Способы воздействия на собеседника: Способы речевого воздействия на собеседника

Содержание

Способы речевого воздействия, эффективные в студенческой среде Текст научной статьи по специальности «Психологические науки»

сознание человека готовые понятия о себе», то есть Бог познаётся только из самого человека. Человек может мыслить бесконечность Божьего бытия и безусловность Божьей природы, так как они наиболее полно выражают характеристики, присущие человеческой личности: «В познании Бога как личности мы имеем полное и совершенное познание о Нём, что Он есть». H.A. Бердяев пишет по этому поводу: «Несмелое имеет много общего с Л.Фейербахом и прямо говорит, что исходная точка Фейербаха верна и что сам он идет по тому же пути, что и Фейербах, но к другому приходит. С Фейербахом роднит Несмелова одинаковое понимание сущности всякой религии и, прежде всего, религии христианской. Сущность эту Несмелов, как и Фейербах, видит в загадке о человеке. Религия есть выражение тайны человеческой природы, отображение загадочности человеческого существа».

Карепанова Л. В.

СПОСОБЫ РЕЧЕВОГО ВОЗДЕЙСТВИЯ, ЭФФЕКТИВНЫЕ В СТУДЕНЧЕСКОЙ СРЕДЕ

Профессионализм современного педагога определяется его способностью к диагностике, моделированию воспитательного процесса, владением проектировочной и организаторской функцией в воспитании учащихся. Современный педагог должен овладеть рядом немаловажных компетенций.

Педагогическая деятельность, как известно, относится к видам деятельности, построенным по типу «человек-человек», поэтому одной из первоочередных компетенций является коммуникативная. Именно эта компетенция делает из специалиста, знающего свое дело, человека, способного передать свои знания и умения другим людям.

Данная компетенция обязывает педагога уметь инициировать взаимодействие, вступать в диалог, задавать вопросы, вести дискуссию, отстаивать свою точку зрения. Способность оказывать грамотное воздействие на своих учеников, учитывая ситуацию и психологические особенности студентов, говорит о педагогическом мастерстве преподавателя. Созданию условий успешного контакта со студентами способствует знание способов психологического воздействия, умение определить наиболее предпочитаемые виды в каждой конкретной ситуации общения.

Психологическое воздействие - это воздействие на психическое состояние, чувства, мысли и поступки других людей с помощью психологических средств: вербальных (словесных), паралингвистических и невербальных (несловесных).

Преподаватель - это, в первую очередь, «мастер слова» и поэтому для него важно знать и уметь пользоваться различными видами речевого воздействия.

Речевое воздействие - это воздействие на человека при помощи речи с целью убедить его сознательно принять нашу точку зрения, сознательно принять решение о каком-либо действии, передачи информации и т.д.

Задача речевого воздействия - при помощи речи изменить поведение человека или мнение собеседника в необходимом говорящему направлении. К основным способам речевого воздействия относятся следующие:

1. Доказывание - приведение аргументов, подтверждающих правильность какого-либо тезиса. При доказывании аргументы приводятся в системе, продуманно, в соответствии с законами логики. Доказывание - это логический путь речевого воздействия, обращение к логике мышления человека. Доказывание хорошо действует на человека с логическим мышлением, но оно характерно не для всех (есть данные, что строго логически мыслят 2% людей) и не всегда (во многих коммуникативных ситуациях эмоции полностью подавляют логику).

2. Убеждение - интеллектуальное воздействие на личность через обращение к ее собственному критическому суждению. Сознательное доказательство своих идей, мнений, поступков. Построено на

том, чтобы с помощью логики добиться согласия от человека, принимающего информацию, причем вывод человек должен сделать самостоятельно.

3. Уговаривание. Уговаривать - это преимущественно эмоционально побуждать собеседника отказаться от его точки зрения и принять т. зрения уговаривающего.

4. Внушение. Внушать - это побуждать собеседника просто поверить вам, принять на веру то, что вы ему говорите - без обдумывания, без критического осмысления. Внушение действует путем непосредственного прививания психических состояний, не нуждаясь в доказательствах и логике. Внушение основано на сильном психологическом, эмоциональном давлении, часто - на авторитете собеседника. Сильные, авторитетные личности, харизматические типы могут внушить людям практически что угодно.

5. Просьба. Просить - это побуждать собеседника сделать что - либо в интересах говорящего, руководствуясь положительным отношением к говорящему, откликаясь на его потребность.

6. Приказ. Приказать - это побудить человека выполнить что-либо в силу его зависимого должностного, социального и т.д. положения без какого-либо объяснения или мотивировки распоряжения.

7. Принуждение. Принудить - значит заставить человека сделать что-либо против его воли. Принуждение основывается обычно на грубом нажиме, вербальной агрессии, апелляции к тяжелым последствиям для собеседника либо на прямой демонстрации грубой силы, угрозах.

Все перечисленные способы речевого воздействия, кроме принуждения, являются цивилизованными и могут применяться. Однако, относительно студенческой, молодежной среды не все виды речевого воздействия являются эффективными.

Методом своеобразного исключения предлагается «убрать» из арсенала педагога такой вид речевого воздействия как приказ. Этот способ вызывает яркую негативную реакцию студентов, так как не оставляет им возможность проявить самостоятельность в принятии решения, точки зрения. Следует отметить, что этим видом речевого воздействия пользуются те педагоги, которые не смогли «достучаться» до студентов. Ведь давно известно, что, чтобы полюбить человека, надо чуть-чуть разлюбить себя, а это не каждому под силу, тем более, когда речь идет о нашей, такой «неудобной» современной молодежи.

Не очень удачным оказывается и такой способ воздействия, как уговаривание. Уговаривание всегда осуществляется очень эмоционально, интенсивно, используются личные мотивы. Оно основано на длительности настаивания, многократном повторе просьбы или предложения. Уговаривание эффективно в ситуации эмоционального возбуждения, когда собеседник в равной степени может выполнить просьбу, а может и не выполнить. В серьезных вопросах уговаривание обычно не помогает. Понятно, что для высшего учебного заведения такой способ общения неуместен и неудобен.

Что касается внушения," то это тоже не совсем подходящий способ речевого воздействия. Ведь этот вид общения, по сути, подавляет противодействие, при нем авторитетность внушающего,предстает как механизм запрещения и повеления. Внушение - это преимущественно эмоционально-волевое воздействие, оно также не оставляет студентам возможности самостоятельного, разумного выбора.

Что же остается в арсенале педагога? Очевидно, что наиболее эффективными средствами речевого воздействия в студенческой среде являются доказывание, убеждение, просьба.

Воспитательные технологии должны давать каждому студенту возможность выбора индивидуальной траектории своего развития и способов самореализации, именно тогда у студентов формируется потребность проявлять себя и пробовать свои силы в различных видах деятельности. А этому способствует именно убеждение, когда педагог обращается и к интеллектуальной, и к эмоциональной составляющей характера молодого человека. Убеждение позволяет студенту делать вывод самому, опираясь на свой жизненный опыт, пусть и не очень большой. Убеждение «не загоняет в угол», оставляя человеку возможность отказаться от выводов и точки зрения другого. Убеждение ценно еще и тем, что при его использовании проверяется значимость самого педагога, ведь убеждение опирается не только на слова, но и на дела, эмоции, эффекты заражения, внушения и подражания. Если педагог пользуется авторитетом у своих студентов, если они прислушиваются к его мнению, то убеждение становится самым эффективным средством речевого воздействия.

Конечно, не каждый преподаватель строит свои отношения со студентами, как говорится, «на личных контактах». В таких случаях самым подходящим способом речевого воздействия становится доказывание. Доказывание дает возможность лишний раз показать студенту, что к нему относятся достаточно серьезно, рассчитывают на его разум, логику. Эти способом речевого воздействия пользуются опытные педагоги на старших курсах. Иногда бывает достаточно просто высказать удивление по поводу негативного поведения студента, усомнившись в логичности его поведения, чтобы он сделал соответствующие выводы. Ведь давно известно, что «привести слона к водопою может и один человек, но заставить его пить не сможет и сотня». Нелогичные замечания, основанные на одних только запретах, всегда вызывают отрицательное отношение к ним.

И, наконец, просьба. Этот способ речевого воздействия особенно хорош, когда необходимо подчеркнуть уважительное отношение к личности молодого человека. Лучше всего это проявляется во внеучебной деятельности. Обращаясь с просьбой к студенту, мы тем самым ставим его на один уровень с собой, даем понять, что он имеет полное право отказать нам в просьбе. Этот вид речевого воздействия иногда помогает создать картину истинных взаимоотношений студентов и преподавателя. Если студент выполняет что-то не под страхом наказания, а из чувства личной симпатии к педагогу, можно с уверенностью сказать, что звание Педагога этим преподавателем заслужено.

Воспитание - это структурная часть образования, оно существует объективно, независимо от того, занимаются им или нет. Поэтому очень важно, чтобы вся воспитательная система вуза работала сообща, преследуя одинаковые цели, используя при этом наиболее эффективные способы речевого воздействия.

К основным механизмам психологического воздействия при общении относятся:

Заражение - передача своего состояния или отношения другому человеку, группе людей, которые каким-то образом перенимают это состояние или отношение. Многократное взаимное усиление эмоциональных состояний общающихся людей. Происходит на бессознательном уровне и усиливается в толпе, очереди, на публике. Чем выше уровень развития личности, тем критичнее ее отношение к воздействию и тем слабее на нее действует заражение.

Внушение - целенаправленное неаргументированное воздействие одного человека на другого. Это преимущественно эмоциональное воздействие. Достигается не согласие, а просто принятие информации, основанное на готовом выводе. Может быть индивидуальным и групповым, сознательным и бессознательным. Эффект внушения зависит от возраста, физического здоровья. Решающим условием эффективного внушения является авторитет внушающего.

Подражание - В отличие от заражения и внушения происходит не просто принятие внешних черт поведения другого, а еще и воспроизведение черт и образов поведения от слепого копирования до сознательного подражания. Подражание м. б конкретному человеку, а м. б. нормам поведения.

Формирование благосклонности - привлечение непроизвольного внимания путем проявления собственной незаурядности, привлекательности, высказывания благоприятных суждений об адресате, подражания ему или оказания услуги.

Принуждение - угроза применения своих контролирующих возможностей, для того, чтобы добиться от адресата требуемого поведения. Это могут быть полномочия, связанные с лишением прав, благ, изменения места работы и т.д.

Деструктивная критика - высказывание пренебрежительного или оскорбительного суждения о личности человека, о его делах и поступках. Разрушительность такой критики в том, что она не позволяет человеку «сохранить лицо», отвлекает его силы на борьбу с отрицательными эмоциями, отнимает веру в себя.

Методы психологического воздействия на человека

Социальная среда, в которой живет человек с рождения, подразумевает общение. В процессе общения и восприятия информации, мы подвергаемся психологическому воздействию, сами того не подозревая. Эти проявления изучает психология. Эта же наука исследует приемы воздействия в общении людей друг с другом на работе, дома и в любом другом месте.

Методы психологического воздействия и их различия

Методы психологического воздействия на личность человека в психологии это:

  • заражение;
  • внушение;
  • убеждение;
  • подражание.

Какие-то из этих методов вы уже использовали неосознанно, а какие из этих методов проверили на вас. Заражение, внушение, убеждение и подражание это способы влияния на психологическое состояние людей. Давайте подробно разберем их, чтобы не попасть на улочку мошенников.

Заражение

Это психологическое воздействие на сознание человека – самый древний и наиболее изученный метод. Он основан на передаче эмоционального состояния от человека к человеку. Согласитесь, что с каждым случалось такое, когда вы находитесь в прекрасном настроении, и вдруг появляется человек со слезами на глазах и всеми признаками истерики.

По мере того, как вы выслушиваете его душещипательную историю, настроение ваше портится, и ваше душевное состояние начинает быть похожим на переживания собеседника. Особенно впечатлительным натурам даже рассказывать ничего не нужно, они на эмоциональном уровне способны воспринимать сигналы, идущие от людей, находящихся рядом с ними.

Еще один пример, который характеризует метод заражения и который использует психология влияния на людей – паника. Действует он, как правило, в толпе. Если много людей находятся в одинаковых критических условиях, и кто-то из них начинает паниковать, это чувство передается большинству из присутствующих.

Слышали про панику на борту самолетов или в поломавшемся лифте? Это те случаи, когда запаниковал один человек, и это чувство перешло ко многим

Но «заразиться» можно не только отрицательными эмоциями. Заразительными бывают смех, веселье, позитивный жизненный настрой.

Внушение

Второй класс психологического воздействия на личность – внушение. В этом случае психология влияния на человека оказывается на эмоциональном фоне, заставляя действовать так, как заставляет оппонент. Но если заражение – это передача психологического состояния, в результате которого человек действует так или иначе, то внушение – это убеждение человека поступать так, как ему говорят с помощью вербальных инструментов (слова, визуальный контакт и другие).

Для того, чтобы внушение стало действенным инструментом, необходимо соответствовать своим словам. Если человек пытается «научить вас жить» и диктует правила поведения в обществе или законы достижения успеха, то его репутация, внешний вид и манера говорить должны вызывать уважение и желание подражать.

Но когда перед вами измученный индивидуум в грязной одежде и со следами алкогольного опьянения, его призывы к новой жизни выглядят жалко и смешно. Поэтому, желая помочь человеку советом, старайтесь разобраться в ситуации, в которой оказался несчастный. Проникнитесь проблемой и поставьте себя на его место. Только после этого вы можете что-то подсказать тому, кто ищет от вас поддержки.

Внушать свои мысли людям можно только уверенным голосом

Еще один важный нюанс – психология воздействия на человека говорит, что внушать свои мысли людям можно только уверенным голосом, в котором нет и тени сомнения. Иногда от того, каким тоном произнесена фраза, зависит успех или провал идеи.

Есть еще один фактор, который определяет результат воздействия на человека — это внушаемость. Сила внушения зависит от того, насколько человек внушаем, а это показатель индивидуальный. Высоким уровнем этого показателя отличаются дети в возрасте до 13 лет и неуверенные в себе, нерешительные люди.

Особенно хорошо действует внушение в том случае, если соединить смысл слов, с помощью которых происходит внушение с внешней информацией, которая знакома и понятна внушаемому. Если вы пытаетесь направить человека на «путь истинный» и при этом проводите параллель с теми фактами, которые ему близки, это окажет сильное психологическое воздействие на него. Если хотите доказать человеку, что в результате внушаемых ему действий, он будет доволен, приведите пример отрицательного результата, который ждет его в обратном случае.

Используя «крылатые высказывания» или известные примеры позитивного или негативного опыта поколений, вы добьетесь значительных результатов в искусстве внушения

Убеждение

Убеждение – один из самых безобидных и действенных методов психологического воздействия на человека. Он основан на фактах, которые становятся понятны в результате построения логической цепочки размышлений. Используя различные методы влияния на людей, следует учитывать уровень интеллектуального развития оппонента. Доказывать что-то человеку, который находится ниже вас в умственном развитии – нелепо. Ваши доводы не будут поняты и приняты. Если вы пытаетесь убедить в чем-то того, кто умнее вас, это будет выглядеть смешно.

Когда до сознания человека достигает первая порция новой информации, его мозг ищет объяснения. И теперь от искусства того, кто убеждает, зависит, поверят ему или нет. Хорошо, если удастся заставить человека довериться вам, но остальное зависит от методики психологического воздействия, чередовании новых данных. Самое главное, чего требуют способы психологического влияния на человека – не обманывать оппонента. Как только человек почувствует фальшь в словах, уровень доверия упадет в разы. Если это повторится, вы можете совсем потерять доверие и внимание этого человека.

Чтобы вам действительно поверили, вы должны соответствовать тому образу жизни или высказываниям, которые пытаетесь донести до оппонента. Ваши слова должны излучать силу, а вы создавать впечатление авторитетного и уверенного в себе человека.

Итак, все совпало:

  • Уровень развития оппонента:
  • Правдивость ваших утверждений;
  • Соответствие образа и высказываний.
Ваши слова должны излучать силу, а вы создавать впечатление авторитетного и уверенного в себе человека

Теперь нужно выбрать стратегию поведения, которая поможет повлиять на человека психологически. Существует несколько стратегий.

  • Агрессивная. Строится на противоречии доказываемых фактов. Это доказывает человеку, что вы личность неординарная и сильно отличаетесь от него. У него появляется желание выслушать вас и распутать ту логическую цепочку, которую вы запутали. Поэтому он внимательно вслушивается в каждое слово. Но такая стратегия психологического воздействия на человека характерна для профессионалов слова и убеждения.
  • Пассивная. Эта стратегия работает только в том случае, если вы хорошо знаете собеседника. Осторожно приводя примеры из его и собственной жизни, сравнивая их с известными всему белому свету случаями, вы подводите оппонента к той мысли, которую хотите до него донести. Не допускайте нестыковок и расхождений в суждениях. Это отбросит проделанный труд на несколько позиций назад.

Теперь вы знаете, как психологически воздействовать на человека при разговоре. Используйте метод «Убеждение», применяя законы логики и выстраивая логические цепочки.

Леонардо ДиКаприо и Мэтт Дэймон, кадр из фильма «Отступники»

Подражание

Многие подсознательно пользуются методами воздействия на личность, даже не подозревая об этом. Достигая каких-то высот в карьере или интеллектуальном плане, мы становимся объектом уважения и восхищения. Менее опытные люди стремятся брать пример с того, кто уже воплотил в жизнь свои стремления. Но объект подражания должен «держать марку» всегда. Он должен быть привлекательным, ярким, запоминающимся, восхитительным. То есть удовлетворять желание оппонента следовать идеалу.

Средства психологического воздействия на человека

На примере одного из средств психологического воздействия на массы можно рассмотреть, ставшую обыденным явлением, рекламу. Относительно недавно реклама существовала в качестве вывесок на магазинах, кафе или предприятиях общественного питания. Это были обычные афиши, рекомендующие просмотры фильмов или концерты звезд эстрады.

Сегодня реклама превратилась в масштабные качественные ролики, которые не только информируют людей о товаре, представлении или анонсе, они заставляют сделать выбор в пользу того или иного продукта, формируют становление ценностей и направляют в нужное русло мысли и поступки человека. Важно обращать внимание на то, что смотрят ваши дети, так как есть воздействие, оказывающее разрушительное влияние на личность.

Многие считают, что психологическое воздействие рекламы – это двигатель торговли (фраза избитая, но это правда), другие полагают, что спрос подразумевает выпуск новых продуктов, борьба за первенство между которыми решается посредством рекламы. Это одно из самых действенных средств, которые оказывают воздействие на массу людей и заставляют действовать под диктовку.

Под воздействием рекламы многие девушки ходят на неудобных высоких каблуках

Это относится не только к какому-то товару или певцу, рекламой можно склонить общественное мнение в пользу того или иного кандидата для выборов в правительство. Этот метод еще называется «манипуляцией общественным мнением» или «темное искусство воздействия на людей». Причем, манипуляция производится не насильственным путем, а методами правильного построения рекламной программы кандидата. Выясняется, что необходимо электорату на данном этапе становления и развития общества и подгоняются общие фразы и обещания. Каждый человек «видит» в этих посулах выгоду для себя и голосует именно за этого избранника.

Цели психологического воздействия на человека

Психическое воздействие на человека имеет свою цель – желание заставить человека сознательно или бессознательно подчиняться определенным установкам, нормам, законам или требованиям.

Директор в коллективе подчиненных, используя психологические приемы влияния на собеседника, имеет свою цель – сплотить людей или дать им пищу к размышлениям и действиям на благо компании, в которой они трудятся.

Психологическое воздействие родителей на своих детей предполагает цель вырастить из них хороших, воспитанных и законопослушных граждан.

Родители знают, как психологически воздействовать на своё чадо, например, рассмешить его

Психологическое воздействие рекламы преследует цель заставить купить тот или иной рекламируемый товар, проголосовать за нужного кандидата или посмотреть фильм, на который затрачено много средств, и их необходимо вернуть в кратчайшие сроки.

Не всегда приемы влияния на людей подразумевают следование благой идее. Это можно увидеть на примере террористов-смертников. Ведь эти люди подвергались внушению, обработке и гипнозу с тем, чтобы уничтожать себе подобных. Вместе с массой людей, которых они убивают, они умирают сами. А это противоречит человеческой природе. Следовательно, с помощью психологического воздействия можно кардинально изменить мировосприятие человека, сделать его марионеткой в чужих руках и заставить действовать вопреки здравому смыслу.

Как уже было сказано, любое психологическое воздействие в полной мере оказывает свое влияние на неуверенных в себе людей. Грамотные, образованные и уверенные в своей правоте индивидуумы плохо поддаются внушению, заражению и убеждению.

Психологические приемы влияния на людей в пратике

Тонкий психолог, умеющий разбираться в настроении собеседника или аудитории по косвенным признакам, всегда добивается лучших результатов во время переговоров. Для этого ему не нужны «грязные» способы манипуляции человеческой волей вроде нейролингвистического программирования или гипноза, достаточно одного умения говорить то, что хочется услышать человеку. Звучит просто, но как развить в себе это умение, если вы не природный харизматик и не дипломированный психолог? Правильный ответ – освоить психологические приемы влияния на людей в практике: научиться наблюдать и проявлять внимание к мелочам.
Тысячи деталей способны выдать настроение и намерения человека: от едва уловимых изменений мимики до взгляда, осанки, поведения тела и, конечно, произносимых слов.
Развить наблюдательность можно в любой профильной актерской школе или на тренингах развития уверенности, т. к. это основа профессиональной пригодности будущего артиста. Можно обойтись и своими силами: практикуйтесь все время, когда поблизости есть люди. Например, если вы едете в общественном транспорте, оставьте в покое телефон и вглядитесь в лица пассажиров: каждый из них о чем-то думает и что-то чувствует. Если каждый день во время поездки на работу и обратно пытаться угадать, чем озабочены окружающие, скоро вы обнаружите, что научились делать это безошибочно. Ну а когда навык наблюдательности успешно наработан, и вы уверены, что ни одна эмоция собеседника не будет от вас скрыта, пора переходить к практическим приемам искусства оказывать психологическое воздействие на человека. Вот некоторые из них:
  1. Честная сделка.
  2. Затруднительное положение.
  3. Услуга.
  4. Замешательство.
  5. Шантаж.
  6. Собственный пример.
  7. Авторитетное мнение.
  8. Личные качества.
Рассмотрим психологические методы влияния на человека более подробно.

