Пример интервью в психологии: Интервью. Виды интервью, характеристика

Содержание

Интервью - Психологос

Метод интервью — психологический вербально-коммуникативный метод, заключающийся в проведении разговора между психологом и субъектом по заранее разработанному плану.

Общие сведения

Метод интервью отличается строгой организованностью и неравноценностью функций собеседников: психолог-интервьюер задаёт вопросы субъекту-респонденту, при этом он не ведёт с ним активного диалога, не высказывает своего мнения и открыто не обнаруживает своей личной оценки ответов испытуемого или задаваемых вопросов.

В задачи психолога входит сведение своего влияния на содержание ответов респондента к минимуму и обеспечение благоприятной атмосферы общения. Цель интервью с точки зрения психолога — получить от респондента ответы на вопросы, сформулированные в соответствии с задачами всего исследования.

Виды интервью

По степени формализации

  • Стандартизированное, или формализованное, интервью. В таком интервью заранее определены формулировки вопросов и последовательность, в которой они задаются.
  • Нестандартизированное, или свободное, интервью. При таком интервью психолог следует лишь общему плану, сформулированному соответственно задачам исследования, задавая вопросы по ситуации. Благодаря своей гибкости располагает к более хорошему в сравнении со стандартизированным интервью контакту между психологом и респондентом.
  • Полустандартизированное, или фокусированное, интервью. При проведении данного вида интервью психолог руководствуется перечнем как строго необходимых, так и возможных вопросов.

По стадии исследования

  • Предварительное интервью. Используется на стадии пилотажного исследования.
  • Основное интервью. Используется на стадии сбора основных сведений.
  • Контрольное интервью. Используется для проверки спорных результатов и для пополнения банка данных.

По количеству участников

  • Индивидуальное интервью — интервью, в котором участвует только корреспондент (психолог) и респондент (испытуемый).
  • Групповое интервью — интервью, в котором участвует более двух человек.
  • Массовое интервью — интервью, в котором участвуют от сотни до тысяч респондентов. В основном используется в социологии.

Вопросы интервью: Psychology OnLine.Net

Вопросы интервью
Добавлено Psychology OnLine.Net
05.10.2006 (Правка 19.02.2010)

Исследовательское интервью протекает скорее как обычный разговор, но имеет специфические цели и структуру: для него характерна определенная систематизированная форма постановки вопросов. Вопросы интервьюера должны быть короткими и простыми. В рассматриваемом здесь типе интервью, направленном на описание жизненного мира, можно задать первый вопрос о конкретной ситуации, а затем уделить внимание различным аспектам явления, затронутым в ответе. Решающим фактором является способность интервьюера ощутить непосредственный смысл ответа и диапазон возможных смыслов, которые раскрываются за ним. А это требует знаний и интереса как к обсуждаемой теме, так и к самому взаимодействию в ходе интервью. Решение о том, который из множества аспектов, затронутых в ответе собеседника, нужно развивать, зависит как от цели и содержания интервью, так и от социального взаимодействия в ситуации интервью.


Ситуация интервью


Типы вопросов интервью

А. Вводный вопрос: «Не могли бы вы мне рассказать о ...?»; «Не припомните ли случая, когда ...?»; «Что произошло в том эпизоде, о котором вы упомянули?»; «Не могли бы вы описать, как можно более подробно, ситуацию, в которой вы чему-то научились?», — такие вводные вопросы могут породить спонтанные, подробные описания, когда сам собеседник говорит о своих переживаниях как об основном содержании исследуемого феномена. Остальная часть интервью может представлять собой развитие аспектов, которые были затронуты в истории, рассказанной в ответ на первый вопрос.

Б. Отслеживающие вопросы. Ответы собеседника могут быть расширены благодаря любознательности, настойчивости и критичности интервьюера.

Это можно сделать с помощью прямых вопросов, относящихся к тому, что только что было сказано. Можно использовать с этой целью и кивки, и «м-м-м», и просто паузы, приглашающие собеседника продолжить его описание. Повторение интервьюером особенно важных слов ответа может способствовать дальнейшему развитию высказывания. Интервьюер должен тренировать в себе способность замечать «сигнальные лампочки» в ответе — такие, как необычные слова, усиленные интонации и тому подобное, которые могут сигнализировать о целом комплексе важных для собеседника тем. Ключевой проблемой в данном случае является способность интервьюера слушать собеседника, когда он говорит о том, что важно для него, и в то же время не забывать об исследовательских целях проекта.

В. Проясняющие вопросы. «Не могли бы вы еще что-нибудь рассказать об этом?»; «Нельзя ли более подробно описать то, что случилось?»; «А случалось ли еще что-нибудь подобное?», — в данном случае интервьюер следует за ответом собеседника, проясняя содержание, но не акцентируя конкретные аспекты высказывания.

Г.

Конкретизирующие вопросы. Реагируя на ответы собеседника, интервьюер может задавать и более конкретные вопросы, например: «Что вы тогда подумали?»; «Что вы предприняли, когда почувствовали, что у вас растет тревога?»; «Как реагировало ваше тело?». Когда интервью содержит множество общих высказываний, интервьюер может попытаться получить более точные описания, спросив: «Вы сами это тоже испытали?».

Д. Прямые вопросы. В данном случае интервьюер прямо задает темы и аспекты их рассмотрения, например: «Вы когда-нибудь получали деньги за оценки?»; «Когда вы упомянули о соревнованиях, вы имели в виду состязания вроде спортивных или деструктивную конкуренцию?». Такие прямые вопросы желательно отложить и не задавать в первые моменты интервью. Их следует задать после того, как собеседник уже высказал свой собственный спонтанный взгляд и показал, таким образом, какие аспекты данного явления имеют для него важное значение.

Е. Косвенные вопросы. В данном случае имеются в виду проективные вопросы, типа: «Как, вам кажется, воспринимают другие ученики соревнование за получение оценок?».

Ответ может содержать мнение об отношении других учеников, но может быть и косвенным выражением собственного отношения респондента, которое он прямо не высказывал. Для того, чтобы проинтерпретировать ответ, потребуется очень аккуратно расспросить его дополнительно.

Ж. Структурирующие вопросы. Интервьюер отвечает за ход интервью и должен отметить момент, когда тема исчерпана. Интервьюер может вежливо прямо пресечь многословный ответ, который не соответствует теме исследования, сказав, например: «Сейчас я бы хотел перейти к другой теме...».

3. Молчание. Вместо того, чтобы превращать интервью в перекрестный допрос, непрерывно обстреливая собеседника градом вопросов, интервьюер-исследователь должен брать пример с психотерапевтов, используя молчание, чтобы побудить собеседника продолжить интервью. Допуская паузы в разговоре, мы даем собеседнику достаточно времени, чтобы все припомнить и обдумать, и затем он сам нарушает молчание, чтобы сказать нечто важное.

И. Вопросы-интерпретации. Интерпретация в ходе интервью может использоваться в виде простого перефразирования ответа, например: «То есть вы считаете, что...?», или же попыток прояснить высказывание: «Если я правильно понял, вы почувствовали, что...?», «Можно ли то, о чем вы сейчас говорили, описать такими словами: ...?». Возможна и более непосредственная интерпретация сказанного учеником: «Правильно ли я понял, что в основном ты тревожишься об оценках из-за возможной реакции твоих родителей?». Более абстрактный вопрос можно задать, например, таким образом: «Не кажется ли вам, что между ситуацией соревнования с другими учениками из-за оценок в классе и отношениями, которые у вас сложились дома, с вашими братьями и сестрами, есть какая-то связь?».

Кроме тематического и динамического аспектов вопросов, интервьюеру следует стараться помнить и о последующем анализе, верификации и написании отчета. Интервьюер, четко представляющий, о чем и зачем он расспрашивает собеседника, будет в процессе беседы добиваться недвусмысленности высказываний, проясняя значения и смыслы, соответствующие проекту, и обеспечит таким образом более прочный плацдарм для последующего анализа. Такой процесс прояснения смыслов в ходе интервью может еще показать собеседнику, что интервьюер действительно слушает его, ему интересно то, что говорит интервьюируемый. В идеале, в момент окончания интервью заканчивается и проверка гипотез и интерпретаций, так как в процессе расспрашивания интервьюер находит им подтверждение или опровергает их.

Если предполагается написание отчета или цитирование интервью, то стоит, если получится, попытаться воспроизвести социальный контекст интервью и, там, где это возможно, эмоциональную окраску взаимодействия, дабы то, что было сказано, стало понятно читателям, которые не были свидетелями живой ситуации интервью. Умению воспроизводить обстановку и настроение разговора можно поучиться у журналистов и писателей.

Пока речь шла в основном о вопросах интервьюера. Умение интервьюера активно слушать то, что говорит собеседник, может, однако, оказаться важнее, чем искушенность в специальных техниках расспрашивания. В обучении терапевтов акцент делается на мастерстве слушателя, на развитии эмпатического активного слушания, чуткого к нюансам и многослойности смысла того, что говорят им их пациенты.

3. Фрейд  рекомендовал терапевтам слушать своих пациентов с «неослабевающим вниманием», дабы постичь смысл их слов (глава 4, «Порождение психоаналитического знания»).

Важность слушания подчеркивается и в феноменологическом и в герменевтическом подходах к интервьюированию (глава 3, разделы «Герменевтическая интерпретация» и «Феноменологическое описание»). Существует феноменологический идеал непредубежденного слушания, при котором собеседнику предоставляют возможность развертывать описания своих переживаний, не прерывая его вопросами и не сбивая предубеждением, которое заключено в вопросах. Герменевтический подход предполагает слушание и интерпретирование многочисленных слоев смысла, заключенного в высказывании интервьюируемого, принимая во внимание возможность постоянных реинтерпретаций в рамках герменевтического круга интервью. Внимание обращают и на предубеждения, содержащиеся как в ответах интервьюируемого, так и в вопросах интервьюера.

Интервьюирование в клинической психологии

Интервьюирование — метод получения информации в ходе устного непосредственного общения, который предусматривает регистрацию и анализ ответов на вопросы, а также изучение особенностей невербального поведения опрашиваемых.

В отличие от обычной беседы, процедура интервьюирования имеет четкую цель, предполагает предварительное планирование действий по сбору информации, обработку полученных результатов (Голев С. В., Голева О. С., 2010б).

Достоинством интервьюирования является возможность его применения в широком диапазоне исследовательских целей. Это позволяет говорить об универсальности метода, а многообразие собираемых психологических фактов свидетельствует о значительном потенциале устного опроса.

Недостаток состоит в том, что интервьюирование считается одним из наиболее субъективных методов , поскольку в нем чрезвычайно велик риск получения недостоверного, преднамеренно или случайно искаженного сообщения. Прежде всего, искажения информации возникают из-за того, что респондент может отклониться от истины, если есть одна или несколько причин:

  • податливость реальному или воображаемому давлению интервьюера;
  • склонность к выражению социально одобряемых мнений;
  • влияние на ответы имеющихся поведенческих установок и стереотипов;
  • неотчетливое осознание собственных мнений, позиций и отношений;
  • незнание каких-либо фактов или ложной информированности;
  • антипатия к исследователю;
  • сомнения в последующем сохранении конфиденциальности сообщения;
  • сознательный обман или преднамеренное умолчание;
  • невольные ошибки памяти (Голев С. В., Голева О. С., 2010б).

Источником искажений собираемых данных может стать и интервьюер.

Практика показывает, что устный опрос обеспечивает наилучшие результаты, если применяется в комплексе с другими средствами психологического исследования. В зависимости от условий проведения интервью данная процедура может быть единичной или многократной, индивидуальной или групповой. В зависимости от цели выделяют:

  • собственно исследовательское интервью;
  • диагностическое интервью, используемое на ранних этапах психотерапии как средство проникновения во внутренний мир пациента и понимания его проблем;
  • клиническое интервью, являющееся, по сути, терапевтической беседой, способом оказания психологической помощи в осознании человеком внутренних затруднений, конфликтов, скрытых мотивов поведения, путей саморазвития личности.

По форме общения интервью подразделяются на свободные, структурированные (стандартизированные) и полуструктурированные (полустандартизированные) (Голев С. В., Голева О. С., 2010б; Newby P., 2014) (рис. 37).


Свободное интервью представляет собой беседу, в которой исследователь имеет возможность самостоятельно изменять направленность, порядок и структуру вопросов, добиваясь необходимой эффективности процедуры. Характеризуется гибкостью построения диалога в пределах заданной темы, максимальным учетом индивидуальных особенностей респондентов, сравнительно большей естественностью условий опроса. Достоинство свободного интервью заключается в предоставлении респондентам наилучших возможностей для формулирования собственных точек зрения и более глубокого выражения позиции. Существенным недостатком является затрудненность сопоставлений всех полученных результатов, обусловленная широкой вариативностью задаваемых вопросов.

Структурированное интервью предусматривает проведение опроса по четко разработанной схеме, одинаковой для всех респондентов. Интервьюеру не разрешается изменять формулировки или порядок вопросов, задавать новые вопросы. Все условия процедуры регламентированы.

Достоинства:

  • обеспечивается высокая степень сопоставимости всех индивидуальных результатов;
  • сокращается до минимума количество ошибок при формулировании вопросов;
  • повышается надежность итогов опроса.

Недостатки:

  • мнения респондентов обычно не получают полного выражения;
  • самому опросу присущ несколько формальный характер, затрудняющий достижение хорошего контакта между исследователем и опрашиваемыми лицами.

По сути, структурированное интервью мало отличается от опросников: разница состоит лишь в том, что заполнение опросников осуществляется самим исследователем в ходе беседы с респондентом.

Полуструктурированное интервью основано на использовании вопросов двух видов:

  • обязательных, основных, которые должны быть заданы каждому опрашиваемому;
  • уточняющих, которые применяются в беседе или исключаются из нее интервьюером в зависимости от ответов на основные вопросы.

Таким образом, достигается определенная вариативность опроса, учет индивидуальных особенностей респондентов и изменений коммуникативной ситуации. Полученные сведения сохраняют значительную сопоставимость. Исследователь активно управляет диалогом, при необходимости фокусируя внимание опрашиваемых на каких-либо дополнительных аспектах обсуждаемых проблем. Однако он не выходит за пределы заранее составленного перечня вопросов.

Независимо от разновидности интервьюирования существует определенная последовательность действий, обеспечивающая должную эффективность реализации данного метода (Голев С. В., Голева О. С., 2010б).

Подготовительный этап. Необходимо:

  • определить предмет и объект опроса, исследовательские задачи, выбрать ту или иную разновидность интервью;
  • отобрать инструментарий психологического исследования, в том числе составить план интервью, сформулировать примерный перечень вопросов респондентам, разработать инструкции, подготовить технические средства регистрации и обработки данных;
  • провести пилотажное интервьюирование;
  • уточнить программу исследования, отредактировать вопросы, внести в случае необходимости изменения в инструкции, проанализировать ошибки и несоответствия, возникшие в ходе пробного интервью;
  • составить отредактированную версию перечня вопросов, текста инструкции для респондентов.

Требования к вопросам интервью во многом совпадают с требованиями, предъявляемыми к вопросам опросников.

Коммуникативный этап. Проводится непосредственная беседа интервьюера и респондента.

Структура общения с респондентом:

  • введение в беседу: установление контакта, информирование о целях опроса и условиях его проведения, формирование установки на сотрудничество, ответы на возникающие у респондента вопросы;
  • основная фаза интервью: подробное исследование, осуществляемое по заранее разработанному плану;
  • завершение беседы: снятие возникшего напряжения, выражение благодарности и признательности за участие в работе (Голев С. В., Голева О. С., 2010б).

Успех интервью во многом зависит от того, насколько доброжелательным и заинтересованным собеседником окажется исследователь. Вступительное слово должно быть кратким, обоснованным и уверенным. Сообщение о цели исследования излагается в той форме, которая стимулирует респондента на совместную работу. Манера общения интервьюера должна быть в целом нейтральной. Иногда интервьюер сталкивается с нежеланием респондента отвечать на тот или иной вопрос, в этом случае исследователь должен отнестись к нему с уважением, даже если лишается важной информации. Однако представляется вполне возможным возвращение к уже затронутой ранее теме на более поздних этапах опроса и в иной формулировке. В целях сохранения естественности условий опроса интервьюер стремится к тому, чтобы задавать большинство вопросов по памяти, не прибегая к своим записям. Не стоит тратить время на изучение плана или припоминание очередной темы. Наличие такого рода затруднений нередко стимулирует респондента на попытки перехвата инициативы, превращения интервью в обычную беседу (Голев С. В., Голева О. С., 2010б).

Фиксация информации в интервью представляет особую проблему. Возможно использование технических средств регистрации ответов (диктофон, видеокамера), что позволит в случае необходимости повторно вернуться в записи беседы и проанализировать ее нюансы. Восстановление текста беседы на основе медиафайлов возможно при помощи специализированных компьютерных программ, например: EXMARaLDA Partitur-Editor (www.emeraldaorg.org) (Schmidt T., 2011). Однако маскировка таких технических средств не соответствует этическим принципам исследования. Открытая же запись с помощью видеокамеры, диктофона или магнитофона, как и стенографирование хода интервью или ведение исследователем дословных записей, приводит к тому, что респонденты чувствуют себя весьма стесненно, дают искаженные ответы. В то же время фиксация информации только по памяти, по окончании процедуры опроса, зачастую приводит к целому ряду существенных искажений материала.

Аналитический этап. Производятся обработка и интерпретация собранной информации, ее анализ, результаты устного опроса сопоставляются с данными, полученными при помощи других методов психологического исследования.

Специфическим подходом к анализу информации, полученной в ходе интервью, является углубленное исследование текста, зафиксированного непосредственно в ходе беседы или восстановленного (транскрибированного) по записи беседы техническими средствами. Для анализа этого материала используются методы, получившие обобщающее название дискурсивный анализ (discourse analysis) (Barker C. [et al.], 2002; Newby P., 2014), одним из вариантов которого является контент-анализ.

Дискурсивный анализ предполагает изучение текста с особым вниманием к его структуре, содержанию, определенным словам и формулировкам, их сочетаниям, понятиям, речевым оборотам, метафорам. Например, задача может состоять в оценке того, какие слова используют пациенты, когда они говорят о психических заболеваниях. Текстовые материалы могут быть сформированы не только в ходе интервью, но и в процессе изучения естественных взаимодействий (например, диалога детей). Объектом анализа могут быть тексты, специально сформированные по просьбе и при помощи исследователя. Например, исследователь может попросить пациента написать о тех трудных жизненных ситуациях, с которыми ему пришлось столкнуться, описать переживания, связанные с заболеванием, лечением и т. п.

Для реализации дискурсивного анализа предложен ряд прикладных компьютерных программ. К их числу можно отнести программы GATE (https://gate.ac.uk/) (Cunningham H. [et al.], 2015), cAtmA (www.slm. uni-hamburg.de/catma) (Schuch L., 2010), AquaD (http://www.aquad. de/en/eng/index.html) (Huber G. L., Gurtler L., 2015) и ряд других.

Пример
Анализ имитации беседы врача и пациента (Соложенкин В. В., 2011) проведен при помощи программы CATMA. Выявлено, что в своем рассказе пациент чаще всего употребляет слова, связанные с понятием «боль», при этом статистически достоверно чаще эти слова употребляются в комбинации со словом «голова», что укладывается в описание симптомов болезни пациентом, страдающим артериальной гипертензией (рис. 38, 39).



Глубинное интервью самая подробная форма индивидуального опроса

Метод опроса «глубинные интервью», это неструктурированная разновидность личного интервью, при котором специалист высокой квалификаций, в длительной доверительной беседе, один на один опрашивает респондента. В ходе глубинного интервью темы могут быть самые разные, интервьюер стремится узнать все эмоции, убеждения и точку зрения опрашиваемого касательно проблемы, на которую приходится фокус внимания. Как правило, групповой опрос такого не позволяет. Отличие такой формы интервью — в личной беседе, дать возможности свободно обсудить различные вопросы, без посторонних свидетелей, которые могут оказать влияние на респондента или вызвать его скованность.

Основные цели, для которых используется такое интервью:

1- Изучение отношения потребителя к конкретным компаниям, брендам, товарам; 2- Оценка концепции новой услуги или товара в ходе его разработки перед масштабным выходом на рынок; 3- Предварительное тестирование маркетинговых приемов, проверка реакции на них со стороны потребителя.

Особенности глубинного интервью

Когда выполняется глубинное интервью, вопросы не так жестко определены, как при анкетировании. Хотя общая схема интервью планируется заранее, интервьюер, в ходе беседы, самостоятельно, исходя из текущих ответов респондента, определяет к какому следующему вопросу перейти или задает дополнительные, уточняющие вопросы. В зависимости от ситуации и того, как развивается беседа, такое интервью может занимать большое время, начиная с 30 минут и до нескольких часов. Существующие виды глубинного интервью позволяют установить с респондентом доверительные отношения и получить уникальную «глубинную» информацию, которую опрашиваемый сможет сообщить только полностью избавившись от скованности и стеснения. Только так можно узнать первичные причины поведения и предпочтений некоторых категорий покупателей и клиентов.

Основные три разновидности глубинного интервью, это:

1- Метод лестницы, состоящий в последовательной постановке вопросов о продукте и его характеристикам и переходе к связанным мотивам и характеристикам респондента; 2- Символический анализ, сравнение предметов опроса с противоположностями, попытки определить символическое значение и нехарактерные для предмета признаки; 3- Выяснение скрытых проблем — выявление личных переживаний и проблем, неудовлетворенных потребностей, вызывающих у респондента психологический дискомфорт. 4- Доступ к подробной и скрытой информации побуждает использовать глубинное интервью стоимость которого в психологии (например, проективный метод). Однако и для целей маркетинга такая форма опроса востребована и эффективна в своей группе задач исследований потребителей.

Индивидуальное глубинное интервью выявляет все скрытое

Кроме предварительного планирования опроса и определения цели, важна подготовка интервьюера, которому предстоит преодолеть замкнутость и настороженность респондента и вывести его за пределы односложных, Купить у производителя кратких ответов. От исследователя эта работа требует понимание всех нюансов проблемы.

Глубинное интервью относят к эффективному методу получения информации в таких случаях:

1- Обсуждение конфиденциальных вопросов и тем, затрагивающих личную жизнь опрашиваемого человека; 2- Существование жестоких общественных норм устанавливающих для всех обязательные определенные взгляды и нормы поведения; 3- Необходимо проанализировать уникальный единичный случай, разобрать социальную роль респондента, подробно изучить его биографию; 4- Респондент является экспертом в некоторой области; 5- Требуется подробно изучить сложные ситуации, в которых человек принимал важные решения; 6- Опрашивается представитель конкурентов, который не станет отвечать на вопросы при свидетелях; 7- Респонденты, входящие в целевую выборку малочисленны или труднодоступны. Проведение глубинных интервью и обработка данных должна быть доверена высококвалифицированному интервьюеру, это гарантирует качество результата. Личность, коммуникабельность и профессионализм работника, проводящего интервью, имеет решающее значение для результативности опроса. Кроме этого результаты интервью должны обрабатывать опытные психологи. Но эти сложности оправдывает результат такого тщательного опроса в виде полной, точной и подробной информации о мнении, поведении человека и их причинах, о глубинных мотивах и побуждениях, которые нельзя узнать другим способом.

Глубинные интервью — проведение глубинных интервью с целевой аудиторией

Глубинные интервью (ГИ) относятся к качественным видам маркетинговых исследований и, как правило, применяются, если возникает необходимость детального и погруженного изучения потребительского поведения. Область применения глубинных интервью:

  1. Респондент является представителем редкой или труднодостижимой аудитории;
  2. Требуется обсуждение трудных к решению / проблемных ситуаций, в которых человек был вынужден принимать ответственные решения;
  3. Обсуждение деликатных или конфиденциальных вопросов, которые не подходят для групповых дискуссий;
  4. Респондентом является эксперт в интересующей исследователя области;
  5. Обсуждение вопросов, противоречащих общепринятым нормам и т. п.

Методика глубинных интервью используется в случае, когда отсутствует достаточная информация о восприятии продукции потребителями. Участники исследования свободно высказывают свое мнение, в заранее установленном исследователем направлении. В рамках проводимого интервью респондента не ограничивают четко заданными вопросами (как в случае с анкетированием, проведением массовых опросах), а дают возможность выразить именно свои личные суждения о продукте.

Таким образом, в процессе глубинного интервью участники опроса оперируют категориями, которые не навязаны им исследователями. Собственные мысли, суждения и самовыражение позволит интервьюируемым четко интерпретировать жизненный опыт и наблюдения, вербализируя то, о чем они обычно только думали и возможно не считали нужным обсуждать. Или же, в случае экспертного интервью, наоборот, повлиять на исследователя, вызвав инсайты по теме исследования. Поскольку любая целевая аудитория состоит из индивидуальных личностей, то разобравшись, как функционирует механизм принятия решений у типичных представителей интересующей группы, мы сможем заняться исследованием всей генеральной совокупности.

Аналитики МА «Русопрос» наиболее часто применяют полуформализованные интервью: исходя из предоставленных ответов респондента, модератор-интервьюер определяет, к какой теме следует перейти далее, требуются ли уточнения по предыдущему вопросу. Интервью проводится модератором наедине с респондентом, что гарантирует отсутствие влияющих факторов на чистоту эксперимента. Само ГИ часто проводится в удобном для опрашиваемого месте (например, модератор лично приезжает в офис респондента или находит комфортную точку рядом с домом интервьюируемого). Также часто применяется использование удаленных каналов связи для глубинных интервью, например Skype. Таким образом, интервью становится не только конфиденциальным диалогом и позволяет участникам чувствовать себя в безопасности, но и облегчает процесс записи для последующего анализа. Также, учитывая ценность экспертного времени, это позволяет связаться с труднодоступными респондентами для экспертного интервью, подстроившись под их график, на их условиях.

В процессе проведения диалога, используя определенные психологические приемы, модератор устанавливает с респондентом отношения, основанные на доверии, что позволяет определить не только первичные причины потребительского поведения определенных категорий покупателей, но и потенциальных клиентов.

Нередко глубинные интервью (ГИ) проводятся в рамках предварительного этапа для формирования гипотез (так же как и фокус-группы), после чего проводится контрольное количественное исследование, к примеру, с использованием метода онлайн-панели, позволяющее подтвердить или опровергнуть данные гипотезы на основе статистических данных. Безусловно, проведение интервью имеет свои сложности, в частности это касается поиска участников для экспертных интервью, а также достаточно продолжительной обработке каждого транскрипта ГИ на этапе написания аналитического отчета.

  • Стандартная продолжительность ГИ – от 20 до 60 мин., время может варьироваться, в зависимости от специфики интервью;
  • Записи глубинных интервью предоставляются Заказчику, каждый интервьюируемый предоставляет свое согласие на обработку данных;
  • В исследовании задействованы профессиональные модераторы, с опытом ведения более 100 интервью.

Часто задаваемые вопросы:

Что такое гайд для глубинного интервью?

Гайдом называется своего рода сценарий проведения интервью, согласно которому модератор далее взаимодействует с респондентами. Гайд разрабатывается аналитиками нашей компании на начальном этапе проекта, далее согласовывается с Заказчиком.

Откуда берутся респонденты?

Мы используем собственную базу, общая численность которой превышает 25 000 респондентов (люди различных специальностей, профессий, возрастов и уровня достатка). База постоянно обновляется за счет привлечения потенциальных респондентов из тематических сообществ, приобретения и прозвона телефонных баз, применения метода снежного кома, оффлайн методам и т.д.

Как осуществляется отбор нужных респондентов?

На основании квот, соответствующих цели исследования (социально-демографические параметры, уровень дохода, потребительские предпочтения, опыт пользования продуктами и т. п.) формируется техническое задание для отдела рекрутмента, который подбирает потенциальных участников ГИ. Для отбора респондентов разрабатывается скрининговая анкета (перечень вопросов, позволяющих отсеять респондентов, не подходящих под требования проекта). После ответа на вопросы скрининговой анкеты и согласования с менеджером проекта, респондентов приглашают поучаствовать в исследовании.

Как часто респонденты могут принимать участие в опросах?

Респонденты не могут участвовать в исследованиях чаще 1 раза в полгода, и не больше 1 раза по схожим тематикам исследования.

Что мотивирует респондентов принимать участие в исследованиях?

Респонденты получают достойное денежное вознаграждение после участия в исследовании, кроме того они получают возможность быть сопричастными к потенциальному развитию крупных производителей и улучшению любимого продукта, могут попробовать себя в новой роли (в качестве эксперта). Сочетание данных двух факторов является эффективной мотивацией для потенциальных участников.

Клиенты

{{ setOtherClientsItems(0, { image: '/upload/iblock/326/326fae7cd8645fad0e25b5b1fd3f691c.png', imageAlt: 'IKEA' } ) }} {{ setOtherClientsItems(1, { image: '/upload/iblock/4d6/4d6c4b7a610d6ac09168815d4605914f.png', imageAlt: 'RG' } ) }} {{ setOtherClientsItems(2, { image: '/upload/iblock/a70/a70881edc3e9acc7ac885e72bc3fabec.png', imageAlt: 'Kamaz' } ) }} {{ setOtherClientsItems(3, { image: '/upload/iblock/b22/b22e8faf89f7b5b7e9407d60aee42895. png', imageAlt: 'Strellson' } ) }} {{ setOtherClientsItems(4, { image: '/upload/iblock/cea/ceac5c46344b4d73915867d1327ba8f2.png', imageAlt: 'Knauf' } ) }} {{ setOtherClientsItems(5, { image: '/upload/iblock/c88/c88fbd36498b372d0ddf8b4eb173b36c.png', imageAlt: 'Ренессанс Кредит' } ) }} {{ setOtherClientsItems(6, { image: '/upload/iblock/c67/c67695bca22bcac7366a0ffcb44a4618.png', imageAlt: 'Газпром' } ) }} {{ setOtherClientsItems(7, { image: '/upload/iblock/eeb/eeb95f33a6f2b1170e86b352fd71dc80. png', imageAlt: 'Ригла' } ) }} {{ setOtherClientsItems(8, { image: '/upload/iblock/1bb/1bbac120f4485c427068f5bb54c94f2f.png', imageAlt: 'Allianz' } ) }} {{ setOtherClientsItems(9, { image: '/upload/iblock/b6f/b6f7653efd3d85ec9bd696f3ee257a3f.png', imageAlt: 'ЛСР' } ) }} {{ setOtherClientsItems(10, { image: '/upload/iblock/34e/34e1de1be4555263e1521b4edc285913.png', imageAlt: 'Avito' } ) }} {{ setOtherClientsItems(11, { image: '/upload/iblock/7e2/7e26d487daab5e94485136cd473fc181. png', imageAlt: 'Respect' } ) }} {{ setOtherClientsItems(12, { image: '/upload/iblock/8d0/8d01b4af573e0f20572284bb8b6b9baf.png', imageAlt: 'Вязанка' } ) }} {{ setOtherClientsItems(13, { image: '/upload/iblock/a1e/a1e141ab5ec4bd22082d1085dcbc9e49.png', imageAlt: 'Комус' } ) }}

Получить предложение

Лукина М.М. Технология интервью. Глава 1

Глава 1

КОНЦЕПЦИИ ИНТЕРВЬЮ

 

§ 1. Подходы к интервью

§ 2. Виды интервью

§ 3. Формы организации интервью

 

Интервью — самый распространенный метод получения информации, который применяется журналистами во всех странах мира. Американские исследователи подсчитали, что интервью «съедает» от 80 до 90% их рабочего времени. К общепринятым в этой профессиональной деятельности относят не менее важные — наблюдение и работу с документами. Все три познавательных метода реализуются комплексно и по принципу дополнительности в зависимости от поставленных задач являются основным или вспомогательным инструментом журналистского поиска. При этом, как показала практика, интервью в качестве контакта с «живым» источником чаще других методов дает материал для публикаций: использованные при ее подготовке документы не заменят «живых» человеческих свидетельств.

И наблюдение в отрыве от общения с людьми вряд ли даст полноценную картину, даже если наполнит публикацию необходимыми деталями. Разговор же с компетентным собеседником может не только представлять интерес с точки зрения метода получения сведений, но и быть самоценным как текст, жанр. В силу таких своих качеств, как прямая речь источника, диалоговый режим передачи сведений, возможность использования элементов драматургии, особая удобочитаемость и легкость восприятия (динамизм и краткость периодов речи, звуковая полифония), интервью уже давно вошло в палитру журналистских жанров. Используется оно профессионалами как наиболее популярный формат печатных СМИ, радио- и телевизионных эфиров. Но, похоже, займет свою нишу и в новых, интернет-СМИ.

Метод интервью распространен в практике межличностных коммуникаций. Это один из видов деятельности, с помощью которой осуществляется сбор информации журналистами. Другие примеры: собеседование при приеме на работу; опрос пациента на приеме у врача; служебные переговоры; допрос для выяснения обстоятельств судебного дела; социологическое анкетирование; маркетинговые опросы и т. д. — все это разновидности интервью в широком смысле слова. В процессе его проведения осуществляется сбор информации, в каждом случае для вполне конкретных деловых, профессиональных или личных целей. В методическом смысле между ними много общего. Поэтому знания о методах интервью мы нередко получаем из сфер, далеких от журналистики, например, из психологии, социологии или других академических дисциплин. Однако интервью в контексте журналистской профессии имеет свою специфику и свои определения. Приведем некоторые из них.

 

«Интервью — беседа представителя печати с каким-нибудь общественным деятелем по злободневным вопросам, имеющим общественный интерес».

«Интервью — жанр публицистики, беседа журналиста с одним или несколькими лицами по каким-либо актуальным вопросам».

«Предназначенная для печати (или передачи по радио, телевидению) беседа с каким-нибудь лицом».

 

В этих определениях акценты расставлены на разных сторонах журналистского интервью — интервью-методе (способе сбора информации), интервью-жанре (форме предъявления информации). Тем не менее они содержат важнейший компонент, который отличает природу журналистской деятельности от других форм коммуникации. «Общественный интерес», «актуальный вопрос», «предназначен для печати» — вот ключевые слова этих определений, указывающие на это отличие. Получается, что интервью журналиста с собеседником есть разговор двух людей не просто для обмена сведениями, а с целью создания нового информационного продукта — актуального, общественно значимого, предназначенного для публикации.

Журналистское интервью, будет ли оно напечатано как беседа или даст сведения для материалов других жанров, по своей природе представляет явление особой социальной значимости. Полученные в процессе его проведения сведения предназначены не только для удовлетворения любопытства участников разговора или ради личных, профессиональных, корпоративных целей. В интервью собеседники — журналист (интервьюер) и его партнер (интервьюируемый) — участвуют в информационном обмене для информационного насыщения главного, хотя и незримого, третьего участника коммуникации — аудитории.

в начало

 

§ 1. Подходы к интервью

Журналистика предлагает несколько подходов к интервью. Они вырабатывались годами, как в практическом, так и в теоретическом поиске. В теории журналистики советского периода было принято рассматривать интервью в двух основных ключах — как метод сбора информации и жанр. В научной и учебной литературе 1970—1980 годов, которую читало и перечитывало не одно поколение студентов факультетов журналистики, были представлены два подхода к изучению интервью — методический и жанровый. Первый рассматривал интервью в качестве инструмента сбора информации как вопросно-ответный метод получения сведений. В некотором смысле такой подход был включен в систему научных понятий и в контекст таких родственных дисциплин, как социология и психология. Это, с одной стороны, существенно облегчало анализ родовых особенностей данного вида деятельности, но, с другой — не учитывало многообразия ситуаций, в которых оказывались журналисты во время подготовки и проведения интервью. Кстати, исследователи признавали некую ущербность подобного подхода и уязвимость его рекомендаций для практического применения.

Теоретические материалы об интервью дополнялись многочисленными публикациями журналистов-практиков. Среди них хочется выделить книги Александра Бека и Анатолия Аграновского — признанных «беседчиков» и мастеров жанра. Их рефлексия по поводу разнообразных ситуаций и случаев, с которыми они сталкивались во время общения с людьми, помогала осмыслить свою деятельность и другим журналистам.

Второй, так называемый «жанровый», подход — это рассмотрение интервью как метода организации текста со своей оригинальной структурой и формоопределяющими чертами. Он разрабатывался в системе координат жанров периодической печати. Интервью причислялось к информационным жанрам периодики, а его успешность, или эффективность, по мнению исследователей, зависела от идеологической подготовки автора. Вообще исходные мировоззренческие позиции определяли по теории советской печати профессионализм и мастерство журналиста.

Рассматривая интервью в двух плоскостях, исследователи на самом деле искусственно расчленяли творческий процесс. Они пытались механически описать его по строгим законам науки и упускали из виду, что природу журналистики надо искать на перекрестке разных сфер жизни — политики, массовой культуры, экономики, права. Кроме того, при таком условном делении от исследователей и авторов ускользали этические и нравственные коллизии, которые возникали в профессиональной деятельности журналистов и стоили большего внимания, чем их «партийная позиция».

В 1980 годы была сделана попытка разрешить это противоречие в ряде научных статей, в которых метод и жанр рассматривались в едином ключе диалектического взаимодействия. Однако целостный взгляд на интервью как процесс подготовки, производства и постпроизводства информационного продукта так и не сформировался. Весьма эффективными оказались исследования идейно-тематической составляющей творческой деятельности журналиста, выделяющие поиск и разработку темы как своего рода пусковой механизм всей последующей работы. Но и здесь практический компонент, необходимый для учебной литературы — советы и методические рекомендации, как проводить интервью; добиться успеха и сохранить свою индивидуальность; защитить общественный интерес и при этом избежать ненужного пафоса и фальшивых нот, — оставался вне поля зрения авторов. А вопросы, задаваемые в основном молодыми журналистами, так и оставались открытыми.

Существовал и третий подход к интервью, разрабатываемый в контексте этических проблем творческой деятельности журналиста. Однако и тут рассматривались лишь некоторые случаи профессионального общения, содержащие конфликты интересов ситуации и предлагались пути их разрешения, которые в тех исторических условиях представлялись автору этически верными. И в этом подходе превалировала идеологическая оценка ситуации, а критерием нравственности служили нормы партийной дисциплины.

Лишь в середине 1990-х годов появляются разработки, посвященные нравственным принципам журналистики. Они требуют от журналиста ответственности перед отдельной личностью и свободы от идеологических стереотипов и партийной принадлежности. Профессиональное общение журналиста со своими источниками и героями рассматривалось здесь в контексте гражданской и личной ответственности, а также политической неангажированности авторов.

Вышедшая в последние годы серия учебников и учебных пособий о технологии журналистского творчества практически заполнила пустующую нишу литературы и отчасти удовлетворила потребности студентов и начинающих журналистов, хотя отдельных публикаций, посвященных технологии проведения интервью, не появилось. Продуктивными и заслуживающими внимания стали смежные подходы, основанные на теории межличностного общения. Теперь проблемы человеческих коммуникаций и их успешных стратегий рассматриваются применительно к журналистскому интервью. Работы в этом направлении велись параллельно и зарубежными исследователями.

Более детально теория и методология интервью разрабатывались западными школами журналистики. Здесь хотелось бы упомянуть лишь подходы, заслуживающие, на взгляд автора, наибольшего внимания.

Например, в ставшей уже хрестоматийной теории перевернутой пирамиды интервью с источниками подчиняется закону последовательных ответов на шесть традиционных вопросов: кто? что? когда? где? как? почему? Это правило безошибочно срабатывает в процессе создания классической модели событийно-ориентированной новости, причем в самых разных культурных и языковых традициях.

Широкие возможности кроются в теории креативного интервью, когда участники беседы, обмениваясь сведениями, идеями, достигают такого уровня знания, к которому каждый из них не смог бы прийти в одиночку, самостоятельно. Автор этого подхода считает, что журналист должен относиться к своим вопросам не «линейно», а творчески, чтобы готовый к публикации информационный продукт содержал не известную читателю информацию.

В последние годы в учебных заведениях Европы и Америки большой популярностью пользуется «новая» методология интервью, разработанная известным канадским журналистом Джоном Саватски. Его «философия» заключается в разрушении стереотипов вопросно-ответного общения, основанных на скрытом соревновании журналиста и его собеседника, на «вымогании» у последнего ответа. Соревнование, т.е. своеобразная борьба общающихся сторон, по мнению Джона Саватски, это признак любого человеческого разговора, но отнюдь не метод сбора информации, пригодный для журналистского интервью. «В интервью не надо соревноваться, — считает он, — в интервью надо задавать вопросы и получать на них ответы».

Разнообразные подходы к интервью возникли как результат желания исследователей обобщить и проанализировать этот наиболее популярный и эффективный способ получения информации, но мало что изменили в отношении журналистов к интервью. Разговор по телефону, вопрос у трапа самолета, участие в пресс-конференции, опрос на улице, дискуссия на заданную тему, диалог, «круглый стол», персональное интервью и т.д. На самом деле все формы и варианты общения журналиста в профессиональных целях есть интервью в широком смысле слова. Конечно, поведение журналиста варьируется в зависимости от разнообразия целей, уровня поставленных задач и степени индивидуального участия в них журналиста. Но, тем не менее, во всех случаях интервью — это межличностное вербальное общение для получения информации и производства нового знания в целях удовлетворения информационных потребностей общества.

Из всех перечисленных взглядов на интервью подход Джона Саватски, отвергающего соревновательные и предлагающего партнерские отношения, пожалуй, ближе всего к реалиям современной журналистской практики. И все же этот подход не исчерпывает всех вариантов стиля поведения журналиста, вступающего в контакт с другими людьми для получения информации. Характеристики его взаимодействия с собеседником намного разнообразнее. Причем меняются они в зависимости от целого ряда факторов как индивидуального (например, от черт личности собеседников), так и социетального порядка (сложившихся отношений между общественными институтами, медиаорганизациями и отдельными журналистами).

Несмотря на концептуальные различия подходов, разнообразие типов и форматов, у интервью как метода получения сведений в целях информирования общества есть и вполне конкретные поведенческие стилистические приемы, которые могут быть использованы всеми журналистами. Перечислим различные их варианты.

Конфронтационный стиль проявляется, когда журналист не доверяет своему источнику и в каждом событии ищет двойной смысл. Его вопросы часто бывают нелицеприятными, и собеседник ждет подвоха. Такой назойливый, «лезущий во все дыры» журналист-скептик. Похожий имидж сложился у известного телеведущего программы «Момент истины» Андрея Караулова. Надо сказать, что подобная манера поведения вполне естественна для репортера, который по роду деятельности должен докапываться до сути дела и перепроверять факты даже дорогой ценой. Кстати, «натаскивание» репортеров, которым занимаются многие редакции, часто ведется с помощью терминологии, близкой к военной. К примеру, предлагается «наметить план битвы», «разработать методику контрнаступления», «начать атаку вопросами». Хотя на самом деле необходимыми атрибутами успешной межличностной коммуникации являются сострадание, терпение и внимание к собеседнику. Однако таких репортеров, по мнению коллег, характеризуют скорее холодный расчет, жесткость и в некотором смысле агрессивная напористость. Именно такой поведенческий стиль повлиял на формирование в общественном сознании негативного стереотипа журналиста. Хотя это уже отживающий типаж, сложившийся задолго до начала эпохи информационной революции.

Элитарный стиль рождается в определенных социальных условиях в результате процессов социальной стратификации. Он противостоит конфронтационной, соревновательной стратегии, а все его формы сводятся к обостренному чувству социальной ответственности журналиста, который стоит на страже интересов определенных социальных групп. В этом случае он выступает в роли учителя, «социального контролера» разных сторон жизни общества: экономики, политики, нравственности. Как ни странно, в отличие от журналиста, выбравшего соревновательную, конфронтационную модель поведения и стоящего на страже всего общества, представитель элитарного подхода «простому человеку» уделяет не слишком много внимания.

Партнерский режим общения противостоит двум предыдущим по различным подходам к некоторым базовым представлениям журналистов об источниках информации. Процесс ее поиска, который является необходимым условием подготовки и производства материалов, в первых двух воспринимается как сбор сведений об объектах действительности, а люди, располагающие ими, рассматриваются просто как поставщики сведений, или информаторы. В контексте же партнерского подхода сбор информации осуществляется не с помощью ролевых функций «сборщиков» и «поставщиков» сведений, а в процессе человеческой коммуникации и равноправного взаимодействия двух (или более) людей. Кстати, материал для новостей гораздо чаще, чем мы думаем, возникает в ходе интервью, и в этом смысле новость — продукт человеческого взаимодействия, возникший в результате совместной созидательной деятельности журналиста и его собеседника. Партнерский подход предлагает журналистам сменить профессиональное мышление с позиции «сбора информации» на «поиск новости», выработку нового знания в процессе диалога, когда стороны несут обоюдную ответственность за результат общения. Новость как результат кооперации труда журналиста и собеседника может быть выработана, лишь когда заинтересованность в коммуникации присутствует у обеих сторон, а не только у журналиста, исполняющего профессиональный долг. Этот подход требует большей самоотдачи автора и проникновения в мир собеседника, понимания слагаемых его убеждений, установок, мотивов, даже если это не столь важно для журналистской «истории». Так работает, например, Андрей Максимов, ведущий программы «Ночной полет». Эту модель, однако, многие журналисты не считают оптимальной в таких ответственных ситуациях, когда производство новостей поставлено на поток, когда надо решить определенную узкую задачу и нет времени на партнерство.

Эпоха гражданского общества и складывающийся на рубеже веков новый информационный порядок, поставили всех участников информационного обмена перед необходимостью пересмотра старых стратегий. Появляются и новые подходы в профессиональной журналистской практике, основанные на принципах открытости, прозрачности, толерантности и уважения к собеседнику. Становятся неактуальными агрессивный почерк «сбора информации» и конфронтационный репортерский стиль. Все реже допускается вторжение журналиста в поле оценок и мнений, основная тяжесть которых целиком переносится на плечи ньюсмейкеров. Журналист постепенно снимает маску отпугивающей элитарности. Когда самоценной становится информация, все менее популярным оказывается и «разговор по душам», беседа на равных с интервьюером. В этом случае на первый план как источник сведений выходит собеседник, а уж дело журналиста — эти сведения добыть, причем ненавязчиво, с профессиональной легкостью, изяществом, а затем передать по назначению, обществу, в интересах которого он работает. Немалую роль в этом подходе играет и интерактивное участие аудитории, которая может, как полноценный партнер, включиться в процесс интервью. Журналист тогда выступает в роли своего рода режиссера, модератора общения источника и конечного потребителя информационного продукта. Известного российского телекомментатора Владимира Познера можно, пожалуй, причислить к последователям такого типа профессионального поведения.

в начало

 

§ 2. Виды интервью

Хотя мы и рассматриваем общие для всех интервью законы, надо иметь в виду, что существуют разные виды интервью, которые влияют на разработку стратегических планов, обусловливают характер предварительной подготовки, определяют особенности поведения журналиста и собеседника, а также конкретную технологию проведения беседы.

Например, можно говорить о двух разных способах общения — прямом, непосредственном контакте с собеседником и опосредованном. Почти во всех классических интервью это происходит синхронно, т.е. в одно и то же время и при непосредственном контакте журналиста и собеседника — пространственном, визуальном, вербальном.

Существует возможность и опосредованного общения, причем формы и комбинации опосредованности могут быть разными. Например, интервью по телефону, при котором разговор может быть синхронным, но при этом отсутствует визуальный контакт. Правда, современные технологии позволяют брать интервью с помощью спутниковой связи, когда собеседники могут находиться в разных городах, даже частях света, при этом имея и визуальный контакт. Другой вариант опосредованного интервью — письменная форма с возможностью отложенного ответа — практикуется нечасто и, как правило, с очень важными персонами. А вот за интервью с помощью различных служб Интернета (электронная почта, чаты, телеконференции), надо полагать, большое будущее. Такое общение, опосредованное компьютерными и телефонными проводами, протекает в письменной форме. Ответная реакция может осуществляться как в режиме отложенного ответа, так и в режиме он-лайн, а хорошие каналы связи потенциально позволяют установить как голосовой, так и видеоконтакт с респондентом.

В зависимости от целей можно выделить следующие виды интервью как метода получения сведений.

Информационное интервью — наиболее ходовой вид, нацеленный на сбор материала для новостей. В силу жестких временных стандартов это интервью отличается весьма динамичными темпами. Например, для освещения катастрофы национального значения телевизионной съемочной бригаде всего за один час удается опросить более десятка человек. В ситуации, когда нужно выяснить силу взрыва и предполагаемое количество жертв, у журналиста, конечно же, не всегда найдется время на все стадии коммуникации, в частности для рекомендуемого этикетом начала разговора-«разминки». Однако, несмотря на жесткие временные ограничения, дух диалога и уважительного отношения к собеседнику в создании условий для ответов должен быть создан.

Костяком типичного информационного интервью являются ключевые для журналиста вопросы: кто? что? где? когда? почему? зачем? Их, как показывает опыт, вполне достаточно для сбора фактических сведений. Однако журналисты прибегают и к другим, для более тонкой проработки сюжета, вопросам, уточняющим или фильтрующим сведения. «Вы действительно видели, как взорвался самолет?» — спрашивает журналист у свидетеля авиакатастрофы. При этом в кадре нужен не праздный, случайно оказавшийся недалеко от места съемки и подчиненный общему эмоциональному возбуждению зевака, готовый отвечать перед камерой на любые вопросы.

К выезду на интервью по событийному поводу обычно из-за недостатка времени готовятся редко. Поэтому, формулируя вопросы, журналист при исследовании ситуации и ее причинно-следственных связей чаще полагается на свою наблюдательность.

Оказавшись со съемочной бригадой на месте пожара, журналист замечает, что шланги для тушения тянутся не к ближайшему пожарному крану, а почти через весь квартал. Он задает вопрос руководителю пожарной команды: «Почему не используется ближайший кран?». Выясняется не только его неисправность, но и то, что в таком же состоянии находится почти половина пожарных вентилей в городе. Так, рядом с событием, связанным с тушением пожара, возникает проблемный сюжет о пожарной службе города.

Оперативное интервью — разновидность информационного, только в еще более сжатом варианте. К примеру, в сюжет о пожаре включается высказывание начальника пожарной службы о статистике и причинах городских пожаров. Начальник может говорить перед камерой долго, однако в выпуск новостей из интервью войдет фрагмент на 20—40 секунд, а цитата будет четко вписана в контекст сюжета. Такие оперативные высказывания экспертов, специалистов в какой-либо области по весьма конкретным поводам являются обязательной составляющей новостных материалов печати, информационных сюжетов радио или телевидения.

Есть еще один вид интервью, который ставит перед собой цель сбора разных мнений по какому-либо конкретному, как правило, узкому вопросу. Популярную форму таких целевых интервью представляет блиц-опрос, или опрос на улице. На английский манер его называют street talk, часто используют также латинский вариант — vox pop. Характерная особенность таких интервью — постановка одинаковых, фиксированных вопросов как можно большему числу респондентов, представителям одной или, наоборот, разных социальных групп.

 

Для телевизионного репортажа об акции против курения молодежи можно провести, например, опрос студентов и школьников, задавая каждому вопрос: «Курите ли вы? Если да, то не собираетесь ли бросить курить?». А вот для сюжета о том, какие в городе возникли настроения после террористического акта, унесшего жизни нескольких людей, лучше взять интервью у представителей разных возрастных групп.

 

Журналисты этот вид интервью нередко ошибочно именуют социологическим опросом, потому что в нем присутствует элемент метода конкретных социологических исследований — фиксированный, четкий вопрос для большого числа респондентов. Однако в нем отсутствует главное требование к социологическим изысканиям — репрезентативность, т.е. представленность различных социальных групп, и, следовательно, по результатам таких опросов нельзя делать серьезных, претендующих на научную точность выводов.

Интервью-расследование проводится с целью глубинного изучения какого-либо события или проблемы. Как правило, оно организуется обстоятельно и не связано жестко временными ограничениями, хотя, конечно, и здесь существуют календарные планы. Предмет расследования может быть сложен и противоречив. Поэтому и говорят о комбинаторике методов. Очень важно уделить много внимания постановке целей и предварительной работе с материалами, изучить в полной мере все письменные источники и устные свидетельства, хорошо продумать стратегию беседы. Самым важным звеном являются здесь вопросы. Однако надо продумать и другие элементы коммуникации — такие, как первый контакт, невербальные формы общения, умение слушать. В интервью-расследовании могут быть задействованы несколько персонажей с разными темпераментами и социальными ролями. Причем к каждому из них должен быть найден индивидуальный подход.

Интервью-портрет, или персональное интервью (еще на манер художников говорят: «профиль»), напротив, сфокусировано на одном герое, однако предварительно для подготовки желательно провести не одну встречу с людьми заинтересованными, близкими или, наоборот, со сторонними наблюдателями. Героем такого интервью может стать человек, который проявил себя в какой-либо сфере общественной жизни и привлекает интерес широкой публики. Реже встречаются портретные интервью с так называемыми «простыми людьми», которые должны в чем-то себя проявить либо быть очень типичными. Большую нагрузку несут и детали быта, интерьера, одежды, особенности речи героя — словом, то, что формирует индивидуальность и должно быть непременно передано читателю.

Рассмотрим еще один вид интервью, когда журналист не просто оказывается посредником в передаче информации, а выступает фактически на равных со своим собеседником в процессе совместного творчества. Такое креативное интервью чаще называют беседой, диалогом. Результатом же творческого партнерства является информационный продукт в близком к художественным жанре, который в зависимости от канала передачи может воплотиться в художественном очерке, эссе, документально-публицистическом фильме, диалоге в эфире и т.п. Первое условие такого интервью — большой профессиональный опыт, творческая репутация журналиста. Второе — правильный выбор собеседника, с помощью которого в силу его способностей, поступков или социального положения журналисту удастся выйти на глубокий уровень обобщений, увидеть в проблеме драму, а в персональной судьбе — общечеловеческое начало.

в начало

 

§ 3. Формы организации интервью

Журналистам приходится задавать вопросы в разных ситуациях, которые зависят от самых разных, иногда и непредвиденных обстоятельств. Но чаще интервью проводятся в заранее определенных местах и в сложившихся уже традиционных форматах (пресс-конференции, выход к представителям прессы, брифинги). Это диктуется либо самим ньюсмейкером, либо информационной службой, которая является своего рода посредником в передаче информации потребителю. В ситуации с посредником нельзя исключить случаи контролирования информационного потока, в частности сокрытия или дозирования сведений, особенно если речь идет о группах политического или экономического влияния и связанной с ними информации.

Пресс-конференция — это коллективное интервью, когда журналистов приглашают на встречу с персоной, источником информации, в определенное время и в назначенном месте. Чаще всего местом встречи становятся информационная служба, агентство или специально оборудованное помещение в каком-либо общественном центре. Пресс-конференции обычно созываются по определенным информационным поводам с целью распространения, разъяснения или опровержения какой-либо информации.

Проводятся подобные мероприятия по заранее заведенному порядку: инициатор делает подробное сообщение о свершившемся или планируемом событии, решении, предложении, после чего журналистам предоставляется возможность задать вопросы. Часто информация заранее готовится для распространения письменно, в виде пресс-релизов, что, с одной стороны, облегчает журналистам процесс подготовки материала (имена, факты, цитаты уже выверены), с другой — представляет собой способ контроля за его «выходом» (в пресс-релиз «упаковывается» та информация, которая выгодна заинтересованным лицам).

Пресс-конференции проводятся и для передачи представителям СМИ неофициальной, так называемой «фоновой», информации. Понятно, что распечатывать такие сведения нежелательно, да и журналистов обычно предупреждают о том, что информация неофициальная.

Практика проведения пресс-конференций в большинстве стран мира показывает, что процессом передачи информации, как правило, руководит модератор. Эта фигура на пресс-конференции ключевая: именно он сначала предлагает слово ньюсмейкеру или его представителю, а затем дает журналистам возможность задавать вопросы. Модератору приходится решать, кто из них это сделает. Правда, в некоторых странах, например в Швеции, существует традиция: журналист сам берет слово, не дожидаясь приглашения. А вот в США на пресс-конференции президента слово журналисту предоставляет сам президент или его пресс-секретарь.

Журналисты, часто посещающие пресс-конференции, сталкиваются и с фактами ущемления информационных свобод, например, когда право задать вопрос получают представители изданий, которые «выгодны» организаторам пресс-конференции по политическим или иным соображениям. Этот мотив может проявиться и в отказе определенным журналистам в аккредитации. Вообще надо иметь в виду, что многие пресс-конференции являются частью спланированных PR-акций, цель которых — выставить в положительном свете определенного человека или событие. Это, конечно же, ставит под сомнение доверительность отношений между участниками информационного обмена.

Именно так журналисты «опальных» СМИ восприняли первую пресс-конференцию президента Михаила Горбачева после подавления августовского путча в 1991 года. Тогда его пресс-секретарь Виталий Игнатенко предоставлял слово в основном западным журналистам.

 

«Именно им по какой-то явно продуманной интриге этого выхода к миру чуть было не свергнутого президента его пресс-секретарь Игнатенко, исчезнувший на три дня, предоставлял слово. Рук журналистов из запрещенных хунтой советских газет, включая руки корреспондентов "НГ", Игнатенко не замечал. Хотя именно журналистка "НГ" Татьяна Малкина, единственная и из советских, и из зарубежных, в лоб, перед телекамерами спросила 19 августа марионеточного диктатора Янаева: "Вы понимаете, что совершили государственный переворот?" А ведь и Горбачев, и Игнатенко продемонстрировали прекрасное знание того, кто какие вопросы задавал и кто как отвечал на той янаевско-пуго-стародубцевской пресс-конференции».

 

Собираясь на пресс-конференцию, надо также иметь в виду, что она всегда ограничена по времени (тоже, кстати, метод давления на присутствующих), поэтому журналисту стоит поторопиться задавать вопросы. Если же получить необходимую информацию так и не удалось, следует задать вопросы по окончании пресс-конференции, конечно, если ведущий сразу не покинет помещения. Искушенные журналисты считают, что «главное, не дать человеку покинуть помещение» и что ради того, чтобы задать вопрос, «придется встать между ним и дверью». В журналистской практике известны и случаи, когда корреспонденты, приглашенные на пресс-конференцию по очень серьезному поводу, вступали в негласный сговор для того, чтобы задать все необходимые, в том числе нелицеприятные, вопросы.

 

Похожий опыт практикуется шведскими журналистами, которые сами решили выработать правила поведения репортеров во время пресс-конференций в парламенте. Аккредитованные корреспонденты собираются до их начала и обсуждают очередность своих вопросов. Первыми, как правило, получают право задать вопросы репортеры теле- и радиокомпаний, освещающие ход пресс-конференции в прямом эфире. Им также разрешается развить тему в последующих вопросах, однако далее они должны уступить слово другим корреспондентам.

 

Конечно, такое добровольное соглашение между журналистами возможно только в странах развитого гражданского общества, где сильны горизонтальные корпоративные связи, в том числе между представителями журналистского цеха. Однако такой «общественный договор» требует и особой ответственности сторон: если это соглашение по каким-то резонам нарушается, надо быть готовым к тому, что коллеги потом не подадут вам руки.

В связи с развитием PR-технологий и распространением их методов почти во всех сферах жизни пресс-конференции стали неотъемлемой частью информационного обмена, а участие в них журналистов стало обыденным и в чем-то даже рутинным делом. Обычно редакционное начальство старается посылать на такие мероприятия молодых журналистов, которым редко удается подготовить на основе полученного материала нечто сенсационное. Хотя известны редкие случаи, когда журналисты делали себе имя, задав на пресс-конференции один-единственный вопрос.

Упомянутая Татьяна Малкина, работавшая в августе 1991 года корреспондентом «Независимой газеты» по окончании факультета журналистики МГУ, вошла в историю отечественной журналистики как автор «лобового» вопроса одному из организаторов путча: «Вы понимаете, что совершили государственный переворот?»

Выход к прессе — фактически малая форма пресс-конференции для информирования журналистов об итогах прошедшего мероприятия (заседания, переговоров и т.п.), инициатором которого является ньюсмейкер. Это, как правило, заранее не планируется, что отличает данный формат интервью от предыдущего. Выход к прессе ньюсмейкер или его пресс-секретарь осуществляют сразу по окончании заседания, как и на пресс-конференции, делая заявление и отвечая на вопросы журналистов с предоставлением лишь необходимой дозы информации. У этого мероприятия, которое вполне можно отнести к формам информационной поддержки СМИ, есть уязвимое место: инициатива в нем принадлежит ньюсмейкеру, который и определяет дозу информации.

Но у выхода к прессе есть и преимущество: делается он «по горячим следам» события, когда эмоции после дискуссий еще не улеглись. Именно поэтому журналистам надо очень внимательно слушать ответы и следить за настроением «ответчика». Последнему, кстати, тоже приходится нелегко, потому что на него обрушивается град вопросов журналистов, которые, стараясь друг друга перекричать, тянут руки с микрофонами. Мастерство общения с представителями СМИ проявится у него в том случае, если он сумеет выбрать наиболее выигрышный для себя вопрос и дать на него ответ, содержащий необходимую дозу информации, не наговорив лишнего.

Брифинги — это плановое мероприятие, которое проводится с регулярной периодичностью и посвящается распространению текущей информации о деятельности организации или компании. Например, регулярно проводит брифинги министерство иностранных дел. На них журналисты оповещаются о текущих вопросах внешней политики. Вниманию работников СМИ предлагается также официальная ведомственная трактовка наиболее актуальных событий мировой политики. На брифингах министерства внутренних дел, проходящих раз в неделю, можно услышать официальную статистику дорожно-транспортных происшествий, раскрытых преступлений, узнать о планируемых профилактических мерах по борьбе с организованной преступностью.

Сложным форматом интервью является «круглый стол», на котором журналист ведет разговор не с одним, а с несколькими участниками. Здесь функции интервьюера шире — как у модератора: в его задачи помимо вопросно-ответного общения входит еще и управление беседой. В отличие от предыдущих форматов «круглый стол» и его разновидности — дебаты, обычные и «панельные» дискуссии — должны быть еще более тщательно проработаны. Особое внимание надо уделить подготовительной стадии, продумать стратегию встречи, четко прописать сценарий. Во время «круглого стола», особенно если на него приглашены участники-антагонисты, могут возникнуть напряженные, даже драматические ситуации. Журналист, чтобы не потерять контроль над ситуацией и добиться нужного результата, должен стать режиссером.

 

Хрестоматийным примером беспомощного ведения политических дебатов стала программа «Красный квадрат» Александра Любимова. Журналист не смог предотвратить ситуацию, когда два видных политика — Борис Немцов и Владимир Жириновский — в ярости стали обливать друга апельсиновым соком, и в итоге прервал передачу. Кадры эти облетели весь мир и впоследствии неоднократно повторялись уже без событийного повода, что, конечно же, было на руку политикам, но не прибавило популярности ведущему.

 

«Круглый стол» подразумевает серьезность анализа затрагиваемых проблем, поэтому к участию в нем приглашаются в основном эксперты. С помощью интерактивных форм возможно привлечение к дискуссии и широкой аудитории, что делает роль журналиста-модератора полифункциональной.

Интервью по телефону. Американцы подсчитали, что на разговоры по телефону рядовой журналист тратит 50—80% времени. Говорят, в Чикаго жил знаменитый репортер криминальной хроники, который собирал информацию, не выходя из редакции, по телефону, и, надо сказать, весьма преуспел в своем ремесле.

В состоянии временного прессинга работают журналисты почти всех СМИ, однако с особым рвением за каждую сэкономленную минуту борются в Интернет-изданиях. В них телефонные интервью являются самым популярным у журналистов инструментом добывания информации. Снял трубку, набрал номер — и беседуешь с нужным человеком. Если же предоставленная информация будет опубликована тотчас, есть шанс победить в конкурентной борьбе за читателя.

Конечно, главным аргументом в пользу телефонного интервью является фактор времени. Сегодня по оперативности конкуренцию телефонному звонку может составить, пожалуй, только общение по электронной почте. А вот голосовая связь с помощью IP-телефонии еще не получила массового распространения.

Интервью по телефону — рабочая процедура для подготовки публикаций журналистами всех каналов массовой информации, но это и вполне самостоятельный формат.

 

Спецкоры «Комсомольской правды» Юрий Гейко и Станислав Кучер были первыми и, наверное, единственными журналистами, которые взяли интервью у знаменитого Стивена Спилберга. Первый вспоминает об этом так. «Два месяца мы вылавливали гениального режиссера чуть ли не по всему миру. Наконец долгожданный номер телефона в Лос-Анджелесе оказался на моем столе... Трубку снял секретарь Спилберга. Он долго не мог врубиться, что звонят журналисты из России, но, придя в себя, ответил: «О'кей, господа, пришлите факсом ваши вопросы...» Стас перевел мои вопросы на английский, добавил свои, и мы послали их на другой конец света.

Дня через два позвонили опять. Секретарь был очень любезен: «Стивен готов говорить с вами, соединяю...»

Десять секунд спустя в трубке зазвучал глуховатый, слегка заикающийся голос: «Хай! Вы первые русские журналисты, с которыми я разговариваю. Но, к сожалению, я слышу все свои фразы из космоса, мне это мешает говорить. И, кроме того, я не хочу, чтобы вы тратили деньги своей газеты... Дайте ваш номер, и я вам позвоню, разговор будет идти за мой счет, и, может быть, космос исчезнет...» (интервью продолжалось больше часа и вышло в «Комсомольской правде» в двух номерах с продолжением).

 

Нередко телефонные интервью используются в теле- и радиоэфире для актуальных включений, например в экстренных выпусках новостей, в «горячих» сюжетах, когда необходима информация с места событий. На телевидении при этом, конечно, теряется эффект «картинки», зато выигрывается время. Такое интервью обладает еще одним преимуществом — оно дешево, не требует сборов в дорогу, покупки билета на самолет, чтобы лететь на встречу с героем ради нескольких вопросов. Щадятся и нервы участников беседы: можно, оставаясь в пижаме и тапочках, просто снять трубку и набрать номер. Кроме того, многие боятся встреч с незнакомцами, и для них проще обсудить все по телефону.

У интервью по телефону есть, правда, целевые ограничения. Оно, например, безусловно применимо в ситуации сбора актуальной информации; вполне надежно, когда требуется собрать или подтвердить факты. Более того, в некоторых ситуациях и предпочтительнее для участников коммуникации, потому что по многим показателям лучше живой встречи, поскольку экономит время, силы и нервы. Однако телефонного контакта вовсе не достаточно для портретного интервью или расследования проблемной ситуации, когда необходим полноценный диалог с собеседником. По Маршаллу Маклюэну, современным людям вообще-то свойственно больше доверять не ушам, а глазам. Чтобы поверить, считает он, надо увидеть, а не услышать. Личный контакт даст несомненно больше информации, чем просто слова, услышанные по телефону. Еще большую пищу для размышлений дадут журналисту такие невербальные знаки общения, как выражение лица, внешние данные, позы, жесты и т.д., а их не уловить по телефону. Например, не всегда удается оценить иронию или сарказм лишь по голосовым модуляциям говорящего, а вот если видеть выражение его лица и глаз, сделать это просто.

Во время телефонного интервью журналист не может полностью контролировать ситуацию. Например, если вы звоните в учреждение и секретарша отвечает, что начальник в данный момент отсутствует, проверить это нелегко. Контакта с вами могут избегать, но вы об этом не узнаете. А явившись в присутственное место лично, вы по отдельным признакам с легкостью определите, на месте ли ваш «герой», даже если он не намерен с вами общаться. Между прочим, терпеливо выждать, когда вас пригласят в кабинет, не самый худший способ добиться встречи.

Вот еще некоторые ограничения, свойственные телефонному интервью. Собеседник, например, может внезапно в любой момент оборвать разговор: «Ох, извините, звонят в дверь! Перезвоните, пожалуйста, попозже...»; «Простите, ко мне пришли, давайте перенесем разговор». Телефонному разговору могут помешать и присутствующие в комнате вашего собеседника, но не видные вам люди. Как «человек за спиной» повлияет на его ответы, сделает ли беседу более откровенной или, наоборот, внесет в нее элемент смущения, тоже невозможно узнать журналисту, если он держит в руках телефонную трубку.

Работающая на радио молодая журналистка призналась, что необходимость дозваниваться экспертам всегда воспринимала как наказание: «На радио, к сожалению, интервью по телефону — чуть ли не самый распространенный способ добычи информации. К нему прибегают как в чрезвычайных ситуациях (взрывы, падения самолетов, убийства и т.д.), так и в обычные дни для получения комментария или подтверждения информации из официальных источников». Вот как она описала стандартную ситуацию подготовки программы новостей на радиоканале: «По каналам информагентств поступает весть о теракте в Дагестане. До выхода в эфир — полчаса. За это время надо разузнать подробности случившегося. Корреспондент лезет в редакционную базу данных либо в свою записную книжку и садится за телефон, предварительно вставив пленку, чтобы в случае дозвона нажать на заветную кнопку «Запись».

Интервью можно провести и с помощью разных служб Интернета — электронной почты, на форуме или в чате. По степени опосредованности этот вид организации интервью, естественно, превосходит уже рассмотренные: собеседник удален, и с ним, как правило, нет визуального контакта. Однако имеется ряд преимуществ, например экономия времени и средств, ведь с помощью глобальной компьютерной сети можно связаться с кем угодно и на каком угодно отдалении. Журналисты с опытом профессионального общения по электронной почте признавались, что оно оказывается и весьма эффективным, а они во многих ситуациях даже предпочли бы такой способ общения телефонному интервью. Потому что есть время хорошенько продумать вопросы, да и собеседник более сосредоточен за компьютером и лучше формулирует ответы. Что же касается интервью в режиме он-лайн (телеконференция, чат), то хотя этот способ коммуникации чрезвычайно оперативен, круг возможных собеседников, пользующихся этими услугами Интернета, пока слишком узок или чрезвычайно специфичен. В основном это либо молодежь, либо специалисты в определенной области. Соответственно представители именно этих социально-демографических групп могут быть потенциальными объектами интервью в он-лайне. Кстати, это полезно учитывать и производителям радио- и телепрограмм, которые используют в передачах интерактивные голосования по тем или иным общественно значимым вопросам, а их результаты выдают за репрезентативные.

в начало

 

в оглавление<< >>на следующую страницу

Harvard Business Review Россия

В последние лет двадцать мы стали свидетелями возникновения нового культа — поклонения «команде». Даже в США, где всегда ценились независимость и индивидуализм, все вдруг поверили в силу коллектива. Считается, что в команде повышается продуктивность и способность к творчеству каждого. Руководители, столкнувшись со сложной задачей, первым делом заключают: «Так, нужно набрать команду».

«Не торопитесь», — предупреждает Ричард Хэкман, профессор Гарвардского университета, специалист по психологии трудовых коллективов. Он долгие годы собирал данные о «коллективной мудрости» и скрупулезно отделял правду от вымысла. Чтобы ознакомиться с его выводами, старший редактор HBR Дайан Кутю взяла у него интервью. И вот что выяснилось: команды нередко работают из рук вон плохо. Уйма времени уходит на то, чтобы договориться о том, чем надо заниматься: идут кто в лес, кто по дрова. Заставить людей работать слаженно, сосредоточив все усилия на общем направлении, — задача руководителя, и именно на нем лежит ответственность за выбор цели. И если лидер не обучен формировать команду и управлять ею, шанс, что она будет работать хорошо, весьма невелик.

Вы начинаете свою книгу «Leading Teams» с теста: «Если люди при строительстве дома делают все сообща, работа, скорее всего: (a) будет выполнена быстрее; (b) затянется; (c) не будет выполнена вообще».

На самом деле, это вопрос из стандартного списка, который предлагали десятилетним школьникам в штате Огайо. Разумеется, предполагалось, что правильный вариант «работа будет выполнена быстрее». Мне этот пример нравится тем, что он доказывает: детям с ранних лет внушают, что коллектив — это сила. Многим такой способ организации труда представляется самым

демократичным и плодотворным. И действительно случается, что команда творит чудеса: общими усилиями создается такое качество или такая красота, о каких раньше и не помышляли. Но не стоит на это рассчитывать. Исследования показывают, что чаще всего результаты коллективных усилий весьма скромны, даже когда привлечены дополнительные ресурсы. Причина в том, что все выгоды сотрудничества, как правило, сводятся на нет проблемами с координацией работы и мотивацией участников. Даже если команда сильная и сплоченная, ей, скорее всего, приходится конкурировать с другими командами своего предприятия, что тоже может помешать по-настоящему продвигаться в работе. Значит, есть по крайней мере два фундаментальных довода в пользу того, что лучше работать поодиночке, когда каждый отвечает за себя.

Вы писали, что успеха можно достичь только с «реальной» командой. Что это значит?

Как минимум, что ей нужны четкие границы. Может, это звучит глупо, но, если вы собираетесь возглавить группу, вам надо знать, кто в нее входит. Недавно мы с Рут Вейджмэн, Деброй Ньюнс и Джеймсом Беррассом выпустили книгу «Senior Leadership Teams», где проанализировали собранные по всему миру данные о командах руководителей высшего звена — всего более 120 групп. Естественно, почти во всех люди считали, что состав команды четко очерчен. Но когда мы просили разных топ-менеджеров перечислить тех, кто входит с ними в одну

группу, ответы совпали менее чем у 10% команд. И это были не мелкие сошки, а люди, управляющие компаниями!

Нередко размытые границы — вина генерального директора. Принимая человека в свою команду исходя из желания кому-то угодить, либо боясь кого-обидеть, он создает нежизнеспособный организм. Когда формируешь рабочую группу, нельзя быть слишком мягким: приходится брать не всех желающих, а впоследствии и исключать кого-то.

Как-то мы работали с одной крупной фирмой, предоставляющей финансовые услуги. Ее финансовому директору не дали войти в состав исполнительного комитета, потому что он был известен своей неспособностью к сотрудничеству

с коллегами. Он не умел работать в коллективе и никогда не стремился к компромиссу. В итоге каждая группа, в которую он попадал, распадалась на коалиции чуть ли не с первого дня своего существования. Об увольнении не было речи, потому что он был действительно хорошим финансовым директором, но в комитет его не взяли. Поначалу он был уязвлен, но в итоге остался доволен — мол,

больше не заставляют сидеть на «скучных» совещаниях. Перед каждым заседанием и после него генеральный директор совещался с финансовым, спрашивал его мнение, получал информацию, передавал его мнение группе и обратно. Так они и работали: финансовый директор — сам по себе, а комитет, который без него

стал настоящей командой, — сам по себе.

Еще вы пишете, что команде нужно задать правильное направление, чтобы она уже не отклонялась в сторону. Как это делается?

Вряд ли есть однозначный ответ на этот вопрос. Начать с того, что определять цель могут разные люди: руководитель группы, или кто-то в организации, кто формально в нее не входит, или даже команда в целом, если речь идет о партнерстве или совете директоров. Но кто бы это ни был, постановка цели всегда сопровождается всплеском эмоций, потому что приходится «и власть употребить», что вызывает напряжение у обеих сторон. Зрелые руководители готовы взять бразды правления в свои руки и поставить перед командой сложную задачу. Но иной раз они сталкиваются с таким сопротивлением, что сами оказываются под угрозой.

На это мне указал один участник семинара для руководителей высшего звена, который я проводил несколько лет назад. Я рассуждал о том, что руководители,

которые умеют ставить цель, не боятся брать на себя ответственность за команду и ее работу. Я приводил в пример Джона Кеннеди и Мартина Лютера Кинга, потом увлекся и сказал: читавшие Евангелие знают, что Иисус не собирал свою небольшую команду на совещания, чтобы определить ее миссию. Тут один человек из аудитории перебил меня и сказал: «Вы ведь только что привели в пример лидеров, двое из которых были убиты и один — распят?»

Не могли бы вы привести пример самых нелепых представлений о командах?

Считается, что там, где нет трений, люди лучше справляются со своими задачами. Но, изучая работу симфонических оркестров, мы выяснили, что на самом деле если в коллективе не все было гладко, музыканты играли чуть лучше.

Дело в том, что люди обычно путают причину и следствие. Плодотворные коллективные усилия и признание заслуг доставляют всем удовлетворение —

но обратное, увы, неверно. Иными словами, о качестве исполнения можно судить по настроению оркестрантов после концерта, но не до его начала.

Еще одно заблуждение — думать, что лучше собрать команду побольше, мол, лишние мозги всегда пригодятся. Мы с коллегой проводили на эту тему исследование и пришли к выводу, что по мере разрастания группы количество связей между ее членами — связей, которые надо координировать, — увеличивается стремительно, почти в геометрической прогрессии. Команды «горят» именно на управлении этими связями. Я вывел такое правило: меньше десяти. Если я веду занятия, то для групповых заданий разбиваю студентов на команды человек по шесть, не больше. Там, где множество людей решают одну задачу, все только теряют зря время. Поэтому бессмысленно создавать при генеральном директоре огромную команду управленцев, в которую, скажем, автоматически входили бы все его непосредственные подчиненные. Лучше уж ему по старинке руководить единолично.

Но есть еще одна ошибка, самая распространенная. Считается, что через какое-то время члены группы так сживаются, что перенимают друг у друга и недостатки

и заблуждения, отчего работа страдает. За исключением одного-единственного типа коллектива — научного, мне не удалось найти ничего такого, что доказывало

бы правоту этой установки. Есть статистика, показывающая, что исследовательским коллективам для творческого тонуса действительно нужен приток новых специалистов, но только по одному человеку раз в три-четыре года. Главная проблема в работе коллективов все-таки не застой, а наоборот, недостаток времени на то, чтобы как следует сработаться.

То есть обновление мешает?

Именно так. Научные данные это железно подтверждают. Вот, скажем, экипажи гражданских самолетов. Национальный совет по безопасности на транспорте подсчитал, что 73% аварий, занесенных в его базу данных, произошло в первый день совместной работы экипажа, когда люди еще не научились взаимодействовать. А 44% из этих 73% случились во время самого первого полета

экипажа. И есть данные NASA: давно сложившиеся экипажи, даже если люди не успели перед полетом толком отдохнуть, делали вдвое меньше ошибок, чем

только что сформированные, но полные сил.

Так почему же авиакомпании не используют постоянные экипажи?

Потому что с финансовой точки зрения это не эффективно. Вы выжмете максимум прибыли из основного оборудования и рабочей силы в том случае, если рассматриваете каждый самолет и каждого пилота как отдельную единицу и действуете на основании алгоритма максимального их использования. На деле

это приводит к тому, что пилотам, как и пассажирам, приходится носиться из терминала в терминал. И иногда летчик в течение дня совершает рейсы на двух, а то и трех разных типах самолета с двумя или тремя разными экипажами. А это, как показало вышеназванное исследование, не самое разумное решение.

Есть, кстати, и противоположный пример: авиационные части Стратегического авиационного командования США (SAC), на вооружении которых с 1946-го по 1992 год находились ядерные бомбардировщики. Экипажи SAC работали лучше всех остальных летных экипажей, которые мы изучали. Их сразу готовили как

единую команду и отрабатывали взаимодействию. Если ваши команды не имеют права на ошибку, вы не станете то и дело менять их состав, у вас годами будут работать одни и те же люди.

Если ради хороших результатов команда должна подолгу работать в одном и том же составе, то как уберечь людей от соблазна «почить на лаврах»?

Вот тут на авансцену выходит персонаж, которого я называю инакомыслящим. Такой человек нужен в каждой команде. Он не дает ей застыть, он тормошит

людей и не позволяет им во всем поддакивать друг другу — всеобщее согласие ведь губит творчество и новизну. Инакомыслящий — это тот, кто может взглянуть на дело со стороны и сказать: «Погодите, погодите, а зачем мы, собственно, это делаем? Может, надо совсем наоборот?» Тут все кричат: «Ой, нет, нет, нет, что за чушь!» — и начинается спор. В отличие от того финансового директора, который затыкал людям рты, инакомыслящий провоцирует дискуссию, будит мысль у коллег. В итоге рождается больше свежих и самобытных идей. Мы очень внимательно изучали коллективы, которые все время придумывали что-нибудь

оригинальное, и средние команды без особого полета. Выяснилось, что инакомыслящие заставляют коллег выкладываться в полной мере. Очень часто

именно люди с «неправильными» взглядами привносят действительно новаторские идеи.

Но надо заметить, что, как правило, быть диссидентом нелегко. Инакомыслящие готовы вслух говорить о том, о чем остальные предпочитают помалкивать. Они нарушают привычное мирное течение жизни, а на это нужна отвага. Когда корабль плывет на всех парусах, требуется незаурядное мужество, чтобы встать и сказать: «Нам надо остановиться и, возможно, сменить курс». Никому слышать этого не хочется, вот почему многие руководители не любят диссидентов и всячески стараются отбить у них желание задавать неприятные вопросы, а то и вовсе увольняют. Но без инакомыслящего команда может стать заурядной.

От чего зависит продуктивность команды и как руководителю добиться повышения ее производительности?

Хорошая команда успешно выполняет заказы своих внутренних или внешних клиентов, со временем становится сильнее, ее члены многому учатся и набираются

опыта. Но даже лучший на свете руководитель не может гарантировать, что все сложится именно так. В его силах только повысить вероятность того, что из

команды выйдет прок, но для этого нужно соблюсти пять условий (см. врезку «Как создать команду»). И даже при этом я не могу поручиться, что все пойдет как по маслу. Команда быстро начинает жить своей жизнью и управлять своей судьбой. К сожалению, не все руководители это понимают.

В 1990-м году я редактировал сборник статей своих коллег. В совокупности они изучили коллективы из 27 разных организаций: тут были и труппа детского театра, и бригада врачей-психиатров, и группа дистрибуторов пива. Выяснилось, что все, что происходит во время первой встречи группы, оказывает сильное влияние на то, как она работает всю свою оставшуюся жизнь. Первые несколько минут для любой социальной системы действительно важнее всего: они не только определяют цели, но и задают нормы поведения и принципы взаимоотношений между руководителем

и подчиненными.

Я однажды спросил Кристофера Хогвуда, многолетнего заслуженного дирижера бостонского Общества Генделя и Гайдна, насколько важны были для него первые репетиции в те годы, когда он был приглашенным дирижером разных оркестров. «Какая там “первая репетиция”?! — воскликнул он. — У меня было всего несколько минут». И он объяснил мне, что для него самое главное — как начнется первая репетиция. Потому что он знает: музыканты мгновенно оценивают, будет ли

с ним оркестр звучать так, чтобы захватывало дух, или же дирижер станет им помехой.

Я думаю, есть все-таки способ помочь руководителю вроде Хогвуда добиться от команды выдающихся результатов: надо принимать себя таким, какой ты есть. Не надо подражать Джеффу Безосу, потому что ты — не Джефф Безос. У каждого свои достоинства и недостатки, и это проявляется в работе. Вовсю используйте свои сильные стороны и не бойтесь обращаться за помощью в том, что получается хуже. Можно по-разному создавать условия для хорошей работы. Лучшие руководители команд подобны джазменам: они все время импровизируют.

Умеют ли компании создавать благоприятную обстановку для команд?

Как ни странно, организации с крепкими отделами персонала упорно делают вещи, совершенно безграмотные с точки зрения управления командами. Дело в том, что

кадровики выстраивают системы, ориентированные на отдельного человека, — они действительно очень хорошо направляют, контролируют и корректируют индивидуумов. Взять хотя бы отшлифованную до блеска систему тестирования: ее задача — определять, какие профессиональные навыки нужны для той или иной

должности, и проверять, в какой мере ими обладает тот или иной специалист. В рамках этой парадигмы отдел персонала организует соответствующее обучение:

все направлено на то, чтобы правильно готовить правильных людей. Проблема в том, что все это делается применительно к каждому по отдельности. Такой вот

ограниченный подход, с акцентом на индивидуальное развитие, — одна из причин того, что в организациях с сильными отделами персонала команды работают не

так хорошо, как могли бы. Мы пришли к выводу, что коучинг отдельных управленцев не слишком помогает работать лучше всей команде.

Чтобы от коучинга был толк, он должен быть направлен на коллективные процессы. Лидер группы должен провести вводное собрание, чтобы каждый сразу понял, что и почему ему делать, затем, уже по ходу дела, — всем вместе проанализировать, что получается хорошо, а что — нет, и подкорректировать работу. И наконец, когда задача уже выполнена, нужно отвести несколько

минут на коллективное обсуждение того, что удалось и чего не удалось: это поможет менеджерам лучше использовать свои знания и опыт в следующей совместной работе. Тренировать команду значит помогать ее членам слаженно, сообща решать поставленную задачу, а не развивать социальные навыки ее лидера.

Сейчас много говорят о виртуальных командах. Они работоспособны? Или в этом феномене проявляется то, что Джо Фриман назвал когда-то «тиранией бесструктурности»?

Действительно, за последние десять лет виртуальные команды приобрели вес, но, по-моему, они мало чем отличаются от обычных. Бытовала иллюзия, что скоро все

смогут объединяться для работы в интернете и тогда автоматически проявится «мудрость коллектива». Якобы группы с правом свободного входа и выхода

способны выдвигать новые и глубокие идеи, которые «живым» группам никогда не снились. Но нирвана так и не настала; виртуальным командам для эффективной

работы нужны те же самые основные условия, что и «живым», — а иногда и какие-то дополнительные. В то же время мы видим, что можно обходиться гораздо

меньшим количеством очных контактов, чем считалось. Скажем, современная технология позволяет вам во время веб-конференции держать открытым диалоговое окно. Если вы хотите выступить следующим, можете впечатать слово «hand». Другим не надо видеть вас, чтобы заметить, что вы хотите высказаться. Но даже четко структурированным виртуальным командам необходима вводная общая встреча, нужна проверка в середине работы (тоже очная), и, наконец, подведение

итогов тоже лучше проводить при непосредственном присутствии каждого. Сразу могу сказать, что никакая виртуальная команда не будет работать эффективно,

если люди не знают, кто в ней участвует или в чем на самом деле состоит основная задача.

Раз так сложно организовать работу команд, не надо ли пересмотреть вопрос об их значимости для организаций?

Может, и надо. Многие поверили, что вне команды они ничего собой не представляют. Но ведь это не так. Есть немало дел, которые лучше делать самостоятельно. Давайте вернемся на минутку к вопросу о совместной постройке дома. Разумно предположить, что при коллективной работе строительство затянется или что дом вовсе не удастся построить. Во многих случаях, особенно

если речь идет о по-настоящему творческих сферах деятельности, коллектив не помощь, а помеха. Задача руководителя в том и состоит, чтобы найти равновесие

между личным и общим вкладом. Перекос в любую сторону вредит делу, но, как правило, в организациях больше боятся индивидуалистов, чем коллективистов.

Забывают, что сильный коллектив может стать опасным, если дать ему слишком большую власть. Скорее всего в нем потеряются голоса, знания и достижения

отдельных участников. К примеру, в одной группе управленцев превыше всех качеств ставили достоинства командного игрока. В итоге люди только поддакивали друг другу, дабы не

нарушить коллективную гармонию. Эта монолитная команда приняла план действий, явно обреченный на провал, причем некоторые менеджеры вполне это предвидели. Вот интересно: если бы побольше специалистов на совещаниях организаций высказывалось против мер, которые считали неправильными, — был бы нынешний мировой финансовый кризис таким тяжелым? Но тут мы возвращаемся к вопросу о том, как вредно проявлять отвагу. Всем нам нравится, когда в мире царит справедливость, но это значит, что те, кто говорит и поступает

смело и правильно, должны быть вознаграждены по заслугам. Однако на грешной земле откровенность отнюдь не всегда поощряют. Быть истинным командным

игроком — хоть лидером, хоть инакомыслящим, хоть простым участником — опасно.

Интервью вопросов и ответов для психологов

В отличие от большинства карьерных путей, которые предлагают несколько точек входа, в психологии есть только одна. Если вы хотите практиковать психологию в клинических условиях, преподавать в университете или проводить исследования, вы должны получить докторскую степень в области психологии. Несмотря на похожую образовательную траекторию, некоторые психологи лучше подходит для определенных должностей и карьерного роста, чем другие. Карьерный путь психолога преследования часто определяются типом личности или просто предпочтительной областью практики.Психология выпускникам, ищущим возможности трудоустройства, следует ожидать и быть готовыми ответить на самые разные вопросы собеседования, касающиеся их конкретных сильных сторон, областей знаний и карьеры стремления.

Ниже приведены общие вопросы собеседования, которые вы можете ожидать при собеседовании для клинических психология и смежные позиции. Под каждым вопросом вы найдете советы по ответу на него, вместе с образцом ответа. Тщательно обдумывая каждый вопрос, а затем создавая свой собственный ответ поможет вам подготовиться к следующему собеседованию.

Почему вы выбрали этот карьерный путь?

Хотя психологи следуют несколько схожему образовательному пути, каждый из них входит в сферу психология по своим причинам. Некоторые решают продолжить карьеру в области психологии, потому что они видели из первых рук, какое положительное влияние терапия и психологическое вмешательство могут оказать на жизнь кто-то борется с поведенческими расстройствами или психическими расстройствами. Другие просто увлечены внутренней работой ума или хотят лучше понять человеческое поведение.Когда отвечая на этот вопрос, будьте честны и прямолинейны. Ваш ответ предоставит интервьюеру представление о ваше происхождение, личность, объясните, почему вы выбрали именно вашу специальность, и дайте идею о ваших сильных сторонах.

Пример ответа:
В юности у меня был очень положительный опыт общения с терапевтом. Мой отец пострадал от пост- синдром травматического стресса от войны и увольнения из армии. Он не мог справиться с гражданской жизнью.В результате вся наша семья боролась, особенно моя мама. Это не было пока мы не получали постоянные консультации от заботливого и квалифицированного психолога, когда мне было около 10 лет, что все стало налаживаться. Без этой помощи, я не думаю, что мы бы сделали Это. Я многим обязан этому профессионалу. Что еще более важно, я видел мощную терапию и Психологические вмешательства могут иметь последствия для отдельных лиц, семей и общества в целом. я решил Я специализируюсь на детской психологии просто потому, что мне не нравится видеть, как дети борются.Кроме того, Я считаю, что помощь нашим детям в их оздоровлении и продуктивном детстве - это первый шаг к устранение проблем с психическим здоровьем в зрелом возрасте.

Каковы ваши слабые стороны?

Это вопрос, которого следует ожидать любому соискателю, но это особенно распространенный и важный вопрос - если вы идете на собеседование на должность терапевта или психолога. Вам необходимо предоставить «взвешенный» ответ на этот вопрос. Вы не хотите поднимать никаких красных флажков, поднимая проблемы, которые может поставить под угрозу ваши шансы получить работу, но вы также не хотите давать ответ, который лицемерно или высокомерно.Отвечая на этот вопрос, The American Psychological Ассоциация рекомендует говорить о безвредной сфере, где, как вам кажется, у вас еще есть место для обучения расти. Например, если вы специализируетесь на детской психологии, но вы хотите карьера в области ненормальной психологии, вы можете рассказать, над чем вы работаете, чтобы улучшить свои знания и понимание ненормальной психологии. Вы хотите показать интервьюеру, что вы делаете преодолеть свою слабость и то, как она становится силой.

Образец ответа:
Последние три года я работал терапевтом в католической школе Святого Луки. Дети. Хотя работа приносит мне удовлетворение, в последнее время у меня возникло сильное желание перейти в клиническое учреждение, где я помогаю клиентам с серьезными эмоциональными, поведенческими и психологическими проблемами. расстройства. Я обнаружил, что мои знания и навыки не там, где они должны быть, чтобы быть эффективен в этом качестве клинической психологии, поэтому я посещал аспирантуру в ненормальная психология в Чикагском университете по вечерам, чтобы лучше разбираться в лечения и терапии, которые наиболее эффективны для лечения людей с этими условия.

В чем ваша самая сильная сторона как терапевта?

В области психологии есть много областей специализации. В зависимости от вашего образовательного путь и профессиональный опыт, вы можете преуспеть в оценке, групповой терапии, психоанализе, детском развития, когнитивной психологии и т. д. Отвечая на этот вопрос, вы хотите пообщаться с интервьюер, что вы опытны в различных областях психологии и терапии, но они также у вас есть некоторые уникальные сильные стороны и способности.Вы также должны выделить сильные стороны, навыки и предыдущий опыт, имеющий отношение к занимаемой вами должности. Это прямой вопрос и разработан, чтобы увидеть, что вы можете сделать, и подходите ли вы для желаемой должности.

Пример ответа:
Когда я изучал клиническую психологию в Чикагской школе профессиональной психологии, я сосредоточил свои исследования поведенческого развития и познания в раннем детстве. Последний год я работал школьный психолог с местным округом помогает детям справляться с негативными эмоциональными и поведенческими проблемы, влияющие на их способность к социальному взаимодействию и академическому прогрессу.Как побочный продукт моего общение с детьми, учителями, родителями и другими администраторами, я обнаружил, что я очень эффективен при проведении семейной и групповой терапии - и я получаю от этой работы огромное удовольствие. Это один из причин, по которым я так заинтересован в вашей организации и занимаемой должности.

У вас есть вопросы?

Это простой вопрос, но не стоит недооценивать его ценность. Многие кандидаты на работу ищут хорошее ответ, когда они получат этот вопрос в конце интервью.Воспользуйтесь этой возможностью, чтобы узнать подробнее о должности, на которую вы собираетесь пройти собеседование. Интервьюер пытается выяснить, являетесь ли вы хорошо подходит для этой позиции, и вы должны попытаться выяснить, подходит ли эта позиция для ты. Что еще более важно, утвердительный ответ на этот вопрос показывает, что вы действительно заинтересованы в компания и должность. Не отвечайте на этот вопрос просто: «Нет». Это показывает отсутствие интереса или подготовки с вашей стороны.

Пример ответа:
Да.На самом деле, я хотел бы узнать немного больше об объеме предлагаемых вами услуг ...

Каковы ваши карьерные цели?

Этот вопрос разработан, чтобы проверить ваши способности и амбиции продолжать расти и развиваться. профессионально в области психологии. Он также используется, чтобы узнать о вашей способности планировать на будущее и определить, соответствуют ли ваши карьерные цели целям компании. если ты поставьте конкретные долгосрочные карьерные цели, а затем поделитесь ими с интервьюером.Если вы долгое время цели не обязательно совпадают с целями компании, вы можете подумать о том, чтобы поделиться некоторыми краткосрочные карьерные цели, поддерживающие позицию, которую вы ищете. Попробуйте сосредоточиться на потребностях работодатель, даже если речь идет о вас.

Пример ответа:
В ближайшем будущем я ищу должность в клинической психологии, где я действительно смогу предоставить положительное влияние на жизнь людей, борющихся с психосоматическими расстройствами. Как я просто окончил колледж, мои долгосрочные карьерные цели пока не столь конкретны, но я вижу, что работаю в аналогичном качестве с компетентной организацией, которая стремится помочь людям улучшить их жизни.

Другие вопросы интервью по клинической психологии

Ниже приведены дополнительные вопросы на собеседовании для психологов и терапевтов. Подготовьтесь к следующему собеседованию по поводу работы психолога, потратив некоторое время на подготовку эффективных ответов на каждый вопрос. Подтверждает ли ваш ответ на каждый вопрос, что вы являетесь квалифицированным кандидатом? Сообщается ли, что вы подходите на эту должность? Ориентирован ли он на потребности работодателя?

Персональный / профессиональный

1.Расскажи мне немного о себе.
2. Когда вы впервые заинтересовались психологией? Как вы заинтересовались (конкретная область интересов)?
3. Каковы ваши личные сильные и слабые стороны? Что вы сделали для устранения своих слабостей?
4. Каковы ваши долгосрочные карьерные цели? 5 лет? 10 лет?
5. Почему я должен нанять вас?
6. Что вы можете сделать для нашей организации?
7. Почему вы выбрали этот карьерный путь?

Терапия

1.Какие аспекты клинической работы вам меньше всего нравятся?
2. В чем ваша самая большая сила как терапевта?
3. С какими проблемами, по вашему мнению, вам придется столкнуться с терапевтом?
4. Какие области клинической работы вам больше всего нравятся?
5. Какой у вас опыт работы с стационарным / групповым / семейным / индивидуальным / и т. Д. лечение?
6. Какая у вас теоретическая ориентация? Что вы думаете о подходе _____?

Оценка

1. С каким инструментом оценки вы считаете себя компетентным?
2.Что вы думаете о проективном тестировании (например, по тесту Роршаха)
3. Что вы думаете об объективном тестировании (например, MMPI-2)
4. Какое дополнительное обучение или опыт оценивания вы хотите или считаете необходимым?

Исследования

1. Какие аспекты исследований вас больше всего интересуют и почему?
2. Какое клиническое значение имеет ваше исследование?
3. Опишите некоторые исследовательские проекты, в которых вы принимали участие?

Разнообразие

1.Какой у вас опыт работы с разнообразным или многокультурным населением?
2. Каковы ваши сильные и слабые стороны в работе с меньшинствами?
3. Какой опыт чтения / дидактики влияет на то, как вы думаете о различных группах населения?
4. Есть ли у вас какие-либо особые опасения по поводу работы с определенной группой людей?



Как быть уверенным и иметь правильное мышление

Собеседование - это время в вашей жизни, когда восприятие вас другими людьми может иметь большое значение.Независимо от того, получите вы предложение или нет, вы часто будете полагаться на то, чтобы произвести сильное и запоминающееся впечатление на тех, кто оценивает вашу работу.

Психология собеседований имеет двоякий смысл. Во-первых, это включает в себя психологическую подготовку к важному дню. Во-вторых, необходимо знать, какие сигналы ищут интервьюеры, в том числе те, о которых они могут даже не знать.

Эта страница предоставит вам обзор психологии собеседования, как с точки зрения того, как лучше всего подготовиться заранее, так и с точки зрения того, что нужно знать во время самого собеседования.

Перед интервью…

Примите позу силы

Исследования показали, что ваш язык тела и психологическое состояние взаимосвязаны. Например, люди, которые чувствуют себя неуверенно, обычно держат свое тело таким образом, чтобы казаться меньше. Опущенные плечи, руки, прижатые к бокам или согнутые к центру тела, и даже засунуть руки в карманы - все это примеры поз, воплощающих чувство незащищенности.

Однако важно понимать, что взаимосвязь между настроением и положением тела также идет в обратном направлении.То есть, намеренно приняв более сильную позу, ваше тело на самом деле ответит производством большего количества гормонов, связанных с усиленным состоянием ума.

Принятие силовой позы не только дает вам возможность практиковать чувство уверенности, но также помогает проецировать это на других, которые затем улавливают тонкие сигналы, которые приходят вместе с уверенностью в себе. Конечно, во время самого собеседования нельзя принимать силовые позы. Попробуйте это сделать, глядя в зеркало перед выходом из дома или в туалете перед собеседованием.

Пробное интервью

Подготовка и практика - отличные способы мысленно подготовиться к условиям собеседования. Попросите друзей или семью составить несколько вопросов для имитационного интервью. Сделайте все, как на настоящем собеседовании, в том числе наденьте одежду для собеседования и представьтесь каждому человеку, как если бы вы встречались с ним впервые.

Несмотря на то, что получение конструктивной критики в отношении вашей работы является важным способом, с помощью которого имитационное интервью может подготовить вас к реальной сделке, убедитесь, что каждый из участников понимает, что вы также ищете обратную связь по всем тем, что вы делаете правильно.Это поможет вам обрести уверенность в своей способности делать все возможное в условиях стресса.

Визуализация

Каждый день в неделю перед собеседованием выделяйте время, чтобы закрыть глаза и выделить 15–20 минут, чтобы представить, что вы хорошо выступаете. Начните с визуализации своего знакомства: крепкое рукопожатие, улыбка, вы немного нервничаете, но можете сказать, что вас хорошо приняли.

Затем представьте себя сидящим на собеседовании.Вы отвечаете на вопросы уверенно, чувствуете себя расслабленным, но внимательным, и вы производите впечатление на интервьюера. Если вы заметили, что у вас есть негативные мысли о своей работе, просто перенаправьте свои мысли на позитивные.

Сила позитивной визуализации заключается в способности вашего разума и тела ассоциировать определенные сигналы с определенными психологическими состояниями. Мысленно практикуя свое интервью, оставаясь при этом расслабленным и уверенным, вы помогаете «запрограммировать» свой разум и тело, чтобы они реагировали на настоящее интервью этими чувствами.

Оставьте последнее интервью позади

Наконец, один из наиболее важных аспектов вашей собственной психологии перед собеседованием - это полностью отказаться от прошлого опыта, когда вы проходили собеседование, но не получили работу. Помните, что большинству людей нужно пройти несколько собеседований, прежде чем они получат новую работу. Это нормально и нормально быть разочарованным по этому поводу, но тогда вам нужно двигаться дальше и ориентироваться в позитивном и обнадеживающем направлении к следующему собеседованию.

Напоминайте себе, что каждое интервью - это возможность учиться и совершенствоваться. Сосредоточьтесь на том, что вы сделали прямо на последнем собеседовании, и развивайте это. И помните, что иногда решения о приеме на работу принимаются на основе факторов, которые полностью не зависят от вас. Все, что вы можете сделать, это поставить эту самую лучшую ногу вперед при каждой возможности, которая у вас есть, чтобы продемонстрировать свои вещи.

Во время интервью…

Будьте искренними и уверенными

Несмотря на то, что когда речь заходит о психологии собеседования, на первом месте обычно ставится демонстрация уверенности, важно уравновесить это с искренностью.Если вы попытаетесь притвориться уверенным в себе сверх вашего уровня комфорта, это может показаться неискренним или, что еще хуже, высокомерным.

Интервьюер хочет увидеть, кто вы как личность. Если вы слишком стараетесь быть тем или иным, вы можете скрыть свои истинные сильные стороны и качества. Вместо того, чтобы пытаться понять, «как действовать», просто будьте профессиональной версией себя, которая зашла так далеко. Люди реагируют на подлинность, даже если она не идеально отполирована.

Светоотражающий

Рефлексивное слушание начинается с четкого сосредоточения внимания на том, что говорит интервьюер, и реального попытки услышать это с его или ее точки зрения.Второй шаг в этой технике включает в себя переформулировку и повторение цели вопроса в качестве первой части вашего ответа во время интервью.

Эта стратегия дает два основных преимущества. Во-первых, это показывает, что вы умеете слушать и общаться эффективно. Во-вторых, что более важно с психологической точки зрения, это заставляет интервьюера чувствовать, что его уважают и слышат, и то и другое является подтверждением опыта. Это может помочь рекрутеру взглянуть на вас в более позитивном свете.

Установление соединения

Интервьюеры тоже люди.Они ищут людей, с которыми хотят работать. Если вы можете установить личную связь через общие интересы или ценности, тогда вы можете установить связь на личном уровне, который запоминается и благоприятен. Нам нравятся люди, которых мы считаем похожими на нас. Такая симпатия может дать вам преимущество в конкурентной среде.

Другие способы установить связь: сделать комплимент или использовать имя интервьюера. Тем не менее, очень важно быть искренним и рассудительным в отношении комплиментов, поскольку при чрезмерном использовании они могут показаться вопиющей и неискренней лесть.Точно так же вы можете переборщить с техникой имени и выглядеть жутко. Обязательно используйте оба этих метода.

Невербальные сигналы

Многие руководства подробно рассматривают конкретные невербальные сигналы, включая все, от того, как держать руки до того, какое выражение лица сделать. Тем не менее, если слишком увлечься «правильной» улыбкой, это может добавить новый уровень самосознания для людей, которые уже борются с нервами, вызванными давлением собеседования.

Другой подход - просто сосредоточиться на том, чтобы «присутствовать» на собеседовании. Но что это означает на практике?

Присутствие означает, что вы сосредотачиваетесь на текущем моменте. Когда вы входите на собеседование, просто позвольте остальному миру исчезнуть. Единственное, что имеет значение, - это то, что вы полностью осознаете окружающих вас людей. Слушайте, что они говорят, прислушивайтесь к их потребностям и представляйте, насколько вы подходите для этих нужд.

Когда вы по-настоящему вовлечены в разговор, остальное приложится.Ваш язык тела естественным образом передаст ваш энтузиазм по поводу должности. Если вы подойдете к интервьюеру как к интересному человеку, с которым хотите познакомиться, ваш язык тела, естественно, будет следовать этому намерению и сообщать об этом.

Истинное «присутствие» больше, чем просто держаться за руки или улыбаться и кивать по команде. Речь идет о том, чтобы быть в данный момент с другими людьми и полностью осознавать их проблемы. Таким образом вы можете произвести неизгладимое впечатление, которое даст вам преимущество над конкурентами в поиске работы.

Освоение психологии собеседований

Собеседование при приеме на работу, как и все другие человеческие взаимодействия, находится под влиянием психологических факторов. Понимая психологию диалога и применяя некоторые полезные методы, вы можете заставить интервьюера сосредоточиться на ваших сильных сторонах и оказать определенное влияние на результат.

Например, даже если они пытаются быть объективными, у каждого интервьюера есть предубеждения, которые влияют на то, как они интерпретируют информацию, которую они получают от кандидатов.Отвечая на вопросы определенным образом, вы сможете преодолеть неосознанные предубеждения менеджера по найму и установить более сильную связь, - отметил доктор Николя Рулен, доцент кафедры производственной / организационной психологии в Университете Святой Марии и автор книги «Психология работы». Интервью ».

Вот несколько психологических приемов, которые помогут вам повлиять на впечатление, которое вы производите на интервьюера.

Используйте возможности управления восприятием

Вы, наверное, слышали выражение: «У вас никогда не будет второго шанса произвести первое впечатление.”

Это высказывание основано на эффекте первенства, который описывает тенденцию интервьюеров формировать ожидания поведения на основе того, как кандидат выглядит, одевается и ведет светскую беседу.

Добейтесь немедленной восприимчивости, крепко пожав руку, приветствуя интервьюера по имени, четко указав свое имя, улыбаясь во время представления и одеваясь как член команды.

Когда вы выглядите нервным или напряженным, вы можете вызвать у интервьюера биохимический ответ, который повлияет на его или ее впечатления о вас, - объяснил д-р.Джон Молидор, профессор Колледжа медицины человека при Университете штата Мичиган и автор книги «Безумно хорошее собеседование: как немного сумасшедшее поведение может помочь вам получить работу».

Постарайтесь расслабиться, избегая негативных разговоров с самим собой. Также может быть полезно рассматривать встречу как не более чем обмен информацией.

Постройте мост

Нам нравятся люди, похожие на нас. Но как найти сходство с виртуальным незнакомцем, который может быть полной противоположностью?

Отвечая на неизбежный вопрос собеседования «расскажи мне о себе», создайте эмоциональный мост, поделившись личной информацией и подчеркнув свои ценности в дополнение к своим техническим навыкам и опыту.

Например, объясните, что вы умеете работать в команде и идти на компромиссы, потому что у вас было пять братьев и сестер. А то, что вы выросли в большой семье, помогло вам стать лучшим разработчиком, научив вас полагаться на собственные силы и проявив инициативу в изучении новых языков.

«Если вы будете следовать этому шаблону, интервьюер обязательно будет относиться к тому, что вы говорите, даже если он старше, моложе или имеет другое культурное или техническое образование», - пояснил Молидор.

Использовать рассказывание историй

Каждый использует обе стороны своего мозга для обработки информации.Создайте сочувствие и укрепите свои эмоциональные связи с интервьюером, используя рассказы и красочные анекдоты, чтобы объяснить, как вы использовали свои технические знания.

Например, вспомните проблемы, с которыми вы столкнулись во время проекта, или подробно опишите, как ваша работа способствовала инициативам компании. Это продемонстрирует ваши основные ценности и увлечения, - предположил Рулен. Другими словами, структурируйте свой ответ таким образом, чтобы он нравился обеим сторонам мозга интервьюера.

Продемонстрируйте самосознание

Как ответить на устрашающий вопрос: «Какая ваша самая большая слабость?» Не говорите, что вы перфекционист или слишком много работаете; вместо этого покажите свою более человечную сторону.

«Продемонстрируйте реалистичное понимание своих сильных и слабых сторон, упомянув область, над которой вы работаете, и, в частности, то, что вы делаете для улучшения», - сказал Молидор.

Закройте крышку

Не оставляйте интервьюера в подвешенном состоянии. Эффект новизны утверждает, что люди, скорее всего, сохранят то, что они в последний раз слышат или видят, и на них влияет то, что они в последний раз слышат или видят, поэтому будьте готовы резюмировать, почему вы лучший человек на эту должность.

Назовите три черты или навыки, которые делают вас подходящим для работы, и то, как вы собираетесь использовать их, чтобы внести положительный вклад.Затем спросите о дальнейших действиях или о том, можете ли вы еще что-нибудь предоставить, например, ссылки или образцы кода. Эта простая формула три плюс один - эффективный и запоминающийся способ завершить собеседование.

«Мозг любит замыкаться, потому что это утешает», - сказал Молидор.

Клиническое интервью - IResearchNet

В ходе клинического интервью консультанты задают людям вопросы для сбора соответствующей информации. Во время собеседования терапевты пытаются помочь людям чувствовать себя комфортно, чтобы раскрыть откровенную и актуальную информацию.Клиническое собеседование происходит на протяжении всего процесса консультирования, но обычно является основным компонентом начального сеанса.

Первоначальное собеседование направлено на сбор информации. Терапевты обычно собирают демографическую информацию (например, семейное положение, расовую или этническую принадлежность и занятость) и информацию о текущих проблемах (например, частота возникновения проблемы, степень проблемы, влияющей на функционирование, и предыдущие попытки решить проблемы). Дополнительные вопросы задаются о социальной поддержке, истории болезни и текущих лекарствах.Кроме того, терапевты могут задавать вопросы относительно самоубийств, употребления психоактивных веществ и насилия. Информация, собранная во время первоначального клинического интервью, влияет на план лечения, поэтому честное общение необходимо для точной оценки.

Первоначальное собеседование и другие собеседования, проводимые в процессе консультирования, могут быть полезны при оценке проблем с клиентом. Эффективность клинического собеседования больше зависит от коммуникативных навыков консультантов, чем от более формальных методов оценки.В зависимости от типа запрашиваемой информации терапевты могут использовать формальные оценки и поведенческие наблюдения в дополнение к клиническому интервью. Эти методы помогают систематически собирать информацию; однако многие консультанты считают, что ничто не может заменить объем информации, обычно получаемой во время клинического собеседования.

Типы клинических интервью

Существует три типа клинических интервью: структурированные, неструктурированные и полуструктурированные. Тип используемого интервью варьируется в зависимости от обстановки и теоретической или профессиональной ориентации терапевта.Структурированное интервью требует, чтобы одинаковые вопросы задавались каждому клиенту одинаково. Неструктурированное интервью позволяет консультанту определить вопросы и темы, затронутые во время интервью. Полуструктурированное интервью объединяет эти форматы. Всегда задаются конкретные вопросы, но они дополняются возможностью изучить уникальные обстоятельства клиента.

У каждого формата интервью есть свои преимущества и недостатки. Вопросы, задаваемые в структурированном интервью, были исследованы, чтобы определить, являются ли они надежными и содержат ли полезную и достоверную информацию.Следовательно, структурированное интервью дает более последовательную информацию. Однако структурированное интервью может не подходить для клиентов с менее распространенными проблемами или клиентов из разных культур. Хотя неструктурированное интервью может быть адаптировано для отдельных клиентов, его эффективность зависит от навыков проведения собеседования врачом и его способности интерпретировать ответы клиентов.

Обычно используемые структурированные интервью - это композитные международные диагностические интервью: авторизованное ядро, версия 1.0 (CIDI-CORE) и расписание диагностического интервью (DIS). Некоторые типичные полуструктурированные интервью - это интервью по психиатрическим исследованиям психических расстройств и психических расстройств (PRISM) и структурированное клиническое интервью по расстройствам оси 1 DSM-IV (SCID-I).

Методы собеседования

Эффективные врачи демонстрируют теплоту межличностного общения, отточенные навыки и внимательность. Они используют открытые вопросы, которые позволяют клиентам подробно изложить свои мысли и чувства и ответить на вопросы «своими словами».Пример закрытого вопроса: «Вы употребляете алкоголь?» в то время как открытый вопрос может быть таким: «Почему ты не рассказываешь мне о том, что пьешь?»

Процесс клинического собеседования как метод оценки продолжается и после первого сеанса. Клиническое собеседование также используется для мониторинга решения проблем, межличностного развития, повседневного функционирования и прогресса клиента. Клиническое собеседование можно также использовать для оценки процесса консультирования, задавая клиентам вопросы о том, в какой степени консультирование было полезным.

Ссылки:

    ,
  1. Моррисон, Дж. (1995). Первое интервью. Нью-Йорк: Guilford Press.
  2. Окунь, Б. Ф. (2001). Эффективная помощь: методы интервьюирования и консультирования (6-е изд.). Пасифик Гроув, Калифорния: Брукс / Коул.

См. Также:

6 психологических приемов собеседования, которым вы можете научиться у продавцов - Coburg Banks

Вы уже знаете, что собеседование - это шанс продать себя работодателю, но задумывались ли вы, что это на самом деле означает?

Вместо того, чтобы рассматривать свое собеседование как испытание нервов, через которое вы должны пройти, на самом деле это возможность использовать целый арсенал приемов, которые продавцы совершенствовали на протяжении многих лет, чтобы повысить ваши шансы получить работу своей мечты.

Нейролингвистическое программирование или НЛП, созданное Ричардом Бэндлером и Джоном Гриндером в 1970-х годах, превратило процесс продаж в форму искусства.

Мы хотели бы показать вам несколько приемов, которые вы можете использовать, чтобы ваши собеседования были успешными.

Простой путь продаж выглядит следующим образом:

  • Установление взаимопонимания
  • Установление потребности
  • Подход к потребности
  • Преодоление возражений

Вы можете использовать ту же модель, только слегка адаптированную для вашего интервьюера:

  • Установите взаимопонимание: Будьте дружелюбными и доступными с вашим интервьюером, производите впечатление человека, с которым они захотят работать. по мере необходимости: Расскажите интервьюеру, как вы можете выполнять эту работу, используя в качестве доказательства примеры из реальной жизни.
  • Преодоление возражений: Если есть какие-либо вопросы о ваших способностях, послушайте и четко объясните, как вы их преодолели , снова с примерами

Есть некоторые особые психологические приемы, которые вы можете использовать во время собеседования, чтобы помочь вам достичь всего вышеперечисленного.Вот 6 лучших техник, которые вы можете использовать прямо сейчас.

1. Говорите на их языке

Если вы прислушаетесь к образцам речи интервьюера, вы обнаружите кое-что действительно важное.

Каждый думает визуальными (зрительными), слуховыми (слуховыми) или кинестетическими (чувственными) моделями речи. В зависимости от того, каким человеком они являются, формируется язык, который они используют.

Похоже на научную чепуху? Что ж, если кто-то когда-либо виделся с глазу на глаз, задевал струну или касался вами нерва, то вы, вероятно, уже подвергались этому, даже не зная об этом.

Типичные фразы включают:

Визуальные люди:

«Вы видите, что я говорю?»

«Позвольте мне нарисовать вам картинку.»

«Посмотрите на это.»

Слуховые люди:

«Вы слышите, что я говорю?»

«Мне нравится звук этого«

», который звонит в колокол»

Кинестетики:

чувствую, что это лучший образ действий '

' Давайте коснемся этой темы.

«Это поразительно».

Подавляющее большинство людей мыслят либо визуально, либо слухом. Кинестетики встречаются реже, но люди их явно комбинируют.

У каждого есть свой предпочтительный способ речи и мышления, поэтому, если вы можете, определите основной речевой паттерн интервьюера, если можете, и попытайтесь отразить его. Это будет иметь большое значение для установления взаимопонимания и создания у интервьюера ощущения, что вы общаетесь.

2.Physical Mirroring

Это риск, и вам не следует рассказывать о нем впервые во время собеседования. Если вы все равно нервничаете, это может выглядеть неловко и натянуто.

В худшем случае может показаться, что вы издеваетесь над ними, но если вы справитесь с этим, то вы будете на пути к установлению взаимопонимания.

Итак, если вы собираетесь практиковать эти техники, сначала попробуйте их на друге, чтобы придать себе уверенности.

Физическое зеркальное отображение - это именно то, что написано на жестяной коробке.Возможно, вы делаете это, даже не осознавая этого. Помните хорошее свидание, и как ваши головы одновременно наклонялись в сторону или вы оба одновременно наклонялись?

Это физическое отражение, и это в точности то же самое - только оно не будет казаться таким естественным, если, конечно, вы действительно не в контакте со своим интервьюером!

Не копируйте интервьюера и не относитесь к ситуации как к ужину при свечах. Просто воспринимайте визуальные подсказки по тому, как они сидят, по их позе, и отражайте их им.Если они небрежно откинулись на спинку стула, сделайте то же самое, если они наклонятся вперед и смотрят вам прямо в глаза, осторожно подойдите к ним.

Если интервьюер видит в вас себя, вы можете еще раз улучшить чувство взаимопонимания и укрепить связь, которую связывают отношения.

Вы можете зайти так далеко, как захотите, сначала шагая за их движениями, следуя за ними, а затем беря на себя инициативу.

Когда вы почувствуете, что интервьюер расслабился и вы настроены, попробуйте собственное движение, легкий кашель или изменение позы.Если они следят за вами, значит, вы настроены, и собеседование проходит хорошо.

Только не применяйте силу, иначе это будет выглядеть неестественно.

3. Задавайте вопросы, чтобы установить основную потребность.

Это будет включать в себя поворот таблиц и постановку вопросов, чтобы выяснить, что интервьюер больше всего ценит как в роли, так и в идеальном кандидате. Ответы могут вас удивить.

Вы можете сделать все возможное, чтобы продать себя в соответствии с должностной инструкцией.Это разумно, это все, что вы можете сделать с имеющейся в вашем распоряжении информацией.

Но это означает, что вам нужна дополнительная информация, потому что вы можете обнаружить, что движущая сила этого конкретного интервьюера, главное, что повлияет на его решение и решит, получите вы работу или нет, не имеет ничего общего с описанием должности.

Они могут искать кого-то, кто, например, особенно хорошо вписывается в корпоративную культуру, независимо от ваших технических навыков и способностей, поэтому вам нужно будет продемонстрировать это на собеседовании.

Вы можете сделать это, только если знаете, что именно это они ищут, а это, в свою очередь, требует от вас вопросов.

Будьте осторожны с формулировкой вопросов, убедитесь, что интервьюер не думает, что вы пытаетесь взять на себя ответственность.

Безопасное введение всегда: «Вы не возражаете, если я спрошу…»

Задавая открытые вопросы о работе, компании и последнем сотруднике (кто, как, почему, что, где и когда) и выслушивая Однако если внимательно отнестись к ответам, вы обнаружите движущую силу интервьюера.

Они скажут вам, что им нужны динамичные командные игроки или целеустремленные работяги. В основном то, что нельзя получить из объявления о вакансии. Зная это, вам не нужно гадать.

Тогда вам решать, как адаптировать презентацию к конкретным потребностям, а не к общим требованиям работы.

4. Используйте эмоциональный язык

Все, от рекламы зубной пасты до ипотечных заявок, было пропитано языком продаж: эмоциональные термины, которые были исследованы до смерти, чтобы гарантировать, что они касаются нужных кнопок и вызывают идеальную эмоциональную отклик.

Они известны как «слова силы».

Что, если вы можете использовать это в своих интересах? Ты можешь.

Вам нужно быть осторожным, не переусердствовать, иначе вы будете выглядеть как псих, но выберите правильные слова, и вы сможете нарисовать картину позитива, успеха и драйва.

Это почти всегда поможет в ситуации собеседования.

Хорошие слова для использования включают: «верить», «мгновенно», «резко», «менять», «заряжать энергией», «здоровым», «преодолевать», «процветать», «добиваться», «обновлять» и «счастливы». '.

5. Преодолейте возражения

Это прямо из учебника продаж и требует чугунной нервозности, но если вы действительно можете побудить интервьюера озвучить любые опасения, которые у него могут возникнуть, вы на 50% готовы их преодолеть. .

Конечно, большинство интервьюеров будут рассматривать свои возражения органично в ходе собеседования, но они могут не упомянуть о том мучительном сомнении, которое на самом деле будет стоить вам работы, если вы не спросите.

Итак, в конце интервью интервьюер может спросить, есть ли у вас какие-либо вопросы, и, надеюсь, у вас будет список подготовленных вопросов, которые вы сможете задать, чтобы по-настоящему впечатлить их.

Однако, если вы этого не сделаете, и даже если интервьюер не спросит, есть ли у вас какие-либо вопросы, вы должны найти способ задать один вопрос:

«Есть ли у вас какие-либо сомнения по поводу меня и вы думаете, что я подхожу на эту роль? »

Спросите их, есть ли какие-либо опасения по поводу вашего конкретного набора навыков, и если они думают, что вы подходите для компании, и будьте готовы разобраться с возражениями.

Навыки, необходимые для работы, которая у вас есть, неизбежны, но по какой-либо причине вы недостаточно освещены на собеседовании.

Это идеальный шанс успокоить их.

В качестве альтернативы могут быть реальные пробелы, и в этом случае вы можете поднять тему внутреннего обучения, чтобы показать свою готовность учиться, а также выделить навыки, которые у вас есть, которые могут компенсировать некоторые недостающие навыки и вернуть баланс в вашу пользу.

В любом случае у вас больше шансов получить работу, если вы будете знать и преодолевать возражения сразу же, а не никогда их не рассматривать.

6. The Close

Вы, наверное, слышали коммерческий термин «закрытие», но пробовали ли вы когда-нибудь его на собеседовании при приеме на работу?

Это последняя часть собеседования, где вам нужно знать, на каком этапе вы находитесь. Это может быть связано с разделом о преодолении возражений, особенно с вопросом об оговорках, которые они могут иметь в отношении вас, но это немного больше.

При закрытии вы попытаетесь установить, что будет дальше, когда вы можете ожидать от них известий и есть ли что-то еще, что им нужно от вас тем временем.

Так что убедитесь, что вы задаете эти вопросы, и вы будете говорить профессионально, и вы произведете впечатление на интервьюера.

Сводка

Итак, поехали. 6 психологических приемов, которые действительно помогут вам на собеседовании и выделят вас среди остальных.

Если можете, потренируйтесь на другом, прежде чем пробовать эти методы в реальной ситуации собеседования.

Но, прежде всего, сохраняйте спокойствие и уверенность, внимательно слушайте и полностью демонстрируйте, почему вы могли бы стать идеальным человеком для этой работы.

Удачи!

Определение, типы + [Примеры вопросов]

При проведении систематических исследований конкретных предметов и контекстов исследователи часто используют структурированные и полуструктурированные интервью. Это методы сбора данных, которые помогут вам собрать информацию из первых рук о предмете исследования с использованием различных методов и инструментов.

Структурированные и полуструктурированные интервью подходят для разных контекстов и наблюдений.Как исследователь, вам важно понимать правильные контексты для этих типов интервью и понимать, как собирать информацию с помощью методов структурированного или полуструктурированного интервью.

Что такое структурированное интервью?

Структурированное интервью - это тип количественного интервью, в котором используется стандартизированная последовательность вопросов для сбора соответствующей информации о предмете исследования. Этот тип исследования в основном используется в статистических исследованиях и следует заранее продуманной последовательности.

В структурированном интервью исследователь заранее создает набор вопросов для интервью, и эти вопросы задаются в одном порядке, чтобы ответы можно было легко поместить в аналогичные категории. Структурированное интервью также известно как шаблонное интервью, плановое интервью или стандартное интервью.

Что такое полуструктурированное интервью?

Полуструктурированное интервью - это тип качественного интервью, в котором есть набор заранее продуманных вопросов, позволяющих интервьюеру исследовать новые изменения в причине интервью.В некотором роде он представляет собой середину между структурированными и неструктурированными интервью.

В полуструктурированном интервью интервьюер вправе отклоняться от установленных вопросов и последовательности вопросов, пока он или она остается в рамках общего объема интервью. Кроме того, в полуструктурированном интервью используется руководство по собеседованию, которое представляет собой неформальную группу тем и вопросов, которые интервьюер может задать по-разному.

Примеры структурированного интервью

Примеры структурированного интервью можно разделить на три, а именно: личное интервью, телефонные интервью и интервью с опросом / вопросником

Структурированное интервью лицом к лицу

Структурированное интервью лицом к лицу - это тип интервью, при котором исследователь и интервьюируемый физически обмениваются информацией .Это метод сбора данных, который требует, чтобы интервьюер собирал информацию путем прямого общения с респондентом в соответствии с контекстом исследования и уже подготовленными вопросами.

Личные структурированные интервью позволяют интервьюеру собрать фактическую информацию об опыте и предпочтениях респондента исследования. Это помогает исследователю минимизировать количество отказов от участия в опросе и улучшить качество собираемых данных, что приводит к более объективным результатам исследования.

Преимущества личного структурированного интервью
  • Это позволяет собирать более глубокие и подробные данные.
  • Язык тела и выражения лица, наблюдаемые во время личного структурированного интервью, могут помочь в анализе данных.
  • Визуальные материалы могут использоваться для поддержки структурированного личного интервью.
  • Личное структурированное интервью позволяет вам собрать более точную информацию от субъектов исследования.
Недостатки личного структурированного интервью
  • Личное структурированное интервью дорого проводить, поскольку требует большого количества персонала. Различные расходы, понесенные во время личного структурированного интервью, включая логистику и вознаграждение.
  • Этот тип интервью ограничен небольшим размером выборки данных.
  • Личное структурированное интервью также требует много времени.
  • На это могут повлиять предвзятость и субъективность.

Теле-интервью

Теле-интервью - это тип структурированного интервью, которое проводится посредством видео- или аудиозвонка. В этом типе интервью исследователь собирает соответствующую информацию, общаясь с респондентом посредством видеозвонка или телефонного разговора.

Дистанционные интервью обычно проводятся в соответствии со стандартной последовательностью интервью, что является нормой для структурированных интервью. В нем используются закрытые вопросы для сбора наиболее актуальной информации от интервьюируемого, и это метод количественного наблюдения.

Преимущества телеинтервью
  • Телеинтервью более удобны и приводят к более высокому проценту ответов на опрос.
  • Это не займет много времени, так как интервью можно провести относительно быстро.
  • Он имеет большой размер выборки данных, так как его можно использовать для сбора информации по большой географической области.
  • Это рентабельно.
  • Это помогает интервьюируемому ориентироваться на конкретные выборки данных.
Недостатки телеинтервью
  • Это не позволяет качественно наблюдать за выборкой исследования.
  • Это может привести к смещению ответов в опросе.
  • Это зависит от доступности сети и других технических параметров.
  • Интервьюеру трудно установить контакт с интервьюируемым с помощью этого средства; особенно если они встречаются впервые.
  • Может быть трудно понять язык тела собеседника даже во время видеозвонка. Язык тела обычно служит средством сбора дополнительной информации об объектах исследования.

Опросы / анкеты

Структурированная анкета - это обычный инструмент, используемый при количественном наблюдении.Он состоит из набора стандартизованных вопросов, обычно закрытых, организованных в стандартизированную последовательность интервью и вводимых в фиксированную выборку данных для сбора соответствующей информации.

Другими словами, анкета - это метод сбора данных, который включает сбор информации от целевых групп с помощью набора заранее продуманных вопросов. Вы можете управлять анкетой физически или создавать и администрировать ее в режиме онлайн, используя платформы для сбора данных, такие как Formplus.

Преимущества опроса / анкеты
  • Это экономит время и позволяет собирать информацию из больших выборок данных.
  • Информация, собранная с помощью вопросника, может быть легко обработана и помещена в категории данных.
  • Анкета - гибкий и удобный метод сбора данных.
  • Это также экономично; особенно при онлайн-администрировании.
  • Обзоры и анкеты полезны при описании числовых характеристик больших наборов данных.
Недостатки опросов / анкет
  • Высокий уровень смещения ответов на опрос из-за усталости от опроса.
  • Высокий процент выбывших из обследования.
  • Опросы и анкеты подвержены ошибкам исследователя; особенно когда исследователь делает неправильные предположения относительно выборки данных.
  • Опросы и анкеты по своей природе жесткие.
  • В некоторых случаях респонденты не совсем честны со своими ответами, и это влияет на точность результатов исследования.

Инструменты, используемые в структурированном интервью

Аудиозаписывающее устройство - это инструмент для сбора информации, который используется для сбора информации во время интервью путем записи разговора между интервьюером и интервьюируемым. Этот инструмент сбора данных обычно используется во время личных интервью, чтобы точно улавливать вопросы и ответы.

Затем записанная информация извлекается и расшифровывается для категоризации данных и анализа данных.Существуют различные типы оборудования для записи звука, включая аналоговые и цифровые устройства записи звука, однако цифровые устройства записи звука являются лучшими инструментами для записи взаимодействий в структурированных интервью.

Цифровая камера - еще один распространенный инструмент, используемый для структурированных телеинтервью. Это тип камеры, которая фиксирует взаимодействия в цифровой памяти, то есть изображения.

Во многих случаях цифровые камеры комбинируются с другими инструментами в структурированном интервью, чтобы точно собрать информацию об исследуемой выборке.Это эффективный метод сбора визуальной информации.

Как следует из названия, видеокамера - это гибрид фотоаппарата и записывающего устройства. Это портативный инструмент двойного назначения, используемый в структурированных интервью для сбора статических и динамических визуальных данных для последующего воспроизведения и анализа.

Телефон - это устройство связи, которое используется для облегчения взаимодействия между исследователем и интервьюируемым; особенно когда обе стороны находятся в разных географических пространствах.

  • Опрос / анкета Formplus

Formplus - это платформа для сбора данных, которую вы можете использовать для создания и администрирования анкет для онлайн-опросов.В конструкторе форм вы можете добавлять в форму различные поля, чтобы собирать различную информацию от респондентов.

Помимо возможности добавлять различные поля форм в анкеты и опросы, Formplus также позволяет создавать интеллектуальные формы с условной логикой и функциями поиска форм. Это также позволяет вам персонализировать свой опрос, используя различные параметры настройки в конструкторе форм.

Создавайте опросы с Formplus

Лучшие типы вопросов для структурированного интервью

Открытые вопросы

Открытый вопрос - это тип вопроса, который не ограничивает респондента набором ответов.Другими словами, открытые вопросы - это вопросы произвольной формы, которые дают интервьюируемому свободу выражать свои знания, опыт и мысли.

Открытые вопросы обычно используются для качественного наблюдения, когда внимание уделяется подробному описанию предметов исследования. Эти типы вопросов предназначены для получения полных и подробных ответов от субъектов исследования, в отличие от закрытых вопросов, требующих кратких ответов.

Примеры открытых вопросов
  1. Что вы думаете о новой упаковке?
  2. Как мы можем улучшить наши услуги?
  3. Почему вы выбрали этот наряд?
  4. Как мы можем лучше обслуживать вас?
Преимущества открытых вопросов
  1. Открытые вопросы полезны для качественного наблюдения.
  2. Открытые вопросы помогут вам получить неожиданные идеи и подробную информацию.
  3. Он предоставляет исследователю бесконечный диапазон ответов.
  4. Это помогает исследователю прийти к более объективным результатам исследования.
Недостатки открытых вопросов
  1. Сбор данных с использованием открытых вопросов требует много времени.
  2. Не может использоваться для количественных исследований.
  3. Существует большая возможность захвата больших объемов нерелевантных данных.
Использование открытых вопросов для интервью

В интервью открытые вопросы используются для понимания мыслей и опыта респондентов. Для этого интервьюер генерирует набор открытых вопросов, которые можно задать в любой последовательности, и другие открытые вопросы могут возникнуть в ходе последующих запросов.

Закрытые вопросы

Закрытые вопросы - это вопрос, который ограничивает респондента набором возможных ответов в качестве вариантов.Он часто используется в количественных исследованиях для сбора статистических данных от респондентов, и существуют различные типы закрытых вопросов, включая вопросы с множественным выбором и вопросы по шкале Лайкерта.

Закрытый вопрос в первую очередь определяется необходимостью иметь набор заранее определенных ответов, из которых интервьюируемый выбирает. Эти типы вопросов помогают исследователю категоризировать данные с точки зрения числовой ценности и ограничивать ответы на интервью наиболее достоверными данными.

Примеры закрытых вопросов
  • Вам нравится наш продукт?
  1. Да
  2. Нет
  3. Не знаю
  • Вы когда-нибудь были в Лондоне?
  1. Да
  2. Нет
  • Понравился ли вам семинар по взаимоотношениям?
  1. Да, был
  2. Нет, не знал
  3. Не могу сказать
  • Оцените предоставление наших услуг по шкале от 1 до 5.(1-плохо; 5-отлично).
  • Как часто вы бываете дома?
  1. Очень часто
  2. Иногда
  3. Я не хожу домой.
Преимущества закрытых вопросов
  1. Это полезно для статистических запросов.
  2. Закрытые вопросы просты и легко отвечают.
  3. Данные, собранные с помощью закрытых вопросов, легко анализировать.
  4. Это снижает шансы получить нерелевантные ответы.
Недостатки закрытых вопросов
  1. Закрытые вопросы очень субъективны по своей природе и имеют высокую вероятность смещения ответов на опрос.
  2. Закрытые вопросы не позволяют собрать подробную информацию об опыте субъектов исследования.
  3. Закрытые вопросы нельзя использовать для качественного наблюдения.
Использование закрытых вопросов для неструктурированных интервью

Закрытые вопросы используются в интервью для статистических запросов.Во многих случаях интервью начинаются с набора закрытых вопросов, которые приводят к дальнейшим запросам в зависимости от типа, то есть структурированные, неструктурированные или полуструктурированные интервью.

Вопрос с несколькими вариантами ответов

Вопрос с несколькими вариантами ответов - это тип закрытого вопроса, который предоставляет респондентам список возможных ответов. От интервьюируемого требуется выбрать один или несколько вариантов ответа на вопрос; в зависимости от типа вопроса и предусмотренных инструкций.

Как правило, вопрос с несколькими вариантами ответов является одним из наиболее распространенных типов вопросов, используемых в опросе или анкете. Это также действенный способ количественного исследования, поскольку он обращает внимание на числовое значение категорий данных. Вопрос с несколькими вариантами ответов состоит из 3 частей: основы, правильного ответа (ов) и отвлекающих факторов.

Примеры вопросов с множественным выбором
  1. Сколько раз вы бываете дома?
  • Ежедневно
  • Еженедельно
  • Ежемесячно
  • Ежегодно

2.Какие рубашки ты носишь? (Выберите любое из подходящих)

  • Футболка
  • Поло
  • Рубашка с длинными рукавами
  • Рубашка с короткими рукавами

3. Какие из следующих гаджетов вы используете?

  • Ноутбук
  • Настольный компьютер
  • Ноутбук
  • Умные часы

4. Каков ваш самый высокий уровень образования?

Преимущества вопроса с множественным выбором
  1. Вопрос с множественным выбором является эффективным методом оценки; особенно качественное исследование.
  2. Это эффективно по времени.
  3. Это снижает вероятность предвзятости интервьюера из-за своего объективного подхода.
Недостатки вопросов с множественным выбором
  1. Вопросы с множественным выбором ограничены определенными типами знаний.
  2. Его нельзя использовать для решения проблем и оценок рассуждений высокого порядка.
  3. Это может привести к двусмысленности и неправильному толкованию, что приводит к смещению ответов в опросе.
  4. Усталость от опроса, которая приводит к высокому проценту выбывших из обследования.

Дихотомические вопросы

Дихотомический вопрос - это тип закрытого вопроса, на который может быть только два возможных ответа. Это метод количественного наблюдения, который обычно используется для образовательных исследований и оценок, а также других исследовательских процессов, связанных со статистической оценкой.

Для исследователей важно ограничить использование дихотомических вопросов ситуациями, в которых есть только 2 возможных ответа.Эти типы вопросов ограничены вариантами да / нет, истина / ложь или согласен / не согласен, и они используются для сбора информации, связанной с опытом субъектов исследования.

Примеры дихотомических вопросов
  1. Вам нравится использовать этот продукт?
  2. Да
  3. Нет
  4. Я всегда использовал этот продукт для волос.
  5. Верно
  6. Неверно
  7. У вас непереносимость лактозы?
  8. Да
  9. Нет
  10. Вы когда-нибудь были свидетелями взрыва?
  11. Да
  12. Нет

5.Вы когда-нибудь были на нашей ферме?

  1. Да
  2. Нет
Преимущества дихотомических вопросов
  1. Это эффективный метод количественного исследования.
  2. Опросы, содержащие дихотомические вопросы, легко проводить.
  3. Не амбивалентен по своей природе.
  4. Позволяет упростить сбор и анализ данных.
  5. Дихотомические вопросы краткие, легкие и упрощенные по своей природе.
Недостатки дихотомических вопросов
  1. Дихотомический вопрос носит ограниченный характер.
  2. Его нельзя использовать для сбора качественной информации в исследованиях.
  3. Не подходит для глубокого сбора данных.

Как использовать Formplus для структурированного интервью

Войдите в Formplus

В конструкторе Formplus вы можете легко создать анкету для структурированного интервью, перетащив нужные поля в форму. Чтобы получить доступ к конструктору Formplus, вам необходимо создать учетную запись на Formplus.

Как только вы это сделаете, войдите в свою учетную запись и нажмите «Создать форму», чтобы начать.

Зарегистрироваться

Редактировать заголовок формы

Щелкните поле для ввода заголовка формы, например, «Опросник структурированного интервью».

Изменить форму
  • Нажмите кнопку редактирования, чтобы отредактировать форму.
  • Добавить поля: перетащите нужные поля формы в форму в столбце «Входные данные» конструктора Formplus. В конструкторе Formplus есть несколько вариантов ввода полей для форм опроса, включая поля таблиц, и вы можете создать более умный вопросник, используя функцию условной логики.
  • Редактировать поля: вы можете изменить поля формы, чтобы они были скрытыми, обязательными или доступными только для чтения, в зависимости от вашей выборки данных и цели интервью.
  • Нажмите «Сохранить»
  • Форма предварительного просмотра.

Настройка формы

Formplus позволяет добавлять уникальные функции в структурированный вопросник. Вы можете персонализировать свою анкету, используя различные параметры настройки в конструкторе. Здесь вы можете добавить фоновые изображения, логотип вашей организации и другие функции. Вы также можете изменить тему отображения вашей формы.

Поделитесь ссылкой на форму с респондентами

Formplus позволяет вам поделиться анкетой с респондентами, используя несколько вариантов совместного использования форм.Вы можете использовать кнопки прямого обмена в социальных сетях, чтобы поделиться ссылкой на вашу форму на страницы вашей организации в социальных сетях.

Вы также можете встроить свою анкету в свой веб-сайт, чтобы респонденты формы могли легко заполнить ее, когда они посещают вашу веб-страницу. Formplus позволяет отправлять приглашения по электронной почте интервьюируемым, а также делиться анкетой в виде QR-кода.

Заключение

Каждому исследователю важно понимать, как проводить структурированные и неструктурированные интервью.В то время как структурированное интервью строго следует последовательности интервью, включающих стандартизованные вопросы, полуструктурированное интервью позволяет исследователю отклониться от последовательности запроса на основе информации, предоставленной респондентом.

Вы можете провести структурированное интервью с помощью диктофона, телефона или опросов. Formplus позволяет вам легко создавать и администрировать онлайн-опросы, и вы можете добавлять различные поля формы, чтобы вы могли собирать различную информацию с помощью конструктора форм.

Как клинические интервью помогают диагностировать психическое заболевание

Клиническое интервью - это инструмент, который помогает врачам, психологам и исследователям ставить точный диагноз различных психических заболеваний, таких как обсессивно-компульсивное расстройство (ОКР). Есть два распространенных типа: структурированные клинические интервью и клинические диагностические интервью.

Структурированные клинические интервью

Золотым стандартом структурированных клинических интервью является структурированное клиническое интервью для DSM-5, также известное как SCID.Это полуструктурированное руководство по собеседованию, которое проводит психолог или другой специалист в области психического здоровья, знакомый с диагностическими критериями состояний психического здоровья.

Назначение

Структурированные клинические интервью имеют множество применений, в том числе:

  • Оценка пациентов для постановки диагноза на основе Диагностического и статистического руководства по психическим расстройствам, 5-е издание (DSM-5)
  • Практика для студентов, изучающих психическое здоровье, чтобы стать лучшими интервьюерами
  • Исследования для изучения определенных групп людей с одинаковыми симптомами или клинические испытания

ТКИД также могут помочь определить, есть ли у вас более одного заболевания.Они содержат стандартизированные вопросы, чтобы гарантировать, что все пациенты будут опрошены одинаково.

Поскольку многие вопросы, касающиеся диагностических критериев, являются субъективными (по сравнению, например, с числом в анализе крови, которое может использоваться для диагностики физического расстройства), стандартизованное руководство, такое как SCID, помогает убедиться, что исследования учитывают люди с такими же общими симптомами.

Структурированное клиническое интервью помогает сделать в значительной степени субъективный диагноз немного более объективным.

Типы вопросов

Вопросы по SCID варьируются от вопросов о вашей семье и истории болезни до ваших болезней и текущих жалоб, а также о характере, тяжести и продолжительности симптомов, которые вы испытали. Вопросы становятся очень подробными и конкретными, но не на все вопросы потребуются ответы, поскольку SCID охватывает широкий спектр заболеваний, большинство из которых у вас, вероятно, нет.

Во время структурированного клинического собеседования вам могут задать следующие вопросы, касающиеся ОКР:

  • Появились ли у вас симптомы после новой болезни или приема нового лекарства?
  • Каковы конкретные детали ваших навязчивых идей и компульсий?
  • Как долго у вас были эти навязчивые идеи и компульсии?
  • Как эти навязчивые идеи и принуждения повлияли на вашу жизнь?
  • Были ли вы физически больны до того, как у вас начались навязчивые идеи и / или компульсии?
  • Употребляли ли вы наркотики до того, как у вас появились навязчивые идеи и / или компульсии?
  • Сколько вам было лет, когда появились эти симптомы?

Процедура SCID может занять от 15 минут до нескольких часов, в зависимости от серьезности и типа ваших симптомов.

Клинические диагностические интервью

Еще один действенный способ оценить и / или диагностировать психическое заболевание - использовать клиническое диагностическое интервью (CDI). CDI отличаются тем, что они включают беседу или повествование между специалистом в области психического здоровья и пациентом, а не список стандартных вопросов, таких как SCID.

Клиническое диагностическое интервью занимает около двух с половиной часов, и специалист по психическому здоровью, проводящий собеседование, скорее всего, будет делать заметки, пока вы говорите.Контрольный список симптомов также может использоваться вместе с CDI, чтобы помочь интервьюеру поставить диагноз.

Типы вопросов

Вопросы во время CDI намного шире и оставляют вам место для подробностей. Примеры вопросов:

  • Каким было ваше детство?
  • Каковы ваши отношения с матерью / отцом / братьями и сестрами?
  • Какой была для вас школа?
  • Какие у вас были дружеские отношения в детстве?
  • Какими были ваши романтические отношения?
  • Чем вы занимаетесь и сколько времени вы занимаетесь ею?

SCID vs.CDI

Вам может быть интересно, лучше ли один метод собеседования, чем другой. Короткий ответ: нет. Фактически, исследование 2015 года показало, что оба метода интервью одинаково действенны и полезны. Какой метод использует врач, вероятно, будет зависеть от стандартов их организации и / или личных предпочтений.

Чрезвычайно важно использовать тщательный метод диагностики, независимо от того, какой метод собеседования рекомендует ваш терапевт, чтобы определить, справляетесь ли вы с обсессивно-компульсивным расстройством или другим психическим заболеванием,

Слишком часто диагноз психического здоровья ставится без помощи этих инструментов.Благодаря информации, доступной в Интернете, люди все чаще ставят себе диагноз психических расстройств. А из-за нехватки поставщиков психиатрических услуг (плюс ограничения по времени и сборы, взимаемые сторонними плательщиками) этот шаг иногда необоснованно упрощается.

Слово Verywell

Учитывая огромное влияние ОКР и других психических расстройств на жизнь человека, крайне важно не пропускать эти первоначальные диагностические интервью.Постановка точного диагноза помогает определить тип лечения и терапий, которые оказались наиболее эффективными в клинических исследованиях для этого конкретного диагноза.

Также очень важно провести эти интервью, чтобы получить представление о том, насколько это состояние влияет на вашу жизнь. Прогресс в области психического здоровья иногда может быть медленным и часто следует за пресловутой траекторией трех шагов вперед и двух шагов назад. Точное понимание того, с чем вы справлялись во время постановки диагноза, может помочь вашему терапевту определить, работает ли ваш текущий план терапии или нужен другой подход.

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *