Социальное поведение личности: Социальное поведение личности

Содержание

Социальное поведение личности

Сущность понятия «социальное поведение личности»

Социальное поведение личности выступает одним из объектов изучения социологической науки. Исследования в данной области начали проводиться еще с середины 19 века, и, помимо понятия «социальное поведение» в один ряд с ним встали такие элементы, как социальное действие и взаимодействие.

Определение 1

Социальное поведение личности – в социологической науке это качественная характеристика социального действия и социального взаимодействия, которые неразрывно связаны друг с другом.

Социальное поведение дает характеристику поведению личности в тех или иных условиях, в той или иной социальной ситуации и среде. Социальное поведение может быть в разных ситуациях нехарактерным. Например, какое-то количество депутатов принимают участие в работе Государственной думы, то есть активно занимаются политической деятельностью. Но их поведение неоднозначно, так как одни заинтересованы в своей деятельности, а другие игнорируют свою деятельность и обязанности, пребывая на работе только «для галочки», потому что так нужно для получения выгоды.

Также по-разному можно охарактеризовать поведение участников массовых событий. К примеру, одни участники демонстративно мирно следуют за колонной, а другие стремятся проявить свое девиантное поведение, нарушить правила, чтобы продемонстрировать отрицательный настрой к текущему режиму и стремление к переменам. Все эти действия также попадают в поле зрения категории «социальное поведение». Иными словами, все люди в равной степени являются участниками социально-политического события, но каждый участник ведет себя по-разному, в зависимости от своих интересов, потребностей и мировоззрения.

Замечание 1

Таким образом, социальное поведение выступает в качестве особого способа проявления субъектом социально-политического события (актором) своих мотивов, предпочтений и установок, которые направлены на реализацию социального действия и взаимодействия.

Формы социального поведения личности

Для того, чтобы достичь каких-либо целей в жизни, а также для реализации отдельных жизненных задач человек использует две ключевые формы социального поведения:

Готовые работы на аналогичную тему

  • Естественное поведение – направленное на достижение индивидуальных целей, а также поведение, которое адекватно поставленным целям, не выходит за рамки норм и возможностей человека;
  • Ритуальное поведение (так называемое «церемонное») – индивидуальное поведение, отличающееся неестественностью. Благодаря этому поведению общество может воспроизводиться, если в основе его деятельности лежит какой-либо конкретный ритуал, характерный данному сообществу.

Факторы социального поведения личности

Безусловно, социальное поведение индивида или более широкой социальной общности зависит от ряда ключевых факторов. Мы затронем некоторые из них.

Во-первых, индивидуальные эмоциональные и психологические качества субъекта (актора) социального взаимодействия. К примеру, в политике этот фактор продемонстрирован особо ярко. В.В. Жириновскому и его поведению характерна эмоциональная насыщенность, эпатаж и непредсказуемые действия и высказывания. В свою очередь, В.В. Путин отличается сдержанностью, рассудительностью и взвешенностью как в словах, так и в поступках. Как мы видим, оба политика относятся к одной и той же политической сфере в одной стране, но при этом их поведение абсолютно разное, так же, как и отношение к одним и тем же событиям.

Во-вторых, личная (или групповая, если дело касается социальной общности) заинтересованность субъекта (актора) в событиях, которые происходят вокруг него. Например, некоторые политики очень активно продвигают какой-либо законопроект, хотя во время его принятия и обсуждения его поведение отличалось сдержанностью и пассивностью.

В-третьих, адаптивное поведение актора – это такой вид поведения, которое связано с острой необходимостью в приспособлении к новым, объективным условиям жизни и действительности. Например, очень сложно сейчас представить себе человека, который поддерживает политика или вождя (Сталина, Гитлера), но при этом выкрикивает лозунги, которые этого же вождя обличают и выставляют в негативном свете.

Еще один фактор – это ситуативное поведение человека. Оно обусловлено совокупностью возникших условий, когда социальный субъект (актор, личность, социальная общность) в своих поступках и действиях вынужден оценивать возникшую ситуацию и учитывать в первую очередь именно ее, а не собственные потребности, мотивы и интересы.

На характер социального поведения во многом оказывает влияние и мотивация индивида, а также степень вовлеченности актора в какие-либо события или процессы. Массовое поведение при этом обуславливается социальными и психологическими свойствами толпы, в условиях, когда социальная мотивация подавляется в неосознанных, а зачастую стихийных действиях толпы.

Уровни социального поведения личности

В социологической и психологической науках исследователи выделяют четыре ключевых уровня социального поведения субъекта или более широкой социальной общности:

  • Реакция субъекта на имеющуюся в обществе социальную и актуальную ситуацию, а также на те или иные сменяющие друг друга события и процессы, которые носят целенаправленный или стихийный характер;
  • Привычные для индивида или обширной социальной группы действия и поступки, которые выступают в качестве элементов поведения. В этих действиях и поступках выражаются устойчивые отношения одного субъекта с другими социальными субъектами;
  • Целенаправленная последовательность социальных действий и поступков, которые происходят в условиях той или иной сферы жизнедеятельности с целью достижения субъектом более отдаленных целей. В жизни человека, на каждом этапе его существования такими целями могут выступать поступление в вуз, получение необходимой профессии, создание семьи, обустройство быта;
  • Реализация ключевых стратегических целей в жизни индивида или более обширной социальной группы.

Социальное поведение контролируется при помощи ряда необходимых методов, которые необходимы для того, чтобы ожидания в отношении человека соответствовали реалиям.

К методам относятся следующие: социальные нормы, правовые нормы, нормы морали и нравственности. Таким образом, методами являются стандарты, формально и неформально предписанные и предусмотренные к соблюдению в обществе, не зависимо от того, к какому социальному, демографическому и возрастному слою относится личность.

Замечание 2

Данные нормы могут привести или к общественному одобрению социального поведения, или наоборот, к общественному порицанию, которое влечет за собой наказания как на бытовом, так и на более высоком – законодательном уровне.

Социальное поведение и его виды

Социальное поведение — действия человека среди людей и относительно людей (парадигма «Я и ты», «Я и мы»). Это не просто действия среди людей, а социально значимые действия, то что значимо для окружающих. «Ваш ребенок сбежал с уроков и подчищал плохие отметки в своем дневнике!» — это значимые обстоятельство, поэтому такие действия относятся к социальному поведению.

У социального поведения множество разновидностей. Говоря об объективных

последствиях социального поведения, в первую очередь говорят об адекватном или неадекватном поведении. Адекватное поведение как соответствующее требованиям ситуации и ожиданиям людей, внутри себя делится на конформное поведение, ответственное поведение, помогающее поведение, правильное поведение и синтонное поведение.

Правильное поведение — соответствующее принятым нормам и правилам, ошибочное — не соответствующее нормам и правилам по причине случайной ошибки или незнанию.

Ответственное поведение — поведение, при котором человек берет на себя (лично) конкретные обязательства и исполняет их надлежащим образом.

Синтонное поведение — рождающее лад и гармонию, отвечающее потребностям другим людей. Конфликтное — порождающее напряженность и конфликты.

​​​​​​​К разновидностям неадекватного поведения относят виктимное поведение, девиантное поведение, делинквентное поведение, демонстративное поведение, конфликтное поведение и ошибочное поведение.

Виктимное поведение (от англ. victim — жертва) — такие действия и поступки человека, которые провоцируют желание на него напасть. «Если кто-то подставляет попу, очень хочется ее нашлепать». Девушки, которые садятся поздно вечером в случайные машины, демонстрируют виктимное поведение.

Девиантное поведение (от. англ. deviation — отклонение) — действия, не соответствующие официально установленным или фактически сложившимся в данном обществе (социальной группе) моральным и правовым нормам и приводящие нарушителя (девианта) к изоляции, лечению, исправлению или наказанию.

Делинквентное поведение (от лат. delictum — проступок) — асоциальное, противоправное поведение человека. Поведение не просто отклоняющееся, но сильно отклоняющееся, преступающее рамки закона, нередко преступное поведение. Проявляется в поступках (действиях или бездействии), наносящих вред как отдельным людям, так и обществу в целом.

Демонстративное поведение — выразительные действия и поступки, в которых прослеживается целенаправленное желание привлечь внимание к себе, невзирая на потребности окружающих.

Конфликтное поведение — поведение, которое провоцирует появление конфликта.

Ошибочное поведение — неадекватное поведение, направленное в сторону от желаемой человеком цели.

Ось «адекватное — неадекватное» и «к желаемой человеком цели — в сторону» дает удобную типологию: «правильное — ошибочное — конформное — нестандартное» поведение.

Разбирая причины того или иного социального поведения, выделяют поведение психологически здорового человека и поведение психологически проблемного человека — поведение невротика или психопата. В частности, это поведение демонстративное, поведение застревающее, защитное поведение, конформное поведение.

В повседневном жизни людям важно различать намеренное (преднамеренное) поведение (осуществляемое специально) и непреднамеренное (осуществляемое случайно, без головы). Если человек не привык соображать и не задумывается, что он делает, это смягчает его вину, но не освобождает его от ответственности. Двойку за плохое поведение в школе поставят и за шалости, и за случайно в результате разбитое окно. Если у человека поведенческая реакция, ответственность его не снимается, но снижается. «Это не я начал обзываться, он первый начал!».

Другое важное различение — это поведение осознанное (сознательно управляемое человеком) и поведение неосознанное. Неосознанное поведение — самое распространенное, и оно же — источник большинства человеческих проблем. Свое неосозненное поведение мы обычно не замечаем, а окружающие замечают сразу и на это реагируют — к сожалению, часто так же неосозанно.

Заметьте, если муж и жена начинают друг другу неосознанно мстить, но это все равно их поведение. Они могут этого не замечать, это отрицать и это спорить, но если некоторые факты фиксируются адекватными окружающими, скорее всего, правы окружающие.

Роль — социально заданная модель поведения. Требуя выполнения тех или иных социальных ролей, предъявляя те или иные ожидания, одни люди управляют другими. См.→

Глава 4 Социальное поведение личности и человека в обществе

Социальное поведение — это совокупность человеческих поведенческих процессов, связанных с удовлетворением физических и социальных потребностей и возникающих как реакция на окружающую социальную среду. Субъектом социального поведения может быть индивид или группа.

Если абстрагироваться от чисто психологических факторов и рассуждать на социальном уровне, то поведение индивида определяется прежде всего социализацией. Тот минимум врожденных инстинктов, которым обладает человек как биологическое существо, одинаков у всех людей. Поведенческие различия зависят от приобретенных в процессе социализации качеств и в какой-то степени — от врожденных и приобретенных психологических индивидуальных особенностей.

Кроме того, социальное поведение индивидов регламентируется социальной структурой, в частности ролевой структурой общества.

Социальная норма поведения — это такое поведение, которое полностью соответствует статусным ожиданиям. Благодаря существованию статусных ожиданий общество заранее с достаточной вероятностью может прогнозировать действия индивида, а сам индивид — координировать свое поведение с принятым обществом идеальным образцом, или моделью. Социальное поведение, соответствующее статусным ожиданиям, американский социолог Р. Линтон определяет как социальную роль. Такая интерпретация социального поведения ближе всего к функционализму, поскольку объясняет поведение как феномен, детерминированный социальной структурой. Р. Мертон ввел категорию «ролевого комплекса» — системы ролевых ожиданий, определяемых данным статусом, а также понятие ролевого конфликта, возникающего тогда, когда ролевые ожидания занимаемых субъектом статусов несовместимы и не могут реализоваться в каком-то едином социально приемлемом поведении.

Функционалистское понимание социального поведения подвергалось ожесточенной критике со стороны прежде всего представителей социального бихевиоризма, считавших, что надо строить исследование поведенческих процессов на базе достижений современной психологии. Насколько психологические моменты действительно упускались из виду ролевой интерпретацией повеления, следует из того факта, что Н. Камерон попытайся обосновать идею ролевой детерминированности психических расстройств, полагая, что психическое заболевание — это неправильное исполнение своих социальных ролей и результат неспособности больного исполнять их так, как это нужно обществу. Бихевиористы утверждали, что во времена Э. Дюркгейма успехи психологии были незначительны и поэтому функционал истекая парадигма отвечала требованиям времени, но в XX в., когда психология достигла высокого уровня развития, нельзя игнорировать ее данных, рассматривая человеческое поведение.

Формы социального поведения человека

Люди по-разному ведут себя в той или иной социальной ситуации, в той или иной социальной среде. Например, одни участники демонстрации мирно шествуют по заявленному маршруту, другие стремятся организовать беспорядки, третьи провоцируют массовые столкновения. Эти различные действия акторов социального взаимодействия можно определить как социальное поведение. Следовательно, социальное поведение -это форма и способ проявления социальными акторами своих предпочтений и установок, возможностей и способностей в социальном действии или взаимодействии. Поэтому социальное поведение можно рассматривать как качественную характеристику социального действия и взаимодействия.

В социологии социальное поведение трактуется как: о поведение, выражающееся в совокупности поступков и действий индивида или группы в обществе и зависящее от социально-экономических факторов и господствующих норм; о внешнее проявление деятельности, форма превращения деятельности в реальные действия по отношению к социально значимым объектам; о приспособление человека к социальным условиям своего существования.

Для достижения жизненных целей и при реализации отдельных задач человек может использовать два типа социального поведения — естественное и ритуальное, различия между которыми имеют принципиальный характер.

«Естественное» поведение, индивидуально-значимое и эгоцентричное, всегда направлено на достижение индивидуальных целей и адекватно этим целям. Поэтому перед индивидом не стоит вопрос о соответствии целей и средств социального поведения: цель может и должна быть достигнута любыми средствами. «Естественное» поведение индивида социапьно не регламентируется, поэтому оно, как правило, аморально или «бесцеремонно». Такое социальное поведение носит «натуральный», природный характер, поскольку обращено к обеспечению органических потребностей. В обществе «натуральное» эгоцентрическое поведение «запрещено», поэтому оно всегда базируется на социальных конвенциях и взаимных уступках со стороны всех индивидов.

Ритуальное поведение («церемонное») — индивидуально-неестественное поведение; благодаря именно такому поведению общество существует и воспроизводится. Ритуал во всем многообразии форм — от этикета до церемонии — настолько глубоко пронизывает всю социальную жизнь, что люди не замечают, что они живут в поле ритуальных взаимодействий. Ритуальное социальное поведение является средством обеспечения стабильности социальной системы, и индивид, реализующий различные формы такого поведения, участвует в обеспечении социальной устойчивости социальных структур и взаимодействий. Благодаря ритуальному поведению человек достигает социального благополучия, постоянно убеждаясь в незыблемости своего социального статуса и сохранении привычного набора социальных ролей.

Общество заинтересовано в том, чтобы социальное поведение индивидов носило ритуальный характер, но общество не может отменить «естественного» эгоцентричного социального поведения, которое, будучи адекватным по целям и неразборчивым в средствах, всегда оказывается более выгодным для индивида, нежели «ритуальное» поведение. Поэтому общество стремится преобразовать формы «натурального» социального поведения в различные формы ритуального социального поведения, в том числе через механизмы социализации с использованием социальной поддержки, контроля и наказания.

На сохранение и поддержание общественных отношений и в конечном счете на выживание человека как homo sapiens (человека разумного) направлены такие формы социального поведения, как:

кооперативное поведение, включающее в себя все формы альтруистического поведения — помощь друг другу во время природных катаклизмов и технологических катастроф, помощь маленьким детям и пожилым, помощь последующим поколениям посредством передачи знаний и опыта;

родительское поведение — поведение родителей по отношению к потомству.

Агрессивное поведение представлено во всех своих проявлениях, как групповых, так и индивидуальных — начиная от вербальных оскорблений другого человека и заканчивая массовыми истреблениями во время войн.

Заключение.

Под девиантным поведением понимается социальное явление, выраженное в массовых формах человеческой деятельности, не соответствующих официально установленным или фактически сложившимся в данном обществе нормам (стандартам, шаблонам).

По поводу причин девиантного поведения единого мнения среди исследователей нет. Некоторые исследователи причиной отклоняющегося поведения считают несогласованность между целями, выдвигаемыми обществом, и средствами, которое оно предлагает для их достижения. Другое мнение сложилось в рамках теории конфликта. Согласно этой точке зрения, культурные образцы поведения являются отклоняющимися, если они основаны на нормах другой культуры. В современной отечественной социологии интерес представляет позиция, считающая источником девиации наличие в обществе социального неравенства, высокой степени различий в возможностях удовлетворения потребностей для разных социальных групп. Существует также зависимость всех форм проявления девиации от экономических, социальных, демографических, культурологических и многих других факторов. Есть мнение, что причиной девиантного поведения являются изменения в социальных отношениях общества, которые получили отражение в понятии «маргинализация», т.е. его неустойчивость, «промежуточность».

Преступность – отражение пороковчеловечества. И до сих пор искоренить ее не удалось ни одному обществу. В России на состояние преступности большое влияние оказывает переход к рыночным отношениям и появление таких феноменов, как конкуренция, безработица, инфляция. Специалисты отмечают, что пока еще характер преступности в нашей стране можно определить как «патриархальный», но уже заметны процессы, говорящие об «индустриализации» девиантности.

Все попытки ограничить потребление алкоголя (ограничение доступности спиртных напитков, сокращение их продажи и производства, повышение цен, ужесточение карательных мер за нарушение запретов и ограничений) не достигли своей цели, потому что наличие алкоголя – не единственная и не главная причина существования алкоголизма. Проблема преодоления пьянства и алкоголизма является сложнейшей, она включает экономический, социальный, культурный, психологический, демографический, юридический и медицинский аспекты. Только с учетом всех этих аспектов возможно ее успешное решение.

Долгие годы в нашей стране наркомания считалась явлением, принадлежащим исключительно западному образу жизни. Сегодня уже никто не отрицает, что наркомания существует и у нас, все понимают тяжесть ее последствий для личности и для общества в целом, однако все такой же острой остается проблема эффективности борьбы с ней. Борьбе с наркоманией могут способствовать меры социального, экономического, культурного характера, в том числе и те, которые применяются для искоренения алкоголизма. Но, учитывая специфику развития наркомании, в борьбе с этой формой отклоняющегося поведения следует использовать и специальные меры – медицинские, правовые и др.

Суицид в большей степени характерен для высокоразвитых стран, и сегодня существует тенденция увеличения их числа. Мировая статистика свидетельствует, что суицидное поведение чаще проявляется в городах, среди одиноких и на крайних полюсах общественной иерархии. На лицо связь суицидного поведения с другими формами социальных отклонений, например с пьянством. Также прослеживая связь самоубийств с принадлежностью к определенным социальным группам.

Общество всегда искало пути и средства борьбы с проституцией. Сегодня в числе проституток – учащиеся школ, ПТУ, техникумов, вузов. В объятия клиентов «девочек из бара» толкают не голод, а стремление к скорейшему материальному благополучию и «красивой жизни».В истории существовали три основные формы политики по отношению к проституции: прогибиционизм, регламентация, аболиционизм. Как показал исторический опыт, ни правовая, ни медицинская регламентация, направленная против представительниц этой древнейшей профессии, не позволяет полностью решить проблему. Необходим поиск других путей борьбы.

Девиантное поведение подростков не соответствует закономерностям «взрослого» отклоняющегося поведения. В основе всех отклонений подросткового поведения лежит неразвитость социально-культурных потребностей, бедность духовного мира, отчуждение. Но молодежная девиация есть слепок с социальных отношений в обществе.

В отечественной социологии до настоящего времени малоисследованной остается проблема аддикции (аддикция — пагубная склонность к чему-либо). Суть аддиктивного поведения заключается в стремлении изменить свое психическое состояние посредством приема некоторых веществ или фиксацией внимания на определенных предметах или видах деятельности. Проблема аддиктивного поведения включает не только анализ таких известных явлений, как наркомания и алкоголизм, но и гораздо менее исследованных — «работоголизм», проблему взрослых детей алкоголиков, проблему «сухого алкоголизма». Изучение механизма возникновения и развития этих явлений даст возможность понять их реальное место в структуре общественных отношений и прогнозировать последствия их распространения.

Список использованных источников и литературы.

  1. Радугин А. А., Радугин К. А. Социология: курс лекций. – М.: Центр, 2000.

  2. Волков Ю. Г., Добреньков В. И., Нечипуренко В. Н., Попов А. В. Социология: Учебник. – М.: Гардарики, 2000.

  3. Гилинский Я.И. Социология девиантного поведения и социального контроля // Социология в России / Ред. В.А.Ядов. 2-е изд. М., 1998.

  4. Ланцова Л.А., Шурупова М.Ф. Социологическая теория девиантного поведения // Социально-политический журнал. – 1993. — № 4.

  5. http://socnet.narod.ru

27

Социальное поведение — это… Что такое Социальное поведение?

Социальное поведение (англ. Social behavior) — поведение, выражающееся в совокупности поступков и действий индивида или группы в обществе и зависящее от социально-экономических факторов и господствующих норм[1][2].
Изучением социального поведения человека занимается такая сравнительно молодая научная дисциплина как социальная психология.
Социальное поведение присуще также и многим общественным животным (например, приматам, пчелам) изучением которого занимаются этологи, зоопсихологи и др. специалисты.
Социальное поведение у животных Николас Тинберген (N.Tinbergen) определяет как взаимодействие между особями одного и того же вида, специально подчеркнув, что не всякая групповая активность будет социальной. Так, например, бегство животных от лесного пожара не является “социальным поведением”, это реакция вызванная инстинктом самосохранения.
Биологическая ценность социального поведения животных состоит в том, что оно позволяет решать адаптивные задачи, которые для отдельно взятой особи являются непосильными.

Науки

Биосоциальная экология — научная дисциплина, занимающаяся исследованием биологических основ социального поведения живых организмов, включая человека[1].

Концепцией, утверждающающей, что экономические факторы являются решающими при объяснении социального поведения, является концепция экономического детерминизма (англ. Economic determinism)

См. также

  • Вербальное поведение (Verbal behavior) — поведение, проявляющееся в речи[1]
  • Конформизм (Conformism), Конформность, Конформное поведение, феномен группового давления
  • Образ жизни, Way of living
  • Отклоняющееся поведение, Девиантное поведение (Deviant behavior)
  • Асоциальность, антисоциальность — поведение и поступки, не соответствующие нормам и правилам поведения людей в обществе, общественной морали
  • Асоциальное поведение
  • Просоциальное поведение
  • Поступок (Action, Act, Deed)
  • Социальное поле (Social field) — совокупность взаимодействующих социальных факторов, влияющих на поведение индивида или группы[1]
  • Социальные нормы (Social norms) — стандарты деятельности и правила поведения, выполнение которых ожидается от члена группы или общества и поддерживается с помощью санкций. Упорядочивают и регулируют социальные взаимодействия[1]
  • Теории подражания (Imitation theories) — теории, объясняющие поведение и общественную жизнь через подражание, как внутренне присущее человеку стремление воспроизводить поведение других индивидов и групп [1]
  • Торжество

Литература

Примечания

Ссылки

Понятие «Социальное поведение» в социологической науке Текст научной статьи по специальности «Психологические науки»

7. Молчанов С. В. Особенности ценностных ориентаций личности в подростковом и юношеском возрастах // Психологическая наука и образование. -2005.-№3.-С. 16-25.

8. Сергеева Т.Б. Ценности образования и воспитания в контексте теории социокультурной динамики. — Ставрополь: Ставропольсервисшко-ла, 2000.-287 с.

С.А. Митрюшин

ПОНЯТИЕ «СОЦИАЛЬНОЕ ПОВЕДЕНИЕ»

В СОЦИОЛОГИЧЕСКОЙ НАУКЕ

Преамбула. Статья посвящена проблеме социального поведения рассматривающейся в рамках социологической науки. В статье проанализированы различные подходы к изучению и определению понятия «социальное поведение».

Актуальность теоретического осмысления социального поведения определена возрастанием в научной литературе исследований согласно антропоцентристской парадигме социального познания и управления. Становится все более заметной в работах ученых тенденция рассматривать те или иные проблемы управления во взаимосвязи с уникальностью, неповторимостью человеческой личности, а также обращение к основаниям ее действий и поступков. Особое внимание привлекают вопросы, связанные с изучением процессов самоорганизации, самоопределения человека в сфере своей социальной практики согласно его жизненным смыслам. Эти исследования в области управления требуют дальнейшего более глубокого осмысления.

Исследование социального поведения необходимо и для оценки особенностей бытия современного человека, его личностного статуса, а также условий формирования активности каждого человека как реального субъекта социального взаимодействия, что является важным, так как жизнедеятельность общества в целом может, как сочетается, так и вступать в противоречие с пассивностью конкретных людей, инфантильностью их поведения. Этот аспект изучения социального поведения предполагает изучение вопроса гармонии и дисгармонии взаимоотношений индивида и общества.

Итак, необходимость изучения социального

поведения личности обусловлена потребностями развития, как социологического знания, так и управленческой науки, их интеграции, на основе которой возможно их взаимное обогащение и решение вопросов социального будущего человека и общества. Понимание социального поведения личности позволяет определить задачи и средства социального управления для решения актуальных проблем, как теории управления, так и развития общества в целом.

Следует отметить, что в научной литературе нет единой точки зрения на понятие социальное поведение. Исходным для понимания любого человеческого предприятия является понятие социального действия. Обратимся к его определению. Психологи под действием понимают локализованный в пространстве и времени конкретный акт деятельности общественного субъекта по преобразованию социальной ситуации соответственно его потребностям и целям и реализуемый посредством изменения поведения, установок, стремлений других индивидов или общностей [4, с. 94].

Социальные науки изучают поведение личности постольку, поскольку индивиды вкладывают в свои действия определенный смысл. Социальное действие — простейшая единица социальной деятельности, понятие, введенное в научный оборот М. Вебером для обозначения действия индивида, сознательно ориентированного на прошед-

©С.А. Митрюшин, 2008

21

шее, настоящее или будущее поведение других людей, причем под «другими» понимается как отдельные лица — знакомые или незнакомые, так и неопределенное множество совершенно незнакомых людей.

«Действием, — пишет М. Вебер — называется человеческое поведение в том случае и постольку, если и поскольку действующий индивид или действующие индивиды связывают с ним субъективный смысл» [1, с. 503].

В социологии советского периода проблеме социального поведения посвятили свои труды такие исследователи, как: И.О. Кон, Ю.А. Левада, В.Б. Ольшанский, М.И. Бобнева, В.А. Ядов, Е.М.-Пеньков, Н.Ф. Наумова, Л.А. Гордон, Э.В. Клопов, А.М. Кацва, Е.В. Шорохова и многие другие.

В последние годы социальное поведение отдельных социальных групп стало темой исследований молодых ученых. Среди них А.Г. Велып., В.Г. Вячеславов, Ю.В. Загорулько, Г.И. Зимирев,

Н.Ф. Кузьменко, В.И. Селянин, В .Я. Турьянский и другие.

Анализируя современную социологическую литературу в интересующей нас области, мы пришли к выводу, что концепция социального поведения, начавшаяся формироваться в двадцатые годы, к пятидесятым — шестидесятым годам прошлого столетия выделилась в эмпирическое направление социологии, рассматривающее социальное поведение как особый род общественного явления.

Ряд ученых, под социальным поведением подразумевают определенную сторону деятельности и взаимодействия индивидов и социальных групп. Каждый человек в силу своих индивидуальных свойств и особенностей становится самостоятельным субъектом деятельности, сфера активности которого социально обусловлена. Следовательно, поведение человека — лишь форма его деятельности, ее внешняя сторона [5, с. 10].

Существует несколько классов социальных теорий, объясняющих специфику действия: с помощью категории «система», потребностей социальной системы, потребностей индивидов. Действие рассматривается согласно традиции научной рациональности с точки зрения его техники, структуры и т.д.

Так, например Н.Ф. Наумова определяет социальное поведение как особую систему, обладающую уникальной потенциальностью и гибкостью, включающей качественно различные ме-

ханизмы и весьма разные по управляемости. Она дает следующее определение социальному поведению: «Это деятельность, предполагающая некоторые личностно значимые социальные результаты, социальное вознаграждение (в широком смысле этого слова). Этим вознаграждением может быть «благо» (знание, информация, комфорт, уважение, слава, власть, деньги), но обязательно социальное по своему результату, всегда есть социальное отношение, непосредственное или опосредованное социальное взаимодействие, поскольку индивид имеет дело не только с необходимыми ему социальными субъектами -другими людьми, группами, организациями, институтами- «производящими» и конституирующими эти блага» [3, с. 8].

На наш взгляд, системное определение поведения может быть использовано только в качестве инструментального при изучении взаимодействия людей. При этом следует иметь в виду, что действие имеет функциональное значение, и поэтому неправомерно определять элементы системы посредством их функций, тем более, когда речь идет об обществе. Для того чтобы понять социальные процессы, в центре внимания должны быть не действия сами по себе (или их системы), а человек, ведущий себя тем или иным образом.

Более точным считаем мнение Е.В. Шорохо-вой и М.И. Бобневой, утверждающих, что социальное поведение — это многомерный процесс, ибо протекает в сложной социальной среде, определяется действием многочисленных факторов [6, с. 3].

И полностью разделяем точку зрения Т. И. -Заславской, что «поведение есть совокупность поступков и действий, отражающих внутреннее отношение людей к условиям, содержанию и результатам деятельности. Поведение всегда регулируется более или менее осознанной целью и предполагает определенную свободу выбора поступков и действий из множества возможных…» [2, с. 45].

Ученые акцентируют свое внимание на изучении внешних и внутренних детерминантах поведения. Обобщенно схему детерминистического объяснения поведения человека можно представить следующим образом. Есть индивид, он обладает определенным набором психических и социальных качеств, которые определяют его отдельные действия и поступки. Объяснение пове-

22

Вестник КРУ им. Н.А. Некрасова ♦ 2008, том 14

дения идет от прошлого к настоящему, ибо сведения о человеке получают из его биографии, Это соответствует самой структуре причинно-след-ственных связей.

Правомерность такой схемы исследования не вызывает сомнений. Она применима для объяснения действия человека, типичных для той или иной социальной среды. Когда человек ведет себя например, асоциальным образом, мы можем попытаться объяснить это логическими и психологическими причинами и на основе наших знаний о причинно-следственных связей воздействовать на человека. Тем самым этот человек становится для нас объектом управления и мы «управляем» этой личностью благодаря нашему постижению причин его поведения. Но с такой логикой полностью нельзя соглашаться.

Для объяснения социального поведения необходима иная модель объяснения, рассматривающая человека не как объект, а как субъект, как уникальную личность в единстве ее биологических, социальных, духовных качеств, отвечающую за свое поведение. Это предполагает обнаружение личностных оснований, которые имеет человек для своего поведения в социальном мире.

М. Вебер указывал на то, что дополнением к методу причинного объяснения социальных явлений должен быть метод выявления субъективных намерений индивида. Он считал необходимым учитывать при изучении социального поведения конкретные исторические мотивы поведения человека. «Мотивом, — писал М. Вебер, -называет ся некое смысловое единство, представляющееся действующему лицу или наблюдателю достаточной причиной для определенного действия» [1, с. 611 ]. В таком контексте мотивация — это тот смысл, который человек придает своим действиям и который формируется как осознание целей, средств, тактики их достижения.

Подход к изучению социального поведения в аспекте субъективного смысла недостаточен для понимания сущности рассматриваемого феномена. Потому, что смысл как субъективное представление человека не всегда адекватен истинному, внутреннему смыслу самого действия. Сам М. Вебер указывал на то, что ясность самосознания, осмысленность, мотивированность поведения постоянно находятся под угрозой. Им угрожают сила привычки и вспышки ярости, обыденность, доведенная до автоматизма, и необы-

денное радикально нарушающее ход вещей.

При изучении поведения, следует учитывать тот факт, что иногда индивид «не желает» понимать истинный смысл своего поведения, скрывает его от себя, прибегает к защитному механизму рационализации. Например, отец, жестоко наказывающий ребенка, приписывает воспитательный смысл своим действиям и не признает насильственного. Другими словами, сознание человека имеет дело со смыслами, содержание которых не всегда прозрачно для действующего субъекта.

Неясностью смысловой сферы поведения можно объяснить и факт расхождения между намерением человека, и результатом его действия. На поведение человека влияют как осознанные, так и неосознанные мотивы, находящиеся нередко в противоречивой зависимости между собой.

Для понимания социального поведения важно выявить не субъективный смысл, а сущность самого социального поведения. Способствует решению этой задачи социально-философский анализ содержательно-смысловой сферы социального доведения личности, который предполагает осмысление оснований действий и поступков личности. Такой подход отличается от традиционного объяснения социального поведения согласно причинно следственной логики.

На основании собственного практического опыта и анализа работ западных и российских социологов, исследующих поведение отдельных профессиональных групп и индивидов, мы сформулировали самое общее понятие социального поведения, которое определили как активную форму преобразования социальной среды, как осознанное мотивированное действие индивидов или социальных групп, возникающее для удовлетворения определенных потребностей и достижения поставленной цели.

Библиографический список

1. Вебер М. Избранные произведения. — М., 1998.

2. Заславская Т. И. Социетальная трансформация российского общества: Деятельностноструктурная концепция. — М, 2002.

3. Наумова И. Ф. Социологические и психологические аспекты целенаправленного поведения.-М, 1988.

Педагогика. Психология. Социальная работа. Ювенология Социокинетика, № 1, 2008

23

4. Психология. Словарь / Под общ. ред. А.В.Петровского, М.Г. Ярошевского. — М., 1990.

5. Саморегуляция и прогнозирование социального поведения личности./ Под ред. В. А. Ядо-

ва.-Л, 1979.

6. Шорохова Е. В., Бобнева М И. Психологические механизмы регулирования социального поведения. — М., 1979.

Е.В. Боровская

ОБРАЗ ЖИЗНИ РЕБЕНКА ШКОЛЬНОГО ВОЗРАСТА КАК УСЛОВИЕ РАЗВИТИЯ И ФОРМИРОВАНИЯ ЕГО ЛИЧНОСТИ

Преамбула. Образ жизни ребенка является условием становления его личности. Чтобы управлять этим процессом, необходимо знать, что собой представляет данный феномен, какова его структура и функции.

Становление личности человека определяется не только деятельностью, но и всем образом его жизни. Чтобы управлять процессом развития и формирования личности ребенка, педагогу нужно грамотно корректировать его образ жизни. Для этого важно иметь представление о нем.

В контексте нашего понимания образа жизни одной из первых в педагогике второй половины XX века к осмыслению данного феномена обратилась академик Л .И. Новикова, которая рассматривала образ жизни коллектива как ядро воспитательной системы. Значительный вклад в изучение образа жизни внесли представители научной школы Л.И. Новиковой. А,В. Мудрик рассматривал образ жизни как жизнедеятельность подростков. Ю.С. Мануйлов показал образ жизни человека как «способ бытия в со-бытии». Важная технологическая роль условия становления личности придается образу жизни в диссертационных исследованиях В.Я. Барышникова, Р.А. Кассиной, Е.В. Орлова, Г.Г. Шека.

В концепции средового подхода в воспитании Ю.С. Мануйлова анализируемому понятию отведена роль связующего звена между личностью ребенка и средой его существования. Среда становится средством становления личности, если она посредствует определенному образу жизни ребенка, особенности которого учитываются педагогами.

Есть основания полагать, что образ жизни

выступает более емкой категорией, чем простая совокупность определенных форм существования людей, представленных в поведении, деятельности, общении и выражении отношений к чему-либо. В отличие от ситуативной активности человека, образ жизни устойчив и нелегко поддается изменению.

Для ребенка собственный образ жизни чаще всего воспринимается как сама жизнь, синкретично со средой, тогда как для эксперта жизнь более многогранна, чем представления о ней, она многообразна.

Традиционно образ жизни рассматривался через последовательную смену форм существования, которые изо дня в день повторяются в жизни человека. Именно по внешней видимой форме мы чаще всего судим о том, чем в то или иное время занят школьник. Формы бытия являют нашему взору разнообразные виды занятий ребенка. К видам занятий относится учеба, отдельные виды работ, игра, общение, чтение, коллекционирование, самообслуживание, а также занятия спортом, музыкой, и т.д. Форма, в которой представлены занятия ребенка, является лишь необходимой оболочкой, обрамлением для различных комбинаций способов бытия. Весьма часто ученик проживает видимую для стороннего человека жизнь достаточно однообразно. К примеру, школьник просыпается утром после ночного сна, умывается; позавтракав, отправляется в школу,

24

Вестник КГУ им. Н.А. Некрасова ♦ 2008, том 14

©Е.В. Боровская, 2008

Социальная структура и социальные изменения.

Страница 21 из 24

Социальное поведение личности.

Поведение личности – это внешне наблюдаемые поступки, действия индивидов, их определенная последовательность, так или иначе затрагивающая интересы других людей, их групп, всего общества. Человеческое поведение приобретает социальный смысл, становится личностным, когда оно включено в общение с другими людьми. Речь идет прежде всего об осмысленном поведении, о реализации в действиях и поступках таких связей и взаимоотношений, в которых субъект поведения участвует как разумное существо, осознанно относящееся к своим действиям.

Поведение человека принципиально отличается от поведения животного тем, что животное своей активностью непосредственно удовлетворяет природные потребности, тогда как поведение людей многократно опосредствовано. Прежде всего орудийной деятельностью (изготовление орудий труда), использованием языка как средства общения, реализацией ближайших целей для достижения более отдаленных. Да и сами потребности человека постоянно развиваются. Следовательно, любое проявление человеческого поведения является в своей основе социальным.

Социальное поведение – внешнее проявление деятельности, в которой выявляется конкретная позиция человека, его установка. Это форма превращения деятельности в реальные действия по отношению к социально значимым объектам. В качестве механизмов саморегуляции социального поведения личности выступают социальные установки (диспозиции), формирующиеся в результате взаимодействия стимулов и мотивов в конкретных условиях внешней среды.

Установка представляет собой готовность, предрасположенность человека к определенной активности и действиям по отношению к какому-либо объекту. Социальная установка – это ценностное отношение к социальному объекту, психологически выражающееся в готовности к положительной или отрицательной реакции на него. По мнению американского социолога Дж.Герберта, социальная установка включает в себя все, что нам нравится, нашу приязнь или неприязнь по отношению к самим себе и окружающим. Она возникает из способности видеть мир и самих себя так, как его видят другие, и так, как это принято в данной социальной общности.

В 1934 году американский исследователь Лапьер провел эксперимент, результаты которого впоследствии стали известны под названием “парадокс Лапьера”. Лапьер путешествовал по США с двумя студентами-китайцами. Они посетили 252 отеля и во всех случаях (за исключением одного) встретили радушный прием. После завершения путешествия Лапьер обратился к владельцам 251 отеля с письмами, в которых сообщал, что снова намерен посетить эти места и просил ответить, может ли он надеяться на их гостеприимство. Ответ был получен из 128 отелей, причем только в одном случае было согласие, а в других письмах – отказ или уклончивые формулировки. Лапьер решил, что между реальным поведением хозяев и их отношением к китайцам есть расхождение.

Причина “парадоксального” поведения заключалась в том, что у каждого человека не одна, а несколько социальных установок разных уровней, которые срабатывают в зависимости от ситуации. Как известно, человеческие потребности определенным образом структурированы и находятся в иерархической зависимости. При удовлетворении потребностей низшего уровня актуализируются потребности высшего уровня. Каждому уровню потребностей соответствует определенный уровень социальных установок.

В данном случае, когда гости прибыли в отель, сработала элементарная фиксированная установка. В результате – хороший прием. В дальнейшем в действие вступили ценностные ориентации и соответствующие им установки. Как следствие этого действия – отказ.

Мы постоянно меняем свои социальные установки в зависимости от установок других людей. Но вопрос состоит в том, кто эти другие? Во-первых, это те, кто нам нравится, к кому мы испытываем симпатии. Во-вторых, это те, кто рядом с нами, но немного выше нас по престижу. Сила влияния на наши установки обратно пропорциональна социальной дистанции, под которой понимается восприятие различия социального статуса участниками социального взаимодействия.



НОУ ИНТУИТ | Лекция | Социальное поведение

Аннотация: Цель лекции: раскрыть ключевые факторы социального поведения и деятельности, противоречия в социальном поведении, категорию социальный характер и его патологии, типы и виды отклоняющегося поведения личности.

Социальное взаимодействие (интеракция) складывается из отдельных актов, называемых социальными действиями и включает статусы, роли, социальные отношения, символы и значения. Не случайно именно действия, поведение в качестве наиболее объективного факта составляют ядро внимания современной социологии. Невозможно понять, что собой представляют общество, социальные группы, личность, социальные взаимодействия без анализа того, как ведут себя те или иные люди; целые социальные группы и даже общество в целом в той или иной ситуации.. Проблема социального поведения была сердцевиной теорий многих классиков социологии – М.Вебера, П.Сорокина, Э. Фромма, Т. Парсонса, P.Mepтонa и других.

Социальное действие, социальная деятельность, социальное поведение как понятия социологии

Социальное действие – это элементарная единица социальной жизни общества. Из социальных действий складываются социальные взаимодействия, они составляют основу социальной деятельности и социального поведения субъектов общества. Данное понятие введено в социологию М.Вебером. При этом прилагательное «социальное» имеет глубокий смысл. Само по себе действие – это акт, совершаемый человеком в отношении чего-либо. Социальное же действие – это акт, совершаемый личностью, во-первых, в отношении другой личности, общностей людей, общества в целом, во-вторых, направленный на ответное действие других (т.е. нет социального действия без взаимодействия), в-третьих, осознанный, мотивированный самой личностью. По М.Веберу, действие, совершаемое в отношении несоциальных объектов (природы, знаний, идей, техники и т.д.), а также действие неосознанное, совершающееся в силу привычек или эмоций, не может быть названо социальным. М.Вебер предложил четыре идеальных типа социального действия – аффективное (совершаемое в силу эмоционального состояния личности и отличающееся минимальной осмысленностью), традиционное (совершаемое в силу привычки вести себя в рамках закрепленных форме традиции культурных образцов и практически не требующее рационального осмысления), ценностно-рациональное (совершаемое в силу придания какого-либо смысла самому действию в виде долга — религиозного, нравственного, эстетического, политического и т .д.), целерациональное (совершаемое в силу придания смысла не только самому действию, но и его результатам). В основе данной типологии М.Вебера лежит степень рациональности (разумности, осмысленности, расчетливости) социального действия. Наиболее полно рационален последний тип социального о действия. История Запада описывается М.Вебером как процесс развертывания степени рациональности социального действия. В реальных социальных действиях, отмечал М.Вебер, можно встретить компоненты всех четырех идеальных типов, но по степени преобладания того или иного типа можно судить и о характере социального поведения людей.

Идеи М.Вебера впоследствии нашли развитие в концепции социального действия американского социолога Т. Парсонса. Если по Веберу причина поведения кроется во внутренней мотивации , то есть в самой личности, то Парсонс обосновал наличие 4-х факторов. Это биологический организм, социальные системы, культура и сама личность. Организм – это источник биологической энергии, природные потребности. Социальная система – взаимодействующие индивиды, группы людей, предъявляющие личности систему социальных ожиданий. Социум через ожидания диктует, как должна действовать личность. Культура — система идеальных образцов, символов, традиций и ценностных стандартов. Личность – это сам деятель, имеющий внутренние потребности, желания и цели.

Социальное действие – это основа и социального поведения, и социальной деятельности. В чем же заключается различие между этими понятиями?

Итак, что представляет собой социальное поведение? Во-первых, оно представляет собой не отдельное, а множество социальных действий, организованных в единое целое. Во-вторых, социальное поведение «соткано» не из однородных, а разнородных, иногда даже противоположных социальных действий. В-третьих, если социальное действие совершается «здесь и сейчас», т.е. имеет свои границы в пространстве и времени, то социальное поведение развертывается во времени и пространстве, т.е. оно остается таковым в течение определенного периода жизни человека и в различных ситуациях. В-четвертых, социальное поведение включает в себя не только социальное действие, но и бездействие (например, халатное поведение личности). И, наконец, в-пятых, основной функцией социального поведения является приспособление личности к социальной среде. Личность своим социальным поведением адаптируется к природе (организму), социальным системам и культуре, приспосабливает к ним свои способности, потребности, интересы. Социально-культурное приспособление может быть активным и пассивным, созидательным и разрушительным агрессивным и терпимым и т.д. Таким образом, социальное поведение – это система социальных действий и бездействий, направленная на обеспечение приспособления личности к социальным системам, природе и культуре.

В отличие от социального поведения, социальная деятельность не включает в себя бездействие. Но главное отличие состоит в том, что социальная деятельность представляет собой систему социальных действий, направленную на приспосабливание личностью социальных систем и культуры к собственным потребностям, способностям, интересам. Иначе говоря, принципиальное различие между социальным поведением и социальной деятельностью состоит в том, что первое представляет процесс приспосабливания себя, а вторая – процесс приспосабливания к себе. Например, когда мы говорим о трудовом поведении личности, то подразумеваем, как она строит свои действия сообразно собственным представлениям о том, как надо трудиться, в соответствии с ожиданиями коллег и руководства, с трудовыми нормами и ценностями организации и общества. Трудовая деятельность представляет собой целенаправленное изменение предмета труда, при этом цель труда подчинена способностям, потребностям интересам работника. Так же можно различать политическое поведение и политическую деятельность, нравственное поведение и нравственную деятельность и т.д. Следует напомнить, что трудовое, политическое, нравственное, эстетическое и другие формы поведения, равно как и соответствующие формы деятельности, являются в строгом смысле социальным и лишь в том случае, если они ориентированы на другую личность или общности людей.

Итак, рассмотрим главные факторы механизма социального, поведения. Только на первый взгляд может показаться, что единственным автором социального поведения является сама личность («как хочу, так и веду себя» – это скopee демонстративная позиция подростков, стремящихся к самоутверждению).

У социального поведения личности четыре автора организм, сама личность, социальные системы (общество, макро- и микрогруппы, в которые входит личность или стремится войти), культура. Каким образом эти четыре фактора определяют социальное поведение?


Природно-физическое – базис для индивидуально-личностного. Биологическая составляющая (организм) обеспечивает энергетическую основу для поведения . Социальное поведение в соответствии с внутренней природой и законами биологии, в соответствии с физической и природной сущностью личности – это витальное поведение

Личность строит свое поведение, сообразуясь с определенным смыслом. Вкладываемый в поведение личностный смысл («зачем», «почему», «как») определяется системой социальных качеств личности, эмоциями, желаниями, способностями, потребностями, ценностными ориентациями, мотивацией и социальными установками. Итак, средством обеспечения социального поведения личности является личностный смысл, а саму модель социального поведения, определяемого личностным смыслом, можно назвать эмоциональным поведением

Социальные системы – семья, друзья, организации, классовые, этнические, профессиональные общности и т.д., определяют социальное поведение, предписывая какую-либо модель действий в соответствии с социальным статусом личности. В малой группе предписываются такие модели поведения, как лидер, аутсайдер, фаворит, аниматор, авторитет, «козел отпущения» и другие. В семье – модели поведения отца, матери, сына, дочери, сестры, брата и т.д. В организации – модели поведения специалиста, руководителя, подчиненного, коллеги и другие. Так же существуют классовые, профессиональные (врача, учителя, инженера, шахтера, шофера), этнические (русского, украинца, француза, норвежца, грузина, англичанина, индийца), демографические (мужчины, женщины, молодого человека, пожилого, ребенка), территориальные (горожанина, селянина) и т.д.,

Подобные предписания – требования к поведению личности в соответствии с ее социальными статусами в социологии называют, социальными ожиданиями, а саму модель поведения, соответствующую социальным ожиданиям – социальной ролью.

Культура как система социальных норм и ценностей определяет социальное поведение личности, устанавливая определенные рамки запрещенного, дозволенного и поощряемого, придавая поступкам личности социальное значение. Средством обеспечения соответствия поведения личности принятым в том или ином обществе образцам и значениям действий, является социальный контроль. При помощи социального контроля происходит усвоение личностью культуры и передается от поколения к поколению культурная традиция. Модель социального поведения, соответствующую нормам и ценностям общества, можно назвать традиционным (ценностно-нормативным) поведением.

Итак, личности приходится строить собственное поведение, ориентируясь одновременно и на витальную, и эмоциональную, и традиционную, и ролевую модели поведения.

Фактическое поведение личности в той или иной степени может соответствовать и не соответствовать модельным формам. Та часть фактического поведения, которая совпадает с социальной ролью личности, называется ролевым поведением. Можно ли, цитируя У.Шекспира «Весь мир театр, и все люди в нем – и мужчины, и женщины, — актеры», все фактическое поведение личности назвать ролевым? Отметим, что и происхождение слова «личность» (от слова «личина», т.е. маска; латинское «персона» имеет аналогичное происхождение) как бы прибавляет аргументов в пользу данного суждения. В то же время здравый смысл не позволяет считать себя и других лицедеями, лишенными собственного «Я». В жизни приходиться встречаться с самыми различными вариантами ролевого поведения личности – от бессмысленного, лишенного личностного начала до полного отказа следовать в своем поведении социальным ожиданиям.

Внутри ролевого поведения личности может существовать как консенсус, так и диссонанс и даже конфликт. Дело в том, что социальные статусы личности многообразны (особенно в современных обществах), следовательно, от личностей требуются различные ролевые поведения, которые могут быть несовместимыми. В классической литературе XIX века (Бальзак, Л.Толстой, Чехов и другие) описываются так называемые ролевые конфликты противоборство в фактическом поведении личности несовместимых социальных ролей.

Фактическое поведение личности также может в той или иной степени соответствовать и не соответствовать личностному смыслу. Оно может быть совершенно бессмысленным (аффективным, т.е. зависит от эмоционального порыва) или мотивированным, наполненным смыслом, соответствующим идеалам, убеждениям, принципам личности. Выбор варианта поведения зависит от степени социальной зрелости личности, от уровня развития ее способностей и потребностей (прежде, всего, потребности в «Я» и способности к самостоятельности и самоактуализации), интересов, ценностных ориентаций, мотивов, социальных установок.

Фактическое поведение личности в той или иной степени может соответствовать и не соответствовать ценностно-нормативной модели поведения. То поведение, которое укладывается в пределы данной модели, называют нормативным. Если поведение личности выходит за пределы ценностно-нормативной модели, то оно называется отклоняющимся (девиантным) поведением. Нормативное поведение личности, в свою очередь, также может быть двояким. Культура определяет поведение личности как внешнее (внешний социальный контроль), при помощи различных санкций и стимулов заставляя индивида следовать образцам поведения, так и внутреннее (самоконтроль), действуя в виде ценностных ориентаций, мотивов и установок индивида. Соответственно, в нормативном поведении личности выделим адаптированную и интериоризованную формы. В адаптированной форме поведения существует расхождение со смыслом личности, В интериоризованной форме это расхождение преодолевается (иначе говоря, личность ведет себя так, как принято, не только потому что так принято, но и потому, что считает это имеющим личностный смысл).

Американский социолог Р.Мертон выделил пять типов поведения — адаптации личности. В основе данной типологии лежит отношение личности в своем поведении (принятым и одобряемым в обществе целям (к чему должна стремиться личность, что признавать в качестве ценности) и средствам (как, каким образом достигать эти цели, каких правил, норм должно придерживаться). Для удобства типологию представим в форме таблицы, обозначая знаком ( + ) принятие и знаком ( — ) неприятие личностью тех или иных элементов культуры.

№п/п Формы социальной адаптации Отношение к
Целям (ценностям) Средствам (нормам)
1. Конформизм + +
2. Инновация +
3. Ритуализм +
4. Ретретизм
5. Мятеж +- +-

Конформизм — тип ,поведения, характеризующийся полным принятием личностью культуры, т.е. норм и ценностей. В психологической литературе нередко встречается негативная трактовка конформизма как соглашательства, отсутствия собственного мнения и т.д. Вряд ли подобный подход продуктивен. Конформизм — это отсутствие рассогласованности в поведении личностного начала и культурной традиции. Данный тип поведения – это не адаптированный (приспособленный), а интериоризованный тип поведения личности, он представляет собой завершенный результат социализации личности. Инновационное поведение является формой рассогласования интериоризованного типа поведения: личность, разделяя ценности общества, выбирает иные образцы поведения, не укладывающиеся в рамки принятых социальных норм, следовательно, представляет собой форму девиантного поведения. Ритуализм — это нормативно-адаптированный тип социального поведения, оно соответствует социальным нормам, но не принимает социальные ценности. Ретретизм и мятеж представляют собой полный разрыв в поведении личности с культурой общества, мятеж к тому же характеризуется стремлением личности к утверждению новых норм и ценностей, т.е. новой культуры.

Таким образом, из выделенных Р.Мертоном форм социальной адаптации личности две (конформизм и ритуализм) являются нормативными, а три других (инновация, ретретизм, мятеж) – девиантными формами поведения. Следует подчеркнуть, что все формы поведения нельзя провозглашать как «хорошие» или «плохие». Все зависит от того, каковы сами эти нормы и ценности.

В современном сложном обществе неизбежны противоречия в социальном поведении личности.

В архаичном обществе подобных противоречий не существует. Во-первых, личность не выделяет себя как индивидуальность из своего социального окружения – рода, семьи. Поэтому социальные роли и личностный смысл в поведении слитны, неразделимы. Во-вторых, личность в своем поведении полностью следует принятым нормам и ценностям, культурная традиция замещает личностный смысл ее поведения. Тот, кто игнорирует социальные нормы и ценности, превращается в изгоя, т.е. оказывается вне социальной системы – рода и племени. В-третьих, не существует расхождений между социальными ожиданиями к поведению личности со стороны рода и нормами и ценностями данного общества. Поэтому в архаичном обществе социальное поведение личности полностью конформистское.

В доиндустриальном (традиционном) типе общества также не существует особой проблемы социального поведения личности. Хотя изменения в отличие от архаичного общества и происходят, но они носят столь медленный характер, что становится заметным в жизни не одного, а нескольких поколений: Определенные расхождения между личностным смыслом, социальными ожиданиями и социальным контролем столь незначительны, что личность без особых затруднений согласовывает их в рамках целостного социального поведения.

Индустриальное и проходящее период становления постиндустриальные общества по своей природе динамичны, существенные изменения происходят в жизни одного поколения. Это приводит к обострению целого ряда противоречий в социальном поведении личности.

Во-первых, в современных обществах социализация личности представляет непрерывный пожизненный процесс. Личность оказывается в результате социальных перемещений в самых различных культурных средах классовых, профессиональных, демографических, территориальных, организационных, что требует усвоения новых норм и ценностей. С массовизацией общества благодаря социальным коммуникациям социализация личности направлена на культурную традицию не только «своих», но и «чужих», референтных групп (к которым личность не принадлежит, но принимает их нормы и ценности). Отсюда возникают ситуации, когда личность не видит личностного смысла в поведении, которое предписывает культура через социальный контроль, рассматривает подобное поведение как архаичное, ритуалистское. Очень часто личности приходится не согласовывать расхождение между личностным смыслом и социальным контролем, а осуществлять нелегкий выбор варианта поведения – инновационного, ритуалистского, ретретистского или мятежного.

Во-вторых, в современных обществах социальные процессы протекают намного быстрее, чем модернизации культуры общества. Социальные группы (формальные и неформальные организации, новые поселения, профессиональные общности и т.д.) формируются гораздо быстрее, чем новые нормы и ценности. Образующаяся дистанция в темпах социальной и культурной модернизации общества обусловливает контраст между социальными ожиданиями и культурными рамками социального поведения. Иначе говоря, то, что требуют от поведения личности ее социальное окружение – семья, друзья, коллеги, руководители и т.д. — не всегда и не во всем укладывается в представления о дозволенном и значимом. В результате личности опять приходится очень часто делать трудный выбор — или играть социальные роли, чтобы оправдать социальное ожидания, или следовать культурной традиции, ведя себя в рамках понятий должного, приличий, этикета и т.д., или найти какой-либо компромисс.

В-третьих, в современных обществах социальные качества личности не всегда соответствуют ее социальному статусу. Иначе говоря, положение личности в обществе и социальных группах не является еще характеристикой потребностей, способностей, интересов, ценностных ориентации, мотивов, социальных установок личности. Социальный статус личности меняется намного быстрее, чем сама личность. Поэтому предписываемые личности социальные роли в соответствии с ее социальным статусом могут оказаться полностью или частично лишенными личностного смысла, т.е. бессмысленными. Структура социальных систем меняется также быстрее, чем личность, включенная в них. Поэтому личности, занимающей один и тот же социальный статус, могут предъявляться в течение определенного интервала времени совершенно разные, а подчас и противоположные требования к ее социальному поведению. Опять личность оказывается в ситуации выбора — или играть бессмысленные, «чужие» социальные роли, или отказываться играть эти роли, пытаясь во всем следовать собственным принципам, убеждениям, или пытаться рационализировать социальные роли, наделяя их иллюзорным смыслом или переосмысливая их с точки зрения собственных способностей и потребностей.

В критических, экстремальных ситуациях указанные выборы личностью вариантов социального поведения служат источником социального и внутриличностного конфликтов. Личность может игнорировать свое социальное окружение, ведя себя демонстративно, отвергая социальные роли, вызывая тем самым противодействие других. Массовый характер могут приобрести в обществе и различные формы позитивного и негативного девиантного поведения. Причиной внутриличностного конфликта является противонаправленность личностного смысла и социальной роли, не нашедшая своего разрешения. Классическим примером подобного конфликта является образ Анны Карениной в романе Л.Толстого, которая разрывалась между требованием играть роль супруги, следовательно, оставаться матерью для своего сына, и бессмысленностью этой роли. Внешний и внутренний конфликты в данном случае привели: к трагическому исходу. Широко известны сегодня так называемые синдромы — вьетнамский, афганский, чеченский — личностные последствия этих войн. Но всякая война вызывает такие синдромы. Если личности приходится выполнять приказы (т.е. играть роль солдата, командира и т.п.), в которых она не видит смысла, которые выходят далеко за пределы общепринятых норм и ценностей («война все спишет»), то впоследствии это приводит к кризису личности, деперсонализации. Последствия подобных синдромов неоднозначны. Одни мучительно переживают этот конфликт, уходя в себя, замыкаясь и самоизолируясь от общества. Другие начинают играть и другие бессмысленные социальные роли, иногда достаточно агрессивные. Третьи пытаются заглушить внутриличностный конфликт различными «социальными препаратами» — алкоголем и наркотиками.

Внутриличностный кризис обусловлен не только экстремальными ситуациями, но и современными массовыми процессами. Не случайно сначала писатели, а затем и социологи отмечают рост чувств одиночества, бессмысленности и безысходности личности по мере увеличения ее социальных контактов и социальных статусов.

Формирование социального поведения личности в современном обществе — также внутренне противоречивый процесс, проходящий ряд кризисных этапов. У детей самых младших возрастов (до 5 лет) социальное поведение определяется социальными ожиданиями родителей, которые во многом совпадают с культурной традицией. Позже у детей появляется «правильное» поведение – «так можно и так нельзя», обнаруживая при этом несоответствие фактического поведения родителей и других принятым и часто декларируемым взрослыми нормам и ценностям. Подростковый возраст – это период одновременно и поиска личностного смысла социального поведения, и следования социальным ожиданиям тех групп, в которые интегрируется личность — друзей, компании, референтных групп. Отсюда и дисгармоничное поведение, обусловливаемое то стремлением к самоутверждению, то бессмысленным принятием различных социальных ролей.

Соционика открыла феномен интегрального типа общности, который можно диагностировать, фиксируя типичные факты социального поведения. . В социологии существует понятие социального характера. Бихевиористская трактовка характера сводится прямо к описанию типичных черт самого поведения, в других психологических школах (неофрейдистской, гуманистической и других) под характером понимаются свойства личности, проявляющиеся в поведении. «Человек может быть экономным, — пишет Э.Фромм, — потому что этого требует его материальное положение; или он может быть бережливым, потому что обладает скупым характером, который побуждает к экономии ради самой экономии безотносительно к реальной необходимости. За одним и тем же поведением могут скрываться разные характеры».

Понятие «характер» в социологической науке употребляется в некотором специфическом виде. Во-первых, речь идет о характере личности, обусловленном не индивидуальными свойствами — темпераментом, строением тела и т.д., а социокультурными условиями формирования человека. Во-вторых, речь идет о характере личности не как отдельного индивида, а как определенного социального типа, модальной (наиболее часто встречающейся в том или ином социуме) личности. «Тот факт, что большинство членов некоего социального класса или культуры обладают сходством значимых элементов характера, и что можно говорить о «социальном характере», репрезентирующем суть склада характера, общую для большинства членов данной культуры, указывает на степень участия в формировании характера социальных и культурных моделей» ( Э.Фромм ). В-третьих, речь идет о xapaктepе, свойственном целым социальным общностям, группам и слоям, а не только личностям, их представляющим. Так, можно говорить о национальном, классовом, профессиональном, городском, сельском, региональном, молодежном, женском и мужском и т.д. характере. Исследование социального характера составляет предмет социальной психологии и социологии.

Попытки типологии социального характера были предприняты Э.Фроммом и Д.Рисменом. Э.Фромм выделяет два вида социального характера — плодотворные и неплодотворные ориентации. Плодотворность он определяет как реализацию человеком присущих ему возможностей, использование своих способностей. Соответственно, плодотворная ориентация социального характера отличается созидательной направленностью личности. Неплодотворная ориентация характеризуется потребительской направленностью социального характера. У Э.Фромма такие типы неплодотворной ориентации: рецептивная ориентация (поведение направлено на потребление внешних благ — быть любимым, но не любить, воспринимать какие-то идеи, но не творить их и т.д.), эксплуататорская ориентация (в отличие от рецептивной ориентации, поведение направлено на потребление благ, получаемых не в виде дара, а при помощи силы или хитрости), стяжательская ориентация (поведение, направленное на то, чтобы как можно больше взять и как можно меньше отдать), рыночная ориентация, которая развивалась в качестве доминирующей только в современную эпоху.

Последний тип социального характера заслуживает более подробного рассмотрения. «Поскольку современный человек воспринимает себя и как продавца, и как товар для продажи на рынке, его самооценка зависит от условий, ему неподвластных. Если он «преуспевает» — он ценен, если нет — он лишен ценности… При рыночной ориентации человек сталкивается со своими собственными силами, как с товаром, отчужденным от него. В результате его чувство идентичности становится таким же неустойчивым, как и самооценка; заключительная реплика во всех возможных здесь ролях: «Я – то, чего изволите» .Типы неплодотворного социального характера постепенно сменяли друг друга (рецептивная ориентация – в докапиталистическом обществе, эксплуататорская и стяжательская ориентация – в современном обществе).

По мнению социолога Д. Рисмена, эволюция социального характера западноевропейского типа такова:

  • ориентация на традицию;
  • ориентация на себя;
  • ориентация на другого.

Ориентация на традицию – это тип социального поведения, детерминированный преимущественно культурой.

Ориентация на себя – ориентация на свою личность, внутренние мотивы, желания, цели (личностный смысл). Именно ориентация на себя породила предприимчивого и рационального индивида.

Ориентация на другого – тип социального поведения, детерминированный социумом, социальными системами, в которые входит личность. Здесь первична социальная среда и социальное окружение личности – совокупность ее коммуникаций, мода, функции в социальных организациях. Определяющим в современном западном характере становятся социальные роли, обусловленные социальными ожиданиями.

Как водится, Д. Рисмен упустил четвертую ориентацию – как социальный характер – ориентация на природу. Экологическая, витальная личность со временем в развитых странах выйдет на первый план. Живущая в гармонии с природой, ориентированная в первую очередь на органический, биофизический, витальный фактор личность придет на смену ориентации на социальные системы и социальные ожидания.

В работах М.Вебера, Э. Фромма, Д.Рисмена раскрывается эволюция социального xapaктеpa западноевропейского типа, что не означает, что данную типологию в готовом виде можно использовать при анализе социального поведения и социального характера других цивилизаций, в том числе и российской. Японский характер, например, совершенно иначе соединяет в себе ориентацию на- традицию и ориентацию на другого, эти два компонента не исключают, а, наоборот, предполагают друг друга

Специфика российского (русского) характера – смешанность всех трех ориентаций. Ориентация на традицию, на себя и на социум не исключают, а сосуществуют друг с другом. Смешанное общество закономерно порождает смешанную личность (речь идет о характере большой группы людей – нации).

Существуют различия в социальном характере не только между различными стадиями развития и цивилизационными типами общества, но. и между различными слоями и группами внутри общества. Маргинальные слои общества (сегодня их принято называть «новыми» — «новые русские», «новые бедные», «новый средний слой» и т.д., приобретшие новый социальный статус, но не выработавшие свою субкультуру и лишь переживающие процесс вторичной социализации) более всего ориентированы на себя и на других, тогда как «старые» слои больше, чем «новые», привержены культурной традиции.

Как уже говорилось выше, социальный кризис общества проявляется и в кризисе личности и ее социального поведения. Кризис социального поведения (синдромы, обезличивание) проявляется в том, что оно становится непредсказуемым, «шарахаясь» между поиском личностного смысла, культурными образцами и социальными ролями. В психологии есть понятие «акцентуация характера», обозначающее застревание характера между нормой и патологией. Так называемый трудный характер формируется чаще всего в подростковом возрасте. Подобное происходит не только с индивидуальным, но и с социальным характером. Акцентуация социального характера может проявляться по разному — в формах повышенной раздражительности и апатии, крайней изменчивости настроения, повышенной мнительности, замкнутости, неоправданной жестокости, бездумного подчинения любым авторитетам и т.п., характеризующих не отдельных личностей, а значительную часть населения. Не случайно в периоды глубоких потрясений, социальных конфликтов и кризисов типичными проявлениями в социальном поведении становятся вандализм, агрессивность, бесчеловечные поступки. «Старые» воровские авторитеты сами сегодня поражаются беспределу, немотивированной жестокости со стороны «новых» криминальных элементов.

Деформированный социальный характер не уходит вместе с кризисом, он превращается в стойкий компонент менталитета народа, передаваясь от поколения к поколению. Он становится одним из важнейших факторов, определяющих и особенности экономического строя, и форму политического режима, и духовный склад общества.

Итак, категория социальное поведение позволяет сделать анализ общества не только в статике, но и в динамике. Социальное действие, несомненно, является одним из первокирпичиков социальной жизни. Подвижность социальной структуре придают социальные роли, которые выполняются в процессе взаимодействия индивидов. Социальные роли можно усвоить только в процессе поведения и деятельности, следовательно, социальные действия – основа для становления и развития личности, прогрессивной трансформации социального характера.

Краткие итоги:

  1. Социальное действие – первокирпичик социальной жизни, основа социального взаимодействия.
  2. Социальное поведение – это система социальных действий и бездействий, направленная на адаптацию личности к социуму, культуре и природе.
  3. Социальная деятельность – это система социальных действий, направленная на адаптацию личностью социума, культуры и природы к собственным потребностям, способностям, интересам.
  4. Р.Мертон выделил 5 типов поведения – адаптации личности. Два из них – конформизм и ритуализм – являются нормативными. Три других – инновация, ретретизм, мятеж – девиантными формами поведения.
  5. Т.Парсонс разработал теорию четырех факторов поведения: организм, личность, социальные системы, культура.
  6. В современном обществе процесс социальной модернизации опережает по скорости процесс культурной модернизации, что и выступает главной причиной противоречий в поведении личности.
  7. Д.Рисмен показал эволюцию западноевропейского характера — ориентация на традицию, ориентация на себя, ориентация на других. Социальный характер других обществ имеет свою специфику. Кроме того, задача выживания человечества приводит к формированию нового типа социального характера – ориентация на природу.

Набор для практики

Вопросы:

  1. Чем отличается взаимодействие людей от взаимодействия между другими живыми существами?
  2. Кто из основателей социологии обосновал, что социальное действие обладает двумя обязательными чертами: осознанная мотивация и ориентация на других ( ожидание)?
  3. Почему М.Вебер традиционное и аффективное действия не относил к социальным действиям?.
  4. Что понимается под ролевым поведением?
  5. Что понимается под витальным поведением?
  6. Что понимается под «культурным» (традиционным) поведением?
  7. Что понимается под эмоциональным поведением?
  8. Почему инновационное поведение в эпоху инновационных технологий и инновационной экономики квалифицируется как отклоняющееся поведение?
  9. Иметь или быть – как можно ответить на дилемму Э.Фромма? Можно ли эти две ориентации рассматривать как типы социального характера?

Темы для курсовых работ, рефератов ,эссе:

  1. Социальные действия и интеракция
  2. Социальное поведение и социализация личности
  3. Противоречия социальной идентификации
  4. Социально — ориентированное поведение и традиционная культура.
  5. Формы отклонений в социокультурном поведении
  6. Социотипы и социальный характер
  7. Теория социального действия М.Вебера
  8. Теория социального действия Ю.Хабермаса
  9. Специфика российского социального характера
  10. Мода как проявление ориентации на социальные системы

Социальное поведение | Безграничная психология

Аттракцион: Любящий

Многочисленные факторы влияют на многогранность чувства и выражения любви и влечения.

Цели обучения

Составьте схему и объясните треугольную теорию любви и влечения Штернберга

Основные выводы

Ключевые моменты
  • Было обнаружено, что на влечение влияют несколько факторов, включая близость, близость, сходство и физическую привлекательность.
  • Психолог Роберт Штернберг (1998) рассматривает любовь как треугольник, три стороны которого состоят из страсти, близости и приверженности. Говорят, что когда люди разделяют все три, они находятся в состоянии абсолютной любви.
  • Страстная любовь — это эмоциональная любовь, которая чаще всего выражается физически; это любовь, которую разделяют два человека, которые сильно влюблены друг в друга.
  • Партнерская любовь лучше всего определяется как страстная любовь, которая переросла в теплую и длительную любовь между партнерами в отношениях.Этот тип любви устойчив и предполагает более глубокое уважение и нежную привязанность между партнерами.
  • Любовь выражается по-разному, в зависимости от времени и культуры.
Ключевые термины
  • страстная любовь : форма любви, отмеченная сильными эмоциями, вызывающими чувство, энтузиазм или желание.
  • товарищеская любовь : Тип любви, который часто встречается в длительных отношениях; определяется как стабильный, предполагающий глубокое уважение и нежную привязанность между партнерами.

Межличностное влечение

Важной областью изучения взаимоотношений людей друг с другом является межличностное влечение. Это относится ко всем силам, которые заставляют людей нравиться друг другу, устанавливать отношения и, в некоторых случаях, влюбляться. Социальные психологи открыли несколько общих принципов влечения. Например, физическая близость увеличивает вероятность влечения, тогда как большие расстояния затрудняют установление и поддержание отношений.Даже очень небольшая разница в расстоянии — например, вниз по кварталу по сравнению с соседним домом — может существенно повлиять на паттерны дружбы. Чтобы быть ясным, просто нахождение рядом с кем-то не гарантирует влечения: для начала должна быть положительная ассоциация. Например, предположим, что вас привлекает тот, кто играет за футбольную команду вашей школы, кого вы видите только на расстоянии во время случайной игры, и в равной степени привлекает тот, с кем вы проводите занятия через день. У вас больше шансов в конечном итоге привлечь внимание к человеку из вашего класса, даже если первоначальное влечение к обоим людям было одинаковым.Физическая близость увеличивает уже существующее физическое влечение.

Знакомство, или «простая демонстрация», также увеличивает влечение, влияя на людей, даже если знакомство не замечается сознательно. Например, если два человека встречаются в Нью-Йорке и понимают, что они оба из одного города в Калифорнии, они с большей вероятностью будут привлечены друг к другу. Знакомство увеличивает комфорт, что, в свою очередь, увеличивает вероятность влечения и любви.

Один из наиболее важных факторов в межличностном влечении — это сходство. : чем больше у двух людей сходства в отношениях, происхождении и других чертах характера, тем более вероятно, что они полюбят друг друга. Вопреки распространенному мнению, противоположности обычно не привлекают. Физическая привлекательность — важный элемент в романтических отношениях, особенно на ранних этапах, для которых характерен высокий уровень страсти. Позже сходство и другие факторы совместимости становятся более важными.

Составляющие любви Штернберга

Психолог Роберт Штернберг рассматривает любовь как треугольник, три стороны которого состоят из страсти, близости, и приверженности . Когда два человека разделяют все три, они, как говорят, находятся в состоянии непревзойденной любви ; это состояние относительно редко, и его трудно поддерживать в течение длительного периода времени. Любовь лучше всего описать применительно к отношениям между двумя или более людьми, и она более очевидна в отношениях, которые содержат взаимопонимание, взаимную поддержку и удовольствие от общества друг друга.

Треугольная теория любви Штернберга : Согласно Штернбергу, любовь состоит из трех компонентов: страсти (увлечение), приверженности (товарищеские отношения) и близости (симпатии). Наличие всех трех компонентов называется непревзойденной любовью.

Страстная любовь против товарищеской

Страстная любовь — это эмоциональная любовь, которая чаще всего выражается в физическом плане; это любовь, которую разделяют люди, которые сильно влюблены друг в друга.Страстная любовь одновременно возбуждает и интенсивна, и ее можно определить как состояние сильного стремления к союзу с другим человеком.

С другой стороны, товарищеская любовь лучше всего определяется как страстная любовь, которая превратилась в теплую и длительную любовь между партнерами в отношениях; По словам Штернберга, это состоит из близости и приверженности. Партнерская любовь, которая часто встречается в длительных отношениях, состоит из меньшего количества взлетов и падений, чем страстная любовь. Он более устойчивый и предполагает более глубокое уважение и нежную привязанность между партнерами.Хотя страсть, возможно, со временем утихла, глубокая привязанность и преданность другому человеку все еще остаются.

Романтическая любовь возникает из сочетания интимной и страстной составляющих любви. Романтичные любовники связаны как интимно, так и страстно, но без всяких обязательств. Роковая любовь страстная и целеустремленная, но ей не хватает стабильности, которую близость привносит в отношения. Это называется бессмысленным, потому что обязательство основывается только на страсти.

Факторы, влияющие на проявление любви

Любовь принимает множество форм, и время, и культура влияют на любовь, формирующуюся в отношениях. Факторы времени включают возраст или стадию развития людей, вовлеченных в отношения, продолжительность отношений и / или разницу в возрасте между партнерами. Культура играет важную роль в любви и отношениях. Этническая принадлежность, происхождение, религия или даже финансовая стабильность человека могут повлиять на то, как он или она выражает или получает любовь в отношениях.С эволюционной точки зрения и страстная, и товарищеская любовь адаптивны: первая потому, что увеличивает вероятность деторождения, а вторая потому, что увеличивает вероятность длительных отношений и совместного воспитания детей, что, вероятно, увеличивает шансы детей на деторождение. выживание.

Агрессия: нанесение вреда

«Агрессия» описывает ряд действий, направленных на причинение вреда другим; агрессия может быть физической, умственной или вербальной и варьируется в зависимости от культурных факторов.

Цели обучения

Обсуждение культурных влияний на насилие, враждебную агрессию и инструментальную агрессию

Основные выводы

Ключевые моменты
  • Агрессия определяется психологами как набор действий, направленных на причинение вреда другим; ее обычно делят на враждебную агрессию и инструментальную агрессию.
  • Враждебная агрессия сопровождается сильными эмоциями, особенно гневом. Это связано с импульсивностью, незапланированным, явным или неконтролируемым поведением.Цель — причинить вред другому человеку.
  • Инструментальная агрессия — средство для достижения цели. Это часто называют хищнической агрессией и ассоциируют с целенаправленным, запланированным, скрытым или контролируемым поведением. В инструментальной агрессии причинение вреда человеку используется для достижения какой-то другой цели, например, денег.
  • Эмпирическое кросс-культурное исследование выявило различия в уровне агрессии в разных культурах. Некоторые данные свидетельствуют о том, что американцы физически более агрессивны, чем другие культуры, что может быть связано с конкурентоспособностью капитализма.
  • Убеждения человека о социальной приемлемости агрессии (так называемые «нормативные убеждения») являются основными предикторами его поведения. Изображение насилия в СМИ может усилить склонность к насилию, нормализуя его.
  • Мужчины, как правило, более физически агрессивны, чем женщины, хотя женщины более склонны использовать относительную и другие формы агрессии.
Ключевые термины
  • агрессия в отношениях : форма нефизической агрессии, чаще используемая женщинами, которая включает социальную изоляцию, сплетни и другие более социальные формы враждебности.
  • инструментальная агрессия : Целенаправленная агрессия, используемая как средство для достижения цели. Часто упоминается как хищная агрессия.

Определение агрессии и насилия

Психологи определяют агрессию как набор действий, направленных на причинение вреда другим. Хотя такое поведение часто проистекает из гнева, оно может укорениться в целом ряде эмоций, таких как ревность, страх или грусть, и это лишь некоторые из них. Поскольку термины «агрессия» и «насилие» в повседневной речи используются как синонимы, важно отличать агрессию от насилия.И агрессия, и насилие могут быть физическими, умственными или словесными. Однако насилие — это крайнее выражение гнева. Насилие определяется как проявление агрессии; это нападение с намерением причинить вред или причинить вред другим. Не всякая агрессия приводит к насилию.

Типы агрессии

Есть две широкие категории агрессии. К ним относятся враждебная агрессия (также известная как аффективная или ответная агрессия) и инструментальная агрессия (также называемая хищнической или целенаправленной агрессией). Враждебная агрессия сопровождается сильными эмоциями, особенно гневом, и связана с импульсивным, незапланированным или неконтролируемым поведением. Причинение вреда другому человеку — цель такого рода агрессии. Инструментальная агрессия , напротив, является средством для достижения цели. Это часто называют хищнической агрессией и ассоциируют с целенаправленным, запланированным, скрытым или контролируемым поведением. В инструментальной агрессии причинение вреда человеку используется для достижения какой-то другой цели, например, денег.

Социальные и культурные факторы

Исследования показывают, что существует множество факторов, влияющих на агрессию, включая биологические факторы (например, тестостерон) и факторы окружающей среды (например, социальное обучение). Эмпирические кросс-культурные исследования также обнаружили различия в уровне агрессии в разных культурах. В одном исследовании американские мужчины чаще прибегали к физической агрессии, чем японцы или испанцы, тогда как японские мужчины предпочитали прямой вербальный конфликт больше, чем их американские и испанские коллеги (Andreu et al., 1998). Было показано, что в рамках американской культуры южане становятся более эмоционально возбужденными и более агрессивно реагируют на оскорбления, чем северяне (Bowdle et al., 1996).

Некоторые приписывают более высокий уровень физической агрессии в США конкурентной инструментальной агрессии, присущей капитализму. Идея, лежащая в основе этой мысли, заключается в том, что капитализм — это система, управляемая частными владельцами с целью получения прибыли, и продвижение в такой системе иногда требует агрессивной тактики.

Убеждения человека о социальной приемлемости агрессии (называемые нормативными убеждениями ) являются основными предикторами его поведения. Например, представления людей о приемлемости насилия против евреев в Пакистане предсказывали, присоединятся ли они к экстремистской группе. Нормативные убеждения варьируются от культуры к культуре и могут частично объяснять культурные различия в агрессии по отношению к определенным группам.

Некоторые люди предполагают, что агрессии можно научиться посредством наблюдения, например, в эксперименте Альберта Бандуры, краеугольного камня, где дети имитировали агрессивное поведение по отношению к кукле Бобо, которое первоначально демонстрировалось экспериментатором.Однако в последнее время эти выводы подверглись тщательной проверке. Хотя остается спорным вопрос о том, можно ли научиться агрессии посредством социального обучения (Gauntlett, 1995), или же насилие в СМИ приводит к более высокому уровню агрессии (Fanti et al., 2009), есть данные, свидетельствующие о том, что повторное подвергание насилию может снизить чувствительность. отдельных лиц к последующему насилию (Sparks, Sparks, & Sparks, 2008).

Пол

В психологических исследованиях гендера общая картина такова, что женщины более склонны к интернализации, а мужчины — к экстернализации.Этот образец верен для агрессии и насилия. Мужчины более агрессивны физически, чем женщины, что отчасти объясняет, почему они несут ответственность за подавляющее большинство убийств, совершенных в Соединенных Штатах (Buss, 2005). Эта половая разница отмечалась в разных возрастах и ​​культурах. Напротив, женщины более склонны к косвенной и нефизической агрессии, например, проявляя относительную агрессию и социальное неприятие. Вопрос о том, является ли эта половая разница в агрессии результатом природы (например, биологии, генетики или гормональных различий) или воспитания (например, гендерных ролей и социализации), продолжает обсуждаться.

Враждебная агрессия : Враждебная агрессия включает прямую агрессию с намерением причинить физический или эмоциональный вред другому человеку. Она отличается от инструментальной агрессии, которая использует агрессию как средство для достижения цели.

Альтруизм: помощь

Альтруизм, часто называемый самоотверженностью, — это принцип или практика заботы о благополучии других.

Цели обучения

Различать теорию социального обмена, норму взаимности и гипотезу альтруизма эмпатии

Основные выводы

Ключевые моменты
  • Альтруизм, или забота о других, объясняется несколькими теориями, включая теорию социального обмена, гипотезу эмпатии-альтруизма и нормы взаимности.
  • Были некоторые дебаты относительно того, действительно ли люди способны на психологический альтруизм; поскольку во многих случаях альтруизм в конечном итоге приносит пользу самому себе, самоотверженность альтруистических действий ставится под сомнение.
  • Теория социального обмена постулирует, что альтруизм существует только тогда, когда выгода перевешивает издержки.
  • Гипотеза эмпатии-альтруизма утверждает, что психологический альтруизм действительно существует и вызван эмпатическим желанием помочь тому, кто страдает.
  • Норма взаимности предполагает, что люди с наибольшей вероятностью будут сотрудничать тогда и только тогда, когда другие ответят взаимностью.
Ключевые термины
  • альтруизм : Желание помогать другим, даже если затраты перевешивают выгоды от помощи.
  • norm : Правило, которое соблюдается членами сообщества.
  • просоциальное поведение : добровольное поведение с намерением помочь другим людям.
  • взаимность : Отношение взаимной зависимости, действия или влияния.

Просоциальное поведение и альтруизм

Добровольное поведение с намерением помочь другим людям известно как просоциальное поведение . В частности, альтруизм — это желание помогать другим, даже если затраты перевешивают выгоды от помощи. Например, в новостях о террористических атаках 11 сентября на Всемирный торговый центр в Нью-Йорке сообщалось, что служащий в первой башне помог своим коллегам добраться до выходной лестницы, а затем вернулся в горящее здание, чтобы помочь большему количеству людей.В этом случае стоимость помощи была велика, и герой погиб в результате разрушения (Stewart, 2002).

Психологические перспективы альтруизма

Теория социального обмена

Теория социального обмена утверждает, что альтруизм существует только тогда, когда выгода перевешивает издержки, то есть когда ваше поведение помогает вам даже больше, чем помогает другому человеку. Теория основана на идее, что все человеческие отношения формируются посредством использования этого субъективного анализа затрат и выгод и сравнения альтернатив.Потенциальные выгоды от отношений могут быть ощутимыми, например, еда, деньги, подарки или жилье. Они также могут быть нематериальными, например поддержка, любовь, веселье и товарищеские отношения. Согласно теории социального обмена, когда риски или издержки отношений перевешивают выгоды, отношения прекращаются или прекращаются.

Гипотеза эмпатии-альтруизма

Гипотеза эмпатии-альтруизма утверждает, что психологический альтруизм действительно существует и вызван эмпатическим желанием помочь тому, кто страдает.Люди с эмпатическим беспокойством помогают другим в беде, даже когда контакта с ситуацией можно легко избежать, тогда как те, кому не хватает эмпатического беспокойства, избегают помощи, если этого трудно или невозможно избежать.

Альтруизм : Помощь бездомным может быть примером эмпатического альтруизма или социальной ответственности — помощник ничего не получает взамен.

Считается, что эмпатическая озабоченность возникает в более поздние годы развития, хотя исследования показывают, что дети в возрасте от двух лет способны интерпретировать психологические и аффективные состояния других и имеют некоторый доступ к знаниям о том, как облегчить эмоциональный дискомфорт.Психологи, занимающиеся развитием, предполагают, что как личная предрасположенность (темперамент), так и социальный контекст влияют на индивидуальные различия в эмпатическом отношении.

Взаимность

Взаимность предполагает обмен положительными действиями между людьми. Это компромисс в отношениях. Мы вносим свой вклад в отношения, но рассчитываем также на получение выгоды; мы хотим, чтобы наши отношения были улицей с двусторонним движением.

Взаимные действия важны для социальной психологии, поскольку они могут помочь объяснить поддержание социальных норм.Человеческая склонность к взаимности настолько сильна, что человек будет чувствовать себя обязанным ответить на одолжение независимо от того, нравится ли ему человек, первоначально оказавший одолжение, и даже если он не хотел этого одолжения.

важная, но игнорируемая тема

Последние несколько десятилетий привели к важному прогрессу в нашем понимании того, как мозг регулирует эмоции и познание. Для сравнения, исследования в области нейробиологии человеческого социального поведения — тема, которой не уделяют должного внимания, несмотря на важность социальных взаимодействий для психического здоровья.В этой редакционной статье я привожу примеры некоторых экспериментальных подходов, которые использовались для изучения нейронных субстратов человеческого социального поведения в надежде, что это побудит большее количество исследователей заняться этой увлекательной и важной темой.

Люди по своей природе социальны. В этом отношении мы не особенные; трудно представить какое-либо животное, для которого не важна регуляция социального поведения. Что-то похожее на социальное поведение может происходить даже у организмов, лишенных нервной системы.Например, Science недавно опубликовала статью под названием «Генетические детерминанты самоидентификации и социального признания у бактерий». 1 Различные животные, в том числе люди, обладают многими схожими типами социального поведения, такими как принадлежность и агрессия, установление иерархии и территориальности. Это может иметь место даже у видов, таких как муравьи, с примитивным мозгом. Хотя мы можем разделять некоторые из более широких аспектов нашего социального поведения с более примитивными видами, социальное поведение человека, очевидно, более сложно, но не менее важно для нашего здоровья и выживания.Учитывая важность социальных взаимодействий для людей, неудивительно, что большинство психических расстройств связаны с некоторым нарушением нормального социального поведения и что при некоторых расстройствах ненормальное социальное функционирование является одним из центральных симптомов. Примерами являются аутизм, социальное тревожное расстройство, пограничное расстройство личности и шизотипическое расстройство личности.

Несмотря на важность социального взаимодействия, наше понимание нейронных факторов, контролирующих социальное поведение, ограничено.Социальная нейробиология человека привлекает все большее внимание, но большая часть текущей работы касается социального познания. Например, исследования активации различных областей мозга в ответ на лица с разным выражением лица интересны и важны, но они не являются центральными для регулирования реального социального поведения. Если бы реакция на лица была важным фактором социального взаимодействия, то слепые люди не смогли бы формировать адекватные социальные отношения, и использование текстовых сообщений не было бы таким широко распространенным, как сейчас.

Наиболее обширные знания в области нейробиологии социального поведения человека касаются одного конкретного аспекта социального поведения: агрессии. 2 , 3 Исследования агрессии привели к использованию селективных ингибиторов обратного захвата серотонина (СИОЗС) для лечения импульсивной агрессии, 4 — иллюстрация того, как социальная неврология может привести к лечению беспорядочного социального поведения. Однако агрессия, хотя и является важной социальной проблемой, не играет заметной роли при многих расстройствах, хотя она требуется для диагностики перемежающегося взрывного расстройства.Кроме того, явная агрессия не является обычной частью повседневных социальных взаимодействий.

Исследования в области нейробиологии менее экстремальных форм социального поведения, чем агрессия, ограничены. Далее следуют два примера того, как исследования на животных начинают применяться к социальному поведению человека. У некоторых видов обезьян серотонин может влиять как на агонистически-аффилиативное поведение, так и на иерархию. Хотя низкие уровни серотонина усиливают агрессивное поведение, как и у людей, увеличение серотониновой функции усиливает просоциальное поведение, такое как уход за другими животными. 5 , 6 ​​ Повышение серотониновой функции также помогает мужчине достичь доминирующего статуса. 7 Подобные результаты были получены в нескольких исследованиях с участием людей, проведенных как в лаборатории, так и в повседневной жизни. В лаборатории здоровые участники, получавшие СИОЗС, были оценены как более доминирующие и более склонные к сотрудничеству во время игры со смешанными мотивами 8 и демонстрировали более аффилированное поведение во время выполнения задачи диадической головоломки, требующей сотрудничества. 9 С другой стороны, острое истощение триптофана для снижения уровня серотонина вызвало снижение уровня сотрудничества, демонстрируемого участниками во время игры с дилеммой заключенного. 10 Острое истощение триптофана также изменило поведение в ультимативной игре, в которой игроки должны были решить, принять или отклонить справедливые или несправедливые денежные предложения от другого игрока. Участники с низким уровнем серотонина отклонили большую часть несправедливых предложений, но не справедливых. 11 Этот результат соответствует пониженному уровню принадлежности. В исследованиях, посвященных социальному поведению в повседневной жизни, социальное поведение может быть изучено с использованием методологии мгновенной экологической оценки (обсужденной недавно в этом журнале 12 ), которая измеряет поведение по двум осям: согласное-сварливое и доминирующее-покорное.В перекрестных исследованиях, сравнивающих плацебо с введением в течение 2 или 3 недель триптофана для повышения уровня серотонина, повышение уровня серотонина было связано со снижением сварливости и усилением доминирования среди здоровых участников, 13 , а также с уменьшением сварливости и повышением согласия среди участников с высокой враждебностью. 14 В обоих исследованиях участники не могли лучше, чем случайно, угадать, когда они принимали триптофан, а когда они принимали плацебо, что указывает на то, что участники не знали, что их поведение было изменено триптофаном.

Окситоцин — еще одно соединение, которое, как было показано, влияет на социальное поведение животных, и его влияние на людей было недавно протестировано. Исследования на животных показали, что окситоцин участвует в формировании связей между самками и между матерями и их потомством, включая использование агрессии для защиты этих отношений. 15 В лабораторных исследованиях с участием здоровых людей интраназальное введение окситоцина изменило поведение таким образом, что это указывало на повышенное доверие к другим. 16 , 17

В прошлом одним из ограничивающих факторов в изучении нейробиологии социального поведения человека были ограничения в методах измерения социального поведения. В прошлом это обычно зависело от глобальной оценки людьми своего поведения. Немногочисленные исследования, описанные ранее, дают представление о масштабах методологии, которая теперь доступна для изучения человеческого социального поведения как в лаборатории, так и в повседневной жизни.До сих пор в большинстве исследований изучали влияние на диадические взаимодействия. В будущих исследованиях следует также рассмотреть групповые взаимодействия как внутри групп, так и между группами. Групповое поведение является важным компонентом человеческого социального поведения и может в некоторой степени отличаться от диадических взаимодействий. Социальные психологи изучили то, что они называют разрывом между людьми и группами, что указывает на тот факт, что группы иногда более конкурентоспособны или агрессивны, чем отдельные люди. Это было продемонстрировано в ситуациях со смешанными мотивами 18 с помощью теста, основанного на исследовании послушания Милграма 19 , в котором группы, действующие как учителя, наносили значительно более серьезные удары током, чем индивидуумы, действующие как учителя 20 , и в игре дилеммы заключенного, в которой группы были более конкурентоспособными, чем отдельные лица. 21 Кроме того, дискуссии между группами характеризовались большей частотой высказываний о страхе и жадности, чем дискуссии между отдельными людьми. Каким образом манипуляции с различными нейротрансмиттерами могут повлиять на эти результаты, неизвестно, но определенно следует изучить.

Доступны методики изучения человеческого социального поведения. Существует широкий спектр лекарств, нацеленных на различные системы нейротрансмиттеров, и доступных для использования в экспериментальных исследованиях с участием людей.Чего, похоже, сейчас не хватает, так это того, что исследователи хотят объединить и то, и другое в своих исследованиях.

Что определяет социальное поведение? Исследование роли эмоций, эгоцентричных мотивов и социальных норм

Front Hum Neurosci. 2016; 10: 342.

Corrado Corradi-Dell’Acqua

1 Швейцарский центр аффективных наук, Женевский университет, Швейцария,

2 Лаборатория неврологии и визуализации познания, Отделение неврологии и Клиника неврологии , Университетский медицинский центр, Женева, Швейцария

3 Департамент психологии, Факультет психологии и наук образования, Женевский университет, Женева, Швейцария

Леони Кобан

1 Швейцарский центр эмоциональных наук, Женевский университет, Женева, Швейцария

2 Лаборатория неврологии и визуализации познания, Отделение неврологии и Клиника неврологии, Университетский медицинский центр, Женева, Швейцария

4 Отделение психологии и неврологии, Университет Колорадо, Боулдер, Колорадо, США

Susanne Leiberg

5 Департамент экономики, Unive rsity of Zürich, Цюрих, Швейцария

Patrik Vuilleumier

1 Швейцарский центр аффективных наук, Женевский университет, Женева, Швейцария

2 Лаборатория неврологии и визуализации познания, Отделение неврологии и Клиника неврологии, Университетский медицинский центр, Женева, Швейцария

1 Швейцарский центр аффективных наук, Женевский университет, Женева, Швейцария

2 Лаборатория неврологии и визуализации познания, Отделение неврологии и Клиника неврологии, Университетский медицинский центр, Женева, Швейцария

3 Département de Psychologie, Faculté de Psychologie et des Sciences de l’Education, Université de Genève, Женева, Швейцария

4 Департамент психологии и нейробиологии, Университет Колорадо, Боулдер, Колорадо, США

5 Экономический факультет Цюрихского университета, Цюрих, Швейцария

Отредактировал и проверил: Hauke ​​R.Heekeren, Freie Universität Berlin, Германия

Поступило 27 октября 2015 г .; Принято 20 июня 2016 г.

Ключевые слова: социальное поведение, ультиматумная игра, эмоции, принятие решений, контекстная оценка, медиальная префронтальная кора (mPFC), расстройства аутистического спектра (ASD), ген рецептора окситоцина

Copyright © 2016 Corradi-Dell ‘ Аква, Кобан, Лейберг и Вийюмье.

Это статья в открытом доступе, распространяемая в соответствии с условиями лицензии Creative Commons Attribution License (CC BY).Использование, распространение или воспроизведение на других форумах разрешено при условии указания автора (авторов) или лицензиара и ссылки на оригинальную публикацию в этом журнале в соответствии с принятой академической практикой. Запрещается использование, распространение или воспроизведение без соблюдения этих условий.

В последнее десятилетие растущие исследовательские усилия в области поведенческих наук, особенно психологии и нейробиологии, были направлены на изучение когнитивных, биологических и эволюционных основ социального поведения.В отличие от социологии, которая изучает социальное поведение также на уровне группы с точки зрения организаций и структур, психология и нейробиология часто определяют «социальный» как особенность мозга индивидуума , которая позволяет эффективно взаимодействовать с сородичами, и, таким образом, представляет собой возможное эволюционное преимущество (Матусалл). С этой точки зрения, чрезвычайно широкий спектр психических и нервных процессов можно классифицировать как «социальные», исходя из кодирования соответствующих сенсорных стимулов, относящихся к сородичам (мимика, жесты, вокализации и т. Д.), к выбору и планированию поведенческих реакций в сложных межличностных условиях (экономические транзакции, переговоры и т. д.). Несмотря на такую ​​неоднородность, в научном сообществе наблюдается сходящийся интерес к выявлению нейронных и психологических механизмов, лежащих в основе всех многих аспектов социального поведения, и их сравнению между видами и культурами.

Эта тема исследования была инициирована исследователями из Швейцарского национального центра компетенции в исследованиях «Аффективные науки — эмоции в индивидуальном поведении и социальных процессах», многопрофильного учреждения, занимающегося изучением связанных с аффектами процессов в различных дисциплинах (от психологии и от нейробиологии до истории, философии, искусства и экономики).В соответствии с этим духом, данная тема исследования включает 38 вкладов междисциплинарного сообщества, каждый из которых касается конкретных психологических и нейронных явлений, которые можно определить как «социальные». В частности, мы собрали как теоретические, так и эмпирические материалы, касающиеся животных, людей (нейротипичные взрослые и дети, но также людей с неврологическими, психическими расстройствами и нарушениями развития), а также групп людей, работающих либо в лабораторных условиях, либо в реальной жизни. ситуации.Хотя теоретические модели и прикладные методы исследования (психофизические, физиологические, нейровизуализационные, генетические) очень разнообразны, они сходятся с глобальной структурой, предполагающей, что детерминанты социального поведения могут быть описаны в двух независимых измерениях: размер от окружающей среды и (2) размер от переходного состояния к стабильному . Таким образом, эти вклады представляют собой важный краеугольный камень для построения междисциплинарной и всеобъемлющей модели того, как люди справляются со сложной социальной средой.

Измерение между личностью и окружающей средой

Для целей этой редакционной статьи мы можем схематично описать социальные взаимодействия как случаи, когда индивид вовлечен в данную социальную среду. Важно отметить, что человек и окружение оказывают взаимное влияние друг на друга, поскольку индивидуальные изменения могут вызывать и быть вызваны изменениями во внешнем мире. В этом контексте мы можем определить интересующее поведение при любом изменении состояния человека с течением времени (явная реакция, модуляция мозга и т. Д.)), которые, в свою очередь, могут быть связаны с двумя основными объясняющими переменными: представлением текущего состояния человека (чтобы знать, как человек изменится, нужно знать, каков этот человек) и представлением текущего состояния окружающей среды. (чтобы знать, как изменится человек, нужно знать, что его окружает). Таким образом, измерение от человека к окружающей среде отличает те детерминанты социального поведения, которые связаны с идиосинкразическими особенностями человека, от тех, которые связаны со спецификой среды, с которой человек взаимодействует.Такая упрощенная модель хорошо соответствует нашей теме исследования, поскольку различные статьи подчеркивают роль многих факторов, которые, несмотря на их разнообразие, можно легко классифицировать как личные или средовые.

Среди личных факторов роль генетических полиморфизмов хорошо описана в настоящей теме исследования с использованием нокаутных мышей и эндофенотипов у людей. Известно, что во всех этих случаях задействованные гены влияют на основные функции гормональных и нейротрансмиттерных систем в сетях мозга, важных для социального познания.Например, мыши, у которых отсутствует β2-субъединица нейронных никотиновых рецепторов ацетилхолина, демонстрируют нарушенное поведение (по сравнению с мышами дикого типа) при конкуренции с аналогами за вознаграждение (Chabout et al.). влияет на социальное поведение человека (см. обзоры Ebner et al; Haas et al; Järvinen and Bellugi), в нескольких статьях рассматривается роль рецептора гена окситоцина (OXTR). С точки зрения развития Ebner et al.показать, как полиморфизмы OXTR по-разному влияют на реакцию молодых и пожилых людей в медиальной префронтальной коре (MPFC) на эмоциональные выражения лица. Haas et al. предположить, как полиморфизмы OXTR могут объяснять вариации в индивидуальном кооперативном поведении, влияя на структуру и функцию ключевых областей мозга для социального поведения, таких как миндалевидное тело, верхняя височная борозда и передняя поясная извилина коры. Возможно, что области мозга с высокой плотностью рецепторов окситоцина (такие как миндалина) влияют на социальное поведение через свою регулирующую роль в вегетативной нервной системе — гипотеза, выдвинутая Ярвиненом и Беллуги для объяснения социального дисфункционального поведения при синдроме Вильямса, в в дополнение к более классическим эффектам на познание или обучение.Наконец, Хрушка и Хенрих отмечают, что генетический полиморфизм может даже объяснить некоторые культурные различия, о чем свидетельствуют противоречивые свидетельства того, что коллективистские (в отличие от индивидуалистических) общества могут чаще всего демонстрировать аллельные вариации полиморфной области, связанной с переносчиком серотонина (Chiao and Blizinsky , 2010; Eisenberg, Hayes, 2011).

Несколько исследований также подчеркнули роль, которую играют в социальном поведении отдельные черты : это привычные модели поведения, мыслей и эмоций, которые относительно стабильны во времени.Несмотря на неясную этиологию, вариабельность индивидуальных черт часто используется в литературе как мощный фактор, объясняющий поведенческие различия в нейротипичной популяции. Это случай нескольких исследований из данной темы исследования, которые сообщают, например, что индивидуальные эмпатические черты могут влиять на расшифровку эмоциональных выражений лица Huelle et al. Или денежные решения от имени неизвестных людей (O’Connell et al.) . Более того, (Maresh et al.) Обнаружили, что нервная реакция на электрические разряды (и степень, в которой на нее влияет социальная близость) модулируется индивидуальным признаком тревожности, показателем идиосинкразической чувствительности к стрессорам.Наконец, эта тема исследования включает в себя многочисленные исследования людей, демонстрирующих признаки психопатии, синдрома развития, характеризующегося низким уровнем сочувствия, вины и раскаяния, но повышенным агрессивным и антиобщественным поведением (Марш). В частности, люди с высокими показателями психопатии демонстрируют измененные нейронные и поведенческие реакции во многих экспериментальных манипуляциях, связанных с обусловливанием страха (Вейт и др.), Эмпатией к страху (Марш) или моральным познанием (Тасси и др.). Случай психопатии подчеркивает тесную связь между индивидуальными чертами и наличием расстройств, которые в некоторых случаях можно рассматривать как крайние варианты нормативных поведенческих паттернов (Hare, Neumann, 2005; Walton et al., 2008). В соответствии с этим, в нескольких исследованиях сообщается об атипичном социальном поведении у людей с психиатрическими диагнозами или синдромами неврологического развития. Например, люди, страдающие шизофренией и биполярным расстройством, плохо справляются с задачами, связанными с выводом из мыслей и эмоций других людей (Caletti et al.). Точно так же люди с расстройством аутистического спектра или синдромом Аспергера демонстрируют нетипичное поведение при выполнении нескольких задач (см. Обзор Залла и Спердути), начиная с визуальной обработки эмоциональных выражений лица (Корради-Делл’Аква и др.).выводам о чужих состояниях, эмпатии и моральному познанию (Baez et al.).

Среди факторов окружающей среды несколько исследований в данной теме исследования подчеркивают роль социальных норм. Их можно понимать как представления желаний и ожиданий сообщества в отношении конечных состояний, которые определяют нашу оценку событий и выбор поведенческих реакций (см. Брош и Сандер, чтобы узнать больше о нормах и ценностях). В частности, Хрушка и Генрих указывают, что социально-экономические правила (связанные с религией или рынком) могут объяснить степень, в которой население стремится проявлять внутригрупповые предубеждения.Кроме того, Клеман и Дьюкс обсуждают, как интерес человека к событиям в окружающей среде может быть искажен их нормативным значением , то есть степенью их соответствия социальным нормам и самооценке в сообществе. Дополнительные материалы показывают, как поведение людей в ситуациях, связанных с разделением товаров, может быть понято преимущественно с точки зрения норм справедливости или эвристики равенства, согласно которым люди стремятся санкционировать неравное разделение даже за свой счет (Civai).Например, Шоу и Олсон показывают, что дети от 6 до 8 лет будут исправлять (или, по крайней мере, пытаться минимизировать) неравное распределение жетонов между двумя неизвестными детьми. В двух статьях для взрослых предполагается, что эвристика справедливости играет важную роль в хорошо известной задаче Ultimatum Game (Civai; Guney and Newell): в обоих случаях авторы утверждают, что отдельные лица (респонденты) отказываются от денег, которые им бесплатно предлагаются, когда они участвуют в процессе. неравное разделение, независимо от их текущей эмоциональной реакции (Civai) или предполагаемых намерений человека (предлагающего), который делает предложение (Guney and Newell).

Измерение стабильности в переходный процесс

Большинство исследований, рассмотренных в предыдущем разделе, описывают факторы, которые, несмотря на их различие, могут быть классифицированы как стабильный , т.е. поведение. Их можно понимать как общие поведенческие детерминанты, выходящие за рамки конкретных ситуаций. Несмотря на свою важность, стабильные детерминанты имеют лишь приблизительную прогностическую силу, поскольку большая изменчивость индивидуального социального поведения может быть объяснена с помощью временных и факторов, связанных со спецификой межличностной ситуации.Например, поскольку индивидуальное социальное поведение можно частично объяснить идиосинкразическими особенностями человека, на них также могут влиять факторы, которые временно изменяют состояние человека и то, как он / она взаимодействует с социальной средой.

Несколько исследований документально подтверждают, что на социальное поведение людей можно повлиять, манипулируя их существовавшим ранее эмоциональным состоянием, например, показывая им возбуждающие стимулы, подвергая их стрессовым или благоприятным условиям или вовлекая их в стратегии регулирования эмоций.Что касается генетического полиморфизма, эти ранее существовавшие эмоциональные состояния могут изменять психические и мозговые процессы, критические для индивидуального социального поведения, тем самым показывая, как аффективное и социальное функционирование может зависеть от частично перекрывающихся систем. Например, Эскин представляет убедительные доказательства того, что моральное кодирование людей может быть основано на тех же процессах, лежащих в основе вкусового отвращения (см. Также Eskine et al., 2011, 2012). Аналогичным образом, в соответствии с обширной литературой, показывающей, как чуткие реакции на чужую боль и отвращение задействуют те же нейронные структуры, что и те, которые участвуют в непосредственном переживании боли и отвращения (Corradi-Dell’Acqua et al., 2011, 2016; Bernhardt and Singer, 2012, но см. Krishnan et al., 2016), Марш утверждает, что дисфункция переживания страха может привести к снижению способности распознавать страх у других (см. Также Adolphs et al., 1994).

В нескольких статьях исследуется роль ранее существовавших эмоциональных состояний в принятии решений с использованием парадигм поведенческой экономики. Теоретическая основа, лежащая в основе большинства этих исследований, утверждает, что индивидуальные решения являются результатом взаимодействия по крайней мере двух различных систем мозга (модель Dual-System — см. Halali et al.): когнитивная / преднамеренная система (медленная, контролируемая, когнитивно-требовательная и реализуемая в основном в префронтальной коре) и аффективная система (быстрая, автоматическая, когнитивно-нетребовательная и реализуемая преимущественно в лимбических областях). Поскольку эти две системы могут способствовать противоречивым образам действий, временная эмоциональная индукция может использоваться как средство для усиления аффективного вклада в решение, как показано Eimontaite et al. которые обнаруживают, что разжигание гнева у людей снижает их склонность к сотрудничеству при принятии социальных решений, таких как игра в доверие и дилемма заключенного.Используя дополнительный подход, некоторые исследования вовлекали участников в стратегии регулирования эмоций, прося их регулировать свои эмоциональные реакции в большей или меньшей степени. Было обнаружено, что такая регуляция оказывает значительное влияние на последующее поведение (Грекучи и др .; Ван’т Ваут и др.) И реакции мозга (Грекуччи и др.) При выполнении таких задач, как Ультиматум и Игра в диктатор.

Контекстная и социальная оценка

Такие учетные записи, как модель двойной системы, подвергались критике за их дихотомическое разделение между познанием и эмоциями, которое выглядит чрезмерно упрощенным и не подтверждается эмпирическими данными (например,г., Moll et al., 2008; Shackman et al., 2011; Кобан и Пуртуа, 2014; Phelps et al., 2014). Вместо этого альтернативные теоретические основы предполагают, что эмоция не является унитарной конструкцией, противоположной познанию, и что различные аффективные / мотивационные компоненты могут влиять на поведение разными (а в некоторых случаях и противоположными) способами (Moll et al., 2008; Phelps et al., 2014 ). В частности, оценочные теории эмоций (например, Модель компонентного процесса Шерера, 1984, 2009) предполагают, что аффективный опыт критически определяется серией когнитивных оценок (оценочных проверок) окружающей среды с точки зрения новизны, валентности событий и т. Д. влияние на цели и способы их решения.Например, грусть основана на осознании наличия значительного негативного события (например, появление неизлечимой болезни), подрывающего личные цели (это положит конец жизни), против которого никакие действия не кажутся эффективными. Вместо этого то же событие может вызвать эмоциональную реакцию более высокого возбуждения (например, гнев или ярость), если связано с верой в то, что решение (лечение) доступно. С этой точки зрения модель компонентного процесса — это не просто теория эмоций, но ее можно рассматривать как всеобъемлющую структуру, в которой когнитивная оценка окружающей среды, аффективные реакции и подготовка поведенческой реакции интегрированы в уникальную систему.

Для целей этой редакционной статьи оценочные проверки, предложенные в Модели компонентного процесса (Scherer, 1984, 2009), являются хорошими кандидатами для объяснения того, как социальную среду не следует рассматривать как стабильную конструкцию, оказывающую долгосрочное воздействие на отдельных людей. поведение, но также как результат множества контекстных или временных факторов, которые в совокупности делают каждую межличностную ситуацию уникальной. В соответствии с этой точкой зрения, несколько статей в данной теме исследования предполагают, что индивидуальные аффективные и поведенческие реакции могут определяться оценками социального контекста, некоторые из которых соответствуют тем же оценочным проверкам, описанным в модели компонентного процесса.Например, Maresh et al. показывают, что у тревожных людей нейронные реакции на угрожающие электрические стимулы модулируются в зависимости от того, находятся ли участники в одиночестве или рядом с человеком, который может быть незнакомцем или другом. Кроме того, Кларк-Полнер и Кларк рассматривают, как межличностное поведение (например, реакция на эмоции других людей, предоставление и получение социальной поддержки) зависит от контекста отношений. Аналогичным образом Baez et al. предполагают, что социальная компетентность людей с синдромом Аспергера может улучшиться, если контекстная информация из социальных условий станет явной.Наконец, Alexopoulos et al. участники играли в качестве респондентов в модифицированной задаче Ultimatum Game и обнаружили, что на нейронную активность в MPFC по отношению к несправедливым предложениям влияет то, могут ли они отомстить предлагающему (что отражает изменение в потенциале совладания).

Из-за динамических свойств межличностных отношений и взаимодействий простых оценочных проверок, таких как оценка новизны, валентности, потенциала выживания и т. Д., Часто недостаточно для решения сложных социальных ситуаций.Среди множества контекстуальных / преходящих свойств окружающей среды, которые необходимо оценить, есть также присутствие других людей, каждый со своим собственным психическим состоянием и когнитивной оценкой. Давайте представим, например, случай, когда человек наблюдает за другом, пытаясь вывести его / ее эмоциональное состояние. Разумно, что для этого человек мог бы смоделировать поведение наблюдаемого друга в отношении наиболее вероятных детерминант, включая его / ее контекстуальную оценку.В частности, человек может оценить, грустит ли друг, проверив, считает ли он / она неизлечимо больным и что лечение может быть недоступно (см. Также Corradi-Dell’Acqua et al., 2014). Это пример социальной оценки , в которой каждый человек представляет контекстуальные аспекты социальной среды также с точки зрения того, как другие свидетели оценивают ту же среду со своей точки зрения (см. Manstead and Fischer, 2001; Clément and Dukes). Социальная оценка относится к метакогнитивным способностям человека и имеет тесную связь с такими концепциями, как ментализация, теория разума и взгляд на перспективу.Важно отметить, что роль социальной оценки была подчеркнута в этой теме исследования в статьях, посвященных формированию впечатления (Кузманович и др.), Межличностным отношениям (Бомбари и др.) И денежным транзакциям (Халали и др .; Томасино и др.) . В частности, на поведенческие и нейронные реакции людей (респондентов) на несправедливость в игре Ultimatum может влиять то, оформлена ли денежная транзакция предлагающим в терминах предложения («Я даю») или приобретения («Я принимаю»; Sarlo et al., 2013; Tomasino et al.) Кроме того, Halali et al. предполагают, что, играя в качестве предлагающих в задачах Игры «Ультиматум» и «Диктатор», участники в большинстве случаев делают автоматический выбор, исходя из соображений о том, может ли реагирующий принять ответные меры против потенциально несправедливого обращения.

Социальную оценку можно отличить от других видов контекстной оценки на нейронном уровне. В частности, в соответствии с существующими моделями организации MPFC (Lieberman, 2007; Forbes, Grafman, 2010; Corradi-Dell’Acqua et al., 2015), Бздок и др. использовать метааналитические данные, чтобы предложить разделение между спинной частью, участвующей в контролируемых метакогнитивных способностях сверху вниз, и вентральной частью, участвующей в восходящих, автоматических оценочных процессах. Это разделение также подтверждается Kang et al. которые показывают, как дорсальный MPFC участвует в точной оценке предпочтений других людей, тогда как вентральный MPFC задействуется при использовании Самости в качестве прокси для оценки. Кроме того, Гроссманн сообщает, что уже в возрасте 5 месяцев спинной MPFC может быть вовлечен в триадные взаимодействия, в которых младенцы устанавливают зрительный контакт с другими, чтобы направить свое внимание на определенные объекты / события во внешней среде (см. Также Grossmann и Джонсон, 2010).Однако следует подчеркнуть, что это разделение между дорсальной и вентральной областями противоречит другим исследованиям из нашей темы исследований: с одной стороны, Farrow et al. вовлекать дорсальный (но не вентральный) MPFC в обработку и оценку угрожающих слов, изображений и звуков; с другой стороны, вентральный (но не дорсальный) MPFC связан с процессами, связанными с социальной оценкой, такими как дифференцированное отношение к человеческим и компьютерным оппонентам в денежных транзакциях (Moretto et al.), или соответствие решению сверстников в группе в задаче перцепционной оценки (Сталлен и др.).

Выводы

В последние десятилетия психологи и нейробиологи вложили значительный объем исследований в изучение способности действовать «социально», что считается эволюционным преимуществом многих видов (Матусалл). Настоящая тема исследования представляет собой сборник большого количества (38) оригинальных вкладов междисциплинарного сообщества, которые вместе подчеркивают, что детерминанты индивидуального социального поведения должны лучше всего пониматься по крайней мере в двух различных измерениях.Эта общая перспектива представляет собой основу для всеобъемлющей и четко сформулированной модели того, как люди и их мозг взаимодействуют друг с другом в социальных контекстах. Однако, несмотря на ее привлекательность, остается неясным, как модель, предложенная в этой редакционной статье, соотносится с конкретными парадигмами, имеющими высокую экологическую ценность, где труднее аккуратно разделить относительный вклад личных / экологических или стабильных / временных детерминант. Это, например, случай Preston et al.которые обследовали госпитализированных неизлечимых пациентов, измеряя эмоциональные реакции, вызванные у наблюдателей, и были ли они связаны с частотой оказания помощи. С этой точки зрения большой проблемой для будущих исследований в области социальной психологии и нейробиологии действительно будет разработка более точных моделей прогнозирования социального поведения и их применимость к экологически приемлемым условиям.

Вклад авторов

Все перечисленные авторы внесли существенный, прямой и интеллектуальный вклад в работу и одобрили ее для публикации.

Заявление о конфликте интересов

Авторы заявляют, что исследование проводилось в отсутствие каких-либо коммерческих или финансовых отношений, которые могут быть истолкованы как потенциальный конфликт интересов.

Ссылки

  • Адольфс Р., Транел Д., Дамасио Х., Дамасио А. (1994). Нарушение распознавания эмоций в выражениях лица вследствие двустороннего повреждения миндалины человека. Природа 372, 669–672. 10.1038 / 372669a0 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Bernhardt B.С., Певица Т. (2012). Нейронная основа эмпатии. Анну. Rev. Neurosci. 35, 1–23. 10.1146 / annurev-neuro-062111-150536 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Чиао Дж. Ю., Близинский К. Д. (2010). Совместная эволюция гена-культуры индивидуализма-коллективизма и гена-переносчика серотонина. Proc. Биол. Sci. 277, 529–537. 10.1098 / rspb.2009.1650 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Corradi-Dell’Acqua C., Hofstetter C., Vuilleumier P. (2011). Ощущаемая и видимая боль вызывает одни и те же локальные паттерны корковой активности в островковой и поясной коре головного мозга.J. Neurosci. 31, 17996–18006. 10.1523 / JNEUROSCI.2686-11.2011 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Corradi-Dell’Acqua C., Hofstetter C., Vuilleumier P. (2014). Когнитивная и аффективная теории разума имеют одни и те же локальные паттерны активности в задней височной, но не в медиальной префронтальной коре. Soc. Cogn. Оказывать воздействие. Neurosci. 9, 1175–1184. 10.1093 / scan / nst097 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Corradi-Dell’Acqua C., Turri F., Kaufmann L., Клеман Ф., Шварц С. (2015). Как мозг предсказывает поведение людей в отношении правил и желаний. Свидетельства медио-префронтальной диссоциации. Кора 70, 21–34. 10.1016 / j.cortex.2015.02.011 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Corradi-Dell’Acqua C., Tusche A., Vuilleumier P., Singer T. (2016). Кросс-модальные представления о непосредственной и косвенной боли, отвращении и справедливости в островной и поясной коре головного мозга. Nat. Commun. 7: 10904. 10.1038 / ncomms10904 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Eisenberg D.Т.А., Хейс М.Г. (2011). Проверка нулевой гипотезы: комментарии к «Коэволюции гена культуры индивидуализма-коллективизма и гена переносчика серотонина». Proc. Биол. Sci. 278, 329–332. 10.1098 / rspb.2010.0714 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Эскин К. Дж., Кациник Н. А., Принц Дж. Дж. (2011). Дурной привкус во рту: отвращение к вкусу влияет на моральные суждения. Psychol. Sci. 22, 295–299. 10.1177 / 0956797611398497 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Эскин К.Дж., Качиник Н. А., Вебстер Г. Д. (2012). Горькая правда о морали: добродетель, а не порок, делает вкус мягкого напитка приятным. PLoS ONE 7: e41159. 10.1371 / journal.pone.0041159 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Forbes C.E., Grafman J. (2010). Роль префронтальной коры человека в социальном познании и моральном суждении. Анну. Rev. Neurosci. 33, 299–324. 10.1146 / annurev-neuro-060909-153230 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Гроссманн Т., Джонсон М.Х. (2010). Избирательная реакция префронтальной коры на совместное внимание в раннем младенчестве. Биол. Lett. 6, 540–543. 10.1098 / rsbl.2009.1069 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Харе Р. Д., Нойман С. С. (2005). Структурные модели психопатии. Curr. Психиатрия Rep. 7, 57–64. 10.1007 / s11920-005-0026-3 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Кобан Л., Пуртуа Г. (2014). Системы мозга, лежащие в основе аффективного и социального мониторинга действий: интегративный обзор.Neurosci. Biobehav. Ред. 46 (Pt 1), 71–84. 10.1016 / j.neubiorev.2014.02.014 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Кришнан А., Ву К.-В., Чанг Л.Дж., Рузич Л., Гу Х., Лопес-Сола М. и др. al. . (2016). Соматическая и косвенная боль представлены диссоциативными многомерными паттернами мозга. Элиф 5: e15166. 10.7554 / elife.15166 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Либерман М. Д. (2007). Социальная когнитивная нейробиология: обзор основных процессов. Анну. Rev. Psychol.58, 259–289. 10.1146 / annurev.psych.58.110405.085654 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Мэнстед А. С. Р., Фишер А. Х. (2001). Социальная оценка: социальный мир как объект и влияние на процессы оценки, в серии в Affective Science: Appraisal Processes in Emotion: Theory, Methods, Research, eds Scherer KR, Schorr A., ​​Johnstone T. (Нью-Йорк, Нью-Йорк: Оксфорд) University Press;), 221–232. [Google Scholar]
  • Молл Дж., Де Оливейра-Соуза Р., Зан Р. (2008). Нейронная основа морального познания: чувства, концепции и ценности.Аня. Акад. Sci. 1124, 161–180. 10.1196 / annals.1440.005 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Фелпс Э. А., Лемперт К. М., Сокол-Хесснер П. (2014). Эмоции и принятие решений: множественные модуляторные нейронные цепи. Анну. Rev. Neurosci. 37, 263–287. 10.1146 / annurev-neuro-071013-014119 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Сарло М., Лотто Л., Паломба Д., Скоццари С., Румяти Р. (2013). Обрамление игры в ультиматум: гендерные различия и вегетативные реакции. Int. J. Psychol.48, 263–271. 10.1080 / 00207594.2012.656127 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Шерер К. Р. (1984). О природе и функциях эмоций: компонентный процессный подход, Подходы к эмоциям, редакторы Шерер К. Р., Экман П. (Хиллсдейл, штат Нью-Джерси: Эрлбаум;), 293–317. [Google Scholar]
  • Шерер К. Р. (2009). Динамическая архитектура эмоций: свидетельство компонентной модели процесса. Cogn. Эмот. 23, 1307–1351. 10.1080 / 026999308969 [CrossRef] [Google Scholar]
  • Шакман А.Дж., Саломонс Т. В., Слагтер Х. А., Фокс А. С., Винтер Дж. Дж., Дэвидсон Р. Дж. (2011). Интеграция негативного аффекта, боли и когнитивного контроля в поясной коре головного мозга. Nat. Rev. Neurosci. 12, 154–167. 10.1038 / nrn2994 ​​[Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Уолтон К. Э., Робертс Б. В., Крюгер Р. Ф., Блониген Д. М., Хикс Б. М. (2008). Захват ненормальной личности с помощью нормальной инвентаризации личности: подход теории ответа элемента. J. Pers. 76, 1623–1648. 10.1111 / j.1467-6494.2008.00533.x [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]

Использование социальных и поведенческих наук для поддержки ответных мер на пандемию COVID-19

  • 1.

    Zhou, F. et al. Клиническое течение и факторы риска смертности взрослых пациентов с COVID-19 в Ухане, Китай: ретроспективное когортное исследование. Ланцет 395 , 1054–1062 (2020).

    CAS PubMed Статья PubMed Central Google Scholar

  • 2.

    Lunn, P. et al. Использование поведенческой науки для борьбы с коронавирусом . Рабочий документ ESRI № 656, март 2020 г. http://aei.pitt.edu/102644/ (2020).

  • 3.

    Скотт С. и Дункан С.Дж. Биология чумы: данные исторических популяций . (Издательство Кембриджского университета, 2001).

  • 4.

    Леду, Дж. Переосмысление эмоционального мозга. Нейрон 73 , 653–676 (2012).

    CAS PubMed PubMed Central Статья Google Scholar

  • 5.

    Моббс, Д., Хаган, К. К., Далглиш, Т., Силстон, Б. и Превост, К. Экология человеческого страха: оптимизация выживания и нервная система. Фронт. Neurosci. 9 , 55 (2015).

    PubMed PubMed Central Статья Google Scholar

  • 6.

    Крамер, А. Д. И., Гиллори, Дж. Э. и Хэнкок, Дж. Т. Экспериментальные доказательства массового эмоционального заражения через социальные сети. Proc.Natl Acad. Sci. США 111 , 8878–8790 (2014).

    Артикул CAS Google Scholar

  • 7.

    Коул, С., Бальчетис, Э. и Даннинг, Д. Аффективные сигналы угрозы увеличивают воспринимаемую близость. Psychol. Sci. 24 , 34–40 (2013).

    PubMed Статья Google Scholar

  • 8.

    Витте К. и Аллен М. Метаанализ призывов к страху: значение для эффективных кампаний общественного здравоохранения. Health Education. Behav. 27 , 591–615 (2000).

    CAS PubMed Статья Google Scholar

  • 9.

    Странк, Д. Р., Лопес, Х. и ДеРубейс, Р. Дж. Депрессивные симптомы связаны с нереалистичными негативными прогнозами будущих жизненных событий. Behav. Res. Ther. 44 , 861–882 (2006).

    PubMed Статья Google Scholar

  • 10.

    Шарот Т. Смещение оптимизма. Curr. Биол. 21 , R941 – R945 (2011).

    CAS PubMed Статья Google Scholar

  • 11.

    Wise, T., Zbozinek, T. D., Michelini, G., Hagan, C. C. & Mobbs, D. Изменения в восприятии риска и защитном поведении в течение первой недели пандемии COVID-19 в США. Препринт на PsyArXiv https://osf.io/dz428 (2020).

  • 12.

    Фишхофф Б. Науки о научных коммуникациях. Proc. Natl Acad. Sci. США 110 (Приложение 3), 14033–14039 (2013).

    CAS PubMed Статья Google Scholar

  • 13.

    Слович П. Восприятие риска. Science 236 , 280–285 (1987).

    CAS PubMed Статья PubMed Central Google Scholar

  • 14.

    Слович П., Финукейн М. Л., Питерс Э. и МакГрегор Д. Г. Риск как анализ и риск как чувства: некоторые мысли об аффекте, причине, риске и рациональности. Анализ рисков. 24 , 311–322 (2004).

    PubMed Статья Google Scholar

  • 15.

    Лёвенштейн Г. Ф., Вебер Э. У., Хзее К. К. и Велч Н. Риск как чувства. Psychol. Бык. 127 , 267–286 (2001).

    CAS PubMed Статья Google Scholar

  • 16.

    Петерс, Э., Липкус, И. и Дифенбах, М. А. Функции аффекта в коммуникациях по вопросам здоровья и в построении предпочтений в отношении здоровья. J. Commun. 56 , S140 – S162 (2006).

    Артикул Google Scholar

  • 17.

    Evans, A. T. et al. Графические предупреждающие надписи вызывают эмоциональную и вдумчивую реакцию курильщиков: результаты рандомизированного клинического исследования. PLoS One 10 , e0142879 (2015).

    PubMed PubMed Central Статья CAS Google Scholar

  • 18.

    Ноар, С. М. и др. Графические предупреждения на пачках сигарет: метаанализ экспериментальных исследований. Tob. Контроль 25 , 341–354 (2016).

    PubMed Статья Google Scholar

  • 19.

    Роттенштрайх, Й. и Хзее, К. К. Деньги, поцелуи и электрошок: об аффективной психологии риска. Psychol. Sci. 12 , 185–190 (2001).

    CAS PubMed Статья Google Scholar

  • 20.

    Хзее, К. К. и Роттенштрайх, Ю. Музыка, панды и грабители: об аффективной психологии ценности. J. Exp. Psychol. Gen. 133 , 23–30 (2004).

    PubMed Статья Google Scholar

  • 21.

    Peters, E. et al.Счет и принятие решений. Psychol. Sci. 17 , 407–413 (2006).

    PubMed Статья Google Scholar

  • 22.

    Шаллер М. и Нойберг С. Л. Опасность, болезнь и природа предрассудков. Достижения экспериментальной социальной психологии 46 , 1–54 (2012).

    Google Scholar

  • 23.

    Фельдман, С. и Стеннер, К.Воспринимаемая угроза и авторитаризм. Полит. Psychol. 18 , 741–770 (1997).

    Артикул Google Scholar

  • 24.

    Jackson, J. C. et al. Экологические и культурные факторы, лежащие в основе глобального распространения предрассудков. PLoS One 14 , e0221953 (2019).

    CAS PubMed PubMed Central Статья Google Scholar

  • 25.

    Маркус, Г. Э., Салливан, Дж. Л., Тайсс-Морс, Э. и Вуд, С. Л. Со злым умыслом в отношении некоторых: как люди выносят решения о гражданских свободах . (Cambridge Univ. Press, 1995).

  • 26.

    Cikara, M., Bruneau, E. G. & Saxe, R. R. Us и они: межгрупповые неудачи эмпатии. Curr. Реж. Psychol. Sci. 20 , 149–153 (2011).

    Артикул Google Scholar

  • 27.

    Хан, С. Нейрокогнитивные основы расовой внутригрупповой предвзятости в эмпатии. Trends Cogn. Sci. 22 , 400–421 (2018).

    PubMed Статья Google Scholar

  • 28.

    Ктейли, Н., Ходсон, Дж. И Бруно, Э. Они видят в нас меньше, чем человек: метадегуманизация предсказывает межгрупповой конфликт через взаимную дегуманизацию. J. Pers. Soc. Psychol. 110 , 343–370 (2016).

    PubMed Статья Google Scholar

  • 29.

    Han, X. et al. Нейробиологическая ассоциация склонности к мести во время межгруппового конфликта. eLife 9 , e52014 (2020).

    PubMed PubMed Central Статья Google Scholar

  • 30.

    Кон, С. К. Пандемии: волны болезней, волны ненависти от Афинской чумы до A.I.D.S. Hist. J. 85 , 535–555 (2012).

    PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 31.

    Рассел А. Рост преступлений на почве ненависти, вызванных коронавирусом. The New Yorker https://www.newyorker.com/news/letter-from-the-uk/the-rise-of-coronavirus-hate-crimes (2020).

  • 32.

    Довидио, Дж. Ф., Гертнер, С. Л. и Сагуи, Т. Другой взгляд на «мы»: взгляды большинства и меньшинства на общую идентичность внутри группы. Eur. Rev. Soc. Psychol. 18 , 296–330 (2007).

    Артикул Google Scholar

  • 33.

    Райт, С. К., Арон, А., Маклафлин-Вольпе, Т. и Ропп, С. А. Эффект расширенного контакта: знание межгрупповой дружбы и предрассудков. J. Pers. Soc. Psychol. 73 , 73–90 (1997).

    Артикул Google Scholar

  • 34.

    Кларк, Л. Паника: миф или реальность? Контексты 1 , 21–26 (2002).

    Артикул Google Scholar

  • 35.

    Друри, Дж. Роль процессов социальной идентичности в массовом чрезвычайном поведении: интегративный обзор. Eur. Rev. Soc. Psychol. 29 , 38–81 (2018).

    Артикул Google Scholar

  • 36.

    Бут, Р. Группы общественной помощи, созданные по всей Великобритании в условиях кризиса с коронавирусом. The Guardian https://www.theguardian.com/society/2020/mar/16/community-aid-groups-set-up-across-uk-amid-coronavirus-crisis (16 марта 2020 г.).

  • 37.

    Canter, D. Пожары и поведение людей . (Дэвид Фултон, 1990).

  • 38.

    Тирни, К.Дж., Линделл, М.К. И Перри Р.У. Столкнувшись с неожиданностью: готовность к стихийным бедствиям и меры реагирования в США . (Джозеф Генри Пресс, 2001).

  • 39.

    Quarantelli, E.L. Социология паники. в Международной энциклопедии социальных и поведенческих наук (ред. Смелзер, Н. Дж. и Балтес, П. Б.) 11020–11023 (Pergamon Press, 2001).

  • 40.

    Друри, Дж., Кокинг, К. и Райхер, С. Природа коллективной устойчивости: реакция выживших после взрывов в Лондоне в 2005 году. Внутр. J. Mass Emerg. Катастрофы 27 , 66–95 (2009).

    Google Scholar

  • 41.

    Картер, Х., Друри, Дж., Рубин, Дж. Дж., Уильямс, Р. и Амлот, Р. Применение психологии толпы для разработки рекомендаций по управлению массовой дезактивацией. Health Secur. 13 , 45–53 (2015).

    PubMed PubMed Central Статья Google Scholar

  • 42.

    Stiff, C. Теория игр о панической покупке — и как ее уменьшить. Разговор http://theconversation.com/the-game-theory-of-panic-buying-and-how-to-reduce-it-134107 (2020).

  • 43.

    Чалдини, Р. Б. и Гольдштейн, Н. Дж. Социальное влияние: соответствие и соответствие. Annu. Ред.Psychol. 55 , 591–621 (2004).

    PubMed Статья Google Scholar

  • 44.

    Вуд, В. Изменение отношения: убеждение и социальное влияние. Annu. Rev. Psychol. 51 , 539–570 (2000).

    CAS PubMed Статья Google Scholar

  • 45.

    Miller, D.T. & Prentice, D.A. Построение социальных норм и стандартов.в Социальная психология: Справочник основных принципов 799–829 (Guilford Press, 1996).

  • 46.

    Дики, Р., Расмуссен, С., Кейн, Р., Уильямс, Л. и Маккей, В. Влияние воспринимаемых социальных норм на поведение учащихся при мытье рук. Psychol. Health Med. 23 , 154–159 (2018).

    PubMed Статья Google Scholar

  • 47.

    Берковиц А.Д. Обзор подхода, основанного на социальных нормах.in Изменение культуры употребления алкоголя в колледже: Социально ориентированная кампания по информированию о здоровье (ред. Стюарт, Л. и Ледерман, Л.С.) 193–214 (Hampton Press, 2005).

  • 48.

    Cialdini, R.B., Kallgren, C.A. & Рино, Р.Р.Фокусная теория нормативного поведения: теоретическое уточнение и переоценка роли норм в человеческом поведении. в Достижения в экспериментальной социальной психологии 24 , 201–234 (1991).

  • 49.

    Шульц, П. В., Нолан, Дж. М., Чалдини, Р. Б., Гольдштейн, Н. Дж. И Грискявичюс, В. Конструктивная, деструктивная и реконструктивная сила социальных норм. Psychol. Sci. 18 , 429–434 (2007).

    PubMed Статья Google Scholar

  • 50.

    Abrams, D., Wetherell, M., Cochrane, S., Hogg, MA и Turner, JC. групповая поляризация. Br. J. Soc. Psychol. 29 , 97–119 (1990).

    PubMed Статья Google Scholar

  • 51.

    Чентола, Д. Экспериментальное исследование гомофилии в принятии здорового поведения. Наука 334 , 1269–1272 (2011).

  • 52.

    Кристакис, Н. А. и Фаулер, Дж. Х. Теория социального заражения: изучение динамических социальных сетей и человеческого поведения. Stat. Med. 32 , 556–577 (2013).

    PubMed Статья Google Scholar

  • 53.

    Кристакис, Н. А. и Фаулер, Дж. Х. Датчики социальных сетей для раннего обнаружения инфекционных вспышек. PLoS One 5 , e12948 (2010).

    PubMed PubMed Central Статья CAS Google Scholar

  • 54.

    Kim, D. A. et al. Таргетинг на социальные сети для максимального изменения поведения населения: кластерное рандомизированное контролируемое исследование. Ланцет 386 , 145–153 (2015).

    PubMed PubMed Central Статья Google Scholar

  • 55.

    Bond, R. M. et al. 61-миллионный эксперимент по социальному влиянию и политической мобилизации. Природа 489 , 295–298 (2012).

    CAS PubMed Статья Google Scholar

  • 56.

    Халперн, Д. Внутри блока подталкивания: как небольшие изменения могут иметь большое значение (Random House, 2015).

  • 57.

    Талер, Р.Х. и Санстейн, К.Р. Подталкивание: улучшение решений о здоровье , Богатство и счастье . (Издательство Йельского университета, 2008 г.).

  • 58.

    Спаркман, Дж. И Уолтон, Дж. М. Динамические нормы способствуют устойчивому поведению, даже если оно является контрформативным. Psychol. Sci. 28 , 1663–1674 (2017).

    PubMed Статья Google Scholar

  • 59.

    HUD Программа непрерывной помощи бездомным бездомным и субпопуляциям . https://files.hudexchange.info/reports/published/CoC_PopSub_NatlTerrDC_2019.pdf (Департамент жилищного строительства и городского развития США, 2019 г.).

  • 60.

    Deitz, S. & Meehan, K. Бедность водопроводно-канализационной системы: отображение горячих точек расового и географического неравенства в условиях отсутствия водной безопасности домашних хозяйств в США. Ann. Являюсь. Доц. Геогр. 109 , 1092–1109 (2019).

    Google Scholar

  • 61.

    Бюро статистики труда Министерства труда США. Работники с более высокой заработной платой с большей вероятностью, чем работники с более низкой заработной платой, будут иметь оплачиваемые отпуска в 2018 году. The Economics Daily https://www.bls.gov/opub/ted/2018/higher-wage-workers-more-likely-than- low-wage-worker-to-have-paid-leave-sizes-in-2018.htm (2018).

  • 62.

    Кокерхэм, В. К., Хэмби, Б. В. и Оутс, Г. Р. Социальные детерминанты хронических заболеваний. Am. J. Prev. Med. 52 (1S1), S5 – S12 (2017).

    PubMed PubMed Central Статья Google Scholar

  • 63.

    Фотергилл А. и Пик Л. А. Бедность и бедствия в Соединенных Штатах: обзор последних социологических исследований. Нат. Опасности 32 , 89–110 (2004).

    Артикул Google Scholar

  • 64.

    Bolin, B. & Kurtz, L.C. Раса, класс, этническая принадлежность и уязвимость к стихийным бедствиям.в Справочнике по стихийным бедствиям Research (ред. Родригес, Х., Доннер, В. и Трейнор, Дж. Э.) 181–203 (Springer International Publishing, 2018).

  • 65.

    Кристал Т., Коэн Ю. и Навот Э. Неравенство доходов среди американских рабочих по полу, расе и этнической принадлежности, 1982–2015 гг. Sociol. Sci. 5 , 461–488 (2018).

    Артикул Google Scholar

  • 66.

    Национальные академии наук, инженерии и медицины. Сообщества в действии: пути к справедливости в отношении здоровья . (National Academies Press, 2017).

  • 67.

    Quiñones, A. R. et al. Расовые / этнические различия в развитии мультиморбидности и накоплении хронических заболеваний у взрослых среднего возраста. PLoS One 14 , e0218462 (2019).

    PubMed PubMed Central Статья CAS Google Scholar

  • 68.

    Марсден, П. В. Основные дискуссионные сети американцев. Am. Социол. Ред. 52 , 122–131 (1987).

    Артикул Google Scholar

  • 69.

    Грановеттер, М.С. Сила слабых связей. Am. J. Sociol. 78 , 1360–1380 (1973).

    Артикул Google Scholar

  • 70.

    Демарис, А. и Янг, Р. Раса, отчуждение и межличностное недоверие. Sociol. Спектр. 14 , 327–349 (1994).

    Артикул Google Scholar

  • 71.

    Брем, Дж. И Ран, В. Доказательства на индивидуальном уровне причин и последствий социального капитала. Am. J. Pol. Sci. 41 , 999–1023 (1997).

    Артикул Google Scholar

  • 72.

    Смит, Т. В. Факторы, относящиеся к мизантропии в современном американском обществе. Soc. Sci. Res. 26 , 170–196 (1997).

    Артикул Google Scholar

  • 73.

    Клэйборн, М. П. и Мартин, П. С. Доверие и присоединение? Эмпирический тест взаимности социального капитала. Полит. Behav. 22 , 267–291 (2000).

    Артикул Google Scholar

  • 74.

    Алесина, А. и Ла Феррара, Э. Кто доверяет другим? J. Public Econ. 85 , 207–234 (2002).

    Артикул Google Scholar

  • 75.

    Маркус, Х. Р. и Китайма, С. Культура и личность: значение для познания, эмоций и мотивации. Psychol. Rev. 98 , 224–253 (1991).

    Артикул Google Scholar

  • 76.

    Triandis, H.C. Индивидуализм и коллективизм . (Westview Press, 1995).

  • 77.

    Китаяма, С., Парк, Х., Севинсер, А. Т., Карасава, М., Ускул, А. К. Анализ культурной задачи неявной независимости: сравнение Северной Америки, Западной Европы и Восточной Азии. J. Pers. Soc. Psychol. 97 , 236–255 (2009).

    PubMed Статья Google Scholar

  • 78.

    San Martin, A. et al. Самоуверенная взаимозависимость в арабской культуре. Нат. Гм. Behav. 2 , 830–837 (2018).

    PubMed Статья Google Scholar

  • 79.

    Kitayama, S. et al. Поведенческая корректировка смягчает связь между невротизмом и биологическим риском для здоровья: сравнительное исследование США и Японии. чел. Soc. Psychol. Бык. 44 , 809–822 (2018).

    PubMed PubMed Central Статья Google Scholar

  • 80.

    Бетч, К., Бем, Р., Корн, Л. и Хольтманн, К. О пользе объяснения коллективного иммунитета в пропаганде вакцины. Нат. Гм. Behav. 1 , 56 (2017).

    Артикул Google Scholar

  • 81.

    Краус, Б. и Китайма, С. Взаимозависимое самоконструирование предсказывает подавление эмоций у американцев азиатского происхождения: электрокортикальное исследование. Biol. Psychol. 146 , 107733 (2019).

    PubMed Статья Google Scholar

  • 82.

    Gelfand, M. J. et al. Различия между плотными и свободными культурами: исследование 33 стран. Наука 332 , 1100–1104 (2011).

    CAS PubMed Статья PubMed Central Google Scholar

  • 83.

    Гельфанд М. Дж., Харрингтон Дж. Р. и Джексон Дж. С. Perspect. Psychol. Sci. 12 , 800–809 (2017). Сила социальных норм в человеческих группах.

    PubMed Статья Google Scholar

  • 84.

    Харрингтон, Дж. Р. и Гельфанд, М. Дж. Плотность-рыхлость в 50 Соединенных Штатах. Proc. Natl Acad. Sci. США 111 , 7990–7995 (2014).

    CAS PubMed Статья Google Scholar

  • 85.

    Роос П., Гельфанд М., Нау Д. и Лун Дж. Социальная угроза и культурные различия в силе социальных норм: эволюционная основа. Орган. Behav. Гм. Decis. Процесс. 129 , 14–23 (2015).

    Артикул Google Scholar

  • 86.

    Гельфанд, М. Создатели правил, нарушители правил: как узкие и свободные культуры связывают наш мир. (Скрибнер, 2018).

  • 87.

    Westwood, S.J. et al. Разделяющая связь: межнациональное свидетельство примата партийности. Eur. J. Полит. Res. 57 , 333–354 (2018).

    Артикул Google Scholar

  • 88.

    Айенгар С., Лелкес Ю., Левендуски М., Малхотра Н. и Вествуд С. Дж. Истоки и последствия аффективной поляризации в Соединенных Штатах. Annu. Преподобный Полит. Sci. 22 , 129–146 (2019).

    Артикул Google Scholar

  • 89.

    Хетерингтон, М.Дж. и Вейлер, Д.Д. Авторитаризм и поляризация в американской политике все еще? в American Gridlock: Источники, характер и влияние поляризации (ред.Тербер, Дж. А. и Йошинака, А.) 86–112 (Cambridge Univ. Press, 2015).

  • 90.

    Абрамовиц, А. И. и Вебстер, С. Рост негативной приверженности и национализация выборов в США в 21 веке. Элект. Stud. 41 , 12–22 (2016).

    Артикул Google Scholar

  • 91.

    Ван Бавель, Дж. Дж. И Перейра, А. Партизанский мозг: основанная на идентичности модель политических убеждений. Trends Cogn. Sci. 22 , 213–224 (2018).

    PubMed Статья Google Scholar

  • 92.

    Бакши Э., Мессинг С. и Адамич Л. А. Политология. Знакомство с идеологически разнообразными новостями и мнениями на Facebook. Наука 348 , 1130–1132 (2015).

    CAS PubMed Статья Google Scholar

  • 93.

    Лелкес Ю., Суд, Г. и Айенгар, С. Враждебная аудитория: влияние доступа к широкополосному Интернету на партизанский эффект. Am. J. Pol. Sci. 61 , 5–20 (2017).

    Артикул Google Scholar

  • 94.

    Брэди, У. Дж., Уиллс, Дж. А., Йост, Дж. Т., Такер, Дж. А. и Ван Бавел, Дж. Дж. Эмоции формируют распространение морализируемого контента в социальных сетях. Proc. Natl Acad. Sci. США 114 , 7313–7318 (2017).

    CAS PubMed Статья Google Scholar

  • 95.

    Миноцци, В., Сонг, Х., Лазер, Д. М. Дж., Небло, М. А. и Огнянова, К. Случайный эксперт: кто с кем разговаривает о политике и почему? Am . J. Pol. Sci. 64 , 135–151 (2020).

    Артикул Google Scholar

  • 96.

    Алер ​​Д. Дж. И Суд Г. Партии в наших головах: неправильные представления о партийном составе и их последствия. J. Полит. 80 , 964–981 (2018).

    Артикул Google Scholar

  • 97.

    Лис, Дж. И Сикара, М. Неточные групповые мета-восприятие приводят к отрицательной атрибуции вне группы в конкурентных контекстах. Нат. Гм. Behav. 4 , 279–286 (2020).

    PubMed Статья Google Scholar

  • 98.

    Bolsen, T., Druckman, J.Н. и Кук, Ф. Л. Влияние партийно мотивированных рассуждений на общественное мнение. Полит. Behav. 36 , 235–262 (2014).

    Артикул Google Scholar

  • 99.

    Ellis, E.G. Вспышка коронавируса — это чашка Петри для теорий заговора. Проводной https://www.wired.com/story/coronavirus-conspiracy-theories/ (2020).

  • 100.

    Герц, Б. Коронавирус, возможно, возник в лаборатории, связанной с китайской программой биологической войны. The Washington Times https://www.washingtontimes.com/news/2020/jan/26/coronavirus-link-to-china-biowarfare-program-possi/ (2020).

  • 101.

    Sommer, W. Q. Волшебное лекарство от коронавируса для других людей: просто пейте отбеливатель! The Daily Beast https://www.thedailybeast.com/qanon-conspiracy-theorists-magic-cure-for-coronavirus-is-drinking-lethal-bleach (2020).

  • 102.

    Леман, П. и Синнирелла, М. Главное событие имеет основную причину: доказательства роли эвристики в рассуждении о теориях заговора. Soc. Psychol. Ред. 9 , 18–28 (2007).

    Google Scholar

  • 103.

    Макколи, К. и Жак, С. Популярность теорий заговора об убийстве президента: байесовский анализ. J. Pers. Soc. Psychol. 37 , 637–644 (1979).

    Артикул Google Scholar

  • 104.

    van Prooijen, J.-W. И Дуглас, К.М. Теории заговора как часть истории: роль кризисных ситуаций в обществе. Mem. Stud. 10 , 323–333 (2017).

    PubMed PubMed Central Статья Google Scholar

  • 105.

    Дуглас, К. М., Саттон, Р. М. и Цихока, А. Психология теорий заговора. Curr. Реж. Psychol. Sci. 26 , 538–542 (2017).

    PubMed PubMed Central Статья Google Scholar

  • 106.

    Graeupner, D. и Coman, A. Темная сторона смыслообразования: как социальная изоляция приводит к суеверному мышлению. J. Exp. Soc. Psychol. 69 , 218–222 (2017).

    Артикул Google Scholar

  • 107.

    Джолли Д. и Дуглас К. М. Влияние теорий заговора против вакцины на намерения вакцинации. PLoS One 9 , e89177 (2014).

    PubMed PubMed Central Статья CAS Google Scholar

  • 108.

    Левандовски С., Жиньяк Г. Э. и Оберауэр К. Прочная взаимосвязь между заговором и отрицанием (климатической) науки. Psychol. Sci. 26 , 667–670 (2015).

    PubMed Статья Google Scholar

  • 109.

    van Prooijen, J.-W., Krouwel, A. P. M. & Pollet, T. V. Политический экстремизм предсказывает веру в теории заговора. Soc. Psychol. Личное. Sci. 6 , 570–578 (2015).

    Артикул Google Scholar

  • 110.

    Джолли, Д., Меледи, Р. и Дуглас, К. М. Подверженность теориям межгруппового заговора способствует распространению предубеждений в группах. Br. J. Psychol. 111 , 17–35 (2020).

    PubMed Статья Google Scholar

  • 111.

    Кофта М., Сорал В. и Билевич М. Что порождает конспирологический антисемитизм? Роль политической неконтролируемости и неуверенности в вере в еврейский заговор. J. Pers. Soc. Psychol. https://doi.org/10.1037/pspa0000183 (2020).

  • 112.

    Marchlewska, M., Cichocka, A., ozowski, F., Górska, P. & Winiewski, M. В поисках воображаемого врага: католический коллективный нарциссизм и поддержка взглядов на гендерный заговор. J. Soc. Psychol. 159 , 766–779 (2019).

    PubMed Статья Google Scholar

  • 113.

    Джолли, Д.И Дуглас, К. М. Профилактика лучше лечения: рассмотрение теорий заговора против вакцины. J. Appl. Soc. Psychol. 47 , 459–469 (2017).

    Артикул Google Scholar

  • 114.

    Zollo, F. et al. Развенчание в мире племен. PLoS One 12 , e0181821 (2017).

    PubMed PubMed Central Статья CAS Google Scholar

  • 115.

    Френкель, С., Альба, Д. и Чжун, Р. Всплеск вирусной дезинформации ставит в тупик Facebook и Twitter. The New York Times https://www.nytimes.com/2020/03/08/technology/coronavirus-misinformation-social-media.html (2020).

  • 116.

    Аллен, Дж., Хоуленд, Б., Мобиус, М., Ротшильд, Д. и Уоттс, Д. Дж. Оценка проблемы фальшивых новостей в масштабе информационной экосистемы. Sci. Adv. 1 , eaay3539 (2020).

    Артикул Google Scholar

  • 117.

    Allcott, H. & Gentzkow, M. Социальные сети и фейковые новости на выборах 2016 года. J. Econ. Перспектива. 31 , 211–236 (2017).

    Артикул Google Scholar

  • 118.

    Угадай, А., Наглер, Дж. И Такер, Дж. Меньше, чем вы думаете: распространенность и предикторы распространения фейковых новостей на Facebook. Sci. Adv. 5 , u4586 (2019).

    Артикул Google Scholar

  • 119.

    Беринский, А. Дж. Слухи и реформа здравоохранения: эксперименты с политической дезинформацией. Br. J. Полит. Sci. 47 , 241–262 (2017).

    Артикул Google Scholar

  • 120.

    Левандовски, С., Эккер, У. К. Х., Зейферт, К. М., Шварц, Н. и Кук, Дж. Дезинформация и ее исправление: постоянное влияние и успешное устранение дефектов. Psychol. Sci. Общественные интересы 13 , 106–131 (2012).

    PubMed Статья Google Scholar

  • 121.

    Угадай, А. и Коппок, А. Вызывает ли контрпозиционная информация негативную реакцию? Результаты трех крупных обзорных экспериментов. Br . J. Полит. Sci. https://doi.org/10.1017/S0007123418000327 (2018).

  • 122.

    Шмид П. и Бетч К. Эффективные стратегии опровержения отрицания науки в публичных обсуждениях. Нат. Гм. Behav. 3 , 931–939 (2019).

    PubMed Статья Google Scholar

  • 123.

    Нихан, Б. и Райфлер, Дж. Удаление дезинформации о событиях: экспериментальная проверка причинных исправлений. J. Exp. Политология. 2 , 81–93 (2015).

    Артикул Google Scholar

  • 124.

    Wittenberg, C. & Berinsky, A.J. Дезинформация и ее исправление.in Social Media and Democracy: The State of the Field (eds Persily, N. & Tucker, J. A.) (Cambridge University Press, готовится к печати).

  • 125.

    Swire, B. & Ecker, U.K.H. Дезинформация и ее исправление: когнитивные механизмы и рекомендации для массовой коммуникации. in Дезинформация и массовая аудитория (ред. Саутвелл, Б. Г., Торсон, Э. А. и Шебл, Л.) 195–2011 (University of Texas Press, 2018).

  • 126.

    Вуд, Т.И Портер, Э. Неуловимый обратный эффект: стойкая фактическая приверженность массовым взглядам. Полит. Behav. 41 , 135–163 (2018).

    Артикул Google Scholar

  • 127.

    Pennycook, G., McPhetres, J., Zhang, Y. & Rand, D. Борьба с дезинформацией COVID-19 в социальных сетях: экспериментальные доказательства масштабируемого вмешательства с целью повышения точности. Препринт на PsyArXiv https://doi.org/10.31234/osf.io/uhbk9 (2020).

  • 128.

    Макгуайр, У. Дж. Некоторые современные подходы. Достижения экспериментальной социальной психологии 1 , 191–229 (1964).

    Артикул Google Scholar

  • 129.

    van der Linden, S., Leiserowitz, A., Rosenthal, S. & Maibach, E. Прививка общественности от дезинформации об изменении климата. Glob. Чалл. 1 , 1600008 (2017).

    PubMed PubMed Central Статья Google Scholar

  • 130.

    Banas, J. A. & Rains, S. A. Метаанализ исследований по теории прививки. Commun. Monogr. 77 , 281–311 (2010).

    Артикул Google Scholar

  • 131.

    Basol, M., Roozenbeek, J. & van der Linden, S. Хорошие новости о плохих новостях: геймифицированная прививка повышает уверенность и когнитивный иммунитет против фальшивых новостей. J. Cogn. 3 , 2 (2020).

    PubMed PubMed Central Статья Google Scholar

  • 132.

    Roozenbeek, J. & van der Linden, S. Игра с фальшивыми новостями оказывает психологическое сопротивление дезинформации в Интернете. Palgrave Commun. 5 , 65 (2019).

    Артикул Google Scholar

  • 133.

    Рузенбек, Дж., Ван дер Линден, С. и Нигрен, Т. Предварительные вмешательства, основанные на теории «прививки», могут снизить восприимчивость к дезинформации в разных культурах. Harv. Kennedy Sch. Дезинформация Rev. https://doi.org/10.37016//mr-2020-008 (2020).

  • 134.

    Pennycook, G. & Rand, D. G. Ленивый, беспристрастный: восприимчивость к пристрастным фальшивым новостям лучше объясняется отсутствием аргументов, чем мотивированными рассуждениями. Познание 188 , 39–50 (2019).

    PubMed Статья Google Scholar

  • 135.

    Pennycook, G. & Rand, D. G. Кто попадает на фальшивые новости? Роли восприимчивости к чуши, чрезмерного притязания, знакомства и аналитического мышления. J. Pers. 88 , 185–200 (2020).

    PubMed Статья Google Scholar

  • 136.

    Бронштейн, М. В., Пенникук, Г., Медведь, А., Рэнд, Д. Г. и Кэннон, Т. Д. Вера в фейковые новости связана с заблуждением, догматизмом, религиозным фундаментализмом и ограниченным аналитическим мышлением. J. Appl. Res. Mem. Cogn. 8 , 108–117 (2019).

    Артикул Google Scholar

  • 137.

    Баго, Б., Рэнд, Д. Г. и Пенникук, Г. Фальшивые новости, быстрые и медленные: обдумывание снижает веру в ложные (но не правдивые) заголовки новостей. J. Exp. Psychol. Gen . https://psycnet.apa.org/doi/10.1037/xge0000729 (2020).

  • 138.

    Диас, Н., Пенникук, Дж. И Рэнд, Д. Г. Акцент на издателях не снижает восприимчивости к дезинформации в социальных сетях. Harv. Kennedy Sch. Дезинформация Ред. . https://doi.org/10.37016/mr-2020-001 (2020).

  • 139.

    Pennycook, G. & Rand, D. G. Борьба с дезинформацией в социальных сетях с помощью краудсорсинговых оценок качества источников новостей. Proc. Natl Acad. Sci. США 116 , 2521–2526 (2019).

    CAS PubMed Статья Google Scholar

  • 140.

    Clayton, K. et al. Реальные решения для фейковых новостей? Измерение эффективности общих предупреждений и тегов для проверки фактов в снижении количества ложных историй в социальных сетях. Полит. Behav. https://doi.org/10.1007/s11109-019-09533-0 (2019).

  • 141.

    Trevena, L.J. et al. Представление количественной информации о результатах решений: учебник по информированию о рисках для разработчиков средств помощи пациентам. BMC Med. Сообщить. Decis. Мак . 13 Приложение 2, S7 (2013).

  • 142.

    Петти, Р. Э. и Качиоппо, Дж. Т. Разработка вероятностной модели убеждения. Достижения экспериментальной социальной психологии 19 , 123–205 (1986).

    Google Scholar

  • 143.

    Бриньоль П. и Петти Р. Э. Факторы источника в убеждении: подход самоутверждения. Eur. Rev. Soc. Psychol. 20 , 49–96 (2009).

    Артикул Google Scholar

  • 144.

    О’Киф, Д.Дж. Убеждение: теория и исследования . (МУДРЕЦ, 2016).

  • 145.

    Greyling, C. et al. Уроки ответных мер на эпидемию лихорадки Эбола в Западной Африке. Rev. Faith Int. Aff. 14 , 118–123 (2016).

    Артикул Google Scholar

  • 146.

    Тини, Дж., Сиев, Дж., Бриньол, П. и Петти, Р. Э. Обзор и концептуальная основа для понимания персонализированных эффектов соответствия в убеждении. J. Consum. Психол . (В прессе).

  • 147.

    Грант, А. М. и Хофманн, Д. А. Это не все обо мне: мотивация специалистов здравоохранения к соблюдению гигиены рук путем сосредоточения внимания на пациентах. Psychol. Sci. 22 , 1494–1499 (2011).

    PubMed Статья Google Scholar

  • 148.

    Файнберг, М. и Виллер, Р. Моральное переосмысление: метод эффективной и убедительной коммуникации через политические разногласия. Soc. Личное. Psychol. Компас 13 , e12501 (2019).

    Артикул Google Scholar

  • 149.

    Левандовски, С., Жиньяк, Г. Э. и Воган, С. Ключевая роль воспринимаемого научного консенсуса в принятии науки. Нат. Клим. Чанг. 3 , 399–404 (2013).

    Артикул Google Scholar

  • 150.

    Линден С. В., Лейзеровиц А. и Майбах Э. Научное согласие может нейтрализовать политизацию фактов. Нат. Гм. Behav. 2 , 2–3 (2018).

    PubMed Статья Google Scholar

  • 151.

    ван дер Линден, С., Лейзеровиц, А. и Майбах, Э. Модель веры в ворота: крупномасштабное воспроизведение. J. Environ. Psychol. 62 , 49–58 (2019).

    Артикул Google Scholar

  • 152.

    Drummond, C. & Fischhoff, B. Люди с более высокой научной грамотностью и образованием имеют более полярные взгляды на спорные научные темы. Proc. Natl Acad. Sci. США 114 , 9587–9592 (2017).

    CAS PubMed Статья Google Scholar

  • 153.

    Kahan, D. M. et al. Поляризующее влияние научной грамотности и счета на предполагаемые риски изменения климата. Нат. Клим. Чанг. 2 , 732–735 (2012).

    Артикул Google Scholar

  • 154.

    Дракман, Дж. Н. и МакГрат, М. С. Доказательства мотивированных рассуждений при формировании предпочтений в отношении изменения климата. Нат. Клим. Чанг. 9 , 111–119 (2019).

    Артикул Google Scholar

  • 155.

    Ракер, Д., Тормала, З. Л., Петти, Р. Э. и Бриньоль, П. Убеждение и приверженность потребителей: основанная на оценке структура для определенности отношения. J. Consum. Psychol. 24 , 119–136 (2014).

    Артикул Google Scholar

  • 156.

    Барден, Дж.& Петти, Р. Э. Простое восприятие разработки создает определенность отношения: исследование эвристики вдумчивости. J. Pers. Soc. Psychol. 95 , 489–509 (2008).

    PubMed Статья Google Scholar

  • 157.

    Латтрелл А., Петти Р. Э., Бриньоль П. и Вагнер Б. С. Превращение в мораль: простое обозначение отношения как морали увеличивает его силу. J. Exp. Soc. Psychol. 65 , 82–93 (2016).

    Артикул Google Scholar

  • 158.

    Грин, Дж. Моральные племена: эмоции, разум и разрыв между нами и ними (Penguin Press, 2013).

  • 159.

    Хайдт, Дж. Эмоциональная собака и ее рациональный хвост: социальный интуиционистский подход к моральному суждению. Psychol. Ред. 108 , 814–834 (2001).

    CAS PubMed Статья Google Scholar

  • 160.

    Хайдт, Дж. Праведный разум: почему хорошие люди разделяются политикой и религией . (Винтаж, 2012 г.).

  • 161.

    Tomasello, M. Почему мы сотрудничаем . (MIT Press, 2009).

  • 162.

    Туби, Дж. И Космидес, Л. Группы в уме: коалиционные корни войны и морали. in Human Morality and Sociality (ed. Høgh-Olesen, H.) 191–234 (2010).

  • 163.

    Лич, К. В., Билали, Р., Паглиаро, С. Группы и мораль.в справочнике APA по личности и социальной психологии , Том 2 : Групповые процессы 123–149 (Американская психологическая ассоциация, 2015).

  • 164.

    Эллемерс, Н. Нравственность и регулирование социального поведения . (Рутледж, 2017).

  • 165.

    Эллемерс, Н. и ван ден Бос, К. Мораль в группах: о социально-регулирующих функциях правильного и неправильного. Soc. Личное. Psychol. Компас 6 , 878–889 (2012).

    Артикул Google Scholar

  • 166.

    Бойер П. и Петерсен М. Б. Народно-экономические верования: эволюционная когнитивная модель. Behav. Brain Sci. 41 , 1–51 (2017).

    Google Scholar

  • 167.

    Миган, Д. В. Предвзятость к нулевой сумме: воспринимаемая конкуренция, несмотря на неограниченные ресурсы. Фронт. Psychol. 1 , 191 (2010).

    PubMed PubMed Central Статья Google Scholar

  • 168.

    Фольч, Э., Эрнандес, И., Барраган, М. и Франко-Паредес, К. Инфекционные болезни, мышление ненулевой суммы и развивающийся мир. Am. J. Med. Sci. 326 , 66–72 (2003).

    PubMed Статья Google Scholar

  • 169.

    Гудвин, Г. П. и Лэнди, Дж. Ф. Ценить разные человеческие жизни. J. Exp. Psychol. Gen. 143 , 778–803 (2014).

    PubMed Статья Google Scholar

  • 170.

    Awad, E. et al. Эксперимент «Моральная машина». Nature 563 , 59–64 (2018).

    CAS PubMed Статья Google Scholar

  • 171.

    Эверетт, Дж. А. К., Писарро, Д. А. и Крокетт, М. Дж. Вывод о достоверности на основе интуитивных моральных суждений. J. Exp. Psychol. Gen. 145 , 772–787 (2016).

    PubMed Статья Google Scholar

  • 172.

    Функ, К., Хефферон, М., Кеннеди, Б. и Джонсон, К. Доверие и недоверие к взглядам американцев на научных экспертов . Pew Research Center Science & Society https://www.pewresearch.org/science/2019/08/02/trust-and-mistrust-in-americans-views-of-scientific-experts/ (2019).

  • 173.

    Ransohoff, K.J. Пациенты на путях: моральное сознание практикующих врачей и специалистов общественного здравоохранения . (Издательство Гарвардского университета, 2011).

  • 174.

    Джино, Ф., Нортон, М. И. и Вебер, Р. А. Мотивированные байесовцы: чувство морали, действуя эгоистично. J. Econ. Перспектива. 30 , 189–212 (2016).

    Артикул Google Scholar

  • 175.

    Гарсия, Т., Массони, С. и Виллеваль, М. К. Неоднозначность и оправданное поведение при благотворительности. Eur. Экон. Ред. 124 , 103412 (2020).

    Артикул Google Scholar

  • 176.

    Kappes, A. et al. Неуверенность в влиянии социальных решений увеличивает просоциальное поведение. Нат. Гм. Behav. 2 , 573–580 (2018).

    PubMed PubMed Central Статья Google Scholar

  • 177.

    Барклай П. и Уиллер Р. Выбор партнера порождает у людей конкурентный альтруизм. Proc. Биол. Sci. 274 , 749–753 (2007).

    PubMed Статья Google Scholar

  • 178.

    Milinski, M., Semmann, D. & Krambeck, H.-J. Репутация помогает разрешить «трагедию общества». Nature 415 , 424–426 (2002).

    PubMed Статья Google Scholar

  • 179.

    Кушман, Ф. и Янг, Л. Образцы морального суждения проистекают из неморальных психологических представлений. Cogn. Sci. 35 , 1052–1075 (2011).

    PubMed Статья Google Scholar

  • 180.

    Ритов И. и Барон Дж. Нежелание вакцинировать: предвзятость из-за упущения и двусмысленность. J. Behav. Decis. Изготовление 3 , 263–277 (1990).

    Артикул Google Scholar

  • 181.

    Ритов И. и Барон Дж. Статус-кво и упущения. J. Неопределенный риск. 5 , 49–61 (1992).

    Артикул Google Scholar

  • 182.

    Tetlock, P.E. & Boettger, R. Подотчетность усиливает эффект статус-кво, когда изменения создают жертвы. J. Behav. Decis. Изготовление 7 , 1–23 (1994).

    Артикул Google Scholar

  • 183.

    Новак М.А. Пять правил развития сотрудничества. Наука 314 , 1560–1563 (2006).

    CAS PubMed PubMed Central Статья Google Scholar

  • 184.

    Ван Ланге, П. А. М., Джойреман, Дж. И Милински, М. Изменение климата: что может предложить психология с точки зрения идей и решений. Curr. Реж. Psychol. Sci. 27 , 269–274 (2018).

    PubMed PubMed Central Статья Google Scholar

  • 185.

    Милински, М., Хильбе, К., Семманн, Д., Зоммерфельд, Р. и Мароцке, Дж. Люди выбирают представителей, которые путем вымогательства навязывают сотрудничество в решении социальных дилемм. Нат. Commun. 7 , 10915 (2016).

    CAS PubMed PubMed Central Статья Google Scholar

  • 186.

    Рейндерс Фолмер, К. П. и др. Один за всех: что может сделать с нами представление группы. J. Exp. Soc. Psychol. 48 , 1047–1056 (2012).

    Артикул Google Scholar

  • 187.

    Ямагиши Т. Обеспечение системы санкций как общественное благо. J. Pers. Soc. Psychol. 51 , 110–116 (1986).

    Артикул Google Scholar

  • 188.

    Рэнд, Д. Г., Дребер, А., Эллингсен, Т., Фуденберг, Д. и Новак, М. А. Позитивное взаимодействие способствует общественному сотрудничеству. Наука 325 , 1272–1275 (2009).

    CAS PubMed PubMed Central Статья Google Scholar

  • 189.

    Даль Бо, Э. и Даль Бо, П. «Поступай правильно»: влияние морального убеждения на сотрудничество. J. Public Econ. 117 , 28–38 (2014).

    Артикул Google Scholar

  • 190.

    Капраро, В., Ягфельд, Г., Кляйн, Р., Мул, М. и де Поль, И. В. Повышение альтруистического и кооперативного поведения с помощью простых моральных побуждений. Sci. Отчетность 9 , 11880 (2019).

    PubMed PubMed Central Статья CAS Google Scholar

  • 191.

    Fischbacher, U., Gächter, S. & Fehr, E. Условно ли люди сотрудничают? свидетельства эксперимента с общественными благами. Экон. Lett. 71 , 397–404 (2001).

    Артикул Google Scholar

  • 192.

    Крафт-Тодд, Г., Йоэли, Э., Бханот, С. и Рэнд, Д. Содействие сотрудничеству в этой области. Curr. Opin. Behav. Sci. 3 , 96–101 (2015).

    Артикул Google Scholar

  • 193.

    Кристенсен, Д., Дубе, О., Хаусхофер, Дж., Сиддики, Б. и Вурс, М. Меры реагирования на кризисы на уровне общин: данные о вспышке Эболы в Сьерра-Леоне. Am. Экон. Преподобный Пап. Proc . (В прессе).

  • 194.

    Цай, Л.Л., Морс, Б.С. И Блэр, Р. Укрепление доверия и сотрудничества в условиях низкого доверия: убеждение и ответственность источника в Либерии во время кризиса, вызванного Эболой 2014–2015 годов. Сост. Полит. Шпилька . https://doi.org/10.1177/0010414019897698 (2020).

  • 195.

    Блэр Р. А., Морс Б. С. и Цай Л. Л. Общественное здравоохранение и общественное доверие: данные исследования эпидемии болезни, вызванной вирусом Эбола, в Либерии. Soc. Sci. Med. 172 , 89–97 (2017).

    PubMed Статья Google Scholar

  • 196.

    Морс Б., Грепен К. А., Блэр Р. А. и Цай Л. Структура спроса на медицинские услуги, не связанные с Эболой, во время и после вспышки Эболы: данные панельного исследования в Монровии, Либерия. BMJ Glob. Здравоохранение 1 , e000007 (2016).

    PubMed PubMed Central Статья Google Scholar

  • 197.

    Vinck, P., Pham, PN, Bindu, KK, Bedford, J. & Nilles, EJ Институциональное доверие и дезинформация в ответ на вспышку лихорадки Эбола в Северном Киву, ДР Конго, в 2018-19 годах: население на основе опроса. Lancet Infect. Дис. 19 , 529–536 (2019).

    PubMed Статья Google Scholar

  • 198.

    Алсан, М. и Ванамакер, М. Таскиги и здоровье чернокожих мужчин. Q. J. Econ. 133 , 407–455 (2018).

    PubMed Статья Google Scholar

  • 199.

    Райхер, С., Хаслам, С. А. и Хопкинс, Н. Социальная идентичность и динамика лидерства: лидеры и последователи как совместные агенты в трансформации социальной реальности. Лидер. Q. 16 , 547–568 (2005).

    Артикул Google Scholar

  • 200.

    Haslam, S.A., Reicher, S.D. И Платоу М.Дж. Новая психология лидерства: идентичность , Влияние и власть . (Рутледж, 2011).

  • 201.

    Fransen, K. et al. Вера в «нас»: изучение способности лидеров повышать уверенность в команде и повышать производительность за счет формирования чувства общей социальной идентичности. J. Exp. Psychol. Прил. 21 , 89–100 (2015).

    PubMed Статья Google Scholar

  • 202.

    Хаслам, С. А. и Райхер, С. Подчеркивание группы: социальная идентичность и разворачивающаяся динамика реакций на стресс. J. Appl. Psychol. 91 , 1037–1052 (2006). Подчеркивая группу.

    PubMed Статья Google Scholar

  • 203.

    Хаслам, С. А. и Платоу, М. Дж. Связь между лидерством и приверженностью: как подтверждение социальной идентичности переводит видение в действие. чел. Soc. Psychol.Бык. 27 , 1469–1479 (2001).

    Артикул Google Scholar

  • 204.

    Хогг, М. А. Теория лидерства с социальной идентичностью. чел. Soc. Psychol. Ред. 5 , 184–200 (2001).

    Артикул Google Scholar

  • 205.

    Nielsen, J.S. Миф о лидерстве: создание организаций без лидера . (Davies-Black Publishing, 2004).

  • 206.

    Муйман, М., ван Дейк, В. В., ван Дейк, Э. и Эллемерс, Н. Об обосновании целей санкций: как и почему оправдания сдерживания подрывают соблюдение правил. J. Pers. Soc. Psychol. 112 , 577–588 (2017).

    PubMed Статья Google Scholar

  • 207.

    Тайлер Т.Р. Почему люди сотрудничают: роль социальных мотивов . (Princeton Univ. Press, 2011).

  • 208.

    Эллемерс, Н., Спирс, Р. и Дусье, Б. Самость и социальная идентичность. Annu. Rev. Psychol. 53 , 161–186 (2002).

    PubMed Статья Google Scholar

  • 209.

    Шналл, С., Ропер, Дж. И Фесслер, Д. М. Т. Возвышение ведет к альтруистическому поведению. Psychol. Sci. 21 , 315–320 (2010).

    PubMed Статья Google Scholar

  • 210.

    Schnall, S. & Roper, J. Elevation претворяет в жизнь моральные ценности. Soc. Psychol. Личное. Sci. 3 , 373–378 (2012).

    Артикул Google Scholar

  • 211.

    Янг, X.-F., Паварини, Г., Шналл, С. и Иммордино-Ян, М. Х. Взгляды на добродетель: отводящий взгляд способствует моральным конструкциям через заднемедиальные активации. Soc. Cogn. Оказывать воздействие. Neurosci. 13 , 1131–1139 (2018).

    PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 212.

    де Завала А.Г., Цихока А., Эйдельсон Р. и Джаявикрем Н. Коллективный нарциссизм и его социальные последствия. J. Pers. Soc. Psychol. 97 , 1074–1096 (2009).

    PubMed Статья Google Scholar

  • 213.

    Цихока, А. Понимание защитной и безопасной внутригрупповой позитивности: роль коллективного нарциссизма. Eur. Rev. Soc. Psychol. 27 , 283–317 (2016).

    Артикул Google Scholar

  • 214.

    Cichocka, A. & Cislak, A. Национализм как коллективный нарциссизм. Curr. Opin. Behav. Sci. 34 , 69–74 (2020).

    Артикул Google Scholar

  • 215.

    Cichocka, A., Marchlewska, M., Golec de Zavala, A. & Olechowski, M.«Они не будут контролировать нас»: внутригрупповой позитив и вера в межгрупповые заговоры. Br. J. Psychol. 107 , 556–576 (2016).

    PubMed Статья Google Scholar

  • 216.

    Баумейстер Р. Ф. и Лири М. Р. Потребность в принадлежности: желание межличностных привязанностей как фундаментальная мотивация человека. Psychol. Бык. 117 , 497–529 (1995).

    CAS PubMed Статья Google Scholar

  • 217.

    Джеттен, Дж., Хаслам, С. и Хаслам, С. А. (ред.) Социальное лечение: идентичность , Здоровье и благополучие . (Psychology Press, 2012).

  • 218.

    Jetten, J. et al. Продвижение подхода социальной идентичности к здоровью и благополучию: продвижение программы исследований социального лечения. Eur. J. Soc. Psychol. 47 , 789–802 (2017).

    Артикул Google Scholar

  • 219.

    Риме, Б.Эмоция вызывает социальное разделение эмоций: теория и эмпирический анализ. Emot. Ред. 1 , 60–85 (2009).

    Артикул Google Scholar

  • 220.

    Уильямс, В. К., Морелли, С. А., Онг, Д. К. и Заки, Дж. Регулирование межличностных эмоций: влияние на принадлежность, воспринимаемую поддержку, отношения и благополучие. J. Pers. Soc. Psychol. 115 , 224–254 (2018).

    PubMed Статья Google Scholar

  • 221.

    Haslam, C. et al. Новая психология здоровья: открывая путь к социальному лечению . (Рутледж, 2018).

  • 222.

    Хокли, Л. К. и Качиоппо, Дж. Т. Важность одиночества: теоретический и эмпирический обзор последствий и механизмов. Ann. Behav. Med. 40 , 218–227 (2010).

    PubMed Статья Google Scholar

  • 223.

    Луо, Ю., Хокли, Л. К., Уэйт, Л. Дж. И Качиоппо, Дж.T. Одиночество, здоровье и смертность в пожилом возрасте: национальное лонгитюдное исследование. Soc. Sci. Med. 74 , 907–914 (2012).

    PubMed PubMed Central Статья Google Scholar

  • 224.

    Cacioppo, J.T. И Патрик В. Одиночество: человеческая природа и потребность в социальных связях . (Нортон, 2009).

  • 225.

    Доре, Б. П., Моррис, Р. Р., Берр, Д. А., Пикард, Р. В. и Окснер, К.N. Помощь другим в регулировании эмоций предсказывает усиление регуляции собственных эмоций и уменьшение симптомов депрессии. чел. Soc. Psychol. Бык. 43 , 729–739 (2017).

    PubMed Статья Google Scholar

  • 226.

    Хелливелл, Дж. Ф. и Хуанг, Х. Сравнение эффекта счастья реальных и сетевых друзей. PLoS One 8 , e72754 (2013).

    CAS PubMed PubMed Central Статья Google Scholar

  • 227.

    Verduyn, P. et al. Пассивное использование Facebook подрывает аффективное благополучие: экспериментальные и долгосрочные доказательства. J. Exp. Psychol. Gen. 144 , 480–488 (2015).

    PubMed Статья Google Scholar

  • 228.

    Шредер, Дж., Кардас, М. и Эпли, Н. Очеловечивающий голос: речь раскрывает, а текст скрывает, более вдумчивый ум в разгар разногласий. Psychol. Sci. 28 , 1745–1762 (2017).

    PubMed Статья Google Scholar

  • 229.

    Waytz, A. & Gray, K. Делают ли онлайн-технологии нас более или менее общительными? предварительный обзор и вызов для исследования. Перспектива. Psychol. Sci. 13 , 473–491 (2018).

    PubMed Статья Google Scholar

  • 230.

    Brooks, S. K. et al. Психологическое воздействие карантина и способы его снижения: быстрый обзор доказательств. Ланцет 395 , 912–920 (2020).

    CAS PubMed PubMed Central Статья Google Scholar

  • 231.

    Ellemers, N. & Jetten, J. Pers. Soc. Psychol. Ред. 17 , 3–21 (2013). Множество способов быть маргинальным в группе.

    PubMed Статья Google Scholar

  • 232.

    Гринуэй, К. Х., Джеттен, Дж., Эллемерс, Н. и ван Бундерен, Л. Темная сторона включения: нежелательное принятие увеличивает агрессию. Групповой процесс. Intergroup Relat. 18 , 173–189 (2015).

    Артикул Google Scholar

  • 233.

    Оуэн, Л. Пять способов, которыми коронавирус поражает женщин в Азии. BBC News https://www.bbc.com/news/world-asia-51705199 (2020).

  • 234.

    Karney, B.R. Социально-экономический статус и интимные отношения. Annu. Преподобный Psychol . (В прессе).

  • 235.

    Karney, B.R. И Нефф, Л.А. Пары и стресс: как требования вне отношений влияют на близость в отношениях. in Оксфордский справочник по близким отношениям (ред. Симпсон, Дж. А. и Кэмпбелл, Л.) 664–684 (Oxford Univ.Press, 2013).

  • 236.

    Коэн, К. Л. и Коул, С. В. Изменения жизненного пути и стихийные бедствия: брак, рождение ребенка и развод после урагана Хьюго. J. Fam. Psychol. 16 , 14–25 (2002).

    PubMed Статья Google Scholar

  • 237.

    Finkel, E.J. Брак по принципу «все или ничего»: как работают лучшие браки . (Даттон, 2017).

  • 238.

    Крам, А. Дж., Джеймисон, Дж. П. и Акинола, М. Оптимизация стресса: комплексное вмешательство для регулирования стрессовых реакций. Эмоция 20 , 120–125 (2020).

    PubMed Статья Google Scholar

  • 239.

    Джеймисон, Дж. П., Крам, А. Дж., Гойер, Дж. П., Маротта, М. Э. и Акинола, М. Оптимизация стрессовых реакций с помощью переоценки и вмешательства в образ мышления: интегрированная модель. Снятие тревожного стресса 31 , 245–261 (2018).

    PubMed Статья Google Scholar

  • 240.

    Динстбьер, Р. А. Возбуждение и физиологическая стойкость: последствия для психического и физического здоровья. Psychol. Rev. 96 , 84–100 (1989).

    CAS PubMed Статья Google Scholar

  • 241.

    Эпель, Э. С., МакИвен, Б. С. и Иковикс, Дж. Р. Воплощение психологического благополучия: физическое благополучие в ответ на стресс. J. Soc. Выпуски 54 , 301–322 (1998).

    Артикул Google Scholar

  • 242.

    Hazeldine, J., Arlt, W. & Lord, J. M. Дегидроэпиандростерон как регулятор функции иммунных клеток. J. Steroid Biochem. Мол. Биол. 120 , 127–136 (2010).

    CAS PubMed Статья Google Scholar

  • 243.

    Тедески, Р. Г. и Калхун, Л. Г. Посттравматический рост: концептуальные основы и эмпирические данные. Psychol. Inq. 15 , 1–18 (2004).

    Артикул Google Scholar

  • 244.

    Крам, А. Дж., Акинола, М., Мартин, А. и Фат, С. Роль стрессового мышления в формировании когнитивных, эмоциональных и физиологических реакций на сложный и угрожающий стресс. Борьба со стрессом и тревогой 30 , 379–395 (2017).

    PubMed Статья Google Scholar

  • 245.

    Крам, А. Дж., Саловей, П. и Ахор, С. Переосмысление стресса: роль мировоззрения в определении реакции на стресс. J. Pers. Soc. Psychol. 104 , 716–733 (2013).

    PubMed Статья Google Scholar

  • 246.

    Сопер Г. А. Уроки пандемии. Наука 49 , 501–506 (1919).

    CAS PubMed Статья Google Scholar

  • 247.

    Бирн, С. и Харт, П. С. Эффект бумеранга — синтез результатов и предварительной теоретической основы. Ann. Int. Commun. Доц. 33 , 3–37 (2009).

    Артикул Google Scholar

  • 248.

    Бургун, М., Альваро, Э., Грандпре, Дж. И Вулодакис, М. Пересмотр теории психологической реактивности: сообщение об угрозах установочной свободе. в The Persuasion Handbook: Developments in Theory and Practice (eds. Dillard, J. P. & Pfau, M.) 213–232 (SAGE, 2002).

  • 249.

    Гарсиа Д. и Риме Б. Коллективные эмоции и социальная устойчивость в цифровых следах после террористической атаки. Psychol. Sci. 30 , 617–628 (2019).

    PubMed PubMed Central Статья Google Scholar

  • 250.

    Брэди, У. Дж., Крокетт, М. и Ван Бавель, Дж. Дж. Модель морального заражения MAD: роль мотивации, внимания и дизайна в распространении морализируемого контента в Интернете. Персп. Psychol. Sci. (в печати).

  • 251.

    Дункан, Г. Дж., Брукс-Ганн, Дж. И Клебанов, П.К. Экономическая депривация и раннее детское развитие. Child Dev. 65 , 296–318 (1994).

    CAS PubMed Статья Google Scholar

  • 252.

    Джин, Р. Л., Шах, К. П. и Свобода, Т. Дж. Влияние безработицы на здоровье: обзор доказательств. CMAJ 153 , 529–540 (1995).

    CAS PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 253.

    Римал, Р. Н. и Лапински, М. К. Почему коммуникация по вопросам здоровья важна для общественного здравоохранения. Бык. Всемирный орган здравоохранения. 87 , 247–247a (2009).

    PubMed PubMed Central Статья Google Scholar

  • Основы просоциального поведения

    Просоциальное поведение предназначено для помощи другим людям. Эти действия характеризуются заботой о правах, чувствах и благополучии других людей.Поведение, которое можно охарактеризовать как просоциальное, включает сочувствие и заботу о других.

    Просоциальное поведение включает в себя широкий спектр действий, таких как помощь, обмен, утешение и сотрудничество. Сам термин возник в 1970-х годах и был введен социологами как антоним термина «антисоциальное поведение».

    Преимущества

    Помимо очевидной пользы, которую просоциальные действия приносят получателям, такое поведение может иметь ряд положительных эффектов для «помощника»:

    • Эффекты повышения настроения : Исследования также показали, что люди, практикующие просоциальное поведение, с большей вероятностью будут испытывать лучшее настроение.Мало того, люди, которые помогают другим, как правило, реже испытывают плохое настроение.
    • Пособия по социальной поддержке : Социальная поддержка может иметь решающее значение в трудные времена. Исследования показали, что социальная поддержка может оказать сильное влияние на многие аспекты благополучия, включая снижение риска одиночества, употребления алкоголя и депрессии.
    • Эффекты снижения стресса : Исследования также показали, что участие в просоциальном поведении помогает смягчить негативные эмоциональные последствия стресса.На самом деле помощь другим может стать отличным способом уменьшить влияние стресса на вашу жизнь.

    Типы

    Хотя просоциальное поведение часто представляется как единое и однородное измерение, некоторые исследования показывают, что существуют разные типы. Эти типы различаются в зависимости от того, почему они производятся, и включают:

    • Проактивный : Это просоциальные действия, которые служат целям собственной выгоды.
    • Реактивный : Это действия, которые выполняются в ответ на индивидуальные потребности.
    • Альтруистический : К ним относятся действия, которые предназначены для помощи другим без каких-либо ожиданий личной выгоды.

    Исследователи также предполагают, что эти разные типы просоциального поведения часто мотивируются разными силами. Например, было обнаружено, что упреждающие просоциальные действия часто мотивируются целями, связанными со статусом, и популярностью в группе. С другой стороны, альтруистическое просоциальное поведение было более тесно связано с нравством сверстников и достижением общих целей.

    Другие исследователи предложили разделить просоциальное поведение на подтипы помощи, обмена или утешения.

    Просоциальное поведение против альтруизма

    Альтруизм часто рассматривается как форма просоциального поведения, но некоторые эксперты предполагают, что они представляют разные концепции. В то время как просоциальное поведение рассматривается как тип помогающего поведения, которое в конечном итоге приносит некоторые выгоды для самого себя, альтруизм рассматривается как форма помощи, мотивированная исключительно заботой о нуждающемся человеке.

    Другие, однако, утверждают, что взаимность действительно лежит в основе многих примеров альтруизма или что люди проявляют такое, казалось бы, бескорыстное поведение по эгоистичным причинам. Например, человек может заниматься альтруизмом, чтобы завоевать признание других или чтобы чувствовать себя хорошо.

    Причины

    Просоциальное поведение давно стало проблемой для социологов. Исследователи стремятся понять, почему люди участвуют в помощи поведения, которое приносит пользу другим, но дорого обходится человеку, выполняющему это действие.

    В некоторых случаях, включая акты героизма, люди даже рискуют своей жизнью, чтобы помочь другим людям, даже тем, кто совершенно незнаком. Почему люди будут делать что-то, что приносит пользу кому-то другому, но не приносит немедленной выгоды исполнителю?

    Психологи предполагают, что существует ряд причин, по которым люди проявляют просоциальное поведение.

    • Эволюционные влияния : Эволюционные психологи часто объясняют просоциальное поведение принципами естественного отбора.В то время как создание опасности для собственной безопасности снижает вероятность того, что вы выживете, чтобы передать свои собственные гены, родственный отбор предполагает, что помощь членам вашей собственной генетической семьи повышает вероятность того, что ваша семья выживет и передаст гены будущим поколениям. Исследователи смогли получить некоторые доказательства того, что люди часто с большей вероятностью помогают тем, с кем они находятся в близком родстве.
    • Личная выгода : Просоциальное поведение часто рассматривается как обусловленное рядом факторов, включая эгоистические причины (делать что-то для улучшения собственной самооценки), взаимные выгоды (делать что-то хорошее для кого-то, чтобы однажды они могли вернуть благосклонность) ) и более альтруистические причины (выполнение действий исключительно из сочувствия к другому человеку).
    • Взаимное поведение : Норма взаимности предполагает, что, когда люди делают что-то полезное для кого-то другого, этот человек чувствует себя обязанным помочь в ответ. Эта норма выработалась, как предполагают эволюционные психологи, потому что люди, которые понимали, что помощь другим может привести к взаимной доброте, имели больше шансов выжить и воспроизвести потомство.
    • Социализация : Во многих случаях такое поведение поощряется в детстве и подростковом возрасте, поскольку взрослые побуждают детей делиться, действовать доброжелательно и помогать другим.

    Эффект свидетеля

    Характеристики ситуации также могут иметь сильное влияние на то, участвуют ли люди в просоциальных действиях. Эффект свидетеля — один из самых ярких примеров того, как ситуация может повлиять на поведение при оказании помощи.

    Эффект стороннего наблюдателя означает тенденцию к тому, что люди с меньшей вероятностью будут помогать человеку, находящемуся в бедственном положении, когда рядом также присутствует несколько других людей.

    Например, если вы уроните сумочку и несколько предметов упадут на землю, вероятность того, что кто-то остановится и поможет вам, уменьшается, если присутствует много других людей.То же самое может произойти в случаях, когда кому-то угрожает серьезная опасность, например, в автомобильной аварии. Свидетели могут предположить, что, поскольку присутствует так много других людей, кто-то уже позвал на помощь.

    Убийство молодой женщины по имени Китти Дженовезе в 1964 году вызвало большой интерес и вызвало исследования эффекта свидетеля. На нее напали поздно ночью возле ее квартиры, но во время нападения никто не связывался с властями.

    Более позднее исследование показало, что многие соседи, возможно, не имели четкого представления о происходящем, что объясняет, почему никто не пытался вмешаться или связаться с полицией.Тем не менее, преступление по-прежнему стимулировало множество исследований, посвященных эффекту свидетеля и просоциальному поведению.

    Другое влияние на просоциальное поведение

    Исследование эффекта свидетеля привело к лучшему пониманию того, почему люди помогают в одних ситуациях, а в других — нет. Эксперты обнаружили ряд различных ситуационных переменных, которые способствуют (а иногда и мешают) просоциальному поведению.

    • Страх осуждения или затруднения : Люди иногда боятся броситься за помощью только для того, чтобы обнаружить, что их помощь была нежелательной или необоснованной.Чтобы не быть осужденными посторонними, люди просто не предпринимают никаких действий.
    • Как реагируют другие люди : Люди также склонны искать у других, как реагировать в таких ситуациях, особенно если событие содержит некоторый уровень двусмысленности. Если кажется, что никто другой не реагирует, то люди также с меньшей вероятностью отреагируют.
    • Количество присутствующих : Чем больше людей вокруг, тем меньше личной ответственности люди чувствуют в ситуации.Это известно как распространение ответственности.

    Как действовать

    Исследователи также предположили, что для того, чтобы человек начал действовать, должно произойти пять ключевых вещей. Физическое лицо должно:

    1. Обратите внимание на происходящее
    2. Интерпретируйте событие как чрезвычайную ситуацию
    3. Испытайте чувство ответственности
    4. Поверьте, что у них есть навыки, чтобы помочь
    5. Сделайте осознанный выбор предложить помощь

    Другие факторы, которые могут помочь людям преодолеть эффект свидетеля, включают наличие личных отношений с нуждающимся, наличие навыков и знаний для оказания помощи и сочувствие к тем, кто в ней нуждается.

    Просоциальное поведение может быть благотворной силой для отдельных людей, сообществ и обществ. Хотя существует множество факторов, которые способствуют оказанию помощи действиям, есть вещи, которые вы можете сделать, чтобы улучшить просоциальные действия в себе и в других:

    • Развивайте свои навыки : Одна из причин, по которой люди не могут помочь, заключается в том, что они чувствуют, что на самом деле у них нет необходимых навыков, чтобы помочь. Вы можете преодолеть это, занимаясь такими вещами, как изучение основ первой помощи или СЛР, чтобы вы чувствовали себя лучше подготовленными, если действительно окажетесь в чрезвычайной ситуации.
    • Моделируйте просоциальные действия : Если вы родитель, подайте хороший пример своим детям, позволяя им видеть, как вы участвуете в полезных действиях. Даже если у вас нет детей, просоциальное поведение может вдохновить других на действия. Станьте волонтером в своем сообществе или ищите другие способы помочь людям.
    • Хвалите добрые дела : Когда вы видите, как дети (или даже взрослые) делают добрые дела для других, дайте им понять, что вы это цените.

    Слово от Verywell

    Просоциальное поведение может иметь ряд преимуществ.Это гарантирует, что люди, нуждающиеся в помощи, получают необходимую помощь, но также может помочь тем, кто занимается просоциальными действиями, лучше чувствовать себя. Хотя существуют препятствия, которые иногда мешают таким действиям, исследования показывают, что добрые поступки и другие виды просоциального поведения заразительны.

    Наблюдение за тем, как другие люди делают добрые дела, воодушевляет и вдохновляет других действовать, чтобы помогать другим.

    Что такое социальное поведение? | ABA Technologies

    В старом эксперименте Борен (1966) поместил двух макак-резусов в отдельные оперантные камеры так, чтобы эти два животных были визуально и звуко изолированы друг от друга.Это был эксперимент по взаимному подкреплению, поэтому графики были составлены таким образом, что ответы Резуса А давали подкрепление только для Обезьяны Б, а ответы Резуса Б давали подкрепление только для Обезьяны А. Другими словами, обезьяны не получали подкрепления для самих себя. из их собственных отзывов. Последний производил для своего партнера только подкрепления. Хотя ни одна из обезьян не продолжала отвечать в течение длительного времени, две репликации с голубями показали более многообещающие с точки зрения поддержания реакции, когда она подкрепляется «другим».

    Эксперимент Борена поднимает вопрос: « Что составляет социальное поведение? ”Общая концепция заключается в том, что социальное взаимодействие включает два организма в той или иной форме взаимодействия друг с другом, но это довольно формальное определение, основанное на присутствии обоих соучастников в визуальном или звуковом контакте друг с другом, что не имело места. в эксперименте Борена. Однако другие следователи встали на сторону Борена, не указав на такой контакт. Вместо этого они подчеркивают влияние поведения одного актера на поведение другого.Это приводит к примерно следующему определению: социальное поведение — это поведение одного организма, на которое влияет или влияет на поведение другого организма. Следуя этим определениям, мы можем попросить дать определение « Поведение другого субъекта ». В частности, должен ли другой субъект быть живым организмом, или это может быть, например, компьютер или робот? Если ответ на последний вопрос утвердительный, тогда мы можем продолжить вопрос, чем социальное поведение отличается от несоциального поведения.Является ли компьютер, управляемый человеком, который разработал определенную программу управления поведением, жизнеспособным в качестве со-действующего лица? Если да, то является ли различие между социальным и несоциальным поведением просто созданием удобства без содержания? Являются ли законы социального взаимодействия просто законами обучения, выведенными из изучения отдельных людей, экстраполированными на ситуации, в которых участвует более одного участника.

    Последнее утверждение кажется разумным. В прошлом к ​​социальному поведению относились как к уникальному и отдельному от поведения людей.Таким образом, были созданы искусственные стены между социальной психологией и психологией обучения / анализа поведения. Разделение различий между социальным и несоциальным поведением кажется совместимым с основным предположением поведенческих аналитиков о том, что любое поведение можно объяснить с помощью базового набора принципов обучения. В случае социального поведения переменные, несомненно, более динамичны. В отличие, скажем, от графика подкрепления с переменным соотношением, в котором потребность в подкреплении на самом деле не меняется от случая к случаю, в социальной ситуации графики постоянно меняются.Это верно, потому что источник подкрепления Человека А, Человек Б, всегда меняет свое поведение в зависимости от того, что делает Б, а Б меняет свое поведение в зависимости от того, что делает А. Но, независимо от их источника, непредвиденные обстоятельства, затрагивающие как A, так и B, по-прежнему являются просто непредвиденными обстоятельствами, ни меньше, ни больше.



    Ссылка: Boren, J. (1966). Экспериментальные социальные отношения между двумя обезьянами. Журнал экспериментального анализа поведения, 9, 691-700.

    Социальные системы и поведение человека

    Курсы, отвечающие основным требованиям к социальным системам и поведению человека Кредиты
    ANTH 101 Введение в культурную антропологию 4
    ANTH / REL 140 Введение в сравнительное религиоведение 4
    ANTH / PH 204/304 Prep Samoa: благополучие и культура 2
    ANTH / PH 205 Путешествие по Самоа: благополучие и культура 2
    ANTH / GSS 206 Пол, пол и культура 4
    ANTH 220 Введение в международные исследования 4
    ANTH 299 Полевой опыт 1-2
    ANTH 302 Дизайн этнографии 4
    ANTH 310 Занимаюсь этнографией 4
    ANTH / PH / GSS 311 Медицина, тело и культура 4
    ANTH 313 Религия и культура 4
    ANTH / PH / GSS 343 Еда, жир и фитнес 4
    ANTH 368 Культура и общество Тринидада: путешествия 4
    ANTH 450 Направленные исследования в области антропологии 1-4
    АРТСТ 107 Системное мышление 2
    BA 102 Основы бизнеса 4
    BA 306 Деловое право 4
    BA 309 Маркетинг 4
    BA 312 Международный бизнес 4
    BA 320 Управление человеческими ресурсами 4
    BA 360 Организационное поведение 4
    CJLS 101 Введение в закон и общество 4
    CSD 200 Введение в коммуникативные расстройства и науки 2
    DS 204 Работа с людьми с ограниченными возможностями 4
    ECON / PH 255 Экономика здравоохранения 4
    ECON 255 Экономика неравенства и бедности 4
    EDUC 260 Основы образования 2
    EDUC 300 Введение в дошкольное образование 4
    EDUC 361 Основы человеческого развития и психологии 4
    КИНЕС 340 Психосоциальные факторы в кинезиологии 4
    ГСС 200 Введение в квир-исследования 4
    ГСС 201 Введение в исследования гендера и сексуальности 4
    GSS / HUM 211 Подготовка к поездке в Индию 2
    GSS 265/365 Пол, сексуальность и спорт 2
    ГСС 302 Мультимедиа для пропаганды сексуального здоровья 4
    GSS / SOC 309 Семьи 4
    GSS / HUM 310 Путешествие по Индии: Служба гендерного общества 2
    IS 201 Межкультурная коммуникация 4
    IS 220 Введение в международные исследования 4
    IS / HUM 311 Globals Skills I: Prepare 2
    PH 101 Общественное здравоохранение 4
    PH / PSY 265 Коренное происхождение, культура и здоровье (до поездки в Новую Зеландию) 2
    PH 325 Глобальное здравоохранение 4
    PH / PSY 465 Коренное происхождение, культура и здоровье (путешествие в Новую Зеландию) 2
    ПОЛЬС 140 Введение в U.С. Политика 4
    ПОЛЫ 301 Политика и СМИ 4
    ПОЛЫ 306 Президентство и Конгресс 4
    ПОЛЫ 310 Рынки, политика и правосудие 4
    POLS / PH 312 Политика здравоохранения 4
    ПОЛЫ 322 Подавление инакомыслия 4
    ПОЛЫ 330 Национальные системы и глобальные вызовы 4
    ПОЛЫ 331 Современная диктатура 4
    ПОЛЫ 340 Безопасность, права и глобализация 4
    ПОЛЫ 353 Политика, СМИ и спорт 4
    фунтов / кв. Дюйм 125 Психология эстетики 2
    фунтов / кв. Дюйм 150 Введение в психологию 4
    фунтов / кв. Дюйм 160 Психология культуры 4
    SOC 110 Понимание Апокалипсиса 4
    SOC 130 Пень социолог 4
    SOC 150 Специальные разделы вводной социологии 2-4
    SOC 202 Публичная социология 4
    SOC 203 Социальные изменения 4
    SOC 300 Качественные исследования 4
    SOC 304 Криминология 4
    SOC 309 Семьи 4
    SOC 312 Взаимодействие с социальными сетями 4
    SOC 313 Религия и культура 4
    SOC / GSS 316 Пол и сексуальность 4
    SOC / ANTH 317 Поп-культура: культурология 4
    SOC 318 Расизм и этническая принадлежность Hawaii-Travel 2
    SOC 319 Социология медицины 4
    SOC 334 Наркотики и общество 4
    SOC 342 Общество потребителей 4
    SOC 347 Неоколониальное неравенство глобальной капитализации 4
    SOC 360 Критическая теория расы 4
    SOC 366 Отклонение 4
    SOC 414 Социологическая теория 4
    SOCWK 215 Разрешение конфликтов 2
    SOCWK 320 Поведение человека в социальной среде 4
    SOCWK / PH / POLS 351 Социальная политика и социальная справедливость 4
    SOCWK 368 Культура и общество Тринидада: путешествия 4
    SOCWK 481 Практика социальной работы 6
    СКОРОСТЬ 300 Основы специального образования 2
    .

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован.