Психопатии рассматривают как вариант – причины, симптомы, диагностика и лечение

Содержание

причины, симптомы, диагностика и лечение

Шизоидная психопатия (шизоидное расстройство личности)

Основными признаками шизоидной психопатии являются отсутствие потребности в близких отношениях, устойчивое желание свести к минимуму социальные контакты, некоторое пренебрежение социальными нормами, эмоциональная холодность и отстраненность от собственных чувств в сочетании с теоретизированием и уходом в фантазии. Пациенты, страдающие шизоидной психопатией, не способны проявлять любые сильные чувства – как позитивные (радость, нежность, восторг), так и негативные (ярость, гнев).

Такие больные мало заинтересованы в сексуальных контактах, дружбе и создании семьи. Они предпочитают вести уединенный образ жизни. Людям, страдающим шизоидной психопатией, тяжело работать в команде, поэтому они выбирают профессии, предполагающие индивидуальную активность. Они либо получают удовольствие от небольшого количества видов деятельности, либо не получают удовольствия вообще. Они равнодушны как к осуждению, так и к одобрению, их мало заботят принятые социальные нормы.

Психоаналитики считают, что причиной развития шизоидной психопатии является двойственность родительских посланий и потребность в близости в сочетании со страхом поглощения, заставляющим сохранять дистанцию в общении с людьми. Основной психической защитой становится интеллектуализация. Отмечается выраженная склонность к сублимации. Диагноз шизоидная психопатия выставляется при наличии четырех и более из перечисленных признаков в возрасте 18 лет и старше, их проявлении в различном контексте и сохранении на протяжении жизни. Лечение – социальная адаптация, продолжительная психоаналитическая терапия.

Параноидная психопатия (параноидное расстройство личности)

Отличительными чертами параноидной психопатии являются злопамятность, подозрительность, чрезмерно острые реакции на отказ или невозможность удовлетворения потребностей, а также искаженное восприятие окружающего со склонностью искажать факты, принимать все на свой счет, трактовать поступки других людей в негативном ключе и подозревать их в дурных намерениях. Пациенты, страдающие параноидной психопатией, постоянно кем-то или чем-то недовольны. Им трудно прощать ошибки окружающих, за любой случайностью они видят злой умысел, строят теории заговоров, болезненно относятся к вопросам прав личности, рассматривают нейтральные или положительные слова и действия других людей как покушение на собственную репутацию. Характерной особенностью данной психопатии является постоянная чрезмерная ревность.

Основные защитные механизмы психики – проекция, отрицание и реактивное формирование. Пациенты, страдающие параноидной психопатией, переживают множество ярко выраженных отрицательных эмоций (гнев, зависть, обиду, желание отомстить, злость, страх, вину, стыд), однако отрицают свои чувства и проецируют их на окружающих. Диагноз выставляется при выявлении трех и более из вышеперечисленных признаков психопатии. Обязательным условием является постоянство этих признаков и их влияние на несколько сторон жизни больного. Лечение включает в себя мероприятия по социальной адаптации и продолжительную психотерапию.

Возбудимая психопатия (эмоционально неустойчивое расстройство личности)

Выделяют два вида возбудимой психопатии: импульсивное расстройство личности и пограничное расстройство личности. Для обеих патологий характерна импульсивность, склонность к бурному, яркому, неконтролируемому проявлению эмоций, зачастую несоответствующих значимости реальных обстоятельств. Отличительными чертами психопатий являются неустойчивость образа собственного «Я», серьезные проблемы при построении социальных отношений, высокая напряженность личных отношений, колебания от идеализации к обесцениванию партнера.

Пациенты, страдающие возбудимой психопатией, испытывают выраженный страх перед одиночеством, однако из-за убеждений, возникших в детском возрасте, не могут строить стабильные отношения. С одной стороны, люди с возбудимой психопатией сомневаются в собственной ценности и значимости, считают свои чувства и интересы неважными и пытаются их скрывать, с другой – предполагают, что другие могут их использовать и подозревают окружающих в корыстных интересах. Высокое эмоциональное напряжение «выплескивается» в виде неконтролируемых вспышек ярости и гнева, зачастую непонятных окружающим. Для этой психопатии характерны периоды тревоги и раздражительности, аутоагрессивное поведение и сексуальная неразборчивость.

Многие больные совершают попытки суицида и злоупотребляют психоактивными веществами. Импульсивный вариант возбудимой психопатии отличается от пограничного расстройства более выраженной агрессивностью, жестокостью и эмоциональной неустойчивостью и более низким уровнем контроля над собственным поведением. Диагноз психопатии выставляется при наличии выраженной импульсивности, значительного снижения способности к планированию и неконтролируемых вспышек гнева. Лечение – длительная психотерапия, направленная на коррекцию патологических убеждений и стабилизацию образа собственного «Я», в сочетании с мероприятиями по социальной адаптации.

Истерическая психопатия (истерическое расстройство личности)

Характеризуется избыточной эмоциональностью в сочетании с потребностью любым способом оставаться в центре внимания окружающих. Эмоции поверхностные, нестабильные, нередко – чрезмерно преувеличенные (театральные). Для привлечения внимания пациенты, страдающие истерической психопатией, активно используют собственную сексуальность, рассматривают свою внешность как инструмент для манипуляций окружающими.

Наблюдается эгоцентризм, поверхностность суждений, отсутствие потребности в полноценном анализе ситуаций и высокая внушаемость. Больные истерической психопатией легко подпадают под чужое влияние. Диагноз выставляется при наличии трех и более стабильных признаков, характерных для данного расстройства. Лечение – помощь в социальной адаптации, длительная психотерапия. Наиболее эффективной методикой считается психоаналитическая терапия.

Другие психопатии

Психастеническая психопатия (обсессивно-компульсивное расстройство личности) характеризуется нерешительностью, упрямством, чрезмерным вниманием к деталям, перфекционизмом, аккуратизмом и потребностью контролировать окружающее. Больные психастенической психопатией постоянно что-то бесцельно планируют, пытаясь учесть мельчайшие детали. Им трудно расслабляться, они все время стремятся найти себе какое-нибудь «полезное занятие», предпочитая ненужную работу отдыху и общению с друзьями.

Астеническая психопатия (зависимое расстройство личности) проявляется ранимостью, высокой чувствительностью и избыточной потребностью в заботе окружающих. Пациенты, страдающие этой психопатией, страшатся мнимого расставания, теряются в непривычной обстановке, излишне привязываются к другим людям и боятся одиночества. Они склонны занимать позицию ведомого, избегают ответственности, тяжело принимают любые решения. Наблюдаются сопутствующие вегетативные расстройства и повышенная истощаемость.

Шизотипическая психопатия (шизотипическое расстройство личности) проявляется неспособностью вступать в близкие отношения, необычным поведением и мистическим мышлением. Пациенты считают, что обладают какими-то необыкновенными, как правило, экстрасенсорными способностями: читают будущее, видят и понимают нечто скрытое от глаз остальных людей, владеют телепатией и т. п. Характерны необычное поведение и речь, насыщенная метафорами.

Асоциальная психопатия (диссоциальное расстройство личности) сопровождается грубым игнорированием общепринятых социальных норм и пренебрежением правилами поведения в социуме. Больные проявляют равнодушие к чувствам окружающих, склонны к риску, агрессии и импульсивному поведению. При желании пациенты, страдающие асоциальной психопатией, без труда могут сходиться с другими людьми, однако имеют крайне ограниченную способность к формированию привязанностей. Не испытывают чувства вины, склонны винить во всем других людей и находить благовидные объяснения любым собственным поступкам.

Нарциссическое расстройство личности – психопатия, при которой наблюдается убежденность в собственной уникальности, потребность в восхищении и отсутствие эмпатии. Пациенты убеждены, что отличаются от «серой массы», что их таланты и достижения имеют особую значимость. Они уверены, что их должны любить, ими должны восхищаться и им должны подчиняться. При этом «пустое» внутреннее «Я», человека, страдающего психопатией, требует постоянных внешних подтверждений собственной значимости и уникальности. Больной испытывает зависть к окружающим и считает, что другие люди ему завидуют.

Избегающее расстройство личности (тревожное расстройство) – психопатия, при которой пациенты постоянно страдают от чувства собственной неполноценности. Они чрезвычайно чувствительны к критике, боятся недовольства и неодобрения других людей, сдерживают эмоции при общении с посторонними, избегают новых видов деятельности. Верят в превосходство окружающих. Настолько боятся быть отвергнутыми, что сохраняют дистанцию, не позволяющую другим людям подойти достаточно близко для одобрения или отвержения.

Пассивно-агрессивное расстройство личности – психопатия, при которой наблюдается постоянное пассивное сопротивление любым видам деятельности. Больные колеблются от протеста к раскаянию, легко вступают в конфликты с другими людьми, жалуются и критикуют окружающих, завидуют чужим удачам. Склонны занимать позицию «вечного страдальца», преувеличивая собственные неприятности.

Основой лечения всех перечисленных психопатий является длительная психотерапия. Методику выбирают с учетом особенностей расстройства. В большинстве случаев наиболее эффективными являются классический психоанализ, глубинная психоаналитическая терапия Юнга, различные комбинации и модификации этих методов. При необходимости при психопатиях назначают транквилизаторы и антидепрессанты. Большую роль играет целенаправленная социальная адаптация в подростковом и юношеском возрасте: поддержка при вхождении в коллектив, помощь в выборе профессии и пр.

www.krasotaimedicina.ru

симптомы, признаки, лечение, типы психопатии

Психопатия — это расстройство личности, в переводе с греческого означающее болезнь, которая проявляется в страдании, психопатических конституциях, патологическом характере. Психопатия характера может присутствовать в группе психических болезней, которые относятся к пограничной психиатрии, а также проявлять себя в дисгармоничном складе личности, причиняя страдания как больному, так и обществу. Не существует четкой грани, разделяющей психопатию личности и варианты нормальных характеров. Психопатия характера условно относится к психическим болезням, поскольку не имеет закономерного развития (возникновения, течения, исхода).

Психопатия личности стабильна и присуща людям на протяжении всей жизни. Сама же степень проявлений патологических черт характера способна колебаться, и вследствие этого не сопровождаться симптоматикой стремительных нарушений психической деятельности, к которым относят бред, галлюцинации.

Акцентуации характера — это крайние или пограничные варианты нормы, по-простому акцентуации называют болезнью характера.

Типы акцентуации существуют те же, что и психопатии, однако распространенность их выше, особенно среди подростков. Явление это проходящее, пик приходится на пубертатный период.

Психопатия причины

К причинам психопатии личности относят внутриутробные повреждения плода, наследственные факторы, интоксикации, а также инфекции в младенчестве, родовые травмы, воздействие отрицательного социального влияния, неправильное воспитание.

Психопатия симптомы

Проявления психопатии характера разнообразны и возникают в зависимости от преобладания определённых черт психического склада. Однако психопатию и все ее симптомы объединяет яркая выраженность черт или проявление выраженной крайности. Например, робости, обидчивости, мнительности, мстительности и так далее.

Типы психопатии

Выделяют следующие клинические типы психопатии: астеническая, психастеническая, возбудимая, паранойяльная, шизоидная, истеричная, аффективная, неустойчивая.

Астеническая психопатия

Данное расстройство личности характеризуется большой впечатлительностью, а также психической возбудимостью в комплексе с быстрой истощаемостью. Такие люди очень плохо переносят психические и физические нагрузки, очень нерешительны, робки, стеснительны, впечатлительны, малодушны. Новая обстановка и новые условия их пугают, при этом больные испытывают чувство собственной неполноценности. Такая повышенная чувствительность проявляется относительно и физических нагрузок. Больные быстро утомляются, наблюдаются перепады работоспособности, спады настроения.

Астеническая психопатия проявляет себя при проявлении крови, резких перепадов температур. На грубость, бестактность они реагируют болезненно, и это проявляется в молчаливой обидчивости, а также брюзжании. Астенических психопатов часто беспокоят вегетативные расстройства, к которым относят боль в сердце, головные боли, желудочно-кишечные нарушения, плохой сон, потливость. Они быстро истощаемы, а также имеют склонность зацикливания на своем самочувствии.

Психастеническая психопатия

Состояние характеризуется необычайной мнительностью, а также вечными сомнениями в правильности своих суждений и действий. Люди, наделенные психастенической психопатией неспособны принять решение, очень ранимы, застенчивы и болезненно самолюбивы. Для них присуще стремление к самоконтролю и постоянному самоанализу, склонности к оторванным, абстрактным от реальной жизни логическим суждениям, навязчивым страхам, сомнениям.

Психастеники трудно переносят любые жизненные перемены, а также нарушение привычного уклада (места жительства, смены работы). Такие перемены провоцируют неуверенность, а также тревожные опасения. Одновременно они очень исполнительны, педантичны, дисциплинированны, назойливы. Такие личности способны быть хорошими заместителями, однако не могут занимать руководящие должности. Необходимость принять самостоятельное решение и проявить инициативу губительны для психастенической личности.

Возбудимая психопатия

Возбудимая или (взрывная) психопатия характеризуется повышенной силой эмоциональных реакций, проявляющаяся в несдержанности, пристрастии к алкоголю, склонности к агрессии.

Паранойяльная психопатия склонна к продуцированию сверхценных идей, доминирующими над всеми переживаниями и впечатлениями. Примеры паранойяльных личностей это патологические ревнивцы, фанатики, сутяги.

Истеричная психопатия отмечается фантазированием, которое зачастую заменяет реальную действительность. Для истеричных психопатов характерна театральность, аффектация.

Медицина выделяет и другие типы состояний психопатии, возникающие как результат органических заболеваний мозга, шизофрении. Их относят к психопатоподобным.

Шизоидная психопатия

Для личностей этого типа характерна скрытность, замкнутость, оторванность от реальности, сухость и прохладность в отношениях с близкими, а также склонность к переработке внутренних переживаний.

Шизоидная психопатия характеризуется эмоциональной дисгармонией, которая проявляется в сочетании с повышенной чувствительностью, ранимостью, впечатлительностью при лично значимой проблеме.

Шизоидная психопатия зачастую отмечается эмоциональной холодностью, а также непробиваемостью чужими проблемами. Больной отрешен от действительности, а его жизнь включает максимальное самоудовлетворение без желания материального благополучия и стремления к славе. Увлечения заболевшего оригинальны, нестандартны, необычны. Многие лица занимаются музыкой, теоретическими науками, искусством. В жизни их относят к чудакам и оригиналам. Суждения о людях у них отличаются категоричностью, неожиданностью и непредсказуемостью. На работе их относят к неуправляемым личностям, потому что они трудятся, имея свои представления о ценностях в жизни. Для них свойственна художественная экстравагантность, а также нестандартность мышления, одаренность, символизм, поэтому они способны достичь многого. Таких людей не тяготят постоянные привязанности, семейная жизнь отсутствует, однако их выделяет спонтанность к самопожертвованию ради воображаемых идей. Такой человек способен проявить абсолютное игнорирование и безразличие к больной матери, однако рьяно будет оказывать помощь голодающим.

Бездеятельность и пассивность в решении бытовых вопросов сочетается с предприимчивостью, упорством, изобретательностью в достижении значимых только для них целей. Это относится к научной работе, коллекционированию, спортивным достижениям. Однако не всегда отмечается такая клиническая картина. Материальные блага и власть также могут выступить в качестве средства для самоудовлетворения, а значит превратиться в основную задачу шизоида.

Психопатия паранойяльная

Паранойяльная или параноидная психопатия склонна к продуцированию сверхценных идей, доминирующими над всеми переживаниями и впечатлениями. Примеры паранойяльных личностей это патологические ревнивцы, фанатики, сутяги. У паранойяльных личностей формирование сверхценных идей осуществляется к 25 годам. Для таких личностей с детства характерна прямолинейность, односторонность увлечений, а также интересов, упрямство. Они злопамятны, обидчивы, самоуверенны, очень чувствительны, когда их игнорируют. Ними движет стремление к самоутверждению, эгоизм, категоричность поступков и суждений, крайняя самоуверенность, создающая конфликты для окружающих. С возрастом происходит усиление личностных особенностей.

Паранойяльная психопатия характеризуется застреваемостью на определенных обидах и мыслях, для личности свойственна консервативность, ригидность, борьба за справедливость. Сверхценные идеи у таких личностей базируются на реальных событиях и фактах, они конкретны по содержанию, при этом суждения строятся на субъективной логике, очень поверхностной, а также односторонней оценке действительности, соответствующей личной точки зрения. Само содержание сверхценных идей может включать изобретательство, а также реформаторство. Зачастую достоинства или заслуги паранойяльной личности провоцируют столкновение с окружающими, а также конфликты, которые, превращаются в почву для сутяжного поведения. В таком случае борьба за справедливость включает бесконечные жалобы, письма в различные инстанции, а также судебные разбирательства. Настойчивость и активность больного не способны сломить ни убеждения, ни просьбы, ни даже угрозы. Сверхценный смысл для таких личностей представляют ипохондрические идеи (фиксация на своем здоровье), а также идеи ревности.

Возбудимая психопатия

Возбудимая (взрывная) психопатия характеризуется повышенной силой эмоциональных реакций, проявляющихся в несдержанности, пристрастии к алкоголю, склонности к агрессии. Также ведущими чертами при возбудимой психопатии является крайняя раздражительность, а также взрывчатость, возбудимость, которая доходит до приступов ярости, гнева. После проявлений вспышки гнева, а также агрессивных выпадов, больные очень быстро отходят и сожалеют о том, что произошло, однако вновь при подобных ситуациях поступают так же. Такие личности многими вещами недовольны, вступают в споры, создают поводы для придирок, проявляют излишнюю горячность и стараются перекричать собеседников.

Возбудимая психопатия — отсутствие гибкости, постоянное упрямство и убежденность своей правоты. Также это борьба за справедливость, которая сводится к соблюдению эгоистических личных интересов, провоцирующих неуживчивость в коллективе, многочисленные конфликты в домашней и семейной обстановке. Один из вариантов такого состояния это эпилептоидный тип. Для людей присущи такие качества, как ханжество, слащавость, льстивость, употребление уменьшительно-ласкательных словосочетаний. А чрезмерный педантизм, властность, эгоизм, аккуратность, а также превалирование угрюмого и мрачного настроения превращают его в невыносимого на работе и в быту. Такие личности бескомпромиссны. Они либо ненавидят, либо любят, причем окружение обычно страдает и от любви, и от ненависти, которая сопровождается мстительностью. В отдельных случаях на первый план выходят нарушения влечений (бродяжничество, злоупотребление алкоголем, наркотиками). Психопаты этого круга половые извращенцы, азартные игроки, запойные пьяницы, убийцы.

Истеричная психопатия

Данная психопатия отмечается фантазированием, которая зачастую заменяет реальную действительность. Для истеричных психопатов характерна театральность, аффектация, проявляющаяся в стремлении обратить на свою персону внимание. Это обнаруживает себя в демонстрации своих переживаний, преувеличении, а также приукрашивании эмоций, восторгов, рыданий. Зачастую истеричные психопаты пользуются внешним ярким видом, бурностью эмоций, рассказами о невероятных приключениях и непомерных страданиях. Изредка больные идут на ложь, самооговоры, приписывают преступления, которых не совершали. Истерические личности характеризуются психическим инфантилизмом (незрелостью), что выражается в эмоциональных реакциях, в поступках, в суждениях. Чувства их поверхностны, а также неустойчивы. Сами по себе внешние эмоциональные проявления театральны и демонстративны. Для таких людей свойственны частые перепады настроения, быстрая смена антипатий и симпатий.

Истеричная психопатия отмечается повышенной внушаемостью, а также самовнушаемостью, и больные подражают той личности, которая их поразила. При попадании в больницу эта личность способна копировать все симптомы заболеваний других больных, которые пребывают совместно с ним в палате. Для истерических личностей типично художественное мышление. Их суждения противоречивы, зачастую не имеющие реальной почвы. Логическое осмысление, трезвая оценка фактов, а также их мышление предполагает собственные выдумки и впечатления, а также фантазии. Личности с истеричной психопатией часто успешны в творческой или научной деятельности из-за необузданного стремления быть всегда в центре внимания.

Аффективная психопатия

Этот тип включает различное, конституционально обусловленное настроение. Лица, имеющие пониженное настроение, к которым относят гипотивных депрессивных психопатов. Они всегда унылые, мрачные, малообщительные и недовольные люди. Всю работу выполняют добросовестно и аккуратно. Их характеризует пессимистическая оценка настоящего и такой же взгляд на будущее. Самооценка их занижена. У них высока чувствительность к неприятностям, они способны к сопереживанию, но их чувства скрыты от окружающих. При беседе аффективные психопаты немногословны и сдержанны, боятся выразить свое мнение. Они убеждены в своей неправоте и ищут всегда свою виновность.

Гипертимные личности характеризуются повышенным настроением, оптимизмом и активностью. Это оживленные, общительные люди. При выполнении работы они всегда инициативны, предприимчивы, полны идей, однако склонность к авантюристическим чертам вредит для эффективности достижения поставленной цели.

Все временные неудачи на них не отражаются и они энергично берутся за новое дело. Чрезмерная самоуверенность, а также переоценка своих возможностей зачастую мешают жизни. Такие личности тяготеют ко лжи, не сдерживают своих обещаний. Повышенное половое влечение приводит к неразборчивости в знакомствах, поэтому они тяготеют к опрометчивым интимным связям. Те лица, которые испытывают перепады  настроения, относятся к циклоидному типу. Их настроение редко меняется: от грустного пониженного до повышенного радостного. Такие периоды перепадов настроения имеют различную продолжительность: несколько часов, дней, недель. Само состояние и активность изменчивы от перемены настроения.

Неустойчивая психопатия

Для людей этого типа свойственна повышенная податливость внешним влияниям. К таким относятся слабовольные, легко внушаемые, бесхарактерные личности, очень легко поддающиеся влиянию. Их жизнь подчиняется случайным обстоятельствам. Зачастую неустойчивые психопаты попадают под влияние плохих компаний, спиваются, наркоманят, становятся мошенниками. На работе такие личности недисциплинированны, необязательны, однако пытаются угодить и дать обещания, но малейшие неудобные ситуации их сбивают с толку. При спокойных и благоприятных условиях они хорошо работают и ведут правильный образ жизни. Таким личностям необходим контроль, а также авторитетные руководители.

Лечение психопатии

Если состояние в стадии компенсации, то лечение психопатии не осуществляется. А профилактические мероприятия по декомпенсации включают меры социального воздействия: воспитание в школе, в семье, социальная адаптация и адекватное трудоустройство, которые будут соответствовать психическому складу личности, а также уровню интеллекта. Декомпенсация использует методы психотерапевтического воздействия (аутогенная тренировка, разъяснительная психотерапия, семейная психотерапия, гипноз), а также медикаментозное лечение.

Назначение психотропных препаратов идет строго в зависимости от психопатологических реакций, а также личностных особенностей.

Личностям с эмоциональными колебаниями назначают антидепрессанты, выраженным истерическим личностям назначают незначительные дозы нейролептиков (Трифтазин, Аминазин).

Также выраженные отклонения поведения лечатся такими корректорами поведения, как Сонапакс, Неулептил; злобность, агрессивность лечат нейролептиками (Галоперидол, Тизерцин).

Тяжелые астенические отклонения лечатся стимуляторами (Сиднокарб), а также мягкими естественными препаратами с стимулирующими действиями (китайский лимонник, женьшень, заманиха, элеутерококк, левзея).

Весь подбор препаратов, способов и доз осуществляется врачом-психиатром. Период декомпенсации протекает с оформлением больничного листа и временной утратой трудоспособности. В целом прогноз в лечении психопатии благоприятный.

psihomed.com

Расстройства личности (психопатии). Нарушения влечений — Учебник по психиатрии

Психопатии

Психопатии — стойкие, врожденные, или приобретенные характерологические расстройства, проявляющиеся дисгармоничностью психического склада личности при обшей сохранности интеллекта, приводящие к нарушениям межличностных отношений и социальной адаптации.

Психическая дисгармоничность склада характера при психопатии связана с чрезмерной выраженностью, гипертрофией одних психических свойств и недоразвитием других.

Примером такой дисгармонии могут быть повышенная возбудимость при снижении или отсутствии контроля за поведением и реакциями в ответ на эмоционально значимые ситуации; тревожность, неуверенность и подозрительность в сочетании с недостаточно адекватной оценкой окружающего и нарушением чувства реальности; эгоцентризм, высокий уровень притязаний при отсутствии реальных к этому способностей, возможностей и т.д. Указанные психические свойства могут быть присущи в некоторой степени здоровой в психическом отношении личности, но они уравновешиваются другими психическими свойствами, обеспечивающими контроль за поведением.

Выраженность аномальных свойств характера, приводящих к нарушению межличностных отношений и личного психического благополучия, может быть различной — от слабых проявлений, не вызывающих грубой дезадаптации, легко компенсирующихся при разрешении психотравмирующей ситуации, до весьма значительных, постоянно приводящих к новым психотравмирующим ситуациям, что и свидетельствует о наличии психопатии. Данное различие не следует рассматривать только как различную количественную выраженность одного и того же явления. При развитии психопатии количественные изменения ряда психических свойств в совокупности создают качественно новые состояния, проявляющиеся грубым нарушением межличностных отношений и социальной дезадаптацией.

Можно считать, что возможность адаптации в жизни при психопатиях зависит от 2 предпосылок — выраженности дисгармоничности личности и внешних условий. Психопатическая личность может быть некоторое время адаптирована в особых, специально созданных, благоприятных для нее условиях (состояние компенсации), но в большинстве обычных естественных ситуаций она часто бывает дезадаптирована (декомпенсация), что проявляется довольно очерченными болезненными состояниями — неврозами, реактивными психозами, алкоголизмом, токсикоманиями и пр.

Психопатии отличаются от заболеваний в собственном смысле, в том числе и от психических, своей относительной стабильностью, отсутствием течения как такового. В отличие от изменений личности, возникающих вследствие прогредиентных психических заболеваний (шизофрении, эпилепсии и др.), которые извращают изначально сформировавшиеся черты характера, личностные черты психопатов непосредственно вытекают из всего предшествующего процесса формирования психики пациента (см. главу 13).

Психопатии относятся к пограничным психическим расстройствам, т.е. они проявляются исключительно мягкой (невротического уровня) симптоматикой. При психопатиях не возникает галлюцинаций и систематизированных бредовых синдромов. Лишь в условиях аффективной напряженности возможны отдельные иллюзорные нарушения. Возможно также нарушение ощущений в форме сенестопатий, сходных с ощущениями, которые могут быть при отдельных соматических заболеваниях. Психопатии не сопровождаются расстройством интеллектуальной деятельности, как это бывает при органических поражениях ЦНС или злокачественной шизофрении. В понимании абстрактных категорий они обнаруживают те же способности и возможности, что и психически здоровые люди. Вместе с тем психопатические личности отличаются обычно другим складом мышления с особой оценкой своего Я, иным пониманием своей роли в межличностных отношениях. Имеется тенденция к одностороннему отбору информации, т.е. той информации, которая отвечает установкам личности и имеет для нее особую эмоциональную значимость. В то же время другая информация, не отвечающая или противоречащая этим критериям, игнорируется и отвергается. В связи с этим самооценка и понимание сущности межличностных ощущений, особенно когда затрагиваются их интересы, бывает далека от объективной. Обращают внимание на тот известный факт, что больные психопатией не в состоянии извлекать необходимого урока из своих ошибок.

Наиболее выраженные нарушения у психопатических личностей наблюдаются в эмоционально-волевой сфере.Эмоциональные реакции у одних пациентов характеризуются чрезмерной выраженностью, бурными вспышками гнева и агрессивным поведением, у других — подавленностью, переживанием чувства собственной неполноценности, постоянной тревогой, необоснованными страхами. Исходя из этого, К. Шнайдер определил психопатов как «лиц, чьи личностные особенности приносят страдание окружающим или им самим». Это обстоятельство дало также повод некоторым специалистам считать главным признаком психопатии недоразвитие высших эмоций и квалифицировать их как «олиготимии».

Упоминание о пациентах с патологическим характером впервые встречается в работах первой половины XIX столетия под названием «нравственное помешательство» [Причард Ж., 1835]. Отечественный психиатр Ф.И. Герцог (1846) описывал больных со странным поведением, гневливостью, раздражительностью и необузданностью влечений. Начало изучения клиники и- сущности психопатии было тесно связано с развитием судебной психиатрии. Впервые попытки отграничения психопатии от других психических расстройств были предприняты отечественными психиатрами И.М. Балинским и О.М. Чечеттом. Ими в связи с проводившейся судебно-психиатрической экспертизой было отмечено, что некоторые лица в период совершения криминального действия формально не обнаруживали признаков душевного заболевания. Однако этих лиц нельзя было также считать душевно здоровыми. Их состояние определялось как психопатическое (как это было отмечено в экспертном заключении профессора И.М. Балинского и О.М. Чечетта по поводу дела Семеновой в 1884 г.). Однако значение этого термина в XIX в. несколько отличалось по своему содержанию от того, которое применяется сейчас. И.М. Балинский и О.М. Чечетт использовали термин «психопатия», «психопатические состояния» как показатель общей психической неполноценности личности, у которой не наблюдается в данное время выраженных признаков душевного расстройства, хотя ее нельзя считать здоровой. По поводу судебно-психиатрического заключения И.М. Балинского и О.М. Чечетта было много споров. Термин «психопатия» и «психопатические состояния» в то время проник на страницы газет и журналов, которые много внимания уделяли освещению судебного разбирательства дела Семеновой. В одной из таких статей Семенова именовалась «психопаткой». Это слово стало обозначать лиц, отличающихся тяжелым характером. Несколько позже немецким психиатром Кохом были описаны особые личности, которые им были названы как «личности с психопатической недостаточностью». В руководстве Э. Крепелина в систематике болезней специально была выделена группа психопатий с указанием их разновидностей. В 1885 г. А.П. Чехов написал рассказ «Психопаты».

В отечественной психиатрии классическое описание психопатий принадлежит П.Б. Ганнушкину (1933). В его работе указываются следующие основные диагностические критерии психопатий: 1) относительная стабильность, непрогредиентный характер и малая обратимость патологических черт характера; 2) тотальность психопатических особенностей личности, нарушения всего психического склада, а не отдельных личностных черт, аномальный стиль поведения является всеобъемлющим, проявляющимся в широком диапазоне личностных и социальных ситуаций; 3) выраженность патологических черт характера до такой степени, что это приводит к нарушению социальной, семейной, профессиональной адаптации.

П.Б. Ганнушкиным были рассмотрены взаимоотношения типов психофизиологической конституции и вариантов психопатий, ему принадлежит наиболее популярная в нашей стране классификация психопатий. Им также была описана динамика психопатий. В отличие от болезней (болезненных процессов), имеющих начало, развитие и исход, динамика психопатий была оценена П.Б. Ганнушкиным как эволютивная, т.е. развитие психопатий неразрывно связано с общим развитием (эволюцией) психики человека. Кроме того, им описаны такие элементы динамики, как патологические реакции (спровоцированные ситуацией периоды декомпенсаций) и фазы (спонтанные аутохтонно возникающие периоды ухудшения состояния).

С момента выделения психопатий в самостоятельную группу психических расстройств предпринимались попытки классифицировать эти расстройства. Подходы к их классификации были различными. С учетом предполагаемых ведущих характеристик определялись названия вариантов, форм психопатий. Э. Крепелин (1915), основатель классификации психических болезней, пользуясь клинико-описательным подходом выделил следующие варианты психопатий: возбудимые, безудержные, импульсивные, лжецы и обманщики (псевдологи, враги общества, антисоциальные). К. Шнайдер (1928) описал следующие типы психопатий: гипертимики, депрессивные, неуверенные в себе, фанатичные, эмоционально лабильные, безвольные, бездушные, астенические. Как можно видеть, в основу данных классификаций положены психологические описания особенностей личности.

Э. Кречмер (1930) с конституционально-психологических позиций разделил людей на циклоидов и шизоидов, циклоиды, по наблюдениям Кречмера, — это пикники по телосложению, общительные приветливые или спокойные, тихие по характеру. Шизоиды, напротив, астенического телосложения, по характеру малообщительные, замкнутые. Эмоциональные проявления у них варьируют от повышенной чувствительности (гиперсенситивности) до эмоциональной холодности. К сожалению, в данной классификации не четко отражены различия между нормальным и патологическим психологическим складом личности.

Проводились и другие попытки обнаружить более крупные группы, объединяющие несколько клинических типов личностей. Так ученик 3. Фрейда К. Юнг указывал в качестве важнейшей характеристики личности понятия «экстраверсия» (направленность вовне, общительность, поиск контактов) и «интроверсия» (направленность внутрь себя, обособленность, склонность к самоанализу, рефлексия). Похожие классы были выделены исходя из представления И.П. Павлова о типах высшей нервной деятельности [Кербиков О.В., 1962]: «возбудимые» и «тормозимые». Для возбудимых психопатов характерно преобладание процессов возбуждения. Их поведение избыточно, изобилует поступками, недопустимыми с точки зрения социальной нормы. Отмечаются склонность к ярким эмоциональным реакциям, настойчивость, стеничность (сюда относят такие варианты психопатий, как эксплозивная, истерическая, паранойяльная, а также экспансивные шизоиды и др.). Тормозимые психопаты, напротив, характеризуются преобладанием торможения. Для них типичны ограничительное поведение, избегание излишней активности, осторожность, пассивность (включают психастеников, сенситивных шизоидов, астенических и дистимических психопатов). Такое деление имеет большое клиническое значение: возбудимые психопаты в силу своей активности привлекают к себе внимание общества, совершают асоциальные поступки, совершенно не свойственные тормозимым психопатам.

Довольно популярно в российской психиатрии предложенное О. В. Кербиковым (1968) деление психопатов на ядерных и краевых. Первые, по-видимому, в первую очередь обусловлены такими биологическими факторами, как наследственность, внутриутробные вредности, патологически протекающий ранний онтогенез. Они проявляются в более раннем возрасте, чаще без видимых причин, отличаются большей тяжестью психических расстройств и приводят больных к стойкой грубой дезадаптации. Краевые психопатии (патологическое развитие личности) развиваются в условиях необычного воспитания, длительно существующих эмоционально травмирующих ситуаций (неполная семья, напряженные отношения между родителями, социальная изоляция, физические дефекты, уродства и длительные соматические болезни). Краевые психопатии более пластичны: при изменении ситуации на благоприятную возможна частичная компенсация имеющихся расстройств.

Хотя классический психоанализ отвергает принятые большинством психиатров нозологические формы психических расстройств и не использует термина «психопатии», однако в работах 3. Фрейда и его учеников дано много метких описаний патологических личностей. С точки зрения психоанализа такие расстройства трактуются как «фиксация» на одном из этапов сексуального развития. Одним из проявлений такой фиксации является избыточное и стереотипное использование механизмов психологической защиты (см. раздел 1.1.4). В этом смысле каждому типу психопатий присущ ограниченный набор защитных механизмов, которые используются особенно часто, без учета реальной ситуации, и тем самым усиливают дезадаптацию пациента.

Помимо собственно психопатий, в последнее время предложено выделять понятие «акцентуированные личности» [Леон-гард К., 1964; Личко А.Е., 1977]. Акцентуации проявляются гиперболизированностью какой-либо одной из черт характера, резко выраженным отличием в поведении от большей части популяции (см. раздел 13.1). Однако такое отличие в большинстве случаев не приводит к постоянной дезадаптации, хотя и может быть причиной определенного типа декомпенсаций под влиянием неблагоприятных обстоятельств. В некоторых ситуациях акцентуированные личностные черты даже могут быть основой особых способностей (таланта) и тем самым повышать адаптацию человека. Акцентуации расцениваются как крайний вариант нормы [Z73.1].

Оценка распространенности психопатий затруднительна, так как больные психопатией попадают под наблюдение врачей только при декомпенсации их состояния или в случаях нарушения закона. Статистические показатели отличаются значительными колебаниями. Обобщенные средние показатели составляют 5—10 человек с личностными расстройствами (психопатиями) на 1000 населения. У мужчин личностные расстройства наблюдаются чаше, чем у женщин.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Страницы: 1 2 3 4 5 6

auno.kz

Глава 22. РАССТРОЙСТВА ЛИЧНОСТИ (ПСИХОПАТИИ). НАРУШЕНИЯ ВЛЕЧЕНИЙ — КиберПедия

Психопатии

Психопатии — стойкие, врожденные, или приобретенные ха­рактерологические расстройства, проявляющиеся дисгармонич­ностью психического склада личности при обшей сохранности интеллекта, приводящие к нарушениям межличностных отно­шений и социальной адаптации.

Психическая дисгармоничность склада характера при психо­патии связана с чрезмерной выраженностью, гипертрофией одних психических свойств и недоразвитием других. Примером такой дисгармонии могут быть повышенная возбудимость при снижении или отсутствии контроля за поведением и реакция­ми в ответ на эмоционально значимые ситуации; тревожность, неуверенность и подозрительность в сочетании с недостаточно адекватной оценкой окружающего и нарушением чувства реаль­ности; эгоцентризм, высокий уровень притязаний при отсут­ствии реальных к этому способностей, возможностей и т.д. Указанные психические свойства могут быть присущи в неко­торой степени здоровой в психическом отношении личности, но они уравновешиваются другими психическими свойствами, обеспечивающими контроль за поведением.

Выраженность аномальных свойств характера, приводящих к нарушению межличностных отношений и личного психическо­го благополучия, может быть различной — от слабых проявле­ний, не вызывающих грубой дезадаптации, легко компенси­рующихся при разрешении психотравмирующей ситуации, до

весьма значительных, постоянно приводящих к новым психо-травмируюшим ситуациям, что и свидетельствует о наличии психопатии. Данное различие не следует рассматривать только как различную количественную выраженность одного и того же явления. При развитии психопатии количественные изменения ряда психических свойств в совокупности создают качественно новые состояния, проявляющиеся грубым нарушением меж­личностных отношений и социальной дезадаптацией.

Можно считать, что возможность адаптации в жизни при психопатиях зависит от 2 предпосылок — выраженности дис­гармоничности личности и внешних условий. Психопатическая личность может быть некоторое время адаптирована в особых, специально созданных, благоприятных для нее условиях (со­стояние компенсации), но в большинстве обычных естествен­ных ситуаций она часто бывает дезадаптирована (декомпенса­ция), что проявляется довольно очерченными болезненными состояниями — неврозами, реактивными психозами, алкого­лизмом, токсикоманиями и пр.

Психопатии отличаются от заболеваний в соб­ственном смысле, в том числе и от психических, своей относительной стабильностью, отсутствием течения как тако­вого. В отличие от изменений личности, возникающих вслед­ствие прогредиентных психических заболеваний (шизофрении, эпилепсии и др.), которые извращают изначально сформиро­вавшиеся черты характера, личностные черты психопатов не­посредственно вытекают из всего предшествующего процесса формирования психики пациента (см. главу 13).


Психопатии относятся к пограничным психическим рас­стройствам, т.е. они проявляются исключительно мягкой (не­вротического уровня) симптоматикой. При психопатиях не возникает галлюцинаций и систематизированных бредовых син­дромов. Лишь в условиях аффективной напряженности воз­можны отдельные иллюзорные нарушения. Возможно также нарушение ощущений в форме сенестопатий, сходных с ощу­щениями, которые могут быть при отдельных соматических за­болеваниях. Психопатии не сопровождаются расстройством интеллектуальной деятельности, как это бывает при органичес­ких поражениях ЦНС или злокачественной шизофрении. В по­нимании абстрактных категорий они обнаруживают те же спо­собности и возможности, что и психически здоровые люди. Вместе с тем психопатические личности отличаются обычно другим складом мышления с особой оценкой своего Я, иным пониманием своей роли в межличностных отношениях. Име­ется тенденция к одностороннему отбору информации, т.е. той информации, которая отвечает установкам личности и имеет для нее особую эмоциональную значимость. В то же время другая информация, не отвечающая или противоречащая этим критериям, игнорируется и отвергается. В связи с этим са-

мооценка и понимание сущности межличностных ощущений, особенно когда затрагиваются их интересы, бывает далека от объективной. Обращают внимание на тот известный факт, что больные психопатией не в состоянии извлекать необходимого урока из своих ошибок.


Наиболее выраженные нарушения у психопатических лично­стей наблюдаются в эмоционально-волевой сфере. Эмоциональ­ные реакции у одних пациентов характеризуются чрезмерной выраженностью, бурными вспышками гнева и агрессивным по­ведением, у других — подавленностью, переживанием чувства собственной неполноценности, постоянной тревогой, необос­нованными страхами. Исходя из этого, К. Шнайдер опреде­лил психопатов как «лиц, чьи личностные особенности при­носят страдание окружающим или им самим». Это обстоятель­ство дало также повод некоторым специалистам считать глав­ным признаком психопатии недоразвитие высших эмоций и квалифицировать их как «олиготимии».

Упоминание о пациентах с патологическим характером впер­вые встречается в работах первой половины XIX столетия под названием «нравственное помешательство» [Причард Ж., 1835]. Отечественный психиатр Ф.И. Герцог (1846) описывал боль­ных со странным поведением, гневливостью, раздражительно­стью и необузданностью влечений. Начало изучения клиники и- сущности психопатии было тесно связано с развитием су­дебной психиатрии. Впервые попытки отграничения психопа­тии от других психических расстройств были предприняты оте­чественными психиатрами И.М. Балинским и О.М. Чечеттом. Ими в связи с проводившейся судебно-психиатрической экс­пертизой было отмечено, что некоторые лица в период совер­шения криминального действия формально не обнаруживали признаков душевного заболевания. Однако этих лиц нельзя было также считать душевно здоровыми. Их состояние опре­делялось как психопатическое (как это было отмечено в экспер­тном заключении профессора И.М. Балинского и О.М. Чечетта по поводу дела Семеновой в 1884 г.). Однако значение этого термина в XIX в. несколько отличалось по своему содержанию от того, которое применяется сейчас. И.М. Балинский и О.М. Чечетт использовали термин «психопатия», «психопати­ческие состояния» как показатель общей психической непол­ноценности личности, у которой не наблюдается в данное время выраженных признаков душевного расстройства, хотя ее нельзя считать здоровой. По поводу судебно-психиатрического заключения И.М. Балинского и О.М. Чечетта было много споров. Термин «психопатия» и «психопатические состояния» в то время проник на страницы газет и журналов, которые много внимания уделяли освещению судебного разбирательства дела Семеновой. В одной из таких статей Семенова именова­лась «психопаткой». Это слово стало обозначать лиц, отлича-

ющихся тяжелым характером. Несколько позже немецким пси­хиатром Кохом были описаны особые личности, которые им были названы как «личности с психопатической недостаточно­стью». В руководстве Э. Крепелина в систематике болезней специально была вьшелена группа психопатий с указанием их разновидностей. В 1885 г. А.П. Чехов написал рассказ «Пси­хопаты».

В отечественной психиатрии классическое описание психо­патий принадлежит П.Б. Ганнушкину (1933). В его работе указываются следующие основные диагностические критерии психопатий: 1) относительная стабильность, непрогредиентный характер и малая обратимость патологических черт характера; 2) тотальность психопатических особенностей личности, нару­шения всего психического склада, а не отдельных личностных черт, аномальный стиль поведения является всеобъемлющим, проявляющимся в широком диапазоне личностных и соци­альных ситуаций; 3) выраженность патологических черт харак­тера до такой степени, что это приводит к нарушению социаль­ной, семейной, профессиональной адаптации.

П.Б. Ганнушкиным были рассмотрены взаимоотношения типов психофизиологической конституции и вариантов психо­патий, ему принадлежит наиболее популярная в нашей стране классификация психопатий. Им также была описана дина­мика психопатий. В отличие от болезней (болезненных процессов), имеющих начало, развитие и исход, динамика психопатий была оценена П.Б. Ганнушкиным как эволютив-ная, т.е. развитие психопатий неразрывно связано с общим развитием (эволюцией) психики человека. Кроме того, им описаны такие элементы динамики, как патологические реак­ции (спровоцированные ситуацией периоды декомпенсаций) и фазы (спонтанные аутохтонно возникающие периоды ухудше­ния состояния).

С момента выделения психопатий в самостоятельную груп­пу психических расстройств предпринимались попытки класси­фицировать эти расстройства. Подходы к их классификации были различными. С учетом предполагаемых ведущих характе­ристик определялись названия вариантов, форм психопатий. Э. Крепелин (1915), основатель классификации психических болезней, пользуясь клинико-описательным подходом выделил следующие варианты психопатий: возбудимые, безудержные, импульсивные, лжецы и обманщики (псевдологи, враги обще­ства, антисоциальные). К. Шнайдер (1928) описал следую­щие типы психопатий: гипертимики, депрессивные, неуверен­ные в себе, фанатичные, эмоционально лабильные, безволь­ные, бездушные, астенические. Как можно видеть, в основу данных классификаций положены психологические описания особенностей личности.

Э. Кречмер (1930) с конституционально-психологических

позиций разделил людей на циклоидов и шизоидов, циклои­ды, по наблюдениям Кречмера, — это пикники по телосло­жению, общительные приветливые или спокойные, тихие по характеру. Шизоиды, напротив, астенического телосложения, по характеру малообщительные, замкнутые. Эмоциональные проявления у них варьируют от повышенной чувствительности (гиперсенситивности) до эмоциональной холодности. К сожа­лению, в данной классификации не четко отражены различия между нормальным и патологическим психологическим скла­дом личности.

Проводились и другие попытки обнаружить более крупные группы, объединяющие несколько клинических типов личнос­тей. Так ученик 3. Фрейда К. Юнг указывал в качестве важ­нейшей характеристики личности понятия «экстраверсия» (на­правленность вовне, общительность, поиск контактов) и «ин-троверсия» (направленность внутрь себя, обособленность, склонность к самоанализу, рефлексия). Похожие классы были выделены исходя из представления И.П. Павлова о типах выс­шей нервной деятельности [Кербиков О.В., 1962]: «возбудимые» и «тормозимые». Для возбудимых психопатов характерно пре­обладание процессов возбуждения. Их поведение избыточно, изобилует поступками, недопустимыми с точки зрения соци­альной нормы. Отмечаются склонность к ярким эмоциональ­ным реакциям, настойчивость, стеничность (сюда относят та­кие варианты психопатий, как эксплозивная, истерическая, паранойяльная, а также экспансивные шизоиды и др.). Тор­мозимые психопаты, напротив, характеризуются преобладани­ем торможения. Для них типичны ограничительное поведение, избегание излишней активности, осторожность, пассивность (включают психастеников, сенситивных шизоидов, астеничес­ких и дистимических психопатов). Такое деление имеет боль­шое клиническое значение: возбудимые психопаты в силу сво­ей активности привлекают к себе внимание общества, совер­шают асоциальные поступки, совершенно не свойственные тормозимым психопатам.

Довольно популярно в российской психиатрии предложен­ное О. В. Кербиковым (1968) деление психопатов на ядерных и краевых. Первые, по-видимому, в первую очередь обуслов­лены такими биологическими факторами, как наследствен­ность, внутриутробные вредности, патологически протекаю­щий ранний онтогенез. Они проявляются в более раннем воз­расте, чаще без видимых причин, отличаются большей тяже­стью психических расстройств и приводят больных к стойкой грубой дезадаптации. Краевые психопатии (патологическое развитие личности) развиваются в условиях необычного вос­питания, длительно существующих эмоционально травмирую­щих ситуаций (неполная семья, напряженные отношения меж­ду родителями, социальная изоляция, физические дефекты,

уродства и длительные соматические болезни). Краевые пси­хопатии более пластичны: при изменении ситуации на благо­приятную возможна частичная компенсация имеющихся рас­стройств.

Хотя классический психоанализ отвергает принятые боль­шинством психиатров нозологические формы психических рас­стройств и не использует термина «психопатии», однако в ра­ботах 3. Фрейда и его учеников дано много метких описаний патологических личностей. С точки зрения психоанализа такие расстройства трактуются как «фиксация» на одном из этапов сексуального развития. Одним из проявлений такой фиксации является избыточное и стереотипное использование механизмов психологической защиты (см. раздел 1.1.4). В этом смысле каждому типу психопатий присущ ограниченный набор защит­ных механизмов, которые используются особенно часто, без учета реальной ситуации, и тем самым усиливают дезадапта­цию пациента.

Помимо собственно психопатий, в последнее время пред­ложено выделять понятие «акцентуированные личности» [Леон-гард К., 1964; Личко А.Е., 1977]. Акцентуации проявляются гиперболизированностью какой-либо одной из черт характера, резко выраженным отличием в поведении от большей части популяции (см. раздел 13.1). Однако такое отличие в боль­шинстве случаев не приводит к постоянной дезадаптации, хотя и может быть причиной определенного типа декомпенсаций под влиянием неблагоприятных обстоятельств. В некоторых ситуациях акцентуированные личностные черты даже могут быть основой особых способностей (таланта) и тем самым повышать адаптацию человека. Акцентуации расцениваются как крайний вариант нормы [Z73.1].

Оценка распространенности психопатий затруднительна, так как больные психопатией попадают под наблюдение врачей только при декомпенсации их состояния или в случаях нару­шения закона. Статистические показатели отличаются значи­тельными колебаниями. Обобщенные средние показатели со­ставляют 5—10 человек с личностными расстройствами (пси­хопатиями) на 1000 населения. У мужчин личностные рас­стройства наблюдаются чаше, чем у женщин.

Клинические типы психопатий

22.2.1. Паранойяльная психопатия (параноидное расстройство личности) [F60.0]

Эти лица склонны к образованию сверхценных идей, самых различных по своей тематике (преследования, ревности, изоб­ретательства, реформаторства, сутяжных, ипохондрических,

дисморфоманических и др.). Д.. ситуации декомпенсации эти идеи могут переходить в бред (паранойяльные идеи). Порой умозаключения таких пациентов бывают небеспочвенны и свя­заны с реальной ситуацией, однако своеобразный склад лич­ности заставляет их извращенно трактовать реальные события, видеть в них несуществующую угрозу, активно от нее защи­щаться. Подобные личности отличаются ригидностью, повы­шенной инертностью психических процессов, застреванием на неприятных эмоциональных переживаниях, обусловленных пре­имущественно проблемами межличностных отношений, злопа­мятностью. Им свойственна переоценка своих способностей и возможностей, что в сочетании с высокой стешчностъю дела­ет их неуживчивыми в коллективе. Они проявляют воинствен­но-щепетильное отношение к вопросам, связанным с права­ми личности, ищут во всем скрытый «подтекст». Суждения их излишне жестки, прямолинейны. Они не склонны менять свои интересы и увлечения. Преобладающий механизм психо­логической защиты — проекция.

У таких личностей имеется тенденция игнорировать факты, не совпадающие с их концепцией, зато они фиксированы на фактах, подтверждающих их мнение. Сверхценные и особенно паранойяльные идеи приобретают особую значимость для боль­ного, занимают доминирующее положение в его сознании, эмоционально насыщены. Порой они достигают степени сле­пого фанатизма. Попытка окружающих корригировать их ошиб­ки вызывает лишь негодование и обвинения в нечистоплотнос­ти, злом умысле или предательстве. Решение проблем межлич­ностных отношений часто невозможно из-за нереалистического понимания таких проблем со стороны паранойяльных психопа­тов, что приводит не только к сохранению сверхценных и па­ранойяльных идей, но и к их дальнейшему развитию, система­тизации и упрочиванию. Ниже приводится наблюдение.

Больная К., 43 лет, врач. Наследственность без патологии. Раннее развитие без особенностей. Росла общительной, подвижной. В школу пошла с 7 лет. В младших классах училась только на «от­лично», активно занималась общественной работой. Всегда стреми­лась руководить, управлять другими детьми, из-за чего часто возни­кали ссоры со сверстниками. В старших классах успеваемость не­сколько снизилась, ухудшилось поведение. Сложились конфликтные отношения с преподавателями математики и химии. Считала, что они «незаслуженно придираются» к ней по мелочам, умышленно пытаются унизить, оскорбить. На уроках пререкалась с учителями, постоянно вступала в споры, упорно отстаивала свое мнение. В это время стала сильно увлекаться биологией. Все свободное время про­водила в библиотеке, читала различную специальную литературу, посещала зоологический кружок при зоопарке. Стала пропускать за­нятия в школе. Считала, что половина предметов просто ни к чему, так как она все равно будет биологом. В отношениях с товарищами оставалась резкой, прямолинейной. После окончания школы посту-

пила в медицинский институт. В группе с однокурсниками сложи­лись конфликтные взаимоотношения, так как она постоянно укоря­ла товарищей за недисциплинированность. Выступала на собраниях с острой критикой «в адрес злостных прогульщиков и лентяев», а после того, как студенты обратились в деканат с просьбой о перево­де ее в другую группу, сразу написала письмо в редакцию одной из центральных газет, в котором говорила о зажиме критики в стенах института. Была создана комиссия, разбиравшая в течение длитель­ного времени этот конфликт.

После окончания института была направлена на работу в район­ную больницу. С профессиональными обязанностями справлялась очень хорошо, характеризовалась как ответственный, исполнительный работник. Однако в отношении к среднему и младшему медперсона­лу была крайне требовательна (шести сестрам было объявлено адми­нистративное взыскание, после чего все они подали заявление об увольнении).

В 1967 г. вышла замуж по любви. После рождения дочери в 1968 г. ухудшились отношения с мужем. Считает его эгоистом, ко­торый думает только о себе. Подала документы на развод, но когда узнала, что муж встречается с другой женщиной, пришла к нему на работу и устроила скандал в присутствии сослуживцев, затем обра­тилась в общественные организации с жалобой на аморальное пове­дение супруга. Упорно добивалась проведения товарищеского суда. В этот период расстроился сон, пропал аппетит, стали беспокоить головные боли. Состояние нормализовалось после развода, когда муж переехал жить в другой город. Последние годы больная проживала с матерью и дочерью, работала в поликлинике.

Полгода назад у больной возник конфликт с заведующим боль­ничным отделением. Она обратилась с жалобой в администрацию на то, что он нарушает дисциплину, неправильно оформляет и выдает больничные листы. При проверке факты не подтвердились. Тогда больная обратилась с жалобой на администрацию поликлиники в вышестоящие инстанции, обвиняя главного врача в «покрывательстве мошенника». После повторной проверки факты, изложенные в жа­лобе, вновь не подтвердились.

За последние месяцы больная разослала различным ответственным лицам более 20 писем, в которых говорится о «нездоровой атмосфе­ре, царящей в учреждении». Обвиняла проверяющих в формализме и бездушном отношении к ней. Приводила многочисленные доводы и «доказательства» зажима критики. Утверждала, что ее противники находятся в сговоре с проверяющими. Требовала назначения «объек­тивной» и компетентной комиссии. Стала говорить, что подвергает­ся на работе всяческим преследованиям: «умышленно составляют са­мый неудобный график дежурств, портят ее медицинскую докумен­тацию, выкрадывают амбулаторные карты больных». Однажды после очередного конфликта с заведующим отделением ударила по лицу больного, который случайно зашел к ней в кабинет в ее отсутствие. С собственного согласия была направлена в психиатрическую боль­ницу для обследования.

Соматическое состояние: больная астенического типа телосложе­ния. Со стороны внутренних органов патологических изменений не выявляется.

Неврологический статус: знаков органического поражения ЦНС не выявляется.

Психический статус: больная ориентирована правильно. Сознание ясное. Держится настороженно. Сидит на краю стула, резко выпря­мив спину и расправив плечи. Руки скрещены на груди. Губы плот­но сжаты, смотрит исподлобья. На вопросы отвечает крайне неохот­но, односложно. Постепенно оживляется, с возмущением, много­словно рассказывает о сложившейся ситуации на работе, долго и обстоятельно говорит о кознях недоброжелателей. Сосредоточена на переживаниях, связанных с неприятностями.

О случившемся инциденте говорит следующее: последнее время была возмущена конфликтной ситуацией. После ссоры с заведую­щим, войдя в кабинет и увидев постороннего человека, что-то рас­сматривающего на столе, решила, что он подослан с целью похи­щения ее документации. Сожалеет о произошедшем.

Фон настроения снижен. Предъявляет жалобы на головные боли, бессонницу. Обманов восприятия не выявляется. Настаивает на не­медленной выписке. Больной себя не считает.

Приведенное описание представляет собой пример форми­рования сутяжно-паранойяльной личности, у которой рано проявились такие черты характера, как стремление к лидер­ству, настойчивость, склонность рассматривать действия и высказывания других, не отвечающие ее интересам, как зло­намеренные, незаслуженные придирки. В последующем сфор­мировался сутяжный стиль поведения. Конфликтные ситуации создавались самой больной. Учитывая сверхценное стремление больной искать во всем признаки заговора против нее, отсут­ствие критики к своему состоянию, она может быть диагнос­тирована как страдающая сутяжно-паранойяльным развитием личности (паранойяльной психопатией).

Шизоидная психопатия

(шизоидное расстройство личности) [F60.1]

Шизоидная психопатия проявляется в первую очередь чрезвы­чайной замкнутостью, интроверсией, независимостью взгля­дов, парадоксальностью суждений, отсутствием прочных свя­зей с семьей и коллегами, склонностью к фантазированию. В детстве люди с такими чертами характера любят играть в одиночестве в тихие и спокойные игры, чаще всего дома, никогда не делятся своими переживаниями с родителями, не могут найти общего языка со сверстниками. В дальнейшем в силу обстоятельств поддерживают с окружающими некоторые отношения, но такой контакт всегда бывает формальным. При этом уединенное существование воспринимается больными как более естественное, наиболее приемлемое. У них нет потреб­ности в выяснении точки зрения окружающих, замечания по­сторонних практически не влияют на их поведение, зато они весьма доверяют информации, почерпнутой из «надежных» источников (книг, заявлений авторитетных ученых и деятелей искусств). В вопросах быта они, как правило, беспомощны,

зато склонны к оригинальному, нестандартному мышлению, увлечены философией, чтением, математикой.

Шизоиды — это люди крайних чувств: они либо восхища­ются, либо ненавидят. Психологи и психиатры нередко выде­ляют варианты данной психопатии с преобладанием ранимос­ти, чувствительности, неприятием любой дисгармонии, ущем­ленным самолюбием, реакцией бегства в любой психотравми-рующей ситуации (сенситивные шизоиды). Описывают также лиц решительных, непоколебимых, бесстрастных, не считаю­щихся с мнением окружающих, эмоционально холодных, не­способных к сопереживанию (экспансивные шизоиды). В реаль­ной жизни черты экспансивности, эмоциональной холодности нередко сосуществуют с ранимостью (характер по типу «стек­ла и дерева»). Преобладающие защитные механизмы — фан­тазирование, интеллектуализация, аутизм.

22.2.3. Неустойчивая психопатия (диссоциальное расстройство личности) [F60.2]

Данные пациенты отличаются недоразвитием волевых качеств, повышенной внушаемостью, отсутствием серьезных жизненных установок. Психопатические личности этой группы уже в дет­ском возрасте обнаруживают отсутствие стойких интересов, подверженность влиянию случайных обстоятельств, отсутствие собственной точки зрения, высокую внушаемость. В выборе между полезной деятельностью и развлечением они всегда выбирают последнее. У них не бывает угрызений совести, они легко дают обещания и никогда их не сдерживают. Любая необходимость приложить какое-либо усилие воли немедленно заставляет их отказаться от своих прежних намерений. В свя­зи с частыми нарушениями дисциплины, пропусками заня­тий, отвлекаемостью на уроках, отсутствием стремления к знаниям им редко удается завершить образование. В общении с людьми они непосредственны, простодушны, легко вступа­ют в контакт, однако не испытывают настоящей привязанно­сти даже к ближайшим родственникам.

Они совершенно игнорируют все моральные и формальные запреты. Чтобы избежать любых ограничений, такие подрост­ки нередко убегают из дому. Они живут одним днем, прини­маются то за одно дело, то за другое, никогда не доводят начатое до конца, предпочитают легкий заработок, а порой живут на иждивении. При постоянном принуждении и стро­гом постороннем контроле за их поведением им удается час­тично компенсироваться, как-то приспосабливаться к жизни. Но будучи предоставленными сами себе, они ведут праздный образ жизни, легко вовлекаются в антисоциальные группы, совершают вместе с компаниями мелкие преступления, зло-

употребляют спиртными напитками и принимают наркотики. Уличенные в совершенном преступлении* они стремятся об­винить во всем окружающих, найти благовидное объяснение своему поведению. Это, как правило, сопровождается ложью, обычно довольно наивной и плохо продуманной.

22.2.4. Возбудимая психопатия (эксплозивная психопатия, эмоционально неустойчивое расстройство личности) [F60.3]

Отличается бурными вспышками раздражения, недовольства и гнева в ситуациях, не отвечающих интересам больного, или в случаях, когда ему кажется, что ущемляют его права. Пове­дение больных может не отличаться от нормального, если все их желания полностью реализуются. Однако при малейшем ущемлении их интересов они действуют импульсивно, без до­статочной логической оценки, без учета возможных послед­ствий. Бурно отреагировав на психотравму, больные быстро успокаиваются, испытывают удовлетворение, иногда сожале­ют о своей несдержанности, но никогда не признают своей вины полностью.

* Обычно эти лица еще в раннем возрасте слыли «трудными детьми» с повышенной неорганизованной активностью, нео­бузданными шалостями, были несносны в семье и коллекти­ве. В общении со сверстниками они претендуют на лидер­ство, конфликтны, пытаются командовать. У них отмечается склонность к колебанию настроения, часто возникают непро­должительные дисфорические состояния. Лица с такой фор­мой психопатии легко вступают в конфликты с окружающими и нередко совершают агрессивные поступки, за что могут быть привлечены к суду. Они часто меняют место работы, при возникновении конфликта немедленно подают заявление об уходе, потом могут сожалеть об этом. Адекватного осознания неправильности своих реакций и поступков у них, как прави­ло, не бывает. Постоянно имеется тенденция находить при­чины и обстоятельства, оправдывающие такое поведение.

Больной К., 30 лет. Отец его страдает хроническим алкого­лизмом, в связи с чем неоднократно находился на лечении в психи­атрической больнице; по характеру вспыльчивый, конфликтный, в настоящее время осужден за злостное хулиганство. Он ушел из се­мьи, когда больному было 14 лет. Мать по характеру мягкая, от­зывчивая, спокойная.

Мальчик родился в срок, от первой, протекавшей нормально, беременности. В грудном возрасте, по словам матери, «доставлял много хлопот», был крикливым, плохо спал. Иногда возникали приступы длительного плача «до синевы». В дошкольном возрасте посещал ясли и детский сад. Воспитатели считали его «трудным ре­бенком». Был очень подвижным, драчливым. Во время ссор со свер-

стниками громко кричал, старался исцарапать лицо, укусить. В от­вет на наказания давал бурные аффективные реакции (падал на пол, бился головой об пол и т.д.). В школу пошел с 7 лет, имел непло­хие способности. Учителя отмечали крайнюю неусидчивость больно­го, его высокую ранимость, обидчивость. С другими учениками воз­никали ссоры, драки. Мать неоднократно вызывали в школу по поводу плохого поведения сына. Свободное время в основном про­водил на улице, играть предпочитал в подвижные игры с детьми младшего возраста. В состоянии опьянения отец часто избивал жену и сына, неоднократно выгонял их из дому. Больной вынужден был переехать вместе с матерью на некоторое время к бабушке, которая и занималась его воспитанием в течение нескольких лет. В старших классах конфликтность больного еще более усилилась. Стал груб с учителями, во время уроков демонстративно занимался посторонни­ми делами, в ответ на замечания вставал и уходил из класса. Воз­ненавидел учителя биологии, предъявлявшего к нему жесткие требо­вания в отношении дисциплины. После одного из конфликтов раз­бил камнем стекло в кабинете этого педагога, а затем задушил на глазах у младших школьников морскую свинку из живого уголка. Больной говорит о том, что получил большое удовольствие, видя возмущение и растерянность учителей. Был исключен из школы. Продолжил учебу в ПТУ. В этот период мать вновь сошлась с от­цом, который сразу же стал вовлекать 14-летнего сына в пьянство. Все свободное время проводил на улице, в компаниях асоциальных подростков. В этот период стал особенно вспыльчив, драчлив. В 15-летнем возрасте был поставлен на учет в милиции, так как от­нимал деньги у младших школьников. Стал часто приходить домой в нетрезвом виде, бил мать, угрожал убить бабушку. Было сильно выражено сексуальное влечение. Периодически онанировал с 14 лет. С 15-летнего возраста начались частые половые связи. В 16 лет в со­стоянии алкогольного опьянения жестоко избил пожилого человека, который сделал больному замечание. Был осужден на 3 года лише­ния свободы. После отбытия срока заключения устроился работать шофером на автобазу. На работе сложились конфликтные отноше­ния с представителями администрации. Вынужден был уйти на дру­гое предприятие. За последние 5 лет сменил 4 места службы. В на­стоящее время работает слесарем в одном из гаражей. Женился по любви, от брака имеет дочь 3 лет. В последние годы стал злоупот­реблять алкоголем. Усилились раздражительность, вспыльчивость. В семье участились скандалы. По настоянию жены и матери обра­тился в клинику с просьбой помочь избавиться от вспыльчивости и раздражительности.

Соматическое состояние: больной среднего роста, атлетического телосложения, несколько повышенного питания. Со стороны внут­ренних органов патологии нет. В неврологическом статусе призна­ков органического поражения головного мозга не выявляется. Отме­чаются вегетативная лабильность, легкость вазомоторных реакций, гипергидроз ладоней и стоп, красный дермографизм. На рентгено­грамме черепа и при исследовании глазного дна патологии не отме­чено.

Психическое состояние: больной неохотно вступает в беседу, дер­жится настороженно. На вопросы отвечает односложно. При вопро­сах, связанных с его асоциальным поведением, возбуждается, крас­неет, в грубой форме категорически отказывается отвечать. Посте-

пенно оживляется, начинает активно предъявлять жалобы на свою вспыльчивость, невыдержанность, говорит, что иногда чувствует «себя как бы наэлектризованным» — достаточно одного слова, что­бы вступить в драку. С раздражением вспоминает жену и мать. Счи­тает, что они «не понимают, умышленно выводят его из себя». Свое пьянство объясняет стремлением «хоть немного расслабиться». По­стоянные конфликты на работе расценивает как следствие предубеж­денного отношения к его асоциальному прошлому со стороны адми­нистрации. Себя считает человеком, «умеющим постоять за себя», но несколько невыдержанным. Понимает, что излишняя взрывча­тость мешает ему самому в жизни.

В отделении общается в основном с больными алкоголизмом. Настроение сниженное, отмечаются периоды дисфории. Часто воз­никают конфликты с медперсоналом, связанные с нарушением ре­жима. На помещение в наблюдательную палату дал агрессивную ре­акцию — ударил санитара. За время пребывания в клинике продук­тивной психотической симптоматики не выявлено. Интеллектуальных расстройств не отмечается. Критика к своему состоянию снижена. После очередного конфликта был выписан по своему настоятельно­му требованию.

Иногда в руководствах описывается эпилептоидная психопа­тия. Это расстройство вполне соответствует признакам возбу­димой психопатии, однако одновременно со взрывчатостью у данных больных обычно наблюдаются признаки торпидности мышления — педантичность, обстоятельность, тутодумие, зло­памятность. Они завистливы, склонны застревать на мелочах, медлительны в работе. Однако со временем в них накаплива­ется раздражение, которое в самый неожиданный момент мо­жет вылиться в поток ругательств или агрессивные, опасные для окружающих действия.

22.2.5. Истерическая психопатия (histrionic personality) [F60.4]

Прежде всего отличается поведением, рассчитанным на вне­шний эффект: демонстративностью, театральностью, нарочи­тостью, стремлением совершать неожиданные, привлекающие внимание окружающих поступки. Данные пациенты охотно приписывают себе несвойственные им достоинства и особые качества, часто просто выдумывают какие-либо эффектные события, где рассказчик играет главную, иногда героическую роль. Нередко, поведение больного легко меняется в зависи­мости от ситуации и текущей установки. Так, в одной ситуа­ции больные держатся подчеркнуто скромно, стремясь вызвать к себе жалость, повышенное сочувствие, в другой — эпатиру­ют публику своей развязностью, богемностью, рассказывают о бесчисленных порочащих их связях. Им свойственны и дру­гие способы обратить на себя внимание, подчеркнуть свою зна­чимость особым выражением лица, жестами и одеждой. В си-

туации фрустрации они обращают на себя внимание громкими рыданиями, обмороками, нередко совершают демонстративные суицидальные попытки.

Эти лица общительны, легко устанавливают знакомства. Выраженная экстравертированность таких людей сочетается с эгоцентризмом. Они нуждаются в общении только до тех пор, пока все внимание приковано к их личности, иначе они быс­тро теряют интерес к компании. Истерические психопаты очень эмоциональны, впечатлительны, внушаемы (преоблада­ние первой сигнальной системы — «художественный тип»). Их логика основана исключительно на эмоциях, порой очень яр­ких, но весьма поверхностных. Обычно они не проявляют интереса к точным наукам, больше интересуются искусством. Постоянная влюбленность и повышенный интерес к сексу не­редко сочетаются с инфантилизмом (подчас не только психо­логическим, но и физиологическим). При ядерной истеричес­кой психопатии патология личности нередко сочетается с за­держкой полового развития, поздним наступлением менархе, нарушениями менструального цикла, бесплодием, аноргазми-ей и вагинизмом у женщин, гомосексуальным влечением и импотенцией у мужчин.

В зрелом возрасте при благоприятных условиях возможна временная компенсация истерических проявлений. Однако чаще пациенты с истерическим складом личности не способ­ны к

cyberpedia.su

Клинические варианты психопатии. Астенические психопаты

Группа астенических психопатов. Нередко описывается по модели неврастении с указанием на повышенную физическую и психическую утомляемость, чрезмерную сенситивность и впечатлительность и т. п. Между тем психопаты-астеники не являются кем-то вроде врожденных неврaстеников. Пожалуй, главная особенность астенического расстройства личности состоит в неспособности мобилизовать и сосредоточить свою энергию, без чего невозможно самостоятельно решать сколько-нибудь трудные жизненные проблемы. Пациенты напоминают тем самым детей, которые привыкли все получать как бы само собой, не прилагая собственных усилий, без труда и напряжения.

Пациентам явно недостает твердости, упорства, самообладания и заряженности на достижение каких-нибудь целей. Редко когда астеники страстно чего-то хотят, настойчиво чего-то добиваются, у них не так много целей, к которым они с воодушевлением стремятся.

Между тем астеники хотят много большего, чем готовы добиться своими силами, умом и терпением, поскольку держатся высокого мнения о себе, очень самолюбивы и потому раздражительны и обидчивы. В них сильно развито паразитическое начало, и демонстрацией своей слабости, незнания, неумения, утомляемости они фактически эксплуатируют других людей, как некогда своих родителей. Они стараются уклониться от личной ответственности, а в случае неудач, которые они болезненно переживают, склонны обвинять тех, кто мог бы им помочь или помогал в трудных ситуациях. Свое недовольство они вымещают на тех, кто слабее их или не способен дать решительный отпор необоснованным нападкам, чтобы хотя бы таким образом почувствовать свое превосходство. Из-за свойственного им малодушия астеники не могут жестко отстаивать свои права, постоять за себя, встать на защиту другого человека.

Они никогда не возьмут на себя трудных обязательств, не примутся за тяжелую работу, не проявят смелой инициативы из-за нежелания обременять себя, из неуверенности в себе, в чем они себе не признаются, а также потому, что не решаются подвергать испытаниям свое самомнение. Они всячески избегают ситуаций, в которых опасаются показаться глупыми, смешными или несостоятельными. Когда такое все же случается, они страдают от уязвленного самолюбия и даже впадают в депрессии, начинают пить. В пьяном виде астеники преображаются.

Опьянение срывает с них покровы застенчивости, скромности, ранимости, они становятся самоуверенными, хвастливыми, грубыми, наглыми. Астеники эгоистичны, ненадежны, они могут подвести и предать, мужество и преданность высоким ценностям им несвойственны. Готовность к бегству в болезнь роднит их с истериками. Даже легкое недомогание может напугать их, а при серьезном заболевании они раскисают, падают духом и делаются совершенно беспомощными, не проявляя воли к выздоровлению. Попадая в сложные ситуации, прячутся в больницы; тут болезнь для них и щит, и оправдание, отчего они нередко прибегают к аггравации. Признаки «конституциональной нервности», о которой пишут Шульц, Бумке и отчасти П.Б.Ганнушкин, такие как утомляемость, колебания настроения, признаки вегетативной дисфункции, впечатлительность  и т. п., астеникам, действительно, свойственны, но подобные симптомы встречаются и у психопатов других типов.

Второй вариант астенической психопатии — зависимое личностное расстройство. Психопаты последнего типа отличаются чрезмерной зависимостью от других людей и готовы им подчиняться, только бы не лишиться их заботы и покровительства. Они постоянно стремятся быть в окружении других людей на тот случай, если вдруг потребуется их помощь, раболепно приносят свои потребности и взгляды в жертву каким угодно чужим, если это помогает удерживать людей рядом или оставаться вместе с ними. Зависимые психопаты опасаются оставаться в одиночестве, боятся действовать на свой страх и риск, не решаются попробовать себя в каком-нибудь самостоятельном важном деле.

Им трудно кому-то возразить, пойти кому-то наперекор, выразить протест, проявить недовольство и уж тем более гнев, только бы не лишиться спасительной поддержки. Более того, они готовы безропотно терпеть унижения, сносить оскорбления и даже насилие. Пациенты неспособны к волевому усилию и избегают принимать собственные ответственные решения. Чтобы действовать, им прежде надо заручиться советами или гарантиями, так как мнение других для них гораздо более весомо и авторитетно, нежели свое собственное. Они согласны на то, чтобы все важные решения за них принимал кто-то другой, так как не верят в себя, не ощущают силы своего Я, а проявления собственного Я в их глазах оказались давно и окончательно обесценены.

Подобное явление развивается обычно у детей, родители которых пресекают всякую самостоятельность, инициативу, высмеивают фантазии, поднимают на смех проявления самобытности и индивидуальности и требуют при этом беспрекословного подчинения своей воле. Пациенты не стремятся к карьере, профессиональному росту, оставаясь на работе на вторых и третьих ролях, могут отказаться от повышения по службе: им проще и привычнее исполнять чьи-то требования, нежели принимать на себя руководство. Столь же зависимы пациенты и в собственной семье.

Обычно не они выбирают себе брачного партнера, за них это делают другие или в мужья или жены их берут «как в плен» властные партнеры либо из жалости, как к детям. В семье они с самого начала оказываются в полном подчинении, против чего ничего не имеют или бывают этим довольны. Склонность быть в зависимости мешает проявить им свои наклонности и способности, что влечет позднее чувство неполноты жизни и неудовлетворенность собой.

Иллюстрация (Карсон и др.). С., 32-летняя мать двоих детей, работающая бухгалтером по налогообложению с неполной занятостью, однажды вечером обратилась в кризисный центр после того, как ее муж М., с которым она прожила полтора года, оскорбил ее действием и ушел из семьи. Он, хотя ни разу не бил детей, часто грозился это сделать, когда был пьян. С. выглядела крайне встревоженной и обеспокоенной своим будущим; ей хотелось узнать, «как быть дальше». Она хотела, чтобы муж вернулся, ее, казалось, совершенно не волновала его склонность к рукоприкладству. В свою очередь он, на тот момент безработный, лечился в специальном реабилитационном учреждении по программе амбулаторной помощи закодированным наркоманам и алкоголикам, призванной обучать воздержанию от всех аддиктивных веществ посредством отвращения к ним и единения с группой.

Хотя С. хорошо зарабатывала, она сомневалась в своей самостоятельности. Она понимала, что «глупо» было зависеть от мужа, которого она сама называла «законченным неудачником» (с первым мужем, который бросил ее с ребенком, когда ей было 18 лет, у нее были такие же отношения). За последние месяцы С. несколько раз собиралась подать на развод, но так и не решилась это сделать. Она грозилась уйти, но, когда наступало время переходить к действиям, «застывала на пороге», чувствуя слабость во всем теле и пустоту в желудке при мысли о «жизни без М.».

Третий вариант астенической психопатии — психастения (тревожно-мнительная личность, обсессивно-компульсивное расстройство личности). Часто о таких пациентах говорят, что они «из мухи делают слона», «боятся собственной тени», «преувеличивают опасности», «раздувают свои страхи», «накручивают трудности». Сами пациенты обычно вполне это осознают и признаются, что по любому поводу «загоняют себя в угол» и «мелочь могут превратить в неразрешимую проблему». Для таких пациентов типично, что надуманных опасностей они боятся больше, нежели реальных.

В ситуации, требующей немедленной реакции, психастеники могут вести себя вполне адекватно, смело и даже мужественно. Их проблемы начинаются там, где начинается борьба мотивов, т. е. предстоит выбор. Ахиллесовой пятой психастеников является отсутствие у них чувства реальности — способности видеть в жизни все так, как оно есть на самом деле. Именно из этого источника вытекает бесконечная череда сомнений в том, как лучше поступить в том или ином случае. Процессы автоматического мышления, основанные на выработанных житейским опытом когнитивных схемах, как бы заблокированы, так как именно этого опыта психастенику и не хватает. Любую жизненную ситуацию психастеник может подолгу рассматривать с самых разных точек зрения, пока окончательно не потеряется во множестве интерпретаций и не запутается в придуманных им самим трудностях и опасениях.

Ему нелегко даже решить, пойти в кино или в театр: им движет не интерес, а тревожное предчувствие, что он может напрасно потерять время, которое дома использовал бы с большей пользой. Не умея завершить борьбу мотивов, психастеники не могут и спланировать свои действия. Страх действовать преследует психастеников постоянно. «Любить, мечтать, чувствовать, учиться и понимать — я могу все, лишь бы меня освободили от необходимости действовать», — цитирует пациента П.В.Ганнушкин. Психастеники всегда нуждаются в поддержке, советах, ободрении, в том, чтобы их успокаивали, убеждая, что нет никаких серьезных причин волноваться, тревожится, бояться.

Даже решив в силу необходимости что-то сделать, они продолжают беспокоиться, правильно ли действуют, не упустили ли чего-то важного, не появится ли каких-нибудь непредвиденных помех. Работа не доставляет пациентам никакого удовольствия, они не могут погрузиться в нее целиком и хотят поскорее ее завершить прежде всего для себя, чтобы прекратить свои мучения. Не успокаиваются психастеники и после того, как завершили какое-нибудь дело. Они продолжают сомневаться, все ли получилось как надо, не забыли ли чего. Даже мелкие недоделки повергают их в уныние. Психастеники стремятся к идеальному результату. Им трудно понять, что когда лес рубят, летят щепки, т. е. всегда в важном деле приходится чем-то жертвовать.

Поэтому они редко испытывают удовлетворение даже от хорошо сделанной работы. Пациент — врач так и не защитил диссертацию, хотя написал их три — он считал, что они мало чего стоят, и, успешно пройдя предзащиту, откладывал труд в сторону, чтобы позже начать новый. Само стремление к перфекционизму мешает и начать, и выполнять дело: лучшее — злейший враг хорошего. Начав дело, психастеники уже не останавливаются, они непременно хотят его закончить, чтобы не расстроиться вконец. Если психастеники делаются руководителями, на что они редко соглашаются, они могут замучить подчиненных проверками из опасений, что они что-нибудь сделают не так. Вообще же психастеники предпочитают работу, где не надо принимать собственных решений, а требуется лишь исполнение намеченного другими. Но и тут они проявляют себя несносными педантами, не допуская никаких отклонений от установленных требований.

Обычно психастеники робки, застенчивы, не умеют отказать, когда это нужно, стесняются поблагодарить, не решаются потребовать принадлежащее им по праву, например заставить должника вернуть взятые в долг деньги. Они редко бывают в веселом или радостном расположении духа, пребывая обычно в тревожно-боязливом настроении и в раздражении, наполненные разного рода опасениями: не проспать утром, не опоздать на работу, не уложиться в отведенное время, не провалиться на экзамене, не растеряться перед начальником, не сморозить глупость и т. п. В семье психастеники занимают подчиненное положение, за них все решают жена или муж.

Вообще психастеники значительную часть времени тратят на борьбу «с ветряными мельницами» — с сомнениями, преувеличенными опасениями и страхами. Кто-то заметил, что психастеники — это люди, которые всю свою жизнь проводят в героической борьбе с самими собой. Психастеники большей частью консервативны, опасаются всего нового, любых отклонений от привычного распорядка в жизни, склонны к ксенофобии. Умственная регургитация — склонность вспоминать и пережевывать происшедшее ранее — связывалась с высокой готовностью пациентов к развитию навязчивых расстройств. Выяснилось, однако, что это далеко не так. Навязчивость развивается лишь у 6–16% психастеников, но и в таких случаях нет оснований считать прямую причинно-следственную связь навязчивостей с характером психастеников доказанной.

Иллюстрация (Карсон и др.). Казалось, что А., работавший диспетчером на железной дороге, находится на своем месте. Он был добросовестен, отличался перфекционизмом  и был внимательным к любым мелочам. Однако он не поддерживал тесных отношений  с сослуживцами, и те, по их словам, считали, что он немного «не в себе». Он сильно расстраивался при малейших изменениях в своем обыденном расписании. Например, он весьма раздражался, когда его сослуживцы нарушали тщательно составленные им графики и планы. Если он застревал в пробке, то колотил по рулевому колесу и проклинал других водителей, заставляющих его ждать.

Короче говоря, А. получал мало удовольствия от жизни и постоянно переживал из-за пустяков. Следовать его жестким правилам было невозможно, и у него, когда он не мог выполнить свои запутанные планы, от напряжения часто возникали головные боли или боли в животе. Его врач, обративший внимание на слишком частые жалобы соматического порядка и достаточно перфекционистский подход к жизни, направил его на психологическое освидетельствование. А. рекомендовали психотерапию, хотя прогноз в отношении значительных поведенческих изменений представлялся сомнительным. Он не стал выполнять лечебных рекомендаций, так как посчитал, что не может позволить себе отвлекаться от работы.

Достаточно близко к психастенической личности стоит тревожное или уклоняющееся расстройство личности (расстройство личности в виде избегания). Оно может рассматриваться в целом как вариант астенической психопатии. Учитывая, что таких пациентов часто рассматривают как имеющих комплекс неполноценности, они обнаруживают и значительное сходство с сенситивными параноиками.

«Центральной клинической особенностью этого расстройства является гиперчувствительность к отверганию их другими» (Каплан и др.). Такие пациенты испытывают острую потребность в эмоциональном тепле и безопасности, они желают отношений близости  в общении, однако избегают общения из-за мнимого страха перед отверганием. Им свойственны недостаток уверенности в себе и самоуничижительная манера поведения в контактах с другими. Пациенты редко отваживаются на публичные выступления, немалого труда им стоит и обращение с просьбами к другим людям. Они легко обижаются на критику и неодобрение; более того, доброжелательные замечания окружающих они склонны расценивать как унижающие их и высмеивающие.

Отказ в любой просьбе они часто трактуют как оскорбление. Большей частью они не имеют близких друзей, не желают вступать в контакт с кем-либо, если не уверены, что их не отвергнут. Предпочитают социальную  и профессиональную деятельность, которая не требует широкого общения, уклоняются от службы, если она связана с повышением социальных требований. В обществе такие пациенты предпочитают молчать, они боятся попасть в неловкое положение, покраснеть или иным образом обнаружить в присутствии других свои тревогу и неуверенность. В силу тревожности пациенты склонны преувеличивать возможные трудности, степень опасности ситуации или риска лишиться чувства безопасности. Они редко добиваются больших успехов или заслуженного авторитета из опасений не справиться с трудной работой и боязнью принимать на себя ответственность в сложных ситуациях. В основном они бывают стеснительны и стараются всем угодить.

Иллюстрация (Карсон и др.). С., 35 лет, библиотекарь, вела сравнительно уединенную жизнь; у нее было мало знакомых и не было близких друзей. С детских лет она боялась, что ее обидят или подвергнут критике, а потому была очень робкой и воздерживалась от установления тесных отношений с окружающими. За два года до начала психотерапии она отправилась на свидание с человеком, с которым познакомилась в библиотеке; они были приглашены на вечеринку. К моменту, когда они прибыли на место, С. чувствовала себя очень неуютно, потому что была «плохо одета». Она быстро ушла и отказалась от дальнейших встреч со своим знакомым. Этот случай не давал ей покоя на протяжении двух лет. Именно это послужило причиной обращения С. к психотерапевту, хотя она страшно боялась, что тот будет ее осуждать.

На первых лечебных сессиях она большую часть времени сидела молча, находя слишком трудным говорить о себе. После нескольких сессий С. прониклась доверием к терапевту и перечислила множество случаев из детства, когда бывала «опустошена» отвратительным поведением на людях своего отца-алкоголика. Она старалась сделать все, чтобы школьные товарищи ничего не знали о ее домашних проблемах. Однако С. пришлось, когда скрывать это уже стало невозможно, ограничить круг друзей, защищая себя от неловких ситуаций и критики.

Когда С. только начала лечиться у психотерапевта, она сторонилась людей до тех пор, пока не приобрела уверенность в том, что «нравится им». По ходу терапии, которая фокусировалась на улучшении ее социальных навыков и успешности, С. добилась некоторого прогресса в сближении и общении с людьми.

Значительное сходство с астеническими психопатами обнаруживают, наконец, психопатии неустойчивого типа, поскольку им особенно свойственны «бесхарактерность» (П.Б.Ганнушкин) и «безволие» (К.Ясперс). «Люди этого типа, — указывает Е.Блейлер, — характеризуются отсутствием постоянства и выдержки в аффективных функциях, вследствие чего всевозможные внутренние и внешние влияния момента чрезмерно влияют на их волю. Многие из них становятся преступниками от легкомыслия. Среди них имеются и живые, легко возбудимые темпераменты, и апатичные».

Весьма примечательными признаками неустойчивых психопатов являются отсутствие у них собственных мыслей и убеждений, ясных целей и планов на будущее, которых они стремились бы настойчиво добиваться, а также определенных и зрелых представлений  о жизненных ценностях, которыми они могли бы руководствоваться в своей деятельности. Не имея к тому же твердых принципов, прочных привязанностей и устойчивых интересов, пациенты обнаруживают размытую и аморфную идентичность, в силу чего очень часто становятся жертвами влияния других людей и собственных побуждений преимущественно деструктивного характера. Все это выражается неспособностью пациентов к самостоятельной просоциальной активности, неразвитостью трудолюбия и потребности к систематическому труду и, что не менее важно, чрезмерной внешней внушаемостью. Сила внешнего влияния на неустойчивых психопатов столь велика, что они, не сопротивляясь, готовы принять чужие взгляды и оценки за свои собственные. Столь же велика их податливость и по отношению к своим побуждениям, из которых влечение к чувственным удовольствиям занимает едва ли не самое выдающееся место.

Неустойчивые психопаты не переносят одиночества, в котором им нечем себя занять, и в этом отношении представляют прямую противоположность шизоидам. Им необходим постоянный приток острых внешних впечатлений, как бы заполняющий внутреннюю пустоту. В этом плане пациенты составляют противоположность интровертам. В силу сказанного неустойчивые психопаты стремятся быть среди людей, не столь важно каких, и их одолевает жажда внешних впечатлений, что-то вроде праздного любопытства. Предоставленные сами себе, они нередко становятся пьяницами, наркоманами, игроками, бродягами; людьми, ведущими беспорядочную половую жизнь, а в криминальной среде — ворами, членами преступных групп.

При поверхностном знакомстве с ними такие психопаты производят неплохое впечатление, оказываясь недурными товарищами, приятными собеседниками, людьми, подкупающими своей незлобивостью, застенчивостью, спокойным нравом. Но, безответственные во всем, они часто предаются пьяному разгулу, спуская при этом последние деньги. В опьянении они делаются грубыми, эгоистичными, бессердечными — словом, такими, будто их подменили. Протрезвев, ненадолго раскаиваются и, не чувствуя за собой особенной вины, пеняют «на среду», которая их «заела».

На них положиться решительно нельзя, их клятвы — пустой звук. Из-за свойственной им ветрености о них часто говорят как о людях, у которых «на одной неделе по семь пятниц». «Над ними вечно надо стоять с палкой, их надо понукать, бранить или одобрять — смотря по обстоятельствам», — пишет П.Б.Ганнушкин, но только не предоставлять самим себе, чтобы удерживать в рамках приемлемого социального поведения. Сами пациенты редко оправдывают надежду на то, что со временем остепенятся или «возьмутся за ум». В интеллектуальном плане пациенты редко оказываются на высоте положения, так как за многие годы учения они в основном только и делают, что «бьют баклуши», и только самые способные из них завершают-таки цикл обучения. Семейная жизнь пациентов бывает удачной разве что в тех случаях, если они попадают в жесткие руки жены или мужа и оказываются под неусыпным надзором. В иных случаях семью ждет неизбежный крах.

Иллюстрация (Блейлер Е.). 24-летний купец. Его отец — хороший человек, но со слишком большим размахом, промотал состояние семьи. Мать раздражительна, капризна, слабовольна. Ее отец был легкомысленен, тоже растранжирил свое состояние, был бигамичен. Сам больной учился в школе нерегулярно, однако был хорошим учеником. После смерти отца поступил учеником в магазин, где растратил немалую сумму из кассы. Был помещен в воспитательное учреждение, где все шло относительно хорошо; тут ему было разрешено (у него был хороший голос) брать уроки пения.

Уже в период полового созревания он во многих местах не платил по счетам. Затем он был помещен к своей тетке, где провел больше года. Тетку он ухитрился каким-то образом обойти, так что она сама перешла   в комнатку на чердаке и начала зарабатывать себе на жизнь рукоделием, а сам забрал себе салон и спальню и вел широкий образ жизни. Он работал в нескольких учреждениях и, по-видимому, имел, кроме того, много ангажементов в качестве оперного певца, однако нигде не мог удержаться, хотя причиной тому не всегда были долги и конфликты с полицией на этой почве. Одна жалоба на него была взята обратно, так как оказалось, что его поступок носил скорее легкомысленный характер, чем мошенничество. В некоторых других случаях, когда он добывал деньги, по-видимому, посредством обмана, дело не доходило даже до жалоб.

Путем предъявления поддельного контракта ему удалось обмануть даже сиротский суд. В конце концов он обручился с одной девушкой, по-видимому, тоже легкомысленного характера, от которой он отчасти путем всякого рода обмана, отчасти просто так выманивал большие суммы, но и она принимала участие в проживании этих денег. Тем не менее она была принуждена подать на него жалобу, после чего пациент попал на испытание. Мы нашли довольно хороший интеллект, но вместе с тем легкий моральный дефект, из-за которого пациент не мог должным образом раскаяться в том зле, которое он причинил. Все же обнаружилось, что он всегда был полон добрых намерений, на новых местах первое время работал хорошо, пока соблазн не брал верх, а случалось это обыкновенно через несколько недель или месяцев. Больной имел элегантную внешность и уверенно держал себя.

Однако при исследовании оказалось, что в его аффективной сфере имеется какая-то торопливость и неспособность напрячь свою волю в соответствии с заданием и держать ее на должной высоте, пока задание не будет исполнено. Это обнаруживалось не только в жизни, но и при сравнительно элементарном исследовании, в ходе которого он не мог сосредоточиться так, чтобы проводить до конца свое решение. Письменные работы он всегда начинал довольно хорошо, однако скоро терял нить или комкал конец либо бросал работу неоконченной. О своих денежных делах он сам не имел должного представления. Он толком не помнит, подписал ли он вексель на 6 или на 7 тысяч франков. Ни он, ни его невеста не могли толком сказать, какую сумму он у нее выманил. Считал он хорошо,  но мог ошибаться в самых простых арифметических задачах. На требование дать отчет  в том, что он наделал, он все путал, безбожно врал, часто во вред себе. В его мошенничестве мы нашли больше легкомыслия, нежели злого умысла, отчего были вынуждены признать его вменяемым, но не способным самому заботиться о своих делах. Мы надеялись, что руки опекуна направят пациента в лучшее русло.

К содержанию

psyclinic-center.ru

по каким признакам узнать психопата?

В обществе всегда есть люди с нестандартным мышлением, импульсивным задорным характером – любимцы публики, играющие конкретную роль, скрытую за маской вымышленных чувств. Эмоциональная открытость или психопатия — умышленный план действий в достижении целей? Определить тонкую игру натуры можно, только следует подождать подходящего момента.
Что такое психопатия?

Слово психопатия состоит из двух частей: «psyche» на греческом – душа и «pathos» — страдание. Психопатия это врожденное или приобретенное в раннем детстве отклонение в работе нервной системы. Деформированное развитие волевых черт характера, которое выражает личность в обществе. Признаки психопатии проявляются в раннем детстве, такое поведение у психологически здоровых людей в зрелой жизни не возникает:

  • высокая ранимость чувств, перерастающая в бесконтрольный всплеск отрицательных эмоций – один из основных признаков психопатии;
  • несдержанный характер, тяжело адаптирующая личность в социальном плане – ссоры с близкими и коллегами основанные на личном самовнушении психопата, склонность приукрашивать обстоятельства;
  • равнодушие к чувствам и проблемам других людей, пренебрежение нормами общественного поведения, проявление насилия и агрессии для достижения личных потребностей;
  • чувства вины у психопатов нет, совершение ошибок, повлекшее наказание, у них не подлежит анализу — извлечению опыта.

Психопатия в психологии

Психопат первоначально эгоист, для него важно быть в центре внимания, и не важно, по какому поводу. Стремление личности стать лидером и привлекать внимание окружающих, для него норма. Эмоционально неуравновешенные личности, страдающие психопатией, могут легко предать, они трусливы. Порученное, но невыполненное, важное задание психопат легко превращает в скандал.

Психологи дают на вопрос, психопатия — это болезнь или характер неутвердительный ответ – это грань между здоровым и патологическим состоянием психики. Такие личности не страдают слабоумием или низким интеллектом, часто успешно реализовываются в творческих профессиях, требующих выражений эмоционального состояния.

Психопаты отлично манипулируют чувствами других, притворяясь жертвой или выражая «искреннее» сочувствие. Симптомы психопатии, часто путают с проявлениями неврозов.

Социопат и психопат — разница

Отличительной чертой, чем отличается психопат от социопата, можно назвать угрызения совести. У психопата таковых вообще нет, а у социопата – колебания по поводу плохих поступков возникают. Социопату, в отличии от психопата, тяжело притворяться в обществе для достижения выгоды, в общении с другими он открыто демонстрирует личные интересы, часто делает необдуманные спонтанные поступки. Психопат наоборот – никогда не признает публично личный интерес, и легко притвориться для достижения желаемого, иногда разрабатывая тактику поведения.

Психопатия — причины

Возникает психопатия на основе родовых травм головы, перенесенного энцефалита, генетической предрасположенности и как следствие неправильного воспитания ребенка, алкоголизма родителей. Если жизненные обстоятельства, вызывающие в человеке психопатические синдромы, сводятся к минимуму, то проявления симптомов уменьшается. Первые признаки психопатии возникают в раннем детстве и с годами приобретают более выраженный характер – обострение симптомов формирующих асоциальное поведение личности.

Признаки психопатии

Существует ряд признаков поведения, как распознать психопата. Игнорирование общих норм поведения для страдающего психопатией – стандарт. У психопата отсутствуют навыки налаживать связи в обществе, нет длительных дружеских отношений. Для определения психопатии у человека должно быть несколько существенных характерных особенностей, врожденных или приобретенных с годами качеств:

  • короткая продолжительность сна;
  • отсутствие чувства благодарности;
  • высокая злопамятность;
  • непоследовательность и куча начатых незавершенных дел;
  • частая смена работы и стереотипов мышления;
  • постоянная ложь;
  • собственные законы морали, далекие от правовых норм;
  • мгновенные возникновения состояний ярости;
  • обвинения оппонента во лжи и недостатках, при малейших конфликтах;
  • частая смена масок характера, убедительная игра на чувствах других людей;
  • отсутствие длительных любовных отношений;
  • экстремальные увлечения;
  • сексуальная извращенность;
  • беспочвенная ревность;
  • отсутствие рефлекса опасности;
  • обладание привлекательностью и обаятельностью, наличие высоких интеллектуальных задатков;
  • нестандартные точки мышления.

Психопатия — признаки у мужчин
Продуманная тактика поведения в обществе, отличная маскировка реальные фактов, присуща мужчинам психопатам. Распознать мужчину как психопата при недлительном знакомстве трудно. Высокие успехи на работе и бизнесе, привлекательная манера поведения и высокая активность – продуманное до мелочей поведение в обществе. Попавшая, в сети психопата женщина, поздно видит реальное лицо избранника – домашнее насилие для него норма, неподдающаяся искоренению.
Психопатия — признаки у женщин

Психопатия у женщин проявляется признаками вспыльчивости и эмоциональной неуравновешенности, частыми депрессиями. Черствость души и пренебрежение чувствами родных людей для нее привычно. Женщина психопатка вызывает интерес у большинства мужчин, её холодный расчет построен на личных интересах, отсутствует чувство любви, но развит эгоизм, проявляющийся в подростковом возрасте.


Чего боятся психопаты?

Определить тип поведения психопата, можно применяя правила поведения, они помогут наладить общение в коллективе, сгладят острые грани отношений между родными. Лучший выход — избежать манипуляций чувств, в интересах психопата. Заболевание психопатия принято разделять на группы, с основным признаком, характеризующим отдельный тип расстройства личности:

  1. Паранойяльная психопатия – личности с таким расстройством подозревают всех в плохих намерениях, крайне наблюдательны, дотошны и любопытны к чужой жизни, проявлению эмоций у окружающих, которым предписывают коварные замыслы.

  2. Шизоидальная психопатия – такие люди не любят выражать эмоции и общаться, выбирая профессию, они отдают предпочтение труду с минимальными людскими контактами.

  3. Истерическая психопатия – личности с таким расстройством бояться остаться без внимания к своей персоне, творческим способностям, остро реагируют на критику.

  4. Возбудимая психопатия – характеризуют таковых психопатов беспочвенными приступами гнева, ревности, высокими требованиями к остальным, частой дисфорией. Возбудимые психопаты грубы и хамоваты, агрессивны и легко причиняют побои, склонны к совершению преступлений.

  5. Психастеническая психопатия – трусливость и неуверенность, эти личности далеки от реальности — мечтательны, склонны к необоснованной самокритике.

  6. Аффективная психопатия – характеризуется постоянными перепадами настроения, выраженным недовольством жизнью, поиском искусственных стимуляторов удовольствий – наркотиков, алкоголя.

  7. Неустойчивая психопатия – отсутствие силы воли, высокая степень внушаемости и послушания от других. Согласившись с оппонентом полностью, такая личность не выполняет данных обещаний.

Психопат в отношениях с женщиной
Играть на чувствах партнерши – любимое дело психопата, Уйти от психопата не просто, он просит прощения по актерски, со слезами на очах, дает обещание не повторять или прибегает к угрозам – пристальный взгляд на напуганную жертву, доставляет ему удовольствие. В моменты обострений отношений не надо плакать и оправдывать свое поведение, оскорблять в ответ на замечания, давать обещания.

От мужа психопата, эмоционально страдает жена и дети, ближайшие родственники. Принятие решения бросить тирана-психопата должно быть окончательным. Возвратившись обратно, к психопату, женщина при следующих скандалах получит усиленный метод давления, будет подвергаться нападкам тирана с особой озлобленностью, получит психологические травмы, повышающие самооценку агрессора психопата.


Как вести себя с психопатом?

Как общаться с психопатом, если обстоятельства требуют контакта? Надо знать — ему не интересна чужая точка зрения, собственные интересы психопат умело маскирует за утвердительным согласием, после которого следует всплеск эмоций. Вступать в споры с такими личностями бесполезно, при возможности надо утвердительно прослушать аргументы, перенаправить разговор в нейтральную зону, где оппонент — союзник.


Психопатия — лечение

Поставленный врачом диагноз психопатия личности требует лечения. Начальным этапом станут разъяснительные беседы, семейная психотерапевтическая консультация, может применяться техника гипноза. Если после таких способов воздействия не наблюдается улучшение состояния, то назначают медикаментозную терапию. Строгий подбор психотропных препаратов проводит врач – психиатр.


Знаменитые психопаты

Одаренность или сумасшествие личности, повлиявшее на ход истории и развитие наук — четкого разделения выдающихся способностей талантливого человека нет. Однако, весомый вклад в историю принесли люди с совсем небезупречными характерами, а те кто обладал несносным характером и предосудительной репутацией. Известные психопаты сделавшие вклад в культуру и историю человечества.

  1. Винсент Ван Гог – гениальный художник с признаками психопатии обладал техникой быстрого рисования и написания писем, отрезал себе ухо в период обострения психопатии.

  2. Людвиг Ван Бетховен – известный композитор впадал в депрессии, граничащие с психопатией, склонялся к лечению приемом опиума и алкоголя.

  3. Исаак Ньютон – физик и математик страдал резкими перепадами настроения, общаться с ним было проблематично по причине психопатии.

  4. Эдгар Аллан По – автор психологических триллеров страдал психопатией, имел алкогольную склонность, напечатал вымышленную новость о путешествии на воздушном шаре через океан.

  5. Авраам Линкольн – президент США – интересная личность, был склонен к длительной меланхолии, перерастающей в затяжную депрессию.

родственник психопат как помочь ему незнаю вобще неслущаеться

www.med74.ru

. Расстройства личности (психопатии). Определение психопатий. Критерии диагностики психопатии. Виды психопатий по причине возникновения

Психопатия – стойкая аномалия хар-ра с эмоционально-волевыми и поведенческими нарушениями преобладающими аффективными нарушениями ведущими к социальной дезадаптации личности. Критерии диагностики:

1. тотальность поражения личности.

2. стабильность.

3. социально-психологическая дезадаптация.

Виды психопатий по причине возникновения:

1. конституциональная (ядерная) — решающей в происхождении является неблагоприятная наследственноеть. Иногда удается проследить один и тот же тип характера у кого-то из родителей. Выявляются даже при самых благоприятных условиях воспитания. Однако степень их тяжести в значительной мере определяется влиянием среды. Для каждого типа имеется свой критический возраст, на который обычно падает развертывание психопатических черт.

2. патохарактерологическая — важнейшими являются неправильное воспитание, дурное влияние окружающей среды, особенно в подростковом возрасте, когда совершается становление, характера. Последствия подобных же влияний в раннем детстве могут сглаживаться в подростковом периоде, если в это время развитие личности происходит в благоприятном окружении. На первых порах развитие еще «обратимо, но далеко зашедшее становится неотличимым от конституциональной психопатии.

3. органическая — аномалии характера бывают обусловлены действием преиатальных, натальных и ранних (первые 2—3 года жизни) постнатальных вредностей на формирующийся в раннем онтогенезе мозг. К этим вредностям относятся тяжелые токсикозы беременности, родовые травмы, внутриутробные и ранние мозговые инфекции, нейроиитоксикации, тяжелые длительные истощающие соматические заболевания с первых месяцев жизни.

По степени тяжести: I степень — умеренная психопатия — компенсаторные механизмы достаточно выражены. Возможны продолжительные компенсации. Срывы обычно ситуативно обусловлены, их глубина и продолжительность пропорциональны психической травме. Декомпенсации проявляются заострением психопатических черт и нарушениями поведения. Социальная адаптация неустойчива. Семейные отношения дисгармоничные и крайне избирательны. II степень – выраженная психопатия — Компенсаторные механизмы нестойки, непродолжительны. Декомпенсации могут возникать от незначительных поводов. Социальная адаптация бывает неполной и нестойкой. Способности остаются нереализованными. Отношения с родными полны конфликтов или отличаются патологической зависимостью. III степень – тяжелая психопатия — Компенсаторные механизмы крайне слабы. Компенсации всегда неполные и непродолжительные. Декомпенсации легко возникают от незначительных причин и даже без видимого повода. Нарушения поведения могут достигать уровня уголовных преступлений, суицидных актов и других действий. Обычно имеет место постоянная и значительная социальная дезадаптация. Обнаруживается полная неспособность к поддержанию семейных отношений. Самооценка характера неправильная или отличается парциальностью. Критика к своему повелению заметно снижена, а на высоте декомпенсаций может полностью утрачиваться.

Классификация по Ганнушкину:

  1. Астенический тип- характерны с детства повышенная робость, стеснительность, нерешительность, впечатлительность. Теряются они в незнакомой обстановке и новых условиях, испытывая при этом чувство собственной неполноценности. Повышенная чувствительность, «мимозность» проявляется как в отношении психических раздражителей, так и физических нагрузок. У них часто бывают различные вегетативные расстройства: головные боли, неприятные ощущения в области сердца, желудочно-кишечные нарушения, потливость, плохой сон. Они быстро истощаемы, склонны к фиксации на своем самочувствии.
  2. Психастенический тип — свойственны выраженная нерешительность, неуверенность в себе и склонность к постоянным сомнениям. Легко ранимы, застенчивы, робки и вместе с тем болезненно самолюбивы. Для них характерно стремление к постоянному самоанализу и самоконтролю, склонность к абстрактным, оторванным от реальной жизни логическим построениям, навязчивым сомнениям, страхам. Для психастеников трудны любые перемены в жизни, нарушение привычного уклада (смена работы, места жительства и т. д. ), это вызывает у них усиление неуверенности и тревожных опасений. Вместе с тем они исполнительные, дисциплинированные, нередко педантичны и назойливы. Необходимость принятия самостоятельного решения и проявления инициативы для них губительны.
  3. Шизоидный тип — отличаются замкнутостью, скрытностью, оторванностью от реальности, склонностью к внутренней переработке своих переживаний, сухостью и холодностью в отношениях с близкими людьми. Для шизоидных психопатов характерна эмоциональная дисгармония: сочетание повышенной чувствительности, ранимости, впечатлительности — если проблема лично значима, и эмоциональной холодности, непробиваемости в плане чужих проблем («дерево и стекло»). Увлечения его необычны, оригинальны, «нестандартны». В жизни их обычно называют чудаками, оригиналами. Их суждения о людях категоричны, неожиданны и даже непредсказуемы. На работе они часто неуправляемы, так как трудятся, исходя из собственных представлений о ценностях в жизни. Готовы к самопожертвованию ради каких-то отвлеченных концепций, воображаемых идей.
  4. Параноидный тип- склонность к образованию сверхценных идей, которые формируются к 20-25 годам. Однако, уже с детства им свойственны такие черты характера как упрямство, прямолинейность, односторонность интересов и увлечений. Они обидчивы, злопамятны, самоуверенны и очень чувствительны к игнорированию их мнения окружающими. Постоянное стремление к самоутверждению, безапелляционная категоричность суждений и поступков, эгоизм и крайняя самоуверенность создают почву для конфликтов с окружающими. Содержанием сверхценных идей может быть изобретательство, реформаторство.
  5. Возбудимый тип — крайняя раздражительность и возбудимость, взрывчатость, доходящая до приступов гнева, ярости, причем реакция не соответствует силе раздражителя. После вспышки гнева или агрессивных поступков больные быстро «отходят», сожалеют о случившемся, но в соответствующих ситуациях поступают так же.
  6. Эпилептоидный тип — наряду с вязкостью, застреваемостью, злопамятностью, характерны такие качества как слащавость, льстивость, ханжество, склонность к употреблению в разговоре уменьшительно-ласкательных слов. К тому же чрезмерный педантизм, аккуратность, властность, эгоизм и преобладание мрачного угрюмого настроения делают их невыносимыми в быту и на работе. Они бескомпромиссны — либо любят, либо ненавидят, причем окружающие, особенно близкие люди, обычно страдают как от их любви, так и от ненависти, сопровождаемой мстительностью.
  7. Истерический тип — характерна жажда признания, то есть стремление во что бы то ни стало обратить на себя внимание окружающих. Это проявляется в их демонстративности, театральности, преувеличении и приукрашивании своих переживаний. Характерен психический инфантилизм (незрелость), что проявляется и в эмоциональных реакциях, и в суждениях, и в поступках. Их чувства поверхностны, неустойчивы. Внешние проявления эмоциональных реакций демонстративны, театральны, не соответствуют вызвавшей их причине. Для них характерны частые колебания настроения, быстрая смена симпатий и антипатий. Суждения их крайне противоречивы, часто не имеют под собой реальной почвы.
  8. Аффективный тип — относятся личности с различным, конституционально обусловленным, уровнем настроения. Лица с постоянно пониженным настроением составляют группу гипотимных (депрессивных) психопатов. Это всегда мрачные, унылые, всем недовольные и малообщительные люди. В работе они излишне добросовестны, аккуратны, исполнительны, так как во всем готовы видеть осложнения и неудачи. Для них характерны пессимистическая оценка настоящего и соответствующий взгляд на будущее. Гипертимные личности, в отличие от гипотимных, отличаются постоянно повышенным настроением, активностью и оптимизмом. Это общительные, оживленные, говорливые люди. В работе они предприимчивы, инициативны, полны идей, но их склонность к авантюризму и непоследовательность вредят в достижении поставленной цели. Временные неудачи не огорчают их, они с неутомимой энергией берутся вновь за дело.
  9. Неустойчивый (безвольный) тип — отличаются повышенной подчиняемостью внешним влияниям. Это слабовольные, легко внушаемые, «бесхарактерные» личности, легко поддающиеся влиянию других людей. Вся их жизнь определяется не целевыми установками, а внешними, случайными обстоятельствами. Они нередко попадают в дурную компанию, спиваются, становятся наркоманами, мошенниками.

Классификация по Кербикову: ядерные, нажитые, органические (см психопатии по причине развития).

ТАКЖЕ РЕКОМЕНДУЕМ К ПРОЧТЕНИЮ СЛЕДУЮЩИЕ МАТЕРИАЛЫ:

psiho-zakon.ru

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о