного поведения). Подражательные тенденции оценивались по шкале интерференции - разнице между контримитационными и имитационными параметрами реакции.Мы также изучили подготовку ответа в обеих группах, используя предварительную вероятностную информацию.

Результаты

Наши результаты показали, что пациенты с шизофренией могли использовать вероятностную информацию для правильной подготовки не только имитационных, но и контримитационных ответов, так же, как это делали здоровые субъекты. Тем не менее, мы выявили усиление доминантных имитационных тенденций у больных шизофренией, что свидетельствует о латентном патологическом имитационном поведении при данном расстройстве.

Выводы

Полученные результаты позволяют предположить, что в случае шизофрении проблемы с патологическим подражательным поведением чаще возникают на исполнительной, а не на подготовительной стадии реакции. Наши результаты могут помочь обнаружить скрытую эхопраксию у пациентов с шизофренией, которую невозможно выявить при прямом наблюдении.

Введение

Подражательное поведение определяет копирование действий, совершаемых другим человеком. Считается, что этот тип поведения связан с системой зеркальных нейронов и играет важную роль в нашей социальной жизни.Например, это помогает нам понимать намерения и действия других людей, а также развивать различные моторные навыки (Calvo-Merino, Glaser, Grezes, Passingham, & Haggard, 2005; De Lange, Spronk, Willems, Toni, & Bekkering , 2008; Fogassi et al., 2005; Heyes, 2011).

Во время наблюдения за действиями другого человека активация системы зеркальных нейронов вызывает доминантную имитационную тенденцию к ее копированию. Однако обычно эта тенденция подавляется, если в имитации нет необходимости.Тем не менее, в некоторых случаях такое торможение нарушается, что приводит к неконтролируемому имитации действий других, что вызывает множество трудностей в общественной жизни. Такое патологическое имитационное поведение (также известное как эхопраксия) иногда наблюдается у пациентов с шизофренией (Carluccio, Sours, & Kolb, 1964; Chapman & McGhie, 1964; Ferrara, Freda, Massa, & Carratelli, 2006; Stengel, 1947; Yusin, Nihira , & Mortashed, 1974). Однако при непосредственном наблюдении можно обнаружить только тяжелую форму эхопраксии.Следовательно, для фиксации латентного патологического подражательного поведения требуется специальный метод, который позволил бы оценить усиление подражательной тенденции. Такой метод, известный как парадигма интерференции, был предложен Луриа (1966), который применил его для изучения имитационных тенденций у пациентов с лобной долей. Этот метод оценивает тенденцию к подражанию, находя разницу между подражательными и так называемыми контр-подражательными реакциями. Имитационный ответ - это просто повторение действия, показанного экзаменатором.Контримитационный ответ - это выполнение действия, несовместимого с движением, выполняемым исследователем, например, в исследовании Luria (1966), когда экзаменатор показал указательный палец, который пациент должен был показать своим кулаком, и наоборот. Следует отметить, что контримитационные реакции также играют важную роль в повседневной социальной жизни (Newman-Norlund, van Schie, van Zuijlen, & Bekkering, 2007).

Когда должны выполняться контр-имитационные ответы, доминантная имитационная тенденция должна подавляться, поскольку она мешает ответу.Поэтому скорость реакции и точность реакции при выполнении контримитационных ответов ниже, чем при имитационных. Эта разница называется оценкой интерференции, и она указывает на силу тенденций к подражанию. Было показано, что оценка интерференции выше у пациентов с лобной долей по сравнению со здоровыми людьми из контрольной группы, и это указывает на более сильную тенденцию к подражанию (признак латентной эхопраксии) у пациентов с поражением лобной доли (Брасс, Деррфусс, Маттес-фон Крамон и др.) фон Крамон, 2003).Однако, по нашим сведениям, не было сообщений об исследованиях склонностей к подражанию у людей с шизофренией. Поэтому одна из основных целей нашего исследования - оценить его с помощью баллов интерференции.

Важно отметить, что любые типы ответов выполняются более эффективно, если они подготовлены заранее (Leuthold, Sommer, & Ulrich, 2004). Следовательно, другой целью этого исследования было изучение подготовки как имитационных, так и контримитационных ответов.Парадигма предвидения обычно используется для изучения подготовки ответа (например, Carnahan, Chua, Elliott, Velamoor, & Carnahan, 1994; Леонард, 1953; Leuthold et al., 2004; Leuthold, Sommer & Ulrich, 1996; Rosenbaum, 1980 ). Эта парадигма основывается на двух типах стимулов: предварительных и императивных. Precue предоставляет предварительную информацию о последующем императивном стимуле, а первый требует определенной реакции. Документально подтверждено, что время реакции уменьшается с увеличением количества информации, предоставляемой прецедентом.Это конкретное сокращение времени ответа связано с процессами подготовки ответа, происходящими в предшествующий период (временной интервал между предварительным и императивным стимулом) (для обзора см. Leuthold et al., 2004). Precue может предоставить множество различных типов прецедентной информации об императивных стимулах. Например, он может определять его местоположение или время появления (Carnahan et al., 1994; Leuthold et al., 1996). Однако в нашем исследовании мы использовали другой набор предварительной информации - вероятность наступления императивного стимула.В повседневной жизни предсказание ситуации не всегда бывает точным. Скорее, наш мозг предсказывает различные будущие события и подготавливает ответы с разной вероятностью. Таким образом, использование информации о вероятности наступающего стимула в предвидении парадигмы дает преимущество в приближении эксперимента к условиям реальной жизни (Bruhn, 2013; Feigenberg, 2008; Hawkins & Blakeslee, 2004; Volz, Schubotz, & von Cramon, 2003). Было обнаружено, что реакция на более вероятный императивный стимул быстрее, чем на менее вероятный (например,грамм. Блэкман, 1972; Heuer, 1982; Лаберж, Легран и Хобби, 1969; Миллер, 1998). Например, в исследовании Миллера (1998) презумпция сигнализировала, что вероятность одного императивного стимула составляла 75%, а другого - 25%. Результаты показали, что участники быстрее реагировали на более вероятный императивный стимул. Следовательно, испытуемые были более подготовлены к реакции на стимул с высокой вероятностью. Это также было подтверждено с помощью потенциала латеральной готовности (LRP) - специального электроэнцефалографического параметра, который служит показателем для подготовки к движению (Miller, 1998).

Возвращаясь к теме имитационного поведения, важно отметить, что, ожидая увидеть определенное движение другого человека, субъект автоматически готовит то же движение (Boyer, Longo, & Bertenthal, 2012). Однако, если цель субъекта - ответить другим движением, он должен подавить автоматическую подготовку имитационного ответа и подготовить контр-имитационный ответ (Cross & Iacoboni, 2014). В нашем исследовании мы предположили, что у пациента с шизофренией могут быть проблемы с подавлением автоматической имитационной подготовки ответа.В таком случае это вызовет нарушение подготовки контримитационного ответа, что может привести к усилению имитационных тенденций.

Материалы и методы

Участники

Четырнадцать пациентов с шизофренией-правшами (5 мужчин и 9 женщин) были набраны из Вильнюсской республиканской психиатрической больницы. Диагноз шизофрении был поставлен клиницистами в соответствии с критериями Международной классификации болезней (МКБ – 10; Всемирная ассоциация здравоохранения, 1992 г.).Средний возраст пациентов составлял 37,1 года ( SD, = 13,9, диапазон 19–63 года). Критериями исключения из группы пациентов были органическая патология центральной нервной системы, травмы головы в анамнезе и зависимость от психоактивных веществ. На момент исследования все пациенты принимали нейролептики. Все они получали атипичные антипсихотические препараты (например, оланзапин, клозапин, кветиапин или арипипразол). Шесть из них дополнительно лечились типичным антипсихотическим препаратом галоперидолом.

Контрольную группу составили пятнадцать здоровых добровольцев (6 мужчин и 9 женщин), средний возраст 39 лет.9 лет ( SD = 13,5, диапазон 22–57 лет). Критерии исключения для контрольной группы были такими же, как и для группы пациентов. Кроме того, у контрольных субъектов не должно быть диагностированных психических расстройств. Никакой разницы в возрасте между группами с помощью однофакторного дисперсионного анализа не было обнаружено [ F (1, 27) = 0,3, p = .6]. Все люди были правшами и имели нормальное или скорректированное зрение. Это исследование было одобрено местным комитетом по медицинской этике. Информированное согласие было получено от участников после того, как процедуры были полностью объяснены.

Процедура

Наш метод был основан на исследовании Миллера (1998) и был модифицирован в соответствии с принципами интерференции. Эксперимент состоял из двух задач: контримитационной и имитационной. В обоих заданиях стимулы были одинаковыми. На экране были показаны два разных движения, использующих последовательность изображений. Такая стимуляция широко использовалась многими исследователями, изучавшими имитационное поведение (например, Bertenthal, Longo, & Kosobud, 2006; Brass et al., 2003; Латунь, Рубин и Шпенглер, 2009 г .; Брасс, Зиссет и фон Крамон, 2001; ван Леувен, ван Баарен, Мартин, Дейкстерхейс и Беккеринг, 2009 г.). Экспериментальные задания были разработаны и выполнены с использованием программного обеспечения E-Prime 2.0 (Psychology Software Tools, Inc.).

И контр-имитационные, и имитационные задачи имели один и тот же базовый дизайн (рис. 1). Перед выполнением каждого задания участникам было предложено положить указательный палец на левую кнопку, а средний палец - на правую кнопку ответного устройства.В начале каждого испытания в центре экрана компьютера появлялось предисловие. Это было изображение левой руки в готовом к действию положении (отражающее правую руку участника). После периода в 1000 мс один из двух возможных императивных стимулов следовал за презумпцией, создавая иллюзию движущегося пальца. Императивные стимулы представляли собой два изображения: одно изображение руки, нажимающей левую кнопку указательным пальцем, и другое изображение той же руки, нажимающей правую кнопку средним пальцем.

Рис.1.

Дизайн эксперимента. Как имитационные, так и контримитационные задачи начинаются с предварительного стимула - руки в позиции, готовой к выполнению, выставленной в течение 1000 мс в течение периода подготовки ответа. Затем появился один из двух возможных повелительных стимулов, создающий образ движения пальца вниз и нажатия на кнопку. Повелительный стимул движения указательного пальца проявлялся с вероятностью 75%, а движение среднего пальца - с вероятностью 25%. Тип ответа зависел от задачи эксперимента.В имитационном задании участники должны были повторить движение, показываемое повелительным стимулом. В контр-подражательной задаче нужно было выполнить противоположное движение.

Рис. 1.

План эксперимента. Как имитационные, так и контримитационные задачи начинаются с предварительного стимула - руки в позиции, готовой к выполнению, выставленной в течение 1000 мс в течение периода подготовки ответа. Затем появился один из двух возможных повелительных стимулов, создающий образ движения пальца вниз и нажатия на кнопку.Повелительный стимул движения указательного пальца проявлялся с вероятностью 75%, а движение среднего пальца - с вероятностью 25%. Тип ответа зависел от задачи эксперимента. В имитационном задании участники должны были повторить движение, показываемое повелительным стимулом. В контр-подражательной задаче нужно было выполнить противоположное движение.

Вероятность императивного стимула, показывающего движение указательного пальца, составила 75%, среднего пальца - 25%. Участники не были проинформированы о вероятностях стимулов.Испытуемые были проинструктированы отвечать как можно быстрее и точнее с ограничением по времени 2000 мс. За каждым ответом следовало короткое сообщение обратной связи, которое появлялось в центре экрана на 2000 мс, информируя о правильности ответа. Обе задачи состояли из шести серий по 32 испытания, происходивших в случайном порядке.

Чтобы минимизировать усталость, участники начали экспериментировать с более сложной контримитационной задачей. В этом задании участники должны были реагировать на повелительные стимулы неконгруэнтно: им приходилось нажимать кнопку средним пальцем на показанное движение указательного пальца, и наоборот.В последующей имитационной задаче участники должны были нажать кнопку конгруэнтным пальцем, копируя движение, показанное императивным стимулом. Испытуемым давали короткий (около 5 минут) отдых между заданиями. Таким образом, участники научились чаще отвечать средним пальцем во время первого контримитационного задания. Однако это обучение не повлияло на результаты последующей имитационной задачи, потому что им приходилось переучиваться, чтобы чаще отвечать средним пальцем, чтобы выполнять ее эффективно.

Анализ данных

Каждая первая серия каждого задания рассматривалась как практика и не учитывалась при окончательном анализе. Мы исключили все испытания, содержащие неправильные ключевые ответы. После Triviño, Correa, Arnedo и Lupiáñez (2010), все оставшиеся испытания, время реакции которых составляло 2,5 SD медленнее или быстрее, чем среднее значение для каждого участника в каждой задаче, были сочтены выбросами и исключены из анализа результатов. . Были исключены 2.69% исследований с участием пациентов с шизофренией и 1,96% исследований в контрольной группе. Все оставшиеся испытания были признаны точными и использовались для дальнейшего анализа.

Для статистического анализа мы использовали односторонний дисперсионный анализ для сравнения данных между субъектами из разных групп. Для сравнения данных в пределах одной группы в нашем исследовании использовался односторонний анализ ANOVA с повторными измерениями.

Результаты

Имитационные тенденции оценивались путем сравнения баллов интерференции между клинической и контрольной группами (Brass et al., 2003). Оценка интерференции рассчитывалась путем вычитания параметров имитационного ответа из параметров контримитационного ответа. Мы подсчитали баллы интерференции для всех ответов в испытаниях отдельно для субъектов шизофрении и контрольной группы (таблица 1). При подсчете баллов вмешательства мы использовали данные из трех параметров: точность ответа, время реакции и индивидуальная вариабельность времени реакции (IIV). IIV - это стандартное отклонение времени реакции человека, которое отражает стабильность характеристик реакции, предоставляя полезную прогностическую информацию о когнитивном функционировании (MacDonald, Nyberg, & Bäckman, 2006; Roalf et al., 2013; Шин и др., 2013).

Таблица 1.

Сравнение оценок помех между группами

. Шизофрения . Контрольная группа . Статистика .
Оценка помех: F (1, 27) p
Точность отклика ( SD ),% 1.72 (1,75) 0,21 (1,94) 4,82 <0,05
Время реакции ( SD ), мс 146 (113) 72 (32) 5,97 <. 05
Внутрииндивидуальная изменчивость времени реакции ( SD ), мс 37 (52,4) 6 (12,7) 4,96 <0,05
. Шизофрения . Контрольная группа . Статистика .
Оценка помех: F (1, 27) p
Точность отклика ( SD ),% 1,72 (1,75) (1,94) 4,82 <0,05
Время реакции ( SD ), мс 146 (113) 72 (32) 5.97 <0,05
Изменчивость времени реакции внутри индивидуума ( SD ), мс 37 (52,4) 6 (12,7) 4,96 <0,05
Таблица 1.

Сравнение оценок помех между группами

. Шизофрения . Контрольная группа . Статистика .
Оценка помех: F (1, 27) p
Точность отклика ( SD ),% 1.72 (1,75) 0,21 (1,94) 4,82 <0,05
Время реакции ( SD ), мс 146 (113) 72 (32) 5,97 <. 05
Внутрииндивидуальная изменчивость времени реакции ( SD ), мс 37 (52,4) 6 (12,7) 4,96 <0,05
. Шизофрения . Контрольная группа . Статистика .
Оценка помех: F (1, 27) p
Точность отклика ( SD ),% 1,72 (1,75) (1,94) 4,82 <0,05
Время реакции ( SD ), мс 146 (113) 72 (32) 5.97 <0,05
Изменчивость времени реакции внутри индивидуума ( SD ), мс 37 (52,4) 6 (12,7) 4,96 <0,05

Было обнаружили, что пациенты с шизофренией имели значительно более высокий балл интерференции в отношении точности ответа, времени реакции и вариабельности времени реакции внутри индивидуума. Таким образом, все три параметра показали, что различия между контр-имитационными и имитационными ответами были достоверно больше в группе шизофрении, чем у здоровых субъектов.

Чтобы исследовать способность подготовить имитационные и контримитационные ответы с использованием вероятностной предварительной информации, мы сравнили время реакции отдельно на стимулы с высокой и низкой вероятностью (Таблица 2). Наличие статистически значимой разницы между временем отклика на стимулы с высокой и низкой вероятностью было показателем способности подготовить соответствующий ответ у контрольной группы и у пациентов с шизофренией.

Таблица 2.

Сравнение времени реакции на стимулы с высокой и низкой вероятностью в имитационных и контримитационных задачах

) p 606

. Время реакции ( SD ), мс . Статистика .
Ответы: Стимул с высокой вероятностью (75%) Стимул с низкой вероятностью (25%)
Шизофрения F 93 (1, 13
Подражательный 457 (73) 525 (94) 13,32 <.01
Контр-имитационный 598 (153) 684 (156) 40,69 <0,001
Контрольная группа F (1, 14) F (1, 14)
Имитационный 361 (95) 424 (109) 30,4 <0,001
Контр-имитационный 430 (92) 506 (110)
) р 110692 50692 50693 60.59
. Время реакции ( SD ), мс . Статистика .
Ответы: Стимул с высокой вероятностью (75%) Стимул с низкой вероятностью (25%)
Шизофрения F 93 (1, 13
Подражательный 457 (73) 525 (94) 13.32 <0,01
Контр-имитационный 598 (153) 684 (156) 40,69 <0,001
Группа управления F 3 (1) p
Имитационный 361 (95) 424 (109) 30,4 <0,001
Противодействующий имитационный 430 (92) <.001
Таблица 2.

Сравнение времени реакции на стимулы с высокой и низкой вероятностью в имитационных и контримитационных задачах

) р 110692 50692 50693 60.59
. Время реакции ( SD ), мс . Статистика .
Ответы: Стимул с высокой вероятностью (75%) Стимул с низкой вероятностью (25%)
Шизофрения F 93 (1, 13
Подражательный 457 (73) 525 (94) 13.32 <0,01
Контр-имитационный 598 (153) 684 (156) 40,69 <0,001
Группа управления F 3 (1) p
Имитационный 361 (95) 424 (109) 30,4 <0,001
Противодействующий имитационный 430 (92) <0,001
) р 110692 50692 50693 60.59
. Время реакции ( SD ), мс . Статистика .
Ответы: Стимул с высокой вероятностью (75%) Стимул с низкой вероятностью (25%)
Шизофрения F 93 (1, 13
Подражательный 457 (73) 525 (94) 13.32 <0,01
Контр-имитационный 598 (153) 684 (156) 40,69 <0,001
Группа управления F 3 (1) p
Имитационный 361 (95) 424 (109) 30,4 <0,001
Противодействующий имитационный 430 (92) <.001

Наши результаты показали, что пациенты с шизофренией быстрее реагировали на стимул с высокой вероятностью, чем на стимул с низкой вероятностью в имитационной и, в частности, контримитационной задаче. Аналогичные результаты были обнаружены у испытуемых контрольной группы для имитационных и контримитационных ответов. Взаимодействие вероятность × группа предполагает, что пациенты с шизофренией могут подготовить оба подражательных [ F (1, 27) = 0.72, p = ,79] и контримитационный ответ [ F (1, 27) = 0,38, p = ,54] на том же уровне, что и у здоровых испытуемых.

Дополнительно мы проанализировали выполнение ответов в обеих группах. Для достижения этой цели мы сравнили время реакции испытуемых каждой группы при выполнении обоих заданий. У здоровых испытуемых имитационные ответы были быстрее, чем контр-имитативные в обоих случаях: при ответе на стимул с высокой вероятностью [ F (1, 14) = 54.5, p <0,001] и когда ответы были выполнены на маловероятный [ F (1, 14) = 69,39, p <0,001]. Аналогичную закономерность показали и результаты пациентов с шизофренией. Их имитационные ответы были также быстрее, чем контримитационные, либо реагировали на более вероятный стимул [ F (1, 13) = 19,09, p = 0,001], либо на менее вероятный [ F (1, 13) ) = 32,12, p <0,001].

Мы также провели сравнение времени реакции между испытуемыми.Было обнаружено, что при реагировании на стимул с высокой вероятностью люди с шизофренией были медленнее, чем здоровые испытуемые, в подражательных [ F (1, 27) = 9,09, p <0,01] и контримитативных ответах [ F (1, 27) = 13,12, p <0,001]. В случае реакции на маловероятный стимул пациенты с шизофренией также были медленнее как в имитационной [ F, (1, 27) = 7,21, p = 0,01], так и в контримитативной реакции [ F (1, 27) = 12.89, p. = 0,001].

Обсуждение

Одной из основных целей этого исследования было изучение тенденций к подражанию у пациентов с шизофренией. Ранее было обнаружено, что доминантные тенденции к подражанию основаны на механизме, сопоставляющем наблюдаемое действие с внутренней моторной репрезентацией этого действия (Iacoboni et al., 1999). Такие склонности к подражанию обычно подавляются, когда они неуместны. Как функциональная магнитно-резонансная томография (фМРТ), так и исследования повреждений коры головного мозга показали, что такие тормозные механизмы возникают в префронтальной коре (Brass et al., 2001, 2003). Обнаружено, что эта область мозга нарушена при шизофрении и считается причиной патологического имитационного поведения (Pridmore, Brüne, Ahmadi, & Dale, 2008; Quintana, Davidson, Kovalik, Marder, & Mazziotta, 2001).

Однако все предыдущие сообщения о патологическом имитационном поведении (эхопраксии) при шизофрении были основаны только на непосредственном наблюдении за поведением, которое позволяет выявить только явную форму этого нарушения (Carluccio et al., 1964; Chapman & McGhie, 1964; Ferrara и другие., 2006; Стенгель, 1947). Таким образом, наше исследование было первым, в котором изучалось патологическое имитационное поведение у больных шизофренией с помощью парадигмы интерференции. В нашем исследовании мы подсчитали оценку помех по трем различным параметрам, таким как время реакции, точность ответа и индивидуальная вариабельность времени реакции. Все три параметра показали более высокий балл интерференции в клинической группе по сравнению со здоровыми испытуемыми, что указывает на усиление имитационных тенденций у больных шизофренией.Это открытие предполагает, что метод может помочь обнаружить патологическое имитационное поведение в латентной (не наблюдаемой непосредственно) форме в случае шизофренического расстройства.

Ранее Брасс и его коллеги (2003) также обнаружили усиление имитационных тенденций; Однако не в случае шизофрении, как в нашем исследовании, а у пациентов с поражением лобной доли. В своем исследовании исследователи применили оценку помех, рассчитанную с помощью параметра точности ответа. Каппенман и его коллеги (2012) использовали тот же (хотя и по-разному сформулированный) метод для обнаружения увеличения пространственных доминантных тенденций с помощью параметров времени реакции и точности ответа у пациентов с шизофренией.Их исследование показало, что люди с шизофренией имеют повышенную склонность реагировать в зависимости от направления стимула. Их исследование показало, что люди с шизофренией имеют повышенную склонность реагировать на направление стимула. Например, пациенты, как правило, реагировали нажатием левой кнопки на стрелку стимула, указывающую влево, несмотря на то, что в этом случае им давали указание нажать правую кнопку (Kappenman et al., 2012).

Таким образом, наш вывод об увеличении склонности к подражанию при шизофрении совпадает с результатами других исследователей, обнаруживших трудности в разрешении конкуренции между доминантными и адекватными ответами.Другими примерами таких нарушений у пациентов с шизофренией были: трудности с подавлением рефлексивных глазных саккад, когда это необходимо для обеспечения антисаккадических движений (Gooding & Basso, 2008), и проблемы при выполнении теста Струпа (Henik & Salo, 2004). Однако важно отметить, что подавление различных доминантных тенденций, по-видимому, происходит в разных частях лобной доли. Например, Брасс и его коллеги (2003) обнаружили, что большинство субъектов с поражением лобных долей демонстрировали повышенную имитационную или доминантную тенденцию к чтению в тесте Струпа, но не то и другое вместе.Следовательно, обнаруженные ранее проблемы тормозной функции при выполнении теста Струпа при шизофрении не обязательно означают, что у этих пациентов автоматически должны возникать проблемы с подавлением имитационных тенденций. Вот почему наше исследование принесло новую уникальную информацию о нарушении тормозной функции при шизофрении.

Однако вариабельность времени реакции внутри индивидуума никогда ранее не использовалась для подсчета баллов вмешательства. По словам Макдональда и его коллег (2006), измерения стабильности ответа в нейропсихологических исследованиях в значительной степени не учитывались.Эти авторы утверждают, что это серьезный теоретический и практический упущение, поскольку стабильность ответа указывает на уникальную прогностическую информацию о когнитивном функционировании (MacDonald et al., 2006). Однако в последние десятилетия оценка устойчивости ответа широко используется при различных нарушениях нервной системы. Например, снижение устойчивости ответа было обнаружено в случае поражения лобной доли (Picton et al., 2007; Stuss, Murphy, Binns, & Alexander, 2003), шизофрении (Cole, Weinberger, & Dickinson, 2011; Kaiser et al., 2008; Роальф и др., 2013; Шин и др., 2013; Winterer et al., 2004), слабоумие (Hultsch, MacDonald, & Dixon, 2002; Tales et al., 2012), синдром дефицита внимания и гиперактивности (ADHD) (Henríquez-Henríquez et al., 2014; Rubia, Smith, Brammer, & Taylor, 2007; van Belle et al., 2015; Westerberg, Hirvikoski, Forssberg, & Klingberg, 2004) и болезнь Паркинсона (Camicioli, Wieler, de Frias, & Martin, 2008). Было обнаружено, что в случае некоторых когнитивных задач параметр стабильности ответа показал лучшие различительные способности, чем классические поведенческие измерения между пациентами с расстройством нервной системы и здоровыми людьми (Collins & Long, 1996; Hultsch, MacDonald, Hunter, Levy-Bencheton, & Strauss , 2000; Klein, Wendling, Huettner, Ruder, & Peper, 2006).Более того, в некоторых случаях пациенты отличались от здоровых только стабильностью ответа, но не результатами классических поведенческих тестов (Picton et al. 2007; Rentrop et al. 2010; Shin et al. 2013). Эти данные демонстрируют важное преимущество вариабельности времени реакции внутри индивидуума, поскольку оно может обнаруживать более незаметные когнитивные нарушения, чем стандартные показатели выполнения задания, и может быть полезно для дифференциации между пациентами и контрольной группой (Kaiser et al. 2008). Таким образом, в целом наши данные совпадают с предыдущими данными о стабильности ответа, демонстрируя, что патологические тенденции к подражанию могут быть обнаружены у пациентов с шизофренией не только по точности ответа и времени реакции, но и по изменчивости времени реакции внутри индивидуума.

Другой целью нашего исследования было изучить, могут ли пациенты с шизофренией использовать предварительную информацию о вероятности стимулов для подготовки имитационных и контримитационных ответов. Предыдущие результаты показали, что люди с шизофренией могут использовать различные типы предварительной информации (например, информацию о ответной руке, расстоянии до целевой кнопки и пространственном положении стимула) для подготовки ответа в случае нейтральных императивных стимулов (Carnahan et al. ., 1994; Фуллер и Джаханшахи, 1999). Стимулы считаются нейтральными, если они не имеют общих черт с ответами. Например, нейтральный стимул может быть геометрической фигурой в случае реакции, требующей нажатия правой или левой кнопки (Kappenman et al., 2012). Также было обнаружено, что пациенты с шизофренией могут использовать вероятностную информацию о нейтральных императивных стимулах и быстрее реагировать на нейтральный стимул с высокой вероятностью, чем на стимул с низкой вероятностью (Elvevåg, Weinberger, Suter, & Goldberg, 2000; Luck et al., 2009).

Обратите внимание, что в задачах, в которых используется вероятностная информация о нейтральных стимулах, участники должны изучить не только вероятность стимула, но и отображение стимула-реакции. Тем не менее, в вероятностных информационных задачах, которые используют имитационные ответы, испытуемым не нужно изучать отображение стимула-ответа, потому что у нас уже есть доминантное отображение в нашем мозгу, обеспечивающее повторение наблюдаемого имитационного стимула (Boyer et al., 2012). Следовательно, подготовка имитационных ответов должна быть легче обработана, чем подготовка нейтральных ответов, и не должна нарушаться у пациентов с шизофренией.Наши результаты времени реакции подтвердили эту гипотезу и показали, что как контрольные, так и клинические субъекты могли использовать вероятностную информацию для подготовки соответствующей имитационной реакции.

В вероятностных задачах подготовки контримитативной реакции участники должны были узнать не только вероятность стимула, но и перепрограммировать свое естественное отображение стимула-реакции копирующих действий. Чтобы подготовить контр-подражательный ответ, испытуемые должны препятствовать подготовке подражательного.Предыдущие данные о тормозящем дефиците при шизофрении позволяют нам предположить, что подготовка контримитационного ответа может быть нарушена у пациентов с шизофренией. Неожиданно наши результаты показали, что из-за значительной разницы во времени реакции на стимулы с высокой и низкой вероятностью люди с шизофренией могли использовать вероятностную информацию для подготовки соответствующего контримитационного ответа, как и контрольные субъекты.

Выводы

Обобщая основные результаты нашего исследования, мы обнаружили, что у больных шизофренией наблюдается усиление подражательных тенденций, что свидетельствует о латентном патологическом подражательном поведении при данном расстройстве.Такие тенденции выявлялись не только с помощью стандартных параметров ответа (время реакции, точность ответа), но и с помощью нового - внутрииндивидуальной вариабельности времени реакции. Однако мы также обнаружили, что пациенты с шизофренией могут использовать предварительную вероятностную информацию для надлежащей подготовки не только имитационного, но и контримитационного ответа. Следовательно, в случае шизофренического расстройства проблемы с подавлением доминантной тенденции к подражанию чаще возникают на исполнительной, а не на подготовительной стадии выполнения реакции.

Благодарность

Это исследование не получало какого-либо специального гранта от финансирующих агентств в государственном, коммерческом или некоммерческом секторах.

Конфликт интересов

Все авторы заявляют об отсутствии конфликта интересов.

Список литературы

Bertenthal

,

B. I.

,

Longo

,

M. R.

и

Kosobud

,

A.

(

2006

).

Тенденции имитации реакции после наблюдения непереходных действий

.

Журнал экспериментальной психологии: человеческое восприятие и производительность

,

32

,

210

-

225

.

Blackman

,

A. R.

(

1972

).

Влияние стимула и вероятности ответа на задержку решения и движения в задаче реакции дискретного выбора

.

Журнал экспериментальной психологии

,

92

,

128

-

133

.

Boyer

,

T. W.

,

Longo

,

M. R.

и

Bertenthal

,

B. I.

(

2012

).

Является ли автоматическая имитация специализированной формой совместимости стимула и реакции? Разделение имитационной и пространственной совместимости

.

Acta Psychologica

,

139

,

440

-

448

.

Латунь

,

M.

,

Derrfuss

,

J.

,

Matthes-von Cramon

,

G.

и

фон Крамон

,

D. Y.

(

2003

).

Тенденции имитационного ответа у пациентов с поражением лобного мозга

.

Нейропсихология

,

17

,

265

-

271

.

Латунь

,

M.

,

Ruby

,

P.

и

Spengler

,

S.

(

2009

).

Торможение подражательного поведения и социального познания

.

Философские труды Лондонского королевского общества B: Биологические науки

,

364

,

2359

-

2367

.

Латунь

,

M.

,

Zysset

,

S.

и

von Cramon

,

D. Y.

(

2001

).

Подавление склонностей к подражанию

.

Нейроизображение

,

14

,

1416

-

1423

.

Брюн

,

П.

(

2013

).

Возникновение спонтанных упреждающих движений руки в вероятностной среде

.

Достижения в области когнитивной психологии

,

9

,

62

-

73

.

Calvo-Merino

,

B.

,

Glaser

,

DE

,

Grezes

,

J.

,

Passingham

,

RE

и

Haggard

,

P.

(

).

Наблюдение за действиями и приобретенные двигательные навыки: исследование FMRI с участием опытных танцоров

.

Кора головного мозга

,

15

,

1243

-

1249

.

Camicioli

,

R. M.

,

Wieler

,

M.

,

de Frias

,

C. M.

, &

Martin

,

W. W.

(

2008

).

Ранние нелеченные пациенты с болезнью Паркинсона демонстрируют изменчивость времени реакции

.

Письма о неврологии

,

441

,

77

-

80

.

Carluccio

,

C.

,

Sours

,

J. A.

и

Kolb

,

L. C.

(

1964

).

Психодинамика эхо-реакций

.

Архив общей психиатрии

,

10

,

623

-

629

.

Carnahan

,

H.

,

Chua

,

R.

,

Elliott

,

D.

,

Velamoor

,

VR

и

Carnahan

,

1994 (

CJ

) .

Влияние шизофрении и префронтальной лейкотомии на подготовку к движению и поколение

.

Журнал клинической и экспериментальной нейропсихологии

,

16

,

253

-

260

.

Chapman

,

J.

и

McGhie

,

A.

(

1964

).

Эхопраксия при шизофрении

.

Британский журнал психиатрии

,

110

,

365

-

374

.

Коул

,

В. Т.

,

Вайнбергер

,

Д. Р.

и

Дикинсон

,

Д.

(

2011

).

Внутрииндивидуальная изменчивость нейропсихологических задач при шизофрении: сравнение пациентов, их братьев и сестер и здоровых людей из контрольной группы

.

Schizophrenia Research

,

129

,

91

-

93

.

Collins

,

L. F.

и

Long

,

C. J.

(

1996

).

Время визуальной реакции и его связь с результатами нейропсихологического теста

.

Архив клинической нейропсихологии

,

11

,

613

-

623

.

Cross

,

K. A.

и

Iacoboni

,

M.

(

2014

).

Подражать или нет: Избегание подражания предполагает предварительное подавление моторного резонанса

.

Neuroimage

,

91

,

228

-

236

.

De Lange

,

FP

,

Spronk

,

M.

,

Willems

,

RM

,

Toni

,

I.

и

Bekkering

,

H.

(2008 г. ).

Дополнительные системы для понимания намерений действий

.

Текущая биология

,

18

,

454

-

457

.

Elvevåg

,

B.

,

Weinberger

,

D. R.

,

Suter

,

J. C.

, &

Goldberg

,

T. E.

(

2000

).

Непрерывный тест производительности и шизофрения: тест на совместимость стимула и ответа, рабочую память, готовность к ответу или ничего из вышеперечисленного

.

Американский журнал психиатрии

,

157

,

772

-

780

.

Фейгенберг

,

И. М.

(

2008

).

Время моторной реакции и вероятностный прогноз

.

Физиология человека

,

34

,

581

-

591

.

Ferrara

,

M.

,

Freda

,

F.

,

Massa

,

R.

и

Carratelli

,

T. J.

(

2006

).

Синдром лобной доли или шизофрения в подростковом возрасте? История болезни

.

Acta Psychiatrica Scandinavica

,

114

,

375

-

377

.

Fogassi

,

L.

,

Ferrari

,

PF

,

Gesierich

,

B.

,

Rozzi

,

S.

,

Chersi

,

F.

, &

г.

(

2005

).

Теменная доля: от организации действия к пониманию намерения

.

Science (Нью-Йорк)

,

308

,

662

-

667

.

Fuller

,

R.

и

Jahanshahi

,

M.

(

1999

).

Нарушение волевых действий и использование предварительной информации для подготовки к движению при шизофрении

.

Журнал неврологии, нейрохирургии и психиатрии

,

66

,

502

-

509

.

Гудинг

,

Д. К.

и

Бассо

,

М. А.

(

2008

).

Контрольные задачи: обзор саккадических исследований в популяциях психиатрических пациентов

.

Мозг и познание

,

68

,

371

-

390

.

Hawkins

,

J.

и

Blakeslee

,

S.

(

2004

).

По разведке

.

Нью-Йорк

:

Times Books

.

Хеник

,

А.

, и

Сало

,

р.

(

2004

).

Шизофрения и эффект Струпа

.

Обзоры поведенческой и когнитивной нейробиологии

,

3

,

42

-

59

.

Энрикес-Энрикес

,

MP

,

Billeke

,

P.

,

Henríquez

,

H.

,

Zamorano

,

FJ

,

A,

и Rothhammer

,

F.

(

2014

).

Внутрииндивидуальная вариабельность ответа, оцененная с помощью экс-гауссова анализа, может быть новым эндофенотипом синдрома дефицита внимания / гиперактивности

.

Границы в психиатрии

,

197

(

5

),

1

-

8

.

Heuer

,

H.

(

1982

).

Выбор между движениями пальцев разной и идентичной формы: Влияние относительной частоты сигнала

.

Психологические исследования

,

44

,

323

-

342

.

Heyes

,

C.

(

2011

).

Автоматическая имитация

.

Психологический бюллетень

,

137

,

463

-

483

.

Hultsch

,

D.F.

,

MacDonald

,

S. W.

и

Dixon

,

R.A.

(

2002

).

Изменчивость показателей времени реакции у молодых и пожилых людей

.

Журналы геронтологии, серия B: Психологические и социальные науки

,

57

,

101

-

115

.

Hultsch

,

D. F.

,

MacDonald

,

S. W.

,

Hunter

,

M.A.

,

Леви-Бенчетон

,

J.

и

Strauss

,

E.

(

2000

).

Внутрииндивидуальная изменчивость когнитивных функций у пожилых людей: сравнение взрослых с легкой деменцией, взрослых с артритом и здоровых взрослых

.

Нейропсихология

,

14

,

588

-

598

.

Iacoboni

,

M.

,

Woods

,

R. P.

,

Brass

,

M.

,

Bekkering

,

H.

,

Mazziotta

,

J. C.

, &

Rizzolatti

,

G.

(

1999

).

Корковые механизмы имитации человека

.

Science (Нью-Йорк)

,

286

,

2526

-

2528

.

Kaiser

,

S.

,

Roth

,

A.

,

Rentrop

,

M.

,

Friederich

,

H. C.

,

Bender

,

S.

и

Weisbrod

,

M.

(

2008

).

Внутрииндивидуальная изменчивость времени реакции при шизофрении, депрессии и пограничном расстройстве личности

.

Мозг и познание

,

66

,

73

-

82

.

Kappenman

,

E. S.

,

Kaiser

,

S. T.

,

Robinson

,

B. M.

,

Morris

,

S. E.

,

Hahn

,

B.

,

Бек

,

В. М.

и др. . (

2012

).

Нарушения активации ответа при шизофрении: данные о потенциале латерализованной готовности

.

Психофизиология

,

49

,

73

-

84

.

Klein

,

C.

,

Wendling

,

K.

,

Huettner

,

P.

,

Ruder

,

H.

и

Peper

,

M.

2006 (

).

Внутриучебная изменчивость синдрома дефицита внимания с гиперактивностью

.

Биологическая психиатрия

,

60

,

1088

-

1097

.

LaBerge

,

D.

,

Legrand

,

R.

и

Hobbie

,

R. K.

(

1969

).

Функциональная идентификация отклонений восприятия и отклика во время реакции выбора

.

Журнал экспериментальной психологии

,

79

,

295

-

299

.

Леонард

,

Дж. А.

(

1953

).

Предварительная информация по сенсомоторным навыкам

.

Ежеквартальный журнал экспериментальной психологии

,

5

,

141

-

149

.

Leuthold

,

H.

,

Sommer

,

W.

и

Ulrich

,

R.

(

1996

).

Частичная предварительная информация и подготовка к реагированию: выводы из потенциала горизонтальной готовности

.

Журнал экспериментальной психологии: Общие

,

125

,

307

-

323

.

Leuthold

,

H.

,

Sommer

,

W.

и

Ulrich

,

R.

(

2004

).

Подготовка к действию: выводы CNV и LRP

.

Психофизиологический журнал

,

18

,

77

-

88

.

Удача

,

S. J.

,

Kappenman

,

E.S.

,

Fuller

,

R. L.

,

Robinson

,

B.

,

Summerfelt

,

A.

, &

Gold

,

J. M.

(

2009

).

Нарушенный выбор ответа при шизофрении: данные волны P3 и потенциал латерализованной готовности

.

Психофизиология

,

46

,

776

-

786

.

Лурия

,

А. Р.

(

1966

).

Высшие корковые функции человека

.

Нью-Йорк

:

Basic Books

.

MacDonald

,

S. W.

,

Nyberg

,

L.

и

Bäckman

,

L.

(

2006

).

Внутрииндивидуальная изменчивость поведения: связь со структурой мозга, нейротрансмиссией и нейрональной активностью

.

Тенденции в нейронауках

,

29

,

474

-

480

.

Миллер

,

Дж.

(

1998

).

Влияние вероятности «стимул – ответ» на время реакции выбора: данные о потенциале латерализованной готовности

.

Журнал экспериментальной психологии: человеческое восприятие и производительность

,

24

,

1521

-

1534

.

Newman-Norlund

,

R. D.

,

van Schie

,

H. T.

,

van Zuijlen

,

A. M.

, &

Bekkering

,

H.

(

2007

).

Система зеркальных нейронов более активна во время комплементарного действия по сравнению с имитационным действием

.

Nature Neuroscience

,

10

,

817

-

818

.

Picton

,

T. W.

,

Stuss

,

D. T.

,

Alexander

,

M. P.

,

Shallice

,

T.

,

Billingns

,

M. A.

, и S.

(

2007

).

Влияние очаговых поражений лобной области на торможение ответа

.

Кора головного мозга

,

17

,

826

-

838

.

Pridmore

,

S.

,

Brüne

,

M.

,

Ahmadi

,

J.

и

Dale

,

J.

(

2008

).

Эхопраксия при шизофрении: возможные механизмы

.

Австралийский и новозеландский психиатрический журнал

,

42

,

565

-

571

.

Quintana

,

J.

,

Davidson

,

T.

,

Kovalik

,

E.

,

Marder

,

SR

и

Mazziotta

,

2001

( .

Компенсаторный зеркальный кортикальный механизм для обработки лицевых аффектов при шизофрении

.

Нейропсихофармакология: официальная публикация Американского колледжа нейропсихофармакологии

,

25

,

915

-

924

.

Rentrop

,

M.

,

Rodewald

,

K.

,

Roth

,

A.

,

Simon

,

J.

,

Walther

,

S.

,

, Fiedler

P.

и др. . (

2010

).

Внутрииндивидуальная изменчивость у высокофункциональных пациентов с шизофренией

.

Психиатрические исследования

,

178

,

27

-

32

.

Роальф

,

Д.

,

Ruparel

,

K.

,

Verma

,

R.

,

Elliott

,

MA

,

Gur

,

RE

и

Gur

,

RC

(2013

).

Организация белого вещества и вариабельность нейрокогнитивных функций при шизофрении

.

Schizophrenia Research

,

143

,

172

-

178

.

Розенбаум

,

Д. А.

(

1980

).

Инициирование движения человека: указание руки, направления и протяженности

.

Журнал экспериментальной психологии: Общий

,

109

,

444

-

474

.

Rubia

,

K.

,

Smith

,

A. B.

,

Brammer

,

M. J.

и

Taylor

,

E.

(

2007

).

Дисфункция височной доли у мальчиков, не получавших лекарств, с синдромом дефицита внимания / гиперактивности во время распределения внимания и ее связь с вариабельностью ответа

.

Биологическая психиатрия

,

62

,

999

-

1006

.

Шин

,

YS

,

Kim

,

SN

,

Шин

,

NY

,

Jung

,

WH

,

Hur

,

JW

,

,

Byun 9000 al. . (

2013

).

Повышенная внутриличностная вариабельность когнитивной обработки у субъектов с психическим состоянием риска и пациентов с шизофренией

.

PloS One

,

8

,

e78354

.

Стенгель

,

E.

(

1947

).

Клинико-психологическое исследование эхо-реакций

.

Британский журнал психиатрии

,

93

,

598

-

612

.

Stuss

,

D. T.

,

Murphy

,

K. J.

,

Binns

,

M. A.

и

Alexander

,

M. P.

(

2003

).

Оставаться на работе: лобные доли контролируют индивидуальную изменчивость производительности

.

Мозг

,

126

,

2363

-

2380

.

Tales

,

A.

,

Leonards

,

U.

,

Bompas

,

A.

,

Snowden

,

RJ

,

Philips

,

M.

,

Porter G.

и др. . (

2012

).

Внутрииндивидуальная изменчивость времени реакции при амнестическом легком когнитивном нарушении: предшественник деменции

.

Журнал болезни Альцгеймера

,

32

,

457

-

466

.

Triviño

,

M.

,

Correa

,

Á.

,

Арнедо

,

М.

и

Лупьяньес

,

Дж.

(

2010

).

Дефицит временной ориентации после префронтального повреждения

.

Мозг

,

133

,

1173

-

1185

.

van Belle

,

J.

,

van Raalten

,

T.

,

Bos

,

D. J.

,

Zandbelt

,

B. B.

,

Oranje

,

B.

и

Durston

,

S.

(

2015

).

Регистрация динамики вариабельности ответа в мозге при СДВГ

.

Нейровизуализация: клиническая

,

7

,

132

-

141

.

van Leeuwen

,

M. L.

,

van Baaren

,

R. B.

,

Martin

,

D.

,

Dijksterhuis

,

A.

и

Bekkering

,

H.

(

2009

).

Исполнительное функционирование и имитация: Увеличение нагрузки на рабочую память способствует поведенческой имитации

.

Neuropsychologia

,

47

,

3265

-

3270

.

Volz

,

K. G.

,

Schubotz

,

R. I.

и

von Cramon

,

D. Y.

(

2003

).

Прогнозирование событий с различной вероятностью: неопределенность исследована с помощью фМРТ

.

Нейроизображение

,

19

,

271

-

280

.

Вестерберг

,

H.

,

Hirvikoski

,

T.

,

Forssberg

,

H.

, &

Klingberg

,

T.

(

2004

).

Объем зрительно-пространственной рабочей памяти: чувствительный показатель когнитивных нарушений у детей с СДВГ

.

Детская нейропсихология

,

10

,

155

-

161

.

Winterer

,

G.

,

Coppola

,

R.

,

Goldberg

,

TE

,

Egan

,

MF

,

Jones

,

DW

CE

, San , и другие. . (

2004

).

Префронтальный широкополосный шум, рабочая память и генетический риск шизофрении

.

Американский журнал психиатрии

,

161

,

490

-

500

.

Всемирная организация здравоохранения.

(

1992

).

Классификация психических и поведенческих расстройств по МКБ – 10: клинические описания и диагностические рекомендации

.

Англия

:

Гаскеллский Королевский колледж психиатров

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *