Психология бессознательного фрейд: Книга: «Психология бессознательного» — Зигмунд Фрейд. Купить книгу, читать рецензии | ISBN 978-5-459-01119-7

Содержание

Психология бессознательного (часть 1)

Обзор классических психоаналитических концепций

Классический психоаналитическй подход Зигмунда Фрейда, теория объектных отношений Мелани Кляйн, аналитическая психология Карла Юнга, теория травмы Отто Ранка, взгляды Карен Хорни

Тема сегодняшней лекции – психология бессознательных процессов. Как правило, многие из нас имеют представление о том, что сознательно человек предлагает и предполагает одно, а бессознательно – что-то совершенно другое. Более продвинутые люди понимают еще и то, что сам человек может и не догадываться о том, что планирует его бессознательное.

Итак, мы понимаем, что при таком положении дел мы не можем быть уверенными в том, что мы распоряжаемся собой,   как и всегда звучит до боли знакомый вопрос «Кто в доме хозяин». Этот вопрос звучит и вокруг нас и внутри нас самих. Конечно, есть люди, которые не имеют привычки к анализу самих себя, к саморефлексии, и они могут совершенно искренне воскликнуть, что ничто, кроме внешних обстоятельств, на них не давит.

Целью нашей лекции является попытка осмысления основных понятий психологии бессознательного с точки зрения основных психоаналитических концепций, а также анализ структуры бессознательного и его роли в психической жизни человека.

Сегодня мы попробуем рассмотреть теоретическую подоплеку этого вопроса, и, так сказать, ее преломление в реальной душевной жизни человека. Мы рассмотрим, что нам говорит о бессознательном современная психологическая наука, и какими мы располагаем возможностями в связи с этим знанием.

Мы рассмотрим модели психики, предложенные классическими психоаналитическими концепциями Зигмунда Фрейда, Карла Густава Юнга, Альфреда Адлера, Отто Ранка, Мелани Кляйн, Карен Хорни, Эриха Фромма и, наконец, Эрика Берна.

Терминология

Главные герои нашей сегодняшней беседы – эго, оно (бессознательное) и суперэго. Эго – это структура, поддерживающая существование человека на текущем уровне как сознательного существа, суперэго – часть Эго, функция которой призвана тормозить инстинктивную активность эго, принимать решения о приемлемости побуждений, осуществлять самоограничение и самокритику, Оно (далее везде бессознательное) – бессознательная часть психики, совокупность неосознаваемых влечений человека (т.е. содержаний бессознательного).

Сами эти структуры неоднородны по своей сути. Не следует думать, что все, что осознаваемо, относится к эго, а то, что не осознаваемо — к подсознанию. Все гораздо сложнее. Существуют глубинные слои эго, которые бессознательны. Переход от Оно (бессознательное) к эго плавный и бывает крутым только там, где имеются конфликты. При возникновении конфликтов даже осознаваемые и высокодифференцированные силы эго снова становятся бессознательными (происходит так называемый процесс регрессии).

Согласно классическим психоаналитическим концепциям все вышеобозначенные психические структуры личности топографически могут располагаться в трех гиперпространствах: бессознательном, предсознательном, сознательном.

Бессознательное — в широком смысле — те содержания психической жизни, о наличии которых человек либо не подозревает в данный момент, либо не знает о них в течение длительного времени, либо вообще никогда не знал. Выделяются два вида бессознательного: предсознательное и собственно бессознательное. Бессознательное – это те содержания душевной жизни, доступа к которым у сознания нет.

Предсознательное — содержания душевной жизни, которые в данный момент неосознаваемы, но могут легко стать таковыми, если привлекут к себе взоры сознания. Топографически слой предсознательного располагается между слоем бессознательного и сознанием. Это следы памяти, которые могут быть осознаны простым привлечением внимания. Следует добавить, что именно материал предсознательного используется при проведении психоаналитического сеанса, и анализ этого материала способствует осознанию вытесненного, поэтому для нас структура предсознательного имеет крайне важное значение.

В сферу бессознательного попадают как самые высокие проявления душевной жизни, так и самые низкие (сексуальные и агрессивные инстинкты, влечения). Итак, термин «бессознательное» обозначает психические процессы, которые протекают без отображения их в сознании и помимо сознательного управления.

Бессознательное обладает огромной силой и властью над человеком, всегда подвергая цензуре и адаптируя любую поступающую к человеку энергию и информацию из внешнего или из внутреннего мира к виду, пригодному для восприятия сознанием, согласованным с его картиной мира, с его субъективными представлениями о себе и о мире.

Наше бессознательное насквозь мифологично, это те мифы, которые мы усвоили от своих предков, вынесли из детства, из общества, творили сами, проживая нашу жизнь.

Сознание — это поверхностный слой душевного аппарата, воспринимающий и перерабатывающий информацию о внешнем и внутреннем мире. Сюда относятся ментальные структуры человека, осуществляющие интеллектуальные функции, наблюдение, выбор, принятие решений, организацию стимулов и побуждений, рефлексию. Создание задает общее направление нашему мыслительному процессу, а также является центром, принимающим решения. 

Ретроспективный обзор классических психоаналитических концепций

Итак, мы переходим к ретроспективному обзору классических психоаналитических концепций. Намеки, указывающие на существование подсознания, нам известны еще с древности, это, в частности, известный тезис «познай самого себя».

Зигмунд Фрейд

В науку же термин «бессознательное» вошел на стыке XIX-XX веков. Первым человеком в психологии, который сделал попытку вывести подсознание на чистую воду, был всемирно известный ученый – Зигмунд Фрейд. История психоанализа начинается с Фрейдовских и Брейеровских исследований истерии. В результате научной и практической медицинской работы доктора Фрейда в основной фокус его исследовательского внимания попало подсознание человека. Основным достижением теоретической психологии ХХ века было именно открытие подсознания, т.е. скрытых от человека психических процессов, в большой мере влияющих на его мотивацию, восприятие, ощущения и поведение.

Зигмунд Фрейд показал, что человек не является хозяином собственного душевного мира и собственного интеллекта.

Фрейд исследовал и подробно описал пути, с помощью которых можно проникнуть в бессознательное и что-то о нем узнать. С позиции Фрейда наша психика – это некое пространство. Ландшафт нашей психики описывается с помощью трех пространственных структур – сознания, предсознания и бессознательного. В этом пространстве существует нечто, что формируется на протяжении жизни человека, и оно продолжает оказывать на нас свое влияние. Силы, определяющие наше поведение, принадлежат миру бессознательного, и благодаря открытиям Фрейда мы можем постигать наше бессознательное. Бессознательное проявляет себя, сигнализирует о своих намерениях посредством наших снов, фантазий, импульсов, побуждений, наших влечений, желаний, оговорок, ошибочных действий. И задача психоаналитика – быть внимательным слушателем и улавливать эти тончайшие послания.

Фрейд считал, что все, что происходит с человеком, его определенные сюжеты жизни обусловлены его детскими переживаниями. В основе психосексульной динамики и фундаментальных конфликтов человеческой психики лежат детские переживания.

Основным методом, которым пользовался при исследовании бессознательных процессов Фрейд, является метод свободных ассоциаций, а также анализ сновидений человека. Проводя исследования с использованием метода свободных ассоциаций, ученый пришёл к выводу, что источником неврозов и подавленности большинства людей является нереализованная энергия сексуального желания (либидо). Чтобы человек обрел психическое равновесие необходимо вернуть вытесненный материал в сознание – «где было Оно (бессознательное), должно стать Я» — утверждал Фрейд.

Чрезвычайно важной заслугой Фрейда является то, что он создал язык, на котором можно описывать движения души. Мы получили язык, с помощью которого мы можем исследовать душевные процессы, глубоко анализировать человеческую природу, получать информацию о бессознательном, о внутренних глубинных процессах, происходящих в человеке. Мы начали озвучивать для себя то, что находится за гранью реальности, за очертаниями предметного мира. Это повлияло и на наше восприятие человека, на представление о человеческом существе как таковом.

Таким образом, мы можем подвести итог. Фрейд открыл динамическое бессознательное, описал первичные и вторичные процессы – противоположно направленные динамические механизмы, которые подавляют нашу психическую жизнь. Это основное, что содержит в себе ортодоксальный или классический психоанализ.

Карл Густав Юнг

Фрейд создал целую школу, у него было очень много талантливых учеников, многие из которых впоследствии отрывались от своего великого учителя и создавали собственные школы и направления. Я вкратце расскажу о некоторых из них. Карл Густав Юнг. Юнг тесно сотрудничал с Фрейдом на протяжении четырех лет, но в какой-то момент их позиции разошлись. Юнг погрузился в глубинное исследование мифов, легенд, сказок, сочетая эти исследования с исследованиями психики человека. Он совершал путешествия по всему миру, подробнейшим образом изучал мифологию, древнюю символику, описал мандалу (круг) как символ самости (внутреннего Я человека).

Карл Густав Юнг обогатил представления о бессознательном понятием коллективного бессознательного. По словам Юнга «коллективное бессознательное содержит все духовное наследие человеческой эволюции, рождаемое каждый раз заново в мозговой структуре отдельного человека». Коллективное бессознательное – это коллективный опыт всего человечества, структурный уровень человеческой психики, содержащий наследственные программы, психическое наследство человека. Юнг ввел в психологию понятие архетипа. Изучая сны своих пациентов, он обнаружил, что в их снах содержатся те же символы, что и в древних мифах различных культур. Благодаря этому Юнг обнаружил, что человек связан с другими людьми и культурами посредством универсальных архетипов (первичные образы психики). Архетипы отражают в личном бессознательном человека универсальные сюжеты и схемы, общие для всего человечества, эти архетипы и представлены в мифах, легендах и сказках.

Согласно Юнгу человек не может охватить своим сознанием сферу бессознательного. Задача психоаналитика по Юнгу – наладить диалог между сознанием и бессознательным пациента с помощью психоаналитических методов. Психика действует по принципу полярности, полярных образований, дихотомий, один полюс которой – в сознании, другой – в бессознательном. Поэтому у любого позитивного проявления человека есть свой негативный полюс, и наоборот. Сознание и принятие себя как носителя таких противоположных тенденций позволяет разрешать психологические конфликты, снимать внутреннее напряжение.

Альфред Адлер

Еще один талантливый ученик Фрейда — Альфред Адлер. Также как и Юнг, Адлер не был удовлетворен сексуальной теорией Фрейда. Адлер акцентировал внимание на социальной сущности человека, считая главным социальные интересы человека. Решающим для решения многих проблем человеческой личности он считал способность к взаимодействию с другими людьми. Адлер определяет три глобальных ценности человека: работа, дружба и любовь, и все они взаимосвязаны, если страдает одно из них, то другие тоже страдают. Препятствия к росту Адлер видел в органической неполноценности ребенка, его избалованности и отверженности – все это может породить изоляцию и недостаток социального интереса, формирование нереалистической цели личного превосходства.

Психологический подход, описанный в работах Адлера, представляет полную противоположность подходу Фрейда. Главная проблема у Адлера касается внутренней жизни человека, его мышления и чувствования, его ценностей. Адлер создал термин «комплекс неполноценности», он полагал, что все дети глубоко испытывают чувство неполноценности, являющееся неизбежным следствием их физических размеров и недостатка сил и возможностей. Комплекс неполноценности согласно Адлеру основан на чувстве фрустрированных ценностей: человек чувствует себя неполноценным и реагирует на это комплексом превосходства, бравадой эго, философией преувеличенного оптимизма и самоуверенности. У Фрейда же главная проблема связана с фрустрированными желаниями. Согласно Фрейду человек страдает не столько от собственной неполноценности, сколько от препятствий со стороны общества и культурной традиции.

Адлер считает, что комплекс служит линзой, собирающей психическую энергию в определенном направлении, и тем самым может способствовать выдающимся личным достижениям. Серьезные творческие успехи возможны, если человек работает через комплекс, а иначе комплекс отщепляется от целостного бытия человека и употребляет жизненную энергию на то, чтобы проецировать свое фрагментарное, лишенное равновесия сознание во внешний мир, способствуя деструктивным процессам.

Адлер рассматривал также агрессию и волю к власти как проявление более общего мотива к превосходству или совершенствованию, т.е. побуждения улучшать себя, развивать свои способности, свою потенциальность. По Адлеру борьба за личное превосходство, проявляющееся как господство над другими – невротическое извращение, результат преобладания чувства неполноценности и отсутствия социального интереса, т.е. желания быть полезным людям. При этом накопление успеха, престижа и похвал становится для человека более важным, чем конкретные достижения. Чрезмерная фиксация на себе неизбежно приводит к чувству поражения. «Вместо того, чтобы заниматься внешним миром, они занимаются собой». Адлер при этом сравнивает невротическое желание превосходства с состоянием нарциссизма у Фрейда и крайними формами проявления интроверсии у Юнга.

Следующий важный аспект подхода Адлера – формирование жизненных целей. Согласно Адлеру жизненные цели, которые направляют и мотивируют нас, сформировались в раннем детстве, и остаются несколько неясными и в основном бессознательными. Формирование жизненных целей начинается в детстве как компенсация чувства неполноценности, небезопасности и неуверенности в мире взрослых. Если чувство неполноценности слишком сильно, цели становятся нереалистичными и могут быть невротически преувеличенными. У невротика всегда имеется значительное расхождение между сознательными целями и бессознательными жизненными целями, которые вращаются вокруг фантазий личного превосходства и самопочитания вместо целей, которые вели бы к реальным достижениям.

Еще одно понятие, рассматриваемое Адлером, — стиль жизни – уникальный способ, выбранный индивидуумом для следования своей жизненной цели. Это интегрированный стиль приспособления к жизни и взаимодействия с жизнью вообще. По Адлеру эта сила телеологична, она выражает себя в стремлении к цели. При этом кажущиеся изолированными привычки и черты поведения получают свое значение в полном контексте жизни и целей индивидуума.

По Адлеру особую роль в человеческой жизни играет чувство общественного, о.к. посредством сотрудничества с другими, мы можем преодолеть действительную неполноценность или наше чувство неоплноценности. Адлер подчеркивал, что работы великих гениев всегда были общественно ориентированы. Недостаток кооперации и сотрудничества является по Адлеру корнем всех невротических и плохо приспособленных стилей жизни. «Ели человек сотрудничает с людьми, он никогда не станет невротиком». Психологический рост – вопрос движения от центрированности на себе и целей личного превосходства к задачам конструктивного овладения средой и социально полезного развития.

Творческая сила Я, избирательно преобразующая и интерпретирующая опыт, позволяет человеку строить свою судьбу, основываясь на жизненных целях и индивидуальном стиле жизни. Адлер считал, что Фрейд недостаточно уделяет внимание уникальности индивидуума, его способности управлять своей судьбой. Адлер подчеркивает «Индивидуум – и картина, и художник. Он – художник своей собственной личности». Адлерианский психоаналитик помогает трансформировать цели жизни клиента, сформировать социально значимые цели и скорректировать ошибочную мотивацию посредством обретения чувства равенства с другими людьми.

Альфред Адлер и Карл Густав Юнг являются наиболее яркими и известными фигурами в психоанализе, создавшими свои направления, известные как аналитическая психология Юнга и Адлерианская психотерапия. Следующие психоаналитики являются последователями Фрейда, поддерживающими психоаналитическую главную парадигму о том, что детские переживания определяют дальнейшую судьбу человека.

Отто Ранк

Один из первых учеников Фрейда — Отто Ранк. Им сформулирована очень интересная концепция «травмы рождения», которая подчеркивает значение акта рождения и отделения ребенка от матери. Он рассматривает акт рождения как первичную травму, приводящую младенца в состояние шока. Причина последующих проблем и кризисов кроется в содержании родовой тревоги. Отделение при рождении запечатлевается в мозге младенца настолько сильно, что в дальнейшем может служить препятствием для любого удовлетворения.

Согласно Отто Ранку изгнание плода из материнского чрева является «основной травмой», определяющей развитие неврозов. Любое наслаждение в своем первоначальном виде стремится к воссозданию первичного внутриутробного блаженства, утраченного при рождении. Отто Ранк утверждал, что каждому человеку присуще подсознательное стремление возвратиться в материнское лоно.

Мелани Кляйн

Нельзя обойти своим вниманием, рассматривая классические теории психоанализа, известнейших женщин-психоаналитиков. Одна из них — Мелани Кляйн – британский психоаналитик, которая считается одним из основателей теории объектных отношений. Она выдвинула идею о возникновении эдипова комплекса в более раннем возрасте, чем это предполагал сам Фрейд. Согласно модели Кляйн основные процессы развития психики ребенка разворачиваются в первый год жизни, на основе взаимодействия ребенка с грудью матери, которая выступает в качестве первичного опыта.

В своей практической работе, наблюдая за младенцами, она зафиксировала появление тревоги и чувства вины в самых ранних отношениях ребенка с матерью и в его отношении к материнской груди. Мелани Кляйн относила зарождение основного источника неврозов и конфлитности человека к периоду младенчества. Она много уделяла внимания младенцам и обнаружила, что их эмоциональная жизнь насыщена драматическими переживаниями.

В развитии младенца Кляйн выделяла две базовые позиции. Шизоидно-параноидная позиция – для нее характерно отсутствие границ между ребенком и внешним объектом (матерью). В силу этого ребенок еще не может воспринимать объект целостно, объект в его восприятии расщепляется, и ребенок имеет дело с частичными объектами – частями тела матери. Соответственно расщеплению подвергаются положительные и отрицательные переживания ребенка, т.к. они еще не могут быть интегрированы во внутреннем опыте, поэтому в его восприятии складывается образ плохой груди и отдельно образ хорошей груди. Эти два образа сосуществуют параллельно друг другу. Плохой груди ребенок приписывает свои негативные ощущения и образы, хорошей — положительные. Кляйн описывает механизм проективной идентификации – вариант одной из самых примитивных защит, к которой и прибегает младенец.

В процессе построения отношений ребенка с первичным объектом и по мере развития ребенка граница между его Я и объектом усиливается, это создает возможность ребенку интегрировать положительные и отрицательные переживания в целостный образ. Он теперь понимает, что его агрессивные импульсы направлены на тот же самый объект, что и положительные, и его агрессивные импульсы способны причинить ущерб любимому им объекту. Таким образом, шизоидно-параноидная позиция переходит в депрессивную позицию, для которой характерна тревога по поводу собственной агрессии. Ребенок начинает переживать чувство вины за собственную агрессию и чувство благодарности по отношению к матери. При шизоидно-параноидной позиции базовым чувством по отношению к объекту была зависть, т.к. ребенок ощущал, что все хорошее расположено вовне, а в нем самом нет ничего ценного. Чувство благодарности лежит в основе репарационных переживаний и жестов (действия, направленные на восстановление поврежденного объекта).

Итак, развитие ребенка зависит от динамики двух фундаментов его психики – зависти и благодарности. Переживание чувства зависти, не скомпенсированное чувством благодарности, приводит к развитию отклонений, к развитию у индивида депрессивной позиции. Врожденная зависть, согласно М.Кляйн, — фактор, блокирующий креативность. Зависть переживается психикой с большим трудом, поэтому у человека вырабатываются защиты. Как вариант защит от деструктивных ощущений может возникать чувство ярости — в качестве реакции на чувство вины, порожденное завистью. Другой вариант защиты – обесценивание объекта, т.к. объект, потерявший свою ценность больше не вызывает зависти. И еще один вариант защиты от деструктивного ощущения зависти – присваивание себе силы, принадлежащей объекту, мысленное перенесение на себя свойств объекта. Этот вариант защит приводит к самовозвеличиванию. И, наконец, недооценка собственного Я, невротическое самоуничижение также является защитой от чувства вины, порожденного завистью.

Основной терапевтический эффект достигается за счет того, что пациенту предоставляется возможность отыгрывать конфликтные элементы опыта, открыть и проявить сдерживаемые агрессивные импульсы, благодаря чему человек способен, наконец, достичь подлинной интеграции.

Теперь мы перейдем к рассмотрению другой психоаналитической парадигмы. Неофрейдизм — это получившее распространение главным образом в США направление современной философии и психологии, сторонники которого соединили классический психоанализ 3. Фрейда с американскими социологическими теориями. К числу наиболее известных представителей неофрейдизма относятся Карен Хорни, Гарри Салливен и Эрих Фромм. Неофрейдисты подвергли критике ряд положений классического психоанализа в толковании внутрипсихических процессов, но сохранили при этом важнейшие компоненты его концепции (учение об иррациональных мотивах человеческой деятельности, изначально присущих каждому индивиду). Неофрейдисты особое внимание уделяли исследованию межличностных отношений. Они сделали это, стремясь ответить на вопросы о человеческом существовании, о том, как человек должен жить и что он должен делать. Неофрейдисты по существу «социологизировали» психологию.

Карен Хорни

И еще одна дама — Карен Хорни – основательница науки о женской психологии. В отличие от Зигмунда Фрейда она не считала необходимым фокусировать исключительное внимание на детстве, усматривая в этом односторонность и считая, что Фрейд зачастую объясняет социальные явления биологическим факторами (в частности, связь войн с инстинктом смерти). В своем подходе Карен Хорни оказалась от теории сублимации и учении о либидо Зигмунда Фрейда. Неврозы, считала она, порождаются не только переживаниями человека, берущими начало в детстве, но и специфическими культурными условиями, в которых живет человек. В характере невротических переживаний человека она усматривала связь с особенностями, присущими данной культуре и времени. Она рассматривала взаимосвязь между культурой и неврозом «с точки зрения того, какие психологические затруднения структура культуры ставит перед человеком» (Хорни К.). Неврозы она считала ценой, которую приходится платить человечеству за развитие цивилизации.

Карен Хорни рассматривала неврозы, как невротические деформации характера, связанные с патогенным конфликтом, спрятанным глубоко внутри человека и не осознаваемым им. Она выделила несколько типов неврозов и описала специфичные особенности деформации характера, присущие каждому из них.

В основе любого невроза лежит внутренний конфликт. Невротический конфликт по Фрейду — борьба вытесненных сил (инстинкты) и вытесняющих сил (культура). Невротический конфликт по Хорни — борьба несовместимых сочетаний между несколькими невротическими наклонностями. Хорни ввела термин «невротические наклонности», под которым понимала компульсивные (навязчивые) влечения, которые являются основой невроза. Одними из главных невротических наклонностей Хорни считала невротическую потребность в любви и невротическое стремление к соперничеству. Соревновательность – господствующий фактор в существующих социальных отношениях, она может приводить к враждебному напряжению между людьми, что порождает у человека страх, неуверенность и сниженное самоуважение. Все эти факторы вместе приводят к тому, что человек чувствует себя изолированным.

Чувство собственной эмоциональной изоляции, согласно Хорни, человек хочет преодолеть, получив любовь и привязанность, при этом любовь превращается в своего рода лекарство от глубинного невротического одиночества. Роль любви переоценивается в современной культуре. Человек взращивает иллюзию, что любовь является решением всех его проблем, и ждет от любви больше, чем она может ему дать. Отсюда проистекают разочарования, так называемые «крушения иллюзий», трудности достижения любви. Такая ситуация дает обильную почву для развития неврозов.

В основе неврозов лежат противоречия, которые человек не может разрешить. В обществе заложены определенные противоречивые установки: например, противоречие между соперничеством и успехом, с одной стороны, и потребностью быть любимым, с другой. Стремление к успеху порождает в человеке напористость, способность выдержать конкуренцию, агрессивность. А потребность в любви и человечности требует от человека уступчивости, способности поступиться своими эгоистическими интересами. Таким образом, специфичные культурные противоречия общества лежат в основе типичных невротических конфликтов людей. Противоречия, заложенные в культуре, отражаются в конфликте невротика. Нормальный человек способен преодолевать эти трудности, не терпя при этом урона, у невротической же личности эти конфликты делают приемлемое решение невозможным.

Согласно Карен Хорни универсальных психических норм нет: поведение, расцениваемое как невротическое в одной культуре, может быть совершенно нормальным для другой, и наоборот. Таким образом, о норме можно судить только в том случае, если мы рассматриваем личность человека в контексте культурных условий, в которых он родился и живет.

Итак, согласно Хорни, невроз формируют воздействие окружающей социальной среды и разрушение человеческих взаимоотношений. Ортодоксальный психоанализ Зигмунда Фрейда ориентируется на генетические и инстинктивные причины. В силу этого отличия смысл терапии в подходе Карен Хори иной. Цель ортодоксального психоанализа — помочь справиться со своими инстинктами. По Хорни цель терапии состоит в восстановлении отношений с людьми и собой, поиска точки опоры в себе, избавления от невротических защитных механизмов, лишь отчасти помогающих человеку справляться с жизненными трудностями, но при более глубоком взгляде закрывающими возможность нормальной жизни.

Психология бессознательного — часть 2

Психология бессознательного

Зигмунд Фрейд Психология бессознательного

ЗИГМУНД ФРЕЙД — ВЫДАЮЩИЙСЯ ИССЛЕДОВАТЕЛЬ ПСИХИЧЕСКОЙ ЖИЗНИ ЧЕЛОВЕКА

Среди психологов XX века австрийскому доктору Зигмунду Фрейду принадлежит особое место. Его главный труд «Толкование сновидений» увидел свет в 1900 г. С тех пор в психологии восходили, сменяя друг друга, различные научные авторитеты. Но ни один из них не вызывает поныне такой негаснущий интерес, как Фрейд, как его учение. Объясняется это тем, что его работы, изменившие облик психологии в XX столетии, осветили коренные вопросы устройства внутреннего мира личности, ее побуждений и переживаний, конфликтов между ее вожделениями и чувством лолга, причин душевных надломов, иллюзорных представлений человека о самом себе и окружающих.

Известно, что главным регулятором человеческого поведения служит сознание. Фрейд открыл, что за покровом сознания скрыт глубинный, «кипящий» пласт не осознаваемых личностью могущественных стремлений, влечений, желаний. Будучи лечащим врачом, он столкнулся с тем, что эти неосознаваемые переживания и мотивы могут серьезно отягощать жизнь и даже становиться причиной нервно — психических заболеваний. Это направило его на поиски средств избавления своих пациентов от конфликтов между тем, что говорит их сознание, и потаенными слепыми, бессознательными побуждениями. Так родился фрейдовский метод исцеления души, названный психоанализом.

Не ограничившись изучением и лечением невропатов, упорной работой по восстановлению их психического здоровья, Фрейд создал теорию, объяснявшую переживания и поведение не только больного, но и здорового человека. Эта теория приобрела в странах Запада столь великую популярность, что многие там и в наши дни убеждены, что «психология — это и есть Фрейд». Фрейдовская теория во многих зарубежных странах прочно вошла в учебники по психологии, психотерапии, психиатрии. Она оказала воздействие на другие науки о человеке — социологию, педагогику, антропологию, этнографию, а также на искусство и литературу.

На русском языке первые переводы книг этого ученого появились еще до революции. Они продолжали выходить и в первые послереволюционные годы, пользуясь успехом не только у специалистов — психологов, но также и у врачей, учителей, деятелей культуры. Это были годы, когда молодая советская психология только становилась на ноги. Она стремилась впитать в себя учение Маркса. Под этим углом зрения оценивались зарубежные теории — в том числе фрейдизм. И здесь обнаружилось несоответствие между очень многими представлениями Фрейда о душевной жизни человека, о движущих силах его поведения и тем, как объясняет эту жизнь, эти силы марксистская философия, ставшая компасом для советской науки. Попытки отдельных психологов объединить Фрейда и Маркса были отвергнуты. Для этого имелись веские доводы, ибо методология этих учений, их объяснения механизмов психического развития принципиально различны. При этом, однако, все конкретное содержание исследований Фрейда также оказалось перечеркнутым. С тех пор, с середины 20–х годов, труды Фрейда больше не издавались. В существо его теории и методов перестали вникать. Забвению подверглось требование марксизма: не смешивать честный, серьезный поиск истины, открытые ученым проблемы и факты, разработанные им методики, с одной стороны, и то, как это преломилось в его идеях, несовместимых с нашим мировоззрением, — с другой.

Сам Фрейд признавал, что есть проблемы, до которых «нельзя долететь, но надо дойти хромая, и в этих случаях не грех хромать». Немало таких проблем он впервые увидел, вызвав к ним обостренный интерес ученого мира. Не случайно наш всемирно известный ученый,

лауреат Нобелевской премии Петр Леонидович Капица в речи на одном из международных симпозиумов, касаясь высшей нервной деятельности человека, сказал, что «основателями этой базисной науки считаются И. П. Павлов и Зигмунд Фрейд. Они первые положили эксперимент в основу изучения процессов мышления. Ими были найдены закономерности восприятия человеком внешней среды, возникновения условных рефлексов, влияния подсознания на деятельность человека» (Капица П. Л. Эксперимент. Теория. Практика. —

М., 1977. — С. 329).

Советский читатель должен знать об учении Фрейда не понаслышке, а из первых рук, с тем чтобы выработать самостоятельное, а не извне навязанное представление о нем. Знакомясь с работами Фрейда, с его представлениями о том, как устроена душевная жизнь, каковы ее сокровенные механизмы, мы тем самым расширяем границы сферы познания человека, его внутреннего мира. Такие фрейдовские термины, как «либидо», «супер — эго», «идентификация», «сублимация» и другие, можно услышать в западных странах в речи не только психолога или врача — психотерапевта, но и любого образованного человека, и хорошо, что наш читатель теперь будет знакомиться с Фрейдом по первоисточникам.

О фрейдизме опубликованы сотни книг, сложилась огромная библиотека, которая продолжает расти. Издано множество материалов, освещающих деятельность Фрейда и его школы, включая протоколы психоаналитических сеансов. Созданы энциклопедии психоанализа. Прослеживаются биографии некоторых пациентов Фрейда и т. п. Вместе с тем очевидна сильная оппозиция этому учению со стороны многих научных и философских школ. Но какой бы острой критике и даже злобным нападкам оно ни подвергалось, учение Фрейда вновь и вновь становится предметом дискуссий, порождает новые направления, так как в нем отразилась реальность психической жизни.

Говоря об отражении, следует помнить, что его диалектико — материалистическое понимание предполагает различную степень приближения мысли к реальности. Ведь нередко эта реальность воссоздается неадекватно, в превращенных формах. Со многими неадекватно установленными современной наукой данными читатель встретится и в произведениях Фрейда. Мы увидим, как он, будучи мужественным исследователем, порой решительно расставался с прежде принятыми им положениями, тогда как ряд своих излюбленных идей продолжал фанатически культивировать, вопреки тому, что их безнадежную слабость показали не только противники психоанализа, но и его верные приверженцы.

Ежедневно по 8—10 часов на протяжении многих десятилетий Фрейд занимался врачебной практикой. На фактах, почерпнутых в клинической практике, он проследил сложность и многоплановость структуры личности, значение в ее истории внутренних конфликтов и кризисов, последствия неудовлетворенных желаний. Фрейдом был введен в

научный оборот ряд идей и проблем, показавших, что уровень сознания неотделим от других глубинных уровней психической активности, не изучив взаимодействие которых невозможно понять природу человека. Фрейд разработал ряд гипотез, моделей, понятий, запечатлевших своеобразие психики и прочно вошедших в арсенал современного научного знания о ней. К ним относятся, в частности, понятия о защитных механизмах (психологической защите), фрустрации, идентификации, рационализации, вытеснении, фиксации, катарсисе, силе Я и др. (см. ниже). Эти понятия обогатили также психотерапевтическую практику. Изучение Фрейдом роли сексуальных переживаний и сопряженных с ними душевных травм дало толчок развитию новых областей знания, в частности сексологии. Фрейдом было показано, сколь важно, прослеживая становление характера человека — его строение и динамику, учитывать детские годы и испытанное ребенком в этом периоде, в особенности отношения в семье, от которых зависит формирование его характера, его мотивационной сферы. Жизненность, практическая значимость поставленных Фрейдом проблем вытекает также из того, что в круг научного анализа им были вовлечены феномены, которые традиционная психология не привыкла принимать в расчет: чувства вины, неполноценности, тревожности, уход от реальной

ситуации в область грез, возникновение внутренней тенденции к агрессивности.

Наша психология ищет свои ответы на сложные, интимные вопросы, поставленные Фрейдом. В науке же постановка вопроса — не менее трудная, не менее творческая задача, чем поиски ответов. Не соглашаясь с предложенным Фрейдом толкованием собранных им фактов, его теоретическими обобщениями, советские исследователи освещают их с других научных позиций. Вместе с тем, развивая свой подход к соотношению сознания и бессознательной психики, к противоречиям и конфликтам в развитии личности, они опираются на наследие прошлого. Чтобы критически переосмыслить это наследие, необходимо сперва им овладеть.

Следует иметь в виду, что на современном этапе фрейдизм представляет собой не единую целостную систему, а множество различных научных школ и направлений, у которых имеются не только фанатичные приверженцы, но и не менее страстные противники. Чтобы понять ситуацию в мировой психологии, соотношение в ней различных научных сил, нужно знать учение самого Фрейда, знать, как оно сложилось и приобрело столь глубокое влияние на различные подходы к психике человека — самого сложного явления в известной нам вселенной.

***

Зигмунд Фрейд — создатель направления, которое приобрело известность под именем глубинной психологии и психоанализа, родился 6 мая 1856 г. в небольшом моравском городе Фрейбурге (ныне Пршибор, Чехия) в семье небогатого торговца шерстью. В I860 г. семья переехала в Вену, где будущий знаменитый ученый прожил около 80 лет. В большой семье было 8 детей, но только Зигмунд выделялся своими исключительными способностями, удивительно острым умом и страстью к чтению. Поэтому родители стремились создать для него лучшие условия. Если другие дети учили уроки при свечах, то Зигмунду выделили керосиновую лампу. Чтобы дети ему не мешали, им не позволяли при нем музицировать. Он окончил гимназию с отличием в 17 лет и поступил в знаменитый Венский университет.

Вена тогда была столицей Австро — Венгерской империи, ее культурным и интеллектуальным центром. В университете преподавали выдающиеся профессора. Обучаясь в университете, Фрейд вошел в студенческий союз по изучению истории, политики, философии (это в дальнейшем сказалось на его концепциях развития культуры). Но особый интерес для него представляли естественные науки, достижения которых произвели в середине прошлого века настоящую революцию в умах, заложив фундамент современного знания об организме, о живой природе. В великих открытиях этой эпохи — законе сохранения энергии и установленном Дарвином законе эволюции органического мира

— черпал Фрейд убеждение в том, что научное знание есть знание причин явлений под строгим контролем опыта. На оба закона опирался Фрейд, когда перешел впоследствии к изучению человеческого поведения. Организм он представлял как своего рода аппарат, заряженный энергией, которая разряжается либо в нормальных, либо в патологических реакциях. В отличие от физических аппаратов, организм является продуктом эволюции всего человеческого рода и жизни отдельного индивида. Эти принципы распространялись на психику. Она также рассматривалась, во — первых, под углом зрения энергетических ресурсов личности, служащих «горючим» ее действий и переживаний, во — вторых, под углом зрения развития этой личности, нееущей память и о детстве всего человечества, и о собственном детстве. Фрейд, таким образом, воспитывался на принципах и идеалах точного, опытного естествознания — физики и биологии. Он не ограничивался описанием явлений, а искал их причины и законы (такой подход известен под именем детерминизма, и во всем последующем творчестве Фрейд является детерминистом). Этим идеалам он следовал и тогда, когда перешел в область психологии. Его учителем был выдающийся европейский

физиолог Эрнст Брюкке 1 . Под его руководством студент Фрейд работал в венском физиологическом институте, просиживая по многу часов за микроскопом. Под старость, будучи всемирно признанным психологом, он писал одному из своих друзей, что никогда не был так счастлив, как в годы, потраченные в лаборатории на изучение устройства нервных клеток спинного мозга животных. Умение сосредоточенно работать, всецело отдавая себя научным занятиям, выработанное в этот период, Фрейд сохранил на последующие десятилетия. Он намеревался стать профессиональным научным работником. Но вакантного места в физиологическом институте у Брюкке не было. Тем временем ухудшилось материальное положение Фрейда. Трудности обострились в связи с предстоящей женитьбой на такой же бедной, как и он, Марте Верней. Науку пришлось оставить и искать средства к существованию. Имелся один выход — стать практикующим врачом, хотя к этой профессии он никакого тяготения не испытывал. Он принял решение заняться частной практикой в качестве невропатолога. Для этого пришлось сперва пойти работать в клинику, так как медицинского опыта у него не было. В клинике Фрейд основательно осваивает методы диагностики и лечения детей с пораженным мозгом (больных детским параличом), а также различных нарушений речи (афазий). Его публикации об этом становятся известны в научных и медицинских кругах. Фрейд приобретает репутацию высококвалифицированного врача — невропатолога. Своих больных он лечил принятыми в то время методами физиотерапии. Считалось, что поскольку нервная система представляет собой материальный орган, то и болезненные изменения, которые в ней происходят, должны иметь материальные причины. Поэтому устранять их следует посредством физических процедур, воздействуя на больного теплом, водой, электричеством и др. Очень скоро, однако, Фрейд стал испытывать неудовлетворенность этими физиотерапевтическими процедурами. Эффективность лечения оставляла желать лучшего, и он задумался над возможностью применить другие методы, в частности гипноз, используя который некоторые врачи добивались хороших результатов. Одним из таких успешно практикующих врачей был Иосиф Брейер, который стал во всем покровительствовать молодому Фрейду. Они совместно обсуждали причины заболеваний своих пациентов и перспективы лечения.

Больными, которые к ним обращались, были главным образом женщины, страдавшие истерией. Болезнь проявлялась в различных симптомах — страхах (фобиях), потере чувствительности, отвращении к пище, раздвоении личности, галлюцинациях, спазмах и др. Применяя легкий гипноз (внушенное состояние, подобное сну), Брейер и Фрейд просили своих пациенток рассказывать о событиях, которые некогда сопровождали появление симптомов болезни. Выяснялось, что, когда больным удавалось вспомнить об этом и «выговориться», симптомы хотя бы на время исчезали. Такой эффект Брейер назвал древнегреческим словом «катарсис» (очищение). Древние философы использовали это слово, чтобы обозначить переживания, вызываемые у человека восприятием произведений искусства (музыки, трагедии). Предполагалось, что эти произведения очищают душу от омрачающих ее аффектов, принося тем самым «безвредную радость». Брейером этот термин

был перенесен из эстетики2в психотерапию. За понятием о катарсисе крылась гипотеза, согласно которой симптомы болезни возникают вследствие того, что больной прежде испытал напряженное, аффективно окрашенное влечение к какому — либо действию. Симптомы (страхи, спазмы и т. д.) символически замещают это нереализованное, но желаемое действие. Энергия влечения разряжается в извращенной форме, как бы «застревая»

ворганах, которые начинают работать ненормально. Поэтому предполагалось, что главная

1У Брюкке учились и в его лаборатории работали ученые из многих стран, в том числе отец русской физиологии и научной психологии И. М. Сеченов.

2Проблема катарсиса в искусстве широко обсуждалась в тогдашней литературе, в частности в работах Я. Бернея — родственника Фрейда.

задача врача — заставить больного вновь пережить подавленное влечение и тем самым придать энергии (нервно — психической энергии) другое направление, а именно — перевести ее в русло катарсиса, разрядить подавленное влечение в рассказе врачу о нем. В этой версии о травмировавших больного и потому вытесненных из сознания, аффективно окрашенных воспоминаниях, избавление от которых дает лечебный эффект (исчезают расстройства движений, восстанавливается чувствительность и т. д.), содержался зародыш будущего психоанализа Фрейда. Прежде всего в этих клинических исследованиях «прорезалась» идея, к которой неизменно возвращался Фрейд. На передний план отчетливо выступили конфликтные отношения между сознанием и неосознаваемыми, но нарушающими нормальный ход поведения психическими состояниями. О том, что за порогом сознания теснятся былые впечатления, воспоминания, представления, способные влиять на его работу, давно было известно философам и психологам. Новые моменты, на которых задержалась мысль Брейера и Фрейда, касались, во — первых, сопротивления, которое сознание оказывает неосознаваемому, в результате чего и возникают заболевания органов чувств и движений (вплоть до временного паралича), во — вторых, обращения к средствам, позволяющим снять это сопротивление, сперва — к гипнозу, а затем — к так называемым «свободным ассоциациям», о которых речь пойдет дальше. Гипноз ослаблял контроль сознания, а порой и совсем снимал его. Это облегчало загипнотизированному пациенту решение задачи, которую Брейер и Фрейд ставили, — «излить душу» в рассказе о вытесненных из сознания переживаниях.

Особенно успешно использовали гипноз французские врачи, для изучения опыта которых Фрейд на несколько месяцев съездил в Париж к знаменитому неврологу Шарко (ныне его имя сохранилось в связи с одной из физиотерапевтических процедур — так называемым душем Шарко). Это был замечательный врач, прозванный «Наполеоном неврозов». У него лечилось большинство королевских семей Европы. Фрейд — молодой венский доктор — присоединился к большой толпе практикантов, которая постоянно сопровождала знаменитость во время обходов больных и при сеансах их лечения гипнозом. Случай помог Фрейду сблизиться с Шарко, к которому он обратился с предложением перевести его лекции на немецкий. В этих лекциях утверждалось, что причину истерии, как и любых других заболеваний, следует искать только в физиологии, в нарушении нормальной работы организма, нервной системы. В одной из бесед с Фрейдом Шарко заметил, что источник странностей в поведении невротика таится в особенностях его половой жизни. Это наблюдение запало в голову Фрейда, тем более что и он сам, да и другие врачи сталкивались с зависимостью нервных заболеваний от сексуальных факторов. Через несколько лет, под впечатлением этих наблюдений и предположений, Фрейд выдвинул постулат, придавший всем его последующим концепциям, каких бы психологических проблем они ни касались, особую окраску и навсегда соединивший его имя с идеей всесилия сексуальности во всех человеческих делах. Эта идея о роли сексуального влечения как главного двигателя поведения людей, их истории и культуры придала фрейдизму специфическую окраску, прочно ассоциировала его с представлениями, сводящими все бессчетное многообразие проявлений жизнедеятельности к прямому или замаскированному вмешательству сексуальных сил. Такой подход, обозначаемый термином «пансексуализм», стяжал Фрейду во многих странах Запада огромную популярность — притом далеко за пределами психологии. В этом принципе стали усматривать своего рода универсальный ключ ко всем человеческим проблемам. По этому поводу известный советский психолог Л. С. Выготский еще в 20–х годах писал: «Творчество Достоевского раскрывается тем же ключом, что и тотем, и табу первобытных племен; христианская церковь, коммунизм, первобытная орда — все в психоанализе выводится из одного источника… Здесь психоанализ не продолжает, а отрицает методологию марксизма» (Выготский Л. С. Собр. соч. — М., 1982. — Т. 1, — С. 332). Но если бы психоанализ ограничивался таким подходом, ложность которого давно доказали различные научные школы, исходя не только из философских аргументов, но и из анализа реальных феноменов социокультурного развития человечества, то пришлось бы

признать загадкой длительность и силу его влияния на современную мысль, на многие направления исследований поведения в различных областях знания. Какой смысл имело бы обращение к текстам Фрейда, если бы в любых формах психической регуляции поведения и в любых порождениях культуры, при взгляде на них глазами Фрейда, не видели ничего кроме причудливых рудиментов сексуальных влечений? Конечно, трезвое, спокойное изучение этих влечений и сопряженных с ними комплексов переживаний средствами позитивной науки является, вопреки ханжеской морали, важным делом в плане как познания характера и поведения людей, так и их полового воспитания. Науке об этой сфере — сексологии — принадлежит законное место среди других дисциплин, изучающих биосоциальную природу человека. Нет ничего более ошибочного при оценке исторической роли Фрейда, как видеть в нем главного апологета секса и первого лидера науки сексологии

—с одной стороны, считать эту роль исчерпанной его вкладом в проблематику этой науки

—с другой.

Такой образ Фрейда культивировали как его противники, так и многие приверженцы психоанализа как панацеи от всех человеческих бед, коренящихся якобы в темном, иррациональном половом инстинкте, — спасти от пагубного влияния которого на социальную жизнь явился новый мессия — Фрейд. В различных гипотезах и представлениях Фрейда потаенным силам сексуальности действительно было придано могущественное влияние на судьбу человека, и для того, чтобы считать Фрейда трубадуром этих сил, он сам дал достаточно оснований. Однако, подобно тому как применительно к поведению своих пациентов Фрейд в их реакциях искал скрытый от их сознания реальный смысл, в суждениях самого Фрейда, его теориях заключалось гораздо больше, чем это им самим осознавалось. И именно эти «зашифрованные» идеи, а не версия о всемогуществе полового влечения, стали животворным источником его влияния на науку о человеке.

Чтобы понять смысл его влияния, надо иметь в виду, что в научном творчестве, его результатах следует различать субъективное и объективное. Ряд своих постулатов Фрейд оценивал как незыблемые (такие, как Эдипов комплекс, страх кастрации у мальчиков и т. п.). С подобными феноменами он встречался в своей клинической практике. Фрейду представилось, что он здесь имеет дело не с симптомами, наблюдаемыми у отдельных лиц, страдающих психоневротическими расстройствами, а с проявлением глубинных начал человеческой природы. И сколько бы возражений ни выдвигалось против этих догм психоанализа, его создатель оставался поразительно слеп к любой критике. Заметив (и здесь он не был одинок, многие врачи до Фрейда писали об этом) сексуальную этиологию неврозов у своих пациентов, Фрейд отождествил любые скрытые от сознания вожделения человека с сексуальными. Этим он и взбудоражил интеллектуальный мир. Сексуально озабоченный невропат Фрейда стал своего рода моделью поведения человека в любых ситуациях и культурах. Тем самым это поведение получило превратную трактовку. Объективное научное знание превратилась в миф, в который оставалось только верить, «став на колени». Однако, окажись учение Фрейда не более чем сугубо мифологической конструкцией, оно не вошло бы в запас научных представлений, а метод психоанализа не оказался бы одним из самых влиятельных среди множества техник психотерапии. А ведь именно такова историческая реальность. С ней приходится считаться и ее следует объяснить.

Выше была приведена та оценка вклада Фрейда в создание учения о высшей нервной деятельности, которую дал академик П. Л. Капица. Процитирую мнение другого лауреата Нобелевской премии Альберта Эйнштейна, писавшего 80–летнему Фрейду: «Я рад, что это поколение имеет счастливую возможность выразить вам, одному из величайших учителей, свое уважение и свою благодарность. До самого последнего времени я мог только чувствовать умозрительную мощь вашего хода мыслей, с его огромным воздействием на мировоззрение нашей эры, но не был в состоянии представить определенное мнение о том, сколько оно содержит истины. Недавно, однако, мне удалось узнать о нескольких случаях, не столь важных самих по себе, но исключающих, по — моему, всякую иную интерпретацию, кроме той, которая дается теорией подавления. То, что я натолкнулся на

них, чрезвычайно меня обрадовало: всегда радостно, когда большая и прекрасная концепция оказывается совпадающей с реальностью» (цит. по: Freud S. Ausgewahlte Schriften. 1 Band. — L., 1969. — C. 12). Уже само по себе то, что ученый, который произвел великий переворот в науке, считает ход фрейдовских мыслей оказавшим «огромное воздействие на мировоззрение нашей эры», требует от нас обратиться к источнику этого воздействия.

Нетрудно понять, что упор на сексуальный фактор (по поводу которого во времена Фрейда уже существовала огромная литература) сам по себе не мог произвести революцию в психологии, радикально изменить систему понятий этой науки. Ведь действие этого фактора легко объяснимо чисто физиологическими причинами — функционированием половых желез, работой центров вегетативной нервной системы и т. п. На почве физиологии стоял первоначально и Фрейд, прежде чем перешел в зыбкую, не имеющую прочных опорных точек область психологии. На отважный шаг в эту темную область его направила, как отмечалось, практика лечения истерии. Но решился он на него не сразу. Даже гипноз, применение которого, казалось бы, не оставляло сомнений в том, что воздействие врача на пациента носит психологический характер, объяснялся многими врачами как чисто физиологическое явление. Именно так думал Шарко, которым восхищался Фрейд. Однако дальнейшие раздумья Фрейда поколебали его убеждения в правильности принятого школой Шарко мнения. Он становится участником споров между французскими врачами по поводу того, считать ли гипноз эффектом внушения, которому подвержены все люди, или же загипнотизировать, как учил Шарко, можно только нервнобольных (истериков). На Фрейда большое впечатление произвело так называемое постгипнотическое внушение. При нем человеку в состоянии гипноза внушалась команда совершить после пробуждения какое — либо действие, например раскрыть зонтик. Проснувшись, он выполнял команду, хотя дождя не было, и поэтому его действие оказывалось бессмысленным. На вопрос же о том, почему он это сделал, человек, не зная истинной причины, подыскивал ответ, который был призван каким — то образом придать его нелепому поведению разумность: «Я хотел проверить, не испорчен ли мой зонтик» и т. п. Подобные факты указывали не только на то, что человек может совершать поступки, мотивы которых он не осознает, но и на его стремление придумать эти мотивы, подыскать рациональные основания своим поступкам. Впоследствии Фрейд назвал подобное оправдание человеком своих действий рационализацией. Все это заставляло задуматься над проблемой неосознаваемых побуждений, которые реально движут людьми, однако в их сознании адекватной проекции не получают. Перед глазами невропатологов выступила весьма странная с точки зрения тогдашних взглядов картина. Люди, воспитанные в духе своего времени, на идеалах точного естествознания, главная формула которого гласила «нет действия без причины», считали, что причиной является расстройство нервной системы. Однако расстройства, с которыми они повседневно имели дело, оказывались необычными. Пациент говорил одно, а двигало им, побуждало действовать совсем другое. Опыты же с гипнозом (вроде внушенной команды открыть после пробуждения зонтик) убедительно свидетельствовали, что человек способен неумышленно придумывать мотивы своего поведения. Какой же был механизм этих странных реакций — физиологический или психологический? Ни физиология, ни психология ответить на этот вопрос не могли. Физиология говорила о рефлексах, нервных функциях, мышечных реакциях и т. п. Но ни одно из ее понятий не могло объяснить причины болезненных состояний. Психология говорила о сознании, способности мыслить, подчинять действие заранее принятой цели и т. д. И с этой — психологической — стороны поиск причин поведения невротика также ничего не давал. А без знания причин оставалось действовать вслепую. Фрейда это не устраивало — не только как врача, желающего действовать рационально, но и как натуралиста, непреклонно верившего в то, что все происходящее в организме включено в «железную» цепь причин и следствий, стоит под необратимыми законами природы. Ведь он был учеником Гельмгольца и Дарвина. От них воспринял идеалы естественнонаучного познания, и прежде всего принцип детерминизма — зависимости явлений от производящих их факторов. Фрейд ощущал бессилие этого принципа перед тем,

что требовала клиника неврозов. Его наблюдения за случаями, когда длительное лечение истерии благодаря применению гипноза давало положительный эффект, указывали, что источник страдания скрыт в сфере, неведомой ни физиологии, ни психологии. Практика требовала отказаться от прежних подходов и продвигаться либо к новой физиологии, либо к новой психологии.

Не сразу молодые невропатологи Брейер и Фрейд произвели выбор. Совместно они подготовили книгу «Исследования истерии». Она вышла в 1895 г. Иногда ее оценивают как первую главу в истории созданного Фрейдом психоанализа. Для этого имеются известные основания, поскольку в указанной книге можно различить намеки на многие представления будущего психоанализа: и о динамике вытесненных из сознания влечений, из — за которых возникают расстройства движений, восприятий и т. п., и об очистительной роли погружения в прошлое с целью восстановить события и обстоятельства, нанесшие душевную травму. Это были достоверные клинические факты, установленные Брейером и Фрейдом. Но из фактов как таковых теория не возникает.

Как уже говорилось, Брейер и Фрейд пришли в клинику после нескольких лет работы в физиологической лаборатории. Оба были естествоиспытателями до мозга костей и, прежде чем занялись медициной, уже приобрели известность своими открытиями в области физиологии нервной системы. Поэтому и в своей медицинской практике они, в отличие от обычных врачей — эмпириков, руководствовались теоретическими идеями передовой физиологии. В то время нервная система рассматривалась как энергетическая машина. Брейер и Фрейд мыслили в терминах нервной энергии. Они предполагали, что ее баланс в организме нарушается при неврозе (истерии), возвращаясь к нормальному уровню благодаря разряду этой энергии, каким является катарсис. Будучи блестящим знатоком строения нервной системы, ее клеток и волокон, которые годами изучал с помощью скальпеля и микроскопа, Фрейд предпринял отважную попытку набросать теоретическую схему процессов, происходящих в нервной системе, когда ее энергия не находит нормального выхода, а разряжается на путях, ведущих к нарушению работы органов зрения, слуха, мышечного аппарата и другим симптомам болезни. Сохранились записи с изложением этой схемы, получившей уже в наше время высокую оценку физиологов. Но Фрейд испытывал крайнюю неудовлетворенность своим проектом (он известен как «Проект научной психологии»), Фрейд вскоре расстался и с ним, и с физиологией, которой отдал годы напряженного труда. Это вовсе не означало, что он с тех пор считал обращение к физиологии бессмысленным. Напротив, Фрейд полагал, что со временем знания о нервной системе шагнут столь далеко, что для его психоаналитических представлений будет найден достойный физиологический эквивалент. Но на современную ему физиологию, как показали его мучительные раздумья над «Проектом научной психологии», рассчитывать не приходилось. Он не предполагал, что через два десятилетия Павлов откроет в лабораторном эксперименте простейший физиологический механизм невротической реакции. Один описанный Фрейдом случай привлек внимание И. П. Павлова и дал импульс к разработке весьма продуктивной главы его учения о высшей нервной деятельности — концепции экспериментальных неврозов. О возникновении этой концепции Павлов рассказал на одной

из своих знаменитых «сред»3. Цитирую по протоколу: «Иван Петрович сообщает о том, что именно натолкнуло его на мысль производить неврозы сшибками. В одной из своих ранних работ Фрейд описал случай невроза у девушки, которая много лет перед тем должна была ухаживать за больным отцом, обреченным на смерть, которого она очень любила и старалась поэтому казаться веселой, скрывая от него опасность болезни. Психоанализом Фрейд установил, что это легло в основу позже развившегося невроза. Рассматривая это как трудную встречу процессов возбуждения и торможения, Иван Петрович как раз и положил в

3 Еженедельно по средам он собирал сотрудников своей лаборатории, чтобы обсудить ход текущих опытов, рассмотреть новые планы, поделиться соображениями по общенаучным вопросам.

основу метода вызывания экспериментальных неврозов на собаках это трудное столкновение двух противоположных процессов» (Павловские среды. — М.; Л., 1949. — Т. 1. — С. 112).

Через много лет Фрейд случайно узнал о том, что Павлов, создавая свое учение об экспериментальных неврозах, отталкивался от его пионерской работы. Об этом ему сообщил выдающийся нейрофизиолог Ральф Джерард, который в своей публикации свидетельствует: «Я посетил Павлова незадолго до его кончины, и он сказал мне, что его эксперименты по изучению условнорефлекторно вызываемых неврозов были стимулированы чтением одной работы Фрейда. Через неделю я выехал из Ленинграда в Вену, где сообщил об этом Фрейду. Сердито фыркнув, он воскликнул: «Это могло бы мне чрезвычайно помочь, если бы он сказал это несколькими десятилетиями раньше» (W or den Fr., Swazey I., Adelman George (eds.). The Neurosciences: Path of Discovery. — Cambridge and London, 1975. — P. 469).

Возможно, что он вспомнил при этом о неудаче, портигшей его в попытках физиологически объяснить невроз. Вместе с тем, оставаясь в пределах этого объяснения, он не смог бы создать принесший ему всемирную славу психоанализ. В понятиях, которыми оперировал Павлов, отражалась динамика нервных физиологических процессов — возбуждения и торможения. Они образуют ту канву, без которой не мог бы возникнуть психологический «узор». Но сам этот «узор» жизнь создает по особым законам. Поиском этих законов занята психология. В течение многих столетий она считалась служанкой философии. Однако в середине прошлого века картина изменилась. Психология обрела самостоятельность, прочно заняв собственное место среди других наук.

В ту пору, когда к ней обратился Фрейд, психология считалась наукой о сознании. Под ним понималось прямое знание субъекта о том, что происходит в его собственной душе. Именно это знание принималось за незыблемый краеугольный камень психологии. Фрейд, опираясь на свой клинический опыт, его подорвал. Ведь его больные страдали именно от того, что не знали о своих влечениях, о том, что некогда вызвало душевную боль. Лишь подавив контроль сознания (в частности, применив гипноз), удавалось найти следы некогда травмировавших личность событий. В смелом вторжении в дебри бессознательной психики и заключался пионерский шаг Фрейда.

Попытка вывести психику из работы «нервной машины» Фрейду не удалась. Но и добытые в ту эпоху психологические представления были бессильны пролить свет на патологическое поведение людей, лечением которых был повседневно занят Фрейд, ибо эти представления охватывали лишь то, что подвластно сознанию. Фрейд открыл третью альтернативу. Ключ к тайнам душевной жизни он стал искать не в физиологии и не в психологии сознания, а в психологии бессознательного. Мы увидим, что, вступив в эту область, он сделал немало ошибочных шагов, предложил немало решений, не выдержавших испытания научными средствами. Но эти заблуждения не должны дать повод пренебречь его новаторскими исканиями.

Работа в клинике требовала применения методических средств, позволяющих проникнуть в скрытые от сознания психические пласты. На первых порах главным и единственным орудием, как мы знаем, был гипноз. Фрейд не владел им столь мастерски, как Брейер. Неудовлетворенность гипнозом побудила его искать другие средства.

На одно из них Фрейда натолкнул феномен, приобретший в дальнейшем в психоанализе особое значение под именем «трансфера» (перенесения). Общение врача с пациентом приобретало особую эмоциональную окраску, когда этот пациент переносил свои неизжитые бессознательные желания, сохранявшиеся с детских лет, на личность самого врача. Фрейд установил этот факт, наблюдая за одной из пациенток доктора Брейера, которая стала выражать по отношению к последнему чувства страха, любви и другие, некогда испытываемые по отношению к родителям. Брейера это привело в смятение, и он отказался от дальнейшей терапии. Фрейд же, подвергнув это явление изучению, увидел в нем способ разъяснить больному истинные причины его невроза. Установив перенос бессознательных детских влечений с тех лиц, которые некогда их вызывали, на терапевта, последний мог обнажить смысл этих переживаний, довести их до сознания больного, помочь

тем самым их изжить, освободиться от них (благодаря тому, что стал понимать, что же его мучает).

Трансфер, вслед за гипнозом, выступил как еще один способ проникновения в область подавленных, вытесненных влечений. Но главным терапевтическим средством, изобретенным Фрейдом и ставшим на многие годы «основой основ» его психоанализа, стали так называемые «свободные ассоциации». Понятие «ассоциации»— одно из древнейших в психологии. Его можно встретить (как и понятие о катарсисе) у Платона и Аристотеля. Подобно тому, как ствол дерева, развиваясь, обрастает новыми кольцами, эти понятия, передавая от эпохи к эпохе мудрость веков, обогащались новым содержанием. Закон образования ассоциаций веками считался главным законом психологии. Он гласил, что если какие — либо объекты воспринимаются одновременно или в непосредственной близости, то впоследствии появление одного из них влечет за собой осознание другого. Так, взглянув на какую — либо вещь, человек вспоминает ее отсутствующего владельца, поскольку прежде эти два объекта воспринимались одновременно, в силу чего между их следами в мозгу упрочилась связь — ассоциация. Различным видам ассоциаций было посвящено множество психологических трактатов. Когда психология превратилась в науку, ассоциации стали изучать экспериментально, чтобы определить законы памяти, воображения и других умственных процессов. Выяснялось, с какими представлениями ассоциируются у испытуемых различные слова, сколько раз нужно повторить список слов, чтобы между ними возникли связи, позволяющие его целиком либо частично запомнить и т. п. Во всех случаях ставилась задача изучить работу сознания. Фрейд же использовал материал ассоциаций в других целях. Он искал в этом материале путь в область неосознаваемых побуждений, намеки на то, что происходит в «кипящем котле» аффектов, влечений. Для этого, полагал он, ассоциации следует вывести из — под контроля сознания. Они должны стать свободными. Так родилась главная процедура психоанализа, его основной технический прием. Пациенту предлагалось, находясь в расслабленном состоянии (обычно лежа на кушетке), непринужденно говорить обо всем, что ему приходит в голову, «выплескивать» свои ассоциации, какими бы странными возникающие мысли ни казались. В тех случаях, когда пациент испытывал замешательство, начинал запинаться, повторял несколько раз одно и то же слово, жаловался на то, что не в состоянии припомнить что — либо, Фрейд останавливал на этих реакциях свое внимание, предполагая, что в данном случае его больной, сам того не подозревая, сопротивляется некоторым своим тайным мыслям, притом сопротивляется не умышленно, как бывает в тех случаях, когда человек стремится намеренно что — либо утаить, а неосознанно. Для этого, конечно, должны быть какие — то причины особой, «тормозящей» активности психики. Еще раз подчеркнем, что такая особая, обладающая большой энергией сопротивляемость, открытая Фрейдом в его медицинском опыте, в кропотливом анализе реакций его пациентов, явилась принципиально важным новым словом

впонимании устройства человеческой психики. Выявилась удивительная сложность этого устройства, присутствие в его работе особого внутреннего «цензора», о котором самому человеку не известно. И тем не менее этот незримый, неосознаваемый самим субъектом цензор бдительно следит за тем, что происходит в сознании, пропуская в него или не пропуская различные мысли и представления. Необычность такого подхода, утвердившегося

впсихологической науке после Фрейда, очевидна. Вера в то, что поведение человека находится под надежным контролем сознания, веками считалась неоспоримой. «Находиться под контролем сознания» значило не что иное, как отдавать себе ясный отчет о своих желаниях, побуждениях, стимулах к действию. Осознание целей, наличие придуманного плана, который регулирует действия, направленные на достижение этой цели, действительно является той решающей особенностью человеческих поступков, которая отличает их от действий остальных живых существ. Из этого, однако, не следует прямолинейный взгляд на человеческую личность как свободную от противоречий между желаемым и должным, между порой несовместимыми влечениями к объектам, имеющим различную привлекательность, и т. п. Обыденная человеческая жизнь полна конфликтов различной

Читать онлайн «Психология бессознательного» — Зигмунд Фрейд — Страница 1

ЗИГМУНД ФРЕЙД — ВЫДАЮЩИЙСЯ ИССЛЕДОВАТЕЛЬ ПСИХИЧЕСКОЙ ЖИЗНИ ЧЕЛОВЕКА

Среди психологов XX века австрийскому доктору Зигмунду Фрейду принадлежит особое место. Его главный труд «Толкование сновидений» увидел свет в 1900 г. С тех пор в психологии восходили, сменяя друг друга, различные научные авторитеты. Но ни один из них не вызывает поныне такой негаснущий интерес, как Фрейд, как его учение. Объясняется это тем, что его работы, изменившие облик психологии в XX столетии, осветили коренные вопросы устройства внутреннего мира личности, ее побуждений и переживаний, конфликтов между ее вожделениями и чувством лолга, причин душевных надломов, иллюзорных представлений человека о самом себе и окружающих.

Известно, что главным регулятором человеческого поведения служит сознание. Фрейд открыл, что за покровом сознания скрыт глубинный, «кипящий» пласт не осознаваемых личностью могущественных стремлений, влечений, желаний. Будучи лечащим врачом, он столкнулся с тем, что эти неосознаваемые переживания и мотивы могут серьезно отягощать жизнь и даже становиться причиной нервно — психических заболеваний. Это направило его на поиски средств избавления своих пациентов от конфликтов между тем, что говорит их сознание, и потаенными слепыми, бессознательными побуждениями. Так родился фрейдовский метод исцеления души, названный психоанализом.

Не ограничившись изучением и лечением невропатов, упорной работой по восстановлению их психического здоровья, Фрейд создал теорию, объяснявшую переживания и поведение не только больного, но и здорового человека. Эта теория приобрела в странах Запада столь великую популярность, что многие там и в наши дни убеждены, что «психология — это и есть Фрейд». Фрейдовская теория во многих зарубежных странах прочно вошла в учебники по психологии, психотерапии, психиатрии. Она оказала воздействие на другие науки о человеке — социологию, педагогику, антропологию, этнографию, а также на искусство и литературу.

На русском языке первые переводы книг этого ученого появились еще до революции. Они продолжали выходить и в первые послереволюционные годы, пользуясь успехом не только у специалистов — психологов, но также и у врачей, учителей, деятелей культуры. Это были годы, когда молодая советская психология только становилась на ноги. Она стремилась впитать в себя учение Маркса. Под этим углом зрения оценивались зарубежные теории — в том числе фрейдизм. И здесь обнаружилось несоответствие между очень многими представлениями Фрейда о душевной жизни человека, о движущих силах его поведения и тем, как объясняет эту жизнь, эти силы марксистская философия, ставшая компасом для советской науки. Попытки отдельных психологов объединить Фрейда и Маркса были отвергнуты. Для этого имелись веские доводы, ибо методология этих учений, их объяснения механизмов психического развития принципиально различны. При этом, однако, все конкретное содержание исследований Фрейда также оказалось перечеркнутым. С тех пор, с середины 20–х годов, труды Фрейда больше не издавались. В существо его теории и методов перестали вникать. Забвению подверглось требование марксизма: не смешивать честный, серьезный поиск истины, открытые ученым проблемы и факты, разработанные им методики, с одной стороны, и то, как это преломилось в его идеях, несовместимых с нашим мировоззрением, — с другой.

Сам Фрейд признавал, что есть проблемы, до которых «нельзя долететь, но надо дойти хромая, и в этих случаях не грех хромать». Немало таких проблем он впервые увидел, вызвав к ним обостренный интерес ученого мира. Не случайно наш всемирно известный ученый, лауреат Нобелевской премии Петр Леонидович Капица в речи на одном из международных симпозиумов, касаясь высшей нервной деятельности человека, сказал, что «основателями этой базисной науки считаются И. П. Павлов и Зигмунд Фрейд. Они первые положили эксперимент в основу изучения процессов мышления. Ими были найдены закономерности восприятия человеком внешней среды, возникновения условных рефлексов, влияния подсознания на деятельность человека» (Капица П. Л. Эксперимент. Теория. Практика. — М., 1977. — С. 329).

Советский читатель должен знать об учении Фрейда не понаслышке, а из первых рук, с тем чтобы выработать самостоятельное, а не извне навязанное представление о нем. Знакомясь с работами Фрейда, с его представлениями о том, как устроена душевная жизнь, каковы ее сокровенные механизмы, мы тем самым расширяем границы сферы познания человека, его внутреннего мира. Такие фрейдовские термины, как «либидо», «супер — эго», «идентификация», «сублимация» и другие, можно услышать в западных странах в речи не только психолога или врача — психотерапевта, но и любого образованного человека, и хорошо, что наш читатель теперь будет знакомиться с Фрейдом по первоисточникам.

О фрейдизме опубликованы сотни книг, сложилась огромная библиотека, которая продолжает расти. Издано множество материалов, освещающих деятельность Фрейда и его школы, включая протоколы психоаналитических сеансов. Созданы энциклопедии психоанализа. Прослеживаются биографии некоторых пациентов Фрейда и т. п. Вместе с тем очевидна сильная оппозиция этому учению со стороны многих научных и философских школ. Но какой бы острой критике и даже злобным нападкам оно ни подвергалось, учение Фрейда вновь и вновь становится предметом дискуссий, порождает новые направления, так как в нем отразилась реальность психической жизни.

Говоря об отражении, следует помнить, что его диалектико — материалистическое понимание предполагает различную степень приближения мысли к реальности. Ведь нередко эта реальность воссоздается неадекватно, в превращенных формах. Со многими неадекватно установленными современной наукой данными читатель встретится и в произведениях Фрейда. Мы увидим, как он, будучи мужественным исследователем, порой решительно расставался с прежде принятыми им положениями, тогда как ряд своих излюбленных идей продолжал фанатически культивировать, вопреки тому, что их безнадежную слабость показали не только противники психоанализа, но и его верные приверженцы.

Ежедневно по 8—10 часов на протяжении многих десятилетий Фрейд занимался врачебной практикой. На фактах, почерпнутых в клинической практике, он проследил сложность и многоплановость структуры личности, значение в ее истории внутренних конфликтов и кризисов, последствия неудовлетворенных желаний. Фрейдом был введен в научный оборот ряд идей и проблем, показавших, что уровень сознания неотделим от других глубинных уровней психической активности, не изучив взаимодействие которых невозможно понять природу человека. Фрейд разработал ряд гипотез, моделей, понятий, запечатлевших своеобразие психики и прочно вошедших в арсенал современного научного знания о ней. К ним относятся, в частности, понятия о защитных механизмах (психологической защите), фрустрации, идентификации, рационализации, вытеснении, фиксации, катарсисе, силе Я и др. (см. ниже). Эти понятия обогатили также психотерапевтическую практику. Изучение Фрейдом роли сексуальных переживаний и сопряженных с ними душевных травм дало толчок развитию новых областей знания, в частности сексологии. Фрейдом было показано, сколь важно, прослеживая становление характера человека — его строение и динамику, учитывать детские годы и испытанное ребенком в этом периоде, в особенности отношения в семье, от которых зависит формирование его характера, его мотивационной сферы. Жизненность, практическая значимость поставленных Фрейдом проблем вытекает также из того, что в круг научного анализа им были вовлечены феномены, которые традиционная психология не привыкла принимать в расчет: чувства вины, неполноценности, тревожности, уход от реальной ситуации в область грез, возникновение внутренней тенденции к агрессивности.

Наша психология ищет свои ответы на сложные, интимные вопросы, поставленные Фрейдом. В науке же постановка вопроса — не менее трудная, не менее творческая задача, чем поиски ответов. Не соглашаясь с предложенным Фрейдом толкованием собранных им фактов, его теоретическими обобщениями, советские исследователи освещают их с других научных позиций. Вместе с тем, развивая свой подход к соотношению сознания и бессознательной психики, к противоречиям и конфликтам в развитии личности, они опираются на наследие прошлого. Чтобы критически переосмыслить это наследие, необходимо сперва им овладеть.

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 136 137 138 139 140 141 142 143


Книга Психология бессознательного | Фрейд Зигмунд | ISBN 9785446114412

В данную книгу вошли крупнейшие работы австрийского ученого-психолога, основоположника психоанализа Зигмунда Фрейда, создавшего систему анализа душевной жизни человека. В представленных работах — «Анализ фобии пятилетнего мальчика», «Три очерка по теории сексуальности», «О сновидении», «По ту сторону удовольствия», «Я и Оно» и др. — показано, что сознание неотделимо от глубинных уровней психической активности. Наибольший интерес представляют анализ детских неврозов, учение о влечениях, о принципах регуляции психической жизни, разбор конкретных клинических случаев и фактов повседневной жизни человека. Центральное место в сборнике занимает работа «Психопатология обыденной жизни», в которой на основе теории вытеснения Фрейд показал, что неосознаваемые мотивы обусловливают поведение человека в норме и патологии, что может быть эффективно использовано в целях диагностики и терапии.Книга адресована студентам и преподавателям психологических, медицинских, педагогических факультетов вузов, соответствующим специалистам, стремящимся к глубокому и всестороннему изучению психоаналитической теории и практики, а также всем тем, кто интересуется вопросами устройства внутреннего мира личности человека.

V dannuju knigu voshli krupnejshie raboty avstrijskogo uchenogo-psikhologa, osnovopolozhnika psikhoanaliza Zigmunda Frejda, sozdavshego sistemu analiza dushevnoj zhizni cheloveka. V predstavlennykh rabotakh — «Analiz fobii pjatiletnego malchika», «Tri ocherka po teorii seksualnosti», «O snovidenii», «Po tu storonu udovolstvija», «Ja i Ono» i dr. — pokazano, chto soznanie neotdelimo ot glubinnykh urovnej psikhicheskoj aktivnosti. Naibolshij interes predstavljajut analiz detskikh nevrozov, uchenie o vlechenijakh, o printsipakh reguljatsii psikhicheskoj zhizni, razbor konkretnykh klinicheskikh sluchaev i faktov povsednevnoj zhizni cheloveka. Tsentralnoe mesto v sbornike zanimaet rabota «Psikhopatologija obydennoj zhizni», v kotoroj na osnove teorii vytesnenija Frejd pokazal, chto neosoznavaemye motivy obuslovlivajut povedenie cheloveka v norme i patologii, chto mozhet byt effektivno ispolzovano v tseljakh diagnostiki i terapii.Kniga adresovana studentam i prepodavateljam psikhologicheskikh, meditsinskikh, pedagogicheskikh fakultetov vuzov, sootvetstvujuschim spetsialistam, stremjaschimsja k glubokomu i vsestoronnemu izucheniju psikhoanaliticheskoj teorii i praktiki, a takzhe vsem tem, kto interesuetsja voprosami ustrojstva vnutrennego mira lichnosti cheloveka.

Зигмунд Фрейд, «Психология бессознательного»: краткое содержание, анализ, отзывы

Вероятно, нет на свете человека, который бы не слышал имя Зигмунда Фрейда и не связывал его с психологией. Однако занимался он не только изучением психики человека и особенностей мышления. Зигмунд Фрейд известен и как невролог. Кроме того, многие люди связывают его имя только с расшифровками значений сновидений.

Хотя, конечно же, наибольшую известность доктору Фрейду принесла его теория психологического анализа. Изложенные в ней тезисы не только были новаторскими и весьма прогрессивными для своей эпохи, они вызывают оживленные споры и в сегодняшние дни.

Где родился доктор Фрейд?

Зигмунд Фрейд появился на свет в маленьком европейском городке Фрайберг в середине позапрошлого столетия. Произошло это в 1856 году, в мае, в небольшом доме на улице Шлоссергассе. В наше время она носит имя прославленного доктора.

Родители будущего светила психологии занимались торговлей тканями — его отец заправлял небольшим магазинчиком. Индустриальная революция, прокатившаяся по европейским странам и изменившая их экономический уклад, коснулась и семьи Фрейдов. Небольшой бизнес не справился с новыми условиями, и семья была разорена. В 1859 году они переехали в Лейпциг. Прожив там около года, Фрейды подались в Вену.

Об образовании и начале профессионального становления

В девятилетнем возрасте будущий ученый поступил в гимназию, которую окончил с отличием в семнадцать лет. Продолжил свое обучение Зигмунд Фрейд на медицинском факультете в Венском институте. В 1881 году молодой человек получил докторскую степень. Решив изначально заниматься исключительно теоретической наукой, он некоторое время проработал в учебной лаборатории под руководством одного из своих наставников. Но со временем под давлением обстоятельств устроился в Венскую городскую больницу, в отделение хирургии.

Эта область медицины не произвела на Фрейда никакого особого впечатления, но, занимаясь ею в течение пары месяцев, доктор заинтересовался неврологией. В этой области врач добился существенных успехов. Статьи, публикуемые им в то время в медицинских журналах, принесли доктору репутацию невропатолога, способного, если не творить чудеса, то успешно диагностировать заболевание и лечить его – однозначно.

Однако эта работа в больнице не отвечала внутренним желаниям Фрейда. В 1883 году врач переходит в психиатрическое отделение, начиная работать под руководством Теодора Мейнерта. А через год, в 1884 году, он вплотную начинает заниматься нервными заболеваниями. В этом же году будущий автор приступает к изучению свойств кокаина, исследуя его применение в качестве анестезирующего препарата.

Что стало предпосылкой к появлению теории психоанализа

1885 год в судьбе Фрейда стал поворотным. Он решается на участие в конкурсе для молодых специалистов в различных областях медицины, целью которого было выявить достойного стипендиата для обучения и непосредственной стажировки в столице Франции у Жана Шарко, считавшегося в то время неоспоримым авторитетом и научным светилом в сфере нервных болезней.

Конкурс доктор Фрейд выиграл. И в том же 1885 году приступил к практике в парижской клинике Сальпетриер под руководством Шарко. Его новый наставник в ту пору вплотную занимался истерией: изучением ее причин и разработкой методик лечения. Шарко был сторонником таких способов терапии, как гипноз. Фрейда поразили работы светила французской медицины. Именно находясь в парижской больнице, Зигмунд Фрейд впервые обозначил наличие связей между проблемами в сексуальной сфере и проявлениями истерии и прочих нервных расстройств.

О научных трудах

Пик научного творчества Фрейда пришелся на начало прошедшего столетия. Увлекшись в Париже работами и методами Шарко, начинающий врач продолжил работу в области нервных болезней и добился существенных результатов. Именно его трудами и по сей день пользуются во всем мире психологи и неврологи, хотя с момента сделанных Фрейдом открытий, составленных описаний и разработанных методик прошло уже более сотни лет.

Различных исследований, статей и иных публикаций трудов этого выдающегося ученого за его жизнь набралось достаточно много. Ведь первые работы он начал представлять на страницах медицинского журнала еще будучи аспирантом в Венском институте.

Сам Зигмунд Фрейд считал своим главным трудом работу по толкованию сновидений, определяющую взаимосвязи между бессознательным и явным, «лежащим на поверхности» сюжета ночной грезы. Но для большинства ученых, врачей и людей, просто увлеченных особенностями психических процессов, ценностью обладают другие работы известного доктора. Большая их часть вошла в сборник, известный как «Психология бессознательного». Зигмунд Фрейд краткое содержание этих работ сводил к мысли о том, что сознательными проявлениями, реакциями, ощущениями и даже поступками людей управляет вовсе не явная мотивация, состоящая из привитых норм, правил, традиций, а нечто совсем иное. Это иное лежит в области неосознаваемого, и целью любого врача, занимающегося нервными болезнями, является как раз его нахождение.

«Психология бессознательного»

Книга Фрейда не является целостным произведением. Это сборник, включающий в себя несколько научных работ прославленного врача. Каждая из составляющих его частей вполне может рассматриваться и обдумываться отдельно от другой, как полностью самостоятельная. Однако все представленные в данном сборнике работы взаимосвязаны и дополняют одна другую. Поэтому целесообразно ознакомиться с ними не по отдельности, а прочитав книгу полностью.

Составляющие научно-исследовательского сборника Фрейда «Психология бессознательного» следующие:

  • «Психоанализ детских неврозов»;
  • «Анализ фобии пятилетнего мальчика»;
  • «Три очерка по теории сексуальности»;
  • «Психопатология обыденной жизни»;
  • «О сновидении»;
  • «Проблемы метапсихологии»;
  • «О психоанализе»;
  • «По ту сторону принципа удовольствия»;
  • «Я и Оно».

Разумеется, в печатные издания включены и такие части, как предисловие и словарь, растолковывающий значение использованных в книге специфических терминов и понятий.

О чем написано в этой книге?

Главной темой сборника является, как сказал бы сам Фрейд, психология бессознательного, того, что скрыто в мозгу человека, но тем не менее движет всеми его действиями, ощущениями, реакциями. Согласно разработанным доктором теориям и сделанным им открытиям, именно эта, неосознаваемая, часть мышления и становится в сочетании с подавляемыми воспоминаниями источником, первопричиной различных невротических патологий, специфических расстройств, фобий, ночных кошмаров и многого другого.

Книга затрагивает практически все направления медицины, в которых трудился Зигмунд Фрейд. «Психология бессознательного» рассматривает такие сложные темы, как неврозы у детей, принципы формирования влечения к чему-либо, природу мотивации поступков, реакций, поведения людей.

Приводятся в ней как теоретические тезисы, так и конкретные примеры из врачебной практики. Такое разностороннее содержание позволяет читателям представить в полном объеме то, чем именно занимался Фрейд.

«Психология бессознательного» — книга, которая интересна не только людям, изучающим человеческое мышление, то есть студентам медицинских вузов, но и тем, кому просто любопытны происходящие в мозгу процессы.

В чем польза этой книги?

Этот вопрос неизменно возникает не только у тех, кто учится на факультетах психологии, но и у интересующихся процессами, происходящими в человеческом сознании. Это логично: ведь, в отличие от приключенческой или любой другой художественной литературы, книги, относящиеся к научно-популярным сериям, должны не только занимать досуг, но и быть полезными.

Именно такие работы и публиковал Фрейд. «Психология бессознательного» — анализ процессов мышления, находящихся за гранью явного. Разумеется, эта книга будет полезна в первую очередь студентам и аспирантам, планирующим связать свою карьеру с областями медицины, касающимися нервных патологий и психических явлений. Несмотря на то что она не является справочником, на ее страницах вполне можно отыскать примеры хрестоматийных случаев патологий и способы избавления от них.

Польза для широкого круга читателей в том, что они смогут намного лучше понять себя. Книга поможет осознать собственные мотивы, задуматься об их возможных причинах. Родителям, чьи дети склонны к неврозам, будет полезна та часть работ, в которых рассматриваются нервные патологии малышей.

Что наиболее значимо в сборнике? Краткий обзор содержания

Выделить в качестве главного какой-либо один раздел не представляется возможным, поскольку они касаются различных аспектов.

Представляет особый интерес подробный анализ детских фобий и неврозов, поскольку он не излагается, как теоретическое учение, состоящее из перечня тезисов и формулировок, а является реальным случаем из врачебной практики. Это крайне важно для понимания того, как именно методики анализа нужно задействовать в реальных жизненных условиях для диагностики патологий, выявления их причин и коррекции состояния больных.

Не менее интересен и раздел, рассматривающий психопатологические проявления личности в обычной повседневной жизни. Большая часть этой главы посвящается тому, как именно неосознаваемая истинная мотивация влияет на реакции и поступки человека. Хотя эта информация в первую очередь интересна обучающимся психологии, она полезна и далеким от медицины читателям, столкнувшимся с чем-то не особо понятным или странным в поведении близких.

Что говорят об этой книге?

Труды великого ученого еще при его жизни вызывали самые противоречивые отклики как среди профессионально занимающихся медициной, так и среди любопытствующих. И сегодня неоднозначные реакции вызывает Фрейд. «Психология бессознательного» вызывает то критику, то полную восторга похвалу.

Достаточно любопытны отклики, оставляемые людьми, впервые ознакомившимися с работами австрийского врача и имевшими до прочтения предвзятое отношение к фрейдизму, основанное во многом на анекдотах, художественных фильмах, сериалах и детективной литературе, в которых упоминается психологический анализ. Достаточно часто люди обсуждают не столько книгу, сколько то, каким человеком был Фрейд.

О «Психологии бессознательного» отзывы обучающиеся в медицинских вузах оставляют развернутые, полные осмысления подробностей. Студенты оперируют в них различными терминами, и на тематических форумах часто можно столкнуться с весьма оживленными дискуссиями, спровоцированными прочтением этой книги.

Но не только будущие психологи с увлечением читают и обсуждают труды такого ученого, как Фрейд. «Психология бессознательного» вызывает желание поделиться своими мыслями и обсудить некоторые моменты и у далеких от профессиональной медицины людей.

Читать онлайн «Психология бессознательного» автора Фрейд Зигмунд — RuLit

Психология бессознательного

ЗИГМУНД ФРЕЙД — ВЫДАЮЩИЙСЯ ИССЛЕДОВАТЕЛЬ ПСИХИЧЕСКОЙ ЖИЗНИ ЧЕЛОВЕКА

Среди психологов XX века австрийскому доктору Зигмунду Фрейду принадлежит особое место. Его главный труд «Толкование сновидений» увидел свет в 1900 г. С тех пор в психологии восходили, сменяя друг друга, различные научные авторитеты. Но ни один из них не вызывает поныне такой негаснущий интерес, как Фрейд, как его учение. Объясняется это тем, что его работы, изменившие облик психологии в XX столетии, осветили коренные вопросы устройства внутреннего мира личности, ее побуждений и переживаний, конфликтов между ее вожделениями и чувством лолга, причин душевных надломов, иллюзорных представлений человека о самом себе и окружающих.

Известно, что главным регулятором человеческого поведения служит сознание. Фрейд открыл, что за покровом сознания скрыт глубинный, «кипящий» пласт не осознаваемых личностью могущественных стремлений, влечений, желаний. Будучи лечащим врачом, он столкнулся с тем, что эти неосознаваемые переживания и мотивы могут серьезно отягощать жизнь и даже становиться причиной нервно — психических заболеваний. Это направило его на поиски средств избавления своих пациентов от конфликтов между тем, что говорит их сознание, и потаенными слепыми, бессознательными побуждениями. Так родился фрейдовский метод исцеления души, названный психоанализом.

Не ограничившись изучением и лечением невропатов, упорной работой по восстановлению их психического здоровья, Фрейд создал теорию, объяснявшую переживания и поведение не только больного, но и здорового человека. Эта теория приобрела в странах Запада столь великую популярность, что многие там и в наши дни убеждены, что «психология — это и есть Фрейд». Фрейдовская теория во многих зарубежных странах прочно вошла в учебники по психологии, психотерапии, психиатрии. Она оказала воздействие на другие науки о человеке — социологию, педагогику, антропологию, этнографию, а также на искусство и литературу.

На русском языке первые переводы книг этого ученого появились еще до революции. Они продолжали выходить и в первые послереволюционные годы, пользуясь успехом не только у специалистов — психологов, но также и у врачей, учителей, деятелей культуры. Это были годы, когда молодая советская психология только становилась на ноги. Она стремилась впитать в себя учение Маркса. Под этим углом зрения оценивались зарубежные теории — в том числе фрейдизм. И здесь обнаружилось несоответствие между очень многими представлениями Фрейда о душевной жизни человека, о движущих силах его поведения и тем, как объясняет эту жизнь, эти силы марксистская философия, ставшая компасом для советской науки. Попытки отдельных психологов объединить Фрейда и Маркса были отвергнуты. Для этого имелись веские доводы, ибо методология этих учений, их объяснения механизмов психического развития принципиально различны. При этом, однако, все конкретное содержание исследований Фрейда также оказалось перечеркнутым. С тех пор, с середины 20–х годов, труды Фрейда больше не издавались. В существо его теории и методов перестали вникать. Забвению подверглось требование марксизма: не смешивать честный, серьезный поиск истины, открытые ученым проблемы и факты, разработанные им методики, с одной стороны, и то, как это преломилось в его идеях, несовместимых с нашим мировоззрением, — с другой.

Сам Фрейд признавал, что есть проблемы, до которых «нельзя долететь, но надо дойти хромая, и в этих случаях не грех хромать». Немало таких проблем он впервые увидел, вызвав к ним обостренный интерес ученого мира. Не случайно наш всемирно известный ученый, лауреат Нобелевской премии Петр Леонидович Капица в речи на одном из международных симпозиумов, касаясь высшей нервной деятельности человека, сказал, что «основателями этой базисной науки считаются И. П. Павлов и Зигмунд Фрейд. Они первые положили эксперимент в основу изучения процессов мышления. Ими были найдены закономерности восприятия человеком внешней среды, возникновения условных рефлексов, влияния подсознания на деятельность человека» (Капица П. Л. Эксперимент. Теория. Практика. — М., 1977. — С. 329).

Советский читатель должен знать об учении Фрейда не понаслышке, а из первых рук, с тем чтобы выработать самостоятельное, а не извне навязанное представление о нем. Знакомясь с работами Фрейда, с его представлениями о том, как устроена душевная жизнь, каковы ее сокровенные механизмы, мы тем самым расширяем границы сферы познания человека, его внутреннего мира. Такие фрейдовские термины, как «либидо», «супер — эго», «идентификация», «сублимация» и другие, можно услышать в западных странах в речи не только психолога или врача — психотерапевта, но и любого образованного человека, и хорошо, что наш читатель теперь будет знакомиться с Фрейдом по первоисточникам.

О фрейдизме опубликованы сотни книг, сложилась огромная библиотека, которая продолжает расти. Издано множество материалов, освещающих деятельность Фрейда и его школы, включая протоколы психоаналитических сеансов. Созданы энциклопедии психоанализа. Прослеживаются биографии некоторых пациентов Фрейда и т. п. Вместе с тем очевидна сильная оппозиция этому учению со стороны многих научных и философских школ. Но какой бы острой критике и даже злобным нападкам оно ни подвергалось, учение Фрейда вновь и вновь становится предметом дискуссий, порождает новые направления, так как в нем отразилась реальность психической жизни.

Говоря об отражении, следует помнить, что его диалектико — материалистическое понимание предполагает различную степень приближения мысли к реальности. Ведь нередко эта реальность воссоздается неадекватно, в превращенных формах. Со многими неадекватно установленными современной наукой данными читатель встретится и в произведениях Фрейда. Мы увидим, как он, будучи мужественным исследователем, порой решительно расставался с прежде принятыми им положениями, тогда как ряд своих излюбленных идей продолжал фанатически культивировать, вопреки тому, что их безнадежную слабость показали не только противники психоанализа, но и его верные приверженцы.

Ежедневно по 8—10 часов на протяжении многих десятилетий Фрейд занимался врачебной практикой. На фактах, почерпнутых в клинической практике, он проследил сложность и многоплановость структуры личности, значение в ее истории внутренних конфликтов и кризисов, последствия неудовлетворенных желаний. Фрейдом был введен в научный оборот ряд идей и проблем, показавших, что уровень сознания неотделим от других глубинных уровней психической активности, не изучив взаимодействие которых невозможно понять природу человека. Фрейд разработал ряд гипотез, моделей, понятий, запечатлевших своеобразие психики и прочно вошедших в арсенал современного научного знания о ней. К ним относятся, в частности, понятия о защитных механизмах (психологической защите), фрустрации, идентификации, рационализации, вытеснении, фиксации, катарсисе, силе Я и др. (см. ниже). Эти понятия обогатили также психотерапевтическую практику. Изучение Фрейдом роли сексуальных переживаний и сопряженных с ними душевных травм дало толчок развитию новых областей знания, в частности сексологии. Фрейдом было показано, сколь важно, прослеживая становление характера человека — его строение и динамику, учитывать детские годы и испытанное ребенком в этом периоде, в особенности отношения в семье, от которых зависит формирование его характера, его мотивационной сферы. Жизненность, практическая значимость поставленных Фрейдом проблем вытекает также из того, что в круг научного анализа им были вовлечены феномены, которые традиционная психология не привыкла принимать в расчет: чувства вины, неполноценности, тревожности, уход от реальной ситуации в область грез, возникновение внутренней тенденции к агрессивности.

Наша психология ищет свои ответы на сложные, интимные вопросы, поставленные Фрейдом. В науке же постановка вопроса — не менее трудная, не менее творческая задача, чем поиски ответов. Не соглашаясь с предложенным Фрейдом толкованием собранных им фактов, его теоретическими обобщениями, советские исследователи освещают их с других научных позиций. Вместе с тем, развивая свой подход к соотношению сознания и бессознательной психики, к противоречиям и конфликтам в развитии личности, они опираются на наследие прошлого. Чтобы критически переосмыслить это наследие, необходимо сперва им овладеть.

Следует иметь в виду, что на современном этапе фрейдизм представляет собой не единую целостную систему, а множество различных научных школ и направлений, у которых имеются не только фанатичные приверженцы, но и не менее страстные противники. Чтобы понять ситуацию в мировой психологии, соотношение в ней различных научных сил, нужно знать учение самого Фрейда, знать, как оно сложилось и приобрело столь глубокое влияние на различные подходы к психике человека — самого сложного явления в известной нам вселенной.

***

Зигмунд Фрейд — создатель направления, которое приобрело известность под именем глубинной психологии и психоанализа, родился 6 мая 1856 г. в небольшом моравском городе Фрейбурге (ныне Пршибор, Чехия) в семье небогатого торговца шерстью. В I860 г. семья переехала в Вену, где будущий знаменитый ученый прожил около 80 лет. В большой семье было 8 детей, но только Зигмунд выделялся своими исключительными способностями, удивительно острым умом и страстью к чтению. Поэтому родители стремились создать для него лучшие условия. Если другие дети учили уроки при свечах, то Зигмунду выделили керосиновую лампу. Чтобы дети ему не мешали, им не позволяли при нем музицировать. Он окончил гимназию с отличием в 17 лет и поступил в знаменитый Венский университет.

что такое новое бессознательное и чем оно отличается от старого — T&P

С понятием «бессознательное» сталкивался каждый. Мы часто используем его в житейских разговорах, оправдывая свое поведение или пытаясь понять мотивы других людей. Бессознательное ассоциируется в первую очередь с Фрейдом, но современные исследования вопроса ушли далеко от концепций основоположника психоанализа. T&P рассказывают о новых интерпретациях термина.

Первые попытки

Чтобы понять, как сейчас ученые смотрят на проблемы сознания и бессознательного, стоит вспомнить историю науки. Первым понятие «бессознательное» ввел Лейбниц, уподобив его океану, над которым возвышаются островки сознания. Дэвид Гартли, основоположник ассоцианизма, первым связал проявления бессознательного с деятельностью нервной системы. Немецкому психологу Иоганну Гербарту принадлежит авторство термина «вытеснение». Он предположил, что несовместимые идеи постоянно вступают в конфликт, победившие идеи и желания вытесняют побежденные, однако последние слабо, но постоянно воздействуют на поведение человека.

Концепция Фрейда возникла из его практики лечения истерии. Наблюдения за пациентами сложились в стройную теорию, которую обрывочно знают почти все: эго, суперэго, ид; постоянные конфликты; попытки человека совладать с бессознательным и достигнуть психологического здоровья. Но среди ученых к теории Фрейда сложилось неоднозначное отношение. Нобелевский лауреат по физиологии и медицине Питер Медавар называл психоанализ «самым грандиозным интеллектуальным мошенничеством XX века». Излишний акцент на либидо, представление о человеке как о жертве в битве страстей и совести, отсутствие физиологической базы — аргументов против было предостаточно. Понятие бессознательного надолго вытеснили из академической науки.

Неакадемические исследования

Интерес к бессознательному возрос во второй половине XX века. Правда, не в академической среде, а среди психотерапевтов и приверженцев философии «нью-эйдж». Опирались на неосознаваемый опыт человека и создатели НЛП, и Милтон Эриксон. Во время сеансов эриксоновского гипноза терапевт вводит клиента в состояние транса и вытягивает наружу вытесненные идеи. Создатель НЛП Ричард Бендлер также отталкивался от идеи бессознательного: человек не осознает свои способы восприятия мира, и терапевт помогает их осознать, а затем изменить.

Американский клинический психолог Роджер Каллахен, который разработал терапию мысленного поля (TFT) в соответствии с традициями китайской медицины, считал, что воздействовать на подсознание можно нажатием на акупунктурные точки на теле человека. Теория, лежащая в основе TFT, утверждает, что отрицательные эмоции приводят к блокировке энергии ци, и если энергию разблокировать, то страхи исчезнут. Впрочем, несмотря на миллионы почитателей, методика Каллахена не получила признания в кругу ученых: она больше похожа на эзотерическое учение, чем на научное исследование бессознательного.

Новое бессознательное

Главные открытия в области бессознательного произошли на стыке психологии и нейрофизиологии. Американский психолог Аллан Гобсон вместе с коллегами исследовал активность человеческого мозга во время сна и открыл периоды быстрого и медленного сна. К бессознательным эффектам это имеет прямое отношение: во-первых, эксперименты Гобсона придали ускорение психофизиологическим исследованиям в целом, а во-вторых, доказали, что психические изменения (например, просмотр сновидений) можно отследить по физическим реакциям. Эксперименты позволили замечать проявления бессознательного, недоступного интроспективному анализу. Именно в сторону определения нейрофизиологических причин и двинулись некоторые исследователи. Желающих было немного, потому что изучение бессознательного в академической науке все еще было табуировано. Социопсихолог Дэниел Гилберт говорил, что «из-за духа сверхъестественности фрейдовского бессознательного вся концепция оказалась несъедобной».

Долго доказывая пользу изучения бессознательного, Гобсон и Гилберт добились своего, но термин поменяли на «новое бессознательное». Теперь ученые считают, что некоторые мыслительные процессы становятся бессознательными не из-за механизмов вытеснения: они заложены глубоко в структуре мозга, в его древних областях, работающих параллельно с недавно развившимися участками. Неосознаваемые переживания стали восприниматься как норма, а не как досадное искажение мыслительного процесса.

Современные исследования бессознательного делятся на три группы: бессознательное восприятие, бессознательная память, бессознательное социальное восприятие.

В число ученых, занимающихся проблемами восприятия, входит и американский нейробиолог Кристоф Кох. Еще во время Второй мировой войны медикам стало известно о парадоксе зрения, вызванном черепно-мозговыми травмами и контузиями. Человек с таким нарушением зрения смотрел на объект, не осознавая, что видит его, но информация об объекте поступала в мозг. Пациенты, например, эмоционально реагировали на изображение человеческого лица, совершенно не понимая, что именно они видят. Кох провел эксперимент, позволяющий добиться того же эффекта со здоровыми людьми. Подопытным одновременно показывали две картинки, разные для каждого глаза. Одна была статичной, другая менялась, но мозг воспринимал только меняющуюся картинку. Кох пришел к выводу, что информация о статичной картинке получена, но не интерпретирована. Но как же ее выловить? Это смогла сделать другая группа ученых. Участникам эксперимента показывали не просто статичную картинку, а картинку с эмоционально значимым изображением — например, фотографию обнаженной женщины (для женщин — фотографию мужчины). Испытуемые успешно распознавали эротические картинки.

Бессознательную память изучал психолог Дэн Саймонс. Он собрал воспоминания ньюйоркцев про 11 сентября: что они делали в момент, когда узнали о трагедии. Как оказалось, память подводила людей: подкидывала воспоминания, которых не было. Многие отмечали, что находились рядом с телевизором, звонили знакомым, хотя на самом деле занимались своими делами. Такое же искажение памяти демонстрируют 75% свидетелей по уголовным делам — Ассоциация юристов США отмечает, что к свидетельским показаниям нужно относиться с большой осторожностью. Проблема в том, что память работает по нарративному принципу. Мы склонны складывать из воспоминаний истории, а если какой-то факт не ложится в сюжет, наш мозг неосознанно изменяет воспоминания о нем.

Еще большее значение имеет бессознательное социальное восприятие — неосознаваемые механизмы, отвечающие за представления о других людях. Самые интересные проблемы — выбор партнера и отношение к своим-чужим. Американский психолог Джон Йонс показал, что наибольшее число браков в США заключается между людьми с одинаковыми фамилиями, хотя вряд ли мистер Смит сознательно влюбляется в мисс Смит, а не в мисс Джонс. Исследования французского ученого Гюгена показали, что девушки охотнее оставляют свой номер телефона мужчинам, которые во время знакомства слегка касаются их — хотя само прикосновение прекрасные особы не осознают.

Масштабные исследования провел психолог Музафер Шериф в летнем лагере Робберз-Кейв. Двадцать два мальчика были поделены на две команды. Группы жили в отдалении друг от друга, и каждая считала себя единственной в округе. Когда команды встретились на соревновании по перетягиванию каната, они сразу начали враждовать. Объективных причин для этого не было — просто сработало восприятие, оставленное нам в наследство далекими предками. Древние области мозга отвечают за распознавание своих и чужих, критически важное для первобытного человека. Сейчас нам редко угрожают другие люди, но привычка восприятия осталась.

На данный момент ученые относятся к бессознательному как к ресурсной зоне, позволяющей накапливать информацию, быстро реагировать в неожиданных ситуациях и экономить силы, которые мы тратим на запоминание и мыслительные процессы. «Вытеснение» ушло из словаря психологов, мотивационные теории признают понятие «влечение», но считают, что человек способен его обуздать. Бессознательное больше не наш враг, но друг и помощник, с которым можно договориться и о котором нужно узнать как можно больше.

Теория Фрейда Id: Психология и подсознание

Хотите узнать больше о теории Фрейда?

Источник: pexels.com

Вы когда-нибудь задумывались, почему вы такой, какой вы есть? Что именно определяет чью-то личность? Люди пытались понять человеческую психику на протяжении тысячелетий. Человеческая психика — это совокупность сознательных и бессознательных систем, влияющих на все, что мы делаем.

Пожалуй, самым известным психологом, изучающим человеческую психику, является Зигмунд Фрейд.Отец психоанализа, Фрейд был революционером в области психологии. Известные своими теориями человеческого развития, сексуальности и бессознательного, немногие другие внесли так много в мир психологии.

В том, что, возможно, является его наиболее важным вкладом, Фрейд объясняет, что человеческая личность состоит из трех частей: ид, эго и суперэго. В теории психологии ид Фрейда он заявляет, что большая часть нашей природы возникает не на сознательном уровне, а на подсознательном уровне.Фрейд считал, что сознательный уровень личности — это только верхушка айсберга.

Проще говоря, личность — это сумма Ид, эго и суперэго и их взаимодействий друг с другом как сознательно, так и бессознательно.

Немного предыстории

Фрейд родился в Моравии, позже став Чешской Республикой. Он вошел в мир в 1856 году. В возрасте 17 лет он поступил в медицинскую школу Венского университета по специальности неврология, а затем получил диплом врача в 1881 году.Год спустя Фрейд начал работать врачом в Венской больнице общего профиля в 1882 году.

В 1886 году Фрейд начал свою частную психиатрическую практику. Именно здесь он начал использовать гипноз в своей работе как попытку помочь своим пациентам исследовать свои воспоминания и справиться с их проблемами. Однако вскоре после этого Фрейд отказался от гипноза и вместо этого начал предлагать своим пациентам просто обсуждать свои мыслительные процессы без каких-либо суждений.

Фрейд обнаружил, что его пациенты получали большее облегчение, когда открыто говорили о том, что у них на уме в то время.Когда они активно думают вслух, они позволяют своим мыслям блуждать, это называется свободными ассоциациями. Свободные ассоциации использовались для исследования и понимания бессознательного. Этот новый подход к пониманию бессознательного, раскрытию подавленных воспоминаний и помощи пациентам в поисках облегчения был придуман психоанализом.

Полагая, что большая часть личности состоит из подсознательных систем, Фрейд продолжил развивать свою теорию человеческой личности. В этой теории природа человека объясняется как синергия между Ид, эго и суперэго.Эти компоненты развиваются в течение первых нескольких лет жизни человека.

Идентификатор

Идентификатор — это первая составляющая личности. В теории id Фрейда психология утверждает, что каждый рождается с id. Это первичный и инстинктивный компонент, и он полностью бессознателен.

Идентификатор служит для удовлетворения требований. Это часть психики, которая не заботится ни о последствиях, ни о долгосрочном удовлетворении; он просто требует мгновенного удовлетворения.Сюда входят такие потребности, как голод, жажда и комфорт. Ид работает по принципу удовольствия, что означает, что он избегает дискомфорта любой ценой.

Источник: pixabay.com

Подумайте о новорожденном ребенке. Если ребенок голоден, он будет плакать, пока его не накормят. Если они болеют или чувствуют дискомфорт, они будут плакать, пока не почувствуют себя лучше. Эти инстинкты выживания присутствуют с рождения и служат для защиты и обеспечения процветания человека.

Идентификатор присутствует во всех возрастных группах, хотя позже он станет более управляемым.Тем не менее, id по-прежнему отвечает за побуждения к агрессии и эгоистичные желания, которые часто недопустимы в реальном мире. Как цитирует Фрейд: «Естественно, Оно не знает ценностей, добра, зла, морали. Экономический или, если хотите, количественный фактор, который так тесно связан с удовольствием, доминирует во всех его процессах. »

Эго

Эго не созревает сразу, но развивается в течение первых трех лет жизни. Этот компонент личности действует как проводник реальности.Эго помогает нам понять, что наши действия приводят к последствиям. Вместо того, чтобы просто действовать в соответствии с каждым импульсом для удовлетворения id, эго придумывает способы логически и реалистично удовлетворять требования id, не вызывая проблем. Это известно как принцип реальности.

Эго — основная причина, по которой мы можем откладывать удовлетворение и вместо этого работать над достижением целей, которые не окупаются до более позднего времени. Именно эго позволяет нам планировать свое будущее и заниматься такими вещами, как учеба, усердная работа и экономия денег.Возвращаясь к теории психологии id Фрейда, если бы id находилось под полным контролем, мы не смогли бы понять будущие выгоды, которые эти действия принесут.

Эта часть личности также отвечает за защитные механизмы. Бессознательно наш разум использует защитные механизмы, чтобы защитить себя от неприятных эмоций, таких как тревога. Один из распространенных примеров защитного механизма — отрицание. Отрицание используется для защиты человека от чувства тревоги или беспомощности.

Вы часто слышите об этом, когда люди узнают о смерти любимого человека и изо всех сил пытаются принять то, что это произошло. Другой пример отрицания — это то, что многие люди, страдающие от злоупотребления психоактивными веществами и зависимостью, сначала не верят, что у них есть зависимость.

Эго направляет ид, чтобы оно действовало реалистично, а также защищает наш разум от неприятных ощущений.

Суперэго

Суперэго — последний компонент личности, который развивается.Считается, что суперэго развивается в возрасте от трех до пяти лет. Именно с этим компонентом у ребенка развивается нравственное чувство. Суперэго — это то, что дает нам чувство правильного и неправильного. Говорят, что Суперэго — это наша совесть, и это то, что дает нам стремление к совершенству.

Хотя Суперэго развивается естественным образом, моральные принципы, которые мы учимся принимать и которым мы учимся, находятся под прямым влиянием наших родителей, опекунов и общества. Когда мы действуем против нашего суперэго и решаем не следовать нашим моральным принципам, мы часто чувствуем чувство вины.Эта вина является прямым результатом участия в табу, и причиной этого является Супер-Эго.

Хотите узнать больше о теории Фрейда?

Источник: pixabay.com

Срок разработки

Согласно Фрейду, большая часть личности развивается в детстве. В теории психологии ид Фрейда это включает развитие и формирование ид, эго и суперэго. По мере того, как ребенок растет и переживает различные сценарии, личность начинает проявляться, поскольку он воспринимает информацию из окружающего мира.Ид, эго и суперэго взаимодействуют и начинают формировать личность ребенка.

Этапы развития Фрейда из журнала Psyche.

« Устный (0–1,5 года): фиксация на всем, что касается орального употребления. Если это не выполняется удовлетворительно, существует вероятность развития негативных оральных привычек или поведения.

Анальный (от 1,5 до 3 лет): Как указано, эта стадия в первую очередь связана с формированием здоровых привычек приучения к туалету.

Phallic (возраст 3-5 лет): Развитие здоровых заменителей сексуального влечения мальчиков и девочек к родителям противоположного пола.

Латентность (от 5 до 12 лет): Развитие здоровых бездействующих сексуальных чувств к противоположному полу.

Генитальный (12 — взрослая жизнь): все задачи из предыдущих четырех этапов интегрированы в сознание, что позволяет сформировать здоровые сексуальные чувства и поведение.«

Теория личности и психические заболевания

Когда личность состоит из ид, эго и суперэго, иногда не все три сбалансированы. Например, проблемы могут возникнуть, когда люди очень импульсивны и агрессивны. Согласно теории психологии ид Фрейда, импульсивное поведение может быть признаком доминирующего Ид. С другой стороны, доминирующее эго может заставить кого-то застрять в рутине и затруднить пробовать что-то новое. Чрезмерно сильное суперэго может указывать на перфекционизм и осуждение.

Фрейд также считал, что современный мир ограничивает наши основные инстинкты и наши самые примитивные потребности. Он думал, что законов и культурных правил лишают нашего id удовольствия, в котором оно нуждается. В теории психологии ид Фрейда страх социальных последствий и изгнания, наряду с развитым супер-эго, заставляет нас жить замкнутой и стабильной жизнью, не уделяя удовольствиям, требующим id, достаточного внимания.

Теория личности Фрейда сегодня

Теория личности Зигмунда Фрейда обсуждалась и обсуждалась с момента ее появления.Нет сомнений в том, что Фрейд внес огромный вклад в мир психологии. Некоторые утверждают, однако, что его теория ид, эго и суперэго слишком универсальна. Некоторые моменты утверждают, что его теория не может описать каждого человека.

Тем не менее, теория личности Фрейда, а также ее адаптации, обеспечили большую часть основы для развития современной психологии. Кроме того, общая идея о том, что большая часть личности и разума существует на бессознательном уровне, по-прежнему считается важным компонентом психического здоровья.

Источник: rawpixel.com

Лечение

Если вы или кто-то из ваших знакомых страдаете психическим заболеванием или хотите поговорить о чем-то, что вас беспокоит, теперь вы можете получить онлайн-консультацию. Вам не нужно обращаться за консультацией по Фрейду — доступны все виды консультирования. Если вы заинтересованы в онлайн-консультировании, зайдите в BetterHelp, чтобы найти квалифицированного консультанта. Вы можете общаться со своим консультантом разными способами: видео, телефон, сообщения и чат.Все, что вам нужно для начала, — это подключение к Интернету и смартфон, планшет или компьютер!

Что такое бессознательное? | Примеры теории бессознательного разума и воспоминаний Фрейда — видео и стенограмма урока

Психология бессознательного

Психология бессознательного подробно обсуждалась Фрейдом. Согласно Фрейду, бессознательное — это мощная часть человеческого разума. Это источник человеческого поведения и резервуар для человеческих мыслей и воспоминаний.Фрейд установил, что люди полностью осознают, что происходит в их сознании. Однако они не знают, что происходит в их подсознании. Фрейд отметил, что бессознательное содержит некоторый важный материал, который будет сложно обработать, поскольку он может считаться вредным или опасным. Поэтому люди разработали механизм блокировки информации в подсознании. Фрейд указал, что эта скрытая информация может привести к психическим проблемам, таким как депрессия и тревога, и может существенно повлиять на поведение человека.

Фрейд добавил, что подсознание содержит некоторые биологические инстинкты, такие как сексуальные побуждения и агрессивное поведение. Большинство этих примитивных форм поведения не достигают сознательного разума, но создают в обществе некоторые неприемлемые и иррациональные формы поведения. Такое поведение можно назвать бессознательным.

Некоторое агрессивное поведение — результат бессознательного

Чтобы помочь людям и сделать бессознательное менее могущественным, Фрейд разработал терапевтический метод превращения бессознательного в сознание.Фрейд называл эту технику свободными ассоциациями, и она заключалась в помощи людям в отслеживании их потока бессознательных мыслей и раскрытии их подавленных желаний и болезненных воспоминаний.

Характеристики бессознательного
  • Оно состоит из человеческих мыслей, чувств и воспоминаний.
  • Он состоит из биологических инстинктов, например, желания кормить новорожденного ребенка.
  • Он состоит из закрытой информации или скрывает детали, которые могут причинить боль или психические проблемы.
  • Он состоит из инстинктов, связанных с агрессивным поведением.

Бессознательная обработка

Что касается бессознательной обработки , Фрейд был убежден, что для обработки бессознательных мыслей и воспоминаний разум вызывает некоторые бессознательные формы поведения, такие как гнев, дистресс, компульсивные расстройства и проблемы во взаимоотношениях. Фрейд указал, что многие чувства у людей подавляются, поскольку они слишком опасны, чтобы относиться к ним. Иногда эти чувства и желания могут проявляться в снах и оговорках, также известных как оговорка по Фрейду. Оговорка по Фрейду — это случай, когда кто-то случайно говорит что-то из бессознательного, а не то, что было задумано сознательно. Фрейд указывает, что в таких ситуациях необходимы свободные ассоциации, чтобы помочь людям осознать свои подавленные воспоминания.

Карл Густав Юнг, швейцарский психоаналитик, в своей теории коллективного бессознательного отмечает, что личные переживания не формируют бессознательное. Скорее, он отмечает, что часть глубочайшего бессознательного происходит от генетической наследственности в результате эволюции.

Абрахам Маслоу, другой психоаналитик, установил, что подсознание определяет, как люди ведут себя в их нынешнем состоянии. Маслоу указал, что поведение и мотивация возникают из-за необходимости удовлетворять некоторые потребности. Таким образом, Маслоу установил, что любое внутреннее давление человека исходит от его потребностей, и оно зависит от его необходимости. Маслоу установил иерархию потребностей: физиологические, безопасность, принадлежность, уважение и самоактуализация. Маслоу объяснил, что все это жизненно важно для развития человека.Теория Маслоу отличалась от теории Фрейда, потому что Фрейд считал, что стадии изучены, а не удовлетворены, как изображал Маслоу. По мнению Фрейда, неспособность научиться различным стадиям привести к негативному поведению во взрослом возрасте.

Фрейд связал психологические проблемы взрослых с их детством, состояние, напоминающее то, что происходит в природе. По его мнению, действие чаще всего сопровождается противодействием. Следовательно, проблема в детстве может привести к серьезным последствиям во взрослом возрасте.Фрейд пошел дальше и указал, что понимание того, как работает бессознательное, может помочь в лечении психических заболеваний, таких как невроз.

Критика Фрейда

Ниже приведены критики работы Фрейда.

  • Теория бессознательного Фрейда слишком проста и не может объяснить сложность человеческого разума. Теории Фрейда критикуют за чрезмерное упрощение человеческого разума, что, по мнению критиков, невозможно.
  • Теории Фрейда подвергаются критике со стороны феминистской точки зрения , за сексизм, уделяя слишком много внимания сексуальности.Поскольку феминизм стремится к гендерному равенству, многие феминистки считают фрейдистский анализ унизительным для женщин, поскольку он продвигает патриархальные убеждения.
  • В соответствии с гуманизмом , акцент делается на анализе человека как целого и подчеркивает такие концепции, как свобода воли и самоактуализация. Этот подход фокусируется не на человеческих дисфункциях, а скорее на их полном потенциале. Поэтому в отношении идей Фрейда гуманизм критикует идеи Фрейда за то, что он описал человеческое поведение с помощью теории инстинктов.Гуманисты считают, что чувства и эмоции возникают из потребностей, и их удовлетворение создает личность. Этот подход противоречит Фрейду, в котором он изображает, что эмоции и чувства хранятся в подсознании.
  • Что касается либерализма , идеям Фрейда противостоят, потому что обработка подавленной боли воспринимается как социальные ограничения, налагаемые обществом. Следовательно, либерализм призван устранить эти ограничения и освободить людей.

Резюме урока

Зигмунд Фрейд был великим умом 20-го века, который изучал бессознательное и разработал Психоанализ .Он описывает id , эго и суперэго как системы разума. Он изучил психологию бессознательного и то, как бессознательная обработка из этих воспоминаний и мыслей может привести к бессознательному поведению, когда бессознательное подавляется.

Хотя некоторые работы Фрейда до сих пор используются для понимания различных психических проблем, есть некоторая критика идей Фрейда, таких как идея Юнга о коллективном бессознательном , которая подчеркивает, что мы унаследовали некоторые знания от эволюции.

Психология бессознательного К.Г. Юнг

Я читал Юнга с подросткового возраста. Я очень рано увлекся такими предметами, как синхронность, архетипы и коллективное бессознательное. На мой взгляд, фактичность вышеизложенного очевидна для любого, кто изучал мифологию и символику сновидений. Сколько себя помню, я осознавал мифологическое / религиозное содержание моих собственных снов. Это в разъяснении языка подсознания, в котором Юнг был пионером.Я не всегда во всем с ним согласен. Я упомяну некоторые случаи разногласий ниже, но даже мои разногласия не умаляют того, насколько формирующей и новаторской была мысль Юнга не только для психологии, но и для философии и для понимания человеческого подсознания в целом.

Я хотел снова начать читать Юнга, потому что, пройдя через Шеллинга, мне стало очевидно, что его позиция по мифологии, вероятно, оказала влияние на психологию в целом и на Юнга в частности.Юнг действительно однажды в этой книге цитирует «Философию мифологии» Шеллинга. Мне это показалось интересным. Эта работа фактически обозначила раскол между Фрейдом и Юнгом. Фрейд все больше рассматривал либидо как сексуальное влечение, тогда как Юнг считал либидо более контекстуальным. Юнг по-разному описывал либидо как энергию, влечение, страсть, мотивацию и т. Д. Юнг рассматривал половое влечение как только одно из множества возможных приложений либидо. Это различие с Фрейдом в конечном итоге вбило между ними клин. Эта книга в значительной степени закрепила разделение фрейдистской и юнгианской школ психологии.Очевидно, я больше юнгианец, чем фрейдист. Я отдаю должное Фрейду, но он стал слишком догматичным в своих взглядах. Юнг был более готов позволить своему опыту психолога формировать его мышление. Это не значит, что Юнг не был склонен к некоторому невежеству и предрассудкам, которые были повсеместными в то время. Однако убеждение Юнга в том, что существуют «низшие» расы, следует рассматривать в юнгианском контексте. Он считал, что определенные народы функционируют на более примитивном (то есть более низком) уровне человеческого развития. Эти народы аналогичны юности конкретного человека.Я не уверен, что он считал эти так называемые «низшие» расы по своей сути низшими, потому что он также правильно понимал, что именно в этих культурах мифология и символизм часто являются самыми богатыми. Коммунальное коллективное бессознательное некоторых народов может содержать одну из самых богатых мифов из-за недавней связи с более примитивной цивилизацией. Действительно, одно из главных прозрений Юнга произошло, когда небелый пациент попытался показать ему «фаллос» солнца. В то время Юнг думал, что это был просто бред обеспокоенного человека, пока он не читал о митраизме, и те же мифологические описания солнца встречаются в тексте, опубликованном позже.Юнг упомянул в этой книге и в ряде других мест, насколько важно для него это открытие подсознательных архетипов. Я согласен с тем, что вероятность того, что одно и то же мифологическое описание встречается в митраистском тексте и в бредах этого человека, почти равна нулю, если апеллировать к совпадению. Если бы Юнг не считал все человечество взаимосвязанным, он не нашел бы это понимание столь универсально применимым. Я не хочу, чтобы казалось, будто я извиняю предрассудки Юнга, а лишь проясняю контекст, в котором они возникли.Также следует отметить, что эта книга — очень раннее произведение. Он почти наверняка изменил свои взгляды на некоторые вещи. Я могу привести один пример: здесь Юнг приравнивает интроверсию почти исключительно к психозу. Он рассматривает интроверсию как инцест-инверсию; желание вернуться к матери. Позже Юнг не рассматривал интроверсию как ipso facto как признак психологического комплекса. Я крайний интроверт, поэтому я не согласен с мыслью, что моя интроверсия обязательно является психическим заболеванием. Не то чтобы я не эксцентричный и немного невротичный по-своему, но моя интроверсия — это не болезнь.Есть много оснований полагать, что позже Юнг изменил свои взгляды на интроверсию. Можно надеяться, что он также изменил некоторые из своих более предвзятых взглядов на людей.

Юнг, казалось, был поглощен видениями некой «мисс Фрэнк Миллер» почти на протяжении всей этой книги. Судя по всему, она была поэтессой, склонной к видениям и мании. Юнг тратит почти всю эту книгу на свои стихи и видения. Он видит доказательства психоза в ее видениях и в ее стихах. Он отмечает мифологические и архетипические компоненты в обоих, но он определенно видел доказательства комплекса и в обоих.Я изучаю мистицизм и религию в течение многих лет, поэтому я не склонен упрощать чьи-то видения и поэтическое воображение как бред обеспокоенного ума. Разложение Юнгом мифологических аспектов видений и поэзии мисс Миллер интересно, хотя я думаю, что он имеет тенденцию упрощать то, что могло иметь духовное значение для этой женщины. Неудивительно, что Юнг также рассматривает религию, и в особенности христианство, как содержащие бессознательные проекции либидо.Опять же, я слишком долго изучаю религию, чтобы упростить ее понимание как чисто психологическую проекцию человека. Возможно, Юнг позже изменил свои взгляды на предыдущее, но я знаю, что его отождествление теневого я со злом, которое необходимо интегрировать, — это то, с чем я всегда не соглашался. Это не значит, что я отрицаю существование тени. Действительно, христианство никогда не отрицало, что такое было. Я просто отрицаю, что это можно интегрировать как зло. Зло не может функционировать как единое целое, поэтому его интеграция — противоречие.Это то, против чего я всегда выступал против Юнга.

Здесь есть несколько разделов, которые я считаю интересными, и я хотел бы их процитировать. К счастью, эта книга находится в свободном доступе, так что это будет не так сложно. Следующее интересно, потому что, хотя оно все еще содержит отрицательные оценки христианства, в нем есть и некоторые положительные:

«Люди этого века созрели для отождествления с Логосом (словом)« стали плотью », для основания новое содружество, объединенное одной идеей, во имя которого люди могли любить друг друга и называть друг друга братьями…. Смысл тех культов, которые я говорю о христианстве и митракизме, ясен; это моральное обуздание животных импульсов. Динамичный облик обеих религий выдает что-то от того огромного чувства искупления, которое вдохновляло первых учеников и которое мы сегодня едва ли умеем ценить, поскольку эти старые истины для нас пусты. Безусловно, мы все еще должны это понимать, ведь в наших обычаях было хоть немного древней жестокости, потому что в наши дни мы едва ли можем осознать вихри раскованного либидо, которые ревели в древнем Риме Цезаря.Цивилизованный человек сегодняшнего дня кажется очень далеким от этого. Он стал просто невротиком. Итак, для нас потребности, которые породили христианство, фактически потеряны, поскольку мы больше не понимаем их значения. Мы не знаем, от чего он нас защищал. Для просветленных людей так называемая религиозность уже очень близко подошла к неврозу. За последние две тысячи лет христианство сделало свое дело и воздвигло преграды репрессий, защищающие нас от взора нашей собственной «греховности».«Элементарные эмоции либидо стали нам неизвестны, поскольку они передаются в бессознательном; поэтому вера, которая борется с ними, стала пустой и пустой. Пусть тот, кто не верит, что маска скрывает нашу религию, получит произвел на себя впечатление от внешнего вида наших современных церквей, от которых стиль и искусство давно ускользнули ».

Интересно, что Юнг отмечает, что поэзия содержит по своей сути бессознательные архетипические образы. Я бы добавил, что тексты песен также подходят для этого.Исследуя поэзию и видения мисс Миллер на предмет бессознательного символизма и признаков психозов, Юнг процитировал ее рассказ об одном из ее видений:

«После вечера забот и тревог я лег спать около половины двенадцатого. Я был взволнован. и не мог заснуть, хотя очень устал. В комнате не было света. Я закрыл глаза, и тогда у меня появилось ощущение, что что-то вот-вот должно произойти. Меня охватило ощущение общего расслабления, и я остался как можно пассивнее.Перед моими глазами появились линии, искры и сияющие спирали, за которыми последовал калейдоскопический обзор недавних тривиальных событий ».

Я нашел детали вышеупомянутого видения увлекательными, потому что они напоминают мне текст песни New Order. После самоубийства фронтмена Joy Division, Яна Кертиса, остальные участники Joy Division сформировали New Order. Их первое выступление, Movement, преследовала смерть Яна Кертиса. В песне The Him есть слова, которые напоминают мне о видение выше:

«Маленький мальчик смиренно преклоняет колени в большом зале,
Он качает воздух над собой,
Белые круги, черные линии окружают меня
Возрожденный, так ясно, что мои глаза видят
Это причина, по которой я пришел сюда
Быть так близко к такому человеку.
Я так устал. Я так устала »

Мне всегда казалась интересной часть о белых кругах и черных линиях. Песня, очевидно, имеет много общего с Яном Кертисом. Мне интересно, что похожее видение было у этой женщины: спирали, линии , и упоминание об усталости также интересно. Вполне возможно, что Бернард Самнер или кто-то, кто написал текст, читал эту книгу и находился под ее влиянием бессознательно, но я думаю, что это сомнительно.

Это была очень интересная ранняя работа Юнга.Я определенно рекомендую это. В нем содержится много элементов, которые мы связываем с Юнгом, и теорий, которые он будет развивать до конца своей жизни. Я даю ему около 4 звезд. «Архетипы и коллективное бессознательное» — превосходная работа, но она все еще очень хороша.

Фрейд и психодинамическая перспектива

.

Цели обучения

  • Опишите допущения психодинамической точки зрения на развитие личности, включая ид, эго и суперэго
  • Определите и опишите защитные механизмы
  • Определите и опишите психосексуальные стадии развития личности

Зигмунд Фрейд (1856–1939), вероятно, является наиболее противоречивым и неправильно понятым психологом-теоретиком.Читая теории Фрейда, важно помнить, что он был врачом, а не психологом. В то время, когда он получал образование, не существовало такой вещи, как степень в области психологии, которая может помочь нам понять некоторые противоречия по поводу его теорий сегодня. Однако Фрейд был первым, кто систематически изучал и теоретизировал работу бессознательного в манере, которая у нас ассоциируется с современной психологией.

В первые годы своей карьеры Фрейд работал с Йозефом Брейером, венским врачом.В это время Фрейд был заинтригован историей одной из пациенток Брейера, Берты Паппенгейм, которую называли псевдонимом Анна О. (Launer, 2005). Анна О. ухаживала за своим умирающим отцом, когда она начала испытывать такие симптомы, как частичный паралич, головные боли, помутнение зрения, амнезия и галлюцинации (Launer, 2005). Во времена Фрейда эти симптомы обычно назывались истерией. Анна О. обратилась за помощью к Брейеру. Он потратил 2 года (1880–1882) на лечение Анны О. и обнаружил, что разрешение ей рассказывать о своих переживаниях, похоже, приносит некоторое облегчение ее симптомов.Анна О. назвала его лечение «лечением разговором» (Launer, 2005). Несмотря на то, что Фрейд никогда не встречался с Анной О., ее история послужила основой для книги 1895 года « исследований истерии », которую он написал в соавторстве с Брейером. Основываясь на описании Брейером лечения Анны О., Фрейд пришел к выводу, что истерия была результатом сексуального насилия в детстве и что эти травмирующие переживания были скрыты от сознания. Брейер не согласился с Фрейдом, и вскоре их совместная работа закончилась. Однако Фрейд продолжал работать над усовершенствованием разговорной терапии и построением своей теории личности.

Уровней сознания

Чтобы объяснить концепцию сознательного и бессознательного опыта, Фрейд сравнил разум с айсбергом (рис. 1). Он сказал, что только около одной десятой нашего разума находится в сознании , а остальная часть нашего разума бессознательна. Наше бессознательное относится к той умственной деятельности, о которой мы не осознаем и не можем получить доступ (Freud, 1923). Согласно Фрейду, неприемлемые побуждения и желания удерживаются в нашем бессознательном посредством процесса, называемого вытеснением.Например, мы иногда говорим вещи, которые не собираемся говорить, непреднамеренно заменяя то, что мы имели в виду, другим словом. Вы, наверное, слышали о фрейдистской оговорке — термине, использованном для описания этого. Фрейд предположил, что оговорки на самом деле являются сексуальными или агрессивными побуждениями, случайно выпадающими из нашего бессознательного. Подобные речевые ошибки встречаются довольно часто. Рассматривая их как отражение бессознательных желаний, сегодня лингвисты обнаружили, что оговорки, как правило, происходят, когда мы устали, нервничаем или не достигаем оптимального уровня когнитивного функционирования (Motley, 2002).

Рисунок 1 . Фрейд считал, что мы осознаем лишь небольшую часть деятельности нашего разума и что большая часть ее остается скрытой от нас в нашем бессознательном. Информация в нашем бессознательном влияет на наше поведение, хотя мы этого не осознаем.

Согласно Фрейду, наша личность развивается в результате конфликта между двумя силами: нашими биологическими агрессивными влечениями и стремлениями к удовольствиям и нашим внутренним (социализированным) контролем над этими влечениями. Наша личность — это результат наших усилий по уравновешиванию этих двух конкурирующих сил.Фрейд предположил, что мы можем понять это, представив три взаимодействующие системы в нашем сознании. Он назвал их ид, эго и суперэго (рис. 2).

Рисунок 2 . Работа эго, или «я», состоит в том, чтобы уравновесить агрессивные / стремящиеся к удовольствиям влечения Ид с моральным контролем Суперэго.

Бессознательное id содержит наши самые примитивные побуждения или побуждения и присутствует с рождения. Он направляет импульсы к голоду, жажде и сексу. Фрейд считал, что Ид действует на основе того, что он назвал «принципом удовольствия», в котором Ид ищет немедленного удовлетворения.Благодаря социальному взаимодействию с родителями и другими людьми в окружении ребенка эго и суперэго развиваются, чтобы помочь контролировать Ид. суперэго развивается по мере того, как ребенок взаимодействует с другими, изучая социальные правила того, что правильно, а что нет. Суперэго действует как наша совесть; это наш моральный компас, который говорит нам, как мы должны себя вести. Он стремится к совершенству и оценивает наше поведение, вызывая чувство гордости или, когда мы не достигаем идеала, чувство вины. В отличие от инстинктивного ид и суперэго, основанного на правилах, эго является рациональной частью нашей личности.Это то, что Фрейд считал собой, и это часть нашей личности, которую видят другие. Его задача — уравновесить требования Ид и Супер-Эго в контексте реальности; таким образом, он действует на том, что Фрейд называл «принципом реальности». Эго помогает идентификатору реалистично удовлетворять его желания.

Ид и суперэго находятся в постоянном конфликте, потому что оно хочет мгновенного удовлетворения независимо от последствий, но суперэго говорит нам, что мы должны вести себя социально приемлемым образом.Таким образом, задача эго — найти золотую середину. Это помогает рационально удовлетворить желания ид, не вызывая у нас чувства вины. Согласно Фрейду, человек с сильным эго, способным уравновесить требования Ид и суперэго, имеет здоровую личность. Фрейд утверждал, что дисбаланс в системе может привести к неврозу (склонность испытывать отрицательные эмоции), тревожным расстройствам или нездоровому поведению. Например, человек, в котором доминирует его идентификатор, может быть нарциссическим и импульсивным.Человек с доминирующим Супер-Эго может находиться под контролем чувства вины и отказывать себе даже в социально приемлемых удовольствиях; И наоборот, если суперэго слабо или отсутствует, человек может стать психопатом. Чрезмерно доминирующее эго можно увидеть у чрезмерно контролируемого индивида, чье рациональное восприятие реальности настолько сильно, что он не осознает своих эмоциональных потребностей, или у невротика, который чрезмерно обороняется (чрезмерно использует защитные механизмы эго).

Защитные механизмы

Фрейд считал, что чувство тревоги возникает из-за неспособности эго урегулировать конфликт между ид и суперэго.Когда это происходит, Фрейд считал, что эго стремится восстановить равновесие с помощью различных защитных мер, известных как механизмы защиты (рис. 3). Когда определенные события, чувства или стремления вызывают у человека беспокойство, он желает уменьшить это беспокойство. Для этого подсознание человека использует механизмы защиты эго, бессознательное защитное поведение, направленное на снижение тревожности. Эго, обычно сознательное, прибегает к бессознательному стремлению защитить эго от того, чтобы его охватила тревога.Когда мы используем защитные механизмы, мы не осознаем, что используем их. Кроме того, они действуют по-разному, искажая реальность. Согласно Фрейду, все мы используем защитные механизмы эго.

Рисунок 3 . Защитные механизмы — это бессознательное защитное поведение, которое снижает тревожность.

Хотя все используют защитные механизмы, Фрейд считал, что чрезмерное их использование может быть проблематичным. Например, предположим, что Джо Смит — футболист средней школы. В глубине души Джо испытывает сексуальное влечение к мужчинам.Он сознательно верит, что быть геем аморально и что если бы он был геем, его семья отреклась бы от него, и его сверстники подвергли бы его остракизму. Следовательно, существует конфликт между его сознательными убеждениями (быть геем неправильно и приведет к остракизму) и его бессознательными побуждениями (влечение к мужчинам). Мысль о том, что он может быть геем, вызывает у Джо чувство тревоги. Как он может уменьшить свое беспокойство? Джо может вести себя очень «мачо», шутить о геях и придираться к школьному сверстнику, который является геем.Таким образом, бессознательные импульсы Джо еще больше заглушаются.

Есть несколько различных типов защитных механизмов. Например, при вытеснении блокируются вызывающие тревогу воспоминания из сознания. В качестве аналогии предположим, что ваша машина издает странный шум, но, поскольку у вас нет денег на ремонт, вы просто включаете радио, чтобы больше не слышать странный шум. В конце концов вы забываете об этом. Точно так же в человеческой психике, если память слишком подавляющая, чтобы с ней справиться, она может быть вытеснена и, таким образом, удалена из сознательного осознания (Freud, 1920).Эта подавленная память может вызывать симптомы в других областях.

Другой защитный механизм — это формирование реакции , в которой кто-то выражает чувства, мысли и поведение, противоположные его склонностям. В приведенном выше примере Джо высмеивал гомосексуального сверстника, в то время как сам его тянуло к мужчинам. В регрессии человек действует намного моложе своего возраста. Например, четырехлетний ребенок, который возмущается появлением новорожденного брата или сестры, может вести себя как младенец и снова пить из бутылочки.В проекции человек отказывается признать свои собственные подсознательные чувства и вместо этого видит эти чувства в ком-то другом. Другие защитные механизмы включают рационализацию , смещение и сублимацию .

Стадии психосексуального развития

Фрейд считал, что личность развивается в раннем детстве: детские переживания формируют нашу личность, а также наше поведение во взрослом возрасте. Он утверждал, что в детстве мы развиваемся в несколько этапов.Каждый из нас должен пройти через эти детские этапы, и если мы не получим должного воспитания и воспитания во время этапа, мы застрянем или зафиксируемся на этом этапе, даже будучи взрослыми.

На каждой психосексуальной стадии развития потребности ребенка в поисках удовольствий, исходящие от Ид, фокусируются на другой области тела, называемой эрогенной зоной. Стадии бывают оральной, анальной, фаллической, латентной и генитальной (Таблица 1).

Теория психосексуального развития Фрейда довольно противоречива.Чтобы понять истоки теории, полезно ознакомиться с политическими, социальными и культурными влияниями времен Фрейда в Вене на рубеже 20-го века. В эту эпоху атмосфера сексуального подавления в сочетании с ограниченным пониманием и просвещением в отношении человеческой сексуальности сильно повлияла на точку зрения Фрейда. Учитывая, что секс был запретной темой, Фрейд предположил, что негативные эмоциональные состояния (неврозы) возникают из-за подавления бессознательных сексуальных и агрессивных побуждений.Для Фрейда его собственные воспоминания и интерпретации переживаний и снов пациентов были достаточным доказательством того, что психосексуальные стадии были универсальными событиями в раннем детстве.

Таблица 1. Этапы психосексуального развития по Фрейду
Этап Возраст (лет) Эрогенная зона Крупный конфликт Пример фиксации взрослого
Устный 0–1 Рот Отлучение от груди или из бутылочки Курение, переедание
Анал 1–3 Анус Приучение к туалету Аккуратность, беспорядок
Фаллический 3–6 Гениталии Комплекс Эдип / Электра Тщеславие, чрезмерное честолюбие
Задержка 6–12 Нет Нет Нет
Генитальный 12+ Гениталии Нет Нет

Устный этап

На оральной стадии (от рождения до 1 года) удовольствие сосредоточено во рту.Еда и удовольствие, получаемое от сосания (соски, пустышки и большие пальцы), играют большую роль в первый год жизни ребенка. Примерно в возрасте 1 года младенцев отлучают от бутылочки или груди, и этот процесс может вызвать конфликт, если с ним не будут обращаться должным образом лица, осуществляющие уход. Согласно Фрейду, взрослый человек, который курит, пьет, переедает или грызет ногти, фиксируется на оральной стадии своего психосексуального развития; ее могли отлучить от груди слишком рано или слишком поздно, что привело к этим тенденциям фиксации, которые стремятся ослабить тревогу.

Анальная стадия

Пройдя оральную стадию, дети входят в то, что Фрейд назвал анальной стадией (1–3 года). На этом этапе дети испытывают удовольствие от движения кишечника и мочевого пузыря, поэтому логично предположить, что конфликт на этом этапе связан с приучением к туалету. На этом этапе развития дети стараются овладеть собой. Фрейд предположил, что успех на анальной стадии зависит от того, как родители приучены к туалету. Родители, которые хвалят и поощряют, поощряют положительные результаты и могут помочь детям почувствовать себя компетентными.Родители, которые жестко приучены к туалету, могут вызвать у ребенка такой страх перед загрязнением, что они чрезмерно контролируют и зацикливаются на анальной стадии, что приводит к развитию анальной сохранности личности. Сохраняющая анальный характер личность скупа и упряма, имеет навязчивую потребность в порядке и опрятности и может считаться перфекционистом. Если родители слишком снисходительны к приучению к туалету, ребенок может не развить достаточный самоконтроль, зациклится на этом этапе и разовьется личность, изгоняющая анал.Анально-экспульсивная личность беспорядочна, беспечна, дезорганизована и склонна к эмоциональным всплескам.

Фаллический этап

Третья стадия психосексуального развития Фрейда — это фаллическая стадия (3–6 лет), соответствующая возрасту, когда дети начинают осознавать свое тело и осознают различия между мальчиками и девочками. Эрогенная зона на этом этапе — гениталии. Конфликт возникает, когда ребенок испытывает желание к родителю противоположного пола, а также ревность и ненависть к родителю того же пола.Для мальчиков это называется Эдиповым комплексом, включающим желание мальчика к своей матери и его стремление заменить отца, который рассматривается как соперник за внимание матери. В то же время мальчик боится, что отец накажет его за чувства, поэтому испытывает тревогу кастрации . Эдипов комплекс успешно разрешается, когда мальчик начинает идентифицировать себя со своим отцом как косвенный способ иметь мать. Неспособность разрешить Эдипов комплекс может привести к фиксации и развитию личности, которую можно описать как тщеславную и чрезмерно амбициозную.

Девочки переживают похожий конфликт на фаллической стадии — комплекс Электры. Комплекс Электры, который часто приписывают Фрейду, на самом деле был предложен его протеже Карлом Юнгом (Jung & Kerenyi, 1963). Девушка желает внимания отца и желает занять место матери. Фрейд также сказал, что девочки злятся на мать за то, что она не предоставила им пенис — отсюда и термин зависть к пенису . Хотя Фрейд первоначально рассматривал комплекс Электры как параллель с комплексом Эдипа, позже он отверг его, но он остается краеугольным камнем теории Фрейда, отчасти благодаря ученым в этой области (Freud, 1931/1968; Scott, 2005).

Период задержки

После фаллической стадии психосексуального развития следует период, известный как латентный период , (6 лет до полового созревания). Этот период не считается этапом, потому что сексуальные чувства бездействуют, поскольку дети сосредотачиваются на других занятиях, таких как школа, дружба, хобби и спорт. Дети обычно участвуют в занятиях со сверстниками того же пола, что способствует укреплению гендерно-ролевой идентичности ребенка.

Генитальная стадия

Конечная стадия — половая стадия (от полового созревания).На этом этапе происходит сексуальное пробуждение, когда всплывают инцестуозные позывы. Молодой человек перенаправляет эти побуждения другим, более социально приемлемым партнерам (которые часто напоминают родителей противоположного пола). У людей на этой стадии зрелые сексуальные интересы, что для Фрейда означало сильное влечение к противоположному полу. Люди, успешно завершившие предыдущие этапы и достигшие генитальной стадии без каких-либо фиксаций, считаются хорошо сбалансированными и здоровыми взрослыми.

Хотя большинство идей Фрейда не нашли поддержки в современных исследованиях, мы не можем сбрасывать со счетов вклад, который Фрейд внес в область психологии.Именно Фрейд указал, что большая часть нашей психической жизни находится под влиянием опыта раннего детства и происходит вне нашего сознательного осознания; его теории открыли путь другим.

Хотя сосредоточение Фрейда на биологических побуждениях привело его к подчеркиванию влияния социокультурных факторов на развитие личности, его последователи быстро поняли, что одна биология не может объяснить разнообразие, с которым они столкнулись, когда практика психоанализа распространилась во времена нацистского холокоста.Антисемитизм, преобладавший в этот период времени, возможно, побудил основных психоаналитиков сосредоточиться в первую очередь на универсальности психологических структур разума.

Теории Фрейда сегодня

Эмпирическое исследование психодинамических концепций дало неоднозначные результаты: одни концепции получили хорошую эмпирическую поддержку, а другие — нет. Например, представление о том, что мы выражаем сильные сексуальные чувства с самого раннего возраста, как предполагает психосексуальная сценическая модель, не выдерживает эмпирической проверки.С другой стороны, идея о существовании зависимых, ориентированных на контроль и соревновательных типов личности — идея, также полученная из модели психосексуальной стадии — действительно кажется полезной.

Многие идеи с психодинамической точки зрения были изучены эмпирически. Люборски и Барретт (2006) рассмотрели большую часть этого исследования; другие полезные обзоры предоставлены Bornstein (2005), Gerber (2007) и Huprich (2009). А пока давайте посмотрим на три психодинамические гипотезы, получившие серьезную эмпирическую поддержку.

  • Бессознательные процессы влияют на наше поведение, как предсказывает психодинамическая точка зрения. Мы воспринимаем и обрабатываем гораздо больше информации, чем предполагаем, и большая часть нашего поведения формируется чувствами и мотивами, о которых мы в лучшем случае осознаем лишь частично (Bornstein, 2009, 2010). Доказательства важности бессознательных влияний настолько убедительны, что они стали центральным элементом современной когнитивной и социальной психологии (Robinson & Gordon, 2011).
  • Мы все используем защиты эго, и они помогают определить нашу психологическую адаптацию и физическое здоровье. Люди действительно различаются по степени, в которой они полагаются на разные защиты эго — настолько, что исследователи теперь изучают «стиль защиты» каждого человека (уникальное созвездие защит, которое мы используем). Оказывается, одни защиты более адаптивны, чем другие: рационализация и сублимация более здоровы (с психологической точки зрения), чем вытеснение и формирование реакции (Cramer, 2006).Отрицание в буквальном смысле вредно для вашего здоровья, потому что люди, которые используют отрицание, склонны игнорировать симптомы болезни, пока не станет слишком поздно (Bond, 2004).
  • Ментальные представления о себе и других действительно служат схемой для будущих отношений. Десятки исследований показали, что мысленные образы наших родителей и других значимых фигур действительно формируют наши ожидания в отношении более поздних дружеских и романтических отношений. Идея о том, что вы выбираете романтического партнера, похожего на маму или папу, является мифом, но это правда, что вы ожидаете, что к вам будут относиться так же, как с вашими родителями в раннем возрасте (Silverstein, 2007; Wachtel, 1997).

Подумай над

  • Какие примеры защитных механизмов вы использовали сами или были свидетелями использования другими?

Глоссарий

анальная стадия: психосексуальная стадия, на которой дети испытывают удовольствие от движения кишечника и мочевого пузыря

сознание: умственная деятельность (мысли, чувства и воспоминания), к которой мы можем получить доступ в любое время

защитный механизм: бессознательное защитное поведение, предназначенное для уменьшения эго-тревожности

смещение: Механизм защиты эго, при котором человек передает неуместные побуждения или поведение более приемлемой или менее опасной цели

эго: аспект личности, который представляет собой или часть личности, видимую другим

генитальная стадия: психосексуальная стадия, на которой основное внимание уделяется зрелым сексуальным интересам

id: аспект личности, состоящий из наших самых примитивных побуждений или побуждений, включая влечения к голоду, жажде и сексу

латентный период: психосексуальная стадия, в которой сексуальные чувства дремлют

невроз: склонность к отрицательным эмоциям

оральная стадия: психосексуальная стадия, на которой младенческое удовольствие сосредоточено на ротовой полости

фаллическая стадия: психосексуальная стадия, на которой основное внимание уделяется гениталиям

проекция: Механизм защиты эго, в котором человек, столкнувшийся с тревогой, маскирует свои неприемлемые побуждения или поведение, приписывая их другим людям

психосексуальные стадии развития: стадий развития ребенка, на которых стремления ребенка к удовольствиям сосредоточены на определенных областях тела, называемых эрогенными зонами

рационализация: Механизм защиты эго, в котором человек, столкнувшийся с тревогой, оправдывает свое поведение

формирование реакции: механизм защиты эго, в котором человек, столкнувшийся с тревогой, меняет неприемлемые побуждения или поведение на свои противоположности

регресс: механизм защиты эго, при котором человек, столкнувшийся с тревогой, возвращается к более незрелому поведенческому состоянию

вытеснение: механизм защиты эго, в котором связанные с тревогой мысли и воспоминания сохраняются в бессознательном

сублимация: механизм защиты эго, в котором неприемлемые побуждения направляются в более подходящие действия

суперэго: аспект личности, служащий моральным компасом или совестью

бессознательное: умственная деятельность, о которой мы не осознаем и не можем получить доступ

Внесите свой вклад!

У вас была идея улучшить этот контент? Нам очень понравится ваш вклад.

Улучшить эту страницуПодробнее

Фрейд, Юнг и коллективное бессознательное

Юнговская концепция противоположностей, компенсации и символизма помогает объяснить некоторые другие современные явления. Сексуальная и материнская стороны женских функций настолько эксплуатируются и преувеличиваются, что их символы утратили свое значение. В терминах Юнга женщины сегодня ищут новые символы, выражающие творческие и интеллектуальные компоненты своей личности.Точно так же сегодняшняя молодежь, как правило, с пренебрежением относится к мертвым символам институциональной религии, но сильно интересуется духовными вопросами, поиском новых способов исследования внутреннего опыта и поиском новых символов для направления своих исследований — отсюда их интерес к восточным религиям. , символы которых кажутся живыми в том смысле, что сохраняют атмосферу таинственности.

Таким образом, во многих областях Юнг предлагал пророческие взгляды на современного человека, которые только сейчас начинают получать широкое признание.Тем не менее, он и его работы подвергались критике с самых разных точек зрения. Личная неприязнь, возникшая после его разрыва с Фрейдом, все еще тлеет и вызывает некоторое чрезмерное неприятие фрейдистами. Даже объективные ученые, включая последователей Юнга, признают неясность некоторых его работ, противоречия в его заявлениях и отсутствие систематизации его идей. Некоторые критики находят его пророческое толкование снов и символов своего рода мистицизмом и отвергают его как человека, который в молодости проделал хорошую научную работу, но с годами становился все более рассеянным и менее научным.Наконец, остается клеймо антисемитизма.

В 1933 году Юнг принял приглашение стать президентом Международного общего медицинского общества психотерапии и редактором его журнала после того, как еврейские психиатры, занимавшие эти должности, подали в отставку. Юнг в то время также сделал несколько заявлений о различиях между германской и еврейской психологией, которые, хотя сами по себе не были антисемитскими, были легко трансформированы нацистами в злостную пропаганду.В то же время, однако, он сделал ассоциацию поистине интернациональной и сделал ее доступной для всех, включая евреев. Действительно, одна из интерпретаций его действий заключалась в том, что он принял пост президента и редактора, чтобы спасти ассоциацию и защитить ее членов, придав ей неприкосновенность «арийского» лидерства.

С этого момента истории поведение Юнга, кажется, лучше всего рассматривать как акт политической наивности, порожденный, отчасти, возможно, некоторым первоначальным энтузиазмом немецко-говорящего швейцарца к национальному социализму и восстановительному подходу. Эффект, казалось, оказал на мертвую Германию.Этот энтузиазм вскоре утих, и его искренняя забота о судьбе членов общества, нада Юнга, продолжала свое общение до тех пор, пока он (три года). После этого Юнг открыто осуждал нацистов в своих лекциях и в печати. Однако этот вопрос не умер, и на протяжении многих лет в популярной прессе и в научных журналах неоднократно проводились дискуссии, в которых предполагаемый антисемитизм Юнга был далеко не соразмерен его действиям, а также значимости и важности его действий. научный вклад.

Хотя обвинение в антисемитизме — и в том, что он мистик — оттолкнуло многих профессионалов и не позволило им серьезно относиться к работе Юнга, это было не всегда так. Такие люди, как Арнольд Тойн Би, Пол Тиллих и Дж. Б. Пристли, были его сторонниками и считали, что Юнг внес большой и значительный вклад в понимание современного человека и его нынешнего состояния. Более того, пациенты и ученики Юнга всегда признают, что он оказал глубокое влияние на их жизнь, которая стала более полной и богатой из-за связи с ним.

Кроме того, есть свидетельства постоянно растущего интереса к аналитической психологии Юнга как со стороны профессионалов, так и со стороны непрофессионалов. Продажи его собрания сочинений, впервые опубликованных Фондом Боллинджера, неуклонно росли, равно как и продажи «Основных сочинений К.Г. Юнга» современной библиотеки и якорной антологии под названием «Психея и символ».

Число юнгианских аналитиков также увеличивается, и теперь есть группы юнгианских терапевтов в Нью-Йорке, Чикаго, Техасе, Сан-Франциско и Лос-Анджелесе.Международная ассоциация аналитической психологии, основанная немногим более десяти лет назад, уже имеет дочерние общества в Америке, Англии, Швейцарии, Франции. Италия и Израиль. Есть все основания полагать, что этот рост интереса будет продолжаться по мере того, как работы Юнга станут более известными, а значение его грандиозного вклада станет более широко признанным.

Подсознание — Нет Субъекта — Энциклопедия Психоанализа

В психоаналитической теории бессознательное относится к той части психического функционирования, о которой субъекты не осознают.Психоаналитическое бессознательное похоже на популярное понятие подсознания, но не совсем то же самое.

Для психоанализа бессознательное не включает в себя все, что просто несознательно — оно не включает, например, моторные навыки — а, скорее, только то, что активно вытесняется сознательными мыслями.

Согласно определению Зигмунда Фрейда, психика состоит из разных уровней сознания, часто определяемых в трех частях:

  • предсознание
  • бодрствующее сознание
  • , а под ними — бессознательное.

Для Фрейда бессознательное было хранилищем социально неприемлемых идей, желаний или желаний, травмирующих воспоминаний и болезненных эмоций, вытесненных из разума механизмом психологического подавления. Однако содержание не обязательно должно быть исключительно негативным. С психоаналитической точки зрения бессознательное — это сила, которую можно распознать только по ее воздействию — она ​​выражается в симптоме.

На современном этапе в психологии все еще существуют фундаментальные разногласия по поводу природы бессознательного (если оно вообще считается существующим), тогда как за пределами формальной психологии вырос целый мир поп-психологических спекуляций, в котором считается, что бессознательный разум обладает любым количеством свойств и способностей, от животных и невинных, детских аспектов до всевидящих, мистических и оккультных свойств, присущих ученым.

Психоаналитическое бессознательное

Бессознательные мысли не доступны напрямую для обычного самоанализа, но их можно «прослушивать» и «интерпретировать» с помощью специальных методов и техник, таких как случайные ассоциации, анализ сновидений и словесные оговорки (обычно известные как фрейдистские оговорки). и проводится во время психоанализа.

Определение Фрейда

Вероятно, наиболее подробное и точное из различных понятий «бессознательное» — и то, о чем большинство людей сразу же подумает, услышав этот термин, — разработано Зигмундом Фрейдом и его последователями и лежит в основе психоанализа. .Между прочим, следует подчеркнуть, что популярный термин «подсознание» не является фрейдистской монетой и никогда не используется в серьезных психоаналитических работах.

Концепция Фрейда была более тонкой и сложной психологической теорией, чем многие другие. Сознание в топографической точке зрения Фрейда (которая была его первой из нескольких психологических моделей разума) было относительно тонким перцептивным аспектом разума, в то время как подсознание (часто неправильно используемое и путаемое с бессознательным) было просто автономной функцией мозга.Бессознательное действительно считалось Фрейдом на протяжении всей эволюции его психоаналитической теории как разумная сила воли, находящаяся под влиянием человеческого влечения, но действующая значительно ниже перцептивного сознательного разума. Согласно Фрейду, скрытое, как человек за занавеской в ​​«Волшебнике страны Оз», бессознательное направляет мысли и чувства каждого.

В другой систематизации Фрейда разум делится на сознательный разум или Эго и две части Бессознательного: Ид, или инстинкты, и Суперэго.Фрейд использовал идею бессознательного для объяснения некоторых видов невротического поведения. (См. Психоанализ.)

Теория бессознательного Фрейда была существенно преобразована некоторыми из его последователей, в том числе Карлом Юнгом и Жаком Лаканом.

Коллективное бессознательное Юнга

Карл Юнг развил эту концепцию. Он разделил бессознательное на две части: личное бессознательное и коллективное бессознательное. Первый из них соответствует представлению Фрейда о подсознании, хотя в отличие от своего наставника Юнг считал, что личное бессознательное содержит ценный противовес сознательному разуму, а также детские побуждения.Что касается коллективного бессознательного, состоящего из архетипов, то это общий склад умственных строительных блоков, из которых состоит психика всех людей. Доказательством его существования является универсальность определенных символов, которые встречаются в мифологиях почти всех народов.

Лингвистическое бессознательное Лакана

Психоаналитическая теория Жака Лакана утверждает, что бессознательное структурировано как язык.

Бессознательное, утверждал Лакан, не было более примитивной или архетипической частью разума, отдельной от сознательного лингвистического эго, а скорее образованием, столь же сложным и лингвистически утонченным, как само сознание.(Сравните коллективное бессознательное).

Если бессознательное структурировано как язык, утверждает Лакан, тогда самость лишена какой-либо точки отсчета, на которую можно «восстанавливать» после травмы или «кризиса идентичности». Таким образом, тезис Лакана о структурно динамическом бессознательном также является вызовом психологии эго Анны Фрейд и ее американских последователей.

Идея Лакана о том, как структурирован язык, в значительной степени заимствована из структурной лингвистики Фердинанда де Соссюра и Романа Якобсона, основанной на функции означающего и означаемого в означающих цепочках.Это может оставить всю модель психического функционирования Лакана открытой для серьезной критики, поскольку в господствующей лингвистике модели Соссюра в значительной степени заменены моделями, например Ноам Хомский.

Отправной точкой лингвистической теории бессознательного было перечитывание Фрейда Толкование сновидений . Здесь Фрейд выделяет два механизма, задействованных в формировании бессознательных фантазий: сгущение и смещение. Согласно лингвистическому прочтению Лакана, уплотнение отождествляется с лингвистическим тропом метонимии, а смещение — с метафорой.

Противоречие

Многие современные философы и социологи либо оспаривают концепцию бессознательного, либо утверждают, что это не то, что можно научно исследовать или рационально обсуждать. В социальных науках эта точка зрения была впервые выдвинута Джоном Ватсоном, который считается первым американским бихевиористом. Среди философов Карл Поппер был одним из самых ярких современных противников Фрейда. Поппер утверждал, что теория бессознательного Фрейда не поддавалась фальсификации и, следовательно, не была научной.Однако критики Поппера подчеркнули, что исключение Поппером психоанализа из нормальной области науки было прямым следствием его конкретного определения науки как составляющей того, что может быть опровергнуто. Другими словами, Поппер дал определение науке в терминах, которые неизбежно привели к исключению психоанализа. Таким образом, определение науки по-другому может привести к включению психоанализа в эту область знания.

Тем не менее, многие, возможно, большинство психологов и когнитивистов согласны с тем, что многие вещи, о которых мы не осознаем, происходят в нашем уме (ах).

Джон Ватсон критикует идею «бессознательного разума», потому что он хотел, чтобы ученые сосредоточились на наблюдаемом поведении со стороны, а не на самоанализе. Карл Поппер возражал не столько против идеи, что в нашем сознании происходят вещи, которых мы не осознаем; он возражал против исследований разума, которые нельзя опровергнуть. Если бы Фрейд мог связать каждый вообразимый экспериментальный результат со своей теорией бессознательного, то никакой эксперимент не мог бы опровергнуть его теорию.

Кажется, что аргумент сводится к тому, как будет изучаться разум, а не к тому, происходит ли что-то бессознательно или нет.

Дофрейдистская история идеи

Идея возникла в древности, и ее более современная история подробно описана в книге Анри Ф. Элленбергера «Открытие бессознательного » (Basic Books, 1970).

Некоторые философы, предшествовавшие Зигмунду Фрейду, такие как Лейбниц, Шопенгауэр и Ницше, разработали идеи, предвосхищающие современную идею бессознательного.Новая медицинская наука психоанализа, основанная Фрейдом и его учениками, популяризировала это и подобные ему понятия, такие как роль либидо (половое влечение) и саморазрушительное побуждение танатоса (желание смерти), а также знаменитый Эдипов комплекс, в котором сын стремится «убить» своего отца, чтобы заняться любовью с собственной матерью.

Этот термин популяризировал Фрейд. Он развил идею о том, что в человеческом сознании есть слои: сознательное, предсознательное и бессознательное. Он думал, что определенные психические события происходят «под поверхностью» или в подсознании.Хороший пример — сновидение, которое Фрейд назвал «королевской дорогой в бессознательное».

См. Также

Внешние ссылки

Аудиокнига недоступна | Audible.com

  • Evvie Drake: начало более

  • Роман
  • От: Линда Холмс
  • Рассказал: Джулия Уилан, Линда Холмс
  • Продолжительность: 9 часов 6 минут
  • Несокращенный

В сонном приморском городке в штате Мэн недавно овдовевшая Эвелет «Эвви» Дрейк редко покидает свой большой, мучительно пустой дом почти через год после гибели ее мужа в автокатастрофе.Все в городе, даже ее лучший друг Энди, думают, что горе держит ее взаперти, а Эви не поправляет их. Тем временем в Нью-Йорке Дин Тенни, бывший питчер Высшей лиги и лучший друг детства Энди, борется с тем, что несчастные спортсмены, живущие в своих худших кошмарах, называют «ура»: он больше не может бросать прямо, и, что еще хуже, он не может понять почему.

  • 3 из 5 звезд
  • Что-то заставляло меня слушать….

  • От Каролина Девушка на 10-12-19
.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.