Честная сделка

Навязать выгодные для себя условия переговоров проще всего, если оппонент считает их взаимовыгодными. Такая тактика в ходу у розничных торговцев с развитой харизмой: цена на товар завышается в 1,5–2 раза, но с возможностью торга. В ходе торга покупатель прилагает большие усилия, но сбить цену ему удается в лучшем случае до исходной, а продавец делает вид, что приносит великую жертву только из личного уважения именно к этому покупателю. Хитрость работает в 100% случаев, и всегда есть шанс встретить клиента, который, не торгуясь, выложит озвученную сумму.

Затруднительное положение

Стремление человека помочь нуждающемуся или попавшему в беду тесно связано с личными амбициями. Человек, делающий добрые дела, повышает самооценку и компенсирует поступки, которыми не гордится. Этим активно пользуются не только люди, попавшие в затруднительное положение по-настоящему, но и мошенники всех мастей, включая недобросовестных рекламщиков. Способ актуален в массе бытовых ситуаций: от попытки взять деньги в долг, до объяснения причины невыхода или опоздания на работу.

Услуга

Что вы делаете, когда хотите пригласить друга, например, в парк или в кинотеатр? Рассказываете, какие там есть аттракционы, какой крутой фильм сегодня показывают и как классно можно провести время. Единственный способ завлечь куда-либо человека – внушить ему искренний интерес. В формате деловых переговоров интерес может быть только один – некая выгода. Если вы предложите собеседнику выгодное дело просто так, в качестве услуги или жеста доброй воли, то гарантированно вызовете у него интерес и благодарность в свой адрес. Осталось только придумать, как оформить нужное предложение в виде бескорыстной услуги партнеру.

Замешательство

Психологические приемы влияния на человека разнообразны. Более агрессивный, но работающий метод – вывести собеседника из равновесия, застать его врасплох и навязать свой вариант решения проблемы как единственно верный и безальтернативный. Такое можно наблюдать в любом голливудском фильме про полицейских: «копы» создают видимость безвыходности ситуации, рисуют подозреваемому мрачную картину долгих лет в тюрьме, обещают лояльность в обмен на сотрудничество, и плохой парень начинает сдавать сообщников. Метод влиять на людей не самый этичный и сопряжен с рисками разоблачения, но наблюдательность, о которой мы говорили выше, должна помочь вам определить благоприятную ситуацию и момент.

Шантаж

Речь идет не о криминальной трактовке термина, а о дипломатическом приеме, при котором один партнер находится в некой зависимости от другого и вынужден идти на уступки. Зависимость в данном случае – карта, которую можно выгодно разыграть, навязав оппоненту свои условия игры в обмен на сохранение лояльности. Способ, как и предыдущий, не из разряда этичных, но это обстоятельство мало кому мешает его использовать.
ВАЖНО! Никому не нравится быть в зависимом положении и терпеть чужую диктовку. Чтобы не испортить отношения, будьте тактичны и осторожны при общении, чувствуйте меру.

Собственный пример

Человеку свойственно всегда оглядываться на соседа. В основе этого свойства лежит убеждение, что если другой человек что-то делает, то это имеет смысл: может принести выгоду, доставить удовольствие, создать удобства и прочее, в зависимости от контекста. Так подростки начинают курить, глядя на взрослых и на старших товарищей, и даже не подозревая, что совершают одну из главных ошибок юности. Соответственно, чтобы привлечь внимание человека к какой-либо деятельности, нужно начать ей заниматься, или сделать вид. Как минимум, окружающие начнут задаваться вопросом, зачем вам это понадобилось. И чем сложнее будет найти ответ на этот вопрос, тем больше скрытых смыслов будет мерещиться наблюдателям.

Авторитетное мнение

Мнение со стороны иногда необходимо даже принципиально самостоятельным людям, привыкшим во всем полагаться только на себя. Собственное мнение у человека появляется не сразу, для его формирования нужны минимальные знания и минимальный опыт. А если ни того, ни другого нет, естественным ориентиром станет мнение другого человека. Большинство людей, например, выбирают фильм для просмотра не по трейлеру, а по рейтингу на популярных тематических интернет-ресурсах. А чтобы выбрать ресторан или ночной клуб, многие читают отзывы на страницах заведения в социальных сетях.
Всегда полезно привлечь на свою сторону постороннего человека, который может подтвердить ваши слова. Не имеет значения, насколько этот человек компетентен в обсуждаемом вопросе, гораздо важнее, горят ли у него глаза от восторга и удовлетворения.

Личные качества

Психологическое влияние на человека при разговоре как таковое начинается с впечатления: произведите впечатление человека физически сильного и вы повлияете на желание собеседника с вами ссориться (оно очень быстро улетучится). Произведите впечатление человека умного и разбирающегося в теме разговора – у собеседника возникнет желание к вам прислушаться. Но чтобы произвести определенное впечатление, придется изрядно поработать над собой. В первую очередь прорабатываются внешность и речь, т. к. это работа с двумя основными каналами восприятия – визуальным и слуховым. Здесь вам поможет хороший имиджмейкер и педагог по сценической речи и развитию силы голоса. Если вы хотите «прокачать» свои актерские навыки, вспомнить молодость и театральную самодеятельность, приобрести сценическую уверенность в себе, подготовиться к поступлению в театральный вуз, то театральные курсы в Москве отвечают всем этим задачам.

Психологические приемы влияния на людей — Блог Викиум

Человек живет в социуме и ежедневно общается с людьми. Социальное положение индивида зависит напрямую от того, как он умеет выстраивать общение. Часто люди стараются оказать влияние на собеседника, но и сами могут попасть под чье-то влияние. В этой статье вы узнаете об основных приемах психологического воздействия на человека.


Примеры негативных психологических приемов

Знание различных способов психического воздействия поможет не только настраивать собеседника на свой лад, но и защищать себя от негативного воздействия. Негативные методы оказывают не очень хорошее влияние на душевное состояние человека. Иногда негативное взаимодействие может повлиять на социальное благополучие человека.

Критика

В первом случае критику используют в качестве инструмента для поднятия собственного авторитета. В этом случае жертву уверяют в том, что собеседник является настоящим профессионалом в обсуждаемой проблеме. На деле получается, что собеседник и вовсе не разбирается в данной области. Во втором случае манипулятор пытается всячески подчеркнуть основные достоинства собеседника в определенной области. А затем манипулятор просто ловит свою жертву на ошибках.

Как же следует действовать, когда вы слышите критику в свой адрес? Для начала вспомните, что принимать критику следует лишь тогда, когда она является адекватной, подкрепляется аргументами. Однако если вас просто пытаются морально подавить, вам следует поставить обидчика на место.

Угрозы и запугивание

Угрозы и запугивание — самая популярная манипуляция, когда речь идет о физической расправе или же лишении определенных привилегий. В психологии встречается очень много жертв таких приемов, которые терпят издевательства над собой. Чтобы бороться с таким видом манипуляции, жертва должна пойти против манипулятора и выйти из-под его контроля. Часто подобные ситуации можно встретить на работе, когда на психику человека оказывают давление и пугают увольнением.

Самовосхваление

В данном случае от манипулятора можно услышать фразы, которые всячески превозносят его персону. Человек способен рассказывать о каких-то своих достижениях, связях и статусе, которых у него нет, а также о том, какой он непосредственный, но проверить собеседник это никак не может. В данном случае лучше всего вести аргументированный спор.

Слухи и сплетни

Еще одной формой манипуляции являются слухи и сплетни. В данном случае манипулятор демонстрирует поведение, когда он находится в курсе всех событий. Пример: человек начинает эмоционально рассказывать о жизни какого-то общего знакомого, о котором он услышал от кого-то. В итоге сознание жертвы видоизменяется, запускается процесс, который тяжело остановить, и слухи распускаются дальше. Чтобы этого не произошло, нужно вовремя остановиться и не рассказывать кому-то еще о чужой жизни, о которой вы узнали из сплетен.

Допустимые методы воздействия

Техника психологического воздействия подразумевает и позитивный исход. В основу такого воздействия входят следующие моменты:

  1. Не обсуждайте промахи другого человека, если вы не можете предложить альтернативу.
  2. Разговор должен заканчиваться исключительно на позитивной ноте.
  3. Начиная критику кого-либо, берите во внимание и достоинства человека.
  4. Во время дискуссии используйте только аргументы.
  5. Следите за языком тела собеседника.

Определение психологических приемов довольно обширное. На человека можно воздействовать как в негативном ключе, так и с пользой. Повторение вышеперечисленных пунктов, поможет вам не попасть под чужое негативное влияние. Курс Викиум «Профайлинг» научит выявлять скрытые намерения людей и попытки манипуляции.

Читайте нас в Telegram - wikium

Тонкости ведения переговоров в адвокатской деятельности

В ходе вебинара ФПА доцент кафедры адвокатуры МГЮА Лариса Скабелина рассказала адвокатам о способах психологического воздействия на оппонентов.

5 октября в ходе очередного вебинара ФПА по повышению квалификации адвокатов с лекцией на тему «Психология ведения переговоров» выступила доцент кафедры адвокатуры Московского государственного юридического университета им. О.Е. Кутафина (МГЮА), кандидат психологических наук Лариса Скабелина.  

Как сообщает пресс-служба ФПА, она начала свое выступление с того, что переговоры в широком смысле – это любая коммуникация, в том числе с доверителем, следователем или судьей. Лариса Скабелина отметила, что профессиональные переговоры имеют существенную специфику, а их эффективность во многом зависит от психологически грамотного их проведения. 

По ее словам, в основе переговоров не обязательно лежит конфликт, однако перед адвокатом обычно стоит профессиональная задача достичь соглашения, максимально соответствующего требованиям и интересам доверителя. Чтобы получить дополнительный инструмент для ее решения, следует использовать определенные психологические приемы в процессе подготовки и ведения переговоров. Спикер предупредила, что идеальной формулы успеха не существует, однако, как говорил Мигель де Сервантес Сааведра, «кто приготовился к бою, тот его наполовину выиграл». 

Подготовка к переговорам 

Это отдельная стадия, включающая диагностику (оценку) оппонента. Стоит определить, в каком состоянии он находится, каковы мотивы его поведения, какими способами лучше воздействовать на собеседника, для того чтобы убедить его в чем-то или даже переубедить. 

Психологическое воздействие не может быть безадресным, заметила лектор, нужно учитывать индивидуальные особенности оппонента и свои личные качества. Очень важно собрать и проанализировать информацию о людях, включенную в конфликтную ситуацию, мотивах их поведения, их хобби.  

Способов сбора информации множество. Так, можно пообщаться со знакомыми и сослуживцами оппонента, чтобы составить его психологический портрет, или изучить «следы», которые он оставляет в социальных сетях, например его фотографии, «лайки». По его текстам можно определить его локус контроля (свойство личности приписывать свои успехи или неудачи только внутренним либо внешним факторам) и степень внушаемости в диалоге. Даже то, каким видом спорта увлекается оппонент, может свидетельствовать о его психотипе. «Лишней информации не бывает», – заметила психолог. Однако она не рекомендовала делать категоричный вывод о потенциальном собеседнике, потому что предварительное представление мешает воспринимать информацию, которая ему не соответствует. 

Для того чтобы определить цели и задачи переговоров, стоит наметить с доверителем программу-минимум и программу-максимум, подготовить разные проекты соглашений. Нужно настроиться на переговоры, подготовиться к психологическому противостоянию, то есть быть максимально уверенным в себе. Этому можно научиться на специальных психологических тренингах. Хотя иногда достаточно взглянуть на свою фотографию, сделанную в лучшие моменты жизни, или «надеть любимый галстук, который приносит успех».  

В то же время требуется изучить аргументы в защиту позиции другой стороны и выработать путь к отступлению, объяснив доверителю, что переговоры – лишь один из способов решения его проблем, и, если он оказался неудачным, можно перейти к следующему – например, обратиться в суд. Очень важно выбрать правильное место переговоров, ведь от того, проходят ли они на своей, чужой или нейтральной территории, может зависеть их результат.  

Три стадии переговоров  

Как указала Лариса Скабелина, переговоры имеют три стадии: начало, диалог и завершение встречи.  

В самом начале надо выработать план беседы, определить полномочия оппонента и установить с ним психологический контакт. Существуют несколько приемов, которые позволяют изначально расположить к себе партнеров по переговорам. Целесообразно не сразу переходить к делу, а некоторое время вести «малый разговор», то есть беседу на посторонние темы. Можно ненавязчиво подчеркнуть авторитет партнера, высокую репутацию его фирмы, сделать собеседнику какие-нибудь косвенные комплименты (например, похвалить детали его одежды), оптимизируя его психическое состояние. Ведь если он нервничает, злится или чего-то боится, договориться с ним будет намного сложнее. 

Есть разные приемы установления психологического контакта, лектор назвала некоторые из них. Главное – начать беседу не с разногласий, а с тех вопросов, по которым собеседники придерживаются схожих позиций. При этом Лариса Скабелина не рекомендовала применять техники нейролингвистического программирования, или НЛП (например, «отзеркаливание»), если они досконально не освоены адвокатом. 

Разговор по существу, по словам психолога, можно начать лишь после проведения «экспресс-диагностики состояния оппонента». Оценка его мимики, жестов и речевых особенностей позволяет определить темперамент, интеллект и ценностные ориентации собеседника. Все это необходимо учитывать в общении с ним, контролируя скорость своей речи, ее отчетливость, громкость и высоту голоса. Эти элементы, а не только содержание высказываний могут существенно повлиять на то, насколько правильно вас поймет собеседник и сможете ли вы оказать на него требуемое воздействие.  

В основной части переговорной встречи можно использовать жесткий или мягкий подходы, то есть требовать уступок для достижения победы или, напротив, проявлять гибкость и делать уступки для достижения соглашения. Возможен также компромисс. Впрочем, различные стратегии ведения переговоров допускают и другие модели поведения, которые используются в зависимости от расчета на выигрыш или тактический проигрыш. Лариса Скабелина предупредила, что адвокаты должны иметь в своем арсенале разные тактики и применять их по мере надобности. 

Она рассказала о приемах как открытого, так и манипулятивного (скрытого) воздействия на собеседника. Последнее не является нарушением этики, оно присутствует в нашей жизни ежеминутно, а в профессиональной деятельности может вызвать как расположение со стороны оппонента, так и «раскачивание» его убеждений. «Неэтичным воздействие будет лишь в том случае, если у оппонента не остается возможности выбора», – подчеркнула психолог. 

Адвокат должен знать основные признаки манипуляций, в том числе для того, чтобы выявлять их использование другой стороной переговоров. А еще надо помнить, что «переговорная сила на стороне того, кто меньше заинтересован в соглашении».  

Завершение встречи обычно сводится к подведению итогов, подписанию достигнутого соглашения или достижению договоренности о следующей встрече. «Постарайтесь завершить переговоры на положительной эмоциональной ноте, поблагодарите другую сторону за совместную работу и выразите надежду на то, что следующая встреча будет более плодотворной. Особенно если перед вами коллега, который выполняет свою работу так же, как вы выполняете свою, но представляет интересы другой стороны», – посоветовала Лариса Скабелина.  

Постпереговорная стадия

Она включает анализ прошедшей встречи, информирование доверителя о результатах переговоров и подготовку к следующим раундам. Следует понять, какие ожидания оправдались, какие – нет, чтобы учесть допущенные ошибки и не повторить их в будущем.  

Психолог настоятельно рекомендовала адвокатам после сложных переговоров позаботиться о профилактике эмоционального «выгорания» и оптимальных способах снятия напряжения, чтобы избежать возможной «профессиональной деформации». Каждый решает сам, пойти ли ему в спортзал, на концерт или на встречу с друзьями, но отдых необходим, ведь, как резюмировала Лариса Скабелина, «забота о своем психическом здоровье – это залог профессионального благополучия».

Манипуляции в общении: 4 приема

Тренер-консультант, преподаватель программы MBA Русской Школы Управления Елизавета Ефремова — о видах манипуляций и способах противостояния психологическому воздействию. 

Психологическая манипуляция — это метод воздействия на человека, при котором манипулятор применяет особые техники. Обычно их используют в переговорах, продажах, во время споров с целью изменить наше поведение или отношение к какому-либо вопросу. Чтобы перевести общение в конструктивное русло и не поддаться нажиму со стороны собеседника, нужно разбираться в видах и приемах манипуляций, уметь им противостоять. 

Приемы манипуляции

Приемы различаются в зависимости от способа взаимодействия между людьми: 

  1. Собеседники влияют друг на друга, предоставляют информацию, цифры, факты, высказывают мнения, задают вопросы. 

  2. Человека побуждают к неосознанному действию, он принимает необдуманные решения под давлением. 

Эмоциональное давление

Когда мы выстраиваем коммуникации в организации, налаживаем отношения с коллегами, мы часто становимся объектом манипуляций — какие-то решения принимаем неосознанно, делаем то, что не хотим, и только потом думаем: «И зачем я только на это согласился? Сотрудник просто меня использовал, а я это не отследил. И вообще, я выполнил ту работу, за которую получает деньги другой специалист!».

Суть эмоциональных или трансовых манипуляций в том, что во время общения партнер начинает испытывать и демонстрировать повышенные эмоции, тем самым изменяя акценты. 

Например: «Позвоните мне в 10.30» — это просто сообщение. «Да что же это такое, вы никогда не звоните вовремя, я буду очень ждать вашего звонка!» — у фразы появляется совершенно другая окраска. 

Люди часто добавляют избыточные эмоции в общение. Кажется, что пока не «пнешь» коллегу, ничего не будет сделано, однако это часто мешает рабочему процессу. Если вы пришли к коллеге решить какой-то производственный вопрос, а он демонстрирует агрессию, вы развернетесь и уйдете с мыслью: «Не хочешь решать эту проблему — и не надо». А вопрос останется открытым.

Слезы тоже являются инструментом эмоционального давления, только с другой стороны — это давление на жалость. Они тоже усложняют коммуникацию, которую приходится возвращать в конструктивное русло.

Как справиться

Чтобы противодействовать эмоциональному давлению, проговаривайте вслух все, что происходит. 

Например: «Мария, я вас пригласил, чтобы сделать замечание о вашей работе. Вы плачете, это мешает мне обсуждать с вами рабочие вопросы. Поэтому, пожалуйста, успокойтесь, вытрите слезы, и мы продолжим беседовать дальше». 

Или: «Я пришла обсуждать с вами рабочие вопросы, а вы повышаете на меня голос, используете ненормативную лексику. Это ни в коей мере не помогает нам решать рабочие вопросы. Давайте успокоимся и продолжим наш диалог в конструктивном русле». 

Так вы не поддадитесь манипуляции, сохраните конструктивный подход, вернетесь к формату деловой беседы.

Смотрите также: Деловой этикет и деловая переписка


Использование специальных терминов

Такой вид манипуляции часто используется в спорах между людьми одного уровня (например, коллеги, клиенты и продавцы), а также на собеседованиях. Это шарлатанская техника: человек, не обладая достаточными аргументами, начинает использовать множество специфических терминов. Однако со стороны может показаться, что человек демонстрирует развитые профессиональные компетенции.

Как справиться

Просите объяснить все непонятные слова: «А что это значит? Поясните, переведите». Это простая техника конкретизации, в ответ на которую манипулятор попробует уйти от ответа с помощью обобщений.

Высокий темп обсуждения («цыганщина»)

Часто используется в продажах и в других «живых» коммуникациях. Оппонент говорит быстро, много, без пауз, а собеседник теряет нить обсуждения. Таким образом человека побуждают немедленно принять решение, выдавая ему как можно больше аргументов за короткое время, чтобы он не задавал неприятных уточняющих вопросов. Эту трансовую манипуляцию сложнее использовать в письменной речи, хотя и здесь возможно генерировать поток различной информации, чтобы сбить человека с толку. 

Как справиться

Я не рекомендую переводить тему разговора, потому что так вы попадете в ситуацию «манипуляция на манипуляцию». На борьбу и попытки переиграть собеседника уходит много времени, и еще неизвестно, кто окажется победителем. Поэтому работайте по классической схеме, скажите: «Чтобы принять решение по этому вопросу, мне нужно внимательно изучить всю информацию. Предоставьте мне ее, пожалуйста, в письменном виде». Второй вариант: «Вы так быстро говорите, не делаете пауз, я не успеваю задать вам вопрос. Пожалуйста, говорите помедленнее, давайте разберем все по пунктам».


«Книжная полка РШУ» — подкаст о классике мировой бизнес-литературы. Слушайте обзоры книг от наших экспертов.

Домысливание

Часто встречающийся вид манипуляций, который используют как в позитивном, так и в негативном ключе. Он проявляется в размышлениях о ближайшем будущем, например, в продажах: «Если вы купите наш товар, ваша жизнь изменится к лучшему». Собеседник может привести в дополнение к этому утверждению какие-то факты, а может попытаться уйти от обсуждения.

Как справиться

В таких случаях я предлагаю конкретизировать: «Почему вы так считаете? На чем основаны ваши слова?». Нужно добраться до сути предложения: действительно ли оно вам подходит и готов ли собеседник предоставить дополнительные аргументы. Можно также уточнить: «Вы приводите такие-то данные, но они не подтверждаются фактами. К сожалению, я не могу принять их на веру». 

Учитесь противостоять манипуляциям вместе с нами на тренинге 
«Манипуляции в переговорах».

Следите за нашими обновлениями:

Елизавета Ефремова Преподаватель Русской Школы Управления

Приемы противостояния речевой агрессии в журналистской практике

В качестве еще одного примера использования журналистом речевого такта приведем фрагмент диалога между писателем Михаилом Веллером и журналисткой Ольгой Бычковой, который состоялся в программе «Особое мнение» на радио «Эхо Москвы» (эфир от 27 апреля 2017 года):


М. Веллер: Будьте любезны меня не перебивать. Это меня сбивает, раздражает и мешает. Оля, вы ведущая или вы спотыкающая, мешающая и затыкающая. Вы мешаете работать, вы не помогаете.

О. Бычкова: Нет. Мы ведем диалог. Я слушаю дальше.

М. Веллер: Это не диалог, это затыкание. Я не нуждался ни в каких репликах и не задавал никаких вопросов.

О. Бычкова: Но мы не знаем, читал ли Федор программы…

М. Веллер:  Оля, будьте любезны, не изводите меня.                 

О. Бычкова: Продолжайте, пожалуйста.

М. Веллер: Потому что лучшее, что вы можете сделать, – это меня не перебивать. Я не нуждаюсь в вашей помощи, но прошу не мешать мне. Так вот я повторяю…

О. Бычкова: Я буду задавать вопросы время от времени, извините.

М. Веллер: Скотина тупая, я тебя больше не знаю.

О. Бычкова: Хорошо. Михаил Веллер вырвал микрофон, швырнул чашку. Видимо, нам придется продолжать передачу каким-то другим образом. Ну, что мы будем делать дальше? Наверное, мне нужно попросить, ой, у меня забрызгались очки, извините, пожалуйста. Наверное, мне нужно попросить кого-нибудь из моих коллег вернуться в эту студию, чтобы продолжить программу «Особое мнение». Потому что все равно от нас продолжают этого ждать. Извините, пожалуйста, мне очень стыдно за Михаила Веллера. Это не самое правильное поведение. Я думаю, что он немножко погорячился.


Ведущая программы Ольга Бычкова в данном случае использовала приемы вежливого несогласия «Нет. Мы ведем диалог. Я слушаю дальше», вежливого отказа «Я буду задавать вопросы время от времени, извините», а также прием эвфемизации: «Я думаю, что он немножко погорячился». Стоит также отметить спокойную интонацию ведущей и тихий, успокаивающий тон реплик.

Речевой такт как прием противостояния речевой агрессии часто использует в своих программах известный интервьюер Владимир Познер. Например, в передаче, где Владимир Владимирович брал интервью у Ирины Яровой, депутата Государственной думы, между произошел следующий диалог:


В. Познер: Ваш выбор пал на [партию] Яблоко. Почему? Чем Яблоко вас привлекало?»

И. Яровая: «Давайте поставим вопрос и перед собой, и перед зрителями по-другому»

В. Познер: Вы меня извините, ради бога, но можно я буду ставить вопросы так, как я бы хотел?» (улыбаясь)

И. Яровая: Можно. Можно! Но можно я тогда отвечу так, как я считаю нужным?

В. Познер: А, ну это можно, прошу вас.


Вежливое несогласие, выраженное Познером, позволило журналисту сохранить выбранное им направление беседы, не спровоцировав конфликт.

Юмор. Это сложный, но очень эффективный способ нейтрализовать речевую агрессию. Так, Юлия Щербинина, считает, что даже обычная улыбка может стать приемом преодоления речевой агрессии: «Улыбка обезоруживает и защищает. Это своеобразная маска, броня. Улыбка демонстрирует, что хамские выпады не принимаются всерьез, не вызывают смятения и растерянности». Этим методом журналисты пользуются часто: улыбку в качестве ответа на негатив использовали Ольга Бычкова и Олег Пирожков в выше приведенных примерах (упомянутые эфиры имели видеотрансляцию). Также Щербинина советует избегать прямых адресных выпадов, не переходить «на личности» и не доходить до прямых колкостей и откровенных насмешек. В противном случае речевой агрессор автоматически превратится в жертву, требующую сочувствия и извинения. Так случилось в передаче «Вечер с Владимиром Соловьевым», где гостем была Ксения Собчак. В конце программы диалог приобрел формат ссоры:


Собчак: Я пришла не к вам, понимаете? Я пришла как приходят, когда есть нужда, в общественный туалет. Вот я пришла к вам, чтобы говорить со своими избирателями, говорить с людьми, которые меня слышат.

В. Соловьев: Надо отметить, вы излили все содержимое вашего кишечника и показали свою обнаженную пятую точку.


В данном случае Владимир Соловьев ответил на оскорбление Ксении Собчак, высказанное в адрес его программы, прямым адресным выпадом, что не позволило ему остаться в глазах телезрителей выигравшей в споре стороной.

«Контролируемая глупость» — этот известный способ противостояния речевой агрессии подразумевает демонстрацию полного непонимания того, о чем вам говорят. Эффект приема существенно возрастает, если рядом есть другие люди, к которым можно обращаться за «уточнениями» и «разъяснениями».

Например, когда депутат Верховного Совета Крыма Александр Мельник в ответ на вежливую просьбу говорить тише во время съемки сюжета новостей нахамил журналисту телекомпании «Крым», используя нецензурную лексику и называя журналиста «деятелем», «чувырлой», упрекая его в распущенности и крайней наглости, журналист отвечал: «Вы мне угрожаете?», «Чувырла? Да вы что?», «Чувырла и быдло — это не я». В ответ на последнюю фразу депутат перешел от нападения к защите «Не надо коверкать, быдлом я не тебя не называл».

«Розовый туман». В ответ на речевую агрессию можно перефразировать услышанное и отреагировать самыми общими фразами (трюизмами), оспорить которые в принципе невозможно.

Например, в прямом эфире телеканала «Спас» (эфир от 23 октября 2017 года) журналист Андрей Медведев в ответ на резкие реплики спикеров программы в свой адрес сказал: «Нам не хватает такой вещи, как «презумпция понимания». Презумпция понимания друг друга. Если мы будем говорить о каких-то важных, ключевых, «кровоточащих» событиях нашей истории, исключительно опираясь на эмоции и путая знания и личные убеждения — а это разные вещи — то мы никогда не найдем понимания».

Можно сделать вывод, что результат преодоления речевой агрессии не всегда сводится к нивелированию конфликтной ситуации, но, по верному наблюдению писателя Станислава Ежи Леца, «хамство имеет смысл, только когда оно вызывает равную себе реакцию интеллекта».

Таким образом, вербальная агрессия как негативный способ коммуникации имеет разнообразные формы существования от насмешки и грубого отказа до политических лозунгов и экстремистских призывов, — однако за долгую историю существования человечество выработало и оружие противодействия речевой агрессии, использование которого необходимо для эффективной коммуникации.


Список использованной литературы 

Баучиева З.Б. Речевая агрессия и пути ее преодоления // Современные проблемы науки и образования. – 2015. – № 2-1. С.389-396

Быкова О.Н. Языковое манипулирование общественным сознанием. Красноярск, 1999— 64 стр.

Воронцова Т.А. Речевая агрессия: коммуникативно-дискурсивный подход. Автореф. дисс. … докт. фил. наук. – Челябинск, 2006 — 43 стр.

Дускаева Л.Р. Этика речевого поведения российского журналиста: коллективная монография. СПб.: Астерион, 2009. – 270 стр.

Кожина М.Н. Стилистический энциклопедический словарь.М.: 2006 — 696 стр.

Сковородников А.П. Языковое насилие в современной российской прессе // Теоретические и прикладные аспекты речевого общения: науч.-метод. бюллетень Красноярского государственного университета.  Вып. 2. — Красноярск, 1997. — С. 10–15

Стернин И.А. Деловое общение. М: Родная речь, 2009 — 200 стр.

Строкова Ю.А. «Лексические средства речевой агрессии в телевизионных новостях». Электронный научный журнал медиаскоп. выпуск №1, 2014  [Электронный ресурс]

Павельева Л. Агрессия как дурная норма // Радио Свобода. — 2013 [Электронный ресурс]

Щербинина Ю. В. Речевая защита. Учимся управлять агрессией. М: Неолит, 2017 — 304 стр.

Натуралистическое исследование взрослых людей разного возраста

Abstract

На фоне растущего интереса к изучению использования языка в реальной жизни, в этом исследовании впервые изучалось влияние возраста на использование языка в реальной жизни, а также внутри- индивидуальные вариации у разных собеседников. Мы исследовали образцы речи, собранные с помощью электронного устройства записи (то есть портативного аудиомагнитофона, который периодически записывает окружающие звуки) для более крупного проекта. Этот существующий набор данных включал более 18 000 звуковых фрагментов (длиной 50 секунд) от 53 американских пар (пациенты с раком груди и их супруги; в возрасте от 24 до 94 лет) в их естественной среде обитания.Звуковые фрагменты, которые включали речь участников, были закодированы для разных собеседников и получили баллы по трем лингвистическим показателям, связанным с возрастными когнитивными изменениями: использование уникальных слов, использование необычных слов и грамматическая сложность. Многоуровневые модели показали отсутствие влияния возраста на три лингвистических показателя, когда собеседники не принимались во внимание. Мы обнаружили, что собеседники влияли на использование уникальных слов и грамматической сложности. В частности, по сравнению с разговором со своим супругом, участники использовали меньше уникальных слов с детьми и друзьями; и использовал более простые грамматические конструкции с детьми, незнакомцами и в многостороннем общении.Затем мы обнаружили, что собеседники влияли на ассоциации между возрастом и использованием языка. В частности, молодые люди использовали больше уникальных и необычных слов с детьми, чем взрослые. Они использовали более необычные слова с друзьями и произносили более сложные грамматические конструкции с незнакомцами, чем пожилые люди. Наши результаты предлагают предварительные доказательства новой перспективы понимания использования языка в реальной жизни: внимание не только к индивидуальным характеристикам (т. Е. Возрасту), но и к контексту (т.е., собеседники). Эта точка зрения должна быть полезна исследователям, которые заинтересованы в сборе «больших данных» и понимании когнитивной деятельности в реальной жизни.

Ключевые слова: Электронно-активированный регистратор, когнитивное старение, разговоры, социальный контекст, дизайн аудитории, лингвистика корпуса, богатство словарного запаса, грамматическая сложность

Введение

Использование языка в пожилом возрасте было активной областью исследований с самого начала экспериментальной работы над когнитивное старение (например,г., Кемпер и Анагнопулос, 1989; Берк и Шафто, 2008). Кроме того, растет интерес к распространению изучения влияния возраста на использование языка на реальную жизнь (Horton et al., 2010; Gahl et al., 2014). Теоретически поведение определяется как индивидуальными характеристиками, так и контекстом (Левин, 1951; Лоутон, 1983; Дил и Уиллис, 2003; Мартин и Моор, 2012; ВОЗ, 2015). Другими словами, с данными способностями поведение людей должно варьироваться в зависимости от контекстных факторов. Однако большинство исследований когнитивного старения показало, что использование языка в первую очередь определяется возрастными когнитивными изменениями и игнорированием контекста (например,г., Horton et al., 2010). Лишь недавно некоторые исследователи начали изучать влияние собеседников как одного из аспектов контекста на использование языка в дополнение к эффектам когнитивного старения (Meylan and Gahl, 2014; Moscoso del Prado Martín, 2016). Однако в этих исследованиях эффекты собеседника рассматривались как контрольные переменные, без явного определения контекстуальных факторов в их теоретических рамках. Более того, большинство исследований, в которых изучались контекстные эффекты, были сосредоточены на различиях между людьми, которые ограничены в выводе того, как один и тот же говорящий изменил свой язык в разных контекстах (Hamaker, 2012).Кроме того, они полагались на образцы речи из заданий по производству языка в телефонных разговорах, которые могут не отражать использование языка, которое обычно встречается в повседневной жизни.

В этом исследовании впервые изучалось использование языка в реальной жизни с использованием метода натуралистического наблюдения и сосредоточения внимания на возрастных и индивидуальных различиях разных собеседников. «Использование языка в реальной жизни» в нашем исследовании относится к использованию языка, которое естественным образом происходит в повседневной жизни, в отличие от языка, который создается в задачах языкового производства в лаборатории или в телефонных разговорах (напр.г., Берк и Шафто, 2008; Horton et al., 2010). Электронно-активированный рекордер (EAR; Mehl et al., 2001), цифровой рекордер, который периодически и ненавязчиво фиксирует окружающие звуки и речь, использовался для сбора образцов речи в повседневной жизни. Мы исследовали использование уникальных слов, необычных слов и грамматической сложности, которые, как было установлено, связаны с возрастными когнитивными изменениями (например, Cheung and Kemper, 1992; Horton et al., 2010). Мы предположили, что в реальной жизни эти лингвистические показатели определяются не только возрастом, но также собеседниками и взаимодействием между возрастом и собеседниками.Наша первая цель состояла в том, чтобы изучить возрастные эффекты в этих аспектах использования языка в естественной среде говорящих. Нашей второй целью было изучить, влияют ли разные собеседники на использование языка в реальной жизни и как они это делают. Наконец, нашей третьей целью было выяснить, влияют ли собеседники на связь между возрастом и использованием языка. Поскольку это первая попытка, наши результаты представляют собой предварительные доказательства и должны быть подкреплены будущими исследованиями. Однако наше исследование предлагает новую перспективу изучения использования языка в реальной жизни, уделяя внимание не только индивидуальным характеристикам (т.е., возраст), но также и от контекста (т.е. от собеседников).

Влияние возраста и собеседников на использование уникальных слов, необычных слов и грамматической сложности

С точки зрения учета как индивидуальных характеристик, так и контекстуальных факторов в понимании поведения в реальной жизни (например, ВОЗ, 2015), мы рассмотрели прошлые исследования когнитивного старения по использованию уникальных слов, необычных слов и грамматической сложности в следующем разделе.

Использование уникальных слов

Использование уникальных слов (т.е., количество различных слов по отношению к общему количеству произведенных слов), представляет размер словарного запаса человека в языковом производстве (Burke and Shafto, 2008). Было обнаружено, что возраст положительно связан с использованием уникальных слов в лабораторных монологических задачах (Kemper, Sumner, 2001; Kemper et al., 2010). Этот результат согласуется с обычно наблюдаемой положительной взаимосвязью между оценками в тестах по лексике и возрастом (Cheung and Kemper, 1992; Verhaeghen, 2003), а также с накопленными словарными знаниями в течение всей жизни (Ramscar et al., 2014). Стремясь повысить экологическую значимость, некоторые исследования изучали возрастные изменения в использовании языка во время телефонных разговоров и обнаружили, что пожилые люди используют больше уникальных слов, чем молодые люди (Horton et al., 2010; Meylan and Gahl, 2014; Moscoso del Prado Martín, 2016). Дополнительно были изучены эффекты собеседников. Мейлан и Гал (2014) обнаружили, что участники (в возрасте от 17 до 68 лет) использовали больше уникальных слов, разговаривая с пожилыми людьми и мужчинами, чем с молодыми людьми и женщинами. Поскольку исследование показало, что участники старшего возраста и мужчины использовали более разнообразный словарный запас, чем молодые участники и участники женского пола, авторы предположили, что эффекты собеседника могут быть связаны с тем, что говорящие подбирают свой язык разным собеседникам.

Использование необычных слов

Создание необычных слов (т. Е. Слов, которые используются нечасто) - еще один показатель наличия большого словарного запаса (Burke and Shafto, 2008). Пожилые люди использовали больше необычных слов, чем молодые люди, в лабораторных описаниях (Kavé et al., 2009). Накопление словарного запаса в процессе старения позволяет пожилым людям иметь в своем распоряжении больше слов (Verhaeghen, 2003; Ramscar et al., 2014). Однако в телефонных разговорах Horton et al. (2010) не обнаружили возрастных различий в употреблении необычных слов.Непонятно, почему наблюдаемые в лаборатории возрастные эффекты не были обнаружены в телефонных разговорах. В целом, эмпирических данных об использовании необычных слов в реальной жизни недостаточно. Кроме того, не были исследованы собеседники, которые могут повлиять на употребление необычных слов.

Грамматическая сложность (предложений на предложение)

Количество предложений (т. Е. Субпредложений, состоящих из подлежащего и глагола) в предложении показывает, насколько сложна грамматическая структура предложения (Burke and Shafto, 2008) .В лабораторных монологических задачах количество предложений в предложении уменьшалось с возрастом (Cheung and Kemper, 1992; Kemper et al., 2010). Это объясняется тем, что у пожилых людей снижается объем рабочей памяти, что сказывается на их способности генерировать сложные грамматические элементы (Cheung and Kemper, 1992). Однако в телефонных разговорах количество предложений в предложении не зависело от возраста (Horton et al., 2010). Авторы предположили, что возрастные эффекты были ослаблены в реальном мире, где пожилые люди могут изменять свой язык для достижения своих коммуникативных целей.Кроме того, они признали, что в их исследовании не принималось во внимание потенциальное влияние собеседников. В ответ на ограничения этого исследования Москосо дель Прадо Мартин (2016) изучил влияние собеседников и обнаружил, что участники, которые разговаривали с мужчинами, использовали более сложную грамматику, чем те, кто разговаривал с женщинами. Хотя автор не обсуждал, почему с мужчинами использовалась более сложная грамматика, чем с женщинами, это открытие намекало на потенциальные эффекты собеседников.

В целом, пожилые люди обычно использовали больше уникальных слов, более необычных слов и более простые грамматические структуры, чем молодые люди, в лабораторных монологических задачах.Помимо вербальных способностей говорящего, взаимодействие между собеседниками в разговоре также может влиять на использование языка говорящим (Clark, 1996; Linell, 1998). Исследователи недавно начали учитывать влияние собеседника при использовании языка, но они не указали явно на важность контекста в своих теоретических рамках (Meylan and Gahl, 2014; Moscoso del Prado Martín, 2016). Кроме того, выводы о влиянии собеседника были получены в результате исследований с использованием дизайна между людьми, которые ограничены в выводах о том, как один и тот же говорящий изменил свой язык с разными собеседниками (Hamaker, 2012).Более того, исследования, основанные на однократных задачах по воспроизведению речи в лаборатории или посредством телефонных разговоров, могут не отражать естественного использования языка в реальной жизни. Таким образом, важно исследовать как возрастное влияние на использование языка, так и индивидуальные различия в использовании языка разными собеседниками. Кроме того, важно изучить данные о реальном языке, чтобы дополнить существующие исследования лабораторными и телефонными образцами речи.

Дизайн аудитории, возраст и использование языка

Собеседники были концептуализированы как важный фактор, определяющий использование языка в исследованиях дизайна аудитории.Доказательства в этом направлении исследований могут дать подсказки для объяснения механизма влияния собеседника на использование языка. Дизайн аудитории относится к феномену, когда говорящие изменяют свои высказывания в первую очередь в ответ на свою аудиторию (Clark and Brennan, 1991; Schober and Brennan, 2003). Это явление выявляется, когда говорящие меняют язык у разных слушателей на основе общих оснований, например, знаний или убеждений об аудитории, которые могут быть фоном, отношениями с говорящим и потребностями в понимании (Krauss, 1987; Horton and Герриг, 2002).Например, в лабораторных заданиях на вспоминание участники говорили с внимательными слушателями более подробно, чем с отвлеченными слушателями (Pasupathi et al., 1998). Вспоминая историю, участники больше говорили о своих субъективных оценках истории со сверстниками, чем с экспериментаторами (Хайман, 1994). В лабораторной игре с подсказками из-за взаимопонимания между знакомыми собеседниками участникам нужно было меньше слов, чтобы помочь супругу, чем незнакомцам, чтобы угадать целевую информацию (Rauers et al., 2011). В задаче многостороннего общения спикеры произвели больше слов, чтобы помочь наименее осведомленной аудитории в группе понять содержание коммуникации (Yoon and Brown-Schmidt, 2017).

Более того, прошлые исследования, хотя и неубедительные, показали, что возраст влияет на влияние собеседников на использование языка (то есть на возраст × взаимодействие с собеседником). Например, в коммуникативных задачах, в то время как молодые люди произносят меньше слов со знакомыми собеседниками, чем с незнакомыми собеседниками, у более старших людей мало вариаций в использовании языка (Horton and Spieler, 2007).Авторы объяснили эти возрастные различия в языковых вариациях тем, что у пожилых людей возникают трудности с доступом к воспоминаниям о собеседниках. Однако в недавнем исследовании как молодые, так и пожилые люди произносили меньше слов со знакомыми собеседниками, чем с незнакомыми собеседниками, хотя молодые люди производили даже меньше слов, чем пожилые люди (Yoon and Stine-Morrow, 2019). Авторы объяснили, что общение между участниками и собеседниками в их исследовании было интерактивным, в отличие от одностороннего общения в Horton and Spieler (2007).В свою очередь, отзывы собеседников могли дать пожилым людям более контекстные подсказки. Напротив, при пересказе истории, хотя и молодые, и пожилые люди использовали больше уточнений, повторяющиеся слова и упрощенную речь (то есть более низкие оценки в индексе сложности, представляющем меньшее количество слогов в слове и меньшее количество слов в предложении) с ребенком чем у экспериментатора, пожилые люди использовали даже более простую речь, чем молодые люди (Adams et al., 2002). Эти результаты были интерпретированы в контексте целей в старении: пожилые люди отдавали приоритет эмоционально значимым жизненным целям и, таким образом, упростили свой язык для передачи информации детям (Carstensen et al., 1999).

В целом собеседники сыграли важную роль в использовании языка при исследовании дизайна аудитории. Кроме того, несмотря на неоднозначные результаты по влиянию возраста, это исследование показало, что взаимодействие Возраст × Собеседник влияет на использование языка. Хотя большинство эффектов собеседника, рассмотренных в этом разделе, не были напрямую связаны с использованием уникальных слов, необычных слов и грамматической сложности, они предлагают потенциальные объяснения эффектов собеседника и подчеркивают ценность изучения влияния собеседника на использование языка в контексте старение.

Текущее исследование

Это исследование является частью более крупного проекта по борьбе с раком груди супружескими парами, проводимого в Онкологическом центре Университета Аризоны и Аризоны. Мы использовали существующий набор данных EAR из этого проекта, чтобы впервые в литературе по когнитивному старению изучить использование языка в реальной жизни. Метод EAR использовался для сбора образцов повседневных разговоров и изучения коммуникативных процессов пар, справляющихся с раком в их естественной среде (Robbins et al., 2014; Каран и др., 2017). Обладая высокой податливостью и низкой навязчивостью, EAR широко использовался для наблюдения за использованием языка в реальной жизни (Mehl and Pennebaker, 2003; Mehl, 2017), но до сих пор ни одно исследование EAR не фокусировалось на когнитивном старении и языке. Метод интенсивной и повторяющейся выборки EAR фиксирует несколько наблюдений от каждого участника и, таким образом, позволяет нам анализировать личные вариации в использовании языка собеседниками в реальной жизни. Учитывая, что для обработки аудиофайлов EAR требуется слишком много времени и усилий, мы использовали этот существующий набор данных EAR в качестве первого шага для изучения как возрастных эффектов, так и личных вариаций в использовании языка.Поскольку этот набор данных включал пациентов с раком груди и не может быть репрезентативным для населения в целом, мы контролировали влияние характеристик участников.

Первой целью нашего исследования было изучить влияние возраста на использование уникальных слов, необычных слов и грамматической сложности. Учитывая, что было всего несколько исследований, в которых анализировалось влияние возраста на три аспекта использования языка в телефонных разговорах (например, Horton et al., 2010), мы сформировали наши гипотезы на основе лабораторных данных (например, Horton et al., 2010).г., Cheung, Kemper, 1992). Таким образом, мы ожидали, что пожилые люди будут использовать больше уникальных слов, более необычных слов и более простые грамматические структуры, чем молодые люди в реальной жизни, независимо от того, с кем разговаривают говорящие.

Вторая цель нашего исследования заключалась в том, чтобы изучить, влияют ли собеседники на использование языка в реальной жизни и как они это делают. Когда мы обнаружили значительный эффект собеседника, мы посчитали его подтверждением нашей точки зрения, что влияние собеседника следует изучать на языке реальной жизни в исследованиях когнитивного старения.Мы сосредоточились на влиянии различных типов собеседников на использование языка и сформировали наши гипотезы, ссылаясь на исследования дизайна аудитории. Во-первых, при разговоре с детьми участники использовали более повторяющиеся слова и более простую речь (т. Е. Более низкие баллы в индексе сложности, представляющем меньшее количество слогов в слове и меньшее количество слов в предложении; Adams et al., 2002). Таким образом, мы предположили, что участники будут производить меньше уникальных слов, меньше необычных слов и более простые грамматические структуры с детьми, чем с супругом.Во-вторых, участники использовали меньше слов для передачи информации знакомым, чем незнакомым собеседникам (Horton and Spieler, 2007; Rauers et al., 2011; Yoon and Brown-Schmidt, 2017; Yoon and Stine-Morrow, 2019). Учитывая, что собеседники с разным уровнем знакомства влияют на использование языка (например, на количество слов), мы исследовали, различается ли использование уникальных слов, необычных слов и грамматической сложности у разных собеседников, которые могут существовать в реальной жизни, т. Е. У супруга. , друзей, членов семьи, незнакомцев и в многосторонних беседах.

Третья цель нашего исследования заключалась в том, чтобы изучить, влияют ли собеседники на соотношение между возрастом и использованием языка (то есть на взаимодействие между возрастом и собеседником). Когда было показано взаимодействие Возраст × Собеседник, мы сочли, что это подтверждает наши ожидания того, что собеседники будут влиять на влияние возраста на использование языка. Адамс и др. (2002) обнаружили, что у пожилых людей более низкие баллы по индексу сложности, чем у молодых людей, которые представляют меньшее количество слогов в слове и меньшее количество слов в предложении с детьми.Таким образом, мы ожидали, что старшие участники будут использовать меньше необычных слов и более простые грамматические конструкции, чем молодые участники, разговаривая с детьми. Мы также выяснили, существуют ли возрастные различия в использовании уникальных слов с детьми. Кроме того, исследования показали, что в то время как молодые люди сокращают количество слов со знакомыми собеседниками (по сравнению с незнакомыми), пожилые люди сокращают меньше слов, чем молодые люди, или не меняют (Horton and Spieler, 2007; Yoon and Stine-Morrow , 2019).Таким образом, мы исследовали, есть ли какие-либо возрастные различия в использовании уникальных слов, необычных слов и грамматической сложности среди собеседников супруга, друзей, членов семьи, незнакомцев и в многосторонних беседах. Наконец, мы контролировали возможные эффекты других индивидуальных характеристик, включая образование, роль (например, пациенты, партнеры), оценки депрессии и стадию болезни пациента.

Материалы и методы

Участники

Выборка включала более 18000 звуковых файлов, собранных у 104 взрослых американцев (т.е., 53 пары, одна больная раком груди и один пропал без вести). Их возраст составлял от 24 до 94 лет ( M = 57,78, SD = 14,37). Среди 53 пар (восемь однополых) 60 участников были женщинами (58%). Продолжительность обучения варьировалась от девяти до 21 года ( M, = 15,34, SD, = 2,48). Стадия рака у пациентов варьировалась от 0 до 4 (стадия 0: 3,8%, стадия I: 30,8%, стадия II: 26,9%, стадия III: 23,1%, стадия IV: 7,7%, неизвестно: 7,7%). Средний балл по шкале депрессии Центра эпидемиологических исследований (CES-D, Radloff, 1977) составил 11.27 ( SD = 8,50, диапазон: 0–37). Результат 16 или более по CES-D обычно считается «депрессивным». Все участники были преимущественно англоговорящими. 82% участников составляли европеоид ( n = 85), 13% латиноамериканец ( n = 14), 2% афроамериканец ( n = 2), 2% азиат ( n = 2), и 1% американских индейцев ( n = 1). Пары жили вместе в романтических отношениях, продолжительность отношений варьировалась от 0,4 до 61.7 лет ( M = 23,1, SD = 15,8). Каждая пара получила по 150 долларов за участие.

Процедуры

Участники были приглашены в лабораторию в пятницу днем, чтобы заполнить анкеты в рамках более крупного исследования, а затем им был представлен вводный курс по протоколу EAR. Им было приказано как можно чаще носить ушные вкладыши. Им сообщили, что EAR будет записывать несколько 50-секундных звуков окружающей среды, чтобы уловить примерно 10% времени их бодрствования.Их уведомили, что звуковые файлы будут записаны без их ведома и что они должны продолжать свою обычную повседневную жизнь. Им сообщили, что EAR прекратит запись в часы их сна (то есть через 30 минут после того, как они указали, что обычно ложатся спать). Им сообщили, что у них будет возможность просмотреть все аудиозаписи до того, как кто-либо их послушает. Потом на выходных они носили EAR. Обычно в понедельник после выходных участники возвращались в лабораторию, чтобы сдать EAR и заполнить анкеты с демографической и медицинской информацией.Им дали на просмотр защищенный паролем компакт-диск со звуковыми файлами. Все процедуры исследования были одобрены институциональным наблюдательным советом Университета Аризоны.

EAR

Программное обеспечение EAR было запрограммировано на портативном компьютере HP iPAQ 100. Он был запрограммирован на запись 50 секунд окружающих звуков каждые 9 минут. Устройство было размещено в защитном футляре, прикрепленном к талии участников, а внешний микрофон (Olympus ME-15) был прикреплен к лацканам участников.EAR был запрограммирован так, чтобы не записывать в течение 6 часов в течение заранее определенных часов сна участников. EAR записывал дни бодрствования участников с момента получения им устройства до тех пор, пока они не ложились спать в воскресенье вечером. За выходные на одного участника было собрано около 176 ( SD = 57) звуковых файлов продолжительностью 50 секунд.

Лингвистические меры

Все высказывания участников, записанные EAR, были расшифрованы. Ассистент-исследователь создал стенограммы, которые затем были проверены и исправлены вторым научным сотрудником.Лексические наполнители, такие как «вы знаете», «хорошо» и «да», и нелексические наполнители, такие как «ммм» и «ммм», были сохранены в стенограммах. Высказывания собеседников или посторонних не транскрибировались. Высказывания, которые не были понятны кодировщикам, были расшифрованы как «хххх». Мы использовали TreeTagger (Schmid, 1994) через пакет R «koRpus» версии 0.10-2 (Michalke, 2018), чтобы идентифицировать каждое слово в соответствии с его грамматическим классом (например, существительное, глагол, прилагательное), процесс вызвал тегами части речи .Мы также превратили каждое слово в его форму леммы, процесс, называемый лемматизацией . Например, мы превратили «иди», «пошел» и «ушел» в форму леммы «иди» и преобразовали «яблоко» и «яблоки» в форму леммы «яблоко». После этого мы рассчитали следующие лингвистические меры.

Использование уникальных слов: энтропия

Использование уникальных слов было представлено мерой энтропии Шеннона (Shannon, 1948),

H [L] = - ∑i∈Lp (i) logp (i)

где p ( i ) - это вероятности данного слова.Мы классифицировали каждое слово в соответствии с его формой леммы и тегами части речи. Затем мы рассчитали оценки энтропии в каждом звуковом файле с помощью оценщика Чао-Шена (Chao and Shen, 2003; согласно Москосо дель Прадо Мартин, 2016), используя R-пакет «энтропии», версия 1.2.1 (Хаусер и Стриммер, 2014) 1 . Например, «Я люблю яблоко и апельсин». имеет оценку 5,03, тогда как «Я люблю яблоко и яблоко». имеет оценку 3,29. Более низкие оценки энтропии указывают на большую повторяемость и, следовательно, на меньшее использование уникальных слов.

Использование необычных слов: средняя частота встречаемости существительных

Средняя частота встречаемости существительных использовалась в качестве индикатора использования необычных слов в лингвистических исследованиях (например, Horton et al., 2010; Kavé et al., 2009 г.). Более низкая частота слова означает, что слово используется реже. Основываясь на лемме и тегах части речи, мы извлекли слова, которые были помечены как существительное (NN) или существительное во множественном числе (NNS). Затем мы использовали базу данных разговорных лемм Американского национального корпуса (3862171 слово; Реппен и др., 2005), чтобы получить частоту каждого существительного в форме леммы. Частота каждого существительного была представлена ​​как частота на миллион в базе данных. Наконец, мы вычислили средний балл частоты встречаемости существительных в каждом звуковом файле. Более высокая средняя частота встречаемости существительных указывает на меньшее использование необычных слов.

Грамматическая сложность: количество предложений на предложение

Количество предложений на предложение - это соотношение предложений к предложениям и представляет собой грамматическую сложность (Kemper et al., 2010; Horton et al., 2010). Предложение определяется как структура с подлежащим и конечным глаголом. Предложение - это группа слов, разделенных одним из следующих знаков препинания, обозначающих конец предложения: точка, вопросительный знак, восклицательный знак, кавычка или многоточие (Lu, 2010). Количество предложений на предложение в каждом звуковом файле длительностью 50 секунд было вычислено с помощью открытого кода Python Syntactic Complexity Analyzer (Lu, 2010).

EAR Coding

Собеседник (и)

Каждый звуковой файл был вручную закодирован для собеседника (ей): супруга, ребенка (детей), члена (ов) семьи, друга (ей), незнакомца (ей), самого себя, домашнее животное (а) и неизвестно 2 .Обученные кодировщики кодировали роль каждого собеседника на основе тем разговора, высоты голоса, окружающих звуков и смежных звуковых файлов EAR. Все категории кодирования были дихотомическими, что указывало на присутствие (1) или отсутствие (0) собеседника в звуковом файле. Поскольку категории собеседников не были взаимоисключающими, мы вычислили дополнительную категорию «многосторонних разговоров», чтобы указать, что в данном звуковом файле присутствует более одного типа собеседников. Все звуковые файлы были дважды закодированы двумя независимыми научными сотрудниками, и два набора кодирования были усреднены по общему набору закодированных звуковых файлов каждого участника.Односторонние внутриклассовые корреляции случайных эффектов (ICC [1; 2]), указывающие на межкодерную надежность, варьировались от 0,51 до 0,93 3 .

Результаты

Предварительный анализ

Всего у нас было 6 672 звуковых файла, которые включали речь участников (более 223 000 произнесенных слов; около 46% всех собранных звуковых файлов). Мы исключили 139 звуковых файлов, закодированных как разговор с самим собой, 267 звуковых файлов, закодированных как разговор с домашними животными, и 121 звуковой файл, закодированный исключительно как разговор с неизвестными людьми, поскольку нас интересовали разговоры и конкретные собеседники.Мы использовали оставшиеся 6 147 звуковых файлов для анализа (диапазон: 5–159 на участника, M, = 59,11, SD, = 29,96).

Среди 6 147 звуковых файлов, усредненных по участникам, наиболее часто наблюдаемым собеседником был супруг ( M = 56,9%, SD = 26,4%), за которым следовала «многопартийность» ( M = 23,2%, SD = 20,2%), друг (и) ( M = 11,1%, SD = 14,8%), ребенок (дети) ( M = 4,5%, SD = 9.7%), член (ы) семьи ( M = 3,0%, SD = 7,8%) и незнакомец (и) ( M = 1,5%, SD = 3,1%). Кроме того, категория «многопартийность» включала в 93% случаев супруга, 48% друзей, 33% детей, 22% членов семьи, 9% незнакомцев и 4% неизвестных. изображает корреляционную матрицу для процента времени, потраченного на общение с разными собеседниками, и характеристик участников (например, возраст, образование). Старший возраст был связан с более высоким процентом времени, проводимым с супругом, но меньшим процентом времени, проводимым с детьми.

Таблица 1

Взаимосвязь между характеристиками участников и процентом времени, проведенного с разными собеседниками.

(пациент 3) партнер) год год06 07 % разговоров с другом (друзьями) 22 902,12
Переменная 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 Возраст 1
2.Пол (0 = женщины; 1 = мужчины) 0,13 1 пациент 3 =
0,09 0,86 * 1
-0,04 0,11 1
5. Стадия рака у пациентов 902,14 902–4 -0,01 0,11 1
6. Оценка CES-D 902 0,10 -0,6 0,04 1
7.% разговоры с супругой 0,26 0 902,14 0,02 -0,40 * -0,07 1
8.% разговоров с ребенком (детьми) -0,46 * 01 0,01 0,11 0,34 * -0,02 -0,53 * 1
-0,01 0,01 -0,04 -0,02 0,15 -0,08 -0,29 * 0,09 1 -0,01 -0,05 -0,04 -0,05 0,14 -0,01 -0,31 * -0,09 902
11.% разговоров с незнакомцем (-ами) 0,02 0,09 0,02 0,03 -0,02 0,12 -0,03 -0,03 1
12.% разговоров в многопартийном режиме -0,11 -0,05 -0,09 0,16 0,20 0,13 -0,71 * 0,26 * -0,1 -0,03 1

Средняя оценка энтропии в каждом звуковом файле составляла 6,01 ( SD = 1,2, Mdn = 6,2, диапазон: 0,0–10,84). Существительные в каждом звуковом файле появлялись в среднем 344 раза.45 ( SD = 426,35, Mdn = 190,22, диапазон: 0,26–3461,52) раз на миллион слов в базе данных Американского национального корпуса. Среднее количество предложений в предложении составляло 1,20 ( SD = 0,6, Mdn = 1, диапазон: 0–8) 4 . Наконец, участники произносили в среднем 36,5 слов за 50 с ( SD, = 30,2, Mdn = 28, диапазон: 1–258). показаны гистограммы лингвистических показателей и возраста. отображает корреляционную матрицу для лингвистических показателей и возраста.показывает графики разброса для отношений между каждой лингвистической мерой результата и возрастом.

Гистограммы лингвистических показателей и возраста.

Таблица 2

Корреляционная матрица лингвистических показателей и возраста.

за 50 с 2

0,01 0.03

Переменная Энтропия Частота существительных (логарифм) Условий на предложение W.C. за 50 лет Возраст
Энтропия 1
Частота существительных (лог.) 0.18 ∗∗∗ 1
Пунктов на предложение 0,19 ∗∗∗ 0,15 ∗∗ 0,33 ∗∗∗ 0,27 ∗∗∗ 0,48 ∗∗∗ 1
Возраст 0,03 1

Диаграммы разброса для отношений между лингвистическими переменными и возрастом.

Аналитический подход

Диадические данные в этом исследовании имели иерархическую структуру: звуковые файлы, вложенные в отдельные личности, которые были вложены в пары. Члены диады в парах в нашем исследовании отличаются друг от друга «ролями» (то есть пациентом и партнером). В контексте различимых диад не подходит для оценки данных с помощью трехуровневых моделей: нет случайной изменчивости на уровне человека в различимых диадах, в то время как многоуровневые модели предполагают случайную изменчивость на каждом уровне анализа (Kenny and Kashy, 2011). ; Bolger, Laurenceau, 2013).Таким образом, мы выполнили двухэтапную процедуру анализа диадических данных. Во-первых, мы оценили модели с двумя перехватами, чтобы выявить потенциально разные эффекты для пациентов и их партнеров. Эта модель рассматривала три уровня диадических данных как два уровня случайной вариации. На нижнем уровне данные пациента и партнера диады были раздельно подогнаны к двум уравнениям, а затем различия между диадами были представлены на верхнем уровне (Bolger and Laurenceau, 2013). В частности, мы оценили отдельные модели для уникальных слов, необычных слов и предложений в предложении.В уравнениях первого уровня мы исследовали влияние собеседника на использование языка. Супруг был эталонной группой для сравнений между собеседниками. На втором уровне мы объяснили случайные пересечения уравнений первого уровня с возрастом 5 . Кроме того, мы добавили взаимодействия Возраст × Собеседник к вышеупомянутым оценочным моделям, чтобы проверить, влияют ли собеседники на возрастные эффекты в использовании языка. Во-вторых, модели с двумя точками пересечения не могут статистически проверить, существенно ли различались эффекты для пациентов и партнеров.Чтобы проверить потенциальные различия между пациентами и партнерами, мы оценили многоуровневые модели с одним входом с такими же фиксированными и случайными эффектами, что и в моделях с двумя точками пересечения. Кроме того, мы добавили взаимодействия между предикторами и переменной, представляющей пациентов и партнеров (Kenny et al., 2006; Kenny and Kashy, 2011). Эта переменная кодировалась эффектом (1 = пациент, -1 = партнер) и называлась «ролью» в следующих разделах. Если взаимодействие между предиктором и «ролью» в одноуровневой многоуровневой модели было значимым, это указывало на то, что между пациентами и партнерами были существенные различия в предикторе.

В каждой модели мы разложили каждый предиктор собеседника с фиктивным кодом на то, как предиктор варьировался в среднем от участника к участнику (т. ; Bolger, Laurenceau, 2013). Мы рассматривали эффекты внутреннего собеседника как наши предикторы. Кроме того, мы контролировали годы обучения, показатели депрессии, стадию болезни пациентов и «количество слов за 50 секунд.«Непрерывные переменные с фиксированным эффектом были сосредоточены на большом среднем для простоты интерпретации. Наконец, мы преобразовали в журнал переменную средней частоты встречаемости существительных, так как она была искажена.

Мы использовали пакет R «lme4» версии 1.1-17 (Бейтс и др., 2018) в R версии 3.5.0 (R Core Team, 2018) для оценки моделей и 95% доверительных интервалов (ДИ). Мы дополнительно рассчитали p -значения с помощью пакета R «lmerTest» версии 3.0-1 (Кузнецова и др., 2018) и посчитали p <0.05 как значительный. Мы также оценили значения псевдо R в квадрате как процент дисперсии, объясненной после учета фиксированных эффектов подобранных моделей с пакетом R «MuMIn», версия 1.40.4 (Bartoñ, 2018).

Основные анализы

Нашей первой целью было изучить влияние возраста на использование уникальных слов, необычных слов и грамматической сложности. Наша вторая цель состояла в том, чтобы изучить индивидуальные различия в использовании языка разными собеседниками. Для этих целей мы протестировали основные эффекты возраста и собеседников в использовании языка, которые представлены в.Наша третья цель состояла в том, чтобы проверить, влияют ли собеседники на возрастные эффекты в использовании языка, поэтому мы добавили в анализ взаимодействия возраста × внутриличностного собеседника. Поскольку их влияние не было значительным, мы исключили оценки депрессии и стадию болезни пациентов из всех моделей, а также исключили образование из модели уникальных слов и необычных слов.

Таблица 3

Модели с двумя перехватчиками по использованию языка.

902 9011 902 9011 902 Пациент , 1.01] 902 902 902 911 902 902 902 902 902 902 11 11 Пациент 0,24 ∗∗ , 1,30] ]

9571
Модель 1: Энтропия Модель 2: Частота существительных Модель 3: Пунктов в предложении


33

4

95% CI Exp. (Est.) (100%) 95% CI Est. 95% CI
Фиксированные эффекты
Перехват
08
6,00 ∗∗∗ [5,93, 6,08] 128.16 ∗∗∗ [119,41, 137,41] 1,21 ∗∗∗ [1,16, 1,27]
Partner 6,04 ∗∗∗ ,10] 124,77 ∗∗∗ [115,38, 134,80] 1,18 ∗∗∗ [1,13, 1,22]
Возраст 902 Пациент 0.00 [0,00, 0,01] 1,00 [1,00, 1,01] 0,00 [0,00, 0,00]
Партнер 0,00 [0,00, 0,01] 1,00 0,00 [0,00, 0,00]
WP Собеседники:
Пациент -0.26 [-0,47, -0,06] 0,95 [0,69, 1,32] -0,19 ∗∗∗ [-0,29, -0,09]
Партнер [-0,22, 0,19] 0,76 [0,55, 1,04] -0,05 [-0,14, 0,05]
Член (члены) семьи
Пациент 0.07 [-0,18, 0,31] 0,97 [0,65, 1,43] -0,11 [-0,23, 0,01]
Партнер -0,06 [-0,37, 0,24] 0,91 [0,56, 1,49] -0,02 [-0,17, 0,12]
Друзья [-0.39, -0,10] 1,04 [0,83, 1,31] -0,06 [-0,13, 0,01]
Партнер 0,04 [-0,12, 0,20] 2 1,02 -0,07 [-0,15, 0,00]
Незнакомец (и)
Пациент- 0,77, 0,01] 0.91 [0,49, 1,68] -0,23 [-0,42, -0,05]
Partner -0,21 [-0,55, 0,13] 0,66 -0,06 [-0,22, 0,10]
Многосторонний

1,10 [0.93, 1,31] -0,10 ∗∗∗ [-0,15, -0,05]
Партнер -0,03 [-0,15, 0,09] 0,90 [0,7410, 1,09] 90 -0,09 ∗∗∗ [-0,15, -0,04] ​​
Управляющие переменные

1

Пациент -0.01 [-0,02, 0,01]
Partner 0,02 ∗∗ [0,01, 0,04] ​​
за 50 с
Пациент 0,01 ∗∗∗ [0,01, 0,01 **] 101,01 1,02101 1,02 1,02 ] 0,01 ∗∗∗ [0.01, 0,01]
Partner 0,02 ∗∗∗ [0,01, 0,02] 1,02 ∗∗∗ [1,01, 1,02] ∗ 0,01 ∗10 0,01, 0,01]
Случайные эффекты
Перехват (SD)

9011 9011

902 Пациент 0.09 0,10 0,19
Партнер 0,10 0,13 0,15
Остаточный (SD) 0,45 1,61 0,53 1,61 0,53 19,47% 27,61%
-2log вероятность 18248,1 18564,53 9576,322
влияние возраста на использование уникальных слов.Затем мы обнаружили, что пациенты уменьшали количество уникальных слов при разговоре с детьми (
M пациент = -0,26, p <0,05) и друзьями ( M пациент = -0,24, p <0,01), тогда как эффекты для партнеров были незначительными. Чтобы проверить, были ли существенные различия между пациентами и партнерами в использовании уникальных слов при разговоре с детьми и друзьями, мы оценили однократную модель с взаимодействием ребенок × роль и взаимодействие друг × роль.Взаимодействие Ребенок × Роль было незначительным ( b = -0,12, p = 0,10, 95% ДИ [-0,27, 0,02]). То есть и пациенты, и партнеры сокращали уникальные слова при разговоре с детьми. Взаимодействие друг × роль было значимым ( b = -0,14, p <0,01, 95% ДИ [-0,25, -0,03]), что указывало на то, что влияние друзей было значительным для пациентов, но не для партнеров.

В соответствии с нашей третьей целью исследования мы добавили взаимодействия Возраст × Собеседник в Модель 1, чтобы выяснить, влияют ли эффекты внутреннего собеседника на возрастные эффекты при использовании уникальных слов.Хотя эффекты для пациентов были незначительными ( M пациент = 0,00, p = 0,31, 95% ДИ [-0,02, 0,03]), мы обнаружили, что партнеры старшего возраста произносили меньше уникальных слов ( M партнер = -0,02, p <0,05, 95% ДИ [-0,04, 0,00]) с детьми, чем с молодыми партнерами. Чтобы проверить, есть ли существенные различия между пациентами и партнерами, мы оценили модель с одним входом с взаимодействием Ребенок × Возраст × Роль. Трехстороннее взаимодействие было незначительным ( b = 0.01, p = 0,10, 95% ДИ [0,00, 0,03]. Следовательно, пациенты старшего возраста и партнеры использовали меньше уникальных слов при обращении с детьми, чем более молодые пациенты и партнеры.

Необычные слова: средняя частота встречаемости существительных

Как показано в Модели 2 в, не было никаких основных эффектов возраста в использовании необычных слов. Более того, мы не обнаружили каких-либо посторонних эффектов в употреблении необычных слов. Эти результаты противоречили нашим ожиданиям. Для третьей цели исследования мы добавили взаимодействия Возраст × Собеседник в Модель 2.Хотя взаимодействие между возрастом и детьми у пациентов было незначительным ( b = 1,01, p = 0,08, 95% ДИ [0,97, 1,05]), мы обнаружили, что молодые партнеры использовали больше необычных слов, чем старшие партнеры, когда разговаривали с детьми. ( b = 1,04, p <0,05, 95% ДИ [1,01, 1,07]). Кроме того, мы обнаружили, что молодые пациенты использовали больше необычных слов, чем пациенты старшего возраста, когда разговаривали с друзьями [ b = 1,02, p <0,05, 95% ДИ (1,00, 1,04)].Эффекты у партнеров не были значительными [ b = 1,00, p = 0,08, 95% ДИ (0,98, 1,02)]. Чтобы проверить, существуют ли значительные различия между партнерами и пациентами в вышеупомянутых эффектах, мы оценили модель с одним входом с трехсторонним взаимодействием: возраст × дети × роль и возраст × друзья × роль. Взаимодействия были незначительными ( bs, > 0,98, пс, > 0,10, 95% доверительный интервал [0,96, 1,01] [1,00, 1,02]). То есть возрастные различия существовали как у пациентов, так и у партнеров при разговоре с друзьями и детьми.

Грамматическая сложность: предложений в предложении

Как показано в модели 3 в, не было никакого основного эффекта возраста в использовании предложений в предложении. Мы обнаружили, что по сравнению с разговором со своим супругом, пациенты уменьшили 0,19 ( p <0,05) предложений на предложение с детьми и уменьшили 0,23 ( p <0,05) предложений на предложение с незнакомцами. Мы не обнаружили значимых результатов у партнеров при разговоре с детьми или незнакомыми людьми. Более того, мы обнаружили, что и пациенты, и партнеры сокращали количество предложений на предложение в многосторонних беседах ( M пациент = -0.10, M партнер = -0,09, p s <0,05). Затем мы оценили однократную модель с двусторонним взаимодействием, чтобы проверить, существенно ли различались эффекты у детей и незнакомцев между пациентами и партнерами. Мы обнаружили значимые эффекты во взаимодействии «Дети × роль» ( b = -0,07, p <0,05, 95% ДИ [-0,14, 0,00]). То есть только пациенты уменьшили количество статей в предложении с детьми. Кроме того, мы обнаружили, что взаимодействие «Незнакомец × роль» было незначительным ( b = -0.09, p = 0,17, 95% ДИ = [-0,21, 0,04]). То есть и пациенты, и партнеры сокращают количество предложений в предложении при разговоре с незнакомыми людьми по сравнению с разговором с супругом.

Наконец, в соответствии с нашей третьей целью исследования, в Модель 3 были добавлены взаимодействия Возраст × Собеседник. Мы обнаружили, что в то время как взаимодействие Незнакомцы × Возраст не было значимым для пациентов ( M пациент = 0,01, p = 0,07, 95% ДИ [0,00, 0,03]), у старших партнеров было меньше предложений на предложение ( M партнер = -0.02, p <0,05, 95% ДИ [-0,03, 0,00]), чем молодые партнеры при разговоре с незнакомцами. Затем мы оценили модель с одним входом и протестировали взаимодействие Возраст × Незнакомцы × Роль и нашли значимый результат ( b = 0,01, p <0,01, 95% ДИ [0,00, 0,02]). То есть возрастные различия в предложениях на предложение при разговоре с незнакомыми людьми существовали только у партнеров. Таким образом, представлен обзор всех значительных фиксированных эффектов, упомянутых выше.

Таблица 4

Сводка значимых фиксированных эффектов.

Переменная Возраст Личные собеседники Возраст × Личные собеседники
Энтропия Ребенок <супруга / супруга возраст при разговоре с детьми
Средняя частота встречаемости существительных Возрастает с возрастом при разговоре с детьми и друзьями
Пунктов в предложении Незнакомец <Супруг Многосторонний Для пациенты: ребенок <супруг (а) b Для партнеров: уменьшается с возрастом при разговоре с незнакомыми людьми
Контрольные переменные

Эффект образования был значительным в разделах на предложение.Партнеры с высшим образованием произносили больше предложений в одном предложении ( M партнер = 0,02, p <0,01). В модели с однократным входом мы обнаружили значительную разницу между пациентами и партнерами в образовательных эффектах ( b = -0,01, p <0,001, 95% ДИ [-0,02, -0,01]): образование имело эффект только по пунктам партнеров в предложении. Кроме того, большее количество слов за 50 секунд было связано с большим количеством уникальных слов, более общих слов и большим количеством предложений в предложении.

Обсуждение

В этом исследовании впервые изучались возрастные эффекты и внутриличностные различия в использовании реальных языков собеседниками с помощью натуралистического метода наблюдения. Наши результаты не показали общих возрастных эффектов в использовании уникальных слов, необычных слов и грамматической сложности, когда собеседники не принимались во внимание. По сравнению с разговором со своим супругом, участники использовали меньше уникальных слов с детьми и друзьями. Кроме того, они использовали более простые грамматические конструкции с детьми, незнакомцами и в многостороннем общении.Затем мы обнаружили, что собеседники влияют на возрастные эффекты в использовании языка. В частности, молодые люди использовали больше уникальных и необычных слов с детьми, чем взрослые. Они использовали более необычные слова с друзьями и произносили более сложные грамматические конструкции с незнакомцами, чем пожилые люди. Хотя это выходит за рамки нашей статьи, мы обнаружили некоторые различия между пациентами и партнерами, которые не влияют на общую картину результатов.

Влияние возраста и использование языка в реальной жизни

Вопреки прошлым лабораторным данным, которые показали связь между использованием языка и когнитивным старением (Cheung and Kemper, 1992; Kavé et al., 2009), мы не обнаружили возрастных эффектов в использовании уникальных слов, необычных слов и грамматической сложности без учета собеседников. показывает, что нет очевидного влияния возраста на использование уникальных слов и необычных слов. Хотя грамматическая сложность, кажется, имеет более высокие баллы в среднем возрасте, влияние возраста не достигло значительного уровня. Обратите внимание, что мы также проверили квадратичные эффекты возраста, но они не были значимыми ( M s = 0,00, пс > 0.05, 95% доверительный интервал [0,00, 0,00]). Horton et al. (2010) предположили, что возрастные эффекты, вероятно, будут замаскированы в реальной жизни, где говорящим разрешается использовать различные способы для достижения своих коммуникативных целей. В нашем предварительном анализе мы обнаружили, что около 90% слов в каждом звуковом файле продолжительностью 50 секунд находились в пределах 2000 наиболее часто используемых слов в Американском национальном корпусе. Пятилетние дети, поступающие в школу, имеют словарный запас от 4 000 до 5 000 словарных семейств, а у выпускников университетов - около 20 000 (Nation and Waring, 1997) 6 .Это указывает на то, что даже если у человека богатый словарный запас, он, как правило, использует только ограниченный набор слов в повседневной жизни. Точно так же участники произвели около 1,4 предложения на предложение в лабораторных монологах (Kemper et al., 1989). Напротив, количество предложений в предложении в этом исследовании варьировалось от 1,1 до 8 предложений в предложении, с менее структурированной речью, чем речь в лаборатории 7 . Таким образом, наши наблюдения показали, что использование языка в реальной жизни не часто отражает максимальный уровень вербальных способностей людей, которые были проверены в однородной и стабильной среде, такой как лаборатория.

Теоретически реальное поведение концептуализируется как взаимодействие между личными характеристиками и различными поддерживающими или препятствующими контекстами (Diehl and Willis, 2003; ВОЗ, 2015). В отличие от лаборатории, где проверяются верхние пределы способностей (Baltes et al., 1984), в повседневных жизненных задачах, даже если верхние пределы вербальных способностей меняются с возрастом, возрастные эффекты могут быть ослаблены, если контекстуальные требования не высоки. и когда люди могут активно регулировать свою деятельность (Lewin, 1951; Martin and Moor, 2012).Например, в разговорах в реальной жизни пожилые люди могут в определенных случаях ограничивать себя относительно ограниченным словарным запасом, чтобы способствовать беглости общения или избежать ошибок в поиске, таких как переживания на кончике языка (James and Burke, 2000). Или же молодые участники могут в свободной беседе произносить более простые предложения, чем в лабораторных экспериментах, предназначенных для оценки их вербальных способностей (Cheung and Kemper, 1992). Такие случаи могут маскировать возрастные эффекты при использовании языка в реальной жизни.Это предположение также согласуется с эмпирическими данными, которые показали, что снижение когнитивных функций при старении оказывает более тонкое влияние на познавательную деятельность в реальной жизни, чем на когнитивные способности в контролируемых лабораторных условиях (Park and Gutchess, 2000; Howieson, 2015).

Тем не менее, хотя возрастной диапазон нашей выборки составлял от 24 до 94 лет, большинство участников были в возрасте от 30 до 70 лет. Небольшое количество молодых участников в нашей выборке также может объяснить незначительные возрастные эффекты в использовании языка.В целом, мы рассматриваем наши результаты как предварительные доказательства, поскольку это исследование является первой попыткой использовать метод EAR для изучения использования языка в реальной жизни в зависимости от возраста и влияния внутреннего собеседника. Однако мы считаем, что наши предварительные результаты открывают новую перспективу для изучения использования языка в реальной жизни.

Внутриличностные вариации в использовании языка у собеседников

Мы обнаружили внутриличностные вариации в использовании языка у собеседников. Эти эффекты предварительно подтвердили нашу точку зрения о том, что собеседники должны приниматься во внимание при исследовании использования языка в реальной жизни.Согласно исследованию дизайна аудитории, вариации могут быть интерпретированы как люди, проектирующие свой язык в первую очередь в ответ на свою аудиторию (Horton and Gerrig, 2002; Schober and Brennan, 2003). Мы обнаружили, что и пациенты, и партнеры использовали меньше уникальных слов при обращении с детьми. Это наблюдение согласуется с выводами Adams et al. (2002), которые показали, что участники использовали больше повторяющихся слов с ребенком, чем с экспериментатором. Повторение может формировать ритмический рисунок, привлекающий внимание аудитории (Tannen, 1987).Участники могли использовать повторение, чтобы помочь детям понять. Кроме того, пациенты использовали более простые грамматические конструкции с детьми, чем с супругами. Вполне вероятно, что пациенты использовали более простые предложения, чтобы помочь детям понять информацию, что также соответствует мнению Адамса и соавт. (2002). Тем не менее, у отцов и матерей, похоже, были разные коммуникативные стили при разговоре со своими детьми (например, Rowe et al., 2004), и гендерные различия в речи, ориентированной на детей, могли отразиться на грамматической сложности.

Кроме того, мы обнаружили, что пациенты использовали меньше уникальных слов с друзьями, чем с супругом. Это открытие удивительно: Rauers et al. (2011) показали, что участники использовали меньше слов с супругом, чем с незнакомыми людьми, потому что знакомство с аудиторией позволяло общаться с меньшим количеством слов. Соответственно, мы рассудили, что наши участники использовали больше уникальных слов с друзьями, чем с супругом, особенно потому, что пары в нашем исследовании жили вместе и хорошо знали друг друга.У нас есть умозрительное объяснение: продолжительность отношений между парами колебалась от 0,4 до 61,7 года, и степень знакомства между парами, вероятно, была разной. Некоторым из наших участников давние близкие друзья могут быть более знакомыми, чем супруга. Кроме того, отметим, что влияние друзей на использование уникальных слов было значительным для пациентов, но не для партнеров. Различие может быть связано с гендерными различиями в целях общения: в то время как мужчины стремятся установить и поддерживать статус в разговоре, женщины, как правило, вступают в разговоры, чтобы создать и укрепить интимную связь (Tannen, 1990).Мы не можем проверить эти предположения. Тем не менее, они указывают на важную проблему для изучения влияния собеседника при использовании языка в реальной жизни, которую мы обсудим в следующих параграфах.

Более того, мы обнаружили, что и пациенты, и партнеры использовали более простые грамматические конструкции при разговоре с незнакомыми людьми и в многостороннем общении, чем при разговоре с супругом. Ораторы, вероятно, снизили грамматическую сложность, чтобы улучшить понимание собеседников, которые менее осведомлены о разговоре (Rauers et al., 2011; Юн и Браун-Шмидт, 2017). Наш предварительный анализ показал, что около 93% многосторонних разговоров происходили с участием супруга. Таким образом, участники, использующие больше уникальных слов и меньшее количество предложений в предложении в многостороннем общении, чем их супруга, вероятно, будут использовать речевые аккомодации для других собеседников в группе (кроме супруга), включая друзей (48%), детей (33%). ), члены семьи (22%), незнакомые люди (9%) и неизвестные люди (4%).

Кроме того, мы не обнаружили различий между разговором с членами семьи и разговором с супругом.Различия в использовании языка между супругом и членами семьи могут быть небольшими, поскольку все они являются взрослыми членами семьи. Кроме того, мы не обнаружили различий в использовании необычных слов у разных собеседников. Частота существительных у собеседников казалась стабильной. Этот вывод согласуется с прошлым исследованием EAR, которое показало, что словарный запас у молодых людей стабильный в разных контекстах (например, в местах, занятиях) (Mehl and Pennebaker, 2003).

В целом, наши результаты показали, что использование уникальных слов различается при разговоре с детьми и друзьями, и что грамматическая сложность варьируется для детей, незнакомцев и в многостороннем общении.Ссылаясь на прошлые исследования дизайна аудитории, мы предложили несколько умозрительных объяснений наблюдаемых эффектов собеседника. Мы не можем проверить наши предположения в этом исследовании, но эти предположения выделили одну важную проблему: в реальной жизни собеседник определенного типа может оказывать комплексное и многомерное влияние на использование языка, например, знакомство (Rauers et al., 2011) и потребности. понимания (Адамс и др., 2002). В отличие от строгих лабораторных экспериментов с четкими коммуникативными целями и задачами (Horton and Gerrig, 2016; Ferreira, 2019), категоризация типов собеседников может оказаться недостаточной для полного объяснения вариаций в использовании уникальных слов, необычных слов и грамматической сложности в реальная жизнь.Однако обнаружение значительного фиксированного эффекта собеседника - это первый шаг к установлению новой перспективы понимания использования языка в реальной жизни в контексте когнитивного старения. Поскольку в реальной жизни окружающая среда более разнообразна и нестабильна, чем в лаборатории, мы считаем необходимым учитывать контекстные эффекты. Следующим шагом будет подробное исследование влияния контекста на использование языка в реальной жизни.

Важно отметить, что мы не собираемся утверждать, что наши результаты подтверждают или опровергают прошлые исследования дизайна аудитории.Мы использовали прошлые результаты в качестве ориентира, чтобы найти возможные объяснения для интерпретации наблюдаемых эффектов собеседника. Для изучения механизма коммуникативных процессов дизайна аудитории потребуются строгие экспериментальные разработки (Horton and Gerrig, 2016; Ferreira, 2019), что выходит за рамки данной статьи. Более того, подход натуралистического наблюдения не позволяет нам узнать намерения говорящего в языковых вариациях собеседников. В будущих исследованиях можно будет извлечь пользу из наших реальных наблюдений и использовать многометодный подход с выборкой опыта для получения самоотчетов от участников.

Влияние собеседников на влияние возраста на использование языка

В этом исследовании мы изучали, различается ли влияние возраста на использование языка у разных собеседников. Наблюдаемые значимые взаимодействия Возраст × Собеседник подтвердили наши ожидания того, что влияние возраста на использование языка будет зависеть от собеседников. Во-первых, молодые люди использовали больше уникальных слов и более необычных слов, чем взрослые с детьми. Этот результат согласуется с лабораторными наблюдениями, согласно которым пожилые люди использовали более простой язык с детьми, чем молодые люди (Adams et al., 2002). Согласно теории социально-эмоциональной избирательности (Carstensen et al., 1999), эмоциональные выгоды от социального взаимодействия приобретают большее значение, чем приобретение знаний по мере взросления. В свою очередь, пожилые люди могли использовать более простые языковые особенности (то есть больше повторений и меньше необычных слов), чтобы достичь эмоциональных успехов во взаимодействии с детьми. Во-вторых, молодые люди использовали больше необычных слов, чем пожилые люди, когда разговаривали с друзьями. Поскольку для молодых людей приобретение знаний более важно, чем эмоциональные приобретения (Carstensen et al., 1999), вероятно, что молодые люди обмениваются более разнообразной информацией в разговорах с друзьями, чем взрослые.

Наконец, старшие партнеры использовали более простые грамматические конструкции с незнакомцами, чем молодые партнеры. С одной стороны, это открытие можно интерпретировать как пожилые люди, упрощающие свой язык больше, чем молодые люди, для передачи информации незнакомцам. В качестве альтернативы, разговоры с незнакомыми людьми могут включать новую информацию, которая создает когнитивные проблемы и заставляет участников снижать грамматическую сложность, и пожилые люди могут быть затронуты больше, чем молодые люди (Kemper et al., 2010). Однако влияние возраста на сложность грамматики при разговоре с незнакомыми людьми не было значимым для пациентов. Москосо дель Прадо Мартин (2016) обнаружил, что грамматическая сложность снижается у мужчин в старшем возрасте, но не у женщин. Гендерные различия могут объяснить, почему мы обнаружили возрастные различия только у партнеров в грамматической сложности.

В реальной жизни, где контексты более разнообразны и нестабильны, чем в лаборатории, возрастные эффекты в использовании языка очевидны только в некоторых контекстах, т. Е., разговаривая с друзьями, детьми и незнакомцами. Эти контексты могут представлять различные целевые стимулы или когнитивные проблемы. Хотя мы не можем подтвердить, какой механизм вызвал возрастные различия, наши результаты показывают, что эффекты когнитивного старения не следует рассматривать изолированно от контекста. Поскольку растет интерес к сбору «больших данных» и пониманию когнитивной деятельности в реальной жизни (например, Verhaeghen et al., 2012; Demiray et al., 2017, 2018), следует принять перспективу рассмотрения как индивидуальных характеристики и контексты.

Влияние образования и роли (пола) на использование языка

Наконец, мы контролировали образование, роль, баллы депрессии и стадию болезни пациентов. Во-первых, партнеры с высшим образованием создали более сложные грамматические структуры, чем партнеры с более низким образованием. Эти результаты согласуются с предыдущими исследованиями, в которых изучались телефонные разговоры и обнаруживались образовательные эффекты в грамматической сложности Moscoso del Prado Martín (2016). Однако мы не уверены, почему учебные эффекты в плане грамматической сложности не были воспроизведены с пациентами.Кроме того, в отличие от предыдущих исследований (например, Meylan and Gahl, 2014), мы не обнаружили связи между использованием уникальных и необычных слов и образованием. Фактически, наш предварительный анализ показал, что около 90% произнесенных слов были среди 2000 наиболее часто используемых слов, что может указывать на то, что уровень образования не имеет отношения к реальной лексике.

Кроме того, когда мы использовали образцы речи пациентов с раком груди и их супругов, мы обнаружили некоторые различия между пациентами и партнерами: некоторые результаты были значительными только в одной группе, но не в другой.Мы предположили, что эти различия были гендерными, потому что мужчины и женщины, как правило, имеют разные стили разговора и предпочитают разные разговорные темы (Tannen, 1990; Pasupathi, 2003; Newman et al., 2008). Однако без достаточных эмпирических данных мы можем предложить только умозрительные объяснения. Обратите внимание, что мы контролировали показатели депрессии участников и стадию рака у пациентов и можем исключить возможность того, что эти факторы влияют на использование языка. Более того, рак упоминался только в 5% разговоров пар в этом исследовании (Robbins et al., 2014). Таким образом, мы пришли к выводу, что наличие рака не оказало большого влияния на использование языка нашими участниками. Кроме того, хотя некоторые результаты не были стабильно значимыми для пациентов и партнеров, мы не показали каких-либо противоположных закономерностей для этих двух групп. Таким образом, мы считаем, что эти различия не повлияли на общую картину наших результатов.

Ограничения и направления на будущее

Это исследование пополнило литературу своим натуралистическим методом наблюдения и выборкой продолжительности жизни взрослых.Однако, поскольку в нем была сделана первая попытка исследовать возраст и влияние внутреннего собеседника при использовании языка в реальной жизни, у него было несколько ограничений. Во-первых, некоторые ожидаемые эффекты собеседника не наблюдались в нашей выборке, что может быть связано с небольшим количеством наблюдений для некоторых собеседников (например, членов семьи). Ограничением натуралистических наблюдательных исследований является то, что некоторые события / поведения могут происходить нечасто и, таким образом, влиять на статистические оценки. В будущих исследованиях можно было бы рассмотреть вопрос о продлении периода сбора данных, чтобы получить достаточное количество наблюдений для каждого собеседника.Во-вторых, причины языковых различий разных собеседников в реальной жизни были неясны. Мы заметили, что разные собеседники используют разные языки, но фактические намерения говорящих неизвестны. В будущих исследованиях следует попытаться понять субъективное восприятие говорящими во время использования языка. Сочетание нашего натуралистического метода наблюдения с методологией выборки опыта (т. Е. Одновременный сбор самоотчетов участников) приведет к более сильному подходу с использованием нескольких методов.В-третьих, из-за сложности наших статистических моделей мы не могли оценить случайное влияние разных собеседников на использование языка. Мы сочли важным изучить, варьируется ли использование языка в разных контекстах реальной жизни, прежде чем углубляться в индивидуальные различия в конкретных эффектах собеседника. В будущих исследованиях следует изучить индивидуальные различия в эффектах собеседника. В-четвертых, участниками этого исследования были пары, борющиеся с раком груди. Хотя мы обнаружили, что стадия рака у пациентов и показатели депрессии участников не влияли на использование языка, пациенты все же могут иметь другое коммуникативное поведение, чем здоровые взрослые.В будущих исследованиях следует изучить различные образцы, чтобы улучшить понимание использования языка в реальной жизни. Тем не менее, мы полагаем, что наши выводы дают важные предварительные сведения о личных вариациях в использовании языка в реальной жизни. Наконец, поскольку пол (то есть мужчины, женщины) и роли (то есть партнер, пациент) почти полностью совпадали в этом исследовании, мы не смогли эмпирически разделить, были ли различия у пациентов и партнеров результатом гендерных различий или различий в ролях.В будущих исследованиях следует принимать во внимание гендерные эффекты при использовании языка в реальной жизни и старении.

Заключение

Наш метод натуралистических наблюдений является новым и впервые был использован для понимания возрастных эффектов и внутриличностных вариаций использования языка в исследованиях когнитивного старения. Благодаря этому методу мы смогли наблюдать, как взрослые разного возраста на самом деле разговаривают в естественной среде обитания. Мотивировавшись ожиданием того, что когнитивные и контекстные факторы могут взаимодействовать, чтобы повлиять на использование языка, мы обнаружили, что использование уникальных слов и грамматическая сложность варьировались при разговоре с разными собеседниками (т.е., дети, друзья, незнакомцы, в многостороннем общении). Кроме того, на влияние возраста на использование языка оказывали влияние собеседники (например, дети, друзья, незнакомцы). В заключение, это исследование, использующее метод натуралистического наблюдения, вносит свой вклад в литературу, исследуя влияние возраста и индивидуальных различий между собеседниками при использовании языка в реальной жизни. Учитывая его новаторские усилия, наши результаты являются предварительными. Тем не менее, они предлагают новую перспективу изучения использования языка в реальной жизни в контексте когнитивного старения с акцентом на индивидуальных характеристиках (т.е., возраст), контекст (то есть собеседники) и взаимодействие между индивидуальными характеристиками и контекстом.

Собеседники и посредники -

Хотя некоторые преподаватели готовит фокус-группы и опросы, другие предпочитают выйти на поле и поговорить людям, которые работают с целевой аудиторией или группой клиентов. Это преимущество в быстроте, если при установлении с должной осторожностью с кем следует вести разговоры. Это также помогает преподавателям получить доступ к целый ряд нюансов и подводных течений, которых трудно достичь в любом другом способ.Еще одно преимущество состоит в том, что такие люди предоставляют фонд местных знаний. об условиях образования, политической среде и идентификации образовательных вопросов.

Эта консультация или беседа ведется на уровне практикующего специалиста, от педагога к педагогу; или на уровень педагога и лидера сообщества. Таким образом, это также гарантирует, что право собственности программы разрабатываются с самого начала. Есть недостатки этот подход, особенно если он полагается на исключение дополнительных сбор информации.Но в образовательных целях, где местные знания и местные собственность настолько важна, что это эффективный и относительно экономичный способ получить программу в поле.

Может быть продлен в эффективность при ограниченных дополнительных затратах за счет добавления двух связанных методов. В во-первых, это консультативная конференция, на которой собираются разные люди и обсудить образовательные потребности и условия обучения в структурированной программе. Структурированная программа может быть как очень формальной по своему характеру, так и с разными спикеры, обращающиеся на разные темы или более неформальные и ориентированные на диалог, с кратким введением в вопросы, за которым следует круглый стол обсуждения.

Специализированная фокус-группа выбор членства основан на компетенции практикующего специалиста и местных знание.

Два разных типа человек

Идти в поле и разговаривать с людьми наугад неадекватно. Необходимо соблюдать осторожность в подбор людей. Понимание использования двух терминов "собеседник" и "посредник" дает некоторое представление о выбор, который необходимо сделать. Термины также указывают на некоторые из трудности и ограничения, с которыми можно столкнуться, и намекают на уход это нужно принять.Собеседники говорят вместо целевой аудитории или от их имени. Посредники стоят между воспитателем и аудитории и выступать в качестве моста между ними.

Педагоги разработают список людей, с которыми можно поговорить, на основе их оценки эффективное общественное образование и неправительственные организации, работающие в сфере расследования. Сфера исследования может быть национальный, региональный или местный. Кроме того, они определят лидеров сообщества. в зависимости от их легитимности в конкретном сообществе.

Наконец, они могут заниматься плодотворный разговор с людьми, которые взаимодействуют с сообществом и мир преподавателей, таких как студенты, ученые и члены дипломатических тела. Последняя может быть особенно полезной группой там, где есть широкая разрыв между педагогической группой и сообществом: например, когда планируется международная программа или когда педагогической группе нужно работать в той части страны, где у них нет предыдущего опыта. На самом деле это будет иметь важное значение для выявления таких людей, которые могут присоединиться к команде преподавателей на расширенная база, если возможно, даже как интерпретаторы и драйверы, если не как сами педагоги.

Идентификация людей

После того, как предварительный список собраны, его можно оценить в сотрудничестве с людьми, которые уже идентифицировано. Другими словами, сборник списка людей интерактивный процесс. Педагоги определяют первый круг людей, возможно, на основании совета доверенной НПО или даже на основании избирательной директивы органы власти. Затем эта группа людей предлагает других, кого педагог должен контакт.

Второй список будет расти а также содержать людей, назначаемых на регулярной основе.Второй раунд будут происходить разговоры, и список будет расти. В какой-то момент в этом упражнения, список станет круглым. Другими словами, новые ссылки будут сделано людям, с которыми педагоги уже разговаривали.

Педагоги захотят взять заботиться о сохранении хороших записей разговоров, которые у них были, и подробности о тех, кого они опросили.

Конфиденциальность

В ситуациях, когда эти обсуждения проводятся в контексте конфликта, и когда участники обсуждают потребности членов своих избирательных округов, нужно понимать, что собираемая информация будет обрабатывается конфиденциально.Особенно когда ведутся разговоры между практиками будут критические и рефлексивные комментарии об организациях действующие в сообществе и с заданным округом. Предположение из этих разговоров заключается в том, что разрабатываются программы, чтобы помочь целевым аудитории. Любое другое использование информации может повлиять на отношения, существующие между опрашиваемыми и сообществами в которых они действуют.

Ограничения

Техника предложенные здесь, основаны на методологии, используемой в оценочных исследованиях и описывается как «триангуляция».Этот термин используется при установлении положение места или человека на карте. Другими словами, информация получается который устанавливает определенное направление. Зная, куда взято направление from позволяет провести линию через карту. Тогда аналогичное направление взято с другой позиции. Если это сделать трижды с разных точек, на карте образуется небольшой треугольник. Вот где человек или место будут найдены.

В случае беседы и интервью с разными собеседниками и посредники о том же сообществе, преподаватель будет делать заметки как о предоставляемой информации, так и об источнике этой информации.В другими словами, они будут судить информацию относительно интересов и должность лица, дающего информацию.

Если это сделано с осторожностью и если такой же разговор ведется с несколькими людьми, данные о сообществе будет становиться все надежнее. Будет возможно поместите сообщество на карту данных, некоторые из которых подтверждают и расширяют в то время как некоторые из них вызывают скептицизм и негативные последствия.

Как уже упоминалось, может быть проблемы.Однако их можно преодолеть, если использовать эту конкретную технику. в сочетании со сбором информации с помощью других средств, таких как опросы, существующие данные и фокус-группы. Также можно проверить данные, которые собрал с референтной группой.

Референсные группы

Педагоги могут учредить небольшая референтная группа доверенных организаций и лиц, с которыми они могут просматривать информацию, которую они получают в полевых условиях. Такие группы встречаются регулярно, но не имеют прямого интереса к предлагаемому направлению программа или ее предполагаемый результат.

Сговор и Ненадежность

Бывают случаи, когда в интересах некоторых людей и организаций, что у педагогов есть особый взгляд на сообщество. Может сложиться впечатление, что педагог команда имеет доступ к деньгам, которые будут потрачены в сообществе или которые команда преподавателей должна разрабатывать программы таким образом, чтобы сообщество или даже конкретная политическая партия. Если команда преподавателей состоящие из посторонних, они могут даже не осознавать, что они интервьюируют друг друга и обсуждают последствия программа между собой.

Такого сговора не должно быть предпринимаются с целью снижения достоверности передаваемой информации. при условии. Люди заинтересованы в том, чтобы их считали посредниками или поддержание своего престижа в сообществе. Они могут не захотеть признать в области невежества и могут преувеличивать свой уровень влияния, чтобы произвести впечатление на команду преподавателей.

Групповое мышление

Также может быть преобладающее мнение о местных проблемах среди избранных, которое не совсем соответствовать настоящей реальности.Во время переходных периодов и кризисов существенные сдвиги в условиях реальности, и организации в частности не всегда могут идти в ногу с этими сменами.

Или может быть доминирующий политические организации и идеи, которые принимаются как должное. Это могут быть настоящий. Одна партия вполне может иметь поддержку всех членов местного сообщество. Но в таких доминирующих положениях часто несогласие легко быть подавленным и стать невидимым. Конечно, здесь возникает интересное предложение о том, что члены партий поддержки меньшинства также могут заявлять о том, что не может быть протестирован.

Контроль доступа

Наконец, вот такие которые действуют как «привратники», а не как проводники. Они контролируют доступ к информация сообщества. Некоторые принимаются в сообщество, другие - нет. А также Причины этого контроля могут быть политическими, идеологическими или личными. Команды преподавателей будут развивать внутреннее разнообразие, чтобы гарантировать, что они не исключены, потому что все они мужчины, или все из определенной страны, или особая культурная и этническая принадлежность.

Одно это не помешает охрана ворот. Но разработка итеративного подхода может помочь в преодоление этого. В традиционных обществах педагогам, возможно, придется проявить терпение, если они хотят пройти через ворота. Существует ряд стратегий для работы с с этим, но, пожалуй, самым эффективным является развитие отношений доверия с посредником, который может познакомить преподавателя с традиционными лидерство.

Информация о тестировании

Педагоги переезжают в ситуации, когда они подозревают, что информация может быть окрашена любым из выше будет искать мыслящих людей, которые готовы быть справедливыми по отношению к все политические точки зрения и кто может продемонстрировать надежность своих мнения, указывая на подтверждающие доказательства.Или они могут выбрать интервью, включающие представителей целевой аудитории непосредственно на основе небольшая выборка, только для целей проверки, а не проведение полного опрос.

Оценка человечности собеседника в глазах смотрящего

Abstract

Несмотря на огромные успехи в искусственном синтезе языков, ни одной машине до сих пор не удавалось обмануть человека. Большинство исследований было сосредоточено на анализе поведения «хорошей» машины.Здесь мы выбираем противоположную стратегию, анализируя поведение «плохих» людей, то есть людей, воспринимаемых как машины. В премии Лебнера в области искусственного интеллекта представлены люди и искусственные агенты, пытающиеся убедить судей в своей человечности с помощью компьютерной коммуникации. Используя эту настройку в качестве модели, мы исследовали здесь, может ли языковое поведение людей, воспринимаемых как нечеловеческие, позволить нам идентифицировать некоторые из основных параметров, участвующих в суждении о человечности агентов.Мы проанализировали описательные и семантические аспекты диалогов, в которых испытуемым удалось или не удалось убедить судей в своей человечности. Используя когнитивные и эмоциональные аспекты в глобальной поведенческой характеристике, мы демонстрируем важные различия в моделях поведенческой выразительности судей, независимо от того, воспринимали ли они своего собеседника как человека или машину. Кроме того, индикаторы интереса, показанные судьями, предсказывали окончательное суждение о человечности. Таким образом, мы показываем, что суждение о человечности собеседника во время социального взаимодействия зависит не только от его поведения, но и от самого судьи.Таким образом, наши результаты демонстрируют, что суждение о человечности находится в глазах смотрящего.

Образец цитирования: Lortie CL, Guitton MJ (2011) Суждение о человечности собеседника находится в глазах смотрящего. PLoS ONE 6 (9): e25085. https://doi.org/10.1371/journal.pone.0025085

Редактор: Аттила Сольноки, Венгерская академия наук, Венгрия

Поступила: 2 июня 2011 г .; Принята к печати: 24 августа 2011 г .; Опубликовано: 22 сентября 2011 г.

Авторские права: © 2011 Lortie, Guitton.Это статья в открытом доступе, распространяемая в соответствии с условиями лицензии Creative Commons Attribution License, которая разрешает неограниченное использование, распространение и воспроизведение на любом носителе при условии указания автора и источника.

Финансирование: Эта работа была поддержана Канадским советом по естественным наукам и инженерным исследованиям (NSERC - номер гранта 371644). MJG имеет карьерный грант от «Fonds de la Recherché en Santé du Québec» (FRSQ). CLL поддерживается стипендией «Fond d'Enseignement et de Recherches» (FER) фармацевтического факультета Университета Лаваля, а также «Центром исследований Sur le Cerveau, le Comportement et la Neuropsychiatrie» (CRCN).Финансирующие организации не играли никакой роли в дизайне исследования, сборе и анализе данных, принятии решения о публикации или подготовке рукописи.

Конкурирующие интересы: Авторы заявили, что никаких конкурирующих интересов не существует.

Введение

Поскольку использование Интернета и приложений виртуальной реальности в значительной степени распространяется в повседневных ситуациях, потребность в человекоподобных автономных агентах быстро растет [1], [2]. Одним из основных критериев создания убедительного человекоподобного автономного агента является его способность убедительно имитировать человека [3] - [7].Расширение использования виртуальных агентов в медицинских и образовательных областях, таких как лечение фобий или физическая реабилитация, делает гуманизацию искусственных агентов одним из главных приоритетов прикладных когнитивных наук в ближайшем будущем.

Технологии, поддерживающие проектирование виртуальных пространств, в настоящее время достигли уровня зрелости, достаточно продвинутого для получения очень убедительных результатов в отношении чисто визуальных аспектов агентов [8]. На протяжении десятилетий многие авторы улучшали искусственные агенты, изучая и изменяя определенные аспекты, важные в человеческих взаимодействиях, такие как внешний вид [8], [9], форма тела [10], [11], движения [12], [13] , или голос [14], [15].

Однако попытки убедить испытуемых в человечности искусственного агента остались безуспешными [16]. В самом деле, физические факторы - не единственные элементы, которые необходимо учитывать. В частности, поведение агента является центральным компонентом его человеческой вероятности. Другими словами, человекоподобные агенты должны обладать развитыми когнитивными способностями (например, социальными навыками, интеллектом, языком), чтобы пользоваться доверием в качестве партнера по общению [1], [4], [6].Эта цель еще не достигнута, поскольку нынешние агенты все еще не когнитивно убедительны, чтобы заставить людей поверить в то, что они взаимодействуют с реальным человеком.

С первых дней исследований в области искусственного интеллекта язык был определен в качестве основного продукта для проверки когнитивных способностей искусственных агентов на человеческом уровне в экспериментальных условиях. Пионер в области искусственного интеллекта Алан Тьюринг предложил известный теперь тест для определения способности агента имитировать людей [6].Тест Тьюринга - это экспериментальная ситуация, в которой субъект и компьютерная программа, скрытые за экраном, общаются с человеком-экзаменатором посредством текстовых сообщений. Если исследователь не может определить, какой терминал управляется человеком, а какой - компьютерной программой, считается, что последний прошел тест Тьюринга, то есть компьютер неотличим от человека.

Усилия исследователей робототехники или компьютерной коммуникации пока не увенчались успехом в создании агента, способного пройти тест Тьюринга [4], [16].Столкнувшись с этой проблемой, мы были заинтересованы в другом подходе к проблеме «ложного человека» агента. Поскольку предыдущие безуспешные попытки были сосредоточены в первую очередь на повышении когнитивной - и, что более важно, лингвистической - достоверности агентов, стало очевидно, что необходима другая точка зрения, чтобы улучшить фактическое понимание взаимодействий между искусственными агентами и реальными людьми.

При текущем уровне знаний то, чему нас может научить лучшее программное обеспечение, все еще ограничено из-за врожденных предубеждений, вызванных программированием.Начиная с самых ранних работ по компьютеризированному языку, подавляющее большинство исследователей изучали лингвистическое и интерактивное поведение лучших доступных агентов [4], [17] - [19]. Здесь мы решили совершить коперниканскую революцию. Вместо того, чтобы сосредоточиться на «хороших роботах», мы сосредоточились на «плохих людях», то есть на людях, которых независимые судьи сочли нечеловеческими. Таким образом, мы спросили себя, можно ли определить точные параметры успешного взаимодействия, анализируя лингвистическое поведение субъектов, рассматриваемых как машины в компьютерной коммуникативной задаче.

Чтобы ответить на этот важный вопрос, мы выбрали в качестве модели премию Лебнера в области искусственного интеллекта. Премия Лебнера - это последняя версия теста Тьюринга, использующая лингвистическое производство в форме диалога между программами, людьми и судьями. С 1991 года в этом ежегодном конкурсе собираются люди и машины (лингвистическое программное обеспечение), которые пытаются убедить судей в своей человечности, общаясь через компьютерные терминалы, не видя друг друга. После разговоров судьи решают, какие терминалы управлялись людьми, а какие - программами.

Однако до сих пор очень интересный аспект премии Лебнера игнорировался. На протяжении многих лет судьи воспринимали некоторых участников как машин . В то время как программы пытаются обмануть судей, чтобы они поверили в свою человечность, человеческие субъекты не должны прилагать никаких особых усилий, чтобы убедить других людей в том, что они действительно те, кем себя называют. Что могло произойти во время взаимодействия, чтобы люди считались нечеловеческими? Какие параметры должны присутствовать, чтобы гарантировать положительную идентификацию человека в рамках социального взаимодействия, суженного до компьютерного общения?

Вместо изучения хороших роботов этот новый подход к изучению лингвистического поведения «плохих» людей-участников был сосредоточен на том, как людей можно было рассматривать как роботов в ходе слепого социального взаимодействия.Модель премии Лебнера позволила нам изучить семантические аспекты диалога, который может ввести судью в заблуждение относительно человечности собеседника, путем изучения того, какие ошибочные события вызвали такую ​​негативную поведенческую реакцию по отношению к участнику. Используя когнитивные и эмоциональные аспекты в глобальной поведенческой характеристике, мы предполагаем важность мультимодальных, эмоциональных и когнитивных параметров при анализе сложного социального поведения. Наши результаты показывают, что суждение о человечности собеседника во время социального взаимодействия зависит не только от его поведения, но и от поведения самого судьи.Таким образом, мы демонстрируем, что суждение о человечности находится в глазах смотрящего.

Методы

1. Опытная модель

диалогов были извлечены из премии Лебнера в области искусственного интеллекта . Во время этого ежегодного конкурса предметы и разговорные программы пытаются убедить судей в своей человеческой природе с помощью компьютерного общения. Ни одной разговорной программе еще не удалось обмануть судей, но некоторые люди не смогли убедить судей в своей человеческой природе и были признаны роботами по крайней мере одним из них.В настоящем исследовании мы сосредоточились на характеристиках диалогов между людьми, которых хотя бы раз признали роботами, и их соответствующими судьями. Таким образом, лингвистические произведения были разделены на четыре группы: субъекты, оцененные как люди, те же субъекты, оцененные как роботы, судьи, выносящие человеческое суждение о своем собеседнике, и судьи, оценивающие своего собеседника с помощью роботов.

2. Сбор данных

образцов диалогов были собраны с помощью транскрипции, доступной в базе данных премии Лёбнера в области искусственного интеллекта (http: // www.loebner.net/Prizef/loebner-prize.html). Отбирались диалоги, в которых испытуемые рассматривались как роботы минимум одним судьей. За годы существования Премии Лебнера использовалось несколько методов ранжирования, чтобы определить, какие участники выглядели более человечными, чем другие. Когда судей попросили отделить терминалы, которые, по их мнению, управлялись людьми, от терминалов, которые, по их мнению, управлялись машинами (например, в 1992 или 2010 году), их суждение указывало, какие участники считались роботами.Когда судей попросили дать каждому терминалу оценку «человечность» от «определенно машина» до «определенно человек» по пятибалльной шкале Лайкерта, мы посчитали, что следующие суждения «определенно машина» и «вероятно машина» означают судьи считали своего собеседника роботом (например, 2003 год). Когда судей попросили оценить терминалы от 1 как человека до 6 как робота, мы посчитали, что следующие за ним ранги 4, 5 и 6 означают, что судьи считают своего собеседника роботом (например.г., 1997 или 2009 год). Наконец, когда судей попросили разделить процентное соотношение между двумя терминалами в соответствии с их человечностью (100% означает, что человек без всяких сомнений - например, если один терминал получит 90%, другой получит 10%), мы решили, что 60% - это предел, с которого терминал будет считаться роботом (например, 2004 или 2005 год).

Анализ мог быть выполнен только тогда, когда были доступны журналы разговоров всех субъектов и их подробные оценки. Стенограммы диалогов испытуемых и их соответствующих судей были использованы для дальнейшего анализа.Все стенограммы сначала были сохранены в текстовом формате, совместимом с программным обеспечением Microsoft Word, а затем нормализованы для проведения лингвистического анализа.

3. Анализ данных

Параметры, используемые для анализа диалогов, были объединены в три большие категории: описательные параметры, когнитивные параметры и индикаторы интереса. Описательными параметрами были: количество слов, предложений, сообщений, ошибок, слов в предложении, слов в сообщении, предложений в сообщении, количество социальных слов, длинные слова (более 6 букв), слова с положительными эмоциями, слова с отрицательными эмоциями, общее количество эмоций. слова, статьи (a, an, the), приветствия в начале, приветствия в конце и благодарности.К когнитивным параметрам относились: количество ссылок на себя (я, я, мое), упоминания родственников (семьи и друзей), комплименты, проявление агрессивности и возникновение эмоций (страх, счастье, злость, удивление или отвращение). Индикаторами интереса были: количество вопросов, вопросов в сообщении и общее количество используемых когнитивных слов.

Параметры были собраны с использованием классификационных сеток или программы Linguistic Inquiry and Word Count (LIWC) [20]. LIWC - это программа для анализа текста, которая использует внутренний словарь для категоризации слов текстового файла, а затем вычисляет процент вхождений для каждой категории слов, используемых в тексте, как количество слов в данной категории, деленное на общее количество слов. длина.Правильность измерения LIWC была продемонстрирована для эмоционального выражения, представленного в тексте [21], и для определения фокуса внимания, стиля мышления, эмоциональности, социальных отношений и индивидуальных различий [22]. Кроме того, LIWC использовался для изучения образцов текста в онлайн-формате во многих исследованиях (например, [23], [24]).

Паттерны поведенческой выразительности были построены с использованием пяти измерений, выбранных в соответствии с их актуальностью для межличностных взаимодействий. Пять выбранных параметров включали проявление агрессивности, ссылки на себя, ссылки на родственников, комплименты и возникновение эмоций.Затем данные для каждой из четырех групп были нормализованы в зависимости от их относительной важности в группах.

4. Статистический анализ

Анализ различных параметров выполнялся с использованием непараметрического парного критерия Вилкоксона или парных t-критериев Стьюдента, если это позволяла нормальность распределения. Были проведены сравнения между двумя группами (субъекты, оцененные как люди, против субъектов, оцененные как роботы; субъекты, оцененные как люди, а не судьи, судьи как люди; субъекты, оцененные как роботы противсудить о судействе как роботов; судить как человек против судить как робота). Паттерны поведенческой выразительности сравнивались с использованием непараметрического анализа распределения параметров Колмогорова-Смирнова, чтобы учесть различия в паттернах поведенческой выразительности между группами. Если применимо, результаты представлены как среднее ± стандартная ошибка среднего.

Результаты

Основными выводами нашего исследования были доказательства важных различий в моделях поведенческой выразительности судей, независимо от того, воспринимали ли они своего собеседника как человека или машину.Испытуемые, признанные роботами, использовали меньше слов в сообщении, меньше длинных слов и меньше статей, чем те, кого оценивали как людей. Более того, испытуемые, признанные людьми, высказали больше постов и больше комплиментов, чем судьи сочли их людьми. Они также использовали больше слов в посте, больше длинных слов и больше статей, чем судьи, считающие человека людьми. Наконец, судьи, оценивающие как люди, задавали больше вопросов, больше вопросов на пост и использовали больше когнитивных слов, чем испытуемые, считавшиеся людьми.

1.Характеристики образца

Были собраны все стенограммы, доступные с первого года конкурса Лебнера в 1991 году. Данные были доступны за 1992, 1995, 1996, 1997, 1998, 1999, 2000, 2001, 2003, 2004, 2005, 2006, 2007, 2008, 2009 и 2010 годы. Однако несколько лет конкурса пришлось исключить из выборка. В частности, подробные рейтинги диалогов не были доступны за 5 лет конкурса (1995, 1996, 2006, 2007 и 2008 гг.), А диалоги конкурса 2001 года не были доступны.В течение 6 из оставшихся лет конкурса (1997, 1998, 1999, 2000, 2009 и 2010 годы) ни один предмет не рассматривался как машина. Таким образом, наша окончательная выборка состояла из четырех лет присуждения премии Лебнера (1992, 2003, 2004 и 2005 годы).

За эти 4 года в общей сложности 9 испытуемых хотя бы один раз оценивались как машина как минимум одним судьей (Таблица 1). Эти испытуемые произвели 57 диалогов со своими соответствующими судьями (6,33 ± 0,83 диалога на предмет), в общей сложности 21 780 слов (Таблица 1).Из этих 57 диалогов 16 (28,1%) были оценены судьями как созданные машиной, а 41 (71,9%) - как созданный человеком.

2. Описательные параметры

Значительные различия наблюдались по нескольким структурным параметрам. В частности, по количеству постов ( p, <0,05 между испытуемыми, признанными людьми, и судьями, оценивающими людей, Таблица 2) и количеством слов на пост ( p, <0,05 между испытуемыми, оцененными как человек и субъекты, оцененные как машина, таблица 2).Кроме того, некоторые незначительные тенденции наблюдались и в других структурных параметрах, таких как общее количество слов, количество предложений, количество слов в предложении и количество предложений в сообщении (Таблица 2).

Статистические различия также оценивались по лингвистическим параметрам, таким как количество длинных слов (слова из более чем 6 букв; p < .05 между испытуемыми, признанными людьми, и испытуемыми, признанными машинами, и p <.05 между испытуемыми, оцененными как люди, и судьями, оценивающими как людей, Таблица 2) и количеством предметов ( p <0,05 между испытуемыми, признанными людьми, и испытуемыми, оцененными как машины, p <0,05 между субъекты оценивались как люди, а судьи - как люди, таблица 2). Однако не было обнаружено значительных различий между группами по словам с положительными эмоциями, по словам с отрицательными эмоциями и по словам с полной эмоцией.

Удивительно, но не наблюдалось значительной разницы в количестве социальных слов или количестве ошибок (Таблица 2).Наконец, между четырьмя группами не было выявлено значительных различий в выражении показателей вежливости, т. Е. В количестве приветствий в начале диалогов, количестве приветствий в конце диалогов или благодарностей (Таблица 2). ).

3. Когнитивные параметры

Когнитивные параметры наблюдались как независимо, так и в сочетании как образцы поведенческой выразительности. При индивидуальном приеме практически никакого эффекта по различным когнитивным параметрам не оценивалось.Значительная разница была продемонстрирована в количестве комплиментов ( p <0,05 между субъектами, оцененными как люди, и судьями, оценивавшими как людей, Рисунок 1), а также наблюдалась тенденция в упоминаниях родственников (с субъектами, оцененными как роботы, отображающие, по-видимому, больше упоминаний о родственниках, чем субъекты, признанные людьми). Не было замечено никаких эффектов по количеству ссылок на себя, проявлению агрессивности и возникновению эмоций (страха, счастья, злости, удивления или отвращения).

4. Паттерны поведенческой выразительности

Паттерны поведенческой выразительности субъектов существенно не различались, считались ли они людьми или роботами, даже если люди, воспринимаемые как роботы, имеют тенденцию проявлять большую поведенческую выразительность, чем когда они воспринимаются как люди, за исключением агрессивности (Рисунок 2). Однако наблюдалась значительная разница между образцами поведенческой выразительности судей в зависимости от того, воспринимали ли они своего собеседника как человека или робота, p <.05 (Колмогоров-Смирнов, рисунок 3). В то время как образец поведенческой выразительности судей, оценивающих своего собеседника как человека, очень похож на образец поведенческой выразительности испытуемого, образец поведенческой выразительности судей, оценивающих своего собеседника как робота, сильно отличался от такового у испытуемых. демонстрируя высокий уровень агрессивности.

Рис. 2. Паттерны поведенческой выразительности испытуемых вне зависимости от того, воспринимались ли они как люди или как роботы.

Паттерны основаны на результатах испытуемых по пяти выбранным параметрам (агрессивность, ссылки на себя, ссылки на родственников, комплименты, эмоции).

https://doi.org/10.1371/journal.pone.0025085.g002

Рисунок 3. Паттерны поведенческой выразительности судей независимо от того, воспринимали они своих партнеров по общению как людей или как роботов.

Шаблоны основаны на результатах судей по пяти выбранным параметрам (агрессивность, ссылки на себя, ссылки на родственников, комплименты, эмоции).Обратите внимание, что эти два паттерна значительно различаются ( p <0,05, критерий Колмогорова-Смирнова).

https://doi.org/10.1371/journal.pone.0025085.g003

5. Индикаторы интереса

Когда субъекты были оценены как люди, судьи показали значительно больше индикаторов интереса к субъектам (рис. 4). Различия оценивались по количеству вопросов ( p, <0,05 между испытуемыми, признанными людьми, и судьями, оценивающими людей), количеству вопросов на пост ( p, <.05 между субъектами, оцененными как люди, и судьями, оценивающими как людьми), и общее количество использованных когнитивных слов ( p <0,05 между субъектами, признанными людьми, и судьями, оценивающими как людьми).

Рисунок 4. Интересующие индикаторы.

(a) Количество вопросов, (b) вопросов на сообщение и (c) когнитивные слова, которые испытуемые и судьи отображали, когда испытуемые воспринимались как люди, p <0,05 (парные t-тесты студентов) .

https: // doi.org / 10.1371 / journal.pone.0025085.g004

Обсуждение

В настоящем исследовании мы исследовали большой корпус языковых взаимодействий в контролируемой обстановке. Наш новаторский подход позволил нам продемонстрировать важные различия в моделях поведенческой выразительности судей, независимо от того, воспринимали ли они своего собеседника как человека или машину. Чтобы их воспринимали как людей, роботы должны поддерживать сбалансированную реакцию на своего собеседника-человека в каждом поведенческом измерении.Более того, индикаторы интереса, проявленные судьями, предсказывали окончательное суждение о человечности, предполагая, что, по крайней мере, до некоторой степени суждение о человечности лежит в глазах самого судьи.

В то время как большинство исследователей исследуют размытую область между восприятием человечности и нечеловечества - называемую «Страшной долиной» в области робототехники и анимации [8], [25], [26] - улучшая искусственные агенты, мы решили проблема в противоположном, т.е.е., люди не воспринимаются как таковые. Эта новая методологическая перспектива для оценки того, как повысить человечность синтетических агентов, может быть очень полезной тактикой для исследования других аспектов синтетических агентов, таких как жест, выражение лица или более сложные поведенческие явления. Таким образом, даже если настоящее исследование сосредоточено на некоторых аспектах, связанных с языком, аналогичный подход можно легко применить для изучения восприятия человеческого подобия. В конечном итоге данные, полученные с помощью этого подхода, могут оказать важное влияние на будущие исследования в области робототехники и анимации, поскольку они предоставят ключевые факторы разработчикам, создающим синтетические агенты.

1. Описательные параметры

Из-за характера премии Лебнера испытуемые говорили больше, чем ожидалось судьями. Длина высказываний считается решающей для взаимного общения [27], [28]. Наши результаты показывают, что в виртуальном взаимодействии больше разговоров (например, количество сообщений и слов в сообщении) интерпретируется положительно, что отражается в суждении о человечности, сделанном другим партнером по общению. Предыдущие исследования показали, что количество слов в лингвистических сообщениях явно влияет на восприятие непосредственности [29] и на реакцию партнеров по общению на самораскрытие [30], причем оба эффекта, очевидно, способствуют положительному суждению о человечности.

В этом контексте испытуемые, которые использовали больше статей и более сложные слова в общем продолжительном диалоге, как правило, оценивались судьями более положительно - то есть более похожими на людей. Соответственно, предыдущие исследования показали, что большое лексическое разнообразие в речи обычно оценивается положительно [31]. Кроме того, языковая сложность в компьютерном общении связана с непосредственностью и воспринимается как индикатор заботы [29]. Некоторые авторы также предположили, что нарушения технического языка (например,g., орфографические и грамматические ошибки) могут отрицательно влиять на компьютерную коммуникацию [28], [32] - [34]. В представленной выборке наличие орфографических или грамматических ошибок не повлияло на восприятие человечности. Однако общее грамматическое качество взаимодействия (например, хорошо построенные предложения, использование сложных слов) было явно связано с позитивным суждением о человечности.

2. Паттерны поведенческой выразительности

При индивидуальном рассмотрении очень немногие из проанализированных здесь когнитивных параметров были в значительной степени связаны с положительным суждением о человечности.Однако группирование основных когнитивных и эмоциональных параметров для определения глобальных паттернов поведенческой выразительности указывает на более сложную картину. Во-первых, между испытуемыми оценивали небольшие различия, были ли они оценены как человек или как машина. Что еще более важно, эта стратегия анализа выявила значительные различия между выраженным поведением судей, независимо от того, воспринимали ли они испытуемого как человека или как машину.

Диалог обычно характеризуется совместным взаимодействием между агентами.Теоретические модели подтверждают представление о том, что согласованность диалога поддерживается сотрудничеством и балансом между агентами на каждом этапе взаимодействия [35]. Не осознавая этого в социальных ситуациях, люди склонны имитировать смех других [36] и вербальное поведение [37] - [39] во взаимной адаптации языковых, просодических и невербальных особенностей (см. Обзор [40]). ]). Классически исследователи рассматривают только описательные аспекты (такие как количество предложений или количество слов) для количественной оценки равновесия [28], [30].Паттерны поведенческой выразительности, наблюдаемые в этом исследовании, демонстрируют, что нарушение равновесия между партнерами по общению также может быть оценено в когнитивном и эмоциональном измерениях, и, кроме того, может вызвать чувство беспокойства, достаточно сильное, чтобы вызвать суждение о нечеловечности.

При наличии только необходимой информации или отсутствии разговорного тона компьютерное общение может быть интерпретировано как грубое и, следовательно, влияет на восприятие симпатии и дружелюбия собеседника [32].Сообщение необычно короткое и с недостаточным разговорным тоном заставляет партнера по общению рассматриваться как человека, лишенного покладистости, экстраверсии (т. Е. Относящейся к общительности человека) и компетентных навыков межличностного общения (т. Е. Ненадежности из-за отсутствия надежности, ответственности и компетентности) [28 ]. Мы продемонстрировали здесь, что верно и обратное: сообщение, демонстрирующее чрезмерную экспрессивность (оцениваемое по образцам поведенческой выразительности субъектов, признанных роботами), может иметь негативное влияние на результат, т.е.е. суждение о человечности.

Наши результаты показывают, что самораскрытие (количественно оцениваемое в настоящем исследовании двумя следующими параметрами: ссылки на себя и ссылки на родственников) не было напрямую связано с суждением о человечности. Однако это более широкое измерение явно было одним из основных факторов, ответственных за вариабельность моделей поведенческой выразительности. Сбалансированное самораскрытие, демонстрируемое партнерами о себе и своих родственниках, казалось, было связано с положительной реакцией, в то время как слишком большое самораскрытие собеседника приводило к непропорционально агрессивной реакции.Хотя это не является статистически значимым, мы также наблюдали тенденцию рассматривать в качестве робота партнера, который злоупотребляет смайликами (например, смайликами, подмигивает) или чрезмерно смеется. Эти результаты согласуются с некоторыми предыдущими исследованиями. Например, взаимность при самораскрытии, рассчитываемая по положительной корреляции между степенью самораскрытия со стороны партнеров, кажется важным аспектом взаимодействия [30]. Аналогичным образом было показано, что партнер может прервать общение, выбрав неподходящие слова (например, неформальные или слишком дружелюбные) в компьютерной коммуникативной ситуации [28].

Важно отметить, что демографическая информация об участниках, поведение которых здесь анализировалось, не была доступна. Таким образом, в настоящем исследовании было невозможно определить, повлияли ли возраст или пол участников на восприятие человечности. Однако предыдущие исследования, по-видимому, указывают на то, что пол не влияет ни на реципрокное общение при компьютерном общении [27], ни на уровень самораскрытия [30].

Ключевой вопрос заключается в том, чтобы понять, исходили ли наблюдаемые вариации моделей выразительности поведения от самого судьи или же они были вызваны поведением испытуемого, стремящимся убедить судью в его человечности.Если задействованы оба механизма, некоторые из наших результатов предполагают, что поведение судьи влияет на развитие диалога и, таким образом, на результирующее суждение о человечности. Поэтому количественная оценка показателей интереса, показанных судьей, таких как прямой опрос, имеет большое значение.

3. Индикаторы интереса

Известно, что прямой вопрос стимулирует межличностное влечение [41] и, таким образом, представляет собой важный индикатор интереса со стороны партнера во время взаимодействия.Наши результаты показывают, что допрос судьи был явно связан с положительной оценкой человечности испытуемого. Другими словами, когда судья задавал больше вопросов - какими бы ни были ответы, он был более склонен оценивать своего собеседника как человека. Однако качество ответов собеседника, вероятно, обуславливает преемственность стратегии общения судьи, основанной на интересах.

Если индикаторы интереса являются центральными для межличностного общения, их форма, однако, может варьироваться в зависимости от экспериментальной ситуации.Поскольку присуждение премии Лебнера благоприятствовало лингвистическому аспекту общения, оно могло усилить влияние вопросов по сравнению с другими показателями интереса.

4. Заключение

В заключение, сосредоточив внимание на лингвистическом и металингвистическом поведении субъектов, считающихся нечеловеческими в компьютерной коммуникативной ситуации, наши результаты проливают новый свет на механизмы восприятия человечности. Мы продемонстрировали здесь поразительные различия в образцах поведенческой выразительности судей, независимо от того, воспринимали ли они своего собеседника как человека или машину.Кроме того, индикаторы интереса, показанные судьями, предсказывали окончательное суждение о человечности. Эти результаты дают нам лучшее понимание общих явлений, лежащих в основе процесса суждения о человечности и динамики взаимодействия в компьютерной коммуникации. Кроме того, они также открывают новые возможности для оптимизации искусственных агентов, предназначенных для общения с людьми. Наши результаты подчеркивают совместный аспект диалога, а также многомерный и многофакторный характер этого процесса.Хотя классический описательный анализ может предоставить важные данные, мы также продемонстрировали, что полный анализ не может полагаться только на строго описательные факторы, но должен включать когнитивные и эмоциональные аспекты в интегрированную поведенческую характеристику. При создании синтетических агентов дизайнеры должны помнить, что равновесие во взаимности обменов между людьми и агентами является одним из центральных факторов, позволяющих убедить человека в человечности его собеседника.Наконец, вместе взятые, наши результаты убедительно демонстрируют, что в ситуации взаимодействия оценка человечности собеседника зависит не только от его поведения, но и от самого судьи.

Вклад авторов

Задумал и спроектировал эксперименты: CL MG. Проведены эксперименты: CL MG. Проанализированы данные: CL MG. Предоставленные реагенты / материалы / инструменты анализа: CL MG. Написал статью: CL MG.

Ссылки

  1. 1. Даутенхан К. (2007) Роботы с социальным интеллектом: измерения взаимодействия человека и робота.Philos Trans R Soc Lond B Biol Sci 362: 679–704.
  2. 2. Holtgraves TM, Ross SJ, Weywadt CR, Han TL (2007) Восприятие искусственных социальных агентов. Comput Human Behav 23: 2163–2174.
  3. 3. Даутенхан К., Огден Б., Квик Т. (2002) От воплощенных к социально встроенным агентам: последствия для роботов, осознающих взаимодействие. Cogn Syst Res 3: 397–428.
  4. 4. Французский RM (2000) Тест Тьюринга: первые 50 лет. Тенденции Cogn Sci 4: 115–122.
  5. 5.Lee EJ (2010) Чем более человечным, тем лучше? Как тип речи и когнитивный стиль пользователей влияют на социальную реакцию на компьютеры. Comput Human Behav 26: 665–672.
  6. 6. Тьюринг AM (1950) Вычислительная техника и интеллект. Ум 59: 433–460.
  7. 7. фон дер Пюттен AM, Krämer NC, Gratch J, Kang SH (2010) «Неважно, кто вы!» Объяснение социальных эффектов агентов и аватаров. Comput Human Behav 26: 1641–1650.
  8. 8. Giard F, Guitton MJ (2010) Красота или реализм: размеры кожи от когнитивных наук до компьютерной графики.Comput Human Behav 26: 1748–1752.
  9. 9. Ku J, Jang HJ, Kim KU, Kim JH, Park SH и др. (2005) Экспериментальные результаты аффективной валентности и возбуждения по мимике аватара. CyberPsychol Behav 8: 493–503.
  10. 10. Алиссандракис А., Неханив К.Л., Даутенхан К. (2004) На пути к культуре роботов ?: Учимся имитировать на испытательном стенде роботизированной руки с разными воплощенными агентами. Взаимодействие со стержнем 5: 3–44.
  11. 11. Робинс Б., Даутенхан К., Дубовски Дж. (2006) Имеет ли значение внешний вид при взаимодействии детей с аутизмом с гуманоидным роботом? Взаимодействие со стержнем 7: 509–542.
  12. 12. Бейленсон Дж. Н., Йи Н. (2005) Цифровые хамелеоны: автоматическая ассимиляция невербальных жестов в иммерсивных виртуальных средах. Psychol Sci 16: 814–819.
  13. 13. Whalen TE, Petriu DC, Yang L, Petriu EM, Cordea MD (2003) Захват поведения для использования аватаров в виртуальных средах. CyberPsychol Behav 6: 537–544.
  14. 14. Насс К., Мун Y, Грин Н. (1997) Гендерно-нейтральные машины? Гендерно-стереотипные ответы на компьютеры с голосом.J Appl Soc Psychol 27: 864–876.
  15. 15. Suzuki N, Takeuchi Y, Ishii K, Okada M (2003) Влияние эхогенной мимикрии с использованием гудящих звуков на взаимодействие человека с компьютером. Речь Comm 40: 559–573.
  16. 16. Korukonda AR (2003) Подведение итогов теста Тьюринга: обзор, анализ и оценка проблем, связанных с мыслящими машинами. Int J Hum Comput Stud 58: 240–257.
  17. 17. Майер Р. Э., Джонсон В. Л., Шоу Е., Сандху С. (2006) Создание компьютерных репетиторов, которые являются социально чувствительными: Вежливость в образовательном программном обеспечении.Int J Hum Comput Stud 64: 36–42.
  18. 18. Tinwell A, Grimshaw M, Williams A (2011) Жуткая речь. В: Гримшоу М., редактор. Звуковые технологии игры и взаимодействие с игроками: концепции и разработки. Херши, Пенсильвания: IGI Global. С. 213–234.
  19. 19. Weizenbaum J (1966) Элиза - компьютерная программа для изучения естественного языка общения между человеком и машиной. Comm ACM 9: 36–45.
  20. 20. Pennebaker JW, Chung CK, Ireland M, Gonzales A, Booth RJ (2007) Развитие и психометрические свойства LIWC2007.Остин, Техас: LIWC.net. 22 п.
  21. 21. Кан Дж. Х., Тобин Р. М., Мэсси А. Э., Андерсон Дж. А. (2007) Измерение эмоционального выражения с помощью лингвистического запроса и подсчета слов. Am J Psychol 120: 263–286.
  22. 22. Tausczik YR, Pennebaker JW (2010) Психологическое значение слов: LIWC и компьютерные методы анализа текста. J Lang Soc Psychol 29: 24–54.
  23. 23. Дино А., Рейсен С., Бранскомб Н. Р. (2009) Интернет-взаимодействия между членами группы, которые различаются по статусу.J Lang Soc Psychol 28: 85–93.
  24. 24. Pfeil U, Arjan R, Zaphiris P (2009) Возрастные различия в социальных сетях онлайн: исследование профилей пользователей и разделения социального капитала между подростками и пожилыми пользователями в MySpace. Comput Human Behav 25: 643–654.
  25. 25. Мори М (1970) Букими но тани [Жуткая долина]. Энергия 7: 33–35.
  26. 26. МакДорман К.Ф., Исигуро Х. (2006) Странное преимущество использования андроидов в когнитивных и социальных исследованиях.Взаимодействие со стержнем 7: 297–337.
  27. 27. Роллман Дж. Б., Круг К., Паренте Ф. (2000) Феномен чата: Взаимное общение в киберпространстве. CyberPsychol Behav 3: 161–166.
  28. 28. Виннович Дж. А., Томпсон Л. Ф. (2010) Компьютерное межкультурное сотрудничество: приписывание коммуникативных ошибок человеку, а не ситуации. J Appl Psychol 95: 265–276.
  29. 29. Вальтер Дж. Б. (2007) Избирательная самопрезентация в компьютерной коммуникации: гиперличностные аспекты технологии, языка и познания.Comput Human Behav 23: 2538–2557.
  30. 30. Барак А., Глюк-Офри О. (2007) Степень и взаимность самораскрытия на онлайн-форумах. CyberPsychol Behav 10: 407–417.
  31. 31. Брэдак Дж. Дж., Кортрайт Дж. А., Бауэрс Дж. В. (1980) Влияние интенсивности, непосредственности и разнообразия на отношение получателя к противоречащему убеждениям сообщению и его источнику. В: Джайлз Х., Робинсон В.П., Смит П., редакторы. Язык: Социально-психологические перспективы. Оксфорд: Пергамон. С. 217–221.
  32. 32. Джессмер С., Андерсон Д. (2001) Влияние вежливости и грамматики на восприятие пользователями электронной почты. North Am J Psychol 3: 331–346.
  33. 33. Крайнер Д.С., Шнакенберг С.Д., Грин А.Г., Костелло М.Дж., Макклин А.Ф. (2002) Влияние орфографических ошибок на восприятие писателей. J Gen Psychol 129: 5–17.
  34. 34. Ли М., Спирс Р. (1992) Параязык и социальное восприятие в компьютерной коммуникации. J Organizational Computi 2: 321–342.
  35. 35. Ardissono L, Boella G, Lesmo L (2000) Архитектура агента на основе плана для интерпретации диалогов на естественном языке. Int J Human Comput Stud 52: 583–636.
  36. 36. Provine R (1992) Заразный смех: Смех - достаточный стимул для смеха и улыбок. Бык Psychon Soc 30: 1–4.
  37. 37. Cappella JN, Panalp S (1981) Последовательности разговоров и тишины в неформальных беседах: III Влияние говорящего. Human Comm Res 7: 117–132.
  38. 38. Джайлз Х (1973) Коммуникативная эффективность как функция акцентированной речи. Речь Моногр 40: 330–331.
  39. 39. Levelt WJM, Kelter S (1982) Поверхностная форма и память в вопросе ответа. Cogn Psychol 14: 78–106.
  40. 40. Джайлз H, Coupland J, Coupland N (1991) Теория аккомодации: коммуникация, контекст и последствия. В: Giles H, Coupland J, Coupland N, редакторы. Контексты размещения: достижения в прикладной социолингвистике.Кембридж: Издательство Кембриджского университета. С. 1–68.
  41. 41. Antheunis ML, Valkenburg PM, Peter J (2007) Компьютерное общение и межличностное влечение: экспериментальная проверка двух объяснительных гипотез. CyberPsychol Behav 10: 831–835.

Beyond Ornamentation: Сенека, Энеида Вергилия и собеседник

Сохранившийся текст De Otio Сенеки открывается дискуссией между говорящим и собеседником, одним из наиболее распространенных приемов в философии Сенека (Лавери).Сенека также использует один из своих любимых приемов - поэтическую цитату - в речи собеседника (Dueck). Цитата, которую он использует, взята из «Энеиды», canitiem galea premimus «мы прижимаем седые волосы шлемом» (Aen.IX.612, qtd. В Ot.1.4). Хотя Сенека часто цитирует других авторов, эта цитата бросает вызов категориям, установленным предыдущими учеными, которые предлагают десять различных классификаций и по критериям которых эта цитата может быть классифицирована как «декоративная» (Dueck). Уникальная функция цитаты состоит в том, чтобы обеспечить структурную основу для обсуждения фаз жизни, структуру, которую Сенека перепрофилирует, чтобы представить свой предписанный ему труд для различных частей жизни как менее суровый, чем тот, который представлен в цитате собеседника из Вергилия.Опровержение Сенеки собеседника представляет собой философию, более доступную для обычного римлянина, философию, которую он развивает в ходе De Otio.

Цитата, выбранная Сенекой, необычна прежде всего потому, что она не вырвана из своего первоначального контекста как часть речи Нумана Ремула о фазах жизни (Aen.IX.605-613), а вместо этого перенесена непосредственно в собеседование о разделении труда на протяжении всей жизни. Ремул как оратор проблематичен, так как он - рутулианский соплеменник, действующий в прямом противостоянии троянцам, которые основывают Рим.Контекст большинства цитат не имеет никакого отношения к их использованию в философском диалоге более поздними авторами (Уильямсом), но Сенека бросает вызов этому условию в De Otio. Новый контекст цитаты в речи собеседника, ее первоначальный контекст в «Энеиде» и ответ Сенеки собеседнику - все это важно при анализе того, какое влияние она оказывает на этот сегмент аргументации Сенеки.

Цитата и ее контекст связаны со структурой диалога в этом разделе, в котором Сенека представляет три разных мнения относительно работы на протяжении всей жизни: Ремулуса, воображаемого стоического собеседника Сенеки, и собственного мнения Сенеки.Это позволяет автору ясно очертить, чем его стоицизм отличается от представлений собеседника. Речи других персонажей представляют собой суровый взгляд, требующий тяжелого физического труда вплоть до смерти или даже после нее (Aen.IX.610; Ot.1.4). В своем ответе Сенека представляет бесконечно более разумную последовательность действий на протяжении всей жизни, когда мужчины с возрастом занимаются менее интенсивными задачами (От 21-2). В отличие от других выступлений, в которых делается попытка охарактеризовать стоицизм как суровый и труднопреодолимый, версия доктрины Сенеки более универсальна.

Внимательное прочтение как исходного контекста цитаты в «Энеиде», так и ее контекста в «Де Отио» показывает, как этот пример поэтической цитаты у Сенеки отличается от ранее предложенных категорий, поддерживая его аргумент в диалоге, используя антиримские настроения цитаты. оригинальный оратор в пользу Сенеки, поскольку он пытается опровергнуть собеседника. Хотя есть соблазн обозначить контекстуально значимую цитату Вергилия Сенеки как несущественную аномалию, игнорируя роль, которую цитата играет в влиянии на содержание и структуру Сенеки и на обсуждение собеседником фаз жизни.

Использование коммуникативных стратегий в контексте взаимодействия: влияние собеседника, Познаньские исследования в современной лингвистике

Аннотация Несмотря на обширный объем исследований коммуникативных стратегий (CS) и того, как учащимся L2 удается донести свое сообщение с помощью этих механизмов, мало исследований по испанскому языку как L2 в контексте взаимодействия и между различными типами диад.Вот почему в этом исследовании делается попытка изучить возможную взаимосвязь между использованием коммуникативных стратегий учащимися испанского языка второго уровня и типом взаимодействия (учащийся и носитель языка). Для этого были проанализированы 24 взаимодействия лицом к лицу двух типов диад, выполняющих две задачи, с привлечением таксономии Дёрни и Кёрмоса (1998) и интерактивных КС Дёрни и Скотта (1997). Сбор данных включал видео- и аудиозаписи, наблюдение за взаимодействиями участников и методологию стимулирования воспоминаний.Количественный и качественный анализ проводился для изучения возможной связи между CS и фактором собеседника. Полученные данные подтверждают связь между использованием КС учащимися и типом собеседника, поскольку на них в большей степени влияет лингвистический фон говорящих и, следовательно, роль NS как эксперта L2.

中文 翻译 :


在 互动 环境 中 使用 沟通 策略 : 对话者 的 影响

摘要 尽管 对 交流 策略 (CSs) 进行 了 大量 研究 , 并且 第二 语言 学习者 设法 通过 信息 但是 在 环境 下 以及 的 二元 组 之间 西班牙语 作为 第二。 这 就是 为什么 本 研究 试图 研究 西班牙 第二 语言 学习者 的 交流 策略 使用 与 互动 者 (学习者 和 的 母语 的 人) 之间 可能 存在 的 关系 的 原因。 为此 Dörnyei 和 Körmos 分类法 (1998 年) 以及 Dörnyei 和 Scott 的 交互 CS (1997) , 分析 了 执行 的 的 两种 类型 的 二元 组 的 二十 的 相互作用。 数据 收集 音频 记录 , 观察 参与者 的 互动 以及 刺激 的 回忆 方法。 定性 分析 , 以 CS 对话者 的 可能 联系 证实语言 背景 以及 因此 NS 作为 第二 语言 专家 的 作用 的 影响 更大。

Золотые правила хорошего собеседника | Григорий Пасечник | Измени свой разум Измени свою жизнь

Это легко.Вы должны попробовать их использовать.

Изображение Couleur с сайта Pixabay

Я люблю писать, особенно когда сижу в кафе. Его уют и приятные ароматы манят. К тому же есть много посетителей, с которыми можно поговорить. Но вот в чем дело: очень немногие из них умеют быть хорошими собеседниками. Если беседу ведут хотя бы 5 человек, это не сулит ничего хорошего. Казалось бы, мы не разговариваем, а постоянно пытаемся перехитрить друг друга. Пора исправить этот недостаток, особенно когда это не так сложно.

Чтобы состоялся приятный диалог, нужно быть чутким к другим людям. Вместо этого мы концентрируемся на себе и своих проблемах. Это и нормально, и логично, поскольку человек не был создан для того, чтобы быть отличным собеседником. Педагог и писатель Дейл Карнеги раскрыл секрет этой особенности человеческого поведения в своей книге «Как заводить друзей и влиять на людей».

Помните, что люди, с которыми вы разговариваете, в сто раз больше интересуются собой, своими желаниями и проблемами, чем вами и вашими проблемами.Зубная боль человека значит для него больше, чем голод в Китае, который убивает миллион человек.

Как бы жестоко это ни звучало, это правда. Зубная боль здесь и сейчас, а голод случается где-то далеко и с другими людьми. Давайте применим этот подход к повседневному общению.

Например, ваш знакомый недавно получил повышение и с радостью поделится с вами всеми подробностями. Мы подражаем нашему интересу; однако на самом деле все наши мысли сосредоточены на проклятом кране, который сломался накануне, затопив квартиру наших соседей.Теперь мы вынуждены думать о том, как подзаработать и сократить другие расходы. Как мы должны обращать внимание на радость нашего друга, не говоря уже о том, чтобы участвовать в ней?

Мы ни за что не добьемся этого. Это нормально? Да. Стоит ли применять этот подход к своим друзьям? Конечно нет. Собеседник обязательно заметит ваше мысленное отсутствие. Скорее всего, пара таких поверхностных разговоров довольно быстро окупит вашу дружбу.

Однако есть и хорошие новости: вашу дружбу можно спасти с помощью простых правил.Я слежу за ними как минимум год. С тех пор я узнал значительно большее количество людей, и отношения с моими старыми знакомыми стали намного крепче. Вот и все.

Как ни парадоксально звучит, но это то, что он обозначает: хорошие собеседники - это те, кто умеет молчать . Как мы уже выяснили, нас больше волнуют собственные проблемы. Если это радостная новость, мы будем рады поделиться ею и получить соответствующие дополнения.Если новость будет плохой, мы расскажем об этом и услышим слова поддержки. В любом случае собеседник в каждом конкретном диалоге будет действовать как инструмент, помогающий нам достичь нашей цели. Важно, чтобы мы это понимали.

Изображение rawpixel с сайта Pixabay

Насколько хорошим инструментом вы можете быть, зависит исключительно от вас самих. Вы можете не вникать во все тонкости рассказа вашего собеседника, а это значит, что вы оставите неблагоприятное впечатление. Однако вы можете стать человеком, способным сочувствовать, что придаст вам авторитета и силы.Человек хочет, чтобы его услышали и поняли. Дать им.

Как? Слушай больше, говори меньше. Возьмите за правило быть человеком, который вкладывает меньше половины всех слов, произносимых во время диалога. В этом случае такой диалог будет считаться успешным. Еще лучше - сделать не больше трети.

Очень легко испортить разговор, просто сделав одно - прервав . Не позволяйте собеседнику закончить предложение, прервать его на полуслове, сделать что-нибудь так, чтобы ему было неудобно.

Конечно, этого делать не рекомендуется. Когда кого-то прерывают, он чувствует себя незначительным. Как будто им сказали что-то вроде: «Меня не волнует, что вы там бормочете, у меня есть дела поинтереснее!»

Это одна из самых распространенных ошибок в общественном этикете. Честно говоря, я регулярно встречаю людей, которые это делают. Каждый раз, когда это происходит, я удивляюсь, как взрослые могут не осознавать ущерб, который наносит такое отношение.

Возьмите за правило: никогда не прекращайте говорить, пока ваш собеседник не закончит свою мысль или, по крайней мере, не придет в логическую паузу в своем аккаунте.

Кивать можно не только в такт музыке. Кивнуть - значит дать людям знать, что вы присутствуете в разговоре и осведомлены о том, что происходит. Вы можете назвать это контрольной точкой, которую мы используем, чтобы укрепить нашу мысль и дать собеседнику понять, что мы полностью поглощены диалогом.

В то же время рассказчик воспринимает кивки как побуждение продолжить разговор. Чем дольше вы киваете, тем длиннее становится аккаунт. Чем дольше это длится, тем более желанным вы становитесь как собеседник.

Здесь главное не переборщить, иначе вы можете выглядеть как человек, вставивший микрофоны. Кивайте в тех логических паузах, где вы можете сразу добавить пару слов.

У узлов есть свои аналоги в виде слов. Эти великолепные реплики выполняют ту же задачу, заставляя собеседника продолжать рассказ. Такие слова, как «давай сейчас», «хорошо», «окей» и многие другие, помогут. Секрет любого отличного собеседника кроется в умении сочетать эти слова с дружескими кивками.

Изображение Andrew Martin с сайта Pixabay

Если вы задаете более значимые вопросы, рекомендуется перейти к новым вариантам. Например, вместо банальной фразы «Как дела?» вы могли бы спросить: «Что ты чувствуешь сейчас?» или «О чем ты думаешь?». Они заставят собеседника отклониться от стандартных ответов, например, «все хорошо», и продолжат его подробный отчет. Ну вы уже знаете, как это оттуда взять.

Не так давно меня залили на искусство восхваления .Когда я был моложе, я стеснялся делать комплимент, да и не видел в этом нужды. Точнее говоря, необходимость была очевидна, но смущение, которое я испытал, заставило меня убедить себя в том, что похвала - это не более чем просто слова.

Мальчик, я был неправ! Красивое слово может сразу сломать лед, особенно если вы имеете в виду его, и оно уместно. Ваша подруга пришла на встречу в роскошном платье? Расскажите ей, что вам особенно нравится. Таксист без проблем доставил вас до места назначения? В этом случае обычную фразу «Хорошего дня» следует заменить на «Вы отличный водитель».Понравилось время, проведенное в кафе? Не забудьте поделиться впечатлениями с бариста.

Чем сложнее и точнее будет комплимент, тем лучше. Что самое главное, вам это не мешает. Просто сделайте это привычкой и наслаждайтесь доброжелательным отношением других людей.

Кивать и покорно хранить молчание не гарантирует хорошего общения. Вы должны внимательно слушать, участвовать в разговоре и помнить все детали. Было бы здорово, , вспомнить лакомый кусочек из предыдущих диалогов и привести его в качестве примера.Вы обязательно получите положительный отзыв, так как этим мы подчеркиваем ценность, которую мы придаем словам других людей. Это небольшая уловка, которую используют немногие.

Представьте себе: я впервые вижу девушку, слушаю ее рассказ. Я сел поближе к стене, чтобы видеть все вокруг меня. Некоторые посетители болтают в фоновом режиме, поэтому время от времени я мельком заглядываю туда и сюда, наблюдая, что там происходит. Вдруг слышу неприятную фразу.

Если вам не интересно, могу остановиться.

Изображение Pexels с сайта Pixabay

Мой собеседник подумал, что мне скучно, что объяснило мои любопытные взгляды на других людей. Фактически, я был на слуху во время ее монолога, не отвлекаясь. Я не заслужил этого ядовитого замечания. Однако я усвоил урок. Вы должны, , смотреть в глаза своему собеседнику , хотя бы периодически. Даже если за их спиной цирк показывает свое лучшее исполнение.

Теория не имеет большого смысла, пока она не применима к жизни.Поэтому пора собрать всю свою энергию и отправиться в любимое место. По дороге не забудьте пригласить на свидание знакомого. Оказавшись там, вы можете сразу начать болтать с людьми. Однако это в значительной степени не имеет значения. В любой ситуации можно быть хорошим собеседником.

% PDF-1.3 % 1 0 объект > эндобдж 2 0 obj > эндобдж 3 0 obj > эндобдж 4 0 obj > эндобдж 5 0 obj > эндобдж 6 0 obj > эндобдж 7 0 объект > эндобдж 8 0 объект > эндобдж 9 0 объект > эндобдж 10 0 obj > эндобдж 11 0 объект > эндобдж 12 0 объект > эндобдж 13 0 объект > / Граница [0 0 0] / C [0 1 1] / H / I / Rect [181.26 651,949 290,13 662,853] / Подтип / Ссылка / Тип / Аннотация >> эндобдж 14 0 объект > / Border [0 0 0] / C [0 1 1] / H / I / Rect [80.779 643.047 290.13 651.894] / Подтип / Ссылка / Тип / Аннотация >> эндобдж 15 0 объект > / Граница [0 0 0] / C [0 1 1] / H / I / Rect [80.779 630.15 110.437 640.935] / Подтип / Ссылка / Тип / Аннотация >> эндобдж 16 0 объект > / Border [0 0 0] / C [0 1 1] / H / I / Rect [80,779 566,59 275,327 577,494] / Подтип / Ссылка / Тип / Аннотация >> эндобдж 17 0 объект > / Граница [0 0 0] / C [0 1 1] / H / I / Rect [80.779 439,71 290,13 450,614] / Подтип / Ссылка / Тип / Аннотация >> эндобдж 18 0 объект > / Border [0 0 0] / C [0 1 1] / H / I / Rect [80.779 430.788 250.88 439.655] / Подтип / Ссылка / Тип / Аннотация >> эндобдж 19 0 объект > / Граница [0 0 0] / C [0 1 1] / H / I / Rect [269.876 376.269 290.13 387.173] / Подтип / Ссылка / Тип / Аннотация >> эндобдж 20 0 объект > / Border [0 0 0] / C [0 1 1] / H / I / Rect [80.779 365.31 289.383 376.214] / Подтип / Ссылка / Тип / Аннотация >> эндобдж 21 0 объект > / Граница [0 0 0] / C [0 1 1] / H / I / Rect [134.317 268,993 290,13 279,897] / Подтип / Ссылка / Тип / Аннотация >> эндобдж 22 0 объект > / Border [0 0 0] / C [0 1 1] / H / I / Rect [80.779 258.034 290.13 268.938] / Подтип / Ссылка / Тип / Аннотация >> эндобдж 23 0 объект > / Граница [0 0 0] / C [0 1 1] / H / I / Rect [80.779 249.133 106.004 257.979] / Подтип / Ссылка / Тип / Аннотация >> эндобдж 24 0 объект > / Граница [0 0 0] / C [0 1 1] / H / I / Rect [272,636 100,59 290,13 111,494] / Подтип / Ссылка / Тип / Аннотация >> эндобдж 25 0 объект > / Граница [0 0 0] / C [0 1 1] / H / I / Rect [80.779 89,631 289,383 100,535] / Подтип / Ссылка / Тип / Аннотация >> эндобдж 26 0 объект > / Граница [0 0 0] / C [0 1 1] / H / I / Rect [462.852 704.827 525.406 715.014] / Подтип / Ссылка / Тип / Аннотация >> эндобдж 27 0 объект > / Граница [0 0 0] / C [0 1 1] / H / I / Rect [316.055 693.151 354.838 704.055] / Подтип / Ссылка / Тип / Аннотация >> эндобдж 28 0 объект > / Граница [0 0 0] / C [0 1 1] / H / I / Rect [440.182 578.58 525.406 589.484] / Подтип / Ссылка / Тип / Аннотация >> эндобдж 29 0 объект > / Граница [0 0 0] / C [0 1 1] / H / I / Rect [316.055 567.621 525.406 578.525] / Подтип / Ссылка / Тип / Аннотация >> эндобдж 30 0 объект > / Граница [0 0 0] / C [0 1 1] / H / I / Rect [316.055 556.782 412.24 567.566] / Подтип / Ссылка / Тип / Аннотация >> эндобдж 31 0 объект > / Граница [0 0 0] / C [0 1 1] / H / I / Rect [487.448 525.778 525.406 536.682] / Подтип / Ссылка / Тип / Аннотация >> эндобдж 32 0 объект > / Граница [0 0 0] / C [0 1 1] / H / I / Rect [316.055 514.819 525.406 525.723] / Подтип / Ссылка / Тип / Аннотация >> эндобдж 33 0 объект > / Граница [0 0 0] / C [0 1 1] / H / I / Rect [316.055 503.861 492.798 514.765] / Подтип / Ссылка / Тип / Аннотация >> эндобдж 34 0 объект > / Граница [0 0 0] / C [0 1 1] / H / I / Rect [498.517 418.182 525.406 429.086] / Подтип / Ссылка / Тип / Аннотация >> эндобдж 35 0 объект > / Граница [0 0 0] / C [0 1 1] / H / I / Rect [316.055 407.223 524.659 418.127] / Подтип / Ссылка / Тип / Аннотация >> эндобдж 36 0 объект > / Граница [0 0 0] / C [0 1 1] / H / I / Rect [437.627 321.544 525.406 332.448] / Подтип / Ссылка / Тип / Аннотация >> эндобдж 37 0 объект > / Граница [0 0 0] / C [0 1 1] / H / I / Rect [316.055 310.585 525.406 321.489] / Подтип / Ссылка / Тип / Аннотация >> эндобдж 38 0 объект > / Граница [0 0 0] / C [0 1 1] / H / I / Rect [316.055 299.626 390.702 310.53] / Подтип / Ссылка / Тип / Аннотация >> эндобдж 39 0 объект > / Граница [0 0 0] / C [0 1 1] / H / I / Rect [316.055 213.948 525.406 224.852] / Подтип / Ссылка / Тип / Аннотация >> эндобдж 40 0 объект > / Граница [0 0 0] / C [0 1 1] / H / I / Rect [316.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *