Психология власть: Психология влияния, власти и авторитета: как управлять людьми

Содержание

Психология влияния, власти и авторитета: как управлять людьми

Каждый раз, когда руководитель дает указания исполнителю или группе исполнителей, то он предполагает, что его указание полностью отразится в сознании людей и сразу же последуют желаемые действия. Но в жизни так бывает не всегда. Даже при более или менее полном осознании человеком своих задач и функций может не последовать ожидаемых действий. Для этого нужны определенные усилия руководителя, которые способны повлиять на поведение людей.

 

1. Влияние

Влияние — это использование конкретных средств, с помощью которых одно лицо вносит изменение в поведение, отношение и т.д. другого лица. Средства могут быть самые разнообразные: от просьбы, высказанной шепотом на ухо, до приставленного к горлу ножа; от высказывания идей до насилия.

Руководитель должен представлять эффект своего влияния на поведение будущего исполнителя. В результате руководитель и исполнитель усваивают схожую или несхожую манеру поведения на будущее.

Здравый смысл подсказывает, что для того чтобы обладать влиянием необходимо иметь возможность держать под своим контролем что-либо, имеющее значение для исполнителя. То, что создает его зависимость от вас и заставляет его действовать так, как желаете вы. Это «что-то» — основные потребности исполнителя.

Влияние зиждется на обращении к активным потребностям исполнителя.

Никто не может влиять на людей в любых ситуациях. Влияние зависит от конкретной ситуации, от способностей руководителя, а также от той личности, на которую оказывается влияние. Руководитель зависит от своего непосредственного начальника, от подчиненных и коллег. Без содействия этих людей, представляющих собой часть окружающей среды руководителя, он не может влиять и осуществлять свои функции.

Руководитель должен оказывать влияние на подчиненных таким способом, который побуждает их к действию, к фактическому труду, к подчинению, необходимому для достижения целей фирмы. Для того чтобы влияние было действенным, руководитель должен осознать интересы фирмы и свои ролевые возможности, проявить волю и использовать власть.

Чтобы влиять, необходимо имеет основу влияния — власть.

 

2. Власть

Власть — это способность влиять на поведение других людей, возможность оказывать воздействие на их деятельность с помощью какого-либо средства: воли, принуждения, поощрения, внушения, интриги и т.д.

Обычно руководитель имеет власть над подчиненными, потому что они зависят от него в таких вопросах, как содержание рабочего задания, повышение зарплаты, повышение в должности и т.д. Однако в некоторых случаях подчиненные имеют власть над руководителем, так как он зависит от них в таких вопросах, как сотрудничество, получение достоверной информации и т.д.

Успешный руководитель всегда будет соблюдать баланс власти над подчиненными и своей зависимости от них. Осуществляя власть, он будет заботиться о реализации групповых целей, о помощи группе в средствах их достижения.

 

3. Формы власти

Власть может принимать разнообразные формы. Основы власти можно представить в виде четырех главных форм:

  1. Власть, основанная на принуждении;
  2. Власть, основанная на вознаграждении;
  3. Должностная (традиционная) власть;
  4. Власть авторитета.

 

Эти основы власти являются инструментом, с помощью которого руководитель может заставить подчиненных выполнять работу, направленную на достижение целей фирмы. Они также являются средствами, которые могут быть использованы неформальными лидерами, чтобы помешать достижению этих целей. У каждой формы власти есть свои плюсы и минусы, и никто не способен руководить людьми во всех ситуациях.

 

3.1. Власть, основанная на принуждении

Это влияние через страх. Исполнитель верит, что влияющий может наказать, лишив потребности, или вообще сделать какие-то неприятности. Поэтому через страх люди сознательно или бессознательно разрешают на себя влиять.

Обычно страх ассоциируется с насилием, с физической болью. Но это далеко не единственный механизм страха. Например, страх потерять интересную и хорошо оплачиваемую работу свойственен, кажется, всем.

В определенных обстоятельствах можно так легко и успешно использовать страх: намек на увольнение или понижение в должности обычно дает немедленные результаты.

Но для компетентного подчиненного такие грубые приемы не так страшны. Гораздо чаще страх, нагоняемый на такого подчиненного, направлен не на его материальные интересы, а на его самолюбие. Например, вскользь брошенное замечание, что другой уже давно справился бы с таким заданием, унижает и может вселить страх.

Влияние через страх действует только в том случае, если человек нарушает регламентированное поведение. Поэтому, чтобы использовать такой инструмент как страх, необходимо иметь систему контроля.

Исследования показывают, что трудовой коллектив, где используется власть, основанная на принуждении, скорее всего характеризуется менее высокой производительностью труда и более низким качеством продукции.

 

3.2. Власть, основанная на вознаграждении

Обещание вознаграждения — один из самых старых и часто самых действенных способов влияния на других людей. Исполнитель верит, что влияющий имеет возможность удовлетворить насущную потребность или доставить удовольствие.

Власть, основанная на вознаграждении, оказывает влияние через положительное подкрепление ожиданий подчиненного. Он не сопротивляться этому влиянию, и руководитель добивается от него желаемого поведения.

Чтобы влиять на поведение, вознаграждение должно восприниматься как достаточно ценное, то есть оно должно быть адекватно согласию на влияние. Эта воображаемая адекватность является главным преимуществом власти, основанной на вознаграждении.

Руководитель должен правильно оценить то, что в глазах подчиненного является вознаграждением, и фактически предложить его ему. Однако на практике у руководителя есть масса ограничений в возможности выдавать вознаграждение. Фирма имеет ограниченное количество ресурсов на поощрение. Поэтому успешный руководитель должен научиться использовать и другие способы влияния.

 

3.3. Должностная власть

Должностная власть определяется существующей системой субординации (соподчинения) и совокупностью функций, прав и обязанностей в структуре управления. Она определяется предоставлением руководителю полномочий по принятию и реализации управленческих решений, изданию нормативных актов, по принуждению подчиненных к их исполнению.

Все руководители пользуются законной властью, потому что им делегированы полномочия управлять другими людьми. Эти основы власти являются инструментами, с помощью которых руководитель может заставить подчиненных выполнять работу, направленную на достижение целей фирмы.

Исполнитель верит, что влияющий имеет право отдавать приказания, и что его долг подчиняться им. Это влияние стало традицией, в результате которой подчинение приведет к удовлетворению потребностей исполнителя.

Бесперебойное функционирование фирмы прямо зависит от готовности подчиненных по традиции признавать законную власть руководителя. Но такое влияние возможно до тех пор, пока руководитель способен удовлетворить потребности подчиненного. Система, основанная на традициях, рухнет, если не даст своим лояльным сторонникам тепло и защищенность.

Традиция особенно важна для формальных трудовых коллективов. Возможность поощрять и наказывать укрепляет полномочия руководителя отдавать приказы. С помощью традиции повышается быстрота и предсказуемость влияния и значительно упрощается принятие многих решений.

Традиция обладает огромным преимуществом — безличностью. Исполнитель реагирует не на человека, а на должность. Это повышает стабильность, так как функционирование фирмы не зависит от жизни или способностей какой-то одной личности.

 

3.4. Власть, основанная на авторитете

Одной из форм осуществления власти является авторитет — положительная оценка достоинств руководителя и убежденность подчиненных в правильности и точности принимаемых им решений.

Характеристики влияющего настолько привлекательны для исполнителя, что он хочет быть таким же, как влияющий. Исполнитель верит, что влияющий обладает знаниями и опытом, которые позволят ему удовлетворить потребность.

Авторитет основан на двух источниках:

  1. на вере в личностные особенности человека, его престиж;
  2. на вере в способности человека, его деловые качества.

 

Реальный авторитет складывается как единство специалиста, должности и личности. Его завоевывает сам руководитель, который предстает перед коллективом как человек, наделенный умом, волей, принципиальностью, как человек требовательный, но справедливый, нравственно чистоплотный.

Без авторитета нет достойного руководителя. Отсутствие или недостаток авторитета вызывает массу сложностей во взаимоотношениях руководителя с подчиненными.

Авторитет руководителя основан на доверии подчиненных:

  1. на убеждении доброжелательного отношения к подчиненным;
  2. на убеждении, что руководитель обладает широким кругозором;
  3. на уверенности в том, что руководитель принимает решения в некоторых случаях потому, что он лучше знает вопрос, чем подчиненные, а в других случаях привлекает для этого подчиненных.

 

Авторитет личности. Авторитет личности — это власть, основанная на бессознательной, харизматической вере (греч. «харизма» «милость», «божественный дар», «слепая вера». Это влияние примера.

Характеристики влияющего настолько привлекательны для исполнителя, что он хочет быть таким же, как влияющий. На уровне подсознания подчиненный отождествляет себя с руководителем. Это удовлетворяет его потребность в принадлежности и уважении.

Вот некоторые характеристики харизматических личностей:

  1. Обмен энергией. Создается впечатление, что эти личности излучают энергию и заряжают ею окружающих людей;
  2. Внушительная внешность. Лидер не обязательно красив, но привлекателен, обладает хорошей осанкой и прекрасно держится;
  3. Независимость характера. В своем стремлении к благополучию и уважению эти люди не полагаются на других;
  4. Хорошие риторические способности. У них есть умение говорить и способность к межличностному общению;
  5. Восприятие восхищения своей личностью. Они чувствуют себя комфортно, когда другие выражают восхищение ими, не впадая в надменность и себялюбие;
  6. Достойная, уверенная манера держаться. Они выглядят собранными и владеющими ситуацией.

 

Авторитет специалиста. Авторитет специалиста — это власть, основанная на разумной вере. Исполнители верят в компетенцию руководителя.

Подчинение является сознательным и логичным, потому что влияющий обладает знаниями и опытом, которые позволят удовлетворить им свои потребности. Влияние руководителя достигается благодаря его видимым достижениям. Разумная вера в руководителя заставляет повиноваться ввиду убеждения в правильности и точности его распоряжений.

Возрастающая сложность технологий ускорила и усилила использование разумной веры как механизма влияния на современных предприятиях. Некоторые исследования показали, что если группе людей только скажут, что один из них является специалистом (экспертом) в определенной сфере деятельности, то группа скорее будет следовать рекомендациям этого человека. Принимая на веру мнения специалистов, линейный руководитель таким образом высвобождает свое время. Отказ принять совет специалистов на веру может означать, что линейный руководитель больше заботится о защищенности своей персоны, чем об удовлетворении более высоких потребностей своих подчиненных.

В некоторых случаях влияние разумной веры может изменить баланс власти руководителя и подчиненного, поскольку руководителю нужна информация и рекомендации подчиненного. По меньшей мере, временно у подчиненного может оказаться больше власти, чем в похожей ситуации у руководителя. Возможно, и сам руководитель на первых порах работы в этой должности окажется под сильным влиянием разумной веры авторитета специалистов и примет на веру многое из того, что скажут ему подчиненные.

 

4. Влияние путем сотрудничества

Все более высокий образовательный уровень исполнителей во многих случаях ликвидировал интеллектуальный разрыв между руководителем и подчиненными. С годами социальные и финансовые различия между людьми также уменьшились. Следовательно, становится все труднее основывать власть только на принуждении, вознаграждении, традиции или авторитете.

Две формы влияния, которые могут побудить подчиненного к активному сотрудничеству, — убеждение и участие. Современные руководители могут стать более успешными руководителями, если они будут совершенствовать свои навыки в этих двух формах влияния.

 

4.1. Влияние путем убеждения

Убеждение — это эффективная передача своей точки зрения другому. Руководитель заставляет подчиненного поверить в необходимость выполнения работы самостоятельно. Он признает квалификацию подчиненного, доверяет ему как специалисту и выражает уверенность, что все будет сделано в срок и качественно.

Используя убеждение, руководитель молчаливо допускает, что подчиненный обладает какой-то долей власти, которая может уменьшить возможность руководителя действовать. Другими словами, руководитель признает свою зависимость от подчиненного.

Убеждение влияет тем, что доводит до сознания подчиненного тот факт, что, выполнив желание руководителя, он удовлетворяет как специалист свою собственную потребность. Для убеждения руководитель использует логику и эмоции в зависимости от ситуации и расположенности подчиненного.

Некоторые методы влияния путем убеждения можно схематично представить следующим образом:

  • постарайтесь точно определить потребности подчиненного и апеллируйте к этим потребностям;
  • говорите, сообразуясь с интересами подчиненного, а не своими собственными;
  • при разговоре постарайтесь вызвать доверие и ощущение надежности.

 

4.2. Влияние через участие

Влияние через участие идет даже дальше, чем убеждение в признании власти и способностей подчиненного. Здесь руководитель просто направляет усилия на совместную работу. Это способствует обмену информацией и объединению усилий в единую позицию, в которую оба искренне будут верить.

Влияние через участие имеет успех потому, что люди, вдохновленные потребностями высокого уровня, как правило, работают усерднее всего на ту цель, которая была сформулирована с их участием.

Участие в принятии решений совершенно явно апеллирует к потребностям более высокого уровня — потребностям власти, компетенции, успеха, самовыражения.

Поэтому такой подход нужно использовать только в тех случаях, когда такие потребности являются активными мотивирующими факторами, и при условии, что можно положиться на то, что подчиненный будет работать на решение задачи, которую он сам выбрал.

К сожалению, исследования показали, что участие в управлении подходит не для всех ситуаций. Исполнители, которые не любят неясности, не очень склонны к индивидуализму и предпочитают четко регламентированные задания, лучше всего работают в более контролируемых условиях. Одной из причин, почему участие в управлении распространено не так широко, может быть и тот факт, что руководители не хотят отказываться от своих традиционных полномочий и прерогатив.

 

5. Практическое использование влияния

Чтобы побудить других к работе (особенно творческой и вдохновенной), руководителю бывает недостаточно только власти. Чтобы влияние через власть было достаточно сильным, необходимо наличие следующих условий:

  • подчиненный должен рассматривать влияние как источник удовлетворения (неудовлетворения) какой-то своей потребности;
  • подчиненный должен высоко ценить ту потребность, к которой апеллирует руководитель;
  • подчиненный должен считать достаточно высокой вероятность удовлетворения потребности в случае решения поставленной задачи;
  • подчиненный должен верить, что его усилие будет справедливо оценено руководителем.

 

Методы убеждения и участия действуют более медленно и менее определенно. Они способствуют увеличению эффективности управления, когда подчиненным будет предложено удовлетворение потребностей более высокого уровня, особенно, если задача неструктурированна и требует творческого подхода.

 

Автор: Юрий Алексеевич Шибалкин, старший преподаватель Московского государственного индустриального университета.

 

Почему власть меняет человека: две основные причины

Психология
Дэвид Дюбуа

Немало исторических примеров вроде бы подтверждают старую пословицу о том, как власть развращает человека. И не только учебники истории, но и газетные публикации полны пугающих сообщений о лидерах, не знающих ни совести, ни чести. Однако в самом ли деле пропорция аморальных людей в высших эшелонах власти так уж возрастает, если сравнивать с общей картиной? В последние годы появились социальные исследования, пытающиеся ответить на этот вопрос.

Ответ, как чаще всего бывает с ответами на подобные вопросы, получился неопределенный: «ситуации бывают разные». Однако ясно одно: исследования подтвердили влияние власти на психологию личности. Ощутив свою власть, человек начинает думать, чувствовать и действовать не так, как те, кто считает себя бессильным.

Накоплено и немало эмпирических данных о том, как люди злоупотребляют — по крупному и в мелочах — своей властью (речь идет о разных ее видах — преимуществах большого дохода, высокой должности, принадлежности к привилегированному классу или просто возможность более широкого выбора в тех или иных ситуациях). Такие люди чаще лгут и чаще хамят. Водитель шикарного авто реже пропускает пешеходов, а проведенные эксперименты показали, что представители высших классов чаще лгут на переговорах и мошенничают ради выигрыша.

Читайте материал по теме: Почему «плохие парни» достигают карьерных высот

Мало того, что эти баловни судьбы чаще обманывают, им это еще и дается легче. Исследовательский проект коллег из Беркли, Бизнес-школы им. Келлога и Колумбийского университета (результаты проекта в настоящее время перепроверяются) показал, что люди, привыкшие к власти, лгут более умело, чем те, кто не имеет такого преимущества — то есть высокопоставленных лжецов аудитория реже разоблачает.

Почему власть порождает тенденцию пренебрегать этикой?Предыдущие исследования выявили два основных фактора: власть ослабляет внутренние запреты и повышает эгоцентризм. (Обзор этих исследований был опубликован в Current Opinions in Psychology мною, Джорисом Ламмерсом, Адамом Галински и Дереком Рукером.)

Во-первых, власть растормаживает: человек начинает с пренебрежением относиться к общим нормам. Например, Адам Галински установил, что «властные» участники эксперимента намного чаще выключают досаждающий им вентилятор, чем «рядовые». Большинству людей трудно переступить внутренний запрет и смошенничать, даже когда хочется, но индивидуум, ощущающий себя властным и находящийся в привилегированном положении, легче нарушает этот запрет и поступает так, как ему выгоднее.

Во-вторых, власть усиливает эгоцентризм, то есть человек ставит свои потребности выше потребностей других людей. Например, люди с заработком менее 25 тысяч долларов в год, жертвуют на благотворительность в среднем 4,2% дохода, а те, кто получает больше 150 тысяч, отдают лишь 2,7%. Мы с коллегами из Бизнес-школы им. Келлога и Колумбийского университета провели впечатляющий эксперимент, распределив между участниками роли подчиненного и начальника (это был один опыт из целого ряда). Перед началом игры мы попросили каждого участника составить набор конфет и приобрести его для себя или для другого участника по своему выбору. И вот что оказалось: «начальники» приобретали для себя гораздо больше конфет (в среднем по 31), чем для другого человека (в среднем 14). Напротив, те, кто в этой игре был обделен властью, больше покупали другим, чем себе. Эти результаты наводят на мысль, что облеченный властью человек придает себе большее значение, чем всем прочим.

Читайте материал по теме: Что связывает власть и одиночество?

Как эгоцентризм влияет на этику? Власть может в самом деле развратить человека, особенно если аморальное поведение окажется ему выгодным, в то время как индивидуум, не имеющий власти, скорее совершит неэтичный поступок ради другого. Например, в одном из наших исследований мы с коллегами распределили между участниками «властный» и «подчиненный» статус, а затем попросили каждого из них оценить свою готовность к неэтичному поступку ради самого себя и ради другого (например, солгать о том, почему участник эксперимента — или же его коллега — не подал вовремя отчет). Опять-таки выяснилось, что наделенные властью охотнее лгут, прикрывая себя, чем других, а те, кого мы лишили власти, гораздо чаще «спасали» коллегу, чем себя.

Сами по себе снятие запретов и повышенный эгоцентризм необязательно абсолютное «зло». Порой бизнес-лидерам без этого не обойтись. Личность, которая не страдает застенчивостью, сумеет постоять за себя на переговорах и обеспечить компании удачную сделку, она может воспротивиться несправедливости и заставить всю организацию следовать этическим нормам. Эгоцентризм также помогает лидеру получить то, в чем он нуждается, выбить для себя необходимые ресурсы, распространить свое влияние на новые рынки.

Но как смягчить негативные последствия власти — такие, как склонность к мошенничеству? Увы, тут однозначного ответа у нас нет. Зато мы убедились, что люди обучаются «видению перспективы», то есть у них развивается привычка задавать себе вопросы: «О чем думает и чего добивается мой собеседник? Признал бы я мое предложение справедливым, будь я на его месте? Готов ли я к тому, чтобы об этом написали в передовице The Wall Street Journal?». Такому видению можно обучить с помощью несложных упражнений и укрепить его простыми тренингами.

В целом утверждение, будто власть всегда развращает, категорически неверно. Точнее было бы сказать, что власть меняет человека, поскольку в игру вступают два фактора: чрезмерное раскрепощение и эгоцентризм. Понимая это, мы можем предсказать, когда власть приводит к коррупции, а когда, наоборот, укрепляет моральные стандарты. Мы также увидели возможность корректировать действие власти на человека — для этого нужно воспитывать эмпатию и желание работать на перспективу».

Психология властных отношений | PhD в России

Реклама от Google

 

Психологические концепции власти

Представители индивидуально-психологической концепции рассматривают политическую власть как итог игры интересов и психологических особенностей отдельных индивидуумов. В начале XX века австрийский врач-психопатолог и философ Зигмунд Фрейд в своей теории бессознательного исходил из того, что организованная жизнь в обществе возможна только тогда, когда природное начало и низменные инстинкты индивида (поддерживающие жизнь – сексуальные и инстинкты, направленные против жизни – деструктивные) подавляются. Именно поэтому индивид стремится использовать политическую власть в качестве иллюзорной реализации своих неудовлетворенных амбиций (Фрейд, 1998).

Однако следует отметить, что фрейдовский психоанализ является аналитической методикой, для проведения которой требуется длительное время, а также определённое и довольно специфическое владение понятийным аппаратом. Поэтому после феноменальной популярности в середине XX века идей фрейдизма о бессознательном, стремлении индивида к эросу и танатосу, а также сублимации этих желаний во властных отношениях, к концу XX века данное учение потеряло свою былую привлекательность. После развития научного знания о биохимической природе человеческого мозга и происходящих в нём ментальных (от лат. mens, mentis – ум, мышление, рассудительность, образ мыслей; относящихся к психике, интеллекту) процессах, многие исследователи, например, профессор Школы общественной политики в университете Джорджа Мэйсона Фрэнсис Фукуяма, считают Фрейда «всего лишь не слишком интересной сноской в истории интеллекта, более философом, чем учёным». По его мнению, «фрейдизм можно сравнить с теорией, разработанной группой первобытных людей, которые нашли действующий автомобиль и пытаются объяснить его работу, не имея возможности открыть капот» (Фукуяма, 2004, С. 65).

Ученик Фрейда, австрийский психиатр-невролог, президент Ассоциации индивидуальной психологии, Альфред Адлер, вопреки Фрейду, подчеркивал, что политики – не рабы своих страстей, но сознательные социальные акторы. Адлер утверждал, что стремление к сверхкомпенсации (гиперкомпенсации) своего дефекта посредством обретения политической власти является основным механизмом развития личности. С одной стороны, стремление к сверхкомпенсации у политиков с социально-ориентированной личностью трансформируется в использование их властных полномочий во благо людям, например, Демосфен, преодолевший своё заикание и Ф.Д. Рузвельт, преодолевший свой физический недуг. С другой стороны, стремление к гиперкомпенсации посредством обретения могущества у политиков с неразвитым чувством общности приводит к невротическому комплексу болезненного «обладания» властью, доминирования и господства для подавления и унижения других людей, например, Нерон и Наполеон I (Адлер, 1997).

Реклама от Google

 

Однако, в действительности, индивид с гипертрофированным «комплексом неполноценности», скорее, утратит уверенность в себе и поэтому изначально неспособен активизировать свои социальные и политические интересы. К другим недостаткам адлерианской концепции следует отнести неопределённость терминологии и теоретических объяснений, а также отсутствие надежной исследовательской базы. Так, число эмпирических исследований, которые достоверно подтверждают эффективность адлерианской концепции, сравнительно невелико даже в журнале, посвящённому адлерианскому подходу – Journal of Individual Psychology.

Несколько иную социально-психологическую трактовку феномена политической власти предложил австрийский писатель и философ Элиас Канетти. Согласно Канетти, смерть является первоосновой политической власти. Согласно его мнению, социальную значимость политической власти придаёт образ властителя – «победитель – тот, кто убил врагов», стоящий над трупами павших недругов и союзников (Канетти, 1997, С. 14, 77).

ЛИТЕРАТУРА

1. Адлер А. (1997) О нервическом характере; пер. с нем. СПб.: Фонд поддержки науки и образования «Унив. кн.»; М.: АСТ. 385 с.
2. Канетти Э. (1997) Масса и власть; пер. с нем. М.: АСТ. 527 с.
3. Фрейд З. (1998) «Я» и «Оно» // Избранное. Москва: Попурри. с. 455-480.
4. Фукуяма Ф. (2004) Наше постчеловеческое будущее: Последствия биотехнологической революции; пер. с англ. М.Б. Левина. М.: ACT-ЛЮКС. 349 с.

Источник: Курс лекций по предмету «Политология»: модульный подход. Модуль I. Часть 3. СПб., 2008. С. 4-6.

© Hulio

Реклама от Google

 

просмотров: 345

Психология конкурентоспособности предпринимателей как новая научная дисциплина

Для цитирования

Посохова А. В. Психология конкурентоспособности предпринимателей как новая научная дисциплина // Власть. 2018. Том 26. № 7. С. 137-142. DOI: https://doi.org/10.31171/vlast.v26i7.5943

Аннотация

В статье представлены теоретические основания психологии конкурентоспособности предпринимателей как новой научной психологической дисциплины, проводится анализ содержания и признаков научной дисциплины, ее научного статуса, научных связей и отношений применительно к психологической разработке проблем конкурентоспособности предпринимателей. Автор раскрывает содержание главных признаков, характеризующих принадлежность психологии конкурентоспособности предпринимателей к научным дисциплинам, дает определение психологии конкурентоспособности предпринимателей, описывает ее объект, предмет, цели, методы, проблематику. В статье показывается фундаментальность данной научной дисциплины, описываются перспективы развития психологии конкурентоспособности предпринимателей как новой научной дисциплины.

Ключевые слова:

предприниматель, психология конкурентоспособности предпринимателей, новая научная дисциплина, структура научной дисциплины

Литература

Бодалев А. А. 1993. Акмеология как учебная и научная дисциплина. М.: изд-во РАУ. 110 с.

Огурцов А.П. 1988. Дисциплинарная структура науки: генезис и обоснование. М.: Мысль. 256 с.

Посохова А.В. 2014а. Конкурентоспособность предпринимателей (психолого-акмеологические аспекты проблемы.) М.: Изд-во АПКиППРО. 128 с.

Посохова А.В. 2014б. Конкурентоспособность предпринимателей: психолого-акмеологический взгляд на проблему. – Человеческий капитал. № 7(67). С. 83-86.

Форматы цитирования

Другие форматы цитирования: APA

Посохова, А. В. (2018). Психология конкурентоспособности предпринимателей как новая научная дисциплина. Власть, 26(7), 137-142. https://doi.org/10.31171/vlast.v26i7.5943

Другие форматы библиографических ссылок

Скачать ссылку

Раздел

ЭКСПЕРТИЗА

«Женщин не так привлекает власть»: интервью с автором «тюремного эксперимента» Филипом Зимбардо

Филип Зимбардо — американский социальный психолог, профессор Стэнфордского университета, обладатель золотой медали от Американской психологической ассоциации за достижения в науке.  Зимбардо прославился благодаря своему спорному «Тюремному эксперименту». Он проводился в Стэнфордском университете с 14 по 20 августа 1971 года. Студенты-добровольцы были назначены «охранниками» и «заключенными». Роли распределялись по жребию — путем подбрасывания монеты. Действие происходило в подвале факультета психологии. Зимбардо изображал начальника тюрьмы. Довольно быстро участники вошли в свои роли: в каждом третьем «охраннике» открылись садистские наклонности, многие «заключенные» пассивно соглашались с психологическим насилием. Некоторые из них не выдержали унижений и покинули площадку, оставшиеся подняли бунт. Эксперимент пришлось прекратить через шесть дней после начала. Зимбардо подробно рассказал о своих исследованиях психологии зла в книге «Эффект Люцифера. Почему хорошие люди превращаются в злодеев».

В 2018 году во французском издательстве Zones вышла книга Тибо Ле Тексье «История одной лжи: расследование Стэнфордского эксперимента», в которой автор на основе не публиковавшегося ранее архива Зимбардо делал вывод, что эксперимент не может считаться научным, поскольку все роли были распределены заранее, пытки придуманы Зимбардо до начала эксперимента. Ле Тексье утверждал, что история, случившаяся в Стэфонрде в 1971 году ближе к игровому кино, чем экспериментальной психологии. Вслед за выходом книги в Америке началась эпидемия разоблачений: участники событий принялись давать саморазоблачающие интервью, признаваясь в симуляции. Профессор Зимбардо отказался комментировать, заметив, что люди могут говорить все, что им вздумается, но это самое знаменитое психологическое исследование на сегодняшний день.

В разное время он также занимался изучением застенчивости, героизма и влияния времени на психологию человека. Он написал книги «Как побороть застенчивость», «Парадокс времени. Новая психология времени, которая улучшит вашу жизнь», «Мужчина в отрыве. Игры, порно и потеря идентичности».

Реклама на Forbes

— Профессор Зимбардо, мы бы хотели начать нашу беседу с вопроса о роли личности в истории. Действительно ли миру сегодня нужны герои? Какие герои или поведенческие модели вдохновляют новое поколение?

— Миру определенно нужны герои, и конкретно такие герои, которых я описывал в своем проекте «Героическое воображение» (Heroic Imagination Project — организация, цель которой — повышение героического поведения обычных людей; проводит исследования, лекции, тренинги, семинары. Forbes Life). Сегодня все, что вам нужно сделать, чтобы стать героем, — это прийти на помощь к слабым и обездоленным.

Повестка дня современного общества сформировала поколение, которое я называю «героями повседневности» или «героями в ожидании». Они пока ждут возможности встать, высказаться и совершить свой геройский поступок. Традиционное понятие героя намного сложнее — это люди, которые впервые сделали что-то удивительное. Например, Нельсон Мандела, который много лет провел в тюрьме из-за своих убеждений, или Мартин Лютер Кинг, который был готов умереть ради идеи. Это те, кого я бы назвал «классическими героями», имена которых войдут в историю. Есть и безымянные герои, в основном военные и работники служб быстрого реагирования, которые часто жертвуют собой ради спасения других.

Своим героям я желаю мудрости и долгих лет жизни, чтобы они не умирали в момент подвига. Мои герои думают прежде, чем действовать, и последовательно идут к цели, чтобы помочь любому, кто в этом нуждается. Программы проекта «Героическое воображение» направлены на обучение людей стратегиям, позволяющим совершать героические поступки в повседневной жизни. Героями могут быть обычные люди.

«Свободы воли не существует»: автор «Биологии добра и зла» Роберт Сапольски — о вакцине от стресса, петле деградации и природе диктаторов

— Есть ли герои среди современных политиков и бизнесменов?

— Героем может быть любой. Герой всегда готов действовать, чтобы улучшить качество жизни в среде, в которой он находится, не только для себя. Например, недавно Америка отметила годовщину подвига Даниэля Эллсберга, бывшего военного аналитика и сотрудника корпорации RAND. В 1971 году он передал СМИ секретный сборник «Американо-вьетнамские отношения, 1945–1967: Исследование», в дальнейшем известный как «Документы Пентагона». Эти документы были докладами американских генералов президенту США. На протяжении многих лет генералы докладывали тому, что войну во Вьетнаме невозможно выиграть. Так что Даниэль Эллсберг — настоящий герой: нашел эти бумаги, сделал копии и отправил их в New York Times и другие медиа. Во многом благодаря этому война во Вьетнаме закончилась гораздо раньше, чем могла бы. Иногда все, что требуется от людей с ресурсами, — способность усмирить эгоизм и подумать об общественном благе.

Это из детства — детские демоны всегда были черными. Я считаю, что эта скрытая предвзятость к любому, кто отличается от нас, влияет на принятие решения

— Что, на ваш взгляд, играет роль спускового крючка, когда человек принимает решение и совершает выбор?

— Я много лет пытался ответить на этот вопрос, когда изучал психологическую основу негативных форм общественного влияния. Я пытался классифицировать, какие механизмы задействует человек, который выбирает пути приспособленчества, подчинения, невмешательства. Что заставляет его поступать бескомпромиссно? Например, говорить правду. Героизм — это наши психологические установки, сформированные из индивидуальных и социальных привычек. Это образ жизни. И особый метод самоконтроля, реакции на несправедливость. Чтобы быть героем, требуется настоящая сила духа. Как я уже говорил, героизм заложен в каждом из нас, и это всегда наш личный выбор. До поры до времени мы все — герои-стажеры. Совершаем обыденные добрые дела, когда проявляем милосердие или уважаем внутреннюю свободу других людей.

Мой друг и коллега доктор Эди Эгер, знаменитый клинический психолог, подростком прошедшая Аушвиц, написала книгу «Выбор». Она рассказывает истории преображения пациентов, переживших различные психологические травмы. Она использовала свои переживания и опыт выживании в Аушвице, чтобы помочь многим людям стать по-настоящему свободными. Эта не просто мемуары о Холокосте. Это попытка помочь каждому вырваться из ментальный тюрьмы. В каком-то смысле мы все заложники своего сознания, и мы можем быть как собственными тюремщиками, так и собственными освободителями.

«Раз нет конкуренции, то и умные люди не нужны»: ректор Сколтеха — об инвестициях в науку и «утечке мозгов» из России

— Почему вы настаиваете, чтобы ваш знаменитый Стэнфордский тюремный эксперимент называли Стэнфордским тюремным исследованием? И если это исследование повторить сегодня, что бы вы сделали по-другому?

— Представляете, в августе исполняется 50 лет моему исследованию. Удивительно, но я все еще жив! Причина, по которой я предпочитаю называть его «исследованием», заключается в том, что я изучал вопрос, на который никогда не был дан ответ или который не нашел должного внимания: что происходит, когда хорошие люди оказываются в плохой ситуацию на длительный период времени. Почти все исследования в области психологии длятся один час. Обычно студенты колледжей записываются на часовые занятия. Знаменитое исследование Стэнли Милгрэма о слепом повиновении властям также длилось всего час, но вместо студентов он использовал мужчин в возрасте от 20 до 50 лет, живущих в Нью-Хейвене, штат Коннектикут. Уникальность Стэнфордского тюремного эксперимента заключалась в том, что он продолжался день за днем, и это означало, что люди могли адаптироваться к ситуации. С помощью наших видеозаписей мы могли наблюдать медленные изменения с течением времени у охранников, которые поначалу не хотели быть охранниками. В 1971 году война во Вьетнаме все еще продолжалась, многие студенты протестовали против войны, и в университетах администрация часто вызывала полицию на территории кампуса. Между полицией и студентами происходили столкновения, студенты колледжей не любили полицейских, называли их свиньями.

Поэтому для всех участников эксперимента роль полицейского-охранника точно не была желанной. Но как только студенты вытянули жребий, получили униформу и оказались в обстановке тюремного двора, они превратились в тюремных охранников. Они стали теми личностями, роли которых играли, потому что они выполняли эту работу по восемь часов в день. Во время своей восьмичасовой ночной смены они приходили к «заключенным» и укладывали их спать, а затем вместо того, чтобы играть в карты или слушать радио, они продолжали будить «заключенных». Со временем скука стала мотивацией: им было скучно, и они принялись выдумывать новые способы доминировать над «заключенными», превращая их в своих марионеток. Мы увидели то, что я называю «творческим злом», — каждый день многие «охранники» придумывали новые способы унижения «заключенных».

— Можем ли мы утверждать, что Стэнфордский тюремный эксперимент столь же актуален, как и 50 лет назад?

— Недавно мы в очередной раз увидели, как американская полиция бесчинствует по отношению к меньшинствам, особенно мужчинам. После убийства Джорджа Флойда почти каждую неделю во многих городах происходили случаи избиения, унижения полицейскими чернокожих.

Полицейским дают форму, слезоточивый газ, оружие и наручники, поэтому, по сути, мы относимся к полиции как к армии. А солдаты, идущие на войну, всегда знают, кто враг. А кто враг для полиции в Лос-Анджелесе, Нью-Джерси или Портленде? Представьте, вы белый полицейский. Враг — это люди на улицах, которые нарушают закон. Но некоторые из них с белой кожей, а некоторые — с черной кожей. У белых есть скрытое предубеждение против всех, у кого цвет кожи темный. Это из детства — детские демоны всегда были черными. Я считаю, что эта скрытая предвзятость к любому, кто отличается от нас, влияет на принятие решения. Черный человек — главная бессознательная цель. Не уверен, всегда ли это было так или стало настолько заметно лишь потому, что СМИ сосредоточили на этом внимание.

Реклама на Forbes

Я уверен, что мы должны изменить программы обучения полиции. Для этого в том числе создан мой проект «Героическое воображение». Например, рассказывать на всех тренингах в полицейской академии про скрытые предубеждения, чтобы полицейские осознавали и меняли свое восприятие. Ведь их работа, чтобы люди чувствовали себя в безопасности и защищенности, и, по сути, их следует рассматривать как друзей или соседей, а не как солдат вражеской армии. Негативное поведение — не пожизненный приговор. Мы способны использовать наш опыт для того, чтобы вести себя достойно, помогать другим людям. Некоторые утверждают, что люди рождаются хорошими или плохими. Это, конечно, не так. Мы все рождены с огромной способностью быть кем угодно. Повторяю: это всегда наш выбор.

Дрессировка, клевета и триангуляция: как противостоять токсичным людям, нарциссам и манипуляторам

— Какие факторы играют ключевую роль в формировании гражданского общества с точки зрения социальной психологии? Какие роли вы отводите сегодня государству или образованию?

— Критическое мышление — это главная необходимость гражданского общества. Демократии зависят от граждан, которые способны критически мыслить. Это означает, что вы требуете доказательства любой теории или позиции, вы проверяете информацию, делаете фактчекинг в доступных и независимых источниках, чтобы самостоятельно оценивать риски.

В автократических государствах, число которых сейчас растет по всему миру, власть не хочет, чтобы люди думали критически, она хочет, чтобы люди подчинялись приказам. Актуальные исследования говорят о том, что многие молодые люди во многих странах предпочитают авторитарные правительства демократическим правительствам. Молодежь убеждена, что мир слишком сложен и «сильная власть» должна принимать решения за людей. А в демократическом государстве говорят: если вы сделаете шаг A, то получите такие результаты, если вы сделаете шаг Б — такие последствия, но решения принимать вам. Образование помогает вам сделать этот выбор разумным и правильным способом. Для меня образование — суть демократии и враг автократии.

Реклама на Forbes

— Вы упомянули молодых людей. Как технологии влияют на их мировоззрение и социальную адаптацию?

— Одна из моих главных тревог — игровые технологии. Видеоигры могут вызывать привыкание. Чем больше вы играете, тем выше награды, и так далее до бесконечности. Компании создают видеоигры, делая их все более привлекательными и сложными, чтобы заманить пользователя в ловушку. Это гарантированная формула зависимости. Я глубоко изучал эту проблему. В моей книге есть пример, как молодые люди пристрастились к видеоиграм и играют по 5-10 часов каждый день.

Другая опасность в интернете — это порнография. Вы мгновенно можете увидеть на экране компьютера или мобильного телефона очень притягательные изображения красивой женщины или красивого мужчины в любой мыслимой сексуальной позиции. Сочетание увлекательных видеоигр и динамичной порнографии — смертельная комбинация для молодых людей, потому что они могут провести жизнь в своей комнате перед экраном компьютера, отказавшись от друзей, учебы, работы и всего реального мира. Очевидно, что эти люди вряд ли могут претендовать на общественное влияние.

Критическое изменение, которое необходимо в любом обществе, состоит в том, чтобы меньше людей было эгоцентричными, а больше людей — социоцентристами

— Почему женщины не так склонны к этой зависимости и не попадают в дофаминовую петлю?

— Я думаю, что один из ответов заключается в том, что люди, которые создают и разрабатывают видеоигры, и те, кто снимает порнографию, — в основном мужчины. И видеоигры, и порнография — о завоевании: завоевании врага или покорении женщины. Женщин не так привлекает чувство покорения или власти над кем-то, но вот для мужчин это одинаковое чувство доминирования в видеоигре против предполагаемого врага, как и доминирование над женщиной в фантазии в порнографии.

Реклама на Forbes

«От старости можно сделать прививку». Почему генетик Гарвардской медицинской школы Леонид Пешкин считает смерть ошибкой природы

— Обобщенная эмпатия — отличительная особенность современных искусственных нейросетей, признак машинного мышления. Может быть, искусственный интеллект сможет научить человечество морали?

— Я не настолько увлечен искусственным интеллектом. Я сосредоточен на человеческом интеллекте. В моем случае речь идет о доступных примерах для подражания: многие дети учатся на мультфильмах Диснея, где герои рискуют собой, чтобы помочь другим, например, спасая брошенное животное. Большинство историй рассказывает о чем-то, что могло стать трагедией, но превратилось в нечто позитивное благодаря храбрым поступкам отважных героев. Если ИИ способен поощрять добро в людях и доказать его эффективность, он хорошо послужит человечеству.

— Рассуждая о злодеяниях человека, вы перефразируете вопрос от «кто несет ответственность?» в «что за что отвечает?». Какие факторы вы считаете самыми разрушительными для общества и личности?

— Например, наблюдать, как другие люди извлекают выгоду из какой-то преступной ситуации и выходят сухими из воды. Или люди выступают против несправедливости, но получают за это наказание, а не благодарность. Зло может распространяться, когда люди чувствуют, что их не награждают за благородные поступки, а наказывают, изолируют или изгоняют.

Вот почему я уверен, что важно начинать с семьи, учить детей говорить правду, всегда быть готовыми помогать.

Реклама на Forbes

Критическое изменение, которое необходимо в любом обществе, состоит в том, чтобы меньше людей было эгоцентричными, а больше людей — социоцентристами. Так и на вербальном уровне я с большей вероятностью скажу «мы», чем «ты и я». Это сложно развивать и тренировать, это идет из семьи и школы. Я знаю, что в итальянской культуре семья как субъект ставится выше любого человека в семье. Когда семья — часть сообщества, она не станет делать ничего, что могло бы опозорить сообщество города или деревни, и эта пирамида растет до уровня всей нации.

Одной крови. Как генетик из Гарварда создал приложение для знакомств, которое ищет пары на основе ДНК

Я пытаюсь объяснить своей аудитории важность правильной вербальности: например, минимизировать использование местоимения «я» и «меня» и максимально использовать «мы» и «нас». Даже выбор слов на ментальном уровне может изменить то, как мы думаем о себе и других людях.

Еще одна важная вещь, о которой я все время говорю, — это научиться делать комплименты и позволять другим людям чувствовать положительные эмоции от этого. Комплименты должны стать социальной привычкой: начинать дома с благодарности матери за обед или отцу за то, что он что-то починил, а не принимать все как должное. Вы дополняете сначала внешние черты, а затем начинаете с чего-то внутреннего, например, говорите кому-то: «Мне нравится, как вы шутите!»

Я учил студентов в Стэнфордском университете в течение 50 лет, мои самые маленькие группы собирали по 300-1000 человек — очевидно, что я вкладывал часть себя в каждую лекцию. Очень редко студенты делали мне комплименты. Иногда годы спустя. Например, на прошлой неделе я получил электронное письмо: «Я оказался в ситуации, которая напомнила мне о вашей лекции. Ваш курс изменил мою жизнь!» Я ответил: «Большое спасибо, мне очень приятно. Но почему вы ждали 40 лет, чтобы мне это сказать? Я мог и не дожить до вашей благодарности».

Реклама на Forbes

— Позвольте еще раз выразить искреннюю благодарность за ваши выдающиеся книги и исследования. Кто и что оказало влияние на ваше становление? Какое у вас самое яркое детское воспоминание?

— Я вырос в бедности в Бронксе. Тогда мэром Нью-Йорка был итальянец Фиорелло Ла Гуардия. Это был маленький толстый парень с широкой улыбкой. Тогда у нас не было телевидения, мэр выступал по радио в субботу утром. Иногда он читал комиксы. Потому что очень бедные люди не могли позволить себе даже газету, в которой был раздел с комиксами. А Ла Гуардия читал книги, а затем давал несколько полезных советов о практических вещах. Или в те времена президент Франклин Рузвельт имел обыкновение проводить так называемые «беседы у камина».

На меня всегда производят сильное впечатление сильные мира сего, когда они находят время, чтобы сказать людям оптимистичные вещи, говорят о ситуации в экономике, разъясняют проблемы. Я родился в 1933 году на пике Депрессии, которая длилась до войны. Видимо, эти события оказали на меня определенное влияние. Что удивительно, Вторая мировая война вывела Америку и весь мир из депрессии, это было большое единение человечества для преодоления общего кризиса.

Настоящая сила — это сила взаимного сострадания. Осознание сопричастности людей, ощущение общности и взаимного влияния.

— Если бы вы могли проживать один и тот же день снова и снова, какой день в своей жизни вы бы выбрали?

— Интересный вопрос! Позвольте подумать. Итак, я преподавал в Нью-Йоркском университете, и тогда у меня не было хороших студентов и хороших коллег. Под «хорошими» я имею в виду «увлеченными». Я очень много работал и не видел положительных результатов. Я был несчастливо женат, моя жизнь уныло тянулась, мне было 30 лет, я очень много работал, проводил исследования и писал статьи. Кажется, не выходя из депрессии, я опубликовал свою первую книгу. И тут мне позвонили: «Здравствуйте, я Альберт Хасторф, заведующий психологическим факультетом Стэнфордского университета. Я хочу, чтобы вы знали, что от имени профессоров нашего факультета я уполномочен сделать вам предложение приехать в Стэнфорд в качестве профессора на полную ставку с бессрочным контрактом». Я подумал, что это шутка, потому что обычно, когда появляется такая вакансия, университеты приглашают разных кандидатов прочитать лекцию, а затем выбирают лучшего. И вы никогда просто так не получите работу с бессрочным контрактом. Я был адъюнкт-профессором в университете второго уровня, которым в то время считался Нью-Йоркский университет, и я не мог поверить, ведь никто никогда не совершал таких прыжков, ни до, ни после меня. Я все время повторял: «Нет-нет, вы шутите». Хасторф сказал: «Не торопитесь с ответом, мы бы хотели, чтобы вы приехали, может быть, в июне, а в сентябре начали работать на факультете».

Я возразил: «Но я не читал лекции!» И он ответил: «Если хотите приехать сейчас, мы оплатим, не проблема, но это не имеет значения, мы все равно делаем этот оффер». Я сел в самолет и прилетел туда, чтобы прочитать лекцию и укрепить их решение. Это круто изменило всю мою жизнь. Я был счастлив и провел лучшие годы в Стэнфорде. Там я женился на потрясающей женщине Кристине Маслач, у меня замечательные дети и внуки. Так что вся моя жизнь изменилась после одного телефонного звонка. Я не против поставить этот день «на перемотку».

Реклама на Forbes

— Есть какая-то информация или теория, в которую вы просто верите, хотя у нее нет доказательств?

— Сложный вопрос. Приведите мне пример.

«Слишком личное для русского человека — укол в руку»: Владимир Познер о вакцинации, глобализации и новой этике

— Для некоторых людей это может быть религия, реинкарнация. Иногда это формирует цель или смысл жизни… Есть ли у вас цель?

— Моя цель — сделать жизнь лучше как можно большего числа людей. Я считаю себя профессиональным генератором идей. Иногда эти идеи становятся мудростью. Поверьте, это тяжелый труд. Написать книгу — непростая работа, это часы изоляции. Я написал 60 книг и более 600 статей, сегодня я создаю сайт, веду блог каждый месяц в течение последних трех лет. Мне 88 лет, и я собираюсь дожить до 90. Не могу даже представить себе смерть, это не в моих мыслях. Я знаю, что люди умирают, но не я. Зато я могу представить себе вечную жизнь как в сказочном фильме.

— Искренне этого вам желаем. Что сегодня составляет предмет ваших академических и личных интересов?

Реклама на Forbes

— Мы с моим другом-ученым пишем книгу о психологии Шекспира. Мы изучаем пьесы Шекспира и оцениваем состояния сознания, такие, как сон, сновидения, — это одна глава. Например, у Шекспира всегда упоминаются сон и сновидения, и мы думаем, что у автора была бессонница. Всегда проблема в том, что люди не могут заснуть и это рождает разные эмоции. Мы смотрим на психологические концепции, а затем очень тщательно анализируем в каждой из пьес и сонетов, как Шекспир справлялся с эмоциями или измененными состояниями сознания. Нам осталось дописать последнюю главу. Это должно быть интересно как психологам, так и литераторам и студентам. Никто и никогда не изучал произведения Шекспира под таким углом.

— Герой одного российского фильма постоянно задавал сакраментальный вопрос: «В чем сила, брат?» На ваш взгляд, в чем сила человека?

— Она здесь, прямо в вашем сердце. Настоящая сила — это сила взаимного сострадания. Осознание сопричастности людей, ощущение общности и взаимного влияния. Это чувство мотивирует людей, например, заботиться обо мне и желать мне вечной жизни. Люди могут быть уверены, что я в свою очередь хочу для них самой лучшей жизни и сделаю для этого все возможное.

О старении, феминитивах и джедаях: лучшие новые книги от российских ученых

4 фото

Психология власти. Почему миром правит 1% успешных психопатов

Люди во власти, владельцы компаний, силовики, влиятельные журналисты, юристы, от которых зависит судьба больших бизнесов, хладнокровные и очень успешные хирурги – все они могут быть «успешными психопатами»(successful psychopath) или, по меньшей мере, людьми с яркими психопатическими чертами. Так десятки лет говорит американская научная школа.

Будь всегда в курсе событий вместе с телеграм-каналом Быстрый Фокус.

Психопатов примерно 1% среди населения. Неважно где – в США, России, Зимбабве. Может быть, 2%. Их в несколько раз больше среди мужчин. Среди тех, кто сидят по тюрьмам и колониям, их уже 15 – 25%. И, как утверждают психологи, те, кто командует нами в бизнесе и государстве, — тоже имеют повышенный процент психопатов. Только они – успешные, в отличие от «лузеров», криминалов.

А кто такой психопат? Не псих, а именно – психопат во всей красе? «По науке», он — самонадеян, эгоистичен, привлекателен, говорлив, легко манипулирует людьми. А еще — аморален. Нарцисстичен, но, точно, не нежный цветок. Коварен (как там — «макиавеллизм»?), черств, обладает недюжинной энергией, сексуален, агрессивен. Обаятелен, легок и очень уверен в обхождении. Заговорит, понравится — отличный парень. 

Между тем, безличен — человеческие существа составляют для него исходник, стройматериал. Радостен в принуждении, в том, чтобы существа эти пригнуть, заставить, поместить в железную коробку, и в этом понуждении и чужой болезненности – много наслаждения.

Опа! Кого это нам напоминает? Великолепный отряд диктаторов – Латинская Америка, Африка, Азия. В 1976 г. диктатор Бокасса объявил себя императором, Центральную Африку – империей, коронацию скопировал у Наполеона, вот только папа римский прибыть отказался. 

Покрытый золотом, 2-тонный бронзовый трон в виде сидящего орла, корона с восемью тысячами бриллиантов, скипетр, копия наполеоновской кареты с восемью белоснежными лошадями, вновь сооруженный Нотр-Дам в центре Банги, столице Центральной Африки, золото и пурпур мантий, 60 новых Мерседесов — все это произошло ровно в 173-ю годовщину коронации Наполеона. Через пару лет Бокасса был свергнут, обвинен в людоедстве и комфортно закончил свои дни в замке во Франции.

А Пиночет? Дювалье с тонтон-макутами? А Иди Амин с его крокодилами? Там было бы где разгуляться психиатру.

Психопат не чувствует вины, не эмоционален, ни о чем не сожалеет. Естественно, промискуитет. Спокойно бессердечен, безжалостен и невозмутим. Лжив, ни к кому не привязан, эгоцентричен. 

Да, еще, господа – безответственен. Любит господствовать, быть «над». Возбудим, подвержен вспышкам гнева и агрессии, будучи уверенным в своем богоданном превосходстве. Бесстрашен в том, чтобы принять любые риски, особенно чужие. Хладнокровен в кризисах. Спокойно «идет по головам». 

Влиятелен, убедителен. Можно сказать, природный магнетизм. И абсолютно нормален – внешне. То, что в науке называется великолепная «маска нормальности». Никаких угрызений совести.

Красивое создание! Конечно, не Иисус. Грешен. Социальный хищник. И может быть очень полезен, что возвращает нас снова к вопросу – а что такое «успешный психопат»? Полезный психопат? Или психопат «light»? 

Да, есть такие. Человек, в котором психопатические черты обозначены лишь намеком, или чуть гуще, или даже очень явно, но он абсолютно успешен в обществе. И есть шкалы, есть рейтинги, насколько конкретные господа Х, Y, Z имеют психопатические «оттенки» в своем нормальном существовании. «Успешный психопат» может вознестись необыкновенно высоко, ибо в нем есть все то, что люди часто ждут от власти.

Делались ли замеры? Ну, да, в США, по 42 президентам, за 200 с лишним лет. Из современных президентов наиболее выраженными «психопатическими чертами» (так гласит академическая статья) обладали Джон Кеннеди, Билл Клинтон и Джордж Буш – младший. 

А дальше по убыванию – Рональд Рейган, Ричард Никсон. Дальше всего от «психопатов» были – Джеральд Форд, Джимми Картер и Буш – старший. Но именно их и не переизбрали на второй срок.

А творцы экономического чуда в своих странах? Генерал Пак Чон Хи (Корея), генерал Сухарто (Индонезия). Как насчет Ли Куан Ю, технократизма Сингапура и «Диснейленда со смертной казнью» (метафора Сингапура, данная в начале 1990-х)?

Психологу там есть, где покопаться в мозгах. Хотя, конечно, Людвиг Эрхард с его либерализмом, «Благосостоянием для всех» и любовью к своему народу – вряд ли в этом ряду.

И вроде бы государство — симпатичный парень, и может даже крикнуть: «благосостояние!», но какой же холодный мир отъемов был создан на сто с лишним лет. 

Каждое поколение наших предков в прошлом веке теряло свои активы, а следующее начинало почти с нуля. Войны, революции, коллективизации, денежные реформы, деноминации, инфляции. 

А какая любовь к конфискационным реформам! Главная идея 1991 года — убрать «денежный навес» (слишком много денег у населения). Подумать только – убрать! А потом еще и кризисы, каждые 7 – 10 лет. Они могли при правильной политике быть гораздо мягче. Бесконечные пенсионные реформы, оптимизации, т.е. обрезки, медицины, образования, культуры.

Попытка все и вся втиснуть в клетку. Мало стимулов – «все равно украдут» — и много наказаний. Рост объемов правил по экспоненте, обвинительный уклон. Успешно проводимая в жизнь идея коллективной управляемости, спецпропаганды, вертикалей и доминант, в которые упакована жизнь.

Все это из области «успешной психопатии». «По-другому с ними нельзя» — оттуда же. Возбуждение от конфликтов, привычка быть на грани войны – разве не имеют те же корни?

Элита, номенклатура может иметь модель коллективного поведения с явно выраженными психопатическими свойствами. Быть коллективным «успешным психопатом». 

И когда вы годами не можете достучаться до кабинетов или спрашиваете себя: «А как же Они этого не понимают?», то, возможно, сам вопрос не имеет смысла. Вы просто имеете дело с коллективным существом иной природы. И каждый, кто попал в эту машину, должен принять ее правила или она выбросит из себя. 

А есть еще вопросы?

Как сделать так, чтобы каждое решение властей было подчинено выгоде людей и их семей? Чтобы забыть, что такое «непопулярная реформа», ибо смысл реформ – дать больше стимулов для каждого, а не кроить по живому.

И вообще, поддается ли такой коллективный «успешный психопат» изменениям? Не в сломе, а в эволюции? Ведь даже примера Германии с ее «социальной рыночной экономикой» и Людвигом Эрхардом нельзя привести – там было именно слом старого, а не эволюция.

А может быть по-другому? Холодный коллективный разум, с явными чертами «успешного психопата», недрогнувшей рукой – нам всем на пользу — повернет к «благосостоянию для всех»? Выберет правильное целеполагание, новый курс? И тоже в порядке эволюции? Как это было в Сингапуре, Китае?

Неизвестно. Ответа пока нет. Но есть риски хрупкости, жизни общества в надломе, нелюбви, неуправляемости при первом же кризисе, распаде. Когда холодная оболочка власти не сможет сдержать всю бурю страстей внизу.

Из книги «Правила неосторожного обращения с государством».

Первоисточник.

Публикуется с согласия автора.

ФГБНУ НЦПЗ. ‹‹Медицинская психология››

Теперь нам остается рассмотреть две типичные констелляции, имеющие основное значение не только как острые реакции переживания, но и как длительно сохраняющаяся окраска общего фона человеческих чувств и всей жизненной установки. Это рессентимент и борьба за власть.

Под рессентиментом мы подразумеваем комплексную установку чувств людей, действительно или мнимо обойденных в жизни; порожденные завистью и нуждой жизненные воззрения; перспективу жизни снизу; сверлящее, постоянно возобновляющееся чувство скрытого внутреннего возмущения; типичную установку слабого против сильного, бедного по отношению к богатству, безобразного по отношению к красоте, больного, вырождающегося и увядающего по отношению к здоровью и молодости; и вместе с тем здесь отмечается тенденция к кататимной переоценке, придающей слабому и бедному этически более высокую ценность. Рессентимент может быть источником самых идеальных и самых низменных этических импульсов, смотря по тому, как мы его будем. рассматривать. Здесь мы его проанализируем только как психический феномен. Добрая часть этики культурных народов исторически возникла из возмущения большинства слабых против угнетающего меньшинства, против бессердечного использования, обладания собственностью, властью и духовным превосходством за счет побежденных в жизненной борьбе. Высоко одаренные люди, сами пострадавшие, бывшие бедными, больными или душевно слишком легко уязвимыми, выразили свое сочувствие страдающим в словах, которые открывают новые общественные эпохи. Это можно проследить на христианской этике, и особенно хорошо на личности Руссо. На известных стадиях культурно-исторического развития рессентимент и сострадание приводили почти к полному видоизменению нормальных масштабов ценностей, к тенденциозному, иногда граничащему с извращением, этическому предпочтению духовно бедных, голодных и беспризорных, нищих и больных, грязи, лохмотьев, чумной вони и вместе с тем к недооценке сильной, здоровой, жизненной работы, которая воспитывала общественных паразитов в таком количестве, что это влекло за собой, как, например, к концу средних веков, тягчайшие бедствия. Этот антагонизм между моралью господ и рабов, между индивидуализмом и социализмом и теперь еще серьезно влияет на врачебно-общественные вопросы, на карательно-правовую оценку, на общественное попечение о детях и на уход за душевнобольными, и еще совсем недавно он снова освещался в вопросе о праве уничтожения (Хох и Биндинг) общественно неценных жизней.

Обратной стороной сострадания и альтруистской этики являются скрытая или явная зависть и ненависть ничтожного по отношению к великому, тенденция очернить то, что блестит и затоптать в грязь возвышенное или, по крайней мере, из-за легких уколов и притеснений считать себя самого не потерпевшим никакого ущерба в своей малости. В этих маленьких средствах очевидны воля к власти, тенденция подняться снизу вверх. У сильных натур это проявляется как открытая борьба за власть, основывающаяся только на собственной силе и не считающаяся с обществом. В культурно-историческом развитии, протекающем, как известно, в антитезах борьбы за власть, индивидуалистическая мораль господ временно была вновь провозглашена (Ницше) в противовес крайностям альтруистической этики.

Психология неврозов отчасти является отражением борьбы за власть между побежденными и победителями. Многие из истерических механизмов являются не чем иным, как неврозами, в основе которых скрыта определенная цель и которые направлены на самозащиту; они являются маленькими и часто удачными средствами слабых и нервных индивидов для того, чтобы подняться и восторжествовать, несмотря на неравную игру, над умом и могущественными средствами сильных и здоровых. Мы наблюдаем это в массовом эксперименте над неврозами, вызванными войной и несчастными случаями, когда людям, душевно слабо одаренным, удавалось часто ввести в обман умных и склонить их к состраданию и вниманию с помощью производящих впечатление, но неглубоких истерических поступков, удавалось даже достичь существенных преимуществ перед сильными и здоровыми. Выше мы уже приводили пример стареющей девушки, которой ее истерическая реакция ужаса помогла улучшить и даже совершенно переменить положение в семье: из безобразной, игнорируемой всеми, неспособной Золушки по отношению к счастливой, обручившейся сестре она превратилась сразу в центр семьи, обслуживаемый и ценимый всеми с заботливой любовью.

В основе таких невротических семейных отношений лежит особый род уравновешивающей справедливости, но иногда и тягчайшая ирония. В случаях, когда истерический ребенок тиранит родителей ужасающими судорогами и припадками бешенства, а холодная, ищущая наслаждений жена «своим припадком» или всегда наступающим в нужный момент обмороком делает своим рабом здорового мужа, проявляются рессентимент и борьба за власть. Истерический невроз часто является продолжением борьбы за власть, но только другими средствами. Обычно мы не можем не усмотреть в этом холодного расчета, но, возможно, чаще чувства рессентимента являются сферическими, диффузными, скрытыми в душевных глубинах, а вытекающие из них невротические реакции — инстинктивными или полуинстинктивными, как реакция самосохранения у преследуемых маленьких животных. Только многозначительная улыбка, непроизвольно обнаруживающаяся на лице многих истериков во время демонстрации или припадочных симптомов, выдает скрытый триумф слабого над сильным.

Важную роль могут играть рессентимент и борьба за власть и в развитии характера. Природная предрасположенность личности может быть подчеркнута, усилена или, наоборот, сглажена потребностями жизненной борьбы. Если при этом у личности недостает сил к развитию, то возникают всякого рода половинчатости, кажущиеся образования и обманчивые видимости, действующие как настоящие составные части личности, но являющиеся не чем иным, как «мерами предосторожности» (Адлер), намеченными позициями, слабыми форпостами для того, чтобы провести и запугать противника.

В таких случаях возникает то, что называется сверхкомпенсацией, т. е. чрезмерно сильная подчеркнутость некоторых качеств, которые должны скрыть внутренне осознанную слабость. Нередко приходится наблюдать, что горбатые, физически безобразные и незаметные люди особенно тщеславны, они элегантно и тщательно одеваются и причесываются. Постаревшая, действительно безобразная, карликообразная барышня привыкла в своем шизофренном психозе к карикатурной слащавой улыбке, с которой всех спрашивала: «Ну, разве нет во мне чего-то очаровательного?» За усиленным курением сигар, откашливанием, хвастовством, демонстрацией мускулатуры полувзрослых юношей скрывается, хотя они в этом и не признаются, сознание полусозревшей мужественности. Неоднократно осмеянное чванство выскочки выдает его недостаточную уверенность в общении с высшим обществом. «Отсутствие собственной ценности» и «поиски собственной ценности» (Sellbstwertleere, Seibstwertsuche у Шторха) определяют многое в ложных, искаженных, чрезмерных и карикатурных чертах характеров вырождающихся истериков и шизоидных анэстетических психопатов, а именно поиск производящей сильное впечатление внешности при полном отсутствии внутри необходимых для этого данных, ту судорожную, вызывающую то смешное, то почти трагическое впечатление борьбу, направленную на то, чтобы ненастоящими средствами произвести настоящее впечатление, изображая избалованного литератора с пустотой в сердце или проявляя теплое человеческое чувство там, где нет никакого отзвука на человеческие страдания.

Гораздо тоньше проявляется сверхкомпенсация в некоторых чертах характера сензитивных типов. Моральная скрупулезность принудительного невротика возникла в результате борьбы с сильно извращенными или распутными половыми влечениями. Чрезмерная мания величия нежных натур ученых и художников берет начало из постоянных полупоражений их слабой нервной системы под суровыми жизненными ударами.

Так в течение жизни развивается сверх первичных основ влечений и темперамента личности целая надстройка компенсаций, гарантий, торможений. Как «фиктивные руководящие линии» (Адлер) возникает роль «идеального я», образ собственной личности, какой она кажется самому человеку и желательна другим. Эти фиктивные линии образуются как опыт приспособления к окружающей среде и могут в различных отношениях сильно искривляться, а вместе с тем изменять развитие характера в целом под давлением соответствующего переживания. «Идеальное я», таким образом, сильно воздействует на первоначальные возможности реакций личности. Так, нервозный человек с определенным зачатком темперамента в зависимости от действующих на него течений эпохи, духовных идеалов, факторов воспитания может создавать один раз фиктивные руководящие линии человека-господина, другой — человека страдающего, блаженство мученика или умного стоика, третий раз — избалованного эстета и усвоить при этом соответствующие формулы реакций. Дегенеративный истерик меняет свое «идеальное я» часто, как бы играя, подобно театральным ролям. У других жизненная роль переходит в иные роли катастрофично, тут взгляд легко заметит основы темперамента и влечений через это фиктивное «идеальное я», так как многие роли подходят только к определенным темпераментам и одна и та же жизненная роль при различных темпераментах имеет характерные оттенки.

Power play

Финансовые руководители, которые нарушают правила, пока не нарушают. Политики, которые лгут о сексуальных отношениях. Руководители, которые растрачивают средства. Сообщения о злоупотреблениях властью достаточно распространены, чтобы быть клише. Но не только руководители правительства и высшие руководители подвержены влиянию власти.

Динамика власти присутствует почти во всех человеческих социальных взаимодействиях — между работниками и менеджерами, родителями и детьми, романтическими партнерами и друзьями.«Власть повсюду», — говорит Ана Гиноте, доктор философии, экспериментальный психолог из Университетского колледжа в Лондоне, изучающая социальные иерархии.

В последние годы Гиноте и другие исследователи предприняли шаги к выяснению того, как сила — или ее отсутствие — влияет на то, как мы думаем и ведем себя. И не зря: понимание влияния власти может помочь нам выбрать более сильных лидеров, спроектировать лучшие организации и сделать более здоровый выбор в нашей личной жизни.

Жизнь в разных мирах

Власть бывает разной: богатство, социальный статус и влияние на других, и это лишь некоторые из них.С научной точки зрения власть определяется как асимметричный контроль над ценными ресурсами в социальных отношениях, — говорит Адам Галински, доктор философии, социальный психолог, изучающий власть в Columbia Business School. «Когда у меня есть все необходимые ресурсы, я не зависим от других, поэтому они не имеют надо мной власти. Но если у меня есть ресурсы, которые нужны другим людям, то я имею власть над ними», — объясняет он.

Научное изучение власти расцвело за последние полтора десятилетия, когда Калифорнийский университет в Беркли, профессор психологии Дачер Келтнер, доктор философии, и его коллеги опубликовали статью, в которой изучается, как власть влияет на поведение ( Psychological Review , 2003). .В этой статье подробно рассказывалось, как сильные и бессильные живут бок о бок в разных мирах. Люди, которые чувствуют себя бессильными, чаще испытывают негативные эмоции, уделяют больше внимания угрозам, чем наградам, и ведут себя более сдержанно. С другой стороны, люди, занимающие более высокие должности, с большей вероятностью будут испытывать позитивное настроение, обращать внимание на социальные награды, быстро принимать решения и действовать раскованно.

Неудивительно, что иметь власть может быть приятно. Различные исследования показывают, например, что люди, которые чувствуют себя сильными, чувствуют себя свободнее, чтобы быть самими собой.В серии экспериментов Келтнер и его коллеги обнаружили, что по сравнению с участниками с низким уровнем мощности те, кто чувствовал себя сильным, более последовательны в том, как они описывают себя с течением времени. У них также было меньше различий в том, как они оценивали свои личные качества в различных контекстах ( Journal of Experimental Social Psychology , 2011).

В другом примере достоверности Галински и его коллеги, в том числе Дженнифер Уитсон, доктор философии, доцент кафедры менеджмента и организаций в Школе менеджмента Андерсона Калифорнийского университета в Лос-Анджелесе, обнаружили, что людям, которые были настроены чувствовать себя более сильными, было удобнее делиться мнениями, отличными от нормы. ( Журнал личности и социальной психологии , 2008 г.).«Поскольку они меньше ограничены другими, их истинное« я »проявляется — и это чувство подлинности увеличивает их благополучие», — говорит Галински.

Сильные люди также ориентированы на достижение цели, как описал Гиноте в обзоре литературы, охватывающей ряд дисциплин, включая исследования на животных, социальную психологию, нейробиологию и менеджмент ( Annual Review of Psychology , 2017). «Властные люди больше заинтересованы в получении вещей, которые они считают важными, но они также готовы больше работать для достижения своих целей», — говорит она.«Власть имеет мотивационное влияние на людей».

На одной из классических иллюстраций этого влияния Галински и его коллеги обнаружили, что участники, которые чувствовали себя более сильными, с гораздо большей вероятностью, чем их беспомощные сверстники, выключали вентилятор, когда оставались одни в прохладной комнате ( Journal of Personality and Social Psychology , 2003).

«Сильные более склонны действовать», — говорит Уитсон. Но до недавнего времени было непонятно, что побудило их взять на себя ответственность.Могут ли сильные мира сего лучше видеть преимущества действий? Или они просто лучше игнорируют риски?

Чтобы выяснить это, Уитсон, Галински и их коллеги поставили перед студентами колледжа гипотетические цели: либо начать свой бизнес по продаже цветов, либо отправиться в путешествие по Амазонке. Затем участники читают утверждения, описывающие информацию, которая может помочь им или сдержать их в работе по достижению этой цели.

Исследователи обнаружили, что участники одинаково хорошо запоминали преимущества, связанные с достижением их цели, независимо от того, чувствовали они себя сильными или бессильными.Но те, кто чувствовал себя сильным, с большей вероятностью забудут ограничения, о которых они читали, которые могли их сдерживать ( Journal of Experimental Social Psychology , 2013). Другими словами, в то время как бессильные видели ряд препятствий на пути к своей цели, власть имущие видели четкий путь к успеху.

«Кажется, что сильные мира сего ориентированы на действия, потому что мир, который они видят, менее опасен», — говорит Уитсон. «Им легче рисковать, потому что они не кажутся такими уж рискованными.«

Но в реальном мире люди с меньшей мощностью могут иметь более точное представление, добавляет Уитсон. Для сильных мира ложное представление о своих способностях могло вернуться, чтобы укусить их. «Когда вы видите рассказы политиков, которые совершали действительно смехотворные вещи, и думаете:« Разве им не приходило в голову, что это окажется на первой полосе!? »- я думаю, это одна из причин, почему», — говорит она. . «Если вы не подозреваете о рисках, вы можете создавать для себя очень проблемные ситуации.«

Использование силы во благо

Что еще хуже, влиятельные люди также могут создавать ситуации, которые создают проблемы для всех вокруг них. Поскольку они склонны сосредоточивать внимание на своих собственных целях, сильные мира сего могут игнорировать потребности других, менее склонны идти на компромиссы и полагаться на умственные сокращения и стереотипы при принятии решений, как описала Гиноте в своем обзоре 2017 года.

«Это возвращается к определению власти. Когда у нас есть власть, мы меньше зависим от других и можем действовать более эгоцентрическим образом», — говорит Галински.«Когда нам не хватает власти, нам нужно служить другим, чтобы получить доступ к ресурсам, и мы, скорее всего, будем действовать просоциально».

Исследования, проведенные в многочисленных лабораториях с использованием различных методов, показали, что власть снижает способность человека видеть вещи с точки зрения другого человека, как описал Галинский в обзоре о власти и взгляде на перспективу ( Journal of Experimental Social Psychology , 2016 ).

И сильные мира сего часто видят в других людях средство для достижения цели. В серии лабораторных исследований Галински и его коллеги показали, что люди, которые чувствовали большую власть, с большей вероятностью устанавливали социальные связи в зависимости от того, насколько полезен этот человек в помощи им в достижении их целей ( Journal of Personality and Social Psychology , 2008). .

Эгоцентричные лидеры — это не просто проблема для людей, через которые они переступают на пути к вершине. Их неэтичные решения и плохое поведение могут ослабить организации или даже целые общества. «Некоторые из самых опасных человеческих инстинктов проистекают из нашей неспособности идти на чужом месте», — говорит Уитсон.

Отсутствие сочувствия, неспособность видеть риски и склонность к быстрым решениям могут быть разрушительной комбинацией. «Это дорого», — говорит Келтнер. «Если вам выпала честь занимать руководящую должность, вы должны относиться к этой власти этично.«

Хорошая новость, добавляет он, в том, что это возможно. «Так поступают великие лидеры».

Действительно, люди, склонные к доброте, могут — и используют — свою силу во благо. В исследовании, которое включало полевой опрос и лабораторный эксперимент, Кэтрин ДеЧеллес, доктор философии из Университета Торонто, и ее коллеги изучали взаимосвязь между властью и моральной идентичностью, которую они определили как степень, в которой человек придерживается морали как части его или ее самооценка. Они обнаружили, что люди со слабой моральной идентичностью действовали корыстно, когда у них была власть.Но среди тех, у кого сильная моральная идентичность, сила вдохновляла их быть более самоотверженными ( Journal of Applied Psychology , 2012).

И обзор Галинского за 2016 год в журнале Journal of Experimental Social Psychology предполагает, что, хотя власть обычно ассоциируется с уменьшением восприятия точки зрения, власть может фактически облегчить учет точек зрения других людей, когда эти лидеры чувствуют повышенное чувство ответственности по отношению к ним. другие. «Истинная личность людей проявляется без ограничений со стороны других», — говорит Галински.«Нам нужно выбрать правильных людей для власти, людей, которые уже пришли с чувством ответственности перед другими».

На всякий случай, не следует слишком полагаться на моральный компас лидера, говорит Галински. Исследования психологии власти могут помочь организациям разработать политику и системы, которые помогут привлечь руководителей к ответственности за свое поведение. «Один из способов повысить перспективу у влиятельных людей — это подотчетность», — говорит он.

Изучение власти также может помочь психологам в клинической практике.По словам Келтнера, чувство бессилия проявляется во многих сферах: от бедности до беспокойства, от проблем на рабочем месте до разногласий в браке. «Для многих проблем, с которыми сталкиваются психологи, решение на самом деле заключается в расширении прав и возможностей людей».

Во многих случаях люди имеют искаженное представление о своей способности управлять своей жизнью — другими словами, они могут не осознавать, сколько свободы воли у них есть на самом деле. Другие точно осознают свою собственную силу, но им нужно лучше работать, рассматривая ее в перспективе.«Нам нужны преимущества силы, чтобы двигаться вперед по жизни и подниматься наверх, но нам нужно свести к минимуму обратную сторону, этот эгоцентрический фокус», — говорит Галински. «Клинические психологи могут помочь людям обуздать это чувство силы и направить его в правильном направлении».

Чтобы посмотреть, как Дахер Келтнер, доктор философии, обсуждает свою недавнюю работу по теме власти, зайдите на YouTube и выполните поиск по запросу «Парадокс власти».

Мощность | Психология вики | Фэндом

Оценка | Биопсихология | Сравнительный | Познавательная | Развивающий | Язык | Индивидуальные различия | Личность | Философия | Социальные |
Методы | Статистика | Клиническая | Образовательная | Промышленное | Профессиональные товары | Мировая психология |

Социальная психология: Альтруизм · Атрибуция · Отношение · Соответствие · Дискриминация · Группы · Межличностные отношения · Послушание · Предрассудки · Нормы · Восприятие · Показатель · Контур


Эту статью нужно переписать, чтобы сделать ее более актуальной для психологов..
Пожалуйста, помогите улучшить эту страницу самостоятельно, если можете ..

Power — это источник социального влияния и контекстного манипулирования объективными фактами, такими как действия или результаты поведения другого человека. Власть — это суть наших сознательных манипуляций, направленных на исполнение желаний. Разум использует силу во многих формах, чтобы весь человеческий организм развивался. Сила необходима, поэтому ум имеет непреходящую жажду к ней, которая в субъективном сознании иллюзорна как удовлетворительная.Власть субъективно и объективно относительна по своему измерению и утверждению.

Мощность — это мера способности объекта управлять окружающей средой вокруг себя, включая поведение других объектов. Термин «власть» часто используется для обозначения власти, воспринимаемой социальной структурой как легитимная. Власть может рассматриваться как зло или несправедливость, но использование власти считается присущим людям как социальным существам. Часто изучение власти в обществе называют политикой.

Использование власти не обязательно связано с принуждением (силой или угрозой применения силы).С одной стороны, это больше похоже на то, что повседневные англоговорящие люди называют «влиянием», хотя некоторые авторы проводят различие между властью и влиянием — средствами, с помощью которых власть используется (Handy, C. 1993 Understanding Organizations ).

Большая часть недавних социологических дебатов о власти вращается вокруг вопроса о разрешающей природе власти. Исчерпывающий отчет о власти можно найти в Steven Lukes Power: A Radical View , где он обсуждает три измерения власти.Таким образом, власть можно рассматривать как различные формы ограничения человеческих действий, но также и как то, что делает действие возможным, хотя и в ограниченном объеме. Большая часть этих дебатов связана с работами французского философа Мишеля Фуко (1926-1984), который вслед за итальянским политическим философом Никколо Макиавелли (1469-1527) рассматривает власть как «сложную стратегическую ситуацию в социальной среде данного общества. «. Будучи глубоко структурным, его концепция включает в себя как ограничения, так и возможности. Для чисто разрешающей (и волюнтаристской) концепции власти см. Работы Энтони Гидденса.

Баланс сил []

Поскольку власть действует как во взаимоотношениях, так и в отношениях друг с другом, социологи говорят о балансе сил между сторонами в отношениях: все стороны во всех отношениях обладают примерно властью: социологическое исследование власти занимается выявлением и описанием относительных сильных сторон: равных или неравные, стабильные или периодически меняющиеся. Социологи обычно анализируют отношения, в которых стороны имеют относительно равную или почти равную власть, с точки зрения ограничения , а не силы.Таким образом, «власть» имеет оттенок односторонности. Если бы это было не так, то все отношения можно было бы описать в терминах «власти», и его смысл был бы утерян.

Даже в структуралистской социальной теории власть выступает как процесс , аспект продолжающейся социальной структуры.

Иногда можно выделить первичная сила : прямое и личное применение силы для принуждения; и вторичные полномочия , которые могут включать угрозу применения силы или социальных ограничений, наиболее вероятно с участием сторонних лиц, осуществляющих делегированные полномочия.

Источники энергии []

Власть может осуществляться через:

  • Делегированные полномочия (например, в демократическом процессе)
  • Социальный класс (материальное богатство может равняться власти)
  • Личная или групповая харизма
  • Приписываемая сила (действие на предполагаемые или предполагаемые способности, независимо от того, выдержаны ли они испытания или нет)
  • Экспертиза (Способность, Навыки) (сила медицины для восстановления здоровья; еще один известный пример — «в стране слепых одноглазый — король» — Дезидериус Эразм)
  • Убеждение (прямое, косвенное или подсознательное)
  • Знание (предоставленное или скрытое, совместно используемое или сохраняемое в секрете)

Дж. К. Гэлбрейт резюмирует типы власти как «принуждение» (основанное на силе), «компенсационное» (посредством использования различных ресурсов) или «обусловленное» ( результат убеждения), а их источники — «Личность» (индивиды), «Собственность» (их материальные ресурсы) и «Организация» (кто бы ни находился на вершине организационной структуры власти).(Гэлбрейт, Анатомия власти)

Все формы Власти подпадают под один из двух возможных подзаголовков.

  • Агрессивный (силовой)
  • Манипулятивное (убеждение)

Теории власти []

Томас Гоббс (1588–1679) определил власть как «настоящее средство человека для получения некоторого видимого блага в будущем» (Левиафан, гл. 10).

Мысль Фридриха Ницше лежит в основе анализа власти в ХХ веке. Ницше распространял идеи о «воле к власти», в которой он видел как господство над другими людьми, так и осуществление контроль над своим окружением.

Некоторые школы психологии, особенно связанные с Альфредом Адлером, ставят динамику власти в центр своей теории (тогда как ортодоксальные фрейдисты могли бы поместить сексуальность).

Структура рационального выбора []

Теория игр, основанная на теории рационального выбора, все чаще используется в различных дисциплинах для анализа властных отношений. Одно определение власти, основанное на рациональном выборе, дано Китом Даудингом в его книге « Power ».

В теории рационального выбора люди или группы людей могут быть смоделированы как «акторы», которые выбирают из «выборочного набора» возможных действий, чтобы попытаться достичь желаемых результатов.«Структура стимулов» субъекта включает (его представления о) затраты, связанные с различными действиями в наборе выбора, и вероятность того, что различные действия приведут к желаемым результатам.

В этом параметре мы можем различать:

  1. сила результата — способность актера добиваться результатов или способствовать их достижению;
  2. социальная власть — способность субъекта изменять структуры стимулов других субъектов для достижения результатов.

Эта структура может использоваться для моделирования широкого спектра социальных взаимодействий, в которых субъекты имеют возможность оказывать влияние на других. Например, «могущественный» субъект может отбирать варианты у другого; может изменить относительную стоимость действий; может изменить вероятность того, что данное действие приведет к заданному результату; или может просто изменить мнение другого о его структуре стимулов.

Как и другие модели власти, эта структура нейтральна в отношении использования «принуждения».Например: угроза насилия может изменить вероятные затраты и выгоды различных действий; так же может быть и финансовый штраф в «добровольно согласованном» контракте, или даже дружеское предложение.

Электроэнергия под заказ []

В упорядоченных группах, таких как школьные классы и военные группы, власть лидера над человеком усиливается виртуальной властью, полученной от того, что другие члены группы уже подчиняются приказу лидера. Например, если школьница встает со своего места, ее можно легко идентифицировать, если все другие ученики уже сидят на своих местах.Таким образом, каждого непослушного ученика легко идентифицировать, и он может ожидать, что ему противостоит учитель. [1]

Марксизм []

В марксистской традиции итальянский писатель Антонио Грамши развил роль культурной гегемонии в идеологии как средства укрепления власти капитализма и национального государства. Опираясь на Никколо Макиавелли из «Принца» и пытаясь понять, почему в Западной Европе не было коммунистической революции, хотя она была в России, Грамши концептуализировал эту гегемонию как кентавр, состоящий из двух половин.Задняя часть, зверь, представляла собой более классический, материальный образ власти, власти через принуждение, через грубую силу, будь то физическая или экономическая. Но капиталистическая гегемония, как он утверждал, еще сильнее зависит от внешнего вида, человеческого лица, которое проецирует власть через «согласие». В России этой силы не хватало, что позволяло совершить революцию. Однако в Западной Европе, особенно в Италии, капитализму удалось осуществить консенсуальную власть, убедив рабочий класс в том, что их интересы совпадают с интересами капиталистов.Таким образом удалось избежать революции.

Подобно тому, как Грамши подчеркивает значение идеологии в структурах власти, писатели-марксисты-феминистки, такие как Мишель Барретт, подчеркивают роль идеологий в превознесении достоинств семейной жизни. Классическим аргументом в пользу этой точки зрения является использование женщин в качестве «резервной армии труда». В военное время принято, что женщины выполняют мужские задачи, а после войны роли легко меняются. Следовательно, согласно Барретту, разрушение капиталистических экономических отношений необходимо, но не достаточно для освобождения женщин. [2]

Фуко []

Один из более широких современных взглядов на важность силы в деятельности человека исходит из работ Мишеля Фуко, который сказал: «Власть повсюду … потому что она приходит отовсюду».
— Олдрич, Роберт и Уотерспун, Гэри (редакторы), 2001 г.

Анализ власти Фуко основан на его концепции «технологии власти». Дисциплина — это сложный набор силовых технологий, разработанных в 18-19 веках, как Фуко продемонстрировал в «Дисциплина и наказание» .Для Фуко власть осуществляется намеренно. Вместо анализа сложной проблемы того, у кого какие намерения, он сосредоточился на том, что является интерсубъективно принятым знанием о том, как использовать власть. Для Фуко власть — это воздействие на действия других с целью помешать им. Фуко не прибегает к насилию, но говорит, что власть предполагает свободу в том смысле, что власть — это не принуждение, а способы заставить людей самих себя, , вести себя иначе, чем они бы поступили иначе.Один из способов сделать это — угрожать насилием. Однако предположить, насколько счастливыми станут люди, купив внедорожник, — тоже проявление силы; маркетинг предоставляет обширные знания о методах (попытках) добиться такого поведения.

В работах Фуко анализируется связь между властью и знаниями. Он описывает форму скрытой силы, которая действует через людей, а не только на них. Фуко утверждает, что системы убеждений набирают силу (и, следовательно, силу) по мере того, как все больше людей начинают принимать определенные взгляды, связанные с этой системой убеждений, как общеизвестные (гегемонию).Такие системы верований определяют их авторитетные фигуры, такие как врачи или священники в церкви. В рамках такой системы убеждений — или дискурса — кристаллизуются идеи относительно того, что правильно, , а что неправильно , что нормальное и что отклоняющееся . В рамках определенной системы убеждений определенные взгляды, мысли или действия становятся немыслимыми. Эти идеи, считающиеся неоспоримыми «истинами», определяют особый способ видения мира, и особый образ жизни, связанный с такими «истинами», становится нормальным.Этой тонкой форме власти не хватает жесткости, и другие дискурсы могут ее оспаривать. В самом деле, сама власть лишена какой-либо конкретной формы, являясь очагом борьбы. Сопротивление через неповиновение определяет силу и, следовательно, становится возможным с по власть. Без сопротивления власть отсутствует, но было бы ошибкой, настаивают некоторые недавние авторы, приписывать Фуко схему оппозиционного сопротивления власти, которая встречается у многих старых теоретиков-фундаменталистов. Этот взгляд «придает» индивидуальность людям и другим агентствам, даже если предполагается, что данное агентство является частью того, в чем или на что действует власть.Тем не менее, на практике Фуко часто, кажется, отказывает людям в этом агентстве, что контрастирует с суверенитетом (старая модель власти как эффективная и жесткая).

«Доминирование» — это не «тот твердый и глобальный вид господства, которое один человек осуществляет над другими или одна группа над другой, но многочисленные формы господства, которые могут осуществляться в обществе». ( там же , стр.96)

«Следует попытаться поместить власть в крайнее положение, где она всегда менее легальна по своему характеру.»( там же , стр. 97)

«Анализ [власти] не должен пытаться рассматривать власть с ее внутренней точки зрения и … должен воздерживаться от постановки запутанного и не имеющего ответа вопроса:« Кто же тогда имеет власть и что он имеет в виду? цель кого-то, кто обладает властью? Напротив, это случай изучения власти на том этапе, когда ее намерение, если оно есть, полностью направлено на ее реальные и эффективные практики «. ( там же , стр.97)

«Спросим…. как все работает на уровне постоянного подчинения, на уровне тех непрерывных и непрерывных процессов, которые подчиняют наши тела, управляют нашими жестами, диктуют наше поведение и т. д … мы должны попытаться выяснить, как это происходит. субъекты постепенно, прогрессивно, реально и материально конституируются посредством множества организмов, сил, энергий, материалов, желаний, мыслей и т. д. Мы должны попытаться понять подчинение в его материальном случае как конституцию субъектов »( там же, , стр. п.97)

Тарнов []

Tarnow [3] рассматривает власть угонщиков самолетов над пассажирами самолетов и делает сходство с властью в вооруженных силах. Он показывает, что власть над человеком может быть усилена присутствием группы. Если группа подчиняется командам лидера, власть лидера над индивидом значительно увеличивается, а если группа не подчиняется, власть лидера над индивидом равна нулю.

Лукес []

Основополагающая работа Стивена Люкса Power: радикальный взгляд (1974) была разработана на основе выступления, которое его однажды пригласили выступить в Париже.В этой краткой книге Льюкс очерчивает два измерения, через которые теория власти теоретизировалась в начале двадцатого века (измерения 1 и 2 ниже), которые он критиковал как ограниченные теми формами власти, которые можно было увидеть. К этому он добавил третье «критическое» измерение, основанное на выводах Грамши и Альтюссера. Во многих отношениях эта работа развивалась вместе с написанием Фуко и служит хорошим введением в его мысли о власти.

Одномерный

  • Власть — это принятие решений
  • Обучение в официальных учреждениях
  • Измеряйте это по результатам решений

По его собственным словам, Льюкс утверждает, что «одномерный взгляд на власть предполагает акцент на поведении при принятии решений по вопросам , по которым наблюдаемый конфликт (субъективных) интересов , рассматриваемый как явные политические предпочтения, выявленный политическим участием.»

Двумерный: 1D плюс:

  • Принятие решений и установление повестки дня
  • Институты и неформальное влияние
  • Измерьте степень неформального влияния
  • Приемы, используемые двумерными силовыми структурами:
    • Влияние
    • Побуждение
    • Убеждение
    • Полномочия
    • Принуждение
    • Прямое усилие

Трехмерное: включает аспекты модели 1 и 2, а также:

  • Формирует предпочтения через ценности, нормы, идеологии
  • Любое социальное взаимодействие предполагает власть, потому что за всем языком и действием стоят идеи
  • Не очевидно измеримо: мы должны сделать вывод о его существовании (фокус на языке)
  • Идеи или ценности, лежащие в основе всей социальной и политической деятельности
    • E.грамм. религиозные идеалы (христианство, секуляризм)
    • Личная выгода для экономической выгоды
  • Это становится обычным делом — мы не «думаем» о них сознательно
  • Политические идеологии влияют на формирование политики, не будучи явными, например неоконсерватизм

Тоффлер []

В книге Powershift Элвина Тоффлера утверждается, что три основных вида власти — это насилие, богатство и знания, а другие виды власти являются вариациями этих трех (обычно знания).Каждый последующий вид силы представляет собой более гибкий вид силы. Насилие можно использовать только отрицательно, как наказание. Богатство можно использовать как отрицательно (удерживая деньги), так и положительно (заимствуя / тратя деньги). Знания можно использовать таким образом, но, кроме того, они могут быть использованы трансформирующим образом. Такими примерами являются обмен знаниями о сельском хозяйстве для обеспечения того, чтобы каждый мог обеспечить себя и свою семью продуктами питания; Союзные страны с общей идентичностью, формирующейся с распространением религиозных или политических философий, или можно использовать знания как тактическое / стратегическое превосходство в разведке (сбор информации).

Тоффлер утверждает, что в настоящее время меняется сама природа власти. На протяжении всей истории власть часто переходила от одной группы к другой; Однако в это время меняется доминирующая форма власти. Во время промышленной революции власть перешла от аристократии, действовавшей преимущественно посредством насилия, к промышленникам и финансистам, действовавшим через богатство. Конечно, дворянство использовало богатство точно так же, как индустриальная элита применяла насилие, но доминирующая форма власти перешла от насилия к богатству.Сегодня происходит Третья волна смены власти, когда богатство уступает место знаниям.

Категории без отметок []

Идея неотмеченных категорий возникла в феминизме. Теория анализирует культуру сильных мира сего. К сильным относятся те люди в обществе, которые имеют легкий доступ к ресурсам, те, кто может осуществлять власть, не задумываясь о своих действиях. Для сильных мира сего культура кажется очевидной; для бессильных, с другой стороны, он остается недосягаемым, элитным и дорогим.

Немаркированная категория может служить отличительной чертой сильных мира сего. Немаркированная категория становится эталоном, по которому можно сравнивать все остальное. Большинство западных читателей полагают, что если раса главного героя не указана, читатель будет считать, что главный герой — европеоид; если сексуальная принадлежность не указана, читатель будет считать, что главный герой гетеросексуален; если пол тела не указан, читатель будет считать, что это мужской пол; если инвалидность не указана, читатель будет предположить, что главный герой дееспособен, как это набор примеров.

Немаркированные категории часто можно не заметить. Белизна представляет собой немаркированную категорию, которая обычно не видна сильным мира сего, поскольку они часто попадают в эту категорию. Немаркированная категория становится нормой, а другие категории переходят в статус девиантных. Социальные группы могут применять этот взгляд на власть к расе, полу и инвалидности без изменений: дееспособное тело — это нейтральное тело; man — нормальный статус.

Представительство / противодействие []

Жиль Делез, французский философ двадцатого века, сравнил голосование за политическое представительство с взятием в заложники.Представительное правительство предполагает, что людей можно разделить на категории с четко выраженными общими интересами. Представитель считается олицетворением интересов группы. Многим общественным движениям удалось получить доступ к правительствам: рабочий класс, женщины, молодежь и этнические меньшинства являются частью правительства во многих национальных государствах. Однако нет правительства, в котором правительство представляет население по характеристикам категорий.

Проблема поиска подходящих представителей связана с принадлежностью человека к разным категориям одновременно.Единственное действительно представительное правительство для населения — это само население. Эти идеи стали популярными в социальных движениях за глобальную справедливость. Логика открытого для всех правительства лежит в основе социальных форумов (таких как Всемирный социальный форум), которые развивались в отличие от форумов сильных мира сего. Эти альтернативные формы иногда называют противовесом .

Эта точка зрения присутствует во многих проектах социальных изменений, но ее основатель Пауло Фрейре практически неизвестен.Фрейре предполагает, что люди хранят в себе архивы знаний. В частности, он отвергает идею о том, что люди остаются невежественными, если они не научились общаться, используя культуру сильных мира сего. Человек рассматривается как часть культурного круга со своим собственным взглядом на реальность, основанным на обстоятельствах повседневной жизни.

Диалог может привести к социальным изменениям. Такой диалог прямо противоположен монологу культуры сильных мира сего. Диалог расширяет понимание мира, а не учит правильному пониманию.Процесс социальных изменений начинается с действия, над которым затем размышляет группа. Обычно в результате возникает еще какое-то действие …

Пять основ власти []

Социальные психологи Джон Р.П. Френч и Бертрам Рэйвен в ставшем классическим исследовании (1959), [4] разработали схему источников власти, с помощью которой можно проанализировать, как игры с властью работают (или не работают) в конкретных отношениях. .

Согласно Френчу и Рэйвен, власть следует отличать от влияния следующим образом: власть — это такое положение дел, которое сохраняется в данном отношении AB, так что данная попытка влияния A над B вызывает желаемое изменение A в B более вероятно.При таком понимании власть в основе своей относительна — она ​​зависит от конкретного понимания А и Б, каждое из которых применимо к их отношениям, и, что интересно, требует признания B качества в A, которое могло бы побудить B измениться в соответствии с намерениями A. Чтобы добиться желаемого результата, он должен опираться на «основу» или комбинацию основ власти, соответствующих отношениям. Использование неправильной базы силы может иметь непредвиденные последствия, в том числе снижение собственной силы А.

Френч и Рэйвен утверждают, что существует пять значительных категорий таких качеств, не исключая и другие второстепенные категории.С тех пор были приведены дополнительные основы — в частности, Морган (1986: глава 6), [5] , который определяет 14, в то время как другие предложили более простую модель для практических целей — например, Handy (1976), [6 ] , который рекомендует три.

Также называемая «законной властью», это власть отдельного лица в связи с относительным положением и обязанностями человека, занимающего эту должность, в организации. Законная власть — это официальные полномочия, делегированные занимающему должность.Обычно он сопровождается различными атрибутами власти, такими как униформа, офисы и т. Д. Это наиболее очевидный, а также самый важный вид власти.
Позиционная сила
Референтная сила — это сила или способность людей привлекать других и укреплять лояльность. Он основан на харизме и навыках межличностного общения властителя. Человеком можно восхищаться из-за определенных личных качеств, и это восхищение создает возможность для межличностного влияния.Здесь человек, находящийся у власти, желает идентифицировать себя с этими личными качествами и получает удовлетворение от того, что он принятый последователь. Национализм и патриотизм считаются неосязаемой референтной силой. Например, солдаты сражаются в войнах, защищая честь страны. Это вторая наименее очевидная сила, но самая эффективная. Рекламодатели уже давно используют референтную силу спортивных фигур, например, для рекламы товаров. Харизматическая привлекательность звезды спорта якобы приводит к принятию одобрения, хотя этот человек может иметь мало реального доверия за пределами спортивной арены. [7]
Референтная сила
Экспертная сила — это сила человека, проистекающая из навыков или опыта человека и потребностей организации в этих навыках и знаниях. В отличие от других, этот тип власти обычно очень специфичен и ограничен конкретной областью, в которой эксперт обучен и квалифицирован.
Сила эксперта
Сила вознаграждения зависит от способности обладателя силы дарить ценные материальные награды, это относится к степени, в которой человек может дать другим какое-либо вознаграждение, такое как льготы, свободное время, желаемые подарки и т. Д. продвижение по службе или повышение заработной платы или ответственности.Эта сила очевидна, но также неэффективна при злоупотреблении. Люди, злоупотребляющие властью вознаграждения, могут стать напористыми или получить выговор за то, что они слишком откровенны или «двигают вещи слишком быстро».
Сила вознаграждения
Сила принуждения — это приложение негативных влияний. Он включает в себя возможность понижать в должности или отказываться от других наград. Стремление получить ценные награды или страх того, что они будут удержаны, обеспечивает послушание тех, кто находится у власти. Власть принуждения, как правило, является наиболее очевидной, но наименее эффективной формой власти, поскольку она вызывает негодование и сопротивление со стороны людей, которые ее испытывают.
Коэрцитивная сила
Предполагаемые дополнительные основания []
мощность дана из информации .. [7]
Информационная сила

Психологические исследования []

Недавняя экспериментальная психология предполагает, что чем больше у человека власти, тем меньше он принимает точку зрения других, подразумевая, что у сильных меньше сочувствия. Адам Галински вместе с несколькими соавторами обнаружил, что когда тем, кому напоминают об их бессилии, дают указание нарисовать Es на лбу, они в 3 раза чаще рисуют их так, чтобы они были разборчивы для других, чем те, кому напоминают об их власть. [8] [9] Сильные люди также с большей вероятностью будут действовать. В одном примере влиятельные люди отключили раздражающе близкого поклонника вдвое больше, чем менее влиятельные люди. Исследователи задокументировали «эффект свидетеля»: они обнаружили, что влиятельные люди в три раза чаще предлагают помощь «незнакомцу, попавшему в беду». [10]

Исследование, в котором приняли участие более 50 студентов колледжей, показало, что те, кто был нацелен на то, чтобы почувствовать силу, произнося «слова силы», были менее восприимчивы к внешнему давлению, более склонны к честной обратной связи и более креативны. [11]

См. Также []

В области

Общественные науки []

Власть в социальных науках может иметь разные значения:

Другое []

Источники []

  1. ↑ Tarnow, Eugen (2000). Количественная модель усиления власти через порядок и концепция групповой защиты. http://cogprints.org/4275/
  2. ↑ Пип Джонс «Введение в социальную теорию», Polity Press, Кембридж, 2008 г., стр. 93.
  3. ↑ Тарнов (2000)
  4. ↑ Френч, Дж.Р. П. и Рэйвен Б. (1959). «Основы социальной власти», в исследованиях Д. Картрайта (ред.) В области социальной власти. Анн-Арбор, Мичиган: Мичиганский университет Press.
  5. ↑ Морган, Гарет (1986). «Образы организаций». Sage Publications, Inc.
  6. ↑ Хэнди, Чарльз (1976). «Понимание организаций». Книги пингвинов.
  7. 7,0 7,1 Управление: Патрик Монтана и Брюс Х. Чарнов, четвертое издание.
  8. ↑ Час мощности
  9. ↑ Список публикаций Адама Галинского
  10. ↑ Как власть влияет на выбор руководителей
  11. ↑ US News & World Report.(2008). Власть не портит, предполагает исследование. Журнал личности и социальной психологии статья.
  • Олдрич, Роберт и Уотерспун, Гэри (ред.) (2001). Кто есть кто в современной истории геев и лесбиянок: от Второй мировой войны до наших дней . Нью-Йорк: Рутледж. ISBN 0-415-22974-X.
  • Clastres, Pierre, Общество против государства , 1974
  • Даудинг, Кейт (1996). Мощность . Университет Миннесоты Press.

Список литературы []

  • Vatiero M. (2009), Understanding Power. Подход «Право и экономика» , VDM Verlag. ISBN 9783639202656 [1]

Внешние ссылки []

Психология власти | WIRED

Когда на прошлой неделе генеральный директор Марк Херд ушел из Hewlett-Packard в связи с нарушением этических норм, многие люди выразили удивление. В конце концов, мистер Херд был известен как необычайно эффективный и прямолинейный руководитель.

Но общественность не должна была быть так шокирована.От скандалов с проституцией до обвинений в коррупции и постоянных обвинений в адрес руководителей корпораций и спортсменов мирового уровня — кажется, что заголовки наполнены последней ошибкой человека, облеченного властью. Это не просто анекдотично: опросы организаций показывают, что подавляющее большинство грубых и неуместных действий, таких как выкрикивание ненормативной лексики, исходит из офисов наиболее авторитетных лиц.

Психологи называют это парадоксом власти.Те самые черты, которые помогли лидерам в первую очередь накапливать контроль, практически исчезают, когда они приходят к власти. Вместо того чтобы быть вежливыми, честными и общительными, они становятся импульсивными, безрассудными и грубыми. В некоторых случаях эти новые привычки могут помочь лидеру быть более решительным и целеустремленным или с большей вероятностью сделать выбор, который будет выгоден независимо от его популярности. Одно недавнее исследование показало, что самоуверенные руководители с большей вероятностью будут стремиться к инновациям и вести свои компании в новых технологических направлениях.Однако без контроля эти инстинкты могут привести к большому падению.

Но сначала хорошие новости.

Несколько лет назад Дахер Келтнер, психолог из Калифорнийского университета в Беркли, начала интервьюировать первокурсников в большом общежитии в кампусе Беркли. Он дал им бесплатную пиццу и опрос, в котором их попросили поделиться своими первыми впечатлениями о каждом другом ученике в общежитии. Мистер Келтнер вернулся в конце учебного года с тем же опросом и еще большей бесплатной пиццей. Согласно опросу, студенты, находящиеся на вершине социальной иерархии — они были самыми «влиятельными» и уважаемыми, также были самыми внимательными и общительными и набрали самые высокие баллы по критериям покладистости и экстраверсии.Другими словами, хорошие парни финишировали первыми.

Этот результат не уникален для студентов Беркли. Другие исследования показали аналогичные результаты в вооруженных силах, корпорациях и политике. «Люди дают власть тем людям, которые им искренне нравятся», — говорит г-н Келтнер.

Конечно, эти научные открытия противоречат клише власти, согласно которому единственный способ подняться на вершину — это корыстное и морально сомнительное поведение. В трактате об искусстве политики «Принц» итальянский философ XVI века Никколо Макиавелли настаивал на том, что сострадание мешает возвышенности.Макиавелли настаивал на том, что если лидер должен выбирать между тем, чтобы его боялись или его любили, он всегда должен действовать со страхом. Любовь переоценена.

Возможно, это не лучший совет. В другом исследовании, проведенном г-ном Келтнером и Кэмероном Андерсоном, профессором Школы бизнеса Хааса, были измерены «макиавеллистские» тенденции, такие как готовность распространять злобные сплетни, в группе сестер из женского общества. Оказалось, что члены Макиавеллианского женского общества были быстро идентифицированы группой и изолированы.Они никому не нравились, поэтому они так и не стали сильными.

В этом исследовании есть что-то воодушевляющее. Обнадеживает мысль о том, что самый надежный способ накопить власть — это поступать с другими так, как вы хотели бы, чтобы они поступали с вами. В последние годы эта тема была распространена даже на нечеловеческих приматов, таких как шимпанзе. Франс де Ваал, приматолог из Университета Эмори, заметил, что размер и сила самцов шимпанзе — крайне плохой показатель того, какие животные будут доминировать в стае.Вместо этого часто гораздо важнее умение налаживать социальные связи и заниматься «дипломатией».

А теперь плохие новости, которые касаются того, что происходит, когда все эти хорошие парни действительно приходят к власти. Хотя немного сострадания может помочь нам подняться по социальной лестнице, когда мы находимся на вершине, мы в конечном итоге превращаемся в совершенно другого зверя.

«Это невероятно стойкий эффект», — говорит г-н Келтнер. «Когда вы даете людям власть, они в основном начинают вести себя как дураки. Они неуместно флиртуют, враждебно дразнят и становятся абсолютно импульсивными.«Г-н Келтнер сравнивает ощущение силы с повреждением мозга, отмечая, что люди, наделенные большим авторитетом, склонны вести себя как неврологические пациенты с поврежденной орбито-лобной долей, областью мозга, которая имеет решающее значение для сочувствия и принятия решений. Даже самые добродетельные люди могут быть уничтожены угловым офисом.

Почему власть заставляет людей флиртовать со стажерами, вымогать взятки и фальсифицировать финансовые документы? По мнению психологов, одна из основных проблем с властью заключается в том, что она делает нас менее сочувственными к заботам и заботам. эмоции других.Например, несколько исследований показали, что люди, занимающие руководящие должности, чаще полагаются на стереотипы и обобщения при оценке других людей. Они также тратят гораздо меньше времени на зрительный контакт, по крайней мере, когда разговаривает человек, лишенный энергии.

Рассмотрим недавнее исследование, проведенное Адамом Галински, психологом из Северо-Западного университета. Г-н Галински и его коллеги начали с того, что попросили испытуемых описать опыт, в котором они обладали большой властью, или время, когда они чувствовали себя совершенно бессильными.Затем психологи попросили испытуемых нарисовать на лбу букву Е. Те, кто был наполнен чувством власти, гораздо чаще обращали письмо вспять, по крайней мере, когда его видел другой человек. Галинский утверждает, что этот эффект вызван близорукостью власти, из-за которой гораздо труднее представить мир с точки зрения кого-то другого. Мы рисуем букву задом наперед, потому что нам наплевать на точку зрения других.

В худшем случае сила может превратить нас в лицемеров.В исследовании 2009 года г-н Галинский просил испытуемых подумать либо об опыте власти, либо о бессилии. Затем студенты были разделены на две группы. Первой группе было предложено оценить по девятибалльной шкале моральную серьезность неверного отчета о командировочных расходах на работе. Вторую группу попросили принять участие в игре в кости, в которой по результатам игры в кости определялось количество лотерейных билетов, полученных каждым учеником. Чем больше рулон, тем больше билетов.

Участники влиятельной группы считали, что искажение данных о командировочных расходах является значительно более серьезным нарушением.Однако игра в кости дала совершенно противоречивый результат. В этом случае люди в группе с большим увеличением сообщили, в среднем, о статистически невероятном результате со средним счетом игральных костей, который был на 20% выше ожидаемого случайным образом. (Напротив, бессильная группа сообщила лишь о слегка завышенных результатах игры в кости.) Это убедительно свидетельствует о том, что они лгали о своих фактических счетах, подтасовывая числа, чтобы получить несколько дополнительных билетов.

Хотя люди почти всегда знают, что делать правильно — обман — это плохо, — их чувство власти облегчает рационализацию этического упущения.Например, когда психологи спрашивали испытуемых (как в условиях низкого, так и высокого уровня мощности), как они будут судить человека, который ехал слишком быстро, опаздывая на встречу, люди из группы высокого уровня постоянно говорили, что было хуже, когда другие совершили эти преступления, чем когда они это сделали сами. Другими словами, чувство превосходства привело людей к выводу, что у них была веская причина для превышения скорости — они * важные * люди, у которых есть важные дела, — но все остальные должны следовать указанным знакам.

Власть — IResearchNet

Власть влияет практически на все аспекты общественной жизни, от еды, которую едят люди, до продолжительности их жизни. Забота о власти очевидна в большинстве видов отношений, включая интимные узы, отношения между родителями и детьми, отношения братьев и сестер и отношения между членами группы. В этой краткой статье исследуется, что социальная психология узнала в отношении трех вопросов, касающихся власти: Что такое власть? Откуда это взялось? И как власть влияет на поведение?

Определение мощности

Власть обычно определяется в соответствии с двумя атрибутами: (1) способность контролировать собственные результаты и результаты других и (2) свобода действий.Власть связана со статусом, авторитетом и господством, но не является синонимом. Статус — это результат социальной оценки, которая порождает различия в уважении и значимости, которые способствуют усилению власти человека в группе. Возможно иметь власть без статуса (например, коррумпированный политик) и статус без относительной власти (например, религиозный лидер в очереди в Департаменте транспортных средств). Авторитет — это сила, проистекающая из институциональных ролей или договоренностей. Тем не менее, власть может существовать и без формальных ролей (например,г., в неформальных группах). Доминирование — это поведение, целью которого является приобретение или демонстрация власти. Тем не менее, власть может быть достигнута без совершения актов доминирования, например, когда лидеры достигают власти благодаря сотрудничеству и справедливости.

Откуда берется сила?

Начиная с двухлетнего возраста люди выстраиваются в социальные иерархии. В течение дня или около того молодые люди в группах соглашаются друг с другом в том, кто силен, а кто нет. Откуда у человека сила? Отчасти имеют значение индивидуальные различия.Таким образом, экстраверты, то есть общительные, энергичные и склонные к энтузиазму люди, часто достигают большей власти в естественных социальных группах. Люди с превосходными социальными навыками с большей вероятностью поднимутся в социальной иерархии. И даже внешний вид имеет значение. Люди, которые физически привлекательны, мужчины, которые выше и имеют большую мышечную массу, и даже мужчины с большими квадратными челюстями, часто достигают более высоких позиций в социальной иерархии.

Власть также проистекает из аспектов межличностного контекста.Роли, основанные на авторитете внутри групп, наделяют некоторых людей властью. Это верно как для формальных иерархий, таких как рабочее место, так и для неформальных иерархий, таких как семейные структуры в культурах, которые исторически давали старшим братьям и сестрам большую власть по сравнению с младшими братьями и сестрами. Власть может быть получена из опыта, основанного на знаниях. Врачи обладают властью над своими пациентами благодаря своим специальным знаниям. Власть может происходить из принуждения, основанного на способности применять силу и агрессию.Власть может проистекать из способности вознаграждать других. Это помогает объяснить, почему члены с повышенным социально-экономическим статусом и статусом группы большинства, как правило, обладают большей властью, чем люди с более низким социально-экономическим статусом и статусом группы меньшинства. Наконец, сила проистекает из способности служить образцом для подражания, которая известна как эталонная сила.

Как власть влияет на поведение?

Английский язык изобилует афоризмами о влиянии власти: «Власть развращает.«Деньги [источник силы] — корень всего зла». Недавняя теоретическая формулировка, известная как теория власти с ограничением приближения, предложила две широкие гипотезы относительно эффектов власти.

Повышенная власть определяется контролем, свободой и отсутствием социальных ограничений. Как следствие, повышенная власть имеет тенденцию делать людей менее озабоченными оценками других, более автоматическими в социальном мышлении и более расторможенными в действиях. В общем, власть предрасполагает людей к поведению, связанному с подходом, к достижению целей.Напротив, снижение мощности связано с повышенной угрозой, наказанием и социальными ограничениями. В результате, занимая должности с низким уровнем власти, люди становятся более бдительными и осторожными в социальных суждениях и более сдержанными в социальном поведении.

Первая гипотеза, вытекающая из этой теории подхода / подавления власти, заключается в том, что влиятельные люди должны быть менее систематичными и осторожными в оценке социального мира. Одним из результатов является то, что люди с высокой властью должны иметь больше шансов бездумно стереотипизировать других, а не тщательно полагаться на индивидуальную информацию.Несколько экспериментальных исследований подтверждают эту гипотезу: участники экспериментов с меньшей вероятностью будут обращать внимание на индивидуальную информацию и с большей вероятностью будут полагаться на стереотипы при оценке других. Лица, которые хотят видеть, что их собственная группа доминирует над другими группами, известная как ориентация на социальное доминирование, также более склонны к стереотипам.

Предрасположенные к стереотипам, влиятельные люди должны иметь тенденцию менее точно судить об отношении, интересах и потребностях других — гипотеза, получившая поддержку в многочисленных исследованиях.Исследование показало, что высокопоставленные профессора менее точны в своих суждениях об отношении к профессорам с низким уровнем власти, чем профессора с низкими полномочиями в оценке отношения своих высокопоставленных коллег. Точно так же различия в силе могут объяснить тенденцию мужчин быть немного менее точными, чем женщины, в оценке экспрессивного поведения. Власть может даже быть задействована в поразительном открытии того, что младшие братья и сестры, которые испытывают меньшую власть по сравнению со старшими братьями и сестрами, превосходят своих старших братьев и сестер в задачах теории разума, которые оценивают способность правильно истолковывать намерения и убеждения. другие.

Power, кажется, даже побуждает к менее внимательному мышлению людей, испытывающих огромный стимул продемонстрировать изощренное мышление, — судей Верховного суда. В исследовании сравнивали решения судей Верховного суда США, когда они писали заключения, подтверждающие позиции коалиций разного размера. В некоторых случаях судьи писали от имени меньшинства, что обычно приравнивается к малой власти; в других случаях судьи писали от имени победившего большинства. Судьи, пишущие с позиций власти, вырабатывают менее сложные аргументы в своих мнениях, чем те, которые пишут с позиций маловластия.

Вторая гипотеза теории состоит в том, что власть должна повышать вероятность расторможенного (менее ограниченного) социального поведения. Эта гипотеза подтверждается многочисленными исследованиями. Люди, получившие силу экспериментально, с большей вероятностью будут касаться других и приближаться к ним физически, испытывать влечение к случайному незнакомцу, выключать надоедливый вентилятор в комнате, где проводится эксперимент, и слишком откровенно флиртовать. Напротив, люди с низким энергопотреблением демонстрируют подавление самых разнообразных форм поведения.

Лица, обладающие небольшой силой, часто сжимают позу, подавляют свою речь и мимику, а также замолкают и замкнуты в групповых взаимодействиях.

Возможно, более тревожным является обилие доказательств того, что повышенная власть делает антиобщественное общение более вероятным. Например, влиятельные люди с большей вероятностью будут нарушать нормы общения, связанные с вежливостью: они с большей вероятностью будут больше говорить, больше перебивать и больше говорить вне очереди. Они также более склонны к грубому поведению на работе.Они с большей вероятностью будут дразнить друзей и коллег враждебно и унизительно. Люди с низким уровнем власти, напротив, обычно говорят вежливо, обращаясь с просьбами косвенно или задавая расплывчатые вопросы, в то время как люди с высоким уровнем власти говорят прямо и решительно, задавая острые вопросы и отдавая команды. Сила влияет даже на взгляд. Явным показателем силы является следующая модель взгляда: люди с высоким уровнем власти смотрят на слушателей, когда они говорят, и на них смотрят, когда они говорят, тогда как люди с низким уровнем мощности смотрят в сторону, когда говорят, но смотрят на других, когда слушают.

Власть также подавляет более вредные формы агрессии, приводя к агрессивному поведению против людей с низким уровнем власти. Например, асимметрия власти предсказывает повышенную вероятность сексуальных домогательств. В разных культурах и исторических периодах распространенность изнасилований возрастает по мере признания культурой доминирования мужчин и подчинения женщин. Более того, частота преступлений на почве ненависти в отношении групп меньшинств, которым не нравится (то есть небелых), была самой высокой, когда доля членов демографического большинства (то есть белых) в конкретном районе была самой большой по сравнению с долей представителей меньшинств.

Исследования показывают, что мы должны быть осторожны с тем, кто получает власть, поскольку власть, кажется, позволяет людям выражать свои истинные наклонности, как хорошие, так и плохие. Если человек склонен к недоброжелательному или соревновательному поведению, власть только сделает его таковым. С другой стороны, если человек более доброжелателен или добродушен, власть усилит выражение этих тенденций. В исследовании, которое хорошо иллюстрирует это утверждение, Серена Чен и ее коллеги определили и отобрали участников, которые были либо более эгоистичны и ориентированы на обмен, либо более сострадательны и ориентированы на общение.Затем каждый участник был случайным образом назначен на высокую или низкую позицию умным и тонким способом: во время эксперимента люди с высокими полномочиями были усажены на шикарное кожаное профессорское кресло; маломощных людей усадили в простой стул, типичный для психологических экспериментов. Затем участников попросили добровольно заполнить пакет анкет с помощью другого опоздавшего участника. В соответствии с идеей о том, что власть усиливает выражение существовавших ранее тенденций, ориентированные на общину участники с высокой властью взяли на себя львиную долю заполнения анкет.Напротив, ориентированные на обмен участники с высокой властью действовали более корыстно, оставляя большую часть задачи другому участнику. Таким образом, влияние власти в значительной степени зависит от того, кто находится у власти.

Артикул:

  • Келтнер Д., Грюнфельд Д. Х. и Андерсон К. (2003). Власть, подход и сдерживание. Психологический обзор, 110, 265-284.

Социальная власть — IResearchNet

Определение социальной власти

Социальная власть — это потенциал социального влияния.Доступные инструменты, необходимые для оказания влияния на другого, могут привести к изменению этого человека. Социальная власть и социальное влияние — это отдельные и разные понятия. Хотя социальная власть является потенциальной (которая может использоваться или не использоваться), социальное влияние — это эффект, фактическое изменение (или преднамеренное поддержание) убеждений, взглядов, поведения, эмоций и т. Д. Кого-либо из-за действий или наличие другого. Человек или группа, являющиеся источником влияния, обычно известны как влияющий агент, тогда как объект попытки или успешной попытки влияния обычно известен как цель (влияния).Таким образом, влияющие агенты обладают социальной властью, то есть средствами, которые они могут использовать для воздействия на цели.

История и история социальной власти

Способность одного человека (или группы) побуждать других выполнять его или ее волю, также известная как социальная сила, давно интересовала социальных психологов. Возможно, это связано с тем, что человеческое взаимодействие в значительной степени связано с изменением или попыткой изменить убеждения, отношения или поведение другого человека. Из-за давнего интереса к этой теме в нескольких различных исследованиях использовались разные определения социальной власти и разные способы измерения власти.Однако обширное исследование показало, что наиболее часто используемый подход первоначально определил пять различных потенциальных тактик, которые можно было бы использовать при попытке влияния. Этот подход был обновлен несколько лет назад и теперь включает шесть различных тактик, которые можно разделить на 11 разновидностей. Конечно, при попытке влияния часто одновременно используются несколько типов влияния. Типы социальной власти следующие:

  • Информационная . Этот тип — умение кого-то рационально переубедить.
  • Эксперт . Эта социальная сила похожа на информационную, за исключением того, что аргументы не нужны, потому что цель доверяет влияющему агенту.
  • Референт . Референтный тип основан на том, что цель идентифицирует и симпатизирует влияющему агенту, и по этой причине желает выполнить его или ее запросы.
  • Коэрцитивная сила . Этот вид предполагает угрозу наказания. Это могут быть денежные штрафы (обезличенные) или просто личное неодобрение (личное).
  • Сила награды . Этот тип социальной власти проистекает из способности влияющего агента предоставлять какую-то награду, безличную или личную.
  • Законная сила . Основываясь на том, чего от нас обычно ожидает в целом общество, это включает: (а) формальную законную (или служебную) норму, которая заключается в праве просить о чем-либо, основываясь только на должности или должности; (б) норма взаимности, согласно которой, если кто-то что-то делает для вас, вы должны ему или ей взамен услугу; (c) норма справедливости, идея о том, что один должен помочь другим получить то, что они заслуживают, например, если вы много работаете, вы должны получить вознаграждение; и (г) социальная ответственность (или зависимость), согласно которой люди обязаны помогать тем, кто от них зависит.

Тип социальной власти, используемой при попытке влияния, часто зависит от мотивации человека. Иногда люди осознают свои мотивы, а иногда нет. Умные агенты влияния часто выбирают вид влияния, который они используют, исходя из соображений потенциальной эффективности и других факторов. Эти факторы могут быть самыми разными. Например, некоторых людей мотивирует желание казаться влиятельными. Чтобы почувствовать себя сильным, влияющий агент может выбрать такую ​​стратегию влияния, которая заставит его или ее почувствовать, что он или она контролирует цель влияния.Если это так, влияющий агент может выбрать использование принуждения или вознаграждения в попытке влияния. Точно так же желание усилить свое чувство власти в глазах других, статус, безопасность, ролевые требования, желание причинить вред объекту влияния и соображения самоуважения могут побудить человека выбрать более контролирующий, более сильный или более жесткий типы тактики влияния (например, принуждение). Другие могут захотеть поддержать дружбу или казаться скромными. В этом случае они больше полагались бы на информацию.

Когда эти более сильные или жесткие типы силы используются эффективно, они улучшают представление влияющего агента о себе, потому что влияющий агент может приписать последующее изменение цели себе самому. Когда это происходит, власть предержащая склонна меньше думать о цели влияния. Утверждалось, что просто из-за непрерывного оказания успешного влияния мнение властителя о себе и других меняется во вред.Властелин начинает считать себя выше человека, над которым он или она осуществляет власть, и из-за этого чувства превосходства может относиться к объекту влияния унизительно. Этот эффект согласуется с распространенным мнением о том, что власть — это разлагающее влияние.

Доказательства социальной власти

Сотни исследований, опубликованных в уважаемых научных журналах, касающихся социальной власти, как описано ранее, были проведены в нескольких различных областях, включая здоровье и медицину, семейные отношения, гендерные отношения, образование, маркетинг и психологию потребителей, социальную и организационную психологию, а также исследования конфронтации. между политическими фигурами.Исследования проводились в контекстном моделировании и анкетировании, в строго контролируемых лабораторных условиях с использованием традиционных экспериментальных методов, в реальных условиях, таких как больницы и другие крупные организации, а также на основе анализа исторических примеров.

Важность социальной власти

Многое из того, что люди делают как личности и общество, связано с влиянием на других. Люди хотят и нуждаются в вещах от других, таких как привязанность, деньги, возможности, работа и справедливость.То, как они добиваются этого, часто зависит от их способности влиять на других, чтобы удовлетворить их желания. Кроме того, люди также являются постоянными объектами попыток влияния со стороны других. Таким образом, важно понимать, что заставляет людей подчиняться чужим желаниям и как использование власти влияет как на цели, так и на агентов. Это знание дает изучение социальной власти.

Артикул:

  1. Голд, Г. Дж., И Рэйвен, Б. Х. (1992). Стратегии межличностного влияния в базах Черчилля-Рузвельта для обмена разрушителями.Журнал социального поведения и личности, 7, 245-272.
  2. Кипнис Д. (1972). Власть развращает? Журнал личности и социальной психологии, 24, 33-41.
  3. Рэйвен, Б. Х. (2001). Власть / взаимодействие и межличностное влияние: экспериментальные исследования и тематические исследования. В A. Y. Lee-Chai & J. A. Bargh (Eds.), Использование и злоупотребление властью (стр. 217-240). Анн-Арбор, Мичиган: Sheridan Books.

Послушание, сила и лидерство — Принципы социальной психологии — 1-е международное издание

  1. Опишите и интерпретируйте результаты исследования Стэнли Милгрэма о подчинении властям.
  2. Сравните различные типы власти, предложенные Джоном Френчем и Бертрамом Рэйвеном, и объясните, как они создают соответствие.
  3. Дайте определение лидерству и объясните, как эффективные лидеры определяются человеком, ситуацией и взаимодействием между человеком и ситуацией.

Одним из фундаментальных аспектов социального взаимодействия является то, что одни люди имеют большее влияние, чем другие. Социальная власть можно определить как способность человека создавать соответствие, даже когда люди, находящиеся под влиянием, могут пытаться сопротивляться этим изменениям (Fiske, 1993; Keltner, Gruenfeld, & Anderson, 2003).Боссы имеют власть над своими работниками, родители имеют власть над своими детьми, и, в более общем плане, мы можем сказать, что те, кто у власти, имеют власть над своими подчиненными. Короче говоря, власть относится к самому процессу социального влияния: власть имеет те, кто больше всех способен влиять на других.

Исследования Милгрэма о повиновении властям

Мощная способность власть имущих контролировать других была продемонстрирована в замечательной серии исследований, проведенных Стэнли Милграмом (1963).Милграму интересовало понимание факторов, которые заставляют людей подчиняться приказам, отдаваемым людьми, наделенными властью. Он разработал исследование, в котором он мог наблюдать, в какой степени человек, представивший себя авторитетом, может вызывать послушание, даже до такой степени, что побуждает людей причинять вред другим.

Как и его профессор Соломон Аш, интерес Милгрэма к социальному влиянию частично объясняется его желанием понять, как присутствие могущественного человека — в частности, немецкого диктатора Адольфа Гитлера, который приказал убить миллионы людей во время Второй мировой войны — могло вызвать повиновение .Под руководством Гитлера немецкие войска СС наблюдали за казнью 6 миллионов евреев, а также других «нежелательных лиц», включая политических и религиозных диссидентов, гомосексуалистов, людей с умственными и физическими недостатками и военнопленных. Милграм использовал газетные объявления, чтобы привлечь к участию в своем исследовании мужчин (и в одном исследовании женщин) из самых разных слоев общества. Когда участник исследования прибыл в лабораторию, его или ее представили человеку, который, по мнению участника, был другим участником исследования, но на самом деле был сообщником-экспериментатором.Экспериментатор объяснил, что целью исследования было изучить влияние наказания на обучение. После того, как участник и сообщник согласились участвовать в исследовании, исследователь объяснил, что один из них будет случайным образом назначен учителем, а другой — учеником. Каждому из них выдали листок бумаги и попросили открыть его и указать, что на нем написано. Фактически в обеих статьях было написано учитель , что позволяло сообщнику притвориться, что его назначили учеником, и, таким образом, гарантировать, что фактическим участником всегда был учитель.Пока участник исследования (теперь учитель) смотрел на него, учащегося отвели в соседнюю шоковую комнату и привязали к электроду, который должен был нанести наказание. Экспериментатор объяснил, что работа учителя будет заключаться в том, чтобы сидеть в диспетчерской и читать ученику список пар слов. После того, как учитель прочитает список один раз, его задача — запомнить, какие слова идут вместе. Например, если пара слов была синий-диван , учитель сказал бы слово синий на тестовых испытаниях, и учащийся должен был бы указать, какое из четырех возможных слов ( дом , диван , кошка или ковер ) был правильным ответом, нажав одну из четырех кнопок перед ним.После того, как экспериментатор дал «учителю» образец электрошока (который, как утверждается, составлял 45 вольт), чтобы продемонстрировать, что удары действительно были болезненными, эксперимент начался. Участник исследования сначала прочитал ученику список слов, а затем начал проверять его знания.

Шоковая панель, показанная на рис. 6.9, «Шоковая аппаратура, использованная в исследовании послушания Милгрэма», была представлена ​​перед учителем, и ученика не было видно в шоковой комнате. Экспериментатор сел позади учителя и объяснил ему, что каждый раз, когда ученик совершает ошибку, учитель должен нажимать один из выключателей разряда, чтобы применить разряд.Они должны были начать с минимально возможного разряда (15 вольт), но с каждой ошибкой разряд должен был увеличиваться на один уровень (дополнительные 15 вольт).

Рисунок 6.9 Эксперимент Милграма v2. Первоначально загрузчик был Expiring frog на en.wikipedia, в соответствии с CC BY SA (http://creativecommons.org/licenses/by-sa/3.0/)

Однажды учащийся (который, конечно, был на самом деле экспериментальным сообщником) был один в шоковой комнате он отстегнул от шоковой машины и достал магнитофон, который использовал для воспроизведения заранее записанной серии ответов, которые учитель мог слышать через стену комнаты.Как вы можете видеть в таблице 6.1 «График протеста конфедератов в экспериментах Милгрэма», учитель услышал, как ученик сказал «тьфу!» после первых сотрясений. После следующих нескольких ошибок, когда уровень разряда достиг 150 вольт, ученик воскликнул: «Вытащите меня отсюда, пожалуйста. Мое сердце начинает меня беспокоить. Я отказываюсь продолжать. Выпусти меня!» Когда разряд достиг примерно 270 вольт, протесты ученика стали более яростными, и после 300 вольт ученик объявил, что не собирается больше отвечать на вопросы.От 330 вольт и выше ученик молчал. Экспериментатор отвечал на вопросы участников на этом этапе, если они задавали какие-либо вопросы, с помощью сценария ответа, в котором указывалось, что они должны продолжать читать вопросы и прикладывать усиливающийся шок, когда учащийся не отвечал.


Таблица 6.1 График протеста конфедератов в экспериментах Милгрэма

75 В Ух!
90 вольт Ух!
105 В Ух! ( громче )
120 вольт Ух! Эй, , это очень больно.
135 В Ух !!
150 вольт Ух !! Экспериментатор! Это все. Забери меня отсюда. Я сказал тебе, что у меня болезнь сердца. Мое сердце начинает меня беспокоить. Вытащи меня отсюда, пожалуйста. Мое сердце начинает меня беспокоить. Я отказываюсь продолжать. Выпусти меня!
165 В Ух! Выпусти меня! ( кричит )
180 вольт Ух! Я терпеть не могу боль. Выпусти меня отсюда! ( кричит )
195 вольт Ух! Выпусти меня отсюда! Выпусти меня отсюда! Мое сердце меня беспокоит.Выпусти меня отсюда! Вы не имеете права держать меня здесь! Выпусти меня! Выпусти меня отсюда! Выпусти меня! Выпусти меня отсюда! Мое сердце меня беспокоит. Выпусти меня! Выпусти меня!
210 вольт Ух !! Экспериментатор! Забери меня отсюда . У меня было достаточно. Я больше не буду участвовать в эксперименте.
225 вольт Ух!
240 вольт Ух!
255 В Ух! Вытащи мне отсюда .
270 вольт ( отчаянный крик ) Выпусти меня отсюда. Выпусти меня отсюда. Выпусти меня отсюда. Выпусти меня. Ты слышишь? Выпусти меня отсюда.
285 вольт ( мучительный крик )
300 вольт ( мучительный крик ) Я категорически отказываюсь отвечать. Забери меня отсюда. Тебе меня здесь не удержать. Вытащи меня. Забери меня отсюда.
315 вольт ( отчаянный крик ) Выпусти меня отсюда.Выпусти меня отсюда. Мое сердце меня беспокоит. Выпустите меня, говорю вам. ( истерично ) Выпусти меня отсюда. Выпусти меня отсюда. Вы не имеете права держать меня здесь. Выпусти меня! Выпусти меня! Выпусти меня! Выпусти меня отсюда! Выпусти меня! Выпусти меня!

Перед тем, как Милгрэм провел свое исследование, он описал процедуру трем группам — студентам колледжей, взрослым из среднего класса и психиатрам, — спрашивая каждую из них, думают ли они, что они шокируют участника, который допустил достаточно ошибок на самом высоком уровне. шкала (450 вольт).Сто процентов всех трех групп думали, что они этого не сделают. Затем он спросил их, какой процент «других людей», вероятно, будет использовать наивысший предел шкалы шока, и в этот момент все три группы продемонстрировали удивительную согласованность, дав (довольно оптимистичные) оценки примерно от 1% до 2%.

Результаты реальных экспериментов сами по себе были шокирующими. Несмотря на то, что все участники сначала испытали легкий шок, после этого реакция была разной.Некоторые отказывались продолжать после примерно 150 вольт, несмотря на настойчивость экспериментатора продолжать увеличивать уровень разряда. Третьи, однако, продолжали задавать вопросы и вводить токи под давлением экспериментатора, который требовал продолжения. В конце концов, 65% участников продолжали подвергать ученика электрошоку вплоть до максимального значения 450 вольт, даже несмотря на то, что этот разряд был помечен как «опасность: сильное потрясение», и от участника не было слышно никакой реакции. для нескольких испытаний.В целом, почти две трети участвовавших мужчин, насколько им известно, шокировали другого человека до смерти, и все это было частью предполагаемого эксперимента по обучению.

Исследования, аналогичные выводам Милгрэма, с тех пор были проведены во всем мире (Blass, 1999), с показателями послушания от 90% в Испании и Нидерландах (Meeus & Raaijmakers, 1986) до 16% среди австралийцев. женщины (Kilham & Mann, 1974). Если вы думаете, что такие высокие уровни послушания не наблюдались бы в сегодняшней современной культуре, есть свидетельства того, что они будут.Недавно результаты Милгрэма были почти точно воспроизведены с использованием мужчин и женщин из самых разных этнических групп в исследовании, проведенном Джерри Бургером из Университета Санта-Клары. В этом воспроизведении эксперимента Милгрэма 65% мужчин и 73% женщин согласились применять все более болезненные удары электрическим током по приказу авторитетного лица (Burger, 2009). Однако в репликации участникам не разрешалось выходить за пределы шокового выключателя на 150 вольт.

Хотя может показаться соблазнительным заключить, что эксперименты Милгрэма демонстрируют, что люди по своей природе злые существа, готовые шокировать других до смерти, Милгрэм не верил, что это так.Скорее, он чувствовал, что это была социальная ситуация, а не сами люди, которые были ответственны за поведение. Чтобы продемонстрировать это, Милгрэм провел исследование, в ходе которого было изучено несколько вариантов его первоначальной процедуры, каждая из которых продемонстрировала, что изменения в ситуации могут резко повлиять на степень послушания. Эти варианты показаны на Рисунке 6.10.

Рисунок 6.10 Авторитет и послушание в исследованиях Стэнли Милгрэма

На этом рисунке представлен процент участников исследований послушания Стэнли Милгрэма (1974), которые были максимально послушны (то есть давали все 450 вольт шока) в некоторых из проводимых им вариаций. .В первоначальном исследовании статус и власть авторитета были максимальными — экспериментатор был представлен как уважаемый ученый в уважаемом университете. Однако в повторениях исследования, в котором авторитет экспериментатора был уменьшен, послушание также уменьшилось. В одном из повторений статус экспериментатора был понижен из-за того, что эксперимент проводился в здании, расположенном в Бриджпорте, штат Коннектикут, а не в лабораториях кампуса Йельского университета, и исследование якобы спонсировалось частной коммерческой исследовательской фирмой вместо университетом.В этом исследовании наблюдалось меньшее послушание (только 48% участников оказали максимальный шок). Полное послушание также снижалось (до 20%), когда способность экспериментатора выражать свою власть была ограничена тем, что он сидел в соседней комнате и общался с учителем по телефону. А когда экспериментатор вышел из комнаты и попросил другого ученика (на самом деле его единомышленника) дать ему инструкции, послушание также снизилось до 20%.

Помимо роли авторитета, исследования Милгрэма также подтвердили роль единодушия в создании послушания.Когда другой участник исследования (снова экспериментальный соучастник) начал с применения электрошока, но затем отказался продолжать, и участника попросили взять на себя ответственность, только 10% были послушны. И если присутствовали два экспериментатора, но только один предлагал шокировать, а другой выступал за прекращение шока, все участники исследования следовали более доброжелательному совету и не шокировали. Но, пожалуй, наиболее показательными были исследования, в которых Милгрэм позволял участникам выбирать свои собственные уровни шока или в которых один из экспериментаторов предлагал им фактически не использовать шоковую машину.В этих ситуациях шока практически не было. Эти условия показывают, что люди не любят причинять вред другим, и когда им предоставляется выбор, они не станут этого делать. С другой стороны, социальная ситуация может оказывать мощное и потенциально смертельное социальное влияние.

Последнее замечание об исследованиях Милгрэма: хотя Милгрэм явно сосредоточил внимание на ситуационных факторах, которые привели к большему послушанию, было обнаружено, что они взаимодействуют с определенными характеристиками личности (еще один пример взаимодействия человек-ситуация) .В частности, авторитаризм ( склонность к тому, чтобы вещи были простыми, а не сложными, и придерживаться традиционных ценностей ), добросовестность ( склонность к ответственности, порядку и надежности ) и уступчивость ( склонность к добродушию, сотрудничеству и доверию ) все связаны с более высоким уровнем послушания, тогда как более высокое моральное рассуждение ( способ вынесения этических суждений ) и социальный интеллект ( способность для развития четкого восприятия ситуации с помощью ситуационных сигналов ) и предсказывают сопротивление требованиям властной фигуры (Bègue et al., 2014; Бласс, 1991).

Прежде чем перейти к следующему разделу, стоит отметить, что, хотя в этой главе мы обсуждали и конформность, и послушание, это не одно и то же. Хотя обе формы социального влияния, мы чаще всего склонны подчиняться нашим сверстникам, в то время как мы подчиняемся тем, кто наделен властью. Кроме того, принуждение к подчинению обычно носит неявный характер, тогда как приказ подчиняться обычно довольно явный. И, наконец, в то время как людям не нравится признаваться в своем согласии (особенно через нормативное социальное влияние), они с большей готовностью будут указывать на авторитетную фигуру как на источник своих действий (особенно когда они сделали то, что им стыдно или стыдно). .

Социальная психология в интересах общества

Рисунок 6. 11 Источник: Abu Ghraib Abuse, стоящий на коробке (http://en.wikipedia.org/wiki/File:AbuGhraibAbuse-standing-on-box.jpg) находится в общественном достоянии (http: //en.wikipedia .org / wiki / Public_domain)

The Stanford Prison Study и Abu Ghraib

В исследовании Милгрэма мы видим провокационную демонстрацию того, как люди, обладающие властью, могут контролировать поведение других. Может ли наше понимание социально-психологических факторов, порождающих послушание, помочь нам объяснить события, произошедшие в 2004 году в Абу-Грейб, иракской тюрьме, в которой находился У.С. солдаты физически и психологически пытали своих иракских военнопленных? Так считает социальный психолог Филип Зимбардо. Он отмечает параллели между событиями, произошедшими в Абу-Грейб, и событиями, произошедшими в «тюремном исследовании», которое он провел в 1971 году (Stanford Prison Study. Получено с http://www.prisonexp.org/links.htm).

В этом исследовании Зимбардо и его коллеги устроили имитацию тюрьмы. Они отобрали 23 студента-волонтера и разделили их на две группы. Одна группа была выбрана в качестве «заключенных».Их забрали у себя дома настоящие полицейские, «арестовали» и доставили в тюрьму, где их охраняла другая группа студентов — «охранники». Обе группы были помещены в обстановку, которая была спроектирована так, чтобы выглядеть как настоящая тюрьма, и началась ролевая игра.

Предполагалось, что исследование продлится две недели. Однако на второй день заключенные попытались восстать против охранников. Охранники быстро двинулись, чтобы остановить восстание, применив как психологическое наказание, так и физическое насилие.В последующие дни охранники не давали заключенным пище, воду и сон; расстрелял их из баллончика огнетушителя; бросили одеяла в грязь; заставляли чистить унитазы голыми руками; и раздел их догола. На пятую ночь экспериментаторы стали свидетелями того, как охранники надевали мешки на головы заключенных, сковывали им ноги и обходили их. В этот момент бывший студент, не участвовавший в исследовании, заявил, что обращение с заключенными аморально.В результате исследователи досрочно прекратили эксперимент.

Выводы исследования Зимбардо казались очевидными: люди могут находиться под настолько сильным влиянием своего социального положения, что становятся бессердечными хозяевами тюрьмы, которые истязают своих жертв. Возможно, этот вывод можно применить к самой исследовательской группе, которая, по-видимому, пренебрегла этическими принципами при достижении своих исследовательских целей. Исследование Зимбардо может помочь нам понять события, которые произошли в Абу-Грейб, военной тюрьме, используемой Соединенными Штатами Америки.С. военный после успешного свержения диктатора Саддама Хусейна. Зимбардо выступал в качестве свидетеля-эксперта в суде над сержантом Чипом Фредериком, который был приговорен к восьми годам тюремного заключения за участие в жестоком обращении в Абу-Грейб. Фредерик был армейским резервистом, который отвечал за ночную смену яруса 1А, где с задержанными жестоко обращались. Во время судебного разбирательства Фредерик сказал: «Я поступил неправильно, и я не понимаю, почему я это сделал». Зимбардо считает, что Фредерик действовал точно так же, как студенты в тюремном исследовании.Он работал в переполненной, грязной и опасной тюрьме, где от него ожидали сохранения контроля над иракскими заключенными — короче говоря, ситуация, в которой он оказался, была очень похожа на тюремное исследование Зимбардо.

В недавнем интервью Зимбардо утверждал (можно сказать, что он социальный психолог), что «на человеческое поведение больше влияют вещи вне нас, чем внутри нас». Он считает, что, несмотря на наши моральные и религиозные убеждения и несмотря на присущую людям доброту, бывают моменты, когда внешние обстоятельства могут подавлять нас, и мы будем делать то, на что никогда не рассчитывали.Он утверждал, что «если вы не подозреваете, что это может случиться, вас может соблазнить зло. Нам нужны прививки против нашего собственного потенциала зла. Мы должны это признать. Тогда мы сможем это изменить »(Дрифус, 2007).

Вы можете задаться вопросом, было ли экстремальное поведение охранников и заключенных в тюремном исследовании Зимбардо уникальным для конкретного социального контекста, который он создал. Недавнее исследование Стивена Райхера и Алекса Хаслама (2006) предполагает, что это действительно так. В своем исследовании они воссоздали тюремное исследование Зимбардо, внося при этом небольшие, но важные изменения.Во-первых, заключенных не «арестовывали» до начала исследования, и устройство тюрьмы было менее реалистичным. Кроме того, исследователи в этом эксперименте сказали «охранникам» и «заключенным», что группы были произвольными и со временем могут меняться (то есть, что некоторые заключенные могут быть повышены до охранников). Результаты этого исследования полностью отличались от результатов, полученных Зимбардо. Это исследование также было прекращено досрочно, но больше из-за того, что охранники чувствовали себя некомфортно в своем превосходном положении, чем из-за жестокого обращения с заключенными.Эта «тюрьма» просто не казалась участникам настоящей тюрьмой, и, как следствие, они не брали на себя отведенные им роли. И снова выводы ясны — особенности социальной ситуации, в большей степени, чем сами люди, часто являются наиболее важными детерминантами поведения.

Типы власти

Одна из самых влиятельных теорий власти была разработана Бертрамом Рэйвеном и Джоном Френчем (French & Raven, 1959; Raven, 1992). Рэйвен выделил пять различных типов власти: власть вознаграждения, , сила принуждения , , законная сила , , референтная сила , и экспертная сила (показаны в таблице 6.2, «Типы власти»), утверждая, что каждый тип власти включает в себя разный тип социального влияния и что разные типы различаются с точки зрения того, будет ли их использование создавать общественное согласие или частное признание. Понимание типов власти важно, потому что это позволяет нам более ясно увидеть множество способов, которыми люди могут влиять на других. Давайте рассмотрим эти пять типов власти, начиная с тех, которые, скорее всего, будут вызывать только общественное согласие, и перейдем к тем, которые с большей вероятностью вызовут частное признание.

Таблица 6.2 Типы питания

Сила вознаграждения Возможность распределять положительные или отрицательные награды
Коэрцитивная сила Возможность отмены наказаний
Законная сила Авторитет, проистекающий из убеждения тех, на кого влияют, в то, что это лицо имеет законное право требовать повиновения
Референтная мощность Влияние, основанное на отождествлении с властью, влечении или уважении к ней
Экспертная мощность Сила, проистекающая из убеждений других в том, что обладатель власти обладает превосходными навыками и способностями
Примечание : Френч и Рэйвен предложили пять типов власти, которые различаются по вероятности обеспечения согласия со стороны общества или частного признания.

Сила вознаграждения

Сила вознаграждения возникает , когда один человек может влиять на других, обеспечивая им положительные результаты . Начальство имеет право вознаграждать сотрудников, потому что они могут увеличивать зарплату сотрудников и увеличивать размер пособий, а учителя имеют право вознаграждать студентов, потому что они могут ставить студентам высокие оценки. Разнообразие наград, которые могут быть использованы сильными мира сего, практически безгранично и включают словесную похвалу или одобрение, присвоение статуса или престижа и даже прямую финансовую выплату.Способность обладать властью вознаграждения над теми, на кого мы хотим влиять, зависит от потребностей человека, на которого оказывают влияние. Власть больше, когда у человека, на которого оказывается влияние, есть сильное желание получить награду, и власть слабее, когда индивид не нуждается в награде. Начальник будет иметь большее влияние на сотрудника, у которого нет других перспектив трудоустройства, чем на того, кого ищут другие корпорации, и дорогие подарки будут более эффективными для убеждения тех, кто не может купить товары на свои деньги.Поскольку изменение поведения, являющееся результатом силы поощрения, определяется самой наградой, ее использование обычно с большей вероятностью приведет к согласию со стороны общества, чем к принятию в частном порядке.

Принудительная сила

Принуждение — это сила , основанная на способности создавать негативные результаты для других, например, запугивая, запугивая или иным образом наказывая . Начальство имеет принудительную власть над сотрудниками, если они могут (и хотят) наказать сотрудников, уменьшив их зарплату, переведя их на более низкую должность, поставив их в неловкое положение или уволив.А друзья могут принуждать друг друга дразнить, унижать и подвергать остракизму. люди, которых наказывают слишком сильно, скорее всего, будут искать другие ситуации, дающие более положительные результаты.

Во многих случаях власть имущие используют одновременно и вознаграждение, и силу принуждения — например, увеличивая заработную плату в результате положительной работы, но также угрожая снизить ее, если производительность упадет. Поскольку применение принуждения имеет такие негативные последствия, власти, как правило, чаще используют вознаграждение, чем силу принуждения (Molm, 1997).Принуждение обычно труднее использовать, поскольку часто требуется энергия, чтобы удержать человека от наказания, полностью покинув ситуацию. А сила принуждения менее желательна как для носителя власти, так и для человека, на которого оказывают влияние, потому что она создает среду негативных чувств и недоверия, которая может затруднить взаимодействие, подорвать удовлетворение и привести к мести против держателя власти (Tepper et al. др., 2009). Как и в случае власти вознаграждения, сила принуждения с большей вероятностью приведет к согласию со стороны общества, чем к принятию в частном порядке.Более того, в обоих случаях для эффективного использования власти требуется, чтобы обладатель власти постоянно контролировал поведение цели, чтобы быть уверенным, что он или она соблюдает правила. Этот мониторинг сам по себе может вызвать чувство недоверия между двумя людьми в отношениях. Властелин чувствует (возможно, несправедливо), что цель подчиняется только благодаря наблюдению, тогда как цель чувствует (опять же, возможно, несправедливо), что власть имущий не доверяет ему или ей.

Законная власть

В то время как вознаграждение и сила принуждения, скорее всего, приведут к желаемому поведению, другие типы власти, которые не так сильно сфокусированы на вознаграждении и наказании, с большей вероятностью вызовут изменения в отношениях (частное принятие), а также в поведении.Таким образом, во многих отношениях эти источники силы сильнее, потому что они вызывают реальное изменение убеждений. Законная власть — это власть, наделенная теми, кто назначен или избран на руководящие должности , например учителями, политиками, полицейскими и судьями, и их власть успешна, потому что члены группы принимают ее должным образом. Мы согласны с тем, что правительства могут взимать налоги и что судьи могут решать исход судебных дел, потому что мы рассматриваем эти группы и отдельных лиц как действительные части нашего общества.Лица, обладающие законной властью, могут оказывать существенное влияние на своих последователей.

Лица, обладающие законной властью, могут не только создавать изменения в поведении других, но также обладать властью создавать и изменять социальные нормы группы. В некоторых случаях законная власть предоставляется авторитету в результате принятия законов или выборов или в рамках норм, традиций и ценностей общества. Власть, которую экспериментатор имел над участниками исследования Милгрэма о послушании, по-видимому, была в первую очередь результатом его законной власти как уважаемого ученого в важном университете.В других случаях законная власть приходит более неформально в результате того, что вы являетесь уважаемым членом группы. Люди, которые вносят свой вклад в групповой процесс и следуют групповым нормам, получают статус внутри группы и, следовательно, обретают законную власть.

В некоторых случаях законная власть может успешно использоваться даже теми, кто не обладает большой властью. После урагана Катрина, обрушившегося на Новый Орлеан в 2005 году, жители потребовали от федерального правительства США помощи в восстановлении города.Хотя эти люди не обладали большим вознаграждением или силой принуждения, они, тем не менее, воспринимались как хорошие и уважаемые граждане Соединенных Штатов. Многие граждане США склонны полагать, что к людям, у которых нет столько, сколько у других (например, к тем, кто очень беден), следует относиться справедливо и что эти люди могут законно требовать ресурсов от тех, у кого их больше. Это может не всегда работать, но в той степени, в которой это работает, представляет собой тип законной власти — власти, которая исходит из веры в уместность или обязательство отвечать на запросы других с законной репутацией.

Референтная мощность

Люди с референтной способностью обладают способностью влиять на других, потому что они могут побудить этих других идентифицировать себя с ними . В этом случае человек, оказывающий влияние, является (а) членом важной референтной группы — кем-то, кем мы лично восхищаемся и пытаемся подражать; (б) харизматичный, динамичный и убедительный лидер; или (c) лицо, которое особенно привлекательно или известно (Heath, McCarthy, & Mothersbaugh, 1994; Henrich & Gil-White, 2001; Kamins, 1989; Wilson & Sherrell, 1993).

Маленький ребенок, который подражает мнениям или поведению старшего брата или сестры или известного спортсмена, или религиозного человека, который следует совету уважаемого религиозного лидера, находится под влиянием референтной силы. Референтная власть обычно производит частное принятие, а не общественное согласие (Kelman, 1961). Влияние, оказываемое референтной силой, может проявляться в пассивном смысле, потому что человек, которому подражают, не обязательно пытается влиять на других, а человек, на который влияют, может даже не осознавать, что влияние имеет место.Однако в других случаях человек, наделенный референтной властью (например, лидер культа), может в полной мере использовать свой статус в качестве объекта идентификации или уважения, чтобы произвести изменения. В любом случае референтная власть является особенно сильным источником влияния, потому что она может привести к принятию мнения другого важного другого.

Сила эксперта

Последний источник силы Френча и Рэйвен — экспертная сила. Эксперты обладают знаниями или информацией, и соответствие тем, кого мы считаем экспертами, полезно для принятия решений по вопросам, для решения которых у нас недостаточно опыта. Власть эксперта , таким образом, представляет тип информационного влияния, основанного на фундаментальном желании получить достоверную и точную информацию, и результатом которого, вероятно, будет частное принятие . Следование убеждениям или инструкциям врачей, учителей, юристов и компьютерных экспертов является примером экспертного влияния; мы предполагаем, что эти люди обладают достоверной информацией о своих областях знаний, и принимаем их мнения, основанные на этом предполагаемом опыте (особенно, если их советы кажутся успешными в решении проблем).В самом деле, один из способов увеличить свою власть — стать экспертом в своей области. Экспертная власть увеличивается для тех, кто владеет большей информацией по соответствующей теме, чем другие, потому что другие должны обратиться к этому человеку, чтобы получить информацию. Таким образом, вы можете видеть, что если вы хотите влиять на других, может быть полезно получить как можно больше информации по теме.

Research Focus

Сбой питания?

Наличие власти дает некоторые преимущества тем, у кого она есть.По сравнению с теми, кто обладает меньшей властью, люди, обладающие большей властью над другими, более уверены в себе и более приспособлены к потенциальным возможностям в своей среде (Anderson & Berdahl, 2002). Они также с большей вероятностью, чем люди, у которых меньше возможностей, предпринять действия для достижения своих целей (Anderson & Galinsky, 2006; Galinsky, Gruenfeld, & Magee, 2003). Несмотря на эти преимущества обладания властью, небольшая власть имеет большое значение, а ее слишком много может быть опасно как для целей власти, так и для самого держателя власти.

В эксперименте Дэвида Кипниса (1972) студенты колледжа играли роль «руководителей», которые предположительно работали над заданием с другими студентами («рабочими»). Согласно случайному отнесению к условиям эксперимента, половина руководителей могла влиять на рабочих только через законную власть, отправляя им сообщения, пытаясь убедить их работать усерднее. Другая половина надзирателей получила усиленные полномочия. Помимо возможности убедить рабочих увеличить объем своей продукции с помощью сообщений, им также была предоставлена ​​сила вознаграждения (возможность давать небольшие денежные вознаграждения) и сила принуждения (способность отнимать ранее полученные награды).Хотя рабочие (которые на самом деле были заранее запрограммированы) работали одинаково хорошо в обоих условиях, участники, которым было предоставлено больше полномочий, воспользовались этим, чаще контактируя с рабочими и чаще угрожая им. Студенты в этом состоянии полагались почти исключительно на силу принуждения, а не пытались использовать свою законную власть для развития позитивных отношений с подчиненными. Хотя это не увеличивало производительность рабочих, наличие дополнительной власти отрицательно сказывалось на имидже рабочих у властей.В конце исследования руководители, которым были предоставлены дополнительные полномочия, оценивали рабочих более негативно, были менее заинтересованы во встрече с ними и считали, что единственная причина, по которой рабочие преуспели, — это получение вознаграждения.

Вывод этих исследователей ясен: обладание властью может побудить людей использовать ее, даже если в этом нет необходимости, что затем может заставить их поверить в то, что их подчиненные действуют только из-за угроз. Хотя использование избыточной власти может быть успешным в краткосрочной перспективе, власть, основанная исключительно на вознаграждении и принуждении, вряд ли создаст благоприятную среду ни для держателя власти, ни для подчиненного.Люди, обладающие властью, также могут с большей вероятностью стереотипировать людей, обладающих меньшей властью, чем они имеют (Depret & Fiske, 1999), и с меньшей вероятностью будут помогать другим людям, которые в ней нуждаются (van Kleef et al., 2008).

Хотя это исследование предполагает, что люди могут использовать силу, когда она им доступна, другие исследования показали, что это не одинаково верно для всех людей — это еще один случай взаимодействия человека и ситуации. Серена Чен и ее коллеги (Chen, Lee-Chai, & Bargh, 2001) обнаружили, что студенты, которых относили к категории более эгоистичных (в том смысле, что они рассматривали отношения с точки зрения того, что они могут и должны получить от них). сами) с большей вероятностью злоупотребляли своей властью, тогда как ученики, которые были классифицированы как ориентированные на других, с большей вероятностью использовали свою силу, чтобы помочь другим

Лидеры и лидерство

Один из типов людей, которые имеют власть над другими в том смысле, что они могут влиять на них, — это лидеры.Лидеры находятся в положении, в котором они могут проявить лидерство, , что означает способность направлять или вдохновлять других на достижение целей (Chemers, 2001; Hogg, 2010). Лидеры имеют в своем распоряжении множество различных техник влияния: в некоторых случаях они могут отдавать команды и обеспечивать их вознаграждением или силой принуждения, в результате чего общественность подчиняется командам. В других случаях они могут полагаться на хорошо аргументированные технические аргументы или вдохновляющие призывы, используя законные, референтные или экспертные полномочия с целью создания частного признания и ведения своих последователей к достижению.Лидерство — классический пример комбинированного воздействия личности и социальной ситуации.

Давайте сначала рассмотрим личность как часть уравнения, а затем перейдем к рассмотрению того, как человек и социальная ситуация работают вместе для создания эффективного лидерства.

Личность и лидерство

Рис. 6.12 Соучредители корпорации Google Ларри Пейдж и Сергей Брин являются хорошими примерами трансформационных лидеров, которые смогли увидеть новые идеи и мотивировать своих сотрудников на их реализацию.Источник: Schmidt-Brin-Page of Joi Ito, http://commons.wikimedia.org/wiki/File:Schmidt-Brin-Page-20080520.jpg, используется по лицензии CC BY 2.0 (http://creativecommons.org/licenses /by/2.0/deed.en)

Один из подходов к пониманию лидерства — сосредоточиться на личных переменных. Личностные теории лидерства — это объяснения лидерства, основанные на идее, что некоторые люди просто «прирожденные лидеры», потому что обладают личностными характеристиками, которые делают их эффективными (Zaccaro, 2007).Одна личностная переменная, связанная с эффективным лидерством, — это интеллект. Умный интеллект улучшает лидерство, пока лидер может общаться так, чтобы его или ее последователи могли легко понять (Simonton, 1994, 1995). Другое исследование показало, что социальные навыки лидера, такие как способность точно воспринимать потребности и цели членов группы, также важны для эффективного лидерства. Люди, которые более общительны и, следовательно, лучше умеют общаться с другими, обычно становятся хорошими лидерами (Kenny & Zaccaro, 1983; Sorrentino & Boutillier, 1975).

Другие переменные, которые относятся к эффективности лидерства, включают словесные навыки, креативность, уверенность в себе, эмоциональную стабильность, добросовестность и уступчивость (Cronshaw & Lord, 1987; Judge, Bono, Ilies, & Gerhardt, 2002; Yukl, 2002). И, конечно же, важны индивидуальные навыки выполнения поставленной задачи. Лидеры, обладающие опытом в области лидерства, будут более эффективными, чем те, у кого их нет. Поскольку так много характеристик, по-видимому, связано с лидерскими качествами, некоторые исследователи пытались объяснить лидерство не с точки зрения индивидуальных черт, а с точки зрения набора черт, которыми, по-видимому, обладают успешные лидеры.Некоторые рассматривали это с точки зрения харизмы (Beyer, 1999; Conger & Kanungo, 1998). Харизматические лидеры — это лидеров, полных энтузиазма, преданных своему делу и уверенных в себе; кто склонен говорить о важности групповых целей на широком уровне; и которые приносят личные жертвы ради группы . Харизматические лидеры выражают взгляды, которые поддерживают и подтверждают существующие групповые нормы, но также содержат видение того, какой группа может или должна быть. Харизматические лидеры используют свою референтную силу, чтобы мотивировать, воодушевлять и вдохновлять других.И исследования показали положительную взаимосвязь между харизмой лидера и его эффективными лидерскими качествами (Simonton, 1988).

Другой подход к лидерству, основанный на чертах характера, основан на идее о том, что лидеры используют транзакционных, или трансформационных стилей лидерства со своими подчиненными (Avolio & Yammarino, 2003; Podsakoff, MacKenzie, Moorman & Fetter, 1990). Лидеры транзакций — это более постоянных лидеров, которые работают со своими подчиненными, чтобы помочь им понять, что от них требуется, и выполнить работу. . Трансформационные лидеры , с другой стороны, больше похожи на харизматических лидеров — они, , имеют видение того, куда движется группа, и пытаются стимулировать и вдохновлять своих сотрудников выйти за рамки своего нынешнего статуса и создать новое и лучшее будущее . Трансформационные лидеры — это те, кто может реконфигурировать или трансформировать нормы группы (Reicher & Hopkins, 2003).

Лидерство как взаимодействие человека и ситуации

Несмотря на то, что, по-видимому, есть по крайней мере некоторые черты личности, которые связаны с лидерскими способностями, наиболее важные подходы к пониманию лидерства принимают во внимание как личностные характеристики лидера, так и ситуацию, в которой он действует.В некоторых случаях важна сама ситуация. Например, хотя сейчас Уинстон Черчилль считается одним из величайших политических лидеров мира, он не был особенно популярной фигурой в Великобритании до Второй мировой войны. Однако на фоне угрозы, исходящей от нацистской Германии, его дерзкий и упрямый характер послужил источником вдохновения, к которому многие стремились. Это классический пример того, как ситуация может повлиять на восприятие навыков лидера. Однако в других случаях критичны и ситуация, и человек.

Один хорошо известный личностно-ситуативный подход к пониманию эффективности лидерства был разработан Фредом Фидлером и его коллегами (Ayman, Chemers, & Fiedler, 1995). Модель эффективности лидерства на случай непредвиденных обстоятельств — это модель эффективности лидерства, которая фокусируется как на личных переменных, так и на ситуационных переменных . Филдер концептуализировал стиль лидерства человека как относительно стабильную личностную переменную и измерил его, попросив людей рассмотреть всех людей, с которыми они когда-либо работали, и описать человека, с которым они меньше всего любили работать (их наименее предпочитаемый коллега ).Те, кто указали, что им лишь в некоторой степени не нравится их наименее предпочтительный коллега, были классифицированы как люди, ориентированные на отношения, которые были заинтересованы в близких личных отношениях с другими. Однако те, кто указали, что им не очень нравится этот сотрудник, были отнесены к типам, ориентированным на выполнение задач, которые были мотивированы, прежде всего, выполнением работы.

Помимо классификации людей в соответствии с их стилями лидерства, Фидлер также классифицировал ситуации, в которых группы должны были выполнять свои задачи, как на основе самой задачи, так и на основе отношения лидера к членам группы.В частности, как показано на рисунке 6.13, «Модель непредвиденных обстоятельств эффективности лидерства», Фидлер полагал, что важны три аспекта групповой ситуации:

  1. Степень, в которой лидер уже имеет хорошие отношения с группой и поддержку членов группы ( отношения лидер-член )
  2. Степень структурированности и однозначности задачи ( структура задачи )
  3. Уровень власти или поддержки лидера в организации ( позиция, власть )

Кроме того, Филдер считал, что эти факторы упорядочены по степени важности, причем отношения между лидером и членом команды важнее структуры задач, которая, в свою очередь, важнее, чем власть позиции.В результате он смог создать восемь уровней «ситуативной благоприятности» групповой ситуации, которые примерно варьируются от наиболее благоприятного до наименее благоприятного для лидера. Наиболее благоприятные отношения предполагают хорошие отношения, структурированную задачу и сильную власть лидера, тогда как наименее благоприятные отношения предполагают плохие отношения, неструктурированную задачу и слабую власть лидера.

Рисунок 6.13 Модель непредвиденных обстоятельств эффективности лидерства

Модель непредвиденных обстоятельств является интерактивной, потому что она предполагает, что люди с разными стилями лидерства будут различаться по эффективности в разных групповых ситуациях.Ожидается, что ориентированные на выполнение задачи лидеры будут наиболее эффективны в ситуациях, в которых групповая ситуация очень благоприятна, потому что это дает лидеру возможность продвигать группу вперед, или в ситуациях, в которых групповая ситуация очень неблагоприятна и в которых возникают крайние проблемы. ситуации требуют от лидера решительных действий. Однако в ситуациях умеренной благосклонности, которые возникают при отсутствии поддержки лидера или когда проблема, которую нужно решить, очень сложна или неясна, ожидается, что лидер, более ориентированный на отношения, будет более эффективным.Короче говоря, модель непредвиденных обстоятельств предсказывает, что ориентированные на выполнение задачи лидеры будут наиболее эффективными либо тогда, когда групповой климат очень благоприятен и, следовательно, нет необходимости беспокоиться о чувствах членов группы, либо когда групповой климат очень неблагоприятен и ориентированный на задачу лидер должен взять на себя твердый контроль.

Еще один подход к пониманию лидерства основан на степени, в которой член группы воплощает нормы группы. Идея состоит в том, что люди, которые принимают групповые нормы и ведут себя в соответствии с ними, скорее всего, будут рассматриваться как особенно хорошие члены группы и, следовательно, с большой вероятностью станут лидерами (Hogg, 2001; Hogg & Van Knippenberg, 2003).Члены группы, которые следуют групповым нормам, считаются более заслуживающими доверия (Dirks & Ferrin, 2002) и склонны к групповому поведению, чтобы укрепить свои лидерские качества (Platow & van Knippenberg, 2001).

  • Социальная власть может быть определена как способность человека создавать соответствие, даже когда люди, находящиеся под влиянием, могут пытаться сопротивляться этим изменениям.
  • Исследования Милгрэма по послушанию продемонстрировали поразительную степень, в которой социальная ситуация и люди, обладающие властью, обладают способностью вызывать послушание.
  • Одна из самых влиятельных теорий власти была разработана Френчем и Рэйвен, которые выделили пять различных типов власти: власть вознаграждения, сила принуждения, законная власть, референтная сила и экспертная сила. Типы различаются в зависимости от того, приведет ли их использование к общественному согласию или к частному признанию.
  • Хотя властью могут злоупотреблять те, у кого она есть, обладание властью также дает некоторые положительные результаты для людей.
  • Лидерство определяется личностными переменными, ситуативными переменными и взаимодействием человека и ситуации.Модель непредвиденных обстоятельств эффективности лидерства — пример последнего фактора.
  1. Напишите абзац, в котором выразите свое мнение о Холокосте или о другом примере подчинения властям. Подумайте, как социально-психологическое исследование послушания влияет на вашу интерпретацию события.
  2. Представьте себя участником эксперимента Милгрэма по подчинению властям. Опишите, как, по вашему мнению, вы бы отреагировали на ситуацию по мере ее развития.
  3. Приведите пример человека, обладающего каждым из типов власти, обсуждаемых в этом разделе.
  4. Рассмотрим лидера, с которым вы работали в прошлом. Какие типы лидерства использовал этот человек? Были ли они эффективны?
  5. Выберите недавнее мероприятие, в котором участвовал очень эффективный лидер или тот, в котором участвовал очень плохой. Проанализируйте лидерство с точки зрения тем, обсуждаемых в этой главе.

Список литературы

Андерсон, К., и Бердал, Дж. Л. (2002). Опыт власти: изучение влияния власти на тенденции приближения и сдерживания. Журнал личности и социальной психологии, 83 , 1362–1377.

Андерсон, К., и Галински, А. Д. (2006). Власть, оптимизм и риск. Европейский журнал социальной психологии, 36 , 511–536.

Аволио, Б. Дж., И Яммарино, Ф. Дж. (2003). Преобразующее и харизматическое лидерство: путь вперед . Оксфорд, Великобритания: Elsevier Press.

Айман Р., Чемерс М. М. и Фидлер Ф. (1995). Модель непредвиденных обстоятельств эффективности лидерства: ее уровень анализа. Leadership Quarterly, 6 (2), 147–167.

Бег, Л., Бовуа, Дж. Л., Курбе, Д., Оберле, Д., Лепаж, Дж., И Дюк, А. А. (2014). Личность предсказывает послушание в парадигме Милгрэма. Журнал личности. Принято, но еще не опубликовано.

Бейер, Дж. М. (1999). Укрощение и продвижение харизмы для изменения организаций. Leadership Quarterly, 10 (2), 307–330.

Бласс, Т. (1991). Понимание поведения в эксперименте с послушанием Милгрэма: роль личности, ситуаций и их взаимодействия. Журнал личности и социальной психологии, 60 (3), 398-413.

Бласс, Т. (1999). Парадигма Милгрэма через 35 лет: кое-что, что мы теперь знаем о подчинении властям. Журнал прикладной социальной психологии, 29 , 955–978.

Бургер, Дж. М. (2009). Копирование Милгрэма: будут ли люди подчиняться и сегодня? Американский психолог, 64 (1), 1-11.

Чемерс, М. М. (2001). Эффективность лидерства: комплексный обзор. В M. A. Hogg & R.С. Тиндейл (ред.), Справочник Блэквелла по социальной психологии: групповые процессы (стр. 376–399). Оксфорд, Великобритания: Блэквелл.

Чен, С., Ли-Чай, А. Ю., и Барг, Дж. А. (2001). Ориентация на отношения как модератор эффектов социальной власти. Журнал личности и социальной психологии, 80 (2), 173–187.

Конгер, Дж. А., и Канунго, Р. Н. (1998). Харизматическое лидерство в организациях . Таузенд-Оукс, Калифорния: Сейдж.

Кроншоу, С.Ф. и Лорд Р. Г. (1987). Влияние процессов категоризации, атрибуции и кодирования на восприятие лидерства. Журнал прикладной психологии, 72 , 97–106.

Депре Э. и Фиске С. Т. (1999). Восприятие сильных: интригующие личности против угрожающих групп. Журнал экспериментальной социальной психологии, 35 (5), 461–480.

Диркс, К. Т., и Феррин, Д. Л. (2002). Доверие к лидерству: метааналитические выводы и последствия для исследований и практики. Журнал прикладной психологии, 87 , 611–628.

Дрифус, К. (3 апреля 2007 г.). Обретение надежды в познании универсальной способности зла. Нью-Йорк Таймс . Получено с http://www.nytimes.com/2007/04/03/science/03conv.html?_r=0#

.

Фиске, С. Т. (1993). Контроль над другими людьми: влияние власти на стереотипы. Американский психолог, 48 , 621–628.

Френч, Дж. Р. П. и Равен, Б. Х. (1959). Основы социальной власти. В Д.Картрайт (ред.), Исследования социальной власти (стр. 150–167). Анн-Арбор, Мичиган: Институт социальных исследований.

Галинский А. Д., Грюнфельд Д. Х. и Маги Дж. К. (2003). От силы к действию. Журнал личности и социальной психологии, 85 , 453–466.

Хит, Т. Б., Маккарти, М. С., и Мазерсбо, Д. Л. (1994). Пресс-секретарь известности и яркости эффекты в контексте проблемно-релевантного мышления: сдерживающая роль конкурентной среды. Журнал потребительских исследований, 20 , 520–534.

Генрих Дж. И Гил-Уайт Ф. (2001). Эволюция престижа: свободно присваиваемый статус как механизм увеличения благ культурной трансмиссии. Эволюция и поведение человека, 22 , 1–32.

Хогг, М.А. (2001). Теория социальной идентичности лидерства. Обзор личности и социальной психологии, 5 , 184–200.

Хогг, М.А. (2010). Влияние и лидерство. В S. F. Fiske, D. T. Gilbert, & G. Lindzey (Eds.), Справочник по социальной психологии (Vol.2. С. 1166–1207). Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Wiley.

Хогг, М.А., и ван Книппенберг, Д. (2003). Социальная идентичность и процессы лидерства в группах. Успехи экспериментальной социальной психологии, 35 , 1–52.

Судья Т., Боно Дж., Илиес Р. и Герхардт М. (2002). Личность и лидерство: качественный и количественный обзор, Журнал прикладной психологии, 87 , 765–780.

Каминс, А. М. (1989). Знаменитость и не знаменитость в двустороннем контексте. Журнал рекламных исследований, 29 , 34–42.

Кельман, Х. (1961). Процессы изменения мнения. Public Opinion Quarterly, 25 , 57–78.

Келтнер Д., Грюнфельд Д. Х. и Андерсон К. (2003). Власть, подход и сдерживание. Психологический обзор, 110 (2), 265–284.

Кенни, Д. А., и Заккаро, С. Дж. (1983). Оценка дисперсии из-за лидерских качеств. Журнал прикладной психологии, 68 , 678–685.

Килхэм, W., И Манн, Л. (1974). Уровень деструктивного послушания как функция ролей передатчика и исполнителя в парадигме послушания Милгрэма. Журнал личности и социальной психологии, 29 , 692–702.

Кипнис Д. (1972). Власть развращает? Журнал личности и социальной психологии, 24 , 33–41.

Миус, В. Х., и Раайджмейкерс, К. А. (1986). Административное подчинение: выполнение приказов о применении психологического и административного насилия. Европейский журнал социальной психологии, 16 , 311–324.

Милграм, С. (1963). Поведенческое исследование послушания. Журнал аномальной и социальной психологии, 67, 371–378.

Молм, Л. Д. (1997). Принудительная сила в социальном обмене . Нью-Йорк, Нью-Йорк: Издательство Кембриджского университета.

Платоу, М. Дж., И ван Книппенберг, Д. (2001). Анализ социальной идентичности поддержки лидерства: эффекты прототипичности лидера в группе и распределительной межгрупповой справедливости. Бюллетень личности и социальной психологии, 27 , 1508–1519.

Подсакофф П. М., Маккензи С. Б., Мурман Р. Х. и Феттер Р. (1990). Трансформационное поведение лидера и его влияние на доверие последователей к лидеру, удовлетворенность и гражданское поведение в организации. Leadership Quarterly, 1 , 107–142.

Рэйвен, Б. Х. (1992). Модель межличностного влияния власти / взаимодействия: Френч и Рэйвен тридцать лет спустя. Журнал социального поведения и личности, 7 (2), 217–244.

Райхер, С.Д., & Хопкинс, Н. (2003). О науке об искусстве лидерства. В Д. ван Книппенберге и М. А. Хогге (ред.), Лидерство и власть: процессы идентичности в группах и организациях (стр. 197–209). Лондон, Великобритания: Sage.

Райхер С. и Хаслам С. А. (2006). Переосмысление психологии тирании: тюремное исследование BBC. Британский журнал социальной психологии, 45 (1), 1–40.

Саймонтон, Д. К. (1988). Президентский стиль: личность, биография, исполнение. Журнал личности и социальной психологии, 55 , 928–936.

Саймонтон, Д. К. (1994). Величие: кто творит историю и почему . Нью-Йорк, Нью-Йорк: Guilford Press.

Саймонтон, Д. К. (1995). Личность и интеллектуальные предикторы лидерства. В D. H. Saklofske et al. (Ред.), Международный справочник личности и интеллекта. Перспективы индивидуальных различий (стр. 739–757). Нью-Йорк, Нью-Йорк: Пленум.

Соррентино, Р. М., и Бутилье, Р.Г. (1975). Влияние количества и качества вербального взаимодействия на рейтинги лидерских способностей. Журнал экспериментальной социальной психологии, 11 , 403–411.

Теппер, Б. Дж., Карр, Дж. К., Бро, Д. М., Гейдер, С., Ху, К., и Хуа, В. (2009). Злоупотребление надзором, намерение уволиться и отклонение от рабочего места сотрудников: анализ власти / зависимости. Организационное поведение и процессы принятия решений людьми, 109 (2), 156–167.

van Kleef, G.A., Oveis, C., ван дер Лёве, И., ЛуоКоган, А., Гетц, Дж., и Келтнер, Д. (2008). Сила, горе и сострадание: закрывать глаза на страдания других. Психологическая наука, 19 (12), 1315–1322.

Уилсон, Э. Дж., &. Шеррелл Д. Л. (1993). Исходные эффекты в общении и убеждении: метаанализ размера эффекта. Журнал Академии маркетинговых наук, 21 , 101–112.

Юкл, Г. А. (2002). Руководство в организациях . Река Аппер Сэдл, штат Нью-Джерси: Prentice Hall.

Заккаро, С. Дж. (2007). Перспективы лидерства, основанные на чертах характера. Американский психолог, 62 , 6–16.

10 источников энергии и способы их использования

В моем последнем сообщении в блоге я объяснил разницу между властью и влиянием в том виде, в каком они классически определены в деловой и организационной психологии, и показал, что, хотя слова «власть и влияние» имеют некоторые двойственные коннотации, эти силы могут использоваться в положительном ключе.Я также рассмотрел семь принципов влияния Роберта Чалдини и, как я надеялся, был трогательным примером использования этих принципов во благо, я поделился письмом, которое мой бывший студент написал своей больной матери, чтобы убедить ее пройти через лечение, в котором она нуждалась.

На этот раз мы рассмотрим принципы власти, которые намного сложнее, чем многие думают. И хотя поначалу это может показаться нелогичным, мы увидим, что власть — это не просто то, что принадлежит и используется теми, кто соответствует общепринятому образу влиятельных людей — руководителям предприятий, высокопоставленным политикам и военным, чтобы назвать несколько примеров.Это также то, чем могут очень эффективно пользоваться обычные люди, занимающие рядовые должности в организациях.

10 источников энергии

В классическом исследовании 1959 года два социальных психолога по имени Джон Френч и Бертрам Рэйвен первоначально выделили пять различных источников власти: законный, вознаграждение, принуждение, эксперт и референт. Шесть лет спустя Рэйвен добавила шестой, информационный. На протяжении многих лет, основываясь на исследованиях, проведенных другими, я смог определить четыре дополнительных источника силы, которые я добавляю к первоначальным шести источникам Френча и Рэйвен, когда я веду свои классы по власти и влиянию в политике организации.Я придумал мнемонический прием, чтобы помочь моим ученикам запомнить их:

L o RCER, INC . F с трамбовкой A genda

«LoRCER, INC.» часть (за вычетом строчной буквы «о») является аббревиатурой, а слова «в рамке» и «повестка дня» представляют источники силы, к которым они относятся, образуя власть и власть повестки дня. Давайте подробнее рассмотрим, что означает каждый источник энергии.

  • Законная сила: Это наиболее очевидный вариант.Это власть, дарованная рангом, статусом и титулом, которыми обладает человек или группа в организации или обществе. Обладание законной властью обычно делает возможным вознаграждение и силу принуждения (см. Ниже), хотя это не единственный способ, как я вскоре объясню.
  • Мощность вознаграждения: Способность предоставлять различные виды преимуществ другим, такие как найм, продвижение по службе и повышение зарплаты. Обычно это становится возможным благодаря законной власти, но разница в том, как они работают. При законной власти только статус и титул требуют, чтобы люди подчинялись.С силой вознаграждения люди хотят подчиняться больше из-за желания получить выгоды и вознаграждения, неявно обещанные за соблюдение (например, продвижение по службе и повышение).
  • Принудительная сила: По сути, противоположность власти вознаграждения. Это возможность каким-либо образом наказать, например, выговором, отстранением от должности, понижением в должности и, в конечном итоге, увольнением. Как и в случае с властью вознаграждения, она обычно сочетается с законной властью, и люди подчиняются, опасаясь наказания.
  • Сила эксперта: Сила, которая проистекает из специальных знаний в ценной области.Люди будут подчиняться из-за веры в опыт властителя, а также из желания извлечь выгоду из этого опыта и / или из страха упустить что-то, если они этого не сделают. Например, когда пандемия COVID-19 вызвала внезапный переход к онлайн-обучению, одним человеком, который внезапно стал более важным, чем все остальные здесь, в Школе бизнеса Университета Сан-Диего, был человек по имени Бретт Бейерс. Понимаете, мистер Бейерс — официальный технический гуру нашего отдела.
  • Референтная сила: Это сила, проистекающая из харизмы, симпатии и привлекательности (не обязательно физической), независимо от ранга и статуса.Люди подчиняются этому виду власти из-за восхищения, которое они испытывают к носителю референтной власти.
  • Информационная мощность: В чем-то похожа на экспертную, но также отличается. Сила эксперта — это специализированные знания в конкретной области. Информационная сила — это обширные и обобщенные знания об организации, ее культуре и истории. Человек, обладающий информационной властью, знает, «как на самом деле все работает» в организации.
  • Мощность сети: Мощность в зависимости от широты и глубины связей, имеющихся у человека в своей профессиональной и / или личной сети.Есть старая поговорка: «Все дело в том, кого ты знаешь». По крайней мере, когда дело доходит до сетевого питания, это правда.
  • Сила центральности: Центральность — это все, что нужно «быть в зоне ответственности». Lo / op — еще одно мнемоническое устройство для запоминания местоположения слов и операций.

Мощность местоположения физически видна. Джеффри Пфеффер, гуру организационной власти, однажды рассказал историю о том, что его бывший офис в Калифорнийском университете в Беркли был одним из самых влиятельных мест в университетском городке, потому что он находился напротив мужской комнаты.В течение дня практически все преподаватели бизнеса — а это было тогда, когда большинство преподавателей бизнеса были мужчинами — проходили мимо, что, естественно, открывало новые возможности для налаживания контактов.

Оперативная сила — это когда человек служит воронкой или центром для множества важных процессов. Даже если такие люди не являются высокопоставленными лицами, они имеют решающее значение для управления организацией и, следовательно, обладают оперативными полномочиями.

  • Сила кадрирования: Легко думать об этом как о лингвистическом навыке.Это способность использовать язык, чтобы формировать вещи таким образом, чтобы влиять на то, как люди их видят. Примером может служить анекдот, в котором молодой священник идет к епископу и спрашивает: «Ваше превосходительство, можно мне курить, пока я молюсь?» Епископ сердито отвечает: «Нет! Не могу поверить, что ты спрашиваешь о таком. Через неделю наказанный священник возвращается и спрашивает: «Ваше превосходительство, можно мне помолиться, пока я курю?» Епископ отвечает: «Любое время — хорошее время для молитвы, сын мой». В этом сила кадрирования.
  • Сила повестки дня: Это способность влиять на то, что происходит, а что нет, что важно, потому что то, на что принимаются меры, — это то, что имеет приоритет и ресурсы в организации.Например, есть исследование 2018 года, которое показало, что сайты фейковых новостей в силу того, какие вопросы они «освещали», могли существенно повлиять на повестку дня того, что освещали основные СМИ.

Кто угодно может использовать источники энергии

Какой из перечисленных выше источников власти, по вашему мнению, требует высокого ранга или статуса в организации? Правда в том, что есть только одна: законная власть. Это единственное, в котором название должности имеет значение.Всеми остальными могут обладать абсолютно все, независимо от ранга. Хотя большинство людей не будут владеть всеми другими девятью источниками силы, по крайней мере, не одновременно, для них абсолютно возможно владеть хотя бы одним или несколькими из них в любой момент времени, в зависимости от их уникального набора талантов и навыков. , и интересы.

Возьмем, к примеру, силу принуждения, которая является источником власти, которую многие ассоциируют с законной властью. Верно, что лица, обладающие законной властью (например,ж., ваш начальник) постоянно используют свою силу принуждения, применяя различные дисциплинарные меры. Но обычные сотрудники также часто используют свою силу принуждения, даже если они не осознают ее как таковую. Обычно они делают это из-за недостаточной заинтересованности, снижения производительности и увеличения количества прогулов и присутствия на работе — вещей, которые наносят ущерб компании. Иногда это делается сознательно, а иногда бессознательно, но в любом случае эти сниженные показатели производительности часто являются тем, как сотрудники используют свою силу принуждения, когда они недовольны руководством.

Реальные примеры восходящей мощности

Деловой мир полон реальных историй, в которых компании взяли на себя обязательство сделать своих сотрудников счастливыми, а затем эти сотрудники, в свою очередь, вознаграждали компании, используя свою силу вознаграждения. Сила вознаграждения сотрудников обычно принимает формы, противоположные их силе принуждения, другими словами, более высокая вовлеченность, большая производительность и меньшее количество прогулов и присутствия на работе.

Southwest Airlines — это пример того, как компания и ее руководство использовали свою законную власть, чтобы наделить своих сотрудников большей властью, а сотрудники, в свою очередь, использовали свою собственную власть, чтобы вознаградить их за это.Много лет назад, когда авиакомпания решила, что пришло время для новой формы, она безоговорочно обратилась ко всем сотрудникам из всех отделов. Приглашали всех, кто хотел поделиться своими мыслями и идеями, и в конечном итоге компания сузила круг до команды из 43 сотрудников, которые стали их единым комитетом. Поступая таким образом, Southwest предоставляла экспертные полномочия сотрудникам, не являвшимся специалистами по традиционной моде или униформе. Они также наделили этих сотрудников полномочиями по повестке дня, позволив им расставить приоритеты в таких вещах, как комфорт, функциональность и возможность машинной стирки для новой униформы.Расширение прав и возможностей своих сотрудников таким образом привело к тому, что сотрудники Southwest стали более заинтересованными и целеустремленными, что привело к постоянному росту и успеху компании.

Есть много других историй о подобном использовании власти снизу вверх, и хотя психологическое стремление наказать или вознаградить иногда является фактором, это не всегда. Иногда причина случайна, как это часто бывает с централизованной властью, в зависимости от того, где находится ваш офис или стол. В других случаях это просто естественный результат ваших интересов и тренировок, как это часто бывает с экспертной властью.Суть здесь в том, что по выбору или случайно можно задействовать большинство источников власти, независимо от вашего ранга или положения в организации или обществе, и это один из наиболее неправильно понимаемых аспектов власти.

Упражнение, которое я часто выполняю со своими учениками, — это просить их: «Поднимите руку, если вам нужна сила». Очень немногие студенты, если таковые имеются, поднимают руки. Затем я использую свою силу кадра и перефразирую вопрос: «Поднимите руку, если вы хотите получить полномочия». Практически все поднимают руку.Власть — это не просто то, что принадлежит людям с высоким статусом. Власть — это также то, что принадлежит людям любого статуса, которые могут использовать ее для служения и защиты своих интересов, иногда против тех очень высокопоставленных людей, у которых могут быть чуть менее альтруистические цели. Но для этого необходимо понимать, какие типы силы существуют и как ими можно пользоваться. Надеюсь, этот пост может помочь в достижении этой цели.

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.