Стресс это в психологии определение: Министерство здравоохранения

Содержание

стресс — это… Что такое стресс?

   СТРЕСС (с. 569) — понятие, настолько прочно укоренившееся в нашем языке, что, кажется, даже не требует пояснений. Это английское слово мы сегодня используем на каждом шагу, когда сетуем на нелегкую жизнь и нервные перегрузки. Все понимают, что стресс — это неприятность и с ней надо бороться. Однако стресс — гораздо более широкое явление, чем мы себе это представляем. Данное понятие было введено в обиход канадским ученым Гансом Селье. Еще в 1936 г. он обратил внимание, что организм в ответ на любое требование среды реагирует напряжением (буквально «стресс» и означает «напряжение»). Иными словами, стресс — целесообразная приспособительная реакция, обеспечивающая адаптацию к многообразным условиям жизни. Поэтому, если быть верным первоисточнику, проблема борьбы со стрессом теряет позитивный смысл. Сам Селье выделил две разновидности стресса — физиологический (эустресс) и патологический (дистресс). Последний возникает под действием чрезмерных, неблагоприятных раздражителей.
Именно в этом значении данное понятие получило распространение в повседневной речи и даже в отечественной научной литературе. Как видим, простого обращения к первоисточнику достаточно, чтобы понять: такая трактовка не вполне точна.

   С этой точки зрения так называемый эмоциональный (психологический) стресс требует неоднозначной оценки: в зависимости от силы, длительности, положительной или отрицательной эмоциональной реакции он может протекать в нормальных пределах или переходить в болезненное состояние.

   Американские психологи Холмс и Рей разработали шкалу стрессовых ситуаций, распределив важные жизненные события по степени вызываемого ими эмоционального напряжения. Наивысшим баллом (100) в этой шкале отмечена смерть близкого родственника. Далее по убывающей следуют развод (75), тюремное заключение (63), тяжелая болезнь (53), крупный долг (31)… Исследователи считают, что накопление в течение одного года напряжения, превышающего 300 баллов, таит серьезную угрозу для нашего душевного и даже физического самочувствия.

   Парадокс состоит в том, что данная шкала включает и такие события: свадьба (50), рождение ребенка (39), выдающееся личное достижение (28), повышение по службе (27), переезд на новое место жительства (20) и даже отпуск (13)! Таким образом, если вы в течение года сумели закончить университет, найти работу и новое жилье, жениться, съездить в свадебное путешествие и обзавестись потомством, то ваш личный показатель эмоционального напряжения начинает «зашкаливать». Результат — «необъяснимое» раздражение и упадок сил.

   Нечто подобное обнаружили в своих исследованиях ученые из университета города Инсбрук. Они изучали психологическое самочувствие отпускников, приезжающих из-за рубежа на этот знаменитый горный курорт. Выяснилось, что многие люди, временно освободившись от повседневных забот, начинают страдать от душевных проблем, проявляют склонность к меланхолии и даже к агрессии. Психологи считают, что большинство отдыхающих испытывают чрезмерную психологическую нагрузку от столкновения с новой средой, чужими нравами и языком, а также от резкой смены образа жизни.

Это нелишне иметь в виду тем, кто мечтает исколесить весь свет. Видимо, для душевного равновесия полезнее все-таки не слишком часто менять место проведения отпуска.

   Таким образом, становится очевидно, что стресс — неотъемлемая часть нашей жизни. Он вызывается любыми сколь-нибудь значительными событиями — как огорчительными, так и приятными. И борьба со стрессом означала бы не только попытку предупреждать потенциальные неудачи, но и отказ от личных достижений и житейских радостей.

   Так с чем же надо бороться? Конечно, только с патологическим стрессом. Ведь нередко мы сами загоняем себя в тупик, откуда можно выбраться лишь с ощутимыми эмоциональными потерями. Вот таких-то «тупиков» и следует избегать. Не надо браться за работу, которая вам явно не по силам, не надо одалживать денег, если долг очень трудно будет отдать, не надо заводить поспешный роман, если не представляете всех его последствий…

   Но как бы мы ни старались, избежать всех неприятностей не удастся. А между прочим, негативные переживания так же необходимы в жизни, как и положительные эмоции. (Как говорил Джон Стэйнбек, «что толку в тепле, если холод не подчеркнет всей его прелести?»). Любой нормальный человек порой испытывает огорчение, разочарование, гнев. Но чтобы эти переживания не привели к патологическому стрессу, надо стараться их преодолевать. Простейшее средство — физическая активность, хотя бы просто прогулка. А вот «разряжаться» на окружающих не следует: скорее всего ваше раздражение бумерангом к вам же и вернется. Помогает смена деятельности, когда положительные эмоции от какого-то приятного занятия вытесняют огорчение. Правда, попытка победить сильный стресс столь же сильной радостью таит в себе угрозу. Так, студент, отправившийся с друзьями на шумную дискотеку после изнурительного экзамена, фактически удваивает свое психологическое напряжение и в итоге чувствует себя окончательно разбитым и опустошенным.

   Создатель теории стресса Ганс Селье утверждал: «Стресс — это жизнь». Пока мы живы, мы постоянно будем радоваться и огорчаться. Конечно, надо уметь расслабляться, однако если эмоциональное напряжение вовсе исчезнет из нашей жизни — это будет означать, что жизнь закончилась.


Популярная психологическая энциклопедия. — М.: Эксмо. С.С. Степанов. 2005.

Станишевская Ж. Стресс, индивид, личность. От дистресса к эустрессу

СТРЕСС, ИНДИВИД, ЛИЧНОСТЬ.

ОТ ДИСТРЕССА К ЭУСТРЕССУ

Станишевская Ж.

В статье рассматриваются проблемы реакции человека на стрессоры и пути преодоления дисстресса. Особое внимание уделяется психологической составляющей стресса, как реакции адаптации к различного вида стимулам. Условно выделены психологические виды стресса, дано краткое описание психофизиологии стрессовых состояний. Рассмотрена, роль и возможности человеческого организма как саморегулирующейся приспособительной системы. Автором представлена концепция дистресса и эустресса как возможных факторов личностного роста.

Ключевые слова: дистресс, индивид, индивидуальность, личность, организм, стрессор, стресс, эустресс.

 

STRESS, PERSON, PERSONALITY.

FROM DISTRESS TO EUSTRESS

Staniszewska Ż.

This article analyses problems of human response to stressors and ways to overcome distress. The article pays special attention to the psychological aspect of stress as an adaptive response to various types of stimuli. The author distinguishes several psychological types of stress and provides a brief description of the psychophysiology of stress. Moreover, the article considers the role and capabilities of a human body as a self-regulating adaptive system. Also, the author presents the concept of distress and eustress as possible factors in personal growth.

Keywords: distress, person, individuality, personality, organism, stressor, stress, eustress.

 

Проблема стресса в жизни человека широко представлена в ряде самых обсуждаемых тем последних нескольких десятилетий. Стресс, как явление, характеризующееся специфическими признаками, анализируется многими научными дисциплинами. Результаты исследований о влиянии стресса на здоровье публикуются в материалах медицинских научных конференций, о стрессе на рабочем месте пишут социологи и социальные психологи, педагогика обращается к этой теме в связи с разнообразными реформами перманентно входящими в образовательную систему и пр.

Наиболее общее определение состояния стресса можно сформулировать следующим образом: стресс вызывается тем, что требования, стоящие перед индивидом, находятся на пределе его возможностей или превышают ресурсы, имеющиеся в его распоряжении на данный момент. Другими словами, сущность стресса представляет собой дисбаланс между требованиями и возможностями. Источником требований может быть внешняя ситуация или внутренние стимулы [23, s. 21].

Стресс как реакция живого организма на определенные раздражители имеет множество аспектов. Это явление можно рассматривать с точки зрения физической, химической, биохимической, психологической и др. составляющих. На вегетативном уровне важными факторами являются три функции: питание, рост и воспроизведение. Угнетение этих потребностей ставит под угрозу выживание всего организма. Сенситивный уровень подразумевает способность к саморегулированию собственной деятельности, на инстинктивном уровне происходит избегание неблагоприятных факторов среды. Уровень высшей перцептивной психики, имеющийся у человека и некоторых видов животных, характеризуется развитием разных типов мышления (в том числе высшего типа мышления у человека – абстрактно-логического), способностью к решению сложных задач, манипулированием предметами и пр. Восприятие человека приобретает такие качества как предметность, осмысленность, структурность, произвольность и пр. Потребности человека на этом уровне имеют многогранный характер. Наряду с потребностями «низшими», которые помогают регулировать биохимические процессы в организме и способствуют его выживанию и сохранению здоровья, человек нуждается и в таких составляющих его жизни как свобода, автономия, целеполагание, личностное развитие и пр. [15, с. 78]. Границы, которые бы определяли конец влияния одной группы потребностей на другую, неоднозначны, как неоднозначно понятие целостности человеческой натуры.

Всемирная организация здравоохранения определяет понятие «здоровье» как состояние физического, умственного и социального благополучия. Эта концепция включает в себя: предыдущий жизненный опыт индивида, социокультурные факторы, реализацию физического и духовного потенциала человека, самооценку, а также субъективное восприятие индивидом собственного здоровья и благополучия [8, с. 47]. Таким образом, проблема ощущения благополучия включает в себя аспекты субъективных оценок состояния жизни отдельного человека. Субъективность относится к сфере индивидуального восприятия человека. Каково должно быть это восприятие? Что в конкретном индивиде отвечает за сохранение состояния благополучия? 8.  По мнению Л.В. Куликова, «в отношении здоровья (возможно у большинства) людей скрыты серьезные противоречия», а «предрасположенность к сохранению или растрачиванию здоровья можно рассматривать как личностные качества» [8, с. 49].

Понятия «личное», «личностный», «личность» соотносится с единицей человеческого бытия, отличной от других, обладающей собственной волей, разумом, определенной степенью рефлективности, способной к самоопределению [15, с. 381]. Если брать во внимание человека в совокупности всех свойств, присущих ему как виду homo sapiens, то можно заметить, что понятие «личность» часто раскрывается на уровне сознания и мышления. Это понятие почти не описывает человека как индивида, являющегося существом не только высшего «разумного, душевно/духовного» порядка, но также и как особь, имеющую биохимическую саморегулирующуюся систему. Рассматривая человека с этой точки зрения, можно заметить, что за рамки понятия «личность» часто выходят такие фундаментальные характеристики психофизических механизмов как, например, совокупность врожденных свойств, включающих темперамент, способности, когнитивные особенности и пр. [22, с. 520-521]. Эти факторы были включены в теорию личности, называемую «теорией черт» или диспозициональной теорией личности, которую развивали Г. Оллпорт, К. Кеттел, Г. Айзенк и др. Однако, авторы этой концепции не брали во внимание иные структуры, которые изучались представителями других направлений.

Понятие «личность» не включает в себя всех качеств, описывающих человека. Не все характеристики homo sapiens, доступные пониманию и исследованию входят в это определение. Изучая и описывая человека, можно столкнуться с тем, что изучается и изображается лишь определенная сторона его натуры или жизнедеятельности. Многое остается за пределами возможности конкретизации и категоризации [22, с. 520]. С этой точки зрения более уместным видится использование термина «индивид». Термины «личность» и «индивидуальность» включены в это понятие как важные его составляющие, дающие возможность сделать акцент на определенные, возложенные на них функции. Но можно ли говорить о человеке как о некоем субъекте, как бы разделенным в самом себе? В истории науки можно проследить развитие мысли о противоречивости и неоднозначности человеческой натуры, таково, например, декартово понимание человека, в котором присутствует противопоставление – душа, инструментом которой есть разум и тело как рефлекторный механизм.

В психологии вопрос о целостности человеческой натуры был поставлен З. Фрейдом. Опираясь на опыт работы со многими пациентами, ученый не просто разделил психику на сознательные и бессознательные процессы, но выделил существующие в одном индивиде разные «Я», изолированные «самости»: «Оно», «Эго», «Супер-Эго» [19, с. 357-364]. С развитием психоанализа и открытием новых направлений психологии, некоторые постулаты З. Фрейда были изменены или истолкованы иначе. В то же время, все психологические теории и концепции направлены на терапию проблем, находящихся внутри человека (иначе не понадобилось бы развивать методы и подходы к практической работе с пациентом/клиентом). Психологические школы и направления с разных сторон рассматривают внутренний конфликт, часто лежащий под поверхностью сознания. Это – «комплекс неполноценности» и бессознательное стремление к первенству А. Адлера, «субличности» Р. Ассажиоли, «объяснительные фикции» Б.Ф. Скиннера, роли «родителя», «ребенка» и «взрослого» Э. Берна, духовная сущность человека, рефлексирующая себя отдельно от телесного и психологического В. Франкла и пр.

В психотерапии и психологическом консультировании несогласованность работы разных структур в человеке, является одной из центральных проблем, на которые направлено внимание специалиста. Противоречия в человеческой натуре часто встречаются в классической литературе. Рассуждения на эту тему можно прочитать у многих философов и антропологов. С другой стороны, взаимосвязь физиологии и биохимии с процессами, приписываемыми «высшим» слоям психики такова, что можно проследить, как эмоции и личностные особенности оказывают влияние на клетки организма [14, с. 8]. Каким же образом, опираясь на данные современных исследований, следует подходить к описанию человека? Ответ на этот вопрос может лежать на стыке естественных и гуманитарных, вернее в тех областях, где эти науки, преодолевая образовавшийся между ними в последнее время разрыв [15, с. 3], могут углубить и обогатить наше знание о человеке. Проблемы здоровья и адаптации необходимо рассматривать в контексте всех аспектов жизни индивида [14, с. 8-9].

Стресс как понятие, непосредственно связанное со здоровьем и благополучием человека, является процессом, который невозможно описывать без участия с методов и инструментов различных наук. Несмотря на кажущуюся разницу в подходах, научные отрасли, опирающиеся на естественнонаучные и на гуманитарные концепции, дают схожие определения такого явления как стресс. Стрессорами для организма считаются факторы внешней и внутренней среды, такие, например, как: травмы, обезвоживание, постоянный громкий шум, межличностные конфликты, ценностные противоречия и пр. Специфические стрессоры не одинаковы для разных климатических зон и экономических систем. Например, холод и переохлаждение являются более сильным стрессором в некоторых регионах земли, и решение проблемы нехватки тепла имеет здесь равнозначное (если не большее) значение, чем проблема достатка в пище.

Чаще всего, когда речь заходит о стрессе, имеется в виду его психологическая составляющая, так называемый «стресс психологический». Этот вид стресса, понимается как состояние сильного напряжения, приносящего психический дискомфорт, характеризующийся негативными эмоциями и чувствами, такими как: страх, злость, враждебность и т.п. Такое состояние сопровождается физиологическими и биохимическими изменениями в организме [23, s. 23]. Медицина имеет множество исследований на тему физиологического проявления стресса. В данной статье некоторые медицинские аспекты будут представлены как иллюстрации к основной тематике.

Г. Селье описывал стресс как «неспецифический ответ организма на любое предъявленное ему требование» [16, с. 13], а реакции организма, сопровождающие этот процесс, как универсальную формы ответа на различные по своему характеру экзогенные и эндогенные факторы (стрессоры)…» [11, с. 4]. Развивая теорию стресса, Селье ввел понятие общего адаптационного синдрома (ОАС) приводящего к повышению сопротивляемости организма. Реакции любого организма на стресс не зависят от природы стрессора или стимула. Они порождают определённый ответ организма независимый от вида раздражителя: происходит активизация гормональных систем и изменения в физиологических показателях, например, учащение сердцебиения, увеличение количества выделяемого пота и пр. Краткий или длительный (не превышающий ресурсы организма) стресс приводит к адаптации и повышением устойчивости к нагрузкам. Чрезмерный (превышающий адаптационные возможности организма) стресс, приводит и истощению психофизиологических ресурсов и к ослаблению организма [3, с. 454-455].

Селье обратил особое внимание на психологические стрессы и разделил их на две группы: дистрессоры и эустрессоры. Дистрессоры бывают патогенными (негативными) или мобилизующими. Патогенные дистрессоры превышают адаптивные силы организма. Мобилизующие дистрессоры «включают» оптимальный уровень реакции. Организм запускает антистрессовые резервы, что повышает его активность и долговечность. Дистресс в данном случае действует позитивно, мобилизационно. Эустрессоры влияющие на те же системы организма могут сопровождатся положительными эмоциями [4, с. 32-33].

Особенности протекания разных фаз стресса зависят от возможностей данного организма, от личностных качеств и социальных обстоятельств индивида [4, с. 31]. Риски заболеваний при постстрессовых расстройствах для отдельного человека так же зависят от индивидуальных различий и психологических особенностей, предрасположенности к тем или иным заболеваниям, от социальн- экономического статуса (СЭС) индивида. [14, с. 15-33, 534]. Таким образом, главные факторы, имеющие влияние на протекание стресса, находятся в ближайшей сфере жизнедеятельности человека.

Исследования восприятия стресса с точки зрения «обыденной психологии» показывают, что респонденты определяют стресс в категорию негативных состояний [23, s. 23]. То есть преобладающими в субъективном понимании являются негативные чувства и ощущения. Здесь снова видится противоречивая сущность человеческой натуры. Она наблюдается как в отношении человека к самому себе, к своим состояниям, к своему здоровью и в глобальном смысле к выживанию, так и со стороны специалистов (в большей степени врачей). Со стороны индивида, подвергающегося риску заболеваний и/или ухудшения состояния здоровья, наблюдается поведение, которое медицинские работники оценивают как факторы риска (нерациональное питание, недостаточная физическая активность, злоупотребление психоактивными веществами и пр.), со стороны врачей присутствует недооценка воздействия на организм факторов стресса [21, с. 62-63]. С точки зрения рационального мышления, позиция игнорирования риска является нелогичной и противоречит так называемому «здравому смыслу». Однако там, где в силу вступают чувства и эмоции, интенции и мотивация человека подвергаются определенной коррекции. Рассуждения о чувствах, эмоциях и ощущениях можно начать с элементарной позиции – с позиции наличия тела, как основной «доказательной базы», основного «факта» существования человека. Со стороны физического здоровья в отношении homo sapiens к собственному телу можно предположить существование глубокого «закоренелого» конфликта. Уязвимость физического тела к обстоятельствам внешней и внутренней среды само по себе является источником множества стрессов.

Косвенными доказательствами этому факту является постоянное стремление человека модифицировать собственное тело: искусственная деформация формы черепа (практиковалась во множестве разных, удаленных друг от друга культур), «золотые лотосы» или бинтование стоп – обычай, сохранявшийся в Китае начала до XX века, ношение корсетов как женщинами, так и мужчинами, современные имплантаты для коррекции контуров лица, фигуры и пр. В каждый период истории, в разных культурах, вплоть до наших времен прослеживается старание человека внести изменения, «улучшить» тело (включая неинвазивные формы коррекции, такие, как макияж, в настоящее время часто напоминающий грим, сильно меняющий черты лица, моду на экзотического вида одежду и пр.). Значит ли это, что человек (по крайней мере, часть индивидов) не принимает тело таким, каким оно есть? Не кроется ли здесь антагонизм, подобный раннеплатоновскому противопоставлению духа материи»? Не в этом ли находится отгадка «притяжения» пропасти? Какие внутренние мотивы, присутствует в человеке, решающем, что его физическая оболочка, не подходит ему, не соответствует представлениям? Определяет ли человек, решившийся на радикальную инвазивную форму коррекции тела свою основную цель, или лишь хочет избавиться о негативных эмоций, которые приносят ему ощущения «несоответствия»? Вопросы телесного бытия, над которыми рассуждали философы во все времена, все еще остаются открытыми. Ответы на них лежат не только в сфере философии, психологии, антропологии, метафизики, но и являются предметом интереса других научных дисциплин.

Если стресс, вызываемый телесными объективными (боли, заболевания, внешние раздражители), или телесными субъективными (личное восприятие и представления (возможно/предположительно внушенные течениями в культуре, в том числе, субкультуре, моде и пр.)), причинами можно изучить или обосновать более или менее логическими аргументами, то комплекс эмоций, сопровождающий реакции на различные стимулы, сложнее поддается точному определению. Человек зачастую реагирует на повседневные обстоятельства в его жизни, включая уровень физиологических и эмоциональных реакций, соответствующий чрезвычайным ситуациям. То есть, его реакции не адекватны раздражителям. Стрессором в такой ситуации может быть ожидание стрессора, например, страх страха или ожидание возможного негативного события. Психологический стресс, связанный с мыслями и сопровождаемый чувствами и эмоциями (и, в свою очередь, гормонами стресса) вызывает те же ответы организма, как и реальная ситуация [14, с. 17-18].

Тревожность, вызванная постоянным беспокойством, в своей крайней форме – тревожно-фобическом расстройстве (МКБ-10) показывает такие соматические симптомы, как гиперактивность симпатической нервной системы, повышенное напряжение скелетных мышц, головные боли, дрожание рук, расстройства сна. А также – симптомы, относящиеся к желудочно-кишечному тракту, включая сухость во рту, затруднение при глотании и пр., и типичные респираторные симптомы – ощущение сдавленности в груди, затруднение при вдохе и пр. [5, с. 132-134].

Таким образом, частое перенапряжение систем реакций на психологические стрессоры, может вызвать заболевания, называемые стрессогенными. Эмоции и чувства (при избыточности и/или неадекватности стрессору реакций), сопровождающие стрессовые состояния, увеличивают возможность заболеваний. Согласно концепции аллостаза, организм человека дает естественные оптимальные реакции на соответствующие стимулы. В определенных ситуациях происходит секреция одних гормонов и подавление выделения других. Гармония и согласованность в системе стимул-реакция помогают отреагировать на ситуацию внешне и внутренне оптимальным способом [14, с. 20-22]. «Можно выделить две биологоческие системы, которые обслуживают работу эмоциональной системы человека. Это – ретикулярная система, и автономно иннервируемая висцерально-эндокринная система, контролирующая такие параметры, как гормональная секреция, сердечный ритм, частота дыхания и т.п. Висцерально-эндокринная система помогает организму подготовиться к направленному действию, обусловленному эмоцией, и помогает поддерживать и эмоцию, и это действие» [7, с. 58-59].

Отсюда возникает вопрос, насколько здесь могут принимать участие волевые качества индивида? Другими словами, что в реакции стресса может поддаваться сознательному контролю? Как человек может «помочь» организму справляться вызовами, подвергающими перенапряжению все системы – биохимические, электрические, эмоциональные и пр.?

Эти вопросы входят в сферу таких понятий как «личность» и «индивидуальность». В своей критике теории инстинктов и теории научения А. Маслоу пишет, что необходимо рассматривать любой феномен с более глубокой позиции. По его мнению, инстинкты, имеющие наследственную базу и здоровый разум синергичны, а не антагонистичны друг другу, и следует искать пути для улучшения их взаимодействия [9, с. 133-139]. В теле человека осуществляется множество неосознаваемых процессов, в которых принимают участие различные органы, в том числе центральная нервная система (ЦНС). Не все ощущения, доступные организму, ЦНС «допускает» к осознанию и произвольному контролю [10, с. 53]. Многие процессы, происходящие в организме, имеют биохимическую и электрическую основу и совершаются не зависимо от того, осознает ли их индивид, обладатель конкретного тела. У здорового человека базовые потребности, инстинкты, имеющие наследственное происхождение и здоровый разум, направлены на единую цель, у больного они могут стоять в антагонистических позициях [9, с. 136]. Понимание этих факторов может способствовать улучшению качества терапии и профилактики здоровья человека. Исследование внутренних произвольных и непроизвольных процессов, даст возможность выявить новые мишени для работы специалиста психолога или психотерапевта. Например, результаты исследования Б.М. Ткач, предоставляющие данные о том, что определенная степень гиперреактивности правого полушария мозга (префронтальной коры) может служить предиктором девиантного поведения, поставила перед специалистами задачу по разработке новых медицинских и психологических профилактических программ [18, с. 80-81].

Как было сказано выше, стресс часто сопровождается ощущением эмоционального дискомфорта и негативными чувствами. Можно ли выделить в выше приведенных чувствах, например, в страхе, объективную или субъективную составляющую? В психологии выделяются такие понятия как страх рациональный и страх иррациональный. Страх – как инстинкт, помогающий выживанию, и страх, как боязнь страха – хоть и близкие по физиологической реакции процессы, но не равнозначные для психотерапии. Является ли рациональной, например, острая стрессовая реакция на мертвую крысу? С точки зрения простой логики и обыденной психологии – нет. Однако если рассматривать генезис этой реакции, можно прийти к выводу, что она оправдана историческими фактами. Крысы и другие грызуны являются резервуарами возбудителя инфекции чумы, с которой человечество сталкивалось на протяжении всей своей истории.

Страх и иные чувства и эмоции, субъективно воспринимаемые как негативные, могут быть как дистрессорами, так и эустрессорами. Страх перед публичными выступлениями или страх не понравиться объекту симпатии может способствовать преодолению себя, приложению больших усилий, чтобы выглядеть лучше и, в конечном итоге, служить развитию личности. Важнейшую роль здесь играет такое качество, как степень осознанности/рефлексивности индивида. Рациональность и иррациональность страха, тревоги и других чувств, требует индивидуального рассмотрения в каждом отдельном случае. Представляется целесообразным определить вехи, по которым можно следовать, изучая стресс, а также дать условные обозначения разновидностей психологического стресса. Условно можно выделить:

1. Стресс ежедневный, «ординарный».

2. Стресс острый.

3. Стресс текущий или стресс «из прошлого».

4. Фантомный стресс.

Стресс «ординарный» – это реакция на множество дистрессоров и эустрессоров, которые ежедневно сопровождают человека: нехватка времени на общение в семье, беспокойства по поводу финансов, пробки на дорогах, напряженные отношения с соседями, перегруженность на работе, монотонный труд, физические недуги (в том числе, членов семьи), несогласованность социальных ролей, недовольство уровнем СЭС и пр. Стрессоры, часто сопутствующие жизни современного человека, могут оказывать столь же негативное и разрушительно влияние, как и экстремальные стрессоры, так как они вызывают постоянное перенапряжение систем организма, отвечающих за адаптацию организма [8, с. 124-128, 143-147]. Стресс может стать косвенной причиной некоторых заболеваний, таких как инсульт, остановка сердца и пр. Выделяющееся при стрессе глюкокортикоидные гормоны являются ингибиторами образования в мозге человека, в частности в гипокампе, новых нейронов, что может вызывать проблемы с памятью [14, с. 590, 594].

Стресс острый – это реакция на событие отличающееся нетривиальностью и особой травматичностью. «Под острыми реакциями на стресс понимают переходящие расстройства любой степени тяжести или любого характера, возникающие при отсутствии какого-либо психического заболевания в ответ на исключительно стрессогенные события, такие, например, как стихийные и военные действия либо чрезвычайный кризис в отношениях с близким человеком. Этот термин используют применительно к расстройствам, которые происходят в течение нескольких часов или дней. Более продолжительные реакции сравнительно легкой степени описываются как адаптивные, при тяжелой степени говорят о посттравматических расстройствах (отдаленных последствиях стресса). «Единственное лечение, какое требуется подобным пациентам, заключается в предоставлении возможности говорить о пережитых стрессовых событиях; в тяжелых случаях назначают также малые дозы анксиолитических препаратов». [5, с. с. 123 – 124].

Степень уязвимости, как говорилось выше, во многом зависит от типа индивида, от свойств его темперамента и характера. Исследователи выделяют также группу, у которой ярко проявляются стрессовые изменения в психике, это – безработные. Они отличающиеся высоким уровнем тревоги, причем, эмоциональные переживания у безработных женщин проявляются сильнее, чем у мужчин. [8, с. 138-139, 143-147].

Из всех перечисленных дистресоров можно выделить две мишени, на которые часто направлена работа практического психолога, это – проблемы в межличностных отношениях и проблемы внутри личности. Несмотря на то, что решению этих двух задач уделяется равное внимание, первостепенное значение все же имеет работа над развитием личности человека. Перевес в сторону индивидуалистических позиций не несет в себе негативной коннотации. Ошибочный антагонизм социум-индивид как бы подчеркивает целостность и правоту первого и недостаточную состоятельность второго. Однако социум состоит из множества индивидуальностей, зачастую кардинально не похожих друг на друга. В этом разнообразии кроется интерес, потребность аффиляции, множество выборов, взаимодополнение и взаимовыгодный обмен. В здоровом обществе отсутствует противопоставление индивидуальность – коллектив. В нормальных социальных условиях личный и общественный интересы не входят в конфликт, напротив, они совпадают и дополняют друг друга [9, с. 140].

Межличностная поддержка и гармонизация внутриличностных процессов являются защитными факторами, которые помогают пережить стресс, а также могут способствовать пересмотру отношения к сложившейся ситуации, а иногда переквалифицировать дистресс в эустресс. Важным инструментом для работы в этом направлении является коммуникация. Она подразумевает как внешний диалог (межличностный), так и внутренний диалог (диалог с самим собой). Во внешнем диалоге главной целью является выработка индивидуальных стратегий для поддержания комфортных отношений в социальном окружении. Внутренний диалог предназначен для познания самого себя и обретение инструментов для регуляции внутренних процессов, которые могут контролироваться личностью. Цели и задачи обоих видов коммуникации тесно переплетены между собой и имеют тенденцию перетекать друг в друга (это часто проявляется на сеансе психотерапии или во время психологической консультации).

Стресс текущий или стресс «из прошлого» относится как к ординарным, и так и к острым стрессам, однако они имеют временные рамки. Стресс текущий – это реакция на события, происходящие в настоящем. Стресс «из прошлого» относится к переживаниям, которые присутствовали в предыдущем опыте человека. Это могут быть детские и подростковые психологические травмы. Этот вид стресса чаще всего сопровождается посттравматическими стрессовыми расстройствами (ПТС) [6, с. 162].

Фантомный стресс чаще всего связан с особенностями восприятия конкретного индивида или определенного сообщества/группы людей. Ситуации, когда такой стресс может проявиться следующие: сиблинговая ревность, иррациональный страх, фантомная психологическая боль, семейный тайны («скелеты в шкафу») и пр. Фантомный стресс может влиять на образование жизненных сценариев. Сценарий основан на решениях, принятых в детстве, на родительском программировании. В сценарии выделяются роли, взятые на себя непосредственным субъектом и присвоенные им окружающим людям, а также стандартные способы реагирования на ситуации. Сценарий такого стресса не осознаваем, он устанавливается в раннем детстве, сопровождается повторяющимися паттернами поведения, зачастую носит защитный характер, но вместе с тем, тормозит развитие личности и отгораживает индивида от близкого теплого общения [1, с. 283-284].

Удовлетворенность жизнью, как было указано выше, более всего связана с гармонией внутри самой личности и благополучия в значимых социальных связях. По мнению Юнга, психологическое здоровье так же зависит от духовной составляющей [20, с. 104]. Возможности восстановления от стресса при наличии сценария зависят, прежде всего, от способности осознать внутреннюю и внешнюю реальность.

Развитие навыков саморефлексии – это процесс, не всегда протекающий в одном темпе, имеющий тенденцию ускорения или замедления в определенные периоды, не очерченный границами, одновременно, дающий опыт того, что некоторые части «я» остаются и останутся неподконтрольными, «не поддающимися исправлению». Таковыми являются, как писалось выше, особенности типа нервной системы (темперамент), многие процессы восприятия и ощущения, генетически унаследованные черты характера, способности, когнитивные особенности и пр. Осознание человеком (с точки зрения обыденной психологии), того, что не все в нем самом доступно его контролю, само по себе может вызвать стресс. Однако уже признание того факта, что можно «ощутить» и принять существующую иерархию в своей человеческой натуре, не «ломать», не корить себя за «несоответствие», с интересом исследовать собственное «я», его возможности и ограничения, производит несомненный терапевтический эффект [12, с. 792-793, 800-802]. Можно сказать, что здесь кроется один из самых мощных эустрессов в жизни человека. Иными словами, уровень оптимального для индивида стресса помогает включить механизмы развития личности [16, с. 53], то же время, по мнению Г. Селье, «полная свобода от стресса означает смерть» [13, с. 29].

Как было отмечено выше, ответ каждого организма на стресс представляет собой неспецифический характер, но адаптационные ресурсы организма имеют индивидуальные особенности. Внутренний мир индивида, преимущественно объективен и может быть зафиксирован объективными методами. Любые физиоло­гические проявления, в том числе электроэнцефалограмма, уровень специфических гормонов в крови, речевой портрет [2, с. 120] и пр., свидетельствуют о тех или иных свойствах темперамента и характера. Биологические основы личности и индивидуально-психологические различия являются предметом изучения специального научного направления – дифферен­циальной психофизиологии, на открытия которой опираются современные науки, изучающие человека. В этом направлении развивает свой метод эмоционально-стрессовая терапия, которая исходит из положения, что аффективный заряд, превосходящий силой своего воздействия когнитивные функции, может быть ингибирован или удален противоположным более сильным аффектом [17, с. 124]. На предельно высоком эмоциональном уровне (эустрессе) такая терапия помогает человеку справиться с переживанием своей неполноценности, неуверенности в себе, с пассивностью. Это происходит путем изучения индивидом особенностей своего характера, своего восприятия мира, помогая принять разницу в понимании мира другими людьми, найти свое место в межличностных отношениях сообразно своему характеру, применить свои особенности и способности в подходящей сфере деятельности, жить в согласии с природой и социумом. Другими словами, эмоционально-стрессовая терапия помогает человеку «встать на путь» становления самим собой.

Вышеизложенное позволяет сделать следующий вывод. Стрессоры, сопровождающие человека на протяжении всей его жизни, могут способствовать как позитивным изменениям, например, улучшению адаптации, увеличению психологической эластичности, расширению спектра копинг-стратегий, так и к негативным – болезням, пассивности, выученной беспомощности и пр. Стрессовая реакция на внутренние и внешние стимулы, требующая от индивида определенных, превышающих на данный момент его ресурсы усилий, служит детерминантой личностного развития при некоторых обязательных условиях. К этим условиям относятся: развитие навыков саморефлексии, признание факта существования не только бессознательных мотивов, но и саморегулирующейся адаптивной системы в структуре психофизиологии человека, мотивация к изучению человеческой натуры с комплексом присущих ей характеристик и биохимических особенностей.

 

Список литературы:

1. Берн Э. Игры, в которые играют люди. Психология человеческих отношений. Люди, которые играют в игры. Психология человеческой судьбы. Минск: Прамеб, 1991. 384 с.

2. Бондаренко Я.О. Дискурс акцентуйованих мовних особистостей: комунікативно-когнітивний аспект (на матеріалі персонажного мовлення в сучасній американській художній прозі): дис… канд. філол. наук: спец. 10.02.04 – германські мови. Київ, 2002. 248 с.

3. Борневассер М., Стресс у условиях труда // Психические состояния / Под. ред. Куликова Л. В. СПб: Питер, 2000. С. 454-455.

4. Воробейчик Я.Н., Руководство по аутопсихотерапии (история, теория, практика). Одесса: Альянс юг, 2004. 360 С.

5. Гельдер М., Гэт Д., Мейо Р. Оксфордское руководство по психиатрии. Киев: «Сфера», 1999. Т. 1. 300 с.

6. Дмитриева Т.Б. Клиническая психиатрия. М.: ГЭОТАР Медицина, 1998. 506 с.

7. Изард К.И. Психология эмоций. СПб.: Питер, 1999. 464 с.

8. Куликов Л.В. Психогигиена личности. Вопросы психологической устойчивости и психопрофилактики. СПб.: Питер, 2004. 464 с.

9. Маслоу А. Мотивация и личность. СПб.: Евразия, 2001. 479 с.

10. Немов Р.С. Психология. М.: ВЛАДОС, 2003. Т. 1. 688 с.

11. Поклитар Е.А. Предисловие // Избранные труды Одесской школы Терапии творческим самовыражением / Под ред. Е.А. Поклитара, М.А. Раскиной. Одесса: Астропринт, 2007. С. 3-10.

12. Роджерс К. Искусство консультирования и терапии. М.: Апрель пресс, 2002. 976 с.

13. Рожнов В.Е. Вопросы истории и теории психотерапии // Руководство по психотерапии / Под. ред. В.Е. Рожнова, Ташкент: Медицина, 1985. С. 20-29.

14. Сапольски Р. Психология стресса. СПб.: Питер», 2015. 480 с.

15. Сгречча Э., Тамбоне В. Биоэтика. М.: ООО «Северный город-7», 2002. 413 с.

16. Селье Г. Стресс без дистресса // Анатомия стресса. Ганс Селье и его последователи / Под. ред. Власа Е.А. Киев: ООО «Идательский дом МЕДКНИГА», 2016. С. 8-66.

17. Станишевский М.И. Эмоционально-стрессовый подход в профилактике и терапии межличностной зависимости // Актуальні проблеми психології / Під. ред. Максименко С.Д. Київ: Логос, 2017. Т. 1. № 46. С. 120-128.

18. Ткач Б.М., Особливості нейропсихологічних механізмів актуалізації девіантної поведінки залежно від нейронперсональних характеристик особистості // Актуальні проблемі психології / Під ред. С.Д. Максименко. Київ: ЛОГОС, 2018. Т. 2. № 49. С. 75-82.

19. Фрейд З. «Я» и «Оно». Тбилиси: Мерани, 1991. 397 с.

20. Фрейжер Р., Фейдимер Д. Личность. Теории, упражнения, эксперименты. СПб: Прайм-ЕВРОЗНАК, 2004. 608 с.

21. Яворська Т.П., Маркова М.В. Клініко-психологічний спектр та структура чинників стресового ризику у пацієнтів з цереброваскулярною патологією // Український вісник психоневрології. 2019. № 3 (96). С. 62-68.

22. Ясперс К. Общая психопатология. М.: Практика, 1997.1056 с.

23. Heszen I. Psychologia stresu. Korzystne i niekorzystne skutki stresu życiowego. Warszawa: Wydawnictwo Naukowe PWN, 2016. 384 s.

 

Сведения об авторе:

Станишевская Жанна – доктор гуманитарных наук (PhD), Опольский университет (Ополе, Польша).

Data about the author:

Staniszewska Żanna – Doctor of Human Sciences (PhD), University of Opole (Opole, Poland).

E-mail: [email protected]

Хронический стресс: как обнаружить, победить и предотвратить :: Здоровье :: РБК Стиль

© becca tapert/unsplash

Автор Ирина Рудевич

06 февраля 2019

Хронический стресс ведет к синдрому выгорания, снижению физических и психологических возможностей организма. Разбираемся, есть ли у вас признаки стресса, как от него избавиться, не допустить появления в дальнейшем и наслаждаться жизнью.

Что такое хронический стресс и чем он опасен

По данным ВЦИОМ, треть россиян винят в плохом самочувствии и болезнях проблемы на работе и стресс, который является физической и психологической реакцией организма на негативные события. Она выражается в учащении сердцебиения и дыхания, выделении стрессовых гормонов: кортизола, адреналина и норадреналина. Краткосрочный стресс быстро проходит, после него организм восстанавливается и возвращается к обычному ритму. Хронический может продолжаться днями, месяцами и даже годами, в это время кортизол постоянно находится на высоком уровне, человека одолевают беспричинные страхи и тревоги.

Исследования 2018 года показали, что стресс усугубляет физические заболевания.

Избавившись от хронического стресса, вы сможете улучшить настроение и самочувствие, наладить режим сна и питание.

Есть ли у вас хронический стресс

Если вам кажется, что надвигается угроза, и это состояние длится несколько недель, это повод пересмотреть образ жизни и обратиться к терапевту, не дожидаясь физических проявлений хронического стресса. Исключения составляют случаи, когда нервное состояние обосновано реальными событиями: вы устроились на новую работу, переживаете переезд, развод или потерю близкого человека, готовитесь к важным экзаменам. Задавайте себе вопросы: «В чем причина моего страха?», «Есть ли рациональные объяснения такому состоянию?». Если дело в реальных временных трудностях, стоит бережнее относиться к своему психическому состоянию и попытаться пережить их с наименьшими потерями для здоровья, а затем понаблюдать, остались ли негативные чувства.

Как определить причину стресса

Если вы выявили у себя признаки хронического стресса, не проходящие долгое время, попробуйте определить его источник. Нервная работа, неприятное окружение, чрезмерная усталость могут стать причинами, с которыми нужно бороться, иногда радикально. Действовать надо по ситуации: проложить звукоизоляцию по стене с шумными соседями, ограничить общение с негативно настроенными людьми или сменить работу — в борьбе за свое здоровье все средства хороши. Если же очевидных причин нет или вы их не можете выявить, обратитесь к психотерапевту для распознавания скрытых факторов.

Как помочь себе самостоятельно

В случае обострения симптомов задействуйте простые методы для мгновенного снятия стресса: дышите, гуляйте, слушайте музыку. Такая терапия в долгосрочной перспективе поможет снизить частоту неприятных переживаний, если вы уже устранили основную причину недомогания. Контролируйте и поощряйте развитие полезных привычек: спите по семь-восемь часов в сутки и больше двигайтесь, начните медитировать и заниматься спортом. Еда тоже помогает справиться со стрессом, но это желание важно отслеживать и заедать стресс правильно: добавить к рациону магний и витамины, полезные сложные углеводы и исключить простые сахара.

Чем поможет окружение

Нейроэндокринолог Роберт Сапольски утверждает, что иерархическая система оказывает плохое воздействие на организм, а уровень счастья и самооценка человека — важные факторы в уменьшении стресса. Ученый проводил исследование на бабуинах, которое доказало, что у обезьян с более низким статусом в иерархии стаи было больше гормонов стресса в крови и чаще повышалось давление. Поэтому особенно важно ощущать себя на своем месте в коллективе, с друзьями или на работе. Ищите поддержку у близких: когда человек чувствует, что его понимают, снижается уровень кортизола. Кроме того, одиночество способствует рефлексии и усиливает реакции на неприятные события. Обратный эффект, по мнению психологов, заключается во враждебности по отношению ко всему окружающему миру, когда мозг недополучает позитивных подкреплений. Этот принцип берут за основу психологические группы поддержки в борьбе со стрессом, эффективность которых обусловлена социальными потребностями человека.

Профилактика хронического стресса

Психолог Дэвид Д. Бернс в книге «Хорошее самочувствие. Новая терапия настроений» советует контролировать время, которое мы уделяем выплеску негативных эмоций. Это должны быть периоды не более 50 минут каждый, когда можно злиться, плакать, горевать, кричать или жаловаться. В промежутках между ними необходимо максимально сосредоточиться на положительных эмоциях и ситуациях. Главное — не запускать негативные состояния и отслеживать позитивные изменения. Отличная практика осознанности — составление ежедневных чек-листов: в них прописываются основные задачи, которые вы считаете важными. Это могут быть как полчаса на чтение, так и час на расслабленный отдых и разговоры по телефону с друзьями. Важно, чтобы в результате ежедневного повторения правильно согласованных друг с другом полезных привычек вы ощущали подъем сил и чувство благодарности. 

Три стадии стресса

Стресс— одно из нормальных состояний организма, поскольку связан с повышением адаптационных механизмов. Стресс является неотъемлемым проявлением жизни. Стрессовые реакции филогенетически помогали человеку справляться с трудностями, поэтому в этом аспекте стрессовые реакции полезны. Однако, когда стресс имеет яркое выражение и длительное проявление, в таком случае он причиняет вред здоровью человека.

Наблюдения Селье

Ганс Селье считается родоначальником теории биологического стресса. В своих исследованиях Селье заметил, что организм приспосабливается к внешним стрессорам с точки зрения биологической модели, которая пытается восстановить и сохранить внутренний баланс. В своей попытке сохранить гомеостаз организм использует гормональную ответную реакцию, которая непосредственно осуществляет борьбу со стрессором.

Три фазы стрессовой реакции

1. Стадия тревоги

На стадии реакции тревоги, сигнал бедствия посылается в часть мозга, которая называется гипоталамус. Гипоталамус обеспечивает высвобождение гормонов, называемых глюкокортикоидами.

Глюкокортикоиды запускают выброс адреналина и кортизола. Адреналин дает человеку заряд энергии: сердечный ритм увеличивается, кровяное давление повышается, уровень сахара крови также повышается. Эти физиологические изменения регулируются частью вегетативной нервной системы человека, называемой симпатической ветвью.

Надпочечники начинают активно вырабатывать повышенное количество кортизола и находятся в состоянии гиперфункции. Это состояние можно подтвердить, используя паттерн изменений в гормональном профиле слюны, при котором будут следующие показатели: повышенный уровень кортизола/нормальный уровень DHEA.

2. Стадия сопротивления

Во время стадии сопротивления организм пытается противодействовать физиологическим изменениям, которые произошли во время стадии реакции тревоги. Стадия сопротивления регулируется частью вегетативной нервной системой, которая называется парасимпатической.

Парасимпатическая нервная система пытается вернуть тело в норму: уменьшается количество вырабатываемого кортизола, частота сердечных сокращений и артериальное давление начинают возвращаться к норме. Уровень сопротивляемости организма значительно выше обычного. На этой стадии осуществляется сбалансированное расходование адаптационных ресурсов.

Если стрессовая ситуация заканчивается, на этапе сопротивления тело возвращается в нормальное состояние. Однако, если стрессогенный фактор остаётся, организм остаётся настороже, чтобы бороться с его проявлениями.

Надпочечники адаптируются к этой стадии, уже используя механизм, называемый «захват прегненолона». Прегненолон является метаболитом холестерина и представляет собой исходное химическое вещество для производства как кортизола, так и половых гормонов, включая тестостерон. При изменении метаболизма прегненолона, уровень тестостерона, вырабатываемого в организме, снижается. При этой стадии, паттерн гормонального профиля в слюне будет представлен следующими показателями: повышенный уровень кортизола/низкий уровень DHEA.

3. Стадия истощения

На этом этапе стресс сохраняется в течение длительного периода. Организм начинает терять способность бороться со стрессором и уменьшать его вредное воздействие, поскольку истощается вся адаптивная способность. Стадия истощения может приводить к стрессовым перегрузкам и к проблемам со здоровьем, если они не будут решены немедленно.

В этой стадии надпочечники больше не способны адаптироваться к стрессу и исчерпали свои функциональные возможности. Сначала при исследовании гормонального профиля в слюне будут выявляться нормальный уровень кортизола/низкий уровень DHEA или уровень кортизола, характерный для гиперфункции и сниженной функции будет сочетаться с нормальным уровнем DHEA). Когда надпочечники исчерпают свои возможности, будут определяться: низкий уровень кортизола/низкий уровень DHEA.

Если стресс продолжает воздействовать и далее, истощаются запасы кофакторов, которые необходимы для производства кортизола, вследствие чего организм разрывает механизм шунтирования прегненолона и вновь переключается на выработку DHEA. Такой паттерн будет представлен низким уровнем кортизола/нормальным уровнем DHEA.

Гормоны стресса.

Адреналин: регулирует частоту сердечных сокращений;

регулирует поступление воздуха в легкие;

влияет на диаметр кровеносных сосудов и бронхов.

 

Кортизол:      повышает уровень сахара в крови;

подавляет иммунную систему;

ускоряет метаболизм.

Самые важные гормоны формирующие стрессовую реакцию – это адреналин и норадреналин. Их синтезирует симпатическая нервная система. Другой важный класс гормонов реакции на стресс называют глюкокортикоидами, из них наиболее известен гормон кортизол. Кортизол помогает организму выстоять в стрессовой ситуации. Повышенный уровень кортизола может быть связан не только с явной опасностью для человека, но и с некоторыми изменениями в условиях жизни, которые организм воспринимает как опасность. Иногда самые благие намерения, например, занятие спортом, «здоровое» питание могут привести к нервному срыву. Но перед этим, был хронический стресс, который игнорировался. Избыточные физические нагрузки, недостаток качественного питания (диеты, недоедания), недостаток сна, злоупотребление алкоголем, эндокринные нарушения могут привести к дистрессу («плохому стрессу».

Группа глюкокортикоидных гормонов вырабатывается надпочечниками, и их действие часто похоже на действие адреналина. Адреналин начинает действовать в течение нескольких секунд, а глюкокортикоиды поддерживают его действие от нескольких минут до нескольких часов. Управление гормонами находится в зоне ответственности головного мозга.

Во время стресса поджелудочная железа начинает вырабатывать гормон глюкагон. Коктейль из глюкокортикоидов, глюкагона и секреции симпатической нервной системы повышает уровень глюкозы в крови. Глюкоза обеспечивает необходимую для реакции на стресс энергией. Активируются также и другие гормоны. Гипофиз вырабатывает пролактин, который кроме других эффектов способствует угнетению во время стресса репродуктивной функции. Гипофиз и мозг также вырабатывают особый класс эндогенных морфиноподобных веществ эндорфинов и энкефалинов, которые, среди всего прочего, притупляют ощущение боли. Наконец, гипофиз вырабатывает вазопрессин, гормон регулирующий уровень жидкости в организме, играющий важную роль в реакции сердечно-сосудистой системы на стресс. Вазопрессин поддерживает водный гомеостаз внутри организма, который необходим для жизни.

В ответ на стресс активируются некоторые железы, а различные гормональные системы во время стресса угнетаются. Снижается секреция различных гормонов репродуктивной системы, таких как эстроген, прогестерон и тестостерон. Выработка гормонов, связанных с функцией роста (например, гормона соматотропин), также угнетается, как и выработка инсулина, гормона поджелудочной железы, который в нормальных условиях помогает телу накапливать энергию, чтобы использовать ее позже.

Эти научные факты говорят о прямой связи между эмоциональным состоянием и такими заболеваниями как сахарный диабет, нарушения функционирования репродуктивной системы, сердечно-сосудистых заболеваний, различных зависимостей.

В современном мире люди ежедневно сталкиваются с огромным количеством стрессовых ситуаций. Любая из них может стать последней каплей и спровоцировать депрессию. Знать о том, как лечится стресс, необходимо: психотерапия, физическая активность, релаксация, здоровый сон и правильно питание. Взращивайте дух, чтобы не бояться душевной, физической и материальной боли, учитесь хорошо зарабатывать, занимайтесь спортом, будьте здоровы!

Ведущий лаборант кафедры
функциональной диагностики Малаховская С.Н.

Стресс

 

                                               Как уберечься от стресса?

 

 

                                                Знаем ли мы, что такое стресс?

Стресс это состояние человека, которое возникает как реакция на любые события, с которыми человеку трудно или невозможно справиться.

Психологи различают стрессы по мощности. Стрессы большой силы возникают в ответ на ситуации, несущие угрозу жизни, её укладу. Причинами стресса большой силы могут стать личные события: смерть, тяжелая болезнь близкого человека, развод, финансовые потери.

Стрессы малой силы могут быть вызваны ситуациями, которые человек не может решить самостоятельно. Их не стоит недооценивать, ведь если человек испытывает такой стресс долгое время, то вред его здоровью может быть сопоставим с действием сильного стресса.

 

                                                      Как переносится стресс и чем он опасен?

Насколько серьёзными окажутся стресс и его последствия для здоровья человека − зависит от мощности, длительности стресса и от психологических и генетических особенностей человека. Не все люди, пережившие стресс, страдают от него одинаково.

Стрессы большой силы или длительный хронический стресс могут способствовать развитию и прогрессированию телесных и психических заболеваний.

Стресс обычно способствует «выходу из строя» наиболее ослабленных систем организма.

 

Как уберечься от стресса?

В современном обществе бегство от стресса — занятие сложное, но не безнадёжное. Стресс можно преодолеть. Помочь в этом могут занятия релаксацией, йогой и регулярный отдых, желательно на природе.

 

 

10 советов для тех, кто хочет научиться самостоятельно преодолевать стресс:

• Старайтесь замедлить темп Вашей жизни. Заранее планируйте день; чередуйте работу и отдых.

• Высыпайтесь! Взрослому человеку в среднем необходимо 7–8 часов сна в сутки.

• Не ешьте на ходу: завтрак, обед и ужин должны стать временем отдыха.

• Не пытайтесь снять стресс с помощью табака или алкоголя. Проблемы никуда не денутся, а здоровье пострадает.

• Снять эмоциональное напряжение поможет физическая нагрузка, особенно связанная с водой: займитесь плаванием или аквааэробикой.

• Ежедневно отводите немного времени для релаксации: сядьте в удобное кресло, включите приятную музыку, закройте глаза и представьте, что сидите на берегу моря.

• Старайтесь отвлечься: ходите на концерты, прогулки, читайте.

• Сосредоточьтесь на позитивном: обстоятельства Вашей жизни зачастую лучше, чем Вам кажется, когда Вы расстроены.

• Следите за своим настроением, как за внешним видом, относитесь к своей раздражительности и вспыльчивости как к источнику болезней.

 

 

Факты о стрессе:

• По данным страховых компаний, треть работников хотя бы раз думали об увольнении исключительно из-за стрессов, связанных с работой.

• Стресс является пятым по важности фактором, предрасполагающим к возникновению сахарного диабета.

• Чем выше уровень стресса в обществе, тем чаще и больше люди покупают и едят шоколад.

• Алкоголь и табак не спасают от стресса, а только усиливают его.

• Горький шоколад, орехи, бананы и имбирь повышают настроение и помогают бороться со стрессом.

• Лёгкий стресс естественная часть жизни человека. Лучший способ профилактики последствий стресса здоровый образ жизни!

 

Болезнь и характер.

Кстати, болезнь, по мнению многих медиков, напрямую зависит от характера и образа жизни.

  •        Люди, которые постоянно корят себя за то, что выбрали неверный путь, не реализовали себя как личность, страдают болезнями ног.
  •        Проблемы с глазами возникают у тех, кто вечно недоволен собой и окружающим миром и постоянно тревожится о будущем.
  •        Граждане с заниженной самооценкой, имеют проблемы с легкими и респираторной системой.
  •        Гастрит удел людей беспокойных, неуверенных в себе, тех, которые переживают, нервничают и теряют сон из-за всякой ерунды.
  •        Судороги это тоже недуг боязливых людей, постоянно живущих в напряжении и страхе перед будущим.
  •        Люди злые, агрессивные, вспыльчивые страдают бронхиальной астмой. Недаром в народе говорят: «От злости мне было трудно дышать».
  •           Граждане агрессивные, бурно переживающие неудачи, склонны к болезням сердца и сосудов. Главную роль в возникновении болезней сердца играют именно гнев и раздражение.
  •      Язвенной болезнью желудка и двенадцатиперстной кишки в несколько раз чаще страдают люди эмоциональные, раздражительные, остро реагирующие даже на мелкие неприятности. Опытные специалисты определяют язвенников по поведению, а точнее, по повышенной нервозности.
  •        Те, кто не умеют прощать обиды, злые люди страдают болезнями печени и желчевыводящих путей. Недаром существует выражение «желчный человек».
  •        Вспыльчивые, настойчивые, упрямые и легковозбудимые люди мучаются от гипертонии. У врачей даже есть термин «гипертонический характер». Им они определяют человека вспыльчивого, упрямого, обожающего всех поучать.
  •        Люди, нетерпимые к чужому мнению и чужим ошибкам, страдают от частых мигреней. Кроме того они обидчивы, тревожатся по любому поводу и легко впадают в депрессию.
  •        Словоохотливые, легковозбудимые люди, настроение которых меняется каждые полчаса, страдают сахарным диабетом.

 

Как стать оптимистом?

Так как же стать оптимистом, чтобы раз и навсегда позабыть о коварных недугах? Возможно ли это, если от природы вы все же пессимист? Конечно!

  • Чаще вспоминайте людей, которые вас любили и любят, и ведите мысленный диалог с ними, а не с обидчиками.
  • Если вы вспомнили что-нибудь плохое, тут же остановите внутренний монолог, переключите внимание, например, включите телевизор или музыку.
  • Четко осознайте, что в Ваших силах взять под контроль тягостные мысли: вы породили их сами, значит, сами можете от них избавиться.

                        Если Вам требуется помощь – обращайтесь!

 

В ГОБУЗ «МОПНД» работают квалифицированные специалисты: врачи-психиатры, психологи, специалисты по соц. работе, они помогут Вам и Вашей семье:

Наш адрес: г. Мурманск,

ул. Свердлова, 2/4

телефон: 202-402

Психологический стресс — обзор

C. Потенциальные посреднические пути

Психологический стресс активирует симпатическую нервную систему (СНС), которая регулирует кровяное давление, частоту сердечных сокращений и выброс катехоламинов; и ось гипоталамус-гипофиз-надпочечники (HPA), которая регулирует высвобождение кортикостероидов. Иммунные клетки обладают рецепторами как для катехоламинов, так и для глюкокортикоидов, и есть существенные доказательства того, что эти гормоны модулируют иммунную функцию, как отмечено в другом месте этого тома.

Поддерживая роль SNS, эффекты острого стресса на лейкоцитоз, экспрессию молекул адгезии, воспалительные цитокины и тромбоциты можно имитировать инфузией β-адренергических агонистов, тогда как инфузия β-блокаторов подавляет многие из этих эффектов (Benschop et al., 1996; Mills et al., 2000; von Kanel and Dimsdale, 2000). Кроме того, было обнаружено, что вызванное стрессом увеличение лейкоцитоза, воспалительных цитокинов и агрегатов тромбоцитов и лейкоцитов коррелирует с ответами на стрессовое давление и / или сердечным ритмом, а вызванные стрессом изменения в гемостатических факторах и экспрессии молекул адгезии лимфоцитов положительно коррелируют с увеличением в катехоламинах (Brydon et al., 2005a; Redwine et al., 2003; Steptoe et al., 2003c; фон Канель и др., 2001).

Глюкокортикоиды наиболее известны своим противовоспалительным и иммунодепрессивным действием, а несколько исследований на людях и животных показали ингибирующее действие глюкокортикоидов на синтез воспалительных цитокинов (Black and Garbutt, 2002). Соответственно, недавнее исследование здоровых мужчин и женщин среднего возраста показало, что люди с высокой реакцией кортизола на острый стрессор имели более низкие уровни воспалительных цитокинов в плазме, а также меньшую реакцию цитокинов на острый стресс, чем люди с низкой реакцией кортизола (Kunz-Ebrecht и другие., 2003). Однако глюкокортикоиды могут также оказывать разрешающее действие. Например, хотя они ингибируют синтез воспалительных цитокинов, глюкокортикоиды также увеличивают экспрессию некоторых рецепторов цитокинов (т.е. рецепторов IFN-γ, IL-1 и IL-6). Повышение уровня фибрина в плазме после теста социального стресса Триера у здоровых мужчин среднего возраста было положительно связано с вызванным стрессом повышением кортизола, что указывает на то, что активация оси HPA способствует ответу на гемостатический стресс (von Kanel et al., 2005а). Точно так же связанную со стрессом эндотелиальную дисфункцию и нарушение чувствительности к барорефлексу у здоровых добровольцев можно предотвратить, блокируя выработку кортизола метирапоном, что демонстрирует прямую или стимулирующую роль кортизола в этих явлениях (Broadley et al., 2005). Вызванная стрессом гиперкортизолемия у мышей вызывает перераспределение лейкоцитов с уменьшением количества циркулирующих моноцитов и лимфоцитов, и аналогичные эффекты наблюдались после пробуждающегося повышения кортизола у людей.Считается, что лейкоциты выходят из периферической крови и попадают в места повреждения и воспаления. В связи с этим глюкокортикоиды стимулируют экспрессию молекул адгезии сосудистых клеток, тем самым способствуя адгезии лейкоцитов к воспаленному эндотелию (Black and Garbutt, 2002). Считается, что вариации в ответах на глюкокортикоиды зависят от их концентрации, их физиологического контекста (здоровое или болезненное состояние), а также от того, активизируются ли они в острой или хронической форме.

Еще одним механизмом, который, как считается, участвует в ответах на воспалительный стресс, является активация ядерного фактора-κB (NF-κB).NF-κB представляет собой фактор транскрипции, который усиливает экспрессию ряда воспалительных молекул, включая цитокины. Острый психологический стресс стимулирует экспрессию NF-κB в мононуклеарных клетках периферической крови здоровых добровольцев. Повышение экспрессии NF-κB параллельно индуцированному стрессом увеличению катехоламинов и кортизола, предполагая, что и симпатические пути, и пути HPA участвуют в этом ответе (Bierhaus et al., 2003).

Наконец, недавно был идентифицирован новый путь, который ингибирует выработку макрофагами воспалительных цитокинов, названный холинергическим противовоспалительным путем , (Czura and Tracey, 2005).Центральная нервная система получает сенсорную информацию от иммунной системы через блуждающий нерв, который иннервирует ряд органов, которые действуют как пути проникновения или фильтры для патогенов. Эфферентная активность блуждающего нерва приводит к высвобождению ацетилхолина (ACh), который специфически связывается с α7-субъединицами никотиновых рецепторов ACh на макрофагах и ингибирует передачу сигналов NF-κB и высвобождение воспалительных цитокинов. Примечательно, что эндотелиальные клетки сосудов человека также на поверхности экспрессируют субъединицу α7 никотиновых рецепторов ACh, и было показано, что ACh ингибирует индуцированную цитокинами экспрессию молекул адгезии и высвобождение хемокинов этими клетками.

Психологические, поведенческие и биологические детерминанты

Annu Rev Clin Psychol. Авторская рукопись; доступно в PMC 2008 16 октября.

Опубликован в окончательной отредактированной форме как:

PMCID: PMC2568977

NIHMSID: NIHMS70622

См. другие статьи в PMC, в которых цитируется опубликованная статья.

Abstract

Стрессоры имеют большое влияние на настроение, наше чувство благополучия, поведение и здоровье. Острые реакции на стресс у молодых здоровых людей могут быть адаптивными и, как правило, не наносят ущерба здоровью.Однако, если угроза не устраняется, особенно у пожилых или нездоровых людей, долгосрочные эффекты стрессоров могут нанести вред здоровью. На взаимосвязь между психосоциальными стрессорами и заболеванием влияет природа, количество и устойчивость стрессоров, а также биологическая уязвимость человека (то есть генетика, конституциональные факторы), психосоциальные ресурсы и усвоенные модели выживания. Психосоциальные вмешательства оказались полезными для лечения расстройств, связанных со стрессом, и могут влиять на течение хронических заболеваний.

Ключевые слова: психосоциальных стрессора, реакции на стресс, гомеостаз, психосоциальные вмешательства, взаимодействия уязвимости хозяина и стрессора лицо меняющейся среды. Кэннон (1929) назвал это «гомеостазом». Селье (1956) использовал термин «стресс» для обозначения последствий чего-либо, что серьезно угрожает гомеостазу.Фактическая или предполагаемая угроза для организма называется «фактором стресса», а реакция на фактор стресса — «реакцией на стресс». Хотя стрессовые реакции развивались как адаптивные процессы, Селье заметил, что тяжелые, продолжительные стрессовые реакции могут привести к повреждению тканей и заболеванию.

Основываясь на оценке предполагаемой угрозы, люди и другие животные вызывают реакции совладания (Lazarus & Folkman 1984). Наша центральная нервная система (ЦНС) имеет тенденцию производить интегрированные реакции совладания, а не отдельные, изолированные изменения реакции (Hilton 1975).Таким образом, когда кажется возможным немедленное сражение или бегство, млекопитающие, как правило, демонстрируют повышенную вегетативную и гормональную активность, которая максимизирует возможности для мышечной нагрузки (Cannon 1929, Hess 1957). Напротив, во время аверсивных ситуаций, в которых активная реакция совладания недоступна, млекопитающие могут участвовать в реакции бдительности, которая включает возбуждение симпатической нервной системы (СНС), сопровождающееся активным торможением движения и отводом крови от периферии (Adams et al. др. 1968).Степень, в которой различные ситуации вызывают различные паттерны биологической реакции, называется «ситуационной стереотипией» (Lacey 1967).

Хотя различные ситуации имеют тенденцию вызывать разные модели стрессовых реакций, существуют также индивидуальные различия в стрессовых реакциях на одну и ту же ситуацию. Эта тенденция проявлять особый паттерн стрессовых реакций на различные факторы стресса называется «стереотипией реакции» (Lacey & Lacey, 1958). В самых разных ситуациях одни люди склонны демонстрировать стрессовые реакции, связанные с активным копингом, тогда как другие, как правило, демонстрируют стрессовые реакции, более связанные с аверсивной бдительностью (Kasprowicz et al.1990 г., Llabre et al. 1998).

Хотя генетическая наследственность, несомненно, играет роль в определении индивидуальных различий в стереотипии ответа, неонатальный опыт у крыс, как было показано, оказывает долгосрочное влияние на когнитивно-эмоциональные реакции (Levine 1957). Например, Meaney et al. (1993) показали, что у крыс, выращенных кормящими матерями, повышен уровень активности центрального серотонина по сравнению с крысами, выращенными менее заботливыми матерями. Повышенная активность серотонина приводит к повышенной экспрессии гена центрального рецептора глюкокортикоидов.Это, в свою очередь, приводит к увеличению количества глюкокортикоидных рецепторов в лимбической системе и улучшению обратной связи глюкокортикоидов в ЦНС на протяжении всей жизни крысы. Интересно, что самки крыс, которые получают высокий уровень заботы, в свою очередь, становятся хорошо воспитанными матерями, у потомства которых также высокий уровень глюкокортикоидных рецепторов. Этот пример индуцированной поведением экспрессии генов показывает, как хорошо воспитанные крысы превращаются во взрослых с низким уровнем тревожности, которые, в свою очередь, становятся кормящими матерями со сниженной реакцией на стресс.

В отличие от высококормленных крыс, детеныши, разлученные со своими матерями на несколько часов в день в молодости, имеют высокоактивную гипоталамо-гипофизарную адренокортикальную ось и повышенное возбуждение SNS (Ladd et al. 2000). Эти обездоленные крысы, как правило, проявляют более выраженную и частую реакцию на стресс на окружающую среду, чем менее обездоленные животные.

Поскольку эволюция предоставила млекопитающим достаточно эффективные гомеостатические механизмы (например, барорецепторный рефлекс) для борьбы с краткосрочными стрессорами, реакции на острый стресс у молодых, здоровых людей обычно не представляют собой бремени для здоровья.Однако, если угроза сохраняется, особенно у пожилых или нездоровых людей, долгосрочные последствия реакции на стресс могут нанести вред здоровью (Schneiderman 1983). Неблагоприятные эффекты хронических стрессоров особенно распространены у людей, возможно, потому, что их высокая способность к символическому мышлению может вызывать стойкие стрессовые реакции на широкий спектр неблагоприятных условий жизни и работы. Связь между психосоциальными стрессорами и хроническими заболеваниями сложна. На него влияют, например, природа, количество и устойчивость стрессоров, а также биологическая уязвимость человека (т.д., генетика, конституциональные факторы) и усвоенные модели совладания. В этом обзоре мы сосредоточимся на некоторых психологических, поведенческих и биологических эффектах конкретных стрессоров, опосредующих психофизиологических путях и переменных, которые, как известно, опосредуют эти отношения. В заключение мы рассмотрим последствия лечения.

ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ СТРЕССА

Стрессоры в детстве и подростковом возрасте и их психологические последствия

Наиболее широко изучаемыми стрессовыми факторами у детей и подростков являются насилие, жестокое обращение (сексуальное, физическое, эмоциональное или пренебрежение) и развод / супружеский конфликт (см. Cicchetti 2005).McMahon et al. (2003) также предоставляют отличный обзор психологических последствий таких стрессоров. Психологические эффекты жестокого обращения / жестокого обращения включают нарушение регуляции аффекта, провокационное поведение, избегание близости и нарушение привязанности (Haviland et al. 1995, Lowenthal 1998). У переживших сексуальное насилие в детстве более высокий уровень как общего дистресса, так и серьезных психологических расстройств, включая расстройства личности (Polusny & Follett 1995). Жестокое обращение с детьми также связано с негативным отношением к учебе и плохой успеваемостью в школе (Lowenthal 1998).Дети разведенных родителей чаще сообщают об антиобщественном поведении, тревоге и депрессии, чем их сверстники (Short 2002). Взрослые потомки разведенных родителей сообщают о большем текущем жизненном стрессе, семейных конфликтах и ​​отсутствии поддержки со стороны друзей по сравнению с теми, чьи родители не разводились (Short 2002). Воздействие невосприимчивой окружающей среды также описывается как фактор стресса, ведущий к приобретенной беспомощности (Peterson & Seligman 1984).

Исследования также изучали психологические последствия воздействия войны и терроризма в детстве (Shaw 2003).Большинство детей, пострадавших от войны, испытывают серьезные психологические заболевания, включая как посттравматическое стрессовое расстройство (ПТСР), так и симптомы депрессии. Например, Надер и др. (1993) обнаружили, что 70% кувейтских детей сообщали о симптомах посттравматического стрессового расстройства от легкой до тяжелой степени после войны в Персидском заливе. Некоторые эффекты носят длительный характер: Macksound & Aber (1996) обнаружили, что у 43% ливанских детей по-прежнему проявлялись симптомы посттравматического стресса через 10 лет после травм, связанных с войной.

Воздействие интенсивных и хронических стрессоров в течение периода развития имеет длительные нейробиологические эффекты и подвергает человека повышенному риску тревожных и эмоциональных расстройств, агрессивных проблем с неконтролируемостью, гипоиммунной дисфункции, заболеваний, структурных изменений ЦНС и ранних смерть (Shaw 2003).

Стрессоры в зрелом возрасте и их психологические последствия

ЖИЗНЕННЫЙ СТРЕСС, ТРЕВОГА И ДЕПРЕССИЯ

Хорошо известно, что первые депрессивные эпизоды часто развиваются после наступления серьезного негативного жизненного события (Paykel 2001). Кроме того, есть доказательства того, что стрессовые жизненные события являются причиной возникновения депрессии (см. Hammen 2005, Kendler et al. 1999). Исследование 13 006 пациентов в Дании, впервые поступивших в психиатрическую больницу с диагнозом депрессия, выявило более недавние разводы, безработицу и самоубийства родственников по сравнению с контрольной группой, сопоставимой по возрасту и полу (Kessing et al.2003). Диагноз серьезного соматического заболевания часто рассматривается как серьезный фактор жизненного стресса и часто сопровождается высоким уровнем депрессии (Cassem 1995). Например, метаанализ показал, что у 24% больных раком диагностируется большая депрессия (McDaniel et al. 1995).

Стрессовые жизненные события также часто предшествуют тревожным расстройствам (Faravelli & Pallanti 1989, Finlay-Jones & Brown 1981). Интересно, что долгосрочные последующие исследования показали, что тревога чаще возникает до депрессии (Angst & Vollrath 1991, Breslau et al.1995). Фактически, согласно проспективным исследованиям, пациенты с тревогой с большей вероятностью разовьются большой депрессией после того, как происходят стрессовые жизненные события (Brown et al. 1986).

НАРУШЕНИЯ, СВЯЗАННЫЕ С ТРАВМОЙ

Пожизненная подверженность травматическим событиям среди населения в целом высока, по оценкам от 40% до 70% (Norris 1992). Следует отметить, что примерно 13% взрослых женщин в США подвергались сексуальному насилию (Kilpatrick et al. 1992). Диагностическое и статистическое руководство (DSM-IV-TR; Американская психиатрическая ассоциация 2000) включает два основных диагноза, связанных с травмой: острое стрессовое расстройство (РАС) и посттравматическое стрессовое расстройство.Оба этих расстройства имеют такие характерные черты: травмирующее событие, включающее фактическую смерть или угрозу смерти или серьезную травму, и кластеры симптомов, включая повторное переживание травмирующего события (например, навязчивые мысли), избегание напоминаний / онемения и гиперактивность (например, трудности с падением или спать). Временные рамки для РАС короче (от двух дней до четырех недель), а диагностика ограничена одним месяцем после инцидента. РАС было введено в 1994 году для описания начальных реакций на травму, но подверглось критике (Harvey & Bryant, 2002) из-за слабой эмпирической и теоретической поддержки.Большинство людей, у которых появляются симптомы посттравматического стрессового расстройства вскоре после травматического события, выздоравливают и не заболевают посттравматическим стрессовым расстройством. Во всестороннем обзоре Грин (1994) оценивает, что примерно у 25% людей, подвергшихся травматическим событиям, развивается посттравматическое стрессовое расстройство. Опросы населения в целом показывают, что посттравматическое стрессовое расстройство поражает 1 из 12 взрослых в какой-то момент их жизни (Kessler et al. 1995). Травмы и бедствия связаны не только с посттравматическим стрессовым расстройством, но и с сопутствующей депрессией, другими тревожными расстройствами, когнитивными нарушениями и злоупотреблением психоактивными веществами (David et al.1996 г., Schnurr et al. 2002, Шалев 2001).

Были выявлены и другие последствия стресса, которые могут быть связаны со здоровьем, такие как рост курения, употребления психоактивных веществ, несчастных случаев, проблем со сном и расстройств пищевого поведения. Население, живущее в более стрессовой среде (сообщества с более высоким уровнем разводов, неудач в бизнесе, стихийных бедствий и т. Д.), Больше курят и подвержены более высокой смертности от рака легких и хронического обструктивного легочного расстройства (Colby et al. 1994).Продольное исследование с участием моряков в военно-морском учебном центре показало, что в дни повышенного стресса чаще курят сигареты (Conway et al. 1981). Стресс, связанный с жизненными событиями, и хронические стрессовые состояния также были связаны с более высоким потреблением алкоголя (Linsky et al. 1985). Кроме того, была высказана возможность того, что алкоголь может использоваться в качестве самолечения для связанных со стрессом расстройств, таких как тревожность. Например, проспективное исследование сообщества с участием 3021 подростка и молодого человека (Zimmerman et al.2003) обнаружили, что у лиц с определенными тревожными расстройствами (социальная фобия и панические атаки) более вероятно развитие токсикомании или зависимости в течение четырех лет наблюдения. Жизнь в стрессовой среде также связана со смертельным исходом (Linsky & Strauss 1986) и возникновением булимии (Welch et al. 1997). Еще одна переменная, связанная со стрессом, которая может обеспечить связь со здоровьем, — это увеличение количества проблем со сном, о которых сообщалось после сихологической травмы (Harvey et al.2003). Новое начало проблем со сном опосредовало связь между симптомами посттравматического стресса и снижением цитотоксичности естественных киллеров (NK) у жертв урагана Эндрю (Ironson et al. 1997).

Вариации реакции на стресс

Определенные характеристики ситуации связаны с большей реакцией на стресс. К ним относятся интенсивность или серьезность фактора стресса и управляемость фактора стресса, а также характеристики, которые определяют характер когнитивных реакций или оценок.Такие жизненные события, как потеря, унижение и опасность, связаны с развитием большой депрессии и генерализованной тревоги (Kendler et al. 2003). Факторы, связанные с развитием симптомов посттравматического стрессового расстройства и психических расстройств, включают травмы, материальный ущерб, потерю ресурсов, тяжелую утрату и предполагаемую угрозу жизни (Freedy et al. 1992, Ironson et al. 1997, McNally 2003). На восстановление после стрессора также может повлиять вторичная травма (Пфеффербаум и др., 2003). Другие исследования показали, что несколько аспектов стресса, которые могут работать синергетически, более действенны, чем один аспект; например, в области рабочего стресса цейтнот в сочетании с угрозой (Stanton et al.2001), или высокий спрос в сочетании с низким контролем (Карасек и Теорелл, 1990).

Исходы, связанные со стрессом, также различаются в зависимости от личных факторов и факторов окружающей среды. Факторы личного риска развития депрессии, тревожности или посттравматического стрессового расстройства после серьезного жизненного события, катастрофы или травмы включают предыдущий психиатрический анамнез, невротизм, женский пол и другие социально-демографические переменные (Green 1996, McNally 2003, Patton et al. 2003) . Есть также некоторые свидетельства того, что взаимосвязь между личностью и неблагоприятными условиями окружающей среды может быть двунаправленной (Kendler et al.2003). Уровни невротизма, эмоциональности и реактивности коррелируют с плохими межличностными отношениями, а также с «предрасположенностью к событиям». Выявленные защитные факторы включают, помимо прочего, преодоление трудностей, ресурсы (например, социальную поддержку, самооценку, оптимизм) и поиск смысла. Например, люди, получившие социальную поддержку, чувствуют себя лучше после стихийного бедствия (Madakaisira & O’Brien, 1987) или после инфаркта миокарда (Frasure-Smith et al. 2000). Pruessner et al. (1999) обнаружили, что люди с более высокой самооценкой работают лучше и имеют более низкую реакцию кортизола на острые стрессоры (сложные математические задачи).Придание значимости событию — еще один фактор защиты от развития посттравматического стрессового расстройства, даже если имели место ужасные пытки. У левых политических активистов, подвергшихся пыткам военным режимом Турции, был более низкий уровень посттравматического стрессового расстройства, чем у неактивистов, арестованных и подвергнутых пыткам полицией (Basoğlu et al. 1994).

Наконец, люди устойчивы и в целом способны справляться с неблагоприятными ситуациями. Недавний пример — исследование репрезентативной в национальном масштабе выборки израильтян после 19 месяцев продолжающегося воздействия палестинской интифады.Несмотря на значительные страдания, большинство израильтян сообщили, что они адаптировались к ситуации без серьезных симптомов психического здоровья или нарушений (Bleich et al. 2003).

БИОЛОГИЧЕСКИЕ ОТВЕТЫ НА СТРЕССОРЫ

Реакции на острый стресс

После восприятия острого стрессового события происходит каскад изменений в нервной, сердечно-сосудистой, эндокринной и иммунной системах. Эти изменения составляют реакцию на стресс и, как правило, являются адаптивными, по крайней мере, в краткосрочной перспективе (Selye 1956).В частности, две особенности делают реакцию на стресс адаптивной. Во-первых, гормоны стресса высвобождаются, чтобы сделать запасы энергии доступными для немедленного использования организмом. Во-вторых, возникает новая модель распределения энергии. Энергия направляется к тканям, которые становятся более активными во время стресса, в первую очередь к скелетным мышцам и мозгу. Клетки иммунной системы также активируются и мигрируют на «боевые станции» (Dhabar & McEwen 1997). Приостановляются менее важные виды деятельности, такие как пищеварение и выработка гормонов роста и гонад.Проще говоря, во время острого кризиса еда, рост и сексуальная активность могут нанести ущерб физической неприкосновенности и даже выживанию.

Гормоны стресса вырабатываются SNS и гипоталамо-гипофизарной адренокортикальной системой. SNS стимулирует мозговое вещество надпочечников производить катехоламины (например, адреналин). Параллельно паравентрикулярное ядро ​​гипоталамуса вырабатывает рилизинг-фактор кортикотропина, который, в свою очередь, стимулирует выработку гипофизом адренокортикотропина. Затем адренокортикотропин стимулирует кору надпочечников на секрецию кортизола.Вместе катехоламины и кортизол увеличивают доступные источники энергии, способствуя липолизу и превращению гликогена в глюкозу (то есть сахар в крови). Липолиз — это процесс расщепления жиров на полезные источники энергии (например, жирные кислоты и глицерин; Brindley & Rollan 1989).

Затем энергия распределяется по органам, которые в ней больше всего нуждаются, повышая уровень артериального давления и сужая одни кровеносные сосуды при расширении других. Артериальное давление повышается с помощью одного из двух гемодинамических механизмов (Llabre et al.1998, Schneiderman & McCabe 1989). Механизм миокарда увеличивает кровяное давление за счет увеличения сердечного выброса; то есть увеличение частоты сердечных сокращений и ударного объема (т. е. количества крови, перекачиваемой с каждым ударом сердца). Сосудистый механизм сужает сосудистую сеть, тем самым увеличивая кровяное давление, так же как сужение шланга увеличивает давление воды. Специфические факторы стресса, как правило, вызывают реакцию миокарда или сосудов, что свидетельствует о ситуационной стереотипии (Saab et al.1992, 1993). Лабораторные факторы стресса, которые требуют активных стратегий выживания, таких как произнесение речи или выполнение мысленных вычислений, требуют от участника сделать чего-то и связаны с реакциями миокарда. Напротив, лабораторные стрессоры, которые требуют более бдительных стратегий преодоления при отсутствии движения, таких как просмотр тревожного видео или удерживание ноги в ведре с ледяной водой, связаны с реакциями сосудов. С эволюционной точки зрения считается, что сердечные реакции способствуют активному копированию, перенаправляя кровь к скелетным мышцам, что согласуется с реакцией «бей или беги».В ситуациях, когда решительные действия неуместны, но вместо этого требуется подавление скелетных мышц и бдительность, сосудистый гемодинамический ответ является адаптивным. Сосудистый ответ отводит кровь от периферии к внутренним органам, тем самым сводя к минимуму возможное кровотечение в случае физического нападения.

Наконец, помимо увеличения доступности и перераспределения энергии, реакция на острый стресс включает активацию иммунной системы. Клетки врожденной иммунной системы (например,g., макрофаги и естественные клетки-киллеры), первая линия защиты, отходят от лимфатической ткани и селезенки и попадают в кровоток, временно увеличивая количество иммунных клеток в кровотоке (т. е. лейкоцитоз). Оттуда иммунные клетки мигрируют в ткани, которые, скорее всего, будут повреждены во время физического противостояния (например, кожа). Оказавшись на «боевых постах», эти клетки могут содержать микробы, которые могут проникать в организм через раны и тем самым способствовать заживлению (Dhabar & McEwen 1997).

Хроническая реакция на стресс

Реакция на острый стресс может стать дезадаптивной, если ее многократно или непрерывно активировать (Selye 1956). Например, хроническая стимуляция СНС сердечно-сосудистой системы из-за стресса приводит к устойчивому повышению артериального давления и гипертрофии сосудов (Генри и др., 1975). То есть мышцы, которые сужают сосудистую сеть, утолщаются, вызывая повышенное кровяное давление в состоянии покоя и стереотипию реакции или тенденцию реагировать на все типы стрессоров сосудистой реакцией.Хронически повышенное артериальное давление заставляет сердце работать тяжелее, что приводит к гипертрофии левого желудочка (Brownley et al. 2000). Со временем хронически повышенный и быстро меняющийся уровень артериального давления может привести к повреждению артерий и образованию бляшек.

Повышенные базальные уровни гормонов стресса, связанные с хроническим стрессом, также подавляют иммунитет, напрямую влияя на профили цитокинов. Цитокины — это коммуникативные молекулы, вырабатываемые в основном иммунными клетками (см. Roitt et al.1998). Есть три класса цитокинов. Провоспалительные цитокины опосредуют острые воспалительные реакции. Цитокины Th2 опосредуют клеточный иммунитет, стимулируя естественные клетки-киллеры и цитотоксические Т-клетки, иммунные клетки, нацеленные на внутриклеточные патогены (например, вирусы). Наконец, цитокины Th3 опосредуют гуморальный иммунитет, стимулируя В-клетки продуцировать антитела, которые «маркируют» внеклеточные патогены (например, бактерии) для удаления. В метаанализе более 30 лет исследований Segerstrom & Miller (2004) обнаружили, что промежуточные факторы стресса, такие как академические экзамены, могут способствовать сдвигу Th3 (т.е. увеличение цитокинов Th3 по сравнению с цитокинами Th2). Сдвиг Th3 имеет эффект подавления клеточного иммунитета в пользу гуморального иммунитета. В ответ на большее количество хронических стрессоров (например, длительный уход за пациентом с деменцией) Сегерстром и Миллер обнаружили, что провоспалительные цитокины Th2 и Th3 нарушают регуляцию и приводят как к подавлению гуморального, так и клеточного иммунитета. Промежуточные и хронические стрессоры связаны с более медленным заживлением ран и восстановлением после операции, более слабым ответом антител на вакцинацию и дефицитом антивирусных препаратов, которые, как считается, способствуют повышению уязвимости к вирусным инфекциям (например,g. снижение цитотоксичности естественных клеток-киллеров; см. Kiecolt-Glaser et al. 2002).

Хронический стресс особенно опасен для пожилых людей в свете старения иммунитета, постепенной потери иммунной функции, связанной со старением. Пожилые люди в меньшей степени способны вырабатывать антитела к вакцинации или бороться с вирусными инфекциями (Ferguson et al. 1995), также есть данные о сдвиге Th3 (Glaser et al. 2001). Хотя исследования еще не связали плохую реакцию на вакцинацию с ранней смертностью, грипп и другие инфекционные заболевания являются основной причиной смертности среди пожилых людей, даже среди тех, кто получил вакцинацию (например,g., Voordouw et al. 2003).

ПСИХОСОЦИАЛЬНЫЕ СТРЕССОРЫ И ЗДОРОВЬЕ

Сердечно-сосудистые заболевания

Как эпидемиологические, так и контролируемые исследования продемонстрировали взаимосвязь между психосоциальными стрессорами и заболеванием. Однако лежащие в основе медиаторы в большинстве случаев неясны, хотя возможные механизмы изучались в некоторых экспериментальных исследованиях. Документально подтвержден профессиональный градиент риска ишемической болезни сердца (ИБС), при котором мужчины с относительно низким социально-экономическим статусом имеют самые низкие показатели здоровья (Marmot 2003).Однако значительную часть градиента риска ИБС можно устранить, приняв во внимание отсутствие предполагаемого контроля над работой, который является мощным стрессорным фактором (Marmot et al. 1997). Другие факторы включают рискованное поведение, такое как курение, употребление алкоголя и малоподвижный образ жизни (Lantz et al. 1998), которому может способствовать стресс. Сообщалось, что у мужчин (Schnall et al. 1994) и женщин (Eaker 1998) рабочий стресс является предиктором возникновения ИБС и гипертонии (Ironson 1992). Однако у женщин с уже существующей ИБС семейный стресс является лучшим предиктором плохого прогноза, чем рабочий стресс (Orth-Gomer et al.2000).

Хотя приведенные выше обсервационные исследования выявляют провокационные ассоциации между психосоциальными стрессорами и заболеванием, они ограничены в том, что они могут сказать нам о точном вкладе этих стрессоров или о том, как стресс опосредует процессы болезни. Модели на животных предоставляют важный инструмент, помогающий понять специфическое влияние стрессоров на процессы болезни. Это особенно верно в отношении атеросклеротической ИБС, на развитие которой у человека уходит несколько десятилетий, и на нее влияет множество конституциональных, демографических и экологических факторов.Было бы также неэтично вызывать заболевание у людей экспериментальными средствами.

Возможно, самая известная животная модель, связывающая стресс с атеросклерозом, была разработана Kaplan et al. (1982). Их исследование проводилось на самцах обезьян cynomolgus, которые обычно живут в социальных группах. Исследователи подчеркнули половину животных, реорганизуя социальные группы из пяти человек с интервалом в один-три месяца по графику, который гарантировал, что каждая обезьяна будет размещена с несколькими новыми животными во время каждой реорганизации.Другая половина животных жила стабильными социальными группами. Все животные находились на умеренно атерогенной диете в течение 22 месяцев. Животных также оценивали на предмет их социального статуса (т. Е. Относительного доминирования) в каждой группе. Основные результаты заключались в том, что ( a ) социально доминирующие животные, живущие в нестабильных группах, имели значительно больший атеросклероз, чем менее доминирующие животные, живущие в нестабильных группах; и ( b ) у социально доминирующих самцов животных, живущих в нестабильных группах, атеросклероз был значительно выше, чем у социально доминирующих животных, живущих в стабильных группах.Другие важные выводы, основанные на этой модели, заключаются в том, что реактивность сердечного ритма на угрозу захвата предсказывает тяжесть атеросклероза (Manuck et al., 1983) и что введение SNS-блокирующего агента пропранолола снижает прогрессирование атеросклероза (Kaplan et al. 1987). В отличие от результатов у мужчин, у подчиненных предменструальных женщин атеросклероз выше, чем у доминирующих женщин (Kaplan et al., 1984), потому что они относительно дефицитны эстрогеном и имеют тенденцию пропускать овуляторные циклы (Adams et al.1985).

Принимая во внимание, что исследования на яванских макаках показывают, что эмоционально стрессовое поведение может ускорить прогрессирование атеросклероза, McCabe et al. (2002) предоставили доказательства того, что аффилированное социальное поведение может замедлить прогрессирование атеросклероза у кроликов с наследственной гиперлипидемией Ватанабе. Эта модель кролика имеет генетический дефект клиренса липопротеинов, в результате чего наблюдается гиперхолестеринемия и тяжелый атеросклероз. Кролики были отнесены к одной из трех социальных или поведенческих групп: ( a ) нестабильная группа, в которой незнакомые кролики находились в парах ежедневно, причем пары менялись каждую неделю; ( b ) стабильная группа, в которой однопометники ежедневно объединялись в пары на протяжении всего исследования; и ( c ) индивидуально заключенная группа.Стабильная группа демонстрировала более аффилированное и менее агонистическое поведение, чем нестабильная группа, и значительно реже страдала атеросклерозом, чем каждая из двух других групп. В исследовании подчеркивается важность поведенческих факторов в атерогенезе даже в модели болезни с чрезвычайно сильными генетическими детерминантами.

Заболевания верхних дыхательных путей

Гипотеза о том, что стресс определяет предрасположенность к простуде, получила поддержку в обсервационных исследованиях (Graham et al.1986, Meyer & Haggerty 1962). Одна из проблем таких исследований заключается в том, что они не учитывают воздействие. Например, люди, находящиеся в стрессовом состоянии, могут стремиться к большему количеству контактов со стороны и, таким образом, подвергаться большему количеству вирусов. Поэтому в более контролируемом исследовании люди подвергались воздействию риновируса, а затем помещались в карантин, чтобы контролировать воздействие других вирусов (Cohen et al. 1991). Люди с наиболее стрессовыми жизненными событиями и наивысшим уровнем воспринимаемого стресса и негативных эмоций имели наибольшую вероятность развития симптомов простуды.В последующем исследовании добровольцев, зараженных вирусом простуды, было обнаружено, что люди, переживающие хронические стрессовые жизненные события (т. Е. События, длящиеся месяц или дольше, включая безработицу, хроническую неполную занятость или сохраняющиеся межличностные трудности), имели высокую вероятность простудиться. , тогда как люди, подвергшиеся стрессовым событиям продолжительностью менее месяца, этого не делали (Cohen et al. 1998).

Вирус иммунодефицита человека

Воздействие факторов жизненного стресса также изучалось в контексте заболеваний спектра вируса иммунодефицита человека (ВИЧ).Leserman et al. (2000) наблюдали за мужчинами с ВИЧ в течение 7,5 лет и обнаружили, что более быстрое развитие СПИДа связано с более высокими совокупными стрессовыми жизненными событиями, использованием отрицания в качестве механизма выживания, меньшим удовлетворением социальной поддержкой и повышенным уровнем кортизола в сыворотке крови.

Воспаление, иммунная система и физическое здоровье

Несмотря на описанные выше иммуносупрессивные эффекты, вызванные стрессом, стресс также был связан с обострениями аутоиммунных заболеваний (Harbuz et al.2003) и другие состояния, в которых чрезмерное воспаление является центральным признаком, например, ИБС (Appels et al. 2000). Данные свидетельствуют о том, что за эти ассоциации ответственна хронически активированная, дисрегулируемая реакция на острый стресс. Напомним, что острая стрессовая реакция включает активацию и миграцию клеток врожденной иммунной системы. Этот эффект опосредуется провоспалительными цитокинами. В периоды хронического стресса у здорового человека кортизол в конечном итоге подавляет выработку провоспалительных цитокинов.Но у людей с аутоиммунным заболеванием или ИБС длительный стресс может привести к тому, что выработка провоспалительных цитокинов останется хронически активированной, что приведет к обострению патофизиологии и симптоматики.

Miller et al. (2002) предложили модель устойчивости к глюкокортикоидам для объяснения этого дефицита в регуляции провоспалительных цитокинов. Они утверждают, что иммунные клетки становятся «устойчивыми» к воздействию кортизола (т. Е. Типа глюкокортикоидов), в первую очередь за счет уменьшения или подавления количества экспрессируемых рецепторов кортизола.Поскольку кортизол не может подавить воспаление, стресс продолжает бесконечно стимулировать выработку провоспалительных цитокинов. Хотя существует только предварительная эмпирическая поддержка этой модели, она может иметь последствия для воспалительных заболеваний. Например, при ревматоидном артрите чрезмерное воспаление вызывает повреждение суставов, отек, боль и снижение подвижности. Стресс связан с увеличением отека и снижением подвижности у пациентов с ревматоидным артритом (Affleck et al. 1997). Точно так же при рассеянном склерозе (РС) сверхактивная иммунная система нацелена и разрушает миелин, окружающие нервы, способствуя появлению множества симптомов, включая паралич и слепоту.Опять же, стресс связан с обострением болезни (Mohr et al. 2004). Даже при ИБС играет роль воспаление. Иммунная система реагирует на сосудистое повреждение так же, как и на любую другую рану: иммунные клетки мигрируют в артериальную стенку и проникают в нее, вызывая каскад биохимических процессов, которые в конечном итоге могут привести к тромбозу (т. Е. Сгустку; Ross 1999). Повышенные уровни воспалительных маркеров, таких как C-реактивный белок (CRP), позволяют прогнозировать сердечные приступы, даже если учитывать другие традиционные факторы риска (например,g., холестерин, артериальное давление и курение; Морроу и Ридкер 2000). Интересно, что история серьезных депрессивных эпизодов была связана с повышенным уровнем СРБ у мужчин (Danner et al. 2003).

Воспаление, выработка цитокинов и психическое здоровье

Помимо воздействия на физическое здоровье, длительное производство провоспалительных цитокинов может также отрицательно сказаться на психическом здоровье уязвимых людей. Во время болезни (например, гриппа) провоспалительные цитокины возвращаются в ЦНС и вызывают симптомы усталости, недомогания, снижения аппетита и вялости, которые обычно ассоциируются с депрессией.Когда-то считалось, что эти симптомы напрямую вызваны инфекционными патогенами, но в последнее время стало ясно, что провоспалительные цитокины являются достаточными и необходимыми (то есть даже при отсутствии инфекции или лихорадки) для формирования болезненного поведения (Dantzer 2001, Larson & Dunn 2001).

Болезненное поведение считается высокоорганизованной стратегией, которую млекопитающие используют для борьбы с инфекцией (Dantzer 2001). Симптомы болезни, как считалось ранее, не являются несущественными или даже дезадаптирующими.Напротив, считается, что болезненное поведение способствует сопротивлению и способствует выздоровлению. Например, общее снижение активности позволяет больному сохранять энергетические ресурсы, которые можно перенаправить на усиление иммунной активности. Точно так же ограничение исследования, спаривания и поиска пищи дополнительно сберегает энергетические ресурсы и снижает вероятность рискованных столкновений (например, драки из-за партнера). Кроме того, уменьшение потребления пищи также снижает уровень железа в крови, тем самым уменьшая размножение бактерий.Таким образом, в течение ограниченного периода болезненное поведение можно рассматривать как адаптивную реакцию на стресс, вызванный болезнью.

Однако, как и другие аспекты реакции на острый стресс, болезненное поведение может стать дезадаптивным при многократной или непрерывной активации. Многие особенности реакции болезненного поведения совпадают с большой депрессией. Действительно, по сравнению со здоровыми людьми, у пациентов с воспалительными заболеваниями, такими как РС (Mohr et al. 2004) или ИБС (Carney et al.1987). Конечно, пациенты с РС сталкиваются с рядом факторов стресса, и сообщения о депрессии неудивительны. Однако по сравнению с людьми, страдающими подобной инвалидностью и не страдающими рассеянным склерозом (например, жертвы автомобильной аварии), пациенты с рассеянным склерозом по-прежнему сообщают о более высоком уровне депрессии (Ron & Logsdail 1989). Как при рассеянном склерозе (Fassbender et al. 1998), так и при ИБС (Danner et al. 2003) было обнаружено, что показатели воспаления коррелируют с депрессивной симптоматикой. Таким образом, есть данные, позволяющие предположить, что стресс способствует как физическим, так и психическим заболеваниям через опосредованные эффекты провоспалительных цитокинов.

ВЗАИМОДЕЙСТВИЕ УЯЗВИМОСТЬ-СТРЕССОР И ЗАБОЛЕВАНИЕ

Изменения биологических уставок, которые происходят на протяжении всей жизни в зависимости от хронических стрессоров, называются аллостазом, а биологическая стоимость этих корректировок известна как аллостатическая нагрузка (McEwen 1998 ). МакИвен также предположил, что кумулятивное увеличение аллостатической нагрузки связано с хроническим заболеванием. Это интригующие гипотезы, которые подчеркивают роль, которую стрессоры могут играть в развитии болезни. Однако задача состоит в том, чтобы показать точные взаимодействия, которые происходят между стрессорами, патогенами, уязвимостью хозяина (как конституциональной, так и генетической) и такими нарушениями здоровья, как курение, злоупотребление алкоголем и чрезмерное потребление калорий.Свидетельства наличия сопутствующих заболеваний на протяжении всей жизни не обязательно подразумевают наличие аллостатической нагрузки, поскольку в качестве виновников могут выступать иммуносупрессия, генетическая предрасположенность, воздействие патогенов и плохое поведение в отношении здоровья.

Например, неясно, связаны ли изменения уставки таких переменных, как артериальное давление, с кумулятивными факторами стресса как таковыми, по крайней мере, у здоровых молодых людей. Так, например, у британских солдат, которые более года находились в условиях поля боя во время Второй мировой войны, наблюдалось хроническое повышение артериального давления, которое нормализовалось через пару месяцев вдали от фронта (Graham 1945).Напротив, у людей с хроническими заболеваниями, такими как синдром хронической усталости, может наблюдаться высокий уровень рецидивов после относительно острого стрессового фактора, такого как ураган (Lutgendorf et al. 1995). Тем не менее, подчеркнув роль, которую хронические стрессоры могут играть в исходах нескольких заболеваний, МакИвен помог выделить важную область исследования.

ЛЕЧЕНИЕ НАРУШЕНИЙ, СВЯЗАННЫХ СО СТРЕССОМ

При посттравматическом стрессовом расстройстве полезные методы лечения включают когнитивно-поведенческую терапию (КПТ), а также воздействие и более спорную десенсибилизацию движением глаз и повторную обработку (Foa & Meadows 1997, Ironson et al.2002, Шапиро 1995). Также предлагались психофармакологические подходы (Berlant 2001). Кроме того, писать о травме было полезно как для эмоционального выздоровления, так и для потенциальной пользы для здоровья (Pennebaker, 1997). Для амбулаторных пациентов с большой депрессией КПТ Бека (Beck 1976) и межличностная терапия (Klerman et al. 1984) столь же эффективны, как и психофармакотерапия (Clinical Practice Guidelines 1993). Однако наличие проблем со сном или гиперкортизолемии связано с более слабым ответом на психотерапию (Thase 2000).Комбинация психотерапии и фармакотерапии, по-видимому, дает существенное преимущество перед одной только психотерапией для подгруппы пациентов, которые находятся в более тяжелой депрессии или страдают рецидивирующей депрессией (Thase et al. 1997). Что касается лечения тревожности, это частично зависит от конкретного расстройства (например, генерализованного тревожного расстройства (ГТР), панического расстройства, социальной фобии), хотя КПТ, включая тренировки по релаксации, продемонстрировала эффективность при нескольких подтипах тревоги (Borkovec & Ruscio 2001).Антидепрессанты, такие как селективные ингибиторы обратного захвата серотонина, также проявляют эффективность при тревоге (Ballenger et al. 2001), особенно когда GAD сочетается с большой депрессией, что имеет место у 39% пациентов с текущим GAD (Judd et al. 1998).

ПОВЕДЕНЧЕСКИЕ ВМЕШАТЕЛЬСТВА ПРИ ХРОНИЧЕСКОМ ЗАБОЛЕВАНИИ

Пациентам, страдающим хроническими, опасными для жизни заболеваниями, часто приходится сталкиваться с ежедневными стрессовыми факторами, которые могут угрожать подорвать даже самые устойчивые стратегии выживания и подавить самые многочисленные межличностные ресурсы.Психосоциальные вмешательства, такие как управление когнитивно-поведенческим стрессом (CBSM), положительно влияют на качество жизни пациентов с хроническими заболеваниями (Schneiderman et al. 2001). Такие вмешательства уменьшают воспринимаемый стресс и негативное настроение (например, депрессию), улучшают воспринимаемую социальную поддержку, способствуют решению проблем и изменяют когнитивные оценки, а также уменьшают возбуждение SNS и высвобождение кортизола из коры надпочечников. Психосоциальные вмешательства, по-видимому, также помогают пациентам с хронической болью уменьшить их дистресс и воспринимаемую боль, а также повысить их физическую активность и способность вернуться к работе (Morley et al.1999). Эти психосоциальные вмешательства могут также уменьшить чрезмерное использование пациентами лекарств и использование системы здравоохранения. Есть также некоторые свидетельства того, что психосоциальные вмешательства могут иметь благоприятное влияние на прогрессирование заболевания (Schneiderman et al. 2001).

Заболеваемость, смертность и маркеры прогрессирования заболевания

Испытания психосоциальных вмешательств, проведенные на пациентах после острого инфаркта миокарда (ИМ), показали как положительные, так и нулевые результаты.Два метаанализа сообщили о снижении как смертности, так и заболеваемости примерно на 20-40% (Dusseldorp et al. 1999, Linden et al. 1996). Большинство этих исследований проводилось на мужчинах. Основным исследованием, показывающим положительные результаты, был проект по профилактике рецидивов коронарных артерий (RCPP), в котором использовалась групповая когнитивно-поведенческая терапия, снижалась враждебность и депрессивные аффекты (Mendes de Leon et al.1991), а также комбинированная медицинская конечная точка — сердечная смерть. и нефатальный ИМ (Friedman et al. 1986).

Напротив, основным исследованием, дающим нулевые результаты для медицинских конечных точек, было клиническое испытание «Улучшение выздоровления при ишемической болезни сердца» (ENRICHD) (Комитет по написанию исследований ENRICHD, 2003), которое обнаружило, что вмешательство незначительно уменьшило депрессию и увеличило воспринимаемую социальную поддержку. , но не повлияло на комбинированную медицинскую конечную точку смерти и нефатального ИМ. Однако вторичный анализ, в ходе которого изучались эффекты психосоциального вмешательства внутри пола по подгруппам этнической принадлежности, обнаружил значительное снижение, приближающееся к 40%, как сердечной смерти, так и нефатального ИМ для белых мужчин, но не для других подгрупп, таких как женщины из меньшинств (Schneiderman et al.2004 г.). Хотя были важные различия между RCPP и ENRICHD с точки зрения целей психосоциального вмешательства, продолжительности и сроков лечения, следует также отметить, что более 90% пациентов в RCPP были белыми мужчинами. Таким образом, поскольку в первую очередь белые мужчины, но не другие подгруппы, могли получить пользу от вмешательства ENRICHD, в будущих исследованиях необходимо учитывать переменные, которые могли предотвратить преимущества в отношении заболеваемости и смертности среди гендерных и этнических подгрупп, отличных от белых мужчин.

Психосоциальные интервенционные исследования, проведенные на больных раком, показали как положительные, так и нулевые результаты в отношении выживаемости (Classen 1998). Ряд факторов, которые обычно характеризовали интервенционные испытания, в которых наблюдалось значительное положительное влияние на выживаемость, относительно отсутствовали в испытаниях, которые не показали улучшения выживаемости. К ним относятся: ( a ) наличие только пациентов с одинаковым типом и тяжестью рака в каждой группе, ( b ) создание благоприятной среды, ( c ) наличие образовательного компонента и ( d ) обеспечение стресс-менеджмента и обучения навыкам совладания.В одном исследовании, сообщившем о положительных результатах, Fawzy et al. (1993) обнаружили, что пациенты с меланомой на ранней стадии, отнесенные к шестинедельной группе когнитивно-поведенческого управления стрессом (CBSM), показали значительно более длительную выживаемость и более длительное время до рецидива в течение шестилетнего периода наблюдения по сравнению с пациентами, получавшими хирургическое и стандартное лечение. одна забота. Вмешательство также значительно уменьшило дистресс, улучшило активное копинг и увеличило цитотоксичность NK-клеток по сравнению с контрольной группой.

Хотя опубликованные исследования еще не показали, что психосоциальные вмешательства могут снизить прогрессирование ВИЧ / СПИДа, несколько исследований значительно повлияли на факторы, которые были связаны с прогрессированием заболевания ВИЧ / СПИД (Schneiderman & Antoni 2003).Эти переменные, связанные с прогрессированием заболевания, включают дистресс, депрессивный аффект, отрицание совладания, низкая воспринимаемая социальная поддержка и повышенный уровень кортизола в сыворотке (Ickovics et al. 2001, Leserman et al. 2000). Антони и др. использовали групповые методы CBSM (то есть КПТ плюс тренировка релаксации) для уменьшения связанных со стрессом эффектов уведомления о ВИЧ + серостатусе. Те, кто находился в условиях вмешательства, демонстрировали более низкий уровень дистресса, беспокойства и депрессивного настроения, чем те, кто находился в контрольном состоянии, а также более низкие титры антител к герпесвирусам и более высокие уровни Т-хелперных (CD4) клеток, NK-клеток и пролиферации лимфоцитов (Antoni et al. al.1991, Эстерлинг и др. 1992). В последующих исследованиях, проведенных с участием ВИЧ-положительных мужчин с симптомами, которые не пытались определить свой серостатус ВИЧ, CBSM снизил дистресс, дисфорию, тревогу, титры антител к герпесвирусу, кортизол и адреналин (Antoni et al. 2000a, b; Lutgendorf et al. 1997). Улучшение воспринимаемой социальной поддержки и адаптивных навыков совладания опосредовало уменьшение стресса (Lutgendorf et al. 1998). Таким образом, похоже, что CBSM может положительно влиять на переменные, связанные со стрессом, которые были связаны с прогрессированием ВИЧ / СПИДа.Однако только рандомизированное клиническое испытание может подтвердить, что CBSM может конкретно снижать прогрессирование заболевания ВИЧ / СПИД.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Стресс — это центральное понятие для понимания жизни и эволюции. Все существа сталкиваются с угрозами гомеостазу, на которые необходимо реагировать адаптивными способами. Наше будущее как индивидов и как вида зависит от нашей способности адаптироваться к сильным стрессовым факторам. На уровне общества мы сталкиваемся с нехваткой институциональных ресурсов (например, с неадекватным медицинским страхованием), эпидемиями (например.ж., ВИЧ / СПИД), войны и международного терроризма, достигшего наших берегов. На индивидуальном уровне мы живем в условиях небезопасности нашей повседневной жизни, включая стресс на работе, семейный стресс и небезопасные школы и районы. Это не совсем новое состояние, поскольку только в прошлом веке мир страдал от массового голода, геноцида, революций, гражданских войн, крупных эпидемий инфекционных заболеваний, двух мировых войн и пагубной холодной войны, угрожавшей мировому порядку. . Несмотря на то, что мы решили не сосредотачиваться на этих глобальных угрозах в этой статье, они создают фон для нашего рассмотрения взаимосвязи между стрессом и здоровьем.

Широко используемое определение стрессовых ситуаций — это такое определение, в котором требования ситуации угрожают превысить ресурсы человека (Lazarus & Folkman 1984). Понятно, что все мы подвержены стрессовым ситуациям на социальном, общинном и межличностном уровнях. То, как мы решаем эти проблемы, скажет нам о здоровье нашего общества и нас самих. Острые реакции на стресс у молодых здоровых людей могут быть адаптивными и, как правило, не наносят ущерба здоровью.Действительно, оптимистичные люди с хорошей реакцией на преодоление трудностей могут извлечь пользу из такого опыта и хорошо справляться с хроническими стрессовыми факторами (Garmezy 1991, Glanz & Johnson 1999). Напротив, если стрессоры слишком сильны и слишком устойчивы у людей, которые биологически уязвимы из-за возраста, генетических или конституциональных факторов, стрессоры могут привести к болезни. Это особенно актуально, если у человека мало психосоциальных ресурсов и плохие навыки совладания. В этой главе мы задокументировали связь между стрессорами и заболеванием и описали, как эндокринно-иммунные взаимодействия опосредуют эту связь.Мы также описали, как психосоциальные стрессоры влияют на психическое здоровье и как психосоциальные методы лечения могут улучшить как психические, так и физические расстройства. Мы еще многого не знаем о взаимосвязи между стрессом и здоровьем, но научные открытия, сделанные в областях когнитивно-эмоциональной психологии, молекулярной биологии, нейробиологии, клинической психологии и медицины, несомненно, приведут к улучшению показателей здоровья.

БЛАГОДАРНОСТИ

Подготовка этой рукописи была поддержана грантами NIH P01-Mh59548, P01-HL04726, T32-HL36588, R01-MH66697 и R01-AT02035.Мы благодарим Элизабет Балбин, Адама Каррико и Орит Вайцман за библиотечные исследования.

ЦИТИРОВАННАЯ ЛИТЕРАТУРА

  • Адамс Д. Б., Бачелли Дж., Мансия Дж., Занкетти А. Сердечно-сосудистые изменения во время естественного поведения кошки в драке. Являюсь. J. Physiol. 1968; 216: 1226–1235. [PubMed] [Google Scholar]
  • Адамс М.Р., Каплан-младший, Коритник Д.Р. Психосоциальное влияние на яичниковую, эндокринную и овуляторную функцию у Macaca fascicularis . Physiol. Behav. 1985; 35: 935–940.[PubMed] [Google Scholar]
  • Аффлек Г., Урроуз С., Теннен Х., Хиггинс П., Пав Д., Алоизи Р. Модель двойного пути ежедневного стрессорного воздействия на ревматоидный артрит. Анна. Behav. Med. 1997; 19: 161–170. [PubMed] [Google Scholar]
  • Американская психиатрическая ассоциация. Диагностическое и статистическое руководство по психическим расстройствам IV-TR. 4-е изд. Вашингтон, округ Колумбия: Am. Психиатр. Доц .; 2000. [Google Scholar]
  • Angst J, Vollrath M. Естественная история тревожных расстройств. Acta Psychiatr.Сканд. 1991; 84: 446–452. [PubMed] [Google Scholar]
  • Антони М. Х., Баггетт Л., Айронсон Г., Лаперьер А., Климас Н. и др. Вмешательство по управлению когнитивно-поведенческим стрессом сдерживает реакции на дистресс и повышает иммунологические маркеры после уведомления о серопозитивности к ВИЧ-1. J. Консультации. Clin. Psychol. 1991; 59: 906–915. [PubMed] [Google Scholar]
  • Антони М. Х., Круз Д. Г., Крусс С., Лутгендорф С., Кумар М. и др. Когнитивно-поведенческое вмешательство по управлению стрессом влияет на тревожность, 24-часовой выброс катехоламинов с мочой и Т-цитотоксические / супрессорные клетки с течением времени у ВИЧ-инфицированных мужчин-геев с симптомами.J. Консультации. Clin. Psychol. 2000a; 68: 31–45. [PubMed] [Google Scholar]
  • Антони М. Х., Круз С., Крусс Д. Г., Кумар М., Лутгендорф С. и др. Управление когнитивно-поведенческим стрессом снижает уровень дистресса и 24-часовой выброс кортизола с мочой у ВИЧ-инфицированных мужчин-геев с симптомами. Анна. Behav. Med. 2000б; 22: 29–37. [PubMed] [Google Scholar]
  • Appels A, Bar FW, Bar J, Bruggeman C, de Bates M. Воспаление, депрессивная симптоматика и ишемическая болезнь сердца. Психосом. Med. 2000; 62: 601–605.[PubMed] [Google Scholar]
  • Ballenger JC, Davidson JRT, Lecrubier Y, Nutt DJ, Borkovec TD, et al. Консенсусное заявление по поводу генерализованного тревожного расстройства от международной консенсусной группы по депрессии и тревоге. J. Clin. Психиатрия. 2001; 62: 53–58. [PubMed] [Google Scholar]
  • Башоглу М., Паркер М., Паркер О., Озмен Э., Маркс I и др. Психологические эффекты пыток: сравнение подвергшихся пыткам политических активистов Турции с не подвергавшимися пыткам. Являюсь. J. Психиатрия. 1994; 151: 76–81.[PubMed] [Google Scholar]
  • Баум А. Стресс, навязчивые образы и хронический дистресс. Health Psychol. 1990; 9: 653–675. [PubMed] [Google Scholar]
  • Beck AT. Когнитивная терапия и эмоциональные расстройства. Нью-Йорк: Междунар. Univ. Нажмите; 1976. [Google Scholar]
  • Berlant JL. Топирамат при посттравматическом стрессовом расстройстве: предварительные клинические наблюдения. J. Clin. Психиатрия. 2001; 62: 60–63. [PubMed] [Google Scholar]
  • Бернард К. Введение в изучение экспериментальной медицины.Пер. ХК Грин. Нью-Йорк: Кольер; 18651961. [Google Scholar]
  • Блайх А., Гелькопф М., Соломон З. Подверженность терроризму, симптомы психического здоровья, связанные со стрессом, и поведение совладания с национально репрезентативной выборкой в ​​Израиле. ДЖАМА. 2003. 290: 612–620. [PubMed] [Google Scholar]
  • Борковец Т.Д., Рушио А.М. Психотерапия при генерализованном тревожном расстройстве. J. Clin. Психиатрия. 2001; 61: 37–42. [PubMed] [Google Scholar]
  • Breslau N, Davis GC, Andreski P, Peterson E.Половые различия при депрессии: роль предшествующей тревоги. Психиатр. Res. 1995; 58: 1–12. [PubMed] [Google Scholar]
  • Бриндли Д., Роллан Ю. Возможные связи между стрессом, диабетом, ожирением, гипертонией и изменением метаболизма липопротеинов, которое может привести к атеросклерозу. Clin. Sci. 1989; 77: 453–461. [PubMed] [Google Scholar]
  • Brown GW, Bifulco A, Harris T., Bridge L. Жизненный стресс, хронические субклинические симптомы и уязвимость перед клинической депрессией. J. Affect. Disord.1986; 11: 1–19. [PubMed] [Google Scholar]
  • Браунли К.А., Гурвиц Б.Е., Шнайдерман Н. Психофизиология сердечно-сосудистой системы. В: Cacioppo JT, Tassinary LG, Berntson GG, редакторы. Справочник по психофизиологии. 2-е изд. Нью-Йорк: Cambridge Univ .; 2000. С. 224–264. [Google Scholar]
  • Cannon WB. Телесные изменения в боли, голоде, страхе и ярости. 2-е изд. Нью-Йорк: Эпплтон; 1929. [Google Scholar]
  • Карни Р.М., Рич М.В., Тевелде А., Сайни Дж., Кларк К., Джаффе А.С. Большое депрессивное расстройство при ишемической болезни сердца.Являюсь. J. Cardiol. 1987. 60: 1273–1275. [PubMed] [Google Scholar]
  • Cassem EH. Депрессивные расстройства у больных: обзор. Психосоматика. 1995; 36: S2 – S10. [PubMed] [Google Scholar]
  • Чиккетти Д. Жестокое обращение с детьми. Анну. Преподобный Clin. Psychol. 2005; 1: 409–438. [PubMed] [Google Scholar]
  • Classen C, Sephton SE, Diamond S, Spiegel D. Исследования психосоциальных вмешательств, продлевающих жизнь. В: Holland J, редактор. Учебник психоонкологии. Нью-Йорк: Oxford Univ.Нажмите; 1998. С. 730–742. [Google Scholar]
  • Руководство по клинической практике. № 5. Депрессия в первичной медико-санитарной помощи. Vol. 2: Лечение большой депрессии. Роквилл, Мэриленд: Департамент здравоохранения США Hum. Serv., Agency Health Care Policy Res .; 1993. AHCPR Publ. 93-0551.
  • Коэн С., Фрэнк Э., Дойл В.Дж., Сконер Д.П., Рабин Б.С., Гвалтни Дж.М., младший. Типы стрессоров, повышающих восприимчивость к простуде у здоровых взрослых. Health Psychol. 1998. 17: 214–223. [PubMed] [Google Scholar]
  • Коэн С., Тиррелл Д.А., Смит А.П.Психологический стресс и предрасположенность к простуде. N. Engl. J. Med. 1991; 325: 606–612. [PubMed] [Google Scholar]
  • Colby JP, Linsky AS, Straus MA. Социальный стресс и различия в смертности от курения между штатами в США. Soc. Sci. Med. 1994; 38: 373–381. [PubMed] [Google Scholar]
  • Конвей Т.Л., Викерс Р.Р., Уорд Х.В., Рахе Р.Х. Профессиональный стресс и колебания в употреблении сигарет, кофе и алкоголя. J. Health Soc. Behav. 1981; 22: 156–165. [PubMed] [Google Scholar]
  • Даннер М., Касл С.В., Абрамсон Дж. Л., Ваккарион В.Связь между депрессией и повышенным уровнем С-реактивного белка. Психосом. Med. 2003. 65: 347–356. [PubMed] [Google Scholar]
  • Данцер Р. Болезненное поведение, вызванное цитокинами: в каком положении мы находимся? Brain Behav. Иммун. 2001; 15: 7–24. [PubMed] [Google Scholar]
  • Дэвид Д., Меллман Т.А., Мендоза Л.М., Кулик-Белл Р., Айронсон Г., Шнайдерман Н. Психиатрические заболевания после урагана Эндрю. Int. Soc. Травма. Stress Stud. 1996. 9: 607–612. [PubMed] [Google Scholar]
  • Дхабар Ф.С., Макьюен Б.С.Острый стресс усиливается, тогда как хронический стресс подавляет клеточный иммунитет in vivo: потенциальная роль в переносе лейкоцитов. Brain Behav. Иммун. 1997. 11: 286–306. [PubMed] [Google Scholar]
  • Dusseldorp E, van Elderen T., Maes S, Meulman J, Kraaij V. Метаанализ психообразовательных программ для пациентов с ишемической болезнью сердца. Health Psychol. 1999; 18: 506–519. [PubMed] [Google Scholar]
  • Eaker ED. Психосоциальные факторы риска ишемической болезни сердца у женщин. Кардиоваск.Clin. 1998. 16: 103–111. [PubMed] [Google Scholar]
  • Эстерлинг Б.А., Антони М.Х., Шнайдерман Н., Карвер С.С., Лаперьер А. и др. Психосоциальная модуляция антител к антигену капсида вируса Эпштейна-Барра и вирусу герпеса типа 6, ВИЧ-1, инфицированных и подверженных риску геев. Психосом. Med. 1992; 54: 354–371. [PubMed] [Google Scholar]
  • Фаравелли К., Палланти С. Недавние жизненные события и паническое расстройство. Являюсь. J. Психиатрия. 1989. 146: 622–626. [PubMed] [Google Scholar]
  • Фассбендер К., Шмидт Р., Мосснер Р., Кишка Ю., Кунен Дж. И др.Расстройства настроения и дисфункция гипоталамо-гипофизарно-надпочечниковой оси при рассеянном склерозе: ассоциации с воспалением головного мозга. Arch. Neurol. 1998. 55: 66–72. [PubMed] [Google Scholar]
  • Фаузи Ф.И., Фаузи Н.В., Хюн С.С., Элашофф Р., Гатри Д. и др. Злокачественная меланома. Влияние раннего структурированного психиатрического вмешательства, совладания и аффективного состояния на рецидив и выживаемость через 6 лет. Arch. Gen. Psychol. 1993; 50: 681–689. [PubMed] [Google Scholar]
  • Фергюсон Р.Г., Викби А., Максон П., Олссон Дж., Йоханссон Б.Параметры иммунитета в продольном исследовании очень старой популяции шведов: сравнение выживших и не выживших. J. Gerontol. 1995; 50: B378 – B382. [PubMed] [Google Scholar]
  • Finlay-Jones R, Brown GW. Типы стрессовых жизненных событий и начало тревожных и депрессивных расстройств. Psychol. Med. 1981; 11: 803–815. [PubMed] [Google Scholar]
  • Foa EB, Meadows EA. Психосоциальные методы лечения посттравматического стрессового расстройства: критический обзор. Анну. Rev. Psychol. 1997. 48: 449–480.[PubMed] [Google Scholar]
  • Frasure-Smith N, Lespérance F, Gravel G, Masson A, Juneau M, et al. Социальная поддержка, депрессия и смертность в течение первого года после инфаркта миокарда. Тираж. 2000; 101: 1919–1924. [PubMed] [Google Scholar]
  • Фриди Дж. Р., Шоу Д. Л., Джаррелл М. П., Мастерс К. Р.. На пути к пониманию психологического воздействия стихийных бедствий: применение стрессовой модели сохранения ресурсов. J. Trauma. Стресс. 1992; 5: 441–454. [Google Scholar]
  • Friedman M, Thoresen CE, Gill JJ, Ulmer D, Powell LH, et al.Изменение поведения типа А и его влияние на сердечные рецидивы у пациентов, перенесших миокардию: сводные результаты проекта по профилактике рецидивов коронарных артерий. Являюсь. Харт J. 1986; 112: 653–665. [PubMed] [Google Scholar]
  • Гармези Н. Устойчивость и уязвимость к неблагоприятным последствиям развития, связанным с бедностью. Являюсь. Behav. Sci. 1991; 34: 416–430. [Google Scholar]
  • Glanz MD, Johnson JL. Устойчивость и развитие: позитивные жизненные адаптации. Нью-Йорк: Kluwer Acad./Plenum; 1999 г.[Google Scholar]
  • Глэзер Р., МакКаллум Р. Ф., Ласковски Б. Ф., Маларки В. Б., Шеридан Дж. Ф., Киколт-Глейзер Дж. К.. Доказательства сдвига цитокинового ответа Th-1 на Th-2, связанного с хроническим стрессом и старением. J. Gerontol. 2001; 56: M477 – M482. [PubMed] [Google Scholar]
  • Грэм JDP. Повышенное артериальное давление после боя. Ланцет. 1945; 248: 239–240. [Google Scholar]
  • Graham NMH, Douglas RB, Ryan P. Стресс и острая респираторная инфекция. Являюсь. J. Epidemiol. 1986; 124: 389–401. [PubMed] [Google Scholar]
  • Зеленый BL.Психосоциальные исследования при травматическом стрессе: обновленная информация. J. Trauma. Стресс. 1994; 7: 341–362. [PubMed] [Google Scholar]
  • Зеленый BL. Травматический стресс и катастрофа: последствия для психического здоровья и факторы, влияющие на адаптацию. В: Мак Ф.Л., Надельсон Ц., ред. Международный обзор психиатрии. Вашингтон, округ Колумбия: Am. Психиатр. Нажмите; 1996. С. 177–211. [Google Scholar]
  • Хаммен К. Стресс и депрессия. Анну. Преподобный Clin. Psychol. 2005; 1: 293–319. [PubMed] [Google Scholar]
  • Харбуз М.С., Човер-Гонсалес А.Дж., Джессоп Д.С.Гипоталамо-гипофизарно-надпочечниковая ось и хроническая иммунная активация. Анна. NY Acad. Sci. 2003; 992: 99–106. [PubMed] [Google Scholar]
  • Harvey AG, Bryant RA. Острое стрессовое расстройство: синтез и критика. Psychol. Бык. 2002; 128: 886–902. [PubMed] [Google Scholar]
  • Harvey AG, Jones C, Schmidt DA. Сон и посттравматическое стрессовое расстройство: обзор. Clin. Psychol. Ред. 2003; 23: 377–407. [PubMed] [Google Scholar]
  • Хэвиленд М.Г., Сонне Дж. Л., Вудс Л. Р.. Помимо посттравматического стрессового расстройства: нарушения объектных отношений и тестирования реальности у подростков, подвергшихся физическому и сексуальному насилию.Варенье. Акад. Ребенок-подростокc. Психиатрия. 1995; 34: 1054–1059. [PubMed] [Google Scholar]
  • Генри Дж. П., Стивенс П.М., Сантистебан, Джорджия. Модель психосоциальной гипертензии, показывающая обратимость и прогрессирование сердечно-сосудистых осложнений. Circ. Res. 1975. 36: 156–164. [PubMed] [Google Scholar]
  • Hess WR. Функциональная организация диэнцефалонов. Нью-Йорк: Grune & Stratton; 1957. [Google Scholar]
  • Hilton SM. Способы наблюдения за центральной нервной системой кровообращения — старые и новые.Brain Res. 1975. 87: 213–228. [PubMed] [Google Scholar]
  • Ицкович Дж. Р., Гамбург М. Е., Влахов Д., Шенбаум Е. Е., Шумм П., Боланд Р. Дж.. Смертность, снижение числа лимфоцитов CD4 и депрессивные симптомы среди ВИЧ-серопозитивных женщин. ДЖАМА. 2001; 285: 1466–1474. [PubMed] [Google Scholar]
  • Айронсон Г.Х. Рабочий стресс и здоровье. В: Cranny CJ, Smith PC, Stone EF, редакторы. Удовлетворенность работой: как люди относятся к своей работе и как это влияет на их работу. Нью-Йорк: Лексингтон; 1992. С. 219–239.[Google Scholar]
  • Айронсон Г. Х., Фройнд Б., Штраус Дж. Л., Уильямс Дж. Сравнение двух методов лечения травматического стресса: исследование EMDR на уровне сообщества и продолжительное воздействие. J. Clin. Psychol. 2002. 58: 113–128. [PubMed] [Google Scholar]
  • Айронсон Г. Х., Виннингс К., Шнайдерман Н., Баум А., Родригес М. и др. Симптомы посттравматического стресса, навязчивые мысли, потеря и иммунная функция после урагана Эндрю. Психосом. Med. 1997. 59: 128–141. [PubMed] [Google Scholar]
  • Джадд Л.Л., Кесслер Р.С., Паулюс М.П., ​​Целлер П.В., Уиттхен Х.Ю., Куновац Дж.Л.Коморбидность как фундаментальный признак генерализованных тревожных расстройств: результаты Национального исследования коморбидности (NCS) Acta Psychiatr. Сканд. Дополнение 1998; 393: 6–11. [PubMed] [Google Scholar]
  • Каплан Дж. Р., Адамс М. Р., Кларксон Т. Б., Коритник Д. Р.. Психосоциальные влияния на «защиту» самок макак-яванок. Атеросклероз. 1984. 53: 283–295. [PubMed] [Google Scholar]
  • Каплан Дж. Р., Манук С. Б., Адамс М. Р., Вейнгард К. В., Кларксон ТБ. Подавление коронарного атеросклероза пропранололом у предрасположенных к поведению обезьян, получавших атерогенную диету.Тираж. 1987. 76: 1364–1372. [PubMed] [Google Scholar]
  • Каплан Дж. Р., Манук С. Б., Кларксон Т. Б., Луссо FM, Тауб Д.М. Социальный статус, окружающая среда и атеросклероз у яванских макак. Артериосклероз. 1982; 2: 359–368. [PubMed] [Google Scholar]
  • Карасек Р.А., Теорелл Т.Г. Здоровая работа. Нью-Йорк: основные книги; 1990. [Google Scholar]
  • Каспрович А.Л., Манук С.Б., Малкофф С.Б., Кранц Д.С. Индивидуальные различия в поведенческой реакции сердечно-сосудистой системы: временная стабильность и формирование гемодинамического паттерна.Психофизиология. 1990; 27: 605–619. [PubMed] [Google Scholar]
  • Кендлер К.С., Гарднер, Колорадо, Прескотт, Калифорния. Личность и опыт экологических невзгод. Psychol. Med. 2003. 33: 1193–1202. [PubMed] [Google Scholar]
  • Kendler KS, Hettema JM, Butera F, Gardner CO, Prescott CA. Измерения жизненных событий, таких как потеря, унижение, ловушка и опасность, в прогнозировании наступления большой депрессии и генерализованной тревоги. Arch. Генеральная психиатрия. 2003. 60: 789–796. [PubMed] [Google Scholar]
  • Кендлер К.С., Карковски Л.М., Прескотт, Калифорния.Причинно-следственная связь между стрессовыми жизненными событиями и началом большой депрессии. Являюсь. J. Психиатрия. 1999; 156: 837–841. [PubMed] [Google Scholar]
  • Kessing LV, Agerbro E, Mortensen PB. Меняется ли влияние серьезных жизненных стрессов на риск развития депрессии на протяжении всей жизни? Psychol. Med. 2003. 33: 1177–1184. [PubMed] [Google Scholar]
  • Kessler RC, Sonnega A, Bromet E, Hughes M, Nelson CB. Посттравматическое стрессовое расстройство в Национальном обследовании коморбидности. Arch.Генеральная психиатрия. 1995; 52: 1048–1060. [PubMed] [Google Scholar]
  • Киколт-Глейзер Дж. К., Макгуайр Л., Роблес Т. Ф., Глейзер Р. Психонейроиммунология: психологическое влияние на иммунную функцию и здоровье. J. Консультации. Clin. Psychol. 2002; 70: 537–547. [PubMed] [Google Scholar]
  • Килпатрик Д.Г., Эдмундс К.Н., Сеймур А.К. Изнасилование в Америке: доклад нации. Арлингтон, Вирджиния: Natl. Жертв цент .; 1992. [Google Scholar]
  • Klerman GL, Weissman MM, Rounsaville BJ, Chevron ES. Межличностная психотерапия депрессии.Нью-Йорк: основные книги; 1984. [Google Scholar]
  • Lacey JI. Формирование паттерна соматической реакции и стресс: некоторые пересмотры теории активации. В: Appleyo MH, Trumble R, редакторы. Психологический стресс. Нью-Йорк: Appleton-Century-Crofts; 1967. с. 14. [Google Scholar]
  • Lacey JL, Lacey BC. Проверка и расширение принципа стереотипизации вегетативной реакции. Являюсь. J. Psychol. 1958; 71: 50–73. [PubMed] [Google Scholar]
  • Ladd CO, Huot RL, Thrivikraman P, Nemeroff CB, Meaney MJ, Plotsky PM.Долгосрочная поведенческая и нейроэндокринная адаптация к неблагоприятному раннему опыту. Прог. Brain Res. 2000; 122: 79–101. [PubMed] [Google Scholar]
  • Lantz PM, House JS, Lepkowski JM, Williams DR, Mero RP, Chen J. Социально-экономические факторы, поведение в отношении здоровья и смертность: результаты национального репрезентативного проспективного исследования взрослых в США. ДЖАМА. 1998. 279: 1703–1708. [PubMed] [Google Scholar]
  • Larson SJ, Dunn AJ. Поведенческие эффекты цитокинов. Brain Behav. Иммун. 2001; 15: 371–387. [PubMed] [Google Scholar]
  • Лазарус Р.С., Фолкман С.Стресс, оценка и преодоление трудностей. Нью-Йорк: Спрингер; 1984. [Google Scholar]
  • Leserman J, Pettito JM, Golden RN, Gaynes BN, Gu H, Perkins DO. Влияние стрессовых жизненных событий, депрессии, социальной поддержки, совладания и кортизола на прогрессирование СПИДа. Являюсь. J. Психиатрия. 2000; 57: 1221–1228. [PubMed] [Google Scholar]
  • Левин С. Инфантильный опыт и устойчивость к физиологическому стрессу. Наука. 1957; 126: 405–406. [PubMed] [Google Scholar]
  • Линден В., Стоссель С., Морис Дж.Психосоциальные вмешательства для пациентов с ишемической болезнью сердца. Arch. Междунар. Med. 1996; 156: 745–752. [PubMed] [Google Scholar]
  • Лински А.С., Штраус М. Социальный стресс в США: связи с региональными моделями преступности и болезней. Довер, Массачусетс: Оберн-Хаус; 1986. [Google Scholar]
  • Linsky AS, Strauss MA, Colby JP. Стрессовые события, стрессовые состояния и проблемы с алкоголем в Соединенных Штатах: частичная проверка теории алкоголизма Бейлса. J. Stud. Алкоголь. 1985; 46: 72–80.[PubMed] [Google Scholar]
  • Llabre MM, Klein BR, Saab PG, McCalla JB, Schneiderman N. Классификация индивидуальных различий в сердечно-сосудистой реакции. Вклад типа реактора с учетом расы и пола. Int. J. Behav. Med. 1998. 5: 213–229. [PubMed] [Google Scholar]
  • Ловенталь Б. Последствия жестокого обращения в раннем детстве и развитие устойчивости. Early Child Dev. Забота. 1998. 142: 43–52. [Google Scholar]
  • Lutgendorf S, Antoni MH, Ironson G, Fletcher MA, Penedo F, Van Riel F.Физические симптомы синдрома хронической усталости усугубляются стрессом от урагана Эндрю. Психиатр. Med. 1995. 57: 310–325. [PubMed] [Google Scholar]
  • Lutgendorf S, Antoni MH, Ironson G, Klimas N, Fletcher MA, Schneiderman N. Стиль когнитивной обработки, настроение и иммунная функция после уведомления о серопозитивности ВИЧ. Cogn. Ther. Res. 1997. 21: 157–184. [Google Scholar]
  • Lutgendorf S, Antoni MH, Ironson G, Starr K, Costello N, et al. Изменения когнитивных навыков выживания и социальной поддержки опосредуют исходы дистресса у мужчин-геев с симптомами серопозитивной ВИЧ-инфекции во время вмешательства по управлению когнитивно-поведенческим стрессом.Психосом. Med. 1998. 60: 204–214. [PubMed] [Google Scholar]
  • Macksound M, Aber J. Военный опыт и психосоциальное развитие детей в Ливане. Child Dev. 1996. 67: 70–88. [PubMed] [Google Scholar]
  • Мадакасира С., О’Брайен К.Ф. Острое посттравматическое стрессовое расстройство у жертв стихийного бедствия. J. Nerv. Ment. Дис. 1987; 175: 286–290. [PubMed] [Google Scholar]
  • Манук С.Б., Камарак Т.В., Каспровица А.С., Вальдштейн С.Р. Стабильность и формирование паттернов сердечно-сосудистой реактивности, вызванной поведением.В кн .: Бласкович Я., Каткин Е.С., ред. Реактивность сердечно-сосудистой системы на психологический стресс и заболевание. Вашингтон, округ Колумбия: Am. Psychol. Доц .; 1993. С. 111–134. [Google Scholar]
  • Манук С.Б., Каплан-младший, Кларксон ТБ. Поведенчески индуцированная реактивность сердечного ритма и атеросклероз у яванских макак. Психосом. Med. 1983; 45: 95–108. [PubMed] [Google Scholar]
  • Мармот М. Социальные ресурсы и здоровье. В: Кессель Ф., Розенфилд П.Л., Андерсон Н.Б., редакторы. Расширяя границы здравоохранения и социальных наук.Нью-Йорк: Oxford Univ. Нажмите; 2003. С. 259–285. [Google Scholar]
  • Marmot MG, Bosma H, Hemingway H, Brunner EJ, Stansfeld S. Вклад контроля над работой и других факторов риска в социальные различия в заболеваемости ишемической болезнью сердца. Ланцет. 1997; 350: 235–239. [PubMed] [Google Scholar]
  • McCabe PM, Gonzalez JA, Zaias J, Szeto A, Kumar M, et al. Социальная среда влияет на прогрессирование атеросклероза у наследственного гиперлипидемического кролика Ватанабе. Тираж. 2002; 105: 354–359.[PubMed] [Google Scholar]
  • McDaniel JS, Musselman DL, Porter MR, Reed DA, Nemeroff CB. Депрессия у онкологических больных. диагностика, биология и лечение. Arch. Генеральная психиатрия. 1995; 2: 89–99. [PubMed] [Google Scholar]
  • McEwen BS. Защитное и повреждающее действие медиаторов стресса. N. Engl. J. Med. 1998. 338: 171–179. [PubMed] [Google Scholar]
  • МакИвен Б.С., Стеллер Э. Стресс и личность: механизмы, ведущие к болезни. Arch. Междунар. Med. 1993; 153: 2093–2101.[PubMed] [Google Scholar]
  • McMahon SD, Grant KE, Compas BE, Thurm AE, Ey S. Стресс и психопатология у детей и подростков: есть ли доказательства специфичности? J. Child Psychol. Психиатрия. 2003. 44: 107–133. [PubMed] [Google Scholar]
  • McNally RJ. Психологические механизмы острой реакции на травму. Биол. Психиатрия. 2003. 53: 779–788. [PubMed] [Google Scholar]
  • Мини MJ, Bhatnagan S, Dioria J, Larogue S, Francis D, et al. Молекулярная основа развития индивидуальных различий гипоталамо-гипофизарно-надпочечниковой стрессовой реакции.Клетка. Мол. Neurobiol. 1993; 13: 321–347. [PubMed] [Google Scholar]
  • Mendes de Leon CF, Powell LH, Kaplan BH. Изменение предрасположенного к коронарным заболеваниям поведения в рамках проекта профилактики рецидивов коронарных артерий. Психосом. Med. 1991; 53: 407–419. [PubMed] [Google Scholar]
  • Мейер Р.Дж., Хаггерти Р.Дж. Стрептококковая инфекция в семье. Педиатрия. 1962; 29: 539–549. [PubMed] [Google Scholar]
  • Миллер Г.Е., Коэн С., Ричи А.К. Хронический психологический стресс и регуляция провоспалительных цитокинов: модель устойчивости к глюкокортикоидам.Health Psychol. 2002; 21: 531–541. [PubMed] [Google Scholar]
  • Мор Д.К., Классен К., Баррера М. Взаимосвязь между социальной поддержкой, депрессией и лечением депрессии у людей с рассеянным склерозом. Psychol. Med. 2004. 34: 533–541. [PubMed] [Google Scholar]
  • Мор Д.К., Харт С.Л., Джулиан Л., Кокс Д., Пеллетье Д. Связь между стрессовыми жизненными событиями и обострением рассеянного склероза: метаанализ. Br. Med. J. 2004; 328: 731. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Morley S, Eccleston C, Williams A.Систематический обзор и метаанализ рандомизированных контролируемых исследований когнитивно-поведенческой терапии и поведенческой терапии хронической боли у взрослых, за исключением головной боли. Боль. 1999; 80: 1–13. [PubMed] [Google Scholar]
  • Морроу Д.А., Ридкер П.М. С-реактивный белок, воспаление и ишемическая болезнь сердца. Med. Clin. North Am. 2000. 81: 149–161. [PubMed] [Google Scholar]
  • Надер К.О., Пинус Р.С., Фэрбенкс, Лос-Анджелес, аль-Азил М., аль-Асфур А. Предварительное исследование посттравматического стрессового расстройства и горя среди детей Кувейта после кризиса в Персидском заливе.Br. J. Clin. Psychol. 1993. 32: 407–416. [PubMed] [Google Scholar]
  • Норрис Ф.Х. Эпидемиология травм: частота и влияние различных потенциально травмирующих событий на разные демографические группы. J. Консультации. Clin. Psychol. 1992; 60: 409–418. [PubMed] [Google Scholar]
  • О’Доннелл М.Л., Кример М., Брайант Р.А., Шнайдер У., Шалев А. Посттравматические расстройства после травмы: эмпирический и методологический обзор. Clin. Psychol. Ред. 2003; 23: 587–603. [PubMed] [Google Scholar]
  • Орт-Гомер К., Вамала С.П., Хорстен М., Шенк-Густафссон К., Шнайдерман Н., Миттлман М.А.Семейный стресс ухудшает прогноз у женщин с ишемической болезнью сердца. ДЖАМА. 2000; 284: 3008–3014. [PubMed] [Google Scholar]
  • Паттон Г.К., Коффи С., Постерино М., Карлин Дж. Б., Боуз Г. Жизненные события и раннее начало депрессии: причина или следствие? Psychol. Med. 2003. 33: 1203–1210. [PubMed] [Google Scholar]
  • Paykel ES. Стрессовые и аффективные расстройства у человека. Семин. Clin. Нейропсихиатрия. 2001; 6: 4–11. [PubMed] [Google Scholar]
  • Pennebaker JW. Написание эмоциональных переживаний как терапевтического процесса.Psychol. Sci. 1997. 8: 162–164. [Google Scholar]
  • Петерсон С., Селигман, депутат Европарламента. Причинные объяснения как фактор риска депрессии: теория и доказательства. Psychol. Ред. 1984; 91: 347–374. [PubMed] [Google Scholar]
  • Пфеффербаум Б., Сконцо Г.М., Флинн Б.В., Кернс Л.Дж., Даути Д.Э. и др. Услуги по выявлению случаев заболевания и психическому здоровью детей после взрыва в Оклахома-Сити. J. Behav. Health Serv. Res. 2003. 30: 215–227. [PubMed] [Google Scholar]
  • Полусный М.А., Фоллетт В.М.Долгосрочные корреляты сексуального насилия в детстве: теория и обзор эмпирической литературы. Прил. Пред. Psychol. 1995; 4: 143–166. [Google Scholar]
  • Pruessner JC, Hellhammer DH, Kirschbaum C. Низкая самооценка, индуцированная недостаточность и реакция надпочечников на стресс. Личное. Индивидуальный. Отличаются. 1999. 27: 477–489. [Google Scholar]
  • Roitt I, Brostoff J, Male D. Immunology. 5-е изд. Лондон: Mosby Int .; 1998. с. 125. [Google Scholar]
  • Рон М., Логсдейл С. Психиатрическая заболеваемость рассеянным склерозом: клиническое и магнитно-резонансное исследование.Psychol. Med. 1989; 19: 887–895. [PubMed] [Google Scholar]
  • Росс Р. Атеросклероз — воспалительное заболевание. N. Engl. J. Med. 1999. 340: 115–126. [PubMed] [Google Scholar]
  • Saab PG, Llabre MM, Hurwitz BE, Frame CA, Reineke LJ, et al. Миокардиальные и периферические сосудистые реакции на изменения поведения и их стабильность у черных и белых американцев. Психофизиология. 1992; 29: 384–397. [PubMed] [Google Scholar]
  • Saab PG, Llabre MM, Hurwitz BE, Schneiderman N, Wohlgemuth W. и др.Тест холодного прессора: паттерны реакции сосудов и миокарда и их стабильность. Психофизиология. 1993. 30: 366–373. [PubMed] [Google Scholar]
  • Шналл П.Л., Ландсбергис П.А., Бейкер Д. Работа и сердечно-сосудистые заболевания. Анну. Rev. Public Health. 1994; 15: 381–411. [PubMed] [Google Scholar]
  • Шнайдерман Н. Патофизиология животных. В: Dembroski TM, Schmidt TH, Blümhen G, редакторы. Биоповеденческие основы ишемической болезни сердца. Базель: Каргер; 1983. С. 304–364. [Google Scholar]
  • Schneiderman N, Antoni MH.Учимся справляться с ВИЧ / СПИДом. В: Кессель Ф., Розенфилд П.Л., Андерсон Н.Б., редакторы. Расширяя границы здравоохранения и социальных наук. Нью-Йорк: Oxford Univ. Нажмите; 2003. С. 316–347. [Google Scholar]
  • Шнайдерман Н., Антони М. Х., Сааб П. Г., Айронсон Г. Психология здоровья: психосоциальные и биоповеденческие аспекты ведения хронических заболеваний. Анну. Rev. Psychol. 2001; 52: 555–580. [PubMed] [Google Scholar]
  • Шнайдерман Н., МакКейб П. Психофизиологические стратегии в лабораторных исследованиях.В: Шнайдерман Н., Вайс С.М., Кауфманн П.Г., редакторы. Справочник по методам исследования сердечно-сосудистой поведенческой медицины. Нью-Йорк: Пленум; 1989. С. 349–364. [Google Scholar]
  • Schneiderman N, Saab PG, Catellier DJ, Powell LH, DeBusk RF и др. Психосоциальное лечение в пределах пола по подгруппам этнической принадлежности в клиническом испытании по ускорению выздоровления при ишемической болезни сердца (ENRICHD). Психосом. Med. 2004. 66: 475–483. [PubMed] [Google Scholar]
  • Шнурр П.П., Фридман Дж., Бернарди, Северная Каролина.Исследования посттравматического стрессового расстройства: эпидемиология, патофизиология и оценка. Psychother. Практик. 2002; 58: 877–889. [PubMed] [Google Scholar]
  • Segerstrom SC, Miller GE. Психологический стресс и иммунная система человека: метаанализ за 30 лет исследований. Psychol. Бык. 2004. 130: 601–630. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Селье Х. Жизненный стресс. Нью-Йорк: Макгроу-Хилл; 1956. [Google Scholar]
  • Шалев А.Ю. Что такое посттравматическое стрессовое расстройство? Дж.Clin. Психиатрия. 2001; 62: 4–10. [PubMed] [Google Scholar]
  • Шапиро Ф. Десенсибилизация движением глаз и повторная обработка: основные принципы, протоколы и процедуры. Нью-Йорк: Гилфорд; 1995. [Google Scholar]
  • Shaw JA. Дети, пострадавшие от войны / терроризма. Clin. Детский Fam. Psychol. Ред. 2003; 6: 237–246. [PubMed] [Google Scholar]
  • Short JL. Влияние развода родителей в детстве на студентов колледжа. J. Развод Повторный брак. 2002; 38: 143–156. [Google Scholar]
  • Стэнтон Дж. М., Бальцер В. К., Смит П. К., Парра Л. Ф., Айронсон Г.Общая мера стресса на работе: стресс в общем масштабе. Educ. Psychol. Измер. 2001; 61: 866–888. [Google Scholar]
  • Thase ME. Лечение тяжелой депрессии. J. Clin. Психиатрия. 2000. 61: 17–25. [PubMed] [Google Scholar]
  • Thase ME, Greenhouse JB, Frank E. Лечение большой депрессии с помощью психотерапии или комбинаций психотерапии и фармакотерапии. Arch. Генеральная психиатрия. 1997; 54: 1009–1015. [PubMed] [Google Scholar]
  • Voordouw BC, van der Linden PD, Simonia S, van der Lei J, Sturkenboom MC, Stricker BH.Вакцинация против гриппа пожилых людей, проживающих в сообществах: влияние на смертность и заболеваемость, связанную с гриппом. Arch. Междунар. Med. 2003. 163: 1089–1094. [PubMed] [Google Scholar]
  • Welch SL, Doll HA, Fairburn CG. Жизненные события и начало нервной булимии: контролируемое исследование. Psychol. Med. 1997. 27: 515–522. [PubMed] [Google Scholar]
  • Авторский комитет для следователей ENRICHD. Влияние лечения депрессии и низкой воспринимаемой социальной поддержки на клинические события после инфаркта миокарда: рандомизированное исследование «Улучшение восстановления у пациентов с ишемической болезнью сердца» (ENRICHD).ДЖАМА. 2003. 289: 3106–3116. [PubMed] [Google Scholar]
  • Циммерман П., Виттен Х.Ю., Хофлер М., Пфистер Х., Кесслер Р.К., Либ Р. Первичные тревожные расстройства и развитие последующих расстройств, связанных с употреблением алкоголя: 4-летнее общественное исследование подростков и молодых людей . Psychol. Med. 2003. 33: 1211–1222. [PubMed] [Google Scholar]

Что такое стресс? — Американский институт стресса

Стресс — бесполезный термин для ученых, потому что это настолько субъективное явление, которое не поддается определению.И если вы не можете определить стресс, как вы можете его измерить? Термин «стресс» в том виде, в котором он используется в настоящее время, был придуман Гансом Селье в 1936 году, который определил его как «неспецифическую реакцию организма на любое требование изменений». Селье отмечал в многочисленных экспериментах, что лабораторные животные, подвергавшиеся острым, но различным вредным физическим и эмоциональным раздражителям (резкий свет, оглушающий шум, крайняя жара или холод, постоянное расстройство), все демонстрировали одни и те же патологические изменения язв желудка, сокращение лимфоидной ткани и т. Д. увеличение надпочечников.Позже он продемонстрировал, что постоянный стресс может вызвать у этих животных различные заболевания, аналогичные тем, которые наблюдаются у людей, такие как сердечные приступы, инсульт, заболевание почек и ревматоидный артрит. В то время считалось, что большинство болезней вызываются конкретными, но разными патогенами. Туберкулез был вызван туберкулезной палочкой, сибирской язвой — палочкой сибирской язвы, сифилисом — спирохетой и т.д. .

Теории Селье привлекли значительное внимание, и вскоре стресс стал популярным модным словом, которое полностью игнорировало исходное определение Селье. Некоторые люди использовали стресс для обозначения властного или плохого начальника или другой неприятной ситуации, в которой они оказались. Для многих стресс был реакцией на это в виде боли в груди, изжоги, головной боли или учащенного сердцебиения. Другие использовали стресс для обозначения того, что они воспринимали как конечный результат этих повторяющихся реакций, например, язвы или сердечного приступа.Многие ученые жаловались на эту путаницу, и один врач в выпуске Британского медицинского журнала за 1951 год пришел к выводу, что «стресс помимо того, что он сам по себе, был также причиной самого себя и результатом самого себя».

К сожалению, Селье не знал, что напряжение веками использовалось в физике для объяснения упругости, свойства материала, которое позволяет ему возвращаться в исходный размер и форму после сжатия или растяжения под действием внешней силы. Как выражено в законе Гука 1658 года, величина внешней силы или напряжения вызывает пропорциональную деформацию или деформацию ковкого металла.Это создало еще большую путаницу, когда его исследование пришлось переводить на иностранные языки. Не было подходящего слова или фразы, которые могли бы передать то, что он имел в виду, поскольку он действительно описывал напряжение. В 1946 году, когда его попросили выступить с речью в престижном Коллеж де Франс, академики, ответственные за поддержание чистоты французского языка, боролись с этой проблемой в течение нескольких дней, а затем решили, что необходимо создать новое слово. По-видимому, преобладали мужские шовинисты, и родился стресс, за которым быстро последовали стресс, стресс, стресс, стресс в других европейских языках и аналогичные неологизмы в русском, японском, китайском и арабском языках.Ударение — одно из очень немногих слов, которые вы увидите в английском языке в этих и других языках, не использующих латинский алфавит.

Поскольку было очевидно, что большинство людей рассматривают стресс как некую неприятную угрозу, Селье впоследствии пришлось придумать новое слово, «стрессор», чтобы отличать стимул от реакции. Стресс обычно считался синонимом дистресса, и словари определяли его как «физическое, умственное или эмоциональное напряжение или напряжение» или «состояние или чувство, испытываемое, когда человек считает, что потребности превышают личные и социальные ресурсы, которые человек может мобилизовать. .Таким образом, стресс был выставлен в отрицательном свете, а его положительные эффекты проигнорированы. Однако стресс может быть полезным и полезным, если он мотивирует людей на большее.

Как показано слева, повышенный стресс приводит к повышению производительности — до точки, после которой дела быстро идут под откос. Однако эта точка или пик отличается для каждого из нас, поэтому вам нужно быть чувствительным к симптомам и признакам раннего предупреждения, которые предполагают, что стрессовая перегрузка начинает подталкивать вас к горбушке.Такие сигналы также различаются для каждого из нас и могут быть настолько незаметными, что их часто игнорируют, пока не станет слишком поздно. Нередко другие осознают, что вы можете столкнуться с проблемами раньше, чем вы сами.

Следовательно, любое определение стресса должно также включать хороший стресс, или то, что Селье называл эустрессом. Например, победа в гонке или выборах может быть столь же стрессовой, как и проигрыш, или даже больше. Страстный поцелуй и размышления о том, что может последовать за этим, — это стресс, но вряд ли то же самое, что процедура корневого канала.

Селье всю жизнь безуспешно пытался найти удовлетворительное определение стресса. Пытаясь экстраполировать свои исследования на животных на людей, чтобы люди поняли, что он имел в виду, он переопределил стресс как «скорость износа тела». На самом деле это довольно хорошее описание биологического старения, поэтому неудивительно, что повышенный стресс может ускорить многие аспекты процесса старения. В более поздние годы, когда его попросили дать определение стрессу, он сказал репортерам: «Все знают, что такое стресс, но на самом деле никто не знает.

Как уже отмечалось, стресс сложно определить, потому что он очень разный для каждого из нас. Хороший пример — наблюдение за пассажирами на крутых американских горках. Некоторые сгорбились на задних сиденьях, с закрытыми глазами, сжатыми челюстями и белыми костяшками пальцев железной хваткой на удерживающей планке. Они не могут дождаться, когда поездка в камере пыток закончится, чтобы они могли вернуться на твердую землю и ускользнуть. Но впереди — наивные искатели острых ощущений, кричащие и наслаждающиеся каждым крутым прыжком, которые спешат сесть в следующую поездку.А между ними вы можете встретить некоторых с небрежностью, граничащей со скукой. Итак, поездка на американских горках была стрессовой?

Аналогия с американскими горками полезна для объяснения того, почему один и тот же фактор стресса может так сильно различаться для каждого из нас. Что отличало пассажиров сзади от пассажиров впереди, так это чувство контроля над происходящим. Хотя ни одна из групп не имела более или менее контроля, их восприятие и ожидания были совершенно разными. Часто мы сами создаем стресс из-за ошибочного восприятия, которое вы можете научиться исправлять.Вы можете научить людей двигаться с задней стороны американских горок вперед, и, как отметила Элеонора Рузвельт, никто не сможет заставить вас чувствовать себя неполноценным без вашего согласия. Хотя все не могут прийти к единому мнению об определении стресса, все наши экспериментальные и клинические исследования подтверждают, что ощущение отсутствия контроля или отсутствия контроля всегда доставляет страдания — и в этом вся суть стресса.

Что такое реакция на стресс

Доктор Сол МакЛеод, опубликовано в 2010 г.


Стресс — это биологическая и психологическая реакция, возникающая при столкновении с угрозой, с которой, по нашему мнению, у нас нет ресурсов для борьбы.

Стрессор — это стимул (или угроза), который вызывает стресс, например экзамен, развод, смерть любимого человека, переезд, потеря работы.

Внезапный и тяжелый стресс обычно вызывает:

  • Увеличение частоты сердечных сокращений
  • учащение дыхания (расширение легких)
  • Снижение пищеварительной активности (отсутствие чувства голода)
  • Печень выделяет глюкозу для получения энергии

Во-первых, наш организм оценивает ситуацию и решает, является ли она стрессовой.Это решение принимается на основе сенсорного ввода и обработки (то есть того, что мы видим и слышим в данной ситуации), а также на основе сохраненных воспоминаний (то есть того, что произошло в последний раз, когда мы были в аналогичной ситуации).

Если ситуация оценивается как стрессовая, активируется гипоталамус (в основании мозга).

Гипоталамус в головном мозге отвечает за реакцию на стресс. Когда срабатывает стрессовая реакция, она посылает сигналы двум другим структурам: гипофизу и мозговому веществу надпочечника .

Эти краткосрочные ответы производятся The Fight or Flight Response через симпатомедуллярный путь (SAM). Длительный стресс регулируется гипоталамо-гипофизарно-надпочечниковой (

Хроническая реакция на стресс: система гипоталамус-гипофиз-надпочечники (HPA).


Система гипоталамус-гипофиз-надпочечники (HPA)

  • Стрессор активирует гипофизарно-гипофизарную систему). Ось
  • Гипоталамус стимулирует гипофиз
  • Гипофиз секретирует адренокортикотропный гормон (АКТГ)
  • АКТГ стимулирует надпочечники вырабатывать гормон кортикостероид
  • Кортизол обеспечивает постоянное снабжение организма кровью
  • Достаточный и стабильный уровень сахара в крови помогает человеку справиться с длительным стрессовым фактором и помогает организму вернуться к нормальному состоянию

Кора надпочечников выделяет гормоны стресса, называемые кортизолом.Он выполняет ряд функций, включая высвобождение накопленной глюкозы из печени (для получения энергии) и контроль отека после травмы. Пока это происходит, иммунная система подавляется.


Симпатомедуллярный путь (SAM)

Гипоталамус также активирует мозговое вещество надпочечников. Мозговое вещество надпочечников является частью вегетативной нервной системы (ВНС).

ВНС — это часть периферической нервной системы, которая действует как управляющая система, поддерживая гомеостаз в организме.Эти действия обычно выполняются без сознательного контроля.

Мозговое вещество надпочечников выделяет гормон адреналин. Этот гормон подготавливает организм к реакции «бей или беги». Физиологическая реакция включает учащение пульса.

Адреналин приводит к возбуждению симпатической нервной системы и снижению активности парасимпатической нервной системы.

Адреналин вызывает изменения в организме, такие как снижение (пищеварение) и усиление потоотделения, учащение пульса и артериального давления.

Как только «угроза» миновала, парасимпатическая ветвь берет на себя управление и возвращает тело в уравновешенное состояние.

Кратковременная реакция на стресс не приводит к пагубным последствиям, и, кроме того, она имеет ценность для выживания в эволюционном контексте.


Оценка

Сильные стороны
  • Измерение гормонов стресса дает объективную оценку стресса.
  • Реакция «борьба / бегство» наблюдается у всех млекопитающих в ответ на угрозы.

Слабость
  • Уровень и тип гормонов, выделяемых разными людьми и в ответ на различные стрессоры, значительно различаются — это непростой физиологический процесс.
  • Людям без надпочечников необходимы гормональные добавки, чтобы пережить стресс.
  • Симингтон (1955) обнаружил, что умирающие в сознании пациенты проявляют разные реакции на стресс по сравнению с бессознательными. Предполагает, что психологические факторы играют роль.

Ссылки на стили APA

Currie, A. R., & Symington, T. (1955). Патология гипофиза и надпочечников при системных заболеваниях человека. Proceedings of the Royal Society of Medicine , 48 (11), 908.


Как ссылаться на эту статью:
Как ссылаться на эту статью:

McLeod, S.A. (2010). Что такое стрессовая реакция? . Просто психология.www.simplypsychology.org/stress-biology.html

Психология стресса и преодоления — Психология

Стресс, хотя и переживается повсюду, определяется по-разному в зависимости от теоретического контекста. Определение стресса эволюционировало в соответствии с исследованиями и развитием теории. Cannon 1929 было одним из первых исследований, описывающих стресс в физиологическом контексте, в котором отмечалось, что стресс — это неспецифическая реакция организма на стимулы в попытке восстановить гомеостаз.Другие теоретики оспаривали представление о том, что стресс — это всего лишь система стимул-реакция, уходящая корнями в физиологию, и продолжали идентифицировать стресс как процесс, требующий оценки фактора стресса и ресурсов, доступных для удовлетворения требований фактора стресса (Lazarus, 1966). Введение этого определения расширило изучение стресса таким образом, чтобы признать психологический и социальный контексты в дополнение к физиологическому контексту стресса. МакГрат 1970, например, резюмирует исследования стресса таким образом, что стресс определяется в контексте дисбаланса.Стресс возникает в результате дисбаланса между требованиями, выдвигаемыми окружающей средой, и степенью, в которой человек способен удовлетворить эти требования. В других работах, таких как Kaplan 1983, более подробно рассматривается психологический контекст стресса, чтобы определить стресс с точки зрения психологических и поведенческих последствий, возникающих в результате неспособности человека дистанцироваться от нежелательных обстоятельств. Elliot and Eisdorfer 1982 подходит к задаче определения стресса путем категоризации типов стрессоров в зависимости от времени, в течение которого они испытываются.Здесь определение «стимул-реакция» одобряется, но изменяется в зависимости от степени, в которой стрессор является острым или хроническим, прерывистым или последовательным. Мейсон 1975 предлагает, чтобы единый термин стресса был слишком расплывчатым, и предположил, что существуют различия, основанные на внешних вызовах (т. Е. Стрессорах), психофизиологических реакциях (т. Е. Напряжении) и взаимодействии стимула, реакций и оценочных процессов (т. Е. стресс). Подводя итог разнообразным определениям стресса и степени, в которой эти определения укоренены в траектории исследований и развития теории, Fink 2016 представляет собой хороший обзор различных определений стресса и того, как он связан с психологическими переживаниями, такими как страх и тревога.

  • Кэннон, В. Б. 1929. Телесные изменения боли, голода, страха и гнева . Оксфорд: Аплтон.

    Книга Кэннона дает всесторонний обзор его физиологической работы, в которой он обнаружил изменения в симпатической нервной системе и эндокринной системе в ответ на стресс. Следовательно, он определяет стресс как изменение гомеостаза организма, а реакция на стресс — это попытка восстановить это гомеостатическое состояние.

  • Эллиот, Г., и К.Эйсдорфер. 1982. Концептуальные вопросы исследования стресса. В Стресс и здоровье человека: анализ и последствия исследования, проведенного Институтом медицины Национальной академии наук . Под редакцией Дж. Эллиота и К. Эйсдорфера, 11–24. Нью-Йорк: Спрингер.

    В анализе исследований, проведенных при поддержке Института медицины и Национальной академии наук, Эллиот и Эйсдорфер пытаются объединить различные точки зрения на стресс в структуру, которая представляет три основных элемента: активатор, реакцию и последствия.Они определяют стресс, используя эту структуру, и отмечают, что множество посредников могут изменять последовательность.

  • Финк, Г. 2016. Стресс, определения, механизмы и эффекты, изложенные в общих чертах: Уроки тревоги. В Стресс: концепции, познание, эмоции и поведение . Под редакцией Г. Финка и Г. Финка, 3–11. Сан-Диего, Калифорния: Elsevier Academic Press.

    DOI: 10.1016 / B978-0-12-800951-2.00001-7

    Обзор нескольких различных определений напряжения. Автор подчеркивает актуальность определения Ханса Селиса о том, что стресс — это неспецифическая реакция организма, и то, как это основополагающее определение согласуется с развивающимися перспективами стресса с учетом прогресса исследований в этой области.Финк также описывает стресс по сравнению со страхом и тревогой и обсуждает, как они связаны.

  • Каплан, Х. Б. 1983. Психологический стресс в социологическом контексте: К общей теории психосоциального стресса. В Психосоциальный стресс: тенденции в теории и исследованиях . Под редакцией Х. Б. Каплана, 195–264. Нью-Йорк: Academic Press.

    DOI: 10.1016 / B978-0-12-397560-7.50010-6

    Каплан представляет модель, специально предназначенную для психосоциального стресса.Он предполагает, что стресс переживается, когда человек не может добиться желаемого результата. Таким образом, неудовлетворенная потребность становится источником страданий. Каплан поддерживает психологическую роль в процессе стресса, отмечая, что когнитивная интерпретация разделения желаемого результата и невозможности его достижения является источником страдания.

  • Лазарус Р. С. 1966. Психологический стресс и процесс преодоления . Нью-Йорк: Макгроу-Хилл.

    Lazarus определяет стресс как процесс, в котором потребности окружающей среды превышают ресурсы, доступные для удовлетворения этих требований.Хотя вся книга полезна для понимания теории, предложенной Лазарусом, в первой главе (стр. 1-29) он уточняет определение стресса с психологической точки зрения и определяет основные принципы, которые отличают его теорию от других.

  • Мейсон, Дж. У. 1975. Исторический взгляд на поле напряжений. Журнал человеческого стресса 1: 22–36.

    DOI: 10.1080 / 0097840X.1975.9940405

    Мейсон описывает состояние исследований в области стресса и возражает против выводов Селье о том, что стресс имеет неспецифические эффекты (т.е. любой стресс приводит к одному и тому же физиологическому результату). Он приводит доказательства того, что стресс имеет дискретные эффекты, и утверждает, что терминологию стресса можно разделить на внешние вызовы (то есть стрессоры), психофизиологические реакции (то есть напряжение) и транзакционный процесс оценки (то есть стресс).

  • McGrath, J. E., ed. 1970. Социально-психологические факторы стресса . Нью-Йорк: Холт, Райнхарт и Уинстон.

    В результате работы конференции МакГрат объединил несколько точек зрения на определение стресса и методологические вопросы, которые важны для продолжения исследования стресса.Определяя стресс, МакГрат отмечает, что стресс — это дисбаланс между обязанностями человека в окружающей среде и степенью, в которой он способен на них должным образом реагировать.

  • 16.2 Стресс и преодоление — Введение в психологию — 1-е канадское издание

    Дженнифер Валинга

    Цели обучения

    1. Определите копирование и адаптацию.
    2. Поймите различные концепции стресса как стимула, реакции и транзакционного процесса.
    3. Понимать роль познания и физиологии в преодолении стресса.
    4. Распознавайте стратегии выживания, ориентированные на эмоции и проблемы.
    5. Поймите взаимосвязь и взаимодействие между здоровьем, стрессом и преодолением трудностей.

    Чтобы понять, как люди учатся справляться со стрессом, важно сначала поразмышлять о различных концепциях стресса и о том, как исследования выживания возникли наряду с различными подходами к стрессу. Стресс рассматривался как ответ , стимул , и транзакция . То, как человек осмысляет стресс, определяет его или ее реакцию, адаптацию или стратегии выживания.

    Стресс как реакция

    Стресс как реакция Модель , первоначально представленная Гансом Селье (1956), описывает стресс как модель физиологической реакции и была отражена в его модели общего адаптационного синдрома (GAS) (Рисунок 16.3). Эта модель описывает напряжение как зависимую переменную и включает три концепции :

    1. Стресс — это защитный механизм.
    2. Стресс следует за тремя стадиями: тревога, сопротивление, и истощение.
    3. Если стресс будет продолжительным или сильным, он может привести к болезням адаптации или даже к смерти.

    Позже, в работе Концепция стресса: прошлое, настоящее и будущее (1983), Селье представил идею о том, что реакция на стресс может приводить к положительным или отрицательным результатам на основе когнитивных интерпретаций физических симптомов или физиологического опыта (рис.16.3, «Общая адаптация к стрессовой модели»). Таким образом, стресс может быть испытан как эустресс (положительный результат) или дистресс (отрицательный результат). Однако Селье всегда считал стресс физиологической конструкцией или реакцией. Постепенно другие исследователи расширили представление о стрессе, включив в него психологические концепции ранее в модели стресса.

    Рисунок 16.3 Общая модель адаптации к нагрузке (ГАЗ).

    Модель реакции на стресс включает в себя преодоление стресса внутри самой модели.Идея адаптации или совладания присуща модели ГАЗ как на стадии тревоги, так и на стадии сопротивления. Когда вы сталкиваетесь с негативным стимулом, реакция на сигнал тревоги заставляет симпатическую нервную систему бороться со стрессором или избегать его (например, повышение частоты сердечных сокращений, температуры, уровня адреналина и глюкозы). Затем реакция сопротивления запускает физиологические системы с реакцией борьбы или бегства на стрессор, возвращая систему в гомеостаз, уменьшая вред или, в более общем смысле, приспосабливая стрессор, что может привести к адаптивным заболеваниям, таким как лишение сна, психическое заболевание, гипертония. , или болезнь сердца.Таким образом, наряду с ранним осмыслением стресса как физиологической реакции, родились и ранние исследования совладания. Еще в 1932 году Уолтер Кэннон описал понятие саморегуляции в своей работе « Мудрость тела».

    Стресс как стимул

    Теория стресса как стимула была представлена ​​в 1960-х годах и рассматривала стресс как значимое жизненное событие или изменение, требующее реакции, приспособления или адаптации. Холмс и Рэй (1967) создали шкалу оценки социальной адаптации (SRRS), состоящую из 42 жизненных событий, оцененных в соответствии с предполагаемой степенью адаптации, которую они будут требовать от человека, переживающего их (например,g., брак, развод, переезд, смена или потеря работы, потеря любимого человека). Холмс и Рэй предположили, что стресс является независимой переменной в уравнении борьбы со стрессом и здоровьем — причиной переживания, а не самим переживанием. Хотя между оценками по шкале SRRS и заболеванием были выявлены некоторые корреляции (Rahe, Mahan, & Arthur, 1970; Johnson & Sarason, 1979), существовали проблемы с теорией стресса как стимула. Стресс, как предполагает теория стимулов:

    1. Изменения по своей природе вызывают стресс.
    2. Жизненные события требуют одинакового уровня адаптации среди населения.
    3. Существует общий порог адаптации, за которым наступит болезнь.

    Рэй и Холмс изначально рассматривали человека как пассивного реципиента стресса, не играющего никакой роли в определении степени, интенсивности или валентности стрессора. Позже Рахе ввел концепцию интерпретации в свое исследование (Rahe & Arthur, 1978), предположив, что изменение или жизненное событие можно интерпретировать как положительный или отрицательный опыт на основе когнитивных и эмоциональных факторов.Однако модель стресса как стимула по-прежнему игнорировала важные переменные, такие как предыдущее обучение, окружающая среда, сети поддержки, личность и жизненный опыт.

    Стресс как операция

    Пытаясь объяснить стресс как более динамичный процесс, Ричард Лазарус разработал трансакционную теорию стресса и совладания (TTSC) (Lazarus, 1966; Lazarus & Folkman, 1984), которая представляет стресс как продукт трансакции. между человеком (включая несколько систем: когнитивные, физиологические, эмоциональные, психологические, неврологические) и его или ее сложным окружением .Стресс как транзакция был представлен с наибольшим влиянием, когда доктор Сьюзан Кобаса впервые использовала концепцию жизнестойкости (Кобаса, 1979). Выносливость — это набор характеристик личности, который отличает людей, которые остаются здоровыми в условиях жизненного стресса, от тех, у кого возникают проблемы со здоровьем. В конце 1970-х годов концепция выносливости была развита Сальваторе Мадди, Кобаса и их аспирантами в Чикагском университете (Кобаса, 1982; Кобаса и Мадди, 1981; Кобаса, Мадди и Кан, 1982; Кобаса, Мадди. , Пуччетти и Зола, 1985; Мадди и Кобаса, 1984).У выносливости есть некоторые заметные сходства с другими личностными конструкциями в психологии, включая локус контроля (Роттер, 1966), чувство согласованности (Антоновский, 1987), самоэффективность (Бандура, 1997) и диспозиционный оптимизм (Scheier & Carver, 1985). , все это будет обсуждаться в следующем разделе. Исследователи ввели несколько переменных в модель стресса как транзакции, расширив и классифицировав различные факторы, чтобы учесть сложные системы, участвующие в переживании стрессора (Werner, 1993).Характер стресса описывался по-разному: острый, эпизодический или периодический и хронический. Возникли различные типы стрессоров, такие как событие, ситуация, сигнал и условие, которые затем попали в категории, основанные на локусе контроля, предсказуемости, тоне, воздействии и продолжительности. На рис. 16.4 показаны теории стресса как реакции, стимула и транзакции.

    Рис. 16.4. Теории стресса как реакции, стимула и транзакции.

    В своей книге Психологический стресс и процесс преодоления (1966) Лазарус представил элегантную интеграцию предыдущих исследований стресса, здоровья и преодоления стресса, в которых оценка стрессора человеком ставилась в центр стрессового опыта.То, как человек оценивает фактор стресса, определяет, как он или она справляется с фактором стресса или реагирует на него. Независимо от того, воспринимается ли стрессор как дискомфорт, влияет множество личных и контекстных факторов, включая способности, навыки и способности, ограничения, ресурсы и нормы (Mechanic, 1978). Лазарус и Фолкман (1984) далее раскрыли концепцию интерпретации в своей модели оценки стресса, которая включает в себя первичный, вторичный и повторный компоненты (см. Рисунок 16.5, «Трансактная теория стресса и совладания»). Первичная оценка включает определение того, представляет ли стрессор угрозу . Вторичная оценка включает индивидуальную оценку ресурсов или стратегий выживания, имеющихся в его или ее распоряжении для устранения любых предполагаемых угроз . Процесс переоценки продолжается и включает постоянную переоценку как природы фактора стресса, так и ресурсов, доступных для реагирования на фактор стресса.

    Рисунок 16.5. Транзакционная теория стресса и преодоления трудностей, Дж. Валинга.

    Как справиться со стрессом

    Есть много способов, с помощью которых люди пытаются справиться со стрессовыми факторами и переживаниями стресса в своей жизни. Множество публикаций, как популярных, так и академических, превозносит практику управления стрессом, и ей посвящены целые отрасли. Существует множество методов, которые помогут людям справиться со стрессами, которые приносит жизнь. Некоторые из методов, перечисленных на Рисунке 16.6, «Методы управления стрессом», временно вызывают более низкий, чем обычно, уровень стресса, чтобы компенсировать вовлеченные биологические ткани; другие сталкиваются со стрессором на более высоком уровне абстракции.Методы управления стрессом являются более общими и варьируются от когнитивных (внимательность, когнитивная терапия, медитация) до физических (йога, искусство, естественная медицина, глубокое дыхание) до экологических (посещение спа-салонов, музыка, домашние животные, природа).

    Рисунок 16.6. Методы управления стрессом [подробное описание]

    Преодоление стресса , , как описано такими исследователями, как Лазарус и Фолкман, подразумевает более конкретный процесс когнитивной оценки, чтобы определить, считает ли человек, что у него есть ресурсы эффективно реагировать на вызовы стрессора или изменения (Folkman & Lazarus, 1988; Lazarus & Folkman, 1987).В оценочной литературе реакция или процесс совладания объясняется в терминах проблемно-ориентированного или эмоционально-ориентированного совладания (Folkman & Lazarus, 1980; Lazarus & Folkman, 1984), также называемых активными и пассивными стилями совладания (Jex , Bliese, Buzzell, & Primeau, 2001). Также существуют подходы и стиля избегания. Существуют меры совладания, включающие напористость или отстраненность (Аншель, 1996; Аншель и Вайнберг, 1999; Рот и Коэн, 1986).Столкнувшись с проблемой, человек в первую очередь оценивает ее как угрожающую или не угрожающую, а во вторую очередь с точки зрения того, есть ли у него или нее ресурсы для эффективного реагирования или решения проблемы. Если человек не верит, что он или она способен ответить на вызов, или чувствует недостаток контроля, он или она, скорее всего, обратятся к эмоционально-ориентированной реакции совладания, такой как принятие желаемого за действительное (например, я хочу, чтобы я может изменить то, что происходит или как я себя чувствую), дистанцирование (например,g., я постараюсь все это забыть) или подчеркнуть положительное (например, я просто буду искать серебряную подкладку) (Lazarus & Folkman, 1987). Если у человека есть ресурсы, чтобы справиться с проблемой, он или она обычно разовьет ориентированный на проблему ответ, такой как анализ (например, я пытаюсь проанализировать проблему, чтобы лучше понять ее; я составляю план действий и вслед за ним). Теоретически и эмпирически показано, что вторичная оценка человека затем определяет стратегии выживания (Lazarus & Folkman, 1987).Стратегии преодоления различаются от позитивного мышления до отрицания (см. Рис. 16.7, «Реестр COPE») и измеряются и проверяются с использованием различных инструментов и шкал, таких как инвентарь COPE (Carver, Scheier, & Weintraub, 1989).

    Рисунок 16.7 Инвентаризация COPE. Шкала инвентаризации COPE методов выживания. [Длинное описание]

    Направление исследований: стресс и игра в футбол

    Валинга (2008) в своей работе с университетской футбольной командой, которая претерпевала несколько стрессовых изменений в дополнение к обычным факторам стресса производительности, недавно разработала модель оценки, предположив, что переоценка, более конкретно, включает повторение процесса первичной-вторичной аттестации. .Как только человек определяет, что фактор стресса действительно представляет собой угрозу, и во вторую очередь оценивает ресурсы как недостающие, он или она в первую очередь оценивает вторичную оценку. Другими словами, человек определяет, действительно ли нехватка ресурсов представляет собой какую-то угрозу. Если не считать, что нехватка ресурсов не представляет угрозы, у человека гораздо больше шансов найти творческие решения для первоначального стрессора и, следовательно, эффективно справиться с ним. Но если нехватка ресурсов рассматривается как угроза, тогда человек, как правило, сосредотачивается на поиске ресурсов, а не на устранении первоначального стрессора, и приходит к неэффективным стратегиям выживания, ориентированным на контроль.

    В случае университетских футболистов некоторые исходные факторы стресса были определены как «особенно сложный или значительный противник», «дождливые условия», «холод», «отсутствие связи с тренером» или «негативное отношение к игре». . » Типичные стратегии совладания, ориентированные на эмоции или контроль, включали «работать усерднее» и «впитывать это», а также избегание или пассивность. Одна из игроков, которая боролась с размером своего соперника, чувствовала, что она не могла контролировать тот факт, что ее противник был выше, и, таким образом, «обыграла ее до голов.Она объяснила, как она «просто исчезнет, ​​когда мы играем с этой командой… станет пассивной и просто отойдет на второй план». Ее реакция совладания означала подшкалу отстранения по шкале, ориентированной на эмоции, и когда ее спросили о степени ее удовлетворенности выбранным путем реакции, она ответила, что она «несчастна, но не видит другой альтернативы». Однако в целом команда и несколько ключевых лидеров высказывали альтернативные стратегии выживания, которые не учитывались в транзакционной теории стресса и совладания.В то время как несколько членов команды имели отрицательную вторичную оценку, полагая, что им не хватает ресурсов, необходимых для работы с изменениями, произошедшими с командой, во время интервью стало очевидно, что такое бессилие, как ожидалось, привело не только к на эмоционально-ориентированное совладание, такое как защита, обвинение или отстраненность; Признанное отсутствие контроля часто приводило к способности двигаться дальше и эффективно решать проблемы перемен.

    Многие члены команды считали, что «достижение дна» объясняет их успешную трансформацию, действуя как своего рода «спусковой крючок» или «перезапуск» и позволяя им получить большую ясность в отношении своих целей, а также стратегий для достижения этих целей.Вместо того, чтобы сосредотачиваться на усилении контроля или контролировании самого барьера или угрозы, толерантный человек принимает барьер как реальность и принимает отсутствие контроля как реальность. Теперь этот человек может уделить внимание и определить проблемы, которые создает барьер на пути к достижению ее целей. Например, вратарь сосредоточился не на том, чтобы сожалеть или обвинять себя в пропущенном броске, и даже не на том, чтобы в следующий раз стараться изо всех сил, а вместо этого сосредоточился на проблемах, которые представлял для нее сложный бросок, и на том, как она могла бы разрешить неожиданное вращение мяча.Столкнувшись с дождливыми условиями, терпимый игрок сосредотачивался не на том, чтобы отрицать или проталкивать дождь, а на проблемах, которые дождь создает для нее, и на том, как решить возникающую в результате недостаточный контроль мяча или условия скользкого поля:

    • «Я полагаю, что вращение мяча было вне моего контроля, но я имел полный контроль с точки зрения адаптации к нему».
    • «Я не контролировал то, что мой соперник делал с мячом или мог сделать, чтобы не выиграть мяч, но я контролировал, чтобы убедиться, что я не нырнул в захват, я задержал проверку чтобы мы могли вернуть цифры и избежать контратаки.”
    • «Я пошел вперед, хотя, вероятно, мне не следовало этого делать, и я оставил наших защитников в меньшинстве в спине, поэтому я убедился, что выиграл мяч, чтобы мы не столкнулись с 3-на-2».
    • «Несмотря на свою усталость, я решил лучше решать, когда брать на себя обязательства, и убедился, что общаюсь, когда мне нужна помощь, чтобы мой противник не оторвался».
    • «Свет в моих глазах был вне моего контроля, но я мог контролировать свое внимание к мячу и свою позицию».
    • «Я не контролировал то, что они были быстрыми; Я контролировал свое позиционирование и принятие решений.”

    Расширяя теорию стресса и совладания, здесь выдвигается гипотеза, что, когда человек осознает, что ему или ей не хватает ресурсов для управления угрозой, воспринимаемое отсутствие контроля, и не обязательно беспокойство, становится новой проблемой и фокусом. точка. Если человек по какой-либо причине считает предполагаемое отсутствие контроля угрожающим или проблематичным, это гипотетически заставит его или ее зациклиться на увеличении ресурсов для управления угрозой (ориентированное на контроль совладание) и будет препятствовать любой реакции на конкретную ситуацию. угрозы, которые порождает сам вызов.Если, с другой стороны, человек соглашается с отсутствием контроля, считая отсутствие ресурсов доброй реальностью, он или она сможет сместить акцент на проблемы, которые создает эта угроза, и рассмотреть варианты решения и достижения цели. (проблемно-ориентированное копирование). Копирование, сфокусированное на контроле, кажется более обобщенной конструкцией для объяснения неспособности человека сосредоточиться на рассматриваемой проблеме. Модель готовности предлагает, чтобы процесс оценки продолжал циклически проходить через первичную и вторичную фазы, чтобы определить реакцию человека на преодоление трудностей (т.е., первичная оценка = Это угроза ?; вторичная оценка = Есть ли у меня ресурсы, чтобы изменить или контролировать угрозу ?; в противном случае мы снова оказываемся на первичной оценке = Является ли мое отсутствие контроля угрозой?), и именно этот циклический процесс оценки предлагает рычаги для облегчения эффективного преодоления трудностей.

    Понятия, связанные со стрессом, включают локус контроля (Роттер, 1966), чувство согласованности (Антоновский, 1987), самоэффективность (Бандура, 1997) и рост, связанный со стрессом (Scheier & Carver, 1985).Роттер утверждал, что человек с внутренним локусом контроля считает, что их достижения и результаты определяются их собственными решениями и усилиями. Если им это не удается, они считают, что это происходит из-за их собственных усилий. Принимая во внимание, что человек с внешним локусом контроля считает, что достижения и результаты определяются судьбой, удачей или другим . Если человеку не удается добиться успеха, он или она считает, что это связано с внешними силами, неподконтрольными этому человеку.Аарон Антоновский (1987) определил чувство согласованности как:

    глобальная ориентация, которая выражает степень, в которой человек имеет всепроникающее, устойчивое, хотя и динамическое чувство уверенности в том, что (1) стимулы, исходящие из внутренней и внешней среды в ходе жизни, структурированы, предсказуемы и объяснимы; (2) ресурсы доступны для удовлетворения требований, предъявляемых этими стимулами; и (3) эти требования — вызовы, достойные инвестиций и участия (стр.19).

    Самоэффективность часто путают с уверенностью в себе, но на самом деле уверенность — это всего лишь один из многих факторов, составляющих сильное чувство собственной эффективности. Альберт Бандура (1997) определил самоэффективности как степень или силу веры в собственные способности выполнять задачи и достигать целей . Уверенность в себе — это мера черты (качество, которое создается с течением времени), тогда как самоэффективность — это мера состояния (способность, проявленная в определенный момент времени и относящаяся к конкретной задаче). Рост, связанный со стрессом или процветание — это диспозиционная реакция на стресс, которая позволяет человеку видеть возможности для роста, а не угрозу или ослабление . Спрейцер и его коллеги (2005) предложили предварительное определение процветающего как «психологического состояния, в котором люди испытывают как чувство жизненной силы, так и чувство обучения на работе» (стр. 538). Карвер (1998) описал процветание как «улучшение после невзгод» (стр. 247). Есть много примеров того, как люди превосходили предыдущие показатели, когда сталкивались с особенно стрессовыми сценариями, демонстрируя повышенный рост и силу перед лицом невзгод.

    Как справиться и здоровье

    Способность к процветанию, устойчивости или росту, связанному со стрессом, была связана с улучшением показателей здоровья. Например, основываясь на работе Карвера о диспозиционном оптимизме и благополучии, Шепперд, Марото и Пберт (1996) в своем продольном исследовании кардиологических пациентов обнаружили, что оптимизм предсказывает успех в изменении состояния здоровья, связанном с более низким риском сердечных заболеваний. Оптимизм в значительной степени и напрямую коррелировал с улучшением показателей здоровья, включая снижение уровня насыщенных жиров, жировых отложений и глобального коронарного риска, и положительно ассоциировался с успехом в повышении аэробной способности.Биллингс и его коллеги (2000) показали, что совладание оказывает положительное и отрицательное влияние на мужчин, ухаживающих за больными СПИДом. Социальная поддержка предсказывала усиление положительного аффекта, которое, в свою очередь, было связано с меньшим количеством физических симптомов. Однако избегание совладания было связано с усилением негативного аффекта, которое было связано с большим количеством физических симптомов.

    Направление исследований: как справиться с меланомой

    Пожалуй, самые драматические из исследований по преодолению стресса были проведены Fawzy и его коллегами (Fawzy, Cousins, Fawzy, Kemeny, & Morton, 1990; Fawzy, Kemeny, et al., 1990; Fawzy и др., 1993; Fawzy & Fawzy, 1994), которые проводили специальные вмешательства, связанные с навыками совладания с пациентами с меланомой. В течение шестинедельной структурированной программы участники испытали множество компонентов программы, включая санитарное просвещение, психологическую поддержку, решение проблем и обучение управлению стрессом. В краткосрочной перспективе экспериментальные субъекты с большей вероятностью использовали совладание с активным поведением, чем контрольная группа, а также имели более положительный эффект. Различия в иммунном функционировании были очевидны между двумя группами при шестимесячной оценке.В частности, у экспериментальных субъектов был больший процент крупных гранулярных лимфоцитов, больше NK-клеток и лучшая цитотоксичность NK. Хотя стратегии совладания не были напрямую связаны с изменениями иммунных клеток, они коррелировали с аффектом, который, в свою очередь, был связан с функционированием иммунной системы. Исследования подтвердили гипотезу о том, что эффекты совладания с биомедицинскими результатами могут быть опосредованы аффектом. При пятилетнем наблюдении умерла треть контрольной группы по сравнению с менее чем 10% экспериментальной группы.Более длительная выживаемость была связана с более активным копингом на исходном уровне.

    Ключевые выводы

    • Стресс понимается по-разному: как реакция, как стимул и как транзакция.
    • Стресс как реакция рассматривает стресс как физиологически зависимую переменную.
    • Стресс как стимул рассматривает стресс как жизненное событие или изменение, которое действует как независимая переменная.
    • Стресс как транзакция учитывает множество личных, социальных и экологических факторов, которые играют роль в определении природы, степени и воздействия стрессового опыта.
    • Существует множество методов управления стрессом, вытекающих из множества теоретических выводов и философий.
    • Преодоление стресса может быть процессом на основе черты или состояния — врожденным качеством или способностью, приобретенным навыком или способностью.
    • От того, как люди оценивают фактор стресса, зависит, как они будут пытаться справиться с ним.
    • Оценка зависит от множества человеческих, социальных и экологических факторов.
    • Концепции, связанные с совладанием, включают оптимизм, процветание, выносливость, локус контроля и самоэффективность — все качества и способности, которые могут повлиять на стратегии выживания, которые человек выбирает для применения к стрессору.

    Упражнения и критическое мышление

    1. Поразмышляйте о недавнем эмоциональном или физиологическом стрессе, который вы считали угрожающим или негативным. Какие социальные, экологические и личные факторы повлияли на вашу оценку фактора стресса? Ссылаясь на список пунктов выживания в инвентаре COPE, какие типы стратегий выживания вы применяли?
    2. Представьте себе стрессовую ситуацию, с которой, по вашему мнению, вы успешно справились. Можете ли вы определить, какие стратегии выживания вы использовали? Можете ли вы определить, смогли ли вы развиваться благодаря этому опыту? Какие факторы способствовали вашему положительному исходу?
    3. Какие важные жизненные события вы пережили? Можете ли вы определить различия в вашей оценке этих событий? Как вы справились с этими событиями?

    Список литературы

    Аншель, М.Х. (1996). Стили преодоления трудностей у конкурентоспособных спортсменов-подростков. Журнал социальной психологии, 136, 311-323.

    Аншель, M.H. И Вайнберг, Р. (1999). Пересмотр навыков совладания баскетбольными судьями после стрессовых событий: последствия для вмешательств. Journal of Sport Behavior, 22, 144-161.

    Антоновский А. (1987). Раскрывая тайну здоровья: как люди справляются со стрессом и остаются здоровыми . Сан-Франциско: Джосси Басс.

    Бандура, А. (1997, ). Самоэффективность: осуществление контроля. Нью-Йорк: Фриман.

    Биллингс, Д. У., Фолкман, С., Акри, М., и Московиц, Дж. Т. (2000). Как справиться и физическое здоровье во время ухода: роли положительного и отрицательного воздействия. Журнал личности и социальной психологии, 79 , 131–142.

    Карвер, С. С. (1998). Устойчивость и процветание: проблемы, модели и связи. Журнал социальных проблем, 54 , 245–266.

    Карвер, К.С., Шайер, М. Ф., и Вайнтрауб, Дж. К. (1989). Оценка стратегий выживания: теоретически обоснованный подход . Журнал личности и социальной психологии, 56 , 267–283.

    Кэннон, У. Б. (1932). Мудрость тела. Нью-Йорк: W.W. Нортон.

    Fawzy, F., & Fawzy, N. (1994). Психообразовательные вмешательства и результаты для здоровья. В R. Glaser и J. K. Kiecolt-Glaser (Eds.). Справочник по стрессу и иммунитету человека (стр. 365–402).Сан-Диего: Academic Press.

    Фаузи, Ф. И., Фаузи, Н. В., Хён, К., Элашофф, Р., Гатри, Д., Фэйи, Дж. Л., и Морон, Д. Л. (1993). Злокачественная меланома: влияние на раннее структурированное психиатрическое вмешательство, копинг и аффективное состояние на рецидив и выживаемость через шесть лет. Архив общей психиатрии, 50 , 681–689.

    Фаузи, Ф. И., Казинс, Н., Фози, Н. В., Кемени, М., и Мортон, Д. И. (1990). Структурированное психиатрическое вмешательство для онкологических больных: I.Изменения со временем в методах совладания с аффективными расстройствами. Архив общей психиатрии, 47 , 720–725.

    Фаузи, Ф. И., Кемени, М., Фаузи, Н. В., Элашофф, Р., Мортон, Д., Казинс, Н., и Фэйи, Дж. Л. (1990). Структурированное психиатрическое вмешательство для онкологических больных: II. Изменения со временем в иммунологических показателях. Архив общей психиатрии, 47 , 729–235.

    Folkman, S. & Lazarus, R.S. (1980). Анализ выживания в выборке населения среднего возраста. Журнал здоровья и социального поведения, 21 (3), 219-239.

    Фолкман С., Лазарь Р. С. (1988). Справиться как посредник эмоций. Журнал личной и социальной психологии ,. 54, 466-75.

    Холмс Т. и Рахе Р. (1967). Рейтинговая шкала социальной перестройки. Journal of Psychosomatic Research, 12, (4), p. 213–233.

    Jex, S.M., Bliese, P.D., Buzzell, S., & Primeau. Дж. (2001). Влияние самоэффективности на отношения стрессор-напряжение: стиль преодоления как объяснительный механизм. Журнал прикладной психологии 86 (3), 401.

    Джонсон, Дж. Х. и Сарасон, И. Г. (1979). Переменные-модераторы в исследовании жизненного стресса. В I. Sarason & C. Spielberger (Eds.), Stress an d беспокойство, 6, 151–167.

    Кобаса, С. К. (1979). Стрессовые жизненные события, личность и здоровье — исследование выносливости. Журнал личности и социальной психологии, 37 (1), 1–11.

    Кобаса, С. К. (1982). Выносливая личность: к социальной психологии стресса и здоровья.В Г. Сандерс и Дж. Сулс (редакторы), Социальная психология здоровья и болезней (стр. 3-32). Хиллсдейл, Нью-Джерси: Эрлбаум.

    Кобаса, С. К., Мадди, С. Р., и Курингтон, С. (1981). Личность и конституция как посредники в отношениях стресса и болезни. Журнал здоровья и социального поведения 22 (4), 368–378.

    Кобаса, С. К., Мадди, С. Р., и Кан, С. (1982). Выносливость и здоровье: перспективное исследование. Журнал личности и социальной психологии 42 (1), 168–177.

    Кобаса С.С., Мадди С.Р., Пуччетти М.С. и Зола М.А. (1985). Эффективность выносливости, физических упражнений и социальной поддержки как средств против болезней. Журнал психосоматических исследований 29 (5), 525–533.

    Лазарус Р. С. (1966). Психологический стресс и процесс преодоления. Нью-Йорк, Нью-Йорк: Макгроу-Хилл.

    Лазарус Р. С. (1999). Стресс и эмоции: новый синтез. Нью-Йорк: Спрингер.

    Лазарус Р. С., Фолкман С.(1984). Стресс, оценка и преодоление . Нью-Йорк: Спрингер.

    Lazarus, R. S., & Folkman, S. (1987). Теория транзакций и исследования эмоций и совладания. Европейский журнал личности, 1, 141–169 .

    Мадди, С. Р., и Кобаса, С. К. (1984). Упорный руководитель: здоровье в стрессе . Хоумвуд, Иллинойс: Доу Джонс-Ирвин.

    Механик, Д. (1978). Студенты в стрессе: исследование по социальной психологии адаптации .Мэдисон: Висконсинский университет Press.

    Рахе Р. Х. и Артур Р. Дж. (1978). Изучение изменений жизни и болезней: история прошлого и направления на будущее. Journal of Human Stress, 4, 3–15.

    Рахе Р. Х., Махан Дж. Л. и Артур Р. Дж. (1970). Прогнозирование изменений здоровья в ближайшем будущем на основе предшествующих жизненных изменений субъектов. Журнал психосоматических исследований, 14 (4), 401–6.

    Рот, С., и Коэн, Л.Дж. (1986). Подход, избегание и преодоление стресса. Американский психолог, 41 , 813-819.

    Роттер, Дж. Б. (1966) Обобщенные ожидания для внутреннего и внешнего контроля подкрепления. Психологические монографии, 80 Сандерс, Г.С. и Сулс, Дж. (Ред.), Социальная психология здоровья и болезней (стр. 1-25).

    Шайер, М. Ф., и Карвер, С. С. (1985). Оптимизм, преодоление трудностей и здоровье — оценка и значение обобщенных ожидаемых результатов. Психология здоровья, 4 (3), 219–247.

    Селье, Х. (1956). Жизненный стресс . Нью-Йорк: Макгроу Хилл.

    Селье, Х. (1983). Понятие стресса: прошлое, настоящее и будущее. В C.L. Купер (ред.). Исследование стресса: проблемы восьмидесятых. Нью-Йорк: Джон Вили.

    Шепперд, Дж. А., Марото, Дж. Дж., И Пберт, Л. А. (1996). Диспозиционный оптимизм как предиктор изменений здоровья кардиологических больных. Журнал исследований личности 30 , 517–534.

    Спрейцер, Г., Сатклифф, К., Даттон, Дж., Соненшейн, С. и Грант, А. (2005). Социально укоренившаяся модель успеха на работе. Организация науки 16 (5): 537-549.

    Валинга, Дж. (2008). Готовность к изменениям: роль оценки, фокуса и предполагаемого контроля. Журнал прикладной поведенческой науки, 44 (3), 315–347.

    Вернер, E.E. (1993). Риск, устойчивость и восстановление: перспективы продольного исследования Кауаи. Развитие и психопатология, 5 , 503-515.

    Авторство изображений

    Рисунок 16.3: Схема модели синдрома общей адаптации Дэвида Г. Майерса (http://commons.wikimedia.org/wiki/File:General_Adaptation_Syndrome.jpg), используемой в CC-BY 3.0 (http: // creativecommons.org/licenses/by/3.0/deed.en).

    Рисунок 16.4: Дж. Валинга.

    Рисунок 16.5: Дж. Валинга.

    Рисунок 16.6: Дж. Валинга.

    Рисунок 16.7: Адаптировано Дж.Валинга от Карвера, Шайера и Вайнтрауба, 1989.

    Длинные описания

    Рисунок 16.6, подробное описание: Методы управления стрессом.
    Когнитивный Физическое Экология Другое
    • Терапия
    • Хобби
    • Медитация
    • Внимательность
    • Планирование
    • Чтение
    • Управление временем
    • Художественное выражение
    • Глубокое дыхание
    • Натуральная медицина
    • Физическая нагрузка
    • Релаксация
    • Йога
    • Музыка
    • Природа
    • Домашние животные
    • Посещений спа
    • Разрешение конфликтов
    • Молитва

    [Вернуться к рисунку 16.6]
    Рисунок 16.7, подробное описание: COPE Инвентарная шкала методов выживания

    • положительная реинтерпретация и рост
    • умственное отстранение
    • сосредоточение и выход эмоций
    • использование инструментальной социальной поддержки
    • активный колпачок
    • отказ
    • колпачок религиозный
    • юмор
    • поведенческое разъединение
    • ограничение
    • Использование эмоциональной социальной поддержки
    • употребление психоактивных веществ
    • акцепт
    • подавление конкурирующей деятельности
    • планирование

    [Вернуться к рисунку 16.7]

    Что такое стресс-менеджмент? — Определение и преимущества — Видео и стенограмма урока

    Преимущества управления стрессом

    Уже говорилось, что стресс вызывает умственное и физическое напряжение, напряжение и даже болезнь. Это может повлиять на все сферы нашей жизни. Вот некоторые примеры проблем со здоровьем, которые может вызвать стресс:

    На приведенной ниже схеме также показано, каким образом стресс влияет на различные аспекты нашей личности:

    Это несколько способов, которыми стресс влияет на разные аспекты нашей жизни.

    Управление стрессом полезно для снижения артериального давления, сердечных заболеваний, проблем с пищеварением и многих других физических недугов. Это также помогает улучшить сон, психическое здоровье, познавательные способности и либидо. Просто есть слишком много преимуществ, чтобы перечислить их все. Понятно, почему управление стрессом так важно. А теперь давайте узнаем несколько советов по управлению стрессом.

    Измените стрессовую ситуацию

    Первое, что вам нужно учитывать при возникновении краткосрочной или долгосрочной стрессовой ситуации, это: «Могу ли я изменить ситуацию, чтобы она больше не вызывала у меня стресс?» Если в вашей жизни есть человек, который постоянно относится к вам негативно и критически, можете ли вы дистанцироваться от этого человека? Если вы выполняете эту работу, можете ли вы начать искать новую работу или получить другую должность? Есть цитата известного духовного лидера Экхарта Толле: «Когда вы жалуетесь, вы делаете себя жертвой.Выйдите из ситуации, измените ситуацию или примите ее. Все остальное — безумие ».

    Методы управления стрессом

    Есть много способов уменьшить стресс в вашей жизни: от упражнений до ведения дневника и медитации. Давайте рассмотрим некоторые из наиболее распространенных форм управления стрессом, включая физические, умственные, социальные, интеллектуальные и экологические методы.

    Физический

    Вы можете использовать различные физические методы. Одно из них — йога. В Интернете есть много видео об этом упражнении по растяжке и укреплению тела.Вы можете начать свой день с 15 минут занятий йогой, чтобы снять напряжение в теле и очистить разум.

    Утренняя пробежка или другие упражнения для сердечно-сосудистой системы могут помочь высвободить гормоны счастья, эндорфины, в вашу систему и могут помочь предотвратить чувство стресса в течение дня.

    Другой вариант — прогрессивное расслабление мышц. Для этого нужно начинать с пальцев ног и двигаться вверх ко лбу, напрягая одну часть тела в течение пяти-десяти секунд, а затем расслабляя или расслабляя.

    Вы также можете улучшить свое питание, чтобы справиться со стрессом. Кортизол, гормон, выделяемый при стрессе, заставляет людей тянуть к сахару и продуктам с высоким содержанием углеводов. Высокий уровень сахара в организме может вызвать перепады настроения и энергетический сбой после кайфа. Богатые витаминами диеты с овощами и фруктами могут регулировать гормоны, настроение и уровень стресса. Получение достаточного количества витаминного комплекса B помогает людям чувствовать себя бодрыми, что также снижает уровень стресса.

    Наконец, массаж может снять мышечное напряжение, вызванное стрессом, в то время как достаточный сон дает организму достаточно времени для восстановления и омоложения каждую ночь.

    Психология

    Давайте теперь рассмотрим некоторые умственные приемы управления стрессом. Первый из них — медитация. Это требует, чтобы вы практиковали состояние «без ума» или состояние ума без мышления или с минимальным мышлением. Полезно сесть в удобном положении, возможно, скрестив ноги, и сосредоточить внимание на дыхании, на повторяющейся фразе, например: «Я расслаблен».

    Управляемая визуализация — еще одна техника. Закройте глаза и подумайте обо всех деталях, особенно о пяти чувствах, одного из ваших любимых мест отдыха, таких как пляж, горы или лес, и представьте, что вы там.

    Вы также можете использовать глубокое дыхание. Сделайте два счета вдоха через нос и два счета через рот. При этом сосредоточьтесь на своем дыхании.

    Также полезно полностью присутствовать. Избавьтесь от чувства вины и сожаления о прошлом, а также от беспокойства и беспокойства о будущем. Полюбуйтесь видами, запахами, звуками и красотой вашего нынешнего окружения, как никогда раньше.

    Последний мысленный прием — слушать расслабляющую музыку, чтобы успокоить свой ум.

    Социальные сети

    Есть пара социальных приемов, которые можно попробовать, включая социализацию и смех. Разговор с семьей и друзьями может стать источником поддержки, одобрения и смеха. С другой стороны, смех может высвобождать в мозг нейротрансмиттеры хорошего самочувствия, такие как эндорфины. Это также заставляет кислород поступать в вашу систему и насыщать ваши органы. Смех также повышает кровяное давление, но только временно, а затем быстро падает, создавая чувство глубокого расслабления и удовлетворения.

    Интеллектуальный

    Два интеллектуальных метода — это творческая деятельность или хобби и ведение дневника. Погружение в творческое занятие или хобби поможет отвлечься от забот и поднять самооценку. С другой стороны, ведение дневника позволяет вам записать на бумагу свой стресс и невысказанные чувства, прежде чем вы ложитесь спать.

    Окружающая среда

    Наконец, попробуйте некоторые методы защиты окружающей среды, чтобы справиться со стрессом, например, используйте группы консультирования или поддержки и волонтерство.Группы консультирования или поддержки предоставляют возможность поговорить с кем-то, кто понимает ваши заботы, и являются здоровым способом уменьшить стресс. Волонтерская работа позволяет вам помогать обездоленным или нуждающимся. Это поможет вам увидеть ваши проблемы в перспективе и снизить стресс.

    Как видите, существует множество методов управления стрессом, которые могут уменьшить стресс, беспокойство и напряжение в жизни.

    Итоги урока

    Давайте рассмотрим. Стресс — это психическое напряжение, вызванное тяжелыми, тяжелыми или обременительными обстоятельствами.При неправильном управлении стресс может привести к различным проблемам со здоровьем, включая болезни сердца, депрессию, проблемы с дыханием и диабет. Управление стрессом заключается в изменении вашей жизни, если вы находитесь в постоянной стрессовой ситуации, предотвращении стресса с помощью самообслуживания и расслабления, а также в управлении вашей реакцией на стрессовые ситуации, когда они действительно возникают. Управление стрессом может помочь снизить кровяное давление и соматические заболевания, а также улучшить познавательные способности. Есть много методов управления стрессом, которые можно попробовать, включая физические, умственные, социальные, интеллектуальные методы и методы, связанные с окружающей средой.Некоторые из них включают йогу, здоровое питание, упражнения, массаж, медитацию, глубокое дыхание, хобби, социализацию, ведение дневника, волонтерскую работу и группы консультирования.

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *