Репрезентативные системы восприятия: НЛП. Системы восприятия (репрезентативные системы). Статья. Все Тренинги .ру

Содержание

Репрезентативные системы в техниках НЛП

Вы уже познакомились с двумя техниками НЛП: фреймингом и метамоделью. Не менее важной в НЛП является также модель, объясняющая, как влияют наши органы чувств на наше восприятие окружающей действительности.

Репрезентативная система

Репрезентация — процесс восприятия и выражения опыта, мыслей и идей человеком. Получать информацию человек может только при помощи органов чувств. Поэтому весь наш опыт формируют зрительные, слуховые, вкусовые, обонятельные и тактильные ощущения. Эти блоки ощущений называют репрезентативными системами.

Таким образом, человек воспринимает окружающий мир субъективно. У каждого из нас своя карта мира, и она никогда не будет полностью отображать объективную реальность. Понимая это, мы начинаем глубже понимать других людей, и можем представлять им информацию в таком виде, в котором она будет воспринята максимально точно. Так можно очень сильно повысить уровень взаимоотношения и взаимопонимания с другими людьми, и сделать любое общение очень эффективным и взаимовыгодным.

Виды репрезентативных систем

У человека есть несколько основных репрезентативных систем, которые соответствуют нашим органам чувств.

Визуальная

Основана на восприятии зрительных образов. Людей, у которых данная репрезентативная система основная, называют визуалами. У них очень сильная образная память и воображение, и картинки, которые появляются перед их мысленным экраном, оказывают очень сильное влияние на их чувства, эмоции и внутренний мир.

Любая информация воспринимается визуалами в виде образов, и если им приходится долго воспринимать чью-то речь, они начинают скучать и отвлекаться. Шум сам по себе нередко их беспокоит. Поэтому, общаясь с такими людьми, нужно сопровождать свои объяснения наглядными материалами. Также не загораживайте при общении им место, где они находятся, иначе они будут чувствовать дискомфорт.

В процентном соотношении визуалов большинство, примерно 60%.

Аудиальная

Основана на восприятии звуков. Людей, у которых данная репрезентативная система наиболее развита, называют аудиалами. Вся информация воспринимается ими через процесс слушания, и откладывается в виде звуковых впечатлений.

Если таких людей попросить описать свой опыт, они будут много и долго говорить, излагая свои мысли предельно четко и ясно. Речь аудиалов может быть очень эмоциональной. Так как при общении они  стараются доминировать, это может утомлять и раздражать. Общаясь с такими людьми, нужно четко и ясно выстраивать свою речь.

В процентном соотношении аудиалов примерно 20%.

Кинестетическая

Основана на восприятии запахов и осязательных (тактильных) ощущениях. Людей, у которых кинестетическая система доминирует, называют кинестетиками. Такие люди очень любят тактильный контакт. Любые переживания, эмоции и ощущения ими воспринимаются лучше всего, если есть возможность прикоснуться к чему-то, или сделать своими руками. Во время разговора они говорят медленно, делая паузы, чтобы соотнести слова со своим наработанным опытом. При общении с такими людьми лучше всего находиться поближе, им при этом более комфортно.

В процентном соотношении кинестетиков примерно 20%.

Дигитальная

Основана на субъективно-логическом восприятии и осмыслении окружающего мира. Люди, у которых данная репрезентативная система основная, называют дигиталами. Они в равной степени используют визуальную, аудиальную и кинестетическую системы. Дигиталов среди нас очень мало.

Особенности репрезентативных систем

Людей с какой-то одной системой не бывает. В реальности люди постоянно меняют свою репрезентативную систему, в зависимости от того, где они находятся, и что делают — читают книгу, или слушают радио.

Выявить, какая репрезентативная система преобладает у человека, можно по его речи. Визуалы часто употребляют обороты: «мне кажется», «я представляю», «на мой взгляд». Аудиалы используют: «говоря иначе», «другими словами». Кинестетики: «я чувствую, что», «давайте повлияем», «сдвинуть с места», «запустить в работу».

Более подробные сведения Вы можете получить в разделах «Все курсы» и «Полезности», в которые можно перейти через верхнее меню сайта. В этих разделах статьи сгруппированы по тематикам в блоки, содержащие максимально развернутую (насколько это было возможно) информацию по различным темам.

Также Вы можете подписаться на блог, и узнавать о всех новых статьях.
Это не займет много времени. Просто нажмите на ссылку ниже:
    Подписаться на блог: Дорога к Бизнесу за Компьютером

Проголосуйте и поделитесь с друзьями анонсом статьи на Facebook:  

Репрезентативные системы восприятия. НЛП

Репрезентативная система

Визуал

Как и у других двух основных типов людей, у визуалов есть свои особенности, связанные прежде всего со зрением.

  • Визуалы жестикулируют больше других типов людей. Это связано с их желанием «показать» то, о чем они говорят.
  • У визуалов обычно хороший глазомер. Им легко даются такие науки как геометрия, черчение. Они могут быть прекрасными художниками, так как визуалам ещё и важна внешняя красота.
  • Если вы попросите визуала вспомнить во что был одет герой фильма, который он посмотрел два дня назад, то визуал сначала представит его, а потом по этой картине у себя в голове начнет описывать. Таким образом они поступают с большинством информации. Им приходится часто и много вспоминать и представлять, поэтому визуалы часто смотрят в потолок.
  • Если в большом помещении с местами (класс, ресторан) есть выбор, какое место занять, визуалы выбирают дальние углы напротив двери, у окон, последние ряды так как им нужен наиболее широкий и полный обзор.
  • Визуалы запоминают образами, картинами. У них хорошая зрительная память.
  • Замечено, что во время лекций, уроков визуалы часто рисуют, штрихуют, просто водят ручкой по бумаге.
  • Визуалы часто и много наблюдают за другими людьми, делают свои выводы. Часто каждый человек у визуала имеет ассоциацию типа «похож на …».

Аудиал

Для аудиалов преимущественным способом получения информации из внешнего мира является слух .

В первую очередь аудиал услышит, а лишь потом почувствует и увидит. Чаще всего можно заметить человека данного типа во время общения, он даже может позволить себе отвернутся от собеседника, но это не будет означать, что он не слушает, а наоборот прислушивается к каждому слову. Настоящий аудиал имеет плохую память на местность и лица, но он хорошо распознает голос, движение и стук.

Для концентрации внимания человеку–аудиалу могут значительно мешать посторонние звуки, особенно это касается детского возраста. Больше всего в работе и учении аудиал запомнит то, что обсуждал или то, что ему говорили. Для аудиала характерны такие слова: «слышишь», «слушай», «скажи», «говори».

Кинестетик

В данном случае речь идёт в основном об осязании . Для этих людей в первую очередь важны чувствительный опыт, эмоциональное подкрепление. Также они хорошо запоминают запахи , тактильные контакты, физические действия.

Кинестетики — «чувствуют» окружающий мир. Люди этой категории не умеют скрывать свои чувства, их выдают глаза, поэтому они часто их опускают. Ответы на вопросы просты, прямолинейны. Решения они принимают, опираясь на свои чувства.

Кинестетики любят принимать горячие ванны и просто обожают, когда им делают массаж. После неприятного дня долго находятся в состоянии «выжатого лимона». Кинестетики ненавидят неудобную одежду, во всем предпочитают комфорт. Прикосновения они воспринимают лучше, чем слова, и обожают серьёзные дискуссии. В свой внутренний мир они пускают только «избранных».

Cубмодальности

Cубмодальности — Объекты выделенные в НЛП для описания опыта. Ниже в таблице для каждой сенсорной репрезентативной системы приведены характерные субмодальности.

Сенсорная
репрезентативная система
Субмодальности
Визуальная
  • Положение: слева, справа, сверху, снизу, спереди
  • Размер: от малого до панорамного вида
  • Расстояние до изображения
  • Количество изображений
  • Фокус: узкий/широкий
  • Чёткий/размытый
  • Цвет: красный, зелёный, синий
  • Яркость: яркий/тусклый
  • Плоский/объёмный
  • Глубина (расстояние до задней стенки)
  • Форма
  • Продолжительность (время экспозиции)
  • Движение: фотография, ряд слайдов, видео
  • Стиль: картина, живопись, эмблема, рисунок, как в жизни
Аудиальная
  • Положение: слева, спереди, сзади…
  • Ритм: ровный/неровный
  • Громкость: тихий/громкий
  • Высота звука: высокий, средний, низкий
  • Тембр: высокий/низкий
  • Темп: быстрый/медленный
  • Стерео/моно
  • Направление: вовнутрь/извне
Кинестетическая
  • Положение: всё тело/его часть, внутри/вовне
  • Площадь: большая/маленькая
  • Давление: сильное/слабое
  • Температура: холодная/тёплая
  • Форма
  • Движение: скорость, направление
  • Интенсивность: слабая/сильная
  • Вес: легкий-тяжёлый
  • Влажность: сырая/сухая
  • Текстура: грубая-гладкая
  • Продолжительность: время воздействия

Позиция науки

Теория репрезентативных систем неоднократно подвергалась научной критике. В 1984 году Кристофер Шарпли опубликовал обзор 15 исследований, направленных на проверку существования репрезентативных систем и эффективности основанных на этой концепции методик НЛП. Он пришёл к выводу, что доказательства эффективности таких методик слабы, и что исследования не дали каких-либо воспроизводимых результатов, подтверждающих существование репрезентативных систем . Бо́льшая часть других научных экспериментов также не подтвердила эту теорию, но некоторые исследования дали положительный результат.

Тем не менее, концепция репрезентативных систем до настоящего времени используется в отдельных научных работах и преподаётся в некоторых вузах.

См. также

Примечания

Wikimedia Foundation . 2010 .

Каждый человек воспринимает мир по-своему. В основе его восприятия лежит тот или иной канал поступления информации: визуальный (зрительный), аудиальный (слуховой), кинестетический (телесный). Давайте рассмотрим, какие репрезентативные системы восприятия и обработки информации существуют, поймем, что каждая из них означает и научимся определять типы систем у себя и других.

Есть ведущие системы, которыми мы пользуемся чаще всего для обработки информации. Так, многие люди думают в основном картинками, как бы прокручивая фильм у себя в голове. Другие предпочитают вести внутренний диалог. Третьи будут основывать свои действия на внутренних ощущениях по отношению к ситуации («греет душу» или нет, «цепляет»).

Поэтому разные люди становятся более успешными в решении отдельных задач, в зависимости от того, какова специфика этой задачи. Например, у музыканта аудиальный канал восприятия будет явно более развит, а спортсмену необходимо развивать кинестетический канал. Архитектор же, в силу своей профессии, предпочитает мыслить образами.

Бывает, что люди не могут понять друг друга только потому, что говорят буквально на разных языках – то есть на языках разных репрезентативных систем.

Например:
Жена: «Ты меня совсем не любишь».
Муж: «Но ведь это очевидно , почему ты не замечаешь
Жена: «Ты никогда не говоришь мне о любви».

Ясно, что жена мыслит звуками, а муж образами. В итоге взаимопонимание становится невозможным.

Людей, которые в равной степени владеют всеми каналами восприятия и обработки информации, и могут использовать их по своему усмотрению, очень мало. Хотя репрезентативные системы не являются взаимоисключающими, в основном, у человека есть один ведущий канал восприятия, обработки и хранения информации, второй вспомогательный, третий наименее развитый.

Знание ведущей репрезентативной системы собеседника позволит вам разговаривать с этим человеком «на одном языке», и, таким образом, установить с ним раппорт, вызвать подсознательное доверие человека по отношению к вам.

Как же определить, какой способ обработки информации для человека «родной», а какой нет. Существует целый ряд индикаторов, которые могут нам помочь в этом: поведение (дыхание, скорость речи и т.д.), глазные сигналы доступа, речь (слова и выражения). Разберем каждый из них.

Поведенческие характеристики

Визуал : говорит быстрее, громче и более высоким тоном, т.к. образы возникают в голове быстро и человеку приходится говорить быстро, чтобы за ними поспевать. Дыхание верхнее и более поверхностное. Часто наблюдается повышенное напряжение мускулатуры, в частности, в плечах, голова поднята высоко, а лицо бледнее обычного. Жесты также «высокие», находятся на уровне лица. Важно видеть собеседника, поэтому важен контакт глаз. Может увеличивать дистанцию, чтобы «охватить» взглядом собеседника. В речи употребляют слова соответствующей модальности: «я вижу, что вы говорите», «у меня в голове прояснилось» и т.д.

Аудиал : дышит всей грудью. Часто возникают мелкие ритмические движения тела, а тон голоса чистый, резонирующий и вибрирующий, мелодичный. Голова балансирует на плечах или слегка наклонена к одному из них, как бы прислушиваясь к чему-то. Люди, которые разговаривают сами с собой, будут часто склонять голову в одну сторону, подпирая ее рукой или кулаком (телефонная поза). Некоторые люди повторяют то, что они услышали в такт своему дыханию. Часто не смотрит в глаза, т.к. вслушивается в слова. Жесты в основном находятся на уровне груди, выше талии, движения средней широты. В лексике присутствуют такие слова как, «мне созвучно это», «пропустил мимо ушей» и т.п.

Кинестетик : характерно глубокое низкое дыхание животом, часто сопровождающееся мускульным расслаблением. С низким положением головы связан голос низкой тональности, богатый обертонами. Предпочитает говорить медленно, с длинными паузами. Жесты также «низкорасположенные», т.е. жестикуляция преимущественно происходит ниже уровня талии. Движения крупные, размашистые, свободные, тело расслаблено. Старается подойти ближе к собеседнику, прикоснуться к нему. Часто употребляет слова типа «я почувствовал», «ощутил», «руки чешутся» и т.д.

В последнее время стали выделять еще один тип людей.

Дигитал : для них характерно неглубокое, поверхностное дыхание, движения механические, заученные, голос также сухой, монотонный, лишенный эмоциональных оттенков. Такие люди предпочитают сенсорно-неопределенные слова и выражения, несущие только сухую информацию, лишенную субъективной эмоциональной окраски. В речи они используют слова, сигнализирующие о понимании, о принятии информации «понятно», «интересно», «знаю», «я подумаю» и т.п., часто оперируют цифрами. Для них самым важным является внутренний диалог.

Помимо вышеперечисленных телесных проявлений, существуют также ключи, которые позволяют прямо и четко определить, каков ход мыслей человека в данный момент времени. Эти ключи называются глазными сигналами доступа.

В зависимости от направления движений глаз, которые, как известно напрямую связаны с деятельностью мозга, можно определить, какой системой восприятия пользуется человек для обработки информации, а также то, он припоминает что-то или все же придумывает.

Ниже представлено краткое описание вариантов перемещения глаз человека, отвечающего на ваш вопрос, и их интерпретация.


Глазные сигналы доступа

Вверх влево.
Визуальное конструирование образа

Если вы попросите кого-нибудь представить фиолетового быка, человек посмотрит вверх и налево, потому что он будет конструировать фиолетового быка в своем мозге.

Вверх вправо.
Визуальное воспоминание образа

Если вы спросите кого-нибудь «Какого цвета были обои в твоей комнате в детстве?», он будет вспоминать и глаза начнут двигаться вверх и вправо.

Влево.
Конструирование звука

Если вы попросите кого-нибудь воспроизвести в голове самый высокий звук, который может издать инопланетянин, он начнет конструировать в голове звук, которого никогда не слышал.

Вправо.
Воспоминание звука

Если вы попросите кого-нибудь вспомнить, как звучит голос его матери, он посмотрит вправо.

Вниз влево.
Доступ к ощущениям

Если вы спросите кого-нибудь «Ты можешь вспомнить запах костра?», он посмотрит вниз и влево.

Вниз вправо.
Внутренний диалог

Это направление глаз во время того, как кто-то «разговаривает с собой».

Расфокусированный взгляд прямо перед собой – визуализация.

Для того, чтобы научиться считывать сигналы с человека, можно потренироваться с кем-то из знакомых, задавая ему вопросы отслеживая реакцию. Ниже представлен целый спектр таких вопросов.

Вопросы, включающие визуальное воспоминание:

  • Какого цвета ваша входная дверь?
  • Что Вы видите, совершая прогулку в ближайший магазин?
  • Как расположены полоски на шкуре у тигра?
  • Сколько этажей в доме, в котором Вы живете?
  • У кого из Ваших друзей самые длинные волосы?

Вопросы, требующие визуального конструирования:

  • Как бы выглядела Ваша комната с розовыми в крапинку обоями?
  • Если карту перевернуть, то в каком направлении будет юго-восток?
  • Представьте себе пурпурный треугольник внутри красного квадрата.
  • Как бы выглядела Ваша фамилия, написанная в обратном порядке?

Вопросы, требующие аудиального припоминания:

  • Можете ли Вы услышать внутри себя свое любимое музыкальное произведение?
  • Какая дверь в Вашем доме скрипит громче всех?
  • Как звучит сигнал занято в Вашем телефоне?
  • Третья нота в национальном гимне выше или ниже второй?
  • Можете ли Вы услышать хоровое пение внутри себя?

Вопросы для аудиального конструирования:

  • Как громко получится, если 10 человек крикнут одновременно?
  • Как будет звучать Ваш голос под водой?
  • Какая дверь скрипит громче всего?
  • Представьте себе вашу любимую мелодию, звучащую в 2 раза быстрее.
  • Какой звук издаст пианино, если оно упадет с 10 этажа?
  • На что будет похож вопль мандрагоры?
  • Как буде звучать цепная пила в сарае из рефленого железа?

Вопросы для внутреннего диалога:

  • Каким тоном Вы разговариваете сами с собой?
  • Прочтите детский стишок про себя.
  • Когда Вы говорите сами с собой, откуда звучит Ваш голос?
  • Что Вы говорите сами себе, когда дела идут плохо?

Вопросы для кинестетического канала восприятия:

  • Что бы Вы ощущали, надевая мокрые носки?
  • На что похоже – опускать свои ноги в холодный бассейн?
  • Какие ощущения вы испытали бы, натянув шерстяной свитер на голое тело?
  • Какая рука сейчас теплее: правая или левая?
  • Насколько приятно было бы Вам устроиться в ванной с теплой водой?
  • Как Вы себя чувствуете после вкусного обеда?
  • Вспомните запах нашатыря.
  • Что Вы чувствуете, после того, как хлебнули целую ложку пересоленного супа?

Движения глаз происходят очень быстро, и вам следует быть наблюдательным, чтобы увидеть их. Они будут показывать последовательность репрезентативных систем, которые человек использует, чтобы ответить на поставленный вопрос. Например, отвечая на аудиальный вопрос о громко скрипящей двери, человек может визуализировать каждую дверь, мысленно почувствовать, как он ее открывает и затем услышать звук. Часто человек будет обращаться сначала к своей ведущей системе, чтобы ответить на вопрос.

В некоторых случаях, отслеживая движения глаз, можно понять, честен ли с вами человек.

Если собеседник собирается что-то утаить, солгать вам, то в этом случае его взгляд перемещается по определенному пути, который называют «траектория лжи» : сначала взгляд направляется влево вверх или влево по горизонтали (относительно вас) – собеседник обращается к зрительной или слуховой конструкции, затем вправо вниз – человек обращается к контролю речи. То есть собеседник сначала представляет, как это может быть, конструирует речь, после этого старается подбирать слова так, чтобы говорить только то, что соответствует представленному, сконструированному, и ничего лишнего.

Кроме сигналов глаз, которые часто отражают ход мыслей человека, его ведущую репрезентативную систему можно определить по наиболее часто употребляемым им в речи сенсорно-определенным словам и выражениям. Ниже представлены примеры слов и выражений, которые могут быть использованы представителями разных модальностей.

Сенсорно-определенные слова и выражения

Визуальные : смотреть, картина, фокус, воображение, прозрение, сцена, слепой, визуализировать, перспектива, блестеть, отражать, прояснять, рассматривать, глаз, фокусировать, предвидеть, иллюзия, иллюстрировать, замечать, вид, взгляд, точка зрения, показывать, появиться, анонс, видеть, обзор, обозрение, зрение, зрелище, наблюдать, неясный, темный.

Аудиальные : говорить, акцентировать, рифма, громкий, тон, резонировать, звук, монотонный, глухой, звонок, спрашивать, ударение, внятный, слышать, дискуссия, заявлять, делать замечание, слушать, звенеть, замолчать, неразговорчивый, вокальный, звучать, голос, говорит, тишина, диссонанс, созвучный, гармоничный, пронзительный, тихий, немой.

Кинестетические : хватать, вручать, контактировать, толкать, тереть, жесткий, холодный, шершавый, взяться, сдавить, взять, напрячься, осязаемый, ощутимый, напряжение, твердый, мягкий, нежный, зажимать, держать, задевать, сносить, тяжелый, гладкий.

Нейтральные : решать, думать, помнить, знать, медитировать, понимать, намереваться, осознавать, оценивать, учить, мотивировать. Изменять, сознательный, относиться.

Визуальные выражения:

  • Я вижу, что Вы имеете в виду.
  • Я внимательно рассматриваю эту идею.
  • Мы смотрим глаза в глаза.
  • Я имею смутное представление.
  • У него слепое пятно.
  • Покажите мне, что Вы имеете в виду.
  • Вы посмотрите на это – и рассмеетесь.
  • Это прольет немного света на существо вопроса.
  • Он смотрит на жизнь сквозь розовые очки.
  • Это прояснилось для меня.
  • Без тени сомнения.
  • Смотреть скептически.
  • Будущее выглядит светлым.
  • Решение возникло перед его глазами.
  • Приятное зрелище.

Аудиальные выражения:

  • На той же длине волны.
  • Жить в гармонии.
  • Говорить на тарабарском языке.
  • Пропускать мимо ушей.
  • Звонить в колокол.
  • Задавать тон.
  • Слово за слово.
  • Неслыханный.
  • Ясно выраженный.
  • Давать аудиенцию.
  • Держать язык за зубами.
  • Манера говорить громко и отчетливо.

Кинестетические выражения:

  • Я связался с вами.
  • Я ухватил эту идею.
  • Задержаться на секунду.
  • Я своей печенкой чувствую это.
  • Человек с холодным сердцем.
  • Хладнокровный человек.
  • Толстокожий.
  • Руки чешутся.
  • Пальцем не тронуть.
  • Палец о палец не ударил.
  • Твердое основание.
  • Загореться желанием.
  • Не хватать звезд с неба.
  • Плавно регулировать.

Ежедневно уделяйте некоторое время тому, чтобы слушать свою и чужую речь, игнорируя содержание, а обращайте внимание только на сенсорно-определенные слова, специфические для сенсорного опыта. На первых порах это будет требовать некоторого сосредоточения, но вскоре необходимость в этом отпадет, и вы научитесь автоматически распознавать паттерны репрезентативных систем.

Как эту информацию можно использовать

От ведущей модальности зависит тактика воздействия на человека. Чтобы создать раппорт (подсознательное доверие), подстройтесь к предикатам другого человека. Вы будете говорить на его языке, и представлять ему идеи именно тем способом, каким он думает о них.

В ходе общения с визуалом используйте обороты «видите ли», «это очевидно», «посмотрите» и т. д. Опирайтесь на образные сравнения, рассказывайте о «ярких перспективах», поддерживайте ожидания «блестящего будущего».

В общении с аудиалом необходимо максимальное внимание уделить интонациям речи, поскольку это будет основной инструмент воздействия. Используйте выделение скрытых внушений с помощью своего голоса (повышение или понижение тона, изменение тембра, повышение громкости, переход на шепот). Употребляйте выражения типа «послушайте», «не верю своим ушам», «как гром среди ясного неба», и т. д. 

При общении с кинестетиком внесите в речь больше описаний возможных ощущений, которые могут возникнуть у собеседника во время взаимодействия. Почаще произносите фразу «вы можете почувствовать, что …», дайте ему «чувство твердой уверенности», или «стержень, на который тот сможет опереться».

Например, если человек говорит вам «Посмотри» – отвечайте: «Вижу», или «Сейчас разгляжу получше». А если он скажет: «Хочу поговорить», ответьте «Слушаю», или: «Ты меня тоже выслушаешь?». В ответ же на слова «Я переживаю», можно сказать: «Я чувствую твое состояние», или «В чем причина твоего настроения?». Так вы сумеете избежать распространенной ошибки, когда один из собеседников говорит: «Вы чувствуете?», а другой отвечает «Не вижу».

Успех будет зависеть, во-первых, от вашей сенсорной остроты и способности увидеть, услышать или ухватить лингвистические паттерны других людей. И, во-вторых, от того, имеете ли вы достаточный запас слов в каждой репрезентативной системе для адекватной реакции. Конечно, не все разговоры будут происходить в одной системе, но подстройка к языку чрезвычайно важна для раппорта.

Обращаясь к группе людей , используйте разнообразные предикаты. Предоставьте возможность визуалам увидеть то, что вы говорите. Позвольте аудиально думающим людям услышать вас громко и отчетливо, постройте переправу к тем кинестетически думающим представителям аудитории, которые смогут ухватить смысл вашей речи. В противном случае, зачем им слушать вас? Если вы ограничите свое объяснение только одной репрезентативной системой, вы рискуете тем, что две трети аудитории не последует за вами.

Если разобраться в том, как человек воспринимает информацию, получаемую от других людей, то можно найти в этом вопросе очень много нюансов и особенностей. То, что эффективно при общении с одними людьми, может оказаться совсем неэффективным при общении с другими. Кто-то понимает нас с полуслова, а до кого-то мы можем пытаться «достучаться» очень и очень долго, и часто попытки так и останутся безуспешными. В то время как одни гадают над тем, почему же их взаимодействие с окружающими не приносит желаемого результата, другие применяют в своей повседневной жизни знания о репрезентации информации, т.е. о тех особенностях, которыми отличается преподнесение и восприятие разными людьми.

В двух наших предыдущих уроках мы познакомили вас с базовыми техниками нейролингвистического программирования. Но они касались именно языкового аспекта этого направления практической психологии. И было очень немного сказано о воздействии нейропроцессов на психику и восприятие человека. Представленный урок посвящён именно этой теме.

Из данного занятия вы узнаете о том, что такое репрезентативные системы, и какую роль они играют в НЛП, а также о том, какие существуют способы передачи опыта и виды систем восприятия (визуальная, аудиальная, кинестетическая и другие). В статье будут представлены и способы определения ведущей модальности (основной репрезентативной системы) у человека, включающие в себя различные методы диагностики, такие как тесты, специальные вопросы, наблюдения и т.д.

Репрезентативная система человека

Для начала следует напомнить, что под репрезентацией следует понимать процесс представления и выражения определённого опыта (мыслей, идей и т.п.) человеком. А человек, получая информацию, поступающую к нему из внешнего мира, всегда опирается на свои органы чувств. Человеческое тело снабжено огромным количеством чувствительных рецепторов, которые являются единственным способом получать информацию. Если говорить проще, то весь опыт человека формируют следующие ощущения (модальности): зрительные, слуховые, вкусовые, обонятельные и тактильные. Кроме них есть ещё и другие, но они играют второстепенную роль. Эти модальности и называются в НЛП репрезентативными системами.

Получая информацию при помощи наших органов чувств, мозг кодирует её и затем представляет в форме соответствующих данных, чувств и эмоций, даже малая часть которых способна вместить в себя целый диапазон всевозможных значений. И уже эти данные и значения человек оценивает и систематизирует. Вкратце, так происходит процесс восприятия. Но здесь следует учитывать главную пресуппозицию (истину, не подлежащую обсуждению) НЛП – «Карта не есть территория», где карта – это восприятие человеком реальности, а территория – это сама объективная реальность. Получается, что то, как человек воспринимает полученную информацию, имеет лишь субъективное значение, не отражая объективное положение дел. У каждого человека имеется своя карта, являющаяся основой его восприятия, и эта карта, в силу своей индивидуальности, никогда не станет отражением истины. Но зато, зная о том, что у каждого человека есть своя карта, можно успешно этим пользоваться, что, в свою очередь, позволяет понимать людей на более глубоком уровне и доносить информацию в таком виде, в каком она будет воспринята максимально точно. Можно также оказывать влияние на карту человека, тем самым, меняя её.

В общем, если говорить более конкретно, то, зная о карте человека и его особенностях восприятия, а также о своей карте и своих особенностях, можно максимально повысить уровень взаимопонимания с окружающими и сделать любую коммуникацию максимально эффективной, взаимовыгодной и продуктивной. И одним из главных способов воздействия на себя и других является именно общение на основе репрезентативных систем. О них мы и поговорим далее.

Виды репрезентативных систем

В НЛП выделяют несколько основных репрезентативных систем, каждая из которых получает информацию только ей присущим способом, а после активирует определённые механизмы поведения. Всем этим процессом управляет центральная нервная система человека. К примеру, когда мы видим что-то, мозг передаёт нам воспринимаемое в виде изображения. Когда мы слышим что-то, то мозг трансформирует это в звуки. Какие-то внутренние ощущения переходят в чувства и эмоции. И потом, когда мы вспоминаем какую-либо информацию, наш мозг подаёт сигнал памяти, и воспоминание выражается приблизительно в той же форме, в какой оно было сохранено. Именно на этих принципах и основана работа с репрезентативными системами. Следует также заметить, что между репрезентативными системами и психическими и физиологическими признаками человека существует прямая взаимосвязь, на основе анализа которой можно определить тип личности человека и свойственные ей черты. Итак, рассмотрим виды репрезентативных систем.

Визуальная репрезентативная система

Визуальная репрезентативная система основывается на восприятии зрительных образов. Люди с такой системой (визуалы) организуют своё видение реальности через то, на что смотрят. То, что видят такие люди и картинки, возникающие в их воображении, оказывает непосредственное влияние на их эмоциональное состояние и внутренний мир.

ПРИЗНАКИ. Определить визуала можно по выпрямленной шее/спине, а также по взгляду, направленному вверх. Его дыхание поверхностное и, в большинстве случаев, грудное. При восприятии образа визуалы могут на мгновение задерживать дыхание, пока картина не сформируется. Их губы могут быть сжаты и выглядеть тонкими, а голос часто становится громким и высоким. Любой опыт запоминается визуалами в виде картин и образов, поэтому, когда приходится долго воспринимать чью-то речь или просто что-то слушать, они начинают скучать, а сам шум нередко их тревожит. Общаясь с такими людьми, нужно оказывать своей речи визуальную поддержку. В процентном соотношении на визуалов приходится 60% всех людей.

ВНЕШНОСТЬ. Визуалы обладают, как правило, худощавым телосложением, высоким ростом и несколько удлинённой талией. Часто поддерживают правильную осанку. При взаимодействии с ними желательно не загораживать им пространство для обзора того места, где они находятся.

Аудиальная репрезентативная система

Аудиальная репрезентативная система основывается на восприятии звуков. Люди с представленной системой (аудиалы) воспринимают информацию через процесс слушания. Вся информация воспринимается и запоминается ими, преимущественно, в форме звуковых впечатлений.

ПРИЗНАКИ. Узнать аудиала можно по часто перемещаемым в разные стороны глазам. Дыхание ритмичное и ровное, но отражающее его внутренние переживания. Если попросить такого человека описать какой-то свой опыт, то, в первую очередь, он будет думать о том, как выразить его в форме звука. Аудиал долго и много говорит, предельно чётко излагая мысли. При этом его речь может быть очень импульсивной. В разговоре часто доминирует и нередко утомляет. Обладает особой чувствительностью к звукам и часто разговаривает сам с собой. Общаясь с аудиалом, нужно стараться более грамотно и точно выстраивать свою речь. В процентном соотношении на аудиалов приходится около 20% всех людей.

ВНЕШНОСТЬ. Телосложение большинства аудиалов представляет собой нечто среднее между худощавыми и тучными людьми. В процессе разговора нередко жестикулируют и указывают на область ушей, а также наклоняются вперёд, как бы пытаясь быть ближе к тому, с кем общаются. Но при возникновении звуков в своём собственном сознании будут, наоборот, отклоняться назад. Следят за ритмом своей речи и тембром голоса.

Кинестетическая репрезентативная система

Кинестетическая репрезентативная система основывается на обонятельно-осязательном канале информации. Такие люди (кинестетики) очень любят тактильный контакт. Любые переживания, эмоции и ощущения лучше всего воспринимаются ими в том случае, если у них есть возможность прикоснуться к чему-то, ощутить это физически.

ПРИЗНАКИ. Распознать в человеке кинестетика можно, в первую очередь, по глазам: его взгляд часто имеет направленность «вниз-вправо». Дыхание кинестетика брюшное и глубокое, но в зависимости от испытываемых им ощущений, будет меняться. Губы, в большинстве случаев, мягкие и полные, а тон голоса — низкий, глубокий, иногда хриплый и немного приглушённый. Во время разговора кинестетик будет говорить медленно, делая продолжительные паузы во время поиска соответствующей информации внутри себя. На кинестетиков приходится около 20% всех людей.

ВНЕШНОСТЬ. Если восприятие кинестетиков направлено внутрь себя, то, скорее всего, внешне это выразится в полноте и округлости тела. Если же восприятие направлено во внешний мир, то это отразит крепкость и мускулистость. Большинство кинетстетиков передвигается довольно медленно. Чтобы побудить их к активности часто требуется проявить физический контакт – похлопать или как-то поощрить. А при общении рекомендуется находиться поближе, т.к. кинестетики предпочитают близость.

Дигитальная репрезентативная система

Дигитальная репрезентативная система основывается на субъективно-логическом восприятии и осмыслении. Люди, использующие эту систему (дигиталы) функционируют на метауровне сознания, который включает в себя данные, полученные через визуальную, аудиальную и кинестетическую системы. Любая воспринятая ими информация находит отражение во всех проявлениях вышерассмотренных систем.

ПРИЗНАКИ. Понять, что человек дигитал, можно как по движению глаз, которые могут быть часто направлены вниз-влево или перемещаться из стороны в сторону, так и по тонким и сжатым губам. Его дыхание неровно и отличается короткими вздохами. Если говорить о позе, то плечи обычно расправлены, шея выпрямлена, руки скрещены на груди. Голос часто звучит монотонно, а говорит очеловек как будто «на автомате». К категории дигиталов относится лишь небольшой процент всех людей.

ВНЕШНОСТЬ. Учитывая то, что люди с дигитальной репрезентативной системой включают в себя свойства людей с визуальной, аудиальной и кинестетической системами, определить их точные внешние признаки довольно сложно. Можно только сказать, что внешне они могут выглядеть совершенно по-разному.

Помимо вышеперечисленных, существуют также и две другие репрезентативные системы – это олфакторная (обонятельная) и густаторная (вкусовая). Но эти системы распространены очень слабо и люди, у которых они имеются, встречаются довольно редко. Данные системы наблюдаются преимущественно у тех людей, которые лишены слуха или зрения. По этим причинам в НЛП они практически никогда не рассматриваются.

Подводя итог данному разделу, очень важно заметить, что людей с какой-либо одной репрезентативной системой не бывает. В реальной жизни люди всегда (осознанно или подсознательно) меняют их, исходя из ситуации. В зависимости от того, что воспринимается на данный момент времени, человек может обработать одно проявление визуально, а ко второму подойди с позиции аудиала, и наоборот.

Говоря об эффективности определения репрезентативных систем, нужно сказать, что одним из главнейших законов НЛП является следующий: то, что произносит человек, описывая любой свой опыт, может иметь не только метафоричное значение, но и буквально отражать происходящие в его сознании процессы во время репрезентации данных. Из этого следует, что любая репрезентативная система непосредственно связана с речевым проявлением. Например, если человек говорит вам: «Мне представляется это так же, как и вам», то, скорее всего, при общении он испытывает потребность в визуальных образах. И чтобы «присоединиться» к нему, необходимо визуализировать картинку того, о чём идёт речь, и выразить её словесно. Если же человек скажет: «Я всем своим существом ощущаю…. », то продолжать с ним разговор, будучи настроенным на позицию аудиала или визуала, будет крайне неэффективно, т.к. не произойдёт сонастройки. Здесь нужно беседовать, используя слова, близкие к ощущениям и физическому контакту. Только в таком случае удастся найти взаимопонимание.

Слова, которые наиболее часто использует человек в ходе разговора, основанные на ощущениях и отражающие его восприятие, называются предикатами (см. ниже по тексту). Умелое использование предикатов способствует быстрой сонастройке с другим человеком. Именно эта сонастройка, т.е. подстройка под другого человека, присоединение к его восприятию, карте, мировоззрению и модели репрезентации опыта имеет самое важное значение при установлении взаимной связи. Ведь, когда мы говорим с каким-либо человеком на «его» языке, мы становимся ближе к нему и ближе ему. А людям, как правило, приятно общаться с такими же, как они.

Но, как уже было замечено, для эффективной коммуникации важно не только знать о репрезентативных системах, но и уметь определять основную.

Определение ведущей репрезентативной системы

Несмотря на то что человек воспринимает любую получаемую им информацию при помощи всех репрезентативных систем, одну из них он использует гораздо чаще и интенсивней, чем все остальные. Именно эта система называется ведущей. И для того, чтобы определить, какая именно из систем ей является, в НЛП существует несколько действенных методов.

Во-первых, как уже упоминалось выше, любая репрезентативная система отражается в движении глаз человека, темпе его речи, тембре голоса, манере держать осанку, положению шеи, жестикуляции, движениях рук и тела, любимых позах, а также в типе телосложения. Чтобы понять, какая система является ведущей, нужно лишь знать признаки каждой из них (см. выше по тексту) и уметь их выявлять при общении с людьми и наблюдении за ними. В качестве примера можно привести характерные для каждой системы положения глаз, называемые ключами глазного доступа.

Люди с ведущей визуальной репрезентативной системой при визуализации будут иметь расфокусированный взгляд, направленный прямо, при формировании визуального образа их взгляд будет направлен вверх-вправо, а если человек припоминает что-то, его взгляд будет направлен вверх-влево.

Люди с ведущей аудиальной репрезентативной системой при формировании звуковых образов будут направлять взгляд вправо, а при их припоминании – влево.

Люди с ведущей кинестетической репрезентативной системой при возникновении телесных ощущений и эмоций будут направлять взгляд вниз-вправо, а во время ведения внутреннего диалога — вниз-влево.

А во-вторых, т.к. определение ведущей системы восприятия осуществляется на основе наблюдения за человеком в процессе взаимодействия с ним, наиболее тщательно должен производиться анализ его речи и определение наиболее часто используемых им слов-предикатов, о которых мы недавно упоминали. Ниже представлены предикаты, наиболее характерные для употребления людьми каждой из систем.

Визуальная система

  • Существительные: перспектива, аспект, картина, иллюзия, точка зрения, нюанс, позиция и т.п.
  • Глаголы: описывать, представлять, смотреть, прояснять, проявлять, наблюдать, подмечать, показывать, отображать, иллюстрировать, видеть и т.п.
  • Прилагательные: широкий, узкий, размытый, ясный, открытый, удалённый, маленький, чёткий, затуманенный и т.п.
  • Высказывания: «Я представляю», «На мой взгляд», «Мне показалось», «Вы видите», «Проливая свет», «Внося ясность» и т.п.

Аудиальная система

  • Существительные: интонация, тембр, голос, диалог, шёпот, эхо, песня, звук, тональность, симфония, гармония, беседа, разговор и т.п.
  • Глаголы: обсуждать, слушать, спрашивать, звать, молчать, выражать, говорить, излагать, бубнить и т.п.
  • Прилагательные: неслыханный, глухой, молчаливый, говорящий, мелодичный, немой, шумный, звонкий, громкий и т.п.
  • Высказывания: «Говоря иначе», «Они задают тон», «Я хочу услышать», «Можно сказать», «Приглушив диалог» и т.п.

Кинестетическая система

  • Существительные: напряжение, тяжесть, контакт, нагрузка, дыхание, движение, усталость, бодрость, вес, влияние и т.п.
  • Глаголы: трогать, прикасаться, чувствовать, ощущать, поражать, сжимать, уравновешивать, воспринимать, двигаться и т.п.
  • Прилагательные: невыносимый, чувствительный, мягкий, недвижимый, сердечный, горячий, неуравновешенный, выносливый, оторопевший и т.п.
  • Высказывания: «Я чувствую что», «Воздействуя на ситуацию», «Крепко ухватившись», «Нести тяжёлую ношу», «Давайте окажем влияние» и т.п.

Естественно, это не все слова и выражения, выявляя которые можно определить ведущую репрезентативную систему человека. На самом деле, их великое множество и существует несчётное количество разных вариаций. Важно просто научиться определять основную линию, которой придерживается человек в своих высказываниях. А ещё лучше научиться сопоставлять эти предикаты с физиологическими проявлениями, которыми характеризуется каждая из систем. Тогда сделать вывод будет гораздо проще, а вероятность его точности существенно увеличится.

Но кроме вышеизложенных особенностей, за которыми стоит наблюдать при общении с людьми, о предрасположенности человека к той или иной репрезентативной системе могут говорить также аспекты жизни и деятельности человека.

На что ещё обращать внимание при определении ведущей репрезентативной системы:

  • Как описывает человек свой опыт, переживания, воспоминания;
  • Что больше всего любит вспоминать человек, какие моменты его жизни запомнились ему более остальных;
  • Внешний вид человека: опрятен ли он, насколько хорошо выглядит человек, какое внимание уделяет своей внешности;
  • Излюбленные предметы;
  • Любимые способы времяпрепровождения, интересы, хобби, увлечения;
  • Что больше любит человек: смотреть кино, слушать музыку, читать книги, заниматься спортом;
  • Любимый способ отдыха, т.е. что человек делает, если выдалась свободная минутка;
  • Предпочтительный способ получения новой информации: видео, аудио, книги;
  • Ориентация в пространстве;
  • Желание общаться по телефону, скайпу, электронной почте;
  • Обстановка в квартире и интерьер помещения, в котором живёт человек и т.д.

Причём, всё эти показатели важны не только относительно тех людей, с которыми приходится общаться по работе или другим повседневным делам, но также и в отношении своих близких и самих себя. Ведь их определение поможет не просто научиться более продуктивно общаться, но и окажет огромное положительное влияние на собственное состояние и настроение в каждодневной жизни, внутренний мир дорогих людей, микроклимат в семье и отношение к жизни в целом.

Рекомендации по использованию знаний о репрезентативной системе

А в заключение урока мы приводим несколько полезных практических рекомендаций, опробовать которые и получить результат от которых вы сможете уже в самое ближайшее время.

1. В первую очередь, определите свою ведущую репрезентативную систему. Найдите тесты на её определение (очень много тестов в Интернете) и пройдите их, понаблюдайте за собой, своими мыслями в течение дня, реакциями, способам вести диалог. Отмечайте слова, которые часто вставляете в свою речь. Это поможет вам лучше узнать себя. В дальнейшем вы сможете применять эти знания при общении с другими и сможете указать тем, с кем общаетесь на то, как взаимодействовать с вами более эффективно. Также вы сможете найти наиболее подходящие для вас методы получения информации и способы расслабления. Ведь ничто не оказывает на человека и его психику такое благотворное влияние, как занятие тем, к чему он изначально предрасположен.

2. Как известно, подавляющее большинство людей в мире – визуалы. Используйте это знание себе на пользу: всегда, общаясь с новыми людьми, делайте акцент на те методы воздействия, которые действуют на людей с визуальной репрезентативной системой. Используйте в речи больше образных выражений, приводите яркие красочные примеры, создавайте в воображении людей картинки того, о чём повествуете. Также держитесь на определённом расстоянии от людей, давая им простор для обозрения. После того как вы используете заранее подготовленные приёмы, вы сможете дать верную оценку уже наверняка и оценить эффективность своего общения и воздействия. И уже в случае, если ваши прогнозы не оправдались, следует прибегать к применению прочих техник.

3. Хотя бы примерно определив ведущую репрезентативную систему человека, старайтесь не использовать такие слова-предикаты, которые не соответствуют его типу. То, что будет предельно эффективно для визуала, совершенно не подойдёт аудиалу и кинестетику и т.п. Если вы видите, что то, что вы говорите, не оказывает должного влияния, то, скорее всего, вы неверно определили систему, и следует прибегнуть к эксперименту с новыми словами.

4. При общении с людьми каждой репрезентативной системы старайтесь подстраивать под них темп своей речи и громкость голоса. С кинестетиками следует говорить медленно и не очень громко, т.к. это соответствует их «характеристикам». Это нужно для того чтобы информация поступала плавно, иначе они просто ничего не поймут из вашей речи, даже если будут очень стараться. С аудиалами несколько проще, т.к. они подсознательно настроены на слуховое восприятие и произносимое вами будет сразу же укладываться у них «по полочкам». Но здесь важно говорить не слишком медленно и не слишком тихо, т.к. изначальный посыл потеряет свой импульс и вам придётся начинать сначала. Визуалы вообще не очень хорошо воспринимают то, что им говорят. Поэтому, независимо от темпа и громкости своей речи, старайтесь прибегать преимущественно к использованию визуальных характеристик. А ещё лучше – покажите им то, о чём говорите – тогда информация попадёт прямо в точку.

5. Глаза очень хорошо отображают мыслительные процессы человека, т.к. контролировать движения глаз — это способность редкая и похвастаться ей могут немногие. Знание этого факта помогает не только определить ведущую репрезентативную систему, но и выявить ложь. Запомните, человек, которому некомфортно, будет либо всегда отводить свой взгляд от вашего, и стараться избегать его. Либо, наоборот, он будет не отрываясь, смотреть вам в глаза, пытаясь показаться чрезмерно честным. Наблюдайте за тем, в какую сторону человек смотрит, разговаривая с вами: очень часто, если человек врёт, он будет смотреть вниз-влево, ведя сам с собой внутренний диалог и, скорее всего, пытаясь что-то придумать. Если человек смотрит вверх-вправо, значит, он создаёт какой-то образ, чтобы затем озвучить его вам. Смотря вправо, человек подбирает подходящие фразы, а смотря вниз-вправо, человек ощущает какие-то эмоции, обусловленные контекстом вашей беседы. Такие методы определения лжи часто используются специалистами в спецслужбах.

6. Знания о репрезентативных системах очень удобно использовать при воспитании детей , т.к. правильно выявленная ведущая система поможет выстроить такую стратегию воздействия на ребёнка, следуя которой сам процесс воспитания будет приносить ему только удовольствие, вызывая интерес, а родителю не будет в тягость, т.к. будет происходить легко и непринуждённо. При помощи влияния на репрезентативную систему ребёнка можно улучшить показатели в школе, определить его предрасположенности и отправить в подходящую секцию, научиться объяснять сложные вещи очень простым и доступным для понимания языком, а также избежать недопонимания и, как следствие, напряжённых ситуаций в семье.

7. И, конечно же, нельзя оставить без внимания тему профессиональной сферы деятельности. Зная ведущую репрезентативную систему, к примеру, своего начальника, отношения с которым складываются не очень благополучно, можно изменить ситуацию в выгодную для себя сторону, решить наболевшие проблемы и даже получить повышение или прибавку к зарплате. Для этого нужно научиться максимально правильно излагать свои мысли и доносить так, чтобы они были предельно понятны. Причём, сам начальник может даже не осознавать, что на него оказано прямое воздействие с вашей стороны.

8. Это же касается и бизнеса: воздействуя на репрезентативные системы своих коллег и потенциальных партнёров, можно решать спорные вопросы с выгодой для себя и заключать перспективные контракты , убеждая людей в уникальности своего проекта. На сегодняшний день главы многих успешных компаний и корпораций используют подобные знания из области НЛП в управлении своими компаниями и взаимодействии с партнёрами и сотрудниками.

Исходя из всего вышеизложенного, можно сделать вывод, что репрезентативные системы — это неотъемлемая часть личности каждого человека, а знания о них представляют собой мощнейший действенный инструмент по улучшению общения с окружающими людьми и своей собственной жизни. Главное – это применять их на практике и оттачивать своё мастерство.

Задумывались ли вы о том, почему некоторые люди в свободное время любят слушать музыку, а другие предпочитают смотреть фильмы или читать книги? Почему одним нравится болтать по телефону, вторым переписываться в социальных сетях, а третьим выкладывать свои и рассматривать чужие фотки?

Все дело в том, что разные люди по-разному воспринимают информацию, поступающую к ним из окружающего мира.

Есть три основных канала восприятия, через которые человек обычно общается: глаза, уши и тактильные ощущения. И у каждого человека чувствительность этих каналов разная.

Через глаза мы воспринимаем зрительные образы – кино, фото, рисунки, то есть то, что можно увидеть. Людей, у которых преобладает восприятие через зрительные образы, называют визуалами.

Через уши мы принимаем различную аудиальную информацию – речь, музыку, шумы, то есть то, что можно услышать. Людей, предпочитающих слуховое восприятие, называют аудиалами.

С помощью тактильных ощущений мы можем почувствовать температуру, вкус, боль и др. Людей, воспринимающих информацию в первую очередь через ощущения, называют кинестетиками.

В последнее время стали выделять еще четвертый тип людей – дигиталов или дискретов. Этот тип очень редок по сравнению с остальными тремя. Особенность людей-дигиталов заключается в том, что они воспринимают информацию с помощью логики, цифровых расчетов и осмысления.

Рассмотрим каждый тип людей подробнее.

Визуал

Человек с преобладающей визуальной системой, как правило, быстро разговаривает, активно жестикулирует, нетерпелив в разговоре. Когда он что-то объясняет, то старается показать некий образ, который возникает перед его глазами. Визуал быстро схватывает все новое, легко запоминает информацию.

Признаки ведущей визуальной репрезентативной системы:

1. Подвижны и мобильны (энергичны).

2. Любят движение.

3. Состояние зависит от визуального окружения.

4. Обычно быстро говорят, нетерпеливы.

5. Не любят, когда их прерывают, так как тогда прерывается ход их мыслей-картинок.

6. Жестикулируют руками, особенно когда увлечены (так они указывают на мысленные воображаемые образы).

7. Вспоминают чувства в виде картинок.

8. Риторические вопросы чаще формулируют в форме: «Можете представить себе, что я пытаюсь сказать?», «Кто-нибудь видит смысл в этом?»

9. Не любят работать по телефону.

10. Любят графики, схемы, короткие выступления.

11. Физиологические признаки: дыхание поверхностное и частое, когда ищут ответ на вопрос, останавливают дыхание.

Способ построения и поддержания отношений с визуалом:

1. Делайте визуальные оценки – красивый, яркий, темный и т. д.

2. Активно слушайте, не прерывайте, повторяйте последнее предложение или несколько слов.

3. Задавайте вопросы, стимулирующие визуальную модальность.

4. Показывайте, вместо того чтобы говорить.

Аудиал

Аудиалы говорят размеренно, мысли излагают последовательно, их речь внятная. При необходимости они без труда могут дословно повторить изложение собственных мыслей. Аудиалы стремятся быть последовательными и логичными. Легко усваивают языки, они хорошие рассказчики, их приятно слушать.

Признаки ведущей аудиальной репрезентативной системы:

1. Склонны работать хорошо, если нет отвлекающих звуков.

2. Открыты обсудить дело со всех сторон.

3. Решения основаны на логике.

4. Непроизвольно двигают губами, когда думают или слушают.

5. Стараются доминировать в разговоре.

6. Шум — источник сильного дискомфорта.

7. Качество работы зависит от того, как хорошо она объяснена.

8. Любят воспринимать информацию с той же скоростью, с какой сами говорят.

9. Прекрасно говорят по телефону.

10. Быстро осваивают иностранный язык.

11. Физиологические признаки: дыхание ритмичное (метроном), диафрагмовое; вздыхают, когда принимают решения. Не так напряжены, как визуальные люди.

Способ построения и поддержания отношений с аудиалом:

1. Говорите с ними, богато интонируя свой голос.

2. Больше рассказывайте, чем показывайте («Скажи мне», «Объясни мне»)

3. Позвольте ему выговориться

4. Точные словесные инструкции будут стимулировать его работу.

Кинестетик

Кинестетики более чем другие способны к глубокому эмоциональному сопереживанию. Они обычно говорят медленно, низким приятным голосом. Их мышление интуитивно, а интуиция работает быстрее логики. Собственно сама логичность не имеет для них существенного значения, что позволяет им принимать неординарные решения. Кинестетики могут благотворно влиять на свое окружение и пользоваться большим уважением коллег.

Признаки ведущей кинестетической репрезентативной системы:

1. Два типа кинестетиков:

а) Внешние кинестетики — больше ориентируются на внешние чувства (мягкость кресла,

температура в комнате), склонны все держать в руках, ко всему прикасаться, в том числе и к людям, когда общаются;

б) Внутренние кинестетики — больше ориентированы на внутренние чувства, эмоции.

2. Могут вести себя как очень внимательные и терпеливые слушатели.

3. Ищут в разговоре глубокие эмоциональные пласты: что мотивирует, какие намерения, какие цели разговора?

4. Интуитивно воспринимают, в каком Вы состоянии.

5. Любят спорт и физическую активность и, как следствие, чаще бывают в лучшей физической форме, чем другие.

6. Ценят юмор (тонкий) и метафоры.

7. Физиологические признаки: дышат глубоко и очень медленно; говорят более низким голосом и медленнее визуальных н аудиальных людей.

Способ построения и поддержания отношений с кинестетиком:

1. Говорите о чувствах.

2. Дайте почувствовать вашу заинтересованность в обсуждаемом вопросе.

3. Периодически задавайте вопросы о том, нравиться ли ему, как обсуждаются дела, хорошо ли он себя чувствует, не хочет ли чего-нибудь.

Дигитал (дискрет)

Дигитала бывает сложно распознать, так как в общении он склонен подражать своему собеседнику, перенимать манеру поведения. Единственное его отличие это стремление к логике во всем – в разговоре, в поведении, в принимаемых решениях. Основное значение для них имеют слова, произнесенные или написанные, их смысл и значение. Дигиталов очень мало, буквально один на 10000. Так что шанс встретить его невелик.

Конечно, в чистом виде каждый из вышеперечисленных типов репрезентативной системы встречается крайне редко. Как правило, типы восприятия смешаны в той или иной степени. Однако практически у каждого человека можно выделить преобладающий или доминирующий тип восприятия. И от этого зависит его поведение, стиль общения, вкусы и предпочтения.

Репрезентативная система человека предполагающая восприятие через. Использование репрезентативных систем

Коммуникация начинается с наших мыслей, и мы используем слова, тон голоса и язык телодвижений для того, чтобы передать их другому человеку. А что такое наши мысли? Существует множество различных научных ответов, и все же каждому из нас хорошо знакомо, что представляет наше собственное мышление. Один полезный способ думать о мышлении заключается в том, чтобы думать, что мы используем наши органы чувств внутренним способом.

Когда мы думаем о том, что мы видим, слышим и ощущаем, мы воссоздаем эти картины, звуки и ощущения внутр и себя. Мы вновь переживаем информацию в той сенсорной форме, в которой мы первоначально ее воспринимали. Иногда мы осознаем, что мы это делаем, иногда нет. Можете л и вы, например, вспомнить, куда вы ездили в свой последний отпуск?

Итак, как вы это вспомнили? Может быть, картинка того места всплыла в вашей голове? Возможно, вы произнесли название или услышали звуки, сопутствовавшие отдыху. Или, может быть, вы воспроизвели свои ощущения. Мышление является настолько очевидным и банальным действием, что мы никогда не задумываемся о нем. Мы предпочитаем думать о том, о чем мы думаем, а не о том, как мы думаем. Мы также предполагаем, что другие люди думают точно так же, как и мы.

Один способ, которым мы думаем, заключается в сознательном или бессознательном воспроизведении картин, звуков, ощущений, вкусов и запахов, которые мы переживали. Посредством языка мы можем даже создать разнообразие сенсорных переживаний без того, чтобы переживать их в действительности. Прочитайте следующий абзац настолько медленно, насколько вы с удобством можете это сделать.

«Задумайтесь на минуту о прогулке в сосновом лесу. Деревья возвышаются над вами, обступая со всех сторон. Вы видите краски леса вокруг себя, и солнце, пробиваясь сквозь листья деревьев и кустарников, отбрасывает тени и создает мозаику на траве. Вы проходите сквозь луч солнца, прорвавшийся сквозь прохладную крону из листьев над вашей головой. И, продвигаясь дальше, вы начинаете осознавать безмолвие, нарушаемое лишь пением птиц да похрустыванием под ногами, когда вы наступаете на сухие ветки, шорохом ваших ног, ступающих по мягкому ковру леса. Время от времени раздается резкий треск, когда вы случайно ломаете сухую ветку, попавшую вам под ноги. Вы протягиваете руку и прикасаетесь к стволу дерева, ощущая шероховатость коры под своей ладонью. Постепенно вы обращаете внимание на легкий ветерок, ласкающий ваше лицо, и замечаете ароматный запах сосновой смолы, пробивающийся сквозь другие, более грубые запахи леса. Продолжая прогулку, вы вспоминаете, что ужин будет скоро готов, и это будет одно из ваших самых любимых блюд. И вы уже почти чувствуете вкус пищи во рту в предвкушении».

Чтобы осмыслить этот последний абзац, вы прошли через все эти переживания в своей голове, используя свои органы чувств внутренним способом, чтобы репрезентировать данные переживания, которые были вызваны в вашем воображении с помощью слов. Возможно, вы создали эту сцену достаточно отчетливо, чтобы представить себе запах леса в уже воображаемой ситуации. Если вы когда-нибудь гуляли в сосновом лесу, то, вероятно, запомнили особенные переживания, связанные с этой прогулкой. Если же с вами никогда это не случалось, то, наверное, вы сконструировали этот опыт из других похожих переживаний или использовали материалы телевизионных передач, фильмов, книг или других источников. Ваше переживание было сочетанием вос поминаний и воображения. Большая часть нашего мышле ния обычно представляет собой смесь таких воспоминаний и сконструированных сенсорных впечатлений.

Мы используем одни и те же неврологические пути для внутренней репрезентации опыта и для непосредственного его переживания. Одни и те же нейроны генерируют электрохимические заряды, которые могут быть намерены. Мысль имеет непосредственные физические проявления, мозг и тело представляют собой одну систему. Представьте себе на мгновение, что вы едите самый кислый лимон. Фрукт может быть воображаемым, а вот слюноотделение – нет.

Мы используем свои органы чувств внешним способом, чтобы воспринимать мир, и внутренним способом, чтобы «репрезентировать» (перепредставлять) переживания самим себе. В гипнозе те пути, по которым мы получаем, храним и кодируем информацию в своем мозге, – картинки, звуки, ощущения, запахи и вкусы, известны как репрезентативные системы.

Визуальная система, часто обозначаемая буквой В. может использоваться внешним способом (е, от английского external), когда мы разглядываем внешний мир (B e), или внутренним способом (i, от английского internal), когда мы визуализируем (Bi). Точно так же аудиальная система (А) может подразделяться на прослушивание внешних звуков (A e) или внутренних звуков (А i). Ощущения относят к кинестетической системе (К). Внешняя кинестетика (Ke) включает тактильные ощущения: прикосновения, температуру, влажность. Внутренняя кинестетика (К i) включает вспоминаемые чувства, эмоции и внутренние ощущения баланса и осознание состояния тела, известные как проприоцептивные ощущения, которые сообщают нам о том, как мы движемся. Не имея их, мы не смогли бы контролировать положение своего тела в пространстве с закрытыми глазами.

Визуальная, аудиальная и кинестетическая системы являются первичными репрезентативными системами, используемыми в западной культуре. Ощущения вкуса, вкусовая система (Вк), и запаха, обонятельная система (О), не являются столь же важными и часто включаются в кинестетическую систему. Они часто служат в качестве мощных и очень быстрых связей с картинками, звуками и ощущениями, ассоциированными с ними Репрезентативные системы

Мы используем все три первичные репрезентативные системы постоянно, хотя осознаем их не в равной степени, и мы имеем склонность отдавать предпочтение одним по сравнению с другими. Например, многие люди имеют внутренний голос, который возникает в аудиальной системе и создает внутренний диалог. Они перечисляют аргументы, вторично прослушивают речи, подготавливают реплики и, как правило, обсуждают различные вещи сами с собой. Тем не менее, это лишь один из способов мышления.

Репрезентативные системы не являются взаимоисключающими. Можно визуализировать сцену, иметь ассоциированные с ней ощущения и одновременно слышать звуки, хотя может оказаться трудным обращать внимание на все три системы в одно и то же время. Некоторая часть мыслительного процесса все же останется неосознаваемой.

Чем больше человек поглощен своим внутренним ми ром картин, звуков и ощущений, тем меньше он будет знать о том, что происходит вокруг него, как один знаменитый шахматист на международном т урнире, который так углубился в позицию, которую он видел своим внутренним взором, что, съел два полных обеда за один вечер. Он совершенно за был, что ел первый раз. «Потерявшийся в мыслях» – это очень удачное описание. Люди, переживающие сильные внутрен ние эмоции, также оказываются менее чувствительными к внешней боли.

Наше поведение возникает из смеси внутренних и внеш них сенсорных переживаний. В любой момент времени наше внимание сосредоточивается на различных частях нашего опы та. В то время как вы читаете эту книгу, вы фиксируете свое внимание на странице текста и, вероятно, не осознаете ощущения в своей левой ноге… до тех пор, пока я не упомянул об этом…

В то время, когда я печатаю этот текст, я большей частью осознаю свой внутренний диалог, подстраивающийся под мою (весьма низкую) скорость печати на компьютере. Я отвлекусь, если обращу внимание на внешние звуки. Будучи не слишком искушенным, в деле печатания на компьютере, я смотрю на клавиши и ощущаю их под своими пальцами, так что мои визуальный и кинестетический каналы используются внешним образом. Это изменится, если я остановлюсь, чтобы визуализировать сцену, которую я хотел описать. Существует несколько сигналов опасности, которые сразу захватили бы мое внимание: внезапная боль, мое имя, произнесенное вслух, запах дыма или запах пищи (если я голоден).

Похожая информация.

Мы получаем информацию о мире через свои пять чувств, но в действительности для внутренней репрезентации внешнего мира мы используем много больше, чем только их. Например, слух. Чтобы мы могли переработать, сохранить и осмыслить звук, воспринятый нашим ухом, наша нервная система должна проделать массу работу. Тоже самое относится ко всем органам чувств. Кроме того, мы способны создавать картинки в собственной голове, воспроизводить или воображать речь и другие звуки, физические ощущения, вкусы, запахи.

В Нейролингвистическом программировании (НЛП) те пути, по которым мы получаем, храним и кодируем информацию в своем мозге, — картинки, звуки, ощущения, запахи и вкусы — известны как репрезентативные системы.

Каждый человек имеет свою предпочитаемую систему получения и хранения информации: визуальную, аудиальную или кинестетическую. Она называется ведущей. В зависимости от того, какая из систем ведущая, люди условно делятся на визуалов, аудиалов и кинестетиков. Несмотря на то, что каналов как бы только три (В, А, К), внутри себя человек воспроизводит, обрабатывает опыт 4-мя способами. Добавляется Внутренний Диалог или Дигитальный канал (Ад). Если В, А и К — аналоговые каналы, то есть объекты воспринимаются как некое целое, то Ад — дискретный, цифровой, он работает со словами и числами.

Обычно человек более ориентирован на один из каналов — он проводит в нем больше времени, лучше соображает, и этот способ восприятия для него как бы более важен, чем остальные. Это совершенно не означает, что визуал ничего не слышит и не чувствует. Это означает только, что зрение для него более важно.

Репрезентативная система как характеристика познавательной деятельности индивида

Репрезентативные системы (РС) — это термин, созданный психологами нейролингвистического программирования.

РС является характеризующим способом восприятия и переработки информации, которая зависит от особенностей межполушарного взаимодействия мозга индивида.

Один из фундаментальных принципов НЛП заключается в том, что последовательность переживаний, как порядок слов в предложении, влияет на конечное значение. Ещё один основополагающий принцип заключается в том, что слова не что иное как неадекватные ярлыки для опыта. Одно дело прочитать, как вбивать в доску гвозди, другое — почувствовать в руке молоток и услышать характерный звук, с которым гвоздь входит в доску. Другой опыт — ощутить дрожь молотка и увидеть, как согнулся гвоздь, под характерный звук, который сообщает о незаметном сучке.

Одной из первых моделей НЛП была идея «модальностей» или «репрезентативных систем». Во многих публикациях по НЛП эти термины используются как синонимы. Мы рассматриваем репрезентативную систему как систему, посредством которой субъектом воспринимается и используется информация, поступающая по сенсорным каналам. Репрезентативную систему индивида возможно рассматривать и как состояние психики, которое проявляется в невербальном и вербальном поведении.

Сенсорная репрезентативная система — система, которая состоит из сенсорного анализатора, воспринимающего и совершающего первичную обработку поступающей информации от внутренних или внешних раздражителей, и нейронных путей, которые передают эту информацию в закодированном виде в соответствующие отделы коры головного мозга для их окончательной переработки и использования.

Фильтры сенсорных репрезентативных систем

Сенсорные репрезентативные системы являются в некотором роде фильтрами восприятия. Они определяют спектр восприятия реального мира, который физиологически доступен человеку (в кинестетической системе: запах многих вредных веществ человек ощущает только тогда, когда их ПДК превышена в несколько раз, в аудиальной — 20-20000 Гц; в визуальной системе — 380-680 ммк).

Так как каждая сенсорная репрезентативная система напрямую связана с операциями получения, переработки, организации, хранения и вывода информации, то, используя их в той или иной последовательности, человек создает свою собственную репрезентацию (отражение) реального мира (другими словами, субъективную модель мира). От направленности нашего внимания зависит то, в каких комбинациях используются сенсорные репрезентации для кодирования/записи происходящих вокруг нас процессов и событий. Известно, что сознательно человек может воспринимать 7±2 единицы информации одномоментно, и разные люди по разному «распределяют» этот резерв восприятия между сенсорными репрезентативными системами. Следовательно, тот фильтр, через который пройдет больше битов информации в единицу времени, и обеспечит в конечном итоге полноту и характер (визуальный, аудиальный, кинестетический) «сенсорной записи».

Модальность — качественная характеристика восприятия . В зависимости от доминирования того или иного способа поступления и переработки информации РС могут быть представлены в трех основных категориях: визуальные, аудиальные и кинестетические. Каждый индивид, по мнению основоположников НЛП, обладая всеми тремя модальностями восприятия, предпочитает использовать с максимальной нагрузкой все-таки одну. Эта модальность, которую индивид использует чаще других, называется основной модальностью . Именно благодаря основной модальности восприятия осуществляется максимальный доступ к информации. Ведущая модальность отражает деятельность мозга в данный момент, в ситуации «здесь и теперь».

Тип памяти соответствует сенсорному типу. Мышление, по утверждению исследователей нейролингвистического направления, также имеет модальные свойства .

Индивидуальные репрезентации мира различны, и чтобы эффективно осуществлять любые виды коммуникаций (в том числе и учебные) необходимо учитывать эти различия.

Репрезентативные системы индивида имеют качественные и количественные характеристики.

Качественные характеристики составляют модальные различия типов репрезентативных систем.

Количественные характеристики показывают, насколько развиты (или «открыты») те или иные каналы восприятия. На этом основании выделяют мономодальные, бимодальные и полимодальные типы репрезентативных систем. Говоря о мономодальном типе репрезентативной системы, мы имеем в виду, что только одна модальность наиболее развита и используется индивидом чаще других. Бимодальность характеризуется достаточной развитостью двух модальностей, при незначительно развитой третьей модальности. Полимодальность предполагает наличие хорошо развитых всех трех модальностей.

Репрезентативную систему индивида можно рассматривать и как состояние психики, которое появляется в вербальном и невербальном поведении человека.

Использование невербальных сообщений наряду с вербальной информацией для изучения внутренних процессов личности — одна из основ НЛП. Процесс получения бессознательной информации (картин, звуков, слов, и ощущения) называют в НЛП доступом. Симптоматика, специфическое поведение, которое демонстрирует личность, — это ключи доступа. Ключами доступа могут быть позы, мимические реакции, кинестетические ощущения, тембр голоса, а также комплексные движения глаз — паттерны (от англ. pattern — сетка).

Исходя из индивидуального предпочтения способа получения и обработки информации психологами НЛП выявлена следующая типология: визуально, аудиально и кинестетически ориентированные индивиды. Люди опираются на ведущую сенсорную репрезентативную систему как в поведении, так и в речи, а также организуют с ее помощью свои стратегии мышления. Приведем их краткие характеристики.

«Визуал»

Визуальная репрезентативная система — равнонаправленная и одновременная. Человек, ориентированный визуально, как правило, организован, ориентирован на внешний вид, он тщательно выбирает, запоминает графические изображения, меньше увлекаем шумом. Он с трудом запоминает словесные инструкции, с большим удовольствием читает, нежели слушает. В процессе обучения нуждается в общем обзоре. Он должен видеть цель происходящего, должен рассмотреть детали, будет добиваться полной ясности. При разговоре требует описать или предложить общую картину. Пишет грамотнее других, но испытывает затруднения со словами, которые он читает впервые. Визуальный ученик быстро читает, обладает красивым почерком, живым воображением. Данная модальность — наилучшая для долгосрочного планирования, так как визуалы прекрасно «видят» перспективу.

«Аудиал»

Аудиальная репрезентативная система— пошаговая и последовательная. Человек с доминантной аудиальной модальностью любит разговаривать с собой, легко отвлекается, легко повторяет услышанное. Ему труднее дается математика и письмо (при письме использует фонетический подход и поэтому пишет неправильно). Легко осваивает разговорный язык, при разговоре использует ритмический паттерн. Хорошо подражает звукам, учится, слушая. Запоминает по шагам, по действиям. Диалоги ведет как внешние, так и внутренние. Не начнет ничего делать до тех пор, пока не проговорит это. Самый разговорчивый индивид, который способен монологизировать разговор и любит дискуссии. Ему присуща тенденция к косвенным описаниям. Пишет с ритмическими движениями, любит читать вслух и слушать. Любит говорить во время письма.

«Кинестетик»

Кинестетическая репрезентативная система — аналоговая и селективная. При доминирующей кинестетической модальности человек реагирует на тактильные поощрения, при этом любит прикасаться к людям и делает это. Физически ориентирован, много двигается. Для него характерно раннее мышечное развитие. Учится, делая, запоминает, проходя через опыт. Читая, указывает. У него много жестов. Иногда опущен вниз подбородок (у внутренних кинестетиков). Вспоминает общие впечатления от пережитого опыта, в разговоре лаконичен, тактичен, использует слова, описывающие действия, отсчитывает внутренний ритм. Любит книги с активным сюжетом. Пишет с нажимом, толсто и не столь хорошо, как другие. Стремится пережитое передать поведенчески. У них сильная интуиция, но слабость в деталях.

Сенсорные репрезентативные системы имеют две стороны — внешнюю и внутреннюю. Внешние сенсорные репрезентативные системы () отвечают за ввод и вывод информации. Внутренние сенсорные репрезентативные системы Ад) участвуют в кодировании информации и организации мыслительных стратегий. Ад (аудиально-дигитальная система), внутренний диалог, является метасистемой по отношению к сенсорным репрезентативным системам, так как оперирует не сенсорной информацией, а только ее кодами в виде слов и цифр. Часто внутренний диалог проявляется как оценочная речь человека.

Существует ряд отличий между кинестетиками, визуалами, аудиалами и дигиталами. Они касаются очень многих вещей, например, организации мышления, памяти, способов обучения. Кинестетик запоминает все телом, мышцами — у тела есть своя память. Этот способ весьма эффективен, чтобы научиться ездить на велосипеде или плавать, но для запоминания способа решения интеграла или номера телефона может быть весьма неудобен. Для того, чтобы запомнить номер телефона, Кинестетик должен написать его собственноручно, Аудиал — произнести, Визуалу же достаточно запомнить, как он выглядит. Визуал любит информацию в виде графиков, таблиц, фильмов, ему нужно на что-то смотреть. При этом он способен «видеть весь лист». Аудиалу обычно надо все это проговорить внутри себя. Кинестетику нужно щупать, делать, двигаться. Он тут же начнет выяснять, а как конкретно что-то сделать, и на что нужно нажать, чтобы «эта штука бренькнула», и желательно в его руках. Визуал же скорее попросит показать, как это делается, а Аудиал — рассказать подробнее. Дигитал в первую очередь попросит показать инструкцию и сначала чрезвычайно подробно изучит потребляемую мощность и расход воды на килограмм белья.

В России на данный момент весьма приблизительное распределение по типам такое: Визуалы — 35%; Кинестетики — 35%; Аудиалы — 5%; Дигиталы — 25%; А, например, для США это выглядит немного иначе: Визуалы — 45%; Кинестетики — 45%; Аудиалы — 5%; Дигиталы -5%. Если говорить о культуре, то можно сказать что в России и США визуально-кинестетические культуры. А вот в Англии аудиально-визуальная культура. В то же время почти все древние культуры были кинестетическими (древнеиндийские или персидские рисунки).

Известно, что у людей разных типов свой стиль одежды, свои компании, свои разговоры и своя работа. Например, среди чиновников и военных весьма большой процент дигиталов и аудиалов. Вообще, деление по типам весьма условно, и хотя действительно существуют люди пользующиеся практически одним каналом, но их достаточно мало. Большинство же достаточно эффективно пользуются несколькими, просто один они предпочитают больше.

Способы обучения на уроке

Кинестетик выполняет лабораторную часть урока достаточно адекватно, поскольку способен физически «схватить» концепцию, но теряется, когда читает об этом в учебнике.

Визуал испытывает затруднения в лабораторном эксперименте, в то время как чтение учебника позволяет ему спокойно представить общую картину эксперимента.

Аудиал прекрасно работает в небольшой группе читающих учеников, вдали от учительского места и при должном использовании фонетического (пошагового) подхода.

В каждом классе всегда есть и визуалы, и аудиалы, и кинестетики. Как показали результаты исследования, при совпадении основной модальности учителя и ученика последнему значительно проще понять учителя, так как он использует привычные для него предикаты и другие особенности речи. Очевидно, что в лучшем положении находятся полимодальные учащиеся. Они без особого труда воспринимают информацию на всех уровнях, так как все модальности восприятия у них достаточно развиты. Если же у подростка хорошо развита и значительно чаще используется только одна модальность, то на уроке у учителя с другой основной модальностью он будет испытывать значительные трудности. Это связано с тем, что ученик в этом случае вынужден, будет «переводить» информацию в привычную для него форму, как бы на привычный для него язык. На эту процедуру «перевода» информации требуется некоторое время. Учитель же в это же самое время продолжает объяснять материал. И у подростка образуется так называемый «пробел» в потоке воспринимаемой информации. Зачастую это приводит к тому, что ученик не понимает того, что объясняет учитель. Из этого следует, что при объяснении нового материала на уроке необходимо предоставлять ее на различных уровнях.

Одной из психологических причин низкой успеваемости некоторых школьников, наряду с недостатками мотивации к учению, являются недостатки познавательной деятельности учащихся. Они делятся на следующие: неправильное использование ребенком своих качеств, несформированность приемов учебной деятельности, недостатки в развитии мыслительных процессов. В большинстве случаев причиной низкой успеваемости школьников является несовпадение репрезентативной системы учащихся со способами предъявления информации.

Образовательный процесс, как считают психологи НЛП, наряду с различными видами терапии, опытом личностного роста и другими приемами можно отнести к способам внутреннего изменения. В НЛП разработаны высокоэффективные техники повышения грамотности, развития внимания, памяти, мышления и речи, обучения чтению, а так же снятия фобических реакций и другие психокоррекционные техники.

Для эффективного обучения учителю необходима отдельная программа для каждого ученика, широкое использование всего диапазона визуальных, аудиальных и кинестетических стилей и знание того, насколько каждый из них целесообразен для этого ребенка.

Мономодальные учащиеся (трансляторы), предпочитая одну модальность, очень слабы в двух других. Любая информация, идущая через их сенсорную систему, должна «транслироваться» в ведущую единственную модальность памяти. Поэтому, когда содержание информации совпадает с их ведущей модальностью, они справляются прекрасно, но когда возникает необходимости «перевода» ученик вынужден транслировать информацию в свою ведущую модальность. Такая трансляция требует временного «отключения» от реальности, то есть ученик не способен воспринимать информацию, предоставляемую учителем. В результате у него имеется серия пробелов в информации.

Когда мы учим, используя видение и слушание, движение и прикосновение класс в целом получает информацию по одному или нескольким каналам. Такой многосенсорный подход способствует развитию менее развитых сенсорных каналов учеников .

Полимодальный подход будет воздействовать на большую часть учеников, что позволит им получить информацию, выбрав входной канал. Более того, многосенсорное обучение подкрепляет запоминание, усиливает сенсорные каналы. Когда акцент делается на содержание, учитель должен использовать многосенсорные техники так, чтобы учащиеся могли выбирать, на какие представленные аспекты им обратить внимание, решить, могут ли они больше двигаться или больше наблюдать, больше слушать или прикасаться.

Один из упреков общества в адрес современной школы состоит в том, что школа перегружает головы учеников ненужными знаниями, не давая им развития, не стимулируя в должной мере их способностей. Знания выступают как самоцель, а не как средство развития . Деятельность самих учащихся и способы приобретения ими знаний остаются вне поля зрения учителя.

В процессе обучения необходимо ориентироваться на специфику познавательных процессов школьников, причем, «воздействие на познавательную сферу личности учащихся должно быть комплексным» .

Модальность информации. Репрезентативная система

1. Орг.момент.

2. Актуализация знаний – проверочная работа.

3. Изучение нового материала.

1. Понятие о модальности информации и каналах восприятия.

Мир вокруг нас — огромный, со множеством звуков, цветов, запахов, ощущений, объектов живых и неживых. Для восприятия этого многообразия нам даны 5 органов чувств: зрение, слух, ощущение, вкус и запах. С их помощью сознание получает информацию о происходящем вокруг нас.

Но стимулов много и замечать всё мы просто не в состоянии. В каждый момент времени осознается определенная часть окружающего мира, а на остальное мы не обращаем внимания. Так поступает наше сознание, воспринимая многообразный и необъятный мир вокруг.

Человек мыслит пpи помощи внyтpенних обpазов. Эти обpазы могyт быть зpительными, слyховыми и кинестетическими иначе телесными. Hапpимеp, если вы пpямо сейчас попpобyете понять какого цвета глаза вашего дpyга или подpyги…, то пpежде, чем y вас бyдет готов ответ вы создадите внyтpенний зpительный обpаз лица этого человека, без этого вы не сможете полyчить ответ. Иногда бывает, что человек сам не осознает обpазы пpи помощи котоpых пpинимает то или иное pешение, но это не значит, что обpазов нет, пpосто они находятся вне сознания. Дpyгая особенность состоит в том, что y каждого человека есть пpивычная система обpазов, напpимеp одни люди чаще создают зpительные обpазы, дpyгие слyховые, тpетьи телесные или иначе кинестетические.

Было установлено, что сyществyет стpогая связь междy движениями глаз и способами мышления, котоpые использyет человек в данный момент для pешения той или иной задачи.

Итак движение глаз ввеpх влево или впpаво говоpит о том, что человек в данный момент создает зpительный обpаз, на зpительный обpаз может yказывать и, так называемый, pасфокyсиpованный взгляд, взгляд в никyда, взгляд пpямо.

Движения глаз в стоpоны впpаво или влево , однозначно свидетельствyет о том, что в данный момент человек создает слyховой обpаз, то есть человек слышит своим внyтpенним слyхом какие-либо звyки, слова, мысли и томy подобное.

Движение глаз влево-вниз, говоpит о том, что человек говоpит сам с собой, этот взгляд хаpактеpен для людей, котоpые по каким-либо пpичинам контpолиpyют то, что собиpаются сказать в следyющий момент вслyх. Cовсем не обязательно, что человек совеpшающий движения глазами влево-вниз, лжет, хотя это один из пpизнаков лжи, но точно — человек контpолиpyет свою pечь. Иногда это важно знать, не пpавда ли?

И, наконец, взгляд впpаво-вниз.Такой взгляд обозначает, что человек в данный момент создает или вспоминает телесные обpазы и чyвства, такие как: тепло, холод, давление, голод, нежность, yсталость, а также вкyс и запах и многие дpyгие пpисyщие каждомy человекy чyвства и ощyщения.

Итак, то pазделение внyтpеннего опыта на тpи категоpии (зpение, слyх, ощyщения), котоpое мы сделали, называется pазделением на модальности информации или репрезентативные системы

Все, что относится к зpению — воспоминания и пpедставления — называется визyальной модальностью.

Cлyховые обpазы — аyдиальной модальностью.

То, что можно чувствовать (вкус, запах, ощущения, прикосновения, температура и прочее, сюда же относятся эмоции и переживания), называется — кинестетической модальностью.

Человек, y котоpого пpеобладают зpительные обpазы называется визyалом.

Тот, комy пpивычны и yдобны слyховые обpазы — аyдиалом.

И, наконец, тот кто может отчетливо вспомнить любое ощyщение, котоpое он пеpеживал в pеальности или пpедставить себе любое ощyщение называется кинестетиком.

С определенным типом восприятия связаны слова, которые человек употребляет при описании чего-то или когда делится впечатлениями о чем-то.

Люди-визуалы часто употребляют слова: ярко, ясно, четко, синий, прозрачный, смотреть, искристый, радужный, видеть, разглядывать и т.п.

Люди-аудиалы говорят: слышать, глухой, громкий, шум, стон, крик, звуки, разговор, беседовать, тихо и т.п.

Люди-кинестетики говорят: приятно, мокро, холодно, чувствовать, трогать, касаться, гладкий, колючий, неуютно, боль, двигаться, действовать, напряжение и т.п. Попробуем увидеть это на практике.

Упражнение на определение типа восприятия.

Для того чтобы понять, что стоит за красивым словосочетанием «репрезентативная система”, прочитайте отрывки из беседы с девятилетней девочкой Ксенией . Постарайтесь как можно ярче представить себе ее мир. Какой он?

Ксения, расскажи, пожалуйста, о чем хочется.

Я не знаю… Ладно… Расскажу, как мы с дедушкой в лес ходили. Мы зашли в лес и пошли по тропинке. КОЛЮЧИЕ, ВЫСОХШИЕ от солнца ветки ХЛЕСТАЛИ нас по лицу. Потом появились черные тучи, пошел дождь. Я ПОЧУВСТВОВАЛА, как на меня падают капли. Началась гроза. Было страшно.

А почему страшно?

Просто страшно, и все. А еще могло что-нибудь на меня УПАСТЬ: ветка или даже дерево. Все вокруг развезло. Такая НЕПРИЯТНАЯ ГРЯЗЮКА вокруг. Мы шли по упавшим деревьям, поросшим мхом и древесными грибами. Вокруг нас прыгали зеленые лягушки. Лягушкам хорошо — им НРАВИТСЯ МОКРЯТИНА, и совсем им не страшно…

Ксения, расскажи, как ты в гости ходила.

Я опишу их квартиру: темная, ДУШНАЯ, НЕПРОВЕТРИВАЕМАЯ, и большой кот у них живет — им ПАХНЕТ…

Ты наряжаться любишь?

Терпеть не могу. Замучили бедного ребенка. Вчера куртку покупали. Напялили на меня одну: «Посмотри, какой фасон модный! Посмотри, как идет!” А у этой куртки РУКАВА КАК МАНЖЕТЫ.

Какие манжеты?

О т аппарата, которым давление меряют.

Купили куртку?

Эту нет, купили другую, очень МЯГКУЮ.

Мир Ксении, — мир колючих веток и мокрых капель, душных комнат, тесных или мягких курток. Ксения — КИНЕСТЕТИК, то есть для ее сознания наибольшее значение имеют ощущения тела, движения, прикосновения, а также запахи и вкусы.

А теперь — мир одиннадцатилетнего Саши.

— Расскажи, пожалуйста, как ты любишь проводить свое свободное время.

Я иногда с друзьями, а иногда с собакой люблю ходить гулять в лес. Могу бродить часами, СЛУШАЯ ЗВУКИ ПРИРОДЫ: то ШЕЛЕСТ ЛИСТЬЕВ на деревьях, то ЩЕБЕТАНИЕ ПТИЦ. В лесу есть небольшая ЖУРЧАЩАЯ РЕЧКА. Там, где я гуляю, почти не бывает людей, поэтому ЧУВСТВУЕШЬ ТАКОЕ УДОВОЛЬСТВИЕ ДАЖЕ ОТ ТИШИНЫ ЛЕСА.

А вообще, я испытываю большую радость от ОБЩЕНИЯ с друзьями. Мы обмениваемся КАССЕТАМИ, бывает, что ходим на КОНЦЕРТЫ.

Какой твой любимый урок?

Люблю историю и иностранный язык. Из истории узнаешь, как люди жили раньше. Иностранный — для умения ОБЩАТЬСЯ с людьми на другом языке.

Саша в первую очередь — АУДИАЛ, то есть опирается в постижении мира на слуховую информацию. Его мир — мир звуков природы и любимых рок-групп, радости общения (разговора) с друзьями. Его любимые предметы дают возможность общаться (на другом языке) или узнавать интересные истории (как люди жили раньше).

Кроме кинестетиков и аудиалов, принято выделять также ВИЗУАЛОВ — для их сознания преимущественное значение имеет зрительная информация. Таким образом, существует три типа людей, различающихся по типу ВЕДУЩЕЙ РЕПРЕЗЕНТАТИВНОЙ СИСТЕМЫ.

Приведем беседу с шестилетним Колей . Обратите внимание, что даже отдельные обращения к визуальной системе быстро переводятся в привычный для мальчика кинестетический код.

Коля, чем ты любишь заниматься?

Зарядкой. Там много всяких упражнений. Особенно ползать
по канату. Нравится, что можешь на высоте посидеть, так ин­тересно.

А почему интересно на высоте посидеть?

Все ВИДНО.

А что тебе видно?

Ну, будешь старше всех .

А тебе хочется быть старше всех?

Да. Чтобы быть высоким. Чтоб ДОСТАТЬ до неба и СНЯТЬ оттуда солнышко…

Представь такую ситуацию: ты оказался в лесу один и заблудился. Как ты будешь выбираться, искать дорогу домой?

По дереву можно определить. ПОСМОТРЕТЬ, где больше мха, где меньше. Где меньше мха — там север, где больше — там юг.

И куда пойдем?

Пойдем по той дороге, ГДЕ ТЫ УЖЕ ХОДИЛ.

Задание учащимся – попробуйте описать класс, в котором проходит занятие так, как это бы сделал визуал, аудиал и кинестетик.

Например:

Эта комнатапросторная. На потолке такая красивая лепнина, она очень украшает комнату.И хотя шкафыи потолок темные, зато светлые парты и стульяхорошо смотрятся на общем фоне.

Да, но здесь достаточно шумно – слышны звуки с улицы и коридора. И акустика не очень. Звук как бы глохнет. Кажется, что говоришь громко, а на самом деле почти никому не слышно.

Ну ничего. Зато здесь тепло. И даже зимой не дует, а дышать легко. А то иногда в других местах такие сквозняки бывают, так дует по ногам, что аж мурашки по коже — хочется подобрать ноги, свернуться в комочек и угреться.

2. Модальность информации и профессия

В качестве спpавки можем сказать, что pyководитель должен быть визyалом. Потомy, что одна из основных задач истинного pyководителя в пpогнозиpовании бyдyщего, в опpеделении ближайших планов и отдаленных пеpспектив. Кpоме того pyководитель должен и обязан контpолиpовать. Дyмаю, не все пpавильно понимают контpоль pyководителя. Это сpавнение междy тем, что планиpовалось и тем, что полyчилось в итоге. Возможно вы согласитесь, что сpавнивать лyчше не на слyх или на ощyпь, а глядя на это откpытыми глазами.

Дpyгое дело, человек pабота котоpого общение. Конечно лyчше, если он аyдиал. Только он сможет замечать массy, скpытых от дpyгих, интонаций и нюансов pечи, котоpые внимательномy слyшателю могyт pассказать больше, чем сами слова.

Что можно сказать о кинестетиках. Кинестетиков можно пpивлекать к pешению pазличных пpоблем — они не всегда могyт сказать как нyжно их pешить, но всегда чyвствyют насколько веpно то или иное pешение.

4. Самостоятельная работа – определение своей ведущей системы восприятия

БИАС-тест на определение ведущей репрезентативной системы.

У каждого человека есть наиболее удобный для него способ восприятия мира: одни больше любят смотреть, другие — слушать, третьи прожить не могут без того, чтобы не потрогать и не попробовать на язык. Конечно, мы пользуемся всеми тремя каналами, но какой-то один или два для нас основные, более важные. От типа восприятия зависит то, как окружающая действительность представлена в сознании: в виде звуков, образов или ощущений. Давайте попробуем определить ваш любимый канал восприятия с помощью следующего теста.

Тест на определение ведущей системы восприятия«Один раз увидеть или услышать»

Инструкция: У каждого из нас есть ведущие органы чувств, кото­рые быстрее и чаще остальных реагируют на сигналы и раздражители внешней среды. Этот тест поможет вам расшифровать, какие органы чувств скорее «откликаются» при ваших контактах с окружающим миром.

Запишите номера вопросов, на которые вы ответили «да».

1. Люблю наблюдать за облаками и звездами.

2. Часто напеваю себе потихоньку.

3. Не признаю моду, которая неудобна.

4. Обожаю ходить в сауну.

5. В автомашине для меня важен цвет.

6. Узнаю по шагам, кто вошел в комнату.

7. Меня развлекает подражание диалектам.

8. Много времени посвящаю своему внешнему виду.

9. Люблю принимать массаж.

10. Когда есть свободное время, люблю рассматривать людей.

11. Плохо себя чувствую, когда не наслаждаюсь движением.

12. Видя одежду в витрине, знаю, что мне будет в ней хорошо.

13. Когда услышу старую мелодию, ко мне возвращается прошлое.

14. Часто читаю во время еды.

15. Очень часто разговариваю по телефону.

16. Я склонен к полноте.

17. Предпочитаю слушать рассказ, который кто-то читает, чем читать самому.

18. После плохого дня мой организм в напряжении.

19. Охотно и много фотографирую.

20. Долго помню, что мне сказали приятели и знакомые.

21. Легко отдаю деньги за цветы, потому что цветы украшают жизнь.

22. Вечером люблю принять горячую ванну.

23. Стараюсь записывать свои личные дела.

24. Часто разговариваю сам с собой.

25. После длительной езды на машине долго прихожу в себя.

26. Тембр голоса многое говорит мне о человеке.

27. Очень часто оцениваю людей по манере одеваться.

28. Люблю потягиваться, расправлять конечности, разминаться.

29. Слишком твердая или слишком мягкая постель — для меня это мука.

30. Мне нелегко найти удобную обувь.

31. Очень люблю ходить в кино.

32. Узнаю когда-либо виденные лица даже через годы.

33. Люблю ходить под дождем, когда капли стучат по зонтику.

34. Умею слушать то, что мне говорят.

35. Люблю танцевать, а в свободное время заниматься спортом или гимнастикой.

36. Когда близко тикает будильник, не могу уснуть.

37. У меня неплохая стереоаппаратура.

38. Когда слышу музыку, отбиваю такт ногой.

39. На отдыхе не люблю осматривать памятники архитектуры.

40. Не выношу беспорядок.

41. Не люблю синтетические ткани.

42. Считаю, что атмосфера в комнате зависит от освещения.

43. Часто хожу на концерт.

44. Пожатие руки много говорит мне о данной личности.

45. Охотно посещаю галереи и выставки.

46. Серьезная дискуссия — это захватывающее дело.

47. Через прикосновение можно сказать больше, чем словами.

48. В шуме не могу сосредоточиться.

Подсчитайте, в каком разделе больше цифр.

Тип А: 1, 5, 8, 10, 12, 14,19, 21, 23, 27, 31, 32, 39, 40, 42,45 видеть

Тип Б: 3, 4,9, 11, 16, 18, 22, 25, 28, 29, 30, 35, 38, 41, 44, 47 ощущать

Тип С: 2, 6, 7, 13, 15, 17, 20, 24, 26, 33, 34, 36, 37, 43,46, 48 слышать

Тип А (визуал) часто употребляет слова и фразы, которые связаны со зрением, с образами и воображением. Например: «не видела этого», «это, конечно, проясняет все дело», «заметила прекрасную особен­ность». Рисунки, образные описания, фотографии говорят визуалу больше, чем слова. Все, что можно увидеть, воспринимается им лучше.

Тип Б (ощущать, осязать). Он использует другие слова и определе­ния, например: «не могу этого понять», «атмосфера в квартире невыно­ симая», «ее слова глубоко меня тронули», «подарок был для меня чем-то похожим на теплый дождь». Чувства и впечатления людей типа Б касаются главным образом того, что относится к прикосновению, ин­туиции, догадке. В разговоре их интересуют внутренние переживания.

Тип С (аудиал). «Не понимаю, что мне говоришь», «не выношу та­ких громких мелодий». Большое значение для аудиала имеют: звуки, слова, музыка, шумовые эффекты.

В России на данный момент приблизительное распределение по типам такое: визуалы — 35%, кинестетики — 35%, аудиалы — 5%, смешанный тип — 25%. В США немного иначе: визуалы — 45%, кинестетики — 45%, аудиалы — 5%, смешанный тип — 5%.

5. Подведение итогов

ВОПРОСЫ для обсуждения:

1. Что такое модальность информации?

2. Что такое репрезентативная система?

3. Какие основные репрезентативные системы выделяются?

4. Как знание репрезентативной системы собеседника может помочь в установлении продуктивного взаимодействия?

ВЫВОД: У каждого человека есть пpивычная система обpазов, напpимеp одни люди чаще создают зpительные обpазы, дpyгие слyховые, тpетьи телесные или иначе кинестетические.

Для достижения взаимопонимания в общении очень важно говорить с собеседником на понятном ему языке, в частности — в его канале восприятия, или хотя бы знать его тип восприятия, чтобы понимать, что он имеет в виду.

Литература:

1. Батаршев А.В. Психология личности и общения / А.В. Батаршев – М.: Изд-во Центр ВЛАДОС, 2003. – 248с. 2. Григорьева Е.В. Психология общения: Методическое пособие для учителей средних школ / Е.В.Григорьева. – Н. Новгород, 1994. – 55с. 3. Психология общения. Практикум по психологии: Учебное пособие // Ефимова Н.С. — М.: ИНФРА-М: ФОРУМ, 2011 — 192 с.

Визуальная репрезентативная система основывается на восприятии зрительных образов. Люди с такой системой (визуалы) организуют своё видение реальности через то, на что смотрят. То, что видят такие люди и картинки, возникающие в их воображении, оказывает непосредственное влияние на их эмоциональное состояние и внутренний мир.

ПРИЗНАКИ. Определить визуала можно по выпрямленной шее/спине, а также по взгляду, направленному вверх. Его дыхание поверхностное и, в большинстве случаев, грудное. При восприятии образа визуалы могут на мгновение задерживать дыхание, пока картина не сформируется. Их губы могут быть сжаты и выглядеть тонкими, а голос часто становится громким и высоким. Любой опыт запоминается визуалами в виде картин и образов, поэтому, когда приходится долго воспринимать чью-то речь или просто что-то слушать, они начинают скучать, а сам шум нередко их тревожит. Общаясь с такими людьми, нужно оказывать своей речи визуальную поддержку. В процентном соотношении на визуалов приходится 60% всех людей.

Визуал винит всех вокруг, руководители.

ВНЕШНОСТЬ. Визуалы обладают, как правило, худощавым телосложением, высоким ростом и несколько удлинённой талией. Часто поддерживают правильную осанку. При взаимодействии с ними желательно не загораживать им пространство для обзора того места, где они находятся.

Люди с ведущей визуальной сенсорной репрезентативной системой мыслят ясными образами и думают, в первую очередь, «картинками», как бы просматривая фильм внутри себя. Эта система позволяет охватить единовременно большой объем информации: внутренние образы целостные, возникают мгновенно, постоянно сменяя друг друга. С этим связаны более быстрый темп речи, высокий тон голоса.

Таким людям присущи богатые мимика и жестикуляция, так как с их помощью они «дорисовывают» то, о чем говорят или думают. Люди с ведущей визуальной сенсорной репрезентативной системой часто обращают свое внимание на нюансы цвета и формы. Художники, архитекторы, фотографы, модельеры, создавая ясные сконструированные мыслительные картинки, часто обращаются именно к визуальной системе.

В жизни такие люди целенаправленны, организованы, наблюдательны, достаточно осмотрительны. Они очень аккуратны, предпочитают, чтобы все находилось на своем месте, ценят чистоту и порядок. При оценке каких-либо вещей, событий любят отходить в сторону, обозревая «с ног до головы». Лучше воспринимают информацию представленную в виде картинок, графиков, диаграмм, чем выраженную в словах.

В речи эта система проявляется в таких словах и выражениях, как: увидеть, смотреть, фокус внимания, предвидеть ситуацию, зрелище, неясный, четкий, светлый, темный, цветной.

Аудиальная сенсорная репрезентативная система.

Аудиальная репрезентативная система основывается на восприятии звуков. Люди с представленной системой (аудиалы) воспринимают информацию через процесс слушания. Вся информация воспринимается и запоминается ими, преимущественно, в форме звуковых впечатлений.

ПРИЗНАКИ. Узнать аудиала можно по часто перемещаемым в разные стороны глазам. Дыхание ритмичное и ровное, но отражающее его внутренние переживания. Если попросить такого человека описать какой-то свой опыт, то, в первую очередь, он будет думать о том, как выразить его в форме звука. Аудиал долго и много говорит, предельно чётко излагая мысли. При этом его речь может быть очень импульсивной. В разговоре часто доминирует и нередко утомляет. Обладает особой чувствительностью к звукам и часто разговаривает сам с собой. Общаясь с аудиалом, нужно стараться более грамотно и точно выстраивать свою речь. В процентном соотношении на аудиалов приходится около 20% всех людей.

ВНЕШНОСТЬ. Телосложение большинства аудиалов представляет собой нечто среднее между худощавыми и тучными людьми. В процессе разговора нередко жестикулируют и указывают на область ушей, а также наклоняются вперёд, как бы пытаясь быть ближе к тому, с кем общаются. Но при возникновении звуков в своём собственном сознании будут, наоборот, отклоняться назад. Следят за ритмом своей речи и тембром голоса.

Люди с ведущей аудиальной сенсорной репрезентативной системой обладают способностью делать тонкие аудиальные различия, отчетливо слышать разнообразие тонов и тембров звучащих звуков. Темп речи средний, поэтому говорят такие люди, как правило, громко и отчетливо, в строго выдержанном ритме. Тон голоса у них чистый, выразительный и резонирующий.

Люди с ведущей аудиальной сенсорной репрезентативной системой часто проговаривают, нашептывают для себя то, что они только услышали. Разговор или процесс мышления у таких людей может сопровождаться мелкими ритмическими движениями тела, например постукивание ногой в такт беседы. При разговоре такие люди обращают внимание не только на слова, но и на то, как они произнесены. Они часто поворачиваются ухом к собеседнику, как бы вслушиваясь в тональность, тембр и ритм его голоса.

Сами эти люди очень разговорчивы, обожают беседы, всегда очень четко излагают ход события. Лучше всего воспринимают информацию на слух, запоминая все последовательно по шагам. Иногда такие люди кажутся слегка замкнутыми, «отстраненными», так как часто прибывают во внутреннем диалоге – беседуют сами с собой.

Они очень тонко чувствуют музыку, обладают хорошим чувством ритма. В речи эта система проявляется в таких словах и выражениях, как: жить в гармонии, пропускать мимо ушей, акцентировать внимание, ударение, глухой, звонкий, тишина, слышать, диссонанс.

Кинестетическая сенсорная репрезентативная система.

Кинестетическая репрезентативная система основывается на обонятельно-осязательном канале информации. Такие люди (кинестетики) очень любят тактильный контакт. Любые переживания, эмоции и ощущения лучше всего воспринимаются ими в том случае, если у них есть возможность прикоснуться к чему-то, ощутить это физически.

ПРИЗНАКИ. Распознать в человеке кинестетика можно, в первую очередь, по глазам: его взгляд часто имеет направленность «вниз-вправо». Дыхание кинестетика брюшное и глубокое, но в зависимости от испытываемых им ощущений, будет меняться. Губы, в большинстве случаев, мягкие и полные, а тон голоса — низкий, глубокий, иногда хриплый и немного приглушённый. Во время разговора кинестетик будет говорить медленно, делая продолжительные паузы во время поиска соответствующей информации внутри себя. На кинестетиков приходится около 20% всех людей.

Кинестет винит себя, что он напортачил.

ВНЕШНОСТЬ. Если восприятие кинестетиков направлено внутрь себя, то, скорее всего, внешне это выразится в полноте и округлости тела. Если же восприятие направлено во внешний мир, то это отразит крепкость и мускулистость. Большинство кинетстетиков передвигается довольно медленно. Чтобы побудить их к активности часто требуется проявить физический контакт – похлопать или как-то поощрить. А при общении рекомендуется находиться поближе, т.к. кинестетики предпочитают близость.

Люди с ведущей кинестетической сенсорной репрезентативной системой основывают свои действия большей частью на своих ощущениях, им необходимо прочувствовать, «примерить на себя» ситуацию, прежде чем принять то или иное решение. С помощью этой системы человек обращается к собственным внутренним чувствам и состояниям.

Для того чтобы «прожить», почувствовать ситуацию необходимо больше времени, чем, например, представить ее (визуальная система), поэтому темп речи у людей с ведущей кинестетической сенсорной репрезентативной системой более медленный, с длинными паузами. Тон голоса низкий, тихий, глубокий. Во время разговора эти люди совершают очень мало движений, а жесты, которые ими используются, отличаются плавностью, размеренностью и вальяжностью.

Они любят приближаться к собеседнику, общаются, прикасаясь к нему. Эти люди хорошие рассказчики, так как во время повествования показывают всем телом то, о чем говорят. Эти люди очень эмоциональны, ранимы, все принимают «близко к сердцу». В жизни такие люди стремятся к комфорту и уюту.

Они, в первую очередь, заботятся о том, что бы им было удобно. Очень хорошо чувствуют пространство. Для лучшего восприятия информации им необходимо прикоснуться, потрогать, разобрать на части, попробовать на вкус, почувствовать. В речи эта система проявляется в таких словах и выражениях, как: ухватить смысл, загореться желанием, тонко чувствовать, вкус к жизни, хладнокровный, ощущать, напряжение, задевать, сносить, тяжелый, гладкий.

Дигитальная репрезентативная система

Дигитальная репрезентативная система основывается на субъективно-логическом восприятии и осмыслении. Люди, использующие эту систему (дигиталы) функционируют на метауровне сознания, который включает в себя данные, полученные через визуальную, аудиальную и кинестетическую системы. Любая воспринятая ими информация находит отражение во всех проявлениях вышерассмотренных систем.

ПРИЗНАКИ. Понять, что человек дигитал, можно как по движению глаз, которые могут быть часто направлены вниз-влево или перемещаться из стороны в сторону, так и по тонким и сжатым губам. Его дыхание неровно и отличается короткими вздохами. Если говорить о позе, то плечи обычно расправлены, шея выпрямлена, руки скрещены на груди. Голос часто звучит монотонно, а говорит очеловек как будто «на автомате». К категории дигиталов относится лишь небольшой процент всех людей.

ВНЕШНОСТЬ. Учитывая то, что люди с дигитальной репрезентативной системой включают в себя свойства людей с визуальной, аудиальной и кинестетической системами, определить их точные внешние признаки довольно сложно. Можно только сказать, что внешне они могут выглядеть совершенно по-разному.

Признаки

Визуальный тип

Кинестетический тип

Аудиальный тип

Дигитал

Употреб­ляемые

слова

смотреть,

наблюдать,

чувство­вать,

ощу­щать,

понимать,

представлять,

интересно,

Поза голова вверх, спина прямая

спина согнута,

голова опущена

голова склонена набок

прямая поза,

руки скрещены

Движе­ния напряжен­ные раскрепо­щенные средние ригидные
Губы

напряжен­ные

расслаб­ленные

варьируют

напряженные

Дыха­ние неглубо­кое, верхом легких глубокое дыхание, низ живота ровное дыхание всей грудью неглубокое
Речь

быстрая, громкая речь,

высокий тон

медленная, негромкая речь,

вырази­тельная речь

монотонный голос
Взгляд вниз, ниже других часто в одну сторону и вниз через головы других
Правила слуша­ния «Я должен видеть для того, чтобы слышать» (на дистанции) прибли­зиться поближе «Не смот­реть, чтобы слышать» никакого контакта глаз
Движе­ния глаз вверх влево, вверх вправо вниз вправо, иногда вниз влево, вправо, голова вниз наклонена в сторону влево, голова вверх поднята

Первый тест

Данный тест является одним из способов самостоятельно и быстро определить ведущую ведущую сенсорную систему человека.

Выберите из данных ниже словосочетаний одно, которое, по вашему мнению, является наиболее подходящим, точным для Вас к данному понятию. Если несколько из словосочетаний кажутся Вам одинаково подходящими или наоборот, ни одно не подходит абсолютно точно, выберете то одно словосочетание, которое, по вашему мнению, может быть наиболее близким.

«Скорость»
а) быстрая смена пейзажа, мелькание деревьев, домов… (+)
б) шум ветра, шуршание шин, визг тормозов. (*)
в) учащенное сердцебиение; ощущение ветра, бьющего в лицо. (@)

«Плохая погода»
а) завывание ветра, стук капель. (*)
б) зябко, ощущение сырости, влажный воздух. (@)
в) тусклое небо, серые тучи. (+)

«Мед»
а) сладкий запах, липкие губы, тягучий. (@)
б) золотистая, прозрачная жидкость. (+)
в) хлопок открывающейся банки, звон ложек, жужжание пчел. (*)

«Море»
а) сине-зеленая вода, большие волны с белыми гребешками. (+)
б) теплая, соленая вода, горячий песок. (@)
в) шум прибоя, шелест волн, крики чаек. (*)

«Усталость»
а) тело ломит, голова тяжелая, вялость. (@)
б) мир вокруг кажется серым, бесцветным, пелена перед глазами. (+)
в) громкие звуки раздражают, хочется тишины. (*)

«Яблоко»
а) звонкий хруст укуса. (*)
б) круглый плод, красного, желтого или зеленого цвета на высоком дереве. (+)
в) кисло-сладкий, сочный вкус, запах варенья. (@)

«Снег»
а) сверкающее, искрящееся на солнце белое покрывало. (+)
б) холодный, мягкий, пушистый. (@)
в) скрипит под ногами, потрескивание наста. (*)

«Вечер»
а) размытые краски, яркие огни фонарей, длинные тени. (+)
б) приглушенные звуки, голоса близких, шкварчащий на сковороде ужин. (*)
в) ощущение приятной усталости, мягкое удобное кресло, чашка горячего чая. (@)

«У костра»
а) тепло, дым щиплет глаза, согревает. (@)
б) языки красного пламени, вспыхивающие угли, сизый дым. (+)
в) потрескивание углей, шипение дров, бульканье воды в котелке. (*)

«Дерево»
а) шелест листьев, треск сучьев, скрип веток. (*)
б) высокий прямой коричневый ствол, зеленая крона, лучи солнца проглядывают сквозь листву. (+)
в) шершавая кора, мягкая листва, запах свежести. (@)

«Библиотека»
а) шорох страниц, приглушенная речь, скрип стульев. (*)
б) книги с гладкими обложками, увесистые тома, запах старых книг. (@)
в) глянцевые и матовые, красочные и разноцветные обложки книг; высокие стеллажи. (+)

«Город»
а) завлекающие витрины магазинов, разнообразие и смешение различных запахов. (@)
б) высокие здания, серые мостовые, яркие рекламные щиты, разноцветные машины. (+)
в) шум машин, гул голосов, вой сирены, хлопанье дверей. (*)

«Утро»
а) светло-голубое небо, прозрачный воздух, показавшееся из-за горизонта розовое солнце. (+)
б) щебетание птиц, тишина, тихое шуршание листьев. (*)
в) прохладный воздух, влажная трава, теплые лучи солнца, дышится полной грудью. (@)

«Ремонт»
а) запах пыли, краски, лака; влажные свежепоклеенные обои. (@)
б) чистые обои, белый потолок, беспорядок. (+)
в) стук молотка, визг дрели, эхо в пустых комнатах. (*)

«Церковь»
а) огоньки свечей, золото алтаря, тусклые краски старинных икон, полумрак. (+)
б) монотонный голос богослужителя, хоровое пение, потрескивание свечей. (*)
в) сладкий запах ладана, запах горящего воска, ощущение умиротворения. (@)

Подсчитайте количество ответов (+), (*) и (@).

Ключ к тесту

Если преобладают ответы (+), то вашей ведущей сенсорной репрезентативной системой является визуальная .

Если преобладают ответы (*), то аудиальная .

Если преобладают ответы (@), то кинестетическая .

Второй тест на определение

Оцените каждое из следующих утверждений, проранжировав их в порядке предпочтения. Поставьте напротив каждой фразы соответствующую цифру: 4=лучше всего характеризует вас; 3=лучшая характеристика их оставшихся; 2=характеристика, занимающая третье место; 1=менее всего подходит к вам.

1. При принятии важных решений я:

Опираюсь на свои чувства.

Выбираю то, что звучит лучше всего.

Выбираю то, что выглядит для меня самым лучшим.

Опираюсь на точность информации и на знания о вопросе.

2.В ходе дискуссии на меня, скорее всего, влияет:

Возможность видеть схему рассуждений другого человека.

Логичность аргументов другого человека.

Возможность чувствовать состояние другого человека.

3. То, что происходит со мной, легче всего выяснить, ориентируясь на:

То, как я одеваюсь и выгляжу.

Мои чувства.

Выбираемые мною слова.

4. Мне легче всего:

Найти идеальную громкость и установить настройки стереосистемы.

Правильно сформулировать вопрос на интересующую меня тему.

Выбрать наиболее комфортную мебель.

Подобрать богатую привлекательную цветовую комбинацию.

Я настраиваюсь на звуки моего окружения.

Я – специалист по приданию смысла новым фактам и данным.

Я очень забочусь о том, как на мне «сидит» одежда.

На меня сильно влияют цвет и вид комнаты.

Этап 1. Подставьте данные вами оценки в следующий список. Записывайте ответы в том же порядке.
1. __K __A __V __D
2. __A __V __D __K
3. __V __K __D __A
4. __A __D __K __V
5. __A __D __K __V

Этап 2. Занесите в таблицу цифры, соответствующие каждой букве. Вносите оценки в том порядке, в каком отвечали на вопросы.

Всего __V __K __ A __D

Третий тест

  1. Представь красный треугольник, желтый квадрат и синий круг. Вторую строку делаем и меняем местами две фигуры, опять ряд и спросить что в первом ряду. (не реальное)
  2. Дальше представь знакомых, опиши эмоции, цвет волос, глаз, одежду. (реальное что-то) Вспомнить свою дверь. Вспомнить трех знакомых. Представит как они общаются.
  3. Представь мелодию в одном ухе и голос знакомого в другом. Позади шум моря. Слушай одновременно. Потом рассказать где что.

СЕНСОРНЫЕ РЕПРЕЗЕНТАТИВНЫЕ СИСТЕМЫ.

⇐ ПредыдущаяСтр 3 из 6Следующая ⇒

Сенсорные репрезентативные системы являются своего рода фильтрамивосприятия. Они определяют тот спектр восприятия реального мира, который физиологически доступен человеку. Люди имеют предпочтения в способах получения информации и работы с ней, выделяя среди трёх сенсорных репрезентативных систем одну, наиболее часто и тонко используемую и, следовательно, вносящую наибольший вклад в репрезентацию мира. Такая сенсорная репрезентативная система называется ведущей.

Репрезентативные системы как модели восприятия. В нейро-лингвистическом программировании под этим подразумеваются просто-напросто индивидуальные (индивидуальные!) модели восприятия и принятия того, что передают нам наши органы чувств. Известны пять основных способов, с помощью которых мы познаем окружающий мир: зрение, слух, ощущения, вкус и запах. Наиболее важны первые три из них — визуальный (В), аудиальный (А) и кинестетический (К) каналы получения информации, а также четвёртый, свойственный только людям (а не всему прочему живому): логический, или иначе, дискретный (Д) — формулы, графики, схемы и тому подобные достижения человеческого разума. Итого получается четыре репрезентативных системы: визуальная, аудиальная, кинестетическая и дискретная (ВАКД), которыми естественно пользуется в своей жизни любой человек. Однако в том-то и дело, что только одна из них является для него предпочитаемой (первичной) своей, родной, понятной, любимой и близкой, т.е. используемой для своего осознаваемого мышления. И именно поэтому всех живущих на земле людей специалисты по НЛП подразделяют (весьма условно!) на визуалов, аудиалов, кинестетиков и дискретов.

Окружающий мир предстает перед нами в виде образов (В), звуков (А) и ощущений (К). Соответственно, познавая этот мир, мы его видим (В), слышим (А) и чувствуем (К). По мере вступления в более сознательные возрастные категории мы об этом мире можем ещё и прочитать, заодно изучая его по глобусу или карте (дискретный канал — Д). Запечатлеваясь в нашем мозгу, всё тот же окружающий мир — его слепок — опять-таки предстаёт в виде образов (В), звуков (А), ощущений (К) и слов/схем (Д) (можете сколько угодно рыться в своей собственной голове — всё равно не найдёте ничего, кроме этого вот ВАКД).

У нас есть излюбленные средства для введения информации в свои осознаваемые мысли. Мы предпочитаем обращаться только к одной части набора памяти, чтобы восстановить переживание. Вспомните свой отпуск. Каким было первым возникшее воспоминание – картинка, звук или ощущение? Такая репрезентативная система называется ведущей – внутренний канал, который мы используем в качестве ключа доступа к памяти. Именно так информация достигает уровня осознания разумом.

Люди опираются на ведущую сенсорную репрезентативную систему как в поведении, так и в речи, а также организуют с её помощью свои стратегии мышления. Людей с ведущей визуальной репрезентативной системой называют визуалами,с ведущей аудиальной репрезентативной системой — аудиалами,с ведущей кинестетической репрезентативной системой — кинестетиками.

Сенсорные репрезентативные системы имеют две стороны — внешнюю и внутреннюю.

Внешниесенсорные репрезентативные системы (ВАК) отвечают за ввод и вывод информации. Внутренниесенсорные репрезентативные системы (ВАК,АД) участвуют в кодировании информации и организации мыслительных стратегий.

Ад(аудиально-дигитальная система) внутренний диалог, является метасистемой по отношению к сенсорным репрезентативным системам, так как оперирует не сенсорной информацией, а только её кодами в виде слов и цифр. Часто внутренний диалог проявляется как оценочная речь человека.

Ключи доступа— внешние индикаторы (признаки) внутренних состояний. Проще всего использовать два типа таких индикаторов — словоупотребление и физиологические признаки.

Словоупотребление. Каждая репрезентативная система имеет как бы свой язык. И человек, у которого эта система предпочитаемая, предпочитает же говорить и слушать именно на этом языке. Более того, действительно и полно он слышит то, что вы ему говорите, только тогда, когда вы говорите на языке его предпочитаемой системы.

Использование людьми так называемых предикатов (глаголов, прилагательных, наречий)регулярно отражает то, что происходит в их голове. И обращая внимание на выбор вашим оппонентом тех или иных слов, можно легко узнать, в какой репрезентативной (предпочитаемой) системеон «работает». Только учтите, что наряду с репрезентативно-конкретными предикатами (например, «видеть», «показывать», «обозревать» и т.п. — В; «слышать», «объяснять», «упоминать» — А; «чувствовать», «ухватывать», «касаться» — К) есть ещё и так называемые полимодальные предикаты (например, «считать», «знать», «понимать», «помнить», «осознавать»), которые далеко не всегда указывают на принадлежность их «владельца» к «дискретному сословию» и могут в равной степени употребляться представителями всех репрезентативных ориентаций…

Физиология

Паттерны Визуал Кинестетик Аудиал Дискрет
Поза Поза прямая, расправленная голова и плечи подняты Искривленная, согнутая, голова и плечи опущены «Телефонная поза», голова наклонена вбок Скрещенные на груди руки, прямая осанка, поднятая голова
Типы тела и движения Как тощий, так и тучный, движения скованы, судорожны Пухлый, округленный, мягкий, движения свободные, плавные Неустойчивый тип тела, движения то зажаты, то свободны Мягкое, полное (далеко не всегда), движения негибкие
Дыхание Высокое грудное Низкое брюшное В полном объёме Ограниченное
Тональность, скорость и сила голоса Высокий, чистый, быстрый, громкий Низкий, неестественный, медленный, мягкий Мелодичный, ритмичный, меняющийся Монотонный, прерывистый, густой
Направление взгляда по отношению к окружающим Над окружающими Под окружающими Глаза опущены Смотрит над толпой
    Форма губ Тонкие, узкие Пухлые, мягкие Различная Узкие, стянутые
Правила общения «Посмотри, чтобы услышать». Скорее прикоснется, нежели посмотрит. «Чтобы услышать, не смотри». Никакого зрительного контакта.
Дистанция Большая, чтобы видеть. Прикосновений не любят. Очень близкая, чтобы коснутся Небольшая, но предохраняются от прикосновений. Отдаленная.
Характерная черта Не хотят быть ниже собеседника. Из стресса выходят, беря вину на себя. Очень многословны, нет риторических вопросов. При стрессе становятся сверхрациональны.
Главное слово Красиво Удобно Тихо Функционально

©2015 arhivinfo.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.

репрезентативные системы и общение людей

Конспект урока

Тема

НЛП: репрезентативные системы и общение людей

Цель:

повышение уровня психологической компетентности.

 

Задачи:

1.       дать общую характеристику 4-х  репрезентативных систем;

2.       определить различия в способах восприятия информации.

3.       научиться определять людей с преобладающей репрезентативной системой по внешним проявлениям (внешний вид, поза, жесты, речь, поведение)

4.       выработать стратегию работы с клиентами , опираясь на полученные знания о разных способах восприятия информации.

Материалы и оборудование:

 

ТСО: компьютер, мультимедиа – проектор, экран; карточки с заданиями.

 

 План:

1. Организационная часть
2. Основная часть.
3. Завершение занятия.

Ход урока:

 

1)    Организационный момент (приветствие гостей и студентов).

Знакомство с темой урока, её местом в изучении дисциплины, её целями и за задачами

 

2. Основная часть.

2) Повторение пройденного материала

Блиц-опрос «Виды и функции общения»

Защита презентаций по темам:

«Что говорят нам мимика и жесты»

«Дистанции человеческого общения»

2 этап объяснение нового материала

 

Что такое нейролингвистическое программирование?

Так что же это такое — НЛП? Какие идеи стоят за этим названием?

НЛП — это искусство и наука о личном мастерстве. Исскуство, потому что каждый вносит свою уникальную индивидуальность и стиль в то, что он делает, и это невозможно отразить в словах и технологиях. Наука, потому что существует метод и процесс обнаружения паттернов, используемых выдающимися личностями в любой области для достижения выдающихся результатов. Этот процесс называется моделированием, и обнаруженные с его помощью паттерны, умения и техники находят все более широкое применение в разных сферах деятельности. Одной из основных сфер деятельности НЛП является повышение эффективности коммуникаций между людьми.

 

Мир вокруг нас беспределен, а наше сознание такое маленькое… Способности человеческого восприятия ограничены, и нам приходится выбирать наиболее важное, а всё остальное отсеивать. Фильтрация происходит на самых разных уровнях – начиная с того, что вы можете совершенно не замечать “ненужных” людей, и, заканчивая тем, что вы просто не обращаете внимания на запах книг, находящихся у вас в руках. Мы не можем видеть и слышать абсолютно все, что нас окружает, мы выбираем наиболее важное для нас в этом мире. Нам просто приходится от чего-то отказываться, чтобы не перегружаться.

1. Всю информацию из мира человек получает по 3 каналам: он видит, слышит, чувствует.

Каналы восприятия: зрение, слух и чувства — одни из наиболее важных фильтров, при помощи которых человек просеивает, поступающую к нему извне, информацию.

1.     Визуальный – то, что мы видим. Это – образы, картинки, кино.

2.     Аудиальный – то, что мы слышим. Это может быть как речь, так и свист ветра или звук капающей воды. И, соответственно, интонации, тембр, высота голоса.

3.     Кинестетический (от греческого “кинес” — движение) – то, что мы чувствуем (кожная чувствительность, внутренние (мышечные, ощущение в желудке), эмоции, запах, вкус).

Каждая система имеет свои тонкости и особенности. Например, самая скоростная – визуальная. А кинестетическая самая медленная.

Если коротко…

Внутри себя человек информацию воспроизводит уже при помощи 4 репрезентативных систем: визуальной (образы), аудиальной (звуки, мелодии), кинестетической (ощущения) и дигитальной (внутренний диалог).

Репрезентативная система – “повторное восприятие”. Репрезентативная система – это та система, при помощи которой человек обращается к собственному внутреннему опыту.

Когда мы думаем о том, что видим, слышим и ощущаем, мы воссоздаем эти картины, звуки и ощущения внутри себя. Мы вновь переживаем информацию в той сенсорной форме, в которой мы первоначально ее воспринимали. Иногда мы осознаем, что мы делаем, иногда нет. Можете ли вы, например, вспомнить, куда вы ездили в свой последний отпуск?

Итак, как вы это вспомнили? Может быть, картинка того места всплыла в вашей голове? Возможно, вы произнесли название или услышали звуки, сопутствовавшие отдыху. Или, может быть, вы воспроизвели свои ощущения. Мышление является настолько очевидным и банальным действием, что мы никогда не задумываемся о нем. Мы предпочитаем думать о том, о чем мы думает, а не о том, как мы думаем. Мы также предполагаем, что другие люди думают точно так же, как и мы.

Одним из способов, которым мы думаем, заключается в сознательном или бессознательном воспроизведении картин, звуков, ощущений, вкусов и запахов, которые мы переживали. Посредством языка мы можем даже создать разнообразие сенсорных переживаний без того, чтобы переживать их в действительности. прочитайте следующий абзац настолько медленно, насколько вы с удобством можете это сделать.

Задумайтесь на минуту о прогулке в сосновом лесу. Деревья возвышаются над вами, обступая со всех сторон. Вы видите краски леса вокруг себя, и солнце, пробиваясь сквозь листья деревьев и кустарников, отбрасывает тени и создает мозаику на траве. Вы проходите сквозь луч солнца, прорвавшийся сквозь прохладную крону из листьев над вашей головой. И, продвигаясь дальше, вы начинаете осознавать безмолвие, нарушаемое лишь пением птиц да похрустываением под ногами, когда вы наступаете на сухие ветки, шорохом ваших ног, ступающих по мягкому ковру леса. Время от времени раздается резкий треск, когда вы случайно ломаете сухую ветку, попавшую вам под ноги. Вы протягиваете руку и прикасаетесь к стволу дерева, ощущая шероховатость коры под своей ладонью. Постепенно вы обращаете внимание на легкий ветерок, ласкающий ваше лицо, и замечаете ароматный запах сосновой смолы, пробивающийся сквозь другие, более грубые запахи леса. продолжая прогулку, вы вспоминаете, что ужин будет скоро готов, и это будет одно из ваших самых любимых блюд. И вы уже почти чувствуете вкус пищи во рту в предвкушении.

Чтобы осмыслить этот последний абзац, вы прошли через все эти переживания в своей голове, используя свои органы чувств внутренним способом, чтобы репрезентировать данные переживания, которые были вызваны в вашем воображении с помощью слов. Возможно, вы создали эту сцену достаточно отчетливо, чтобы представить себе запах леса в уже воображаемой ситуации. Если вы когда-нибудь гуляли в сосновом лесу, то, вероятно, запомнили особенные переживания, связанные с этой прогулкой. Если же с вами никогда этого не случалось, то, наверное, вы сконструировали этот опыт из других похожих переживаний или использовали материалы телевизионных передач, фильмов, книг или других истчников

Канал восприятия

Репрезентативная система

Визуальный (зрение)

визуальная

Аудиальный (слух)

Аудиальная или аудиально-тональная

Кинестетический (чувства)

кинестетическая

 

Дигитальная или аудиально-дигитальная (появилась благодаря языку)

 

Обычно человек более ориентирован на один из каналов – он проводит в нем больше времени, лучше соображает, и этот способ восприятия для него гораздо более важен, чем остальные. НО это не означает, что визуал ничего не слышит и не чувствует. Это означает, что зрение для него более важно. Люди каждого типа, естественно, в большей степени пользуются словами, относящимися к каждому конкретному каналу. Такие слова называются предикаты. Вот только у дигиталов таких специальных слов нет. Они пользуются преимущественно неопределенными (т.е. не относящимися ни к одной системе) и аудиальными.

4.     Работа с таблицей

 

визуал

аудиал

кинестет

 

 

 

Кролик

Сова

Вини Пух

Восприятие инф.

зрение

слух

чувства

предикаты

Ярко, ясно, наглядно, четко, синий, цветной, радужный, искристый, смотреть, пригляды-ваться, осмотреться, белесый.

 

ПОСМОТРИТЕ

Громко, тихо, ритмич-но, мелодия, слушать, разговор, беседовать, хрипло, бас, рычать, визжать, стон.

 

ПОСЛУШАЙТЕ

Чувствовать, дви-гаться, тепло, мок-ро, ощущение, боль, ныть, подра-гивать, прохладно, резь, действовать, напряжение.

 

ПОЧУВСТВУЙТЕ

Внешний облик, речь, дистанция.

Часто достаточно худощавы и поджа-ры; тонкие губы.

 Привычная гримаса – слегка приподнятые брови как знак внимания.

 Голос, чаще всего, высокий.

Сидят обычно прямо и стоят тоже. Если сутулятся, голову все равно задирают вверх.

Дистанция – чтобы лучше разглядеть собеседника (садятся в отдалении, чтобы увеличить поле зрения – например, напротив)

Когда жестикулируют, руками показывают картинки, на каком расстоянии,и в каком направлении.

Поза – они сидят прямо, но с легким наклоном вперед. У них есть достаточно характерная «телефонная поза» — голова наклонена немного вбок.

Особо характерных признаков тела нет.

Голос обычно очень выразительный, глубокий, мелодичный, часто хороший музыкальный слух.

Жестов мало, на среднем уровне.

Тело достаточно плотное.

 Губы – широкие, полно-кровные. Обычно, сидят, наклонившись вперед, довольно часто сутулятся.

Говорят они медленно, голос часто глухой и низкий.

Дистанция — любят быть  близко к собеседнику, чтобы потрогать.

Эмоционально неустой-чивы. Черты – раздражи-тельность и ранимость. Речь – неправильно произ-носят некоторые слова, его короткие фразы отличают-ся непоследовательностью.

Характеристика

Важно, чтобы было красиво (на парте порядок). Внешний вид важнее удобств. И вы вряд ли увидите его в грязной, измятой одежде – не из соображения при-личия, а по требованию эстетики.

Хорошие  рассказчики. Хорошо развито чувство организованнос-ти. И планируют они хорошо.

Зрение и слух – это одна система. Если они не видят, то, как бы и не слышат.

Имеет большой зрительный запас, т.е. может узнать много слов по памяти.

Обладают хорошей зрительно-тактильной координацией.

Хорошо развита мелкая моторика (глаз — рука).

Предпочитают настольные игры, охотно рисуют, мастерят, модели-руют, быстро осваивают компью-тер, любят головоломки, раскрас-ки.

Не любят прикосновений.

 

Легко адаптируются. Любят говорить. Для них нет риторичес-ких вопросов. Если вы спросите, как жизнь, они вам честно начнут рассказывать, как жизнь. При этом они могут не особенно упирать на аудиальные слова, а пользоваться и визуальными, и кинестетическими, зато в очень большом количестве.

Дети раньше начинают говорить и отличаются большим словарным запасом.

Дети любят петь, рассказывать стихи, задают бесконечное коли-чество вопросов, правильно и хорошо говорят.

Рано проявляют интерес к чте-нию, охотно читают вслух и легко запоминают указания учителя.

На столе невообразимый беспоря-док. Для него важнее сам процесс работы, а не обстановка, в кото-рой он происходит.

Уверен в себе, легко общается как со сверстниками, так и со взрос-лыми. Эти дети главные участни-ки всех игр, чаще занимают лиди-рующие роли.

Микромоторика на возрастном уровне. Привыкли открыто выра-жать свои мысли, однако часто получают замечание за болтовню и за стремление говорить от име-ни всех одноклассников.

 

Ценят удобство, комфорт, внимательно относится к собственному телу.

В одежде главное удобст-во, а не внешний вид.

Любят, чтобы до него до-трагивались во время раз-говора.

Им необходимо двигаться, бегать, раскручивать, тро-гать, пробовать и нюхать – это их способ восприятия мира, они по-другому просто не понимают (это не означает, что они подвижные люди). Даже если они читают инструк-цию, им необходимо тут же попробовать то, что там написано, на практике, иначе они просто не воспримут текст.

В фильмах, книгах – главное сюжет.

Слабо планируют.

«Разговоров много, дела мало» — их главный аргу-мент.

Тяжело переносят стресс и дискомфортные ситуации – они же во все эти пережи-вания погружаются. Им тяжело сказать «нет».

 

Внимание!

Особое внимание – развитию язы-ковых навыков, коммуникабель-ности, и общей физической коор-динации.

Трудно подолгу слушать объясне-ния учителя, однако, если он отвлекается, его поведение все равно остается безупречным.

Желательно показывать графики, таблицы, рисунки, картинки, фотографии. Или, в крайнем случае, показать руками, какого это размера и где расположено.

Могут отставать в развитии навы-ков, связанных со зрением и моторным восприятием.

Легко выполняют даже сложные указания учителя, но быстро на-доедают занятия, требующие усидчивости и работа над индиви-дуальным заданием.

Легко отвлекаются на любой шум или разговор, не могут сосредо-точиться на зрительных заданиях больше, чем на несколько минут.

Не способны на протяже-нии длительного времени оставаться в покое и конценрировать свое вни-мание на одном предмете.

Раздражает долго пребыва-ние в замкнутом прост-ранстве. Требуют немед-ленного удовлетворения желаний  и не готовы бороться с трудностями.

Плохо развита мелкая моторика.

В классе д/б 2 места – где он не слишком отвлекал от занятий других учеников, где он мог бы успокоиться.

Нужно постоянно подбад-ривать, похлопать по пле-чу, обнять или пожать ру-ку.

Перевод слов.

Яркая личность

 

Громкое имя

Сильная натура

Увидеть

 

Услышать

Уловить суть

Проглядеть

 

Прослушать

Упустить

Некрасивый

 

Неблагозвучный

Неприятный

Посмотрим

 

Обговорим

Прикинем

Тусклый

 

Однозвучный

Вялый

Осматриваться

 

Прислушиваться

Заострить внимание

Показать

 

Рассказать

Продемонстрировать

Просмотреть

 

Прослушать

Прочувствовать

Красиво выглядит

 

Хорошо звучит

Гладко выходит

 

Сейчас я предлагаю обратиться к нашей таблице, с которой мы сегодня с вами будем работать.

И первое задание, с которым вам необходимо будет справиться: впишите в 3 строку (Восприятие информации) те органы чувств, через которые получает информацию аудиал, визуал, кинестет, дигитал.

Каждый из представленных типов обладает своей индивидуальной характеристикой. (Краткое представление характеристики представленных типов).

А сейчас, опираясь на полученную информацию, давайте вместе порассуждаем, каковы же особенности внимания каждого из типа (идет фронтальная работа).

Мы с вами познакомились, с особенностями характеристик и внимания. А теперь давайте поработаем переводчиками (работа со строкой “Перевод слов” – заполнить пропущенные слова)

Вспомните героев советского мультфильма “Вини Пух”. Вспомните их поведение и речь и попытайтесь определить ведущую репрезентативную систему у них. Наклейте на свой раздаточный материал рисунки героев.

Способы работы с аудиалами, визуалами, кинестетами (работа в группах; мозговой штурм; оформление результатов работы на отдельных листа). После того, как вы поработаете, я предлагаю вам представить наработанный материал.

Следующая работа: в группе: изучите внешний облик, речь, дистанцию представленных типов и изобразите карикатурно или схематично внешние признаки аудиала, визуала и кинестета (на каждую группу 1 тип).

4. Подведение итогов.

Несколько полезных замечаний:

·         у ребенка, как и взрослого, может быть выражена одна ведущая репрезентативная система, но она не всегда бывает развита в полном объеме;

·         мы понимаем, что если у человека хорошо развиты все каналы восприятия и все репрезентативные системы, он будет успешнее воспринимать и обрабатывать информацию.

И в заключении я прошу внутри группы поделиться впечатлениями о семинаре, какие знания и полезные навыки приобрел каждый из вас. (В группы раздается клубок ниток, и перебрасывая этот клубок, оставляя держать нить, каждый в группе говорит о своих впечатлениях и полученном опыте. После того, как нити будут переплетены, мы говорим о том, что каждый приобрел какую-то часть знаний, которыми он в дальнейшем может поделиться и с коллегами, и с родителями, а так же помочь нашим детям, ведь какие бы мы предметы не преподавали, мы все очень тесно переплетены, и работа каждого из нас важна, и она влияет на все, что происходит в школе)


 

Типы репрезентативных систем.

Мы получаем информацию о мире через свои пять чувств, но в действительности для внутренней репрезентации внешнего мира мы используем много больше, чем только их. Например, слух. Чтобы мы могли переработать, сохранить и осмыслить звук, воспринятый нашим ухом, наша нервная система должна проделать массу работу. Тоже самое относится ко всем органам чувств. Кроме того, мы способны создавать картинки в собственной голове, воспроизводить или воображать речь и другие звуки, физические ощущения, вкусы, запахи.

В Нейролингвистическом программировании (НЛП) те пути, по которым мы получаем, храним и кодируем информацию в своем мозге, — картинки, звуки, ощущения, запахи и вкусы — известны как репрезентативные системы.

Каждый человек имеет свою предпочитаемую систему получения и хранения информации: визуальную, аудиальную или кинестетическую. Она называется ведущей. В зависимости от того, какая из систем ведущая, люди условно делятся на визуалов, аудиалов и кинестетиков. Несмотря на то, что каналов как бы только три (В, А, К), внутри себя человек воспроизводит, обрабатывает опыт 4-мя способами. Добавляется Внутренний Диалог или Дигитальный канал (Ад). Если В, А и К — аналоговые каналы, то есть объекты воспринимаются как некое целое, то Ад — дискретный, цифровой, он работает со словами и числами.

Обычно человек более ориентирован на один из каналов — он проводит в нем больше времени, лучше соображает, и этот способ восприятия для него как бы более важен, чем остальные. Это совершенно не означает, что визуал ничего не слышит и не чувствует. Это означает только, что зрение для него более важно.

Репрезентативная система как характеристика познавательной деятельности индивида

Репрезентативные системы (РС) — это термин, созданный психологами нейролингвистического программирования.

РС является характеризующим способом восприятия и переработки информации, которая зависит от особенностей межполушарного взаимодействия мозга индивида.

Один из фундаментальных принципов НЛП заключается в том, что последовательность переживаний, как порядок слов в предложении, влияет на конечное значение. Ещё один основополагающий принцип заключается в том, что слова не что иное как неадекватные ярлыки для опыта. Одно дело прочитать, как вбивать в доску гвозди, другое — почувствовать в руке молоток и услышать характерный звук, с которым гвоздь входит в доску. Другой опыт — ощутить дрожь молотка и увидеть, как согнулся гвоздь, под характерный звук, который сообщает о незаметном сучке.

Одной из первых моделей НЛП была идея «модальностей» или «репрезентативных систем». Во многих публикациях по НЛП эти термины используются как синонимы. Мы рассматриваем репрезентативную систему как систему, посредством которой субъектом воспринимается и используется информация, поступающая по сенсорным каналам. Репрезентативную систему индивида возможно рассматривать и как состояние психики, которое проявляется в невербальном и вербальном поведении.

Сенсорная репрезентативная система — система, которая состоит из сенсорного анализатора, воспринимающего и совершающего первичную обработку поступающей информации от внутренних или внешних раздражителей, и нейронных путей, которые передают эту информацию в закодированном виде в соответствующие отделы коры головного мозга для их окончательной переработки и использования.

Фильтры сенсорных репрезентативных систем

Сенсорные репрезентативные системы являются в некотором роде фильтрами восприятия. Они определяют спектр восприятия реального мира, который физиологически доступен человеку (в кинестетической системе: запах многих вредных веществ человек ощущает только тогда, когда их ПДК превышена в несколько раз, в аудиальной — 20-20000 Гц; в визуальной системе — 380-680 ммк).

Так как каждая сенсорная репрезентативная система напрямую связана с операциями получения, переработки, организации, хранения и вывода информации, то, используя их в той или иной последовательности, человек создает свою собственную репрезентацию (отражение) реального мира (другими словами, субъективную модель мира). От направленности нашего внимания зависит то, в каких комбинациях используются сенсорные репрезентации для кодирования/записи происходящих вокруг нас процессов и событий. Известно, что сознательно человек может воспринимать 7±2 единицы информации одномоментно, и разные люди по разному «распределяют» этот резерв восприятия между сенсорными репрезентативными системами. Следовательно, тот фильтр, через который пройдет больше битов информации в единицу времени, и обеспечит в конечном итоге полноту и характер (визуальный, аудиальный, кинестетический) «сенсорной записи».

Модальность — качественная характеристика восприятия . В зависимости от доминирования того или иного способа поступления и переработки информации РС могут быть представлены в трех основных категориях: визуальные, аудиальные и кинестетические. Каждый индивид, по мнению основоположников НЛП, обладая всеми тремя модальностями восприятия, предпочитает использовать с максимальной нагрузкой все-таки одну. Эта модальность, которую индивид использует чаще других, называется основной модальностью . Именно благодаря основной модальности восприятия осуществляется максимальный доступ к информации. Ведущая модальность отражает деятельность мозга в данный момент, в ситуации «здесь и теперь».

Тип памяти соответствует сенсорному типу. Мышление, по утверждению исследователей нейролингвистического направления, также имеет модальные свойства .

Индивидуальные репрезентации мира различны, и чтобы эффективно осуществлять любые виды коммуникаций (в том числе и учебные) необходимо учитывать эти различия.

Репрезентативные системы индивида имеют качественные и количественные характеристики.

Качественные характеристики составляют модальные различия типов репрезентативных систем.

Количественные характеристики показывают, насколько развиты (или «открыты») те или иные каналы восприятия. На этом основании выделяют мономодальные, бимодальные и полимодальные типы репрезентативных систем. Говоря о мономодальном типе репрезентативной системы, мы имеем в виду, что только одна модальность наиболее развита и используется индивидом чаще других. Бимодальность характеризуется достаточной развитостью двух модальностей, при незначительно развитой третьей модальности. Полимодальность предполагает наличие хорошо развитых всех трех модальностей.

Репрезентативную систему индивида можно рассматривать и как состояние психики, которое появляется в вербальном и невербальном поведении человека.

Использование невербальных сообщений наряду с вербальной информацией для изучения внутренних процессов личности — одна из основ НЛП. Процесс получения бессознательной информации (картин, звуков, слов, и ощущения) называют в НЛП доступом. Симптоматика, специфическое поведение, которое демонстрирует личность, — это ключи доступа. Ключами доступа могут быть позы, мимические реакции, кинестетические ощущения, тембр голоса, а также комплексные движения глаз — паттерны (от англ. pattern — сетка).

Исходя из индивидуального предпочтения способа получения и обработки информации психологами НЛП выявлена следующая типология: визуально, аудиально и кинестетически ориентированные индивиды. Люди опираются на ведущую сенсорную репрезентативную систему как в поведении, так и в речи, а также организуют с ее помощью свои стратегии мышления. Приведем их краткие характеристики.

«Визуал»

Визуальная репрезентативная система — равнонаправленная и одновременная. Человек, ориентированный визуально, как правило, организован, ориентирован на внешний вид, он тщательно выбирает, запоминает графические изображения, меньше увлекаем шумом. Он с трудом запоминает словесные инструкции, с большим удовольствием читает, нежели слушает. В процессе обучения нуждается в общем обзоре. Он должен видеть цель происходящего, должен рассмотреть детали, будет добиваться полной ясности. При разговоре требует описать или предложить общую картину. Пишет грамотнее других, но испытывает затруднения со словами, которые он читает впервые. Визуальный ученик быстро читает, обладает красивым почерком, живым воображением. Данная модальность — наилучшая для долгосрочного планирования, так как визуалы прекрасно «видят» перспективу.

«Аудиал»

Аудиальная репрезентативная система— пошаговая и последовательная. Человек с доминантной аудиальной модальностью любит разговаривать с собой, легко отвлекается, легко повторяет услышанное. Ему труднее дается математика и письмо (при письме использует фонетический подход и поэтому пишет неправильно). Легко осваивает разговорный язык, при разговоре использует ритмический паттерн. Хорошо подражает звукам, учится, слушая. Запоминает по шагам, по действиям. Диалоги ведет как внешние, так и внутренние. Не начнет ничего делать до тех пор, пока не проговорит это. Самый разговорчивый индивид, который способен монологизировать разговор и любит дискуссии. Ему присуща тенденция к косвенным описаниям. Пишет с ритмическими движениями, любит читать вслух и слушать. Любит говорить во время письма.

«Кинестетик»

Кинестетическая репрезентативная система — аналоговая и селективная. При доминирующей кинестетической модальности человек реагирует на тактильные поощрения, при этом любит прикасаться к людям и делает это. Физически ориентирован, много двигается. Для него характерно раннее мышечное развитие. Учится, делая, запоминает, проходя через опыт. Читая, указывает. У него много жестов. Иногда опущен вниз подбородок (у внутренних кинестетиков). Вспоминает общие впечатления от пережитого опыта, в разговоре лаконичен, тактичен, использует слова, описывающие действия, отсчитывает внутренний ритм. Любит книги с активным сюжетом. Пишет с нажимом, толсто и не столь хорошо, как другие. Стремится пережитое передать поведенчески. У них сильная интуиция, но слабость в деталях.

Сенсорные репрезентативные системы имеют две стороны — внешнюю и внутреннюю. Внешние сенсорные репрезентативные системы () отвечают за ввод и вывод информации. Внутренние сенсорные репрезентативные системы Ад) участвуют в кодировании информации и организации мыслительных стратегий. Ад (аудиально-дигитальная система), внутренний диалог, является метасистемой по отношению к сенсорным репрезентативным системам, так как оперирует не сенсорной информацией, а только ее кодами в виде слов и цифр. Часто внутренний диалог проявляется как оценочная речь человека.

Существует ряд отличий между кинестетиками, визуалами, аудиалами и дигиталами. Они касаются очень многих вещей, например, организации мышления, памяти, способов обучения. Кинестетик запоминает все телом, мышцами — у тела есть своя память. Этот способ весьма эффективен, чтобы научиться ездить на велосипеде или плавать, но для запоминания способа решения интеграла или номера телефона может быть весьма неудобен. Для того, чтобы запомнить номер телефона, Кинестетик должен написать его собственноручно, Аудиал — произнести, Визуалу же достаточно запомнить, как он выглядит. Визуал любит информацию в виде графиков, таблиц, фильмов, ему нужно на что-то смотреть. При этом он способен «видеть весь лист». Аудиалу обычно надо все это проговорить внутри себя. Кинестетику нужно щупать, делать, двигаться. Он тут же начнет выяснять, а как конкретно что-то сделать, и на что нужно нажать, чтобы «эта штука бренькнула», и желательно в его руках. Визуал же скорее попросит показать, как это делается, а Аудиал — рассказать подробнее. Дигитал в первую очередь попросит показать инструкцию и сначала чрезвычайно подробно изучит потребляемую мощность и расход воды на килограмм белья.

В России на данный момент весьма приблизительное распределение по типам такое: Визуалы — 35%; Кинестетики — 35%; Аудиалы — 5%; Дигиталы — 25%; А, например, для США это выглядит немного иначе: Визуалы — 45%; Кинестетики — 45%; Аудиалы — 5%; Дигиталы -5%. Если говорить о культуре, то можно сказать что в России и США визуально-кинестетические культуры. А вот в Англии аудиально-визуальная культура. В то же время почти все древние культуры были кинестетическими (древнеиндийские или персидские рисунки).

Известно, что у людей разных типов свой стиль одежды, свои компании, свои разговоры и своя работа. Например, среди чиновников и военных весьма большой процент дигиталов и аудиалов. Вообще, деление по типам весьма условно, и хотя действительно существуют люди пользующиеся практически одним каналом, но их достаточно мало. Большинство же достаточно эффективно пользуются несколькими, просто один они предпочитают больше.

Способы обучения на уроке

Кинестетик выполняет лабораторную часть урока достаточно адекватно, поскольку способен физически «схватить» концепцию, но теряется, когда читает об этом в учебнике.

Визуал испытывает затруднения в лабораторном эксперименте, в то время как чтение учебника позволяет ему спокойно представить общую картину эксперимента.

Аудиал прекрасно работает в небольшой группе читающих учеников, вдали от учительского места и при должном использовании фонетического (пошагового) подхода.

В каждом классе всегда есть и визуалы, и аудиалы, и кинестетики. Как показали результаты исследования, при совпадении основной модальности учителя и ученика последнему значительно проще понять учителя, так как он использует привычные для него предикаты и другие особенности речи. Очевидно, что в лучшем положении находятся полимодальные учащиеся. Они без особого труда воспринимают информацию на всех уровнях, так как все модальности восприятия у них достаточно развиты. Если же у подростка хорошо развита и значительно чаще используется только одна модальность, то на уроке у учителя с другой основной модальностью он будет испытывать значительные трудности. Это связано с тем, что ученик в этом случае вынужден, будет «переводить» информацию в привычную для него форму, как бы на привычный для него язык. На эту процедуру «перевода» информации требуется некоторое время. Учитель же в это же самое время продолжает объяснять материал. И у подростка образуется так называемый «пробел» в потоке воспринимаемой информации. Зачастую это приводит к тому, что ученик не понимает того, что объясняет учитель. Из этого следует, что при объяснении нового материала на уроке необходимо предоставлять ее на различных уровнях.

Одной из психологических причин низкой успеваемости некоторых школьников, наряду с недостатками мотивации к учению, являются недостатки познавательной деятельности учащихся. Они делятся на следующие: неправильное использование ребенком своих качеств, несформированность приемов учебной деятельности, недостатки в развитии мыслительных процессов. В большинстве случаев причиной низкой успеваемости школьников является несовпадение репрезентативной системы учащихся со способами предъявления информации.

Образовательный процесс, как считают психологи НЛП, наряду с различными видами терапии, опытом личностного роста и другими приемами можно отнести к способам внутреннего изменения. В НЛП разработаны высокоэффективные техники повышения грамотности, развития внимания, памяти, мышления и речи, обучения чтению, а так же снятия фобических реакций и другие психокоррекционные техники.

Для эффективного обучения учителю необходима отдельная программа для каждого ученика, широкое использование всего диапазона визуальных, аудиальных и кинестетических стилей и знание того, насколько каждый из них целесообразен для этого ребенка.

Мономодальные учащиеся (трансляторы), предпочитая одну модальность, очень слабы в двух других. Любая информация, идущая через их сенсорную систему, должна «транслироваться» в ведущую единственную модальность памяти. Поэтому, когда содержание информации совпадает с их ведущей модальностью, они справляются прекрасно, но когда возникает необходимости «перевода» ученик вынужден транслировать информацию в свою ведущую модальность. Такая трансляция требует временного «отключения» от реальности, то есть ученик не способен воспринимать информацию, предоставляемую учителем. В результате у него имеется серия пробелов в информации.

Когда мы учим, используя видение и слушание, движение и прикосновение класс в целом получает информацию по одному или нескольким каналам. Такой многосенсорный подход способствует развитию менее развитых сенсорных каналов учеников .

Полимодальный подход будет воздействовать на большую часть учеников, что позволит им получить информацию, выбрав входной канал. Более того, многосенсорное обучение подкрепляет запоминание, усиливает сенсорные каналы. Когда акцент делается на содержание, учитель должен использовать многосенсорные техники так, чтобы учащиеся могли выбирать, на какие представленные аспекты им обратить внимание, решить, могут ли они больше двигаться или больше наблюдать, больше слушать или прикасаться.

Один из упреков общества в адрес современной школы состоит в том, что школа перегружает головы учеников ненужными знаниями, не давая им развития, не стимулируя в должной мере их способностей. Знания выступают как самоцель, а не как средство развития . Деятельность самих учащихся и способы приобретения ими знаний остаются вне поля зрения учителя.

В процессе обучения необходимо ориентироваться на специфику познавательных процессов школьников, причем, «воздействие на познавательную сферу личности учащихся должно быть комплексным» .

Каждый человек воспринимает мир по-своему. В основе его восприятия лежит тот или иной канал поступления информации: визуальный (зрительный), аудиальный (слуховой), кинестетический (телесный). Давайте рассмотрим, какие репрезентативные системы восприятия и обработки информации существуют, поймем, что каждая из них означает и научимся определять типы систем у себя и других.

Есть ведущие системы, которыми мы пользуемся чаще всего для обработки информации. Так, многие люди думают в основном картинками, как бы прокручивая фильм у себя в голове. Другие предпочитают вести внутренний диалог. Третьи будут основывать свои действия на внутренних ощущениях по отношению к ситуации («греет душу» или нет, «цепляет»).

Поэтому разные люди становятся более успешными в решении отдельных задач, в зависимости от того, какова специфика этой задачи. Например, у музыканта аудиальный канал восприятия будет явно более развит, а спортсмену необходимо развивать кинестетический канал. Архитектор же, в силу своей профессии, предпочитает мыслить образами.

Бывает, что люди не могут понять друг друга только потому, что говорят буквально на разных языках – то есть на языках разных репрезентативных систем.

Например:
Жена: «Ты меня совсем не любишь».
Муж: «Но ведь это очевидно , почему ты не замечаешь
Жена: «Ты никогда не говоришь мне о любви».

Ясно, что жена мыслит звуками, а муж образами. В итоге взаимопонимание становится невозможным.

Людей, которые в равной степени владеют всеми каналами восприятия и обработки информации, и могут использовать их по своему усмотрению, очень мало. Хотя репрезентативные системы не являются взаимоисключающими, в основном, у человека есть один ведущий канал восприятия, обработки и хранения информации, второй вспомогательный, третий наименее развитый.

Знание ведущей репрезентативной системы собеседника позволит вам разговаривать с этим человеком «на одном языке», и, таким образом, установить с ним раппорт, вызвать подсознательное доверие человека по отношению к вам.

Как же определить, какой способ обработки информации для человека «родной», а какой нет. Существует целый ряд индикаторов, которые могут нам помочь в этом: поведение (дыхание, скорость речи и т.д.), глазные сигналы доступа, речь (слова и выражения). Разберем каждый из них.

Поведенческие характеристики

Визуал : говорит быстрее, громче и более высоким тоном, т.к. образы возникают в голове быстро и человеку приходится говорить быстро, чтобы за ними поспевать. Дыхание верхнее и более поверхностное. Часто наблюдается повышенное напряжение мускулатуры, в частности, в плечах, голова поднята высоко, а лицо бледнее обычного. Жесты также «высокие», находятся на уровне лица. Важно видеть собеседника, поэтому важен контакт глаз. Может увеличивать дистанцию, чтобы «охватить» взглядом собеседника. В речи употребляют слова соответствующей модальности: «я вижу, что вы говорите», «у меня в голове прояснилось» и т.д.

Аудиал : дышит всей грудью. Часто возникают мелкие ритмические движения тела, а тон голоса чистый, резонирующий и вибрирующий, мелодичный. Голова балансирует на плечах или слегка наклонена к одному из них, как бы прислушиваясь к чему-то. Люди, которые разговаривают сами с собой, будут часто склонять голову в одну сторону, подпирая ее рукой или кулаком (телефонная поза). Некоторые люди повторяют то, что они услышали в такт своему дыханию. Часто не смотрит в глаза, т.к. вслушивается в слова. Жесты в основном находятся на уровне груди, выше талии, движения средней широты. В лексике присутствуют такие слова как, «мне созвучно это», «пропустил мимо ушей» и т.п.

Кинестетик : характерно глубокое низкое дыхание животом, часто сопровождающееся мускульным расслаблением. С низким положением головы связан голос низкой тональности, богатый обертонами. Предпочитает говорить медленно, с длинными паузами. Жесты также «низкорасположенные», т.е. жестикуляция преимущественно происходит ниже уровня талии. Движения крупные, размашистые, свободные, тело расслаблено. Старается подойти ближе к собеседнику, прикоснуться к нему. Часто употребляет слова типа «я почувствовал», «ощутил», «руки чешутся» и т.д.

В последнее время стали выделять еще один тип людей.

Дигитал : для них характерно неглубокое, поверхностное дыхание, движения механические, заученные, голос также сухой, монотонный, лишенный эмоциональных оттенков. Такие люди предпочитают сенсорно-неопределенные слова и выражения, несущие только сухую информацию, лишенную субъективной эмоциональной окраски. В речи они используют слова, сигнализирующие о понимании, о принятии информации «понятно», «интересно», «знаю», «я подумаю» и т.п., часто оперируют цифрами. Для них самым важным является внутренний диалог.

Помимо вышеперечисленных телесных проявлений, существуют также ключи, которые позволяют прямо и четко определить, каков ход мыслей человека в данный момент времени. Эти ключи называются глазными сигналами доступа.

В зависимости от направления движений глаз, которые, как известно напрямую связаны с деятельностью мозга, можно определить, какой системой восприятия пользуется человек для обработки информации, а также то, он припоминает что-то или все же придумывает.

Ниже представлено краткое описание вариантов перемещения глаз человека, отвечающего на ваш вопрос, и их интерпретация.


Глазные сигналы доступа

Вверх влево.
Визуальное конструирование образа

Если вы попросите кого-нибудь представить фиолетового быка, человек посмотрит вверх и налево, потому что он будет конструировать фиолетового быка в своем мозге.

Вверх вправо.
Визуальное воспоминание образа

Если вы спросите кого-нибудь «Какого цвета были обои в твоей комнате в детстве?», он будет вспоминать и глаза начнут двигаться вверх и вправо.

Влево.
Конструирование звука

Если вы попросите кого-нибудь воспроизвести в голове самый высокий звук, который может издать инопланетянин, он начнет конструировать в голове звук, которого никогда не слышал.

Вправо.
Воспоминание звука

Если вы попросите кого-нибудь вспомнить, как звучит голос его матери, он посмотрит вправо.

Вниз влево.
Доступ к ощущениям

Если вы спросите кого-нибудь «Ты можешь вспомнить запах костра?», он посмотрит вниз и влево.

Вниз вправо.
Внутренний диалог

Это направление глаз во время того, как кто-то «разговаривает с собой».

Расфокусированный взгляд прямо перед собой – визуализация.

Для того, чтобы научиться считывать сигналы с человека, можно потренироваться с кем-то из знакомых, задавая ему вопросы отслеживая реакцию. Ниже представлен целый спектр таких вопросов.

Вопросы, включающие визуальное воспоминание:

  • Какого цвета ваша входная дверь?
  • Что Вы видите, совершая прогулку в ближайший магазин?
  • Как расположены полоски на шкуре у тигра?
  • Сколько этажей в доме, в котором Вы живете?
  • У кого из Ваших друзей самые длинные волосы?

Вопросы, требующие визуального конструирования:

  • Как бы выглядела Ваша комната с розовыми в крапинку обоями?
  • Если карту перевернуть, то в каком направлении будет юго-восток?
  • Представьте себе пурпурный треугольник внутри красного квадрата.
  • Как бы выглядела Ваша фамилия, написанная в обратном порядке?

Вопросы, требующие аудиального припоминания:

  • Можете ли Вы услышать внутри себя свое любимое музыкальное произведение?
  • Какая дверь в Вашем доме скрипит громче всех?
  • Как звучит сигнал занято в Вашем телефоне?
  • Третья нота в национальном гимне выше или ниже второй?
  • Можете ли Вы услышать хоровое пение внутри себя?

Вопросы для аудиального конструирования:

  • Как громко получится, если 10 человек крикнут одновременно?
  • Как будет звучать Ваш голос под водой?
  • Какая дверь скрипит громче всего?
  • Представьте себе вашу любимую мелодию, звучащую в 2 раза быстрее.
  • Какой звук издаст пианино, если оно упадет с 10 этажа?
  • На что будет похож вопль мандрагоры?
  • Как буде звучать цепная пила в сарае из рефленого железа?

Вопросы для внутреннего диалога:

  • Каким тоном Вы разговариваете сами с собой?
  • Прочтите детский стишок про себя.
  • Когда Вы говорите сами с собой, откуда звучит Ваш голос?
  • Что Вы говорите сами себе, когда дела идут плохо?

Вопросы для кинестетического канала восприятия:

  • Что бы Вы ощущали, надевая мокрые носки?
  • На что похоже – опускать свои ноги в холодный бассейн?
  • Какие ощущения вы испытали бы, натянув шерстяной свитер на голое тело?
  • Какая рука сейчас теплее: правая или левая?
  • Насколько приятно было бы Вам устроиться в ванной с теплой водой?
  • Как Вы себя чувствуете после вкусного обеда?
  • Вспомните запах нашатыря.
  • Что Вы чувствуете, после того, как хлебнули целую ложку пересоленного супа?

Движения глаз происходят очень быстро, и вам следует быть наблюдательным, чтобы увидеть их. Они будут показывать последовательность репрезентативных систем, которые человек использует, чтобы ответить на поставленный вопрос. Например, отвечая на аудиальный вопрос о громко скрипящей двери, человек может визуализировать каждую дверь, мысленно почувствовать, как он ее открывает и затем услышать звук. Часто человек будет обращаться сначала к своей ведущей системе, чтобы ответить на вопрос.

В некоторых случаях, отслеживая движения глаз, можно понять, честен ли с вами человек.

Если собеседник собирается что-то утаить, солгать вам, то в этом случае его взгляд перемещается по определенному пути, который называют «траектория лжи» : сначала взгляд направляется влево вверх или влево по горизонтали (относительно вас) – собеседник обращается к зрительной или слуховой конструкции, затем вправо вниз – человек обращается к контролю речи. То есть собеседник сначала представляет, как это может быть, конструирует речь, после этого старается подбирать слова так, чтобы говорить только то, что соответствует представленному, сконструированному, и ничего лишнего.

Кроме сигналов глаз, которые часто отражают ход мыслей человека, его ведущую репрезентативную систему можно определить по наиболее часто употребляемым им в речи сенсорно-определенным словам и выражениям. Ниже представлены примеры слов и выражений, которые могут быть использованы представителями разных модальностей.

Сенсорно-определенные слова и выражения

Визуальные : смотреть, картина, фокус, воображение, прозрение, сцена, слепой, визуализировать, перспектива, блестеть, отражать, прояснять, рассматривать, глаз, фокусировать, предвидеть, иллюзия, иллюстрировать, замечать, вид, взгляд, точка зрения, показывать, появиться, анонс, видеть, обзор, обозрение, зрение, зрелище, наблюдать, неясный, темный.

Аудиальные : говорить, акцентировать, рифма, громкий, тон, резонировать, звук, монотонный, глухой, звонок, спрашивать, ударение, внятный, слышать, дискуссия, заявлять, делать замечание, слушать, звенеть, замолчать, неразговорчивый, вокальный, звучать, голос, говорит, тишина, диссонанс, созвучный, гармоничный, пронзительный, тихий, немой.

Кинестетические : хватать, вручать, контактировать, толкать, тереть, жесткий, холодный, шершавый, взяться, сдавить, взять, напрячься, осязаемый, ощутимый, напряжение, твердый, мягкий, нежный, зажимать, держать, задевать, сносить, тяжелый, гладкий.

Нейтральные : решать, думать, помнить, знать, медитировать, понимать, намереваться, осознавать, оценивать, учить, мотивировать. Изменять, сознательный, относиться.

Визуальные выражения:

  • Я вижу, что Вы имеете в виду.
  • Я внимательно рассматриваю эту идею.
  • Мы смотрим глаза в глаза.
  • Я имею смутное представление.
  • У него слепое пятно.
  • Покажите мне, что Вы имеете в виду.
  • Вы посмотрите на это – и рассмеетесь.
  • Это прольет немного света на существо вопроса.
  • Он смотрит на жизнь сквозь розовые очки.
  • Это прояснилось для меня.
  • Без тени сомнения.
  • Смотреть скептически.
  • Будущее выглядит светлым.
  • Решение возникло перед его глазами.
  • Приятное зрелище.

Аудиальные выражения:

  • На той же длине волны.
  • Жить в гармонии.
  • Говорить на тарабарском языке.
  • Пропускать мимо ушей.
  • Звонить в колокол.
  • Задавать тон.
  • Слово за слово.
  • Неслыханный.
  • Ясно выраженный.
  • Давать аудиенцию.
  • Держать язык за зубами.
  • Манера говорить громко и отчетливо.

Кинестетические выражения:

  • Я связался с вами.
  • Я ухватил эту идею.
  • Задержаться на секунду.
  • Я своей печенкой чувствую это.
  • Человек с холодным сердцем.
  • Хладнокровный человек.
  • Толстокожий.
  • Руки чешутся.
  • Пальцем не тронуть.
  • Палец о палец не ударил.
  • Твердое основание.
  • Загореться желанием.
  • Не хватать звезд с неба.
  • Плавно регулировать.

Ежедневно уделяйте некоторое время тому, чтобы слушать свою и чужую речь, игнорируя содержание, а обращайте внимание только на сенсорно-определенные слова, специфические для сенсорного опыта. На первых порах это будет требовать некоторого сосредоточения, но вскоре необходимость в этом отпадет, и вы научитесь автоматически распознавать паттерны репрезентативных систем.

Как эту информацию можно использовать

От ведущей модальности зависит тактика воздействия на человека. Чтобы создать раппорт (подсознательное доверие), подстройтесь к предикатам другого человека. Вы будете говорить на его языке, и представлять ему идеи именно тем способом, каким он думает о них.

В ходе общения с визуалом используйте обороты «видите ли», «это очевидно», «посмотрите» и т. д. Опирайтесь на образные сравнения, рассказывайте о «ярких перспективах», поддерживайте ожидания «блестящего будущего».

В общении с аудиалом необходимо максимальное внимание уделить интонациям речи, поскольку это будет основной инструмент воздействия. Используйте выделение скрытых внушений с помощью своего голоса (повышение или понижение тона, изменение тембра, повышение громкости, переход на шепот). Употребляйте выражения типа «послушайте», «не верю своим ушам», «как гром среди ясного неба», и т. д. 

При общении с кинестетиком внесите в речь больше описаний возможных ощущений, которые могут возникнуть у собеседника во время взаимодействия. Почаще произносите фразу «вы можете почувствовать, что …», дайте ему «чувство твердой уверенности», или «стержень, на который тот сможет опереться».

Например, если человек говорит вам «Посмотри» – отвечайте: «Вижу», или «Сейчас разгляжу получше». А если он скажет: «Хочу поговорить», ответьте «Слушаю», или: «Ты меня тоже выслушаешь?». В ответ же на слова «Я переживаю», можно сказать: «Я чувствую твое состояние», или «В чем причина твоего настроения?». Так вы сумеете избежать распространенной ошибки, когда один из собеседников говорит: «Вы чувствуете?», а другой отвечает «Не вижу».

Успех будет зависеть, во-первых, от вашей сенсорной остроты и способности увидеть, услышать или ухватить лингвистические паттерны других людей. И, во-вторых, от того, имеете ли вы достаточный запас слов в каждой репрезентативной системе для адекватной реакции. Конечно, не все разговоры будут происходить в одной системе, но подстройка к языку чрезвычайно важна для раппорта.

Обращаясь к группе людей , используйте разнообразные предикаты. Предоставьте возможность визуалам увидеть то, что вы говорите. Позвольте аудиально думающим людям услышать вас громко и отчетливо, постройте переправу к тем кинестетически думающим представителям аудитории, которые смогут ухватить смысл вашей речи. В противном случае, зачем им слушать вас? Если вы ограничите свое объяснение только одной репрезентативной системой, вы рискуете тем, что две трети аудитории не последует за вами.

Если разобраться в том, как человек воспринимает информацию, получаемую от других людей, то можно найти в этом вопросе очень много нюансов и особенностей. То, что эффективно при общении с одними людьми, может оказаться совсем неэффективным при общении с другими. Кто-то понимает нас с полуслова, а до кого-то мы можем пытаться «достучаться» очень и очень долго, и часто попытки так и останутся безуспешными. В то время как одни гадают над тем, почему же их взаимодействие с окружающими не приносит желаемого результата, другие применяют в своей повседневной жизни знания о репрезентации информации, т.е. о тех особенностях, которыми отличается преподнесение и восприятие разными людьми.

В двух наших предыдущих уроках мы познакомили вас с базовыми техниками нейролингвистического программирования. Но они касались именно языкового аспекта этого направления практической психологии. И было очень немного сказано о воздействии нейропроцессов на психику и восприятие человека. Представленный урок посвящён именно этой теме.

Из данного занятия вы узнаете о том, что такое репрезентативные системы, и какую роль они играют в НЛП, а также о том, какие существуют способы передачи опыта и виды систем восприятия (визуальная, аудиальная, кинестетическая и другие). В статье будут представлены и способы определения ведущей модальности (основной репрезентативной системы) у человека, включающие в себя различные методы диагностики, такие как тесты, специальные вопросы, наблюдения и т.д.

Репрезентативная система человека

Для начала следует напомнить, что под репрезентацией следует понимать процесс представления и выражения определённого опыта (мыслей, идей и т.п.) человеком. А человек, получая информацию, поступающую к нему из внешнего мира, всегда опирается на свои органы чувств. Человеческое тело снабжено огромным количеством чувствительных рецепторов, которые являются единственным способом получать информацию. Если говорить проще, то весь опыт человека формируют следующие ощущения (модальности): зрительные, слуховые, вкусовые, обонятельные и тактильные. Кроме них есть ещё и другие, но они играют второстепенную роль. Эти модальности и называются в НЛП репрезентативными системами.

Получая информацию при помощи наших органов чувств, мозг кодирует её и затем представляет в форме соответствующих данных, чувств и эмоций, даже малая часть которых способна вместить в себя целый диапазон всевозможных значений. И уже эти данные и значения человек оценивает и систематизирует. Вкратце, так происходит процесс восприятия. Но здесь следует учитывать главную пресуппозицию (истину, не подлежащую обсуждению) НЛП – «Карта не есть территория», где карта – это восприятие человеком реальности, а территория – это сама объективная реальность. Получается, что то, как человек воспринимает полученную информацию, имеет лишь субъективное значение, не отражая объективное положение дел. У каждого человека имеется своя карта, являющаяся основой его восприятия, и эта карта, в силу своей индивидуальности, никогда не станет отражением истины. Но зато, зная о том, что у каждого человека есть своя карта, можно успешно этим пользоваться, что, в свою очередь, позволяет понимать людей на более глубоком уровне и доносить информацию в таком виде, в каком она будет воспринята максимально точно. Можно также оказывать влияние на карту человека, тем самым, меняя её.

В общем, если говорить более конкретно, то, зная о карте человека и его особенностях восприятия, а также о своей карте и своих особенностях, можно максимально повысить уровень взаимопонимания с окружающими и сделать любую коммуникацию максимально эффективной, взаимовыгодной и продуктивной. И одним из главных способов воздействия на себя и других является именно общение на основе репрезентативных систем. О них мы и поговорим далее.

Виды репрезентативных систем

В НЛП выделяют несколько основных репрезентативных систем, каждая из которых получает информацию только ей присущим способом, а после активирует определённые механизмы поведения. Всем этим процессом управляет центральная нервная система человека. К примеру, когда мы видим что-то, мозг передаёт нам воспринимаемое в виде изображения. Когда мы слышим что-то, то мозг трансформирует это в звуки. Какие-то внутренние ощущения переходят в чувства и эмоции. И потом, когда мы вспоминаем какую-либо информацию, наш мозг подаёт сигнал памяти, и воспоминание выражается приблизительно в той же форме, в какой оно было сохранено. Именно на этих принципах и основана работа с репрезентативными системами. Следует также заметить, что между репрезентативными системами и психическими и физиологическими признаками человека существует прямая взаимосвязь, на основе анализа которой можно определить тип личности человека и свойственные ей черты. Итак, рассмотрим виды репрезентативных систем.

Визуальная репрезентативная система

Визуальная репрезентативная система основывается на восприятии зрительных образов. Люди с такой системой (визуалы) организуют своё видение реальности через то, на что смотрят. То, что видят такие люди и картинки, возникающие в их воображении, оказывает непосредственное влияние на их эмоциональное состояние и внутренний мир.

ПРИЗНАКИ. Определить визуала можно по выпрямленной шее/спине, а также по взгляду, направленному вверх. Его дыхание поверхностное и, в большинстве случаев, грудное. При восприятии образа визуалы могут на мгновение задерживать дыхание, пока картина не сформируется. Их губы могут быть сжаты и выглядеть тонкими, а голос часто становится громким и высоким. Любой опыт запоминается визуалами в виде картин и образов, поэтому, когда приходится долго воспринимать чью-то речь или просто что-то слушать, они начинают скучать, а сам шум нередко их тревожит. Общаясь с такими людьми, нужно оказывать своей речи визуальную поддержку. В процентном соотношении на визуалов приходится 60% всех людей.

ВНЕШНОСТЬ. Визуалы обладают, как правило, худощавым телосложением, высоким ростом и несколько удлинённой талией. Часто поддерживают правильную осанку. При взаимодействии с ними желательно не загораживать им пространство для обзора того места, где они находятся.

Аудиальная репрезентативная система

Аудиальная репрезентативная система основывается на восприятии звуков. Люди с представленной системой (аудиалы) воспринимают информацию через процесс слушания. Вся информация воспринимается и запоминается ими, преимущественно, в форме звуковых впечатлений.

ПРИЗНАКИ. Узнать аудиала можно по часто перемещаемым в разные стороны глазам. Дыхание ритмичное и ровное, но отражающее его внутренние переживания. Если попросить такого человека описать какой-то свой опыт, то, в первую очередь, он будет думать о том, как выразить его в форме звука. Аудиал долго и много говорит, предельно чётко излагая мысли. При этом его речь может быть очень импульсивной. В разговоре часто доминирует и нередко утомляет. Обладает особой чувствительностью к звукам и часто разговаривает сам с собой. Общаясь с аудиалом, нужно стараться более грамотно и точно выстраивать свою речь. В процентном соотношении на аудиалов приходится около 20% всех людей.

ВНЕШНОСТЬ. Телосложение большинства аудиалов представляет собой нечто среднее между худощавыми и тучными людьми. В процессе разговора нередко жестикулируют и указывают на область ушей, а также наклоняются вперёд, как бы пытаясь быть ближе к тому, с кем общаются. Но при возникновении звуков в своём собственном сознании будут, наоборот, отклоняться назад. Следят за ритмом своей речи и тембром голоса.

Кинестетическая репрезентативная система

Кинестетическая репрезентативная система основывается на обонятельно-осязательном канале информации. Такие люди (кинестетики) очень любят тактильный контакт. Любые переживания, эмоции и ощущения лучше всего воспринимаются ими в том случае, если у них есть возможность прикоснуться к чему-то, ощутить это физически.

ПРИЗНАКИ. Распознать в человеке кинестетика можно, в первую очередь, по глазам: его взгляд часто имеет направленность «вниз-вправо». Дыхание кинестетика брюшное и глубокое, но в зависимости от испытываемых им ощущений, будет меняться. Губы, в большинстве случаев, мягкие и полные, а тон голоса — низкий, глубокий, иногда хриплый и немного приглушённый. Во время разговора кинестетик будет говорить медленно, делая продолжительные паузы во время поиска соответствующей информации внутри себя. На кинестетиков приходится около 20% всех людей.

ВНЕШНОСТЬ. Если восприятие кинестетиков направлено внутрь себя, то, скорее всего, внешне это выразится в полноте и округлости тела. Если же восприятие направлено во внешний мир, то это отразит крепкость и мускулистость. Большинство кинетстетиков передвигается довольно медленно. Чтобы побудить их к активности часто требуется проявить физический контакт – похлопать или как-то поощрить. А при общении рекомендуется находиться поближе, т.к. кинестетики предпочитают близость.

Дигитальная репрезентативная система

Дигитальная репрезентативная система основывается на субъективно-логическом восприятии и осмыслении. Люди, использующие эту систему (дигиталы) функционируют на метауровне сознания, который включает в себя данные, полученные через визуальную, аудиальную и кинестетическую системы. Любая воспринятая ими информация находит отражение во всех проявлениях вышерассмотренных систем.

ПРИЗНАКИ. Понять, что человек дигитал, можно как по движению глаз, которые могут быть часто направлены вниз-влево или перемещаться из стороны в сторону, так и по тонким и сжатым губам. Его дыхание неровно и отличается короткими вздохами. Если говорить о позе, то плечи обычно расправлены, шея выпрямлена, руки скрещены на груди. Голос часто звучит монотонно, а говорит очеловек как будто «на автомате». К категории дигиталов относится лишь небольшой процент всех людей.

ВНЕШНОСТЬ. Учитывая то, что люди с дигитальной репрезентативной системой включают в себя свойства людей с визуальной, аудиальной и кинестетической системами, определить их точные внешние признаки довольно сложно. Можно только сказать, что внешне они могут выглядеть совершенно по-разному.

Помимо вышеперечисленных, существуют также и две другие репрезентативные системы – это олфакторная (обонятельная) и густаторная (вкусовая). Но эти системы распространены очень слабо и люди, у которых они имеются, встречаются довольно редко. Данные системы наблюдаются преимущественно у тех людей, которые лишены слуха или зрения. По этим причинам в НЛП они практически никогда не рассматриваются.

Подводя итог данному разделу, очень важно заметить, что людей с какой-либо одной репрезентативной системой не бывает. В реальной жизни люди всегда (осознанно или подсознательно) меняют их, исходя из ситуации. В зависимости от того, что воспринимается на данный момент времени, человек может обработать одно проявление визуально, а ко второму подойди с позиции аудиала, и наоборот.

Говоря об эффективности определения репрезентативных систем, нужно сказать, что одним из главнейших законов НЛП является следующий: то, что произносит человек, описывая любой свой опыт, может иметь не только метафоричное значение, но и буквально отражать происходящие в его сознании процессы во время репрезентации данных. Из этого следует, что любая репрезентативная система непосредственно связана с речевым проявлением. Например, если человек говорит вам: «Мне представляется это так же, как и вам», то, скорее всего, при общении он испытывает потребность в визуальных образах. И чтобы «присоединиться» к нему, необходимо визуализировать картинку того, о чём идёт речь, и выразить её словесно. Если же человек скажет: «Я всем своим существом ощущаю…. », то продолжать с ним разговор, будучи настроенным на позицию аудиала или визуала, будет крайне неэффективно, т.к. не произойдёт сонастройки. Здесь нужно беседовать, используя слова, близкие к ощущениям и физическому контакту. Только в таком случае удастся найти взаимопонимание.

Слова, которые наиболее часто использует человек в ходе разговора, основанные на ощущениях и отражающие его восприятие, называются предикатами (см. ниже по тексту). Умелое использование предикатов способствует быстрой сонастройке с другим человеком. Именно эта сонастройка, т.е. подстройка под другого человека, присоединение к его восприятию, карте, мировоззрению и модели репрезентации опыта имеет самое важное значение при установлении взаимной связи. Ведь, когда мы говорим с каким-либо человеком на «его» языке, мы становимся ближе к нему и ближе ему. А людям, как правило, приятно общаться с такими же, как они.

Но, как уже было замечено, для эффективной коммуникации важно не только знать о репрезентативных системах, но и уметь определять основную.

Определение ведущей репрезентативной системы

Несмотря на то что человек воспринимает любую получаемую им информацию при помощи всех репрезентативных систем, одну из них он использует гораздо чаще и интенсивней, чем все остальные. Именно эта система называется ведущей. И для того, чтобы определить, какая именно из систем ей является, в НЛП существует несколько действенных методов.

Во-первых, как уже упоминалось выше, любая репрезентативная система отражается в движении глаз человека, темпе его речи, тембре голоса, манере держать осанку, положению шеи, жестикуляции, движениях рук и тела, любимых позах, а также в типе телосложения. Чтобы понять, какая система является ведущей, нужно лишь знать признаки каждой из них (см. выше по тексту) и уметь их выявлять при общении с людьми и наблюдении за ними. В качестве примера можно привести характерные для каждой системы положения глаз, называемые ключами глазного доступа.

Люди с ведущей визуальной репрезентативной системой при визуализации будут иметь расфокусированный взгляд, направленный прямо, при формировании визуального образа их взгляд будет направлен вверх-вправо, а если человек припоминает что-то, его взгляд будет направлен вверх-влево.

Люди с ведущей аудиальной репрезентативной системой при формировании звуковых образов будут направлять взгляд вправо, а при их припоминании – влево.

Люди с ведущей кинестетической репрезентативной системой при возникновении телесных ощущений и эмоций будут направлять взгляд вниз-вправо, а во время ведения внутреннего диалога — вниз-влево.

А во-вторых, т.к. определение ведущей системы восприятия осуществляется на основе наблюдения за человеком в процессе взаимодействия с ним, наиболее тщательно должен производиться анализ его речи и определение наиболее часто используемых им слов-предикатов, о которых мы недавно упоминали. Ниже представлены предикаты, наиболее характерные для употребления людьми каждой из систем.

Визуальная система

  • Существительные: перспектива, аспект, картина, иллюзия, точка зрения, нюанс, позиция и т.п.
  • Глаголы: описывать, представлять, смотреть, прояснять, проявлять, наблюдать, подмечать, показывать, отображать, иллюстрировать, видеть и т.п.
  • Прилагательные: широкий, узкий, размытый, ясный, открытый, удалённый, маленький, чёткий, затуманенный и т.п.
  • Высказывания: «Я представляю», «На мой взгляд», «Мне показалось», «Вы видите», «Проливая свет», «Внося ясность» и т.п.

Аудиальная система

  • Существительные: интонация, тембр, голос, диалог, шёпот, эхо, песня, звук, тональность, симфония, гармония, беседа, разговор и т.п.
  • Глаголы: обсуждать, слушать, спрашивать, звать, молчать, выражать, говорить, излагать, бубнить и т.п.
  • Прилагательные: неслыханный, глухой, молчаливый, говорящий, мелодичный, немой, шумный, звонкий, громкий и т.п.
  • Высказывания: «Говоря иначе», «Они задают тон», «Я хочу услышать», «Можно сказать», «Приглушив диалог» и т.п.

Кинестетическая система

  • Существительные: напряжение, тяжесть, контакт, нагрузка, дыхание, движение, усталость, бодрость, вес, влияние и т.п.
  • Глаголы: трогать, прикасаться, чувствовать, ощущать, поражать, сжимать, уравновешивать, воспринимать, двигаться и т.п.
  • Прилагательные: невыносимый, чувствительный, мягкий, недвижимый, сердечный, горячий, неуравновешенный, выносливый, оторопевший и т.п.
  • Высказывания: «Я чувствую что», «Воздействуя на ситуацию», «Крепко ухватившись», «Нести тяжёлую ношу», «Давайте окажем влияние» и т.п.

Естественно, это не все слова и выражения, выявляя которые можно определить ведущую репрезентативную систему человека. На самом деле, их великое множество и существует несчётное количество разных вариаций. Важно просто научиться определять основную линию, которой придерживается человек в своих высказываниях. А ещё лучше научиться сопоставлять эти предикаты с физиологическими проявлениями, которыми характеризуется каждая из систем. Тогда сделать вывод будет гораздо проще, а вероятность его точности существенно увеличится.

Но кроме вышеизложенных особенностей, за которыми стоит наблюдать при общении с людьми, о предрасположенности человека к той или иной репрезентативной системе могут говорить также аспекты жизни и деятельности человека.

На что ещё обращать внимание при определении ведущей репрезентативной системы:

  • Как описывает человек свой опыт, переживания, воспоминания;
  • Что больше всего любит вспоминать человек, какие моменты его жизни запомнились ему более остальных;
  • Внешний вид человека: опрятен ли он, насколько хорошо выглядит человек, какое внимание уделяет своей внешности;
  • Излюбленные предметы;
  • Любимые способы времяпрепровождения, интересы, хобби, увлечения;
  • Что больше любит человек: смотреть кино, слушать музыку, читать книги, заниматься спортом;
  • Любимый способ отдыха, т.е. что человек делает, если выдалась свободная минутка;
  • Предпочтительный способ получения новой информации: видео, аудио, книги;
  • Ориентация в пространстве;
  • Желание общаться по телефону, скайпу, электронной почте;
  • Обстановка в квартире и интерьер помещения, в котором живёт человек и т.д.

Причём, всё эти показатели важны не только относительно тех людей, с которыми приходится общаться по работе или другим повседневным делам, но также и в отношении своих близких и самих себя. Ведь их определение поможет не просто научиться более продуктивно общаться, но и окажет огромное положительное влияние на собственное состояние и настроение в каждодневной жизни, внутренний мир дорогих людей, микроклимат в семье и отношение к жизни в целом.

Рекомендации по использованию знаний о репрезентативной системе

А в заключение урока мы приводим несколько полезных практических рекомендаций, опробовать которые и получить результат от которых вы сможете уже в самое ближайшее время.

1. В первую очередь, определите свою ведущую репрезентативную систему. Найдите тесты на её определение (очень много тестов в Интернете) и пройдите их, понаблюдайте за собой, своими мыслями в течение дня, реакциями, способам вести диалог. Отмечайте слова, которые часто вставляете в свою речь. Это поможет вам лучше узнать себя. В дальнейшем вы сможете применять эти знания при общении с другими и сможете указать тем, с кем общаетесь на то, как взаимодействовать с вами более эффективно. Также вы сможете найти наиболее подходящие для вас методы получения информации и способы расслабления. Ведь ничто не оказывает на человека и его психику такое благотворное влияние, как занятие тем, к чему он изначально предрасположен.

2. Как известно, подавляющее большинство людей в мире – визуалы. Используйте это знание себе на пользу: всегда, общаясь с новыми людьми, делайте акцент на те методы воздействия, которые действуют на людей с визуальной репрезентативной системой. Используйте в речи больше образных выражений, приводите яркие красочные примеры, создавайте в воображении людей картинки того, о чём повествуете. Также держитесь на определённом расстоянии от людей, давая им простор для обозрения. После того как вы используете заранее подготовленные приёмы, вы сможете дать верную оценку уже наверняка и оценить эффективность своего общения и воздействия. И уже в случае, если ваши прогнозы не оправдались, следует прибегать к применению прочих техник.

3. Хотя бы примерно определив ведущую репрезентативную систему человека, старайтесь не использовать такие слова-предикаты, которые не соответствуют его типу. То, что будет предельно эффективно для визуала, совершенно не подойдёт аудиалу и кинестетику и т.п. Если вы видите, что то, что вы говорите, не оказывает должного влияния, то, скорее всего, вы неверно определили систему, и следует прибегнуть к эксперименту с новыми словами.

4. При общении с людьми каждой репрезентативной системы старайтесь подстраивать под них темп своей речи и громкость голоса. С кинестетиками следует говорить медленно и не очень громко, т.к. это соответствует их «характеристикам». Это нужно для того чтобы информация поступала плавно, иначе они просто ничего не поймут из вашей речи, даже если будут очень стараться. С аудиалами несколько проще, т.к. они подсознательно настроены на слуховое восприятие и произносимое вами будет сразу же укладываться у них «по полочкам». Но здесь важно говорить не слишком медленно и не слишком тихо, т.к. изначальный посыл потеряет свой импульс и вам придётся начинать сначала. Визуалы вообще не очень хорошо воспринимают то, что им говорят. Поэтому, независимо от темпа и громкости своей речи, старайтесь прибегать преимущественно к использованию визуальных характеристик. А ещё лучше – покажите им то, о чём говорите – тогда информация попадёт прямо в точку.

5. Глаза очень хорошо отображают мыслительные процессы человека, т.к. контролировать движения глаз — это способность редкая и похвастаться ей могут немногие. Знание этого факта помогает не только определить ведущую репрезентативную систему, но и выявить ложь. Запомните, человек, которому некомфортно, будет либо всегда отводить свой взгляд от вашего, и стараться избегать его. Либо, наоборот, он будет не отрываясь, смотреть вам в глаза, пытаясь показаться чрезмерно честным. Наблюдайте за тем, в какую сторону человек смотрит, разговаривая с вами: очень часто, если человек врёт, он будет смотреть вниз-влево, ведя сам с собой внутренний диалог и, скорее всего, пытаясь что-то придумать. Если человек смотрит вверх-вправо, значит, он создаёт какой-то образ, чтобы затем озвучить его вам. Смотря вправо, человек подбирает подходящие фразы, а смотря вниз-вправо, человек ощущает какие-то эмоции, обусловленные контекстом вашей беседы. Такие методы определения лжи часто используются специалистами в спецслужбах.

6. Знания о репрезентативных системах очень удобно использовать при воспитании детей , т.к. правильно выявленная ведущая система поможет выстроить такую стратегию воздействия на ребёнка, следуя которой сам процесс воспитания будет приносить ему только удовольствие, вызывая интерес, а родителю не будет в тягость, т.к. будет происходить легко и непринуждённо. При помощи влияния на репрезентативную систему ребёнка можно улучшить показатели в школе, определить его предрасположенности и отправить в подходящую секцию, научиться объяснять сложные вещи очень простым и доступным для понимания языком, а также избежать недопонимания и, как следствие, напряжённых ситуаций в семье.

7. И, конечно же, нельзя оставить без внимания тему профессиональной сферы деятельности. Зная ведущую репрезентативную систему, к примеру, своего начальника, отношения с которым складываются не очень благополучно, можно изменить ситуацию в выгодную для себя сторону, решить наболевшие проблемы и даже получить повышение или прибавку к зарплате. Для этого нужно научиться максимально правильно излагать свои мысли и доносить так, чтобы они были предельно понятны. Причём, сам начальник может даже не осознавать, что на него оказано прямое воздействие с вашей стороны.

8. Это же касается и бизнеса: воздействуя на репрезентативные системы своих коллег и потенциальных партнёров, можно решать спорные вопросы с выгодой для себя и заключать перспективные контракты , убеждая людей в уникальности своего проекта. На сегодняшний день главы многих успешных компаний и корпораций используют подобные знания из области НЛП в управлении своими компаниями и взаимодействии с партнёрами и сотрудниками.

Исходя из всего вышеизложенного, можно сделать вывод, что репрезентативные системы — это неотъемлемая часть личности каждого человека, а знания о них представляют собой мощнейший действенный инструмент по улучшению общения с окружающими людьми и своей собственной жизни. Главное – это применять их на практике и оттачивать своё мастерство.

Это система, которая в рамках теории нейролингвистического программирования отвечает за восприятие человеком окружающей среды. Репрезентативная система — это основная система, которая помогает личности ориентироваться в физическом и информационном пространстве. Существует четыре типа репрезентативных систем. Они базируются на естественных данных человека и зависят от интенсивности развития природного потенциала личностью. Итак, четыре репрезентативных системы:
1. Визуальная. Люди-визуалы воспринимают окружающий мир в большей мере через зрительный анализатор. Информация лучше усваивается и осмысливается ими после наглядной демонстрации. Даже словесно обратить внимание визуала на что-либо легче, если начать разговор с ним со слов «видите», «посмотрите», «смотрится», «взгляните». Исходя из этого, человек, который владеет основами нейролингвистического программирования подходит к визуалу по-особенному. Чтобы заставить его серьезно воспринять информацию, запомнить ее и проанализировать, нужно говорить примерно так: «Я вижу, что вас это заинтересует…», «Видимо, вам это подойдет…», «Это выглядит интересно, взгляните…». Сознание человека-визуала непременно среагирует на кодовое слово.
2. Аудиальная репрезентативная система — это система, которая способствует ориентации человека в пространстве и информационном поле с помощью работы слухового анализатора. Все, что слышит аудиал, врезается в его память, или стимулирует работу воображения. По этому, задача оратора, который хочет манипулировать аудиалом, состоит в следующем:
— выразительно говорить;
— украшать речь приемами и оборотами;
— играть с интонацией речи;
— говорить четко, описывать много;
— использовать в речи такие слова-уловки как «послушайте», «на слуху», «звучание» и прочие.
Исходя из этого, имеем несколько вариантов для постройки важных предложений, в которых будет скрыта команда для аудиала, или просто вставятся слова-уловки для концентрации внимания на озвученной информации. Например: «Звучит убедительно…», «Я слышал, что это эффективно…», «Еще не раз прозвучит это слово…» и прочее.
Существует также два нюанса во взаимодействии голоса оратора и аудиала. Некоторые люди, являясь аудиалами, реагируют на тембр голоса и фонетику речи (произношение звуков), а некоторые именно на смысловое содержание слов. По этому для эффективного влияния нужно отследить, какой именно тип репрезентативной аудиальной системы имеет ваш собеседник, и действовать согласно данным анализа. С аудиалом-тональником нужно играть звуками, тональностью, громкостью голоса для того, чтобы заставить его подсознательно вам открыться. Дигитального аудиала нужно завоевывать, выделяя слова и вкладывая в них точные и доступные значения.
3. Кинестетическая репрезентативная система — это высоко развитые рецепторы кожи, которые активно реагируют на механические, физические и химические воздействия. Кинестетики воспринимают и запоминают информацию лучше, если имеют возможность дотронуться до объекта обсуждения, вступить в тактильный контакт с оппонентом, который несет информацию, или же исполнять механические движения при слушании и разговоре. Уловкой для кинестетика являются слова «чувствую», ощущается», «касается», «контактирует». Начинайте вашу речь со слов «Не кажется ли вам?…» (помните, что частичка не проходит мимо сознания и не играет роли), «Что касается этого вопроса…», «Вы тоже ощущаете, что….». Для закрепления действия слов используйте ненавязчивый тактильный контакт с оппонентом: дотроньтесь к его руке, похлопайте по плечу, проведите по ладони, коснитесь одежды. Но, главное, сладите, чтобы эти контакты были уместными и не вызвали дискомфорта у вас обоих.
4. Дискретная репрезентативная система. Она опирается в своей работе на логический анализ информации, полученной от остальных система. Другими словами, дискрету, чтобы понять материал, отобразить его в своем воображении и запомнить, нужно провести логический анализ данных. Чтобы повлиять на дискрета, подойдите к нему с фразой «Я думаю…» или « Вам не кажется…», также подойдет «Как вы считаете…».
С помощью взаимодействия с репрезентативными системами личности можно достигнуть двух основных целей. Во-первых, заставить человека воспринять то, что вы подаете, а во-вторых, преодолеть негативное отношение слушателя к предложенной информации, если таковое возникло. Например, вы адресуете визуалу рекламу, он не желает ее воспринимать. Тогда подходите к нему с фразой «Взгляните, как это оригинально выглядит…» и сразу же демонстрируйте материал. Репрезентативная система визуала просто не сможет не среагировать. Таким образом, его внимание будет вам обеспечено.

Учеными доказано, что восприятие информации происходит по 3-м каналам: аудиальному, визуальному и кинестетическому. Эти каналы названы репрезентативными системами. Каждый человек обладает всеми тремя системами, но одна из них является ведущей, та при помощи которой человек преимущественно получает информацию. Соответственно людей, по аналогии с ведущей системой восприятия, называют аудиалами, визуалами и кинестетиками.

Репрезентативна система преимущественный способ получения информации из окружающего мира

Визуальная система предполагает восприятие через зрительные образы: форму, цвет, размеры предметов, движения тела, мимику и имидж партнера.

Аудиальная система связана с восприятием через слуховые образы: речь (с ее оттенками, интонациями и пр.), музыку, звуки природы.

Кинестетическая система базируется на восприятии через ощущения тела: тактильные (прикосновение) температурные, двигательные, обонятельные (запах), вкусовые.

Краткая характеристика визуальных признаков репрезентативных систем.

Таблица 5

Визуальная система

Аудиальные система

Кинестетическая система

Дыхание

Быстрое, поверхностное, в верхней части грудной клетки

Среднее, равномерное

Медленное дыхание, при этом дышат низом живота и полной грудью

Темп речи

Очень быстрый, рваный

Средний темп, понятная и плавная речь

Замедленный темп

Жесты

Резкие жесты (выше средней линии)

На уровне средней линии

Ниже средней линии

Цвет кожи

Побледнение

Обычный телесный

Покраснение

Напряжение мышц

Напряженные

Расслабленные

Визуалы – люди, часто высокие и красивые. Много внимания, уделяющие своей внешности, и внешности других. Для них важнейшим фактором при приобретении вещи является ее внешний вид, голос часто громкий, жестикуляция бурная, выше средней линии тела, взгляд направлен вверх, часто использует в речи слова: смотреть, картина, фокус, воображение, визуализировать, перспектива, блестеть, отражать, прояснять, рассматривать, глаз, фокусировать, предвидеть. Хорошо запоминают зрительную информацию.

Аудиалы – люди с мягким, бархатным голосом, хорошими голосовыми и слуховыми характеристиками, много внимания уделяют звучанию, тому, что они слышат. Лучше всего запоминают на слух, не любят громких звуков. Жестикуляция не очень бурная, на уровне средней линии тела. Взгляд направлен перед собой, часто используют слова: говорить, акцентировать, рифма, громкий, тон, резонировать, звук, монотонный, глухой, звонок, испрашивать, ударение, внятный, слышать, дискуссия, заявлять.

Кинестетики — люди, много внимания уделяющие физическому комфорту, для получения полной информации им нудно подключить тактильные ощущения, потрогать вещь. Кинестетики быстро стирают дистанции с человеком, который им приятен, стараясь к нему прикоснуться. У этого типа хорошо развита интуиция, а так же, так называемая моторная или двигательная память. Жесты плавные, гармоничные, часто ниже средней линии тела, взгляд опущен вниз. Часто употребляют слова: хватать, вручать, контактировать, толкать, тереть, жесткий, теплый, холодный, шершавый, взяться, сдавать, сжать, напрячься.

Пройдите тест: « Диагностика репрезентативной системы » и определите свою ведущую репрезентативную систему :

Инструкция: « Проранжируйте варианты ответа по каждому вопросу, поставив каждому ответу оценку от 1 до 3, оценки в пределах 1 вопроса не должны повторяться.

Особенности репрезентативной системы человека — qvilon.ru

Всем привет! Несмотря на своё страшное и непонятное название, репрезентативная система – это всего лишь один из способов восприятия мира. Люди разные, как и их характеристики, то есть уровень памяти, тип мышления, способности, сила воли и многое другое. Зная то, каким образом другой человек получает информацию, мы можем выбрать методы, с помощью которых будет легче повлиять на его мнение и решения.

Типы репрезентативных систем

Визуальная репрезентативная система

Визуалы руководствуются образами, для них важна картинка. Считается, что их в мире наибольшее количество. У них развито воображение, которое вполне регулирует их внутренний мир и ощущения.

Признаки: сосредоточенный взгляд и ровная, выпрямленная спина. Дышит учащённо, в основном верхним, грудным способом.

Интересно, что на момент формирования образа, либо же сосредоточенного рассматривания того, что заинтересовало – способен задержать дыхание. Учитывая, что визуалам нужна картинка, длинную лекцию они не будут способны выдержать. Такова уж их психология.

Информация, которую требуется воспринимать на слух, утомляет и вызывает скуку. А работа при посторонних звуках станет невозможной, как и сон. Память, как вы уже могли догадаться, образная, поэтому при попытке что-то вспомнить, у них всплывают картинки перед глазами.

Важно не мешать им во время общения осматриваться по сторонам, а также не загораживать вид. Наиболее важен контакт глазами, именно такие люди способны замечать, что у вас изменилась причёска, появился новый элемент одежды, а также каким цветом глаза. Говорят быстро и громко, а всё потому, что картинки в голове проносятся молниеносно, и они стремятся успевать за ними.

Визуалы, в основном высокие, худощавые с тонкими губами. Голова поднята, взгляд устремлён вверх. Стараются держаться немного в стороне от собеседника, чтобы полностью его видеть. Шея в основном напряжена, наряду с плечами. Жесты на уровне лица, чтобы хорошо были видны.

Слова и фразы:

  • Посмотрите
  • Я рассмотрю ваше предложение
  • Ответ появился перед глазами
  • Я теперь вижу, что вы пытались мне объяснить
  • Хочу увидеть вас
  • Интересное зрелище
  • Мы там увидим что-то невообразимое

Аудиальная

Информацию улавливают, ориентируясь на звуки, как, в принципе, и запоминают её. Аудиалов намного меньше, всего лишь 20 процентов среди всего населения.

Признаки: дыхание в одном каком-то ритме, чётком и ровном, много говорят, стараясь как можно точнее и правильней изложить свои мысли, чтобы быть наверняка услышанным. Говорят настолько много, что окружающие устают от их присутствия. Порой даже разговаривают вслух с самим собой, когда остаются по каким-либо причинам в одиночестве.

Глаза часто «бегают», не столько потому, чтоб рассмотреть что-то, это просто помогает сосредоточиться и прислушаться. Акцентируют внимание на тембр голоса, интонации. Такого человека непросто обмануть касательно своего эмоционального состояния, так как разницу отследит мгновенно по тому, как именно вы говорите, будучи радостным или грустным и прочее. Жесты на уровне груди, руки ниже не опускают пытаясь что-то объяснить.

Либо полноватые, либо среднего телосложения. Интересно, что в контакте с другими стараются быть как можно ближе, подавая корпус тела ближе к собеседнику. Так лучше слышно. Но когда в голове происходит внутренний диалог, чтобы его лучше уловить, они отстраняются от партнёра.

Так что, если вы внимательны, то всегда сможете отслеживать, отвлекся собеседник, или всё-таки слушает вас и слышит. Голова чаще всего наклонена в одну сторону, а не повернута прямо к партнёру. Так обычно ведут себя люди, когда прислушиваются к тихим или далёким звукам.

Не обижайтесь на то, что контакт глазами будет редким, так как когда они смотрят на другого человека – им сложнее воспринимать поступающую информацию, они попросту отвлекаются.

Слова и фразы:

  • Я слышу
  • Я что, говорю на непонятном языке?
  • Пропустил мимо ушей
  • Держи язык за зубами
  • Не проронил ни слова
  • Вот такая манера говорить
  • Не могу слышать его голос
  • Вот послушай, что я тебе скажу
  • Это же неслыханно!

Кинестетическая

Им очень важно чувствовать и ощущать тактильно, то есть, дотрагиваясь, щупая. И это не только для того, чтобы лучше понять материал и прочее, кинестеты используют прикосновения как способ выразить свои чувства. Так же как и аудиалы, составляют всего лишь 20 процентов среди остальных видов.

Признаки: их легко распознать не просто заметив частые прикосновения к вам, но и, присмотревшись к движениям зрачков, которые обычно имеют направленность сверху вниз и вправо. Дыхание глубокое, животом, его называют мужским, так как у женщин оно более поверхностное, грудное.

Разговаривает немного замедленно, делая многочисленные паузы, дабы прислушаться к внутренним ощущениям. Сам голос низкий, хриплый или тихий. При контакте располагается очень близко, порой нарушая интимную зону. При жестикуляции руки вверх не поднимает, в основном это движения не выше уровня живота.

Пухлые и мягкие губы, как и, в принципе, очертания тела. Нередко бывает мускулистым, крепким и сильным. Темп жизни, как и движений – медленный, поэтому, если хотите обратить на себя внимание, либо поддержать человека, у которого ведущая тактильная модальность – прикоснитесь к нему, погладьте, или просто похлопайте по плечу.

Слова и фразы:

  • У меня чешутся руки, так хочется
  • Да я и пальцем его не трогал
  • Я человек с горячим сердцем
  • И зачем я только с вами связался?
  • Он довольно-таки толстокожий человек
  • Она вела себя хладнокровно
  • Не нужно мне тут хватать звёзды с неба!
  • Я загорелся желанием

Дигитальный

Несмотря на сложность самого слова, определение достаточно простое. Дигиталы – это люди, которые ориентируются на все вышеперечисленные типы репрезентативной системы, только на метауровне. Таких личностей не часто встретишь, так как представляют самое малое количество.

Признаки: используют логику, стараясь во всём найти связь и объяснение. Движение зрачков обычно сверху вниз и влево.

Губы сжаты, руки чаще всего в закрытом положении, то есть, скрещены на груди. Дыхание достаточно неровное, поверхностное, с периодическими паузами. Также можно заметить, что такой человек часто вздыхает, будто его что-то тревожит или печалит. Говорит как на автомате, без особого проявления эмоций, отчего может вызывать скуку своей монотонностью и размеренностью.

Внешних отличий от других типов практически нет, они выглядеть могут совершенно по-разному. Распознать можно по тому, что двигаются как роботы, механически, и используют в своей речи такие фразы, которые кажутся заученными и заранее подготовленными.

Опираются на цифры, статистические данные, поэтому распознать дигиталов сможете по таким фразам и словам, как:

  • Мне всё понятно
  • Ясно
  • Я знаю
  • Мне нужно подумать
  • Я должен поразмышлять
  • Это достаточно интересно

Олдфакторы и густаторы

Редко встречающиеся, но всё же существующие виды: олдфакторы (обоняние) и дегустаторы (вкусовые рецепторы ведущие), и то, они существуют в связи с профессиональной деятельностью, или с физическими ограничениями. У тех, кто потерял зрение, обостряются другие органы, с помощью которых они научаются воспринимать поступающую информацию, они лучше слышат, различая людей даже по походке и улавливая их настроение.

Дегустаторы даже по запаху способны назвать продукты, которые входят в состав какого-то блюда.

Фразы:

  • У него такая кислая мина была
  • Моя жизнь горькая, как таблетка
  • Мое сердце почуяло беду
  • Он такой слащавый, аж противно

Рекомендации в общении

  1. Учитывая тот факт, что большинство людей являются визуалами, встречаясь с новыми людьми, старайтесь использовать слова, более близкие их типу восприятия, тогда шанс быть услышанным и понятым значительно вырастет.
  2. Обращайте внимание, какую дистанцию выбирают по отношению к вам, тогда вы точно сможете понять, дигитал перед вами или нет. И если от вас находятся слегка на расстоянии, не нарушайте личное пространство собеседника, дабы не спровоцировать его на конфликт или желание попрощаться с вами. Более подробно о зонах контакта вы узнаете из этой статьи.
  3. В разговоре вам потребуется прислушаться к тому, какие слова использует партнёр, с чем связана его работа, как проводит свободное время, как он выглядит (опрятно, удобно, модно и прочее), а также как именно он получает необходимые знания и что любит. Проанализировав вышеупомянутое, вы легко сможете определить, к какому виду он относится.
  4. Если в ходе беседы вы замечаете, что ваши аргументы и доводы не действуют, подумайте, возможно, вы ошиблись и опираетесь на неподходящие выражения, которые не соответствуют типу репрезентативной системы собеседника? Возьмите на вооружение статью вот здесь.
  5. Присмотритесь к ребёнку, чтобы понять, какая у него ведущая система, тогда мотивировать его и находить общий язык станет намного проще.
  6. Используйте полученные знания в рабочих процессах, подготавливая речь, презентации и доклады.

Заключение

И помните, что людям свойственно меняться в течение жизни, поэтому даже если вы раньше считали себя, допустим, кинестетом, то профессиональная деятельность, члены семьи и способ проведения досуга могли оставить свой отпечаток, превратив вас в дигитала или аудиала. Так что периодически присматривайтесь к близким и ценным людям, возможно, старые методы обращения с ними утратили свою актуальность, отчего не выходит найти общий язык.

Кстати, рекомендую вам прочитать статью о работе своего подсознания, возможно вам будет интересно.

Успехов вам и свершений!

Материал подготовила Журавина Алина.

Роль системы перцептивной репрезентативной памяти в категориальном обучении

Abstract

Появляется все больше свидетельств того, что рабочая память, эпизодическая/семантическая память и процедурная память играют важную роль, по крайней мере, в некоторых типах категориального обучения. Однако мало что известно о роли системы перцептивной репрезентативной памяти (PRS). Сообщается о двух экспериментах, которые доказывают, что при определенных условиях PRS сам по себе достаточен для опосредования обучения категории.В обоих экспериментах сравнивалась производительность в (A, не A) и (A, B) задачах обучения категории искажения прототипа, в которых образцы категорий создаются путем случайного искажения одного прототипа категории в условиях (A, не A) или двух прототипов в условиях (A, не A). (А, В) условия. Результаты показали, что производительность (А, а не А) была более чувствительна к сходству с прототипом и менее подвержена влиянию удаления обратной связи, чем производительность (А, В). Эти результаты подтверждают гипотезу о том, что (A, а не A) производительность была опосредована PRS, но что (A, B) производительность привлекала другие системы памяти.

Появляется все больше свидетельств и теоретических предположений о том, что все основные системы памяти способствуют обучению категориям (Ashby & O’Brien, 2005). Например, эмпирические данные свидетельствуют о том, что по крайней мере некоторые типы обучения категориям опосредуются рабочей памятью (DeCaro, Thomas, & Beilock, 2008; Maddox, Ashby, Ing, & Pickering, 2003; Waldron & Ashby, 2001; Zeithamova & Maddox, 2006), эпизодическая/семантическая память (Hopkins, Myers, Shohamy, Grossman, & Gluck, 2004; Knowlton, Squire, & Gluck, 1994; Kolodny, 1994; Zaki, Nosofsky, Jessup, & Unversagt, 2003) или процедурная память. Эшби, Элл и Уолдрон, 2003 г.; Мэддокс, Бохил и Инг, 2004 г.).Единственная система, явно отсутствующая в этом списке, — это система перцептивной репрезентации памяти (PRS, Schacter, 1990). Имеются эмпирические данные о том, что PRS активен во время перцептивной категоризации (Aizenstein et al., 2000; Reber, Stark, & Squire, 1998a, 1998b), но эти данные основаны на функциональной нейровизуализации, а не на поведенческих данных. В частности, мы не знаем никаких доказательств того, что PRS опосредует эффективность обучения по категориям. Цель этой статьи состоит в том, чтобы сообщить о таких доказательствах.

PRS описывается как система памяти, которая обеспечивает «улучшение идентификации или обработки стимула в результате того, что он наблюдался ранее» (Gazzaniga, Ivry, & Mangun, 2002).Тип обучения, опосредуемый PRS, часто называют повторным праймингом. PRS — это неявная система, которая может работать без сознательного осознания (Schacter, 1990), и поведенческие эффекты PRS можно наблюдать только после однократного повторения стимула (например, Wiggs & Martin, 1998). Кроме того, продолжительность этих эффектов длительна. Например, Кейв (1997) продемонстрировал, что поведенческие эффекты PRS можно наблюдать через 48 недель после предъявления одного стимула (то есть изображения).Другой вывод, относящийся к литературе по категоризации, заключается в том, что эффекты PRS могут быть вызваны, когда два стимула различны, но сходны в восприятии (например, Biederman & Cooper, 1992; Cooper, Schacter, Ballesteros, & Moore, 1992; Seamon et al., 1997). ).

Эти результаты предполагают, что PRS должен работать в большинстве экспериментов по перцептивной категоризации. Это должно быть верным для любого эксперимента, в котором повторяется представление экземпляров категории или в котором категория содержит несколько экземпляров, имеющих высокое перцептивное сходство.Как упоминалось выше, данные функциональной нейровизуализации подтверждают этот прогноз (Aizenstein et al., 2000; Reber et al., 1998a, 1998b). Что не так ясно, так это то, достаточно ли ССБ самой по себе, чтобы опосредовать процесс категоризации. Другими словами, могут ли участники когда-либо использовать PRS и никакую другую основную систему памяти при изучении того, какая реакция связана с каждым стимулом в задаче категоризации?

Рассмотрим эксперимент с двумя категориями, обозначенными A и B. Предположим, что каждая категория либо содержит экземпляры, каждый из которых представлен одинаково часто в ходе эксперимента, либо в которых сходство внутри категории примерно равно в двух категориях.В любом случае можно ожидать, что PRS будет одинаково активен как в испытаниях A, так и в испытаниях B. В своем первоначальном описании Schacter (1990) утверждал, что PRS не «представляет уточняющую информацию, которая связывает событие с ранее существовавшими знаниями» (стр. 553). Вместо этого он предположил, что PRS может обеспечить «основу для ощущения знакомства» (стр. 553). Таким образом, в любом из этих экспериментов, всего после нескольких попыток, PRS мог сигнализировать участнику, что стимул был ему знаком, но это все, что он мог сигнализировать.Например, считается, что PRS не кодирует явную память прототипа категории или любого другого ранее увиденного экземпляра категории. Представление прототипа должно быстро вызвать ощущение знакомства с PRS, но предъявление стимула, перцептивно отличного от прототипа, не вызовет воспоминания о прототипе из PRS. Для этого потребуется какая-то другая система памяти. Следовательно, другие системы памяти должны будут работать в сотрудничестве с PRS, чтобы сигнализировать участнику, какой ответ делать в этих экспериментах.

Теперь рассмотрим другой эксперимент с двумя категориями, обозначенными A и B. Теперь предположим, что категория A такая же, как и раньше, то есть либо она содержит небольшое количество повторяющихся экземпляров, либо она в высшей степени когерентна, а сходство внутри категории невелико. высокий. Напротив, предположим, что категория B содержит много экземпляров, которые никогда не повторяются, и что сходство внутри категории настолько низкое, что каждая пара экземпляров очень различна. В этом случае PRS будет активен для испытаний категории A, но не для испытаний категории B.Поэтому у участника должно быстро развиться ощущение, что стимулы в испытаниях А кажутся ему знакомыми, а стимулы в испытаниях Б — нет. В этом случае участники могли бы принять правило принятия решения следующего типа: «Если стимул покажется мне знакомым, я отреагирую А, если он покажется незнакомым, я отреагирую Б». Это правило принятия решения зависит только от PRS.

Большинство экспериментов по категоризации относятся к первому типу, и в этом случае прогнозируется, что PRS будет одинаково активен в испытаниях A и B.Мы предсказываем, что в таких экспериментах будет трудно найти доказательства того, что PRS опосредует изучение ответов категории. Вместо этого мы предполагаем, что доказательства роли PRS в категориальном обучении должны быть сосредоточены на экспериментах последнего типа, то есть на экспериментах, в которых PRS должна быть гораздо более активной в испытаниях A, чем в испытаниях B (или наоборот). .

Оказывается, существует популярная парадигма категоризации, которая обычно включает оба типа задач.В задачах изучения категории искажения прототипа экземпляры категории создаются путем случайного искажения прототипа одной категории. Наиболее широко известный пример использует созвездие точек (часто 7 или 9) в качестве прототипа категории, а другие члены категории создаются путем случайного возмущения пространственного положения каждой точки. Эти случайные точечные стимулы и категории использовались в десятках исследований (например, Homa, Rhoads, & Chambliss, 1979; Homa, Sterling, & Trepel, 1981; Posner & Keele, 1968, 1970; Shin & Nosofsky, 1992, Smith & Минда, 2002).

Обычно используются два разных типа задач искажения прототипа — (A, B) и (A, а не A). В задаче (A, B) участникам предоставляется серия образцов, каждый из которых относится к какой-либо категории A или контрастной категории B. Задача участника состоит в том, чтобы в каждом испытании правильно указывать категорию (т. е. « А» или «В»). Важной особенностью задач (A, B) является то, что стимулы, связанные с обоими ответами, имеют связную структуру, то есть у каждого из них есть центральный прототипический член, вокруг которого группируются другие члены категории.Таким образом, сходство внутри категории одинаково высоко в обеих категориях в (A, B) задачах искажения прототипа. С другой стороны, в задаче (А, а не А) есть одна центральная категория А, и участникам предъявляются стимулы, которые являются либо образцами из категории А, либо случайными паттернами, не принадлежащими к категории А. Задача участника отвечать «Да» или «Нет» в зависимости от того, относился ли предъявленный стимул к категории А или нет. В задаче (А, а не А) члены категории А имеют согласованную структуру, поскольку они созданы из единого прототип, но стимулы, связанные с реакцией «не А» (или «Нет»), этого не делают.Как правило, каждая пара членов категории «не А» визуально различна. Исторически сложилось так, что задачи искажения прототипа выполнялись как в формах (A, B), так и в (A, а не A), хотя наиболее распространены задачи (A, а не A).

Мы можем подытожить наши аргументы, сформулировав нашу основную гипотезу: PRS должен способствовать производительности в (A, а не A) задачах искажения прототипа, особенно когда уровень искажения низкий (и сходство внутри категории высокое), но PRS сама по себе не может способствовать улучшению производительности в задачах искажения прототипа (A, B).Насколько нам известно, эта гипотеза была впервые предложена Ashby and Casale (2003; см. также Reber & Squire, 1999) и не подвергалась поведенческим проверкам. Цель данной статьи — проверить эту гипотезу.

Существует некоторая косвенная поддержка этой гипотезы PRS. Во-первых, различные нейропсихологические группы пациентов, которые, как известно, имеют широко распространенный дефицит обучения категориям, демонстрируют явно нормальное (А, а не А) искаженное обучение прототипу. Сюда входят пациенты с болезнью Паркинсона (Reber & Squire, 1999), шизофренией (Keri, Kelemen, Benedek & Janka, 2001) или болезнью Альцгеймера (Sinha, 1999; хотя см. Keri et al., 1999). Во-вторых, в нескольких исследованиях сообщалось о нормальном (А, а не А) искажении прототипа обучения у пациентов с амнезией (Knowlton & Squire, 1993; Squire & Knowlton, 1995), но о нарушении выполнения задач (A, B) (Zaki et al., 2003).

В-третьих, нейровизуализационные исследования прототипных задач искажения (А, а не А) выявили связанные с категоризацией изменения в затылочной коре (Aizenstein et al., 2000; Reber et al., 1998a, 1998b). В единственном известном нейровизуализирующем исследовании задачи искажения прототипа (A, B) Seger et al.(2000) также сообщили об активации, связанной с категоризацией, в затылочной коре, но они также обнаружили значительные изменения, связанные с обучением, в префронтальной и теменной коре. Деактивация затылочной коры часто наблюдается в задачах, которые зависят от PRS (например, Wiggs & Martin, 1998), и эти результаты нейровизуализации вызвали предположения, что PRS активен в задачах с искажением прототипа (Reber & Squire, 1999). С другой стороны, такие деактивации обычно не коррелируют с поведенческими показателями (Schacter, Wig, & Stevens, 2007), поэтому данные нейровизуализации не отвечают на вопрос, опосредует ли PRS искажение прототипа обучения .

Что могло бы служить доказательством того, что PRS опосредует обучение в задачах (А, а не А)? Одним из эмпирических признаков ССБ является то, что она должна быть более чувствительна к искажениям, чем большинство декларативных стратегий. Увеличение искажения снижает сходство с прототипом, и есть свидетельства того, что PRS очень чувствителен к уменьшению сходства. Например, активация PRS уменьшается (но не устраняется), если второе представление слова выполнено шрифтом, отличным от первого (т.г., Джейкоби и Хейман, 1987; Редигер и Блэкстон, 1987). Аналогичное снижение активации PRS также наблюдается, если вторая презентация объекта окрашена в другой цвет или видна с другой точки зрения, чем первая презентация (Biederman & Gerhardstein, 1993; Cave, Bost, & Cobb, 1996), или если это другой маркер объекта, представленного первым (Cave et al., 1996). Например, Koutstaal et al. (2001) использовали фМРТ для сравнения активации PRS (т. е. подавления повторения, см. общие обсуждения для получения более подробной информации), когда второе представление объекта было идентично первому, и когда второе представление было другим токеном того же объекта (e .г., зонт, отличный от представленного первым). Кутстал и др. (2001) сообщили о надежной активации PRS, когда вторая презентация была другим токеном, но величина этого эффекта была примерно в 4 раза меньше, чем когда вторая презентация была идентична первой (например, Koutstaal et al., 2001, рисунок 4, стр. 193).

В каждом из этих случаев измененные признаки не имели отношения к задаче (например, шрифт слова, цвет объекта), и широко распространено свидетельство того, что изменение релевантного признака снижает активацию PRS гораздо больше, чем изменение нерелевантного признака. (обзоры см.г., Рёдигер и Сринивас, 1993; Виггс и Мартин, 1998). В задачах искажения прототипа (включая наши эксперименты) все соответствующие признаки искажаются при создании экземпляров категории А. Таким образом, литература по ПРС предполагает, что паттерны категории А, не похожие на прототип А, должны лишь слабо активировать ПРС. В результате, если PRS опосредует производительность, то вероятность реакции А на конкретный шаблон должна быстро уменьшаться по мере непохожести этого шаблона на прототип А.

Напротив, стратегии категоризации, зависящие от декларативной памяти, будут склонны предсказывать, что эта вероятность будет уменьшаться медленнее по мере увеличения несходства. Например, предположим, что участники заметили, что экземпляры категории А часто характеризуются некоторым признаком, образованным подмножеством 9 точек. Одной из возможностей может быть такая особенность, как «пояс Ориона». Поскольку такие особенности зависят только от расположения подмножества точек (3 в случае пояса Ориона), они будут присутствовать во всех паттернах с низким искажением, но также и в некоторых паттернах с высоким искажением (например,г., те, где точки, не являющиеся критическими для признака, искажены больше, чем подмножество точек, определяющих признак). Таким образом, участники, ищущие отличительные черты этого типа, должны ответить «А» на многие модели с высоким уровнем искажений. Другими словами, любой паттерн, сильно активирующий PRS, должен иметь отличительную черту, такую ​​как пояс Ориона, но некоторые паттерны, отображающие эту особенность, не активируют PRS. Точно так же Смит и Минда (2001) показали, что стратегия принятия решений на основе образцов, в которой участники сравнивают стимул с сохраненными представлениями ранее увиденных образцов, также предсказывает относительную нечувствительность к сходству прототипов.В частности, образцовые модели предсказывают, что вероятность реакции А должна медленно уменьшаться по мере увеличения несходства между стимулом и прототипом.

Эксперимент 1 проверяет эти прогнозы в эксперименте 2 × 2, в котором два типа задач искажения прототипа [(A, не A) против (A, B)] пересекаются с двумя уровнями искажения (низкий против высокого). В каждом экспериментальном условии критической зависимой переменной является доля правильных ответов А как функция относительного несходства с прототипом А.Гипотеза PRS делает сильное предсказание, что эти пропорции одобрения должны уменьшаться (с относительным отличием от прототипа) быстрее в состоянии (A, а не A), чем в состоянии (A, B). Это связано с тем, что PRS должен быть особенно чувствителен к искажениям, и поскольку мы прогнозируем, что PRS может улучшить (A, а не A) производительность в большей степени, чем (A, B) производительность.

Обратите внимание, что критическое предсказание относится к относительному непохожести стимула на прототип А.В задаче (А, а не А) стимул становится труднее классифицировать по мере увеличения его расстояния до прототипа А (например, см. Уравнение 2 ниже). Однако в условиях (A, B) удаление стимула от прототипа A увеличивает сложность только в том случае, если перемещение уменьшает расстояние до прототипа B (например, см. уравнение 1). Таким образом, наше основное внимание будет сосредоточено на вероятности правильного ответа А в зависимости от относительного расстояния до прототипа А. Гипотеза PRS предсказывает, что эта вероятность одобрения должна уменьшаться быстрее с относительным расстоянием в задачах (A, а не A) по сравнению с задачами (A, B).

Конечно, сравнивать кривые одобрения по задачам имеет смысл только в том случае, если мы каким-то образом уравняем количество искажений внутри двух задач. По этой причине мы построили категории таким образом, чтобы разделение категорий было одинаковым в каждой задаче для двух уровней искажения. В максимально возможной степени мы также попытались уравнять разделение категорий по задачам. Однако задачи (А, а не А) и (А, В) настолько принципиально различны, что точное приравнивание разделения может оказаться невозможным.Например, в задаче (А, не А) экземпляры категории А окружены со всех сторон стимульного пространства членами категории «не А», тогда как в задаче (А, В) «не А» (т. е. В) образцы ограничивают категорию А только с одной стороны (например, сравните рисунки 2 и 3 ниже). Мы уравняли разделение категорий по уровням искажения, увеличив расстояние между прототипами A и B в условиях высокого искажения по сравнению с состоянием низкого искажения. Подробности приведены в следующем разделе.

ЭКСПЕРИМЕНТ 2

Результаты эксперимента 1 предоставляют первое известное поведенческое свидетельство, подтверждающее роль PRS в обучении категорий.Они подтвердили предсказание гипотезы PRS о том, что вероятность правильного ответа A должна уменьшаться с расстоянием до прототипа A быстрее в задачах (A, а не A), чем в задачах (A, B). Однако, несмотря на простоту этой гипотезы, она делает и другие сильные предсказания. Например, PRS не зависит от обратной связи для обучения, достаточно простого повторения (например, Schacter, 1990; Wiggs & Martin, 1998). Таким образом, если PRS играет ключевую роль в (A, а не A) задачах, то производительность в этих задачах не должна критически зависеть от обратной связи между попытками.Напротив, мы утверждали, что обучение в задачах (A, B) должно быть опосредовано в первую очередь системами памяти, отличными от PRS. Наши результаты не идентифицируют эти другие системы, но системы, которые, как обычно считается, способствуют обучению по категориям (например, система эксплицитных рассуждений, система процедурного обучения), либо выигрывают, либо нуждаются в обратной связи между испытаниями (например, Эшби, Alfonso-Reese, Turken, & Waldron, 1998; Ashby, Queller, & Berretty, 1999). Таким образом, мы ожидаем, что на производительность в задачах (A, B) потеря обратной связи от попытки к попытке должна влиять гораздо больше, чем на производительность в задачах (A, а не A).

Эксперимент 2 проверил это предсказание, а именно то, что устранение сигнала, указывающего, является ли каждый ответ на категоризацию «правильным» или «неправильным», должно быть более вредным для (A, B) производительности, чем для (A, а не A) производительности. Структура категорий и методы были идентичны тем, что использовались в эксперименте 1, с той лишь разницей, что в эксперименте 2 не было обратной связи между испытаниями. Использование идентичных методов в двух экспериментах позволяет нам использовать результаты эксперимента 1 в качестве полного контроля с обратной связью для эксперимента 2.

Методы

Участники и дизайн

Сорок один участник был приглашен из сообщества Калифорнийского университета в Санта-Барбаре и получил кредит за свое участие. Мы использовали факторный план 2 × 2 с двумя разными задачами [(A, не A) и (A, B)] с двумя уровнями искажения (низкий или высокий). В задаче (А, а не А) 8 участников участвовали в условиях низкого искажения и 10 — в условиях высокого. В задаче (A, B) 8 участников участвовали в условиях низкого искажения и 15 — в условиях высокого.Каждый участник участвовал только в одном состоянии, и все участники сообщили о зрении 20/20 или о зрении, скорректированном до 20/20. Каждый участник прошел один сеанс, который длился около 25 минут.

Процедура

Методы, использованные в Эксперименте 2, были идентичны методам, использованным в Эксперименте 1, за исключением того, что из задачи была удалена обратная связь между попытками. Однако была предусмотрена блочная обратная связь, то есть после каждых 30 испытаний участники были проинформированы о проценте их правильных ответов в предыдущих 30 испытаниях.Инструкции, данные участникам эксперимента 2, были аналогичны инструкциям, данным участникам эксперимента 1, за исключением того, что им было сказано, что им не будет предоставлена ​​информация о том, были ли их ответы правильными или неправильными. Кроме того, участникам сказали, что они не должны менять свою стратегию категоризации после того, как почувствуют уверенность в том, что выучили категории. Участникам условий (A, B) также сказали, что не имеет значения, какой ключ ответа они использовали для категории A, а какой — для категории B.Тем не менее, им было предложено использовать одно и то же сопоставление ключей категории/ответа в каждом блоке эксперимента.

Results

Отсутствие обратной связи означало произвольное назначение ответов кнопкам. Поэтому для каждого блока мы подсчитали процент правильных ответов для каждого задания и предположили, что участники использовали задание, точность которого была выше случайной. Общая точность показана в . Обратите внимание, что результаты сильно отличаются от эксперимента 1, где производительность была намного лучше в условиях (A, B) (т.д., см.). В эксперименте 2 производительность была немного выше в условиях (А, а не А) (подробнее об этом ниже). Таким образом, удаление обратной связи привело к гораздо большему падению точности в условиях (А, В), чем в условиях (А, а не А). Когда искажения были низкими, общая точность упала по сравнению с экспериментом 1 и экспериментом 2 на 9 % в условиях (A, B) и даже увеличилась в условиях (A, а не A) (т. е. на 5 %). Когда искажения были высокими, удаление обратной связи вызывало падение точности на 22% в условиях (A, B) по сравнению с падением на 9% в условиях (A, а не A).

Таблица 4

Средняя точность в эксперименте 2 среди всех участников для каждого из четырех условий. Точность дается процентным правильным по всем 10 экспериментальным блокам

9088 89 (+/- 0,73)
высокий
(A, B) 84,8 (+/- 1,25 ) 70,8 (+/- 1,38)

(А, не А) 69,4 (+/- 1,20)

показаны поблочные кривые обучения для каждого из четырех условий соответствующие условия эксперимента 1. На верхней панели показаны данные из условий (А, а не А), а на нижней панели показаны данные из условий (А, В). Прежде всего обратите внимание, что в условиях низкого искажения задачи (А, а не А) точность постоянно увеличивается по блокам при отсутствии какой-либо обратной связи.Это особенно важно, потому что обучение, которое зависит от PRS, не должно требовать обратной связи, но требует повторения. Таким образом, гипотеза PRS правильно предсказывает увеличивающийся характер кривой обучения с низким уровнем искажений (A, а не A) в эксперименте 2.

Поблочная точность в экспериментах 1 и 2. На верхней панели показаны результаты для всех (A, не A), а на нижней панели показаны результаты для всех (A, B) условий).

Во-вторых, обратите внимание, что в условиях низкого уровня искажений (A, а не A) производительность Эксперимента 2 неизменно лучше, чем производительность Эксперимента 1.Таким образом, удаление обратной связи в этом состоянии фактически улучшило производительность (эта разница значима по знаковому тесту: 10/10, p < 0,001). Однако во всех других условиях точность значительно ниже при отсутствии обратной связи. Дисперсионный анализ данных (A, а не A) показал основной эффект искажения [F(1, 39) = 29,02, p <0,001] и взаимодействие между обратной связью и искажением [F(1, 39) = 10,23, p < 0,01], но без основного эффекта обратной связи [F(1,39) = 2,57, p > 0,1]. Напротив, для данных (A, B) основные эффекты обратной связи [F(1,42) = 75.90, р < 0,001] и искажение [F (1, 42) = 28,00, р < 0,001] были значимыми, но взаимодействие между обратной связью и искажением не было. Эти результаты убедительно свидетельствуют о том, что обратная связь была более важной для производительности в условиях (A, B), чем в условиях (A, а не A).

Напомним, что отсутствие обратной связи означало, что назначение ответов кнопкам было произвольным. Поэтому для каждого блока мы подсчитали процент правильных ответов для каждого задания и предположили, что участники использовали задание, точность которого была выше случайной.Эта процедура, хотя и необходимая, немного завышает истинную точность, поскольку гарантирует, что угадывание никогда не даст точности ниже случайной. Таким образом, одна из возможностей заключается в том, что более высокая (А, а не А) точность без обратной связи в условиях низкого искажения связана с этим небольшим смещением в нашей процедуре оценки. Чтобы проверить эту гипотезу, мы повторно проанализировали данные, предполагая, что каждый участник использовал одно и то же назначение ответов на кнопки на протяжении всего эксперимента. Это не изменило вывод о том, что характеристики (A, B) были значительно хуже без обратной связи, но при этом предположении больше не было существенной разницы между характеристиками с низким уровнем искажений (A, а не A) с обратной связью и без нее.

Еще один интересный результат, который можно увидеть при сравнении верхней и нижней панелей и кратко упомянутых выше, заключается в том, что при низком уровне искажений производительность без присмотра в целом была лучше в задаче (А, а не А), чем в задаче (А, Б) задача. Эта разница незначительна с ANOVA, но она значима по знаковому критерию [9/10, p = 0,011]. Напомним, что это противоположно схеме, наблюдаемой в эксперименте 1. С обратной связью задача (А, а не А) была более сложной.Когда искажение было высоким, не было существенной разницы между характеристиками (A, а не A) и (A, B) (т. е. ни по ANOVA, ни по знаковому критерию).

Таким образом, результаты эксперимента 2 убедительно подтверждают предсказание гипотезы PRS о том, что обратная связь более важна в задаче (A, B), чем в задаче (A, а не A). Модели-прототип и образцы не делают прогнозов в экспериментах без учителя, поэтому ни одна из моделей не может быть приспособлена к данным эксперимента 2.

Обсуждение

Эксперимент 2 показал, что, как и предсказывала гипотеза PRS, устранение обратной связи между испытаниями оказало гораздо большее влияние на выполнение задачи (A, B), чем в задаче (A, а не A).В задаче (А, а не А) общая точность была всего лишь примерно на 2% ниже при отсутствии обратной связи, тогда как (А, В) точность упала в среднем на 16% при удалении обратной связи. В задаче (A, B) наблюдалось большое падение точности при обоих уровнях искажения (9% в условиях низкого искажения и 22% в условии высокого искажения), но в задаче (A, а не A) точность упала только в условиях высоких искажений (на 9%). В задаче с малым искажением (A, а не A) точность фактически улучшилась примерно на 5%, когда была удалена обратная связь.Это важно, потому что гипотеза PRS предсказывает, что влияние PRS на производительность должно быть максимальным в условиях низкого искажения (A, а не A).

ОБЩЕЕ ОБСУЖДЕНИЕ

Поскольку категории А были идентичны в условиях (А, не А) и (А, В), участники прошли одинаковое обучение категории А в двух задачах. Кроме того, разделение категорий было примерно одинаковым во всех условиях обоих экспериментов. Несмотря на это сходство, показатели (А, а не А) и (А, В) качественно отличались в экспериментах 1 и 2.В частности, 1) когда была обеспечена обратная связь, (A, B) производительность не влияла на уровень искажения, тогда как (A, не A) производительность ухудшалась с увеличением уровня искажения, 2) (A, не A) производительность была значительно более чувствительна к сходству с прототипом, чем (A, B) производительность, 3) (A, а не A) производительность была хуже, чем (A, B) производительность, когда была дана обратная связь от испытания к испытанию, но такая же или лучше, когда обучение проводилось без присмотра и 4) когда искажения были низкими, производительность (A, а не A) фактически улучшилась при удалении обратной связи, тогда как производительность (A, B) ухудшилась.В совокупности эти различия убедительно доказывают, что обучение в задачах искажения прототипа (А, а не А) и (А, В) опосредовано функционально отдельными системами.

Гипотеза PRS правильно предсказала большинство этих результатов a priori . В частности, было предсказано, что производительность (A, а не A) будет ухудшаться по мере увеличения уровня искажений. Он предсказал, что производительность (А, а не А) будет более чувствительна к относительному расстоянию до прототипа А, чем производительность (А, В), и предсказал, что устранение обратной связи между испытаниями повредит производительности (А, В) больше, чем производительность (А, В). (А, а не А) производительность.Кроме того, результаты нашего моделирования показали, что две наиболее популярные когнитивные теории обучения в задачах искажения прототипов, а именно теория прототипов и теория образцов, обеспечивают хорошие количественные соответствия данным эксперимента 1, но в то же время обе они делают определенные систематические неверные прогнозы. В частности, показано, что ни одна из моделей не может объяснить наблюдаемую крутизну кривых (A, не A) и (A, B). Модель-прототип предсказывала слишком крутые кривые, а образцовая модель предсказывала слишком пологие кривые.Наконец, мы не знаем ни о каких неконтролируемых версиях теории прототипа или образцовой теории, так что ни одна из моделей, по-видимому, не делает никаких априорных предсказаний относительно эксперимента 2. , участники выучили только одну категорию (т. е. категорию А), тогда как в условиях (А, В) они выучили две. Эту гипотезу можно использовать, например, для объяснения того, почему обучение без обратной связи было более успешным в эксперименте 2 в условиях (А, а не А).Мы считаем, что такая возможность маловероятна по двум причинам — логической и эмпирической. Во-первых, нет никакой логической причины, по которой участники должны принять эту стратегию. Как в задачах (A, не A), так и в задачах (A, B) есть две категории стимулов, каждая со своей отдельной реакцией, и в каждом испытании дается обратная связь, сигнализирующая о принадлежности стимула к категории в этом испытании. Таким образом, если участники выучили только одну категорию в условиях (А, а не А), нет причин не применять ту же стратегию в условиях (А, В).Во-вторых, эта гипотеза предсказывает, что при сравнении экспериментов 1 и 2 должен был иметь место основной эффект обратной связи, а не взаимодействия. Другими словами, если бы участники эксперимента 2 обнаружили, что в отсутствие обратной связи задача (А, а не А) была менее сложной, чем задача (А, В), потому что им нужно было выучить только одну категорию в (А, а не А). ), но два в задаче (A, B), то такой же порядок сложности задач должен был наблюдаться в эксперименте 1, когда обратная связь предоставлялась по каждому испытанию.Но вместо этого наблюдался обратный результат — то есть в контролируемых условиях задача (А, В) была проще.

Как оказалось, есть еще одна особенность стимулов, использованных в данном эксперименте, которая может облегчить использование PRS в условиях (А, а не А), а именно то, что узоры точек различаются по многим измерениям восприятия, а не по немного. Мы выдвинули гипотезу, что активация PRS в задаче искажения прототипа требует, чтобы многие экземпляры категории были похожи на прототип.В задаче искажения прототипа каждый экземпляр представляет собой уникальное искажение прототипа. Поэтому ПРС должен быть более активным, если случайные искажения вызывают много стимулов, подобных прототипу. С стимулами, которые различаются только по одному измерению, случайные искажения прототипа будут давать некоторые экземпляры с более низким значением, чем у прототипа, по измерению стимула, а некоторые — с более высоким значением. В результате некоторые искажения будут близки к прототипу (и, следовательно, похожи), а многие будут дальше (и, следовательно, более непохожи).На самом деле в одном измерении ближайшими соседями прототипа могут быть только два экземпляра. Все остальные экземпляры должны быть более непохожи на прототип, чем эти два. Однако в двух измерениях пять экземпляров могут быть ближайшими соседями прототипа, потому что теперь экземпляры могут группироваться вокруг прототипа во всех точках компаса, а не просто падать влево или вправо. По мере увеличения размерности стимула эта тенденция ускоряется. Например, для 8-мерных стимулов 240 различных экземпляров могут быть ближайшими соседями прототипа, а для стимулов, различающихся по 24 измерениям, число возможных ближайших соседей прототипа увеличивается до 196 560 (Одлызко и Слоан, 1979).Таким образом, случайные искажения прототипа, вероятно, приведут к появлению большего количества образцов, очень похожих на прототип, когда стимулы различаются по многим параметрам восприятия. С девятью точками случайный рисунок точек варьируется в зависимости от 18 размеров стимула. В результате многие искажения прототипа будут лежать очень близко к прототипу в стимульном пространстве и, вероятно, активируют PRS 7 . Таким образом, гипотеза PRS предсказывает, что разница между (A, не A) и (A, B) обучением, наблюдаемая в настоящем исследовании, должна быть менее выраженной при стимулах, которые различаются по меньшему количеству измерений.

Нейронная основа PRS до сих пор неясна. Примирование к повторению, которое, как считается, опосредовано PRS, широко связано с феноменом подавления повторения, при котором повторяющиеся предъявления стимула вызывают все более и более слабый нейронный ответ (например, Raichle et al., 1994; Schacter & Buckner, 1998; Виггс и Мартин, 1998). В результате были выдвинуты конкретные предположения о том, что подавление повторения является нейронным признаком активации PRS (например, Schacter & Buckner, 1998; Wiggs & Martin, 1998).

Связь активации PRS с подавлением повторения должна способствовать развитию нейронной теории PRS, но несколько важных вопросов остаются без ответа. Во-первых, если PRS представляет собой чисто перцептивную систему памяти, то можно ожидать, что ее эффекты будут ограничены сенсорными областями коры (включая сенсорные ассоциативные области). Это правда, что подавление повторения часто наблюдается в зрительной коре, но также сообщалось о нем и в других несенсорных областях мозга, включая префронтальную кору (например, префронтальную кору).г., Демб и др., 1995; Райхл и др., 1994; Вагнер, Десмонд, Демб, Гловер и Габриэли, 1997). Во-вторых, нейронные механизмы, опосредующие подавление повторения, также неясны. Например, неясно, вызвано ли подавление повторений заострением кривых настройки (Wiggs & Martin, 1998) или результатом обучения с быстрой реакцией (Dobbins, Schnyer, Verfaellie, & Schacter, 2004; Logan, 1990).

Подготовка к повторению, опосредованная PRS, долгое время считалась формой перцептивного научения (т.g., Kirsner & Dunn, 1985), так и обширная литература по перцептивному обучению (например, Dosher & Lu, 1999; Fahle & Poggio, 2002) и его нейронной основе (например, Gilbert, Sigman, & Crist, 2001; Petrov, Dosher, & Lu, 2005) могут дать ответы на эти вопросы. Настоящие результаты предполагают, что литература по изучению категорий должна внимательно следить за этой дискуссией.

В этой статье сообщалось о поведенческих диссоциациях между (A, не A) и (A, B) задачами искажения прототипа. В прошлом мало внимания уделялось тому, относится ли задача искажения прототипа к разновидности (А, а не А) или (А, В).Мы прогнозируем, что аналогичные результаты должны быть получены и в других типах задач обучения категории, помимо искажения прототипа, которые сравнивают условия (А, а не А) и (А, В), при условии, что категории А и В характеризуются высокой внутренней оценкой. сходство категории и члены категории не А были перцептивно различны.

Настоящие результаты дополняют растущее количество доказательств того, что человеческое категориальное обучение задействует несколько систем памяти (Ashby & O’Brien, 2005). Различные системы памяти имеют разные преимущества и недостатки.Поскольку структуры категорий могут быть самых разных типов, некоторые системы памяти лучше других приспособлены к изучению определенных структур категорий. Настоящие результаты описывают условия, при которых ССБ может иметь решающее значение. В совокупности все эти результаты предполагают, что категориальное обучение может использовать многие или, возможно, все основные системы памяти, которые были выдвинуты исследователями памяти.

Роль системы перцептивной репрезентативной памяти в категориальном обучении

Abstract

Появляется все больше свидетельств того, что рабочая память, эпизодическая/семантическая память и процедурная память играют важную роль, по крайней мере, в некоторых типах категориального обучения.Однако мало что известно о роли системы перцептивной репрезентативной памяти (PRS). Сообщается о двух экспериментах, которые доказывают, что при определенных условиях PRS сам по себе достаточен для опосредования обучения категории. В обоих экспериментах сравнивалась производительность в (A, не A) и (A, B) задачах обучения категории искажения прототипа, в которых образцы категорий создаются путем случайного искажения одного прототипа категории в условиях (A, не A) или двух прототипов в условиях (A, не A). (А, В) условия.Результаты показали, что производительность (А, а не А) была более чувствительна к сходству с прототипом и менее подвержена влиянию удаления обратной связи, чем производительность (А, В). Эти результаты подтверждают гипотезу о том, что (A, а не A) производительность была опосредована PRS, но что (A, B) производительность привлекала другие системы памяти.

Появляется все больше свидетельств и теоретических предположений о том, что все основные системы памяти способствуют обучению категориям (Ashby & O’Brien, 2005). Например, эмпирические данные свидетельствуют о том, что по крайней мере некоторые типы обучения категориям опосредуются рабочей памятью (DeCaro, Thomas, & Beilock, 2008; Maddox, Ashby, Ing, & Pickering, 2003; Waldron & Ashby, 2001; Zeithamova & Maddox, 2006), эпизодическая/семантическая память (Hopkins, Myers, Shohamy, Grossman, & Gluck, 2004; Knowlton, Squire, & Gluck, 1994; Kolodny, 1994; Zaki, Nosofsky, Jessup, & Unversagt, 2003) или процедурная память. Эшби, Элл и Уолдрон, 2003 г.; Мэддокс, Бохил и Инг, 2004 г.).Единственная система, явно отсутствующая в этом списке, — это система перцептивной репрезентации памяти (PRS, Schacter, 1990). Имеются эмпирические данные о том, что PRS активен во время перцептивной категоризации (Aizenstein et al., 2000; Reber, Stark, & Squire, 1998a, 1998b), но эти данные основаны на функциональной нейровизуализации, а не на поведенческих данных. В частности, мы не знаем никаких доказательств того, что PRS опосредует эффективность обучения по категориям. Цель этой статьи состоит в том, чтобы сообщить о таких доказательствах.

PRS описывается как система памяти, которая обеспечивает «улучшение идентификации или обработки стимула в результате того, что он наблюдался ранее» (Gazzaniga, Ivry, & Mangun, 2002).Тип обучения, опосредуемый PRS, часто называют повторным праймингом. PRS — это неявная система, которая может работать без сознательного осознания (Schacter, 1990), и поведенческие эффекты PRS можно наблюдать только после однократного повторения стимула (например, Wiggs & Martin, 1998). Кроме того, продолжительность этих эффектов длительна. Например, Кейв (1997) продемонстрировал, что поведенческие эффекты PRS можно наблюдать через 48 недель после предъявления одного стимула (то есть изображения).Другой вывод, относящийся к литературе по категоризации, заключается в том, что эффекты PRS могут быть вызваны, когда два стимула различны, но сходны в восприятии (например, Biederman & Cooper, 1992; Cooper, Schacter, Ballesteros, & Moore, 1992; Seamon et al., 1997). ).

Эти результаты предполагают, что PRS должен работать в большинстве экспериментов по перцептивной категоризации. Это должно быть верным для любого эксперимента, в котором повторяется представление экземпляров категории или в котором категория содержит несколько экземпляров, имеющих высокое перцептивное сходство.Как упоминалось выше, данные функциональной нейровизуализации подтверждают этот прогноз (Aizenstein et al., 2000; Reber et al., 1998a, 1998b). Что не так ясно, так это то, достаточно ли ССБ самой по себе, чтобы опосредовать процесс категоризации. Другими словами, могут ли участники когда-либо использовать PRS и никакую другую основную систему памяти при изучении того, какая реакция связана с каждым стимулом в задаче категоризации?

Рассмотрим эксперимент с двумя категориями, обозначенными A и B. Предположим, что каждая категория либо содержит экземпляры, каждый из которых представлен одинаково часто в ходе эксперимента, либо в которых сходство внутри категории примерно равно в двух категориях.В любом случае можно ожидать, что PRS будет одинаково активен как в испытаниях A, так и в испытаниях B. В своем первоначальном описании Schacter (1990) утверждал, что PRS не «представляет уточняющую информацию, которая связывает событие с ранее существовавшими знаниями» (стр. 553). Вместо этого он предположил, что PRS может обеспечить «основу для ощущения знакомства» (стр. 553). Таким образом, в любом из этих экспериментов, всего после нескольких попыток, PRS мог сигнализировать участнику, что стимул был ему знаком, но это все, что он мог сигнализировать.Например, считается, что PRS не кодирует явную память прототипа категории или любого другого ранее увиденного экземпляра категории. Представление прототипа должно быстро вызвать ощущение знакомства с PRS, но предъявление стимула, перцептивно отличного от прототипа, не вызовет воспоминания о прототипе из PRS. Для этого потребуется какая-то другая система памяти. Следовательно, другие системы памяти должны будут работать в сотрудничестве с PRS, чтобы сигнализировать участнику, какой ответ делать в этих экспериментах.

Теперь рассмотрим другой эксперимент с двумя категориями, обозначенными A и B. Теперь предположим, что категория A такая же, как и раньше, то есть либо она содержит небольшое количество повторяющихся экземпляров, либо она в высшей степени когерентна, а сходство внутри категории невелико. высокий. Напротив, предположим, что категория B содержит много экземпляров, которые никогда не повторяются, и что сходство внутри категории настолько низкое, что каждая пара экземпляров очень различна. В этом случае PRS будет активен для испытаний категории A, но не для испытаний категории B.Поэтому у участника должно быстро развиться ощущение, что стимулы в испытаниях А кажутся ему знакомыми, а стимулы в испытаниях Б — нет. В этом случае участники могли бы принять правило принятия решения следующего типа: «Если стимул покажется мне знакомым, я отреагирую А, если он покажется незнакомым, я отреагирую Б». Это правило принятия решения зависит только от PRS.

Большинство экспериментов по категоризации относятся к первому типу, и в этом случае прогнозируется, что PRS будет одинаково активен в испытаниях A и B.Мы предсказываем, что в таких экспериментах будет трудно найти доказательства того, что PRS опосредует изучение ответов категории. Вместо этого мы предполагаем, что доказательства роли PRS в категориальном обучении должны быть сосредоточены на экспериментах последнего типа, то есть на экспериментах, в которых PRS должна быть гораздо более активной в испытаниях A, чем в испытаниях B (или наоборот). .

Оказывается, существует популярная парадигма категоризации, которая обычно включает оба типа задач.В задачах изучения категории искажения прототипа экземпляры категории создаются путем случайного искажения прототипа одной категории. Наиболее широко известный пример использует созвездие точек (часто 7 или 9) в качестве прототипа категории, а другие члены категории создаются путем случайного возмущения пространственного положения каждой точки. Эти случайные точечные стимулы и категории использовались в десятках исследований (например, Homa, Rhoads, & Chambliss, 1979; Homa, Sterling, & Trepel, 1981; Posner & Keele, 1968, 1970; Shin & Nosofsky, 1992, Smith & Минда, 2002).

Обычно используются два разных типа задач искажения прототипа — (A, B) и (A, а не A). В задаче (A, B) участникам предоставляется серия образцов, каждый из которых относится к какой-либо категории A или контрастной категории B. Задача участника состоит в том, чтобы в каждом испытании правильно указывать категорию (т. е. « А» или «В»). Важной особенностью задач (A, B) является то, что стимулы, связанные с обоими ответами, имеют связную структуру, то есть у каждого из них есть центральный прототипический член, вокруг которого группируются другие члены категории.Таким образом, сходство внутри категории одинаково высоко в обеих категориях в (A, B) задачах искажения прототипа. С другой стороны, в задаче (А, а не А) есть одна центральная категория А, и участникам предъявляются стимулы, которые являются либо образцами из категории А, либо случайными паттернами, не принадлежащими к категории А. Задача участника отвечать «Да» или «Нет» в зависимости от того, относился ли предъявленный стимул к категории А или нет. В задаче (А, а не А) члены категории А имеют согласованную структуру, поскольку они созданы из единого прототип, но стимулы, связанные с реакцией «не А» (или «Нет»), этого не делают.Как правило, каждая пара членов категории «не А» визуально различна. Исторически сложилось так, что задачи искажения прототипа выполнялись как в формах (A, B), так и в (A, а не A), хотя наиболее распространены задачи (A, а не A).

Мы можем подытожить наши аргументы, сформулировав нашу основную гипотезу: PRS должен способствовать производительности в (A, а не A) задачах искажения прототипа, особенно когда уровень искажения низкий (и сходство внутри категории высокое), но PRS сама по себе не может способствовать улучшению производительности в задачах искажения прототипа (A, B).Насколько нам известно, эта гипотеза была впервые предложена Ashby and Casale (2003; см. также Reber & Squire, 1999) и не подвергалась поведенческим проверкам. Цель данной статьи — проверить эту гипотезу.

Существует некоторая косвенная поддержка этой гипотезы PRS. Во-первых, различные нейропсихологические группы пациентов, которые, как известно, имеют широко распространенный дефицит обучения категориям, демонстрируют явно нормальное (А, а не А) искаженное обучение прототипу. Сюда входят пациенты с болезнью Паркинсона (Reber & Squire, 1999), шизофренией (Keri, Kelemen, Benedek & Janka, 2001) или болезнью Альцгеймера (Sinha, 1999; хотя см. Keri et al., 1999). Во-вторых, в нескольких исследованиях сообщалось о нормальном (А, а не А) искажении прототипа обучения у пациентов с амнезией (Knowlton & Squire, 1993; Squire & Knowlton, 1995), но о нарушении выполнения задач (A, B) (Zaki et al., 2003).

В-третьих, нейровизуализационные исследования прототипных задач искажения (А, а не А) выявили связанные с категоризацией изменения в затылочной коре (Aizenstein et al., 2000; Reber et al., 1998a, 1998b). В единственном известном нейровизуализирующем исследовании задачи искажения прототипа (A, B) Seger et al.(2000) также сообщили об активации, связанной с категоризацией, в затылочной коре, но они также обнаружили значительные изменения, связанные с обучением, в префронтальной и теменной коре. Деактивация затылочной коры часто наблюдается в задачах, которые зависят от PRS (например, Wiggs & Martin, 1998), и эти результаты нейровизуализации вызвали предположения, что PRS активен в задачах с искажением прототипа (Reber & Squire, 1999). С другой стороны, такие деактивации обычно не коррелируют с поведенческими показателями (Schacter, Wig, & Stevens, 2007), поэтому данные нейровизуализации не отвечают на вопрос, опосредует ли PRS искажение прототипа обучения .

Что могло бы служить доказательством того, что PRS опосредует обучение в задачах (А, а не А)? Одним из эмпирических признаков ССБ является то, что она должна быть более чувствительна к искажениям, чем большинство декларативных стратегий. Увеличение искажения снижает сходство с прототипом, и есть свидетельства того, что PRS очень чувствителен к уменьшению сходства. Например, активация PRS уменьшается (но не устраняется), если второе представление слова выполнено шрифтом, отличным от первого (т.г., Джейкоби и Хейман, 1987; Редигер и Блэкстон, 1987). Аналогичное снижение активации PRS также наблюдается, если вторая презентация объекта окрашена в другой цвет или видна с другой точки зрения, чем первая презентация (Biederman & Gerhardstein, 1993; Cave, Bost, & Cobb, 1996), или если это другой маркер объекта, представленного первым (Cave et al., 1996). Например, Koutstaal et al. (2001) использовали фМРТ для сравнения активации PRS (т. е. подавления повторения, см. общие обсуждения для получения более подробной информации), когда второе представление объекта было идентично первому, и когда второе представление было другим токеном того же объекта (e .г., зонт, отличный от представленного первым). Кутстал и др. (2001) сообщили о надежной активации PRS, когда вторая презентация была другим токеном, но величина этого эффекта была примерно в 4 раза меньше, чем когда вторая презентация была идентична первой (например, Koutstaal et al., 2001, рисунок 4, стр. 193).

В каждом из этих случаев измененные признаки не имели отношения к задаче (например, шрифт слова, цвет объекта), и широко распространено свидетельство того, что изменение релевантного признака снижает активацию PRS гораздо больше, чем изменение нерелевантного признака. (обзоры см.г., Рёдигер и Сринивас, 1993; Виггс и Мартин, 1998). В задачах искажения прототипа (включая наши эксперименты) все соответствующие признаки искажаются при создании экземпляров категории А. Таким образом, литература по ПРС предполагает, что паттерны категории А, не похожие на прототип А, должны лишь слабо активировать ПРС. В результате, если PRS опосредует производительность, то вероятность реакции А на конкретный шаблон должна быстро уменьшаться по мере непохожести этого шаблона на прототип А.

Напротив, стратегии категоризации, зависящие от декларативной памяти, будут склонны предсказывать, что эта вероятность будет уменьшаться медленнее по мере увеличения несходства. Например, предположим, что участники заметили, что экземпляры категории А часто характеризуются некоторым признаком, образованным подмножеством 9 точек. Одной из возможностей может быть такая особенность, как «пояс Ориона». Поскольку такие особенности зависят только от расположения подмножества точек (3 в случае пояса Ориона), они будут присутствовать во всех паттернах с низким искажением, но также и в некоторых паттернах с высоким искажением (например,г., те, где точки, не являющиеся критическими для признака, искажены больше, чем подмножество точек, определяющих признак). Таким образом, участники, ищущие отличительные черты этого типа, должны ответить «А» на многие модели с высоким уровнем искажений. Другими словами, любой паттерн, сильно активирующий PRS, должен иметь отличительную черту, такую ​​как пояс Ориона, но некоторые паттерны, отображающие эту особенность, не активируют PRS. Точно так же Смит и Минда (2001) показали, что стратегия принятия решений на основе образцов, в которой участники сравнивают стимул с сохраненными представлениями ранее увиденных образцов, также предсказывает относительную нечувствительность к сходству прототипов.В частности, образцовые модели предсказывают, что вероятность реакции А должна медленно уменьшаться по мере увеличения несходства между стимулом и прототипом.

Эксперимент 1 проверяет эти прогнозы в эксперименте 2 × 2, в котором два типа задач искажения прототипа [(A, не A) против (A, B)] пересекаются с двумя уровнями искажения (низкий против высокого). В каждом экспериментальном условии критической зависимой переменной является доля правильных ответов А как функция относительного несходства с прототипом А.Гипотеза PRS делает сильное предсказание, что эти пропорции одобрения должны уменьшаться (с относительным отличием от прототипа) быстрее в состоянии (A, а не A), чем в состоянии (A, B). Это связано с тем, что PRS должен быть особенно чувствителен к искажениям, и поскольку мы прогнозируем, что PRS может улучшить (A, а не A) производительность в большей степени, чем (A, B) производительность.

Обратите внимание, что критическое предсказание относится к относительному непохожести стимула на прототип А.В задаче (А, а не А) стимул становится труднее классифицировать по мере увеличения его расстояния до прототипа А (например, см. Уравнение 2 ниже). Однако в условиях (A, B) удаление стимула от прототипа A увеличивает сложность только в том случае, если перемещение уменьшает расстояние до прототипа B (например, см. уравнение 1). Таким образом, наше основное внимание будет сосредоточено на вероятности правильного ответа А в зависимости от относительного расстояния до прототипа А. Гипотеза PRS предсказывает, что эта вероятность одобрения должна уменьшаться быстрее с относительным расстоянием в задачах (A, а не A) по сравнению с задачами (A, B).

Конечно, сравнивать кривые одобрения по задачам имеет смысл только в том случае, если мы каким-то образом уравняем количество искажений внутри двух задач. По этой причине мы построили категории таким образом, чтобы разделение категорий было одинаковым в каждой задаче для двух уровней искажения. В максимально возможной степени мы также попытались уравнять разделение категорий по задачам. Однако задачи (А, а не А) и (А, В) настолько принципиально различны, что точное приравнивание разделения может оказаться невозможным.Например, в задаче (А, не А) экземпляры категории А окружены со всех сторон стимульного пространства членами категории «не А», тогда как в задаче (А, В) «не А» (т. е. В) образцы ограничивают категорию А только с одной стороны (например, сравните рисунки 2 и 3 ниже). Мы уравняли разделение категорий по уровням искажения, увеличив расстояние между прототипами A и B в условиях высокого искажения по сравнению с состоянием низкого искажения. Подробности приведены в следующем разделе.

ЭКСПЕРИМЕНТ 2

Результаты эксперимента 1 предоставляют первое известное поведенческое свидетельство, подтверждающее роль PRS в обучении категорий.Они подтвердили предсказание гипотезы PRS о том, что вероятность правильного ответа A должна уменьшаться с расстоянием до прототипа A быстрее в задачах (A, а не A), чем в задачах (A, B). Однако, несмотря на простоту этой гипотезы, она делает и другие сильные предсказания. Например, PRS не зависит от обратной связи для обучения, достаточно простого повторения (например, Schacter, 1990; Wiggs & Martin, 1998). Таким образом, если PRS играет ключевую роль в (A, а не A) задачах, то производительность в этих задачах не должна критически зависеть от обратной связи между попытками.Напротив, мы утверждали, что обучение в задачах (A, B) должно быть опосредовано в первую очередь системами памяти, отличными от PRS. Наши результаты не идентифицируют эти другие системы, но системы, которые, как обычно считается, способствуют обучению по категориям (например, система эксплицитных рассуждений, система процедурного обучения), либо выигрывают, либо нуждаются в обратной связи между испытаниями (например, Эшби, Alfonso-Reese, Turken, & Waldron, 1998; Ashby, Queller, & Berretty, 1999). Таким образом, мы ожидаем, что на производительность в задачах (A, B) потеря обратной связи от попытки к попытке должна влиять гораздо больше, чем на производительность в задачах (A, а не A).

Эксперимент 2 проверил это предсказание, а именно то, что устранение сигнала, указывающего, является ли каждый ответ на категоризацию «правильным» или «неправильным», должно быть более вредным для (A, B) производительности, чем для (A, а не A) производительности. Структура категорий и методы были идентичны тем, что использовались в эксперименте 1, с той лишь разницей, что в эксперименте 2 не было обратной связи между испытаниями. Использование идентичных методов в двух экспериментах позволяет нам использовать результаты эксперимента 1 в качестве полного контроля с обратной связью для эксперимента 2.

Методы

Участники и дизайн

Сорок один участник был приглашен из сообщества Калифорнийского университета в Санта-Барбаре и получил кредит за свое участие. Мы использовали факторный план 2 × 2 с двумя разными задачами [(A, не A) и (A, B)] с двумя уровнями искажения (низкий или высокий). В задаче (А, а не А) 8 участников участвовали в условиях низкого искажения и 10 — в условиях высокого. В задаче (A, B) 8 участников участвовали в условиях низкого искажения и 15 — в условиях высокого.Каждый участник участвовал только в одном состоянии, и все участники сообщили о зрении 20/20 или о зрении, скорректированном до 20/20. Каждый участник прошел один сеанс, который длился около 25 минут.

Процедура

Методы, использованные в Эксперименте 2, были идентичны методам, использованным в Эксперименте 1, за исключением того, что из задачи была удалена обратная связь между попытками. Однако была предусмотрена блочная обратная связь, то есть после каждых 30 испытаний участники были проинформированы о проценте их правильных ответов в предыдущих 30 испытаниях.Инструкции, данные участникам эксперимента 2, были аналогичны инструкциям, данным участникам эксперимента 1, за исключением того, что им было сказано, что им не будет предоставлена ​​информация о том, были ли их ответы правильными или неправильными. Кроме того, участникам сказали, что они не должны менять свою стратегию категоризации после того, как почувствуют уверенность в том, что выучили категории. Участникам условий (A, B) также сказали, что не имеет значения, какой ключ ответа они использовали для категории A, а какой — для категории B.Тем не менее, им было предложено использовать одно и то же сопоставление ключей категории/ответа в каждом блоке эксперимента.

Results

Отсутствие обратной связи означало произвольное назначение ответов кнопкам. Поэтому для каждого блока мы подсчитали процент правильных ответов для каждого задания и предположили, что участники использовали задание, точность которого была выше случайной. Общая точность показана в . Обратите внимание, что результаты сильно отличаются от эксперимента 1, где производительность была намного лучше в условиях (A, B) (т.д., см.). В эксперименте 2 производительность была немного выше в условиях (А, а не А) (подробнее об этом ниже). Таким образом, удаление обратной связи привело к гораздо большему падению точности в условиях (А, В), чем в условиях (А, а не А). Когда искажения были низкими, общая точность упала по сравнению с экспериментом 1 и экспериментом 2 на 9 % в условиях (A, B) и даже увеличилась в условиях (A, а не A) (т. е. на 5 %). Когда искажения были высокими, удаление обратной связи вызывало падение точности на 22% в условиях (A, B) по сравнению с падением на 9% в условиях (A, а не A).

Таблица 4

Средняя точность в эксперименте 2 среди всех участников для каждого из четырех условий. Точность дается процентным правильным по всем 10 экспериментальным блокам

9088 89 (+/- 0,73)
высокий
(A, B) 84,8 (+/- 1,25 ) 70,8 (+/- 1,38)

(А, не А) 69,4 (+/- 1,20)

показаны поблочные кривые обучения для каждого из четырех условий соответствующие условия эксперимента 1. На верхней панели показаны данные из условий (А, а не А), а на нижней панели показаны данные из условий (А, В). Прежде всего обратите внимание, что в условиях низкого искажения задачи (А, а не А) точность постоянно увеличивается по блокам при отсутствии какой-либо обратной связи.Это особенно важно, потому что обучение, которое зависит от PRS, не должно требовать обратной связи, но требует повторения. Таким образом, гипотеза PRS правильно предсказывает увеличивающийся характер кривой обучения с низким уровнем искажений (A, а не A) в эксперименте 2.

Поблочная точность в экспериментах 1 и 2. На верхней панели показаны результаты для всех (A, не A), а на нижней панели показаны результаты для всех (A, B) условий).

Во-вторых, обратите внимание, что в условиях низкого уровня искажений (A, а не A) производительность Эксперимента 2 неизменно лучше, чем производительность Эксперимента 1.Таким образом, удаление обратной связи в этом состоянии фактически улучшило производительность (эта разница значима по знаковому тесту: 10/10, p < 0,001). Однако во всех других условиях точность значительно ниже при отсутствии обратной связи. Дисперсионный анализ данных (A, а не A) показал основной эффект искажения [F(1, 39) = 29,02, p <0,001] и взаимодействие между обратной связью и искажением [F(1, 39) = 10,23, p < 0,01], но без основного эффекта обратной связи [F(1,39) = 2,57, p > 0,1]. Напротив, для данных (A, B) основные эффекты обратной связи [F(1,42) = 75.90, р < 0,001] и искажение [F (1, 42) = 28,00, р < 0,001] были значимыми, но взаимодействие между обратной связью и искажением не было. Эти результаты убедительно свидетельствуют о том, что обратная связь была более важной для производительности в условиях (A, B), чем в условиях (A, а не A).

Напомним, что отсутствие обратной связи означало, что назначение ответов кнопкам было произвольным. Поэтому для каждого блока мы подсчитали процент правильных ответов для каждого задания и предположили, что участники использовали задание, точность которого была выше случайной.Эта процедура, хотя и необходимая, немного завышает истинную точность, поскольку гарантирует, что угадывание никогда не даст точности ниже случайной. Таким образом, одна из возможностей заключается в том, что более высокая (А, а не А) точность без обратной связи в условиях низкого искажения связана с этим небольшим смещением в нашей процедуре оценки. Чтобы проверить эту гипотезу, мы повторно проанализировали данные, предполагая, что каждый участник использовал одно и то же назначение ответов на кнопки на протяжении всего эксперимента. Это не изменило вывод о том, что характеристики (A, B) были значительно хуже без обратной связи, но при этом предположении больше не было существенной разницы между характеристиками с низким уровнем искажений (A, а не A) с обратной связью и без нее.

Еще один интересный результат, который можно увидеть при сравнении верхней и нижней панелей и кратко упомянутых выше, заключается в том, что при низком уровне искажений производительность без присмотра в целом была лучше в задаче (А, а не А), чем в задаче (А, Б) задача. Эта разница незначительна с ANOVA, но она значима по знаковому критерию [9/10, p = 0,011]. Напомним, что это противоположно схеме, наблюдаемой в эксперименте 1. С обратной связью задача (А, а не А) была более сложной.Когда искажение было высоким, не было существенной разницы между характеристиками (A, а не A) и (A, B) (т. е. ни по ANOVA, ни по знаковому критерию).

Таким образом, результаты эксперимента 2 убедительно подтверждают предсказание гипотезы PRS о том, что обратная связь более важна в задаче (A, B), чем в задаче (A, а не A). Модели-прототип и образцы не делают прогнозов в экспериментах без учителя, поэтому ни одна из моделей не может быть приспособлена к данным эксперимента 2.

Обсуждение

Эксперимент 2 показал, что, как и предсказывала гипотеза PRS, устранение обратной связи между испытаниями оказало гораздо большее влияние на выполнение задачи (A, B), чем в задаче (A, а не A).В задаче (А, а не А) общая точность была всего лишь примерно на 2% ниже при отсутствии обратной связи, тогда как (А, В) точность упала в среднем на 16% при удалении обратной связи. В задаче (A, B) наблюдалось большое падение точности при обоих уровнях искажения (9% в условиях низкого искажения и 22% в условии высокого искажения), но в задаче (A, а не A) точность упала только в условиях высоких искажений (на 9%). В задаче с малым искажением (A, а не A) точность фактически улучшилась примерно на 5%, когда была удалена обратная связь.Это важно, потому что гипотеза PRS предсказывает, что влияние PRS на производительность должно быть максимальным в условиях низкого искажения (A, а не A).

ОБЩЕЕ ОБСУЖДЕНИЕ

Поскольку категории А были идентичны в условиях (А, не А) и (А, В), участники прошли одинаковое обучение категории А в двух задачах. Кроме того, разделение категорий было примерно одинаковым во всех условиях обоих экспериментов. Несмотря на это сходство, показатели (А, а не А) и (А, В) качественно отличались в экспериментах 1 и 2.В частности, 1) когда была обеспечена обратная связь, (A, B) производительность не влияла на уровень искажения, тогда как (A, не A) производительность ухудшалась с увеличением уровня искажения, 2) (A, не A) производительность была значительно более чувствительна к сходству с прототипом, чем (A, B) производительность, 3) (A, а не A) производительность была хуже, чем (A, B) производительность, когда была дана обратная связь от испытания к испытанию, но такая же или лучше, когда обучение проводилось без присмотра и 4) когда искажения были низкими, производительность (A, а не A) фактически улучшилась при удалении обратной связи, тогда как производительность (A, B) ухудшилась.В совокупности эти различия убедительно доказывают, что обучение в задачах искажения прототипа (А, а не А) и (А, В) опосредовано функционально отдельными системами.

Гипотеза PRS правильно предсказала большинство этих результатов a priori . В частности, было предсказано, что производительность (A, а не A) будет ухудшаться по мере увеличения уровня искажений. Он предсказал, что производительность (А, а не А) будет более чувствительна к относительному расстоянию до прототипа А, чем производительность (А, В), и предсказал, что устранение обратной связи между испытаниями повредит производительности (А, В) больше, чем производительность (А, В). (А, а не А) производительность.Кроме того, результаты нашего моделирования показали, что две наиболее популярные когнитивные теории обучения в задачах искажения прототипов, а именно теория прототипов и теория образцов, обеспечивают хорошие количественные соответствия данным эксперимента 1, но в то же время обе они делают определенные систематические неверные прогнозы. В частности, показано, что ни одна из моделей не может объяснить наблюдаемую крутизну кривых (A, не A) и (A, B). Модель-прототип предсказывала слишком крутые кривые, а образцовая модель предсказывала слишком пологие кривые.Наконец, мы не знаем ни о каких неконтролируемых версиях теории прототипа или образцовой теории, так что ни одна из моделей, по-видимому, не делает никаких априорных предсказаний относительно эксперимента 2. , участники выучили только одну категорию (т. е. категорию А), тогда как в условиях (А, В) они выучили две. Эту гипотезу можно использовать, например, для объяснения того, почему обучение без обратной связи было более успешным в эксперименте 2 в условиях (А, а не А).Мы считаем, что такая возможность маловероятна по двум причинам — логической и эмпирической. Во-первых, нет никакой логической причины, по которой участники должны принять эту стратегию. Как в задачах (A, не A), так и в задачах (A, B) есть две категории стимулов, каждая со своей отдельной реакцией, и в каждом испытании дается обратная связь, сигнализирующая о принадлежности стимула к категории в этом испытании. Таким образом, если участники выучили только одну категорию в условиях (А, а не А), нет причин не применять ту же стратегию в условиях (А, В).Во-вторых, эта гипотеза предсказывает, что при сравнении экспериментов 1 и 2 должен был иметь место основной эффект обратной связи, а не взаимодействия. Другими словами, если бы участники эксперимента 2 обнаружили, что в отсутствие обратной связи задача (А, а не А) была менее сложной, чем задача (А, В), потому что им нужно было выучить только одну категорию в (А, а не А). ), но два в задаче (A, B), то такой же порядок сложности задач должен был наблюдаться в эксперименте 1, когда обратная связь предоставлялась по каждому испытанию.Но вместо этого наблюдался обратный результат — то есть в контролируемых условиях задача (А, В) была проще.

Как оказалось, есть еще одна особенность стимулов, использованных в данном эксперименте, которая может облегчить использование PRS в условиях (А, а не А), а именно то, что узоры точек различаются по многим измерениям восприятия, а не по немного. Мы выдвинули гипотезу, что активация PRS в задаче искажения прототипа требует, чтобы многие экземпляры категории были похожи на прототип.В задаче искажения прототипа каждый экземпляр представляет собой уникальное искажение прототипа. Поэтому ПРС должен быть более активным, если случайные искажения вызывают много стимулов, подобных прототипу. С стимулами, которые различаются только по одному измерению, случайные искажения прототипа будут давать некоторые экземпляры с более низким значением, чем у прототипа, по измерению стимула, а некоторые — с более высоким значением. В результате некоторые искажения будут близки к прототипу (и, следовательно, похожи), а многие будут дальше (и, следовательно, более непохожи).На самом деле в одном измерении ближайшими соседями прототипа могут быть только два экземпляра. Все остальные экземпляры должны быть более непохожи на прототип, чем эти два. Однако в двух измерениях пять экземпляров могут быть ближайшими соседями прототипа, потому что теперь экземпляры могут группироваться вокруг прототипа во всех точках компаса, а не просто падать влево или вправо. По мере увеличения размерности стимула эта тенденция ускоряется. Например, для 8-мерных стимулов 240 различных экземпляров могут быть ближайшими соседями прототипа, а для стимулов, различающихся по 24 измерениям, число возможных ближайших соседей прототипа увеличивается до 196 560 (Одлызко и Слоан, 1979).Таким образом, случайные искажения прототипа, вероятно, приведут к появлению большего количества образцов, очень похожих на прототип, когда стимулы различаются по многим параметрам восприятия. С девятью точками случайный рисунок точек варьируется в зависимости от 18 размеров стимула. В результате многие искажения прототипа будут лежать очень близко к прототипу в стимульном пространстве и, вероятно, активируют PRS 7 . Таким образом, гипотеза PRS предсказывает, что разница между (A, не A) и (A, B) обучением, наблюдаемая в настоящем исследовании, должна быть менее выраженной при стимулах, которые различаются по меньшему количеству измерений.

Нейронная основа PRS до сих пор неясна. Примирование к повторению, которое, как считается, опосредовано PRS, широко связано с феноменом подавления повторения, при котором повторяющиеся предъявления стимула вызывают все более и более слабый нейронный ответ (например, Raichle et al., 1994; Schacter & Buckner, 1998; Виггс и Мартин, 1998). В результате были выдвинуты конкретные предположения о том, что подавление повторения является нейронным признаком активации PRS (например, Schacter & Buckner, 1998; Wiggs & Martin, 1998).

Связь активации PRS с подавлением повторения должна способствовать развитию нейронной теории PRS, но несколько важных вопросов остаются без ответа. Во-первых, если PRS представляет собой чисто перцептивную систему памяти, то можно ожидать, что ее эффекты будут ограничены сенсорными областями коры (включая сенсорные ассоциативные области). Это правда, что подавление повторения часто наблюдается в зрительной коре, но также сообщалось о нем и в других несенсорных областях мозга, включая префронтальную кору (например, префронтальную кору).г., Демб и др., 1995; Райхл и др., 1994; Вагнер, Десмонд, Демб, Гловер и Габриэли, 1997). Во-вторых, нейронные механизмы, опосредующие подавление повторения, также неясны. Например, неясно, вызвано ли подавление повторений заострением кривых настройки (Wiggs & Martin, 1998) или результатом обучения с быстрой реакцией (Dobbins, Schnyer, Verfaellie, & Schacter, 2004; Logan, 1990).

Подготовка к повторению, опосредованная PRS, долгое время считалась формой перцептивного научения (т.g., Kirsner & Dunn, 1985), так и обширная литература по перцептивному обучению (например, Dosher & Lu, 1999; Fahle & Poggio, 2002) и его нейронной основе (например, Gilbert, Sigman, & Crist, 2001; Petrov, Dosher, & Lu, 2005) могут дать ответы на эти вопросы. Настоящие результаты предполагают, что литература по изучению категорий должна внимательно следить за этой дискуссией.

В этой статье сообщалось о поведенческих диссоциациях между (A, не A) и (A, B) задачами искажения прототипа. В прошлом мало внимания уделялось тому, относится ли задача искажения прототипа к разновидности (А, а не А) или (А, В).Мы прогнозируем, что аналогичные результаты должны быть получены и в других типах задач обучения категории, помимо искажения прототипа, которые сравнивают условия (А, а не А) и (А, В), при условии, что категории А и В характеризуются высокой внутренней оценкой. сходство категории и члены категории не А были перцептивно различны.

Настоящие результаты дополняют растущее количество доказательств того, что человеческое категориальное обучение задействует несколько систем памяти (Ashby & O’Brien, 2005). Различные системы памяти имеют разные преимущества и недостатки.Поскольку структуры категорий могут быть самых разных типов, некоторые системы памяти лучше других приспособлены к изучению определенных структур категорий. Настоящие результаты описывают условия, при которых ССБ может иметь решающее значение. В совокупности все эти результаты предполагают, что категориальное обучение может использовать многие или, возможно, все основные системы памяти, которые были выдвинуты исследователями памяти.

Роль системы перцептивной репрезентативной памяти в категориальном обучении

Abstract

Появляется все больше свидетельств того, что рабочая память, эпизодическая/семантическая память и процедурная память играют важную роль, по крайней мере, в некоторых типах категориального обучения.Однако мало что известно о роли системы перцептивной репрезентативной памяти (PRS). Сообщается о двух экспериментах, которые доказывают, что при определенных условиях PRS сам по себе достаточен для опосредования обучения категории. В обоих экспериментах сравнивалась производительность в (A, не A) и (A, B) задачах обучения категории искажения прототипа, в которых образцы категорий создаются путем случайного искажения одного прототипа категории в условиях (A, не A) или двух прототипов в условиях (A, не A). (А, В) условия.Результаты показали, что производительность (А, а не А) была более чувствительна к сходству с прототипом и менее подвержена влиянию удаления обратной связи, чем производительность (А, В). Эти результаты подтверждают гипотезу о том, что (A, а не A) производительность была опосредована PRS, но что (A, B) производительность привлекала другие системы памяти.

Появляется все больше свидетельств и теоретических предположений о том, что все основные системы памяти способствуют обучению категориям (Ashby & O’Brien, 2005). Например, эмпирические данные свидетельствуют о том, что по крайней мере некоторые типы обучения категориям опосредуются рабочей памятью (DeCaro, Thomas, & Beilock, 2008; Maddox, Ashby, Ing, & Pickering, 2003; Waldron & Ashby, 2001; Zeithamova & Maddox, 2006), эпизодическая/семантическая память (Hopkins, Myers, Shohamy, Grossman, & Gluck, 2004; Knowlton, Squire, & Gluck, 1994; Kolodny, 1994; Zaki, Nosofsky, Jessup, & Unversagt, 2003) или процедурная память. Эшби, Элл и Уолдрон, 2003 г.; Мэддокс, Бохил и Инг, 2004 г.).Единственная система, явно отсутствующая в этом списке, — это система перцептивной репрезентации памяти (PRS, Schacter, 1990). Имеются эмпирические данные о том, что PRS активен во время перцептивной категоризации (Aizenstein et al., 2000; Reber, Stark, & Squire, 1998a, 1998b), но эти данные основаны на функциональной нейровизуализации, а не на поведенческих данных. В частности, мы не знаем никаких доказательств того, что PRS опосредует эффективность обучения по категориям. Цель этой статьи состоит в том, чтобы сообщить о таких доказательствах.

PRS описывается как система памяти, которая обеспечивает «улучшение идентификации или обработки стимула в результате того, что он наблюдался ранее» (Gazzaniga, Ivry, & Mangun, 2002).Тип обучения, опосредуемый PRS, часто называют повторным праймингом. PRS — это неявная система, которая может работать без сознательного осознания (Schacter, 1990), и поведенческие эффекты PRS можно наблюдать только после однократного повторения стимула (например, Wiggs & Martin, 1998). Кроме того, продолжительность этих эффектов длительна. Например, Кейв (1997) продемонстрировал, что поведенческие эффекты PRS можно наблюдать через 48 недель после предъявления одного стимула (то есть изображения).Другой вывод, относящийся к литературе по категоризации, заключается в том, что эффекты PRS могут быть вызваны, когда два стимула различны, но сходны в восприятии (например, Biederman & Cooper, 1992; Cooper, Schacter, Ballesteros, & Moore, 1992; Seamon et al., 1997). ).

Эти результаты предполагают, что PRS должен работать в большинстве экспериментов по перцептивной категоризации. Это должно быть верным для любого эксперимента, в котором повторяется представление экземпляров категории или в котором категория содержит несколько экземпляров, имеющих высокое перцептивное сходство.Как упоминалось выше, данные функциональной нейровизуализации подтверждают этот прогноз (Aizenstein et al., 2000; Reber et al., 1998a, 1998b). Что не так ясно, так это то, достаточно ли ССБ самой по себе, чтобы опосредовать процесс категоризации. Другими словами, могут ли участники когда-либо использовать PRS и никакую другую основную систему памяти при изучении того, какая реакция связана с каждым стимулом в задаче категоризации?

Рассмотрим эксперимент с двумя категориями, обозначенными A и B. Предположим, что каждая категория либо содержит экземпляры, каждый из которых представлен одинаково часто в ходе эксперимента, либо в которых сходство внутри категории примерно равно в двух категориях.В любом случае можно ожидать, что PRS будет одинаково активен как в испытаниях A, так и в испытаниях B. В своем первоначальном описании Schacter (1990) утверждал, что PRS не «представляет уточняющую информацию, которая связывает событие с ранее существовавшими знаниями» (стр. 553). Вместо этого он предположил, что PRS может обеспечить «основу для ощущения знакомства» (стр. 553). Таким образом, в любом из этих экспериментов, всего после нескольких попыток, PRS мог сигнализировать участнику, что стимул был ему знаком, но это все, что он мог сигнализировать.Например, считается, что PRS не кодирует явную память прототипа категории или любого другого ранее увиденного экземпляра категории. Представление прототипа должно быстро вызвать ощущение знакомства с PRS, но предъявление стимула, перцептивно отличного от прототипа, не вызовет воспоминания о прототипе из PRS. Для этого потребуется какая-то другая система памяти. Следовательно, другие системы памяти должны будут работать в сотрудничестве с PRS, чтобы сигнализировать участнику, какой ответ делать в этих экспериментах.

Теперь рассмотрим другой эксперимент с двумя категориями, обозначенными A и B. Теперь предположим, что категория A такая же, как и раньше, то есть либо она содержит небольшое количество повторяющихся экземпляров, либо она в высшей степени когерентна, а сходство внутри категории невелико. высокий. Напротив, предположим, что категория B содержит много экземпляров, которые никогда не повторяются, и что сходство внутри категории настолько низкое, что каждая пара экземпляров очень различна. В этом случае PRS будет активен для испытаний категории A, но не для испытаний категории B.Поэтому у участника должно быстро развиться ощущение, что стимулы в испытаниях А кажутся ему знакомыми, а стимулы в испытаниях Б — нет. В этом случае участники могли бы принять правило принятия решения следующего типа: «Если стимул покажется мне знакомым, я отреагирую А, если он покажется незнакомым, я отреагирую Б». Это правило принятия решения зависит только от PRS.

Большинство экспериментов по категоризации относятся к первому типу, и в этом случае прогнозируется, что PRS будет одинаково активен в испытаниях A и B.Мы предсказываем, что в таких экспериментах будет трудно найти доказательства того, что PRS опосредует изучение ответов категории. Вместо этого мы предполагаем, что доказательства роли PRS в категориальном обучении должны быть сосредоточены на экспериментах последнего типа, то есть на экспериментах, в которых PRS должна быть гораздо более активной в испытаниях A, чем в испытаниях B (или наоборот). .

Оказывается, существует популярная парадигма категоризации, которая обычно включает оба типа задач.В задачах изучения категории искажения прототипа экземпляры категории создаются путем случайного искажения прототипа одной категории. Наиболее широко известный пример использует созвездие точек (часто 7 или 9) в качестве прототипа категории, а другие члены категории создаются путем случайного возмущения пространственного положения каждой точки. Эти случайные точечные стимулы и категории использовались в десятках исследований (например, Homa, Rhoads, & Chambliss, 1979; Homa, Sterling, & Trepel, 1981; Posner & Keele, 1968, 1970; Shin & Nosofsky, 1992, Smith & Минда, 2002).

Обычно используются два разных типа задач искажения прототипа — (A, B) и (A, а не A). В задаче (A, B) участникам предоставляется серия образцов, каждый из которых относится к какой-либо категории A или контрастной категории B. Задача участника состоит в том, чтобы в каждом испытании правильно указывать категорию (т. е. « А» или «В»). Важной особенностью задач (A, B) является то, что стимулы, связанные с обоими ответами, имеют связную структуру, то есть у каждого из них есть центральный прототипический член, вокруг которого группируются другие члены категории.Таким образом, сходство внутри категории одинаково высоко в обеих категориях в (A, B) задачах искажения прототипа. С другой стороны, в задаче (А, а не А) есть одна центральная категория А, и участникам предъявляются стимулы, которые являются либо образцами из категории А, либо случайными паттернами, не принадлежащими к категории А. Задача участника отвечать «Да» или «Нет» в зависимости от того, относился ли предъявленный стимул к категории А или нет. В задаче (А, а не А) члены категории А имеют согласованную структуру, поскольку они созданы из единого прототип, но стимулы, связанные с реакцией «не А» (или «Нет»), этого не делают.Как правило, каждая пара членов категории «не А» визуально различна. Исторически сложилось так, что задачи искажения прототипа выполнялись как в формах (A, B), так и в (A, а не A), хотя наиболее распространены задачи (A, а не A).

Мы можем подытожить наши аргументы, сформулировав нашу основную гипотезу: PRS должен способствовать производительности в (A, а не A) задачах искажения прототипа, особенно когда уровень искажения низкий (и сходство внутри категории высокое), но PRS сама по себе не может способствовать улучшению производительности в задачах искажения прототипа (A, B).Насколько нам известно, эта гипотеза была впервые предложена Ashby and Casale (2003; см. также Reber & Squire, 1999) и не подвергалась поведенческим проверкам. Цель данной статьи — проверить эту гипотезу.

Существует некоторая косвенная поддержка этой гипотезы PRS. Во-первых, различные нейропсихологические группы пациентов, которые, как известно, имеют широко распространенный дефицит обучения категориям, демонстрируют явно нормальное (А, а не А) искаженное обучение прототипу. Сюда входят пациенты с болезнью Паркинсона (Reber & Squire, 1999), шизофренией (Keri, Kelemen, Benedek & Janka, 2001) или болезнью Альцгеймера (Sinha, 1999; хотя см. Keri et al., 1999). Во-вторых, в нескольких исследованиях сообщалось о нормальном (А, а не А) искажении прототипа обучения у пациентов с амнезией (Knowlton & Squire, 1993; Squire & Knowlton, 1995), но о нарушении выполнения задач (A, B) (Zaki et al., 2003).

В-третьих, нейровизуализационные исследования прототипных задач искажения (А, а не А) выявили связанные с категоризацией изменения в затылочной коре (Aizenstein et al., 2000; Reber et al., 1998a, 1998b). В единственном известном нейровизуализирующем исследовании задачи искажения прототипа (A, B) Seger et al.(2000) также сообщили об активации, связанной с категоризацией, в затылочной коре, но они также обнаружили значительные изменения, связанные с обучением, в префронтальной и теменной коре. Деактивация затылочной коры часто наблюдается в задачах, которые зависят от PRS (например, Wiggs & Martin, 1998), и эти результаты нейровизуализации вызвали предположения, что PRS активен в задачах с искажением прототипа (Reber & Squire, 1999). С другой стороны, такие деактивации обычно не коррелируют с поведенческими показателями (Schacter, Wig, & Stevens, 2007), поэтому данные нейровизуализации не отвечают на вопрос, опосредует ли PRS искажение прототипа обучения .

Что могло бы служить доказательством того, что PRS опосредует обучение в задачах (А, а не А)? Одним из эмпирических признаков ССБ является то, что она должна быть более чувствительна к искажениям, чем большинство декларативных стратегий. Увеличение искажения снижает сходство с прототипом, и есть свидетельства того, что PRS очень чувствителен к уменьшению сходства. Например, активация PRS уменьшается (но не устраняется), если второе представление слова выполнено шрифтом, отличным от первого (т.г., Джейкоби и Хейман, 1987; Редигер и Блэкстон, 1987). Аналогичное снижение активации PRS также наблюдается, если вторая презентация объекта окрашена в другой цвет или видна с другой точки зрения, чем первая презентация (Biederman & Gerhardstein, 1993; Cave, Bost, & Cobb, 1996), или если это другой маркер объекта, представленного первым (Cave et al., 1996). Например, Koutstaal et al. (2001) использовали фМРТ для сравнения активации PRS (т. е. подавления повторения, см. общие обсуждения для получения более подробной информации), когда второе представление объекта было идентично первому, и когда второе представление было другим токеном того же объекта (e .г., зонт, отличный от представленного первым). Кутстал и др. (2001) сообщили о надежной активации PRS, когда вторая презентация была другим токеном, но величина этого эффекта была примерно в 4 раза меньше, чем когда вторая презентация была идентична первой (например, Koutstaal et al., 2001, рисунок 4, стр. 193).

В каждом из этих случаев измененные признаки не имели отношения к задаче (например, шрифт слова, цвет объекта), и широко распространено свидетельство того, что изменение релевантного признака снижает активацию PRS гораздо больше, чем изменение нерелевантного признака. (обзоры см.г., Рёдигер и Сринивас, 1993; Виггс и Мартин, 1998). В задачах искажения прототипа (включая наши эксперименты) все соответствующие признаки искажаются при создании экземпляров категории А. Таким образом, литература по ПРС предполагает, что паттерны категории А, не похожие на прототип А, должны лишь слабо активировать ПРС. В результате, если PRS опосредует производительность, то вероятность реакции А на конкретный шаблон должна быстро уменьшаться по мере непохожести этого шаблона на прототип А.

Напротив, стратегии категоризации, зависящие от декларативной памяти, будут склонны предсказывать, что эта вероятность будет уменьшаться медленнее по мере увеличения несходства. Например, предположим, что участники заметили, что экземпляры категории А часто характеризуются некоторым признаком, образованным подмножеством 9 точек. Одной из возможностей может быть такая особенность, как «пояс Ориона». Поскольку такие особенности зависят только от расположения подмножества точек (3 в случае пояса Ориона), они будут присутствовать во всех паттернах с низким искажением, но также и в некоторых паттернах с высоким искажением (например,г., те, где точки, не являющиеся критическими для признака, искажены больше, чем подмножество точек, определяющих признак). Таким образом, участники, ищущие отличительные черты этого типа, должны ответить «А» на многие модели с высоким уровнем искажений. Другими словами, любой паттерн, сильно активирующий PRS, должен иметь отличительную черту, такую ​​как пояс Ориона, но некоторые паттерны, отображающие эту особенность, не активируют PRS. Точно так же Смит и Минда (2001) показали, что стратегия принятия решений на основе образцов, в которой участники сравнивают стимул с сохраненными представлениями ранее увиденных образцов, также предсказывает относительную нечувствительность к сходству прототипов.В частности, образцовые модели предсказывают, что вероятность реакции А должна медленно уменьшаться по мере увеличения несходства между стимулом и прототипом.

Эксперимент 1 проверяет эти прогнозы в эксперименте 2 × 2, в котором два типа задач искажения прототипа [(A, не A) против (A, B)] пересекаются с двумя уровнями искажения (низкий против высокого). В каждом экспериментальном условии критической зависимой переменной является доля правильных ответов А как функция относительного несходства с прототипом А.Гипотеза PRS делает сильное предсказание, что эти пропорции одобрения должны уменьшаться (с относительным отличием от прототипа) быстрее в состоянии (A, а не A), чем в состоянии (A, B). Это связано с тем, что PRS должен быть особенно чувствителен к искажениям, и поскольку мы прогнозируем, что PRS может улучшить (A, а не A) производительность в большей степени, чем (A, B) производительность.

Обратите внимание, что критическое предсказание относится к относительному непохожести стимула на прототип А.В задаче (А, а не А) стимул становится труднее классифицировать по мере увеличения его расстояния до прототипа А (например, см. Уравнение 2 ниже). Однако в условиях (A, B) удаление стимула от прототипа A увеличивает сложность только в том случае, если перемещение уменьшает расстояние до прототипа B (например, см. уравнение 1). Таким образом, наше основное внимание будет сосредоточено на вероятности правильного ответа А в зависимости от относительного расстояния до прототипа А. Гипотеза PRS предсказывает, что эта вероятность одобрения должна уменьшаться быстрее с относительным расстоянием в задачах (A, а не A) по сравнению с задачами (A, B).

Конечно, сравнивать кривые одобрения по задачам имеет смысл только в том случае, если мы каким-то образом уравняем количество искажений внутри двух задач. По этой причине мы построили категории таким образом, чтобы разделение категорий было одинаковым в каждой задаче для двух уровней искажения. В максимально возможной степени мы также попытались уравнять разделение категорий по задачам. Однако задачи (А, а не А) и (А, В) настолько принципиально различны, что точное приравнивание разделения может оказаться невозможным.Например, в задаче (А, не А) экземпляры категории А окружены со всех сторон стимульного пространства членами категории «не А», тогда как в задаче (А, В) «не А» (т. е. В) образцы ограничивают категорию А только с одной стороны (например, сравните рисунки 2 и 3 ниже). Мы уравняли разделение категорий по уровням искажения, увеличив расстояние между прототипами A и B в условиях высокого искажения по сравнению с состоянием низкого искажения. Подробности приведены в следующем разделе.

ЭКСПЕРИМЕНТ 2

Результаты эксперимента 1 предоставляют первое известное поведенческое свидетельство, подтверждающее роль PRS в обучении категорий.Они подтвердили предсказание гипотезы PRS о том, что вероятность правильного ответа A должна уменьшаться с расстоянием до прототипа A быстрее в задачах (A, а не A), чем в задачах (A, B). Однако, несмотря на простоту этой гипотезы, она делает и другие сильные предсказания. Например, PRS не зависит от обратной связи для обучения, достаточно простого повторения (например, Schacter, 1990; Wiggs & Martin, 1998). Таким образом, если PRS играет ключевую роль в (A, а не A) задачах, то производительность в этих задачах не должна критически зависеть от обратной связи между попытками.Напротив, мы утверждали, что обучение в задачах (A, B) должно быть опосредовано в первую очередь системами памяти, отличными от PRS. Наши результаты не идентифицируют эти другие системы, но системы, которые, как обычно считается, способствуют обучению по категориям (например, система эксплицитных рассуждений, система процедурного обучения), либо выигрывают, либо нуждаются в обратной связи между испытаниями (например, Эшби, Alfonso-Reese, Turken, & Waldron, 1998; Ashby, Queller, & Berretty, 1999). Таким образом, мы ожидаем, что на производительность в задачах (A, B) потеря обратной связи от попытки к попытке должна влиять гораздо больше, чем на производительность в задачах (A, а не A).

Эксперимент 2 проверил это предсказание, а именно то, что устранение сигнала, указывающего, является ли каждый ответ на категоризацию «правильным» или «неправильным», должно быть более вредным для (A, B) производительности, чем для (A, а не A) производительности. Структура категорий и методы были идентичны тем, что использовались в эксперименте 1, с той лишь разницей, что в эксперименте 2 не было обратной связи между испытаниями. Использование идентичных методов в двух экспериментах позволяет нам использовать результаты эксперимента 1 в качестве полного контроля с обратной связью для эксперимента 2.

Методы

Участники и дизайн

Сорок один участник был приглашен из сообщества Калифорнийского университета в Санта-Барбаре и получил кредит за свое участие. Мы использовали факторный план 2 × 2 с двумя разными задачами [(A, не A) и (A, B)] с двумя уровнями искажения (низкий или высокий). В задаче (А, а не А) 8 участников участвовали в условиях низкого искажения и 10 — в условиях высокого. В задаче (A, B) 8 участников участвовали в условиях низкого искажения и 15 — в условиях высокого.Каждый участник участвовал только в одном состоянии, и все участники сообщили о зрении 20/20 или о зрении, скорректированном до 20/20. Каждый участник прошел один сеанс, который длился около 25 минут.

Процедура

Методы, использованные в Эксперименте 2, были идентичны методам, использованным в Эксперименте 1, за исключением того, что из задачи была удалена обратная связь между попытками. Однако была предусмотрена блочная обратная связь, то есть после каждых 30 испытаний участники были проинформированы о проценте их правильных ответов в предыдущих 30 испытаниях.Инструкции, данные участникам эксперимента 2, были аналогичны инструкциям, данным участникам эксперимента 1, за исключением того, что им было сказано, что им не будет предоставлена ​​информация о том, были ли их ответы правильными или неправильными. Кроме того, участникам сказали, что они не должны менять свою стратегию категоризации после того, как почувствуют уверенность в том, что выучили категории. Участникам условий (A, B) также сказали, что не имеет значения, какой ключ ответа они использовали для категории A, а какой — для категории B.Тем не менее, им было предложено использовать одно и то же сопоставление ключей категории/ответа в каждом блоке эксперимента.

Results

Отсутствие обратной связи означало произвольное назначение ответов кнопкам. Поэтому для каждого блока мы подсчитали процент правильных ответов для каждого задания и предположили, что участники использовали задание, точность которого была выше случайной. Общая точность показана в . Обратите внимание, что результаты сильно отличаются от эксперимента 1, где производительность была намного лучше в условиях (A, B) (т.д., см.). В эксперименте 2 производительность была немного выше в условиях (А, а не А) (подробнее об этом ниже). Таким образом, удаление обратной связи привело к гораздо большему падению точности в условиях (А, В), чем в условиях (А, а не А). Когда искажения были низкими, общая точность упала по сравнению с экспериментом 1 и экспериментом 2 на 9 % в условиях (A, B) и даже увеличилась в условиях (A, а не A) (т. е. на 5 %). Когда искажения были высокими, удаление обратной связи вызывало падение точности на 22% в условиях (A, B) по сравнению с падением на 9% в условиях (A, а не A).

Таблица 4

Средняя точность в эксперименте 2 среди всех участников для каждого из четырех условий. Точность дается процентным правильным по всем 10 экспериментальным блокам

9088 89 (+/- 0,73)
высокий
(A, B) 84,8 (+/- 1,25 ) 70,8 (+/- 1,38)

(А, не А) 69,4 (+/- 1,20)

показаны поблочные кривые обучения для каждого из четырех условий соответствующие условия эксперимента 1. На верхней панели показаны данные из условий (А, а не А), а на нижней панели показаны данные из условий (А, В). Прежде всего обратите внимание, что в условиях низкого искажения задачи (А, а не А) точность постоянно увеличивается по блокам при отсутствии какой-либо обратной связи.Это особенно важно, потому что обучение, которое зависит от PRS, не должно требовать обратной связи, но требует повторения. Таким образом, гипотеза PRS правильно предсказывает увеличивающийся характер кривой обучения с низким уровнем искажений (A, а не A) в эксперименте 2.

Поблочная точность в экспериментах 1 и 2. На верхней панели показаны результаты для всех (A, не A), а на нижней панели показаны результаты для всех (A, B) условий).

Во-вторых, обратите внимание, что в условиях низкого уровня искажений (A, а не A) производительность Эксперимента 2 неизменно лучше, чем производительность Эксперимента 1.Таким образом, удаление обратной связи в этом состоянии фактически улучшило производительность (эта разница значима по знаковому тесту: 10/10, p < 0,001). Однако во всех других условиях точность значительно ниже при отсутствии обратной связи. Дисперсионный анализ данных (A, а не A) показал основной эффект искажения [F(1, 39) = 29,02, p <0,001] и взаимодействие между обратной связью и искажением [F(1, 39) = 10,23, p < 0,01], но без основного эффекта обратной связи [F(1,39) = 2,57, p > 0,1]. Напротив, для данных (A, B) основные эффекты обратной связи [F(1,42) = 75.90, р < 0,001] и искажение [F (1, 42) = 28,00, р < 0,001] были значимыми, но взаимодействие между обратной связью и искажением не было. Эти результаты убедительно свидетельствуют о том, что обратная связь была более важной для производительности в условиях (A, B), чем в условиях (A, а не A).

Напомним, что отсутствие обратной связи означало, что назначение ответов кнопкам было произвольным. Поэтому для каждого блока мы подсчитали процент правильных ответов для каждого задания и предположили, что участники использовали задание, точность которого была выше случайной.Эта процедура, хотя и необходимая, немного завышает истинную точность, поскольку гарантирует, что угадывание никогда не даст точности ниже случайной. Таким образом, одна из возможностей заключается в том, что более высокая (А, а не А) точность без обратной связи в условиях низкого искажения связана с этим небольшим смещением в нашей процедуре оценки. Чтобы проверить эту гипотезу, мы повторно проанализировали данные, предполагая, что каждый участник использовал одно и то же назначение ответов на кнопки на протяжении всего эксперимента. Это не изменило вывод о том, что характеристики (A, B) были значительно хуже без обратной связи, но при этом предположении больше не было существенной разницы между характеристиками с низким уровнем искажений (A, а не A) с обратной связью и без нее.

Еще один интересный результат, который можно увидеть при сравнении верхней и нижней панелей и кратко упомянутых выше, заключается в том, что при низком уровне искажений производительность без присмотра в целом была лучше в задаче (А, а не А), чем в задаче (А, Б) задача. Эта разница незначительна с ANOVA, но она значима по знаковому критерию [9/10, p = 0,011]. Напомним, что это противоположно схеме, наблюдаемой в эксперименте 1. С обратной связью задача (А, а не А) была более сложной.Когда искажение было высоким, не было существенной разницы между характеристиками (A, а не A) и (A, B) (т. е. ни по ANOVA, ни по знаковому критерию).

Таким образом, результаты эксперимента 2 убедительно подтверждают предсказание гипотезы PRS о том, что обратная связь более важна в задаче (A, B), чем в задаче (A, а не A). Модели-прототип и образцы не делают прогнозов в экспериментах без учителя, поэтому ни одна из моделей не может быть приспособлена к данным эксперимента 2.

Обсуждение

Эксперимент 2 показал, что, как и предсказывала гипотеза PRS, устранение обратной связи между испытаниями оказало гораздо большее влияние на выполнение задачи (A, B), чем в задаче (A, а не A).В задаче (А, а не А) общая точность была всего лишь примерно на 2% ниже при отсутствии обратной связи, тогда как (А, В) точность упала в среднем на 16% при удалении обратной связи. В задаче (A, B) наблюдалось большое падение точности при обоих уровнях искажения (9% в условиях низкого искажения и 22% в условии высокого искажения), но в задаче (A, а не A) точность упала только в условиях высоких искажений (на 9%). В задаче с малым искажением (A, а не A) точность фактически улучшилась примерно на 5%, когда была удалена обратная связь.Это важно, потому что гипотеза PRS предсказывает, что влияние PRS на производительность должно быть максимальным в условиях низкого искажения (A, а не A).

ОБЩЕЕ ОБСУЖДЕНИЕ

Поскольку категории А были идентичны в условиях (А, не А) и (А, В), участники прошли одинаковое обучение категории А в двух задачах. Кроме того, разделение категорий было примерно одинаковым во всех условиях обоих экспериментов. Несмотря на это сходство, показатели (А, а не А) и (А, В) качественно отличались в экспериментах 1 и 2.В частности, 1) когда была обеспечена обратная связь, (A, B) производительность не влияла на уровень искажения, тогда как (A, не A) производительность ухудшалась с увеличением уровня искажения, 2) (A, не A) производительность была значительно более чувствительна к сходству с прототипом, чем (A, B) производительность, 3) (A, а не A) производительность была хуже, чем (A, B) производительность, когда была дана обратная связь от испытания к испытанию, но такая же или лучше, когда обучение проводилось без присмотра и 4) когда искажения были низкими, производительность (A, а не A) фактически улучшилась при удалении обратной связи, тогда как производительность (A, B) ухудшилась.В совокупности эти различия убедительно доказывают, что обучение в задачах искажения прототипа (А, а не А) и (А, В) опосредовано функционально отдельными системами.

Гипотеза PRS правильно предсказала большинство этих результатов a priori . В частности, было предсказано, что производительность (A, а не A) будет ухудшаться по мере увеличения уровня искажений. Он предсказал, что производительность (А, а не А) будет более чувствительна к относительному расстоянию до прототипа А, чем производительность (А, В), и предсказал, что устранение обратной связи между испытаниями повредит производительности (А, В) больше, чем производительность (А, В). (А, а не А) производительность.Кроме того, результаты нашего моделирования показали, что две наиболее популярные когнитивные теории обучения в задачах искажения прототипов, а именно теория прототипов и теория образцов, обеспечивают хорошие количественные соответствия данным эксперимента 1, но в то же время обе они делают определенные систематические неверные прогнозы. В частности, показано, что ни одна из моделей не может объяснить наблюдаемую крутизну кривых (A, не A) и (A, B). Модель-прототип предсказывала слишком крутые кривые, а образцовая модель предсказывала слишком пологие кривые.Наконец, мы не знаем ни о каких неконтролируемых версиях теории прототипа или образцовой теории, так что ни одна из моделей, по-видимому, не делает никаких априорных предсказаний относительно эксперимента 2. , участники выучили только одну категорию (т. е. категорию А), тогда как в условиях (А, В) они выучили две. Эту гипотезу можно использовать, например, для объяснения того, почему обучение без обратной связи было более успешным в эксперименте 2 в условиях (А, а не А).Мы считаем, что такая возможность маловероятна по двум причинам — логической и эмпирической. Во-первых, нет никакой логической причины, по которой участники должны принять эту стратегию. Как в задачах (A, не A), так и в задачах (A, B) есть две категории стимулов, каждая со своей отдельной реакцией, и в каждом испытании дается обратная связь, сигнализирующая о принадлежности стимула к категории в этом испытании. Таким образом, если участники выучили только одну категорию в условиях (А, а не А), нет причин не применять ту же стратегию в условиях (А, В).Во-вторых, эта гипотеза предсказывает, что при сравнении экспериментов 1 и 2 должен был иметь место основной эффект обратной связи, а не взаимодействия. Другими словами, если бы участники эксперимента 2 обнаружили, что в отсутствие обратной связи задача (А, а не А) была менее сложной, чем задача (А, В), потому что им нужно было выучить только одну категорию в (А, а не А). ), но два в задаче (A, B), то такой же порядок сложности задач должен был наблюдаться в эксперименте 1, когда обратная связь предоставлялась по каждому испытанию.Но вместо этого наблюдался обратный результат — то есть в контролируемых условиях задача (А, В) была проще.

Как оказалось, есть еще одна особенность стимулов, использованных в данном эксперименте, которая может облегчить использование PRS в условиях (А, а не А), а именно то, что узоры точек различаются по многим измерениям восприятия, а не по немного. Мы выдвинули гипотезу, что активация PRS в задаче искажения прототипа требует, чтобы многие экземпляры категории были похожи на прототип.В задаче искажения прототипа каждый экземпляр представляет собой уникальное искажение прототипа. Поэтому ПРС должен быть более активным, если случайные искажения вызывают много стимулов, подобных прототипу. С стимулами, которые различаются только по одному измерению, случайные искажения прототипа будут давать некоторые экземпляры с более низким значением, чем у прототипа, по измерению стимула, а некоторые — с более высоким значением. В результате некоторые искажения будут близки к прототипу (и, следовательно, похожи), а многие будут дальше (и, следовательно, более непохожи).На самом деле в одном измерении ближайшими соседями прототипа могут быть только два экземпляра. Все остальные экземпляры должны быть более непохожи на прототип, чем эти два. Однако в двух измерениях пять экземпляров могут быть ближайшими соседями прототипа, потому что теперь экземпляры могут группироваться вокруг прототипа во всех точках компаса, а не просто падать влево или вправо. По мере увеличения размерности стимула эта тенденция ускоряется. Например, для 8-мерных стимулов 240 различных экземпляров могут быть ближайшими соседями прототипа, а для стимулов, различающихся по 24 измерениям, число возможных ближайших соседей прототипа увеличивается до 196 560 (Одлызко и Слоан, 1979).Таким образом, случайные искажения прототипа, вероятно, приведут к появлению большего количества образцов, очень похожих на прототип, когда стимулы различаются по многим параметрам восприятия. С девятью точками случайный рисунок точек варьируется в зависимости от 18 размеров стимула. В результате многие искажения прототипа будут лежать очень близко к прототипу в стимульном пространстве и, вероятно, активируют PRS 7 . Таким образом, гипотеза PRS предсказывает, что разница между (A, не A) и (A, B) обучением, наблюдаемая в настоящем исследовании, должна быть менее выраженной при стимулах, которые различаются по меньшему количеству измерений.

Нейронная основа PRS до сих пор неясна. Примирование к повторению, которое, как считается, опосредовано PRS, широко связано с феноменом подавления повторения, при котором повторяющиеся предъявления стимула вызывают все более и более слабый нейронный ответ (например, Raichle et al., 1994; Schacter & Buckner, 1998; Виггс и Мартин, 1998). В результате были выдвинуты конкретные предположения о том, что подавление повторения является нейронным признаком активации PRS (например, Schacter & Buckner, 1998; Wiggs & Martin, 1998).

Связь активации PRS с подавлением повторения должна способствовать развитию нейронной теории PRS, но несколько важных вопросов остаются без ответа. Во-первых, если PRS представляет собой чисто перцептивную систему памяти, то можно ожидать, что ее эффекты будут ограничены сенсорными областями коры (включая сенсорные ассоциативные области). Это правда, что подавление повторения часто наблюдается в зрительной коре, но также сообщалось о нем и в других несенсорных областях мозга, включая префронтальную кору (например, префронтальную кору).г., Демб и др., 1995; Райхл и др., 1994; Вагнер, Десмонд, Демб, Гловер и Габриэли, 1997). Во-вторых, нейронные механизмы, опосредующие подавление повторения, также неясны. Например, неясно, вызвано ли подавление повторений заострением кривых настройки (Wiggs & Martin, 1998) или результатом обучения с быстрой реакцией (Dobbins, Schnyer, Verfaellie, & Schacter, 2004; Logan, 1990).

Подготовка к повторению, опосредованная PRS, долгое время считалась формой перцептивного научения (т.g., Kirsner & Dunn, 1985), так и обширная литература по перцептивному обучению (например, Dosher & Lu, 1999; Fahle & Poggio, 2002) и его нейронной основе (например, Gilbert, Sigman, & Crist, 2001; Petrov, Dosher, & Lu, 2005) могут дать ответы на эти вопросы. Настоящие результаты предполагают, что литература по изучению категорий должна внимательно следить за этой дискуссией.

В этой статье сообщалось о поведенческих диссоциациях между (A, не A) и (A, B) задачами искажения прототипа. В прошлом мало внимания уделялось тому, относится ли задача искажения прототипа к разновидности (А, а не А) или (А, В).Мы прогнозируем, что аналогичные результаты должны быть получены и в других типах задач обучения категории, помимо искажения прототипа, которые сравнивают условия (А, а не А) и (А, В), при условии, что категории А и В характеризуются высокой внутренней оценкой. сходство категории и члены категории не А были перцептивно различны.

Настоящие результаты дополняют растущее количество доказательств того, что человеческое категориальное обучение задействует несколько систем памяти (Ashby & O’Brien, 2005). Различные системы памяти имеют разные преимущества и недостатки.Поскольку структуры категорий могут быть самых разных типов, некоторые системы памяти лучше других приспособлены к изучению определенных структур категорий. Настоящие результаты описывают условия, при которых ССБ может иметь решающее значение. В совокупности все эти результаты предполагают, что категориальное обучение может использовать многие или, возможно, все основные системы памяти, которые были выдвинуты исследователями памяти.

Система восприятия — обзор

1 Введение

В течение последнего десятилетия исследователи изучали использование анимации во многих аспектах пользовательских интерфейсов.В 1984 году Apple Macintosh использовал элементарную анимацию при открытии и закрытии значков. Этот вид анимации использовался для обеспечения непрерывного перехода от одного состояния интерфейса к другому и становится все более распространенным как в исследовательских, так и в коммерческих пользовательских интерфейсах. Пользователи обычно сообщают, что предпочитают анимацию, однако исследований, пытающихся понять, как анимация влияет на производительность пользователей, проведено очень мало.

Широко распространено мнение, что анимация помогает пользователям поддерживать постоянство объекта и, таким образом, помогает пользователям связать два состояния системы.Это понятие было хорошо описано Робертсоном и его коллегами в их статье о «шишечных деревьях» — технике трехмерной визуализации, которую они разработали.

«Интерактивная анимация используется для переноса части когнитивной нагрузки пользователя на систему человеческого восприятия…. Феномен восприятия постоянства объекта позволяет пользователю отслеживать отношения подструктуры, не задумываясь об этом. Когда анимация завершена, для повторного усвоения времени не требуется». [19 стр. 191].

Исследователи, в том числе Робертсон, в ходе неофициальных исследований юзабилити продемонстрировали, что анимация может повысить субъективную удовлетворенность пользователей.Тем не менее, было проведено несколько контролируемых исследований, специально посвященных тому, как анимация влияет на производительность пользователя. Эти исследования кратко изложены ниже.

1.1 Анимация требует времени

Одним из потенциальных недостатков добавления анимации в интерфейс или визуализацию является то, что анимация по определению требует времени. Это приводит к фундаментальному компромиссу между временем, затрачиваемым на анимацию, и временем, затрачиваемым на использование интерфейса. С одной стороны, без анимации реакция системы может быть мгновенной.Пользователи проводят все свое время, используя систему. Однако после резкого перехода пользователь может потратить некоторое время на то, чтобы приспособиться к новому представлению информации и связать ее с предыдущим представлением.

С другой стороны, каждое визуальное изменение интерфейса сопровождается плавным переходом, связывающим старое представление с новым. Хотя разработчики анимированных систем надеются, что эта анимация облегчит пользователям связь между различными состояниями системы, очевидно, что существует компромисс между тем, сколько времени на самом деле тратится на переход.Если переход слишком быстрый, пользователи не смогут установить соединение, а если переход слишком длинный, время пользователей будет потрачено впустую. Идеальное время анимации, вероятно, будет зависеть от ряда факторов, включая тип задачи и опыт пользователя с интерфейсом и данными. В пилотных исследованиях и нашем опыте создания анимированных систем мы обнаружили, что анимация продолжительностью 0,5–1,0 секунды обеспечивает баланс. Другие сочли уместной односекундную анимацию [9 с.185].

В худшем случае анимацию можно рассматривать как увеличение общего времени отклика системы. Обычно время отклика системы определяется как время между моментом, когда пользователь инициирует действие, и моментом, когда компьютер запускает для отображения результата. Это определение пришло из дней медленных дисплеев на компьютерных терминалах. Эта метрика была выбрана потому, что пользователи могли начать планировать свой ответ, как только отображались первые данные. Однако во многих анимациях пользователь не видит соответствующих данных до тех пор, пока анимация не будет почти завершена, и, таким образом, время анимации является важной частью отклика системы.Таким образом, мы определяем общее время отклика системы , чтобы включить время анимации (рис. 1).

Рис. 1. Модель синхронизации пользовательского интерфейса с анимацией (адаптировано из [22, с. 353]).

Во многих доменах приложений системе может потребоваться некоторое время для сбора данных (например, со Всемирной паутиной) или их обработки. В этих случаях вставка анимации там, где необходима задержка, вряд ли повредит производительности, поскольку пользователям все равно придется ждать. Однако, поскольку задержку, связанную с Интернетом, часто трудно предсказать, сопоставление анимации со временем поиска в Интернете может быть затруднено.Большая проблема заключается в том, что компьютер мог бы отреагировать мгновенно, а анимация замедляет время отклика компьютера.

Исследователи изучают время отклика системы с 1960-х годов, и оказалось, что реакция пользователей на системные задержки сложнее, чем может показаться на первый взгляд. Многие исследования показывают, что удовлетворенность пользователей снижается по мере увеличения задержек (см. недавний отчет в World-Wide Web для типичного примера [21]). Однако это удовлетворение не обязательно коррелирует с производительностью.В одной статье показано, что пользователи выбирают разные стратегии взаимодействия в зависимости от времени отклика системы [25]. В этом документе показано, что реальная производительность пользователей зависит от сложного сочетания задачи, задержки и изменчивости задержки, среди прочего. Одно типичное исследование показывает, что производительность увеличивается по мере уменьшения задержек для задач ввода данных [12]. Однако другое исследование показало увеличение производительности ввода данных, когда задержки увеличили до точки [3].

Таким образом, тот факт, что анимация требует времени, не обязательно означает, что она снижает производительность.Поскольку на самом деле они могут снижать когнитивные усилия, как предполагают Робертсон и другие, мы считаем, что анимация может улучшить выполнение некоторых видов задач.

1.2 Типы компьютерной анимации

Анимация в компьютерных интерфейсах на самом деле может означать много разных вещей. Бэкер и Смолл обобщили многие способы анимации объектов на экранах компьютеров [1]. Анимация может состоять из перемещения статического объекта внутри сцены, или объект может изменять свой внешний вид при перемещении.Сцена может быть больше, чем может поместиться на экране, а точку обзора можно изменить с помощью анимированного движения путем рендеринга «между кадрами» на полпути между начальным и конечным состоянием. Также существует множество других типов анимации.

В общем, анимация часто используется, чтобы помочь пользователям связать различные состояния в интерфейсе. Эти изменения могут быть в данных внутри интерфейса или в самом интерфейсе. Некоторые системы, использующие анимацию данных, включают визуализатор информации [9], деревья конусов [19], систему непрерывного масштабирования [20], а также WebBook и WebForager [10].Чанг и Унгар обсудили применение принципов анимации из рисунков и мультфильмов к пользовательским интерфейсам, показав, что возможно нечто большее, чем простое перемещение объектов интерфейса [11].

Некоторые исследователи исследовали использование анимированных иконок [2]. Другие использовали анимацию, чтобы попытаться улучшить обучение тому, как работают алгоритмы [8, 24]. Есть также несколько систем пользовательского интерфейса, которые включают явную поддержку создания анимированных интерфейсов. Хорошим примером этого является Морфическая система [18].

1.3 Масштабируемые пользовательские интерфейсы

Мы заинтересованы в понимании анимации, потому что в течение последних нескольких лет мы изучали масштабируемые пользовательские интерфейсы [4, 5, 6, 7, 15, 17]. Масштабируемые пользовательские интерфейсы (ZUI) — это метод визуализации, обеспечивающий доступ к пространственно организованной информации. ZUI позволяет пользователям увеличивать и уменьшать масштаб или перемещаться по экрану, чтобы просмотреть гораздо больше информации, чем обычно помещается на одном экране. Мы разработали систему под названием Pad++ для изучения ZUI.

ZUI, которые мы создали, обычно обеспечивают три типа анимированного движения, а также другие виды анимированных переходов, таких как растворение. Три типа анимированного движения — это движение объектов в сцене, ручное изменение точки обзора (через различные механизмы управления) и автоматическое изменение точки обзора (во время гиперссылок).

Мы считаем, что анимация изменения точки обзора во время гиперссылок является наиболее важным видом анимации в Pad++, поскольку эти анимации помогают пользователям понять, где они находятся в информационном пространстве.Они также просты для понимания и использования. Как сказал один ребенок, использующий KidPad (инструмент для детей на Pad++): «С [традиционным гипертекстом] вы как будто закрываете глаза, а когда открываете их, вы оказываетесь в новом месте. Масштабирование позволяет держать глаза открытыми» [14].

Мы и другие также использовали Pad++ для создания анимированных масштабируемых презентаций и регулярно получаем очень положительные отзывы от аудитории. Однако, как исследователи человеко-компьютерного взаимодействия, мы хотим понять, где именно анимированные ZUI работают лучше, чем традиционные подходы.

Когда мы приступили к разработке исследования, которое помогло бы нам понять преимущества ZUI, мы поняли, что используемая нами анимация ортогональна использованию масштабирования для организации данных. Можно иметь интерфейс с анимацией или без нее, а также с многомасштабной структурой или без нее. Чтобы лучше понять ZUI, мы решили попытаться понять эффекты анимированного движения и многомасштабной структуры отдельно.

Таким образом, в этой статье мы начнем с изучения самого основного и фундаментального вида анимации, используемого в ZUI.Мы исследуем, как анимированные изменения точки зрения во время перехода по гиперссылке влияют на способность пользователей строить мысленную карту плоского информационного пространства. Мы специально решили не исследовать масштабирование или мультимасштабные структуры в этой работе, потому что мы чувствовали, что масштабирование будет искажающей переменной для эффектов анимации, которые мы исследуем.

1.4 Предыдущие исследования

Было проведено несколько исследований, специально посвященных тому, как анимация влияет на возможности пользователя использовать интерфейсы. В одном исследовании изучались эффекты перехода (например, растворение) и анимация объекта в поле зрения [16].Это исследование показало, что как эффект перехода растворения, так и анимированное движение объектов в сцене независимо друг от друга помогают пользователям решать проблемы. Это исследование важно, потому что оно мотивирует распространенное убеждение и интуицию, что анимация может помочь пользователю поддерживать постоянство объекта и, таким образом, улучшить выполнение задачи. Однако в этом исследовании не рассматривалась анимация точки обзора, которая является основным направлением текущего исследования.

Другое исследование, которое, возможно, является более актуальным, рассматривало анимацию точки зрения при визуализации пространственной информации [13].В этом исследовании сравнивалась способность пользователей находить предметы, в которых было использовано больше предметов, чем могло поместиться на одном дисплее. Для перемещения по элементам использовались различные методы навигации (полосы прокрутки, масштабирование и вид «рыбий глаз»), и каждый метод навигации был протестирован с анимацией и без нее. В этом эксперименте использование анимации не оказало существенного влияния ни на один из методов навигации. Однако анимация была реализована всего с одним промежуточным кадром. Чтобы анимация воспринималась как плавное кажущееся движение, должно быть несколько промежуточных кадров, и они должны показываться быстро (обычно более 10 кадров в секунду, а предпочтительно 20 или 30 кадров в секунду).Таким образом, не похоже, чтобы результаты точно описывали эффекты анимации. Один интересный аспект исследования, который кажется важным, но не относящимся к анимации, заключается в том, что метод визуализации с масштабированием работает значительно лучше, чем метод визуализации с полосой прокрутки или методом просмотра «рыбий глаз».

%PDF-1.4 % 446 0 объект > эндообъект внешняя ссылка 446 145 0000000016 00000 н 0000003994 00000 н 0000004229 00000 н 0000004256 00000 н 0000004305 00000 н 0000004341 00000 н 0000004988 00000 н 0000005102 00000 н 0000005215 00000 н 0000005329 00000 н 0000005441 00000 н 0000005556 00000 н 0000005671 00000 н 0000005786 00000 н 0000005901 00000 н 0000006014 00000 н 0000006160 00000 н 0000006276 00000 н 0000006391 00000 н 0000006506 00000 н 0000006620 00000 н 0000006734 00000 н 0000006907 00000 н 0000007064 00000 н 0000007144 00000 н 0000007224 00000 н 0000007305 00000 н 0000007385 00000 н 0000007465 00000 н 0000007544 00000 н 0000007624 00000 н 0000007703 00000 н 0000007783 00000 н 0000007864 00000 н 0000007945 00000 н 0000008024 00000 н 0000008104 00000 н 0000008183 00000 н 0000008263 00000 н 0000008343 00000 н 0000008424 00000 н 0000008504 00000 н 0000008584 00000 н 0000008665 00000 н 0000008745 00000 н 0000008825 00000 н 0000008904 00000 н 0000008984 00000 н 0000009064 00000 н 0000009143 00000 н 0000009223 00000 н 0000009302 00000 н 0000009382 00000 н 0000009461 00000 н 0000009541 00000 н 0000009620 00000 н 0000009699 00000 н 0000009777 00000 н 0000009857 00000 н 0000009935 00000 н 0000010014 00000 н 0000010094 00000 н 0000010172 00000 н 0000010252 00000 н 0000010331 00000 н 0000010410 00000 н 0000010489 00000 н 0000010567 00000 н 0000010645 00000 н 0000010726 00000 н 0000010806 00000 н 0000010886 00000 н 0000010967 00000 н 0000011047 00000 н 0000011818 00000 н 0000011977 00000 н 0000012497 00000 н 0000012727 00000 н 0000013028 00000 н 0000013106 00000 н 0000013545 00000 н 0000019989 00000 н 0000020550 00000 н 0000020942 00000 н 0000027054 00000 н 0000027489 00000 н 0000027849 00000 н 0000028603 00000 н 0000028749 00000 н 0000029145 00000 н 0000029469 00000 н 0000029836 00000 н 0000030034 00000 н 0000033481 00000 н 0000034237 00000 н 0000035052 00000 н 0000035797 00000 н 0000036580 00000 н 0000037357 00000 н 0000037718 00000 н 0000038509 00000 н 0000039185 00000 н 0000039630 00000 н 0000039853 00000 н 0000039949 00000 н 0000041175 00000 н 0000041410 00000 н 0000041745 00000 н 0000041801 00000 н 0000042111 00000 н 0000042327 00000 н 0000044070 00000 н 0000044354 00000 н 0000044887 00000 н 0000045004 00000 н 0000097479 00000 н 0000097518 00000 н 0000109717 00000 н 0000117849 00000 н 0000117907 00000 н 0000118085 00000 н 0000118188 00000 н 0000118289 00000 н 0000118409 00000 н 0000118523 00000 н 0000118683 00000 н 0000118892 00000 н 0000119038 00000 н 0000119149 00000 н 0000119319 00000 н 0000119456 00000 н 0000119598 00000 н 0000119743 00000 н 0000119906 00000 н 0000120021 00000 н 0000120157 00000 н 0000120339 00000 н 0000120460 00000 н 0000120575 00000 н 0000120708 00000 н 0000120872 00000 н 0000120979 00000 н 0000121091 00000 н 0000121218 00000 н 0000003196 00000 н трейлер ]/предыдущая 303227>> startxref 0 %%EOF 590 0 объект >поток hb«`b`Mg`g` Ȁ

ОПЫТ ПРЕДСТАВИТЕЛЬСТВА

ОПЫТ ПРЕДСТАВИТЕЛЬСТВА

 

на

Фред Дрецке

 

Это перцептивные убеждения являются репрезентативными, в наши дни это мало оспаривается.Более спорной является идея о том, что перцептивные переживания тоже. Четное более спорным является утверждение, что перцептивные переживания не только репрезентативный, но их феноменальный характер — качества, которые определить, что значит иметь опыт — полностью дан посредством свойств опыт представляет то, что нужно иметь. Вот тот тезис, который я хочу исследовать (и защищать) здесь.

Говоря о перцептивных переживаниях как репрезентативный, можно было бы только означать, что эти переживания (обычно) 90 592 из 90 593 вещи.Они обладают интенциональностью в философском техническом смысле этого слова. Мы видим книги, слышим колокольчики и чувствуем запах чеснока. Если они достоверны, то визуальные, слуховые и обонятельные переживания связаны с (или о) книгами, колокольчиками и чесноком. Если все это подразумевается под репрезентативным теории опыта, трудно понять, как избежать репрезентативной теории. Я имею в виду больше, чем это. Я имею в виду, что опытные качества, способ вещи кажутся феноменальными (когда, например, кто-то видит или галлюцинирует оранжевая тыква), — , все — свойства, которые представляет опыт. вещи как имеющие.Поскольку качества объекты представляются как обладающие качествами, которыми они иногда — на самом деле (учитывая немного реализма) качества, которыми они обычно обладают, черты, определяющие на что похоже переживание — это свойства объектов, которые мы опыт (не наш опыт их) есть. Если понимать квалиа (как я их понимаю) как качества, которые в имея опыт, человек сознательно осознает эти качества (поэтому) которые, с точки зрения первого лица, различают один тип опыта от другого, то квалиа являются подмножеством объективных физических свойств.

Это это полный рот, поэтому я разобью его на более удобоваримые куски. Сначала несколько слов о представлении.

 

1. Что такое представления?

В Говоря о репрезентациях, я руководствуюсь знакомыми примерами (того, что я называю) обычные представления — инструменты, датчики, рассказы и изображения. Термометры показывают температуру, спидометры скорость. Картинки и истории представляют объекты и события, изображениями и историями которых они являются. о.Некоторые представления изобразительный, другие нет. я называю таких репрезентации конвенциональны, потому что их способность репрезентировать так или иначе другой, основанный на наших коллективных целях и намерениях. Измените то, как мы используем или относимся к этим артефакты, и вы меняете (возможно, даже устраняете) их значение, то, что они говорят или представлять об остальном мире. Если опыт является репрезентативным, он, по-видимому, не обычным в этом смысле. Они натуральные или оригинал (Haugeland 1981) репрезентации, репрезентации, чья сила сказать, как обстоят дела в некоторых другая часть мира не происходит от агентов, которые (имея намерения и цели) уже обладают этой властью.Однако помимо этого различия репрезентативная теория утверждает, что переживания напоминают обычные представления в важных отношениях. Если бы они этого не сделали, я бы не видел большого смысла в называя их репрезентациями. Что следует является кратким каталогом этих важных аспектов.

Есть представительские ТС объект, событие или состояние, которое представляет — и репрезентативное содержание состояние или ситуацию транспортного средства представляет как таковой.Говоря о репрезентациях, то нам должно быть ясно, говорим ли мы о содержание или средство, о том, что представлено или представление сам. Это имеет большое значение. В случае мысленных представлений транспортное средство (убеждение или опыт) находится в голове. Содержание — то, во что верят и переживают — это (обычно) нет. То же самое и с обычными, знакомые представления. Это история в книге? Сюжет-автомобиль есть, но не содержание.Вот почему мы не можем сделать такой вывод, потому что в игре есть драконы. история и история в книге, что драконы в книге. Когда я говорю о репрезентациях, я буду всегда имел в виду представительский автомобиль. Если я имею в виду контент, я так и скажу.

Представительства не обязательно должен быть о конкретном объекте (пространственно-временной частности) для того, чтобы иметь содержание. После справедливо Согласно стандартному каузальному мышлению, я беру объект(ы) репрезентации за объект(ы), которые находятся в правильном причинном отношении к нему.Если нет объекта, стоящего в правильное причинно-следственное отношение к R (представительному транспортному средству), то R не относится к объект. R, тем не менее, все еще имеет содержание — что он сказал бы об объекте, если бы у него был объект. Думать о радар искажает информацию о самолете, приближающемся с востока. Есть медленно движущаяся вспышка, которая… когда все работает правильно — такой сигнал производит самолет. Но в данном случае такого самолета нет. существуют. Радар все еще «говорит» есть.Что он говорит об этом несуществующем самолете если что он приближается с востока. Рисунок на экране примерно (или, если тебе не нравится этот язык, говорит шаблон) что-то в том же роде вымышленные истории о вещах (или говорят о них). Речь идет о приближающемся самолете, как в пьесе Шекспира « Гамлет ». о нерешительном датском принце. Представления, лишенные объекта, имеют содержание, фиксированное 90 616 способами, 90 617 которыми они (неверно) представляют мир. быть.[2] С репрезентативной точки зрения на опыт феноменальный характер нашего опыт определяется не объектами, которые мы переживаем, — они могут изменяться или быть несуществующим, в то время как переживание субъективно остается точно таким же своего рода опыт, но, судя по тому, как опыт представляет то, что должно быть, свойств, которые он представляет объектам (если таковые имеются). Говоря о содержании, мы всегда должны пониматься как атрибутивное содержание, то, что репрезентация говорит или представляет о возможно несуществующем объекте.Как говорит Дэвис (1996), содержание перцептивного представление нет объект вовлечение.

Это важно различать свойство, которое объект представлен как обладающий (назовем это М) и свойство представлять объект как М, назовем это М r . Если перцептивный опыт представляет собой движущимся объектом, М, то, если представление достоверно, объект, который является M, в то время как опыт является M r .Если квалиа свойства, которые человек осознает, имея перцептивные переживания, — свойства предметы (если они есть) феноменально кажутся иметь — тогда это М, движение, свойство (если опыт достоверный) объект переживаемый, а не M r , свойство опыта, что это качество.[3] Согласно репрезентативному мнению Таким образом, перцептивный опыт, квалиа — это свойства, которыми обладают физические объекты, те, которые мы испытываем, обычно имеют.Они не являются свойствами, которыми обладает опыт. Мы осознаем движение, М, а не М r . Я понятия не имею, что такое свойство представляющий что-то движущееся, M r , выглядит (пахнет, ощущается, звучит как. подозреваю, что нет выглядеть, звучать, пахнуть или ощущаться как угодно и примерно по той же причине, по которой означает . собака (свойство слова «собака») не выглядит, не звучит и не чувствовать себя как угодно. Конечно не нравится собака. Или слово «собака.»

Один последний пункт, прежде чем приступить к делу. Некоторые люди думают обо всех мысленных представлениях как о концептуальный. Мысленно представить x как М означает подводить х под понятие М, верить, судить или думать, что х есть М. Если человек не знает или понять, что такое М, не имеет понятия М, то ни S, ни что-либо в S (например, перцептивный опыт) может представлять что-то как М. Вы не можете испытать движение, если вы не понять, что такое движение.

я не спорю с концептуальными представлениями — я думаю о перцептивных верованиях таким образом я сам — но кажется ясным, что если опыт следует понимать в репрезентативные термины, репрезентации не могут быть концептуальными. Наблюдение за движением стрелки часов отличается от считая, что он движется. Вам не нужно видеть, как он движется, чтобы поверить, что это движется, и вы можете видеть, как оно движется, не веря, что оно движется. Даже птицы, пчелы и человеческие младенцы испытывают движение, и для этого им не нужна концепция движение .Концепция движения для того, чтобы испытать движение, нужна не больше, чем одному нуждается в числовых понятиях, чтобы испытать множественность. Опыт пяти объектов отличается от одного из четырех (шести, восьми и т. д.) объектов, и отличается даже для животных (включая детей) которые не умеют считать и поэтому неспособны верить или считая, что перед ними пять объектов. Если у кого-то нет понятия пять , то не получится описать пять пальцев, которые человек видит, как пять пальцев, но мы — эти которые обладают необходимыми понятиями, — несомненно, могут описать вещи таким образом для тех, кто не может сделать это сам.Возможно, они тоже не могут назвать себя голодными, но мы может. Репрезентативная теория опыт говорит, что визуальный опыт может представлять пальцы на своих рука как пять (не как четыре или шесть) даже когда переживание происходит у человека (или животного), лишенного способности сказать или подумать, что именно так все и происходит.[4]

я буду не пытайтесь сказать, в чем разница между эмпирическим и концептуальным представление.я пытался это сделать в другом месте. В «Дрецке» (1981) я сделал различие с точки зрения аналогового и цифрового кодирования информации. В «Дрецке» (1995) заложена та же идея. понятия системной (филогенетическое происхождение) и приобретенной (онтогенетическое происхождение) форм представительства. Но это не тот место для разработки или обзора этих усилий. Достаточно, если мы согласимся с тем, что репрезентативная теория опыта должны различать в репрезентативных терминах опыт свойства предмета — в случае зрения его движение, цвет, ориентация, форма, размер, текстура и т. д., а также суждение (вера, знание), что некоторые объект имеет эти свойства.Если эти оба являются репрезентациями, это разные виды репрезентации, и репрезентативная теория сознания должна, в конечном счете, быть в состоянии учитывать эту разницу. Впрочем, это проект для другого раза. Пока нас интересует вопрос насколько правдоподобно думать об опыте исключительно в репрезентативных терминах чем угодно оказывается окончательный анализ репрезентации.

2.Опыт как представление.

Есть два — может быть (в зависимости от того, как считать) даже три — веские причины для размышлений опыта в репрезентативных терминах.

Прежде всего, это тот факт, что свойства, которые индивидуализируют опыта, которые отличают один тип опыта от другое — короче говоря, квалиа — не являются (по крайней мере, не должны быть) качествами что-либо в голове переживающего и, следовательно, учитывая, что переживания происходят в голове, а не качества опыта.На самом деле они не должны быть качества чего-либо. Ничего не нужно обладают свойствами, которые мы испытываем (по крайней мере, не в то время, когда мы испытываем их). Не должно быть ничего оранжевого и в форме тыквы — конечно, не в голове в то время, когда происходит переживание. происходит — для нас, чтобы иметь опыт оранжевой тыквы. Как это возможно? Точно так же можно иметь истории ( Золушка , например) о (вагонах, превращающихся обратно в) тыквы при этом в книге (транспортном средстве) не было ничего похожего на волшебное тыквы.Свойства и ситуации человек осознает, имея опыт, точно так же, как свойства и ситуации, описанные в рассказах: интенциональные. Мир не должен содержать их, чтобы быть представленным как содержащий их.

Этот интенциональный аспект репрезентации очевиден даже в таких знакомые измерительные приборы, как спидометры. Ничто не должно разгоняться до 100 миль в час для моего (неисправного) спидометр, чтобы показать, что я еду так быстро. Даже когда представление достоверно, это (т.е. представление) не обязательно должны иметь свойства, которыми, по его словам, обладает транспортное средство.Обычно, конечно, спидометр (находится в автомобиле, скорость которого он представляет) имеет ту же скорость, которую он представляет автомобиль как имеющий, но у полиции есть стационарные устройства, которые могут представлять собой машина как едет 100км/ч. Согласно репрезентативная теория, опыт таков. Репрезентативное транспортное средство, вещь в вашей голове, не (или не обязательно) обладают свойствами, которыми он представляет мир. То, что у вас в голове представляет объект там как движущийся не обязательно должен двигаться.Вот почему заглянув в голову человека (или летучей мыши), вы не обнаружите качества, которые испытывает человек (летучая мышь), в чью голову смотрят. Что я испытываю (вижу), когда смотрю в головы другого человека являются репрезентативными транспортными средствами — электрическими химическими события в сером, сыром, мозговом веществе; что человек переживает (видит), на с другой стороны, репрезентативное содержание — ярко-оранжевая тыква.

я не знаю ни одной другой теории о природе чувственного опыта, это удовлетворяющая история о первом vs.аспекты третьего лица опыт. Если мы согласны, что переживания оранжевых тыкв существуют в мозгу человека, видящего тыквы, почему другие люди не могут сказать, на что похожи эти переживания, по смотреть в мозг, на переживания, на человека, который их испытывает? По той же причине я не могу сказать, какая история рассказывается, глядя в книгу, написанную на китайском языке. Насколько я могу судить, это может быть связано с тренерами. превращаются в тыквы. я вижу представления достаточно ясно, но без понимания кода (в этом случае, язык), я не понимаю их смысла (содержания).Вы не можете идентифицировать репрезентативный контент глядя на объекты (транспортные средства), у которых он есть.

Так как, насколько я могу судить, репрезентативная теория — единственная материалистическая теория, которая объясняет эти загадочные факты об опыте, только репрезентативная теория успешно устраняет пробел в объяснении. Репрезентативная теория опыта не решает, я признаю, «сложную» проблему сознания. Он устраняет только этот пробел в объяснении. открывать не менее загадочный пробел в другом месте: как электрические и химические явления в серой сырой мозговой массе умудряются представлять ярко-оранжевые тыквы? Мы все понимаем, как знаки на бумаге, а именно., слова «яркий оранжевая тыква» — успейте это сделать. Мы наделяем символы этой силой, делая их означающими яркими оранжевыми тыква . Мы могли бы вместе, заставить эти слова означать что-то другое. Но никто, надо полагать, не придавал событиям, происходящим в нашем мозгу, значение. Если это представления, они не являются, как слова, условными представлениями объектов, которые мы видим и слышать. Так откуда же мозг берет свою силу — эту первоначальную или природную силу — представляют (неконцептуально) то, что мы переживаем?

я иметь представление об этом (см. Dretske 1995), но это не место, чтобы тянуть его вне.Проблема, которую я решаю здесь не то, что дает мозгу способность представлять качества, составляющие опыта, но вопрос о том, дает ли репрезентативная история удовлетворительное описание феноменального опыта. Если это так, то мы можем перейти к следующему вопросу: что же такое удовлетворительный счет представительства? Но по одному. Давайте сначала разберемся, существуют ли аспекты опыта, то, как мы видим и чувствуем мир, которые не могут быть интерпретируются как способы представления мира? Если есть, то даже если опыт репрезентативный, то не , а . репрезентативный.Так что даже если у нас есть адекватная теория репрезентации, способная отметить различие между концептуальной (вера) и неконцептуальной (опыт) формами представления, нам, в конце концов, понадобится что-то еще, нечто большее, чтобы получить полную теорию опыта.

До обращаясь к вопросу о том, обеспечивает ли репрезентативная теория полный отчет о феноменальном опыте, позвольте мне закончить объяснение причин думая, что это, по крайней мере, часть истории.Вторая причина в пользу репрезентативного анализа опыт может быть не чем иным, как повторением первой причины, но я думаю, что это дает достаточно иной взгляд на вещи, чтобы оправдать упоминание Это. Как мы уже видели, квалиа, на репрезентативный вид, являются подмножеством обычных физических свойств, тех, что объекты представлены (в опыте) как имеющие. Когда представления достоверны, когда вещи на самом деле таковы, как они выглядят, объекты на самом деле обладают свойствами они представлены как имеющие. Квадрат и движущихся , например, являются двумя квалиа переживаний. (восприятие) движущихся квадратов. Эти являются свойствами объектов, которые мы видим, — движущегося квадрата. Они не являются (или не должны) быть свойствами наш опыт перемещения квадратов. Ваш опыт движущихся квадратов не является движущимися квадратами.

Это означает, что свойства, которые мы используем для индивидуализации переживаний, являются объективными свойства объектов, которые мы переживаем, а не свойства переживаний самих себя.Мы различаем опыт не по свойствам, а с точки зрения свойств, которыми обладают их объекты (если они есть). Это удивительно похоже на репрезентативный способ классификации, удивительно похожий на то, как мы классифицируем, скажем, рассказы и картинки. А есть биография Оскара Уайльда, B а История гражданской войны в Испании. Мы разложить эти книги по разным библиотечным полкам не потому, что они — книги — обладают такими разными свойствами, но поскольку вещи, которые они описывают, такие разные.То же самое с фотографий. C представляет собой изображение Турецкий бизнес-магнат, D фотография мэра Чикаго. Это разные картинки, несомненно, попадают в разные фотоальбомы или в разные музеи не потому, что они такие разные (они могли быть неразличимы; мэр мог быть брат-близнец), но потому что то, что они изображают, то, что они изображают, такие разные.

Один раз мы понимаем, что свойства, которые мы используем для классификации субъективных переживаний, не свойства, которыми они обладают, а общедоступные свойства, которые внешние объекты (те, которые обычно относятся к этим переживаниям), это становится — или я так думаю — непреодолимым препятствием для объяснения этой необычной классификационной процедура в представительских условиях.Переживания различаются, потому что объекты, которыми они (обычно) являются, отличаются друг от друга. эти экспериментально обнаруживаемые способы.

Говоря в пользу репрезентативного описания перцептивного опыта есть, наконец, тот факт, что он решает старую и очень тревожную философскую проблему. проблема. Хотя привлекательность этого рассмотрение ограничивается реалистами определенной масти, упомяну об этом так или иначе. Большинство людей воспринимают реалисты. Кроме того, поскольку решения для философские проблемы не растут на деревьях, это соображение должно нести некоторый вес.

Автор Перцептивный реализм Я имею в виду ту точку зрения, что в обычном восприятии мы непосредственно осведомлены о физических объектах и ​​событиях — вещах, которые существуют независимо от нашего восприятие их. Видеть дерево — это не понимать как осознание некоего ментального посредника (образа, чувственное данное), обладающее свойствами, которыми, по-видимому, обладает дерево. Почти все, в моменты беззащитности, и вне уроков философии верит в это. Однако перцептивный реализм такого рода всегда имел проблемы. с галлюцинациями.Что это один видит (переживает) при галлюцинациях розовую крысу? Конечно, не розовая крыса — в этом все согласны, — но так ли это, тем не менее нечто такое, что, как розовая крыса, розовый и в форме крысы? Это что-то, что иллюстрирует эти свойства? Вроде бы что-то есть, но если есть, то где это? розовая, крысиная, штучка? это не вышло там. Просто спросите своих друзей. Для материалистов это не в голове либо. Нет ничего розового и (вероятно) ничего крысиного в мозгу человека, галлюцинирующего розовыми крысами

Это трудности с ответом на этот вопрос вдохновили на довольно отчаянные шаги в философии — т.г., наречные теории перцептивного опыта. Репрезентативная теория обеспечивает счастливую спасать. В галлюцинирующих розовых крысах мы осознают что-то — свойства, розовый и крыса форма что-то есть представлен как обладающий — но мы не знаем ни одного объекта, обладающего этими свойствами — розовый, крысовидный, объект. Мы предупреждены чистых универсалий, неконкретизированных свойств. Помните, что представлению не нужен объект, который имеет свойства представление представляет что-то иметь.Радару не нужен объект, внешний или внутренний, тем более самолет, приближающийся с востока для представления что-то на высоте 35 000 футов приближается с востока. Репрезентации – это, прежде всего, репрезентации свойства — высота, направление, температура, давление, форма, цвет, размер, твердость, расстояние, скорость, положение и так далее. Если ничто не находится в правильном причинно-следственном отношении к представление квалифицировать как представляемый объект, то представление, не связанное с собственным объектом, говорит, что что-то имеет эти — как выясняется — неконкретизированные свойства, хотя на самом деле ничто не имеет их.Нет необходимости изобретать внутренние объекты, чтобы иметь свойства несвязанного представления ошибочно атрибутирует объект. Подобно тому, как радар может «галлюцинировать» самолет, приближающийся с на востоке на высоте 35 000 футов визуальный опыт может представить розовую крысу на углу, где не было ничего — во всяком случае, ничего розового и крысиного. представляет таким образом. Есть не должен быть чем-то, что X представляет, чтобы иметь свойство Y для X представлять должно быть нечто, обладающее свойством Y.Проблема решена.

 

3. Задачи: несколько примеров.

Это хорошая новость. Теперь плохие новости. Что говорит против этого описания перцептивного опыта?

Один вещь, которая могла бы (если бы это было правдой) свидетельствовать против репрезентативной теории, если бы не существовало правдоподобной теории оригинальной или естественной репрезентации, которая могла бы положить немного мяса на эти кости. Если мы не могу себе представить, как электрически-химическая активность в нервной системе могла представить розовую крысу в восьми футах от человека, то, несмотря на философские преимущества мышления визуального (слухового и т.) опыт в таким образом, теория никогда не выйдет за ворота. Было бы неплохо, если бы это было правдой, да, но мы не можем себе представить, как это могло быть правдой.

Есть являются, конечно, философскими теориями репрезентации (включая мою собственную: см. Dretske 1995), целью которых является натуралистическое объяснение репрезентации, отчет, который описывает, как биологические системы на самом деле выполняют это чудесное подвиг. Но нет большого согласия (по крайней мере не сильно положительного согласия) о правдоподобности этих теории.Один из камней преткновения заключается в том, что любая правдоподобная теория репрезентации (точно так же, как любая правдоподобная теория смысла) является экстерналистским. Это находит репрезентативные способности системы в сети отношений (причинная, информационная, этиологическая) система несёт (или вынашивает) внешние дела. Это имеет последствие, что репрезентативное содержание (следовательно, согласно репрезентативной теории, качество опыт) не является супервентным в биологии системы. Биологически идентичные организмы (скажем, с разной историей) могут представлять свои среды совершенно по-разному.В соответствии с репрезентативной теорией перцептивного опыта они могут быть имеют очень различный опыт вещей, которые они видят. Но как могут биологически идентичные организмы иметь разный опыт?[5] Хотя многие философы были готовы принять этот результат за веру (один человек считает, что жидкость, которую он видит, это H 2 O, его биологический близнец считает, что это XYZ), меньше готовы принять это за человека восприятие жидкости.Какими бы ни были различия в их представлениях о жидкости, она должны выглядеть одинаково для них обоих.

Возможно существуют (или будут существовать) правдоподобные теории репрезентации, которые (в отличие от моей собственное) избежать этого последствия, сделав репрезентативное содержание супервентным по отношению к текущее, внутреннее, состояние агента. Я не понимаю, как это можно сделать, но, возможно, мое воображение слишком слабый. Или, может быть (это мое собственное взгляд) это (для некоторых) невыносимое последствие может быть нейтрализовано более глубоким понимание того, что это такое (т.э., феноменальный опыт) мы даем репрезентативной теории. Так как я уже сказал все, что я могу с пользой сказать по этому поводу (Дрецке 1995: Глава 5; 1996), я оставляю этот вопрос здесь без дальнейших комментариев. Об этих делах — делах относительных Правдоподобность — люди должны судить сами.

я вместо этого обратимся к аспекту этой теории, который, вероятно, привлек больше всего критическое внимание. Это идея то, как вещи кажутся (феноменально), полностью дано репрезентативный характер опыта.Как только вы сказали, как переживание представляет вещи, сказал все об опыте, который субъективно доступен человек, имеющий опыт. Как мог бы ожидать от его бескомпромиссной общности, это утверждение привлекло поток контрпримеров. То аргумент не в том, что существуют феноменальные качества, которые на самом деле нервная система человека не может представить. Это был бы аргумент о представительской способности биологических систем, и я не слышал, чтобы эмпирический аргумент приводился философы.Аргумент, скорее, что есть определенные качества, которые мы испытываем, которые нельзя понять как качествами что-либо представляется имеющим, и это по причинам, либо с характером самой репрезентации, либо со специфическим качеством в вопрос. Аргумент звучит так: имея опыт типа E, вещи кажутся нам F; но ничто в нас не может представлять что-то, чтобы быть F; следовательно, переживания типа Е не являются (вопреки к репрезентативности) полностью определяется их репрезентативностью характеристики.

Один раз так выражается диалектическая позиция, и как только мы оценим огромное разнообразие репрезентативных систем (например, рассказы, инструменты, картинки), понятно, что убедительные аргументы такой формы будут непростыми найти. Как найти недвижимость что ничто в нас не может представлять что-то как имеющее? Разве сам акт определения свойства не является способом представляет это? Разве не собственность что ничто не может быть представлено как абсолютно необнаружим? Если бы его можно было обнаружить, тогда мы могли бы построить инструмент для его обнаружения.Затем этот инструмент может представлять (возможно, искажать) объекты как обладающие свойством. Так что свойство, если оно поддается обнаружению, является свойством, которое мы можем вообразить инструментами (и если инструменты, почему не нервные системы?), представляющие объекты, которые нужно иметь. Таким образом, представляется, что контрпримеры к репрезентативная теория опыта будет вынуждена обращаться к необнаруживаемым свойства как те, которые теория не может объяснить.

Эти являются, признаюсь, первой реакцией — интуицией, если хотите — человека, к репрезентативной теории опыта.Это мой способ сказать, что я не понимаю, как репрезентативная теория опыта можно опровергнуть кабинетная философия. Как только мы ясно о том, что такое биологические репрезентации, возможно, это может быть опровергается научными фактами. Но не априорных рассуждений. Все еще, стоит посмотреть на аргументы. Может быть, я что-то упускаю.

я не будет смотреть на все аргументы. Слишком много.я выберу и выбрать. Мой выбор, конечно, корыстный, но я думаю, что что-то может быть изучены, рассматривая два примера в частности. Они проявляют, каждый по-своему, общую склонность к неверно интерпретировать репрезентативную историю. Поэтому их неудача поучительна. Можно ли обойти все противоположных примера так же легко, как это важный вопрос, на который я даже не буду пытаться ответить.

В критике моей (Dretske 1995) репрезентативной версии чувственного опыта Кент Бах (1997: 467) приводит следующий случай:

 

Самое очевидное возражение против феноменального экстернализм заключается в том, что существуют некоторые феноменальные свойства, которые действительно связаны с самим опытом.. . . Например, зрительный опыт может стать размытым, например, когда человек снимает очки, при этом их объекты не выглядят размытыми. Их объекты выглядят по-разному, конечно, но не смотрите, чтобы изменились.

 

Возражение состоит в том, что хотя (снимая очки) человек переживает размытость, собственный опыт не отражает пережитого объект как размытый. Следовательно, существуют некоторые феноменальные свойства, которые не являются свойствами, вещи представлены как имея.Эти свойства, Бах предполагает, являются свойствами самого опыта.

Один возникает соблазн спросить, должно ли быть что-то в голове (что, мы предполагаем, где происходит опыт), который становится размытым, когда один снимает очки. Это это , репрезентативный аппарат, некая часть зрительной коры, то, чей размытость, о которой человек начинает осознавать, когда вещи выглядят размытыми?

Конечно нет. Надев розовые очки (чтобы объекты выглядели розовыми) не меняет цвет вещей в голова.Зрительная кора не поворачивается розовый. Зачем же тогда взлетать очки, чтобы объекты выглядели размытыми, заставляют осознать что-то ( опыт в голове) что это размыто. Как только мы отказываемся от теории чувственных данных о восприятие, мы понимаем, что ничто — ни видимый объект, ни опыт этого — нужно быть размытым, чтобы объекты выглядели размытыми. И как только мы признаем этот факт, мы вернуться к репрезентативной теории опыта.Размытость — это то, как опыт представляет объекты, и вы не нужно размытое представление, чтобы представить вещи как размытые. Можно сделать это, например, резко печатные слова.

Это легко спутать: (1) свойства представления с (2) свойствами представление представляет объекты (представляемые) как имеющие (т. е. преднамеренные свойства). Это особенно с графическими изображениями. Представьте себе две картинки, одну размытую (т.г., сделана фотография расфокусированной камерой) резко очерченного объекта (глыбы льда), другой — четко сфокусированное изображение объекта с нечеткими краями (например, облако). Четкое изображение нечеткого облако может напоминать расплывчатую картину острого льда. Так, если картина лед размыт, если размытость является свойством этого представления, то четкое изображение нечеткого облака, выглядящего почти таким же, также должно быть размыто. Но картина облака совсем не размыто.Может быть, это облако размыто (я так не думаю), но картинка точно нет. Он идеально в фокусе. Размытость применительно к изображениям относится к способ представления объекта. А изображение размыто, если оно представляет собой острый объект с нечеткими краями — когда, то есть свойство, которым обладает объект, не соответствует свойство представляемого объекта. Вот почему изображение облака, хотя оно и выглядит в точности как размытое изображение — не размытое.Там есть никакого искажения. Границы представляемый объект настолько нечеток, насколько они представлены существование.

Когда Бах описывает опыт как размытый, он сбивает с толку намеренное свойство репрезентации — как опыт репрезентирует то, что должно быть — с свойство самого представления. Это легко сделать с размытыми графическими представлениями, поскольку графические изображения острого предмета на самом деле имеют свойство (нечеткие края) они представлять острый предмет, который нужно иметь.Так легко спутать интенциональное свойство со свойством представление. Никто не путает эти свойства в случае словесных представлений. Именно потому, что слова описание чего-либо как размытого (например, «размытого») не обязательно (например, изображение) имеют нечеткие края, чтобы сделать это.

Некоторые Примеры Пикока (1983), связанные с феноменом постоянства, вполне могут включать аналогичная путаница, хотя их труднее анализировать, поскольку в этом более раннем работы, Пикок не различает, как я здесь (и как он позже — Peacocke 1992), концептуальные из неконцептуальных репрезентаций.Если мы отложим эту разницу как можно лучше, мы Однако его примеры заслуживают обсуждения, потому что они поднимают глубокие и непонятные вопросы о природе перцептивный опыт и феноменальные качества, которые его определяют. Я расскажу только об одном из его примеров.

Вы видите два дерева, одно из них сто ярдов (назовем это Близким Деревом), другое (Дальнее Дерево) в двести дворы. Деревья одинакового размера, (механизмы постоянства такие, какие они есть) они выглядят для вас такими же размер: то есть, «принимая свой опыт за чистую монету, вы бы рассудили, что деревья примерно одинакового физического размера.(1983, стр. 12) Пикок допускает, что это свойство (а именно, тот же физический размер) является репрезентативным свойством опыта. Это то, как ваш опыт представляет объекты. Тем не менее, Close Tree занимает больше вашего поля зрения, оно (как любят выражаться психологи) стягивает под большим углом, чем у Далекого Дерева. Этот особенность — это такая же особенность вашего опыта общения с деревьями, как и факт что они выглядят одинакового размера. В в этом смысле (относительное количество занимаемого поля зрения), то близкое дерево выглядит на 90 592 больше 90 593 , чем Дальнее дерево.

вопрос заключается в том, представляет ли чей-либо опыт общения с деревьями не только близкие Дерево того же размера, что и Far Tree (в результате операции size механизмов постоянства), но и в некоторых иных (но феноменологически доступном) смысле, представляет Близкое дерево как большее, чем Дальнее дерево.[6] Не вижу ничего плохого в том, чтобы сказать, что опыт представляет собой и вещи. Это, конечно, не противоречие. Это просто разница между объектно-центрированным (аллоцентрическим) описание деревьев (как одного размера) по сравнению с ориентированным на восприятие (эгоцентрическое) описание человека как большего, чем (т.д., занимая большую часть поле зрения воспринимающего) другой. Деревья также представлены как находящиеся на разном расстоянии. от воспринимающего, и то, как деревья одинакового размера представляются как на разном расстоянии от воспринимающего заключается в том, что они представляются как занимающие различные зоны поля зрения.

Все это кажется простым и не только согласуется с, но и поддерживает репрезентативный учет перцептивного опыта.Тем не менее я упоминаю этот пример из-за своих подозрений, что некоторые люди найдут пример убедительным против репрезентативной теории по неправильным причинам — именно по тем причинам, которые заставили Баха спутать размытое осознание объектов с осознанием размытых объектов. Мысль идет так: видя деревья как одинаковый размер мы осознаем не только свойство деревьев представлены как имеющие (одинакового размера), но также и нерепрезентативные свойства, благодаря которым они воспринимаются именно так, а именно., сравнительный количество поля зрения, которое занимают деревья. Близкое дерево «больше», чем Дальнее дерево, точно так же, как два пигментированные участки на перспективном рисунке деревьев одинакового размера (при разных расстояния) имеют разную величину. На рисунке два дерева изображены как того же размера, и то, как он это делает, пятнами пигмента другой размер. На чертеже Закрыть Дерево представлено 2-дюймовым пятном зеленого цвета, Далекое дерево — 1-дюймовым пятном. пятно зелени.Глядя на чертеже, мы осознаем как то свойство, которое изображают деревья, так и то, (одинакового размера) и свойство рисунка (изображения), посредством которого они представлены таким образом (пятно 2 дюйма в левом нижнем углу, пятно 1 дюйм пятно вверху слева). Это легко смутно думать, что наше обычное, непосредственное восприятие деревьев подобно это. Мы знаем и то, и другое (одинакового размера) наш опыт представляет деревья и (если мы уделим им внимание) свойства представления (относительный размер представлений) на средства, которыми они представлены таким образом.

Это та же ошибка, что и в примере Баха. Один неправильно идентифицирует представляемое имущество — сравнительная сумма поле зрения, занимаемое двумя деревьями, — со свойством репрезентации. Рассматривая фотографию двух деревьев, я знаю о свойстве представления (относительный размер двух пятна пигмента), а вот в просмотре деревьев нет. Оба свойства, которые я осознаю, когда вижу деревья, — оба их сравнительный размер (аллоцентрическое свойство) и удаленность от меня (эгоцентрическое свойство) —являются (относительными) свойствами деревья представлены как имеющие.В отличие от просмотра картинки я не в курсе (и не представляю должны быть) два объекта разного размера, которые (вместе с соответствующим размещением этих объектов в рисунок) изображают деревья одинакового размера. Единственные объекты, которые я осознаю, видя деревья, — это деревья. сами по себе, и они есть, и они представлены такими же размер. Если все работает правильно, эти объекты также представлены как находящиеся на разном расстоянии от меня и, следовательно, с точки зрения геометрии, как обязательно стягивающие разные углы и (что составляет одно и то же) занимая разные области моего зрительного поле.Однако это все свойства, которые деревья изображают обладающими, а не (как на рисунках деревья) свойства этих объектов (пятна пигмента на поверхности изображения), изображающие деревья.

 

4. Способы представления.

я завершите этот скудный обзор контрпримеров кратким обсуждением модусов презентации, идея, которая пользуется широкой популярностью, но которой нет места в репрезентативная теория опыта.

Нед Блок (1995) предлагает сравнить визуальное восприятие собственности с слуховое восприятие одного и того же свойства. Его выбор имущества составляет накладных расходов . Он говорит, что слышать звук, идущий сверху, совсем другое дело. видеть что-то над головой. Качество опыта разное но переживается то же самое свойство (234). Итак, заключает он, существует феноменальное различие в этих переживаниях, которое нельзя проследить до репрезентативные различия.То свойство служебных данных имеет разные режимы представления — в данном случае зрительный и слуховой режим.

Майкл Тай (1995: 157) утверждает, что слуховое, а не визуальное представление свойство накладных расходов представляет громкость . Таким образом, феноменальная разница между видением что-то над головой и слышать что-то над головой не может быть результатом другой способ представления свойства накладных расходов (a нерепрезентативная разница) а разница в чем еще кроме накладных расходов представляет.я предложил то же самое в (Dretske 1995). Чтобы показать, что модальное различие не является репрезентативным, недостаточно показать, что существует феноменальная разница в опыте одного и того же свойства. нужно показать что разница в опыте есть результат именно этого (и никакого другого) имущество. Иначе феноменальную разницу можно списать на то, что еще представлен в двух режимах.

А как можно это сделать? Это не будет легкий.Это будет непросто, потому что даже если бы можно было выделить свойство, переживаемое в гордом одиночестве в две различные модальности (ни в одном, ни в другом модальности не было представлено ничего другого) теоретик репрезентации всегда мог прибегнуть к возможности того, что какие бы феноменальные различия ни сохранялись в двух способах переживания этого имущество должно учитываться в репрезентативных терминах путем одновременного представления модальных различий .То есть, репрезентируя F-ность в режим V (зрение) и Т (осязание), феноменальная разница в нашем осознании F-ность можно объяснить как разницу в представлении F и (некоторый аспект) V в первом случае. и F и (какой-то аспект) Т в другом. При представлении свойства есть или всегда может быть представление канала, по которому передается информация об этом свойстве получила. Если бы это было так, то даже если бы были феноменальные различия, связанные с разными способами доступа к объективные свойства, различия в нашем опыте объективных свойств все равно будут репрезентативные различия.

Есть это неправдоподобно? я не думаю так. Рассмотрим наше восприятие движение. Мы знаем, будь то или нет мы чувствуем движение в воспринимаемом объекте (независимо от того, кажется ли, что он движется в феноменальное чувство «появляться») зависит не только от того, что происходит на сетчатке. Это также зависит от информация, которую мозг получает, и команды, которые он дает независимо от того, выполнено (Rock 1975: 187) относительно положения и движения глаз. Если вы фиксируете неподвижный объект, вы чувствуете нет движения.Если вы отслеживаете перемещение объекта, сохраняя тем самым изображение на сетчатке неподвижным (таким же неподвижным, как если бы вы фиксировать неподвижный объект) — вы чувствуете движение. Таким образом, опыт движения зависит от информации, получаемой визуальным путем. система имеет о себе. На репрезентативный взгляд на опыт это означает, что качество опыта дается не просто информацией о том, что происходит на сетчатке (и указывает дальше), но и тем, что происходит в системе восприятия. себя (указывает дальше).Это существо Итак, не можем ли мы предположить, что модальные различия (предполагаемые различия в способе свойства представлены в двух сенсорных режимах) действительно репрезентативные различия — различия в том, что еще перцептивных системы представляют о себе?

я не знаю, насколько это правдоподобно. Может быть, это надумано. Все еще, возможность стоит упомянуть хотя бы для того, чтобы показать, как трудно найти эффективные контрпримеры к репрезентативному описанию опыта.Единственное, что невозможно согласно к репрезентативной теории относятся феноменальные различия с 90 616, а не 90 617 репрезентативными различиями. Пока тем не менее, поскольку существуют модальные различия, теоретик репрезентации может принять убежище в мысли, что, возможно, разные способы получения доступа к миру сами представлены в нашем восприятии мира.

 

 

 

ССЫЛКИ

 

Бах, К.1997. Инженерия разума. Обзор Naturalizing the Mind от Фред Дрецке. Философия и Феноменологические исследования, LVII.2 (июнь 1997 г.), стр. 459-468.

 

Block, N. 1995. О путанице с функция сознания. В Поведенческий и науки о мозге 18: 227-287.

 

Блок, Н. 1997. Ответ автора. В Behavioral and Brain Sciences 20: 1. 159-166.

 

Дэвис, М.1996. Экстернализм и опыт. Философия и когнитивные науки: Категории, сознание и мышление. ред. А. Кларк, Дж. Эскерро и Дж. М. Ларрасабай. Дордрехт: Kluwer Academic Publishers.

 

Дрецке, Ф. 1981. Знание и поток информации. Кембридж, Массачусетс; Массачусетский технологический институт Пресс.

 

Дрецке, Ф. 1995. Натурализация Разум. Кембридж, Массачусетс; Массачусетский технологический институт Пресс.

 

Дрецке, Ф.1996. Феноменальный Экстернализм: если смысла нет в голове, то где квалиа? Вопросы философии , 7 (1996), Энрике Вильянуэва, изд. Риджвью Издательство; Атаскадеро, Калифорния. Стр. 143-158.

 

Harman, G. 1989. Некоторые философские вопросы когнитивного наука: квалиа, интенциональность и проблема разума и тела. В Основы когнитивных наук , Майкл Познер, изд. Кембридж, Массачусетс; Массачусетский технологический институт Нажмите. 831-848.

 

Харман, Г.1990. Внутреннее качество опыт. В Философский Перспективы, 4: Теория действия и философия разума , Джеймс Томберлин, изд., Атаскадеро, Калифорния; Издательство Риджвью, стр. 31-52

Хаугеланд, Дж. 1981. Дизайн разума. Кембридж, Массачусетс; Массачусетский технологический институт Пресс

 

Peacocke, C. 1983. Смысл и содержание: Опыт, мысль и их соотношение. Оксфорд: Clarendon Press

 

Пикок, К.1992. Исследование Концепции. Кембридж, Массачусетс; Массачусетский технологический институт Пресс.

 

Rock, I. 1975. Введение в Восприятие. Нью-Йорк; Макмиллан.

Тай, М. 1995а. Слепое зрение, оргазм и репрезентативное перекрытие. В Поведенческий и Brain Sciences 18, стр. 268-269.

 

Тай, М. 1995б. Десять проблем Сознание . Кембридж, Массачусетс; Массачусетский технологический институт Нажмите.

 

 

КОНЦЕВЫЕ ПРИМЕЧАНИЯ

Репрезентативная динамика последовательного перцептивного усреднения

Abstract

Понятно, что люди могут извлекать статистическую информацию из потоков визуального ввода, однако то, как наш мозг обрабатывает последовательные изображения в абстрактное представление среднего значения признака, остается малоизученным.Используя многофакторный анализ паттернов электроэнцефалографии, записанный, когда люди-наблюдатели просматривали последовательно представленные десять Габоров различной ориентации, чтобы оценить их среднюю ориентацию в конце, мы исследовали механизм последовательного усреднения, отслеживая качество индивидуальной и средней ориентации как функцию последовательного положения. Критически важно, что мы варьировали последовательную дисперсию ориентации Габора, чтобы понять нейронную основу средних ошибок восприятия, возникающих во время задачи последовательного усреднения.Мы обнаружили, что репрезентация средней ориентации появлялась с определенной задержкой от начала каждого последовательного стимула и становилась все более точной по мере просмотра дополнительных Габоров. Особенно в лобно-центральных электродах нейронное представление средней ориентации улучшалось быстрее и в большей степени в менее изменчивой среде, в то время как информация об индивидуальной ориентации кодировалась точно независимо от изменчивости окружающей среды. Вычислительный анализ поведенческих данных также показал, что средние ошибки восприятия возникают из-за кумулятивного построения средней ориентации, а не из низкоуровневого кодирования индивидуальной ориентации стимула.Таким образом, наши результаты обеспечивают нейронные механизмы для дифференцированного накопления все более абстрактных признаков из конкретной части информации по корковой иерархии в зависимости от изменчивости окружающей среды.

ЗАЯВЛЕНИЕ О ЗНАЧИМОСТИ

Зрительная система извлекает релевантное для поведения сводное статистическое представление, используя статистическую регулярность визуального потока во времени. Однако то, как нейронное представление абстрактного среднего значения признака развивается в изменяющейся во времени среде, остается плохо изученным.Здесь мы напрямую восстанавливаем среднюю информацию об ориентации последовательно доставленных стимулов Габора с различной ориентацией в зависимости от их положения во времени. Представление средней ориентации, которое регулярно обновляется, становится все более точным с увеличением последовательного положения, особенно в лобно-центральной области. Кроме того, средние ошибки восприятия возникают из-за кумулятивного процесса, а не из-за низкоуровневого кодирования стимула. В целом, наше исследование раскрывает роль высших областей коры в интеграции информации, специфичной для стимула, во все более абстрактную информацию, ориентированную на задачу.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.