Психодрама упражнения: Страница не найдена

Содержание

Психодраматические Этюды — Элементы — Эскизы — Экспромты в работе с маленькими детьми. (Записки, обобщающие опыт неопытного психодраматиста)

Е.Климова
Вступление
Я даже не знаю, можно ли мои разнообразные «опыты» работы с маленькими детьми — от 3 до 6 лет — назвать по-настоящему серьёзным и веским словом «Психодрама». Вся описываемая работа проводилась в то время, когда я училась психодраме в группе Нифонта Долгополова и Тани Бессоновой. По жанру мои опыты нестроги, размыты. Они, скорее, пёстрая смесь игровой терапии и арт-терапии, окрашенная гештальтистскими и психодраматическими настроениями. Описываемая работа имела психопрофилактический характер и проводилась в рамках дошкольного образовательного учреждения. Мои занятия шли под грифом «занятия с психологом» или просто «психология» и были встроены как получасовой урок в общее расписание. Этот факт — реальность, которую я приняла — вносил свои специфические коррективы в темпо-ритм и характер наших занятий. Многое можно и нужно было сделать по-другому, но все артефакты — это моё богатство.
В начале я коснусь общих замечаний — «выведенных» из собственного опыта — по поводу проведения занятий с детьми-дошкольниками в русле психодрамы. Затем я перейду к перечислению различных форм работы с детьми, в которых не только возможно, но часто и естественно внедрение элементов психодрамы.
Очень важным моментом, на мой взгляд, в работе с такими маленькими детьми, которые искренно и целиком включаются (в полном смысле этого слова) в предлагаемую им психологом работу-игру, является опора на целостный подход, под которым я имею в виду связь визуализаций и движения, воображения и телесных ощущений, (вообще, работу с телом), и опору на так называемые синестезические ощущения: взаимосвязь и взаимоподдержку слуховых, зрительных, кинестетических, тактильных, вкусовых ощущений.
Ребёнок не должен бояться своего разнообразия, того, что в нём могут сменяться десятки разных состояний и ролей, а, наоборот, ребёнку нужно помогать описывать себя, находить для своего разнообразия слова и образы. Ребёнку, часто туда-сюда ходящему через дверь, разделяющую мир реальный от мира фантазии, можно помочь в понимании себя, перемещающегося из одного состояния в другое, умении оставаться наедине с самим собой.

Детям, как можно видеть на примерах, присуще это ощущение себя сложным и разнообразным. Им нужно только помогать: наполнять — подпитывать это ощущение себя, иссушивающееся под влиянием жёсткого взрослого мира, заставляя детей обращаться к своим различным состояниям, путешествовать по своим состояниям.
Между двумя и пятью годами развивается способность образно представлять в уме и фантазировать. Теперь ребёнок обнаруживает, что получил новую способность удваивать мир, представляя воображаемые образы на внутреннем психическом экране. Эта новая способность — одновременно пребывать во внешне видимом мире и в воображаемом мире своих фантазий — даёт ребёнку новые степени свободы. Она позволяет ему быть чрезвычайно активным и самовластным в удивительном внутреннем мире психики.
Прибегаю далее к тонким и точным словам М.Осориной о том, что в фантазии на «внутреннюю сцену» ребёнок может вызвать любой образ, изменить его как хочешь, представить события, которые невозможны в реальности, заставить действие развиваться так быстро или так медленно, как не бывает в реальном времени.
Оборотной стороной способности ребёнка переживать, открывать и творить для себя множественные миры, является то, что у детей оболочка между двумя этими мирами очень тонка. Страх провала в другой мир имеет под собой реальные основания в психологии детей. Это — ранне-детская проблема слитости двух миров в восприятии ребёнка: мира видимого и мира психических событий. Возрастная причина этой проблемы в недостатке психической саморегуляции, несформированности механизмов самоосознания.

Введение.

К вопросу об особенностях директорства в детских группах.
Здравым и несколько приземлённым существом, возвращающим ребёнка к реальности, обычно является взрослый. Лёгкость, с которой соблазнительный объект очаровывает и заманивает душу ребёнка в свои пределы, заставляя забыть себя, не позволяет удержать психическую целостность ребёнка и может родить детский страх: смогу ли возвратиться?
Эту особенность важно учитывать психологам — психодраматистам, работающим с детьми, развивая контакты ребёнка с реальными предметами и людьми, поощряя его действовать «в миру», иногда даже подавляя соблазн нырнуть и спрятаться в иллюзорный мир.
Особенностям «Директорства» в детских группах нужно посвятить немало строк опытным ведущим-психодраматистам детских групп. Для меня эта тема всегда остаётся открытой и трепетной. Здесь я хочу упомянуть то немногое, что было важно понять из собственного опыта мне самой.
Важно строить свою работу в зависимости от уровня развития детей, принимать во внимание степень их утомляемости и удерживания внимания, ввести самые простые правила, связанные с перерывом на питьё или посещение туалета, отвести уголок, куда может спокойно уйти ребёнок, не желающий играть, откуда он может наблюдать за происходящим.

Особенности роли Директора в детских группах по сравнению со взрослыми в том, что он сам является активным игроком-актёром, исполнителем ролей, которые ему предлагают дети в своих играх…
При этом на важное, одно из первых мест в работе Детского Директора выходит необходимость гибкого сочетания — а в идеале, одновременного сосуществования — вовлечённости и отстранённости, а также роли Терапевта и Ведущего группы (по Келлерману).
Психодраматические «занятия» были для «моих» детей, я надеюсь, одними из первых важных шагов на пути принятия себя. Поэтому разогревом часто являлись такие игры-упражнения, которые помогали каждому маленькому участнику группы «перебрать» свои достоинства, найти точку опоры в себе, свой ресурс… Часто протагонистом становился ребёнок со страхом, неприятным воспоминанием, сном или чувством.
В этой связи хочу сказать о необходимости Директора на протяжении своей работы прежде всего постоянно помнить о безопасности ребёнка-протагониста, особенно в сессиях, посвященных жестокому обращению, страхам, непониманию. Здесь на первое место выступает поддерживающая функция Директора, которая способствует росту восстановления целостности, ощущения себя защищённым и принятым. Она реализуется и техническими приёмами пространственного расположения участников разыгрываемой драмы и Директора по отношению к протагонисту, поддержкой группы, часто физической поддержкой Директора, коротким временем сеанса, прибеганием к использованию техники зеркала, предложениям Директора прислушаться к своим ощущениям в теле, чувствам и мыслям.
На протяжении моей работы с детьми значительное время перед проведением «чисто драматических» занятий было посвящено выращиванию — от встречи к встрече — доверия между детьми и мною, как необходимого условия и основания для дальнейшего нашего совместного существования в психодраматическом пространстве. Психодраматическое пространство должно ощущаться как безопасное, неподвластное угрозам внешнего мира, в котором возможно всё. Дети и я вместе с ними шаг за шагом — нельзя торопиться! — привыкали друг к другу и учились общаться. Общаться доверительно, тепло, но с сохранением дистанции, удерживающей нас от фамильярности.
Этот подготовительный этап мог состоять из упражнений психогимнастики, различных игр на развитие внимания, памяти, мышления детей, знакомства с миром чувств и собственным телом. В дальнейшем эти или похожие упражнения и игры включались уже в психодраматический пласт и выполняли разогревающую функцию.
Как я уже упоминала, я не работала с терапевтическими группами, метод психодрамы претворялся мною — иногда намеренно, иногда случайно — прежде всего в целях психопрофилактических: стимулирования и упорядочивания психической и физической активности детей, приведения в равновесие их эмоционального состояния, улучшения их самочувствия и настроения.

Опыт работы. Примеры и соображения.

Структурирующую роль в описании опыта моей разноречивой «лоскутной» работы будут играть выделенные жирным курсивом названия-маячки, обозначающие пласты совместной деятельности с детьми, так или иначе получившие психодраматическую окраску и звучание. Часто они имеют слишком обобщённое название и смысл и пересекаются друг с другом…
*Работа с телом.
Движение составляет основную потребность детей дошкольного возраста, дети в этот период особо чувствительны для развития различных физических умений, учатся контролировать свои движения, овладевают умением произвольно направлять внимание к мышцам-участницам движения, различать и сравнивать мышечные ощущения. А адекватные образы фантазии и яркие эмоции помогают им сделать движения более точным и правильным.
Уже с самыми младшими, трёхлетними, детьми, мы занимались своеобразной психо-физической гимнастикой — сжатием и расправлением, потягиваниями и расслаблением как всего тела, так и отдельных его частей — своеобразным массажем «чувства тела».
Например, напрягая кулачки, или прижимая руки крепко-накрепко к груди и наклонясь вперёд, дети изображали состояние незрелой почки, которая хотя и жёсткая на ощупь, но как сказала одна маленькая девочка, почувствовав и осознав своё тело через этот образ, «всё равно тёплая внутри». Затем, медленно или быстро — у каждого свой способ расти, — но всё равно постепенно расправляя лепестки-листики, рисуемые кистями рук, головой или же всем телом, через детские тела давало о себе знать чудо роста.
Вырастая на полянке грибами, цветами, волшебными растениями — каждый ребёнок был не таким, как все, особенным, прислушивался к себе и мог потом, если захочет, рассказать, какой он: по цвету, размерам, каково его имя. Мы останавливались на полянке у каждого «растения», всматривались в детали, особенности каждого: какие у него жесты, какой запах, каков у него голос. Конечно же, «растения» наши могли разговаривать, ведь детям близка и понятна эта сказочность, умение видеть незаметное, общаться с деревьями и животными.
Наверное, в этот же «раздел» можно поместить и любимые игры пятилетних детей «покажи (или вырази) слово в действии». Дети загадывали какое-то слово, обозначающее чувство или состояние, а потом показывали его — перед ведущим-отгадывающим — в действии, т.е. своим телом. Так же загадывали мы друг другу цвета. Дети убеждались на опыте, что характер, например, понятия «красный», может быть похож в изображении разных людей, но всё же всегда имеет свою изюминку у каждого играющего.
На наших занятиях с маленькими детьми — трёх-четырёх лет — посторонний наблюдатель скорее всего не увидел бы самих детей, так как там жили гномы, звери, игрушки. Чтобы удержать внимание детей и общий ход игры непрерывным, почти все занятия проводились в виде сюжетно-ролевой игры. Наши гномики, жители леса или болота двигались в соответствии со своим характером, со своими желаниями — волк голодный и волк сытый — а также в зависимости от музыкального сопровождения.
*Движение под музыку…
Описываемые этюды и упражнения этого «раздела» вряд ли можно «по хорошему» отнести к психодраме, но при работе с детьми без них — подготавливающих, настраивающих детей на восприятие своего тела, обостряющих внимание к происходящему «внутри меня» — невозможно полноценно приступить к дальнейшей более серьёзной работе. Во время их проведения можно использовать техники обмена ролями, монолога, дублирования и зеркала.
Часто в начале занятия мы проводили любимое детьми упражнение, иногда служившее разогревом к дальнейшей работе. Под музыку дети спонтанно двигались по комнате. Постепенно из характера музыки и подходящего рисунка движения рождался образ, рождалась роль, при смене характера музыки дети или продолжали находиться в выбранной роли, но видоизменяли её сообразно «новой» музыке, или выбирали новую роль. Иногда в конце упражнения получалось спонтанное взаимодействие детей. Чаще движение каждого шло в своём пространстве, при одновременном уважении пространства других. После движения желающие рассказывали о себе в воплощённых ролях, о смене настроений на протяжении упражнения. Упражнение могло закончиться индивидуальным или совместным рисованием.
С совсем маленькими детьми проводилось движение под музыку уже с заданными ролями, например, гномиков, лягушат, бабочек, но с изменением характера и темпа музыкального произведения изменялось и движение детей. Дети потом рассказывали о том, что они чувствовали, когда их руки так резко двигались, их ноги так громко топали, или как им было хорошо и «лениво» растянуться на полу и чуть-чуть подрыгивать ногой.
Часто, особенно под исполнение «К Элизе» Бетховена, дети любили двигаться с закрытыми глазами, «прислушиваясь» к тому, что хочет их тело. И после окончания музыки часто дети ещё несколько секунд сидели, «каждый в себе», на полу, не разрушая появившееся в процессе упражнения состояние. Выполняя это упражнение не раз и не два, каждый раз ребёнок удивлялся неодинаковости получающихся образов и движений, или ролей, рождённых им самим под звуки одной и той же музыки.
Под одну и ту же музыку я просила детей пройтись по комнате, подвигаться, представив себе, что они раздражены, рассержены, или, наоборот, в самом благодушном состоянии, счастливые и радостные. Дети могли не только прочувствовать, как на один и тот же музыкальный рисунок накладывается их состояние, но и увидеть, как эти чувства переживают другие.
Таким образом, на занятиях, которые давали возможность испытать разнообразные телесные ощущения через игру-движение, дети получали опыт изменения характера своих движений, опираясь на контроль своих мышечных ощущений и работу воображения и чувств. Используя принцип полярности, мы чередовали и сравнивали противоположные по характеру движения: напряжённые и расслабленные, резкие и плавные, частые и медленные, дробные и цельные, пошевеливания и застывания. Я заметила, что своевременные по ходу игры комментарии ведущего помогают скорректировать и усилить эти ощущения, удержать на них внимание ребёнка. Так я пыталась в своих высказываниях, вопросах, ассоциативных образах, не только констатировать возможные ощущения, но и их возможную локализацию, характер, эмоциональную окраску. При этом показывая, что в игре все дети успешны, у каждого возникают мышечные ощущения и эмоции, каждый может их уловить, но каждый играет свою роль как может, по-своему. Приобретая опыт игры-общения со сверстниками в атмосфере принятия и удовлетворения, а создать эту атмосферу — задача Ведущего, ребёнок подготавливается к свободному проявлению эмоций, освобождается от эмоциональной напряжённости.
*Работа с пространством.
Так как «пространство» является базовым измерением в психодраме, такое широкое название этого «раздела» — чисто техническое.
Трехлетки, когда я предлагала найти каждому «своё пространство», с удовольствием и сосредоточенно расходились-разбегались-расползались в разные стороны, кому куда нравится — в угол или в середину комнаты, всё же держа в поле зрения тех, кто рядом с ними, кто им наиболее приятен, затем начинали кружиться с распростёртыми в стороны ручками, как бы отмечая в пространстве «своё» место, где и тебе хорошо, и ты никому не мешаешь и не толкаешь. Только находясь в «своём пространстве», маленькие дети легче и свободнее принимали игру, предлагаемую взрослым, расслаблялись, «превращались». Чаще всего на этом же месте, удобном и выбранном ими самими, они и рисовали.
Я по ходу дела, если работа проводилась с группой детей, подсаживалась (или «подлёживалась») к ребёнку, готовому рассказать о своём рисунке, и беседовала с ним, часто после этого со мной к следующему ребёнку подсаживались и другие, уже «выслушанные» дети, заинтересованные рассказами или изображениями соседей. В конце занятия, которое могло включать в себя не только работу с «кустом», дети изъявляли желание что-то в своём рисунке подрисовать или исправить.
Вариантами работы с пространством можно назвать и различные игры — народные или придуманные «на ходу», в которых дети взаимодействуют с Окружающим Пространством и со своим Внутренним. Те же «Прятки», когда ты выбираешь себе одно безопасное скрытое место среди других возможных, доверяешь ему своё тело, «Хоровод» с его внешним и внутренним пространством, возможности их взаимозависимых сужения и расширения, «Теремок», в котором может быть просторно и тесно, комфортно и беспокойно, «Пузырь», когда сплоченность и защищённость круга вдруг лопается и исчезает и ты-ребёнок летишь и вращаешься пока не обретаешь своё место, где ты можешь спокойно замереть, игра «Домики», когда каждый ребёнок «живёт» в своём домике-стульчике среди таких же домиков, имеет возможность выходить или не выходить из него, переселяться в другое место и т.д. Мы замечали, что и как изменяется вокруг и «во мне», когда изменяешь своё местонахождение в комнате (или большом зале), залезая под стол, в коробку, между груды стульев, вставая на стол, пирамиду из больших кубов, выглядывая в дырочку занавески, выключая свет, пятясь назад или двигаясь с закрытыми глазами — один или в паре с товарищем, и т.д.
Психодраматический вкус эти игры приобретали, когда, например, ребёнок понимал, что одно и то же пространство для него изменяется в зависимости от того, в какой он находится роли (при «обмене ролями») — зайчика или медведя, свободно летящей пчелы или червячка, тигра в замкнутом пространстве клетки или посетителя зоопарка. Некоторые пробовали себя в роли Безграничного Леса, Запущенного Сада…
Одним из вариантов работы с пространством были занятия, прорастающие в проигрывание своего «социального атома» (по Морено).
*Работа с социальным атомом.
Тема социального атома в психодрамтическом понимании родилась сама собой в работе с шестилетними детьми из психодраматизаций рисунков и рассказов детей «Я-планета». Ребёнок представлял себя в виде планеты во Вселенной и рисовал, как бы это могло выглядеть. Затем он располагал в «космическом» пространстве вокруг себя своих самых важных людей, тоже в виде планет.
Часто на рисунке и в психодраме мы могли видеть различные картины, так как в психодраматическом действии каждый ребёнок мог на себе прочувствовать отдаление или приближение другой планеты-родственника или друга, «играя» с этим расстоянием, примеряя его к себе, и примеряя на себя эту роль друга или родственника. Каждой планете могло даваться не только название, но и звучание, окрашивание в определённые тона. Часто картина «галактики» чудесным образом преображалась после того, как ребёнок побывал в роли «сопутствующих» планет.
Нескончаемый круговорот вопросов и ответов, помогающих материализовать выстроенную на бумаге систему взаимоотношений, помогающих в поиске главных напряжений и энергетических связей между значимыми людьми…Какие запахи были на бабушкиной планете? Какие вещи преобладают на маминой? Как далеко отстоят друг от друга планеты сестёр? Между какими планетами работает сверхбыстрая космическая связь? Что видно по ночам с моей планеты?..
Какие послания ты получаешь с каждой планеты? Какие послания ты посылаешь на каждую планету? Кому ты посылаешь приглашение к себе в первую очередь?
Таким же образом дети-планеты строили свою групповую вселенную, находя — в движении приближения-отдаления друг от друга — своё место в «космическом» пространстве комнаты.
*Работа с воображением и превращением.
Без «как будто» нет детской игры и нет психодрамы. Поэтому название этого подраздела чисто техническое.
Однажды с группой трёхлетних и четырёхлетних детей мы играли в превращения (закрыть глаза и превратиться «в кого захочу»). Через некоторое время комната наполнилась «игрушками», «куклами», «машинами», а маленький Дима, с трудом выпускаемый на время занятий двумя бабушками, превратился в… старый шкаф. «Я поцарапанный стою в углу, — показывал Дима, — качаюсь, если меня тронуть. У меня ножки неодинаковые. И у меня всегда открывается дверка. Её закрывают, а она открывается. Скрипит. Меня, наверно, скоро поставят в кладовку. Бабушки говорят: «Ты никому ненужный шкаф, всегда всем мешаешь своей дверкой!» Мне грустно». Продолжили игру тем, что дети (и сам Дима в процессе обмена ролями) заглядывали в шкаф и клали туда на хранение или находили там что-то интересное, неизвестное, вкусное, или прятались в шкафу, держа дверцу изнутри, чтобы их никто не нашёл. Сам Дима потом «покрасил» шкаф в синий цвет, но дверцу не стал чинить — «так веселее».
Как часто в группе четырёхлетних детей мы по их просьбам непременно начинали занятие с путешествия в тёмную пещеру и встречи с чем-то ужасным. Путешествие это завершалась иногда борьбой, нахождением клада — наградой за переживания, а иногда и разочарованием и бегством.
В процессе проведения занятий на тему визуализирования «Розовый Куст» иногда случалось так, что высказанное-нарисованное непосредственно воплощалось психодраматическими средствами и выливалось в психодраматическую виньетку. То есть само проведение визуализации и рисования своей фантазии на тему «розового куста» являлось своеобразным разогревом в психодраматической терминологии. Затем уже, в стадии разработки, ребёнок, ставший на некоторое время протагонистом, «оживлял» свой рисунок с помощью других детей и использования окружающего пространства и подручных средств: кусков ткани, картона и т.п.

Дети-протагонисты, находясь в своей роли и выходя из неё в роли других участников сцены, вдыхали аромат своей розы, чувствовали «на ощупь и изнутри» свои цветы и стебли, разговаривали и менялись ролями с персонажами, ухаживающими за ними или угрожающими им, выращивали шипы, а если надо — ликвидировали их, укрепляли свои корни, подвязывали свой стебель, воздвигали или разрушали защитные стены вокруг себя-куста, чувствовали поддержку стеблей растущих рядом растений, чувствовали на себе — как это: заснуть-осыпаться осенью, а весной опять проснуться…В конце, во время шеринга, дети делились своими переживаниями и чувствами, затронутыми и проявленными во время «главной сцены» драмы. Таким образом дети учились с интересом и положительно относиться к своему собственному внутреннему миру и внутреннему миру других, так как через выражение своих чувств и отражение своих чувств в окружающих, они начинали познавать и принимать эти чувства.
*Разыгрывание сцен будущего.
Детям всегда любопытно, а что будет, когда я вырасту. У них самих есть всегда большой выбор игр и придумок на этот счёт. В психодраматических играх дети могут «увидеть» и «почувствовать» это «прекрасное далёко» на себе, привлечь для этого друзей и изменить то, что не понравилось, поэкспериментировать со своим будущим, перенеся в него «нужное» из настоящего, и оставив в прошлом «ненужное».
Дети на наших занятиях предлагали поиграть в «Каким я буду папой (или мамой)», «Как я буду отдыхать на море (где ни разу ещё не был)», «Как я скажу бабушке об обмане». Ведь важным преимуществом психодрамы является возможность заглянуть без страха осуждения и наказания в своё будущее и попробовать разные модели поведения. Часть этой работы будет также освещена ниже в разделе «ролевые игры».
Однажды я с группой 5-6-тилетних детей проводила упражнение-фантазию «Я взрослый». Каждый из детей вначале на несколько минут переносился на машине времени из настоящего в тот момент будущего, где он ощущает себя по-настоящему взрослым, а затем по возвращении в настоящее делился полученными ощущениями. Все дети попадали в разное будущее. Каждый в своё. Одни видели себя двенадцати-, другие двадцати- или даже тридцатилетними взрослыми людьми. Разгорячённые и возбуждённые, дети вдруг стали серьёзными и внимательными, когда один из мальчиков рассказал-показал свою историю о том, как ему удалось улететь довольно далеко, и он в своём далёком будущем увидел себя настоящим стариком, спокойным и мудрым: «Я много знаю и много умею и совсем не жадничаю — делюсь со всеми молодыми, рассказываю им всё и учу их всему, что им интересно. Получается, что и им, и мне важно то, что я такой… мудрый… Через некоторое время я смогу спокойно умереть».
*Воспроизведение коротких литературных историй.
В своей работе со страхами маленьких детей — от 3 до 5 лет — я использовала игры-инсценирования отрывков из сказок Андерсена. При этом каждый раз сталкивалась с известным «парадоксальным сочетанием» избегания темы или объекта страха и часто непреодолимого желания приблизиться к «Этому».
В связи с этой темой я хочу отметить ещё одну особенность Директорства в детских группах, а именно, роль Ведущего, как Создающего и поддерживающего Атмосферу. Причём, создавать необходимую атмосферу — или поддерживать уже созданную для поддержания игрового настроения и созданных детьми важных ролей — надо оперативно, быстро, всеми подходящими способами и имеющимися под руками средствами: гудеть, топать, завывать, «трепетать» подходящей материей (или вовремя снятой с себя одеждой), двигать стульями, или, наоборот, «издавать тишину и покой».
В каждой группе непременно мы разыгрывали «этюд» про Гадкого Утёнка, который сбежал от злых птиц с птичьего двора и оказался один на один со всевозможными тёмными и злыми силами в Лесу. Маленькие дети самоотверженно исполняли роль не только самого Утёнка, но и гукающих сов и филинов, цепляющихся коряг и болотных кочек, волков и другой лесной «нечисти», наполняя помещение дикими звуками подручных предметов и собственного голоса, невообразимыми прыжками и «извиваниями» тела. Утёнок чаще всего, превозмогая свои страхи, проходил через весь этот «ужас», прячась, если потребуется, в укромных местечках и там набираясь сил.
Такая игра требует от ведущего особой эмпатической способности, проникновения в пространство чувств ребёнка-протагониста.
Выполняя роль дубля, ведущий должен находиться в «острой готовности» в любую минуту притушить нарастание напряжённости, или, наоборот, рискнуть усилить её, руководствуясь состоянием ребёнка-протагониста. В таких играх, как никогда, я чувствовала, что вся группа детей пронизана незримыми, но осязаемыми «нутром» нитями-связями «теле». Я, как поддерживающий и защищающий ведущий, всегда находилась рядом с протагонистом, держа его за руку или поглаживая по плечу, или двигаясь вместе с ним за его спиной. Но одновременно старалась не забывать (не всегда это получалось) о своей исполнительной роли как группового ведущего и роли режиссёра, стимулируя и структурируя течение игры, устанавливая временные рамки, обращаясь к участникам игры или показывая своим примером то или иное действие.
С наступлением утра и восходом солнца лес наполнялся светом и теплом и, если было необходимо, дети преображались и поддерживали маленького утёнка, неизменно обращая внимание на то, как сильно и трепетно бьётся у него сердце. Часто Утёнок позволял другим детям приложить ухо к своей груди и послушать сердечные удары. Высказывания детей в конце «драмы» отчётливо свидетельствовали о близости и актуальности для них — четырёхлетних — темы противостояния страху смерти.
Другой важной сказкой Андерсена была трудная для чтения и восприятия (и поэтому часто негативно воспринимающаяся некоторыми родителями) сказка «Девочка, наступившая на хлеб». В ней очень много пластов, она вызывает самые разные, но всегда яркие чувства, она удивительно сочетает в себе одновременное существование высшего христианского подхода к жизни и низких житейских представлений.
Маленькие дети разыгрывали самый простой эпизод, когда девочка идёт трудной дорогой через лес и болото, и попадает к страшной Болотнице, наступив на хлеб, чтобы спасти новые башмачки. Они проживают (показывают мимикой и телом) все чувства Девочки, находящейся в вонючей пивоварне, особенно отвращение, злость на окружающих, жалость к себе. Репертуар ролей более старших детей в разыгрывании этой сказке обширен. У детей есть возможность вернуться в прошлое сказки и переиграть её, ввести туда новых героев. Роли становятся серьёзнее — появляются на сцене Вина, Жестокость, Неблагодарность. Один мальчик в заключительной фазе, когда дети делились своими чувствами и мыслями после сцены, поделился своим открытием: «Я понял, почему Инга (так зовут Девочку) превратилась в неподвижного истукана. Просто та жёсткая жестокость, которая была у неё внутри через её поступки вышла наружу…»
*»Оживление» рисунков детей.
Представление на сцене, разыгрывание содержания своих рисунков — частая форма нашего взаимодействия с детьми. Одним из любимых наших «номеров» было «оживление картин сна».

Ребёнок, опираясь на свой рисунок сна, привлекая других детей из группы и используя окружающее пространство, подходящие предметы — ткань различного цвета и качества, объёмные и плоские формы, строительный конструктор, маски и т.п. — показывал на «сцене» свой сон, перемещаясь от одной роли — изображения — фигуры к другой, давая голос, звук, движение каждому «участнику» сна. Между персонажами сна происходил диалог и обмен ролями. Ребёнок — главный герой в контакте со значимыми ролями и в диалоге с Директором делился возникающими чувствами. Часто для безопасного продвижения по картине своего сна ребёнку «надобились» дополнительные защитные фигуры, реальные или фантазийные.
Вспоминается эмоционально насыщенная работа с пятилетним Сашей Б., так и просящая «на сцену» уважаемого К.Г Юнга, обращение к которому слишком растянуло бы размер данных » заметок» и без того выходящих из рамок. Так что сознательно не поддаюсь соблазну и даю лишь сухое описание сюжета.
Мальчик пробирался трудной дорогой, встречая на пути Огненную Реку со светящимися выпрыгивающими Искрами — существами, «дотронешься до которых и умрёшь», Пропасть, в которую нельзя смотреть — «лишишься сил и упадёшь навсегда», Трясину — «если не вспоминаешь хорошее, затянет», непреодолимую Гору, на вершине которой в клетке билась Тень, искушавшая мальчика, сладким голосом уговаривая его открыть клетку и выпустить её — «я знаю, что нельзя открывать, что это смертельный обман, не верю ей, но чувствую, что руки так и тянутся к замку, так и тянутся, как будто верю…» Для прохождения этого трудного пути — «не знаю, куда именно. Я только знаю, что мне обязательно надо пройти через всё это, хотя ужасно страшно, можно умереть» — Саша привлёк дополнительно Силы, Решительность — Уверенность, Воспоминания тепла и Доброты…
В этой виньетке участвовала вся группа детей, самоотверженно «живя» во «вспомогательных Я» главного героя, активно дублируя и поддерживая его, говоря тем самым о близости и важности для них всех поднятой мальчиком теме.
Иногда, правда, работа с детьми 5-6 лет — шла почти в русле взрослых психодраматических трёхчастных сессий-виньеток с использованием известных психодраматических техник: обмена ролями, дублированием, работой в зеркале… Так получилось, что все три описываемые сессии, являются хорошей иллюстрацией того, что дети отлично чувствуют символическую реальность. В ней они получают возможность сыграть множество ролей, большая часть которых — не конкретные люди, а чувства и переживания — Страх, Интерес, Злость, и даже такие казалось бы «отвлечённые» понятия, как Смерть. Примеряя их на себя дети движутся по пути приобретения опыта их интеграции.
Описанием этих «взрослых» встреч я и продолжу…
*Воспроизведение сцен из жизни детей и их переживаний.
Одной из важных задач психодраматической работы является создание безопасных условий, где ребёнок мог бы отыграть негативные эмоции, не загоняя их внутрь, и научить конструктивно выражать гнев.
В первой представленной сессии, имеющей форму центрированной на главном герое, протагонистом изображается не реальная или воображаемая ситуация из его жизни, а следствие произошедшей ситуации — состояние трудно переносимой злости. Именно вынесение вовне — на сцену — этого состояния и происходящее по ходу сценического действия осознавание, попытки контролировать своё поведение и явилось содержанием данной сессии. После того, как наличие злости признано, в данном случае не было воспроизведения причины, вызвавшей её, и выражение этого чувства позволено, ребёнок получает возможность контролировать своё поведение и ощущать себя в большей безопасности.
Сессия «Митя и Злость».
Во время начала занятия, когда дети усаживались в круг, я заглянула в свою тетрадь с записями и тут же услышала недовольные слова пятилетнего Мити: » Ну вот, опять достала свою книжку!» Митя смотрел на меня открыто и зло. Ведущий в детских группах часто является экраном для выражения детьми негативных чувств. Так было и на этот раз.
Я: Я вижу и чувствую, что ты недоволен. Можешь прояснить, что с тобой? (Дети уже уселись и внимательно смотрят на нас).
Митя: Меня всё сейчас злит… Внутри меня всё дёргается, выбивается наружу после английского. (Перед моим занятием в расписании стояло занятие английским языком). Мне не нравится, что я не могу с этим справиться…
Я: Ты очень сильно разозлён. В тебе прямо кипит злость… И я вижу, что тебе с ней очень трудно справиться. Мы вместе можем разобраться с тем, что внутри тебя происходит. Что ты можешь с этим делать.
Митя: Да! Именно!
Мальчик быстро встаёт со стула. По тому, как примолкли дети, как их взгляды устремлены на Митю, какая готовность и включённость «звучит» в их позах, я могу сделать вывод, что фаза предварительного разогрева произошла сама собой и сделала своё дело — и группа, и протагонист готовы к продолжению работы.
(Часто в своей работе я замечала, что как такового специального разогрева в работе с маленькими детьми не требуется. Особенно в той стадии развития группы, когда дети хорошо чувствуют поддержку друг друга и ведущего и доверяют друг другу и взрослому ведущему. Настроение, состояние, принесённое одним из них и готовое «выпекаться» на сцене, часто тотчас подхватывается остальными детьми как близкое им, и их желание продолжать работу выступает отчётливо на первый план, пусть в качестве зрителей или в качестве «группы поддержки» как вспомогательных Я.)
Я: Выйди, покажи свою злость, какая она.
Митя выходит на середину круга и начинает бить пол ногами, руки со сжатыми кулаками плотно прижаты к телу. Митя подходит к свободному стулу и «замахивается» на него ногой. Руки держит прижатыми к телу.
Я: Ноги дерутся, хотят стул свернуть.
Митя: Это злость во мне кипит, вырывается наружу через ноги. (Продолжает активно двигать ногами).
Я: Руки твои…
Митя: Я не могу отпустить свои руки. Они сдерживают злость.
Я: А если отпустить…
Митя: Если отпущу, то они начнут всё крушить вокруг, тут всё полетит вверх тормашками.
Я (Дубль Мити): Я опасаюсь, что злость совсем вырвется. Тогда я не справлюсь…

Митя: Да.
Я: Ты готов сейчас поговорить, пообщаться со своей злостью? Я готова тебе помочь.
Митя: Я хочу.
Я: Отпусти руки, почувствуй, что с тобой происходит.
Митя отпускает руки и начинает ими размахивать в воздухе, при этом зубы его скрежещут.
Митя: Ни-че-го не могу с собой по-де-лать. Она руководит…правит мной! (Некоторое время активно «ругается» всем телом).
Я: Кто бы мог из группы быть твоей Злостью?
Митя выбирает Арсения.
Я предлагаю Мите побыть своей Злостью — какая она, как и что говорит, что делает с ним самим.
Митя кладёт Арсению, который пока исполняет роль самого Мити, руки на плечи, сильно давит книзу и говорит сильным властным голосом: » Я — твоя Злость! Я очень сильная. Я правлю тобой! Я — твоя царица! Ты ничего не можешь делать сам, когда я есть. Я — главная!»
Я предлагаю поменяться местами — ролями, теперь Арсений будет Злостью, а Митя самим собой. После сцены, в которой Арсений, давя и повелительно обращаясь с Митей, перевоплощается в Злость, я спрашиваю притихшего, прислушивающегося к себе Митю: » Что сейчас с тобой происходит, что ты сейчас чувствуешь?»
Митя: Я чувствую…что голос Доброго Мити становится маленьким и слабым. Остаётся только Злой Митя, который заодно со Злостью!
Я: Кто бы мог быть голосом доброго Мити? (Он выбирает на эту роль Аню). Покажи Ане, что ей делать. Побудь Голосом Доброго Мити… Где он? В Митином теле? Или рядом? Как он говорит? Какие слова?
Митя через некоторое время садится на корточки и произносит тихим страдающим голосом: «Я такой слабый, я внизу совсем — за клапаном тапка на ноге у Мити. Я умираю… У меня совсем мало сил… Но этими силами я хочу бороться со злостью!»
После обмена ролями и слов Голоса Доброго Мити, которые в исполнении маленькой и худенькой, но очень серьёзной и сосредоточенной Ани в ответ на действия и слова Злости-Арсения звучат особенно трогательно, я опять — не торопясь, дав Мите побыть в себе — задаю вопрос: «Что с тобой сейчас?»
Митя: …Это так.
Я сама чувствую состояние мальчика как замешательство и «обессиленность», но вместе с тем в его облике отчётливо проступает нарастающая решимость действовать. Я задаю вопрос о том, что в нём сейчас происходит.
Митя: Я чувствую, что во мне, как только раздаётся голос Доброго Мити, Мите (мальчик показывает на грудь), который сейчас заодно со Злостью, как-то не по себе, он всё-таки хочет, чтобы голос Доброго Мити звучал громко. (Митя решительно берёт за руку Аню и поднимает её с корточек). И вот я, Митя, уже не со Злостью вместе, а с Добрым Митей…
Произнеся эти слова, мальчик удивляется: «Я удивился, как получилось! (Берёт за руку Аню — Доброго Митю и встаёт напротив Злости-Арсения) Теперь мы вдвоём против одной Злости! Я чувствую себя сильнее!»
Я: Что ты делаешь дальше?
Митя застывает в нерешительности. Я решаю усилить роли, включив всю группу в действие, таким образом, представив сцену, столь важную для протагониста, более выпукло и утрированно, чтобы он Сам мог найти из неё подходящий для него выход.
Я предлагаю детям на их собственный выбор усилить голоса Действующих Лиц. Три девочки и один мальчик встают на сторону Мити и произносят по очереди обращённые к Злости слова, постепенно сливающиеся в единый Вызов: «Мы тебя победим! Добро побеждает зло! Мы красотой тебя ослабим!»
Митя соглашается со словами: «Я чувствую в себе силу справиться с тобой! Я не хочу, чтобы ты меня совсем победила!»
Арсений, исполняющий роль Злости, выглядит совсем потерянным.
Я чувствую в представленной сцене царапающую меня неестественность, видимо, из-за слишком жесткого и правильного, интроецированного, содержания «добрых» высказываний. И не желая скатиться в «педагогическую псевдо-драму», предлагаю самому Мите ещё раз поменяться ролями и побыть Злостью уже в «сейчашних»- изменившихся по сравнению с началом драмы — условиях.
Митя сразу не соглашается, пытается уйти. Я продолжаю четкими инструкциями чуть продавливать его сопротивление, одновременно невербально поддерживая мальчика, положив ему руку на плечо: » Покажи, как Злость реагирует на слова. Какой она становится в ответ на эти голоса. Как влияет сейчас на Митю».
Митя встаёт на место Злости. И тут же три мальчика из группы встают в шеренгу рядом с ним и с наслаждением и ехидством в голосе почти хором произносят слова из роли Злости, теперь уже «О четырёх Головах»: » Я очень сильная! Попробуй только со мной справиться! У меня много разного оружия и разных приёмов! Я тебе неподвластна!» Митя произносит эти слова с большой энергией. Идёт спонтанный диалог между шеренгой из детей, олицетворяющих Доброго Митю и шеренгой Злости.
Я могу только оценить эти равные по числу участников силы как равные и по силе эмоций, и по аргументации.
Вывожу Митю из сцены, и он ещё раз проживает это как наблюдатель (зеркало).
После «просмотра» спрашиваю: «Как тебе это?»
Митя: Хочется уменьшить злость.
Я провоцирую: «Может, выбросить злость на помойку? Или она всё-таки может тебе каким-либо образом пригодиться?»
Митя полон энергии: «Я тут главный! Я буду сам решать!»
Я: Действуй.
Митя: Просто так «забросать цветами» не получается. Нужно что-то другое…
Я не в первый и не в последний раз не перестаю удивляться и преклоняться перед детской мудростью и юмором. Мальчик сам прекрасно чувствовал — а «зеркало» только усилило его впечатление — всю неестественность, хотя и социально-желаемую, победы добра над злом, в данной ситуации, и лаконично обозвал её метафорой «забросать цветами».
Я: Что или Кто тебе мог бы сейчас помочь? Мы можем кого-то позвать.
Митя (мужественно): Не надо. Все на месте. Сейчас…
Вдруг мальчик, один из самых активных участников-членов «лагеря Злости» быстро и решительно переходит в «лагерь Мити» со словами: «Я решил быть с вами!»
Митя, ещё находясь вне сцены, произносит: «Спросить у Злости, как и чем она всё-таки может быть мне полезна, когда появляется».
Я: Побудь своей Злостью и ответь на этот вопрос!
Митя: Я появляюсь, когда нападают. Я защищаю тебя! Я есть в тебе!
Митя встаёт на своё место. Происходит спонтанный диалог между ним и Злостью. Постепенно хор угасает после моих знаков рукой. Я обращаюсь к Мите, чувствуя, что процесс затягивается: «Что ты хочешь? Скажи это Злости».
Митя: Я хочу, чтобы ты была сейчас маленькая.
Митя уверенной походкой подходит в «Трёхголовой Злости» и усаживает Её на корточки. Злость сопротивляется, но всё же садится. Один из мальчиков из роли Злости говорит недовольно: «Я сяду, но я, вообще, сильный!»
Митя продолжает: » Я чувствую в себе силы… И Хочу управлять тобой. Чтобы не Ты Мной, А Я Тобой управлял. Ты во мне есть. Но Я — твой властелин, и вытаскиваю тебя, когда мне нужно защищаться! Я тебя совсем не хочу выбрасывать и избавляться от тебя насовсем.
Я: Куда, в какое место-часть тела, ты помещаешь сейчас свою злость про запас, на случай защиты?
Митя: Ты будешь находиться там, где раньше был Мой Слабый Голос — внизу сбоку, в ступне. Я буду (топает ногой) сам вызывать тебя, когда ты мне понадобишься. Я перестаю сейчас тебе подчиняться!..
Я: Что-то ещё тебе хочется сказать, сделать?
Митя: Нет.
Заключительная «фотография» получилась сама по себе. Сам протагонист, увидев её в «Зеркале», был ею удовлетворён, что было ясно по выражению его лица и всего тела: Митя крепко стоит на ногах и так же крепко держит Аню — свой Добрый Голос — за руку. Другие «Добрые голоса» стоят позади Мити, поддерживая его. (Эта бессловесная связь рук, на мой взгляд, лучше слов выразила отношение Мити к одной из своих частей. Я не стала просить его ничего более по поводу их отношений произносить вслух).
Злость сидит на корточках, вся собранная, упругая, её готовность вскочить чувствуется в выражении лиц мальчишек и их позах, Злость прикасается своими руками к Митиной ноге.

Я: Почувствуй себя, свою силу, маленькую полезную злость, постой здесь…. Скажи сам, когда мы можем закончить.
Митя, спустя несколько мгновений, обводит всех взглядом и удовлетворённо произносит: «Да».

После проведения деролинга, дети делятся своими впечатлениями о своей работе. Они рассказывают, каково им было находится в роли, кого и когда хотелось защитить, когда и с кем хотелось подраться и поругаться, или подальше отодвинуться. Дети вспоминают о своих случаях из жизни, когда злость руководила ими, делятся своими соображениями о пользе злости в «отдельных случаях», когда обижают, когда надо вовремя и достойно ответить обидчику, защищая себя.
Вторая и третья описываемые сессии относятся к форме психодрамы, центрированной на протагонисте, который с помощью директора и участников группы изображает в психодраматической игре реальную ситуацию из своей жизни. Во второй сессии, правда, большую часть игры занимает вынесение наружу, на сцену, внутренних образов и переживаний главного героя, рождённых изначальной ситуацией.
Главный герой действует не только «за себя», но и в ролях своих партнёров по взаимоотношениям. Раскрывающий характер терапии, подчёркиваемый Г.Летц, выражен здесь особым раскрепощением в свободном сценическом действии вытесненных или ранее не замечаемых переживаний и их осознанием.
Сессия «Сева и страх смерти».
В этой работе я старалась соответствовать принципу ведения психодрамы — не навязывать собственных идей, а позволять поступающей информации вести нас шаг за шагом, помня о первой заповеди директора и вспомогательных «я»: будь уверен, что ты не решаешь свои проблемы в психодраме клиента. Не зависящее от меня требование строгого ограничения по времени в этой сессии — не больше 20 минут — доставляло мне как директору (Д) дополнительные сложности и повышало мою ответственность перед детьми, а также внесло свой вклад в рисунок и содержание сессии, отразившись как в некоторой вынужденной механистичности, так и в выборе техник: частом обращении к технике отзеркаливания, отсутствии пауз…
Сева приходит на занятие уже «разогретым» событиями собственной жизни. Он со слезами на глазах, запинаясь, рассказывает о недавнем случае, когда его папа внезапно пришёл в детскую и спросил у него: «А что будет, если я умру?» Мальчик, с трудом справляясь с прерывистым дыханием, говорит, что ему очень трудно, что он очень часто вспоминает об этом случае, что тогда ничего не ответил папе и сейчас всё это не даёт ему покоя.
Д: Ты хотел бы всё это сейчас ещё раз вспомнить, почувствовать, попробовать проиграть здесь эту сцену, что-то ответить папе?… Ты готов?
Сева: Да, я хочу…
Д: Построй то место, где всё это происходило…
Сева: Вот , это моя комната (двигает стулья), это физкультурный комплекс, это кровать… Тут сидит мама и смотрит… Пусть мамой будет Ксюша.
Сева из роли мамы: Я — мама, я спокойно тут сижу с Севой, ничего не знаю про предстоящий разговор. Смотрю на Севу, как ему весело. Мне хорошо с ним.
Д: Выбери кого-то, кто мог бы быть сейчас Севой. (Выбирает Колю и показывает, как ему весело крутиться на комплексе и ни о чём не думать).
Сева отходит в сторону и наблюдает сцену: Мама — на кровати, Сева-Коля весёлый — на физкультурном комплексе, — вдруг испуганно проговаривает: » Внезапно входит папа», (выбирает Мишу на роль папы).
Д: Побудь сейчас папой… Как Вас зовут?
Сева:…Я — Серёжа. Я пришёл в комнату к сыну и решил пошутить. Говорю: «А что будет, если я умру?»
Проигрывается сцена прихода папы, вначале Сева в «себе», затем ещё раз проигрываем эту сцену, но Сева — в стороне, в «зеркале». После своих слов по роли Папа — Миша с трудом произносит уже от себя: «У меня такое было…»
Сева: Так и было. Тогда я сразу заплакал… Сейчас мне очень трудно, но я не плачу, мне сейчас тяжело заплакать.
Д: Сейчас тяжело заплакать, я понимаю, а тогда ты заплакал. Что сейчас с тобой? Что внутри тебя происходит?
Сева: Я думаю, что это будет на самом деле, папа умрёт… И я хочу спросить, это правда или это неправда.
Д: Спроси папу.
Сева: Пап, это правда или неправда? (с отчаянием)
Д: Побудь сейчас папой и ответь Севе.
Сева-Коля: Это правда, что ты умрешь?
Сева в роли папы: Это неправда!
Эту же сцену разговора с папой ещё раз проигрываем, но Сева в «себе». После папиных слов, что это неправда, мальчик делает тяжелый и сильный выдох.
Д: Ты так выдохнул…Что сейчас с тобой?
Сева: Меня как будто бы скелет держит, когда папа говорит.
Д: Ты чувствуешь, что с тобой скелет что-то делает. Кто бы мог побыть сейчас этим скелетом, выбери. (Выбирает Сашу).
Д: Побудь на месте этого скелета, покажи, что он с тобой делает… Скелет, что ты делаешь с Севой? Сева из роли скелета: Я убиваю его!
Д (за спиной Севы-скелета): Я — Скелет! Я убиваю тебя! Так? Какой голос, какая сила у тебя?

Сева (громко, резко): Я — Скелет! Я хочу убить тебя!
Д: Что ты сейчас делаешь?
Сева-скелет: Я сжимаю Севу. Вот так!
Проигрываем сцену появления скелета, Сева в «себе».
Д: …Что сейчас с тобой?
Сева (отвечает не сразу): Я… очень сосредоточился… Так собрался от страха… Так собрался, когда Скелет очень сильно сжимает меня, что чувствую, что что-то тёплое и как будто доброе у меня в животе родилось… Против Скелета…
Д: Ты умеешь взглянуть внутрь себя, чувствовать, что появляется в тебе… Побудь этим тёплым и добрым…
Проигрываем сцену со скелетом и появлением Доброго.
Сева (в роли Доброго): Я просто Добрейший из Всех! Я хочу страх Севы уничтожить!
Д: Обратись к страху-Скелету.
Сева (в роли Доброго): Я хочу уничтожить тебя…Изнутри!
Д: А что ты говоришь Севе?
Сева (в роли Доброго): Я защищаю тебя от Скелета! Вот так, мечом!
Проигрываем сцену, Сева в «себе».
Д: Что с тобой происходит?
Сева: Скелет во мне ис-че-за-ет…
Сева выбирает на роль Доброго Ксюшу, которую уже назначал на роль мамы, и в «зеркале» просматривает всю сцену.
Сева весело и беззаботно качается на комплексе, вдруг приходит папа и спрашивает, что будет, если он умрёт. После этих слов появляется скелет и начинает сильно сжимать Севу: «Я — Скелет! Я хочу убить тебя!» Затем появляется Доброе: » Я — Добрейший из всех! Я защищаю тебя, Сева! Страх, я сильнее тебя, я растворяю тебя!»
Сева (очень внимательно следящий за происходящим и одновременно сосредоточенный на себе): Да, это так.
Д: С чем ты сейчас остаёшься?
Сева: Я — С добрым внутри…(держит бережно руку чуть выше живота). Я хочу ещё раз…
Все встают вокруг Севы, начинают говорить свои послания.
Папа: Я умру.
Скелет: Я хочу убить тебя изнутри!
Сева: Как будто чернота и боль от страха…
Д (дубль Севы у него за спиной): Мне становится очень страшно и больно, когда я понимаю, что папа умрёт, и я умру. Трудно жить и всегда помнить о этой боли…
Сева (к папе): У меня страшная боль от твоих слов.
Доброе: Я — Добрейший из всех защищаю тебя!
Сева: Я чувствую тебя вот здесь (держит руку на солнечном сплетении). Добрый Король во мне.
Д: Побудь ещё этим Добрым Королём.
Сева-Добрый Король (берёт за руку Колю-Севу): Я — Добрый Король. Если что с тобой случится, я позову своих воинов.
Д (дубль): У меня есть силы, ты можешь положиться на меня, я смогу защитить тебя, когда тебе снова будет страшно и больно…
Сева (кивает и прерывает): Я просто защищаю тебя изнутри! Ты меня можешь позвать, когда тебе горько и грустно до слёз…
Д: Как Сева может тебя позвать? Скажи ему это.
Сева — Добрый Король: Ты можешь меня позвать дыханием и глазами…
Д: Покажи.
Сева делает глубокий вдох и выдох, глаза поднимает кверху: «Это — внутрь себя посмотреть».
Сева — Добрый Король: Не забывай обо мне. Я живу внутри тебя.
Теперь Сева в «себе» слушает, закрыв глаза, Доброго Короля — Ксюши: «Я всегда внутри тебя, помни обо мне».
Д: Почувствуй своего Доброго Короля внутри себя. (Сева держит рука вверху живота, прикрыл глаза). Попробуй прикоснуться к нему…и, если сможешь, запомни это ощущение… Это чувство…
Через некоторое время Сева открывает глаза, смотрит на нас.
Д: Мы можем на этом закончить?
Сева: Да.
Вот выдержки из высказываний детей в заключительном «эмоциональном круге», когда члены группы делятся своими чувствами по отношению к протагонисту — главному герою драмы и другим ролям.
Миша: Было очень тяжело говорить слова папы. Трудно… У меня даже сердце покрыто чернотой.
Саша, исполнявшая роль Скелета: Я чувствовала, что я очень-очень сильная. Мне не хотелось Севу убивать, но пришлось (вздыхает). У меня бывает в жизни так, что мне что-то очень не хочется, но приходится делать.
Коля, исполнявший роль Севы: Я чувствовал себя скованно, мне было по-настоящему страшно. Я очень ждал Доброго Короля. Спасибо ему.
Сева: Коля, ты был очень похож на меня.
Ксюша: Мне очень понравилось быть Добрым Королём. Я была такая очень добрая и сразу сильная. Это напомнило мне мою маму, когда она меня гладит…
Следующая зарисовка также относится к работе с группой пятилетних детей. В этом случае центрированный на определённой теме разогрев группы явился отправной точкой конкретной описываемой психодрамы, центрированной на протагонисте. Тема, прорабатываемая главным героем на сессии, явилась общей для группы, то есть затрагивала всех её членов, и в дальнейшем, на следующих занятиях, стала воплощённой в ролевых играх. Такая «генерализованная цепная реакция» рождения тем следующих встреч не была редкостью в нашем совместном с детьми психодраматическом «сериале».
Достоинство психодрамы состоит в том, что протагонист держит ситуацию под контролем, а Директор делает всё возможное, чтобы облегчить действия протагониста. Сам метод способствует появлению у ребёнка-протагониста ощущения контроля над ситуацией, это придаёт ему силы. В процессе развития псходраматического действия ребёнок постепенно становится автором своей истории и актёром в своей драме, что приводит к повышению его внутренних ресурсов, возрастанию самооценки. (Н.Осухова)
Психодрама-виньетка в описываемых случаях рождается как «простая иллюстрация», вынесение вовне, на сцену, или проигрывание рассказа из жизни участника группы, который пришёл ему в голову в связи с затрагиваемой на занятии темой. Роль директора в данном случае сводилась только к роли подающего инструкции по выполнению психодраматических техник по ходу самовоплощающейся инсценировки.
Сессия «Миша встречается с Гневом (и со своим страхом)».
Итак, в начале занятия мы рассматривали фотографии и картинки с выражением лиц и поз людей, испытывающих злость, гнев или ярость. Каждый ребёнок, выбрав себе картинку, говорил, двигался или издавал звук от имени изображённого человека или животного. Речь зашла о том, на каком расстоянии каждый человек может без чувства непреодолимого страха находиться от разъярённого человека. Желающие дети пробовали на себе увеличивать или уменьшать это расстояние, поставив «страшное лицо» на стул, и двигаясь «к» и «от» него. Дети делились своими чувствами и воспоминаниями, которые у них возникали при встрече с исходящей от другого человека, «внешней», злостью. Затем группа выбрала протагониста — Мишу, «рассказ» которого было бы интересней всем «изобразить».
Миша: Я хочу показать, что со мной было, когда я встретился с настоящим гневом.
Я: Покажи нам, где это было, с кем ты был. Как будто это сейчас происходит.
М: По дороге в булочную. (Обозначает дорогу на полу.) Я иду с мамой в булочную.
Я: Выбери кого-нибудь на роль мамы. (Миша выбирает Машу.) Вот вы — ты и мама — идёте в булочную.
М: Я маленький. Мне три года. (Миша очень крепко держится за руку мамы-Маши.)
Миша и Маша идут «по дороге», Миша оглядывается вокруг, не выпуская мамину руку.
М: Вот помойка рядом с дорогой. (Ставит стул и улыбается.)
Я: Ты улыбаешься… Что ты чувствуешь сейчас, рядом с помойкой по дороге в булочную?
М: А я чувствую, что мне очень интересно, что там на помойке за сумочка такая лежит? Интерес мне говорит: «Смотри, это может быть очень полезная сумочка, совсем не рваная, она может быть интересная и тебе пригодиться!»
Миша выбирает на роль Интереса Колю, выставляет его впереди себя и вместе с ним держит сумочку. Я прошу детей, которым тоже интересно, выйти на сцену и молча, только своими движениями и мимикой выразить это чувство. Затем обращаюсь к Мише.
Я: Что с тобой сейчас?
М: Так и было…
Я: А где мама? Что-то её не видно. Это важно для тебя сейчас?
М: Сейчас — нет. Мама не важна, она вперёд пошла.
Я (Дубль Миши): Неважно, где мама. Важно, что здесь Я и Интересная Сумочка.
М: Я Её рассматриваю, здорово!
Я: Что дальше?
М: Дальше…Появляется — вон оттуда — дядя. (Мальчик сразу сосредотачивается и напрягается. Показывает место, где дядя стоит, довольно далеко от Миши.)
Я: Кого ты выбираешь на роль дяди? (Выбирает Сашу). Побудь этим дядей.
М: Я — пьяный дядя! (Активность Миши заметно упала, слияния с агрессором быстро не происходит.
Я-Директор чувствую смятение, но, как всегда в таких случаях, нахожу себе поддержку в доверии методу психодрамы и её техникам, продолжаю задавать вопросы.
Я: Дядя, какой ты, что ты делаешь?
М: Я — большой пьяный дядя. (Миша встаёт на куб, спонтанность его растёт, у него очень грозный вид).
Я: Как ты относишься к маленькому Мише?
М: Мне от совсем не интересен. Мне всё равно. Мне интересна сумочка! Миша мне мешает, я очень сердит на него! (Сводит брови, поднимает кулаки, топает).
Я: Что ты, дядя, делаешь дальше?
М: Я подхожу к помойке и громко говорю: «Отдай! Она моя!»
Я: Поменяйтесь местами. Теперь ты — снова маленький Миша.
Проигрываем сцену с приходом Дяди. Так как дети моментально «считывают» состояние протагониста и чувствуют необходимость «отыграть» своё состояние в движении и физическом контакте, я всегда, как могу, предоставляю и такую возможность. Сейчас я даю группе понять, что, кто хочет, могут присоединиться к роли Дяди. Несколько детей хором произносят «страшные слова» Дяди. Расстояние между Дядей и маленьким Мишей становится всё меньше.
Я: Что с тобой?
М: Я очень сильно испугался. Даже сумку выронил! Я — весь в испуге.
Здесь уместно, на мой взгляд, привести слова Морено о том, что для протагониста «самыми ужасными являются колебания между состоянием, от которого он только что отказался и к которому не может вернуться, и состоянием, которого он должен достичь, чтобы вновь обрести равновесие и почувствовать безопасность».
Я: Выбери, кто будет твоим испугом. (Выбирает Тима). Побудь своим испугом.
Я: Испуг, где ты находишься и что ты делаешь с Мишей?
М: Я между Мишей и Дядей. Я ослабляю ему руки и тряс-су. ( Трясет «Мишу»).
Я предлагаю поменяться ролями. Миша «возвращается в себя». Повторяем сцену с появлением и действием Испуга. Ребёнок — вспомогательное лицо, изображающее «Интерес», сам при появлении страшного Дяди бледнеет, уходит и встаёт в глубину сцены за Мишей.
Я: Что сейчас с тобой? Что тебе хочется?
М: Бежать к маме. (Бежит со всех ног к маме и обнимает её).
Я: А что с испугом?
М: Испуг усиливается и вокруг хороводом бегает! Это уже, по- моему, Страх!
Я: Покажи, как.
Миша выбирает ещё трёх мальчиков и со страшными звуками кружится вокруг обнявшего маму «Миши». Повторяем ещё раз эту сцену, когда Миша — на своём месте, крепко обнимает маму, зажмурился и дрожит).
Я: Ты крепко-крепко обнял маму, вокруг — усиливающийся испуг, страх… Что ты берёшь сейчас от мамы? Что получаешь? Или просто прячешься? Почувствуй это…
М: Я чувствую…Она даёт мне силы. Защищает меня. Мой страх всё уменьшается.
«Страхи-испуги» в это время сами без моего указания садятся на корточки, а Мама-Маша даёт Мише из кармана олицетворение Силы — ключи. Миша крепко сжимает ключи, прижимает их к сердцу. (Можно сказать, что мальчик осознал и удовлетворил свою потребность в защите-утешении в ситуации непосредственной встречи со страшной фигурой.) Вот он уже чуть отошёл от мамы и уже может приоткрыть глаза и смотреть на «Испуг-страх». Я потихоньку, стоя за Мишей, придерживая его, комментирую происходящее.
Я: Что сейчас с тобой? Что ты чувствуешь? Там на помойке Дядя…
М: Да дядя ушёл уже (Спокойно). Я уже сейчас могу смотреть и на него. (Прошу Дядю встать на помойке. Миша, правда, на расстоянии, но смотрит на него: «Дядя! Я сейчас не боюсь смотреть на тебя! Но я к тебе не буду подходить. Это всё же опасно».)
Миша таким образом почувствовал изменение — уменьшение расстояния собственной переносимости гнева после сцены материнской защиты и принял для себя правила защиты в ситуации существования реальной опасности.
М: Я уже не вижу хоровода испуга. (Уводит со сцены «Испугов»). Мне нравится, что я держу в руках.
Я: Ты почувствовал силу. Попробуй ещё побыть в этом состоянии, запомнить его… Что дальше?
М: Мы благополучно с мамой пришли в булочную и вернулись по той же дороге.
Я: Возвращайтесь. ( Миша с «мамой» двигаются по дороге вдоль «помойки»). Как тебе?
М: Остался всё-таки Интерес. А что же было в этой сумочке? («Интерес» выходит из-за «помойки» и Миша берёт его за руку). Но сумочки не оказалось…
Последняя сцена-скульптура, в которой Миша хотел немного побыть, выглядела так: он — посередине сцены на возвышении, держит одной рукой Маму, а другой — Интерес, а в кармане у него на груди — ключи. Миша говорит: «Я сейчас большой, мне не три года, а пять. Я сильнее!» Когда Миша посмотрел на эту «скульптуру» из «зеркала», он внёс свои коррективы. Встал не за руку с мамой, а рядом с ней, чуть впереди: «Так лучше смотреть по сторонам».
В заключении я прошу Большого Мишу сказать слова Маленькому Мише. Он произносит: «Когда злые люди — не подходи к ним! Ты очень правильно сделал, что к маме побежал. Она спасёт…А потом и сам ты сможешь спасать».
Миша и потом — на других занятиях — пробовал активно действовать, осваивая и присваивая роль Поддерживающего и Утешающего. А сегодня он побывал в различных ролях: сына, исследователя, сильного и маленького мальчиков, в роли спасающейся бегством ребёнка-жертвы и агрессивного Взрослого…
Во время деролинга дети «сбросили» роли и стали самими собой. Теперь, в заключительной части-шеринге, дети, и исполнители и не принимавшие активного участия в драме, говорили, что с большим интересом следили за происходящим — «как будто я сам там был» — и очень переживали за Мишу. Некоторые вспоминали о близких «по духу» случаях. Была поднята тема о том, на какие внешние признаки ориентироваться, чтобы правильно и вовремя выявить сигналы опасности во время взаимодействия со взрослой «фигурой гнева».
Эта тема была поднята и проиграна в виде ролевых игр или тренинга поведения на следующих занятиях, которые я называю «профилактическими».
*Ролевые Игры.
Целью данных занятий, которые теперь были психодраматически центрированы не на протагонисте, а на теме, и являлось овладение различными стереотипами адаптивного поведения в стрессовой для ребёнка ситуации страха перед угрозой, в частности перед угрозой наказания. Особенностью психодрамы, центрированной на теме, по Г.Лейтц, является наличие темы, затрагивающей всех членов группы, которая должна быть проиллюстрирована каждым из них через изображение соответствующих событий. Лейтц причисляет центрированную на теме психодраму к психодраматическим техникам разогрева.

В ролевых играх нами в основном применялась техника обмена ролями. Во время сцены фрустрирующего и травмирующего взаимодействия с гневным взрослым, дети показывали образцы своего поведения и отрабатывали наиболее адекватные и безопасные способы поведения.
Происходил своеобразный тренинг поведения. Разрабатывались три возможных варианта поведения детей в ответ на гнев взрослых (по Г.Бардиер). В первом детям предлагалось в ответ на угрозы не скрывать свои переживания, ярко выразить их в мимике и позе и словами «Мне страшно». Второй тип поведения открывал конструктивную готовность к контакту во взрослым и разрешению конфликта. Директор предлагает детям сказать старшим «что мне делать, чтобы ты не ругалась и успокоилась?» Директор выступает в роли разгневанного взрослого вначале, когда даёт советы и указания. Затем дети сами разыгрывают «настоящие» или «придуманные» сценки и демонстрируют в ответ на брань взрослого подряд первый и второй тип поведения. Затем обмениваются своими впечатлениями и чувствами. Пятилетняя Таня сказала, что в игре её папа внял чувствам дочери, а «по правде» с ним так не будет никогда, поэтому она просто уходит подальше, когда папа сердится. «Я, — тихо и сухо сказала она, — хорошо знаю, что такое настоящий гнев. Он с белыми глазами и ничего не слышит». После этой истории мы разыграли несколько историй, где дети упражнялись в третьем типе поведения — уходе. Они, чувствуя, что не знают, как исправить ситуацию и что от них требуют взрослые, просто уходили из поля зрения взрослых и где-нибудь в укромном уголке пережидали.
Такое овладение своим поведением через проигрывание и принятие ролей не «пассивной жертвы», а «сознательно действующего», я думаю, поможет ребёнку защищаться доступными ему способами в ситуации, когда он является лишь жертвой гнева и агрессии взрослого, и поможет ребёнку в дальнейшем избегать разрушительных для его психики воздействий и переживаний.
Трудно забыть случай ролевой игры с Ваней Р. на тему вины перед отцом. Мальчик не «играл» на сцене, а наблюдал, как другие разыгрывают его историю. Вроде бы игра проводилась ради того, чтобы он нашёл приемлемый выход из положения, разные дети предлагали разные варианты разговора с отцом или каких-либо действий. Для этих детей это была ролевая игра, а для Вани — что-то вроде сцены плей-бэк-театра, в заключении которой он поднял руку, чтобы остановить действие и сказал, что ему надо срочно выйти в коридор. После занятий этого дня я Ваню так и не увидела, но перед следующим ко мне подошёл папа Вани и серьёзно сказал: » Я не знаю, чем вы занимаетесь на «психологии» (так назывались наши занятия), но в прошлый раз занятие было важным для меня и сына — после него Ваня попросил прощение и рассказал, как ему было трудно нести его «на плечах»».
Отмечая психогигиенический аспект ролевой игры, Г.Лейтц, говорит, что «сопровождаемая обучением, ролевая игра может быть необычайно полезной». Члены группы изображают в игре свои ещё неосвоенные роли, если они со своей ролью справляются недостаточно хорошо, производится обмен ролями.
Преодоление страха «страшного экзамена» — поступления в школу — происходило в процессе разыгрывания сцен экзамена, где одна группа шести- и семилетних детей была экзаменаторами — учителями и директором школы — комиссией, другая — детьми. Экзаменаторами, которые сидели за большими столами, были очень серьёзными и важными, задавались самые сложные вопросы, дети тренировались в ответах. Затем происходил обмен ролями. Наряду с техникой «обмен ролями» использовалась техника «зеркало». Иногда приходилось прибегать к «дублированию», иногда записывались и затем воспроизводились магнитофонные записи высказываний детей. Дети могли поупражняться в своих способностях сосредоточиться на ситуации, «поиграть» с различными вариантами «ведения себя». Большую роль в снятии излишней тревожности, конечно, играл и юмор, который усиливал своё влияние в ситуации обмена ролями.
*Моделирование конфликтных ситуаций.
Моделирование ситуаций общения и предоставление детям возможности действовать в них, самому предлагать решения, реализовывать их и оценивать осуществлялось нами на «оживлении» из занятия в занятие серии незаконченных коротких рассказов — картинок, «лесных сказок» про зверят, встречающихся с трудностями общения, трудностями в отношениях со сверстниками и взрослыми. Дети — этот «курс» я проводила с четырёхлетками — сами разбирали роли, строили «сцену» и, договорившись, заканчивали-разыгрывали рассказ, как они считают нужным. Сценка разыгрывалась не один раз, так как «правильных» окончаний — придуманной ребёнком недостающей реплики персонажа — было несколько.
Основой для предлагаемых к «инсценировке»-завершению рассказов-картинок служили детский модифицированный тест Розенцвейга, стимульный материал тестов, предназначенных для изучения реакций ребёнка в конфликтной ситуации и авторские сказки Д. И С. Бойковых, иллюстрации к коротким рассказам В.Сутеева или «на ходу» мною придуманные «лесные сказки», отражающие сиюминутную ситуацию в группе, динамику отношений между детьми именно этой группы (в данном случае можно было говорить о психодраме, центрированной на группе, так как именно эта форма психодрамы занимается эмоциональными отношениями участников группы друг с другом).
Дети-участники таких занятий должны были — по замыслу ведущего — получить опыт взаимодействия с Другим, направленный не на усугубление, а на выход из конфликтной ситуации, основанный на ведении разговора с собеседником, не унижая и не обижая его. Ребёнок благодаря психодраматическим техникам получал опыт понимания себя, а также понимания и сопереживания другим людям, и также опыт собственной активности и самостоятельности.

Заключение

В настоящем правильном заключении полагается делать выводы из всего вышеописанного. Полноценных умных выводов, несущих в себе что-то новое для метода в целом, я сделать не могу, потому что с детьми не проводила, как со взрослыми, полноценных, глубоких психодрам, но попробую всё же выделить основное.

Все прожитые мною вместе с детьми психодраматические этюды почти всегда были не чем-то завершённым, а эскизом, и чаще всего — экспериментом, который, может быть, из-за отсутствия опыта рождался экспромтом. Вот такой каламбур, оправдывающий название моих записок.
Как известно, психодраматические сессии бывают закрывающими и открывающими. Первые дают возможность для проявления чувства, отреагирования, «отыгрывания в действии». А вторые не решают вопрос, но ставят его, действительно как бы открывают двери, показывают дорогу, намечают линию, куда идти — есть такое, смотри, осознавай, чувствуй, действуй! Наши опыты были и закрывающими — чаще всего в случае отыгрывания агрессии, страхов — и открывающими, дающими толчок к осознаванию существующий проблемы, осознаванию новых возможностей, осознаванию собственных частей, себя, как индивидуальности.
Психодрама может стать в работе детского психолога одним из главных методов психологического сопровождения развития детей, так как она есть зачастую их способ жизни.
Это мой главный вывод.
В чем специфика присутствия в детских играх — драмах взрослого — психолога — директора, ведь играют же дети сами по себе, и ролями обмениваются, представляют самого себя, ведут монолог и диалог, и реплики в сторону отпускают, и даже присутствуют элементы дублирования и «зеркала». То есть все базовые техники метода живут в детской спонтанной игре.
Часто, наверное, задача психолога в том и состоит, чтобы не мешать детям играть. И только иногда «по чуть-чуть» помогать, создавать условия для её — игры — течения. Вот в этом «чуть-чуть» и вся заковырка. Чтобы это «чуть-чуть» не стало злой манипуляцией, очень легко воплощающейся! Злой, потому что служит решению вопросов, которые поставил сам психолог, а не дети. Увидеть и почувствовать какие дети на самом деле ставят вопросы…В этом мастерство…
Для меня одним из главных выводов — вопросов всегда стоит вопрос оправданного внедрения психолога в процесс развития, в процесс игры, в жизнь… В этом мастерство…
Во многом сняла для меня его остроту именно психодрама, как метод, (по мере всё большего применения мною), потому что она естественна, несмотря на всю свою подчас ирреальность и невероятность. Она помогала мне строить так своё взаимодействие с ребёнком, чтобы он (и я вместе с ним) приобретал новый опыт, не теряя своё естество, не утрачивая полноту ощущений, сохраняя дорогое чувство детской непосредственности.
Приложение
Под конец я хочу поделиться своим уникальным опытом сопричастности к моменту рождения гештальтистско-психодраматических техник самими детьми. Для меня этот процесс всегда остаётся сказочным и неожиданно-невероятным.
В одно прекрасное весеннее утро Катя Зверева, которой недавно исполнилось четыре года, предложила поиграть в игру «Мамина Сумка». Нужно было закрыть глаза и представить себе, что ты находишься внутри маминой сумки. В процессе игры дети и я задавали друг другу самые разнообразные вопросы, например: «Как тебе там находиться? Хорошо ли или хочется сразу вылезти? Чем там пахнет? Духами, мясом, луком или лекарствами? Шершаво или приятно-бархатно? Темно или светло? Может быть, там что-нибудь колется? Слышно тебе что-нибудь, или ты в полной тишине? Какую ты песню, если захочешь, запоёшь? «
Ребёнок, который показывает, как ему «живётся-поживается» в маминой сумке, принимает соответствующую позу и выражение лица у него тоже соответствующее. Дети показывали, как они туда залезают, протискиваются или запрыгивают свободно, показывают ситуации, когда им это надобится, надолго ли, с маминого ли согласия или тайком, остаётся ли там пространства для ещё кого-то и кого, или там и ему не хватает места, только какая-то часть его помещается — какая именно?
Можно было побыть в роли самой сумки своей мамы или мамы другого ребёнка, можно было побыть в роли «самой лучшей сумки, куда иногда полезно залезать», если мамина сумка была в чем-то неподходящей…
Некоторые захотели побыть в роли мамы, когда в её сумке сидит её ребёнок, или в роли бабушки, которая это заметила, или в роли папы — что он говорит, что делает? Игра была захватывающей и могла идти в разных направлениях, модифицироваться в зависимости от настроения и желания играющих. Поиграйте, если хотите, и вы…
Использованная литература.
1. Г.Лейтц «Психодрама: Теория и практика»

2. П.Ф. Келлерман «Психодрама крупным планом»
3. М.Осорина «Секретный мир детей…»
4. Д.и С.Бойковы «Как развить навыки общения у ребёнка»: СПб, 1995
5. Г.Бардиер и др. «Я хочу…»
6. Н.Осухова «Применение психодрамы в психотерапии с детьми, пережившими насилие», М., ГосНИИ семьи и воспитания РАО.

Пара узелков на изнанке разогревов

Михайлова Екатерина

Психолог, кандидат психологических наук, психодрама-терапевт, гештальт-терапевт, руководитель и тренер учебных программ ИГиСП и ЦО «Класс», коуч и бизнес-тренер.

Этот текст писался для «Тренинга тренеров» Федерации, опирался на его контексты и заведомо не претендует на полноту. Однако несколько примеров и соображений показались небесполезными и для читателей нашего сборника, и я взяла на себя смелость предложить его для публикации.

Каждый психодраматист знает, зачем нужны разогревы – и использует их десятки. Время от времени практикуются и структурированные упражнения – не только для повышения спонтанности или увеличения контакта с чувствами или темой, а еще и для осознавания или закрепления какого-то умения. В некоторых группах это бывает полезно.

Об известных функциях разогревов говорить не будем, но обратим внимание на несколько аспектов этого традиционного психодраматического инструмента, которые все мы используем, но не всегда о них думаем при подготовке и проведении сессии.

Разогрев – если директор не разогревает группу за счет собственных действий, не «бьет чечетку» – начинается обычно с инструкции.

«Давайте встанем…» или «Подумайте о…» Неважно, медитативный разогрев или двигательный, в любом случае директор предлагает нечто сделать.

Одна из важных, но не часто обсуждаемых функций разогрева, особенно в начале общения с группой, – это установление ассиметричных ролей. Если сказать просто и грубо – в разогревах директор устанавливает и практикует свою власть, реализует свою идею разделения с группой ответственности, показывает стиль использования полномочий, а группа получает возможность это принять или не принять, войти в дополнительную роль.

Каждым выполнением любой, сколь угодно несложной и занятной инструкции, участники признают право директора управлять их действиями. И здесь возникает возможность сделать этот процесс заметным или незаметным, спровоцировать сопротивление (некоторые директора любят сразу побороться) или его заранее снять, чтобы не накапливалось и не «сдетонировало» в самый неподходящий момент. Как говорится, «все зависит».

Приведу несколько примеров, чтобы эта «властная функция» с ее возможностями и рисками была заметней

А. Группа солидных дяденек и тётенек, врачи; цель – знакомство с методом. Сидят, понятное дело, с «экспертным» видом, притом больше друг для друга (они-то коллеги, а директор им пока никто). Предложение директора – сразу после приветствия – «давайте сядем так, как будто только вы знаете, что будет дальше, только вы здесь эксперт… Посмотрите на группу и ведущего строгим взглядом экзаменатора, который не допустит всяких глупостей… Можно даже утрированно, очень, очень серьезно….» Директор утилизирует заранее «припасенное» сопротивление выходу из привычных ролей, присоединяется к тому, что они и так уже делают, но при этом предлагает это сделать «понарошку», да еще усилить. И если видит, что лбы нахмуриваются еще больше, будет держать эту инструкцию до тех пор, пока участникам не станет чуть-чуть неудобно, пока карикатурная экспертная роль не начнет немножко «жать в плечах» – но чуть-чуть, немножко. Вопрос нескольких секунд – следующая инструкция должна быть бессознательно воспринята как освобождение от неудобной позы. «А теперь выдохнем, сядем по-человечески и отложим тетради…»

Иногда начинают хихикать раньше – и тоже хорошо, можно и с этим как-то поступить. Могут на первое предложение ответить отказом – вместо усиления «зверской серьезности» наоборот откинуться, сесть вольно – и тогда придется присоединяться к стремлению все делать наоборот и предложить какую-нибудь штуку, построенную на парадоксе. В любом случае инициатива и запасные ходы должны оставаться у директора.

Но можно было бы не мудрить и спросить такую группу: «Коллеги, что было бы для вас важно и интересно в эти несколько часов?» Понятно, что сначала начнутся невыносимые банальности про повышение квалификации и новые инструменты, потом кто-то с кем-то слегка цапанётся, потом спросят что-нибудь о том, «что вы можете нам предложить»… В подходящий момент можно будет «поймать» нарастающую энергию и обратить ее в какое-нибудь действие, но времени все это займет больше. А главное – есть ли смысл вести процессуально-ориентированную группу в таком формате?

Б. Другой пример. Этот разогрев использовал Пол Холмс много лет назад на одной конференции под Москвой. В те времена приезжало много народу из регионов, наше психодраматическое сообщество было маленьким и состава участников не определяло, все чему-то хотели учиться, толком еще не зная, как и куда это приложить – в общем, осматривались в новых обстоятельствах мира, ставшего вдруг новым и незнакомым.

Группа большая, кто знаком – кто нет, все вроде психотерапевты, но из разных мест и разных «бэкграундов». Впереди два дня психодрамы.

Первое, что говорит директор – это то, что психодраму положено начинать с разогрева, сам-то он двигательных разогревов ужасно не любит, он даже в Оксфорде ненавидел все спортивное, но в зале так холодно…(Правда было холодно, и очень.) Поэтому, продолжает психоаналитик «по другой жизни» Пол Холмс, он просит всех образовать тройки и за три минуты сконструировать и показать в действии «машину, производящую хорошую психотерапию». Чушь полная, но по формальному признаку не кажется вовсе уж бессмыслицей. Перед этим директор явно дал понять: я бы ни за что, но мерзнем же! В его инструкции в свернутом виде заложен старый добрый английский абсурд, настоящее внимание к физическому состоянию группы (ну не разговоры же разговаривать, когда зубы лязгают), собственная роль неспортивного недотепы – и очень тонкое сообщение о том, что слова вообще неважны. Физический комфорт важен, контакт важен, спонтанность важна – а само задание только повод. Вот порозовевшие участники закончили демонстрацию «машин», а он и говорит: никто же не знает, что такое хорошая психотерапия…и бывает ли вообще она хорошей; это мы думаем, что бывает, а у мира на этот счет может быть и другое мнение… И следующим его шагом было предложение вспомнить в парах, как члены семьи в свое время реагировали на наш выбор рода занятий, озвучить одну наиболее запомнившуюся оценку… И все, выбор протагониста, «процесс пошел».

Холмс в этой ситуации – «почетный гость», иностранец, звезда и автор тогда только-только вышедшей книги. Ему за управление бороться незачем, ему и так первые двадцать минут будут смотреть в рот и придавать глубокий смысл каждому его междометию. И он сам вышучивает это, слегка юродствует – кажется, он еще что-то говорил и о своем плохом слухе , – все подвергает сомнению… эриксонианец бы сказал, что наводит легкий конфузионный транс… и твердой рукой ведет группу в сторону классической психодрамы с мамой-папой, хорошо зная, что во всем мире психотерапия – занятие сомнительное, реакция мамы-папы на этот выбор профессии явно будет у многих еще та, а чувства «детей» задеты.

Обратите внимание: в этих двух ситуациях директора не только «честно предупреждали» о будущем стиле работы, но и использовали возможный групповой перенос, не основанный – пока что – на реальном взаимодействии с ними. Фактически, они опережали на полшага появление тех форм группового поведения, которые по своим причинам считали необязательными, лишними для работы.

Еще один аспект разогрева, который порой недооценивается – это его собственный обучающий, расширяющий осознавание и даже катартический потенциал. Мы привыкли считать, – таков канон, – что «разогрев ведет к выбору протагониста». Привыкли делать его по возможности коротким – как в свое время учил Дэвид Киппер, 15% на разогрев, 15% на шеринг, остальное – действие.

Традиция, в общем и целом, такова.

Однако есть случаи, когда разогревы сами становятся источником терапевтического опыта – или когда они превращаются в психодраматическое исследование. Например, известная техника «Письма» Джеймса Сакса задумывалась и описана как разогрев, но в этом качестве – только чтобы выбрать протагониста и запустить действие – она явно не идеальна. Почему? Потому что в первой части, когда актуализируются многочисленные воспоминания, да к тому же еще и чувственно окрашенные – вспомнить звук…цвет…вкус…и прочее – уровень контакта с чувствами уже почти зашкаливает, да к тому же все это делается в парах со сменой партнеров, так что обмен всеми этими «картинками» очень плотный. Когнитивная перегрузка, масса проснувшихся ассоциативных связей и все нахлынувшие впечатления, воспоминания, контакты со сменяющимися партнерами не упорядочены, «булькают». Кто-то уже почти всплакнул, а тут новая инструкция и новый партнер, другое воспоминание. Создается многомерный эффект эмоциональной незавершенности, а предлагаемое после всего этого собственно «письмо» дает форму и выход этим чувствам. После того, как человек шесть, упираясь лбом в спину партнера (и явно пребывая в трансе), по очереди «напишут свое письмо», спрашивать: «Кто хотел бы поработать?» — на мой взгляд, конечно, как-то поздновато. Разумеется, все те, кто «пишет», – а это может быть и полгруппы, – и так практически протагонисты.

И разумеется, есть директора, которые выбирают наиболее разогретого и выводят его работу в большую драму. Но многие – особенно если «письма пишет» полгруппы – просто дают всем желающим эмоционально завершить начатое, а потом проводят шеринг.

Кстати, «шеринг по разогреву» — не такое уж исключение, поскольку описан как вариант в относительно недавних руководствах по психодраме. Там говорится, в частности, о том, что иногда полезно поделиться чувствами, возникшими в ходе разогрева, если их уж очень много или они уж очень сложные и богатые. В первом случае это нужно, чтобы иметь дееспособную группу, которая сможет адекватно помогать «законному» протагонисту. Во втором, что называется, чтоб добро не пропадало – начнется чья-то драма, что-то из маленьких личных инсайтов забудется, какие-то смысловые связи не установятся, не до того будет.

А бывает, что из разогрева получается учебное упражнение. Вот один лишь пример. В некоторых учебных группах дублирование – как самая сложная базовая техника – нуждается в дополнительной «аранжировке» учебными упражнениями. В общем, можно обойтись и без этого – просто корректировать работу дублей в реальных драмах. Но некоторые «гаммы» этот процесс ускоряют. Один из таких разогревов-гамм примерно таков. Прошу группу образовать пары, напоминаю о «правилах приличий для внутреннего голоса» — не говорить слишком громко и много, не появляться в поле зрения и т.д. (Речь идет об отработке прямого простого дублирования). Поскольку это всего лишь упражнение, дубли у нас не присоединяются к процессу, а его создают. «Настоящее» дублирование – как минимум, директорское – группа к этому моменту уже не раз видела, но тут мы начинаем разбирать процесс по косточкам, поэтому материал сугубо условный. Итак, «образовали пары…решили, кто человек, а кто внутренний голос…А внутренний голос очень тревожный, подозрительный. Он обращает внимание на все, что может означать какую-то угрозу…нагнетает напряжение…Используйте только реальные явления: вот у вашего «квази-протагониста» убыстрилось дыхание, вот скрипнула половица…Так ходим две минуты. Начали». Через две минуты прошу остановиться, одновременно повернуться кругом и тем самым поменяться: при одновременном повороте лиц друг друга не увидеть, «таинственности» и тревоги больше. Еще две минуты – и закончили. Повернулись лицом друг к другу…(тут всегда преобладает нервный смех, но это, конечно, защита). Дальше короткий шеринг, а потом не такой короткий и серьезный разбор механизмов воздействия и контакта. Поскольку материал искусственный, игровой – ничего личного, но как цепляет!

Иногда потом вспоминается это крошечное упражнение, когда нужно бывает «придержать» не в меру ретивых дублей, которые уж очень суггестируют. Лучшей короткой демонстрации того, что дублирование – могучий инструмент, я не знаю. С другой стороны, то же упражненьице можно использовать просто как разогрев темы тревог и опасений, особенно социальных – собственно, так оно и появилось. А модификаций и соединений с чем-то другим тут может быть десяток, но это и так понятно.

Выводы: рассматривая существующие и придумывая новые разогревы, стоит иногда иметь в виду, что это не только «продвижение, подготовка группы, протагониста, вспомогательных «я» к психодраме», как это сказано у А.А. Шутценбергер, но и отдельный фрагмент коммуникации, у которого могут быть актуализированы по необходимости дополнительные функции. О трех из них я написала, есть и другие.

Несколько слов о параметрах модификации разогревов

А теперь – о «параметрах модификации». Это не настоящая классификация – скорее, кластеры. Поскольку придумывать и изменять упражнения приходится постоянно, из всей этой пестроты и мелькания постепенно вырисовываются ответы на вопрос: что мы обычно меняем, когда делаем из одного упражнения – другое? Понятно, что разные параметры изменений могут сочетаться.

  1. Время. Ограничиваем или нет? Задаем сразу или подруливаем по ходу? Даем чуть меньше, чем это нужно – и тем самым обеспечиваем эффект Зейгарник – или вдоволь?

Пример: известнейшее упражнение, когда в парах один человек сзади поддерживает другого, подставив руки, а второй «отдает» столько своего веса, сколько ему комфортно. Говорят, что оно «на доверие». А может быть, на ответственность. Или на умение брать и давать. Но не исключено, что и просто для того, чтобы по очереди расслабиться в конце дня.

В данном контексте важно другое – сейчас мы говорим об ограничении времени. Когда сразу сказано, что поддерживать и получать эту поддержку они будут две минуты – и когда в начале не говорится ничего, а ровно через те же две минуты дается инструкция «вернуть» партнера в вертикальное положение – это два разных процесса. Когда знаешь, на сколько рассчитывать силы и как долго расслабляться, ведешь себя по-другому.

Кстати, в одном бизнес-тренинге я его давала и так, и так. Участники – взрослые умные дядьки и тетки – были поражены тем, насколько по-разному получилось. Их наблюдения породили интересную дискуссию про границы ответственности, но это уже другая история.

  1. «Амплитуда». Закавычено, поскольку речь не только о размахе движения, но и о громкости, вообще о том, берем мы в работу крупное и заметное или тихое и маленькое, переходим ли от одного к другому.

Психодрама в силу своего происхождения и первых практик, любит громкое, крупное, яркое. Но иногда – скажем, когда мы учимся работать с очень интровертированными протагонистами, когда группа устала от интенсивныхдействий или в индивидуальной практике – имеет смысл «повертеть» параметр амплитуды в сторону уменьшения.

Пример: «Одна ваша рука – это ваш внутренний ребенок, детская часть. Другая – ваш внутренний родитель. Как они живут, что делают друг с другом?»

То же самое можно было бы разыграть «в натуральную величину», но тихое, сложное и очень «неплакатное» взаимодействие имеет свой ресурс.

Еще пример, на этот раз группового упражнения. Группа бродит, и когда двое встречаются, они молча двигаются относительно друг друга, ища самых правильных для обоих дистанций и положений. Чуть ближе – чуть дальше, под углом таким или этаким…останавливаются и завершают контакт – только глазами – когда обоим кажется, что вот так сейчас для них органично, сейчас между ними дистанция должна быть такой. Это упражнение может быть хорошим маленьким разогревом в цепочке, ведущей когда-то к групповой психодраматической работе, когда-то к социометрическому действию, когда-то просто к обновлению ощущений контакта после летних каникул.

Упражнения «уменьшенной амплитуды» сенсибилизируют к слабым сигналам, им нужно время и относительная безопасность. Явным признаком, что они не вовремя, является спонтанное укрупнение, упрощение и, следовательно, огрубление действия.

  1. Конфигурация подгрупп. Вся группа? Пары, тройки, пятерки? По одному в центре? В две шеренги? В два круга? Про это можно было бы написать трактат, а здесь ограничусь парой намеков.

Разогревы в парах – особенно ограниченные по времени и требующие концентрации внимания на том, что говорит или делает партнер – пусть недолго, но используют базовое допущение pairing (по Биону) и тем самым «осаживают» слишком сильную тревогу. Поэтому бывают, к примеру, хороши в новой группе, когда часть народа запаздывает, а две трети, пришедшие вовремя, начинают уже от своего беспокойства уставать. В группе, работающей постоянно, это уже ненужно, там пары используются «по делу». То есть конфигурации используются когда-то для структурирования, уменьшения хаоса (в больших группах часто), когда-то ради содержания – как почти все упражнения в тройках, где есть А, Б и наблюдатель, — когда-то для утилизации каких-то динамических процессов (как в примере про пары), а когда-то просто для экономии времени…

  1. Акцент на результате или на процессе. Слово «упражнение», которым мы называем все, что делается по инструкции, неточно. В англоязычной традиции есть exercises, а есть experiences. Первое про отработку, про упражнение как таковое – второе про непосредственный опыт, который сам себе результат. Но в действии обычно присутствует и то, и другое, поэтому речь идет лишь об акцентах.

Вот упомянутое выше упражнение с поддержкой. Можно дать инструкцию «максимум комфорта для стоящего впереди». Можно – «обратите внимание на то, насколько трудно или легко отказываться от «самостояния»». А можно – «найдите взаимоприемлемый баланс и получите удовольствие».

В том, куда смещаются акценты, важны конкретные слова директора, и, в частности, глаголы совершенного или несовершенного вида: одно дело «напугать», другое – «попугать». Одно дело «подвигаться», другое – «как можно быстрее и без единого слова образовать пятиугольник». И наше любимое психодраматическое «поисследовать» тоже появилось не просто так.

Вообще-то можно было бы говорить еще….

  • о параметре «предлагаемых обстоятельств» как противоположном обычной реальности комнаты и группы;
  • о параметре введения искусственных языков (все эти взаимодействия с исключенным привычным способом – договориться без слов, поздороваться ногами), при этом было бы любопытно, какой эффект дает лишение привычного языка, а какой – введение необычного;
  • можно рассмотреть отдельно, как подпункт «Конфигурации», публичное и камерное, наличие/отсутствие наблюдателя, а также их сочетание, порой парадоксальное.

Анн Анселин Шутценбергер когда-то давала восхитительный разогрев – показать группе, что ты делаешь один дома. Разумеется, только для желающих и с шерингом. Это было нечто!

Но пора остановиться. Моей задачей было обратить ваше внимание на латентные смыслы достаточно обычных, всем нам известных действий.

Несколько вопросов к себе как директору (для тех, кого интересуют возможные «последствия разогрева»)
  • Как директор я предпочитаю обычно один «большой» разогрев или цепочку«маленьких»? Первое – короче и не потребует дополнительной разработки запасных вариантов. Второе – позволяет почувствовать и увидеть, что происходит с группой. Шажок – смотрю, что делается…по ходу наблюдений решаю, предложу на следующем шажочке А, Б или С… следующий шажок, и т.д. Можно поменять направление в любой момент – и в любой момент остановиться. Каковы мои тактики начала сессии?
  • Всегда ли мои инструкции по разогреву понимают и каковы могут быть причины непонимания – моя речь, выбор самих инструкций, сопротивление или что-то еще?
  • Как – на основании чего – я решаю, что разогрева достаточно и можно двигаться дальше?
  • В соответствии с моим представлением о целях работы, какие разогревы для меня будут скорее «на тему», «на взаимодействие», «на контакт с чувствами» — или на что-то еще? При этом помним, что другие смыслы не исчезают вовсе, а только уходят в фон – и могут из него в любой момент выпрыгнуть.
  • Если я собираюсь разогревать группу по классическому определению разогрева как процедуры, «ведущей к выбору протагониста», — то в каком состоянии мне кажется верным оставить группу, когда протагонист будет выбран и мы начнем работать? Делаю ли я время от времени специальные шаги, направленные на состояние группы в этот момент?
  • Какой типаж протагонистов косвенно стимулирует стилистика, образы моих привычных разогревов?

Поскольку собственный стиль и его скрытые послания осознавать трудно, здесь можно немного усложнить процедуру – дело того стоит, иногда получаются интереснейшие выводы.

Например, можно прочитать «по бумажке» какую-нибудь свою обычную разогревную инструкцию (вариант – попросить это сделать коллегу) и спонтанно присесть на несколько стульев: что мог услышать здесь «травматик», тихий интроверт, шебутной гиперактивный малый, нарциссичная Царевна-Лебедь или кто угодно еще. Возможно, «любимой» формой разогревов мы невольно провоцируем появление на авансцене тех или иных радикалов. Дело темное, и его надо время от времени прояснять.

  • И последний вопрос – хотя их могло быть еще с десяток: чем мне на самом деле нравятся или не нравятся разогревы? Какие люблю и с легкостью придумываю, а какие меня как-то…не радуют?

Функционально они могут быть вполне подходящими, но есть «свои», а есть такие «чужие», что при произнесении инструкции вслух директор все равно выдаст эту чуждость, и это будет иметь последствия.

Я начала этот разговор с темы управления и власти – но не будем забывать и о том, что их другой стороной бывает ответственность директора. А ответственность (каким бы скомпрометированным это слово ни стало в русскоязычном контексте) на самом деле – по крайней мере так считает Ялом вслед за Сартром – это прежде всего авторство. Работа над дизайном разогрева позволяет директору подумать и о группе, и о себе как о соавторе совместного творческого процесса.

Ждем Вас на конференции! Хочу пойти

Психодрама это, Метод (упражнения)

Порой необходимо, чтобы человек выплеснул свои проблемы и переживания, осознал и принял себя, но как этого достичь психологам? Сегодня мы поговорим о таком способе, как метод психодрамы.

Что такое психодрама? Давайте дадим ей определение.

Психодрама является методом группового терапевтического приема для познания внутреннего «Я» человека, направленный на выявление проблем. Драматическая импровизация является главным инструментом в этом методе.

В чем отличие между обычным театральным представлением и этим методом психологии? Во втором случае нет ограничений в импровизации, человек сам определяет свою роль, не имея у себя в голове заранее заученного текста.

Рекомендуем: Особенности групповой терапии

Используя такой прием, как психодрама, упражнения которой являются только групповыми, нужно уметь классифицировать группы людей:

Скачайте бесплатно: 5 книг, которые изменят вашу жизнь! ♡

  • Дети, то есть детская психодрама.
  • Родители и дети – смешанные группы.
  • Целые семьи, группы, в которых присутствует целиком вся семья (бабушки, дедушки, тети).
  • Супруги.
  • Коллеги – бывает, что помощь необходима целому рабочему коллективу.

Группы готовы. Необходимо учитывать и основные аспекты такого понятия, как психодрама; как метод психотерапии это сложный механизм, включающий в себя следующие понятия:

1. Определение роли и сама игра. Самое важное здесь не то, каким будет персонаж – добрым или злым. Важнее всего выявление материала, с которым предстоит работать.

2. Спонтанность, импровизация. Не должно быть заготовок, не должно быть строго определенных жестов. Необходимо дать личности раскрыться и предстать во всей своей красе, показать свою многогранность.

Рекомендуем: Игровая терапия в работе с детьми

3. Осознание. Озарение, снизошедшее на всех участников группы, является той самой целью психодрамы. Главные герои понимают и принимают себя, свои ошибки и действия, второстепенные – находят выход из проблем и становятся более уверенными.

Скачайте бесплатно: 5 книг, которые изменят вашу жизнь! ♡

Структура стадий разыгрывания драмы

У любой драмы есть свое определенное строение, также и в такой науке, как психотерапия, психодрама разделяется на стадии:

  • Сближение участников группы. Это необходимо для выявления субъекта, то есть протагониста. Также происходит определение проблемы.
  • Само действие драмы. Протагонист – главное лицо психодрамы, он погружается в свои проблемы, достигая озарения. Ведущий же смотрит со стороны, следя за каждым участником.
  • Анализ. Члены группы выплескивают наружу свои мысли и эмоции, появившиеся в результате действа. Главный герой получает отдачу, видя, что он не один, проблема их едина.

Этот психологический прием дает человеку прочувствовать в полной мере проблему, выплеснуть свои эмоции, не замыкаясь в себе. Психодрама окружает человека пониманием, состраданием и избавляет человека от одиночества.

Основные методики

Психолог Морено подарил миру прекрасную методику – психодраму. За годы своего существования она стала чрезвычайно популярной. Разработано много методик этого механизма, и до сих пор не перестают разрабатываться и вноситься все новые и новые способы психодрамы.

Рассмотрим некоторые техники психодрамы:

1. Монолог. Вспомним театр и существование бессмертных монологов Гамлета, Фамусова или же князя Болконского – сколько в них звучало проблем и чувств!

Скачайте бесплатно: 5 книг, которые изменят вашу жизнь! ♡

Здесь точно так же. Протагонист, которому дана главная роль, рассказывает о своей проблеме, делая это максимально четко и выразительно, чтобы слушатели поняли ее. В процессе объяснения он сам начинает рассматривать свою проблему, приходя к ее пониманию в итоге.

Рекомендуем: Принципы клиент центрированной терапии Роджера

Это можно наблюдать всюду. Например, на уроке порой отличнику поручают втолковать тему двоечнику, что как следствие давало результат: второй начинал разбираться в теме, первый приходил к полному осознанию.

2. Двойник. Главный герой выбирает себе двойника, который становится его отражением в проблеме. Двойник должен вывести их из лабиринта проблем, куда загнал себя протагонист.

Этот метод психодрамы дает возможность посмотреть на себя со стороны во всей многогранности. Внутреннее «Я» будто бы вылезло наружу.

Скачайте бесплатно: 5 книг, которые изменят вашу жизнь! ♡

3. Обмен ролями. Все наоборот, протагонист меняется ролью со своим двойником. Постигая свое внутреннее «Я», узнавая глубины своего внутреннего мира, достигает единения со своим «Я». Кроме того, эта методика психодрамы помогает сблизиться всем участникам психодрамы.

4. Отражение. Наверняка те, кто ходит в театральные кружки, сталкивались с упражнением «Покажи другого», вот в этом и суть следующей методики.

Участники группы показывают «главного героя» – как они видят и чувствуют его. Благодаря этому можно со стороны увидеть свои ошибки, это позволяет чему-то научиться, что-то перенять у других.

Какой метод выбрать, какова будет их последовательность, выбирает только сам ведущий.

Выбор упражнений

Во время психодрамы некоторые из участников могут быть выведены из игры из-за психологической защиты. Чтобы предотвратить это и способствовать скорейшему разрешению проблемы, были разработаны специальные упражнения. Эти упражнения проводятся в начале психодрамы и помогают членам группы быть более открытыми перед всеми:

  • Ролевая игра.
  • Сон. Для понимания значения снов.
  • Шахматная доска. Для того чтобы узнать отношения, в которых находятся участники группы.
  • Семья. Для выявления внутрисемейных отношений между членами семьи.
  • Без реплик. Необходимо высказать свое мнение друг о друге, отведя взгляд в сторону.

Скачайте бесплатно: 5 книг, которые изменят вашу жизнь! ♡

Психотерапия ли это

Может быть, психодрама – это не психотерапия, а обучение умению подвергать анализу свои чувства и эмоции? Сама структура и методы напоминают развивающий тренинг. Давайте разбираться.

Допустим, человек воспринимает происходящее не эмоциями и ощущениями, а холодным разумом – тогда это не что иное, как обучение, это тренинг. А если этого же человека выдернуть из его переживаний и окунуть в новое состояние, в котором он окажется беспомощной жертвой, которой требуется спасательный круг? Здесь уже однозначно психодрама, необходима психологическая помощь.

Рекомендуем: Арт-терапия: виды и упражнения

Все зависит от внутреннего и эмоционального состояния отдельного человека. Зависит от ситуации и проблемы, которая имеется в виду. От клиента зависит все.

Каков смысл психодрамы? Психодрама полезна, она необходима людям, у которых проблемы с окружающими и с самими собой.

Там, в психодраме, проигрывая и проживая определенные свои переживания и жизненные ситуации, человек раскрывается. Он раскрывается сам себе, постигает непознанные грани, хотя это было для него недосягаемо раньше.

Он проживает и получает новый урок. Учится новым способам налаживания отношений с другими людьми и с собой. Учится находить общий язык.

Психодраме подвластен любой возраст. Успех будет только в случае непрерывной работы и при наличии хорошего специалиста. Необходимо умение тонко подбирать те или иные техники и методики для разных групп и конкретных ситуаций.

Достижения психодрамы налицо – практика многих лет показала, что польза весьма ощутима. Психодрама получила свое развитие во многих странах, в том числе и в нашей стране. Многие психологи совершенствуют ее и добавляют новые методики по сей день.

Психодрама показала себя как действенный механизм терапии человеческого внутреннего мира и помощи в решении проблем. Считаем, что такой практике следует доверять всецело. Автор: Вера Иванова

Если вы любите давать советы и помогать другим женщинам, пройдите бесплатное обучение коучингу у Ирины Удиловой, освойте самую востребованную профессию и начните получать от 70-150 тысяч:

Психодрама как метод групповой психотерапии. Для кого это нужно? Какие выбрать упражнения психодрамы

Психодрама была разработана врачом Морено, проявлявшим особый интерес к эмоциональной сфере и социальным отношениям своих пациентов.

1921 год считается годом рождения психодрамы: именно тогда Морено создал проект под названием «Театр Спонтанности» и стал применять драматическое действие в качестве психотерапевтического метода.

Сам Морено считал психодраму методом, позволяющим проживать жизненные ситуации и выходящим далеко за рамки психотерапии. В этом методе он выделял пять основных элементов:
Протагонист – участник, находящийся в центре психодраматического действия, который в течение сессии исследует некоторые аспекты своей личности.
Директор – тот, кто вместе с протагонистом определяет направление процесса и создает условия для постановки любой индивидуальной драмы. Директор выступает в роли терапевта.
Вспомогательные «я» – участники группы (или ко-терапевты), которые играют роли значимых в жизни протагониста людей, тем самым способствуя развитию драматического процесса.
Зрители – часть группы, не принимающая непосредственного участия в драме. Даже те члены группы, которые прямо не участвуют в драме, тем не менее остаются активно и позитивно вовлеченными в процесс и потому получают от психодрамы и удовольствие, и пользу.
Сцена – в большинстве случаев пространство в помещении достаточно просторном, чтобы там могли происходить некоторые физические перемещения.

Классическая психодрама состоит из трех стадий: разогрева, драматического действия и шеринга. Каждая из них представляет собой полный и автономный процесс.

Разогрев

Разогрев имеет несколько важных конкретных целей:

    Способствует возникновению спонтанности и творческой активности участников группы. Морено обращал особое внимание на то, чтобы психодрама создавала все условия для развития и использования личностного потенциала каждого человека (как любого члена группы, так и директора).

    Облегчает общение между участниками, увеличивая ощущение доверия и принадлежности к группе с помощью разных техник, помогающих улучшить взаимодействие и взаимопонимание между всеми членами группы (например, знакомство, обмен каким-то жизненным опытом, физическая активность, которая может включать в себя разные варианты тактильного контакта или невербальной коммуникации). Процесс разогрева усиливает групповую сплоченность, одновременно давая возможность каждому из присутствующих получить представление о достоинствах и характерных чертах остальных участников группы.

Опытный директор обладает большим репертуаром техник разогрева. Вместе с тем директор может (используя свой творческий потенциал) разработать новые техники, которые могут оказаться особенно полезными в группе, с которой он в данный момент работает.

Выбор протагониста

Как правило, по окончании разогрева один или несколько участников проясняют для себя проблемы (с разной степенью уверенности и фокусировки), которые они бы хотели как-то исследовать во время этой сессии. В этот важный момент принятия решения, касающегося выбора роли протагониста (в переводе с греческого – «ведущий (или первый) актер», «прима»), участникам следует оказать поддержку. Затем следует выбор одного из претендентов на эту роль. Иногда бывает совершенно ясно, кто из них является главным претендентом (кто-то из кандидатов по своему эмоциональному состоянию больше соответствует этой роли, чем остальные), но может случиться и так, что несколько человек достаточно разогреты. Тогда при помощи специальных техник директор и группа выбирают одного протагониста на текущую сессию (за того или иного кандидата могут голосовать участники группы, претенденты могут решить между собой, кому из них в данный момент более необходима личностная работа, сам директор может выбрать участника, который, по его мнению, на сейчас больше остальных соответствует этой роли). Вне зависимости от способа выбора протагониста очень важно, чтобы он получил одобрение и поддержку группы.

Драматическое действие

Теперь наступает время драматического действия, когда протагонист (при поддержке директора) занимается исследованием проблем, прояснившихся для него в процессе разогрева. Для постановки драмы не существует никакого заранее написанного сценария; в каждый момент драматического действия проявляется спонтанное творчество протагониста, вспомогательных лиц и директора. Как правило, эта стадия психодраматического процесса начинается с того, что протагонист вместе с директором проясняют и уточняют тему, которую собираются исследовать. Внешне эта беседа между ними напоминает заключение контракта. Первые слова протагониста следует выслушать очень внимательно (например: «У меня всегда возникают трудности с мужчинами» или «Во время разогрева мне вспомнилось, как я расстроилась вчера вечером, посмотрев телепередачу о сексуальном насилии»). «Контракт» между протагонистом и директором позволяет сфокусироваться на конкретной теме, которую можно исследовать в течение данной сессии.

По своей сути психодрама – сценический процесс, поэтому действие достаточно быстро переходит в драму. Протагонист и директор принимают совместное решение относительно сцены, с которой начнется драма, и протагонист, в соответствии со своим описанием приступает к ее построению (без использования декораций).

Директор поощряет протагониста к действию (воспроизводя прошлые события, протагонист говорит в настоящем времени), определяет, какие действующие лица из ближайшего окружения протагониста могут потребоваться для разыгрывания данной конкретной сцены (т.е. родители, братья, сестры, сотрудники) и просит его выбрать участников на все необходимые роли вспомогательных лиц участников, которые более всего им соответствуют.

Однако у директора существует возможность (используя свой клинический опыт) перейти в пространство воображаемой реальности («surplus reality»). В этом пространстве могут разворачиваться события, которые никогда не происходили, и звучать слова, которые до сих пор никто никогда не слышал (например, переживание человеком материнского внимания и заботы в процессе психодраматического действия, тогда как его детские годы, проведенные в семье, были наполнены болью и отчаянием, связанными с родительским произволом), или происходит проигрывание ситуаций, которые уже никогда не возникнут в будущем (например, когда протагонист разговаривает с отцом, умершим много лет назад, или встречается с человеком, с которым нет никакой возможности вступить в более близкие отношения.

На завершающей стадии психодрамы директор может вернуть драматическое действие к реальным отношениям (в сцену, где разыгрываются события сегодняшнего дня), то есть к началу сессии. В результате контакта с сильными чувствами, пережитыми им когда-то в прошлом, протагонист получает больше информации о своем собственном поведении, почерпнув ее из сцен своего прошлого. Это позволяет ему опробовать новые типы поведения и другие варианты выхода из тупика, в который в настоящий момент зашли его отношения.

Шеринг

По материалам книги Пола Холмса «Психодрама: вдохновение и техники»

Психодрама уже много лет пользуется популярностью среди психотерапевтов, которые проводят групповые тренинги. Различные техники и упражнения позволяют воспользоваться психодрамой в любой сложной ситуации. Ее разработчиком был Якоб Морено, который придумал основные понятия, виды и методы, о которых пойдет речь в интернет-журнале сайт.

Главными терминами являются:

  1. Ролевые игры и роли. В психодраме самой главной остается импровизация. Если в театральном разыгривании участники четко придерживаются своих ролей и написанных сценариев, то в психодраме каждый сам выбирает себе роль и отыгрывает ее так, как считает нужным. Роли выдаются, объясняются правила психодрамы, после чего участники переходят к импровизации в заданных рамках.
  2. Спонтанность. Человек должен вольно выражать свои эмоции и чувства. Спонтанность предполагает, что человек будет здесь и сейчас реагировать на ту ситуацию, которая с ним происходит. Неважно, что происходило в прошлом. На сегодня важна спонтанность, когда человек избавляется от своих страхов, неврозов и комплексов.
  3. Теле. Данное понятие подразумевает под собой двустороннее эмпатийное отношение между психотерапевтом, клиентом и другими участниками процесса. Здесь происходит перенос на другого человека качеств характера и отношения, сопереживание.
  4. Катарсис. Данное понятие используется в психодраме как активное переживание различных страдальческих эмоций с целью очищения и избавления от них.
  5. Инсайт. В результате психодрамы к клиенту должно прийти понимание чего-то важного. «Внезапное озарение» наступает после того, как человек проявил себя. Он понимает природу своих и . Теперь он понимает, что с ними необходимо делать.

Что это такое?

Что такое психодрама? Это психотерапевтическое направление, которое одновременно является и способом консультирования. Человек отыгрывает роль с другими участниками, что должно привести его к пониманию. Здесь разыгрывается определенная ситуация, драма, в которой человек может проявить себя, показать. Это позволяет психотерапевту более наглядно увидеть поведение и черты характера клиента, рассмотрев за ними причины появления.

Психодрама обычно проводится в группе. Однако существует и одиночная психодрама (монодрама). Клиент берет на себя определенную роль, которую потом отыгрывает. Здесь могут отыгрываться любые сцены из жизни: проблемы, сны, фантазии, реальные ситуации и пр. Самое главное – соблюдение спонтанности и импровизации, когда человек может проявить себя.

Психодрама помогает многое выявить:

  • Механизмы поведения человека в конкретных ситуациях.
  • Причины возникновения тех или иных поступков.
  • Способы реагирования.
  • Коррекция своего поведения.
  • Нарабатывание навыков, которые помогут в реальной жизни.

Метод психодрамы

Психодрама позволяет разыграть роль без вреда для своей психики. Здесь выделяют такие методы:

  1. Монолог – когда клиент выражает важные для себя мысли. По мере реагирования слушателей клиент может быстро перестраиваться и менять ход своих мыслей.
  2. Двойник – когда выбирается один участник, который будет «внутренним голосом» клиента. Сначала монолог начинает клиент. Как только он застревает в своей проблеме, двойник начинает ее развивать, выдвигать предположения, идеи, мысли. Двойник должен говорить от лица клиента, быть его «продолжением», «внутренним голосом».
  3. Обмен ролями – когда участники меняются ролями. Это позволяет занимать различные позиции, лучше понимать себя и других.
  4. Отображение – когда другие участники психодрамы копируют клиента, как они его видят. Это помогает посмотреть на себя со стороны.

Все методы перекликаются между собой. Сюда можно подключить другие методики:

  • Методика свечи – когда все участники по очереди выполняют ту или иную роль.
  • Разговоры при свечах – клиент поворачивается спиной к другим участникам и слушает, как они обговаривают его поведение и идеи.
  • Проекция будущего – клиент фантазирует, что возможно случится или будет в будущем.

Зарождением психодрамы занимался Я. Л. Морено, который наблюдал за детьми, которые разыгрывали различные сценки и роли в них. Здесь не было четко прописанного сценария. Все происходило спонтанно, что позволяло участникам проявлять свои истинные эмоции, переживания, лучше понимать собственные действия и менять их.

Психодрама используется как при коррекции поведения взрослых, так и с целью перевоспитания детей. Достаточно часто человек по мере жизни вынужден подавлять свои эмоции и желания, проявления и фантазии. Все это приводит к различным проблемам, с которыми потом трудно справиться. Психодрама позволяет полностью раскрыться, от чего-то избавиться, некие навыки приобрести, рассмотреть собственный потенциал.

Виды психодрамы

Психологи различных времен разрабатывали виды психодрамы. Рассмотрим их:

  • Биодрама – когда люди отыгрывают роли каких-то зверей. Эффективно, когда человек не способен на себя примерить роль другого индивида.
  • Кукольная драма – разыгрывание проблемной ситуации на куклах, чтобы отобразить все переживания и эмоции, которые могут происходить. Клиент просто за этим наблюдает.
  • Импровизация – когда отыгрывается некая ситуация без заранее продуманного сценария.

Самым важным в психодраме является не сам процесс игры, в которой участвует человек, а инсайт – когда клиент приходит к некоему пониманию, просветлению. Важен конечный результат, когда человек начинает замечать свои неадекватные эмоциональные переживания, понимать причины своего поведения, меняется и внутренне трансформируется, начинает применять новые навыки.

В психодраме выделяют 5 ключевых позиций:

  1. Протагонист – сам клиент, который и рассказывает о своей проблеме.
  2. Режиссер (фасилитатор) – психотерапевт, который помогает клиенту анализировать происходящее.
  3. Вспомогательные «Я» — другие участники процесса, которые отыгрывают вспомогательные роли.
  4. Зрители – участники, которые не участвуют в сцене, однако принимают участие в обсуждении по окончании.
  5. Сцена – место, где проводится психодрама.

Психодрама Морено

Основоположником психодрамы является Я. Морено, который четко разделил театральное представление от психотерапевтического сеанса. В психодраме самой главной является импровизация, когда участники сами не знают, как будут разворачиваться события и к чему они приведут. Роли распределяются между теми, кто их сам выбирает. Создается определенная ситуация. Как и что будут делать участники, уже зависит исключительно от них.

Главное – психотерапевт перед проведением сеанса разъясняет правила и основные этапы психодрамы, которых должны придерживаться участники.

  1. Первая стадия – настрой участников на нужный лад. Здесь психотерапевт поощряет их спонтанность и естественные проявления эмоций, подталкивает на раскрепощенность в действиях и чувствах, заостряет внимание на решении проблемы в нынешней ситуации. Чем быстрее участники раскроются и начнут вести себя естественно, тем быстрее можно будет отыграть ситуацию и разобрать ее.
  2. Вторая стадия – разыгрывание сцены. Сначала распределяются роли, клиент коротко объясняет проблемную ситуацию, которая задает лишь тон, но не указывает на то, как все должно происходить. Психотерапевт лишь внешне наблюдает и вмешивается по необходимости, позволяя игре происходить спонтанно.
  3. Третья стадия – завершающая. Здесь все участники по собственному желанию анализируют и обсуждают увиденное в сцене. Каждый выдвигает идеи, свои предположения, чтобы более подробно и с разных сторон увидеть проблему, ее решение.

Техники психодрамы

В процессе психодрамы используются различные техники, которые применяются по необходимости:

  • Представление себя – выдача информации о себе, проблеме, других участниках ситуации. Здесь клиент сам решает, что раскрывать и о чем говорить.
  • Проигрывание роли, которую может отыгрывать как клиент, так и другие участники.
  • Двойник.

Основными направлениями психодрамы являются:

  1. Библодрама – отыгрывание ситуаций из Библии, где отображены основные конфликтные события между людьми.
  2. Монодрама – черты личности отображаются не человеком, а предметами.
  3. Аксиодрама – отображение основных ценностей человека.
  4. Социодрама – отыгрывание ситуаций, с которыми сталкивается большая часть людей.
  5. Play-back-театр – отыгрывание ситуации человека, который при этом занимает позицию простого зрителя.
  6. Драматерапия – разыгрывание различных сюжетов из литературы.

Тренинг психодрамы

Тренинг психодрамы состоит из 3 стадий и различных упражнений. На каждом этапе могут использоваться различные упражнения, которые помогают в достижении цели психодрамы.

На этапе разогрева могут использоваться медитативные техники и телесные упражнения. Деятельный этап уже подразумевает спонтанную игру всех участников. На завершающем этапе должен произойти инсайт-в действии – понимание происходящей ситуации и нахождение решения проблемы.

Упражнения психодрамы

Другими упражнениями психодрамы могут быть такие:

  • «В автобусе». Создается два круга участников: один – безбилетные пассажиры, второй – контролеры. Каждый должен привести свои доводы и победить. Здесь участники проявляют свои личностные качества.
  • «В магазине». Участники разбиваются на продавцов и покупателей, отыгрывая различные конфликтные ситуации, которые обычно случаются в жизни в магазинах.
  • «Семья». Один участник инсценирует типичную ситуацию из своей семьи, распределяя роли между остальными. Затем он просто смотрит на происходящее со стороны.
  • «Монолог с двойником». Человек словами и жестами передает свои переживания, после чего двойник передает их своими жестами и мимикой.

Итог

Когда человек может в безопасной для себя обстановке разыграть проблемную ситуацию или посмотреть на нее со стороны, у него нередко возникает озарение. Он начинает видеть собственные ошибки, понимать происходящее и внутри трансформироваться. Итог становится поразительным, поскольку при этом человеку не приходится себя ломать, изнурительно настраивать. Все происходит естественно и спонтанно.

Психодрама помогает в решении многих жизненных проблем, которые возникают с другими людьми. Человек может не проявлять эмоций, не позволять себе совершать действий, принижать значение собственного потенциала. Все это негативно сказывается на его психическом состоянии, когда он комплексует, нервничает, беспокоится.

Психодрама создает безопасную обстановку и отображает реальную ситуацию, в которой человек не может разобраться, пока находится внутри нее со всеми своими переживаниями и эмоциями.

«Психодрама как психо- и социотерапевтический акциональный метод представляет собой максимально приближённую к жизни форму групповой психотерапии» — Грете Лейтц.

Что такое психодрама?

У каждого человека существует внутренний мир, в котором постоянно происходят какие-то воображаемые события. Мы вспоминаем прошлое и представляем будущее, ведём мысленно диалоги (со значимыми для нас людьми и сами с собой). Иногда мы даже конфликтуем сами с собой. Другими словами, в нас происходит внутренняя драма. Если вывести эту драму наружу и сыграть в ролях с помощью группы людей, то и получится психодрама.

Она имеет много общего с театральной постановкой, но есть и существенные отличия. Одно из главных — это импровизация. В психодраме сюжет, сценарий действия рождается в момент самого действия. Ещё одно отличие в том, что в психодраме разыгрывается реальный личный опыт человека, и он сам выступает главным действующим лицом в этом спектакле. В этом смысле психодрама реальнее, чем любая придуманная пьеса. Но сила психодрамы в том, что есть возможность отойти от этой реальности и использовать фантастическую сверхреальность, где вещи и животные могут говорить, где чувства воплощаются в персонажей, где части личности действуют как самостоятельные герои, где мёртвые оживают и где возможны волшебства и чудеса. Ещё одной замечательной возможностью психодрамы является техники, которых нет в театральной практике (обмен ролями, дублирование, зеркало и многие другие), позволяющие постичь состояние другого человека и взглянуть на себя его глазами, помогающие исследовать многие скрытые уголки собственного Я.

В психодраматической игре можно испытать радость полёта птицы, или пережить трогательность романтического свидания. Средства психодрамы позволяют перевоплотиться в идеального героя, или на время побывать, скажем, в роли Мэрилин Монро. Затем, используя опыт, приобретённый в этом состоянии (часто это уже существующий опыт, только спрятанный за комплексами и психологическими защитами), перенести его на реальные жизненные ситуации, в которых раньше испытывались затруднения.

Для кого это нужно?

Легче сказать, для кого она не подходит. Практически все, что есть во внутреннем мире человека, может быть разыграно на психодраматической сцене. Иногда говорят: «Мне психодрама не подходит, я не имею актёрских данных». Но для психодрамы не нужны никакие актёрские способности, ибо в ней ценится не способность притворяться, а искренность переживаний и некоторое количество спонтанности. А если её не хватает, то психодрама поможет её повысить — в этом как раз её основная цель. Психодрама не противопоказана даже людям с психотическими нарушениями (например, шизофреникам).

Кто-то сказал: «Психодрама показана любому человеку, у которого есть или были родители». Этим высказыванием подчёркивается тот факт, что этот метод подходит практически всем, ведь родители есть или были у каждого. Даже у детдомовского воспитанника, который своих родителей не знает, такими «Родителями» были воспитатели, коллектив, с которыми связаны не только достижения, но и проблемы (как и с реальными родителями).

Где применяется психодрама

Психодрама — это, прежде всего, вид психотерапии. Он имеет две составляющие: клиническую (как лечение) и неклиническую (как самопознание и личностный рост). Они часто сопутствуют и дополняют друг друга. Во всяком случае, психодрама-терапия, как метод ориентированный не на симптомы, а на личность, невозможна без глубокого проникновения в личностную проблематику.

Слово «психодрама» очень часто воспринимается слишком буквально, как что-то, относящееся только к драме. Порой приходится слышать от клиентов, которым предлагается групповая психодраматическая работа: «Психодрама? Ну, что вы! Мне и в жизни хватает драмы». На самом деле психодрама — это отнюдь не только драма, ну и, конечно же, не только трагедия. Как драматургия объединяет множество жанров и видов, так и психодрама, заимствуя терминологию, включает с себя элементы и комедии, и лирической поэмы, и эпической драмы, и театра абсурда. Психодрама может стремиться к максимальному реализму в поиске истинности чувств, отношений и даже деталей обстановки, а может демонстрировать образцы сюрреализма и символизма.

Психодраматический метод плодотворно используется и в областях, совершенно далёких от сферы решения личностных проблем. Речь идёт о психологических тренингах самого различного спектра: бизнес, политика, образование, профессиональная подготовка, организационное развитие и многое другое. Психодрама, как метод действия, имеет ряд неоспоримых преимуществ по сравнению с другими видами подготовки. Во-первых, она работает с реальными ситуациями из жизни и деятельности участников, а это значит, что она максимально приближена к действительности. Во-вторых, психодраматический процесс протекает не в рассуждении, а в действии, что позволяет активно задействовать не только интеллект, восприятие и память, но и эмоционально-чувственные и телесно-двигательные составляющие поведения человека. Это способствует большей эффективности практических решений и прочности освоения опыта. В-третьих, в отличие от обычного тренинга навыков, такой способ работы позволяет затрагивать более глубокие личностные пласты. А это означает, что появляется возможность, с одной стороны, искать и прорабатывать внутриличностные препятствия эффективной деятельности (барьеры, стереотипы, страхи и т.п.). С другой стороны, такая работа помогает раскрытию внутриличностных ресурсов, повышению спонтанности и творческого потенциала человека.

Основные жанры и направления психодрамы:

  • Монодрама — использование психодрамы в индивидуальном консультировании и психотерапии. Вместо других людей, которые должны играть вспомогательные Я, в монодраме используются пустые стулья или символические предметы (например, игрушки).
  • Социодрама и социометрия — работа с темами, общими для группы. Социодрама иногда считается самостоятельным видом практики, а иногда видом психодрамы. Социодрама очень удобна для помощи в урегулирования конфликтных отношений (например, межэтнических или религиозных). Социометрия — это эффективный метод исследования социальных групп: их структуры, динамики.
  • Аксиодрама — вид социодрамы, основанной на работе с личностными ценностями.
  • Драматерапия — использование литературных сюжетов, которые разыгрываются на сцене с психотерапевтической целью.
  • Библиодрама — жанр психодрамы, в основе которого лежит психодраматическое разыгрывание библейских сюжетов, в которых заложены основные архетипические конфликты человека.
  • Play-back-театр и другие виды театральной психодрамы — синтез театра и психодрамы. Одним из видов такого синтеза можно считать театр импровизации. Play-back — это разыгрывание группой актёров с психодраматической подготовкой различных сцен из жизни какого-нибудь участника из зрительного зала, как форма самопознания и психотерапевтической помощи.
  • Психодрама в образовании — синтез психодрамы и педагогики, использование импровизационных ролевых игр в учебном процессе. Оно подходит для всех возрастных групп, начиная с детского сада и кончая послевузовским образованием.
  • 12. Психологические особенности акцентуированного поведения в подростковом возрасте. Виды акцентуаций. Методы диагностики и коррекции.
  • 19. Направления и формы работы психолога с учительским коллективом. Роль психолога в формировании профессионального мастерства учителя. Педагогические способности. Психолого-педагогический консилиум.
  • 20. Теория учебной деятельности д.Б. Эльконина. Знания, умения, навыки в составе учебной деятельности. Мотивы учения и их классификация. Диагностика учебной мотивации.
  • 22. Общение и его психологические характеристики. Структура, функции и виды общения. Интерактивная и перцептивная стороны общения.
  • 24. Понятие о группах и коллективах. Виды групп. Психологические характеристики коллектива. Социометрия.
  • 27. Психологические особенности ощущения и восприятия. Виды ощущений и восприятия. Закономерности ощущений. Свойства восприятия. Зрительные иллюзии.
  • 28. Психологические особенности внимания. Виды внимания. Свойства внимания. Диагностика и коррекция внимания. Управление вниманием учащихся на уроке.
  • 29. Эффективность консультационного процесса. Факторы, влияющие на успешность консультационного процесса
  • 30. Направления в психологическом консультировании. Психоанализ з.Фрейда. Структура личности по з.Фрейду. Психокоррекционные приемы и техники психоанализа.
  • 32. Этапы психологического консультирования. Специфика подготовки консультанта к проведению сессии.
  • 33. Транзактный анализ э.Берна. Виды транзакций. Теория игр. Использование в практике психологического консультирования и коррекции.
  • 34. Особенности современной семьи, ее структура, динамика развития. Супружеские проблемы в психологическом консультировании.
  • 35. Когнитивно-поведенческое направление в психологическом консультировании.
  • 36. Бихевиоральное направление в практике психологического консультирования и коррекции. Положительное и отрицательное подкрепление, величина и режим подкрепления.
  • 37.Основные психотерапевтические направления в психологическом консультировании.
  • 38. Консультирование по проблемам личностного плана.
  • 39. Гуманистическое направление в психологическом консультировании. Клиентоцентрированная терапия к.Роджерса и ее основные принципы.
  • 40. Профессиональная деятельность и личность педагога-психолога. Виды профессиональной деятельности.
  • 42. Организация и планирование работы школьного психолога. Документация школьного психолога. Кабинет школьного психолога.
  • Рабочая документация школьного психолога
  • 1. План работы психолога
  • Методические рекомендации к организации
  • 43 Прцедуры и техники.
  • Защитные механизмы для снижения тревожности
  • Как помочь тревожному ребенку.(коррекция)
  • Повышение самооценки.
  • Обучение детей умению управлять своим поведением.
  • Снятие мышечного напряжения.
  • 45. Психологические особенности детей, имеющие отклонения в умственном развитии. Понятие задержка психического развития. Умственно отсталые дети. Педагогически запущенные дети.
  • 46. Гештальтерапия ф. Перлза. Основополагающие принципы работы психотерапевта в рамках гештальтподхода. Цикл контакта в рамках гештальтерапии, способы прерывания контакта.
  • 48. Психодрама Дж. Морено. История возникновения. Основные понятия. Применение в практике психологического консультирования.
  • 49. Специфика психологического консультирования. Отличия психологического консультирования от других видов психологической помощи. Личность психолога-консультанта
  • 50. Логотерапия в. Франкла. Методика сократического диалога, логотерапевтическая теория неврозов, техники парадоксальной интенции.
  • 1. Современные технологии воспитания.
  • 2. Предмет и задачи методики преподавания педагогики. Внеучебная работа по пед.
  • 4. Особенности содержания социального воспитания в образовательных учреждениях и учреждениях дополнительного образования.
  • 5. Социализация личности: стадии, факторы, агенты, средства, механизмы. Содержание и принципы социального воспитания.
  • 6. Формы организации обучения: классно-урочная система, факультатив, экскурсия, д/з, консультация, экзамен
  • 7. Педагогика как наука. Закон об образовании рф, рб.
  • 8. Развитие теории свободного воспитания в истории мировой педагогики. Руссо, Песталоцци, Толстой, Монтессори, Френе, Роджерс, Сухомлинский
  • 9. Содержание образования. Виды образования. Гос.Стандарт образования, учебные планы, учебники, программы
  • 10. Современные образовательные технологии: дифференцированное обучение, педагогика сотрудничества, профильное обучение, игровые технологии, метод проектов.
  • 19. Диагностика результатов воспитательной работы.
  • II. Движущие силы процесса обучения
  • III. Функции учебного процесса
  • IV. Основные звенья учебного процесса
  • I. Понятие о диагностики обучения
  • III. Основные виды контроля
  • II. Классификация о методах обучения.
  • Психодрама — это метод групповой работы, представ­ляющий ролевую игру, в ходе которой используется дра­матическая импровизация как способ изучения внутрен­него мира участников группы и создаются условия для спонтанного выражения чувств, связанных с наиболее важ­ными для клиента проблемами. Психодрама основана на игровом принципе. Понятие о драме как о коррекционном методе возникло в результате эксперимента, который был поставлен Якобом Леви Морено (1892-1974) по окончании первой мировой войны. Этот эксперимент получил название «спонтанный те­атр». Впервые Морено задумался о терапевтическом потенци­але игровых методик, когда обратил внимание на то, как гуляющие в парках Вены дети разыгрывали свои фантазии. По версии самого Морено, идея психодрамы как метода воздействия возникла у него после того, как один из акте­ров его театра рассказал о своих проблемах в отношении с невестой. При содействии труппы Морено вывел актера вме­сте с его личными проблемами на сцену. Эксперимент ока­зался весьма полезным как для жениха с невестой, так и для всей группы. Морено стал экспериментировать с подобными группо­выми представлениями дальше, применяя уже более форма­лизованные исследовательские методы и разрабатывая тех­нические приемы, которые позже стали неотъемлемой час­тью психодрамы. Цель психодрамы — диагностика и коррекция неадек­ватных состояний и эмоциональных реакций, их устране­ние, отработка социальной перцепции, углубление само­познания. Во время психодрамы про­исходит поиск эффективных путей решения психологичес­ких проблем разных уровней: от обыденного, бытового до экзистенциального. Клиент с помощью ведущего и группы воспроизводит в драматическом действии значимые собы­тия своей жизни, разыгрывает сцены, имеющие отношения к его проблемам.

    Необходимое условие для про­ведения психодрамы — доброжелательность группы, спонтан­ность поведения, импровизация.

    Задачи психодрамы: 1.Творческое переосмысление собственных проблем и конфликтов. 2. Выработка более глубокого и адекватного самопонима­ния клиентом. 3. Преодоление неконструктивных поведенческих стерео­типов и способов эмоционального реагирования. 4. Формирование нового адекватного поведения и новых способов эмоционального реагирования.

    Классическая процедура психодрамы включает в себя 5 ос­новных элементов :

    Протагонист — первый игрок, изображает в пси­ходраме героя, главного исполнителя психодраматической сцены, который представляет свои проблемы. Протагонист создает образ собственной жизни. Он является главным пер­сонажем, и на него обращены взгляды всей группы. С помо­щью режиссера, аудитории и специальных постановочных приемов протагонист воссоздает свою актуальную психоло­гическую реальность, чтобы достичь инсайта и улучшить способность функционирования в реальной жизни. Режиссер — тот, кто помогает клиенту исследовать свои проблемы. Как правило, это психолог. Его функции заклю­чаются в организации психодраматического действия, про­странства, создании атмосферы доверия, стимулировании участников к спонтанности, подготовки протагониста и всей группы к ролевой игре, выявлении проблем, переживаний клиента, комментировании, включении вспомогательных персонажей, организации обсуждения, эмоционального об­мена и анализа, интерпретации происходящего. Режиссер создает в группе определенную атмосферу, распределяет роли. От хорошего режиссера требуются такие ка­чества, как гибкость, способность привлечь к участию в психодраме всю группу. Режиссер выполняет функции постанов­щика, аналитика, терапевта. В роли постановщика режиссер организует работу в груп­пе, побуждает участников к выражению их мыслей в сценических действиях. Постановщик должен быть чрезвычай­но чувствительным ко всем вербальным и невербальным проявлениям психических состояний актеров психодрамы и настроения ее зрителей. В роли аналитика режиссер обсуждает действия всех уча­стников психодрамы, интерпретирует их поведение, мысли и чувства. В роли терапевта руководитель психодраматического дей­ствия направляет его в нужное психокорректирующее русло, старается помочь уча­стникам изменить нежелательные формы поведения. Вспомогательные «Я» — это клиенты, исполняющие вспо­могательные роли и усиливаю

    щие функции психолога. Вспомогательные «Я» могут олицетворять значимых для прота­гониста людей или части его собственного «Я».Основные функции вспомогательных «Я»: сыграть роль, которая необходима протагонисту для реализации замысла; помочь понять, как протагонист воспринимает взаимоотношения с другими персонажами; сделать видимым неосозна­ваемые протагонистом отношения; направлять протагониста в решении проблем и конфликтов; помочь протагонисту перейти от драматического действия к реальной жизни. Вспомогательные «Я» — это участники группы, представляющие отсутствующих людей такими, ка­кими они предстают во внутреннем мире клиента. В качестве зрителей выступают члены группы, не при­нимающие непосредственного участия в психодраматичес­ком действии, но обсуждающие ситуацию после ее завер­шения (не только относительно протагониста и участников психодрамы, но и применительно к самим себе). На заклю­чительном этапе занятия они демонстрируют свое эмоцио­нальное отношение к происходящему, рассказывают о вол­нующих их проблемах и конфликтах, которые аналогичны разыгранны в психодраме. Задача зрителей, с одной стороны, помочь протагонис­ту, реагируя критически или сочувственно на то, что про­исходит на сцене, с другой — помочь самим себе, пережи­вая происходящее на сцене и таким образом достигая инсайта в отношении своих собственных мотивов и конфликтов. Когда сценическое действие заканчивается, зрители могут помочь протагонисту осознать его собственные проблемы, не анализируя их по стереотипу психолога, диагностирую­щего клинический случай, а рассказывая различные случаи из своего личного опыта, похожие на то, что происходило с протагонистом. В результате он чувствует себя увереннее, зная, что неоди­нок со своими проблемами, что другие тоже могут испыты­вать подобные трудности и вследствие этого они способны к сопереживанию и пониманию его ситуации. Сцена — это место в пространстве, где разворачивается действие. Часто психодраму применяют в специально орга­низованных для этого театрах или приспособленных для игры кабинетах.

    Выделяют следующие формы психодрамы :

    1. Психодрама, центрированная на протагонисте. 2. Психодрама, центрированная на теме. 3.Психодрама, направленная на группу. 4. Психодрама, центрированная на группе.

    Центрированная на протагонисте психодрама концентри­руется на главном исполнителе, который с помощью ведуще­го и партнеров изображает реальную или воображаемую ситу­ацию своей жизни. Центральной темой групповой беседы становится страх. Члены группы вкратце изображают ситу­ации, в которых страх угнетал бы каждого члена группы. Характерной особенностью направленной на группу психодрамы является работа с проблемой, затрагивающей всех членов группы. Центрированная на группе психодрама занимается эмо­циональными отношениями участников группы друг с дру­гом и возникающими «здесь и теперь» общими проблема­ми, вытекающими из этих отношений. Размер группы в психодраме составляет от 6 до 9 человек. Если группа меньше 6 человек, то получается слишком мало зрителей. Если группа слишком велика — даже опытному режиссеру нелегко управляться с запросами протагониста, улавливать реакции отдельных членов группы и следить за динамикой всей группы. Психодрама в группе требует гетерогенного состава группы. Участники группы (различные по своему полу, структуре личности, способностям, опыту) способны изобразить нео­жиданные ситуации более полно, чем гомогенные группы. Психодрама для группы чаще всего осуществляется в го­могенных по составу группах (например, группах супружес­ких пар, родителей, подростков, алкоголиков и т.д.). Длительность психодрамы. Обычно сеанс представля­ется как встреча продолжительностью 50 мин. В реальности встречи могут быть короче или длиннее, и протяженность сеансов зависит от остроты, сложности проблем клиента, от его реакции. Примерные рамки сеанса: от 15-20 мин до 4 ч.

    Основные фазы психодрамы : 1. Разогрев и разминка. 2. Собственно драматическое действие. 3. Обсуждение (предоставление обратной связи и эмоци­ональный обмен).

    При проведении психодрамы используются следующие типичные методики:

    1. Представление самого себя (самопрезентация) 2. Монолог. 3. Дублирование (множественное дублирование). 4. Обмен ролями. 5. «Пустой» стул и «высокий» стул. 6. «Зеркало». 7. Проигрывание возможных будущих жизненных ситуаций. 8. «За спиной» 9. Идеальный другой. 10. Волшебный магазин.

    по социологии

    «Психодрама как метод

    групповой терапии»

    Выполнила

    студентка группы ФФ-2289

    специальности «Журналистика»

    Катерина Могутова

    Проверила: Маисеева Е.В.

    Введение. Групповая терапия. Методы групповой терапии.

    Глава 1. Определение психодрамы. Понятийный аппарат.

    Глава 2. Психодраматическая сессия.

    Заключение.

    Список литературы.

    Введение

    Современная жизнь со всеми стрессами и нервными срывами, тяжелыми эмоциональными переживаниями порой не представима без помощи со стороны людей — близких или совсем посторонних. Подобную помощь могут оказать группы психологической поддержки.

    В современной литературе понятие групповой терапии используется в трех значениях:
    1. Групповая терапия — как совместная деятельность пациентов в лечебных целях, направленная на их активизацию, преодоление неконструктивной фиксации на болезненном состоянии, активное вовлечение пациентов в лечебный процесс, расширение круга интересов и сферы контактов, развитие коммуникативных навыков. Основные формы групповой терапии — трудотерапия, двигательная и спортивная терапия, музыкотерапия, арт-терапия (терапия искусством), различные виды терапии занятостью, «клубы бывших пациентов» и др. Групповая терапия находит свое применение в комплексной системе восстановительного лечения и профилактики (особенно вторичной и третичной) самых широких контингентов больных.
    2. Групповая терапия — как психотерапия, использующая отдельные психотерапевтические методы в группе больных (гипноз, аутогенная тренировка, разъяснение, убеждение и пр.). Психотерапевт занимает позицию, аналогичную его позиции в индивидуальной психотерапии, выступая в качестве основного инструмента психотерапевтического воздействия, а взаимоотношения и взаимодействия, возникающие между участниками группы, в лечебных целях не используются. Практически единственным групповым феноменом, который учитывается психотерапевтом в данном случае, является групповая индукция.
    3. Групповая терапия — как вид групповой психотерапии. Однако большинство авторов различают эти два понятия, рассматривая в качестве групповой психотерапии лишь процесс, основанный на групповой динамике, где основным инструментом психотерапевтического воздействия является психотерапевтическая группа .

    Существует огромное множество методов групповой и индивидуальной терапии: это арт-терапия, аутогенная тренировка, библиотерапия, техника взрыва, суггестия (внушение), самовнушение, гештальт-терапия, гипноз, гипнотерапия, наркосуггестия, дебрифинг, игровая психотерапия, музыкотерапия, техника наводнения, нейролингвистическое программирование, оперантное обусловливание, поэтическая терапия, психоаналитическая терапия, терапия творческим самовыражением, разговорная терапия, theraplay (терапевтическая игра), холдинг-терапия и др. Наиболее интересным, на наш взгляд, является метод психодрамы. Он нем и пойдет речь.

    1. Определение психодрамы. Понятийный аппарат

    Психодрама — метод психотерапии и психологического консультирования, созданный Якобом Морено. Классическая психодрама — это терапевтический групповой процесс, в котором используется инструмент драматической импровизации для изучения внутреннего мира человека. Это делается для развития творческого потенциала человека и расширения возможностей адекватного поведения и взаимодействия с людьми . Современная психодрама — это не только метод групповой психотерапии. Психодрама используется в индивидуальной работе с клиентами (монодрама), а элементы психодрамы широко распространены во многих областях индивидуальной и групповой работы с людьми.

    Следует отметить, что именно психодрама, является первым методом групповой психотерапии, разработанным для изучения личностных проблем, мечтаний, страхов и фантазий. Она основывается на предположен. что исследование чувств, формирование новых отношений и моделей поведения более эффективно при использовании действий, реально приближенных к жизни.
    В некотором смысле психодрама несколько напоминает методы лесной терапии. Возможно, психодрама имеет более значительный потенциал для трансформации пятиминутного словесного обмена мнениями в получасовое активное исследован чем другие виды групповой работы. Интенсивность переживаний усиливается использованием разнообразных психодраматических приемов, которые облегчают выражение чувств и эмоций .

    У психодрамы есть два применения — она может быть способом для решения личных сложностей человека, а может быть средством для самопознания и саморазвития. И эти два применения естественно сопутствуют и дополняют друг друга. Человек, который разыгрывает свой внутренний мир (в психодраме его называют протагонистом) может посмотреть со стороны, как устроен его внутренний мир. Благодаря этому, он может понять, что именно он хочет изменить и каким образом он может это сделать. Порой эти изменения достаются с большим трудом. Ему приходится переживать сложные чувства, от которых он долгое время убегал, принимать непростые решения в своей жизни, прощаться с теми, с кем очень больно расставаться .

    Психодраматические группы обычно состоят из 8 — 16 участников и ведущего психодрамы (его называют Директором). Группы бывают длительными — от нескольких месяцев до нескольких лет, и короткими — на несколько часов или 1-2 дня. Длительные группы обычно закрыты и не предполагают возможность присоединения к ним новых участников.
    Работа группы начинается с разговора или простых упражнений, которые облегчают общение между участниками и способствуют возникновению атмосферы доверия и сплоченности. Потом ведущий спрашивает: «Кто хотел бы поработать над своей проблемой в психодраматическом действии?» И из тех людей, кто проявил желание поработать, выбирается один или два человека. В длительной группе процесс организован таким образом, чтобы каждый, кто хочет поработать над своей проблемой, смог это сделать (возможно, и несколько раз) .

    В некоторых ситуациях психодраматическое действие может быть не реальным, а символическим. Человек, рассказывая о своей ситуации, может описать ее как «грабли, на которые он постоянно наступает». В психодраме есть уникальная возможность встретиться с «граблями» — и поговорить с ними. Узнать, давно ли они с ним, откуда взялись и зачем бьют по лбу. Может быть, найти им какой-то лучшее применение — «не на дороге лежать, а быть полезным инвентарем в приусадебном хозяйстве» .

    В психодраме можно разыграть внутренний конфликт. Например, практически каждого касается ситуация выбора между «можно», «нужно» и «хочу»… Мы часто говорим себе: «Надо делать это…, надо делать то…». И в это же самое время что-то внутри сопротивляется и канючит: «Не хочу…, не буду!…». И эти два голоса могут встретиться друг с другом в психодраматическом пространстве, чтобы протагонист смог увидеть, в чем глубинный смысл этих разногласий, посмотреть «как будто другими глазами», увидеть картину целиком. А может быть эти голоса услышат и поймут друг-друга — сами или с помощью посредника. И протагонисту может быть очень важно постепенно учиться быть таким посредником для собственных голосов .
    Ролевая игра — широко применяемый в психодраме прием — состоит в исполнении какой-либо роли в любительском представлении. Кроме того, ролевая игра используется как терапевтический прием в различных терапевтических подходах, особенно интенсивно в гештальт-терапии и поведенческой терапии для разучивания и совершенствования желательного и адаптивного поведения. Ролевая игра занимает центральное место в психодраме.
    В ходе работы составляется социограмма — специальная схема межличностных отношений, отражающая направленность аттракции, отвержения и безразличия в группе. Психодрама признает естественную способность людей к игре и создает такие условия, при которых индивидуумы, исполняя роли, могут творчески работать над личностными проблемами и конфликтами. Морено противопоставлял психодраму пассивности психоанализа. Он верил, что психодрама дает возможность активному экспериментированию как с реалистичными, так и нереалистичными жизненными ролями. Гуманиста Морено привлекало, что человек, который играет роль «Бога», получает возможность более полно исследовать свои чувства и может способствовать своей самоактуализации. В целях исследования личностно значимого материала нельзя запрещать во время психодраматического занятия члену группы играть любую из ролей — будь то жестокий убийца, обольстительный соблазнитель, нереалистичный или гротесковый персонаж.
    Морено подчеркивает, что между исполнением роли в психодраме и игрой в настоящем театре существует кардинальное различие, поскольку профессиональные актеры играют то, что написали авторы, и они ограничены в своих диалогах авторским текстом. Профессиональный актер должен обладать способностями перевоплощаться в того персонажа, которого он играет, исполняя роль именно в театральном представлении, а не в реальной жизни. В психодраматическом представлении актерство может оказаться помехой. Нередко профессиональные актеры подвергаются атакам в группах встреч за то, что прячутся за свои фальшивые фасады.
    Морено отмечал, что множество людей реализует ролевое поведение в реальной жизни подобно актерам в театре. У них отсутствует спонтанность, они вовлечены в осуществление бессмысленных ритуалов и ведут себя в рамках тех ролей, которые предлагают им окружающие. Возьмем, к примеру, людей, которые одинаково вежливо улыбаются и в радости, и в горе, не желая обсуждать при других свои актуальные эмоциональные переживания. Психодрама дает возможность преодолеть устойчивые модели поведения по сценарию.
    В отличие от традиционного театра психодрама поощряет изучение реальных и важных для участников ролей. Сценарий и постановка являются результатом работы не автора и режиссера, а самого участника. Гораздо более волнующие, чем традиционные представления, психодраматические представления могут по-настоящему захватывать и актеров, и аудиторию.
    Понятие спонтанности и родственное ему понятие творчества составляют ядро теории действия и личности Морено. Оба эти понятия основываются на его наблюдениях за ролевыми играми детей и опыте работы в «спонтанном театре». Морено обратил внимание на психотерапевтическое значение той внутренней свободы, которую демонстрировали дети, играющие в венских парках. Казалось, что они не подвержены воздействию поведенческих стереотипов и способны полностью переселяться в мир своих фантазий. «Спонтанный театр» был создан Морено в ответ на его разочарование в традиционном театре, главным недостатком которого он считал заложенную в сценарии ригидность социально-ролевого поведения. Морено видел, что люди становятся похожими на роботов, некими подобиями машин, лишенными индивидуальности и творческих возможностей. Именно поэтому в психодраме нет специально написанных ролей и сценариев, актеры могут основываться на знакомых переживаниях или следовать любому, пусть даже не изведанному для них пути. Этот метод в значительной степени контрастирует с традиционным театром, в котором пьеса еще и еще раз проигрывается в поисках оптимальной игры.
    Морено рассматривал спонтанное поведение в психодраме в качестве «противоядия» все возрастающей ригидности социально-ролевого поведения. Члены психодраматических групп расширяли ролевой репертуар, исследовали индивидуальные особенности и по мере разыгрывания представления находили решения специфических личностных проблем.
    В общепонятном значении сценария у участников психодрамы нет. В качестве сценария выступает программа поступательного развития, выработанная в раннем детстве под влиянием родителей и определяющая поведение индивидуума в важных моментах его жизни — позволяя участникам изменить привычные поведенческие стереотипы, освободиться от тревоги, актуализировать свой человеческий потенциал, она помогает им достичь иного жизненного статуса. Создается впечатление, что, по Морено, эволюция приведет к тому, что выжить смогут лишь творческие личности.
    Спонтанность — это тот ключ, который приводит к пониманию идеи творчества. Как говорил Морено: «Творчество — это спящая красавица, которая для того, чтобы проснуться, нуждается в катализаторе. Таким хитрым катализатором творчества является спонтанность» (Могепо, 1974а, р. 76). Другими словами, идеи возникают во время спонтанного действия, а при удаче и достаточной настойчивости могут привести к творческому акту.
    Конечным продуктом творческого процесса являются «культурные консервы» (Bischop, 1964). «Культурные консервы» — это то, что сохраняет культурные ценности: язык, литература, искусство, ритуалы. «Консервы» связывают людей с прошлым, а усвоенные благодаря им устойчивые модели поведения, стереотипы мышления помогают решать новые проблемы, преодолевать критические ситуации. Хотя консервация необходима для выживания культуры, при отсутствии процессов творчества развитие культуры только посредством консервации невозможно.
    Упор на спонтанность не означает, что во время психодрамы не используются привычные действия. Понятие «спонтанность» у Морено содержит две основных переменных: адекватный ответ и новизна. Таким образом, поведение должно быть как новым, так и адекватным для данной ситуации. Тот член группы, который не знаком с культурными и социальными ограничениями, может во время представления, разыгрывая какую-то роль, выдать спонтанное поведение, но оно будет рассматриваться как патологическое.
    Терапевтические цели в психодраме часто включают в себя знакомство клиента с культурными и социальными ограничениями с одновременным облегчением процесса развития творческой спонтанности. Согласно Морено, современные люди боятся непосредственного и эмоционального (спонтанного) общения так же, как примитивные люди боялись огня до тех пор, пока они не научились добывать его. Морено использовал театр в качестве лаборатории для исследования спонтанности. Он обнаружил, что можно научиться спонтанности, и начал разрабатывать специальные психодраматические приемы для тренировки спонтанных действий.
    Спонтанность сближает психодраму с другими групповыми подходами, делающими акцент на принцип «здесь и теперь». Проблемы и взаимоотношения не обсуждаются в словесной форме, они переживаются в реальном действии в настоящий момент. В психодраматическом действии нет прошлого и будущего, есть только настоящее. Естественные барьеры времени и пространства стираются. При психодраматической конфронтации прошлые проблемы и будущие страхи разыгрываются по принципу «здесь и теперь». По сути, психодрама дает участнику возможность объективировать значительные события прошлого, которые хранятся в его памяти .

    Она имеет много общего с театральной постановкой, но есть и существенные отличия. Одно из главных — это импровизация. В психодраме сюжет, сценарий действия рождается в момент самого действия. Еще одно отличие в том, что в психодраме разыгрывается реальный личный опыт человека, и он сам выступает главным действующим лицом в этом спектакле. В этом смысле психодрама реальнее, чем любая придуманная пьеса. Но сила психодрамы в том, что есть возможность отойти от этой реальности и использовать фантастическую сверхреальность, где вещи и животные могут говорить, где чувства воплощаются в персонажей, где части личности действуют как самостоятельные герои, где мертвые оживают и где возможны волшебства и чудеса. Еще одной замечательной возможностью психодрамы является техники, которых нет в театральной практике (обмен ролями, дублирование, зеркало и многие другие), позволяющие постичь состояние другого человека и взглянуть на себя его глазами, помогающие исследовать многие скрытые уголки собственного Я .

    В отличие от гештальт-терапии, акцентирующей внимание на текущие чувства и отношения, руководители психодраматических групп не призывают к постоянному пребыванию в текущей ситуации. Они могут посвящать занятия прошлому или будущему в зависимости от воспринимаемых ими желаний участников. Принцип «здесь и теперь» в психодраме есть некоторое расширение настоящего, которое включает и повторение прошлых встреч, и подготовку к будущим. Упор делается на то, что результат реального переживания и эмоционального отреагирования во многом отличается от результата словесного обсуждения прошлых событий и скрытых чувств (Shaffer & Galinsky, 1974). Психодраматическая конфронтация по принципу «здесь и теперь» является основой для реализации терапевтической цели проявления спонтанности в реальной жизни.
    Якоб Морено считал «теле» особо важным понятием психодрамы. Спонтанность и творчество — это динамические понятия. Морено разделяет с психоаналитиками веру в силу энергии переноса. Однако он расценивает понятие «перенос» как явно недостаточное для обозначения тех сильных переживаний, которые возникают в терапевтических группах. В то время как понятие «перенос» обозначает односторонний процесс передачи эмоций от клиента психологу, а «контрперенос» — от психолога клиенту, «теле» обозначает двусторонний процесс передачи эмоций между клиентом и психологом.
    Понятие «теле» включает в себя негативные и позитивные чувства, возникающие между людьми в психодраматическом действии. Морено определил это понятие как «вчувствование людей друг в друга, цемент, который скрепляет всю группу» (Могепо, 1945, р. xi), «поток двусторонней эффективности между индивидуумами» (Могепо, 1956, р. 62). Другими словами, понятие «теле» можно определить как взаимосвязь всех эмоциональных проявлений переноса, контрпереноса и эмпатии. В то время как эмпатия — это как бы одностороннее вчувствование одного человека во внутренний мир другого, «теле» представляет собой взаимный обмен эмпатиями и признаниями. Когда члены группы меняются ролями или пытаются посмотреть на мир чужими глазами, они вовлекаются в отношения «теле».
    Результатом использования понятия «теле» в изучении групп является признание того, что мы видим других не такими, какие они есть на самом деле, а такими, какими они проявляются в отношении к нам. Групповая психодрама есть тот «полигон», который позволяет проанализировать наше восприятие других людей. Понятие «теле» особенно значимо для социодрамы, специального вида психодрамы.
    В социодраме темой исследования является сама группа, поэтому вместо исследования личностных проблем участники социодрамы изучают те проблемы, которые возникают во время их совместной работы. Члены группы проигрывают роли для изучения собственных переживаний, обусловленных, например, такими социо-культурными проблемами, как расизм, предрассудки, взаимоотношение поколений, конфликты с полицией и т.п. При помощи творческих и спонтанных действий участники изучают восприятие, ответные реакции, чувства, модели поведения, пытаются улучшить взаимоотношения в группе и продвинуть групповое взаимопонимание .

    Психодрама является весьма действенным методом групповой терапии, давая членам группы в наибольшей степени раскрыть свою истинную сущность, продемонстрировать свое альтер-эго и сделать для себя выводы о причинах тех или иных проблем, возникших в их жизни. Согласно Морено, идея о психодаме как лечебном методе возникла у него после того, как знакомая актриса рассказала ему о своих конфликтах с женихом. С помощью труппы театра Морено поставил историю актрисы на сцене. Этот опыт оказался значимым и успешным как для самой пары, так и для остальных членов труппы. Затем Морено приступил к более формализованным экспериментам с групповыми представлениями, разрабатывая разнообразные приемы, которые впоследствии стали существенной частью психодраматического подхода . Далее мы подробно рассмотрим процесс психодрамы.

    2. Психодраматическая сессия.

    Процесс псиодрамы, согласно Морено, состоит из трех стадий:

    1. разогрев;

    2. действие;

    3. шеринг.

    Морено была предложена и четвертая стадия психодрамы — это анализ или процессинг. Эти стадии всключает в себя традиционные практически для всех методов психотерапии фазы. После заключения начального контракта о начале работы, терапевт, раскрывая психодраму, старается сфокусироваться на тех проблемах, к которым он вместе с клиентом обратится в процессе терапии .

    Психодраматическая сессия начинается с разогрева, это может быть двигательное или медитативное упражнение, призванное поднять уровень энергии в группе и настроить участников на определенные групповые темы. Затем происходит социометрический выбор протагониста, то есть того участника, на которого в течение данной сессии будет работать вся группа. Выбор происходит так: ведущий и участники, желающие разобраться со своей темой, выдвигают свои стулья вперед, образуя «внутренний круг». Затем каждый из участников рассказывает, с чем он хотел бы поработать, а люди, сидящие во внешнем круге, внимательно слушают. Когда темы понятны всем, представители внешнего круга делают свой выбор по критерию «какая тема для меня сейчас наиболее актуальна». Очень важно, чтобы выбиралась именно тема, а не человек, который ее представляет, поскольку только в этом случае выбранная для работы тема будет групповой.

    После того, как выбор сделан, начинается этап действия. Сцену за сценой протагонист, с помощью участников группы, драматически проигрывает волнующую его ситуацию. Сначала протагонист выбирает из участников группы того, кто будет играть его самого в тех случаях, когда он сам будет в другой роли. Затем — выбираются участники на роли важных для его жизненной ситуации персонажей (это могут быть как реальные люди, так и его фантазии, мысли и чувства). Формы разыгрывания варьируются от буквального воспроизведения реальных событий до постановки символических сцен, никогда не имевших места в реальности. С техниками психодрамы и примерами сессий можно познакомиться, прочитав, например, книгу Д. Киппера «Клинические ролевые игры и психодрама». Этап действия заканчивается, когда контракт, заключенный с протагонистом, выполнен, то есть найдено решение проблемной ситуации или протагонист чувствует, что получил достаточно информации о ситуации. Формы завершения этого этапа зависят от контракта, заключенного между ведущим и протагонистом.

    После этапа действия проходит шеринг — обмен чувствами между участниками действия и зрителями. Сначала участники, игравшие роли, делятся своими переживаниями «из роли», то есть рассказывают о том, как им было быть, например, мамой протагониста. Затем уже вся группа делится чувствами «из жизни», то есть участники рассказывают о похожих ситуациях, происходивших в их жизни, о чувствах, которые у них были во время действия или наблюдения за ним. Шеринг — очень важная часть групповой работы, выполняющая множество функций, важнейшей из которых является возможность для группы вернуть протагонисту ту душевную энергию, которую он вложил, а для протагониста — возможность почувствовать, что он не одинок в своих переживаниях. На шеринге категорически запрещено все, что может ранить протагониста или участников группы — мысли, оценки, советы по поводу ситуаций. Говорить можно только о своих чувствах и о событиях своей жизни .

    Конечным результатом психодраматического процесса является изменение в структуре организации перцептивного поля участников, получившее название инсайт. Инсайт — это вид познания, который приводит к немедленному решению или новому пониманию имеющейся проблемы (Greenberg, 1974). Групповая психодрама ставит своей целью создание такого климата в группе, в котором возможны максимальные проявления катарсиса, познания и инсайта. Психодрама дает участникам возможность заново пережить важные события своего прошлого, используя разнообразные приемы. Как правило, наивысшее эмоциональное напряжение возникает в группе во время сценического действия, а не после него, при обсуждении информации или групповом анализе. Однако иногда инсайт может возникать одновременно с катарсисом, а также при обсуждении переживаний, возникших в ходе психодраматического действия.
    Понятие катарсиса восходит к античным трагедиям. Древнегреческие драматурги верили, что инсценированные трагедии освобождают зрителей от чрезмерно сильных эмоциональных переживаний. Возникающий групповой катарсис рассматривался ими как способ, помогающий зрителям лучше понять некоторые аспекты своих личностей.
    Хотя в психодраме используется понятие катарсиса в том значении, которое определил для него Аристотель, — эмоциональное потрясение и внутреннее очищение (в этом же значении использовал понятие катарсиса и Фрейд) имеет лечебный эффект.
    Морено считал, что он пошел дальше Фрейда в разработке терапевтической ценности катарсиса. В античных трагедиях катарсис является вторичным по значимости по сравнению с сюжетной линией; в психоанализе катарсис является вторичным по сравнению с последующим анализом, но в психодраме процесс катарсиса и интеграции более важен, чем сценарий или анализ переживаний и действий (Ginn, 1973). Психодраматическая ситуация словно специально предназначена для полного эмоционального освобождения. Сила испытываемая участниками катарсиса зависит от их спонтанности. Катарсис испытывают как авторы конкретной драматической ситуации, использующие личностно значим материал, так и актеры, воплощающие эту ситуацию на сцене.
    Аудитория в психодраме может быть также вовлечена в процесс переживания катарсиса. В то время, как Морено создавал свой «спонтанный театр» и работал с учением о психодраме, зрителями психодрамы были только непосредственные участники драматического психотерапевтического действия. В настоящее время аудитория может состоять из людей, которые не принимают участия в данной психодраматической ситуации, но эмоционально вовлекаю в атмосферу занятия. Согласно Морено, различие между зрителями традиционного театра и зрителями психодрамы можно сравнить с различием между человеком, который смотрит фильм об извержении вулкана, и человеком, который непосредственно наблюдает у подножия вулкана за его извержением (Moreno, 1974b) .

    Заключение

    Психодрама, являясь прямым спонтанным действием, обнажающим чувства, переживания и эмоции людей, вовлеченных в терапевтическую группу, считает одним из наиболее эффективных и успешных методов психологического консультирования и терапии. Главный парадокс этого метода психотерапии заключается в том, что «все эти сложности, тонкости, особый язык, метод, отношнеия между терапевтом и клиентом — все это существует и строится ради того, чтобы, в конце концов, стать ненужным. Психотерапия должна сама себя изжить. Возможно, человек вновь решит когда-нибудь к ней прибегнуть, но это уже другая история», — полагает кандидат психологических наук, ведущий специалист психодраматического подхода в России Екатерина Михайлова.

    Таким образом, психодрама, воссоздавая те или иные бытовые ситуации, апеллирует к психоэмоциональной составляющей личности индивидуума, помогая ему пройти путь самопознания в условиях взаимопонимания со стороны партнеров по группе поддержки и четкому следованию рекомендациям специалиста-психолога.

    Список литературы

    1. Горностай, П. Психодрама — это действие души. — lodhelp.ru/psihidrama.html

    2. Лурье, Ж., Корниенко, П. Путешествие в психодраму. — ж-л «Твой психолог», №2, июнь-июль 2009г

    3. Михайлова, Е. Психодрама: сколько нужно слез, чтобы изменить свою жизнь? — psynawigator.ru/articles.php?code=171

    4. Психотерапевтическая энциклопедия. — С.-Пб.: Питер. Б.Д. Карвасарский, 2000

    5. Рудестам, К. Групповая психотерапия. — С.-Пб.: Питер, 1998

    Что такое психодрама?

    На традиционных занятиях по групповой терапии участники обычно обсуждают свои страхи и опасения друг с другом и с обученным терапевтом, но обычно практически нет физического взаимодействия или ролевых игр. В 1921 году д-р Джейкоб Л. Морено разработал альтернативную технику групповой терапии, в которой участники фактически исследовали эти проблемы, как будто они были актерами в своих собственных пьесах или фильмах. Другие члены группы будут поощряться «директором» терапевта играть вспомогательные роли, в то время как ведущий «актер» импровизирует сцену из его или ее собственной жизни. Эта комбинация драмы и психотерапии известна как психодрама и используется во всем мире как способ заставить участников выразить себя через действие, а не просто разговор.

    Психодрама ближе к импровизационному театру, чем сценарий драмы. Терапевт или фасилитатор может создать базовую сцену и даже предоставить несколько реквизитов, но клиент должен изучить свои внутренние эмоции и создать персонажа. Например, человека, страдающего от низкой самооценки, могут попросить воссоздать типичный день в школе, когда другие участники изображают друзей, учителей, хулиганов или родителей по ходу сцены. Через психодраму пациент может безопасно взаимодействовать с этими прошлыми воспоминаниями и выражать то, что он или она не могли выразить в то время.

    Некоторые терапевты также используют психодраматические упражнения, чтобы помочь участникам групповых занятий развить доверие и уважение друг к другу. Типичный сеанс психодрамы начинается с очень простых разминочных упражнений, похожих на техники визуализации и фокусировки, используемые профессиональными актерами. Как только участники разогреваются эмоционально и физически, ведущий может выбрать одного члена группы в качестве ведущего или ведущей женщины в короткой пьесе, основанной на его или ее жизни. В отличие от драматической терапии, когда группу могут попросить сыграть сценарий, психодрама подчеркивает спонтанные реакции и жизнь в моменте.

    Во время психодраматического представления у главного героя могут возникнуть как поддерживающие, так и антагонистические персонажи Один участник может сыграть роль супруга, совершившего насилие, а другой может сыграть ребенка главного героя или спасателя. Терапевт, обученный психодраме, всегда должен быть готов вмешаться, если действие становится слишком стрессовым или травмирующим для участников. Психодрама может привести к некоторому психологическому катарсису, но ее основной целью является предоставление участникам моментов ясности или понимания их состояния, физически разыгрывая их страхи и принуждения.

    Однако психодрама не ограничивается миром психотерапии. Многие мотивационные спикеры и групповые тренеры используют ролевые игры и импровизацию, чтобы стимулировать более творческое мышление среди членов команды. Иногда подчиненного просят взять на себя роль руководителя, чтобы почувствовать жизнь с другой стороны двери офиса. Членов группы также могут попросить сыграть роль потенциальных клиентов или сотрудников конкурирующей компании. Все эти упражнения помогут выявить любые недостатки в проекте или потенциальные проблемы с восприятием.

    Психотерапевты, которые хотят включить психодраму в свои групповые занятия, как правило, должны пройти специализированное обучение, прежде чем они смогут претендовать на психодраму как на специальность. Учения доктора Морено и других пионеров в этой области все еще преподаются сегодня, и должным образом подготовленный психотерапевт должен быть в состоянии контролировать сеансы психодрамы и знать, когда вмешиваться и когда позволять сцене продолжаться. Многие сеансы психодрамы заканчиваются открытым и честным обсуждением любых вопросов, возникших на сцене. Это позволяет участникам эмоционально охладиться и проанализировать свои собственные реакции на все, что произошло.

    ДРУГИЕ ЯЗЫКИ

    Психодрама как метод групповой психотерапии

    Министерство  образования и науки Российской Федерации

    Федеральное государственное бюджетное образовательное  учреждение

    высшего профессионального  образования

    «Липецкий государственный  технический университет»

     

     

     

     

     

     

     

     

    Кафедра психологии

     

     

    Итоговая работа

     

     по дисциплине «Теоретические основы методов

    социально-психологического воздействия»

     

    Психодрама как метод групповой психотерапии

     

     

     

     

     

     

     

    Выполнил:

    студентка группы ПХ-08      Куликова М.В.

     

     

    Принял:  

    ст.преподаватель        Бунькова И.П.

     

     

     

     

     

     

     

     

    Липецк – 2012

    Содержание

     

    1. Психодрама. Особенности метода       3
    2. Специфика психодрамы         3
    3. Роли психодраматиста (ведущего группы)      5
    4. План тренинга и условия проведения       6

    5. Содержание упражнений тренинга        8

    6. Литература                                   19

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

    Психодрама. Особенности метода

    Психодрама – один из современных методов психотерапии, успевший хорошо зарекомендовать себя за 90-то лет своего развития. Психодрама используется в групповой и индивидуальной психотерапии, в психологическом консультировании, в работе с детьми и подростками, в обучении навыкам и т.д.

    Создатель метода Дж. Л. Морено, определял психодраму как «исследование внутреннего мира и социальных отношений человека средствами ролевой игры». В психодраме схематично разыгрываются разнообразные сцены и ситуации, которые отражают либо реальную жизнь человека, либо его внутренний мир. Это позволяет исследовать сложности человека, как во внешнем, так и во внутреннем мире, – и находить им конструктивные решения. Психодраматическая игра выступает средством восстановления и соединения телесных, эмоциональных и интеллектуальных потребностей человека, возвращая психике открытость, спонтанность и целостность.

     

    Специфика психодрамы

    Психодраматическая работа обычно включает в себя разыгрывание разнообразных сцен и ситуации. Это немного похоже на детскую игру, опыт которой есть у всех людей. Разыгрывание обычно имеет достаточно «схематичный» вид, минимально достаточный для того, чтобы увидеть модель поведения клиента, вызвать переживания или понять структуру ситуации. В группе разыгрывание происходит с помощью других людей, а в индивидуальной терапии с помощью стульев, любых предметов и терапевта.

    Такое разыгрывание часто дает возможность  быстрее понять проблемную ситуацию и освоить новые способы поведения  в ней, чем классическая терапевтическая  беседа.

    По своим задачам психодраматические группы можно разделить на терапевтические, учебные и демонстрационные.

    Группы бывают очень разными  по продолжительности, в диапазоне  от двухчасовой однократной встречи  до серии занятий в течение  нескольких лет.

    Они могут быть открытыми и закрытыми. В закрытые группы не включают новых участников, когда группа уже начала работать.

    Иногда у группы бывает какая-то конкретная тематика, но чаще группы работают по актуальным запросам участников.

    Ведущий может соединять психодраму с другими подходами, например, использовать тренинговые элементы в своей работе или элементы арт-терапии.

     

    Факторы, влияющие на процесс и результат психодрамы

          Психодрама  —    групповой метод,   поэтому при работе   необходимо

    учитывать ряд  моментов, такие,  как:  время и частота сессий  («когда?»),

    пространственное  окружение («Где?»), характеристики клиента  («Для  кого?»), характеристики терапевта («Кем?»), характеристики группы  и  вспомогательных лиц («С кем?»).

          Время и частота сессий.

          Одна сессия может продолжаться  от одного до четырех часов,  а  среднее

    (и оптимальное)  время – два с половиной  часа. Из них около  получаса  длятся фаза разогрева, приблизительно полтора часа –  психодраматическое  действие, а оставшееся время – фаза шеринга. Дополнительные полчаса иногда  требуются для до- или послесессионного процесс-анализа или дискуссии в группе.  Если времени  недостаточно,  то  многие  начатые  эмоциональные  процессы   могут остаться незавершенными. Длинные сессии без перерыва, напротив,  утомляют  и рассредоточивают участников.

          Психодрама может проводиться раз в неделю  с интенсивной работой в

    течение выходных или может быть организована в форме недельных семинаров с не более чем тремя сессиями в день.

          Психодрама   одной   сессии   сравнительно   непродолжительна,   имеет

    ограниченные  цели, действие в ней сосредоточено  на  специфической,  основной конкретной теме.

          Пространственное окружение.

          Психодрама  может быть  организована  в любом   месте,   позволяющем

    физические  перемещения и обеспечивающем приватную обстановку  без внешнего вмешательства. Чаще всего работают в комнате среднего  размера,  с  коврами, покрывающими весь пол, несколькими матрасами, подушками,  удобными  креслами и подвижным освещением. Успех психологического вмешательства сильно  зависит от обстановки,  в  которой  оно  производится.  Атмосфера,  созданная  любой данной обстановкой, будет влиять на эмоциональное состояние группы.

          Характеристики клиента.

          Психодрама  не  нацелена  на  какую-либо  определенную  группу  людей.

    Участники  могут  быть  любого  пола.   Что   касается   интеллектуальности,

    психодрама может применяться не только к умным и образованным  участникам, но и к малообразованным и даже умственно отсталым людям, которые  используют широкий спектр невербальных  техник  психодрамы  как прекрасный  инструмент общения.   Этнический  или   социально-экономический   статус,   религиозная принадлежность –  являются  несущественным  критерием  для  выбора  клиентов психодрамы.

                По  наблюдениям  Келлермана,  психодрама  может быть  полезна   самым разнообразным  людям,  но  некоторые  просто  не  подходят  либо  для  самой психодрамы, либо для обстановки, в которой она проводится. Таким людям,  тем не менее, отлично помогают индивидуальная, групповая, семейная  терапии  или фармакологическое воздействие. Психодрама может оказаться полезной  только тем, кто  способен  и  достаточно  мотивирован  для  того,  чтобы  принимать участие в довольно сложном  психическом  ритуале,  характерном  для  данного подхода.

          Существуют  люди,  для  которых   психодрама  не  является   подходящим методом. Хронические пациенты с неупорядоченным  поведением,  нуждающиеся  в постоянной  реабилитации,    непредставимы   в   психодраме.   Кроме   того, страдающие  острым   психозом,   паранойей,   суицидальными   наклонностями, маниями,  повреждениями  мозга,  социопатические  и депрессивные   пациенты являются плохими кандидатами  для  участия  в  психодраматической  групповой терапии.

                Однако психодраматическое  воздействие было успешным для многих  типов людей, включая заключенных, алкоголиков, наркоманов,  страдающих  заиканием, детей с психическими  травмами,  семей  и  людей,  пребывающих  в  кризисном состоянии;  в  работе  с   подростками,   аутичными   детьми,   закоренелыми преступниками, анорексиками,  лицами,  подвергшимися сексуальному  насилию, алкоголикам  и  онкологическими  больными.  Описан  положительный эффект  в лечении некоторых психосоматических заболеваний.

          Таким образом, психодрама может быть  полезна  большому  разнообразию типов людей, при различных диагностических категориях,  в  индивидуальных  и социальных проблемных областях, в широком спектре поведенческих нарушений.

     

    Роли психодраматиста

          Занятие  психодрамой  – во  многом  требовательная   профессия.   Для

    овладевания  ею  необходимы  сложные навыки  и личные  качества,  которыми большинство людей не обладает. Одно только введение  нужных  вспомогательных ролей в психодраме  – уже монументальная  задача.  Далее,  ведущий должен постоянно сдвигать фокус от сочувствия к постановке, к разрешению  проблемы, к руководству группой, давая ясно почувствовать свою личную вовлеченность.

          Человек,  несущий  ответственность   за   психодраматический   процесс,

    называется по-разному:  директор  психодрамы,  психодраматический  терапевт, ведущий психодраму или практикующий психодраму. Чаще применяется общепринятый термин «психодраматист».

          Профессиональные  роли психодраматиста.

          Все   психодраматисты   играют   несколько   специфических   и   иногда

    перекрывающихся  ролей.  Морено  назвал  их  ролями  режиссера,   терапевта-консультанта и аналитика. Келлерман добавляет четвертую роль  – группового лидера.

     

    Роли              

    Функции

    Навыки

    Идеал

    Аналитик

    Эмпатия

    Понимание

    Герменевтический

    Режиссер

    Постановка

    Режиссура

    Эстетический

    Терапевт

    Перемены

    Влияние

    Исцеляющий

    Ведущий группу

    Управление

    Лидерство

    Социальный

     

          Психодраматисты выполняют четыре взаимосвязанные и сложные задачи.

       1. Как  аналитики   они  ответственны  за  обладание   полной  и  подробной

          информацией  о состоянии протагониста.

       2.  Как  режиссеры   психодраматисты  превращают  полученный  материал   в действо, которое должно быть  стимулирующим  эмоционально  и  приятным эстетически.

       3. Как терапевты  они  вызывают  перемены,  воздействуя   на  протагонистов таким образом,  чтобы облегчить исцеление.

       4. Как ведущие группу  они заботятся о конструктивном  рабочем  климате  в группе,  который  помогал  бы  развитию  поддерживающего   социального   окружения.

            Переплетение  и   взаимодействие   этих   разных   ролей   образует профессиональный образ психодраматиста.

     

     

    План тренинга и условия  проведения

    Оптимальным было бы проводить такой тренинг  в течение 3-х выходных дней, с  вечера пятницы, в субботу и воскресенье.

    Плюсы –  есть время отвлечься от повседневных забот, настроиться на тему тренинга, возможность осмыслить то, что было на тренинге, дома, закрепить усвоенные навыки.

    Минусы  – большая эмоциональная насыщенность, вследствие чего не весь материал будет  усвоен хорошо, необходимость повторения и продолжения работы через определенное время.

    Состав  группы  — разнополый, лучше равное распределение по полу и возрасту, 8-15 человек. Большее количество будет неэффективным, тогда это будет уже другая форма групповой терапии (форум-театр). Возраст – 18-35 лет.

    Обязательно быть на тренинге в удобной одежде и обуви.

     

    Цель тренинга психодрамы: диагностика и коррекция неадекватных состояний и эмоциональных реакций, их устранение, отработка социальной перцепции, углубление самопознания.

    Задачи тренинга:

    1.Творческое  переосмысление собственных проблем  и конфликтов. 
    2.Выработка более глубокого и адекватного самопонимания клиентом. 
    3.Преодоление неконструктивных поведенческих стереотипов и способов эмоционального реагирования.

    4.Формирование  нового адекватного поведения  и новых способов эмоционального  реагирования.

     

    1-й  день тренинга

    Пятница, 18.00-20.00

    Знакомство  с участниками, теоретический экскурс  в психодраму, разъяснение целей и задач тренинга. Большое внимание следует уделить эмоциональному настрою участников, замотивировать их на работу над собой.

    Упражнения  на разогрев, упражнения «В автобусе», «В магазине», «Монолог с двойником». Коллективное обсуждение, рекомендации участникам. В первый день не следует требовать от участников откровенности и раскрепощенности, самопрезентацию лучше также перенести на утро второго дня.

    В конце  сеанса можно предложить группе осмыслить  всё проделанное дома, подготовить  вопросы на следующий день.

     

    2-й  день тренинга

    Суббота, 10.00-18.00, перерыв 12.00-12.30 и 15.00-15.30.

    Тренер может  варьировать расписание сеансов  и перерывов по своему усмотрению, исходя из функционального состояния  группы.

    Приветствие, тренер отвечает на вопросы, которые  возникли у группы.

    Упражнения  на разогрев, самопредставление, «Маски животных и растений» или «Зоопарк», работа с мышечными зажимами, «На троне», «Пустой стул», «Горячий стул». Работа с протагонистом, упражнения «Зеркало», «Обмен ролями», «Дублирование», «Максимизация». Работа с семейными проблемами – «Скульптура семьи», «Письмо». «Театр сновидений» — в конце дня, для релаксации. Обсуждение итогов дня.

    Домашнее  задание группе:

    Подобрать реальную ситуацию из жизни, которую необходимо решить, а для этого её нужно  проиграть. Это может быть конфликтная ситуацию, или просто сложная. Продумать приблизительный круг «актеров» из группы.

     

    3-й  день тренинга

    Психодрама в бизнесе | malofeeva

    Что такое психодрама и чем она полезна бизнесу

    Психодрама – это групповой метод работы. Он был изобретён Якобом Леви Морено в 1921 году. Демонстрация метода состоялась 1 апреля и именно эта дата считается днём рождения Психодрамы.
    Метод основан на игровом моделировании, когда участники ищут новые способы развития старых ситуаций. Позволяет получить новый опыт, адаптироваться к привычным условиям, найти выход из ситуации.

    Включает в себя 3 части: Социометрия  Психодрама  Обучение в группах (групповая работа)

     

    В бизнесе метод доказал свою эффективность, потому что позволяет:

    – Проводить тренинги с любым количеством участников

    – Достичь более высокого процента усвоения темы

    – Избежать сопротивления группы

    – Пробудить творческий потенциал участников

    – Научиться правильно учиться

    – Объединить коллектив через совместную деятельность

    – Акцентировать тему, а не ведущего

    – Научиться правильно говорить. «Я-высказывание»

    Социометрия

    Это метод измерения исследует предпочтения человека в его естественной обстановке.

    Социометрия, как метод, появилась в первую мировую войну, когда основатель метода — Морено работал в лагерях беженцев. Наблюдения за группами позволили ему выявить закономерности метода и сделать первые открытия. В дальнейшем Морено дополнял метод, пока он не превратился в полноценный инструмент для специалистов: психологов, социологов и бизнес-тренеров.
    Социометрия измеряет в группе параметры предпочтений и отвержений, которые не осознаются участниками, но очень важны для диагностики и дальнейшей работы. 

     

    Что даёт измерение в обучении:

    – Быстрая диагностика участников группы

    – Выявление точек напряжения

    – Уровень сплочённости группы

    – Формальное и неформальное лидерство

    Измерению также доступны; степени владения навыком, настроение, уровень агрессии, включённость и многое другое. Т.к. измерение происходит в игровой форме, участники могут даже не подозревать, что их измеряют. Таким образом, удаётся избежать сильного сопротивления.

    В бизнес-тренингах социометрические измерения позволяют быстро и незаметно для участников продиагностировать состояние, настроение, степень включённости участников.

    Психодрама

    Психодрама – если коротко, то это игра. Всё, что человек осваивает, будь то навык, чувство или новую для себя ситуацию он сначала проигрывает, как роль. Например, прежде чем выступать – стоит перед зеркалом и проговаривает текст. Или, если нужно освоить звонки – звонит своим знакомым. Такой подход позволяет сказать: я это сделал! Я это могу! Соответственно, когда в бизнес-обучении идёт обучение, оно идёт как раз через игровое моделирование и другие, специально разработанные техники и технологии, позволяющие участникам более успешно пройти обучение.

    Как это происходит на тренингах?

    • Тренинг строится строго по технологии:(анализ произошедшего).процесс-анализ(внутригрупповое обсуждение пройденного упражнения), шеринг, упражнение, разогрев   

    • Такой подход помогает участникам перестать беспокоиться, что их начнут оценивать и критиковать, и обратить своё внимание на тему тренинга.

    • Технологичность также способствует тому, что участники обращают меньше внимания на ведущего, а больше на группу в целом и на действия, в которых активно участвуют. Главная роль ведущего в тренинге – создать условия участникам для изменения тренируемых навыков и принятия неизбежных перемен.

    Групповая работа

    Группа или групповой формат работы эффективен, потому что акцент в обучении делается на тренировке навыка. Такой подход даёт возможность участникам, вне зависимости от их первоначальной активности и любви к обучению, получить свой опыт, без указаний сверху. В психодраме для этого используются специальные техники:

    Психодраматические техники групповой работы помогают:

    • Снять напряжение участников (я не под прицелом, есть и другие, уже не так страшно)

    • Обозначить обучение рамками темы (я тренирую ТОЛЬКО свой профессиональный навык)

    • Разогреть участников (я всего лишь делаю упражнения, выполняю задания, ничего сложного)

    • Тренировать навыки (я учусь вместе со всеми, я смотрю как это получается у меня и у других)

    • Обсуждать достоинства и недостатки работы других через специальную форму «Я-высказывание» (никто меня не критикует, я никого не критикую)

    • Получить новый профессиональный опыт (теперь я знаю, как это делать по-другому, лучше для меня)

    • Минимизировать влияние личного опыта тренера на группу (меня никто не учит, я сам учусь)

    • Учиться самостоятельно (Я знаю, как я учусь, значит я могу учиться всегда. Это интересно. Это меня меняет. Я расту как профессионал. Я себе нравлюсь. Мне нравится моя работа. Компания обо мне заботится!)

    Психодрама

    Психодрама, экспериментальная форма терапии, позволяет тем, кто проходит лечение, исследовать проблемы с помощью методов действия (драматических действий). Этот подход включает в себя ролевые игры и групповую динамику, чтобы помочь людям лучше понять эмоциональные проблемы, конфликты или другие области трудностей в безопасной, надежной среде.

    Люди, ищущие терапию, могут посчитать психодраму полезной для развития эмоционального благополучия, а также когнитивных и поведенческих навыков.

    История и развитие психодрамы

    Джейкоб Морено, психиатр 20-го века, разработал психодраму в начале 1900-х, проведя первое занятие в 1921 году. Этот подход родился из его признания важности группового подхода к терапии и его общих интересов в философии, театре и мистика. В конце 1930-х он основал госпиталь Бикон, в котором был терапевтический театр, где психодрама могла быть частью терапии, а в 1942 году он основал Американское общество групповой психотерапии и психодрамы.После его смерти в 1974 году его жена Зерка продолжала путешествовать, обучая и обучая других подходу.

    Среди других заметных фигур — Мартин Хаскелл, который работал с Морено в 50-х годах и был одним из первых пионеров этого подхода, Эя Фечнин Бранхам, тренер на Юго-Западе, Энн Анселин Шутценбергер, которая помогла пионером психодрамы во Франции и по всей Европе, Гретель Лойц, ранний европейский психодраматист, и Марсия Карп, которая была первым пионером психодрамы в Великобритании.

    Теория и цель психодрамы

    Морено описал психодраму как «научное исследование истины драматическим методом». Подход, основанный на принципах творчества, спонтанности, сочетает в себе социометрию, групповую динамику и ролевую теорию, чтобы вызвать когнитивные, эмоциональные и поведенческие реакции у тех, кто проходит лечение, и помочь им достичь новой точки зрения за счет лучшего понимания своей роли в процессе лечения. жизнь, способы их взаимодействия с другими людьми и вещи, которые могут создавать проблемы или ограничивать изменения в их жизни.

    Посредством психодрамы люди, проходящие лечение, часто могут развить свое использование языка и перспектив, поскольку они используют методы действий для изучения прошлых, настоящих или будущих событий. Поскольку психодрама может помочь людям увидеть себя и свои ситуации со стороны, сеанс психодрамы часто становится безопасным местом для людей, чтобы исследовать новые решения трудностей или проблем, независимо от того, коренятся ли они во внешних причинах или в прошлых ситуациях.

    Техники, используемые в психодраме

    Сеансы психодрамы часто проводятся как еженедельные сеансы групповой терапии, обычно состоящие из 8-12 человек.Сеансы обычно длятся от 90 минут до 2 часов. Каждая психодрама фокусируется на жизненной ситуации одного человека, при этом члены группы берут на себя роли по мере необходимости.

    Сеанс обычно выполняется в три фазы: фаза разогрева, фаза действия и фаза совместного использования. С помощью ролевой и драматической игры главный герой и другие участники развивают понимание прошлых проблем, настоящих проблем и будущих возможностей.

    Цель фазы разминки — помочь установить доверие, сплоченность группы и чувство безопасности среди участников.Без доверия члены группы могут чувствовать себя некомфортно, применяя методы действий или исследуя поднятые вопросы или конфликты. Один из приемов, часто используемых при разминке, — это ролевое представление, когда члены группы принимают определенную роль, чтобы представиться. Поскольку в психодраме члены группы часто разыгрывают роли в жизнях других участников, эта техника может помочь понять участникам группы. По мере того, как участники узнают друг друга, один из участников может добровольно выступить в качестве главного героя психодрамы или главного героя психодрамы.

    В фазе действия главный герой — с помощью терапевта — создает сцену, основанную на значимых событиях в текущей жизни главного героя. Терапевт руководит сеансом, в то время как другие члены группы служат вспомогательными эго или личностями из жизни главного героя. Остальные участники группы выступают в роли аудитории.

    Следующие техники чаще всего используются как часть фазы действий:

    • Смена ролей: Главный герой выходит из своей роли и разыгрывает роль значимого человека в своей жизни.Это действие может помочь главному герою понять роль другого человека и помочь директору (терапевту) лучше понять динамику отношений. Это также может помочь увеличить сочувствие главного героя.
    • Отражение: Главный герой становится наблюдателем, в то время как вспомогательные эго берут на себя роль главного героя, разыгрывая событие, чтобы главный герой мог наблюдать. Этот прием может быть полезен, когда главный герой испытывает крайне негативные чувства или чувствует себя отделенным или отстраненным от чувств или эмоций по поводу сцены.
    • Удвоение: Член группы перенимает поведение и движения главного героя, выражая вслух любые эмоции или мысли, которые член группы считает чувствами и мыслями главного героя. Этот прием можно использовать для создания сочувствия к главному герою или для конструктивного и неагрессивного оспаривания некоторых аспектов сцены или действий главного героя.
    • Soliloquy: Главный герой передает внутренние мысли и чувства аудитории. Это может быть сделано при разговоре с дублером или при поддержке директора (терапевта).

    Во время фазы совместного использования режиссер снова переключается на роль терапевта, чтобы облегчить обработку сцены. Считается, что обработка значения обнаруженных чувств и эмоций необходима для того, чтобы произошла трансформация. Фаза обмена предоставляет время для группового обсуждения событий, произошедших в фазе действия. Помимо прочего, аудитория может подумать о том, как их мысли или наблюдения могут повлиять на способы взаимодействия или взаимоотношений главного героя с другими?

    Обучение и сертификация психодраматических терапевтов

    Процесс обучения и сертификации по психодраме регулируется в Соединенных Штатах Американской комиссией экспертов по психодраме, социометрии и групповой психотерапии.

    Лица, желающие пройти сертификацию, должны сначала иметь степень магистра в соответствующей области, пройти не менее 780 часов обучения с лицами, сертифицированными Советом, иметь 52 недели профессиональной практики под наблюдением в психодраме, социометрии и групповой терапии, а также принять участие в 40 занятиях по 50 минут каждое. Те, кто хочет пройти обучение, должны также участвовать в профессиональной деятельности, такой как семинары по повышению квалификации, на протяжении всего процесса сертификации и после получения сертификата.

    Кому может быть полезна психодрама?

    Подход психодрамы оказался успешным в облегчении выражения сильных эмоций и чувств. И наоборот, было показано, что это полезный подход для людей, которые работают над тем, чтобы лучше сдерживать свои эмоции. Поскольку эта техника подчеркивает тело и действие, а также эмоции и мысли, она считается целостной техникой и считается эффективной для широкого круга проблем. Психодрама может оказаться полезным подходом для людей, испытывающих трудности с отношениями, социальными и эмоциональными функциями, травмами, неразрешенной утратой или зависимостью.

    Психодрама также может быть полезной для тех, у кого диагностированы расстройства настроения, личности или пищевого поведения и которые сталкиваются с проблемами идентичности и / или негативным самооценкой, поскольку эта методика может предоставить тем, кто проходит лечение, безопасное пространство и формат, чтобы сообщить о боли. и возникшие проблемы.

    Одно исследование показало, что психодрама эффективна при лечении девочек среднего школьного возраста, переживших травму. Девушки, участвовавшие в исследовании, сообщили, что они менее тревожны, подавлены и замкнуты после участия в группе психодрамы в течение 20 недель.

    Проблемы и ограничения

    Профессионалы, предлагающие подход психодрамы, обычно сообщают об эффективности практики, основываясь на анекдотическом опыте работы с группами и переживании трансформаций. Однако на сегодняшний день существует мало эмпирических исследований, подтверждающих влияние психодрамы. За последнее десятилетие произошел сдвиг в сторону предоставления большего количества эмпирических исследований, демонстрирующих эффективность психодрамы в мотивации изменений в жизни участников.Текущие исследования психодрамы сосредоточены на влиянии группового доверия и безопасности, а также на эффективности фазы обмена.

    Поскольку в психодраме большое внимание уделяется доверию и безопасности, консультанты обычно предварительно проверяют и готовят членов группы к процессу психодрамы. Цель предварительного отбора важна для психодрамы и любой формы групповой психотерапии, поскольку она обеспечивает открытость членов группы для работы над деликатными вопросами. Если установлено, что человек не готов к методу психодрамы, терапевт этически обязан направить этого человека на индивидуальную терапию.Выбор людей, которые хорошо подошли бы для совместной работы в группе, может потребовать от консультанта много времени.

    Эмпирический компонент психодрамы может потребовать длительной фазы разминки, чтобы члены группы развили достаточно доверия друг к другу, чтобы им было комфортно спонтанно разыгрывать аспекты своей жизни, особенно свои проблемы и проблемы. Консультанты обычно должны использовать специальные навыки одновременно, чтобы облегчить процесс построения доверия и перехода к руководству драматической сценой.

    Конфиденциальность также может быть проблемой в психодраме. Когда бы ни использовался групповой формат, консультанту жизненно важно обсудить конфиденциальность с членами группы и работать над тем, чтобы события психодрамы сохранялись внутри группы. В начале опыта групповой психодрамы каждый член группы подписывает договор о конфиденциальности. Однако в настоящее время нет никаких юридических последствий, если член группы нарушит конфиденциальность. Если член группы разглашает информацию о группе, обычно консультант проводит групповое собрание, чтобы демократически решить, оставить ли этого человека в группе или направить его к другой программе или к терапевту.Любая угроза конфиденциальности может повлиять на доверие и безопасность в группе, что может еще больше снизить эффективность психодрамы для участников.

    Артикул:

    1. Американское общество групповой терапии и психодрамы. (2014). Получено с http://www.asgpp.org/asgpp-education.php
    2. Беллофатто, М., и Кирснер, Н. (2013). Расстройства пищевого поведения; Симпозиум iaedp 2012 показывает реальные преимущества психодраматического опыта. Еженедельный дайджест психического здоровья .
    3. Карбонелл, Д., и Партелено-Бареми, К. (1999). Психодраматические группы для девушек, которые переживают травму. Международный журнал групповой психотерапии, 49 (3).
    4. Стандарты сертифицированного практикующего специалиста. (2013). Получено с http://www.psychodramacertification.org/docs/CPStandards.pdf
    5. Химера, К. и Баим, К. (29 августа 2010 г.). Введение в психодраму. Семинар представлен на конференции IASA в Кембридже. Получено с http: //www.iasa-dmm.org / images / uploads / Семинар Чипа Химеры и Кларка Байма по психодраме.pdf
    6. Чанг, С. Ф. (2013). Обзор психодрамы и группового процесса. Международный журнал социальной работы и практики социальных служб , 1 (2), 105-114.
    7. Карп М., Холмс П. и Товон К. Б. (ред.). (2005). Справочник по психодраме . Тейлор и Фрэнсис.
    8. Келлерманн, П. Ф. (1987). Результат исследования в классической психодраме. Исследования малых групп, 18 (4), 459-469.
    9. Киппер Д. А. и Ричи Т. Д. (2003). Эффективность психодраматических техник: метаанализ. Групповая динамика: теория, исследования и практика , 7 (1), 13.
    10. Фото справочник психодраматистов. (2003, 2 июня). Получено с http://www.blatner.com/adam/pdirec/hist/hist72.htm
    11. Проппер, Х. (нет данных). Краткое введение в психодраму, социодраму и социометрию. Получено с http://www.asgpp.org/pdf/psychodrama.conciseintro.pdf
    12. Что такое психодрама? (п.д.). Получено с http://www.psychodrama.org.uk/what_is_psychodrama.php

    Психодрама: уникальный способ решения проблем

    Психодрама — это вид терапии, в которой в качестве основного инструмента используется театральное искусство. Дети, взрослые и пожилые люди могут принимать участие в этом виде терапии. Это может позволить вам войти в контакт с самыми глубокими частями себя и столкнуться с тем, что вас переполняет. Это очень творческий способ решения ваших проблем.

    Последнее обновление: 30 октября 2018 г.

    Психодрама — это вид терапии, который направлен на решение проблем посредством театрализованной демонстрации. Терапевт анализирует действия участников, чтобы определить правильный курс действий. Якоб Леви Морено, румынский психиатр, пришел к мысли, что разыграть то, что с нами происходит, было терапевтическим. В этой статье мы узнаем, как это может помочь вам в решении проблем.

    «Жизнь — игра, не допускающая испытаний. Так что пой, плачь, танцуй, смейся и живи интенсивно, пока не закроется занавес и пьеса не закончится без аплодисментов ».

    -Чарли Чаплин-

    Что такое психодрама?

    Психодрама используется в психотерапии как способ решения проблем пациентов. Может применяться к отдельным лицам, парам, семьям и другим группам. Все зависит от пациента и терапевта. Эта форма вмешательства обычно следует за этим процессом:

    • Разминка. На этой первой стадии психодрамы участники выполняют упражнения, чтобы познакомиться с процессом. Это дает им понимание с самого начала.
    • Драматизация. Пациенту предлагается наглядно объяснить свою проблему.Пациент может разыграть это или выбрать кого-то, кто разыграет это за него.
    • Групповой анализ. На этом этапе участники делятся тем, что они узнали, будучи участниками или зрителями.
    • Закрытие. После того, как каждый участник делится тем, что они узнали во время сеанса, терапевт объясняет их анализ.

    На каждом этапе терапевт вмешивается всякий раз, когда это необходимо, чтобы облегчить течение сеанса. Например, если человек сильно реагирует или ему нужно что-то подчеркнуть, терапевт позаботится о том, чтобы он делал это упорядоченно.Кроме того, каждый человек в группе является активным участником не только во время инсценировки, но и во время анализа и закрытия группы. Это делает каждого участника важной частью процесса.

    Этот процесс успокаивает участников, потому что каждый шаг способствует открытости и вовлеченности. Это поощряется не только на психологическом, но и на физическом уровне упражнениями, намеченными терапевтом. Таким образом, это не полная импровизация. Этот процесс подробно описывается терапевтом, который знает, что лучше для группы.

    Почему психодрама работает?

    Когда у нас возникают проблемы, иногда нам трудно их переварить и понять. Трудно даже понять, что с нами происходит. Через психодраму обретают форму те мысли и эмоции, которые заставляют нас чувствовать себя плохо. Изображение в этом случае похоже на пустую страницу, на которой вы можете писать.

    Демонстрация облегчает выражение трудных для понимания чувств. Это потому, что пациент может увидеть проблему с другой точки зрения.Таким образом, они могут мысленно или физически исследовать различные возможные решения. Пациент также чувствует поддержку со стороны терапевта и группы. Упражнения позволяют пациенту расслабиться и действительно показать, что с ним происходит.

    Незаменим фасилитатор, человек, который руководит процессом и помогает определять различные способы решения проблем. Терапевт также важен, потому что он руководит процессом и определяет, что нужно группе. Они также анализируют вещи, представленные во время сеанса.Например, вы получаете много информации из невербального языка тела. Наблюдение за этим — отличный способ определить невысказанные чувства.

    Психодрама работает еще и потому, что способствует личностному росту посредством моделирования прямого опыта. Кроме того, поощряя то, что мы должны жить настоящим моментом, он расширяет горизонты. Другими словами, он фокусирует наше внимание на том, что происходит здесь и сейчас, и позволяет нам увидеть проблемы с разных сторон. Следовательно, это помогает нам понять наши идеи и мысли с более широкой точки зрения.

    Техники психодрамы

    В психодраме есть много разных способов продемонстрировать проблемы. Терапевты предлагают пациентам разные способы самовыражения, чтобы найти лучшее решение проблемы. Итак, каждый сеанс психодрамы индивидуален. Давайте рассмотрим несколько различных способов физического самовыражения во время психодрамы:

    • Скульптуры. Пациент пытается создать скульптуру одного или нескольких людей, которая выражает чувства и мысли, которые их переполняют.Пациент также может лепить себя. Это прекрасный способ творчески продемонстрировать проблему.
    • Зеркальное отображение. Другие люди разыгрывают проблему пациента, позволяя увидеть ее со стороны. Не только пациент учится как наблюдатель, но участники учатся путем демонстрации.
    • Soliloquy. Пациент говорит о том, что с ним происходит, как будто он думает вслух.
    • Ролевая игра. Здесь один человек играет роль другого участника в какой-то момент демонстрации.Это позволяет этому человеку увидеть проблему с точки зрения другого участника. Это также позволяет человеку лучше понять внешний вид.

    Эти действия всегда сопровождаются терапевтом, который анализирует и вносит предложения по созданию терапевтической среды. И каждый, кто участвует, учится на собственном опыте.

    Вид деятельности зависит от потребностей участников и проблем, требующих внимания. Поскольку терапевт является экспертом, он знает, что должно произойти, чтобы создать атмосферу обучения и самовыражения.

    Что дает психодрама?

    Психодрама приносит пользу пациентам по-разному:

    • Помогает им осознать свои проблемы.
    • Позволяет им исследовать различные решения.
    • Повышает самопознание.
    • Помогает им понимать чувства других людей.
    • Повышает их уверенность в себе.
    • Повышает их творческий потенциал.
    • Помогает им быть более спонтанными.
    • Помогает им жить настоящим.
    • Позволяет им направить свои эмоции.

    Путем демонстрации, интерпретации и анализа мы можем прийти к пониманию того, что с нами происходит с помощью групповой работы и терапевта. Психотерапия — прекрасный способ познать себя, развить свои творческие способности, взять на себя ответственность за свою жизнь и понять других.

    Психодрама — полезный ресурс, который может помочь решить ваши проблемы. Каждый раз, когда вы участвуете, вы повышаете самосознание, усиливаете сочувствие и развиваете творческие способности. Он может освободить вас от любых мыслей и эмоций, которые держат вас в заложниках. Психотерапия — это не только терапевтический инструмент, но также форма выражения и решение того, что вас беспокоит.

    «Психодрама — это новая форма психотерапии, которая может широко применяться».

    — Джейкоб Леви Морено —

    Это может вас заинтересовать …

    Экспериментальная терапия: психодрама и социометрия

    ЭКСПЕРИМЕНТАЛЬНАЯ ТЕРАПИЯ : ПСИХОДРАМА и концепции СОЦИОМЕТРИИ

    Составлено Сарой Гиббс
    Октябрь 2008 г.
    использовано в Bio 245

    Психодрама — это метод групповая психотерапия, при которой человек разыгрывает проблемы и соответствующие события своей жизни, вместо того, чтобы просто говорить о них.Этот метод объединяет когнитивных анализ с экспериментальным и совместным участием . Психодрама была создана Джейкобом Леви Морено , доктором медицины ., в 1921 году. Его философия была основана на оживляющей силе спонтанности и творческой активности в жизни, которую он развил первоначально на основе наблюдений за детьми. в игре. Хотя Морено был современником Фрейда, он чувствовал, что в центре внимания психотерапия должна включать в себя не только «я», но и «я» по отношению к другие.Он считал, что принципы встречи, групповой динамики, действия методы терапии и спонтанность, наряду с другими разработанными им подходами, были ценным вкладом в психологию, социологию и философию. Морено также разработал концепцию социометрии , которая стремится исследовать и понимать роли, которые люди предпочитают играть на протяжении всей своей жизни. Он определил социометрию как «исследование эволюция и организация групп и положение индивидов внутри их.»Он продолжает писать » … наука групповой организации — атакует проблему не из внешней структуры группы, группы поверхность, а от внутренней структуры. Социометрические исследования выявляют скрытые структуры, придающие группе ее форму: союзы, подгруппы, скрытые убеждения, запретные программы, идеологические соглашения, «звезды» выставки »

    Социометрия имеет два основных направления: исследования социометрия и прикладная социометрия.Исследовательская социометрия — это исследование действия с группы, исследующие социально-эмоциональные сети отношений, используя указанные критерии, например Кого из этой группы вы хотите сесть рядом с собой на работе? Кто в в группу, в которую вы обращаетесь за советом по рабочей проблеме? Кто в группе ты видите обеспечение удовлетворительного лидерства в ожидаемом проекте? Иногда называется сетевые исследования, исследовательская социометрия занимается реляционными моделями в небольших (индивидуальные и малые группы) и более крупных популяциях, таких как организации и районы.Прикладные социометристы используют ряд методы, помогающие людям и группам пересматривать, расширять и развивать свои существующие психосоциальные сети отношений. Обе области социометрии существуют для производят, благодаря их применению, большую спонтанность и творческий потенциал обоих отдельные лица и группы. Обучен психодраматическому искусству методы, объединяющие мышление, чувства и действия в поведении, социометристы практикуют в области психологии, консультирование, исполнительное руководство, развитие сообщества и организации.

    Кто может получить выгоду из социометрических и психодраматических терапевтических методов:

    — Взрослые

    — Подростки

    — Пожилые клиенты

    — Заключенные

    — Семьи

    — Жертвы травм / жестокого обращения

    — Наркоманы / алкоголики

    — Клиенты с расстройствами пищевого поведения и другим самоповреждающим поведением

    — Неизлечимо больные клиенты

    — Скорбящие клиенты

    — Психотические клиенты

    — Может быть трудно использовать с детьми младшего возраста.

    Преимущества:

    — Может быть очень эмоционально сильным

    — Ярко экспериментальный

    — Действия и действия против мышления и речи

    — Предлагает поддержку групповой среды

    — Гибкий, креативный

    — Адаптируется ко многим группам клиентов

    Ограничения / недостатки:

    — Может быть очень эмоционально сильным!

    — Правильное использование требует обширного обучения и сертификации

    — Клиенты могут сопротивляться

    — Требуется несколько участников, на самом деле не используется с отдельными клиентами

    — Ограниченное эмпирическое исследование по методу


    ПСИХОДРАМАТИЧЕСКИЕ ТЕРМИНЫ И МЕТОДЫ

    ACT ГОЛОД: желание приблизить действие к завершению, часто возникающее из-за болезненных переживания и незавершенные дела.


    АУДИТОРИЯ: включает тех, кто не играет определенной роли в разыгрывание психодрамы.

    ДОПОЛНИТЕЛЬНОЕ или ВСПОМОГАТЕЛЬНОЕ ЭГО: срок для тех, кто участвует, кроме главный герой и режиссер психодрамы. Вспомогательный обычно изображает кто-то в жизни главного героя, часть выдуманной фигуры, неодушевленный объект, абстрактное понятие или коллективный стереотип, или действует как ДВОЙНОЙ.

    КАТАРСИС: А очищение от эмоций, обычно вызываемое событиями, происходящими в фазе действия психодрамы; это может привести к изменениям и психической интеграции.Любой участник драмы может иметь катарсис: главный герой, помощник, зритель.

    ПРИПЕВ: группе дается указание повторять определенные фразы во время действие, как греческий хор. Этот прием может усилить понимание главного героя. испытать или помочь продвинуть его к более здоровой интеграции.

    ЗАКРЫТИЕ / ОБМЕН: дает участникам (главному герою, вспомогательным лицам) возможность «де-роль», рассказывая о своем опыте и дистанцировании себя из роли.Также может включать членов аудитории.

    КОНКРЕТИЗАЦИЯ:
    процесс преобразования общих вопросов в конкретную сцену или метафор в действительность, то есть конкретизируя «боль в шеи ». Помогает преобразовать абстрактные утверждения / проблемы в нечто большее. бетон, который можно решить.

    ДИРЕКТОР: Облегчает процесс психодрамы; обычно терапевт, ведущий группу.

    DOUBLE: вспомогательный, который стимулирует взаимодействие, облегчая изображение психологического опыта во всей полноте, и кто обеспечивает поддержка в представлении позиции или чувств главного героя.Двойник также служит средством для предоставления более эффективных предложений и интерпретаций главный герой.

    EGO BUILDING: группа ведет честное обсуждение главного героя, подчеркивая только положительные качества, а главный герой смотрит на группу и слушает.

    ПУСТОЙ СТУЛ : пустой стул представляет значимого другого в постановлении, с которым главный герой может разговаривать или взаимодействовать. Часто используется в гештальте терапия.

    ENACTMENT: изображение жизненных ситуаций в драматической форме и физическое разыгрывание встреч, которые существовали только в их воспоминаниях или фантазии. Разыгрывания могут относиться к прошлому, настоящему, будущему, мечтам или фантазии.

    ЗЕРКАЛО: главный герой наблюдает, пока воспроизводится роль, которую он изобразил. вспомогательным. Это «живое» воспроизведение видео.

    МОНОДРАМА: человек играет все части разыгрывания.Преимущества доступ к точке зрения главного героя, и это расширяет кругозор главного героя перспектива через смену ролей. Его также можно использовать в индивидуальной терапии.


    ПРОТАГОНИСТ: человек, играющий главную роль в разыгрывании.
    ПОВТОР: сцены воспроизводятся с изменениями, чтобы получить больше впечатлений вентиляция, более счастливый конец, более эффективная стратегия, снижение чувствительности ответ и т. д.

    РОЛЕВАЯ ИГРА: цель ролевой игры обычно состоит в том, чтобы выработать альтернативу и более эффективные подходы к общей проблеме; часто используется в бизнесе, медицина и образование.

    ОБМЕН РОЛИ: основные участники взаимодействия меняют роли. это эффективен для демонстрации вспомогательному персоналу того, как должна исполняться эта роль. Это также уместно использовать, чтобы помочь главному герою посочувствовать другому точка зрения человека.

    СКУЛЬПТУРА: The главный герой размещает членов группы в физическом представлении аспекта его / ее жизнь; можно использовать с семьями.

    СОЦИАЛЬНЫЙ АТОМ: а диаграмма или изображение, которое представляет отношения между собой и всеми лица (или проблемы), с которыми мы эмоционально связаны.

    (ДЕЙСТВИЕ) СОЦИОГРАММА: Действия из социального атома индивида членами группа.

    СОЦИОДРАМА: форма психодраматического разыгрывания, направленная на прояснение группы темы, а не сосредотачиваться на проблемах отдельного человека.

    СОЦИОМЕТРИЯ: Изучение привлекательности и отталкивания социальных взаимодействие. Социометрические упражнения можно использовать как метод измерения межличностные отношения в группе, которые используются как разминка для группы взаимодействия.

    СПЕКТРОГРАММА:
    способ воздействия социометрия. Группа демонстрирует, как они относятся к проблеме в группе, размещаясь на невидимой линии в комнате. Это помогает объективировать и прояснение бессознательных проблем.

    ЭТАП: область, в которой происходит постановление.

    ДОПОЛНИТЕЛЬНАЯ РЕАЛЬНОСТЬ:
    разыгрывание сцен, которые представляют надежды, страхи и незавершенное психологическое дело, которое может восприниматься как «реальнее», чем события повседневной жизни.

    TELE: Форма взаимной эмпатия и, согласно принципам социометрии, самая основная человеческая связь. Бессознательная и непосредственная связь между двумя людьми, обычно формируется без словесного взаимодействия; можно использовать как основу для выбора актеров в психодраме.


    РАЗМИНКА: техники, используемые для развития сплоченности группы, сосредоточить группу на ее задача, или создать особую атмосферу, ориентацию или тему в группе. Жестяная банка также приводят к выбору главного героя. Примеры упражнений:

    — Люди «представляют» себя группе как другие люди в их жизнь (например, «Я сестра Сары Лиза, и я хочу рассказать вам о ее. «) Может также представить группе своего внутреннего ребенка. Директор может проведите интервью с представителем или внутренним ребенком.

    — Попросите членов группы разделиться на пары и понаблюдать друг за другом, разыгрывая детское событие. или поведение с последующим обменом наблюдениями и открытиями.

    — Управляемые изображения, спектрограммы или создание социальных атомов с последующим обменом

    — Социометрические упражнения для повышения телеинформированности, такие как инструктаж в группе члены, чтобы протянуть руку человеку, который, по их мнению, больше всего на них похож, больше всего похож на член семьи, который больше всего хотел бы узнать больше о и т. д.Затем поделитесь.


    УПРАЖНЕНИЯ НА СОЦИАЛЬНЫЙ АТОМ и СОЦИОГРАММА ДЕЙСТВИЙ

    Социальный атом:

    Схематическое изображение себя по отношению к другим людям и

    жизненные события, а также эмоциональный характер этих отношений.

    — Инструмент для понимания жизненных отношений

    — Основа для исследования социометрической динамики в группах (психодрама)

    — Проясняет настоящее, может стать отправной точкой для изменений.

    На заметку: стирание, изменения, расстояния, размеры, перекрытия, пропуски и др.

    Система обозначений Social Atom:

    = нечеловеческий организм (т.е. домашнее животное), проблема, событие, препятствие и т. д.

    = умерший мужчина

    = умершая женщина

    = привлекательность / позитив чувства

    = отталкивание / отрицательное чувства

    = безразличие / нейтральные чувства

    Типы атомов (сколько можно придумать!):

    — Развитие

    — Будущее / Фэнтези

    — Отношение к еде, наркотикам и алкоголю

    — Родная семья / историческая

    — Родитель / ребенок

    — Межкультурный

    Социограмма действий:

    Члены группы разыгрывают чужие Социальный атом (главного героя)

    — Приносит опыт в настоящее

    — Позволяет взаимодействовать с предметами Social Atom

    .

    — Подчеркивает социометрические отношения и проблемы в группе

    1. Разминка : Люди создают социальные атомы и делятся ими с группой.

    2. Протаганиста выбирает группа (или волонтер)

    — Часто выбирается по характеру вопросов, вызывающих озабоченность большинства членов группы

    3. Главный герой выбирает членов группы, которые будут представлять лица или предметы в его или

    ее социальный атом (вспомогательные)

    — Выбор основан на социометрических принципах, таких как tele

    — Может выбрать участника, чтобы играть сам

    4.Главный герой создает на сцене социальный атом.

    — Размещает отдельных членов группы в местах и ​​на расстояниях, отражающих социальную принадлежность

    Атомная диаграмма

    — Может давать участникам реплики для разговора или способ встать / двигаться и т. Д.

    5. Действие : Принятие закона социального атома

    — Главный герой может проходить через членов группы, может взаимодействовать с ними

    — Терапевт / директор может использовать такие техники, как удвоение, смена ролей

    6.Главный герой «заканчивает» «сцену»

    — Может потребоваться изменение частей атома

    7. Интеграция / совместное использование: Члены группы обмениваются опытом (и те, кто выступали в качестве помощников в сцены и присутствующие в зале).

    Источники:


    Блатнер А., Блатнер А. (1988). Основы психодрамы: история, Теория и практика. Нью-Йорк: Springer Publishing Co.

    Блатнер, А. (2001). Психодраматические методы в психотерапии. В D. J. Wiener, (ed.), Beyond Разговорная терапия: использование движений и экспрессивных техник в клинической практике (2 nd ed., С. 125-143.) Вашингтон, округ Колумбия: Американская психологическая ассоциация.

    Дейтон, Т. (1994). Внутренняя драма: психодрама и экспериментальная терапия . Дирфилд-Бич, Флорида: Health Communications, Inc.

    Карп, М., Холмс П. и Товон К.Б., ред. (1998). Справочник по психодраме . Нью-Йорк: Рутледж.

    http://en.wikipedia.org/wiki/Социометрия

    Профессиональные ресурсы:

    американец Общество групповой психотерапии и психодрамы (ASGPP)

    301 North Harrison Street, Suite 508

    Принстон, NJ 08540

    609.452.1339 (телефон)

    электронная почта: asgpp @ asgpp.org

    сайт: www.asgpp.org

    американец Экзаменационная комиссия по психодраме, социометрии и групповой психотерапии
    PO Box 15572
    Вашингтон, DC 20003-0572
    202.483.0514

    Тренировка социальных навыков — психодраматические групповые игры

    Психодраматические групповые игры предлагают привлекательный способ достижения множества образовательных и терапевтических целей. Обладая театральным и игривым характером, они помогают участникам выразить свои чувства и потребности, а также помогают им преодолеть застенчивость, страх перед группой и личную защиту.Они особенно полезны для приобретения коммуникативных навыков — обучения тому, как общаться с другими, как выражать свое мнение, позицию — объяснять свои реалии. Благодаря этим новым способностям у участников повышается уверенность в себе и в себя.

    ОРГАНИЗМ
    Это упражнение учит взаимодействию с другими и помогает участникам раскрыть свою уникальность и индивидуальное место в группе.

    Участники работают вместе, чтобы «создать» живой организм.Учитель может указать, что это должен быть человек, или оставить решение группе — они могут предпочесть растение или животное. У участников есть время подумать о том, какой частью тела они чувствуют себя в данный момент. Создание тела должно начинаться спонтанно — один из добровольцев принимает позу, характеризующую функцию выбранной части тела, а затем объясняет остальным, что происходит. Например: — Я правое ухо. Я слышу все, что происходит вокруг меня. Иногда я слишком много слышу.Следующий доброволец находит себе место в подходящей позиции относительно уха и представляется: — Я — левая рука. У меня никогда ничего не получается, я всегда все портю, я ни на что не годен. Следующие люди занимают свои позиции, стараясь уважать пропорции и форму созданного тела. Когда у каждого есть свое место, оператор просит всех одним предложением или, возможно, одним словом описать, что они чувствуют. Второй этап игры — создать тело таким же образом, но на этот раз с использованием другого критерия — вместо того, чтобы выбирать те части тела, которые, по их мнению, являются, участники выбирают те, которыми они хотели бы быть.

    Это упражнение имеет ценный познавательный компонент — оно помогает участникам идентифицировать, определять и раскрывать эмоции (положительные и отрицательные), связанные с пребыванием в группе. Это также относится к более широкому контексту социального функционирования в различных ситуациях и контекстах (в семейной среде, на работе). Технику можно применять на всех этапах группового процесса, хотя ее функция и значение будут меняться в зависимости от развития группы на момент введения.

    ГОРОД
    Это упражнение служит в первую очередь для развития навыков командной работы и вербального общения. Это также может быть полезно для решения конкретных задач в области профессионального развития.

    Тренер объясняет принципы выполнения упражнения. Вместе группа «строит» город, в котором каждый участник определит свое место. Одним из возможных вариантов начала является выделение нескольких важных точек в комнате — например, выделение центральной площади или площади несколькими скамейками или матрасами, где жители могут встречаться после работы, а также центральных улиц.Первая часть упражнения выполняется индивидуально — участники ищут себе подходящее место в черте города и создают свои объекты — дома, офисы, рабочие места. Они используют все, что есть в комнате — мебель, реквизит, шарфы. Они общаются друг с другом, объясняя, что каждый делает, какие места они делают. Через несколько минут тренер останавливает упражнение и просит, чтобы каждый участник по очереди в нескольких словах объяснил всей группе свой район.Например: — Я построил кондитерскую, которая находится в двухэтажном здании с террасой. Он окружен садами и расположен в непосредственной близости от главной площади. Я работаю здесь помощником пекаря. Или: — Мой дом — профессиональное училище. Его легко найти, потому что он находится в конце главной улицы, рядом с парком, и он ярко-желтый. Я учитель математики. Следующий шаг — все жители по очереди посещают каждого участника. Вся группа путешествует из одного места в другое, и ее приветствует хозяин, который проводит экскурсию по объектам и рассказывает о проекте.Упражнение может закончиться собранием всех жителей на главной площади. Это может быть как пикник, так и танцы — важно создать атмосферу релаксации.

    В этом упражнении важнее всего творческий подход и непосредственность участников. Он сочетает в себе две формы работы — индивидуальную и командную. Каждый участник игры имеет возможность показать остальной группе свой интерес, страсть и навыки. Также есть место для фантазии — представить себя в новой ситуации, маловероятных, даже невозможных обстоятельствах.Этот аспект важен для многих, потому что он расширяет границы их реальности (в психодраме это называется «Избыточная реальность»). Это позволяет им думать о себе с большей открытостью к изменениям и видеть себя в новой социальной роли.
    Упражнение может иметь разные варианты в зависимости от конкретных потребностей образовательной или терапевтической программы. Вместо того, чтобы строить город, группа может создать многофункциональное рабочее место — например, кухню с рабочими станциями для различных «экспертов».Каждый из них рассказывает о своих обязанностях, трудностях, которые необходимо преодолеть, а также об интересных и полезных аспектах своей работы.

    Широкий выбор основанных на психодраме игр и упражнений доступен по адресу:

    http://suvot.intras.es/index.php/en/didactic-materials/teaching-manual.html (EN)

    http://www.teatrgrodzki.pl/book/droga-rozwijanie-umiejetnosci-spolecznych-poprzez-teatr-i-drame/ (PL)

    Советник Чикаго — Что такое психодрама и может ли она мне помочь?

    Джессика Понтис, LCSW

    Психодрама, широко рассматриваемая как одна из первых форм групповой терапии, представляет собой лечение, основанное на опыте, которое использует действие для исследования и исправления проблем, выявленных в группе.Джейкоб Леви Морено, человек, который разработал психодраму как терапевтический инструмент, применил этот инструмент в лечении травм, употребления психоактивных веществ и семейных проблем. Часто выбирается один человек, главный герой, поскольку его проблема может представлять основные элементы группы. Главный герой делится своим опытом, а другие члены группы помогают в воспроизведении сцены.

    Пример того, где может быть полезна психодрама, — это обсуждение протагонистом проблем, связанных с детской травмой, вызванной постоянными и интенсивными спорами между их родителями.Жизнь в этой среде может привести к тому, что главный герой отключится или даже «людям понравится» перед лицом любых разногласий, чтобы избежать дискомфорта, связанного с их историей взросления в хаотической семье.

    При поддержке группы главный герой может захотеть воспроизвести свой опыт взросления, как он вспоминает. Члены группы будут играть разные роли в опыте главного героя. Размышление об эмоциональной реакции главного героя — важный аспект реконструкции, поскольку он позволяет главному герою начать размышлять о невыраженных чувствах, страхах или опасениях во время исходной сцены.К концу упражнения сцена может быть сделана с альтернативным финалом, в котором главный герой чувствует себя уполномоченным каким-то образом исправить сцену. Это поможет переработать и переосмыслить опыт главного героя.

    После завершения упражнения всем участникам сцены необходимо подвести итоги и обсудить свой опыт. Этот групповой разбор не только позволяет всем членам группы осмыслить свои эмоции, связанные со сценой, но также помогает укрепить связь и динамику группы.

    Терапевты, которые используют психодраму в своей практике, чтобы направлять группу. Сюда могут входить:

    1) Зеркало — где человек в группе выступает в роли заместителя главного героя, что позволяет главному герою рассматривать сцену со стороны.

    2) Двойник — когда человек говорит за другого поддерживающим тоном, когда главный герой может быть не в состоянии или не готов говорить за себя.

    3) Смена ролей — участники многократно воспроизводят сцену в разных ролях.

    4) Проекция будущего — это сцена, которую главный герой ожидает увидеть когда-нибудь в ближайшее время, и участвует в этой сцене в качестве подготовки к реальному событию.

    5) Театр воспроизведения — группа разыгрывает историю жизни или жизненный опыт человека, а терапевт позволяет драме разворачиваться непредсказуемым образом. Это позволяет группе понять различия в ситуациях, в то же время позволяя им видеть существующие закономерности.

    Хотя психодрама требует от терапевта умелой руки, чтобы безопасно провести участников через тревожные переживания, она может быть мощным клиническим инструментом.Это может позволить группе испытать чувства и эмоции в активной среде, что может привести к улучшению навыков общения и взаимоотношений. [i]

    Члены группы могут научиться преодолевать потери, горе и травмы, восстанавливая благополучие. В безопасной групповой среде у членов группы будет возможность поэкспериментировать с новыми способами действия, реакции и мышления. Если вы чувствуете, что хотели бы пообщаться с кем-то в безопасной и благоприятной среде, чтобы разрешить прошлые или настоящие проблемы, обратитесь к одному из лицензированных терапевтов с консультированием по симметрии.Вы можете связаться с нами через Интернет на сайте symrycounseling.com или позвонив нам по телефону (312) 578-9990, чтобы записаться на прием.

    [i] Хой, Т. (24 августа 2019 г.). Что такое психодраматическая терапия и от чего она помогает? Получено 6 марта 2021 г. с https://www.regain.us/advice/therapist/what-is-psychodrama-therapy-and-what-does-it-help-with/

    .

    Психодраматическая группа по обучению профилактике рецидивов употребления психоактивных веществ

    Искусство в психотерапии 35 (2008) 151–161

    Психодраматическая группа для тренинга по профилактике рецидивов употребления психоактивных веществ Павел Г.Сомов, канд. Частная практика, США

    Резюме В статье рассматривается использование групповой психодраматической терапии в контексте лечения от наркозависимости и алкоголя и вводится конкретное применение групповой психодраматической терапии в целях предотвращения рецидивов. Предлагаемый формат группы психодрамы включает руководящие принципы для фасилитатора по управлению ролевыми играми по предотвращению рецидива, ролевыми играми, посвященными употреблению психоактивных веществ, и форматом обработки опыта участников группы после ролевой игры.© 2007 Elsevier Inc. Все права защищены. Ключевые слова: психодрама; Зависимость; Употребление психоактивных веществ; Наркотики и алкоголь; Предотвращение рецидивов

    Психодрама — это групповая терапия Психодрама — это метод действия, впервые примененный Морено, одним из основоположников групповой психотерапии (Corsini, 1955). Терапевтическая модальность, при которой «люди разыгрывают сцены из своей жизни, снов или фантазий, пытаясь выразить невыраженные чувства, получить новое понимание и понимание, а также практиковать новое и более удовлетворительное поведение» (Garcia & Buchanan, 2000, стр.162), психодрама, по-видимому, имеет уникальные возможности, позволяющие людям, получающим лечение от наркозависимости, практиковать навыки предотвращения рецидивов. И все же психодрама как клиническая форма, по-видимому, недостаточно используется в групповой работе, связанной с употреблением психоактивных веществ. Например, Брук и Спитц (2002) в своем всестороннем обзоре групповых модальностей в области лечения наркозависимости не включили описание психодрамы. Их книга делает несколько «односложных упоминаний» о психодраме мимоходом и посвящает только один отдельный абзац истории психодрамы с населением, употребляющим психоактивные вещества, спрятанным в конце книги.Роберт Лэнди, профессор и директор программы драматической терапии в Нью-Йоркском университете, в своей статье 1997 года, озаглавленной «Драматическая терапия — современное состояние», перечисляет по крайней мере 16 конкретных групп клиентов, но не упоминает группу потребителей психоактивных веществ. Точно так же Фрэнсис, Миллер и Мак в своем авторитетном «Клиническом учебнике аддиктивных расстройств, третье издание» 2005 года не упоминают психодраму. Кумбс и Ховатт, авторы «Настольного справочника консультанта по зависимостям» (2005), предлагают только двухстрочное определение психодрамы в предыстории книги.Их определение психодрамы как «дополнения к психотерапии, в котором пациент разыгрывает определенные роли и инциденты» (стр. 373) дает ключ к объяснению того, почему психодрама в литературе по употреблению психоактивных веществ недолговечна: несмотря на некоторую историю употребления психоактивных веществ. Психодрамы среди людей, употребляющих психоактивные вещества, психодрама по-прежнему рассматривается как «дополнение к психотерапии» в отношении употребления психоактивных веществ, а не как добросовестный метод группового лечения.

    Адрес электронной почты: [электронная почта защищена] 0197-4556 / $ — см. Титульный лист © 2007 Elsevier Inc.Все права защищены. DOI: 10.1016 / j.aip.2007.11.002

    152

    P.G. Сомов / Искусство в психотерапии 35 (2008) 151–161

    Одним из возможных объяснений недостаточного использования психодрамы в области реабилитации от наркотиков и алкоголя, основанной на групповой работе, может быть неспособность понять, что психодрама, однозначно, является формой психодрамы. групповая терапия. Другое возможное объяснение состоит в том, что, хотя были предприняты некоторые попытки распространить практику психодрамы на область лечения зависимости, литература по психодраме в значительной степени не смогла кристаллизовать приложение психодрамы, специфичное для целей предотвращения рецидивов.Кроме того, психодрама исторически опиралась на психоаналитическую и межличностную систему координат, которая помещает психодраму как клиническую модальность в некоторый противоречие с тем фактом, что большая часть нынешнего лечения от наркотиков и алкоголя в целом и тренингов по предотвращению рецидивов, в частности, США, похоже, опираются на когнитивно-поведенческую парадигму. Статья Аврахами (2003) о взаимодействии когнитивно-поведенческой терапии и психодрамы является обнадеживающей, но в значительной степени изолированной попыткой формально сместить вектор психодраматической практики и психодраматической литературы в сторону когнитивно-поведенческой ориентации.Наконец, психодрама в ее классической форме, как по концептуальному постулату спонтанности и творчества, так и по своей театральной и импровизационной логистике, не совсем вписывается в ориентированную на результат культуру реабилитации, которая делает упор на консервированные протоколы. В данной статье предлагается приложение психодрамы, специально разработанное для целей обучения профилактике рецидивов употребления психоактивных веществ, адаптированное к когнитивно-поведенческой системе координат и предлагающее руководителю (фасилитатору группы) больше способов направлять и управлять результат того, что происходит на групповой психодраматической сцене.Предлагаемый метод, первоначально описанный в Somov and Somova (2003) и опробованный в рамках программы лечения наркозависимости и алкоголизма с проживанием в одной из американских окружных тюрем, представляет собой психодраматический метод лечения, который можно использовать в качестве группы практических навыков профилактики рецидивов в рамках общая учебная программа по профилактике рецидивов или в качестве самостоятельного группового метода профилактики рецидивов. Незавершенная эволюция психодрамы в лечении зависимости С тех пор, как Морено провел первый сеанс психодрамы 1 апреля 1921 года в своем Венском Театре спонтанности, и на протяжении всего 20 века психодрама развивалась из своего рода широкополосного психоаналитического метода действия (в котором «аудитория предлагала темы »и« труппа »профессиональных актеров« предписывала им исследовать и решать основные социальные проблемы ») к набору постепенно зависящих от населения« практических приложений для повседневного использования »(Garcia & Buchanan, 2000, p.162). Однако эволюция психодрамы кажется незавершенной. Теоретически уникальное клиническое обещание психодрамы состоит в том, что она является как аналитической (повышение осведомленности), так и поведенческой (изменение поведения), поскольку она предлагает «значительное преимущество в изменении поведения как посредством исследовательской, исцеляющей ролевой игры, так и посредством ролевого обучения или практики. более функциональное поведение »(Dayton, 2003, p. 179). В то время как Растин и Олссон (1993, стр. 12) отмечают, что «психодрама широко использовалась в лечении пациентов с зависимостью» и что сам Морено «лечил алкоголиков в психодраме», применение психодрамы в лечении зависимости оставалось в основном аналитическим и сфокусированным. на «исследовательской, исцеляющей ролевой игре», чтобы способствовать пониманию динамики внутри- и межличностной зависимости, вместо того, чтобы сосредотачиваться на «ролевом обучении или отработке» поведения и навыков предотвращения рецидивов для непосредственного осуществления модификации поведения и привычек.Пример такой незавершенной эволюции можно найти в книге Вудворда «Действия во имя перемен: эволюция психодраматической группы» (2004). Вудворд описывает Acting for Change, психодраматическую группу, которая предлагалась с 1994 по 2001 год в ACCEPT, лондонском агентстве, которое начинало как альтернатива (если не убежище) АА и предоставляло дневные программы, основанные на воздержании, и терапевтическое сообщество для отдельных лиц. при проблемном употреблении алкоголя. Вудворд (2004) предлагает описание эволюции психодраматической группы для лиц, злоупотребляющих алкоголем, в зависимости от эволюции философии лечения агентства, которая изменилась с подхода, изначально ориентированного на «понимание и основные проблемы» злоупотребления алкоголем, на подход, который сосредоточены на «самоуправлении, преодолении границ и сдерживании» (стр.133). Вудворд отмечает, что первоначальная психодрама «Действуй ради перемен» для наркоманов была психоаналитически информирована и «часто концентрировалась на проблемах детства и развитии инсайта, ведущего к катарсису» (стр. 137). По мере того, как терапевтическая философия агентства эволюционировала от психоаналитической точки зрения к «более современной психодинамической модели» (стр. 133), которая также вводила «дидактические и когнитивные элементы», предлагаемые «в информационных сессиях, таких как семинар по алкоголю и терапии, самооценка. -группа управления и профилактика рецидивов »(с.140), новая психодрама «Действуй ради перемен» для злоупотребляющих алкоголем, по-видимому, оставалась в основном ориентированной на понимание и повышение осведомленности, а не на изменение поведения и привычек. И действительно, по мере того как философия лечения агентства сместилась с психоаналитической, ориентированной на понимание системы взглядов в сторону хотя бы частичного сосредоточения на навыках саморегуляции и предотвращения рецидивов, новая психодрама «Действуй ради перемен» по-прежнему оставалась ориентированной на понимание в своем векторе. Вудворд пишет, что в «переосмыслении подачи» этой психодрамы для злоупотребляющих алкоголем

    P.Г. Сомов / Искусство в психотерапии 35 (2008) 151–161

    153

    он чувствовал, что «реальной ценностью является экстернализация внутренних проблем через разыгрывание» (стр. 142). Эта новая и реформированная психодрама включала в себя такие разыгрывания, как клиенты «разговаривали с« бутылкой »и кратко меняли с ней роли» и «экстернализация внутренних расщеплений», предназначенных для повышения «личного осознания амбивалентности» (стр. 143). Помимо этой ролевой игры по повышению осведомленности, новая психодрама действительно включала ролевые тренинги, которые включали «мозговой штурм прошлых и текущих ролей» и давали клиентам возможность «подумать о роли, в которой они хотели бы участвовать, а затем высказаться, исходя из этой роли» ( п.144). В то время как этот вид мозгового штурма ролей предполагает значительную эволюцию от акцента «старой школы» на спонтанных разыгрываниях, раскрывающих бессознательное посредством переноса, к подходу «новой школы» осознанного мышления через параметры желаемой роли, описание Вудворда Однако это ролевое обучение не предполагает, что это ролевое обучение развилось достаточно далеко, чтобы включать в себя конкретную практику ориентированных на выздоровление межличностных позиций или поведенческую репетицию навыков предотвращения рецидивов.«Магазин трезвости», психодраматическое упражнение для потребителей психоактивных веществ, впервые предложенное «в начале 1950-х» Ханной Вайнер, ученицей Морено (Растин и Олссон, 1993, стр. 12), является еще одним примером скорее аналитического подхода. чем поведенчески ориентированное применение психодрамы к проблемам употребления психоактивных веществ. В то время как Растин и Олссон отмечают, что это упражнение «помогает пациентам научиться новому поведению, необходимому для сохранения воздержания и предвидеть проблемы, с которыми пациенты столкнутся в процессе выздоровления», это психодраматическое упражнение, «в котором личные качества, которые способствовали аддиктивному заболеванию пациента, обмениваются на желаемые. качества, которые помогут пациентам оставаться трезвыми »(1993, с.12), на мой взгляд, в первую очередь ориентирован на понимание. Несмотря на мандат учения по изменению поведения, «Магазин трезвости» остается скорее исследованием и оценкой, чем тренингом по изменению поведения. Растин и Олссон в заключении своей статьи резюмируют преимущества «Магазина трезвости»: упражнение «дает возможность нескольким пациентам изучить свои проблемы за один сеанс»; упражнение «допускает более широкое групповое участие»; позволяет пациентам «наслаждаться спонтанностью и игривостью» и «отказываться от защиты, что позволяет им более достоверно решать свои проблемы»; и с точки зрения фасилитатора, упражнение «дает возможность для оценки участия» (1993, стр.21). Дейтон (2003), в своем письме о применении психодрамы в лечении зависимости и травм у женщин, ясно говорит о значении психодрамы для ролевого обучения: «Мы учимся на собственном опыте. Психодрама может предоставить арену, где можно исследовать ожидаемые, желаемые, необходимые или вызывающие страх роли и « примерять новые модели поведения ». Одно из важных применений психодрамы — обеспечить практику в неразвитых ролях, чтобы можно было испытать тревогу и новизну роли. быть исследованным и проработанным в клинической среде »(стр.193). Дейтон, подобно Вудворду и другим психодраматическим клиницистам, работающим в контексте зависимостей, по-видимому, недвусмысленно понимает ценность практики выздоровления. И все же, несмотря на этот явно поведенческий мандат на отработку навыков, в реальной практике психодрамы в области зависимости, похоже, нет какого-либо существенного акцента на предотвращении рецидивов. В качестве примера можно привести поставленную Дэйтоном (Dayton, 2003) группу из трех целей, разработанных для того, чтобы использовать преимущества психодрамы для ролевого обучения при лечении зависимых женщин-пациенток с травмами; Этими целями являются: «обеспечить практику и обучение для адаптации к новой роли», «изучить нюансы роли по отношению к себе» и «изучить влияние роли с позиции другого». (п.193). Цель, которая явно отсутствует в этом ориентированном на зависимость приложении психодрамы, — это «отработать роль, ориентированную на восстановление после употребления психоактивных веществ, и навыки предотвращения рецидивов». Психодрама для зависимостей действительно эволюционировала от исторически исследовательского, диагностического раскрытия бессознательной динамики, лежащей в основе употребления психоактивных веществ, к диалогам, направленным на усиление мотивации и проясняющим амбивалентность, с «бутылкой» и до порога изменения, при котором потребители психоактивных веществ «пробуют» по размеру »роль восстановления.Это незавершенная эволюция: приведенные выше примеры психодрамы для лечения зависимости подчеркивают тот факт, что психодрама по-прежнему недостаточно используется в качестве отличного поведенческого дополнения к обучению предотвращению рецидивов. Несмотря на двойную пользу исследовательской ролевой игры и ролевого обучения, слишком часто первое имеет приоритет над вторым. Психодрама в своем изначальном предназначении является как аналитической (формирование осведомленности), так и поведенческой (изменение привычки / роли / поведения). Следовательно, может показаться, что до тех пор, пока психодрама для лечения зависимостей по-прежнему будет в первую очередь ориентирована на исследовательскую ролевую игру, направленную на повышение осведомленности, исключая изменяющее поведение ролевое обучение таким специфическим навыкам восстановления, как предотвращение рецидивов, эволюция психодрамы для лечения зависимостей неполный.Дисфункциональная спонтанность предотвращения рецидивов Пытаясь разобраться в сопротивлении движения психодрамы предписывающей ролевой репетиции конкретных форм поведения по предотвращению рецидивов, это помогает изучить канон спонтанности и творчества Морено. Гарсия и Бьюкенен (2000) постулировали, что спонтанное и творческое имеет преимущество в выживании и что «вся дисфункция вызвана

    154

    P.G. Сомов / Искусство в психотерапии 35 (2008) 151–161

    недостатком спонтанности и / или творчества »(с.172). Эта дисфункция спонтанности может проявляться либо как паралич спонтанности (становление «замороженным и неспособным действовать» при столкновении с новой ситуацией), либо как импульсивность («действие без отражения»), либо как реактивность («отражение без действия здесь и сейчас», т.е. воспроизведение старого действия, которое могло быть подходящим для ситуации в прошлом, но не могло быть подходящей реакцией на текущую ситуацию) (стр. 172). Акцент Морено на спонтанности и творчестве сформировал вектор развития психодрамы: со времен Венского Театра спонтанности до наших дней психодрама подчеркивает, что вы находитесь в настоящем моменте, «живя в полной гармонии и единстве, оставаясь при этом связанным с социальными реалиями мира. здесь и сейчас »(Гарсия и Бьюкенен, 2000, стр.172), в состоянии осознанности здесь и сейчас, в состоянии «потока» (Csikszentmihalyi, 1990), характеризующемся максимальной спонтанностью и исчезновением эго. Короче говоря, психодрама подчеркивает действие здесь и сейчас и в своей классической форме сопротивляется репетиции, которая представляет собой предписывающую реакцию / воспроизведение ранее согласованной роли. В этом моренеский психодраматический театр спонтанности перестает быть театром как таковым, поскольку театр в его классической форме представляет собой не что иное, как реконструкцию интернализованной роли, слово, которое «берет свое начало от латинского rotulus, которое является названием рулона бумаги или пергамента, на котором была написана роль актера »(Petruzzella, 2004, с.92). Питтруццелла разъясняет функцию роли: «роль заставляет нас думать о предписанной последовательности поведения — словах, жестах, выражениях, телесных положениях и других знаках общения, — согласованных с определением персонажа, движущегося в данных обстоятельствах» (стр. 92). Хотя такой вид ролевой тренировки был бы идеальным для применения психодрамы по предотвращению рецидивов, в которой главный герой-клиент мог бы оказаться в гипотетических обстоятельствах, затрудняющих выздоровление, чтобы практиковать «предписанную последовательность» поведения по предотвращению рецидивов, такое воспроизведение роль восстановления может показаться несовместимой с акцентом Морена на спонтанности в реальном времени.В результате, к сожалению, получается своего рода приложение психодрамы к зависимости, которое приводит к дисфункциональной спонтанности предотвращения рецидивов. Клиенты, употребляющие психоактивные вещества, которые участвуют в психодраматических приложениях по поводу зависимости, даже если они ограничены «рамками виньетки», включающей возможную сцену выздоровления (Woodward, 2004, стр. 143), по сути, остаются импровизированными, чтобы найти способ предотвратить рецидив. . В то время как подход театра спонтанности к применению психодрамы для лечения зависимости может иметь неоценимое значение с точки зрения его диагностической и просветительской ценности, использование психодрамы для предотвращения рецидивов не может позволить себе импровизацию.Чтобы быть точным, импровизация предотвращения рецидива должна быть перекалибрована на спонтанность и творческий подход к применению предписанного блока поведения и межличностных позиций предотвращения рецидива, а не на спонтанность и творческий потенциал персонажа как такового. Различие между импровизацией восстанавливающего персонажа и импровизацией того, как этот восстанавливающий персонаж действует при представлении различных сцен из жизни, имеет первостепенное значение. Чтобы психодрама оставалась психодрамой и не сводилась к упрощенной поведенческой ролевой игре, главные герои должны практиковать спонтанность и креативность поведения; однако, если приложения психодрамы для лечения зависимости должны предлагать нечто большее, чем исследовательское ролевое обучение выздоравливающего персонажа, психодрама должна предлагать клиентам предписанную роль восстановления, которая, среди прочего, включает в себя особый алгоритм предотвращения рецидивов, с поощрением того, что главный герой практикует спонтанность применения восстановительного поведения при сохранении характера (восстановления).Короче говоря, для хорошего выступления актер должен иметь метод и применять его спонтанно. Психодрама предотвращения рецидивов Предлагаемая здесь психодрама предотвращения рецидивов была опробована автором в контексте немедицинской программы коррекционного лечения от наркотиков и алкоголя, проводимой в окружной тюрьме. Группа по предотвращению срывов / рецидивов, как она была указана в клинической программе программы, была, по сути, кульминацией общего модуля тренировки силы навыков профилактики, который начался с дидактического введения различий между проскальзыванием, срывом и рецидивом. а затем приступили к систематическому внедрению четырех отдельных планов профилактики, а именно: «Предотвращение скольжения, Предотвращение срывов, Предотвращение рецидивов» и Планы прекращения рецидивов (Сомов и Сомова, 2003).После первоначального дидактического введения «Предотвращение скольжения», «Предотвращение скольжения» практиковалось в контексте одноименного кружка самопомощи по предотвращению скольжения. Эта группа по предотвращению скольжения, возглавляемая коллегами, работала параллельно с вводной группой по обучению навыкам предотвращения скольжения. Когда группа по обучению навыкам профилактики завершилась презентацией всех четырех планов предотвращения употребления и прекращения употребления психоактивных веществ, пациенты с коррекционным потреблением психоактивных веществ «перешли» в группу по предотвращению прерывания / рецидива, которая представляет собой психодраму, ориентированную на профилактику употребления (далее будет называться психодрама). как LP / RP Психодрама).

    P.G. Сомов / Искусство в психотерапии 35 (2008) 151–161

    155

    Обоснование Психодрама LP / RP имеет три основания. Во-первых, эта психодраматическая группа, посвященная зависимости, позволяет клиентам практиковать предотвращение употребления наркотиков и использовать планы прекращения с помощью различных ролевых игр и виньеток по выздоровлению. Эта психодрама также позволяет клиницистам непосредственно наблюдать за навыками профилактики у клиентов и предоставлять клиентам конструктивную / корректирующую обратную связь.Наконец, психодраматическая группа LP / RP усиливает у клиентов чувство принадлежности к своего рода ориентированному на выздоровление «социальному атому» (сеть выздоравливающих значимых отношений) с надеждой на повышение общей приверженности клиентов лечению и нацелена на увеличение возможности экспорта установленная программой сеть восстановления после выписки / после выписки клиентов. Инструменты и процесс LP / RP Psychodrama Гарсия и Бьюкенен (2000) разработали следующие пять инструментов психодрамы: сцена (сеттинг), режиссер (терапевт), главный герой (пациент, проходящий лечение, который находится в центре внимания пациента). учитывая психодраматическое разыгрывание), вспомогательные эго (вспомогательные актеры, раскрывающие различные аспекты феноменологии главного героя) и аудитория (группа).Кроме того, психодрама предлагает несколько различных процессов: так называемую разминку, кастинг (выбор главного героя и вспомогательных лиц), действие и обработку или совместное использование пост-действия. Ниже приводится обзор этих элементов формата применительно к группе психодрамы LP / RP. Сцена Сеттинг должен хотя бы отдаленно соответствовать архитектуре театрального пространства. На практике это просто вопрос границы между сценическим пространством и пространством аудитории. Следовательно, любое пространство можно условно разделить на эти две области.В случае с этим конкретным пилотом, LP / RP Психодрама происходила в по существу треугольной комнате, которая ранее была разделена пополам для целей комнаты для посещений. По просьбе автора и с помощью администрации программы администрация тюрьмы изящно согласилась снести эту стену, в результате чего образовалась большая аудитория в форме треугольника для большинства групповых мероприятий программы, которая выходила прямо в корпус и также фигурировала в с одной стороны стена с окнами с видом на тренажерный зал под открытым небом, а с другой стороны — дверное окно, ведущее к «скользящему» отверстию для замка, которое, в некоторых случаях, предоставляло элемент случайной аудитории тюремного персонала, которая могла быть ожидание перехода в «ползунке» из одной области в другую.С психодраматической точки зрения такая компоновка обеспечивала определенную степень прозрачности, которая, по сути, создавала сцену этой психодрамы на фоне реальности. Роли режиссера и режиссера Келлерман (1992) деконструировал роль режиссера психодрамы на четыре роли: аналитика, продюсера, терапевта и лидера группы. Вудворд (2004) в своем сочинении о психодраме для недавно воздержавшихся от алкоголя лиц и, основываясь на ролевых теориях Морено и Клейтона, определил роли психодрамы / группового терапевта как экскаватора, контейнера, родителя, защитника и чирлидера.Учитывая, что психодрама LP / RP направлена ​​на изменение поведения, а не на повышение осведомленности, роли ее директора можно концептуализировать как по существу двоякие: продюсер и групповой терапевт. Ожидается, что директор психодрамы LP / RP будет переключаться между этими двумя ролями в зависимости от конкретного процесса психодрамы. Само собой разумеется, что во время разминки Директор — это групповой терапевт, отвечающий за приведение психодраматической группы в фазу действия. Во время кастинга Режиссер может периодически брать на себя роль продюсера или группового терапевта в зависимости от того, требует ли динамика главного героя и вспомогательного выбора эго какой-либо межличностной обработки.На этапе действия / разыгрывания режиссер снова чередует роли продюсера (если, например, необходимо привлечь дополнительные актерские ресурсы и быстро обучить их ролям из аудитории) и группового терапевта (если разыгрывание приостановлено на некоторое время). обратная связь или обработка в реальном времени). Наконец, в фазе обмена после действия Директор снова становится групповым терапевтом, отвечающим за обработку клинического материала и внутригрупповой динамики, поскольку он или она ведет групповой сеанс психодрамы к завершению.

    156

    P.G. Сомов / Искусство в психотерапии 35 (2008) 151–161

    Главный герой и размер группы психодрамы Главный герой LP / RP Psychodrama — это клиент, употребляющий психоактивные вещества, который либо сам выбирает для разыгрывания, либо выбирается режиссером. В то время как в классической психодраме главного героя поощряют быть спонтанным, «вместо того, чтобы быть актером в пьесе, который должен следовать сценарию» (Garcia & Buchanan, 2000, стр. 178), в психодраме предотвращения срывов / рецидивов главному герою предлагают особая виньетка, ориентированная на выздоровление, и ожидается, что она сохранит характер выздоровления, стремясь к спонтанности и творческому подходу в реальном времени при применении ранее обсужденных планов профилактики употребления психоактивных веществ.Физи (2001) рекомендует использовать закрытые психодраматические группы, поскольку «гарантия пребывания в должности является обязательным условием для психодраматической группы», и в отношении количества участников предполагает, что «психодрама может быть очень эффективной в группах, намного превышающих восемь» ( стр.20). В случае настоящей пилотной программы психодраматическая группа LP / RP состояла примерно из 20 мужчин-заключенных исправительных учреждений. В рассматриваемой программе по наркотикам и алкоголю типичная перепись 25 клиентов-заключенных в любой момент времени, пять из которых, как правило, составляли новоприбывшие, которые не участвовали в психодраме LP / RP до тех пор, пока они не прошли круг самопомощи по предотвращению скольжения под руководством сверстников. (группа).Хотя эта группа LP / RP Psychodrama технически не была закрытой, «труппа» актеров, как правило, оставалась в основном неизменной в течение значительных периодов времени и менялась только в зависимости от естественной смены участников программы. Учитывая тот факт, что эта конкретная психодраматическая группа LP / RP предлагалась в контексте исправительного учреждения по месту жительства, она предлагалась ежедневно с понедельника по пятницу в течение нескольких недель. После запуска группы эта психодрама будет повторно представлена ​​позже, так как состав участников программы изменился настолько, что большинство резидентов стали новыми приемными.Таким образом, некоторые клиенты, оставшиеся в программе по наркотикам и алкоголю в течение более длительного периода времени, будут иметь вторую возможность участия в группе психодрамы LP / RP. Эти вторичные участники обычно оказываются бесценным ресурсом, поскольку эти «старые» актеры-участники уже знакомы с процессом психодрамы и будут моделировать групповую культуру для вновь прибывших. Физи (2001, стр. 16) пишет о подобном опыте открытой психодраматической группы в условиях больницы: «Группа была стабильной, но это была медленная, открытая, постоянная группа, которая принимала новых членов по мере ухода пациентов.Это создавало несколько иную культуру. В основном это означало, что «старые» члены группы знакомили новых членов с культурой ». В отличие от случая Фисли, где в результате этого открытого и чередующегося формата членства сформировалась «иерархия опыта и стажа, которую должен был принять во внимание директор» (стр. 16), в данном случае такой иерархии нет. порядок казался очевидным. «Старые», вторичные участники психодрамы, казалось, были готовы прийти на помощь, так сказать, в отсутствие добровольцев на роль главного героя, но не обязательно чувствовали себя вправе попасть в психодраматический центр внимания.Еще одним преимуществом наличия этих второкурсников была их готовность публично осмыслить свои прошлые колебания по поводу добровольного участия в психодраме, которая имела тенденцию нормализовать застенчивые запреты новых членов группы. Вспомогательное эго: голос жажды Вспомогательное эго — это термин в психодраме для обозначения актера второго плана, роль которого состоит в том, чтобы разыграть аспект феноменологии главного героя. «Вспомогательное эго оживляет мир главного героя» (Garcia & Buchanan, 2000, стр.179). Одним из ключевых аспектов феноменологии потребителя психоактивных веществ в ситуации, которая ставит под сомнение его или ее стремление к выздоровлению и потенциально может привести к провалу или рецидиву, является переживание влечения. Тяга часто описывается как состоящая из комбинации поведенческого импульса к употреблению данного вещества, возможно, сопровождаемого некоторой степенью соматического возбуждения, и когнитивного элемента в форме разговора с самим собой, который поддерживает употребление вещества в данный момент. Предлагаемая Психодрама Предотвращения LP / RP использует аспект тяги опыта потребителя вещества через так называемый Голос тяги.Таким образом, «Голос жажды» представляет собой психодраматическое устройство, специально разработанное для того, чтобы позволить главному герою-клиенту, употребляющему психоактивные вещества, экстернализовать аспект своего опыта, чтобы практиковать применение плана предотвращения срыва / рецидива, несмотря на тягу. Голос Жажда отвлекает, усложняет, дразнит и, как таковой, прививает протагонисту эту часто неизбежную внутреннюю ответственность человека на раннем этапе выздоровления от употребления психоактивных веществ. С практической точки зрения, член психодраматической группы, который добровольно разыгрывает Голос тяги главного героя, по сути, передает звуковые укусы жажды в ухо главного героя, поскольку ожидается, что такие мысли будут возникать, когда главный герой будет иметь дело с данной профилактикой. сценарий.

    P.G. Сомов / Искусство в психотерапии 35 (2008) 151–161

    157

    Вспомогательный эгоистичный актер «Голоса жажды» — это, по сути, актер второго плана, который играет назойливый голос саботажа. Рекомендуется, чтобы вспомогательный субъект эго «Голоса жажды» физически располагался позади главного героя, чтобы облегчить ощущение невидимого голоса в глубине души. Таким образом, «Голос жажды» на собственном опыте иллюстрирует чувство сбивающего с толку подавленности и отвлечения, которое возникает, когда человек, борющийся с предотвращением провала или рецидива, пытается выполнять несколько задач одновременно.Главным героям дано указание приступить к контролю над жаждой, как только они услышат Голос Страсти. Кроме того, главных героев просят объявить, что они инициируют контроль тяги. При звуке этого объявления главный герой актер второго плана «Голоса страсти» понижает свой голос, чтобы продемонстрировать тот факт, что контроль над жаждой работает, а влечение утихает и в конечном итоге исчезает. Дополнительным преимуществом этого элемента является то, что легко отвлекаемых клиентов учат использовать метод самообучения, говоря себе вслух о том, что они собираются сделать, чтобы успешно справиться с данной ситуативной проблемой и выздороветь. .По мере того, как главный герой маневрирует по сценарию ролевой игры, Голос жажды появляется на логических стыках (например, всякий раз, когда главный герой вступает в контакт с таким желанием, вызывающим внешние стимулы, такие как люди, места и предметы, а также всякий раз, когда главный герой может быть вызвано жаждой из-за внутренних стимулов скуки, дисфории, гнева, беспокойства или любых других значительных отклонений от эмоционального исходного уровня). В такие моменты, когда Голос Жажда становится громче, главный герой снова возобновляет контроль тяги по мере необходимости.Другие вспомогательные эго в психодраме LP / RP: двойник, спонсор, фигура поддержки, дилер, P.O. LP / RP Psychodrama использует другие вспомогательные эго, которые имеют отношение к теме предотвращения употребления психоактивных веществ. Двойник — это вспомогательное эго, заменяющее главного героя. Роль дублера может быть полезна по-разному. Например, в постановке «стадия внутри стадии» Главный герой, который находится в процессе разыгрывания виньетки предотвращения ошибок, может также наблюдать другую ролевую игру на периферии клинической стадии, на которой его или ее Двойник играет роль главного героя в том, как в прошлом он справлялся с подобной ситуацией, в которой Главный герой в конечном итоге потерпел неудачу и / или снова потерпел неудачу.Это позволяет в реальном времени саморефлексировать, а также на собственном опыте ссылаться на поведение главного героя, которое ранее было неэффективным. Двойник также может внимательно наблюдать за провалом / рецидивом Главного героя и затем «воспроизводить его», чтобы помочь Главному герою критиковать его или ее поступок. Вспомогательные эго Спонсора, Поддержки, Дилера или P.O. (сотрудник службы пробации) представляет «других» из сетей поддержки и «использования» главного героя. Члены психодраматической группы, которые разыгрывают вспомогательное эго главного героя, также являются главными героями сами по себе.Разыгрывая Голос Жажда, или роли Поддержки, или роли Спонсора, или Дилера, или Двойника, эти поддерживающие акторы поддерживают собственное выздоровление как через заместительную, так и прямую практику ролей против и сторонников выздоровления, которые так же важны для их выздоровления, как и для главного героя. Более того, в практике анти-выздоровления ролей «Голоса жажды», «Дилера» или «Пьяного друга» поддерживающие актеры часто оказываются в мотивационно задействованных состояниях когнитивного диссонанса.Кроме того, эта ролевая игра анти-восстановительных ролей с вытекающим из нее диссонансом о влиянии одного человека на благополучие другого также служит формой обучения эмпатии, что приносит дополнительную пользу в реабилитационных центрах коррекционного употребления психоактивных веществ. Аудитория: участие в выздоровлении Аудитория психодрамы — интерактивный и убедительный свидетель сценической жизни Главного героя. По моему опыту ведения LP / RP Психодрамы в коррекционной программе, посвященной наркотикам и алкоголю, я пришел к пониманию важности разрешения спонтанного взаимодействия между актерской труппой и аудиторией.Помимо корректирующих и праздничных аплодисментов и поддержки, участники группы в аудитории часто вызывались в качестве провокаторов и сторонников борьбы за выздоровление Главного героя в середине игры. Хотя временами такие всплески активности аудитории, казалось, создавали элемент хаоса, участие — независимо от его вектора — оказывалось более значимым с клинической точки зрения, чем с его драматической полезностью. Спонтанное вовлечение данного члена аудитории по обе стороны выздоровления привело к утечке потоков насыщенной информации как о его готовности к изменениям, так и о социометрии групповой динамики.Чаще всего аудитория, которая обычно состоит из серьезных клиентов с разной степенью двойственности в отношении «чистоты», вкладывала свои чувства в главного героя, чтобы поддержать его выздоровление. И при этом аудитория непреднамеренно объединится вокруг общего знаменателя изменения и восстановления, превратившись в своего рода

    158

    P.G. Сомов / Искусство в психотерапии 35 (2008) 151–161

    неофициального микрокосма, способствующего выздоровлению, готового к усвоению как главным героем, так и самими зрителями.LP / RP Процесс психодрамы: разминка Как отмечалось выше, психодрама предлагает несколько различных процессов: разминку, кастинг, действие и обмен. Действие психодрамы начинается с разминки. Гарсия и Бьюкенен (2000) отмечают, что «разминка — это время, когда члены группы начинают сосредотачиваться на вопросах, которые они могут пожелать изучить во время сеанса». Конкретный характер разминки и ее степень зависят от обстановки. Психодрама, проводимая в амбулаторных условиях, в группе психодрамы, не ориентированной на конкретную популяцию, по-видимому, потребует более обширной и исследовательской разминки, чем группа психодрамы, которая встречается несколько раз в неделю в условиях реабилитации по конкретным проблемам.Вудворд (2004), описывая приложение психодрамы для наркозависимых, пишет, что клиенты терапевтического сообщества «скорее всего, будут« подогреваны »к текущим проблемам большую часть времени» (стр. 142). Это, безусловно, имело место в примере этой психодраматической группы LP / RP. Следовательно, разминка обычно включала краткое обсуждение «гипотетических предположений» клиента (в котором клиентов инструктируют самостоятельно решать проблемы гипотетических возможностей предотвращения в качестве домашнего задания) или обсуждение «предупреждающих записок» клиентов (в которых клиентов просят записывать на аудиозаписи откровения об их триггерах тяги от их участия в Круге самопомощи по предотвращению скольжения, а также аудиоверсии их планов LP, RP и RT) (Somov & Somova, 2003).Таким образом, 5–10-минутная разминка обычно включает заслушивание нескольких отчетов клиентов о том, как они справились с «гипотетической» проблемой на пути к выздоровлению, и / или прослушивание воспроизведения чьей-либо кассеты с «предупредительной запиской». Действие LP / RP в психодраме: 20 виньеток для восстановления. Действие LP / RP в психодраме начиналось с кастинга: режиссер призывал добровольцев. Директор обычно избегает назначать кого-либо по назначению и ограничивает свои полномочия при выборе только случайным предложением данному члену группы попробовать ту или иную роль.В том редком случае, когда никто не вызвался добровольно, Директор продолжал обрабатывать значение этого отказа до тех пор, пока мотивация для участия не будет повторно усилена или до конца сеанса психодрамы. После кастинга Директор «гулял и разговаривал» с соответствующими участниками актерского состава, чтобы создать ориентированную на восстановление виньетку, которая, как минимум, предоставила бы возможность для практики предотвращения ошибок (LP), но также могла бы быть легко преобразована в возможность профилактики рецидивов (РП).Ниже приводится образец из 21 такой виньетки выздоровления для ролевой игры в психодраме, ориентированной на профилактику употребления психоактивных веществ. Приведенные ниже виньетки частично отражают корректирующий характер реабилитационного контекста, в котором пилотировалась эта LP / RP Психодрама. Клиницистам, естественно, рекомендуется адаптировать виньетки LP / RP к специфике их целевых групп населения. «Спонсор испортился». Клиент обнаружил, что его спонсор прекратил свое существование или отказался от него. В качестве альтернативы, клиент, который борется с задачей предотвращения срыва или рецидива, приглашает своего спонсора на место происшествия, и последний развивает собственное желание.«Нашел тайник». Клиенту предлагается разыграть LP после того, как он или она найдет тайник с деньгами и / или наркотиками из предыдущего прогона. «Продавать или не продавать». Клиенту не удалось устроиться на работу, и к нему обратились с предложением продать наркотики. В качестве альтернативы, клиент какое-то время чувствует себя хорошо, но ему не хватает денег, чтобы отправить семью в поездку в Диснейленд. Следовательно, он обдумывает «сбросить одну или две G» из своих сбережений, чтобы восполнить дефицит своего бюджета. «Улица Давай.«Клиенту предлагается разыграть классическую классику, в которой ему предлагают наркотики на улице. Он может ждать автобуса, возвращаться с работы или просто сидеть в парке. «Встреча нужна мне». Клиент, после встречи по самопомощи, слишком много слышал о низах других людей и обдумывает возможность заглянуть в свою бездну. «День зарплаты». Клиент получил немного денег и / или его попросили пойти в бар или отпраздновать окончание рабочей недели со своими товарищами по работе. «Уменьшение». Клиент был уволен с выходным пособием или без такового.Выходное пособие по сути синтезирует сценарий «День зарплаты» со сценарием уволенного. «Отсутствие взаимопонимания.» Когда клиент разыгрывает свою ролевую игру, фасилитатор внезапно сигнализирует ему, что клиент не может получить доступ к его поддержке по одной из следующих причин: он забыл номер телефона; у него нет ячейки

    П.Г. Сомов / Искусство в психотерапии 35 (2008) 151–161

    159

    телефон или изменение для использования телефона-автомата; человек поддержки не отвечает или эмоционально недоступен; сотрудник службы поддержки отвечает на звонок, просит перезвонить, но не перезванивает.«Отключенный активатор». Клиенту предлагается ситуация псевдоподдержки, в которой его или ее «поддерживающий» человек разрешает употребление психоактивных веществ. «Снова на съемочной площадке». Клиенту предлагается отыграть LP после того, как он снова окажется на «съемочной площадке» (в своей среде употребления психоактивных веществ, т. Е. Снова в «старой компании», использующей друзей, или снова по соседству и т. Д.). «Используя Peer». Клиенту были предложены лекарства от соседа по комнате на полпути, от товарища по самопомощи или от другого участника программы лечения наркозависимости.«Уходя от бумаги». Клиенту предлагается отыграть LP после того, как он выполнил условия условно-досрочного освобождения или испытательного срока или после освобождения из исправительного учреждения. Короче говоря, клиент выполнил свои юридические обязательства и решил отпраздновать. «Наркотики и секс». Клиенту даны инструкции по ролевой игре LP, которая включает в себя любое количество ситуаций, в которых партнеры клиента являются либо нынешними, либо бывшими пользователями. В качестве альтернативы, клиента заставляют использовать во время или после сексуального контакта из-за его или ее прошлой комбинации использования и близости.«Праведное дитя». Клиенту предлагается разыграть LP, который включает в себя ссору с его или ее ребенком-подростком, который либо уличен в употреблении, либо в продаже, и справедливо оправдывает свое поведение, обвиняя родителя в моделировании самого рассматриваемого поведения. «Поднимите». Клиенту предлагается разыграть LP после того, как он или она добросовестно подвезет выздоравливающего друга на встречу самопомощи; когда пассажир выходит из машины клиента, водитель обнаруживает, что его пассажир случайно уронил пузырек с крэком или почтовый мешок.В качестве альтернативы пассажир предлагает клиенту, водителю, наркотики «на память» или в качестве компенсации. «Семейная функция». Клиенту предлагается разыграть LP после того, как ему предложат алкоголь и / или наркотики в ходе семейного мероприятия (воссоединение, день рождения, праздник, свадьба и т. Д.). «Проблемы в отношениях». Клиент переживает разрыв отношений (разрыв, ссора, развод, развод). «Возвращение на родину.» Клиент обнаруживает, что его или ее партнер изменял ему, пока клиент находился в лечебном учреждении с постоянным пребыванием.«Придумай свою собственную ролевую игру». Клиентам предлагается разыграть собственную виньетку. Их просят обдумать типы ситуаций, с которыми они могут столкнуться по завершении лечения или во время лечения, и разыграть соответствующие сценарии. «Измените будущее, изменив прошлое». В этой психодраме клиентам предлагается возможность подумать о поворотном моменте в их недавней истории, который привел к их текущим обстоятельствам или к срыву их выздоровления. Им предлагают повторить то, что произошло, разыграть цепочку событий, которая позволила бы им предотвратить цепочку событий, которая привела к их нынешнему затруднительному положению.Эта ролевая игра обычно, но не всегда, включает воспроизведение антецедентов рассматриваемой ситуации без употребления психоактивных веществ. Руководящие принципы поведенческих ролевых игр включают акцент на действии в реальном времени. Если, например, вводя в действие конкретные шаги своих планов предотвращения срывов или рецидивов, клиентам рекомендуется делать это в режиме реального времени, а не сжимать эти персонализированные протоколы предотвращения использования во времени. Например, клиентов поощряют контролировать свои тяги в режиме реального времени (т.е. фактически сделать от шести до двенадцати глубоких вдохов брюшной полостью и найти время, чтобы использовать свой ранее установленный контроль тяги к разговору с самим собой) (Сомов и Сомова, 2003). Руководящие принципы для главных героев включают разрешение создавать «препятствия» и «бросать мячи по кривой». Вспомогательные актеры соглашаются отвечать на инструкции режиссера в режиме реального времени (обычно невербальные сигналы). Это используется в ситуации, когда данный Главный герой кажется легко сбитым с толку или сбитым с толку. Например, когда Главный герой разыгрывает вызов персонажа поддержки по телефону, фасилитатор может сигнализировать вспомогательному эго, что играет роль дилера или использующего партнера, чтобы на время «отступить».В качестве альтернативы, если кажется, что Главный герой «держит мяч», Судья может невербально или незаметно подать знак вспомогательному игроку, чтобы он создал дополнительное препятствие для Главного героя. Например, если Главный герой разыгрывает ролевые игры, призывающие Спонсора для поддержки, Директор может дать ему сигнал не отвечать на телефонные звонки или действовать как «спонсор, который испортился». Эта техника Curve Balls соответствует сложности жизни и, как таковая, имеет ценность обобщения и реализма. Стратегия создания препятствий контрастирует с часто наивными ожиданиями, которые выздоравливающие клиенты, употребляющие психоактивные вещества, имеют в отношении простоты доступа, полезности и надежности их сети поддержки.В постановке ролевых игр LP / RP важно позволить главному актеру испытать хотя бы некоторое разочарование в качестве прививки от будущего стресса. Как дидактически, так и в рамках группового процесса (в фазе обмена) Директор в своей роли группового терапевта

    160

    P.G. Somov / The Arts in Psychotherapy 35 (2008) 151–161

    подчеркивает, что наличие планов предотвращения срывов / рецидивов не является автоматической гарантией восстановления без стресса. Лидер группы стремится использовать разочарование Протагонистов от этих «кривых мячей» в качестве мотивационного рычага для повышения приверженности клиентов практике навыков восстановления.Следует отметить, что рассматриваемая психодрама LP / RP основана на подходе к выздоровлению, который подчеркивает самодостаточность использования силы навыка предотвращения (Somov & Somova, 2003). Однако ценность этой стратегии препятствий должна быть сбалансирована с терапевтической целью повышения самоэффективности клиентов. Имея это в виду, еще одним ориентиром для психодрамы LP / RP является принцип «Всегда счастливый конец». Это означает, что данная психодрама не завершена, пока Главный герой не продемонстрирует успешное решение поставленной задачи предотвращения.Это может потребовать от главного героя паузы, обработки уроков из опыта и повторения ролевых игр до тех пор, пока не будут достигнуты цели восстановления. В некоторых случаях этот принцип означал, что конкретная психодрама будет длиться более одного сеанса. LP / RP Совместное использование психодрамы: обработка групповой динамики и уроки предотвращения. Совместное использование — заключительная фаза процесса психодрамы. В своей классической форме он включает в себя обработку личного опыта участников группы. Физи (2001) предлагает, чтобы режиссеры дали возможность главным героям обработать материал самостоятельно сразу после разыгрывания.Физи (2001) рекомендует, чтобы директор сначала обратился к вспомогательным службам. В психодраме «Предотвращение провала / рецидива» руководитель группы будет исследовать «уроки предотвращения», вызвать воспоминания или чувства, откровения и прозрения актеров второго плана, а также аудитории. Вопросы типа «Каким образом это было о тебе?» помочь вовлечь аудиторию в рассказ о том, как они отождествляли себя с действием на сцене. Физи (2001, с. 74), описывая прекращение обмена, также говорит о важности «сворачивания», когда главный герой, например, покидает сцену и возвращается в круг группы, т.е. .е. в «перемещении из одной реальности в другую» «деформирует», например, опору книги в мягкой обложке из ее роли дневника обратно в то, чтобы быть всего лишь книгой в мягкой обложке. Точно так же Физи (2001) считает необходимым иметь помощников для формального «де-ролевого»: если, например, член психодраматической группы по имени Фред играет Джона, тогда Фред должен сказать, что он Фред, а не Джон. . Липман (2003) также признает важность «снятия ролика» как средства избавления от «непосредственных социометрических связей с миром главного героя» (стр.12), но предлагает менее формальный метод «снятия с роли» путем простой обработки того, как роли помощников соотносятся с их собственным опытом. Липман (2003) отмечает, что после психодраматического разыгрывания могут произойти сдвиги в социометрии группы. Хотя некоторые теоретики психодрамы возражают против использования пост-действия для обсуждения таких социометрических сдвигов в групповой динамике, большинство авторов психодрамы, похоже, согласны с полезностью такого типа межличностной обработки.По моему опыту, изучение социометрической / групповой валентности таких психодраматических событий, как частота (или ее отсутствие) самоотбора на роль главного героя, выбор протагонистом помощников, реакция аудитории на конкретную психодраму (которая может быть в разы более отражающим межличностную динамику между аудиторией и конкретными людьми на сцене, чем фактическую клиническую ценность выступления) имеет клиническую ценность, особенно для понимания групповой динамики когортного реабилитационного лечения, в котором клиенты сгруппированы исходя из сроков их приема на программу.По своему опыту я также заметил, что «отстранение от роли» как главных героев, так и помощников помогает актерам обрабатывать любые межличностные отношения друг к другу, вызванные разыгрыванием. Это особенно ценно в психодраматических разыгрываниях провала / рецидива, в которых вспомогательные лица, которые разыгрывают роли, препятствующие выздоровлению (Голос жажды, дилер, использование сверстников и т. Д.), Импровизируют дополнительные препятствия или «кривые шары» для главного героя как часть вызова главного героя. спонтанность применения ноу-хау профилактики использования.В процессе «сворачивания» главного героя я счел полезным следовать определенной последовательности вопросов, которая позволяет главному герою сначала сосредоточиться на том, что он или она оценил в своей работе, а затем задать вопросы аудитории и Вспомогательные службы о том, что им понравилось или понравилось в игре главного героя. Получив положительные отзывы, директор открывает дверь для конструктивных отзывов: «Что, по вашему мнению, можно было улучшить?» Я считаю, что наличие стандартного формата обработки ролевой игры расслабляет клиентов и дает им ощущение контроля над тем, как будет подаваться обратная связь.

    P.G. Сомов / Искусство в психотерапии 35 (2008) 151–161

    161

    Заключение Психодрама, как клинически богатый метод групповой терапии, мало использовалась при лечении наркозависимости. В данной статье исследуется конкретное применение психодрамы в целях обучения предотвращению рецидивов и прекращению употребления психоактивных веществ. Предлагаемое применение психодрамы, ориентированное на практику / ролевое обучение, не предназначено для замены более традиционных исследовательских приложений психодрамы с популяциями потребителей психоактивных веществ.Вместо этого, применение психодрамы, предложенное в этой статье, предлагается в качестве автономного метода клинического лечения, разработанного для расширения общей программы реабилитации от наркозависимости и алкоголизма по предотвращению срывов / рецидивов. Особый акцент предлагаемой психодрамы для предотвращения употребления наркотиков делается на минимизации дисфункциональной спонтанности, с которой потребители психоактивных веществ вынуждены импровизировать в ситуациях, требующих восстановления. В то время как Театр спонтанности Морено служил цели исследования меж- и интрапсихической реальности участников, предлагаемый Театр предотвращения рецидивов предназначен для использования в качестве средства усвоения поведенческого алгоритма предотвращения рецидивов через модальность психодраматической роли. -играть.Ссылки Avrahami, A. (2003). Когнитивно-поведенческий подход в психодраме: обсуждение и пример из лечения зависимости. Искусство психотерапии, 30 (4), 209–216. Брук, Д. У., и Спитц, Х. И. (2002). Групповая терапия наркозависимости. Бингемтон, штат Нью-Йорк: Haworth Medical Press. Кумбс, Р. Х., & Ховатт, В. А. (2005). Справочник консультанта по наркологии. Хобокен, Нью-Джерси: Wiley. Корсини, Р. Дж. (1955). Исторический фон групповой психотерапии: критика. Журнал групповой психотерапии, психодрамы и социометрии, 8, 219–225.Чиксентмихайи, М. (1990). Поток: психология оптимального опыта. Нью-Йорк: Харпер и Роу. Дейтон, Т. (2003). Психодрама и лечение зависимости и травм у женщин. В Дж. Гершони (ред.), Психодрама в 21 веке: клинические и образовательные приложения (стр. 175–196). Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Издательство Springer. Физи, Д. (2001). Хорошая практика в психодраме: аналитическая точка зрения. Лондон: Whurr Publishers. Фрэнсис, Р. Дж., Миллер, С. И., и Мак, А. Х. (2005). Клинический учебник аддиктивных расстройств (3-е изд.). Нью-Йорк, Нью-Йорк: Гилфорд Пресс. Гарсия, А., и Бьюкенен, Д. Р. (2000). Психодрама. В: П. Льюис и Д. Р. Джонсон (ред.), Современные подходы к драматической терапии (стр. 162–195). Спрингфилд, Иллинойс: Чарльз С. Томас. Келлерман, П. Ф. (1992). Сосредоточьтесь на психодраме: терапевтические аспекты психодрамы. Лондон: Kingsley Publishers. Лэнди, Р. Дж. (1997). Драматерапия — самое современное. Искусство в психотерапии, 24 (1), 5–15. Липман, Л. (2003). Триадная система: социометрия, психодрама и групповая психотерапия.В Дж. Гершони (ред.), Психодрама в 21 веке: клинические и образовательные приложения. Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Издательство Springer. Петруццелла, С. (2004). Введение в драматерапию: личность и порог. Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Бруннер-Рутледж. Растин Т.А. и Олссон П.А. (весна 1993 г.). Магазин Sobriety Shop — разновидность Magic Shop для лечения зависимости. Журнал групповой психотерапии, психодрамы и социометрии, 12–23. Сомов П. Г., Сомова М. Дж. (2003). Уравнение выздоровления: усиление мотивации / осознание выбора / предотвращение употребления: инновационная клиническая программа по лечению наркозависимости.Выходные данные Книги. Вудворд, Г. (2004). Действия для перемен: эволюция психодраматической группы. В Б. Рединге и М. Вегманне (ред.), Групповая психотерапия и зависимость (стр. 133–144). Лондон: Whurr Publishers.

    Телепсиходраматическая терапия во время пандемии COVID-19: опыт участников

    Arts Psychother. 2021 сен; 75: 101836.

    Джанмарко Бьянкалани

    a Департамент философии, социологии, образования и прикладной психологии (FISPPA), Университет Падуи, Падуя, Италия

    Кьяра Франко

    a Департамент философии и прикладной психологии (FISPPA), Университет Падуи, Падуя, Италия

    Мария Сильвия Гульельмин

    b Школа психодрамы Тревизо, Италия

    Люсия Моретто

    b Школа психодрамы Тревизо, Тревизо b Школа психодрамы Италия

    Ход Оркиби

    c Исследовательский центр творческой терапии Эмили Сагола, факультет социального обеспечения и медицинских наук, Хайфский университет, Хайфа, Израиль

    Шоши Кейсари

    a Департамент философии, социологии, образования Прикладная психология (FISPPA), Университет Падуи, Падуя, Италия

    Инес Тестони

    a Departm кандидат философии, социологии, образования и прикладной психологии (FISPPA), Университет Падуи, Падуя, Италия

    c Исследовательский центр творческой терапии Эмили Сагол, факультет социального обеспечения и медицинских наук, Хайфский университет, Хайфа, Израиль

    a Кафедра философии, социологии, образования и прикладной психологии (FISPPA), Падуанский университет, Падуя, Италия

    b Школа психодрамы Тревизо, Тревизо, Италия

    c Эмили Сагол Исследования в области творческих искусств Центр, факультет социального обеспечения и медицинских наук, Хайфский университет, Хайфа, Израиль

    Автор, ответственный за переписку.

    Поступило 22.03.2021 г .; Пересмотрено 12 июля 2021 г .; Принято 18 июля 2021 г.

    Copyright © 2021 Elsevier Ltd. Все права защищены.

    С января 2020 года компания Elsevier создала ресурсный центр COVID-19 с бесплатной информацией на английском и китайском языках о новом коронавирусе COVID-19. Ресурсный центр COVID-19 размещен на сайте публичных новостей и информации компании Elsevier Connect. Elsevier настоящим разрешает сделать все свои исследования, связанные с COVID-19, которые доступны в ресурсном центре COVID-19, включая этот исследовательский контент, немедленно доступными в PubMed Central и других финансируемых государством репозиториях, таких как база данных COVID ВОЗ с правами на неограниченное исследование, повторное использование и анализ в любой форме и любыми средствами с указанием первоисточника.Эти разрешения предоставляются Elsevier бесплатно до тех пор, пока ресурсный центр COVID-19 остается активным.

    Abstract

    Италия серьезно пострадала от пандемии COVID-19. В начале марта 2020 года был издан ряд законодательных указов, устанавливающих ограничения, которые должны соблюдать все итальянские граждане, в соответствии с которыми категорически запрещается покидать дом, если не по причинам необходимости, здоровью или работе. В этом качественном исследовании изучалось, какие аспекты клиенты считают полезными или мешающими при переходе на групповую телепсиходраму из-за пандемии COVID-19 после личного участия в группе психодрамы.Участниками были 15 взрослых, которые были членами ранее существовавшей личной психодраматической группы, которая перешла в формат телепсиходраматической группы под руководством двух психодраматических терапевтов. Интервью об изменении клиента использовалось в конце телепсиходрамы в качестве оценки после лечения. Все интервью были расшифрованы, а затем подверглись тематическому анализу.

    Анализ выявил шесть общих тем: роль сеансов телепсиходрамы во время пандемии COVID-19; воспринимаемая эффективность телепсиходрамы; основные преимущества телепсиходрамы; ограничения, возникающие во время онлайн-вмешательства; прекращение телепсиходрамы; и отношения с терапевтом.Полученные данные предоставляют предварительные доказательства клинической практики телепсиходрамы и закладывают основу для дальнейших исследований, которые могут способствовать использованию электронных платформ в психодраматических вмешательствах.

    Ключевые слова: COVID-19, Психодрама, онлайн-психотерапия, Групповая психотерапия

    Введение

    Пандемии характеризуются широко распространенным состоянием неопределенности, замешательства и чрезвычайной ситуации ( Всемирная организация здравоохранения [ВОЗ], 2005 ).В ответ на COVID-19 несколько стран приняли меры безопасности, адаптированные к местным условиям и эпидемиологии заболевания, чтобы ограничить распространение вируса среди населения ( WHO, 2020 ). По состоянию на март 2021 года во всем мире было зарегистрировано 116,1 миллиона случаев COVID-19 и более 2,5 миллиона смертей ( ВОЗ, 2021 ). В Европе наблюдается дальнейший рост числа новых случаев и связанной с этим смертности ( ВОЗ, 2021 ). Учитывая широкое распространение COVID-19, ожидается, что его бремя для психического здоровья будет выше, чем у прошлых эпидемий.В Италии, первой европейской стране, которая столкнулась с серьезной пандемией, были задокументированы высокие показатели бессонницы, депрессии, тревоги и симптомов посттравматического стресса среди населения в целом. Эти последствия для психического здоровья были связаны с факторами риска (пребывание в карантине, смерть близкого человека из-за COVID-19, прекращение трудовой деятельности или другие стрессовые события), связанными с COVID-19 ( Rossi et al., 2020 ). В этих рамках меры общественного здравоохранения — включая личную защиту, физическое дистанцирование и ограничения передвижения — привели к существенным изменениям в оказании психиатрической помощи.Попытки предотвратить распространение инфекции посредством социального дистанцирования привели к быстрому росту использования телепсихотерапии ( McBeath et al., 2020, ). COVID-19 создал чрезвычайную и непредвиденную ситуацию для специалистов в области психического здоровья во всем мире, которым приходилось проводить психотерапию по телефону или через Интернет — практика, которая была относительно нечастой до вспышки COVID-19 ( Humer et al., 2020 ). Мифы о телепсихотерапии, такие как трудности в создании терапевтического альянса или постановке правильного диагноза на расстоянии, являются одними из самых серьезных препятствий, выявленных специалистами в области психического здоровья ( Connolly et al., 2020 ). Однако в предыдущих исследованиях эффективности телепсихотерапии сообщалось об обнадеживающих результатах с аналогичными результатами при дистанционном проведении психотерапии по сравнению с индивидуальной психотерапией ( Andersson, 2016 ; Berryhill et al., 2019 ; Hilty et al., 2013 ). Положительное отношение клиентов к телепсихотерапии также хорошо задокументировано ( Connolly et al., 2020 ; Humer et al., 2020 ). Таким образом, в целом телепсихотерапия может стать одним из новых и своевременных рубежей в области исследований в области психотерапии. Хотя большинство исследований в области психотерапии сосредоточено на результатах лечения, в последние два десятилетия ученые проявляют растущий интерес к процессам изменения психотерапии ( Orkibi, Azoulay, Regev et al., 2017 ; Orkibi, Azoulay, Snir et al. , 2017 ). Исследование процессов изменений сосредоточено на выявлении, описании и прогнозировании эффектов процессов, которые вызывают терапевтические изменения в ходе терапии ( Elliott, 2010 ; Greenberg, 1986 ).В этом качественном исследовании изучалось, какие аспекты клиенты считают полезными или мешающими при переходе на групповую телепсиходраму из-за пандемии COVID-19 после личного участия в группе психодрамы.

    Представленная Джейкобом Леви Морено в начале 1920-х годов, психодрама представляет собой метод действия психотерапии, обычно проводимый в групповом формате, где управляемая ролевая игра используется для понимания и работы над личными и межличностными проблемами и возможными решениями посредством выявления спонтанности. и его результирующее творчество ( Морено, 1946 ).Теория и практика психодрамы Морено были связаны с позитивной психологией, в частности, в пяти основных концепциях: спонтанность и креативность для адаптации; позитивные отношения; взаимная ответственность; расширение ролевого репертуара и сильных сторон персонажей; и проявлять жажду глубокого взаимодействия ( Orkibi, 2019 ). В более общем плане как психодрама, так и позитивная психология направлены на содействие процветанию как на индивидуальном, так и на социальном уровнях, а также на оптимальное функционирование ( Peterson & Park, 2003 ; Orkibi, 2019 ; Seligman et al., 2005 ). Фундаментальные эмпирические результаты позитивной психологии находят отклик в литературе по психодраме, в частности, такие концепции, как благополучие, оптимизм, самооценка, благодарность и духовность ( Manzaree et al., 2014 ; Miller, 2007 ; ; Томасуло, 2019 ). Психодрама со взрослыми использовалась для решения ряда проблем ( Orkibi & Feniger-Schaal, 2019 ), в том числе при лечении тревоги, депрессии, посттравматического стресса ( Ron, 2018 ), стресса, связанного с ВИЧ / СПИДом. ( Карабилгин и др., 2012 ), зависимости ( Сомов, 2008 ; Testoni, Cecchini et al., 2018 ), для управления страхом смерти и его репрезентациями ( Testoni, Ronconi et al., 2018 ; Testoni, Biancalani et al., 2019 ). Учитывая смертность, связанную с вирусом COVID-19, психодрама также может помочь справиться со страхом, который может исходить от этого смертельного заболевания, тем самым улучшая личное благополучие ( Testoni, Cichellero et al., 2019 ).Как уже упоминалось, изоляция из-за пандемии предоставила возможность исследовать, какие аспекты клиенты считают полезными или мешающими при переходе в группу телепсиходрамы после их личного участия в группе психодрамы. Учитывая нехватку литературы об эффективности телепсиходрамы, в исследовании представлены предварительные данные о восприятии клиентами изменений после вмешательств телепсиходрамы во время глобального кризиса.

    Метод

    Участники и процедура

    Участники были членами двух действующих в Северной Италии групп психодраматической терапии под руководством двух обученных психодраматистов.Из 8 участников первой группы 6 согласились дать интервью в конце онлайн-психодрамы. Вторая группа состояла из 10 участников, 9 из которых согласились на интервью. В исследовании приняли участие 15 участников (10 женщин и 5 мужчин), средний возраст которых составлял 40,73 года ( SD, = 11,07). В целом, они занимались групповой психодраматической терапией в среднем в течение 19,87 месяцев ( SD, = 15,36), как показано на . Два респондента ранее участвовали в психодраматической группе в течение двух лет с одним и тем же психодраматистом.Участники прошли терапию по целому ряду проблем, таких как тревога, депрессия и панические расстройства.

    Таблица 1

    Описание участников.

    Псевдонимы Возраст Месяцы участия в этой группе Предыдущее участие в других группах
    Группа 1 9065 37 2 Нет
    Дэвид 26 12 Нет
    Кевин 27 7 Кевин 27 6

    4 934 934 9

    2 Нет
    Франческо 30 45 Нет
    Жасмин 35 45 35 45 Группа
    Патриция 9 0656 42 7 Нет
    Fabrizio 38 19 Нет
    Амелия 55 55 Амелия 55 55 45 6
    Роберто 54 26
    Габриэлла 42 7 Габриэлла 42 7 34 30 Нет
    Стефания 57 34 Нет
    Беатрис 37 25 37 25 37 участников Участники психодраматическая терапия в разное время.Однако из-за пандемии в марте 2020 года еженедельные сеансы психодрамы двух личных групп были переведены в онлайн и проводились до мая 2020 года через Zoom, платформу онлайн-видеоконференцсвязи. Всего было проведено 12 онлайн-сессий, затем участники снова переключились на личную психодраматическую терапию в конце периода изоляции в Италии в конце мая. Учитывая внезапные ограничения из-за пандемии COVID-19, которые помешали проведению личной терапии, психодраматические терапевты пригласили клиентов продолжить сеансы онлайн.Все охотно присоединились, поскольку эта возможность представляла для них способ продолжить психотерапию и найти поддержку в трудное время, когда они были вынуждены оставаться дома.

    После того, как телепсиходрама закончилась, психотерапевты (которые являются коллегами главного исследователя) проинформировали клиентов о возможности принять участие в исследовании и дать интервью двум исследователям. Перед интервью исследователь объяснил цели исследования, пояснил, что участие было добровольным и конфиденциальным и что они могут отказаться в любое время без каких-либо последствий.Все интервьюируемые подписали форму информированного согласия по электронной почте. Все упомянутые ниже имена являются псевдонимами. Это исследование было одобрено Комитетом по этике экспериментов Университета xxx (№ BC87D0713FC80E7F9A788 3D210F888DC).

    Телепсиходрама

    Общая структура сеансов состояла из трех классических фаз психодрамы: разминка, действие и обмен ( Kellermann, 1987 ). Разминка направлена ​​на то, чтобы сосредоточить участников на настоящем сеансе и вдохновить их спонтанность и творчество.На этом этапе краткая «проверка» часто вовлекала каждого члена группы в рассказ о важных событиях, произошедших со времени последней сессии ( Nolte, 2019 ). Во время фазы действия были проведены два типа действий: либо действие главного героя, во время которого участник взял на себя роль главного героя и разыграл свой собственный значительный опыт, либо групповое действие, в котором каждому участнику было предоставлено равное время для решения проблемы. конкретный актуальный вопрос. Наконец, во время фазы обмена каждый из членов группы мог поделиться своим эмоциональным отношением к деятельности, которая выполнялась во время сеанса.

    Основными специфическими техниками психодрамы были смена ролей, удвоение ролей и монолог ( Cruz et al., 2018 ). Смена ролей означает, что главный герой выходит из своей роли и разыгрывает роль значимого человека в своей жизни или части его / ее «я». Удвоение — это когда другой член группы или терапевт произносят вслух от первого лица невысказанный голос главного героя. Soliloquy относится к главному герою, устно выражающему свои мысли и эмоции по поводу чего-либо.

    Основываясь на опыте психодраматических терапевтов в клинической практике, эти психодраматические техники были адаптированы к онлайн-модальности: смена ролей и удвоение выполнялись с открытыми в сцене только камерами главного героя и его альтер-эго / двойника; монолог был сделан только с открытой камерой главного героя в сцене. Во-первых, с помощью Google Slides виртуальный театр использовался для воссоздания реальной сцены путем вставки на фон слайда изображения настоящего театра психодрамы (т.е., комната), где участники привыкли проводить личные сеансы психодрамы. Чтобы смоделировать движения, которые участники сделали бы во время сеанса психодрамы при личной встрече, фотографии каждого из участников были помещены на этот театральный фон и динамически перемещались в соответствии с их положением во время телепсиходраматической деятельности. Сеансы включали действия с использованием камеры (со всеми участниками вместе или только с теми, кто находился на сцене в то время), а также действия, в которых к видеозвонку также добавлялось движение в виртуальном театре.Техника смены ролей была реализована путем оставления на камерах только двух задействованных людей. Были созданы комнаты отдыха для пар, в которых один человек рассказывал другому важное событие, которое затем разделялось другим человеком после возвращения в основную комнату перед всей группой, используя технику удвоения. Значимые предметы или фотографии, которые были у членов группы дома, использовались, чтобы рассказывать о значимых событиях, связанных с ними. Другие мероприятия были адаптированы к онлайновому контексту, например рисунки, сделанные участниками, которые затем отображались на экране, а также передавались и комментировались всей группой.Фаза обмена состоялась в конце деятельности, чтобы завершить онлайн-группу.

    Сбор и анализ данных

    Данные были собраны в июне и июле 2020 года.

    Протокол опроса об изменении клиента (CCI) ( Elliott, 2010, ) использовался в конце исследования в качестве оценки после лечения. CCI — это полуструктурированное интервью, предназначенное для выяснения того, какие изменения произошли и что их вызвало. Интервью было сосредоточено на следующем: размышления и мысли об общем опыте, о том, что клиенты сочли полезными, полезными или важными, или о том, как они изменились в ходе терапии на сегодняшний день, и о будущих предложениях.Каждое интервью проводилось индивидуально с помощью Zoom, длилось около 40 минут, записывалось на звук и впоследствии дословно транскрибировалось. После анализа данных первым автором тексты были очень тщательно переведены на английский, чтобы сохранить лингвистический стиль, который участники использовали в исходном итальянском языке. Тексты CCI обрабатывались с помощью Atlas.ti, программного обеспечения для качественного анализа данных ( Muhr, 1991 ). Качественные данные интервью были проанализированы с помощью тематического анализа, который следовал шести этапам, обозначенным Браун и Кларк (2006) : подготовительная организация, создание категорий или тем, кодирование данных, проверка возникающего понимания, поиск альтернативных объяснений и написание Отчет.Текстовый анализ проводился «снизу вверх», при этом категории становились ясными только по мере развертывания анализа. Общие и повторяющиеся темы, найденные в интервью участников, были сгруппированы вместе, чтобы сформировать более широкие отдельные категории. Анализ текстов проводился следующим образом: авторы исследования сначала анализировали тексты индивидуально; Затем они рассмотрели основные различные интерпретации и определились с окончательной структурой отчета.

    Результаты

    В результате анализа данных выявлено шесть областей тематической распространенности: роль сеансов телепсиходрамы во время пандемии COVID-19; воспринимаемая эффективность телепсиходрамы; основные преимущества телепсиходрамы; ограничения, возникающие во время онлайн-вмешательства; прекращение телепсиходрамы; и отношения с терапевтом.

    Тема 1: Роль сеансов телепсиходрамы во время пандемии COVID-19

    В этой теме отражены размышления участников об общем опыте телепсиходрамы. Все участники описали телепсиходраму как полезный способ обеспечить непрерывность и сохранить чувство принадлежности к группе, особенно в чрезвычайных ситуациях. Амелия, 55-летняя, которая была частью группы в течение 5 месяцев, сказала:

    У вас было ощущение продолжения, даже если оно было частичным, даже если оно было онлайн, даже если не было физического контакт, это все еще была преемственность, я чувствовал себя частью группы, я чувствовал, что могу сказать что угодно и что каждый раз я могу работать на сеансе.

    Точно так же Оливия, 58-летняя, которая была частью группы в течение 30 месяцев, объяснила: «Для меня было важно участвовать в этой онлайн-психодраме, потому что это был способ сохранить отношения и контакты, которые я установил … Если бы не онлайн-психодрама, отношения бы прекратились ». Эти комментарии подчеркивают важность онлайн-группы, которая взяла на себя роль фиксированной точки отсчета в общем состоянии замешательства и неопределенности из-за распространения вируса COVID-19.37-летняя Элиза, которая была частью группы в течение 2 месяцев, отметила важность сохранения графика психодрамы в онлайн-модальности: «Мы пришли на обычную встречу в тот же день, это была хорошая встреча, мысленно это было приятно ». Точно так же Кевин, 27-летний парень, который был частью группы в течение 6 месяцев, заявил:

    Меня напугала мысль о том, что у меня не будет такой частоты и непрерывности, как в группе, но это продолжалось и наличие этого установленного времени в течение недели, которое нарушало распорядок, очень помогло, даже возможность сравнить с тем, что чувствовали другие, видя, что психологические проблемы, связанные с изоляцией, были одинаковыми для всех нас, это помогло мне не чувствовать себя таким одиноким поскольку на самом деле я был изолирован из-за карантина, и это, безусловно, было самым большим подспорьем.

    Все участники внесли свой вклад в группу телепсиходрамы. Этот творческий опыт был описан 42-летней Габриэллой, которая была частью группы в течение 34 месяцев, через изображение:

    Мы были командой, как будто каждый из нас был прекрасным цветом, но только этим цветом не было таким ярким или волшебным, но соединение этих цветов превратилось в радугу, которая распространяла свет и соединяла цвета вместе.

    Этот опыт представлял собой консолидацию ранее существовавших отношений с членами группы.Габриэлла сказала:

    Тем не менее, это было подтверждением того пути, которым я лично решил пойти и над которым я работал в течение нескольких лет. Это дало мне возможность увидеть, что даже в другой модальности с другими отношениями глубина, близость и привязанность людей — то, что я испытываю к ним, а они — ко мне — одинаковы, они были такими же, поэтому это не что на нас влияет изначальная среда психодрамы и профессионализм терапевта, но это именно союз душ, которые видят себя в своем самом глубоком и самом сокровенном существе, и эта возможность видеть друг друга даже на экране, безусловно, укрепляет это.

    Все участники описали онлайн-группу как пространство, в котором участники могли свободно выражать свои страхи и опасения. 37-летняя Беатрис, которая была частью группы в течение 25 месяцев, подчеркнула важность того, чтобы делиться своими чувствами в настоящее время:

    Психологически это было похоже на линию жизни, за которую нужно цепляться. … факт того, что вы поделились проблемами, созданными этой чрезвычайной ситуацией, был очень важен, я бы сказал, маяком в тумане как для терапевта как обнадеживающего персонажа, так и для группы как лиц, которые оправдывают эмоции, поэтому вы не чувствуете себя только один, чтобы испытать их.

    Точно так же Нэнси, 45-летняя девушка, которая была частью группы в течение 6 месяцев, сказала: «Это помогло мне, когда мне казалось, что я не могу собраться с духом; это было все равно что сказать, что мы все в одной лодке ».

    Тема 2: Воспринимаемая эффективность телепсиходрамы

    В этой теме основное внимание уделяется воспринимаемой эффективности телепсиходрамы и тому, как участники изменились в ходе терапии.

    Одна проблема, которая возникла во всех интервью, — это опыт изменений после онлайн-вмешательства, хотя между участниками были некоторые различия.Большинство участников сообщили о несколько меньших изменениях и меньшей воспринимаемой эффективности в телепсиходраме, чем в традиционной личной психодраме. Дэвид, 26-летний парень, который был частью группы в течение 12 месяцев, описал свой опыт онлайн-сессий: «Онлайн-психодрама поддержала меня, но по сравнению с личной психодрамой, безусловно, была менее острой для меня». Похожую позицию занял 38-летний Фабрицио, который был частью группы в течение 19 месяцев, который сообщил, что этот опыт не привел к новым приобретениям: «С начала марта мне кажется, что я застрял… Я почувствовал больше, когда мы провели личные сессии ».В некоторых случаях воспринимаемый опыт застревания был связан с желанием предоставить гораздо больше места тем в группе, которые оказались в более затруднительном положении. Роберто, 54-летний мужчина, который был частью группы в течение 26 месяцев, объяснил свое меньшее участие во время онлайн-сессий следующим образом:

    Был еще один [член группы], который плохо жил в ситуации дома. В этом случае я не чувствовал необходимости ставить себя в центр, когда объективно, с моей точки зрения, были люди, которым это было нужно больше.

    Напротив, некоторые участники описали онлайн-группу как возможность добиться изменений, которые уже начались в группе личной психодрамы. Беатрис определила свой путь следующим образом:

    Я чувствую, что психодрама дала мне отличную отправную точку для достижения изменений, но я чувствую, что я в пути, поэтому я не чувствую, что полностью изменилась, но я чувствую что в тесто добавлены важные компоненты, но хлеб еще не готов. Кулинарный образ; Другими словами, оно не приготовлено, оно не закончено, оно не полностью изменилось, я этого не достиг, однако важные компоненты были добавлены в тесто благодаря онлайн-психодраме.

    Опыт Амелии был аналогичным:

    Я чувствую себя изменившимся, потому что я высвободил много энергии, поэтому я чувствую себя гораздо более энергичным, я чувствую себя сильным, я чувствую, что могу отстаивать свои мысли, что я не хрупкий, а сильный человек. Я вижу это в своем отношении к другим людям, на работе и во всех сферах моей жизни. Я чувствую себя более энергичным, более решительным, я чувствую себя сильным, мне хорошо. Я чувствую себя собой.

    Другой значимый пример был сообщен Габриэллой, которая объяснила свое сегодняшнее осознание того, что она достигла изменений за счет улучшения положительных сторон себя и своей жизни:

    «Я также хотела бы быть более уверенной в своих положительных сторонах, чтобы увидеть их немного больше, вместо того, чтобы всегда сосредотачиваться на отрицательных, которые, безусловно, существуют, они всегда будут, но я также хотел бы видеть положительные стороны себя с таким же вниманием, как я вижу отрицательные ».

    В то же время опыт телепсиходрамы позволил участникам лучше осознавать преимущества психодрамы. Беатрис описала роль психодрамы в своей жизни: «Это дает мне мотивацию меняться, принимать на себя удары жизни, заново продумывать вещи». Далее Амелия объяснила, что психодрама помогла ей «испытать себя, подумать, попробовать, разобраться во всем, это заставляет меня чувствовать себя хорошо, и поэтому, когда вы чувствуете себя хорошо, вам также хорошо с другими».

    В целом, и телепсиходрама, и традиционная личная психодрама рассматривались всеми участниками как полезные средства, побуждающие к размышлениям о своей жизни.Мириам, 28-летняя девушка, которая была частью группы в течение 2 месяцев, подтвердила:

    Каждый раз в Интернете я обнаруживала одни и те же положительные элементы психодрамы, потому что каждый раз, когда вы занимаетесь деятельностью, вы находите пищу для размышлений, вы думаете о ней. ваше прошлое, ваше настоящее, ваше будущее. Я думаю, что когда вы сосредотачиваетесь, даже если это всего два часа, как бы то ни было, это то, что вам помогает.

    Тема 3: Основные преимущества телепсиходрамы

    Эта тема отражает наиболее полезные и полезные аспекты телепсиходрамы.

    Использование Zoom для удаленных сеансов психодрамы подчеркивает некоторые полезные характеристики этого формата лечения. Беатрис говорила о том, чтобы уделять больше внимания своему изображению, отображаемому видеокамерой, и о том, что у нее была возможность наблюдать, как она делает что-то, с совершенно другой точки зрения, чем при личной психодраме. Она сказала: «В случае онлайн-психодрамы вы смотрите на себя… так что, конечно, это было намного более интенсивно». Другой подобный опыт был отмечен Фабрицио:

    . Возможность увидеть себя на видео, пока вы говорите, когда вы позируете, вы можете заметить некоторые из своих выражений, которые не совсем соответствуют тому, что вы себе представляли, например, когда вы слышите записанное. голосом и вы говорите: «Я не тот, кто говорит», в видео то же самое.

    Главной выгодной особенностью онлайн-формата повсеместно была определена возможность принять участие в сеансе из дома, избегая таким образом движения и оптимизируя свое время. Патриция, 42-летняя, которая была частью группы в течение 7 месяцев, сказала: «Очевидно, что самое удобное, что тебе не нужно переезжать, потому что ты дома». Точно так же Нэнси подчеркнула, что этот метод был также полезен в отношении семейных или рабочих обязательств: «Мне было хорошо дома, особенно с точки зрения времени, в том смысле, что я могу выключить компьютер и пойти приготовить ужин, а время в пути в машине, без парковки… »Беатрис подчеркнула различные преимущества телепсиходрамы:« Например, для меня это позволило мне очень легко связаться с удаленными людьми, получить доступ к другим ситуациям, к которым я не смог бы получить доступ » .Точно так же Фабрицио заявил: «Может быть, для тех, у кого есть проблемы, инвалидность или проблемы с транспортом, это было бы хорошим решением. Для тех, кто далеко и хочет быть частью определенной группы, это была бы хорошая возможность ».

    Для некоторых участников с личными трудностями не только при обращении за помощью, но и при обращении к профессионалам, чтобы записаться на прием, онлайн-метод может быть более простым способом обратиться за психологической поддержкой, как сказала Оливия: «Это инструмент, который кажется более легким. доступ, который кажется более доступным, даже менее требовательным… но только на вид.”

    Похожую позицию заняла Жасмин, 35-летняя девушка, которая была частью группы 45 месяцев. Она объяснила, что онлайн-модальность облегчила обмен ее эмоциями: «Я не знаю почему, но за ширмой легче открыться, даже если мы рядом, иногда в группе я немного более сдержан, и вместо этого я обнаружил, что открыться гораздо легче ». Некоторые участники надеялись, что некоторые из инновационных аспектов, возникших в результате онлайн-модальности, сохранятся даже после чрезвычайной ситуации, связанной с COVID-19.Беатрис сказала:

    Я надеюсь, что все еще будут некоторые профессионалы, которые предоставят людям возможность доступа к онлайн-психодрамам, потому что я видела, что они работают, они красивы, и это дает мне возможность участвовать там, где я никогда не мог бы быть физически присутствует.

    Помимо желания не ограничивать этот опыт чрезвычайным положением, другие участники надеялись, что онлайн-формат не заменит личную психодраму, как заявила Патриция: «Допустим, если бы все еще были ограничения, которые вынуждали бы нас социально расстояние, я бы все равно сделал это онлайн, но это не должно быть постоянным решением ».

    Тема 4: Ограничения, возникающие во время онлайн-вмешательства

    Эта тема обращается к препятствующим аспектам телепсиходрамы. Участники отметили несколько ограничений в отношении личной психодрамы. С точки зрения реализации некоторые техники психодрамы не были восприняты как очень эффективные в Интернете, хотя среди участников были противоречивые мнения. Роберто сказал: «Лично я бы боролся с тем, чтобы быть главным действующим лицом в сети, потому что, когда это происходит лично, легче всерьез принять участие… но [онлайн] я могу меньше участвовать, потому что могу вставить гораздо больше фильтров.Точно так же Нэнси описала, что у нее были некоторые трудности с узнаванием себя внутри онлайн-театра во время психодраматических мероприятий:

    Наименее эффективным было создание театра с персонажами. Я не мог идентифицировать себя с человеком, который был в театре. Хотя это была очень хорошая идея, потому что она действительно хотела воссоздать ту же среду, вернуть наши умы к тому месту, где у нас был физический опыт, я не мог вернуться в то место.

    Напротив, Стефания описала то же действие по-разному: «Даже сам факт того, что я играл в театре, вызвал у меня желание войти внутрь театра.Я просто хотел немедленно вернуться ». Беатрис считала, что онлайн-формат является еще одним доказательством эффективности традиционных техник психодрамы:

    Методология работала; то есть я почувствовал смену ролей даже на расстоянии, даже если не в группе, даже если это произошло в моей комнате, а с другими в их собственных комнатах, это сработало. Пустой стул тоже работал. Метод сработал. Очевидно, есть другое эмоциональное воздействие, потому что конфиденциальность в доме не поддерживается так хорошо, как в психодраматической клинике, поэтому у вас всегда есть кто-то рядом, но любопытно то, что, несмотря ни на что, это сработало.

    Еще одним значимым ограничением телепсиходрамы было отсутствие типичных черт личной психодрамы. Отсутствие возможности физического контакта упоминалось почти во всех интервью как ограничение. Амелия указала

    , самое сложное, что очень не хватает контакта. Объятия, взгляд, музыка, даже возможность двигаться, поскольку в сети вы в основном сидите, и я чувствую, что в какой-то момент что-то становится слишком тесным.

    В группе телепсиходрамы Фабрицио чувствовал, что выражение спонтанности сдерживается: «Мы все были неподвижны перед камерой. Возможно, в нем не хватало некоторой спонтанности ». Взгляд на других был затруднен экраном. Нэнси сказала: «Быть ​​там физически — это другое дело, когда ты делаешь инсценировку, потому что ты видишь все; то есть вы можете видеть, как движется нога, вы можете понимать весь физический язык, у вас не только лицо ». С другой стороны, Нэнси подчеркнула, что для нее потребность в телесности не была фундаментальным компонентом эффективности психодрамы: «Все говорят об отсутствии физического контакта, но я не упускаю из виду физический контакт, ни капли» и продолжил, утверждая, что: «Я обнаружил, что мне лучше работать в группе на расстоянии».

    Ключевым ограничением было снижение способности ощущать человеческое тепло других участников группы. Об этом сказал Роберто: «Все мы смотрим на экран, поэтому у вас нет тепла, у вас нет присутствия». Точно так же Жасмин сказала:

    Одна вещь, которую, к сожалению, нельзя исправить, — это то, что я пропустила физический контакт, когда вы чувствуете слабость, не имея терапевта, который берет вас за руку, кладет руку вам на плечо, вашей группы, которая смотрит на вас. .В моменты, которые глубоко трогают вас, это серьезный недостаток, вы чувствуете себя немного одиноким, даже если находитесь в группе, но вы все равно чувствуете себя одиноким. Человеческое тепло — это то, с чем, к сожалению, невозможно справиться в Интернете.

    Из-за мер социального дистанцирования телепсиходрама проводилась в частной среде, например в домах участников. Упомянутые в интервью экологические недостатки в основном связаны с отсутствием отдельного пространства, сохраняющего их конфиденциальность. Большинство участников сообщили, что отсутствие безопасного места часто связано с меньшей способностью свободно выражать свои мысли.Элиза сказала: «Отсутствие полностью защищенного и свободного пространства означает, что вы теряете свободу, которая существует в театре». Похожую позицию занял Фабрицио:

    Я не чувствовал такого же уровня участия или такой же возможности выразить себя, потому что в любом случае другие люди могли меня слышать, и поэтому с этой точки зрения я заметил, что во время В течение нескольких месяцев, когда мы занимались онлайн-психодрамой, я не испытал тех же эффектов и преимуществ, что делал это в обычной среде.

    Отсутствие уединения, о котором сообщили участники, относилось к членам семьи дома. Напротив, возможность того, что другие члены группы войдут в их повседневную жизнь, не воспринималась как проблема. Беатрис сказала:

    Было приятно заглянуть в дома других, и я также почувствовала, что другие могут немного заглянуть в мои. Это было сладкое вторжение в личную жизнь. Здесь он охраняется в группе, поэтому очень приятно видеть укромные уголки и закоулки домов, это как узнать что-то большее о человеке.

    В других случаях некоторые участники находили подходящее место для проведения онлайн-сессий без особых усилий. Оливия сказала: «К счастью, я живу в большом доме, у меня есть место, поэтому у меня также есть возможность уйти в угол, чтобы делать то, что мне нужно делать, поэтому я не чувствовала себя скованной в этом смысле».

    Одна из ключевых особенностей, которая возникла, касалась настроек, как отметила Беатрис: «Обычно настройки не управляются клиентом, но в онлайн-ситуации вы должны выбрать подходящие настройки».

    Помимо неблагоприятного воздействия на окружающую среду, технологические трудности и трудности с сетевым подключением сыграли важную роль в реализации онлайн-вмешательств. Оливия описала, как некачественное интернет-соединение повлияло на установление терапевтической атмосферы:

    В психодраме, когда вы попадаете в ту часть, вы попадаете в определенную атмосферу, и если вы теряете несколько слов или соединение [интернет], это означает, что вы потерять нить на мгновение. Этого не происходит в личных группах, поэтому вам будет сложнее настроиться, то есть войти в удаленную ситуацию, и вам будет труднее поддерживать ее.

    Доступность других устройств во время онлайн-сеансов, например телефона, создавала дополнительные источники отвлечения внимания. Роберто объяснил: «Тебя много отвлекает. Вы можете пользоваться телефоном, а при личной встрече — нет ». Другие ограничения, указанные участниками, касались времени, выделенного на онлайн-сессии. С одной стороны, у некоторых участников было меньше времени на личные нужды. Например, Амелия сказала: «Когда ты в сети, требуется больше времени, я несколько раз говорила, что в какой-то момент это было слишком сложно, но потому что это было временным явлением, и мы все хотели вернуться в студию [в- человек]».С другой стороны, слишком много часов находиться перед экраном было чрезвычайно утомительно, что подчеркивало необходимость возможной корректировки вмешательства по отношению к традиционной личной группе, поскольку Дэвид заявил: «По моему мнению, два часа — это слишком. долго, но я понимаю, что когда нас много, время идет: мы не можем все сделать, наверное, группа была слишком большой ».

    Тема 5: Окончание телепсиходрамы

    Эта тема отражает мысли участников о завершении телепсиходрамы и возвращении к личным сеансам.

    Прекращение телепсиходрамы произошло, когда в Италии временно прекратилась изоляция. Все участники отметили, что завершение телепсиходрамы прошло гладко, вероятно, потому, что это не было настоящим концом лечения, поскольку группа вернулась к личным сеансам. Амелия сказала: «Прекратить онлайн-сеансы не составило труда». Для некоторых участников возвращение к личной психодраме было охарактеризовано как облегчение, как сказала Беатрис:

    Я была рада, что мы смогли увидеть каждого снова, потому что в последний период, в частности, была небольшая усталость от пребывания в сети.Я считаю, что если бы мы привыкли делать психодрамы онлайн, это было бы не так утомительно … Если бы я решил устроить психодраму с людьми со всего мира, я бы не испытал это так утомительно, потому что я бы выбрал это делать.

    Фабрицио объяснил: «Для меня это было положительно, потому что я вернулся в среду, в которой была своя собственная конфиденциальность, и я мог снова видеть других, хотя нам нужно было принять надлежащие меры предосторожности».

    Напротив, для других участников завершение онлайн-сеансов и возвращение к физическому взаимодействию были не столь эффективными, потому что меры социального дистанцирования для предотвращения распространения вируса препятствовали свободному и спонтанному выражению эмоций.Кевин описал свои трудности, связанные с возвращением к личной психодраме: «Я всегда видел в этой комнате место, где можно делать все, что угодно, и наличие ограничений создавало небольшой дискомфорт». Роберто отметил, что и личная беседа, и телепсиходрама в настоящее время не полностью эффективны: «Из-за существующих сегодня ограничений они, к сожалению, утратили свою эффективность в том смысле, что стали неполными».

    Тема 6: Отношения с терапевтом

    В этой теме указывается мнение участников о важности отношений с терапевтом для успеха онлайн-сеансов.

    В начале онлайн-групп все участники выражали различные опасения, когда терапевт предлагал продолжить психодраму удаленно. Жасмин вспоминала: «Сначала я не ожидала, что онлайн-группа будет хорошо работать, я ожидала чего-то легкомысленного». Однако доверие к навыкам терапевта имело решающее значение для содействия участию в онлайн-группе, как сказала Беатрис: «Когда терапевт попросил меня принять участие, я бросился в это, потому что я поддерживаю ее, но я действительно думал, что она не в ее силах. ум, что мы могли сделать; вместо этого это было полной неожиданностью ».Что касается проведенных мероприятий, все участники признали способность терапевтов адекватно справляться с чрезвычайной ситуацией. Габриэлла заявила: «Это было проведено с таким же профессионализмом и той же интенсивностью, что психодраматический терапевт выражает нам лично. Это было важно для встреч, иначе они превратились бы в видеозвонки ».

    Сводка полезных и мешающих факторов представлена ​​в .

    Таблица 2

    Факторы, способствующие и мешающие в телепсиходраматической терапии.

    Полезные факторы Препятствующие факторы
    Поддержание непрерывности лечения Отсутствие физического контакта
    Универсальность чувств, разделяемых другими участниками группы Различие в эмоциях и способность к сплоченности онлайн
    Участие в сеансе из дома без необходимости транспортировки в клинику Меньшая способность ощущать человеческое тепло
    Имеется возможность наблюдать, как вы делаете что-то перед видеокамерой Отсутствие достаточного физического пространства для комфортного участия из дома
    Смягчение чувства социальной изоляции из-за социального дистанцирования и изоляции Отсутствие достаточной конфиденциальности
    Доверие к навыкам терапевта Технологические проблемы и проблемы с сетевым подключением 906 56
    Слишком много источников отвлечения

    Обсуждение

    Это качественное исследование было разработано, чтобы лучше понять, какие функции клиенты считают полезными или мешающими в телепсиходраме во время COVID-19.Из интервью с 15 участниками анализ выявил шесть общих тем: роль сеансов телепсиходрамы во время пандемии COVID-19; воспринимаемая эффективность телепсиходрамы; основные преимущества телепсиходрамы; ограничения, возникающие во время онлайн-вмешательства; прекращение телепсиходрамы; и отношения с терапевтом.

    Во всех интервью были выявлены некоторые фундаментальные психотерапевтические факторы, которые сохранились в онлайн-группе. Ощущение того, что вас принимают и принадлежат к группе, подчеркивает важность измерения групповой сплоченности.Это важно в психодраме, где клиенты свободно выражают свои идеи, чувства и поведение и, таким образом, усиливают чувство интеграции в группе ( Blatner, 2000, ). В этом контексте телепсиходрама подтверждает свою ценность в укреплении взаимных межличностных отношений. Из-за пандемии COVID-19, изоляции и необходимости социального дистанцирования некоторые участники испытывали чувство отчуждения и считали, что страдают только они. Разделение своих опасений и чувств внутри группы усилило групповой компонент универсальности последствий пандемии ( Blatner, 2000, ; , , Yalom & Leszcz, 2005, ).Действия телепсиходрамы помогли участникам лучше справиться со страхом заражения и смерти от COVID-19: как указано в литературе, есть доказательства того, что психодрама оказалась очень полезной в управлении страхом перед опасными для жизни заболеваниями ( Testoni, Ronconi et al., 2018 ; Testoni, Biancalani et al., 2019 ). Что касается техник психодрамы, онлайн-сессии показали необходимость адаптации классических техник, таких как удвоение, смена ролей, монолог к ​​онлайн-модальности — как в случае этого исследования, когда участникам предлагалось включать и выключать камеру.Некоторые участники считали методы психодрамы в Интернете менее эффективными, чем личные занятия. Можно предположить, что это различие может быть связано с тем фактом, что участники были членами ранее существовавшей психодраматической группы, которая только после распространения COVID-19 перешла на формат группы телепсиходрамы.

    Точнее, участники разошлись во мнениях относительно процессов изменения, которые имели место во время вмешательства телепсиходрамы по сравнению с личными сеансами. В целом, предпочтение было отдано личной психодраме перед телепсиходрамой.Некоторые участники указали, что такого рода вмешательство не привело ни к существенным изменениям, ни к небольшому улучшению. В то же время потребность в личном изменении считалась менее важной, чем предоставление места другим членам группы, которые оказались в более затруднительном положении. Эти результаты согласуются с конструкцией альтруизма в групповой психотерапии, где людей поощряют выходить за рамки своей склонности к эгоцентризму и учитывать потребности и чувства других ( Blatner, 2000, ).Кроме того, благодаря опыту альтруизма многие клиенты могут чувствовать себя нужными и полезными для других ( Yalom & Leszcz, 2005 ). В некоторых случаях онлайн-вмешательство приводило к положительной трансформации, которая подтверждает литературные данные, указывающие на то, что участники считали, что психодрама способствует переоценке прошлых реальностей, катарсису, повторному открытию новых идей и новых пониманий ( Kipper, 1992 ; Сомов, 2008 ).Это достигается более эффективно с помощью психологии, которая рассматривает людей как активных агентов изменений, которая развивает их способность к саморефлексии, чтобы сделать свою жизнь достойной того, чтобы жить ( Blatner, 2000, ).

    После вспышки COVID-19 люди столкнулись с неожиданными жизненными изменениями, которые заставили их искать новые решения, чтобы адекватно адаптироваться к ситуации. В интервью Габриэлла объяснила свою нынешнюю позицию по достижению изменений, сосредоточившись на усилении своих сильных сторон, а не на отрицательных аспектах своей жизни.Эта способность хорошо приспосабливаться к неожиданным изменениям жизни очень близка к концептуализации творчества и спонтанности в психодраме. Фактически, творчество следует рассматривать как универсальное качество, которое помогает большинству людей выживать и приспосабливаться к жизненным ситуациям. Кроме того, спонтанность, которая является катализирующей силой, благодаря которой возникает творчество, представляет собой состояние готовности, которое позволяет людям реагировать на новую или старую ситуацию ( Orkibi, 2019 ). Результаты также подтверждают потребность в сострадании к себе, концепции позитивной психологии, которая влечет за собой осознание своих мыслей, чувств и ощущений в настоящий момент без осуждения, доброжелательность к себе и осознание общей человечности других ( Neff & Гермер, 2018 ).

    В ходе интервью признавался потенциал групповой терапии онлайн и в основном описывался как ресурс, который они могли использовать в экстренных случаях, в случаях болезни или эмоциональных проблем. Ученые предполагают, что телепсихотерапия также может быть полезной для клиентов в остром кризисе, у которых нет доступа к непосредственным личным контактам ( Stoll et al., 2020, ). У групповой онлайн-психотерапии также есть свои недостатки. Первое соображение заключается в том, что уровень функциональности и доступность технологии может создавать проблемы для участников телепсиходраматических групп, такие как отсутствие опыта работы с электронными устройствами, Интернетом и / или трудностями подключения к сети.Кроме того, как указали многие участники, существует несколько способов предотвратить отвлечение членов группы во время занятий. В частной среде, например дома, поддержанию конфиденциальности мешает присутствие других людей. Более того, некоторые утверждали, что общение в сети остается ограниченным средством выражения, потому что чувства, эмоции и поведение могут не передаваться должным образом. Однако некоторым участникам было легче говорить о своих страхах и чувствах в онлайн-группе, и они проявляли большую открытость и меньшую сдержанность при обсуждении эмоциональных проблем.Это говорит о том, что телепсихотерапия может быть особенно полезной для людей с высоким уровнем социальной тревожности ( Йен и др., 2012, ). Виртуальное взаимодействие по сравнению с личным общением может ослабить чрезмерную чувствительность к некоторым негативным социальным сигналам и уменьшить опасения и препятствия для лечения среди этих людей, как указала Оливия. Другая проблема заключается в том, что в психодраме пространство действия обычно является обозначенным местом, где происходит разыгрывание, и главный герой контролирует время, пространство и реальность ( Киппер, 1992, ).Это контрастирует с онлайн-сессиями, где моделируется пространство действия. Физическая активность, включенная в личную психодраму, фокусирует внимание людей на невербальном языке, который выполняет двоякую функцию: косвенно передавать сообщения другим, а также служить сигналом для усиления определенных внутренних состояний. Люди учатся распознавать свой собственный способ выражения и распознавать свои автоматические реакции и могут физически изменять свое воплощенное эмоциональное состояние ( Blatner, 2000, ). Из-за отсутствия воплощенного физического присутствия это могло быть достигнуто только частично в онлайн-сеансах, и, следовательно, участники более глубоко сосредоточились на аспектах, которые можно было увидеть через веб-камеру, таких как выражение лица, ритм и тон голоса.Это очень часто встречается не только в телепсиходраме, но и во всех группах телепсихотерапии ( Weinberg, 2020 ). В онлайн-группах парадокс онлайн-физического присутствия участников и физического отсутствия в студии потребует дальнейшего изучения идеи онлайн-сцены и дополнительной реальности по сравнению с концепцией Морено ( Nery, 2021 ).

    Как и в очной психодраме, онлайн-сессии включали заключительную фазу обмена в качестве попытки повысить учебный опыт группы путем обсуждения их собственного опыта и трудностей ( Киппер, 1992, ).Прекращение работы онлайн-группы совпало с возвращением к личной психодраматической терапии. Однако некоторые участники описали личную встречу как характеризованную трудностями. В основном это было связано с мерами социального дистанцирования для ограничения распространения COVID-19, такими как ношение масок, поддержание межличностной дистанции, которая препятствовала нормальному развитию психодрамы. Мы предполагаем, что для некоторых участников эти социальные ограничения в личной психодраме (то есть невозможность прикоснуться друг к другу или увидеть выражения лиц) препятствовали спонтанному выражению себя и их эмоций.

    Последний вопрос касался важности терапевтического альянса. Несмотря на первоначальный скептицизм по отношению к групповой онлайн-терапии, полученные данные подтверждают сообщения в литературе о важности веры в навыки терапевта ( Blatner, 2000, ). Ученые заметили, что более высокие ожидания помощи до начала группы коррелируют с положительным терапевтическим результатом ( Yalom & Leszcz, 2005, ). Положительный результат в групповой онлайн-психотерапии более вероятен, когда клиенты и терапевт согласовывают цели и задачи терапии ( Weinberg, 2020 ).Вера терапевта в потенциал метода вызвать позитивную трансформацию функционировала как важный катализатор, способствовавший формированию терапевтического альянса в групповой онлайн-терапии. Эти результаты подтверждают гипотезу о том, что онлайн-психотерапия так же эффективна, как и личная психотерапия, и может применяться в тех случаях, когда невозможно предоставить клиенту личную психотерапию. Ученые сообщили как клиентам, так и психотерапевтам, что чувство большей уверенности, компетентности, связи и аутентичности во время онлайн-сессий привело к более позитивному отношению к онлайн-психотерапии ( Békés & Aafjes-van Doorn, 2020 ).

    Полученные данные указывают на необходимость разработки дальнейших онлайн-вмешательств, направленных на поддержку клиентов на расстоянии, когда личная терапия невозможна. Эти формы вмешательства кажутся очень многообещающими, поскольку они дают возможность продолжить движение по выбранному пути даже в случае непредвиденных ситуаций, таких как вспышка COVID-19 или других событий, например, для людей, живущих за границей, или для медицинских работников. работаю в удаленном месте. Его также можно использовать в различных ситуациях, когда клиент изолирован или не может покинуть свой дом.

    Заключение

    Пандемия привела к приостановке личной терапии. Поскольку некоторые из участников отметили важность получения психологической поддержки во время пандемии COVID-19, такого рода вмешательство должно быть доступным и должным образом разработанным, чтобы справиться с этой неблагоприятной ситуацией. Исследования групповой терапии в Интернете по-прежнему относительно немногочисленны и не имеют четких практических рекомендаций для определения их эффективности. Однако, поскольку глобальная чрезвычайная ситуация не показывает признаков ослабления, крайне важно обучать специалистов в области психического здоровья применять новые терапевтические решения и компенсировать отсутствие физического присутствия.

    Ограничения и направления на будущее

    Это исследование имеет несколько потенциальных ограничений, в частности, небольшое количество участников, что не позволяет делать обобщения. Еще одним ограничением является тот факт, что все участники принадлежали к ранее существовавшей психодраматической группе до вспышки COVID-19, хотя это позволило им сравнить свой опыт. Также важно признать, что внешние обстоятельства вынудили перейти к телепсиходраме, поэтому результаты могут быть смягчены в будущем добровольным использованием.Кроме того, в этом исследовании участвовали две психодраматические группы из одного и того же района Северной Италии. Очевидно, что необходимы дополнительные наблюдения, чтобы подтвердить эффективность групп телепсиходрамы. Качественный анализ интервью участников помог нам лучше понять плюсы и минусы проведения телепсиходрамы в группе; тем не менее, он также выявил некоторые критические проблемы, особенно связанные с условиями лечения и трудностями при использовании техник психодрамы, которые иногда мешали онлайн-сеансам.В свете постоянной потребности в терапии даже во времена социальной изоляции, будущие исследования должны быть сосредоточены на том, какие вмешательства могут быть эффективно применены в телетерапии.

    Вклад авторов

    Концептуализация: Джанмарко Бьянкалани, Инес Тестони; Методология: Джанмарко Бьянкалани, Мария Сильвия Гульемин, Люсия Моретто, Инес Тестони; Формальный анализ и расследование: Джанмарко Бьянкалани, Кьяра Франко, Шоши Кейсари; Ресурсы: Мария Сильвия Гульемин, Люсия Моретто; Кураторство: Джанмарко Бьянкалани, Инес Тестони; Курирование данных: Джанмарко Бьянкалани, Кьяра Франко; Администрация проекта: Джанмарко Бьянкалани, Инес Тестони; Визуализация: Джанмарко Бьянкалани, Кьяра Франко, Инес Тестони; Написание — подготовка оригинального черновика: Джанмарко Бьянкалани, Кьяра Франко, Ход Оркиби, Шоши Кейсари; Написание — просмотр и редактирование: Джанмарко Бьянкалани, Кьяра Франко, Ход Оркиби, Шоши Кейсари.

    Финансирование

    Исследовательская группа не получала средств на это исследование.

    Заявление об этике

    Это исследование было одобрено Комитетом по этике экспериментов Университета Падуи (номер BC87D0713FC80E7F9A788 3D210F888DC).

    Заявление о конкурирующих интересах

    Авторы заявили об отсутствии потенциальных конфликтов интересов в отношении исследования, авторства и / или публикации этой статьи.

    Источники

    • Андерссон Г.Психологические методы лечения через Интернет. Ежегодный обзор клинической психологии. 2016; 12 (1): 157–179. DOI: 10.1146 / annurev-Clinpsy-021815-093006. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
    • Бекес В., Аафьес-ван Дорн К. Отношение психотерапевтов к онлайн-терапии во время пандемии COVID-19. Журнал интеграции психотерапии. 2020; 30 (2): 238–247. DOI: 10.1037 / int0000214. [CrossRef] [Google Scholar]
    • Беррихилл М.Б., Калмер Н., Уильямс Н., Холли-Тирни А., Бетанкур А., Робертс Х., Кинг М. Психотерапия видеоконференцсвязи и депрессия: систематический обзор. Телемедицина и электронное здравоохранение. 2019; 25 (6): 435–446. DOI: 10.1089 / tmj.2018.0058. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
    • Блатнер А. Спрингер; 2000. Основы психодрамы: история, теория и практика. [Google Scholar]
    • Браун В., Кларк В. Использование тематического анализа в психологии. Качественные исследования в психологии. 2006. 3 (2): 77–101. DOI: 10.1191 / 1478088706qp063oa. [CrossRef] [Google Scholar]
    • Коннолли С.Л., Миллер С.Дж., Линдси Дж.А., Бауэр М.С. Систематический обзор отношения медицинских работников к телементальному здоровью с помощью видеоконференцсвязи. Клиническая психология, наука и практика. 2020; 27 (2) DOI: 10.1111 / cpsp.12311. [CrossRef] [Google Scholar]
    • Cruz A., Sales C.M.D., Alves P., Moita G. Основные техники моренианской психодрамы: систематический обзор литературы. Границы психологии. 2018; 9: 1263. DOI: 10.3389 / fpsyg.2018.01263. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
    • Эллиотт Р.Исследование процесса изменения психотерапии: реализация обещания. Психотерапевтические исследования. 2010. 20 (2): 123–135. DOI: 10.1080 / 105033000743. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
    • Greenberg L.S. Исследование процесса изменений. Журнал консалтинговой и клинической психологии. 1986; 54 (1): 4. [PubMed] [Google Scholar]
    • Хилти Д.М., Феррер Д.К., округ М.Б., Джонстон Б., Каллахан Э.Дж., Йеллоулис П.М. Эффективность телементального здоровья: обзор 2013 г. Телемедицина и электронное здравоохранение. 2013. 19 (6): 444–454.DOI: 10.1089 / tmj.2013.0075. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
    • Humer E., Pieh C., Kuska M., Barke A., Doering BK, Gossmann K., Trnka R., Meier Z., Kascakova N ., Тавель П., Пробст Т. Проведение психотерапии во время пандемии COVID-19 среди чешских, немецких и словацких психотерапевтов. Международный журнал исследований окружающей среды и общественного здравоохранения. 2020; 17 (13): 4811. DOI: 10.3390 / ijerph27134811. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
    • Карабилгин Ö.С., Гёкенгин Г.Б., Доганер И., Гёкенгин Д. Влияние психодрамы на людей, живущих с ВИЧ / СПИДом. Европейский журнал психотерапии и консультирования. 2012. 14 (4): 317–333. DOI: 10.1080 / 13642537.2012.734529. [CrossRef] [Google Scholar]
    • Келлерманн П.Ф. Результат исследования в классической психодраме. Поведение в малых группах. 1987. 18 (4): 459–469. DOI: 10.1177 / 104649648701800402. [CrossRef] [Google Scholar]
    • Киппер Д.А. Психодрама: групповая психотерапия через ролевые игры. Международный журнал групповой психотерапии.1992. 42 (4): 495–521. DOI: 10.1080 / 00207284.1992.114
    . [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Манзари Т.Ф., Намдари К., Эсмаили М. Влияние группового тренинга на основе психодрамы для здорового образа жизни на психологическое равновесие, духовное благополучие и оптимизм. Журнал наук о жизни и биомедицины. 2014. 4 (4): 346–351. [Google Scholar]
  • McBeath A.G., Plock S., Bager-Charleson S. Проблемы и опыт психотерапевтов, работающих удаленно во время пандемии коронавируса.Консультации и психотерапевтические исследования. 2020; 20 (3): 394–405. DOI: 10.1002 / capr.12326. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Миллер К. В: Психодрама: достижения в теории и практике. Баим ​​К., Бурмейстер Дж., Масиэль М., редакторы. Routledge / Taylor & Francis Group; 2007. Психодрама, духовность и сульдрама; С. 189–200. [Google Scholar]
  • Морено Дж. Л. Бикон Хаус; 1946. Психодрама — первый том. [Google Scholar]
  • Muhr T. ATLAS / ti — прототип для поддержки интерпретации текста.Качественная социология. 1991. 14 (4): 349–371. [Google Scholar]
  • Нефф К., Гермер К.К. Guilford Press; 2018. Рабочая тетрадь осознанного самосострадания: проверенный способ принять себя, укрепить внутреннюю силу и преуспеть. [Google Scholar]
  • Nery M.D. Интернет-психодрама и методы действия: теории и практики. Revista Brasileira de Psicodrama. 2021. 29 (2): 107–116. DOI: 10.15329 / 2318-0498.00442. [CrossRef] [Google Scholar]
  • Нольте Дж. Рутледж; 2019. Дж. Л. Морено и психодраматический метод: О практике психодрамы.[Google Scholar]
  • Оркиби Х. Позитивная психодрама: рамки для практики и исследований. Искусство психотерапии. 2019; 66 DOI: 10.1016 / j.aip.2019.101603. [CrossRef] [Google Scholar]
  • Оркиби Х., Фенигер-Шааль Р. Интегративный систематический обзор исследований психодрамы психотерапии: тенденции и методологические последствия. PloS One. 2019; 14 (2) DOI: 10.1371 / journal.pone.0212575. e0212575. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Оркиби Х., Азулай Б., Регев Д., Снир С. Драматическая вовлеченность подростков предсказывает их продуктивное поведение во время сеанса: исследование процесса изменения психодрамы. Искусство психотерапии. 2017; 55: 46–53. DOI: 10.1016 / j.aip.2017.04.001. [CrossRef] [Google Scholar]
  • Оркиби Х., Азулай Б., Снир С., Регев Д. Сессионное поведение, самооценка и одиночество подростков: процесс психодрамы — исследование результатов. Клиническая психология и психотерапия. 2017; 24: O1455 – O1463. DOI: 10.1002 / cpp.2103. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Петерсон К., Пак Н. Позитивная психология, как ее рассматривает беспристрастный позитивный психолог. Психологическое расследование. 2003. 14 (2): 143–147. [Google Scholar]
  • Рон И. Роль психодрамы в облегчении острого стресса: тематическое исследование открытой терапевтической группы в психиатрическом стационаре. Границы психологии. 2018; 9: 2075. DOI: 10.3389 / fpsyg.2018.02075. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Росси Р., Соччи В., Талеви Д., Менси С., Ниолу К., Паситти Ф., Ди Марко А., Росси А., Сиракузано А., Ди Лоренцо Дж. Пандемия COVID-19 и меры изоляции влияют на психическое здоровье населения в Италии в целом. Границы в психиатрии. 2020; 11 DOI: 10.3389 / fpsyt.2020.00790. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Селигман М.Э., Стин Т.А., Парк Н., Петерсон К. Прогресс в позитивной психологии: эмпирическая проверка вмешательств. Американский психолог. 2005; 60 (5): 410. DOI: 10.1037 / 0003-066x.60.5.410. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Сомов П.G. Психодраматическая группа для тренинга по предотвращению рецидивов употребления психоактивных веществ. Искусство психотерапии. 2008. 35 (2): 151–161. DOI: 10.1016 / j.aip.2007.11.002. [CrossRef] [Google Scholar]
  • Столл Дж., Мюллер Дж. А., Трахсел М. Этические проблемы онлайн-психотерапии: повествовательный обзор. Границы в психиатрии. 2020; 10 DOI: 10.3389 / fpsyt.2019.00993. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Testoni I., Cecchini C., Zulian M., Guglielmin M.S., Ronconi L., Kirk K., Berto F., Guardigli C., Круз А.С. Психодрама в терапевтических сообществах по борьбе с наркоманией: исследование четырех случаев, исследованных с использованием идиографического анализа процесса изменения. Искусство психотерапии. 2018; 61: 10–20. DOI: 10.1016 / j.aip.2017.12.007. [CrossRef] [Google Scholar]
  • Testoni I., Ronconi L., Palazzo L., Galgani M., Stizzi A., Kirk K. Психодрама и кинопроизводство в курсе обучения смерти, чтобы проработать случай самоубийства среди старшеклассников. студенты в Италии. Границы психологии. 2018; 9 doi: 10,3389 / fpsyg.2018.00441. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Testoni I., Biancalani G., Ronconi L., Varani S. Давайте начнем с конца: Bibliodrama в итальянском курсе обучения смерти по управлению страхом смерти , предрасположенность к фантазиям и алекситимия с помощью смешанного анализа. ОМЕГА-Журнал Смерти и Умирания. DOI 2019: 10.1177 / 0030222819863613. (первый в сети) [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Testoni I., Cichellero S., Kirk K., Cappelletti V., Cecchini C. Когда смерть входит в театр психодрамы: перспективы и стратегии психодраматистов.Журнал потерь и травм. 2019; 24 (5-6): 516–532. DOI: 10.1080 / 15325024.2018.1548996. [CrossRef] [Google Scholar]
  • Tomasulo D.J. В: Дизайн позитивного психологического вмешательства и протоколы для мультикультурных контекстов. Ван Зил Л.Е., Ротманн-старший С., редакторы. Springer; 2019. Виртуальный визит благодарности (VGV): использование психодрамы и ролевых игр в качестве позитивного вмешательства; С. 405–413. [Google Scholar]
  • Вайнберг Х. Групповая онлайн-психотерапия: проблемы и возможности во время COVID-19 — обзор практики.Исследования и практика теории групповой динамики. 2020; 24 (3): 201–211. DOI: 10.1037 / gdn0000140. [CrossRef] [Google Scholar]
  • Всемирная организация здравоохранения. Всемирная организация здравоохранения; 2005. Руководство ВОЗ по информированию о вспышках болезней. [Google Scholar]
  • Всемирная организация здравоохранения. 2020. Обзор мер общественного здравоохранения и социальных мер в контексте COVID-19. Получено с https://proxy-redirect.netlify.app/publications/i/item/overview-of-public-health-and-social-measures-in-the-context-of-covid-19 (по состоянию на 10 марта, 2021) [Google Scholar]
  • Всемирная организация здравоохранения.

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *