Психастеническая женщина: Психастенический тип — Психологос

Содержание

Психастенический тип — Психологос

Коротко

Психастенический тип определяет склонность к самоанализу и рефлексии. Психастеники часто колеблются при принятии решений и не переносят высоких требований и груза ответственности за себя и других. Такие субъекты демонстрируют аккуратность и рассудительность, характерной чертой для них является самокритичность и надёжность. У них обычно ровное настроение без резких перемен. В сексе они зачастую опасаются совершить ошибку, но в целом их половая жизнь проходит без особенностей.

Подробное описание по А.Е. Личко

Фрагмент из книги «Психопатии и акцентуации характера у подростка»

​Этот тип, так же как астеноневротический, относится к области тесного соприкосновения психопатий и неврозов. Психастеническая личность особенно расположена к развитию того варианта невроза навязчивых состояний, который у подростков обозначен как обсессивно-фобический [Личко А. Е. 1979; Шевченко Ю. С., 1979]. Вслед за тем, как P. Janet (1903) описал психастению, большинство наиболее известных ее исследователей стали рассматривать ее не как невроз, а как аномалию характера.

Психастенические проявления в детстве незначительны и ограничиваются робостью, пугливостью, моторной неловкостью, склонностью к рассуждательству и ранними «интеллектуальными интересами». Иногда уже в детском возрасте обнаруживаются навязчивости, особенно фобии — боязнь незнакомых людей и новых предметов, темноты, боязнь остаться за запертой дверью и т. д. Реже можно наблюдать навязчивые действия, невротические тики.

Критическим периодом, когда психастенический характер развертывается почти во всей полноте, являются первые классы школы. В эти годы безмятежное детство сменяется первыми заботами — первыми требованиями к чувству ответственности. Подобные требования представляют один из самых чувствительных ударов для психастенического характера. В минувшее время, возможно, важнейшим фактором, способствующим становлению психастении, было воспитание в условиях «повышенной ответственности», когда в силу трудных условий жизни родители возлагали недетские заботы по надзору и уходу за малышами или беспомощными членами семьи, когда в тяжелых материальных и бытовых условиях подростку и даже еще ребенку приходилось оказываться в положении старшего среди братьев и сестер [Сухарева Г. Е., 1959].

В нашу эпоху материального благополучия пришлось столкнуться с иной формой воспитания в условиях «повышенной ответственности». Родители лелеют слишком большие надежды на успехи своего чада, требуя только отличной учебы или заметных достижений в какой-либо престижной для них области — в занятиях музыкой или языками, или отдавая дань какой-либо очередной моде вроде фигурного катании на коньках. Склонный к психастении ребенок не остается безучастным к родительским надеждам, чутко воспринимает эти высокие экспектации и страшится их не оправдать, дабы не потерять всей полноты родительского внимания и любви.

По сравнению с другими типами психопатий в пубертатном периоде резких обострений психастении обычно не бывает. Однообразно регламентированная школьная жизнь, отсутствие необходимости самостоятельно принимать важные решения, ставшие уже привычными и легко выполнимыми нагрузки на чувство ответственности (выучить уроки, выполнить данные поручения и т. п.) благоприятствуют удовлетворительной адаптации даже при выраженных психастенических чертах. Декомпенсации могут выступать опять же в моменты особенно высоких требований к чувству ответственности, например во время экзаменов. Известно, что наибольшего расцвета психастения достигает в возрасте 20—40 лет, с началом инволюции ее проявления опять слабеют.

Главными чертами психастенического типа характера в подростковом возрасте являются нерешительность и склонность к рассуждательству, тревожная мнительность и любовь к самоанализу и, наконец, легкость возникновения обсессий — навязчивых страхов, опасений, действий, ритуалов, мыслей, представлений.

Тревожная мнительность психастенического подростка отличается от сходной черты астеноневротического и сенситивного типов. Если астеноневротическому типу присущим бывает опасение за свое здоровье (ипохондрическая направленность мнительности и тревоги), а сенситивному типу свойственно беспокойство по поводу отношения окружающих, возможных насмешек, пересудов, неблагоприятного мнения о себе (релятивная направленность мнительности и тревоги), то страхи и опасения психастеника целиком адресуются к возможному, хотя и маловероятному в его будущем (футуристическая направленность мнительности и тревоги): как бы чего не случилось ужасного и непоправимого, как бы не произошло какого-либо непредвиденного несчастья с ними самими, а еще страшнее — с теми близкими, к которым они обнаруживают страстную, порою патологическую привязанность. Опасности реальные и невзгоды уже случившиеся пугают куда меньше. У подростков особенно ярко выступает тревога за мать — как бы она не заболела и не умерла, хотя ее здоровье не внушает никому опасений, как бы не погибла под транспортом, не попала в катастрофу. Если мать опаздывает с работы, где-то без предупреждения задержалась, такой подросток не находит себе места.

Психологической защитой от постоянной тревоги за будущее становятся специально придуманные приметы и ритуалы. Если, например, шагая в школу, обходить ЕСС люки, не наступая на их крышки, то «не провалишься», отвечая уроки, на экзаменах и т. п.; если не дотрагиваться до ручек дверей, то не заразишься и не заболеешь; если при всякой вспышке страха за мать произносить про себя самим выдуманное заклинание, то с нею ничего плохого не случится.

Другой формой защиты бывают особо выработанный формализм и педантизм. Осознанно или подсознательно, не отдавая себе отчета, психастенический подросток исходит здесь из постулата, что если все заранее предусмотреть и действовать в точном соответствии с намеченным планом, то ничего неожиданного и плохого случиться не должно. Педантизм психастеника отличается от такового при эпилептоидном типе. За педантизмом эпилептоида всегда стоят себялюбие, забота о собственных интересах и благополучии, понуждение окружающих к соблюдению в мелочах выгодного для него порядка. Педантизм психастеника надуман и формалистичен, никаких «земных» выгод ему не сулит.

Нерешительность в действиях и рассуждательство у психастенического подростка идут рука об руку. Такие подростки бывают сильны на словах, но не в поступках. Всякий самостоятельный выбор, как бы малозначим он ни был (например, какой фильм пойти посмотреть в воскресенье), может стать предметом долгих и мучительных колебаний. Однако уже принятое решение должно быть немедленно исполнено. Ждать психастеники не умеют, проявляя здесь удивительное нетерпение.

У психастенических подростков приходится видеть реакцию гиперкомпенсации в отношении своей нерешительности и склонности к сомнениям и колебаниям. Эта реакция проявляется у них неожиданными самоуверенными и безапелляционными суждениями, утрированной решительностью и скоропалительностью действий в моменты и в обстоятельствах, когда требуются именно неторопливая осмотрительность и осторожность. Постигающие вследствие этого неудачи еще более усиливают нерешительность и сомнения.

Склонность к самоанализу более всего распространяется на размышления по поводу мотивов своих поступков и действий, проявляется в копании в своих переживаниях И ощущениях.

Физическое развитие психастеников обычно оставляет желать лучшего. Спорт и все ручные навыки даются им плохо. Обычно у психастенических подростков особенно слабы и неловки руки при более сильных ногах. Поэтому в спортивных занятиях им легче даются бег, прыжки, ходьба на лыжах, езда на велосипеде. Элементарные ручные навыки (даже ровно вбить гвоздь или очинить карандаш) иногда бывают камнем преткновения.

Подростковые поведенческие реакции при психастеническом типе характера бывают выражены слабо и своеобразно. Вместо реакции эмансипации нередко приходится видеть патологическую привязанность к кому-либо из членов семьи — у мальчиков чаще к матери. Возможно, эта привязанность питается нерешительностью и тоже служит психологической защитой. Тяга к сверстникам проявляется в робких формах — места в подростковой группе им обычно не находится, если только не посчастливится попасть в компанию юных интеллектуалов. Увлечения, как правило, относятся к области интеллектуально-эстетических хобби. Даже собирание коллекции у подростков этого типа более питается этими потребностями, чем страстью накопительства («Я собираю марки разных стран, чтобы изучить географию»,— заявил 12-летний мальчик с психастеническим типом характера).

Сексуальное развитие обычно опережает общее физическое. Нередко наблюдается интенсивный онанизм, который становится источником самоугрызений и символических запретов. Может обнаружиться также склонность к транзиторному подростковому гомосексуализму.

Все описанные формы нарушений поведения (подростковая делинквентность, ранняя алкоголизация и т. д.) психастеникам несвойственны. Даже суицидального поведения в трудных ситуациях нам встречать не приходилось. Место этих нарушений, видимо, полностью вытесняют навязчивости, мудрствование и самокопание.

Самооценка, несмотря, казалось бы, на склонность к самоанализу, далеко не всегда бывает правильной. Часто выступает тенденция находить у себя самые разнообразные черты характера, включая диаметрально противоположные (например, истероидные).

Юрий Ч., 15 лет. Из хорошей, дружной семьи Мать склонна к чрезмерной опеке сына. С детства отличался пугливостью. В возрасте полутора лет, после того, как испугался включенного пылесоса, появилось заикание. Посещал специализированный детский сад для детей с нарушениями речи — к 6 годам заикание полностью исчезло. Был застенчив, играть любил с девочками В 7 лет — легкая черепно-мозговая травма без последствий В школе учился хорошо, старательно, но был робок, нерешителен. Постоянно тревожился за мать, отца, старшую сестру — как бы с ними чего-нибудь не случилось плохого Если мать опаздывала с работы — бежал из дому ее встречать.

С 12 лет появились первые навязчивости. После того как тайком от старших прочитал брошюру о венерических болезнях, стал бояться заразиться ими — начал часто мыть руки. С того же возраста — онанизм Сперва подолгу мыл руки после мастурбации, затем — всякий раз, когда появлялись «плохие мысли» или чтобы «избавиться от неприятностей:». С 14 лет перед окончанием восьмилетней школы появилась масса других навязчивостей. Перед уходом в школу выполнял ряд ритуалов — чтобы не получить неудовлетворительной отметки, чтобы не случилось ничего плохого. Одевался в строго определенной последовательности, несколько раз дотрагивался до выключателя, шел в школу по строго определенному маршруту. Считал «счастливой» цифру три — символ удовлетворительной отметки, а также символ троих самых дорогих ему людей — матери, отца и старшей сестры Появилась страсть к самоанализу — подолгу раздумывал о мотивах своих поступков, желаний и т. п. За онанизм подвергал себя «наказаниям» — не смотрел интересующую его передачу по телевизору.

Тяготился придуманными им ритуалами, но избавиться от них не мог — их исполнение, по его словам, давало «разрядку внутреннего напряжения». Никогда не выполнял ритуалов при посторонних или старался замаскировать их под необходимые или случайные действия. Например, будучи госпитализирован в соматическую больницу, вместо того, чтобы часто мыть руки, только дотрагивался до мыла или водопроводного крана.

Учился хорошо. Общался с товарищами, но близкого друга найти не мог. Был влюблен в одноклассницу, но старался никак не показать свои чувства. Иногда даже нарочито пренебрегал общением с нею. Увлекался чтением классической литературы, любил слушать классическую музыку.

В 15 лет сам попросил мать отвести его к психиатру, чтобы избавиться от мучивших его навязчивостей и от онанизма. После рациональной психотерапии и лечения меллерилом навязчивости значительно ослабли — по словам больного, «их стало легко маскировать от посторонних».

При неврологическом, соматическом и электроэнцефалографическом обследовании — без отклонений.

Обследование с помощью ПДО. По шкале объективной оценки диагностирован смешанный — психастенический и сенситивный — тип. Признаков, указывающих на возможность психопатии, не отмечено. Конформность умеренная, реакция эмансипации слабая. Имеется высокая откровенность в выборе ответов, что свойственно психастеническому типу. Склонности к делинквентности не обнаружено. Отмечено выраженное отрицательное отношение к алкоголизации. По шкале субъективной оценки самооценка недостаточная: черт никакого типа не выделилось. Однако достоверно отвергает черты типов меланхолического (что часто встречается у здоровых подростков), неустойчивого (что наиболее присуще психастеническим подросткам) и гипертимного (склонность к субдепрессивным состояниям).

Диагноз. Обсессивно-фобический невроз на фоне психастенической акцентуации характера.

Катамнез через 2 года. Успешно окончил 10 классов школы, хотел поступать в вуз. Однако перед конкурсными экзаменами навязчивости усилились настолько, что мешали к ним готовиться. Часами выполнял различные ритуалы. После психотерапии и лечения элениумом принял решение отказаться от попытки поступления — навязчивости почти прекратились. Поступил на работу и на подготовительное отделение в институт.

При психастенической психопатии в отличие от акцентуации того же типа имеются постоянные, хотя и колеблющиеся по интенсивности, обсессии и фобии. Навязчивости и чрезвычайная нерешительность нарушают трудоспособность, крайне затрудняют общение и семейную адаптацию. Утрированными оказываются и гиперкомпенсаторные механизмы — нетерпеливость при уже принятом решении, неожиданная и ненужная безапелляционность, доходящий до карикатуры педантизм.

В тяжелых случаях нередко возникает необходимость дифференцировать эту психопатию с обсессивно-фобическим синдромом при неврозоподобной вялотекущей шизофрении (см. гл. VII).

Психастеническая психопатия является чаще всего конституциональной аномалией характера. Возможно, однако, и психопатическое развитие на основе акцентуации того же типа при неправильном воспитании (условия повышенной моральной ответственности, доминирующая гиперпротекция).

Первая из них сказывается еще у подростка, а при доминирующей гиперпротекции несостоятельность чаще проявляется при вступлении в самостоятельную жизнь.

ХАРАКТЕР — ЭТО СУДЬБА Еще одна причина женского одиночества — личностные особенности самой женщины. Здесь дело не в том, хороший или плохой у нее хар…

ХАРАКТЕР — ЭТО СУДЬБА

Еще одна причина женского одиночества — личностные особенности самой женщины. Здесь дело не в том, хороший или плохой у нее характер. Женщина с замечательным характером, добрая, отзывчивая, мягкая, — может остаться одинокой. А другая — вспыльчивая, непредсказуемая, непостоянная, вероломная, — но выходит замуж и нежно любима своим мужем.

Есть несколько вариантов так называемой акцентуации характера, которые являются предрасполагающими факторами. Такие женщины испытывают трудности в общении с людьми, а особенно с противоположным полом.

Рассказывая вам о судьбе моих пациентов, собеседников и собеседниц, я отмечала их личностные качества, и вы видели, что некоторые черты характера сыграли немаловажную роль в их судьбе. А теперь подведем итог. Если вы сейчас одиноки, возможно, в описании определенных типов характера вы увидите черты, сходные с теми, что присущи вам, и поймете, в чем причина неустроенности вашей личной жизни.

Психастения — один из вариантов типа характера, обладатели которого нередко остаются одинокими. Психиатры называют таких людей психастениками, а в быту их называют нерешительными, «мямлями», «рохлями». Основные психастенические черты — это трудности в принятии решения (отсюда и нерешительность), склонность к постоянным сомнениям, неуверенность в себе, чувство собственной неполноценности.

Те же качества присущи и мужчинам-психастеникам, так что, читая эту главу, примеряйте описанные здесь особенности личности на своих знакомых; если ваш милый обладает психастеническими чертами, — ох, как тяжело вам с ним придется…

Прежде чем что-то сделать, психастеник долго обдумывает, как нужно поступить, взвешивает все «за» и «против», и порой так и не может выбрать, каких аргументов больше — в пользу какого-либо решения или против него. Иногда он так долго раздумывает, что бывает поздно что-то предпринять. Но даже решившись, психастеник потом все время сомневается — правильно ли это решение, не было ли оно опрометчивым, не вызовет ли нежелательных последствий, все ли он сделал, как надо, а если что-то, на его взгляд, не так, потом корит себя, что нужно было поступить иначе.

Взять на себя ответственность за принятие какого-то решения для психастеника хуже смерти. Поэтому он испытывает большое облегчение, если кто-то поможет ему и решит за него. Но может быть и так, что потом он недоволен тем, как решили проблему другие люди. Их действия он тоже постоянно анализирует и может найти массу просчетов и ошибок. С возрастом психастеник может стать ворчливым и брюзгливым. Понятное дело, окружающих это не вдохновляет — и сам не берется что-то решить, и на других ворчит, когда они делают это за него.

Например, девушка (женщина) одинока, а мать (родственники, знакомые) берутся ее «сосватать». Знакомят с кем-то, но потенциальный жених ей не нравится — немолодой, некрасивый, да и зарабатывает мало. Если он старый холостяк — это плохо, значит, у него вредный характер, раз не сумел жениться. Если разведен — опять плохо, значит, с ним невозможно жениться. Если у него есть дети — тоже не годится, ведь он будет их навещать, платить алименты. Если у него нет детей — может быть, страдает бесплодием. И так далее. То же самое в отношении мужчин — любая кандидатура оценивается столь тщательно, что угодить психастенику невозможно.

Точно так же они мучаются сомнениями, выбирая потенциального спутника жизни самостоятельно. Можно ли с ним ужиться, а какой у него характер, не будут ли они постоянно ссориться, станет ли он хорошим мужем и отцом, не будет ли выпивать или изменять, — и так до бесконечности.

Психастеникам свойственно стремление прогнозировать будущую ситуацию надолго вперед. Однако это, к сожалению, не план на будущее: я поступлю так-то и так-то, — как делают многие разумные, целеустремленные люди, а всего лишь «пережевывание» возможного неблагоприятного поворота событий. Из-за склонности во всем сомневаться такие люди чаще видят негативную сторону и просчитывая любую ситуацию, заранее загадывают преимущественно неблагоприятные варианты: «А не случится ли так…», «А вдруг…», «А если…» — и так далее. Вообще-то психастеники невеселые люди, оптимизм им несвойственен, в первую очередь потому, что они не верят в свои силы и весьма невысокого мнения о себе. Низкая самооценка и комплекс неполноценности типичны для психастеника.

Если психастенические черты значительно выражены, то это уже не акцентуация характера, а аномалия личности; такие люди плохо приспосабливаются к реалиям жизни. С самого детства они отличаются пугливостью, робостью, застенчивостью, конфузливостью, крайней впечатлительностью, малой двигательной активностью. В школьном возрасте усиливается их тревожность и ранимость. Они и без того не уверены в себе и постоянно сомневаются в правильности своих поступков, поэтому самые обычные школьные требования вызывают у них глубокие переживания.

Психастеники очень болезненно переносят выговоры и наказания. Они аккуратны во всем, не любят получать замечания, в своей комнате (квартире) или на рабочем месте стараются поддерживать чистоту и порядок, все вещи разложены у них по своим местам.

Боясь получить замечание, девушка-психастеник придирчиво рассматривает себя в зеркале, тщательно причесывается и всегда ходит в идеально чистой, но скромной одежде, не допуская никаких «вольностей». Перед уходом из дома она нередко по несколько раз перепроверяет содержимое сумочки из опасений что-нибудь забыть, боится опоздать на работу, а потому рано встает и приходит раньше всех.

Вместе с тем, большинство психастеников — мыслительного типа и обладают высоким интеллектом. С детства они много читают и предпочитают проводить время в уединении с интересной книжкой, а не в шумных играх со сверстниками, поэтому хорошо развиты в интеллектуальном отношении. У них пытливый ум и стремление дотошно докапываться до сути вещей. Им несвойственна поверхностность в знаниях, и они не любят оставлять вопросы не разъясненными.

Самое мучительное для подростков-психастеников — вызов к доске и необходимость отвечать урок перед классом. Они краснеют и запинаются, хотя прекрасно знают урок и неоднократно повторяли его дома. Свою робость и неуверенность некоторые стараются компенсировать какими-либо движениями или действиями — держатся за край парты или стола, вертят в руках ручку, покусывают губу, поправляют волосы. Если кто-нибудь обратит на это внимание, и это вызовет насмешки одноклассников, они очень переживают, стараются преодолеть эти привычные действия, но еще больше фиксируются на них.

Их тревожная боязливость, впервые проявившись в ответ на какую-либо психотравмирующую ситуацию, в последующем обнаруживается в любой сложной ситуации, и у них возникает так называемая декомпенсация — они впадают в уныние, развивается депрессия и другие психические расстройства.

Психастеники склонны к фантазированию и мечтам, но в них обычно отсутствует счастливый конец, наоборот, концовка может иметь мрачный и даже трагический характер. Мечты и фантазии отражают их неуверенность в себе, они испытывают потребность постоянно вспоминать о тревожащих их образах, порой им кажется, что грозит какая-то беда. Некоторые мечтают о возвышенной, романтической или неразделенной любви.

С детства и в течение всей последующей жизни женщины-психастеники испытывают трудности в общении. Их робость, застенчивость и нерешительность может стать предметом насмешек более бойких и развязных сверстников, что еще более усиливает их чувство неполноценности. Особенно трудно им общаться с мужчинами. Если с такой девушкой (женщиной) пытается познакомиться юноша (мужчина), она конфузится, краснеет, не может найти подходящих слов, чтобы ответить, не знает, как поддержать разговор, что-то неуверенно мямлит, а то и не может вымолвить ни слова. А потом корит и ругает себя, называет «косноязычной», «дурой», — причем, совершенно необоснованно.

Особенно усиливаются психастенические черты при начале самостоятельной жизни. Людям с аномалией личности свойственны пониженная активность, склонность к самоанализу и чрезмерному мудрствованию, недостаточная живость и яркость восприятия. Они чрезмерно предусмотрительны в отношении возможного нежелательного для них хода событий, повторно перепроверяют сделанное из-за постоянных сомнений в правильности своих действий. Некоторые психастеники заняты так называемой умственной жвачкой: бесконечно анализируют собственные поступки, сомневаются в правильности принятого решения или выполненного задания, редко довольны собой и склонны к заниженной самооценке. Из-за этого они страдают навязчивыми сомнениями, идеями и страхами, нередко докучают окружающим своими сомнениями, постоянно советуясь по пустяковым вопросам.

У них повышенное чувство ответственности и долга, доходящее до степени гиперсоциальности. Мучаясь от собственной неуверенности, психастеники стараются выполнить любое задание безукоризненно, не жалеют на это ни сил, ни времени, лишь бы не услышать упрека. Они прекрасные исполнители, но поскольку часто перепроверяют себя, то работа занимает у них гораздо больше времени, чем у других. Поэтому они делают ее за счет собственного отдыха, берут с собой работу на дом, сидят ночами, чтобы выполнить ее в срок.

На таких людей всегда можно положиться, если не подгонять, не ставить сжатые сроки, а предоставить возможность работать в оптимальном режиме. Из-за своей аккуратности и исполнительности они в любом случае постараются завершить работу как можно раньше. Но если дать сжатые сроки, переоценив их возможности, это становится психотравмирующей ситуацией. С самого начала у психастеника могут возникнуть опасения, что он не успеет все сделать к назначенному сроку, не справится с заданием и подведет коллектив. Он будет работать, ни зная ни сна и ни отдыха, и чем больше старается, тем больше опасается не успеть. Вследствие всех этих факторов у психастеников нередко развивается невроз, в частности, неврастения (ее проявления описаны в предыдущем разделе), а попросту говоря, невроз переутомления, истощения нервной системы.

Некоторым психастеникам свойственна крайняя озабоченность деталями в маловажных вещах и скрупулезность при выполнении работы. Одним из крайних вариантов психастенических черт является перфекционизм — стремление любое, даже маловажное дело выполнять с наилучшим результатом, дотошно и тщательно. Застревая на мелких деталях и постоянно перепроверяя себя, психастеник не успевает сделать основное задание, но не может заставить себя пренебречь несущественными подробностями. У таких людей нет способности к широкой перспективе в оценке ситуации, нередко они увязают в мелочах и не видят главного.

Они консервативны во всем, не любят, когда что-то меняется в их привычном жизненном стереотипе, и любые перемены вызывают у них тревожные опасения и сомнения. Психастеники планируют любую свою деятельность в мельчайших деталях. Стремление все предусмотреть, мелочное соблюдение всех правил, по их мнению, позволяет преодолеть тягостные опасения.

Будучи хорошими исполнителями, психастеники не инициативны, потому что любая инициатива предполагает принятие решения и выбор средств для его реализации. Из-за этого они не хотят занимать руководящую должность. Даже если освобождается вакантное место с повышением оклада, но с большей ответственностью, психастеник предпочтет остаться на прежнем месте, где все уже знакомо и привычно, и выполнять чьи-то распоряжения, а не брать ответственность на себя.

Такие люди всегда стараются не выделяться и не отваживаются на какие-либо действия, в результате которых могут оказаться в центре всеобщего внимания или подвергнуться критике. Некоторые пишут стихи и сентиментальные повести о романтической любви, но никогда не отнесут свои литературные произведения в издательство. Психастеника невозможно уговорить принять участие в драмкружке, спектакле или концерте, даже если у него (нее) есть вокальные данные.

Психастеники панически боятся сцены и публичных выступлений. Если женщине с психастеническими чертами поручают прочесть лекцию или доклад, да и просто выступить на собрании коллектива, то это для нее мука мученическая. Она ночами сидит над текстом, тщательно анализируя его и отшлифовывая стиль, зубрит текст наизусть, но боится, что выйдя на трибуну, все забудет. Перед выступлением у нее появляются сердцебиение, дрожь в руках и чувство внутренней дрожи, потливость, похолодание рук и ног, бледность и даже понос.

Это крайне тяжелая и нежелательная ситуация для любого психастеника. По своей воле человек с психастеническими чертами никогда бы не вызвался выйти на сцену, но если поручили, он (а) не смеет отказаться и старается сделать все как можно лучше.

Как правило, все опасения бывают напрасными. Будучи интеллектуально высоко развитыми, эрудированными и хорошими профессионалами, психастеники любое дело стараются сделать очень хорошо и все задания выполняют безукоризненно. Но если из-за волнения выступление было скомкано, в дальнейшем психастеник испытывает панический страх, и может сформироваться боязнь публичных выступлений (фобия) и невроз навязчивых состояний.

Психастеники чрезвычайно совестливы, соблюдают общепринятые нормы и все условности в поведении, постоянно чем-то обеспокоены и озабочены, что нередко мешает им испытывать удовольствие от обычных человеческих радостей. Способность выражать словами теплые эмоциональные чувства у них ограничена не недостатка эмоциональности, а из-за застенчивости. Они наивны, добры, отзывчивы, способны на самопожертвование, некоторые из них альтруистичны и могут много времени отдавать заботе о других людях, не требуя ни материального вознаграждения, ни благодарности.

Некоторые психастеники верят в приметы, у них есть свои «счастливые» или «плохие» дни, когда дела складываются удачно или неудачно. Есть и предметы, которые «приносят удачу», например, любимая одежда или украшения, которые они надевают перед важным событием. А если видят какой-либо неблагоприятный знак перед совершением важного дела и даже перед выходом на улицу, это еще более усиливает их опасения, что в этот день их постигнет неудача.

С подростковых лет психастеники страдают комплексом неполноценности. Это может касаться способностей — например, они считают других людей значительно умнее себя, более бойкими, поскольку сами робкие, застенчивые и малообщительные.

Комплекс неполноценности может быть по поводу внешности. Некоторые девушки и женщины с психастеническими чертами — тихие, робкие создания, начисто лишенные женского кокетства и считающие себя дурнушками; они не любят косметики, всегда неброско одеты. Даже если у девушки (женщины) вполне симпатичная внешность, она недооценивает себя и конфузится, когда мужчины говорят ей комплименты.

Некоторые психастеники уверены, что у них есть какой-либо физический недостаток, подолгу разглядывают себя в зеркале, и их нелегко переубедить, что их внешность ничем не хуже, чем у других.

Девушка-психастеник может углядеть недостатки в фигуре, например, необоснованно считает себя очень полной или наоборот, излишне худощавой и «плоской», страдает из-за отсутствия пышного бюста и прочих округлостей.

Пусть все подруги, коллеги не могут похвастаться фигурой топ-модели, девушку (женщину) с чертами психастении невозможно переубедить, что не такой уж это смертельный недостаток.

Неуверенность в себе отражается и в сексуальной жизни. Девушкам трудно решиться расстаться с девственностью, а когда это случается, они переживают и сожалеют.

И опять в сомнениях — что будет потом? Все это сказывается на взаимоотношениях с партнером, если мучая себя, она мучает и его. Разрыв с первым мужчиной (да и вообще любой разрыв) женщина-психастеник очень тяжело переживает, винит себя и в конце концов приходит к мнению, что такова уж ее несчастливая судьба — быть брошеной и одинокой. Бывает, что уже после первого неудачного романа (или нескольких) женщина решает, что интимная жизнь не для нее, избегает секса и остается на всю жизнь одинокой.

Если девушка (женщина) все же выходит замуж, то семейная жизнь во многом зависит от личностных качеств мужа. Если он человек добрый, мягкий и с пониманием относится к особенностям ее характера, то у них складываются теплые, доверительные отношения. Это замечательные жены и матери — если супруг сильный по характеру и все решает за нее, она с радостью отдает ему пальму первенства. Очень любит детей и мужа, искренне привязывается к нему и безгранично уважает. Ей вполне достаточно самых близких людей, она избегает шумного общества и неуютно чувствует себя среди людей. Если у них собираются гости или они с супругом идут в гости, она старается быть незаметной, большую часть времени проводит на кухне, занимается обслуживанием гостей. Такая жена любит свой дом, чистоту, порядок и аккуратность во всем, ей нравится заниматься домашним хозяйством. Она непритязательна, может довольствоваться немногим и никогда не станет пилить мужа, что тот мало зарабатывает или неряшлив в быту. Для нее гораздо важнее хорошее отношение, а не внешние атрибуты.

К сожалению, такая идиллия бывает не всегда. Робкие, беззащитные женщины нередко становятся подругой (или женой) наглого, беспардонного, хамоватого, грубого, эгоистичного, деспотичного, а еще того хуже — пьющего мужчины (в котором, вдобавок к его пьянству, есть и наглость, и хамство, и эгоизм, и прочие негативные черты). Или ее спутником жизни становится лентяй и трутень. Или бабник, который не пропускает ни одной юбки.

Неуверенная в себе, считающая себя непривлекательной девушка выходит замуж за первого попавшегося парня (мужчину), подразумевая: «А кто меня еще возьмет? Никто за мной не ухаживал и не будет ухаживать. Если упущу этот шанс, останусь старой девой».

И вот так низкая самооценка влияет на выбор спутника жизни — чем ниже планка требований, тем больше шансов связать свою судьбу с неподходящим человеком.

Нередко это мужчина, с которым у нее был первый сексуальный опыт, а им может оказаться совершенно случайный человек, которого нужно было бы немедленно забыть, как страшный сон. Или он ее бросил, а она, испытав горечь разрыва и разочарование в любви, выходит замуж за первого встречного. Или же она долго была одинокой и в конце концов выбирает спутника жизни по принципу «все равно кто» (свойственные психастеником колебания не всегда приводят к выбору правильного решения) или кого «сосватают» родители.

А потом она мучается с пьющим мужем (лентяем, бабником, эгоистом, хамом, деспотом, занудой, брюзгой, — в общем, семейным тираном).

Женщины-психастеники очень хотят иметь детей и нередко рожают даже от неподходящего мужчины. В итоге мучаются и их дети (они тоже нередко наследуют черты характера матери).

Такие женщины очень несчастны и одиноки, безропотно терпят несносный характер супруга, не видя выхода и не решаясь от него уйти («Как я проживу одна? Больше мне не удастся встретить мужчину. Меня никто не любит и не полюбит. А дети? Разве смогу я вырастить их без отца?»), находя единственную отдушину в детях или в работе.

Сами они, как правило, не могу решиться на развод, и обычно такие браки распадаются по инициативе мужа, например, если тот уходит к другой.

Даже если о бывшем супруге и слова доброго не скажешь, это крайне тяжелая ситуация для женщины-психастеника. Она окончательно теряет веру в себя и уже ни на что не надеется.

Такая позиция приводит к тому, что женщина-психастеник навсегда остается в статусе одинокой разведенной женщины. Или же выходит замуж за еще одного неподходящего мужчину, опять же по принципу: «А кто меня еще возьмет — немолодую, разведенную, с ребенком?..»

«Я некрасивая», «Мужчины не обращают на меня внимания», «Мне, видно, суждено прожить одинокой», — такие слова я слышала не раз. И все же этих женщин можно переубедить логически обоснованными аргументами. Многие мои пациентки, ранее уверенные в собственной непривлекательности, поверили, что это не так. Они хорошо поддаются психотерапии, аутотренинг тоже оказывает положительное действие, в итоге такая девушка (женщина) начинает верить в свои силы и собственную привлекательность.

Психастеники очень внушаемы и самовнушаемы. Но с подростковых лет они чаще всего внушают себе негативное мнение о собственной внешности и личностных качествах, хотя большинство из них симпатичные, очень приятные в общении, деликатные, мягкие и тактичные люди. К сожалению, эти замечательные качества остаются никем не оцененными — окружающие, особенно мужчины, расценивают психастеников как проблемных женщин или «серых мышек» (в коллективе они ведут себя очень скромно и стараются ничем не выделяться), не обращают на них внимания, а ухаживают за более уверенными и раскованными представительницами прекрасного пола.

Сравнивая себя с другими, девушка (женщина) с психастеническими чертами еще больше комплексует и приходит к мнению: «Мужчинам я не нравлюсь, видно, во мне нет ничего хорошего», и тем самым делает еще хуже — ее низкое мнение о себе невольно сквозит во взгляде, во всем облике, в поведении, она еще больше стесняется в присутствии мужчин, не может вести себя так, как другие женщины («Ей можно кокетничать, она же красивая, мужчины от нее без ума, а с моей внешностью непозволительно так одеваться и заигрывать с мужчинами»).

«Это нескромно», «Я не могу себе это позволить», «Я так не умею», «У меня ничего не получится», — такие слова мне нередко приходилось слышать от пациенток с психастеническими чертами, когда мы начинали курс преодоления недостатков характера. А в конце они говорили: «Я наконец поняла, что значит ощущать себя женщиной», «Я поняла женскую суть и поверила в себя», «Теперь я знаю, что все дело в настрое и все зависит от меня самой».

Так что не все безнадежно, мои милые читательницы, даже если вы нашли у себя некоторые психастенические черты.

Скажу вам по секрету — я и сама махровый психастеник. Не верите? Те, кто читал другие мои книги и в самом деле вряд ли этому поверят. Однако это так. Точнее, я мозаична — у меня и мамины, и папины черты. Ведь характер — это гены плюс воспитание. Но мне повезло, что мои родители — оба психиатры. С подростковых лет (и до сих пор, кстати) я неустанно борюсь с собой и собственными недостатками и воспитываю сама себя — правда, бывает, с переменным успехом, но все же прогресс налицо. В других книгах я рассказывала про свой букет комплексов (в том числе, и по поводу своей внешности, хотя никогда не испытывала недостатка внимания сильного пола) и как я их преодолевала. Все возможно, если очень этого хочешь.

Но и сейчас мне порой бывает трудно принять какое-то важное решение, и тогда я советуюсь с мужем. У него тоже есть некоторые психастенические черты, но в гораздо меньшей степени, чем у меня, и они лишь придают его характеру очень положительный оттенок — порядочность, обязательность, чувство ответственности, скрупулезность, тщательность и просто-таки патологическую правдивость и честность. Так что, помимо родителей, у меня есть свой личный психотерапевт — мой супруг. Вот так и «лечусь».

И тем не менее, все, кто знает меня не слишком хорошо, считают очень волевой и решительной женщиной. В общем-то теперь это почти так, но до сих пор я «силу воли вырабатываю». А если бы не боролась сама с собой, то так и осталась бы закомплексованной мямлей и ничего бы в жизни не достигла.

Второй вариант акцентуации характера (а при выраженности этих черт — аномалии личности), при котором женщина рискует остаться одинокой, — это астенические черты. Психиатры называют таких людей астениками. Основная черта — общая «нервная слабость». Это люди очень впечатлительные, чувствительные, робкие, нежные и застенчивые. Они самолюбивы, ранимы и обидчивы.

Как и при психастении, у них пониженная самооценка, и они испытывают чувство собственной неполноценности. Астеники тонко чувствуют и болезненно реагируют на малейшие нюансы в поведении и отношении окружающих. Они крайне чувствительны к грубости и бестактности. Эти черты характера сочетаются у них с раздражительностью, повышенной утомляемостью и психической истощаемостью.

Астенические черты проявляются уже с детских лет. В таких случаях психиатры говорят о врожденной нервности, или невропатии. Такие девочки быстро утомляются, к концу занятий полностью истощаются, при усталости легко возникают слезы. Из-за повышенной утомляемости они плохо успевают в школе — к концу урока внимание рассеивается, и они не способны воспринимать новый материал, порой забывают записать в дневник задание на дом. После школьных занятий им нужно долго отдыхать и набираться сил перед выполнением домашних заданий.

Слезы появляются по любому пустяку. Если уроков на дом задали много, астеник пугается, что не справится с ними, и плачет. Если не успел записать задание, это тоже вызывает слезы. У таких девочек либо нет близких подруг, которым можно было бы позвонить, чтобы узнать о заданных уроках, либо она стесняется это сделать. Родители должны постоянно помогать в приготовлении домашних заданий, но даже под их контролем астеник с трудом концентрирует внимание и постоянно отвлекается. Если родители проявляют несдержанность и кричат на дочь, она пугается, плачет и так сильно расстраивается, что вообще уже ни на что не способна.

В детстве и подростковом возрасте астеников частенько обижают ровесники, а сами они не умеют себя защитить, поэтому стараются избегать общения и замыкаются в себе. Астеники крайне неуверенны в себе, робки и чрезмерно чувствительны.

Повышенная раздражительность — как следствие утомляемости, — может создать конфликтную обстановку, и тогда астеник очень тяжело переживает ссоры.

Особенно истощаются астеники в период сдачи экзаменов, да и при любой повышенной нагрузке. Нередко даже обычные нагрузки, которые легко переносят другие люди, становятся для них чрезмерными.

Психическая слабость астеников проявляется прежде всего в необычных ситуациях, выходящих за пределы обыденных явлений. Переезд на другую квартиру, ремонт, дальние путешествия, новая работа — все это может вызвать декомпенсацию. Женщина-астеник может упасть в обморок, получив неожиданное известие, даже не содержащее ничего угрожающего, а также из-за грубого окрика. А уж от вида крови и подавно.

В прошлом веке таких девушек называли «кисейными барышнями» — они падали в обморок из-за любого пустяка.

Астеников могут надолго выбить из колеи какие-либо происшествия, которые не имеют к ним ни малейшего отношения. Женщины-астеники болезненно реагируют при виде уличных драк или несчастных случаев, а также при ссорах и служебных конфликтах. Они многого боятся — темноты, собак, насекомых, высоты, боятся утонуть и еще много чего разного.

Они склонны к постоянному самонаблюдению и самоанализу, их внутренний мир представляет комплекс сложных переживаний, среди которых доминирует сознание своей несостоятельности, слабохарактерны и малодушны, склонны с самообвинению, болезненно переживают свою робость и застенчивость. Все это может сочетаться с муками уязвленного самолюбия.

Такие женщины постоянно чем-то огорчены, подавлены, тревожны, опасаются возможных трудностей. Они переживают перед любым ответственным событием — экзаменами, публичным выступлением, сдачей проекта или выполненного задания. Задолго до этого у них появляется бессонница, сердцебиение, потливость, суетливость, а внешний вид и мимика свидетельствуют о сильном душевном волнении.

В незнакомой обстановке астеники теряются, робеют, становятся еще более нерешительными и застенчивыми, чем раньше. Таких людей часто называют «мимозоподобными» — при малейшей обиде они замыкаются в себе, избегая общения с людьми. Аналогичная реакция может быть и при переутомлении.

В процессе работы, требующей психического напряжения, астеники становятся рассеянными, не могут сосредоточиться и сконцентрировать внимание, продуктивность деятельности резко снижается. Но если на работе спокойная, благожелательная обстановка, где женщину ценят за добросовестность, постоянно подбадривают и поощряют, если она имеет возможность периодически отдыхать, то повышенная утомляемость может компенсироваться.

Раздражительность астеника проявляется не в виде бурных вспышек, а обычно в виде недовольства и брюзжания. Еще больше усиливается раздражительность при усталости. Проявление раздражительности непостоянны и кратковременны, после такого эпизода астеники истощаются, усиливается слабость, появляется чувство раскаяния, могут быть идеи самообвинения

Утомляют астеников самые обыденные вещи, они с трудом справляются с повседневными жизненными требованиями, устают и от физических нагрузок, и от волнений. Многие женщины-астеники жалуются, что им трудно совмещать работу с домашними обязанностями или работу с учебой, стараются прилечь отдохнуть в течение дня. Некоторым астеникам даже обычный объем работы кажется непосильным. Они постоянно жалуются на общее недомогание, вялость, слабость, головную боль. Любое психическое напряжение усиливает эти симптомы, по малейшему поводу возникают слезы, и астеники стараются беречь себя от волнений, психических и физических перегрузок.

Наряду с этим, астеники весьма обидчивы и могут вспылить по любому пустяку, а еще больше обижаются, если кто-то упрекает за постоянные жалобы и уклонение от выполнения обязанностей или не верит жалобам на плохое самочувствие. В таких случаях женщина может проявить вспышку гнева, но в процессе такой эмоциональной реакции истощается, и эмоциональная реакция быстро затухает.

Такие люди зачастую проявляют повышенную озабоченность собственным здоровьем, жалуются на различные неприятные ощущения и плохой сон. Возможны навязчивые опасения и страхи.

Общий фон настроения почти постоянно снижен. Астеники легко впадают в уныние при незначительных неудачах, им свойственно пессимистическое отношение к будущему и неверие в собственные возможности.

Как и психастеники, они не любят изменений привычного жизненного уклада. Наиболее травмирует их переход на новую работу или смена работы с увеличением ответственности и интеллектуальной нагрузки.

В общих чертах у астеников немало сходного с психастениками, но при психастении больше тревожно-мнительных черт и меньше психическая истощаемость.

Причина неустроенности личной жизни тоже во многом сходна с таковой при психастении. Но тут еще есть и вторая причина — из-за чрезмерной утомляемости женщины-астеники не могут вести домашнее хозяйство в полном объеме (если при это женщина работает), а супруг обвиняет ее в лени и неряшливости. Это может привести к конфликтам и разрыву. Или же еще будучи девушкой, она так бережет себя, что считает брак и связанные с ними обязанности жены непосильной ношей. Или любящие родители оберегают дочь от подобного шага, отметают многих поклонников и ищут ей такого мужа, при котором она могла бы иметь спокойное и комфортное житье-бытье. Но не всегда таковой находится, а девушка-астеник сидит и ждет у моря погоды, вся в мечтах и грезах, и так лет до тридцати и больше. Да и мамы порой ведут себя как манипуляторы, не желая отпускать от себя любимую доченьку и отчаянно критикуя любого потенциального жениха

Третий вариант, при котором женщины нередко остаются одинокими, — это сенситивные черты характера (от латинского «sens» — чувство). Это люди чрезмерно чувствительные и впечатлительные с высокими моральными требованиями к самим себе. Сенситивы постоянно ощущают собственную неполноценность, еще больше усиливающуюся при их оценке собственных волевых и морально-этических качеств, что создает основу для формирования комплекса неполноценности уже с подростковых лет. Они обидчивы и ранимы, застенчивы и робки, что мешает им подружиться с теми, кто им симпатичен, не умеют и не стремятся быть лидерами, «душой компании», боятся авантюр, приключений и риска, не любят ссориться, не умеют лгать, притворяться и выставлять свои переживания напоказ, поэтому на первый взгляд могут произвести впечатление замкнутых.

С детских лет сенситивы пугливы и боязливы — боятся темноты, бродячих собак, боятся оставаться одни, некоторые могут заснуть только при свете и просят родителей не выключать свет на ночь. Если после того, как девочка заснет, родители выключают свет, то проснувшись, они пугается и громко плачет, просит, чтобы мать легла рядом или взяла ее к себе в постель и спокойно засыпают только чувствуя маму рядом с собой. Даже во сне девочка не выпускает руку матери или хоть какой-нибудь частью тела должна ощущать, что мать рядом.

Родителям подчас бывают непонятны страхи ребенка. В детском и подростковом возрасте сенситивы в трудных ситуациях всегда ищут помощи взрослых. Сами они не способны что-то предпринять, чтобы защититься от своих страхов, например, включить свет при страхе темноты или спрятаться в подъезд при виде незнакомого животного или человека. В любых неожиданных и трудных ситуациях сенситивные дети теряются, плачут и бегут под защиту взрослых. На прогулку соглашаются только в сопровождении взрослых — это придает им уверенность в их защите.

Сенситивные девочки боятся и своих более активных сверстников, избегают озорных и рискованных игр и предпочитают тихие одиночные занятия, а для игр избирают детей гораздо более младшего возраста и среди них чувствуют себя спокойнее и увереннее.

Такие девочки очень привязываются к своей первой учительнице, особенно, если та добра и внимательна, они стараются на переменах держаться возле учительницы. Они у всех вызывают симпатию и сочувствие, так как не назойливы, послушны, прилежны, учатся старательно. Если педагоги понимают ранимость и застенчивость девочки, щадят ее, оберегая от агрессивных одноклассников, она это очень ценит и отвечает на такое отношение благодарностью и искренней привязанностью.

Общаются они очень избирательно. Сенситивные девочки опасаются чрезмерно активных сверстниц, боятся мальчиков, поэтому выбирают в подружки спокойных и тихих девочек, с которыми шепчутся на скамейке в стороне от других ребят или гуляют парой.

Если родители переезжают на другое место жительства, если меняется учитель или такую девочку переводят в новый класс, в новую школу, — то это для нее психотравмирующая ситуация. Вначале ее пугает новый коллектив. Она не участвует в шумной возне ровесников, а тихо сидит в стороне, занимаясь рисованием, лепкой, читает книги. Сенситивная девочка боится контрольных, боится выходить к доске и отвечать перед всем классом, часто конфузится и краснеет, что еще больше усиливает ее убеждение в собственной неполноценности. Она долго привыкает к новому коллективу, скучает и по прежнему учителю, и по своей прежней подружке. Но постепенно сверстники привыкают к ней, и тогда она может неплохо адаптироваться в этом коллективе. Девочка выбирает себе такую же тихую подружку, и только с ней ходит на переменах. Мальчиков она боится и избегает общаться с ними.

В подростковом возрасте у девочек наиболее отчетливо проявляются обе особенности сенситивной аномалии личности — «чрезвычайная впечатлительность» и «резко выраженное чувство собственной недостаточности», которое подметил еще знаменитый психиатр П. Б. Ганнушкин.

Для девочек и девушек с сенситивными чертами характера очень важно, как относятся к ним окружающие. Поэтому они тянутся к взрослым — только они способны посочувствовать и отнестись с пониманием к столь ранимой девушке. А в среде сверстников они часто подвергаются насмешкам и даже издевательствам

У таких людей сформировано чувство долга и ответственности, нравственно-этическая позиция с высокими требованиями к себе и окружающим. Они не любят грубости, бестактности, цинизма и жестокости. Но в первую очередь очень требовательны к себе, видят у себя множество недостатков, считают себя слабовольными, чересчур робкими и застенчивыми.

Сенситивные люди понимают свою несостоятельность, но не стремятся ее преодолеть и стараются не привлекать к себе внимания, избегая ситуаций, где могут проявиться их слабости.

Они плохо переносят новую обстановку, а с незнакомыми людьми становятся еще более робкими и застенчивыми и впредь вообще избегают знакомиться с новыми людьми, особенно с мужчинами. Внешне это может показаться замкнутостью, необщительностью. Однако они не могут общаться только с незнакомыми людьми, а с близкими и хорошо знакомыми общаются охотно, приветливы и обнаруживают глубокую привязанность к тем, кто к ним добр и любит их. Всю жизнь сенситивные люди очень привязаны к своим родителям, бабушкам и дедушкам, а также няням и воспитателям, к которым привыкли с детства. Родные нередко называют такую девушку «тепличным растением».

Даже состояние влюбленности проявляется у них иначе, чем у других девушек и женщин — они молча страдают, не в силах проявить свои чувства, и возлюбленный может даже и не подозревать об этом.

В любых психотравмирующих у сенситивных людей могут возникнуть длительные периоды пониженного настроения, когда ощущение собственной неполноценности становится еще более выраженным. Неразделенная или несчастная любовь для сенситивной личности — тяжелая психотравмирующая ситуация. Подчас несчастная любовь приводит к тому, что девушка (женщина) впредь избегает мужчин, чтобы еще раз не пережить душевное потрясение, и остается навсегда одинокой.

У сенситивных людей нет стремления к самостоятельности. Опекой родителей, даже став взрослыми, не тяготятся и охотно ей подчиняются, во всем следуют советам родителей, перенимают их манеру поведения и их идеалы.

Даже будучи не замужем, сенситивная девушка (женщина) не тяготится отсутствием собственной семьи, общаются только в привычном кругу, где всех знает много лет, очень любит своих племянников и племянниц, с удовольствием остается посидеть с детьми, находя в этом выход для нереализованных материнских чувств.

Если бы нашелся мужчина, который смог бы относиться к ней тактично и деликатно, она могла бы испытывать к нему глубокую привязанность, а раз такого человека нет, остается одинокой и не расстается с родителями, даже если есть возможность жить отдельно.

Слабым местом у сенситивных людей являются ситуации, когда в наибольшей степени проявляется чувство собственной неполноценности. В целом сенситивная аномалия личности отличается очень слабой степенью адаптации. Любые незначительные неприятности, связанные с отношением окружающих, бросающие тень на репутацию, а также насмешки, упреки или конфликты могут вызвать длительные периоды уныния, подавленности, депрессию.

Лишь в очень благоприятных условиях, когда сенситивная женщина постоянно находится в одном и том же коллективе, где ее все хорошо знают, спокойно и дружески относятся к особенностям ее характера, не унижают, не насмешничают, не требуют от нее слишком многого, — может наблюдаться длительная адаптация. Малейшие изменения столь благоприятных условий — появление нового начальника, смена места работы, места жительства, смерть родителей, — могут вызвать у них уныние, слезы, депрессию и нервный срыв.

Четвертый вариант особенностей личности, который создает предпосылки для того, чтобы женщина осталась одинокой, это гипотимия.

Женщины-гипотимы — это прирожденные пессимистки с заниженной самооценкой, склонные к самообвинению и самоуничижению по ничтожному поводу. Любые незначительные события прошлого и настоящего вызывают у них угрызения совести и предчувствие грозящей беды. Хотя обычно в их поведении и поступках нет ничего порочащего, из-за чего стоило бы так переживать.

Из-за вечной подавленности и уныния, а порой и угрюмости, они не пользуются успехом у сильного пола. Да и женщины их не очень-то жалуют. Однако в своем узком кругу они приветливы и отзывчивы. В спокойной привычной обстановке это тихие, грустные, деликатные и тактичные интеллигентные дамы. Те, кто имеет возможность узнать их поближе, может оценить их мягкость и доброту, скрывающиеся за их внешней угрюмостью и мрачностью.

Женщины-гипотимы способны на глубокие чувства и сопереживание, хотя внешне они могут это и не проявлять. Они всегда приходят на помощь, если она кому-то требуется. Но к самим себе они излишне требовательны и корят себя за якобы совершенные проступки.

Свое подавленное настроение некоторые из них умеют тщательно маскировать внешним весельем и оживленностью. Но близкие понимают, что за этим скрывается уныние и печаль. Особенно часто грустят гипотимы наедине с собой.

В работе они добросовестны, трудолюбивы и аккуратны. Из-за заниженной самооценки и критического отношения к себе они предвидят возможные неудачи и стараются все предусмотреть. Их высоко ценят из-за их исполнительности, трудолюбия и практического склада ума. Сами они не любят быть на виду и избегают ситуаций, которые могут выделить их среди остальных членов коллектива.

Гипотимы чрезмерно переживают мелкие или мнимые неприятности, а еще тяжелее переносят реальные психические травмы и психотравмирующие ситуации. К примеру, в случае потери близкого человека другие члены семьи, которые тоже испытывают горе и печаль, должны больше думать не о собственных переживаниях, а о том, как это отзовется на женщине с гипотимными чертами характера, и должны оказывать ей повышенное внимание, успокаивая и отвлекая.

Даже когда в этом нет ее вины, женщина-гипотим склонна во всем винить себя. Она терзает себя мыслями, что если бы больше времени уделяла больной матери (отцу, бабушке, дедушке, дяде, тете или любому их родственников), больше заботилась, то трагический исход можно было бы предотвратить (хотя человек умер от давней тяжелой болезни, и ничем существенным помочь она не могла). Девушка (женщина) анализирует свое отношение к покойному, находит в прошлом все больше подтверждений своему пренебрежительному отношению, и у нее может сложиться убеждение, что именно она является виновником смерти близкого человека. В таких случаях пониженный фон настроения трансформируется в депрессию с идеями собственной виновности и даже попытками самоубийства.

Помимо таких типов личности, где основной причиной трудностей взаимоотношения с противоположным полом является застенчивость, робость и комплекс неполноценности, есть и другие варианты, когда женщина не может ни с кем ужиться. Например, скандальные, истеричные, взрывные, неуправляемые особы, не способные прожить без ссор и выяснения отношений.

У некоторых на фоне спокойной жизни копится раздражение, они придираются по пустякам, выискивая на ком сорвать накопившееся зло, сами провоцируют скандал, чтобы разрядиться. Эти дамы не в состоянии управлять собственными эмоциями.

Ужиться с такой женщиной трудно. Мужья и любовники долго не выдерживают и женщина остается одна.

Обычно скандалистки некритичны к себе, не осознают, что именно собственный неуживчивый характер явился причиной разрыва.

В отношении таких женщин все ясно, и я не буду заострять ваше внимание на их личностных особенностях.

Хочу лишь отметить, что женщины с «плохим» характером не испытывают трудностей в общении и знакомстве с противоположным полом. Они не комплексуют, уверенны в себе, порой даже самоуверенны и весьма высокого мнения о себе, хотя с неба звезд не хватают и неписанной красотой похвастаться не могут.

А женщина с комплексом неполноценности думает: «Она же форменная истеричка, страшна, как черт, характер у нее отвратительный, зато у нее есть мужчина».

Мужчины на них «клюют», потому что сильному полу нравятся уверенные в себе женщины. Правда, потом многие мужчины понимают, что от этой скандалистки лучше держаться подальше.

Таким женщинам несвойственно долго горевать и терзаться сожалением по поводу скоропостижного бегства бой-френда (или мужа). Некоторые тут же находят другого, но ненадолго.

Но если ей попадется мужчина, обладающий одним из вышеописанных типов личности (а именно таких мужчин и привлекают женщины, более сильные по характеру, чем он сам): психастеник, астеник, гипотим или сенситив, — тогда он будет терпеть скандальный характер своей подруги (супруги). В этом случае ему не позавидуешь.

Пьянство хуже воровства
Мешков Александр

психастения — УСПЕШНЫЕ МОЗГИ — психологическая аналитическая консультация

«Консультация психолога» — цикл статей, в котором мы, как профессиональные психологи, рассказываем людям о различных видах своеобразия личности. Рассказываем нестрого, т.к. упрощения неизбежны, если профессиональный психолог рассказывает что-то обычному человеку. Стараемся рассказывать интересно, т.к. занудство скучно во всём, тем более в психологии. Надеемся, что рассказываем с пользой для людей, т.к. знания в области психологии, как правило, полезны в жизни.

Этот цикл статей «Консультация психолога» не претендует на роль руководства по психологической помощи. Конечно, помощь профессионального психолога, в большинстве случаев эффективней, чем самопомощь клиента. Мы просто пытаемся дать нашим клиентам и читателям кругозор в психологии. В легких случаях это помогает человеку разобраться в себе, не обращаясь к психологу. В тяжелых случаях кругозор клиента в психологии значительно улучшает взаимопонимание между клиентом и психологом, а следовательно, убыстряет и удешевляет психологическую помощь. Так что, в большинстве случаев, знать – полезнее, чем не знать.

Предыдущие статьи по теме психологическое своеобразие личности:
«Консультация психолога: истероидность»,

«Консультация психолога: депрессия»,
«Консультация психолога: тревожность»,
«Консультация психолога: шизоидность»,
«Консультация психолога: расстройство личности»,
«Консультация психолога: виды расстройств личности»,
«Консультация психолога: импульсивная психопатия»,
«Консультация психолога: ипохондрия».

Кроме того, у нас есть статьи с рекомендациями по доступной самопомощи при различных психологических проблемах, например: «Самопомощь при пьянстве и алкоголизме», «Депрессия: самопомощь и психотерапия жизнью». Читайте и расширяйте свой кругозор в психологии!

Итак, наша новая статья «Консультация психолога: психастения».

Если очень упрощенно психастения – это слабость души. Ну, или слабость психики, если выражаться более научным языком. Современная психиатрия считает психастению одним из вариантов сочетания разных видов невроза. Психологи, склонные углубляться в детали и полутона, часто выделяют психастению в отдельный вид своеобразия личности. Кстати, в отдельный вид выделял психастению и профессор психиатрии Ганнушкин. Однако сейчас в современной Международной классификации болезней (МКБ-10) психастения рассматривается, как невроз. Но это противоречие между современными взглядами психиатров и психологов совершенно непринципиально. Принципиально иное, а именно, точное описание признаков психастении и способов эффективной помощи. Давайте посмотрим на психастению глазами психологов разных специализаций в психологии:

1. Психолог-консультант

Психастения по своей сути противоположна импульсивной психопатии.

Импульсивные психопаты не тратят время на чувства и переживания, а также на длительный многовариантный анализ – пока другие чувствуют и думают, импульсивные психопаты уже действуют. О последствиях они не слишком задумываются. Чувство ответственности их не слишком обременяет.

Психастеники наоборот очень долго всё взвешивают, анализируют все возможные варианты, испытывают ответственность за последствия, а потом действуют… или не действуют вообще, потому что потратили на наблюдения и анализ все свои душевные силы… и вообще, глазами психастеника, жизнь слишком сложна и многовариантна, чтобы быть в чем-то настолько уверенным, чтобы решиться на серьезный поступок. Очень часто психастеник решается на серьезные изменения в своей жизни только под давлением людей или обстоятельств. Или не решается никогда. Психастеник редко умеет наслаждаться сегодняшним днем. Обычно он занят переживаниями прошлого или озабочен будущим. «Почему так произошло в прошлом? Как правильнее поступить в будущем?» — типичные мысли психастеника.

Со стороны психастеник может выглядеть слабым нерешительным человеком, но как только нужен глубокий многовариантный анализ, вот здесь психастеник выглядит (и часто является) компетентным специалистом и интеллектуалом. Близкие люди часто воспринимают психастеников, как слишком осторожных людей, которые не имеют активной жизненной позиции, быстро нервно и психически устают, и обречены быть социальными неудачниками, т.к. лишены здорового жизненного напора. Но история показывает, что это мнение, как минимум, относится не ко всем психастеникам, а как максимум, вообще поверхностно и ошибочно. Предположительно психастениками были создатель эволюционной теории Чарльз Дарвин, основоположник теории стресса профессор Ганс Селье, великий физиолог И.П. Павлов, писатель А.П. Чехов, театральный режиссер К.С. Станиславский. Язык не поворачивается назвать их социальными неудачниками. Кстати, и литературный герой Гамлет принц Датский тоже психастеник. Так что, и лица королевской крови тоже…

Любое своеобразие личности не является хорошим или по плохим само по себе. Всё зависит от ситуации, в которой качества человека могут оказаться недостатками или наоборот достоинствами. Например, в относительно простых или форс-мажорных ситуациях импульсивные психопаты могут быть очень эффективны и успешны, а психастеники наоборот. В ситуациях экспертной оценки и построения длительных отношений психастеники очень перспективны, а импульсивные психопаты часто поверхностны и разрушительны. Поэтому очень важно в жизни использовать сильные стороны человеческой личности и нивелировать слабые.

Подчиненный импульсивный психопат может стать проблемой для окружающих и самого себя в любом цивилизованном офисе, где нужно спокойно работать, а не провоцировать конфликты. А вот подчиненный психастеник наоборот может стать находкой: образованный и компетентный, вдумчивый и ответственный, совестливый и моральный, внимательный и тщательный, — это всё о нём, о психастенике. Просто любому типу людей очень важно не попадать в критические ситуации, где слабые стороны личности будут иметь решающее негативное значение, а сильные будут не востребованы и подавлены.

Медлительному исследователю и моралисту психастенику нет смысла делать карьеру в боксе, но зато он вряд ли бросит вас в беде, даже если вы ему разонравились: во-первых, совесть не позволит, а во-вторых, психастеник предусмотрителен – а вдруг вы исправитесь и сможете ему еще пригодиться в жизни?!

2. Семейный психолог

Психастеник и импульсивный психопат – это полностью противоположные типы личностей. В личной жизни эти противоположные типы часто притягиваются друг к другу, т.к. качества одного кажутся яркими и притягательными другому.

Такой союз, как правило, очень драматичен по переживаниям для каждого в отдельности, но если оценивать командные интересы (интересы пары или семьи), то импульсивный психопат и психастеник в команде очень хорошо дополняют друг друга. Вот только в постоянных личных отношениях друг с другом они часто несчастны, т.к. склонны подавлять друг друга.

Психастеник ведь далеко не во всём такой конформный, слабенький и нерешительный. Просто импульсивный психопат не думает о последствиях и ввязывается в конфликт быстро и агрессивно по любому поводу. Он ищет конфликта. Он не экономит силы, потому что черпает их в конфликте, который его бодрит, как уличная драка хулигана. А психастеник будет казаться слабым, бесконфликтным и безвольным, он будет медлить в нерешительности, но это не пустая трата времени – нет.

Психастеник всё тщательно обдумает и проанализирует, отделит важное от неважного, придет к окончательным твердым выводам (в большинстве случаев, правильным) и вот потом, если за это время психастеник не истощился от размышлений и переживаний, он проявит несгибаемую волю и чрезвычайно эффективно, расчетливо и даже жестко пойдет к своей цели. Просто психастеник всё исследовал, рассчитал и проверил. От этого долгого процесса он либо надорвался и превратился в психологического калеку, неспособного на действия, либо он всё продумал и теперь будет действовать точно, как снайпер. Тут уж как повезёт…

В этом традиционном психологическом единоборстве импульсивный психопат действует методами кавалерийской атаки, а психастеник – это аналитик и стратег. В команде они могли бы творить чудеса, но требуется внешнее управление, т.к. иначе импульсивный психопат либо сделает из психастеника жертву психологической (а то и физической) агрессии, либо втянет в длительный психологический конфликт ценностных ориентаций и вообще способов жить.

Но ведь личные отношения в паре или семье – это не команда с внешним управлением. Поэтому импульсивный психопат и психастеник в личной жизни конфликтуют, и этот конфликт обычно кончается тем, что психастеник уступает и проигрывает в конфликте. Ведь психастеник не любит и не выдерживает накала негативных эмоций и агрессивного поведения – всей этой психологической «рукопашной схватки», которую, не задумываясь, провоцирует импульсивный психопат. Но всё же психастеник может выдержать и выиграть, если переведет острый конфликт в затяжную «политическую интригу». Для этого психастенику нужно тщательно изучить импульсивного психопата. (Читайте: «Консультация психолога: импульсивная психопатия».) И потом уже действовать точно, как снайпер.

Кстати, на войне не только импульсивный психопат может быть героем, но и психастеник. Просто героизм у них разный: безбашенная смелость у одного и точный расчет у другого. Кавалерист с шашкой против снайпера. Лучше бы, конечно, психологические войны в личных и семейных отношениях не существовали в принципе, но конфликты интересов и стремление к доминированию, к сожалению, делают эти психологические войны скорей правилом, чем исключением.

Какой партнер в личной жизни может подойти психастенику? Вообще говоря, психастенику трудно с любыми людьми, и близким людям тоже непросто с психастеником. Психастеник часто раним, деликатен, застенчив и не любит напористо пробиваться в лидеры. По социальной роли он может быть «серым кардиналом», но он не король.

Психастенику комфортно, когда рядом более напористый, более психически сильный партнер – некий формальный лидер, на которого психастеник может влиять своим аналитическим умом или житейской мудростью. Т.е., управляемый им, психастеником, лидер. Образно говоря психастенику нужен «тигр» в социуме и «киска» дома одновременно.

Психастеник не любит социальной активности впрямую: публичных выступлений, внимания окружающих, популярности, конфликтов на работе, жестких переговоров в бизнесе. Это всё не его. Он с радостью переложит это на близкого человека, но при этом именно психастеник будет снабжать этого близкого человека бесценными идеями, тонкими наблюдениями, аналитическими выводами и точными прогнозами. На войне он разведчик, на охоте следопыт, в политике аналитик и интриган, в личной жизни та самая «шея», которая вертит «головой» в нужную сторону.

Как правило, психастеник не уверен в себе и очень боится осуждения. Резкие замечания и критику он переносит крайне болезненно. При этом он постарается не ввязаться в конфликт, а уйдет в себя и будет долго переживать и обижаться. Еще психастенику от партнера нужны особая эмпатия, сочувствие, сопереживание и понимание. Это при том, что сам психастеник не всегда дает это взамен.

Профессор психиатрии Марк Бурно писал о тревожно-сомневающихся людях так:
«В течение всей жизни для психастеника очень важны глубокое сочувствие и понимание со стороны близких, сослуживцев, без чего он нередко проводит в остром напряжении дни и ночи, не принося людям той основательной ценности, которую способен принести».

Так какую же ценность и пользу может принести психастеник близким людям и обществу? Помимо наблюдательности и аналитичности, о которых уже упоминалось, психастеник, как правило, трудолюбив и ответственен, верен и порядочен, умен и креативен. Он будет ухаживать за вами, если вы разболеетесь. Он будет терпеть ваши нервные срывы и истерики. Он не бросит вас, если вы обеднеете, и остаются хоть какие-то шансы, что вы вновь разбогатеете. Он будет ценить постоянство в отношениях. Он будет надеяться, что вы снова станете надежной опорой для него, психастеника. Он будет интересоваться вашим внутренним миром. Он будет стараться исполнить ваши мечты.

Но при этом психастеник будет искренне страдать от своего внутреннего мира: переживаний, слабостей, неуверенности, стресса, бессонницы и еще много от чего. Вы никогда не сможете гордиться психастеником, как ярким социальным лидером, как властным королем, как активной пробивной силой, но именно психастеник станет той незаметной помогающей силой, которая будет поддерживать вас, как лидера, и обеспечит вам «крепкие тылы», без чего социальный успех труднодостижим. Но если вы выбрали психастеника в постоянные партнеры, вам придется сидеть на двух стульях одновременно: тянуть на себе всё, что требует активной пробивной силы, и обязательно говорить психастенику, что без него ничего бы не вышло. Иначе психастеник обидится и будет страдать. Вот такой это непростой тип личности для постоянных личных отношений.

Женщине-психастенику построить постоянные отношения с мужчиной другого типа личности, как правило социально проще, чем мужчине-психастенику с женщиной. Это связано с определенными гендерными ожиданиями: всё-таки, от мужчины часто ожидают иного поведения. Но это совершенно не означает, что мужчины психастеники не встречаются и что с ними не перспективно строить отношения. Просто нужно учитывать определенные особенности их личности. Например, третья жена Ганса Селье Луиза, судя по историческим источникам, была счастливой и социально защищенной женщиной, при том что сам Ганс Селье был тяжелым психастеником. Просто в личной жизни, как в точном часовом механизме, шестеренки должны совпадать. Кстати, парадоксальным образом, два психастеника трудно сходятся друг с другом в постоянных личных отношениях. Видимо, как французским королям не хватало иного генотипа, так и психастеникам не хватает рядом человека с иными психологическими качествами, чтобы уравновесить своеобразие психастении.

3. Клинический психолог

Что порождает психастению? Есть несколько версий, и все они верны потому, что описывают разные виды психастеников и разные причины возникновения психастении.

Большинство современных психиатров полагают, что психастения – это сочетание разных видов невроза. Ну, а причины невроза туманны и многогранны. Считается, что наиболее близко к психастении подходит тревожное (уклоняющееся) расстройство личности. Кроме того, есть смысл проверить психастеника на обсессивно-компульсивный невроз.

Закономерно, что большинство психастеников интроверты. И.П. Павлов (предположительно, сам психастеник) отмечал у таких людей чувственную блеклость, двигательную неловкость, сниженное чувство реальности происходящих событий, неестественную ранимость, гипертрофированную осторожность в социальном поведении, ощущение неполноты жизни и рассудочность. Хотя насчет чувственной блеклости можно поспорить с великим физиологом: психастеник может всё очень ярко чувствовать, но он не любит выставлять свои чувства напоказ, как например демонстративный истероид. (Читайте «Консультация психолога: истероидность».)

Тот же И.П. Павлов отмечал у психастеников «второсигнальность» — высокий уровень развития интеллекта и речи. Проблема психастеников в том, что речь в социуме часто предполагает некую публичность, а именно публичности психастеники боятся и избегают. Вот почему они могут блистать аналитическим умом и креативностью в близком окружении, но выступить публично и получить заслуженное одобрение им страшно: психастеник предпочитает отмалчиваться или вообще подарить свои идеи другим людям – лишь бы остаться в своей раковинке.

Психологи-консультанты полагают, что причины психастении в высоком уровне личностной тревожности и низкой самооценке. Психастеник видит в жизни множество опасностей и тревожится в ожидании того, что они реализуются, остро переживая такую возможность. Причём опасности эти не выдуманные, они действительно могут произойти, но психастеник преувеличивает их вероятность. Он знает, что в жизни есть также и радость, но опасается, что она может быть разрушена. Про психастеника часто говорят: «Он во всем видит плохое!» Кроме того, психастеник обладает удивительной способностью эмоционально индуцировать («заражать») окружающих своими опасениями. Характерным примером является героиня сказки братьев Гримм «Умная Эльза». Многие психологи считают, что в этом литературном произведении описана психастения.

«В родительском доме живёт умная Эльза, которую мать считает весьма рассудительной, поскольку та слышит, как ветер по улице гуляет, и «мухи кашляют». Когда за неё приходит свататься Ганс, то Эльзу посылают в погреб за пивом. Но когда та, от нечего делать, разглядывает стену, то видит кирку, случайно забытую каменщиками и предполагает, что та в будущем может убить её ребёнка, если вдруг упадёт со стены. Эльза забывает про пиво, и начинает плакать. В поисках пропавшей Эльзы в погреб последовательно спускаются служанка, слуга, мать, отец, все они, узнав причину её горя, тоже заливаются слезами. Наконец, устав от ожидания, приходит и будущий жених. Поразившись большому уму Эльзы, он ведёт её наверх и тут же справляет свадьбу. Пожив немного с молодой женой, Ганс отправляется на заработки, а Эльза в поле жать пшеницу. Но она сначала решила поесть, а затем поспать. Когда Ганс поздно вечером вернулся домой и не застал жену, то подумал, что та ещё работает в поле. Отправившись за ней, он увидел несжатое поле и набросил на спящую Эльзу рыболовную сеть с бубенчиками. Когда Эльза проснулась, то в замешательстве от звона бубенчиков, задаётся вопросом: «Я ли это, или не я?» Решив выяснить этот вопрос у мужа, она стучит в дверь и спрашивает: дома ли Эльза? Ганс отвечает, что дома. «Ах, боже мой, значит это не я!» — пугается Эльза, стучится в другие двери, но ей никто не отпирает. Тогда она насовсем убегает из деревни».

Психиатры выделяют «Синдром Умной Эльзы» — состояние навязчивой тревоги человека касательно своего будущего, которое видится в мрачных тонах. Психологи отмечают, что умная Эльза в сказке символически потеряла себя, и в итоге она выпала из социальной жизни, и все от нее отвернулись. «Синдром Умной Эльзы» может проявляться среди молодых матерей, которым постоянно кажется, что их детям со всех сторон угрожает опасность. В крайних проявлениях синдром может вылиться в навязчивый невроз и стремление полностью контролировать жизнь подросшего ребёнка, любой ценой удерживать его рядом с собой.

Психологи-психотерапевты отмечают, что пусковым стимулом для развития психастении часто является психологическая травма или слишком жесткое ограничительное воспитание родителей. Также развитию психастении способствует нервное истощение, в том числе, от слишком психически активной жизни, например, от напряженной учебы или от нервно-интеллектуальной работы. С этой точки зрения, для жителя мегаполиса с его стрессами риски возникновения психастении больше, чем для сельского жителя.

Существуют психологи, которые разделяют высокую тревожность и психастению. По их мнению психастения – это хроническая неуверенность в собственных возможностях и в стабильности ситуации (но именно неуверенность, а не тревожность). Проще говоря, психастеничность — это переразвитая осторожность плюс низкая самооценка.

Медлительность, телесная неловкость и социальная нерешительность психастеника происходят от того, что психастеник долго анализирует, перебирает варианты и ищет наилучшее решение в тех вопросах, которые другие люди считают непринципиальными и неопасными, а возникновение непредвидимых проблем вполне преодолимым, исходя из ситуации.

Психастения может сопровождаться депрессией и ипохондрией. (Читайте «Консультация психолога: депрессия» и «Консультация психолога: ипохондрия».) Эти расстройства личности поддерживают друг друга. С большой степенью вероятности можно предполагать, что человек, долго страдающий от психастении погрузится в депрессию и наоборот. То же относится к ипохондрии.

4. Психолог-психотерапевт

Психотерапия психастеника обычно перспективна по результатам, но длительна по времени. Ведь психологу-психотерапевту нужно скорректировать базовые свойства психики клиента, саму основу личности, а на это закономерно потребуется время.

Эмоциональное понимание очень необходимо психастенику, но недостаточно для эффективной психотерапии. Психастеник невротически ненасытен в потреблении поддерживающих эмоций, ему без них психологически некомфортно, но стабильное длительное улучшение только от эмоциональной поддержки наступает редко. Сегодня вы эмоционально поддержали психастеника, ему стало лучше, а завтра нужно всё начинать сначала.

От психолога-психотерапевта потребуется знание определенных техник глубинного воздействия на подсознательные процессы своего клиента-психастеника. Ведь невротическая картина предполагает вытеснение психотравмирующих событий и факторов глубоко в бессознательное. Вот оттуда, из глубин бессознательного, и нужно их достать и проработать.

Но здесь психолога-психотерапевта обычно поджидает проблема. По причине развитого аналитического мышления у большинства психастеников, вытаскивать что-то из бессознательного психастеника без его осознанной помощи довольно трудно: мешают высокий уровень интеллекта психастеника, его осторожность, критичность, недоверчивость. Поэтому психологу-психотерапевту при работе с психастеником требуется создать особую атмосферу доверительности и взаимопонимания, или раппорт в терминах НЛП.

Кроме того, по причине аналитичности психастеника, ему необходима систематическая консультативная помощь, а по сути, логическое переубеждение и деликатное (психастеник не терпит напора!) перевоспитание, нацеленное на то, чтобы показать и доказать: мир не настолько груб, вульгарен и травмирующ, на данный момент весомых причин для тревоги нет, в жизни существуют каждодневные радости, ими можно и нужно пользоваться, и наказания за это не наступит, если подойти к вопросу с умом и хитростью.

Психастеника можно переубедить, но вначале он будет недоверчив, а потом будет осторожно и долго проверять слова своего психолога-психотерапевта. И вот здесь очень важно поместить психастеника в оранжерейную атмосферу одобрения, любви и принятия. Безопасно для результата психотерапии это можно сделать, поместив психастеника в условия групповой психотерапии, потом в условия психологического тренинга, потом в среду адекватных понимающих людей. И только потом в открытый социум. Психотерапия психастеника очень напоминает реабилитацию раненого, больного или физически слабого человека, только вместо тела психолог восстанавливает и тренирует душу психастеника. Но хорошего результата психологической помощи психастенику достичь вполне реально.

© Авторы Игорь и Лариса Ширяевы. Авторы консультируют по вопросам личной жизни и социальной адаптации (успеха в обществе). Об особенностях аналитической консультации Игоря и Ларисы Ширяевых «Успешные мозги» можно прочитать на странице КОНСУЛЬТАЦИЯ.

Аналитическая психологическая консультация Игоря и Ларисы Ширяевых. Задать вопросы и записаться на консультацию можно по телефону: +7 916 299 74 05. E-mail: [email protected] Будем рады помочь Вам!

 

ФГБНУ НЦПЗ. ‹‹Психиатрия››

Расширение рамок психиатрии, ставшее необходимым в известном: периоде ее развития и как науки, изучающей сущность психоза и как дисциплины, ставящей своей задачей борьбу за нервно-психическое здоровье, привело к ознакомлению с громадной областью различных случаев, которым присвоено название пограничных, которые Груле объединяет под именем малой психиатрии. Термин пограничный при этом может быть понимаем в двояком смысле. Прежде всего он обозначает, что речь идет о чем-то, стоящем на границе между нормой и душевной болезнью. При этом здесь не имеются в виду начальные степени психозов, хотя бы им и был свойствен этот момент пограничности; последний здесь является непродолжительным и во всяком случае временным. Могли бы быть до известной степени отнесены к пограничным состояниям рудиментарные формы психозов, в которых болезненные явления всю жизнь остаются приблизительно на одном уровне, не усиливаясь до той степени, при которой можно говорить о вполне сложившейся душевной болезни. По вполне понятным причинам все эти случаи описываются в соответствующих главах вместе с вполне выраженными формами той же болезни. Название пограничный обычно понимается в том смысле, что случай, о котором идет речь, столько же относится к психиатрии, сколько к неврологии, внутренней медицине или к другим дисциплинам. В этом случае пограничными имеют право называться все неврозы и различные болезненные состояния при эндокринных и вообще соматических расстройствах, описываемые нами в соответствующих главах. Пограничные состояния в собственном смысле могут быть разделены на две большие группы. В одной из них речь идет об изменениях, отмечающихся с самых первых лет жизни и являющихся в своей основе врожденными, хотя различные моменты в личной жизни могут их вызвать в более яркой форме, а иногда и придать им особое направление. В одних случаях этой группы речь идет об изменениях явно болезненного характера—это врожденные болезненные состояния. В других—скорее можно говорить о своеобразных вариациях психической личности, с проявлениями ярко и негармонично выраженных индивидуальностей.

Вторую болезненную группу пограничных состояний составляют случаи реактивных изменений в связи главным образом с психическими переживаниями. Сюда относятся невротические реакции и психогенные состояния. Клинические проявления в тех и других случаях определяются структурой личности и характером вызывающих моментов. Естественно, что реактивные изменения легче возникают на фоне известной неустойчивости психики и что в связи с этим невротические реакции особенно типичны для психопатических личностей. То же относится к психогенным состояниям. По своей интенсивности как невротические реакции, так и психогенные состояния могут быть очень резко выражены, давая право говорить о психоневрозе или принимая даже форму психоза—о психотической реакции. Все же их целесообразнее описывать в отделе пограничных состояний и не только потому, что громадное большинство остается именно на границе между здоровьем и болезнью; еще важнее, что они имеют одинаковые со всеми другими случаями механизмы развития и даже при очень большой интенсивности явлений не представляют болезни в собственном смысле.

Конституциональная или эндогенная нервность

В некоторых случаях на почве врожденной недостаточности наблюдается своеобразный комплекс нервных явлений, выражающихся в ряде различных неприятных ощущений и еще более в недостаточности, неполноте психической продуктивности, благодаря чему личность нередко оказывается не на высоте положения и мучительно переживает это. Неполноценность в своей основе носит характер физической слабости и недостаточности, с чем находится в связи и особый соматический тип таких личностей. Обычно это люди с астеническим или инфантильно-астеническим сложением, нередко с теми или другими чертами психастенического характера.

Помимо обычных черт, свойственных астеническому типу, худощавой фигуры с тонкими костями, вялой мускулатуры нередко наблюдается недостаточность сердечно-сосудистой системы, маленькое, иногда капельное сердце, энтероптоз, возбудимость вегетативной системы, тахикардия (иногда ортостатическая тахикардия), наклонность к вазомоторным расстройствам с покраснением или побледнением лица, похолоданием и синевой конечностей, повышенная мышечная возбудимость. Субъекты этого типа благодаря инфантильности обычно кажутся моложе своих лет. Эти черты ясно сказываются на сексуальной сфере, которая часто оказывается недоразвитой и дает право говорить о том, что Кронфельд называет психосексуальным инфантилизмом. Перечисленные явления образуют то, что можно назвать объективными признаками рассматриваемого болезненного состояния. С психической стороны прежде всего следует отметить ряд более грубых расстройств, соответствующих обычным представлениям о неврастеническом симптомокомплексе,—головные боли, головокружения, бессонница, повышенная возбудимость и утомляемость. Головные боли носят характер преимущественно тяжести, напряжения. Что касается головокружений, то речь идет обычно только о субъективном ощущении головокружения без переживания такового в той форме, как это свойственно больным с органическими поражениями. Наиболее существенным в данном случае однако нужно считать психические симптомы в собственном смысле и прежде всего неуверенность в себе, в собственной ценности и в то же время стремление к утверждению» своего «я», чувство напряжения, а также неровность, дисгармоничность в реакциях на окружающее и нередкие внутренние противоречия. Бонгеффер особенно характерным считает большую лабильность в сознании своего «я», благодаря чему возникают особого рода состояния с отрешенностью от окружающего, как бы состояния грез наяву. Иногда наблюдаются приступы сумеречного затемнения сознания. Со стороны интеллекта в большинстве случаев не наблюдается дефектов; иногда налицо даже известная одаренность, правда, большей частью односторонняя. Но эти способности остаются обычно только потенциальными и редко выявляются в полной мере, так что при решении практических задач такого рода субъекты очень часто оказываются не на высоте положения. Они не умеют устроиться в жизни и в зависимости от этого часто меняют место и характер работы. Особенно трудно им дается разрешение проблемы сексуальной жизни и брака. Этому способствует более или менее значительная общая неустойчивость и колебания настроения, иногда трудно отличимые от циклотимических. Все характерные для эндогенной нервности особенности наблюдаются уже в самые первые годы жизни, хотя в более ясной форме выступают в период полового созревания и в ближайшие затем периоды, когда личность должна проявить себя как социальная ценность.

Эндогенная нервность представляет врожденное болезненное состояние, имеющее до известной степени характер чего-то самостоятельного. Случаи этого рода наблюдаются довольно часто, причем на первый план выдвигаются то одни черты, то другие, так что можно говорить о различных типах этого состояния, образующих одну группу.

Еще больше однако с эндогенной нервностью приходится считаться: как с своего рода материнской основой, на которой вырастают другие болезненные состояния с признаками, не входящими прямо в картину врожденной нервности, но представляющими как бы логическое развитие отдельных ее сторон. Недостаточность отдельных органов и систем и возбудимость тех и других отделов вегетативной нервной системы могут дать особые картины, в которых доминирующее значение приобретают симптомы, приуроченные к определенным органам и которые получили поэтому название неврозов органов. Естественно, что на фоне конституциональной нервности развиваются такие картины, как бронхиальная астма, неврозы сердца, неврозы желудка, невроз солнечного сплетения. В последнем случае могут развиться очень значительные отклонения в двигательной и секреторной функциях желудочно-кишечного канала, дающие ясную реакцию со стороны психики, а иногда бурная картина, симулирующая язву желудка и даже перфорацию его. Как известно, фиксирование внимания на том или другом органе у больного, страдающего невротическими реакциями, может развиться чисто психическим путем, но возможно, что иногда в основе нервных явлений, затрагивающих деятельность-сердца, желудка или другого какого-либо органа, лежат вегетативные расстройства как проявление врожденной недостаточности определенных систем, характерной для эндогенной нервности.

Чувство собственной неполноценности, иногда в связи с недостаточностью того или друго органа—кардинальные признаки конституциональной нервности—вообще представлет очень благоприятные условия для развития невротических состояний. Последние, как известно, обычно развиваются в процессе изживания этого чувства собственной недостаточности, причем самый невроз является своего рода защитным приспособлением, дающим возможность не чувствовать своей неполноценности. Поскольку невротическим реакциям свойственны вообще целевые установки и сами они могут быть рассматриваемы как своего рода бегство в болезнь от жизненной ситуации, которой невротик не может одолеть, постольку понятно, что именно эндогенная нервность представляет очень благоприятную почву для развития таких картин. Таким средством изживания собственной неполноценности может быть «бегство в работу». Характерно в этом отношении выражение, которое иногда приходится слышать от невротиков: «Работа—это мой опиум» (Marcinowsky). Естественно также, что на фоне конституциональной нервности легко могут развиться навязчивые состояния и сексуальные извращения, из последних особенно приходится считаться с мастурбацией.

Что конституциональная нервность часто играет роль фона, на котором развиваются другие болезненные состояния, видно по нашему мнению особенно из того обстоятельства, что ее гораздо чаще приходится констатировать в детском возрасте. Понятно, что большому количеству разнообразных и дифференцированных в том или другом направлении форм у взрослых соответствует более однородный и как бы аморфный фон эндогенной нервности у детей. Возможно, что на фоне этой недифференцированной matrix детского возраста впоследствии развиваются иногда также и психозы.

В генезе конституциональной нервности естественно более всего приходится придавать значение врожденным моментам и притом не столько наследственному отягощению как таковому, сколько различным факторам, носящим характер поражения зачатка. В этом отношении особенно большое значение приходится придавать болезням обмена и эндокринным расстройствам родителей, пожилому их возрасту, интоксикациям и инфекциям, в частности сифилису. Отграничение конституциональной нервности ввиду разнообразия симптомов и возможности наслоений, не обязательных, но связанных с основными ее моментами, может иногда представить немалые трудности. От неврастенического симптомокомплекса как реакции на переутомление, эндогенная нервность отличается ранним выявлением своих основных симптомов и притом без всякой связи с истощением и вообще экзогенией. Смешение возможно иногда с картинами нервных явлений, в основе которых лежат хронические соматические заболевания, например латентно протекающие заболевания почек и сосудов. От психастении, с которой она близка по внешним проявлениям, эндогенная нервность отличается отсутствием характерного для последней основного психического фона, большей грубостью и пестротой симптоматики; акцент при ней ставится на симптомах, стоящих в прямой связи с органической недостаточностью сложения, тогда как при психастении речь идет о том, что не используются все имеющиеся налицо возможности благодаря причинам преимущественно психического порядка.

Основные принципы терапии конституциональной нервности определяются ее сущностью и генезом основных симптомов. Наибольшее значение имеет физическое укрепление с особенным обращением внимания на наиболее недостаточные органы. Поскольку основные черты этого болезненного состояния намечаются еще в детстве, громадное значение имеет правильное воспитание, физкультура, причем особенности нужно помнить о необходимости индивидуального подхода. Более одаренные дети должны вестись в отдельных от общей массы группах. Профилактика здесь совпадает с профилактикой вообще.

Психастения

В некоторых случаях, которые нужно тоже относить к врожденным болезненным состояниям, в клинической картине доминируют не различные нервные симптомы, как при эндогенной нервности, а явления своеобразной психической слабости и недостаточности. Больные этого рода всегда нерешительны, неуверены в себе и своих силах; они постоянно колеблются, полны сомнений, их пугает каждая новая ситуация; трудности, которые нужно преодолеть, чтобы оказаться на высоте положения, кажутся чересчур огромными, превосходящими их силы. Они долго колеблются, прежде чем принять решение, часто передумывают, но нередко, решив что-нибудь, тотчас же стремятся привести задуманное в исполнение именно для того, чтобы закрыть себе дорогу для нового раздумывания и перерешения. С этим стоит в связи то, что они постоянно должны проверять правильность своих действий, не доверяют своей памяти, должны делать различные заметки, наводить разного рода справки; к врачу они идут обыкновенно с большим. количеством различного рода записок, в которых они перечисляют свои жалобы, чтобы не упустить чего-либо важного. Всякий интеллектуальный процесс, даже если он не относится к числу более сложных, для них необычайно затруднителен именно потому, что они ни к чему не могут отнестись просто, не раздумывая особенно над мелочами, а проявляют очень большую скрупулезность, серьезность и добросовестность в таких вещах, которые не требуют особого раздумывания. То, что обыкновенно решается и делается людьми просто, без раздумывания, почти автоматически, психастенику дается ценой долгих и мучительных размышлений (психастеническая деавтоматизация). Малая интеллектуальная продуктивность психастеника очень ясно выступает и при экспериментально-психологическом исследовании; при исследовании условных рефлексов А. Г. Иванов-Смоленский нашел, что для воспитания последних у психастеника требуется гораздо большее число повторений, точно так же отмечается, что раз образовавшиеся рефлексы при отсутствии подкрепления сравнительно легко разрушаются. П. Жанэ, вообще очень много сделавший для разработки учения о психастении, характеризовал особенности психастенического мышления термином умственной жвачки. Ему же принадлежит несколько других замечаний, дающих очень ясное представление о некоторых существенных сторонах психастенического мышления. Характерно для него общее понижение психического уровня, понимая это выражение в смысле психического тонуса, а также неполнота, незавершенность, сознание чего переживается психастеником и субъективно, притом иногда и очень мучительно; большое значение имеет также чувство внутреннего напряжения и несвободы. Все эти особенности свидетельствуют, с одной стороны, о гипертрофии интеллектуальных моментов в психастенической психологии, с другой стороны,—о ее известной эгоцентричности; интеллектуальное функционирование не находит, как то бывает у здоровых людей, адекватного выражения в двигательных актах и вообще не выявляет себя во вне и остается самодовлеющим, ограниченным в каком-то замкнутом кругу. В связи с этим стоит очень характерное для психастеника явление—утрата чувства реального. Окружающая действительность воспринимается им в форме бледных, лишенных плоти и крови образов.

Только что приведенная характеристика говорит об особом типе мышления и всего психического функционирования с ясным уклоном в патологию в смысле слабости, малой стеничности. Понятно поэтому, что некоторые психопатологи, например Ясперс, думают, что психастения—прежде всего общепатологическое понятие и что, говоря более конкретно, она не что иное как так называемая астеническая конституция патологов, рассматриваемая со стороны психических ее компонентов. Но несомненно, что психастения больше, чем конституция, и что существуют все основания рассматривать ее как особую форму врожденных болезненных изменений. Особую определенность получают ее явления, если оказываются очень сильно развитыми элементы навязчивости. Эти случаи дают некоторым авторам основание говорить о неврозе навязчивых состояний как об особой клинической форме. Но несомненно, что наклонность к ним вообще относится к самому существу психастении. Этому в особенности способствует чувство внутренней несвободы и напряжения, отсутствие четкости мышления, вращающегося в каком-то заколдованном кругу. Сам П. Жанэ весь генез навязчивых идей сводил к первичной слабости мышления, характерной именно для психастении. Хотя нельзя считать установленным, что именно таков генез навязчивых состояний, но факт пышного их развития на фоне психастенического склада слишком част, чтобы не видеть между явлениями того и другого порядка интимной связи. В очень многих случаях элементы навязчивости настолько заполняют собой всю клиническую картину, что является вполне естественным говорить о болезненном состоянии sui generis, хотя и развивающемся на фоне психастенического склада, но производящем впечатление чего-то своеобразного. Мы здесь имеем в виду все те явления, описанные в общей части, для которых подходит определение Кронфельда, что в момент появления они кажутся чем-то чуждым, не принадлежащим «я» больного. На первом плане нужно поставить навязчивые представления в собственном смысле навязчивые воспоминания, но в особенности болезненные сомнения, неуверенность в правильности своих действий вместе с постоянным стремлением себя проверять, причем в тяжелых случаях дело доходит до полной невозможности заниматься чем бы то ни было. Большую роль играют также навязчивые стремления и различные страхи. Но даже в случаях с не особенно выраженными навязчивыми явлениями клиническая характеристика психастении сама по себе достаточно определенна. В этом отношении особого внимания заслуживает следующее: интеллект по существу как правило не оказывается пониженным и очень часто даже высоким, но даже и при наличии определенной одаренности она обычно имеется только в потенции, не всегда и не в полной мере выражается в какой-либо форме творчества, иными словами остается непродуктивной. Помимо того, что сказано выше о психологии больных этого рода, здесь особенно приходится считаться с их робостью, недостатком энергии, слабостью воли и с пониженным самочувствием. Настроение психастеника характеризуется не столько тоскливостью, депрессией в собственном смысле, сколько общим пониженным уровнем в связи с малой активностью, недостаточностью жизненного тонуса. Это изменение настроения ни в какой мере не носит характера какого-то эмоциального притупления; наоборот, больные сохраняют в полной мере эмоциональную живость и способность тонко чувствовать и глубоко переживать различные явления. Как вообще при врожденных состояниях, равно как у больных с невротическими реакциями и у психопатов, нередко наблюдаются колебания настроения, иногда настолько значительные, что некоторые авторы (Ю. В. Каннабих) выдвигают вопрос о родстве психастении вообще с депрессиями циркулярного ряда. Но нам думается, что устранение самого понятия психастении или невроза навязчивых состояний и замена его понятием психопатии того же названия едва ли можно считать обоснованным. Здесь опять приходится коснуться положения психастении как особой болезненной формы и генеза относящихся к ней явлений. В ряде новых руководств, например Блейлера, Бумке, нет совсем описания психастении как отдельной формы, а говорится о неврозе навязчивых состояний, С другой стороны, Э. Кан в монографии о психопатических личностях, не говоря о психастении, заявляет, что он лишь в виде исключения говорит о навязчивых невротиках и целую главу посвящает психопатам с навязчивыми представлениями или, как он их называет, заимствуя этот термин у Доната и К. Шнейдера, о психопатах-ананкастах (от греч.—ананке—необходимость). Такое решение вопроса несомненно имеет за собой известные основания, но во всяком случае оно возможно только при недостаточно оправданном расширении понятия психопатии. Мы думаем, что здесь основным и решающим нужно считать вопрос о наличии прирожденного психического склада при психопатии. Часто бывают случаи, когда роль эмоциональных переживаний несомненна и в то же время не приходится говорить о каких-либо явлениях отщепления и конверсиях в смысле Фрейда. Сильное, аффективное переживание может быть причиной того, что становится навязчивым какое-нибудь случайное представление, бывшее в сознании одновременно с волнующим переживанием и как бы зафиксированное им. В особенности это может иметь место в детском возрасте, когда эмоциональная сфера вообще более чувствительна. Во время испуга, связанного с пожаром, нападением бандитов и тому подобное, одно какое-нибудь мелкое впечатление, являющееся только незначительным атрибутом во всем переживании, может зафиксироваться и стать навязчивым. Похороны близкого человека могут дать толчок к тому, что навязчивыми могут сделаться звуки траурного марша или запах крематория. Особенно легко таким образом могут возникнуть навязчивые страхи. Нередко цитируют случай М. Пренса—навязчивый страх церковных колоколен и колоколов у женщины 40 лет, которая в свое время очень тяжело перенесла смерть своей матери; во время похорон звонили колокола, гудение которых особенно напряженно действовало на больную; возникший впоследствии навязчивый страх колоколов несомненно находился в связи с этим переживанием. В приведенном случае едва ли можно говорить о сексуальном характере переживаний, послуживших исходным толчком для возникновения навязчивых представлений и страхов, и несомненны только эмоциональные моменты.

Но возможны иные механизмы развития навязчивых состояний, с которыми нас в особенности познакомило наблюдение над эпидемическим энцефалитом. При этой болезни наряду с неврологическими явлениями, в частности симптомами паркинсонизма, нередко наблюдаются навязчивые мысли и в особенности навязчивые стремления. Одна наша пациентка с резко выраженными явлениями энцефалита страдала навязчивыми мыслями циничного содержания; она сознавала их болезненный характер, очень мучилась ими, но не могла от них отделаться; у нее были также навязчивые стремления душить себя и других. Другой больной—энцефалитик—должен был под влиянием своей навязчивости постоянно мысленно переставлять слоги и буквы в различных словах, которые он слышал вокруг или которые приходили ему в голову. Явление навязчивости при эпидемическом энцефалите можно расценивать как результат возбуждения, идущего из подкорковой зоны. Здесь естественно не приходится говорить ни о роли сексуальных травм, ни вообще эмоциональных моментов. Такой же генез видимо могут иметь навязчивые мысли и стремления шизофреников и шизоидных психопатов.

Как ясно можно усмотреть из приведенных данных, психические механизмы, ведущие к навязчивым состояниям при одном и том же содержании навязчивых мыслей или влечений и при наличии кардинальных признаков таких состояний—сознании их насильственности и болезненности,—очень различны. Ввиду этого наличие комплекса навязчивых переживаний, одно, само по себе, не может быть положено в основу выделения какой-либо болезненной формы и в частности особого невроза навязчивых состояний или психопатов-ананкастов. Навязчивые явления—только признак, правда очень характерный, который не всегда развивается на фоне каких-либо врожденных особенностей психики. В вполне развитой и особенно устойчивой форме он чаще всего развивается на фоне психастении. В последней в конце концов нужно видеть особый тип врожденного болезненного состояния с своеобразными изменениями глубинной личности. С этой точки зрения она может быть вполне приравнена к эндогенной, также называемой иногда конституциональной, нервности.

Описанным особенностям психики, которые по существу являются врожденными, соответствуют и черты своеобразного соматического сложения, которые до известной степени аналогичны с тем, что наблюдается при эндогенной нервности, но здесь еще меньше можно говорить о каком-нибудь определенном типе. Обычно в сложении преобладают астенические, иногда диспластические черты. Очень часто обращает на себя внимание недостаточно развитая моторика. Вместе с непропорциональным, негармоническим сложением приходится констатировать неуклюжесть, неловкость движений. В добавление к тому, что можно считать более или менее установленным в этом отношении, мы хотели бы обратить внимание на некоторые особенности речи, очень ясно выступающие у многих психастеников. Более или менее известны психические особенности построения речи психастеников, ее неровность, частые остановки, отсутствие закругленности и грамматической правильности с нередко наблюдающимся несоответствием конца фразы с ее началом. Все эти особенности ясно выступают в состоянии смущения, которое очень легко появляется у психастеника, особенно когда он должен выступать публично. Но очень часто этому соответствует и известная недостаточность развития речевого аппарата в целом, начиная с соответствующих центров и кончая недостаточно ясной и отчетливой дикцией, слабым голосом и не вполне совершенной артикуляцией. Несомненно, что эти двигательные компоненты всего склада личности находятся в определенных корреляциях с такими психическими моментами, как робость, неуверенность, проявляющимися преимущественно тогда, когда психастенику приходится вступать

в общение с окружающими, средства для которого до известной степени ограничены. Что это так, еще более ясно видно на детях, страдающих недостатком речи и в особенности запоздалым развитием ее, как частичным проявлением, общим недоразвитием моторики, свойственной так называемой Hцrstummheit. Такие дети всегда бывают робки, застенчивы. Возможно, что в дальнейшем они дают вообще большой процент психастеников.

Обособление психастении как особого типа врожденного болезненного состояния находится в соответствии с данными генеалогического изучения. В этом отношении самым существенным фактом является указание на частоту аналогичных состояний у ближайших родственников. Пильч наблюдал семью, в которой психастенический склад психики можно было наблюдать в течение трех поколений. Аналогичные наблюдения имеются у Меггендорфера. Вообще наследственное отягощение психастеника оказывается очень высоким. Если исходным пунктом генеалогического изучения взять навязчивые состояния как таковые, то естественно получаются менее определенные данные именно потому, что структура и генез их не всегда бывают одинаковы. Штеккер приводит несколько семей, прослеженных в ряде поколений, с большим количеством случаев маниакально-депрессивного психоза и навязчивых состояний. Гюбнер также нередко констатировал навязчивые состояния среди потомков маниакально-депрессивных больных. Аналогичные данные имеются у Рейсса. Это дает некоторым авторам основание помимо данных клинического характера, о чем говорится выше, выводить возникновение навязчивых идей из депрессивного состояния, тем более что вообще в депрессивных стадиях вполне выраженного циркулярного психоза они представляют нередкое явление. С другой стороны, существуют несомненные наследственные взаимоотношения с шизофренией. Левенфельд указывает, что наследственное отягощение в этих случаях нередко бывает шизофреническим. Ряд случаев с шизофреническим отягощением приводит в своих работах Гофман. Ввиду нередкого наличия в наследственности психастеников шизофренических и циркулярных ген Гофман предполагает, что в возникновении навязчивых состояний играет роль смешение обоих наследственных предрасположений. Несомненные корреляции существуют и с сексуальными извращениями. Нередко может быть отмечен тот психосексуальный инфантилизм, на почве которого особенно легко возникают различные сексуальные аберрации. Черты инфантильности нередко можно констатировать и в других отношениях. Следует вспомнить, что Крепелин указывал на некоторое родство навязчивых состояний с элементами навязчивости, свойственной детям известного возраста. На психастению таким образом можно смотреть как на психику, остановившуюся на известной стадии своего развития.

Тяжелое наследственное отягощение, являющееся правилом при психастении, делает понятным, что в основе последней лежит нарушение глубинных психических аппаратов. Сущность патологических явлений сводится к стойким изменениям в более глубоких психических слоях, чем то имеет место в случае невротических реакций. Если последние с точки зрения физиологических процессов могут быть приравнены к условным рефлексам, то здесь нужно предполагать более глубокие и стойкие изменения, касающиеся самой структуры психических механизмов и их возбудимости.

Считаем целесообразным привести краткое описание одного случая.

Больная Л. 44 лет, кустарь-косметик, поступила в психиатрическую клинику II ММИ с жалобами на различные навязчивые явления, которые совершенно парализовали ее волю. Так больная до 500 раз повторяет одно и то же действие, испытывает непреодолимое влечение к собиранию ненужных вещей, окурков, бумажек и т. п., не выходит из-за страха смерти одна из дома, не ест многих продуктов. Значительное наследственное отягощение. Происходит из состоятельной семьи, окончила институт. По характеру общительная, чувствительная, впечатлительная, честная, уступчивая, застенчивая. В юности много тяжелых переживаний: вышла замуж за своего учителя, в то время как сильно нравился один художник. Много страдала от своей раздвоенности. Дважды была замужем, имеет дочь от первого брака и дочь и сына — от второго. В первом замужестве целый ряд психических травм. Училась изготовлению косметики в Париже. В годы войны и революции много тяжелых переживаний. Начиная с 1914 г. вспыхивают эпизодически страх смерти, стремление повторять одно и то же действие, влечение к собиранию ненужных вещей, но все эти явления сравнительно быстро проходят. С 1922 г. резкое ухудшение. Страх смерти, навязчивые повторения, собирание совершенно ненужных вещей сделали ее совершенно нетрудоспособной. Во всей ее навязчивости красной нитью проходит боязнь, что определенное действие или вещь могут кончиться, пропасть. Больная очень доступна, эмоционально жива. Состояние большой тревоги. Больная не ест многие продукты и если по настоянию врача и съест что-нибудь, то испытывает большое беспокойство из-за того, что нельзя вернуть съеденного. Собирает в саду, в палате много ненужных вещей— окурки, бумажки, остатки пищи, хранит их под подушкой, бывает сильно обеспокоена, когда их выбрасывают. Завязывает и развязывает носовой платок 500 раз, много раз одевается и раздевается, расшнуровывает и снова зашнуровывает ботинки, умывается по 70 раз и т. д. Вся во власти своей навязчивости. Страх смерти. Деликатна, корректна, смущается в разговоре с врачом. Личность вполне сохранена. Под влиянием рациональной психотерапии, соединенной с трудовым режимом, в состоянии больной произошло настолько значительное улучшение, что она была выписана и жила после своим трудом.

О течении психастении говорить в сущности не приходится, так как это врожденное состояние, выявляющееся, правда, постепенно под влиянием жизненных впечатлений, но возможны значительные колебания в общем самочувствии. Навязчивые состояния обычно очень упорны. Во многих случаях больные до известной степени приспособляются к своим особенностям. Так как все новое требует для овладения им большого психического напряжения, которое для психастеника очень тягостно, то он старается упростить свою жизнь, внести в нее размеренность и строго определенный порядок: дело доходит до образования особого ритуала, который должен соблюдаться во всех действиях пациента, касающихся как процесса одевания, еды, так и работы. Благодаря полной сохранности своей интеллектуальной одаренности и сильно выраженному чувству долга они нередко оказываются недурными работниками. Хотя всякое напряжение дается им ценой больших усилий, испытываемые ими мучения обычно незаметны для окружающих, что еще больше ухудшает самочувствие, так как больных, как им думается, могут считать симулянтами. Что здесь дело только в крайнем ослаблении воли, не позволяющем использовать свои в сущности очень большие возможности, видно из того, что психастеник может очень подтянуться при наличии энергичных стимулов со стороны. После войны и революции немало наблюдалось таких случаев, когда психастеники, которые долгие годы ничего не могли делать из-за своей нерешительности и целые годы проводили в бездействии, не имея возможности решить, какой костюм им идет, под давлением нужды принимались за работу и до известной степени освобождались от своих сомнений и нерешительности.

Диагноз психастении и отграничение ее от других состояний в типических случаях не должны представить затруднений. Заключение должно основываться на выяснении развития болезненных явлений и анализе структуры личности. Большое значение имеет также изучение особенностей навязчивых явлений. При психастении они характеризуются своей большой стойкостью и упорством. При депрессиях циркулярного ряда всегда можно отметить большую их зависимость от настроения: обычно они появляются и исчезают вместе с тоскливостью. Навязчивые состояния и у психопатов характеризуются иным основным психическим фоном, а также преобладанием расстройств в области влечений, с нередкой примесью импульсивности, иногда истерических реакций. Больше всего опасности в смысле смешения представляют шизоидные психопаты, в особенности шизоидные невротики и больные в начальных стадиях медленно развивающейся шизофрении. Препсихотические состояния шизофреников нередко представляют большое сходство с психастенией (рsychasthenie prechizophrenique французских авторов). Решающее значение имеют наличие в этих случаях нарастания явлений без связи с психическими моментами и изменение личности. Большое значение имеют профилактические меры, в особенности если они будут проводиться с детства, как только достаточно выяснены основные черты психастенического склада. Здесь большое значение имеют физические упражнения, физкультура, стремление к развитию моторики. При лечении помимо физического укрепления путем гимнастики, ритмики больше всего успеха можно ожидать от рациональной психотерапии, имеющей целью поднять в больном доверие к себе и своим силам, укрепить ему волю путем работы над собой, с преодолением различных затруднений, которые выдвигает ослабленная воля психастеника. Громадную роль играет лечебный трудовой режим с точным распорядком дня и занятий. По той же причине не следует без вполне определенных показаний, в особенности надолго, снимать с работы, так как продолжительный отдых в атмосфере ничегонеделанья может принести несомненный вред. Это находится в полном соответствии с данными Иванова-Смоленского, по которым тормозящие влияния, очень затрудняющие выработку условных рефлексов, у психастеника лишь отчасти и не всегда устраняются отдыхом.

Лечение психастении в СПб | Доктор САН

  • Главная
  • Психотерапия
  • Лечение неврозов
  • Психастения

В нашей клинике лечение психастении, или психастенического невроза (F48. 8 по МКБ-10), проводится психотерапевтами и психиатрами, при необходимости с назначением краткосрочной медикаментозной поддерживающей терапии. Расстройство является полностью обратимым. Сроки лечения зависят от конкретного случая (психотравмирующей ситуации), индивидуальных особенностей психической конституции человека.

В некоторых случаях навязчивые мысли и страхи, сопутствующие психастении, со временем приводят к развитию тяжелой депрессии, ОКР, сексуальной дисфункции, к употреблению ПАВ и суицидальным попыткам.

Как правило, заболевание манифестирует в возрасте от 10 до 24 лет. В случае раннего выявления невроза, лечением психастении у подростков занимаются опытные детские (подростковые) психотерапевты и психиатры. Комбинированное лечение подростков может включать назначение препаратов в минимальных эффективных дозировках, не отражающееся на процессе обучения и иной повседневной деятельности.

Наши врачи, проводящие психотерапевтическое лечение психастении в СПб, владеют современными патогенетическими и симптоматическими методами. В частности, практикуют когнитивно-поведенческую психотерапию (КПТ), экзистенциальную, психодинамическую, экспозиционную, гештальт-терапию. Если расстройство стало причиной межличностных конфликтов в семье, доктор может рекомендовать дополнить лечение работой с семейным психотерапевтом.

Консультация врача по лечению психастении:

+7 (812) 407-18-00

Спасибо Вам за доверие!

  • Современные психотерапевтические методы
  • Краткосрочная поддерживающая фармакотерапия
  • Психосоциальная коррекция личности

Услуга Цена
Прием психотерапевта 5 000 ₽
Семейная психотерапия 10 000 ₽
Гипнотерапия 8 000 ₽
Консультация психиатра 5 000 ₽

Причины развития психастении

В числе причин, влияющих на развитие психастении, следует отметить наследственность, органическое поражение головного мозга, ЧМТ и дефицит серотонина. При наличии индивидуальной предрасположенности к данному расстройству психики, спусковыми механизмами становятся иные расстройства психики (высокая вероятность при ОКР), психические травмы, длительный стресс, физическое истощение.

Психастения у детей

Предрасположенность к психастении нередко обнаруживается у детей в дошкольном возрасте и разворачивается в начальных классах. Именно в этот период ребенок сталкивается с «повышенной ответственностью», которая является для психастеника сильным травмирующим фактором. Однако родители, как правило, относят необычное поведение ребенка к возрастным или индивидуальным особенностям, неосознанно способствуя развитию психастении.

Психастения у подростков

В подростковом возрасте стрессов, с которыми не может справиться психастеник, становится еще больше. Помимо дестабилизирующей «повышенной ответственности», нередко со стороны родителей предъявляются завышенные требования — быть максимально успешным в образовательном процессе, развиваться параллельно с обучением в какой-либо области (дополнительно заниматься изучением иностранных языков, посещать кружки, музыкальную школу).

Психастения у взрослых

По мере приближения к 18–20 годам, когда происходит вступление во взрослую жизнь (точки входа — армия, работа, создание семьи), психастеник сталкивается с дополнительной ответственностью перед обществом, выходя из зоны комфорта жизни под покровительством родителей. В зависимости от индивидуальных особенностей психики (порога сопротивляемости влиянию стресс-факторов), симптомы психастении достигают пика на дистанции от 20 до 40 лет.

Симптомы и признаки психастении

Методы лечения психастении

Источники

The etiology of psychasthenia — https://pubmed.ncbi.nlm.nih.gov

Неврозы (клиника, динамика, терапия) — https://www.rmj.ru

A scale to assess psychasthenia — https://pubmed.ncbi.nlm.nih.gov

Дата обновления: 06.09.2022

  • Панические атаки
  • Биполярное расстройство

Записаться на прием

Дата и время: (не задано)

Записаться к психотерапевту

Записаться к психотерапевту

Выберите дату и время приема

Сегодня

14 сентября

Завтра

15 сентября

пятница

16 сентября

суббота

17 сентября

воскресенье

18 сентября

понедельник

19 сентября

вторник

20 сентября

среда

21 сентября

четверг

22 сентября

пятница

23 сентября

суббота

24 сентября

воскресенье

25 сентября

понедельник

26 сентября

вторник

27 сентября

среда

28 сентября

четверг

29 сентября

пятница

30 сентября

Лечение психастении проводят

Горьковой Александр
Иванович

Психотерапевт, психолог
Высшая категория
Опыт работы 48 лет

Психотерапевт, психолог

Опыт работы 48 лет

Синенченко Андрей
Георгиевич

Психиатр, психотерапевт
Кандидат медицинских наук
Опыт работы 22 года

Психиатр, психотерапевт, нарколог

Опыт работы 22 года

Бочаров Алексей
Викторович

Психиатр, психотерапевт
Главный врач клиники
Опыт работы 41 год

Психиатр, психотерапевт, сексолог, детский психиатр

Опыт работы 41 год

Добромыслов Виталий
Германович

Психотерапевт, гипнотерапевт
Высшая категория
Опыт работы 27 лет

Психотерапевт, гипнотерапевт, нарколог

Опыт работы 27 лет

Чубан Ольга
Ивановна

Психиатр, психотерапевт
Первая категория
Опыт работы 13 лет

Психиатр, психотерапевт, психолог

Опыт работы 13 лет

Зарипов Айрат
Ахмадуллович

Психотерапевт, психолог
Высшая категория
Опыт работы 25 лет

Психотерапевт, психолог

Опыт работы 25 лет

Сусленникова Елена
Викторовна

Психиатр, психотерапевт
Первая категория
Опыт работы 25 лет

Психиатр, психотерапевт

Опыт работы 25 лет

Назарова Тамара
Кимовна

Психотерапевт, нарколог
Высшая категория
Опыт работы 38 лет

Психотерапевт, психолог, нарколог

Опыт работы 38 лет

Прохорчев Константин
Сергеевич

Психиатр, психотерапевт
Первая категория
Опыт работы 12 лет

Психиатр, психотерапевт

Опыт работы 12 лет

Мирошникова Наталия
Валентиновна

Психотерапевт, психолог
Высшая категория
Опыт работы 36 лет

Психотерапевт, психолог

Опыт работы 36 лет

Желобецкая Мария
Сергеевна

Психиатр, психотерапевт
Высшая категория
Опыт работы 22 года

Психиатр, психотерапевт

Опыт работы 22 года

Стецив Людмила
Геннадиевна

Психиатр, психотерапевт
Кандидат медицинских наук
Опыт работы 31 год

Психиатр, психотерапевт

Опыт работы 31 год

Ендржеевская Диана
Вадимовна

Психиатр, психотерапевт
Вторая категория
Опыт работы 14 лет

Психиатр, детский психиатр, психотерапевт

Опыт работы 14 лет

Санникова Елена
Георгиевна

Психолог, психотерапевт
Опыт работы 19 лет

Психолог, психотерапевт, сексолог

Опыт работы 19 лет

Зун Сергей
Андреевич

Психиатр, нарколог
Кандидат медицинских наук
Опыт работы 33 года

Психиатр, нарколог, психотерапевт

Опыт работы 33 года

Оставьте заявку на звонок:

+7 (812) 407-18-00

Астенические и психастенические психопаты

⇐ ПредыдущаяСтр 19 из 45Следующая ⇒

Краткая клиническая часть194

Клинически общее в этих двух психопатических формах — конституциональный астенический характерологический конфликт, состоящий в борьбе чувства неполноценности с ранимым самолюбием. У психастеника, отличающегося от астеника «второсигнальностью», деперсонализационностью (блеклостью чувственности с некоторой дезориентацией в своих чувствах, с преобладанием тревожного размышления, анализа над чувственностью при «жухлой», блеклой «подкорке»), конфликт этот наполнен нравственно-этическими и ипохондрическими тревожными патологическими сомнениями, сплетающимися в тягостный самоанализ-самокопание с самообвинениями или с ужасом грядущей беспомощности-безысходности в связи с той страшной болезнью, которую он у себя подозревает. Изначальная аморфная психопатическая тревожность, соприкасаясь с жизнью, конкретизируется вследствие психастенически-реалистического и достаточно обстоятельного образа мышления в патологические тревожные сомнения определенного уже содержания. Их сравнительно нетрудно (во всяком случае на время) психотерапевтически разрешать трезвой информацией, смягчая таким образом их тревожный корень.

Защитно-приспособительное существо психастенической структуры состоит в том, что психастеник, отличаясь деперсонализационной непрактичностью в широком смысле, взамен и по причине этого склонен к тревожно-аналитическому размышлению, совестливо-нравственным исканиям. Именно по этой дороге в духе научного разъяснения и духовно-творческого самовыражения его и следует клинико-психотерапевтически подталкивать. Терапией творческим самовыражением психастеника следует утвердить в своей «силе слабости», полезности обществу, помочь ему приобрести уверенное знание собственных духовных богатств. Психастеник с его блеклой чувственностью не есть «эмоциональный сухарь» (как некоторые считают). Он несет в себе лирически-духовную, нравственно-мыслительную, внешне скромную, но внутренне богатую эмоциональную жизнь без пряно-чувственных красок. Психастеник вследствие конституциональной «жухлости подкорки» двигательно неловок и глуховат к чувственным подробностям, т. е. к непосредственному и детально-гурманистическому соприкосновению органов чувств с желанным объектом.

Если чувственный психопатический юноша (истерический психопат или циклоид) готов простаивать в очереди часы за первой клубникой (чтобы вкусить эту прелесть, опьяниться «бунинскими» ощущениями), готов упорно преследовать женщину, чтобы в конце концов торжествовать любовную победу во всех чувственных подробностях, то психастенический юноша (готовый тратить время на поиски книги, способствующей его тревожно-нравственным размышлениям) «сбрасывает» свой влеченческий голод «валовым образом», по выражению И. П. Павлова (см. Бурно М.Е., 1974), т. е. в данном случае довольствуется скромным хлебом и нередко предается онанизму. При всем этом он способен к подробной духовной нежности в близких отношениях с любимой.

Психастеническая женщина, по той же причине способная в острые секунды интимной близости вспоминать мелочные хозяйственные заботы, тем не менее не бывает фригидной. Все это — не дефект, а конституциональная психастеническая особенность. У психастеника взамен опьянения чувственностью есть свои духовно-интеллектуальные наслаждения, и остается, познавая себя, быть самим собой, принять себя и научиться уважать свое. Астенический психопат не несет в себе «второсигнальности» (склонность к въедливому самоанализу при «жухлой» чувственности). Астенический конфликт здесь не так сложен и нередко стихийно-примитивно гасится алкоголизацией. Духовно-ограниченных астенических психопатов автору приходилось гораздо чаще встречать в алкогольной клинике и амбулатории.

Есть, однако, немало лирически-тонких, нежных, по-своему эмоционально-сложных астенических психопатов, «главными чертами которых являются чрезмерная впечатлительность, с одной стороны, и резко выраженное чувство собственной недостаточности — с другой»195. Они отличаются от психастеников именно чрезмерной чувствительностью до «мимозоподобности» (П.Б.Ганнушкин), большей чувственной живостью, но и меньшей духовной умудренностью. Глубоко мучаясь неуверенностью, сенситивностью-впечатлительностью, острой раздражительной слабостью, трудностями общения с людьми, но не застревая психастенически-подробно на интеллектуальных нравственно-этических и ипохондрических переживаниях, они нуждаются в такой же подробно-серьезной Терапии творческим самовыражением, как и психастеники, однако с некоторыми своими нюансами196.


Особенности соматической конституции психастеника — астено-диспластическое телосложение с вегетативными дисфункциями, с особенной склонностью (во второй половине жизни) к остеохондрозу позвоночника, геморрою, а в тяжелых условиях жизни — к туберкулезу легких. Астенические психопаты нередко отличаются жилисто-лептосомным телосложением с вегетативными дисфункциями, склонностью к уже указанным выше соматическим расстройствам, а также к аллергическим заболеваниям.

Особенности терапии

1. Именно здесь в силу вдумчиво-аналитического психастенического склада и тревожно-астенической сенситивности-неуверенности важно как можно подробнее с помощью научной, научно-популярной и художественной литературы познать себя и иные характеры. Без этого (особенно психастенику) трудно избавиться от тревожных сомнений в том, не болен ли душевно, выяснить свою «силу слабости». И астенику, и психастенику, как правило, плохо понимающим людей вследствие слабости интуитивно-практического проникновения в характеры (Бурно М.Е., 1977), необходимо внимательное изучение типологии личностей. В отличие от других дефензивных пациентов психастеник, сложный астеник, как правило, способны только с помощью основательных знаний, научного изучения себя и других постичь свое сильное и истинно слабое, научиться серьезно уважать свое характерологическое. И тогда уже они не стремятся «перекраивать», «ломать», например аутогенной тренировкой, свою индивидуальность, не завидуют практично-уверенным, «агрессивным» субъектам.

Если астеник подходит к медицински-просветительным и психологически-типологическим занятиям с лирической художественностью, то психастеник — с присущей ему врожденной основательностью-научностью (независимо от его профессии). Эти особенности важно учитывать в психотерапевтическом процессе, занимаясь с психастеником более «научно», обстоятельно. Например, в беседах о неважной психастенической памяти важно подчеркнуть, что речь здесь идет о таковой механической памяти. И несообразительность психастеника тоже «механическая». Психастеник как раз соображает глубоко, но медленно (потому и трудно ему порой следить за длинной цепью философских рассуждений). Автор работал с пациентами в духе своей статьи об особенностях психастенического ума (Бурно М.Е., 1976), опираясь на автобиографию Дарвина. Вместе с уже опытными пациентами, состояние которых основательно улучшилось, важно показать «новенькому», что плохая или средняя механическая память психастеника «очищает» от многого ненужно-банального, не позволяет механически схватывать трафареты мышления, выражений, побуждая мыслить и говорить по-своему, открывать то, о чем многопомнящие слишком крепко помнили, что открыть это невозможно. Уместно здесь познакомить пациентов с впечатлением Куприна об особенностях памяти Чехова197. О силе слабой механической памяти читаем также у В. Катаева: «Хорошая память — фотография. Плохая — живопись»198. В беседах с психастеником приходится порой уходить в дифференциально-диагностические детали (соматические, психопатологические), чтобы пациент не мучился тревожной неопределенностью по поводу своего диагноза, не подозревал, что врач утешает-обманывает его.

2. В процессе Терапии творческим самовыражением астеник и психастеник в отличие, например, от дефензивного шизоида должны постоянно, каждодневно осознавать свою существенную полезность людям (поначалу хоть нескольким) своим творчеством, а затем по мере духовного и практического совершенствования — и свою истинную общественную полезность.

3. На базе отмеченного выше следует учить астеника, психастеника (понимающих теперь гораздо лучше себя, других людей, свою силу, свои ценности) не свойственной им, но необходимой в жизни, для них самих важной (чтоб потом не терзал себя) практической расторопности: заставить себя подойти на улице к человеку, которому как будто бы плохо, предложить помощь.

4. В работе с психастениками молодого возраста чаще, чем с другими пациентами, приходилось в подробностях размышлять о грядущей для всех смерти: тревожно-трудно было им, смолоду по натуре своей принимающим все слишком всерьез, спокойно согласиться с древним мудрецом в том, что никто не останется без своей смерти. Таким пациентам, а также дефензивным циклоидам, стойко внутренне охваченным свежим страхом неизбежной в далеком будущем смерти, можно сказать, что, в сущности, смерть — это то, что с нами уже было до нашего рождения, до нашего начала, т. е. это небытие уже было и, значит, оно не так страшно. И то, что мы благодаря всем случайностям родились такими, какие есть, гораздо удивительнее того, что когда-то умрем.

5. Духовное дозревание, обогащение астенических психопатов в процессе Терапии творческим самовыражением нередко смягчают, делают более редкими взрывы истощающейся раздражительности.

6. Психастеникам полезно оживлять, возбуждать свою «жухлую» чувственность общением с чувственным искусством (проза И. Бунина, В. Козина199, фламандская живопись и т. п.), «тонкими» кушаньями (с внимательным отношением в это время к своим вкусовым ощущениям). Нарядная, элегантная одежда (например, светлый костюм) нередко поднимает, освежает настроение психастеника (хотя особенно выразителен этот эффект в циклоидных случаях).

7. Гипноз симптоматически смягчает астеническую и психастеническую тревожную напряженность. Обычная здесь гипнотическая картина — чувство собственной измененности (в смысле спокойного, с мягким душевным онемением отношения к тревожным до сеанса моментам жизни) с достаточно отчетливым осмыслением происходящего (деперсонализационный гипноз). В некоторых случаях, если пациент со страхом публичных выступлений, которому необходимо вскоре выступить перед аудиторией, приходит за «скорой помощью», приходится подвергнуть его более частой, например, ежедневной (в течение нескольких дней), гипнотизации, чтобы симптоматически-стойко оживить защитно-деперсонализационные механизмы на время выступления.

8. Аутогенная тренировка (и при упорных занятиях) обычно не становится здесь таким верным личным оружием, как, например, у дефензивных циклоидов, но иногда все же как будто бы дает возможность на время смягчить тревогу, особенно при занятиях лежа.

9. Лекарства — лишь изредка, по необходимости. Нередко деперсонализационно смягчает астеников и психастеников диазепам (седуксен, реланиум). Сиднокарб обычно снимает на время истощаемость. Тонизаторы природного происхождения200 весьма нравятся многим астеникам и психастеникам тем, что они «не химия», и потому действие их нередко усиливается такой психотерапевтической симпатией.

10. Всем дефензивным психопатам, но психастенику (вследствие его несобранности) в особенности, следует заботиться о режиме и разумном питании (в частности, предупреждающем запоры). Убедительно-внятно действуют на пациентов беседы на подобные темы в группе с живыми примерами товарищей.

Итак, астенический характерологический конфликт, свойственный всем дефензивным пациентам, у психастеника преломлен через деперсонализационность- «второсигнальность» и сказывается прежде всего тревожными интеллектуально-аналитическими переживаниями-сомнениями с чувством вины или грозного соматического неблагополучия. Конституциональное отсутствие чувственного полнокровия «уводит» психастеника от непосредственной радости бытия. У мимозоподобно-го астенического психопата при той же тормозимости, инертности, склонности к конституциональной тревоге нет этой деперсонализационности-«второсигнальности», и астенический характерологический конфликт выражается прежде всего в болезненной неуверенности, сенситивности-ранимости, чувстве собственной недостаточности-несостоятельности с быстро истощающимися раздражительными вспышками. Указанные клинические отличия обусловливают и особенности терапии (индивидуально и в группе) этих глубинно-родственных и все же различных психопатических расстройств. Психастенику — больше подробной научно-лечебной информации и всякого чувственного оживления (записывать в книжку сверкающие или тлеющие «под носом» краски жизни и т. п.). Астеническому психопату — больше утверждающей его в жизни психотерапевтической доброты, заботы, возвышающей душу терапевтически-художественной эмоции. Попытаюсь показать это на примере двух случаев.

⇐ Предыдущая14151617181920212223Следующая ⇒

Читайте также:




определение психастении по Медицинскому словарю

Психастения | определение психастении по Медицинскому словарю

https://medical-dictionary.thefreedictionary.com/psychasthenia


Также найдено в: Словарь, Энциклопедия, Википедия.

(sī′kəs-thē′nē-ə)

сущ.

Группа психических симптомов, включая фобии, навязчивые идеи и навязчивые состояния, которые ранее считались отдельным расстройством, но в настоящее время относят к другим расстройствам, включая обсессивно-компульсивное расстройство и тревожные расстройства.


психиастенический (-thĕnĭk) прил.

Медицинский словарь American Heritage® Copyright © 2007, 2004, компания Houghton Mifflin. Опубликовано компанией Houghton Mifflin. Все права защищены.

Упоминается в ?

  • Джанет тест
  • Джанет, Пьер М.Ф.
  • психоневроз

Ссылки в архиве периодических изданий ?

В случае чеховских персонажей их различные страхи являются явными признаками функциональных расстройств, названных Джанет в 1903 году психастенией.

Странные персонажи Чехова Легендарная психастения», 31 октября (зима 1984 г.), с.

Уничтожение: замаскированное тело, Австралия и фотография в современной войне. малодушие, вялость или ранимость.

Восприятие утомления в клинической и общей популяции: дескрипторы и ассоциированные реактивности

Анализ средних результатов теста SMQP свидетельствует о том, что до реабилитации наиболее выраженные отклонения выявлялись по шкалам невротической триады (1-я, 2-я, 3-я ) и шкале психастении (7-я шкала).

Применение физической культуры в реабилитации больных с сердечно-сосудистыми заболеваниями

Клинические шкалы в MMPI-2: шкала 1 (Hs, ипохондрия), шкала 2 (D, депрессия), шкала 3 (Hy, истерия), шкала 4 (Pd, психопатическое отклонение), шкала 5 (Mf, маскулинно-женские интересы), шкала 6 (Pa, паранойя), шкала 7 (Pt, психастения), шкала 8 (Sc, шизофрения), шкала 9(Ma, мания) и шкале 10 (Si, социальная интроверсия/экстраверсия).

MMPI-2: кластерный анализ личностных профилей при перинатальной депрессии — предварительные данные

В целом, анализ Крускала-Уоллиса выявил значительные различия (P < 0,01) между высокими и низкими показателями PMQ по следующим клиническим шкалам: STAI - тревожность, общий балл BDI, катастрофизация PRSS, ипохондрия MMPI, депрессия MMPI, психопатическое отклонение MMPI, паранойя MMPI, психастения MMPI и шизофрения MMPI.

Оценка риска злоупотребления опиоидами у итальянских пациентов с хронической неонкологической болью

В исследовании Normative Aging Study такие характеристики тревоги, как психастения, социальная интроверсия, фобия, манифестная тревога и общая тревога, были связаны с увеличением относительного риска в диапазоне от 1,31 до 1,43. для ИМ у пожилых мужчин.

Концепция уязвимой крови при сердечно-сосудистых заболеваниях

(50) Роджер Кайуа и Джон Шепли, «Мимикрия и легендарная психастения», 31 (19) октября84), стр.

Мертворожденный: энтропийная готика американской истории ужасов

Показатели по трем клиническим шкалам были лишь незначительно повышены: ипохондрия (T=72), депрессия (T=74) и психастения (тревога и обсессивно-компульсивное расстройство). симптомы — Т=78).

Психологическое ведение больного раком с помощью гипноза — тематическое исследование

Некоторые авторы (17) применили MMPI к выборке, аналогичной выборке PLKD, и обнаружили, что у мужчин был более тревожный профиль (психастения), а у женщин — более высокие баллы о социальной изоляции.

Индивидуальные различия в персонифицированных данных о донорах живых организмов при пересадке почек

Обратная корреляция между утренним уровнем кортизола в плазме и баллами по шкале психастении и депрессии MMPI у жертв моббинга с расстройствами адаптации.

Escalas breves sobre mobbing (MOBB-10 y CONSE-10): estructuras factoriales y primera aproximacion al estudio de su fiabilidad y validez


Медицинский браузер ?

  • psoriasis guttata
  • psoriasis gyrata
  • psoriasis nummularis
  • psoriasis punctata
  • psoriasis universalis
  • psoriatic
  • psoriatic arthritis
  • Psoriatic arthritis mutilans
  • psorophthalmia
  • Psoroptes
  • psoroptic acariasis
  • psorous
  • PSP
  • PSPP
  • PSR
  • PSRO
  • PSS
  • PST
  • PSUMP
  • PSV
  • PSVT
  • psych-
  • Psychache
  • psychalgia
  • psychalia
  • psychasthenia
  • psychataxia
  • psychauditory
  • psyche
  • psychedelic
  • psychedelic therapy
  • psychiatric
  • Psychiatric Confinement
  • psychiatric evaluation
  • психиатрический анамнез
  • психиатрический опрос
  • психиатрическая заболеваемость
  • психиатрическая медсестра
  • psychiatric rehabilitation
  • psychiatric technician
  • psychiatric transitional facility
  • psychiatric ward
  • psychiatrist
  • psychiatry
  • psychic
  • psychic blindness
  • Psychic Blow
  • psychic contagion
  • psychic deafness
  • psychic dentistry
  • psychic determinism

Полный браузер ?

  • Психоделический
  • Психоделический рок
  • Психоделический рок
  • Психоделический плевок
  • Психоделический плевок
  • Психоделический плевок
  • Психоделический плевок
  • Психоделики
  • Психоделики
  • Психоделики
  • Психоделики
  • Психагогический
  • психагогика
  • Психолог
  • психагогика
  • Психиатрия
  • Психиатрия
  • Психиатрия
  • Психиатрия
  • Психологический
  • психогалия
  • психогалия
  • психалгия
  • психалгия
  • психалия
  • Психологический анализ
  • Психологический анализ
  • Психологический анализ
  • Психологический анализ
  • психанопсия
  • психастения
  • психастеник
  • психастеник
  • психастеник
  • психатаксия
  • психоаудио
  • психика
  • психика
  • психика
  • психика
  • Психея
  • Психея
  • Психея
  • Психея
  • Психея
  • Психея
  • Психея
  • Психея
  • Психея (значения)
  • Психея (значения)
  • Психея (значения)
  • Психея (смертная)
  • Психея (мифология)
  • Психея (опера)
  • Психея (опера)
  • Психея (опера)
  • Психика (психология)
  • Психика (психология)
  • Психика (психология)
  • Психический узел
  • выход из психики

Сайт: Следовать:

Делиться:

Открыть / Закрыть

Дональд К.

Вайзенхаймер-младший — Обработка человека: от неврастении к психастении в научной фантастике и жанре вестерн
№ 73 = Том 24, часть 3 = ноябрь 1997 г.

Дональд К. Мейзенхаймер-младший

Обработка человека: от неврастении к психастении в научной фантастике и жанре вестерн

Человек только что из рук Создателя. —Хоакин Миллер

Море Кризисов — действительно, Море Кризисов — странное и странное для большинства мужчин, но обнадеживающе знакомое для меня. — Артур Кларк, «Страж»

Общие слияния. Артур К. Кларк и Стэнли Кубрик во многом обязаны своим сюжетом 2001 , фильма и романа, формуле или жанру вестерна. Это не то, что вы бы назвали общепризнанным фактом; приближающаяся тридцатая годовщина публикации 2001 , вместе с последним выпуском Кларка в серии, 3001: Последняя одиссея , предлагают прекрасную возможность указать, каким образом тетралогия действовала как барометр для кризисы, поразившие ту специфически американскую мужественность, сформировавшуюся и поддерживаемую жанром вестерн, — одним словом, ковбойскую мужественность.

Очевидно, что Кларк — один из главных наследников наследия Герберта Уэллса и эволюционной научной фантастики Уэллса. Тем не менее, Кларк также опирается, я полагаю, на современника Уэллса, американского писателя Оуэна Уистера. Можно сказать, что Уэллс и Вистер представляют британских и американских прародителей современной научной фантастики и жанра вестерн соответственно. 1 Семейное сходство между двумя жанрами, особенно в научной фантастике с участием «краснокожих среди звезд» (Aldiss 247), всегда было очевидным; однако редко критическое рассмотрение более специфических родовых слияний было теоретически строгим или сфокусированным. Мое собственное внимание касается опоры Кларка на (анти)эволюционные метанарративы, которые изображают человечество (мужчин), неизбежно эволюционирующих к космическому разуму, который в конечном итоге сбрасывает тело. В жанровой фантастике американского Запада белое мужское тело традиционно конструировалось как статичная сущность: герметически защищенная, фаллизированная, твердая и безмолвная. Я бы сказал, что эти репрезентации, бестелесные и твердые, дополняют друг друга — две мужественности на службе у одного и того же отца. Появление в 1968 в исторический момент особого кризиса ковбойской мужественности, 2001 сигнализирует о действии чего-то вроде закона сохранения культуры в управлении этими жанрами, обеспечивая их сотрудничество в сохранении равновесия белой гетеросексуальной мужественности.

Я подозреваю, что, зачатый примерно в то же время, что и я, 2001 Звездным Дитя должен был быть я, или, по крайней мере, мое поколение. Обувь может подойти, а может и не подойти. В любом случае, как отмечает Сьюзен Бордо, всякий раз, когда «мужчины проблематизируют себя как мужчин, тем самым нарушается фундаментальная и разделяющая сексуальная онтология» (266). Эмбриогенез Звёздного Ребенка, его ныне знаменитый «переход от человека к сверхчеловеку» (Спектор 27), основан, я полагаю, на другом эмбриогенезе: на том, что западный историк Уоллес Стегнер называет «онтогенезом ковбоя» (9).0387 Мой дорогой Вистер vii). Хотя эта концепция может закончиться на низкой околоземной орбите в 2001 , она начинается в конце 1890-х годов, когда писатель Оуэн Уистер встречает иллюстратора Фредерика Ремингтона — далеко-далеко внизу, в Медисин-Боу, штат Вайоминг.

Неврастения и антиэволюционный импульс. Сегодняшним читателям трудно понять, в какой степени вестерн раннего жанра (порожденный в его современном обличье Оуэном Вистером) был в некотором смысле тем, что мы сейчас называем «научной фантастикой». Интерьер к западу от времен Вистера был не просто экзотикой; он был заселен почти полностью «новым видом рода 9».0387 homo » с использованием технологий, без которых не было бы фронтира (Webb 496). Западные историки, такие как Уолтер Прескотт Уэбб, на самом деле сосредоточили внимание на огромной важности инноваций, которые сейчас кажутся обыденными (колючая проволока, ветряные мельницы, шестизарядные винтовки) для того, что всегда было высокотехнологичным Западом. 2 Хотя не стоит тратить время, здесь слишком тонко рассуждать о применимости довольно узкого определения Дарко Сувина НФ («пространство мощного отчуждения ” [viii]), я бы предположил, что такого рода определения НФ зачастую достаточно широки, чтобы включать в себя по крайней мере ранние образцы жанра Вестерн. Это не должно слишком удивлять. Оба жанра берут начало в пастырской традиции и, как таковые, неизбежно имеют общие структурные рамки, определенных героев. Как я покажу, в другую эпоху упадка (1960-е) Артур Кларк успешно использует не только болезнь Уэллса, но и противоядия Вистера в структуре своих сюжетов и структуре своих героев. 3                

То, что есть , стоит обсудить, прежде всего, так это точные контуры культурного момента, который разделяли Уистер и Уэллс: период, отмеченный подъемом «клаустрофобной городской культуры», в результате которой мужчины чувствовали себя неудовлетворенными, отчужденными, бессильными (Олдисс 136). Быстрая индустриализация девятнадцатого века и одновременно меняющийся рынок спровоцировали один из самых ранних кризисов американской мужественности. Успех на рынке все больше и больше зависел от самодисциплины, в которой «я» означало тело и желания тела — особенно его сексуальные желания, обозначенные текучестью. «Беспокойство по поводу своего положения в финансовой экономике, — отмечает Майкл Киммел, — заставляло мужчин очень долго контролировать свою «сперматическую экономику»» (15). Легче всего телесного контроля можно было достичь с помощью таких занятий, как бодибилдинг, который трансформировал «внутренний опыт мужественности… в набор физических характеристик, полученных тяжелым трудом в спортзале» (21). Популярность футбола, бейсбола и поднятия тяжестей возросла в конце девятнадцатого века, помогая основать привычную сегодня типологию тела: «прямое, твердое, как сталь, организованное, «машинное» тело» и «вялое, мягкое, текучее тело». тело» (Бордо 269). Конфигурации механических тел, как утверждала феминистский теоретик Элизабет Гросс, являются пионерскими процессами, которые фаллизируют мужское тело, «подчиняя остальную часть тела усиленному функционированию пениса» и образуя «запечатанное, непроницаемое тело» (199). . Мужчины, по словам Гросса, «пытаются дистанцироваться от некоего рода телесности — неуправляемой, чрезмерной, экспансивной, разрушительной, иррациональной», которую они приписывают женщинам (199). Такое дистанцирование достигает кульминации в том, что можно было бы назвать «фаллическим» доспехом — квинтэссенцией твердого тела (Бордо 29).4). Что касается жидкого тела, Киммел отмечает, что в конце девятнадцатого века также наблюдалось «появление заметной субкультуры мужчин-геев во многих крупных американских городах», явление, совпадающее с появлением «призрака неженки» — sissy термин, фактически придуманный в то время (25). «Внешне женственная в поведении, поведении и аффектах», неженка обладала «голосом, не обязательно слабым, но лишенным тембра, резонанса, несущей силы» (24). По иронии судьбы, в тот же период урбанизация привела к появлению «класса рабочих-роботов» или «рабочих умственного труда», людей, которые целыми днями сидят за письменными столами» (19).) — на самом деле мужчины, чьи тела не отражали идеал жесткого тела. В ответ мужчины стали «фанатичными в своем решительном избегании всех эмоций или поведения, которое даже отдаленно не считалось женским» (25). Если у них не может быть тел, подобных машинам, они, по крайней мере, могут быть такими же тихими и грозными, как машины. 4                

Не случайно Оуэн Вистер был одним из тех роботов-мозговиков. Нанятый его отцом банковским служащим в Бостоне, Вистер страдал «сильными головными болями… головокружением, ужасающими снами, а иногда даже оптическими и слуховыми галлюцинациями» (Vorpahl 17). В конце концов он обратился за консультацией к известному неврологу доктору Вейру С. Митчеллу. Диагноз Митчелла: «неврастения» или «растяжение мозга», результат того, что стало известно как «сверхцивилизация». Симптомы неврастении часто включали инверсию пола, что требовало лечения с учетом пола. Чтобы вернуть утраченную женственность, женщин приковывали к постели; восстанавливая свою мужественность, мужчины ушли на Запад. На Западе, конечно, перегон крупного рогатого скота и модернизированная мясная промышленность давно сделали мужественные занятия, такие как охота, устаревшими, однако охота внезапно возродилась «как развлечение и фантазия в испытании мужественности» (Kimmel 32). Такие люди, как Оуэн Уистер, не только восстановили утраченную мужественность, радуясь «дикости охоты», они также предотвратили более общие опасения по поводу «вырождения расы после исчезновения пещерного человека» (32). Вистер оказывает нам двойную услугу, восстанавливая мужественность как своей собственной, так и своей расы.

В той мере, в какой мы характеризуем Вистера как невротика, мы можем считать человека, которого он встретил на Уэсте, Фредерика Ремингтона, психотиком. Еще один житель Востока, уехавший на Запад, Ремингтон называл себя чем-то вроде оригинального isolato , странствующего хулигана. В студенческие годы в Йельском университете его любимым предметом был новый вид спорта под названием футбол (Vorpahl 6), и он написал отцу, что надеется, что игра никогда не будет «выхолощена и лишена ее разрушительного качества» (7) — замечание. который предлагает читать знаменитые изделия из бронзы Ремингтона как футбольные игры с участием лошадей. Вистер и Ремингтон вскоре образовали дополняющую друг друга пару, объединив свои таланты в лечении неврозов и психозов. В их переписке Ремингтон называл Вистера «Нервной клеткой» (108), Вистер отвечал тем же, называя своего толстого друга «Медведь» (115). Вместе, работая над повествованием и иконографией, они собирали твердое тело ковбоя, Вистер писал, а Ремингтон издевался над кусками, которые можно было энергично проиллюстрировать.

В то время, когда эти двое мужчин отправились на Запад, граница закрывалась; Таким образом, созданный ими герой-ковбой с самого начала представляет собой ностальгическую мужественность, которой угрожает прогрессирующая (слишком) цивилизация. Вистер и Ремингтон совершенно по-разному реагируют на эту угрозу. Версия героя Вистера, доработанная в The Virginian , адаптируется к закрытым границам, становясь новым человеком. Вначале его тело представляется диким, молодым: рассказчик отмечает «великолепие, исходившее от его юности и силы» (§ 1:4), и восхищается тем, как виргинский двигается «волнообразными движениями тигра». гладкий и легкий, как будто его мускулы текли под кожей» (§1:2). В своей книге Играя в «Ковбоев », Роберт Мюррей Дэвис утверждает, что по мере того, как по ходу романа граница закрывается, а цивилизация продвигается по Дикому Западу, главная проблема жителей Вирджинии состоит в том, чтобы «необходимо адаптироваться к изменяющимся условиям, не теряя духа молодости» (28). ). На самом деле, это только то, что он делает. Осуществляя то, что сейчас считается «апофеозом сентиментального примирения» (Bold 123) между молодостью и возрастом, границей и развивающейся цивилизацией, Востоком и Западом, вирджинец женится на Молли Старк Вуд, женщине из Новой Англии (Bold 123). Одним словом, он становится семьянином. Однако предварительные действия сюжета в этом процессе являются ключевыми; прежде чем он женится, он должен сначала казнить своего лучшего друга (мужчину) Стива якобы за шорох. Как отмечает Джейн Томпкинс, «отношения вирджинца со Стивом — самые напряженные отношения в романе», двое мужчин наслаждаются близостью, которая заставляет Томпкинса чувствовать, что «если бы времена были другими, это могла бы быть история о [жителю Вирджинии]». и Стив, вместо рассказа о… [нем] и Молли Старк Вуд» (150). Ясно, что Стив олицетворяет молодость Вирджинии, которая, в свою очередь, приравнивается к дикости исчезающего Запада. Менее очевидно, что он служит фигурой различных других видов поведения, запрещенных новым режимом, включая «однополую любовь» (15). Чтобы вырасти, адаптироваться, вирджинец должен его убить. Однако акт пробуждает именно то, что он пытается подавить: аффект, эмоцию. После повешения вирджинец говорит рассказчику: «Я ожидаю, что во многих взрослых мужчинах, которых вы бы назвали разумными, спит маленький мальчик — маленький ребенок, которым они когда-то были» (§32:358). В конце концов, конечно, он заставляет этого «маленького ребенка» замолчать, примиряясь со взрослой жизнью и цивилизацией и ожесточаясь против своей внутренней текучести.

Как и следовало ожидать, у Фредерика Ремингтона другой ответ на проблему закрытия границы. Напряженность между ним и Вистером впервые становится ясной в иллюстрации Ремингтона к прототипу вирджинца, одному из более ранних ковбойских персонажей Вистера, Лину Маклину. Ремингтон рисует мальчика; Вистер жалуется, что ему нужен мужчина. В своем анализе переписки Вистер-Ремингтон Бен Мерчант Форпал пишет, что Ремингтон «представил Лина неуклюжим юношей с большими ушами и длинной шеей… То, что [он] сделал, чтобы сделать его приемлемым для Вистера, было его зрелостью». добавив усы, полные щеки и бандану, чтобы скрыть свой мальчишеский кадык (181). Однако такие придирки свидетельствуют о более глубоких различиях и едва ли на этом заканчиваются. Когда Вистер впервые опубликовал The Virginian , Ремингтон счел приспособляемость своего героя поэтому сентиментальной, что позже в том же году он ответил Уистеру своим собственным «самопорождающимся» героем (Bold 122) в романе Джон Горностай из Йеллоустона . Сдвигая различные (примиренные) дихотомии, которые прорезают центр вирджинца — молодежь/взрослый и цивилизованный/дикий — к тому, что, по его мнению, является непримиримым, Ремингтон более полно «расирует» характер Джона Горностая. Рожденный англосаксом, Горностай «все обучение было обучением индейца» (Remington 41). 5 Конфликт романа вращается вокруг его встречи с белой цивилизацией, делая разницу между виргинцем и Джоном Горностаем простой: Горностай не может адаптироваться, не может созреть. Его юность, само его «я» застыло во времени. Никакая сцена лучше не иллюстрирует его существенный застой, чем его взросление. Во время ночного нападения волков в разгар зимы он становится мужчиной. Члены его племени прибывают, чтобы спасти его на следующий день:

они увидели, что губы мальчика бесцветны, что его руки бессильны, но что его храбрые, глубокие глаза были открыты и что они не выражали никаких эмоций… Они подняли его с лошади… пока желающие руки месили его мраморная плоть. (Ремингтон 35)

Эта мраморная плоть, я бы сказал, представляет собой начало идеализированного окостенения твердого тела в жанре вестерн. Кроме того, точно так же, как приспособляемость вирджинца представлена ​​через его брак с женщиной из Востока, неспособность Горностая приспособиться представлена ​​тем фактом, что он отвергнут белой женщиной, которой он делает предложение, и застрелен, пытаясь похитить ее. Смерть завершает его окостенение, и его трупное окоченение представляет его гордость, его бессмертие.

Хотя роман Вистера считается более успешным из двух, «ручная концовка, которую дал ему Вистер, на самом деле не «берется»» (Стегнер Мой дорогой Вистер ix). Горностай Ремингтона, с другой стороны, застывший в пространстве и времени, действительно «берет», о чем свидетельствует краткое изложение Томпкинсом характеристик жанрового героя вестерна: «тело и эмоции не имеют никаких «прав», так сказать. , нет голоса» (125). Мужественность «монолитна, молчалива, загадочна, непроницаема» (57). В духе того, что Бордо называет «фаллическими доспехами», Томпкинс ссылается на желание ковбойской мужественности «стать фаллическим баттом, неподвижным и безмятежным, подражающим «великим глыбам скалы»» (81). Вполне уместно, что Фредерик Ремингтон в конце концов отказался от писательства и занялся скульптурой, насмехаясь над Вистером, говоря: «Ваш виргинский стиль будет съеден временем — вся бумага превратилась в мягкую массу… Я должен терпеть бронзу» (Vorpahl 158). На самом деле он хвастается, что «я чертовски почти вечен» (165). Как отмечает Форпал, его самая первая бронза, «Бронко Бастер», «была всего лишь вневременным подарком. Статуя была «вечной»… потому что она полностью охватила действие, которое никогда не могло быть завершено»: прекрасный пример юности Горностая, застывшей в пространстве (165).

Как показывает структура персонажа Горностая и Вирджинца, тело героя жанра-вестерна содержит неопределенности, допускающие конфликтность вестерн-сюжета. Проще говоря, структура персонажа неразрывно связана со структурой жанра. Таким образом, даже когда Ремингтон и Вистер устанавливают твердую форму своего героя, они также устанавливают «основную ситуацию, которую стремятся воплотить различные западные сюжеты» (Cawelti 93). Эта ситуация сводится к топографической формуле Города (или цивилизации), Пейзажа (обычно опасная территория, населенная индейцами или преступниками) и Посредника между ними (героя). Как утверждает Слоткин, посредник

должен пересечь границу в «индийской стране» и испытать «регрессию» к более примитивным и естественным условиям жизни, чтобы можно было очиститься от ложных ценностей «метрополии» и заключить новый, очищенный общественный договор. Хотя индеец и дикая местность — враги поселенца, они также дают ему новое сознание, с помощью которого он преобразит мир. (Слоткин 14)

Как я уже показал, конечной целью такого заговора является застой, а не просто личный застой. Раннее совместное творчество Вистера и Ремингтона, псевдоисторическое эссе, озаглавленное «Эволюция бойца коров», метонимически распространяет физический, локализованный застой на «расу» — то есть на англосаксонскую расу. Вистер утверждает, что западный пейзаж обеспечивает «такую ​​гимназию для ума и тела», чтобы выявить естественную аристократию расово превосходящих англосаксов («Эволюция» 86). Ковбой, который получается, — это «не новый тип, не продукт фронтира, а просто первоначальное ядро ​​ореха с разбитой скорлупой», все классы англо-саксонских мужчин каким-то образом объединяются «нижними узами расы» (86). ). Иными словами, могут измениться условия, но не сущности; по мере закрытия границы вирджинец «адаптируется», становясь еще более тем, кем он уже является. Джон Горностай, с другой стороны, вообще отказывается приспосабливаться. По мнению Форпала, «отрицание истории как изменяющей силы… заменяет эволюционную теорию истории по существу романтическим идеалом стазиса» (64). Романтическая статичность как в личном, так и в расовом отношении, ковбойская мужественность, таким образом, воплощает в себе импульсы, которые в своей основе антиэволюционны. Очевидно, в жанре — или гендере — существует глубоко укоренившееся противоречие, которое обещает «новое сознание» и всеобщую трансформацию (изменение) через тотальный застой (полное отсутствие изменений). Его кризисов, по сути, легион.

Психастения и культурное вскрытие. Точно так же, как конкретные исторические условия вызвали сборку ковбойского жесткого тела, культурные сдвиги в конце 60-х также активировали ключевые защитные механизмы, которые обнажают специфические очертания основного аппарата, общего для вестернов и научной фантастики. Как объясняет Ричард Слоткин, «возвращение последних американских боевых сил из Вьетнама в 1973 году ознаменовало внезапный конец преобладания вестерна среди жанров мифологического дискурса» (627). Война во Вьетнаме выявила обманчивую природу «синдрома Джона Уэйна» — «идеала сверхчеловеческой храбрости, мастерства и неуязвимости перед чувством вины и горя… [и] предполагаемого совершенства солдатской мужественности» (519).). Однако укоренившиеся в культуре модели мужественности не исчезают просто так. Таким образом, в ретроспективе «культурное вскрытие» мужественности Старого Запада, проведенное писателем-аборигеном и историком Уоллесом Стегнером в , Угол покоя , кажется преждевременным. Под натиском одного жанра — вестерна — крепкий герой просто укрылся в другом — научной фантастике. Хотя Стегнер пытался показать причины и необходимость кончины ковбоя, Стэнли Кубрик и Артур Кларк уже реанимировали его, новорожденного и невинного. 1968 фильм 2001 такой чистый, я подозреваю, потому что война во Вьетнаме была такой грязной.

В своих мемуарах Волчья Уиллоу Стегнер вспоминает, каково было расти «чувственным маленьким дикарем» (19) на «Последней границе равнин» — более позднем этапе закрытия границы, записанном Уистером и Ремингтоном, Действие происходит на западе Канады. Стегнер пришел к выводу, что это «настолько хорошее место, чтобы быть мальчиком, и столь же неудовлетворительное место, чтобы быть мужчиной, насколько можно себе представить» (306). Эта зрелая неудовлетворенность побудила Стегнера потратить большую часть своей жизни на нападки на западные мифы, в том числе на современный жанр, который помогли создать Вистер и Ремингтон, и на последовавшие за этим «фабрики фантастики»… которые окаменели [западные темы и персонажи] в больших, простые формулы мифа» («История» 190). Одна из его главных критических замечаний по поводу жанра и его героев заключалась в том, что «они не меняются»; они «кальцинируются» (190), что приводит к «мифическому окаменению» (191). В лице Лаймана Уорда, рассказчика романа Стегнера 1971 года « Угол покоя », мы наблюдаем изощренную попытку написать эпитафию жанру и сопутствующей ему мифологии, препарируя крепкого героя этого жанра. Хотя в критике намекается, что Лайман Уорд страдает от «прогрессирующего заболевания костей, которое отняло половину ноги, срослось его позвоночник и сделало его (символически) неподвижным» (Ahearn 21), именно то, что символизирует эта неподвижность и почему она связана с само к телу Лаймана Уорда не было достаточно историзировано. Я бы сказал, что болезнь Лаймана представляет собой окончательную фаллизацию жесткого тела ковбоя, кальцификацию, которая делает невозможной саму жизнь. Лайман ссылается на свое «медленное окаменение» (§1.1:17), когда он сидит в мастерской своей бабушки, комнате, украшенной народными артефактами его западного деда: «широкий кожаный ремень, кавалерийский револьвер с деревянной рукояткой. .. нож Боуи и пара мексиканских шпор с 4-дюймовыми зубьями… примитивные и мужские трофеи» (§1.1: 19). Вспоминая «фаллические ягодицы» Томпкинса, Лайман замечает: «Я неподвижен, как памятник» (§1.1:20).

Хотя у Лаймана Уорда есть сын, у него нет наследника; Родман Уорд, социолог, представляет собой одну из граней культурного сдвига конца 60-х годов, человека, который рассматривает историю как «прерванную социальную науку» (§1.1:15). Лайман обвиняет сына в сверхцивилизованности, в рабстве машин: «Кто может спорить с компьютером? Родман запишет все свои данные на карты и загрузит их в свою машину, и она сообщит нам обо всем, что пора» (§1.1:16) — пора переводиться в больницу для постоянного ухода. Даже существующие в молодежной культуре альтернативы этой сверхцивилизации — коммуны хиппи и т. д. — кажутся Лайману «крайней формой исторической слепоты» (Ahearn 22). Он считает, что мы должны учиться у истории. Сам роман состоит, по сути, из его расследования как историка брака его бабушки и дедушки. В качестве материала Стегнер опирается на реальную переписку писательницы и иллюстратора девятнадцатого века Мэри Хэллок Фут, современницы Вистера и Ремингтона. Поступая так, он переходит непосредственно к историческому моменту зарождения ковбойской мужественности, чтобы экстраполировать альтернативное видение, переживаемое женщиной, живущей в конфликте с мужчиной типа Вистер/Ремингтон, ее мужем, «мулишским» инженером (§2.7: 158). Как отмечает Мелоди Граулич о Angle of Repose , «брак становится полем битвы для конкурирующих идеологий» (87), как и в The Virginian . Стегнер проблематизирует довольно невероятное примирение через брак вирджинца, брак, который, по крайней мере, на символическом уровне, не «прижился» — скрытый мотив Лаймана в отслеживании брака его бабушки и дедушки до и после предполагаемой супружеской измены его бабушки. являясь оправданием его собственного ответа на недавнюю измену собственной жены. «Лайман хочет верить, что [их] единственный угол покоя был горизонтальным, могила — что, хотя они прожили в браке почти пятьдесят лет, [его дед] так и не простил ее» (Ahearn 25). Однако в романе предполагается, что Лайман видит в браке своих бабушки и дедушки только то, что он хочет видеть, и что его дед действительно простил свою бабушку. Как разумно спрашивает Граулих, «зачем называть надежного рассказчика «Лайман»?» (103). В итоге он умеет ли приспосабливаться, прощая свою жену; и все же это прощение, это сгибание идет вразрез с жесткой ковбойской мужественностью и, следовательно, представляет собой уход или критику.

До недавнего времени окончательный пост-вьетнамский упадок жанра вестерн казался серьезной возможностью. Однако в то же время, когда вестерн перестал быть средством выражения серьезных тем, движение «Новая волна» в научной фантастике способствовало размыванию границ (Роза 16) в научной фантастике, что позволило ей присвоить утраченный импульс вестерна. Подобно Ремингтону и Вистеру до них (художникам изобразительного и литературного искусства соответственно), Стэнли Кубрик и Артур Кларк активно сотрудничали в 2001 , который сочетает в себе как «базовую ситуацию» вестерна, так и его ковбойскую мужественность.

Эта мужественность, как я показал, обычно воплощается в герое, который, подобно защитнику, который не может решить, в чьей команде он находится, должен сначала подавить индейца/преступника в пределах , прежде чем он сможет помочь горожанам победить Индейцы/ преступники без . Мы ясно видим это в виргинце, который должен подавить свою верность Стиву (угонщику скота). В «Джоне Горностая» дихотомия цивилизованный/дикий воплощена еще более явно: белый горностай в расовом отношении растет индейцем, а его отказ подавлять свою индейскую сторону придает трагедию романа. 2001 , конечно, тоже соответствует ожиданиям западной формулы, хотя одну из должностей, обычно занимаемых индейцами/изгоями, в данном случае занимают инопланетяне. (Другой занят компьютером Хэлом.) То, что инопланетяне доброжелательны, является функцией реакции общества на войну во Вьетнаме, в частности, на резню в Милаи 1968 года, которая напомнила некоторым из Wounded Knee (1890) и породила культ. индейца в западном дискурсе, «представленного в киномифологии такими фильмами, как « Little Big Man »(Слоткин 590) — герой комикса Горностай, вставший на сторону индейцев и выживший. Таким образом, индеец/инопланетянин становится в 2001 положительной, хотя и загадочной силой. Вместо того, чтобы подавить свою индейскую натуру, Дэйв Боумен, по логике нового Культа индейца, «отчуждается». Однако любое прочтение этого как настоящей трансформации подрывается предварительными жестами сюжета — например, его эвакуацией мужской близости, о чем я расскажу чуть позже, — которые раскрывают постоянство лежащей в основе ковбойской мужественности. Фактически, во многих отношениях сюжет соответствует западной формуле: Дэйв Боумен (герой) покидает город (Землю), чтобы встретиться с индейцем (инопланетянином), по пути переживая столкновение с врагом (Хэл). Наслаждаясь инопланетным превращением, он возвращается на Землю, чтобы «очистить город» (взорвать спутники с ядерным оружием). Поскольку научная фантастика отличается от вестерна «достаточно большим словарем одновременно доступных формул» (Роуз 2), выбор Кларком и Кубриком базовой ситуации жанра-вестерна в качестве основы в 2001 является значимым.

От Лаймана до Боумена — это шаг назад от сложной двусмысленности к легкому мономифу. В этом случае жанрово-западный мономиф распространяется на всю человеческую историю — версия истории, которая включает в свою вступительную сцену пещерных людей или «человекообезьян», репризу (анти)эволюционной теории Вистера/Ремингтона. мотив. Это те самые дикари, которых люди конца девятнадцатого века, такие как Вистер и Ремингтон, были одержимы пробуждением в себе через азарт охоты на Запад. В 2001 , один из человеко-обезьян, Наблюдатель за Луной, становится прирожденным аристократом благодаря тесному столкновению с инопланетным черным монолитом, «магическим фаллосом» (Спектор 23), что побуждает его использовать свой первый инструмент. Этот инструмент взлетает в воздух, и история переносится в двадцать первый век — эпоху технических чудес, которые люди, которые были совершенно сверхцивилизованными, рассматривают как банальности. Подобно «классу рабочих-роботов» конца девятнадцатого века, астронавты Боумен и Пул на пути к Юпитеру «действуют как автоматы» (Бойлан 54). Преобладает мужское молчание; мужчины «воплощают в себе невозмутимость» (Hollow 125) до такой степени, что их скафандры можно считать лучшими фаллическими доспехами. Наконец, имя главного героя, «Боумен», прекрасно сочетается как со средневековым англо-саксонским «рыцарем равнин» Вистера, так и с полуиндейским Горностаем Ремингтона.

Примечательно, что на борту космического корабля нет женщин, что побудило критика Эллиса Хэнсона утверждать, что «Кубрик делает для космической программы то же, что Мелвилл делает для судоходства» (141). Как заметили другие критики, персонаж с наибольшей индивидуальностью, который больше всего влияет на , — это бортовой компьютер Хэл. Хэнсон резюмирует большую часть того, что было довольно предварительным обсуждением того, что он называет «пидорскими тонами телевизионного диктора Хэла» (140) — голосом бабы. Я согласен с Хэнсоном в том, что Хэл олицетворяет внутреннее, иррациональное, аффектированное, и добавлю, что это все то, что ковбойская мужественность традиционно пыталась подавить. Подразумеваемый Хэлом гомосексуальность затем становится «возвращением подавленного: … бессознательным воскрешением женственности, материнства, тела и желания» (Hanson 142). Казнь Хэла — необходимый жест ковбойской мужественности, стирающий внутреннее, аффектное. Хэл — «злодей, которого нужно… убить… чтобы сохранить целостную… мужественность» (139).). Кроме того, несмотря на то, что собственное убийство компьютера (как у Буффало Билла в Молчание ягнят ) якобы оправдывает его отключение, приговор приводится в исполнение посредством символического изнасилования. Если Хэнсон прав, утверждая, что «сам корабль [является] телом Хэла, мужским телом» (145), то его интерпретация победы Боумена над Хэлом кажется неизбежной:

Самый гомоэротический аспект фильма — это принудительное проникновение Боумена на корабль и в самого Хэла…. Он идет по кораблю, его тяжелое дыхание электрически усиливается…. Хэл отвечает двусмысленным голосом:. ..“ Дэйв. Останавливаться. Остановись, а? Стой, Дэйв. Прекрати, Дэйв. Стой, Дэйв. Боюсь. Я боюсь, Дэйв. Дэйв. Мой разум идет. Я чувствую это. Я чувствую это »… За этим следует песня о любви Хэла к мужчине, который буквально (раз) крутит его. (147)

Уничтожая Хэла, Боумен «заглушает… электрический голос машины и, как ни странно, голос своего ребенка или своей возлюбленной» (Hanson 147). В этом отношении мы наблюдаем здесь повтор казни виргинцем своего друга Стива, еще одно замалчивание «маленького спящего мальчика — маленького ребенка, которым [он] когда-то был». Опять же, возможно, это убийство, совершаемое во имя взросления, адаптации, хотя в данном случае в более явном эволюционном масштабе. Где, спросим мы, Невеста Вирджинии и брак, который завершит романтическое примирение? Как уже отмечалось, в 2001 нет женщин. Встреча Боумена с инопланетянином/индейцем вместо этого напоминает о затруднительном положении Джона Горностая, и в этом случае Горностай побеждает.

Принято считать, что жанр вестерна скорее готический индеец, имеющий очень мало общего с реальными коренными американцами, вместо этого является имплицитным олицетворением пейзажа. В их конфигурации 2001 Инопланетяне, Кубрик и Кларк развили эту идею еще на один шаг:

[Пришельцы] научились хранить знания в структуре самого пространства и хранить свои мысли для вечности в замороженных решетках света… наконец освободившись от тирании материи… владыки галактики.. .вне досягаемости времени. ( 2001 §37:185)

В номере, который мог бы быть номером для новобрачных, тело Боумена стареет и становится неподвижным, становясь телом другого Лаймана Уорда. Однако это не конец Дэвида Боумена; и, следовательно, это не упадок ковбойской мужественности, которую принимает Боумен. Концептуальный прорыв здесь, по сути, — типичный момент НФ — раскрывает нам секретную онтологию твердого тела ковбоя. Пришельцы инициируют психоделический процесс, достигающий кульминации в огненном разрушении физического тела Боумена и рождении сущности, которую Кубрик решил представить в виде плавающего эмбриона, существа, чье «тело» вплетено в ткань самого пространства, что, конечно же, равнозначно , вообще без тела. «Вновь породив себя как самодостаточное и автономное существо, которое может обходиться без женщины, тела и природы» (Hanson 149), Боумен стал чистым разумом. В его трансцендентности мы наблюдаем, как твердое тело выворачивается наизнанку на родовой границе между научной фантастикой и вестерном, становясь романтически dis воплощенным, но по существу неизменным. Дитя Звезды представляет собой не только ребенка, которого вирджинец заставил замолчать в себе, но и мальчика, которого индейское обучение Джона Горностая лишает его, мальчика, как утверждает Стегнер, мог так наслаждаться последней границей равнин. Роман Кларка заканчивается так же дерзко и триумфально, как и эпистолярные насмешки Ремингтона: «Вот перед ним сверкающая игрушка, перед которой не устоял ни один Дитя Звезды, плыла по планете Земля со всеми ее народами… и история, как люди знали, близилась к концу. …он был хозяином мира» (§47:221). Он был чертовски близок к вечности.

Совершенное без матерей, без женщин возрождение Боумена на самом деле является «ритуальным анти-рождением» (Спектор 26), резюмирующим анти-эволюцию Вистера. 6 Таким образом, ковбойская мужественность почти неизбежно закрывается, исчезая в чистой истории: конец. Как и в John Ermine , конечной целью является безвременье, конец истории, замораживание юности в стазисе. В этом смысле Звёздное Дитя может быть прочитано как побег борющегося мужского начала по линиям изоляции в гиперреальное — местность, которую Зои София описывает как «Пространство Юпитера», пересечённую «абстрактными решётками сверхрационализированного мужского сознания» (48). ). В некотором роде пространство Юпитера предвосхищает киберпространство, где ковбои Уильяма Гибсона ездят с «медленно растворяющимися мешочками токсинов, имплантированными хирургическим путем» в тела, которые они высмеивают как «мясо, плоть» (Рабкин 211). Траектория такой мужественности заканчивается полным отчуждением — становлением внеземным, отделенным от земли и себя. Как указывает Гросс, закрепление своей субъективности в теле является необходимым условием когерентной идентичности. Когда субъект пленен и замещен пространством, когда пространство становится пожирающей силой, результатом становится психастения (47). Бегство Вистера от неврастении, отбрасывающей его на широкие просторы американского Запада, таким образом, открывает столетнее путешествие, которое приводит Дэвида Боумена к «Юпитеру и за пределы бесконечности», в чистый космос и к другой болезни — культурной психастении, в которой ковбойская мужественность поглощается и заменяется самим пространством.

Bricoleurs и бюрократы на орбите — кометные ковбои спешат на помощь. В постфрейдистском психоанализе французских философов Жиля Делёза и Феликса Гваттари тело представляет собой машину или конгломерат машин, подвергающихся постоянной реконструкции, «набор органов, процессов, поведения и т. д., связанных с другими элементами, сегментами, сборками». (кв. 120 грошей). В соответствии с этим американский Запад всегда предлагал мифическое пространство, в котором люди могут создавать себя заново, импортируя одну совокупность органов, процессов и моделей поведения и подключаясь к ландшафтным дискурсам, чтобы создавать себе новые тела, связывать себя с новыми совокупностями. Традиционно, конечно, такого рода обновление ограничивалось обновлением белых людей как белых людей. Роберт Дэвис резюмирует обнаруженный нами тупик в конкретных стратегиях этого обновления или пересборки: «Архетипический западный герой намеревается создать свой собственный образец, [но] этот образец имеет тенденцию затвердевать, превращаясь в форму, которую центральная фигура не может принять. побег» (153). Дэвис, однако, продолжает утверждать, что «нормально играть заранее заданную роль, если вы можете вообразить выход из нее» (154). В той мере, в какой пересказ Лайманом Уордом истории об измене его бабушки «оставляет ему всего один смелый и сострадательный шаг от понимания собственной жены» (Ahearn 26), он поворачивает собственную шею и прощает ее, он успешно участвует в освободительной тематике Дэвиса. : самосозидание или возрождение. На самом деле, с точки зрения критики Стегнером «ампутированного настоящего» в западной литературе в целом, мы могли бы прочитать прозрение ампутированного/кастрированного Лаймана Уорда как нечто вроде эпифиза, срастания костей во время исцеления, а не разрушения. Лайман исцеляет себя, возвращая себе связь не только с женой, но и с реалиями современного Запада, и делает это, не прибегая к трансцендентным жестам 2001 .

Другие западные авторы не столь оптимистичны. В романе Райта Морриса 1977 года « Космический проект Форк-Ривер, » как , 2001, Кларка-Кубрика, так и, в меньшей степени, заключительная нота надежды Стегнера вызывают по крайней мере одно явное опровержение. Вместо рассказов рассказчик романа Келси пишет «юмористические произведения в стиле фэнтези» (Моррис, Space §1:2) — что-то вроде Килгора Траута из Канзаса. Однако в остальном он сталкивается с теми же мужскими дилеммами, что и Лайман Уорд. Влюбленный в битника Дальберга, который соблазняет свою гораздо более молодую жену, Келси оказывается на почти религиозном показе Дальберга «9».0387 2001 :

В одном из недавних фильмов я видел приматов, сбившихся в ужасе у входа в пещеру. Кажется, я вижу одинокого многоглазого монстра, парализованного страхом. Приматы похожи, но это заблуждение. Один из них думает, что он человек. Просто идея, никак не доказать. Он должен был быть достаточно сумасшедшим, чтобы поверить в это. В мгновение ока, с исторической точки зрения, он заставил целое племя обезьян поверить так же, как и он, покрывая стены своих пещер картинками. Это заразно. Никто не знает, куда приведет такая идея. (§1:4)

В той мере, в какой Келси отождествляет этого человека-обезьяну (Смотрящего на Луну) с битником Дальбергом, в романе 2001 рассматривается как показатель кризиса мужественности, который я здесь обрисовал. переживает как гендерный, так и жанровый кризис. «У меня есть почерневший пенни, датированный 1851 годом, — замечает он, — найденный в зольнике с человеческими костями, двумя консервными банками из-под сардин, мушкетными пулями и наконечниками стрел. Как вы думаете, это история или научная фантастика?» (§1:2).

В основе такого вопроса лежит эпистемологический разрыв в понимании Келси Запада и его «места» в нем. Наткнувшись на город-призрак за границей штата, который битники присвоили себе как место своего культового возрождения, Келси бродит среди пустых зданий и размышляет о собственной взаимосвязанной заброшенности. «Он [город] был похож на съемочную площадку, собранную в другом месте и привезенную на платформах и вагонах. Все идеально… Затерянный мир? (§3:36-38). Нарушилась «базовая ситуация» жанрового вестерна; в более широком смысле, то же самое можно сказать и об исторических повествованиях о прогрессе и заселении, от которых город когда-то зависел в своей духовной жизнеспособности. Город постигла участь похуже, чем закрытие границы, которой так боялись Уистер и Ремингтон; потеряв свой метанарративный дискурс, оно утратило основу своего существования. Зачем кому-то здесь жить? Келси пытается ответить на этот вопрос, но он не может оторваться от жанра, который до сих пор контекстуализировал город, несмотря на то, что этот самый жанр давно закончился эвакуированными пейзажами гордящейся первооткрывателями Небраски. Значение земли, в которой укоренился Келси, изменилось — и изменилось без него. Его возможности ограничены. Без формы, которая обычно служила для обработки новых тел, мужских обновлений, что остается, как не решение, предложенное 2001 ? Что осталось американскому Западу, как не научная фантастика?

Хотя Моррис согласен с тем, что мужчинам пора переосмыслить свою мужественность, собрать или создать новые тела, он драматизирует проблематичный характер этого. Для него переосмысление себя, как предполагает Дэвис, — это прежде всего проблема восприятия — на карту поставлен не столько угол покоя, сколько угол зрения. «То, что вы видите здесь, — это то, откуда вы это видите, и то, что вы знаете» (Моррис, 9 лет).0387 Космос §1:3). Келси восхищается дерзостью битника , бриколера , «хранителя веры в свои нерабочие часы в качестве разнорабочего и сантехника» (§9:121), который считает, что изменить мир означает: «Вы просто обновляете его, собираете детали, чтобы желание сердца» (§7:95). Тем не менее, подход Дальберга подходит к проблеме с точки зрения, прямо противоположной той, которую отстаивает -творение Дэвиса. Дальберг хотел, чтобы мы изменили мир; Дэвис, с другой стороны, хотел, чтобы мы адаптировались до тот мир. Как мы видели, самоадаптация в жанре вестерн всегда была проблематичной, и, во всяком случае, в культурный момент Келси она была в значительной степени дискредитирована. Что же касается изменения мира, то если отречение от своих рассуждений чему-то и учит, так это ограниченности собственной свободы воли. Келси чувствует себя неспособным присоединиться к Боумену или bricoleur на орбите вне истории, вне себя в какой-то свободно вращающейся культурной психастении просто потому, что такая деятельность является заблуждением, основанным на ложном угле зрения. Точно так же, как «Лайман считает, что знание истории дает перспективу, делая радикализм наивным» (Ahearn 25), Келси считает, что «последствия жизни без истории» негативны; «быть на орбите — значит быть без связи, потерянным в пространстве» (Watson 9). Дразнящий вид Земли из космоса может на самом деле доминировать в романе: «Я стоял, глядя на планету Земля, парящую в космосе… Мы там, я там» (Моррис, Space §8:106) . Однако такова точка зрения Звездного Дитя, плавающего по орбите: антиисторическая, антиэволюционная, антирожденная. «Если мы находимся в космосе на расстоянии нескольких сотен миль, — подозревает Келси, — на поверхности планеты ничто не движется видимым образом… Если довести это впечатление до конца, кажущееся движение прекратится, кажущееся время остановится, в какой-то момент точка в пространстве» (§9:118). Не в силах сам стать этим bricoleur , этим Star-Child, Келси остается в ловушке тупика, который делает его все более неуместным. Роман заканчивается его блужданием вдоль реки, дезориентированным, неуверенным даже в существовании города-призрака. Хотя такой финал кажется безрадостным, в его следующем романе пессимизм Морриса становится еще более едким. В Plains Song он доходит до того, что изображает тупик мужественности признаком культурного исчезновения мужчин. В «искусственном мини-кратере, [который] вмещает шестьдесят тысяч бешеных футбольных болельщиков» (Моррис, 9 лет).0387 Space §1:3) — следует отметить, что все зрители устаревшего ремингтоновского спортивного тела — «самцы собрались на одну из своих примитивных церемоний, слепые, как динозавры, к тому, что происходит» (Morris, Plains Song §13:195). Футбол: отчаянное торжество неуместности.

Этот же тупик, я полагаю, эффективно ограничил даже возможность драмы в последних трех романах Кларка из серии 2001 . Появление Хейвуда Флойда как бюрократа в роли героя в обоих 2010 и 2061 являются результатом слабости той самой ковбойской мужественности, которую 2001 пытается сохранить в трансформации Дэйва Боумена. В главе, озаглавленной «Кладбищенская смена», Боумен предстаёт перед Флойдом «пыльным фантомом» без гениталий — не только досадным недостатком, как признаёт Кларк, превращение в чистый разум ( 2010, §41:240), но и кастрацией. это важно: потерянное агентство. Спустившись на Землю со своей знаменитой орбиты, Звездное Дитя Боумен не может делать ничего, кроме как наблюдать и быть под присмотром, возвращаясь в первую очередь в «потерянный пейзаж своего детства» (§30:177) — Диснейвилль — по-видимому, ради ностальгии. «Беспокойный призрак» (§33:185), затем он показывает себя бывшей девушке «мальчиком» (§33:187), показывая «вопиющие сексуальные образы» на экране ее телевизора (§33:188), якобы невольно. Короче говоря, властелин вселенной, Звездное Дитя дебютирует на земле с поразительной целью — развеять одно из своих подростковых увлечений порнографией.

Для Боумена история действительно закончена. Это оставляет Хейвуда Флойда сидящим в отсеке для капсул, «диктующим заметки» ( 2010 §38:223 ) — как насчет, неясно, — как сам Кларк задается вопросом, что еще он может сказать. Самая героическая черта Флойда — компетентность, делающая его чем-то вроде неврастеника. Вопрос в том, сможет ли он претерпеть ту же трансформацию, что и Боумен? Хотя якобы цель его путешествия к Юпитеру состоит в том, чтобы получить информацию о Боумене, все еще находящемся на борту 9-го0387 Discovery , сюжет на самом деле пытается пробудить сам мужской проект открытия. Роман изобилует морскими аллюзиями. Заброшенный корабль, «холодный, как морг» (§18:119) и покрытый желтой серной пылью, Discovery описывается как «черный как смоль ледяной заброшенный корабль, населенный призраками», готический особняк с необходимыми «шкварками». и скрипы» (§18: 118). Однако пустует не только Discovery ; прежний трансцендентный монолит тоже висит в точке Лагранжа над Европой, как «заброшенный космический изгой» (§28:160). В это Юпитер Спейс, на самом деле экипаж ничего так не испытывает, как скука и неэффективность. Удар земного развода приходит к Флойду как раз тогда, когда он чувствует себя «особенно уязвимым с чувством разочарования и тщетности» (§31:222). Развод, разочарование, кризис среднего возраста, истощение — вот темы Odyssey Two. Несмотря на попытку Кларка привнести новый смысл драмы в сериал в следующем романе, 2061 , с помощью оружия, бриллиантов и политических интриг в открытом космосе, он снова выбирает Хейвуда Флойда в качестве героя. Сейчас долгожитель страдает «некрозом кости» ( 2061 §3:14) — что-то вроде противоположности болезни Лаймана Уорда — Флойд был сослан на околоземную орбиту, где отсутствие гравитации, как и отсутствие истории, служит продлению его жизни на неопределенный срок. Благословленный в ходе романа посещением «минилита», который «не только той же формы, но и того же размера, что и обычная надгробная плита» (§42:191), Флойд действительно предвидит свою возможную смерть. Однако даже в этом случае копия его личности выживет в монолите размером с гору на Европе, что сделает Флойда «бессмертным» (§59).:259). Одновременное интернирование Боумена в том же монолите подтверждает оценку Томпкинсом стремления ковбойской мужественности стать монолитным, горой, вещью. Даже Хэл сохранился в монолите, тем самым спасая практически весь слепок Кларка от месива истории для «вечного настоящего» ремингтоновской бронзы.

Многое изменилось с момента публикации 2061 . Неожиданное возрождение ковбойской мужественности в начале 19 века.Я подозреваю, что 90-е являются следствием того, что Америка «победила» в холодной войне — « Танцы с волками» Костнера очистили героя-ковбоя, «Непрощенный» Иствуда простили его. Критический и финансовый успех романов Кормака Маккарти в стиле Фолкнера, действие которых происходит в Мексике, свободно представленной как мифический Старый Запад, может даже вернуть литературной стороне жанра немного респектабельности. Поэтому не случайно, что выпуск Кларка 1997 года в серии Odyssey, 3001: The Final Odyssey показывает «Кометного ковбоя», который, собирая ледяные кометы, обнаруживает тело Фрэнка Пула, плывущее вне времени в космосе, сохранившееся в стазисе трупного окоченения . 7 Другой сын Кожаного чулка, ковбой Чендлер, носит козлиную бородку битника (§13:88) и считает землю «грязным, вонючим местом, [с] слишком большим количеством людей» (§13:87). Хотя Чендлер сам по себе не является главным персонажем, «с его бородой и чванством», он служит «еще одним анахронизмом» (§14:93), с которым реанимированный Пул может идентифицировать себя в сверхцивилизованном будущем. Размышляя о поселенцах на Венере, которые получают ковбойские поставки льда, Пул, например, считает, что «они доказывают, что дух приключений все еще существует в этом, возможно, слишком комфортном и хорошо приспособленном обществе» (§15: 101). Таким образом, следы омолаживающего обещания фронтира остаются. И все же Фрэнк Пул не нуждается в омоложении в социальном смысле жанра вестерн-эффектов. Тысячелетний человек, «дикарь, внезапно встретивший цивилизацию» (§3:20), он уже примитивен. Реанимация Пула фактически начинается в «сюите» (§3:21) в 3001 , является зеркальным отражением инопланетной трансформации, которую Боумен претерпевает в номере 2001 — почти как если бы Кларк уничтожал культурную работу, традиционно выполняемую жанром вестерн. Еда, которую ест Пул, подобно той, которую инопланетяне снабжают Боумена в 2001 , «необычайно вкусна» (§13:84), и, снабженный «мозговой шапкой», Пул чувствует себя становящимся «эмбрионом, плавающим в невыразительном пространстве». пустота» (§6:38), гость в чужом теле (§6:41). Здесь снова проявляется самоотчуждение виртуальной реальности и ее симуляций, которые «реальнее реального» (§6:43). По крайней мере, для Пула гражданам 3001 года наконец удалось стать чужими. В Пуле, с другой стороны, они видят «очаровательный музейный экспонат» (§3:22) не только из-за его возраста, но и из-за его мужественности — президент Общества творческих анахронизмов в ужасе от своего пениса: обрезанный . Историк, на котором он в конечном итоге женится, возражает против варварства его времени (и его мужественности), говоря ему, что «благородный дикарь», к которому он, кажется, стремится, всегда был всего лишь мифом. В свое время, говорит она, люди лучше приспособлены (§3:22) — настолько, что «кажутся почти новым видом» (§5:34). В конечном итоге такое приспособление или преобразование для самого Пула могло означать освобождение от ковбойской мужественности — замечательный маневр со стороны Кларка. Тем не менее, в сцене, напоминающей спуск Дитя Звезды на Землю в 9 г.0387 2010 Реакция Пула ясна. Пристегнув пару крыльев в ограниченной гравитации своего нового дома высоко над землей, он безмятежно летит над виртуально сгенерированным «пейзажем своей юности» (§11:74), ностальгирующей и, по-видимому, счастливо вымершей птицей-зрителем. 8

ПРИМЕЧАНИЯ
                1. Различие между высокой и низкой западной фантастикой, как и между мейнстримом и жанром научной фантастики, всегда проблематично, особенно в свете различий в силе Востока и Запада в американской критике. Как и в случае с научной фантастикой, даже лучшая литература Запада неохотно признается достойной литературного рассмотрения на Востоке. Что касается такой респектабельности, The Virginian интересен тем, что, по крайней мере в свое время, он считался литературой более высокого уровня. Сам Генри Джеймс писал Вистеру: «Браво, браво… вы оживили [Виргинца] с высокой, но ясной сложностью, с головы до ног и от начала до конца; вы не только внимательно видели и постигали его, но и достигли с ним замечательной объективности» (цит. по Vorpahl 308). Не торопясь слишком спешить с Джеймсом за подтверждением, но он, похоже, восхищался работой Уэллса в той же степени: «Позвольте мне просто сказать вам, — писал Джеймс Уэллсу, — что они [его 1905 романов] оставил меня ниц от восхищения, и что вы для меня, более чем когда-либо, самый интересный «литературный человек» вашего поколения »(qtd. в Aldiss 118).

                2. Сегодня многие люди за пределами Запада считают этот регион музеем прошлого Америки. Однако первоначальная реакция Вистера на Запад и его развитие героя-ковбоя были так же сосредоточены на будущем региона:

С самого начала он увидел, что пейзаж передает мощное ощущение старины. Его проблема заключалась в том, что ему нужна была историческая запись, единственная, которую он был способен понять. Не имея этого, он сразу же начал размышлять о будущей истории региона, которая, как он надеялся, через два столетия произведет «настоящих американцев». (Ворпал 34)

               3. Обсуждение жителем Запада различий и пересечений между вестерном и научной фантастикой см. в книге Роберта Мюррея Дэвиса 9.0387 Игра в ковбоев . Дэвис указывает, что «читатели одного жанра обычно безразличны к другому», и предполагает, что «это разделение во вкусах… может быть связано как с психологией читателя, так и с литературными и тематическими структурами, включенными в литературу». работа» (93).

               4. Бордо полагает, что мужчин преследует не женское начало как таковое, а «фаллос, [который] преследует пенис» (266). Она указывает на конфликт между «изменчивым, множественным пенисом», который является «возможно, наиболее явно изменчивой из телесных частей, [вызывая] временное, а не вечное», — и «величественным, единым фаллосом» (266). Нельзя не сравнить такое описание фаллоса с твердыми, навязчивыми монолитами Кларка — вечными, величественными, едиными. Когда рассказчик его 1948 «Страж» (зародыш серии «Одиссея») впервые обнаруживает на Луне пирамидальный протомонолит, он с любопытством замечает, что «моя гордость не позволила бы мне сделать последний, унизительный бросок», признав его первооткрывателем. продукт высшего интеллекта (Кларк, «Страж» 121). Другими словами, он чувствует себя довольно опустошенным. Кларк, я думаю, не согласился бы с такой интерпретацией, поскольку он ясно дает понять в главе 52 книги 2061 «На диване», которая подвергает нападкам психоанализ его очевидных фаллических привязанностей, ссылаясь на «еще не полностью дискредитированный фрейдистский анализ». (230). Позже это было расширено в 3001 , где историк считает, что «Фрейд есть фродизм» и говорит о самом психоанализе как о болезни (§15:103).

                 5. Белый наставник Горностая — старик, который видит в Горностая возможного наследника. Его жилище — «берлога человека какого-то далекого века», где «у дверей может огрызнуться саблезубый тигр» (Ремингтон 43), а его тело описывается как «горбатое. Руки и ноги у него были такие же, как и у других мужчин, хотя из-за укороченного тела руки опускались до колен» (42). Таким образом, он представляет собой как эволюционный возврат и горец, героический аватар, предшествующий ковбою. Точно так же в 2001 отец Лунного Наблюдателя, буквально пещерный человек, описан как имеющий «изможденное тело» (§1:14). И, наконец, конечно же, как мы увидим, у нас есть Лайман Уорд Уоллеса Стегнера — еще одно окостеневшее отцовское тело.

               6. Анализ Джудит Спектор Дитя Звезды в 2001 как «сына чистого интеллекта, свободного от матери, свободного от Земли, свободного от отношений», и ее утверждение, что такая «свобода» неразрывно связана с тот факт, что «Боумен также должен освободиться от материи» (26), довольно хорошо драматизирован в 2010 , где его контроль над материей явно связан с его контролем над матерью. «Прощание» Боумена происходит, когда, будучи существом с чистым разумом, он осуществляет «управление непоколебимой материей» (§34:197), расчесывая волосы своей умирающей матери.

               7. Фрэнк Пул был убит Хэлом в 2001 . Тот факт, что Пул родился в Аризоне недалеко от обсерватории, из которой Лоуэлл видел свои марсианские каналы, следует согласовывать с тем фактом, что другой набор марсианских фантазий также берет свое начало в Аризоне и еще одно спящее тело героя. Джон Картер Эдгара Райса Берроуза (из Вирджинии) поднимается на Марс из пустынной пещеры, чтобы избежать обнаружения апачами. В сверхцивилизованном будущем Кларка Ганимед, куда Пул отправляется, спасаясь от мягкости жизни в 3001 году (как это делает Флойд в 2061 году), является «приграничным поселением», во многом «похожим на Флагстафф», где он вырос (§18: 124). В городе Анубис даже есть шериф, хотя Пул считает, что «это перебор с пограничным духом. Напоминает мне истории, которые мой дедушка рассказывал мне об Аризоне» (§19:129). И наоборот, люди Земли настолько сверхцивилизованы, что единственный вид «Олд-Уэст Кольт 45 в быстросъемной кобуре на поясе» (§14:94), которым Пул может владеть, на самом деле является «Мисс Прингл» — его карманный электронный секретарь.

               8. Обратите внимание на изменение конфигурации инопланетян с доброжелательных в 2001 на злобных в 3001 , изменение, вызванное двусмысленностью прозвища монолита над Ио: «Большой Брат». До публикации 3001 , Джон Холлоу мог бы возразить, что «Никто не хочет Большого Брата, как воображает Оруэлл, но мы были бы… рады защите и заботе Большого Брата в этой темной вселенной» ( Ночь 185). Однако в 3001 инопланетяне именно такие: тоталитарные. Конфигурация пришельцев у Кларка снова определяется представлениями об индейцах в западном дискурсе. Здесь упадок Культа индейца позволил Боумену выполнить свою функцию «человека, знающего индейцев» Слоткина, предав тех самых инопланетян/индейцев, которые вырастили его, чтобы привести человечество к победе — стандартный сюжет жанра вестерн. .

ЦИТИРОВАННЫЕ РАБОТЫ
Ахерн, Керри. « The Big RockCandyMountain и Угол покоя : Испытание и кульминация». Западноамериканская литература. 10:11-27, август 1975 г.
Алдисс, Брайан В. и Дэвид Уингров. Веселье на триллион лет: история научной фантастики . Нью-Йорк: Атенеум, 1986.
Жирный, Кристин. «Как заканчивается вестерн: от Фенимора Купера до Фредерика Ремингтона». Западноамериканская литература. 17:117-135, 19 авг.82.
Бордо, Сьюзан. «Чтение мужского тела». Мужское тело: особенности, судьбы, проявления . Эд. Лоуренс Гольдштейн. Анн-Арбор: Мичиганский университет, П., 1994. 265–306.
Бойлан, Джей Х. «Хэл в 2001 : Космическая одиссея: Любовник поет свою песню». Журнал популярной культуры 18.4:53-56, весна 1985 г.
Кавелти, Джон Г. Мистика с шестью пушками . 2-е изд. Боулинг-Грин, Огайо: Государственный университет Боулинг-Грин Popular P, 1984.
Шарло, Джон. «От человека-обезьяны до ребенка-космонавта: 2001 , Интерпретация». Журнал фильмов Восток-Запад 1: 84-89, декабрь 1986 г.
Кларк, Артур С. 2001: Космическая одиссея . 1968. Нью-Йорк: Пингвин, 1991.
─────. 2010: Одиссея Два. 1982. Нью-Йорк: Ballantine Books, 1984.
─────. 2061: Одиссея Три . 1987. Нью-Йорк: Ballantine Books, 1989.
─────. 3001: Последняя одиссея . Нью-Йорк: Ballantine Books, 1997.
─────. «Часовой, караульный.» Девять миллиардов имен Бога: лучшие рассказы Артура Кларка . Нью-Йорк: Harcourt, Brace & World, 1967. 113–24.
Дэвис, Роберт Мюррей. Игра «Ковбой: Низкая культура и высокое искусство в вестерне» . Норман: Университет Оклахомы, П., 1992.
Граулич, Мелодия. «Руководства по поведению, предлагаемые традицией: Уоллес Стегнер Угол покоя ». Обзор Южной Дакоты. 23.4:87-106, зима 1985 г.
Гросс, Элизабет. Летучие тела: к телесному феминизму . Блумингтон: Indiana UP, 1994.
Хэнсон, Эллис. «Технологии, паранойя и квир-голос». Экран 34.2:137-61, лето 1993 г.
Холлоу, Джон. « 2001 в перспективе: Художественная литература Артура Кларка». Юго-западное обозрение . 61:113-29, весна 1976 г.
─────. Звезды против ночи: Научная фантастика Артура Кларка . Нью-Йорк: Харкорт Брейс Йованович, 1983.
Киммел, Майкл С. «Поглощение мужественности: феминизация американской культуры и воссоздание мужского тела, 1832–1920». Мужское тело: черты, судьбы, разоблачения . Эд. Лоуренс Гольдштейн. Анн-Арбор: Мичиганский университет, П., 1994. 12–41.
Моррис, Райт. Космический проект ForkRiver . Линкольн: Университет Небраски, П., 1977.
─────. Равнинная песня для женских голосов . Бостон: Harper & Row, 1980.
Рабкин, Эрик С. «Мужское тело в научной фантастике». Ежеквартальный обзор штата Мичиган . 33.1: 202-216, зима 1994 г.
Ремингтон, Фредерик. Джон Горностай из Йеллоустона . 1902, Риджвуд, Нью-Джерси: Gregg Press, 19.68.
Роуз, Марк. Встречи с пришельцами: Анатомия научной фантастики . Кембридж: Harvard UP, 1981.
Слоткин, Ричард. Нация стрелков: миф о границе в Америке двадцатого века . Нью-Йорк: Харпер Коллинз, 1992.
София, Зои. «Истребление зародышей: аборт, разоружение и сексосемиотика внеземного мира». Диакритические знаки . 14.2:47-59, лето 1984 г.
Спектор, Джудит А. «Научная фантастика и сексуальная война: собственное чрево». Литература и психология . 31.1:21-32, зима 1981 г.
Стегнер, Уоллес. Угол естественного откоса . Нью-Йорк: Пингвин, 1971.
─────. Предисловие. Мой дорогой Вистер: Письма Фредерика Ремингтона-Оуэна Вистер . Бен Мерчант Форпал. Пало-Альто, Калифорния: American West Publishing Co., 1973. vii-xiii.
─────. «История, миф и западный писатель». Звук горной воды . Нью-Йорк: Даттон, 1980. 186–201.
─────. Волчья ива: история, рассказ и память о последнем рубеже равнин . Нью-Йорк: Пингвин, 1962. 3–20.
Сувин, Дарко. Метаморфозы научной фантастики: к поэтике и истории литературного жанра . Нью-Хейвен: Йельский университет, 1979.
Томпкинс, Джейн. К западу от всего: внутренняя жизнь вестернов . Нью-Йорк: Oxford UP, 1992.
Форпал, Бен Мерчант. Мой дорогой Вистер: Письма Фредерика Ремингтона-Оуэна Вистер . Пало-Альто, Калифорния: American West Publishing Co., 1973.
Уотсон, Крейг. «Меняющийся глаз: Космический проект ForkRiver Райта Морриса». Обзор Великих озер . 7.1:1-11, зима 1981 г.
Уэбб, Уолтер Прескотт. Великие равнины . 1931. Нью-Йорк: Grosset & Dunlap, nd.
Вистер, Оуэн. Вирджинец: всадник равнин . 1902. Линкольн: Университет Небраски, П., 1992.
─────. «Эволюция Cow-Puncher». Форпал, кв., 77-96.

Назад домой


Интерпретация баллов по клинической шкале MMPI-2 | Справочный стол психологов

  • Иконка Цитировать Цитировать

  • Разрешения

  • Делиться
    • Твиттер
    • Подробнее

Cite

Graham, John R. ,

«Интерпретация показателей по клинической шкале MMPI-2»

,

в Gerald P. Koocher, John C. Norcross, and Beverly A. Greene (eds)

9000 ,

Справочная служба психологов

, 3 edn

(

Нью-Йорк,

2013;

Online Edn,

Oxford Academic

, 1 января 2015 г.

), https://doi.org/10.1093/med:psych/9780199845491.003.0022,

. Выберите формат Выберите format.ris (Mendeley, Papers, Zotero).enw (EndNote).bibtex (BibTex).txt (Medlars, RefWorks)

Закрыть

Фильтр поиска панели навигации Oxford AcademicPsychologists’ Desk Reference (3 edn)Психология Профессиональное развитие и обучениеКнигиЖурналы Термин поиска мобильного микросайта

Закрыть

Фильтр поиска панели навигации Oxford AcademicPsychologists’ Desk Reference (3 edn)Психология Профессиональное развитие и обучениеКнигиЖурналы Термин поиска на микросайте

Advanced Search

Abstract

Глава 22 подробно описывает интерпретацию баллов по клинической шкале MMPI-2, включая шкалу 1 (ипохондрия), шкалу 2 (депрессия), шкалу 3 (истерия), шкалу 4 (психопатическое отклонение), 5 шкала (мужественность-женственность), 6 шкала (паранойя), 7 шкала (психастения), 8 шкала (шизофрения), 9 шкала(гипомания) и шкала 0 (социальная интроверсия).

Ключевые слова: психотерапия, баллы по клинической шкале, MMPI-2, ипохондрия, депрессия, истерия, психопатическое отклонение, гипомания, паранойя

Субъект

Психология Профессиональное развитие и обучение

В настоящее время у вас нет доступа к этой главе.

Войти

Получить помощь с доступом

Получить помощь с доступом

Доступ для учреждений

Доступ к контенту в Oxford Academic часто предоставляется посредством институциональных подписок и покупок. Если вы являетесь членом учреждения с активной учетной записью, вы можете получить доступ к контенту одним из следующих способов:

Доступ на основе IP

Как правило, доступ предоставляется через институциональную сеть к диапазону IP-адресов. Эта аутентификация происходит автоматически, и невозможно выйти из учетной записи с IP-аутентификацией.

Войдите через свое учреждение

Выберите этот вариант, чтобы получить удаленный доступ за пределами вашего учреждения. Технология Shibboleth/Open Athens используется для обеспечения единого входа между веб-сайтом вашего учебного заведения и Oxford Academic.

  1. Нажмите Войти через свое учреждение.
  2. Выберите свое учреждение из предоставленного списка, после чего вы перейдете на веб-сайт вашего учреждения для входа.
  3. Находясь на сайте учреждения, используйте учетные данные, предоставленные вашим учреждением. Не используйте личную учетную запись Oxford Academic.
  4. После успешного входа вы вернетесь в Oxford Academic.

Если вашего учреждения нет в списке или вы не можете войти на веб-сайт своего учреждения, обратитесь к своему библиотекарю или администратору.

Войти с помощью читательского билета

Введите номер своего читательского билета, чтобы войти в систему. Если вы не можете войти в систему, обратитесь к своему библиотекарю.

Члены общества

Доступ члена общества к журналу достигается одним из следующих способов:

Войти через сайт сообщества

Многие общества предлагают единый вход между веб-сайтом общества и Oxford Academic. Если вы видите «Войти через сайт сообщества» на панели входа в журнале:

  1. Щелкните Войти через сайт сообщества.
  2. При посещении сайта общества используйте учетные данные, предоставленные этим обществом. Не используйте личную учетную запись Oxford Academic.
  3. После успешного входа вы вернетесь в Oxford Academic.

Если у вас нет учетной записи сообщества или вы забыли свое имя пользователя или пароль, обратитесь в свое общество.

Вход через личный кабинет

Некоторые общества используют личные аккаунты Oxford Academic для предоставления доступа своим членам. Смотри ниже.

Личный кабинет

Личную учетную запись можно использовать для получения оповещений по электронной почте, сохранения результатов поиска, покупки контента и активации подписок.

Некоторые общества используют личные аккаунты Oxford Academic для предоставления доступа своим членам.

Просмотр учетных записей, вошедших в систему

Щелкните значок учетной записи в правом верхнем углу, чтобы:

  • Просмотр вашей личной учетной записи и доступ к функциям управления учетной записью.
  • Просмотр институциональных учетных записей, предоставляющих доступ.

Выполнен вход, но нет доступа к содержимому

Oxford Academic предлагает широкий ассортимент продукции. Подписка учреждения может не распространяться на контент, к которому вы пытаетесь получить доступ. Если вы считаете, что у вас должен быть доступ к этому контенту, обратитесь к своему библиотекарю.

Ведение счетов организаций

Для библиотекарей и администраторов ваша личная учетная запись также предоставляет доступ к управлению институциональной учетной записью. Здесь вы найдете параметры для просмотра и активации подписок, управления институциональными настройками и параметрами доступа, доступа к статистике использования и т. д.

Покупка

Наши книги можно приобрести по подписке или приобрести в библиотеках и учреждениях.

Информация о покупке

Пьер Жане

Пьер Жане

Джанет назвала свою книгу
Навязчивые идеи и психастения

Пьер Жане (1859-1947), французский психиатр, в 1903 году опубликовал книгу об обсессиях и компульсиях. Его 750-страничный фолиант так и не был переведен на английский язык. Однако доступен подробный англоязычный синопсис, из которого взят этот отрывок.

В интервью [Джанет писала] обсессивные пациенты обычно испытывают большие трудности и нежелание раскрывать содержание своих обсессий и компульсий, которые часто включают запретные мысли и действия кощунственного, насильственного или сексуального характера. Их сообщения всегда сопровождаются угрызениями совести, как будто воображаемые действия были совершены на самом деле. Некоторые пациенты испытывают угрызения совести по поводу каждого действия, которое они совершают. Обычны навязчивые идеи стыда себя и тела. Часто возникает ощущение, что вы делаете что-то неправильно и несовершенно.

Если страдалец может признать, что сделал доброе дело, он будет оспаривать мотив, стоящий за этим. Все под вопросом….

Навязчивые люди склонны беспокоиться не о вещах, находящихся вне их контроля, а скорее о вещах, находящихся под их (воображаемым) контролем. .. Эти действия, как правило, плохи, противоположны тому, что пациент хочет делать. Одна пациентка, когда ее спросили, почему она думала об убийстве дочери, а не мужа, ответила: «О, мой муж, я не настолько люблю его, чтобы думать об убийстве». Таким образом, навязчивые идеи и компульсии часто связаны с мыслью или действием, которые наиболее неприятны для пациента и вызывают у него наибольший ужас; это было названо «ассоциацией по контрасту».

… Одним из свойств навязчивых идей является их легкое вызывание, даже с помощью периферийно связанных идей. Например, пациент Джин избегал носить определенную пару туфель, потому что они заставляли его думать о женщине, которой он был одержим. Связь заключалась в том, что на туфлях был номер «49», а женщине было 49 лет, когда началась его одержимость ею. Навязчивые идеи могут распространяться подобно нефтяному пятну, охватывая все больше и больше периферийно связанных идей.

[Другой класс симптомов] демонстрирует потребность в точности или совершенстве в восприятии и действиях. К ним относятся мании порядка и симметрии. Если Жан, встав, увидит красный предмет справа от себя, ему нужно найти его слева. Арифметические мании возникают из-за того, что числа считаются точными. Символизм играет большую роль в заболевании, и мания символизма также связана с потребностью в точности, в выражении с резкостью чувств и идей, в отношении которых больной не уверен. Для Лода. . . вращение на пятках символизирует религию, «потому что человек поворачивается боком, чтобы поклониться алтарю, когда проходит перед ним»… Мания медлительности возникает из-за страха, что действие, сделанное быстро, не будет выполнено точно, а мания повторения возникает из-за чувства недовольства тем, как ранее было совершено действие; как и мания вернуться (проверить)…

Эти пациенты обычно худые, бледные и осунувшиеся, часто имеют сухую кожу и неприятный запах изо рта, и все эти симптомы имеют тенденцию к улучшению, когда исчезают их психологические проблемы….

[Их характер] обычно робкий. Они часто испытывают ужас перед физическими упражнениями, неуклюжи и не знают, что делать с руками. Если есть что-то, что они находят более болезненным, чем решение, это борьба, и они пожертвуют своими интересами, чтобы избежать ее. Они мыслят категориями совершенно честных и идеальных миров и не мечтают никого обидеть. Характер у них обычно меланхоличный…

Соматическое лечение. Когда психастеник [более широкий термин, охватывающий страдающих ОКР] попадает в поле зрения врача, потому что он, вероятно, считает себя уникальным и не поддающимся лечению, врач не должен выражать удивление по поводу симптомов, а скорее демонстрировать знакомство с их …. Необходимо уделять особое внимание правильному питанию, привычкам сна, свежему воздуху и избеганию усталости, а также лечению любых основных заболеваний. Бромиды в высоких дозах могут быть полезны при возбуждении. Автор нечасто прописывал опиум тем, кто страдает от сильного беспокойства, хотя опасность привыкания обычно перевешивает потенциальную пользу. Поскольку возбуждение пациента вторично и является проявлением снижения активности центральной нервной системы, могут быть полезны тонизирующие препараты и холодовая гидротерапия. (стр. 293-5, 302, 309, 312)

Из Роджера К. Питмана, пер., Дженет Навязчивые идеи и психастения : синопсис, Psychiatric Quarterly , Winter 1984, 56(4):291-315. *

* См. Pitman, 1991, сравнение теорий навязчивых состояний Фрейда и Джанет.

 

Дом истории ОКР

ДИАГНОСТИКА Синонимов: 15 синонимов и антонимов к ДИАГНОСТИКА

См. определение диагностировать на Dictionary.com.

СЕМЕНА ПОДСОЛНЕЧНИКА — ЛУЧШАЯ ЗАКУСКА ДЛЯ ТРЕВОЖНЫХ МЫШЛЕНИЙ 17 СЕНТЯБРЯ 2020 EATER

Это было в конце февраля, когда Малара диагностировала первый в Италии случай локального заражения Covid-19.

ОБЪЯСНЕНИЕ НОВЫХ СЛУЧАЕВ КОВИД-19 В ЕВРОПЕ ДЖУЛИЯ БЕЛЛУЗ 17 СЕНТЯБРЯ 2020 ГОДАVOX

В конце концов, ему поставили диагноз редкое генетическое аутоиммунное заболевание.

A WELCOME LIFELINEWASHINGTON REGIONAL TRANSPLANT COMMUNITY17 СЕНТЯБРЯ 2020 г.WASHINGTON BLADE

Изучив записи более 73 миллионов пациентов в США, из которых 12 033 были больны Covid-19, исследование показало, что те, у кого недавно было диагностировано расстройство, связанное с употреблением психоактивных веществ, были значительно больше подвержены риску Covid-19, чем среднее население.

Злоупотребление психоактивными веществами делает COVID-19 еще более опасным0005

Самое главное, что теперь вы понимаете, как найти, диагностировать и исправить эту проблему для вашего сайта.

КАК ЗАНЯТЬ МЕСТО В ИНДЕКСЕ GOOGLE В 2020 ГОДУБАРТОШ ГОРАЛЕВИЧ 14 СЕНТЯБРЯ 2020 ГОДА ПОИСКОВАЯ МАШИНА ЗЕМЛЯ

Если я диагностирую или лечу навязчивую идею психастеника, психологический фактор сам по себе представляет собой нарушение.

ПСИХОТЕРАПИЯ HUGO MNSTERBERG

Он не мог диагностировать ее болезнь; ибо кто бы мог подумать, что молодая, красивая и богатая женщина решила умереть?

УСЛОВИЯ СДАЧИ ЛУИ ТРЕЙСИ

Электрик скоро научится диагностировать и прописывать для этого, его самого ценного заряда.

ГЕРОИ ТЕЛЕГРАФА. MUNRO

Учитель должен правильно диагностировать случай и назначить наиболее эффективное лекарство.

PIANO MASTERYHARRIETTE BROWER

Подобно врачам, мы должны ставить диагноз исходя из обстоятельств, и даже величайшие врачи иногда ошибаются.

ГРЕЛЛЬ ТАЙНА ФРАНК ФРОСТ

Слова, связанные с диагнозом

  • Определение
  • Диагностика
  • Различите
  • Finger
  • .
  • диагностировано
  • выявлено
  • прощупано
  • установлено исправление
  • нахождение на
  • выявлено
  • размещено
  • recognized
  • spotted
  • determinating
  • diagnosing
  • distinguishing
  • fingering
  • getting a fix on
  • home in on
  • identifying
  • placing
  • recognizing
  • spotting
  • associate
  • определить
  • определить
  • поставить диагноз
  • различить
  • выяснить
  • палец
  • indicate
  • know
  • nail
  • peg
  • pinpoint
  • put one’s finger on
  • remember
  • set in context
  • spot
  • tell
  • allocates
  • appoints
  • approximates
  • arranges
  • назначает
  • вызовы
  • расходы
  • классы
  • классифицирует
  • комиссии
  • составляет
  • delegates
  • deputizes
  • designates
  • entrusts
  • estimates
  • fixes
  • gives
  • grades
  • groups
  • judges
  • names
  • nominates
  • ordains
  • puts
  • ranks
  • reckons
  • признать
  • быть знакомым
  • нажать кнопку
  • распознать
  • определить
  • диагностировать
  • diagnosticate
  • distinguish
  • espy
  • finger
  • flash on
  • know
  • know again
  • make
  • make out
  • nail
  • note
  • notice
  • observe
  • peg
  • perceive
  • pinpoint
  • место
  • вспомнить
  • вспомнить
  • примечание
  • запомнить
  • позвонить в звонок
  • посмотреть
  • sight
  • spot
  • tab
  • tag
  • verify
  • admits
  • agrees
  • allows
  • appreciates
  • approves accepts
  • assents
  • avows
  • comprehends
  • concedes
  • confesses
  • grants
  • приветствует
  • почитает
  • знает
  • делает
  • владеет
  • воспринимает
  • понимает
  • respects
  • salutes
  • sanctions
  • sees
  • catch
  • catch sight of
  • descry
  • detect
  • determinate
  • diagnose
  • discern
  • discover
  • distinguish
  • encounter
  • espy
  • найти хорька
  • найти
  • определить
  • найти
  • разобрать
  • встретиться с
  • наблюдать
  • pick out
  • pinpoint
  • place
  • point out
  • sight
  • trace
  • track
  • turn up
  • besmirches
  • bespatters
  • blotches
  • blots
  • dapples
  • dirties
  • dots
  • крапинки
  • пятнистые
  • мраморные
  • крапчатые
  • перцы
  • прыщи
  • почвы
  • spatters
  • speckles
  • specks
  • splashes
  • splotches
  • stipples
  • streaks
  • stripes
  • studs
  • sullies
  • taints
  • tarnishes

Roget’s 21st Century Thesaurus, Third Edition Copyright © 2013 by the Филип Лиф Групп.

Психотерапия, глава седьмая

Психотерапия, глава седьмая Основы нормальной и ненормальной психологии, гл. 2

Борис Сидис Архив Меню Стол Содержание      Глава VIII

Психотерапия

Симпозиум Фредерика Х. Герриша… Джеймса Дж. Патнэм… Э. У. Тейлор… Борис Сидис… Джордж А. Уотерман… Джон Э. Донли… Эрнест Джонс… Том А. Уильямс…
И
Мортон Принц

Бостон: Барсук, 1908

 

ГЛАВА VII

Навязчивые идеи и ассоциированные состояния при так называемой психастении

ПО ДЖОН Э. ДОНЛИ, MD
Врач для нервных болезней, Больница Св. Иосифа, Провиденс, Род-Айленд

По термину одержимость я буду понять любую повторяющуюся, сверхпроизвольную идею, чувство или эмоцию, которые автоматически представляет себя в сознании либо по отдельности, либо в сочетании; и клинический синдром, характеризующийся по существу такой одержимостью и ассоциированные состояния я буду, вслед за многими другими, называть психастенией. В качестве психотерапевтов, нас интересуют навязчивые идеи не только как их содержание, то есть особую форму и характер, которые они принимают, но и и в равной степени, если не главным образом, в отношении их механизма, способа, которым они возникают, факторы, благодаря которым они сохраняются, и методы, с помощью которых их можно либо облегчить, либо вылечить.

Подходя к предмету под этим углом, мы можем начать с замечание, что каждая навязчивая идея имеет свою историю так же верно, как и картину, стихотворение или симфонию. Таким образом, навязчивые идеи не являются, как это часто бывает, кажущиеся верными, прерывистые и беспричинные психические переживания, возникающие никуда и никуда не исчезая; они такие же продукты, как и любые другое содержание сознания; и только в этом они костюм generis, , что они представляют собой продукты совершенно особого и своеобразного рода, генезис это может или не может быть в нашей власти обнаружить. Чтобы найти Таким образом, психогенетический механизм навязчивых идей является первым шагом к рациональная психотерапия; только если и постольку, поскольку тщательное исследование этого является предварительным для любой попытки терапии, может ли последняя надеяться на быть в той или иной степени успешным.

погоня за этим генетическим методом ведет прямо к сложностям и трудности, иногда, действительно, в фрустрации нормальных и ненормальных психология. Тем не менее, какой бы трудной ни казалась эта область, войти в нее абсолютная предпосылка для прогрессивного лечения психастении.

Наиболее ярким признаком навязчивых психических состояний является их более или менее постоянно повторяющийся автоматизм. Они не кажутся нормальными и гармоничными элементы в пределах сознательного потока; напротив, они являются злоумышленниками, чьи постоянные входы и выходы нарушают привычные процессы психической жизни. В на языке ненормальной психологии говорят, что они возникают как психические состояния или комплексы, диссоциированные или отщепленные от основного потока самосознательная личность. Проявляется ли обсессия в сознании как комплекс, ядром которого является идея, чувство или эмоция, следует рассматривать как имеющее своим источником один и тот же психологический механизм, а именно диссоциация. Психологические детали этой диссоциации могут различаться в сравнительно широкие пределы в отдельных навязчивых идеях, но общая лежащая в основе Принцип, казалось бы, один и тот же во всех.

в эволюция навязчивой идеи, диссоциация — лишь один из аспектов этого процесса; за не менее важную роль в драме начинает играть ассоциация. Учитывая диссоциированный ментальный элемент, будь то идея, чувство или эмоция, этот ментальный элемент не будет долго оставаться изолированным и непривязанным, но в соответствии с законы ассоциации свяжутся с каким-то другим сознательным содержанием, чтобы образуют определенный комплекс, от характера которого будет зависеть тип навязчивость, появляющаяся в сознании; для одержимости это просто другое название для особый, активно функционирующий комплекс.

В настоящее время этот навязчивый комплекс может иметь разнообразный состав; это может быть составлено в основном из идейных чувств или эмоциональных составляющих; он может быть толстым или тонкие, широкие или узкие; он может содержать много элементов или мало; как время идет на это может функционировать в своей первоначальной целостности или может расщепляться, что приводит к возникновению любопытные и запутанные клинические проявления; наконец, комплекс может быть полностью или только частично сознательное или подсознательное; или, говоря иначе, одержимый индивидуум может осознавать многое или мало о том, что действительно действует в производстве его ненормального психического состояния.

Мы сказали минуту назад эта ассоциация играла столь же важную роль, как и диссоциация в механизме навязчивых идей. Очевидно, здесь нельзя даже назвать бесчисленные ассоциации, которые могут возникать между сознанием, подсознанием и сосознательные уровни ума и различные навязчивые комплексы, которые могут, таким образом, возникают. Однако можно отметить тот важный факт, что эти ассоциации может иметь место не только между идеями как таковыми, но и между между любыми и всеми остальными элементами сознания, а также между эти последние и чисто физиологические процессы, такие как опосредованные произвольная и непроизвольная мускулатура и железы. Таким образом, можно видеть, что разнообразие навязчивых идей совпадает с возможностями ненормального ассоциация и диссоциация; отсюда и невозможность ограничить закономерности, по которым могут формироваться навязчивые идеи.

Когда как только навязчивый комплекс окончательно установился, он может быть пробужден к будущую деятельность различными способами. На что я хочу особенно обратить внимание здесь действует закон замещения стимула, который часто может объяснить активное функционирование самой загадочной навязчивой идеи. Предположим, случай когда у человека был болезненный и эмоционально расстраивающий опыт с кошка. Из этого опыта может возникнуть навязчивый комплекс, а именно боязнь кошки. Чтобы пробудить этот комплекс к деятельности, не нужно в будущее, чтобы испытать фактическое присутствие кошки. Все, что требуется, это немного стимул, например, простое слово кот, , который имеет символическую связь с оригинальный опыт. Или возьмем случай с моим пациентом, который услышал врачи на консилиуме отмечают, что у нее некое патологическое состояние грудь может быть карциномой. На деле оказалось, что ничего вроде того, но навязчивый страх перед раком молочной железы остался с ней в течение многих месяцев. Чтобы возбудить в ней одержимость, нужно было просто представить ей нечто, имеющее прямое или косвенное символическое отношение к грудь. Однажды она зашла к другу, который недавно дал рождение дочери. Из ясного неба разговора пришло что-то о кормления ребенка, когда тотчас же возник приступ навязчивой идеи, который вынудил ее прекратить визит. Если принять этот факт подмены хорошо помня о стимуле, мы, возможно, сможем объяснить иначе сбивающее с толку нападение навязчивых идей.

Достаточно теперь было сказано, возможно, чтобы дать достаточно ясное представление о психогенезе навязчивых идей, их источником обычно является какой-то предыдущий опыт индивид, опыт которого либо вообще не запоминается, либо не запоминается. воспринимается как отправная точка навязчивой идеи; их формирование через диссоциацию определенных психических элементов и последующую ассоциацию этих элементов с другим содержанием сознания, чтобы сформировать навязчивое сложный; и, наконец, автоматическое и периодическое функционирование комплексов таким образом формируется в поле сознательной личности.

Если сейчас мы подходим к лечению этих психастенических навязчивых идей, которые у нас есть в располагать самыми разнообразными методами, начиная от простого объяснения и убеждения на один помощник гипнотизации и гипноза на другом. Для того, чтобы представить нашу обсуждение этих терапевтических мер как можно конкретнее, я дам краткий отчет о некоторых фактически леченных случаях вместе с отчетом о том, что делалось в каждом отдельном случае.

Дело I.

Миссис М., лет тридцати пяти, пришла попала в больницу по совету врача, жалуясь на странное постоянно повторяющийся и непроизвольный хрип, который звучал так, как будто она пытается откашляться. В ее движениях участвовали мышцы гортани, те из шеи и грудной клетки, вместе с диафрагмой; одним словом у них было Особенности респираторного тика. Лекарства, местные аппликации горло, и электричество пробовали с интервалами в течение более четырех лет. безрезультатно. На вопрос о происхождении ее нервного расстройства пациентка не могла дать никакой информации, кроме того факта, что она не могла добровольно контролировать взлом. Затем ее поместили в гипноидальное состояние, как это описал д-р. Сидиса, когда была получена следующая история: пять лет назад, когда он работал в качестве рабочий на мельнице, она страдала от ангины, которая длилась три дней, по истечении которых она обратилась к врачу, который сказал ей, что она заболел тонзилитом и сообщил ей, что ее необходимо выжечь миндалины. Она была сильно напугана этой информацией и несколько дней после этого чувствовала себя весьма обеспокоенной. Ее тонзиллярные симптомы вскоре исчезли. и она вернулась к работе. Однако три недели спустя на нее напали из-за второй раз и снова консультировалась с другим врачом, который сказал ей, что ее миндалины были больны и посоветовали ей иметь их вырезал . Страх порезаться вдобавок к ее прежнему страху, ныне возродившемуся, ожога миндалин, бросило ее в такое нервное состояние, что она не могла думать ни о чем другом. На данный момент она заметила неприятное, колющее, щекочущее чувство в горле, которое она пытался удалить путем взлома, но безуспешно. Поскольку щекотка осталась, ее взломы становились все более частыми и на время она попала под наблюдение принял характер тика; потому что она сказала, что чувствовала себя неконтролируемой импульс к взлому, хотя она призналась, что не испытывала ненормального чувства в ее горле. Таким образом, это был навязчивый комплекс, высвобождающийся через двигательные пути как тик, происходящий из переживаний, которые у нас есть. описано. Во время моего осмотра она призналась, что боязнь возможное будущее вырезание или сжигание ее миндалин все еще владело ею. Пока. в гипнотическое состояние ее воодушевляло и помогало вспомнить полное опыт как можно подробнее. Затем ей было сказано с большим акцентом что ее миндалины были совершенно здоровы, что никогда не было ни порезов, ни ожогов. когда-либо потребуется; что ощущение першения в горле возникло из-за постоянная фиксация внимания на этой части; Что она больше не будет чувствовать желание взломать, потому что ее предполагаемая причина для взлома перестала существовать, и наконец, что, когда она откроет глаза, она почувствует себя лучше, чем раньше. за очень много лет. Большое внимание уделялось этому ощущению здоровья. потому что хотелось оставить ее на гребне приятного волнения, которое само по себе имеет очень большое наводящее значение. Что было предсказано в ней касается действительно произошло. Когда она села, ее тик исчез, и она выразила чувство благодарности и счастья. Санс гипноз длился час, и, за исключением двух легких рецидивов, легко снятый внушением при пробуждении, у этого пациента больше не было затруднений.

Случай 2. Молодая замужняя женщина попала под наблюдение, жалующееся на очень неприятный тип обсессии, а именно на страх потерять контроль над своим мочевым пузырем. В течение девяти лет с интервалом в несколько шесть месяцев, в течение которых она была относительно свободна, этот навязчивый страх господствовал над ее разумом, так что ее жизнь была упорядочена в соответствии с требованиями от ее одержимости. У нее был не только душевный страх, но и мучительное ощущение в мочевом пузыре всякий раз, когда ее навязчивая идея была активной. вряд ли можно описать страдания, которые она перенесла. Она не могла заниматься в социальных функциях, которыми она наслаждалась из-за страха перед унизительным несчастным случаем. Театр был закрыт для нее; она не могла ездить ни на какое расстояние на машинах, ни принимать приглашения посетить кого-либо, кроме друзей, в чьих домах она чувствовала себя простота. В собственном доме она испытала скорее другое чувство, не страх недержания мочи, что случалось нечасто, но удручающая мысль, что ее жизнь должна была быть ограничена болезнью, над которой она не могла контролировать. На теория, что ее болезнь была из-за цистита, ее мочевой пузырь был промыт различными растворами, в том числе борной кислотой и азотнокислым серебром, и она проглотил множество лекарств, таких как цитрат калия, бучу и масло сандаловое дерево. При внимательном рассмотрении ее истории показалось разумным предположим, что ее ощущения в мочевом пузыре были вторичными по отношению к ее навязчивой идее, а не что ее одержимость была следствием настоящего цистита. Осмотр ее моча, в которой не было ничего аномального, подтверждала это мнение. По принципу что у каждой одержимости есть история, если только мы сможем ее открыть, попытка была сделано, чтобы определить происхождение этого. Никаких специальных устройств не применялось, кроме чем точная реконструкция истории болезни. Потом оказалось, что около девяти лет назад, через несколько дней после рождения первенца, она беспокоил в постели с легкой степенью цистита и действительно терял контролировать свой мочевой пузырь. Это сделало ее, как она говорит, довольно стыдно за себя, и поразил ее как несчастный случай. Несколько недель спустя, в то время как На прогулке она вдруг почувствовала странное жжение в мочевом пузыре. Сразу же ее охватил страх, что будет еще одна потеря контроль; этого, однако, не произошло. Тем не менее страх продолжался и сохранились до самого последнего периода. Вот, значит, была навязчивая идея неприятный тип, возникший на основе предыдущего опыта. воспоминание о фактической потере контроля над мочевым пузырем плюс определенное ощущение, о котором идет речь мочевой пузырь стал ассоциироваться с комплексом, который функционировал как навязчивый боязнь недержания мочи. В то время как пациентка прекрасно помнила свои переживания как указано выше, она понятия не имела, что они имеют какое-либо отношение к ее настоящему страха, пока ей не указали на это, после чего она с готовностью согласилась с этим объяснение. До того, как ее лечение продвинулось дальше второго консультации, представилась возможность проверить истинность наших гипотеза, а именно, что симптомы ее мочевого пузыря были хвостом психического змея. На этого особого случая она была вынуждена немного подождать, и когда я начал говорить с ней было очень видно, что ее одержимость была в полном разгаре. Тут же была предпринята попытка разрушить ее навязчивый комплекс путем насильственного замена ассоциации, представленной потерей контроля над мочевым пузырем, другой ассоциация, мочевой пузырь полный контроль. Это было достигнуто за счет утверждения и повторяя очень положительно и подробно, что она, безусловно, может контролировать ее мочевого пузыря, что, несомненно, докажет происшествие. Около двадцати минут ее эмоциональное волнение было сильным, но в конце концов улеглось, так что, хотя она была какой угодно, но только не спокойной, ее вера в свою одержимость несколько уменьшилась. Благодаря последовательным и неоднократным убеждениям ее страх был окончательно устранен, так что что, в конце концов, по прошествии восьми месяцев она приступила к своим социальным удовольствиям и обязанности с нормальным удовлетворением. Неутомимое убеждение перед лицом препятствиям удалось разрушить навязчивый комплекс, который в течение девяти лет оказался мятежным ко всему другому медицинскому лечению.

Случай 3. Мужчина 32 лет представил очень интересная навязчивая идея, которая заключалась в следующем: он не мог попасть в трамвай, число было нечетным. Машины с четными номерами не доставляли ему хлопот, но если с нечетными подъехала машина с номером, он был вынужден пропустить ее, как бы он ни спешил возможно. Он не мог припомнить ничего, что могло бы пролить свет на это любопытное одержимость, но под гипнозом рассказал следующую историю: восемнадцати лет, он однажды шел по улице, когда он стал свидетелем удар трамвая и ранить ребенка, неожиданно выбежавшего из-за вагон. Вид этого несчастного случая произвел на него сильное эмоциональное потрясение, которое расстроил его в течение нескольких дней после этого. Стоя возле места аварии он заметил, что на машине был номер 213, и подумал про себя: «Ну, в l3 всегда невезение. Со времени этого опыта он имел странное отвращение к езде на машинах с нечетными номерами, хотя его бодрствующее «я» не могло дать никакого объяснения или даже предположения о происхождении своей одержимости. Во время гипноза ему внушали, что ребенок, чей ДТП, свидетелем которого он был, на самом деле не пострадал и полностью выздоровел. Более того, ему сказали, что нечетные числа ничем не отличаются от четных; что они больше не доставят ему никаких хлопот и фактически не дадут ему касаться чего бы то ни было; и, наконец, что, как и все нормальные люди, он не будет платить внимание на номер автомобиля, на котором он хотел ехать. Эти гипнотические лечение продолжалось ежедневно в течение восьми дней и привело к полному снятие навязчивой идеи, которая, насколько мне известно, не вернулась.

Случай IV.

Молодая женщина, по роду деятельности стенографистка, жаловался на навязчивую идею, которая принимала форму более или менее мучительный страх безумия. Она сознавала, что ее интеллектуальная деятельность была практически нормальной, потому что ежедневно занималась требовательной профессией, что она и выполнила с полным успехом. Этот страх, однако, безумия, хотя и не было болезненно императивным, тем не менее иногда присутствовал как тревожное подводное течение в ее уме. Она не оценила своего происхождения. страха, пока он не был раскрыт ей следующим образом: около двух лет назад, в то время как сидя в своей комнате однажды ночью, она была заперта другой женщиной в доме который стал неуравновешенным в уме. Не в силах освободиться от нее заключении из-за того, что дверь была заперта снаружи, она провела больше часа в страхе перед тем, что может случиться с ней, если женщина возвращается и пытается войти в комнату. По сути, ничего из этого произошло нечто подобное, ибо она была освобождена из заточения другим обитателем тот самый дом. Естественно, она очень расстроилась, и с этого времени до Попавший под наблюдение страдал от этого тревожного страха безумия. Это было нетрудно проследить происхождение навязчивого комплекса. Психологически это было просто постоянством в ее уме воспоминаний о ее прошлом опыте, лишенный своих характеристик памяти. Таким образом, возникла навязчивая комплекса, который функционировал автоматически и появлялся в сознании как присутствует страх перед психическим заболеванием. Путем убеждения и объяснения ей все объяснили, и в течение примерно четырех недель она обнаружила, что ее страх постепенно исчезает, пока, в конце концов, она не заменила его полностью понимание ситуации для ее навязчивой идеи, и это вызвало ее окончательное удаление.

в только что описанных случаев, можно наблюдать успешные результаты, которые иногда использовать гипноз, гипноз и убеждение при лечении психастенические навязчивые идеи. Однако я не хотел бы создавать впечатление что всякий случай, который клинически проявляется психастеническими симптомами, лечится с таким же успехом. Некоторые из них крайне неясны в отношении их генезе, и столь же сложны на пути успешного лечения. В вывод, я хочу описать такой случай, который характеризовался навязчивые идеи, чувство нереальности, незавершенности и странности, а некоторым степень деперсонализации.

Дело V. Г-н Х., по профессии почтальон, жаловался, что с тех пор, как ему исполнилось около семнадцати лет, он страдает от чувства незавершенности, от навязчивых идей страха перед безумием, отсутствием эмоциональной реакции на окружающую его среду, приятной или болезненный. Всю свою жизнь, сколько он себя помнил, он всегда был сдержанный, и в детстве ему было трудно общаться со своими товарищами по играм из-за застенчивости. Однажды в школе он попытался дать чтение, но потерпел неудачу из-за острого приступа страха перед сценой. Он ладил сносно здоров, пока ему не исполнилось семнадцать, когда он перенес приступ брюшного тифа лихорадка, в это время начались более неприятные симптомы, на которые он жалуется. Он говорит, что ему, кажется, не хватает способности чувствовать удовольствие или боль в том, что он делает. делает. В театре, например, он не испытывает эмоций, а сидит там, как — говорит он, столь же равнодушный ко всему, что может происходить. Он видит пьесу и слышит актеров, но не может настроиться на них. В своей повседневной работе доставлять письма он не находит никакого удовольствия, кроме того, что это служит ему средством занятие и источник средств к существованию. Постоянно в течение дня, более особенно когда он ничем не занят, в его уме мелькает мысль, что он сойдет с ума, или что его болезнь закончится полным отчаянием. Раньше он любил читать стихи, но жалуется, что теперь стихи для него просто так много слов, и что, хотя он понимает, что поэт пытается передать, он не получает ответной эмоции от своего чтения. Он заявляет о своих чувствах таким образом: я кажусь себе другим человеком. Мне кажется, что есть раскол между моей эмоциональной и моей интеллектуальной природой. я не могу настроиться с вещами, и величайшее счастье или величайшее несчастье в мир оставил бы меня, я полагаю, столь же незатронутым.

На протяжении нескольких месяцев с помощью психоанализа предпринималась попытка раскрыть некоторый источник представленных психастенических симптомов, но без успех. Это, по-видимому, один из тех случаев, когда психастенические чувства незавершенности, недостаточности и странности вместе с навязчивыми идеями. настолько переплетается с тканью разума, что полностью устраняет их практически невозможно. Что бы он ни пытался сделать, извращение чувств и эмоций, и пока это присутствует, его возникают и продолжаются навязчивые идеи тревоги и отчаяния.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.