Структура внутреннего мира человека: Структура внутреннего мира человека

Содержание

Внутренний мир человека: понятие, структура, особенности

Что такое внутренний мир человека?

Внутренний мир человека — это комплекс из мироощущения, образованности, общественных взглядов, перечня способностей и отношения к морали отдельной личности. Данный термин объединяет субъективное восприятие человеком окружающей его действительности, включая и различные реакции личности на обстоятельства окружающего мира. По этой причине внутренний мир любого человека уникален и индивидуален, он включает в себя не только ряд природных и наследственных способностей, но и обширную совокупность личных убеждений, увлечений, принципов, ценностей, установок и суждений.

Внутренний мир формируется на протяжении всей человеческой жизни и основан на чертах характера и личностных качествах, является отображением его жизненного опыта. В некотором смысле внутренний мир представляет собой своеобразное отражение внешнего мира, но он не способен становится его точной копией (в противном случае внутренний мир всех жителей Земли был бы похож друг на друга как две капли воды). Напротив, он отличается крайней субъективностью и отражает окружающую реальность сквозь набор уникальных для каждого из нас фильтров.

Из чего состоит внутренний мир человека?

В целом, структура внутреннего мира очень индивидуальна, что затрудняет ее описание. Разнообразные ситуации, в которых люди оказываются на протяжении жизни, в значительной степени влияет на формирование их внутреннего мира. Так, столкнувшись в ранние годы с проявлениями жестокости либо с другими травмирующими психику событиями, уже во взрослой жизни индивид начинает притягивать к себе неудачи и неприятности, обусловленные наличием у него фобий, неврозов, а также разнообразных личностных расстройств. И, наоборот, счастливое и беззаботное детство способно сформировать в подсознании личности своеобразную «подушку безопасности», оберегающую его в дальнейшем от излишних переживаний и негатива, без которых немыслимо течение жизни.

Структурно внутренний мир включает в себя несколько категорий. Он состоит из:

  • Эмоций, т.е. субъективных переживаний индивида (радости, стыда, страха, гнева и т.д.), возникающих у него вследствие различных жизненных ситуаций.
  • Чувств, представляющих собой эмоциональные состояния (дружба, любовь, тоска, восторг и др.), которые по временной продолжительности являются более длительными, нежели эмоции и отличаются от них ярко выраженным предметным характером.
  • Мировоззрения, объединяющего взгляды, представления и понятия человека об окружающем мире, благодаря которым личность ориентируется в объективной реальности и может адекватно оценивать происходящее вокруг.

Общая направленность и структура самой личности всегда определяется ее мировоззрением. Именно мировоззрение формирует привычки и склонности индивида, параллельно оказывая ключевое воздействие на характер человека и на его отношение к внешнему миру.

Особенности внутреннего мира

Для внутреннего мира характерно стремление к стабильному развитию и самостоятельной регуляции, его формирование происходит постепенно, по мере накопления личностью собственного жизненного опыта. Но

произошедшие во внутреннем мире изменения часто необратимы, поскольку любые, особенно значимые (в равной мере негативные и позитивные) события из жизни индивидуума оставляют в нем глубокий след, влияя на дальнейшую судьбу человека.

Нельзя не принимать во внимание воздействие, оказываемое внешним миром на внутренний, из-за чего последний может измениться даже в силу малозаметных, случайных обстоятельств. К примеру, потерявшему веру в людей индивиду часто достаточно незначительной помощи постороннего, чтобы изменить свои, казалось бы, устоявшиеся взгляды на жизнь.

Каким бывает внутренний мир?

Внутренний мир отличает предельное разнообразие, в нем есть место гармонии и противоречиям, низменному и возвышенному, богатому либо бедному в эмоциональном плане. Обычно психологи выделяют три главных разновидности внутреннего мира:

  • Первая разновидность описываемого понятия отличается положительным эмоциональным фоном и доброжелательным настроем, для нее характерны такие чувства как любовь, доброта, позитивное отношение к жизни, желание делиться своей энергетикой с окружающими. Индивид с подобным внутренним миром знаком с чувством счастья и удовлетворен своей жизнью, он ясно понимает, что ощущение счастья не зависит от внешних обстоятельств, а базируется на внутреннем мироощущении самого человека.
  • Второй тип внутреннего мира выражен в спектре негативных эмоций, в частности, в ненависти, озлобленности и скуке. Мир такой личности мрачен и пуст, он враждебен, либо, как минимум, холоден и равнодушен к окружающим. Обладающий подобным внутренним миром индивидуум винит всех в собственных бедах, не желая либо боясь найти их корни в самом себе.
  • Для внутренней вселенной третьего типа характерна непрекращающаяся борьба между эмоциями негативного и позитивного характера
    , что нередко приводит к развитию внутреннего конфликта. Причины указанных противоречий человек с подобной разновидностью внутреннего мира ищет и в самом себе, и в окружающей его реальности.

Как видно из вышеизложенного, внутренний мир личности тесно связан с обстоятельствами окружающей реальности. Он зеркально отражается в ней, в то время как реальность прямо влияет на его формирование.

Что значит «богатый внутренний мир»?

Имеющего богатый внутренний мир человека отличает ряд важных качеств:

  • он легко находит общий язык с окружающими и представляет собой интересного собеседника;
  • легко может аргументировать высказанное мнение;
  • отличается широким спектром разнообразных чувств;
  • не боится одиночества.

Такие личности способны ощущать многогранность присущих человеку эмоциональных переживаний, они могут распознавать и анализировать свои эмоции, грамотно распределяя их в зависимости от внешних проявлений. В отличие от них человек с бедной внутренней вселенной испытывает лишь ограниченное количество эмоций, к примеру, радость либо грусть, гнев либо безмятежность.

Значение внутреннего мира

Сложно переоценить ту роль, которую играет внутренний мир в жизни любого человека. Множество людей не видят связи между внутренним и внешним миром, что мешает им полноценно осознать причины их неудач и несчастий, находя корни постоянно возникающих проблем в себе. Человек волен самостоятельно выбирать, чем именно ему заполнить свой внутренний мир, поскольку он один является творцом, хозяином и созидателем собственной жизни и лишь от него по большому счету зависит его настроение и эмоциональное состояние.

Гармоничная и счастливая жизнь не приходит сама, она требует от человека постоянной работы над эмоциями, желаниями и мыслями. Только проделав такую работу, человек сможет сформировать позитивное восприятие окружающей реальности, взять под контроль свои мысли и чувства, начав постепенно развивать и обогащать собственный внутренний мир. Затем, научившись управлять своим внутренним состоянием, он сможет обрести счастье и чувство удовлетворенности от жизни.

Заключение

Богатый, эмоционально насыщенный и разносторонне развитый внутренний мир предоставляет его обладателю ряд важных преимуществ. Обогащением внутреннего мира может заняться любой человек, способный понять, принять и полюбить самого себя. А знающая себе цену личность непременно начнет заниматься самопознанием и самообразованием, развитием новых навыков, за которыми последуют новые эмоции и впечатления.

Важным моментом любого успешного дела является его завершенность, поэтому и дело развития внутреннего мира необходимо довести до логического окончания. Для этого потребуется победить лень и неуверенность в собственных силах, сосредоточившись на познании своей личности, ее способностях и потребностях.

Внутренний мир человека

Чем каждый из нас отличается от других? Казалось бы, все мы имеем одинаковое количество хромосом, каждый из нас испытывает как положительные, так и отрицательные эмоции. Так в чём же разница и за счёт чего между нами такими одинаковыми так часто возникают недопонимания, вот главный вопрос нашей статьи.

Внутренний мир личности – это психическая реальность человека, организованное содержание его психики, вмещающее в себе все аспекты сознательной духовной жизни индивида и его духовную энергию. Внутренний духовной мир – это первоначальное создание культурных ценностей и дальне их сохранение, распространение. Данное понятие является своего рода словестной метафорой определяющей виртуальную реальность, которая моделируется взаимодействием нейронов головного мозга.

Психология внутреннего мира человека

В современном мире душа — является синонимом внутреннего мира, хотя это не совсем так. Расширение и развитие духовного мира может происходить очень стремительно, в то время как душа может оставаться неизменной.

Структура душевного мира

Богатый внутренний мир личности формируется с помощью компонентов духовной структуры мира.

  1. Познание — нужда знать что — то о себе и о смысле своей жизни, своей роли в этом обществе и о том, что происходит вокруг нас. Именно это свойство нашего мышления и формирует нашу интеллектуальную платформу для дальнейшего развития, тренирует умение получать новую информацию на основе той, что уже была известна ранее.
  2. Эмоции – личностные переживания по поводу всего с нами происходящего, каких — то явлений или событий.
  3. Чувства — эмоциональные состояния, отличающиеся от эмоций большей стойкостью и продолжительностью по времени. Также чувства имеют ярко выражений предметный характер, другими словами особую направленность на что или кого либо.
  4. Мировоззрение – ключевой аспект в изучении внутреннего мира человека. Это совокупность взглядов на жизнь, ценностных ориентиров и моральных принципов как своих, так окружающих вас людей.

Мировоззрение играет значительную роль в судьбе человека, ведь именно благодаря ему мы имеем жизненные ориентиры и цели для практической деятельности. Оно также позволяет каждой женщине выделить для себя главные жизненные и культурные ценности. Развитие внутреннего мира происходит посредствам совершенствования всех его выше представленных составляющих. Не стоит также забывать, что развитие мировоззрения зависит от того жизненного пути который вы уже прошли, в то время как духовные аспекты познания можно формировать и расширять с момента осмысления себя как личности.

Гендерные различия душевной организации

Актуальной темой для обсуждения на сегодня является различие в построении внутреннего мира девушки и парня. Для женщин моральные ценности и мировоззрение партнёра играет куда более важную роль, нежели для мужчин. Сильный пол более ориентирован на восприятие внешних характеристик спутницы. Дамская душевная организация очень хрупка и нестабильна, независимо от того какими чертами характера она обладает. Для профилактики травм внутреннего мира, полученным вследствие конфликтов с мужчинами, женщинам следует помнить, что противоположный пол более поверхностно воспринимает нашу личность, поэтому всё происходящее не принимает так же «близко к сердцу» как и вы.

Главной проблемой внутреннего мира является то, что и до сегодня нам мало что известно о принципах его функционирования, так как инструментария для исследования мотивационно –волевой сферы нашей деятельности не существует. Возможно в будущем, такой аппарат будет изобретён, и мы сможем избавиться от нечестивых помыслов и негативных эмоций навсегда.

 

семантика, дискурс, прагматика — Научно-исследовательский портал Уральского федерального университета

Основная научная проблема проекта связана с разработкой принципиально нового комплексного подхода к изучению стратегии репрезентации внутреннего мира человека: эмоций, интеллекта, речи – с помощью разноуровневых единиц русского языка: лексических, грамматических и текстовых. Непосредственным объектом лингвистического рассмотрения в данном проекте избираются речемыслительная и эмоциональная деятельность человека как основополагающие константы его внутреннего мира. При этом комплексность подхода обусловливается не только выбором в качестве объекта исследования совокупности языковых и речевых единиц различного статуса и ранга, отображающих внутренний мир человека, но и многоаспектностью их рассмотрения, основанного на интеграции структурно-семантического, когнитивно-дискурсивного и прагматического подходов.
В соответствии с формулировкой основной научной проблемы заявители проекта планируют, во-первых, разработать интегрированную методологию подобного исследования, во-вторых, реализовать ее в конкретных исследованиях, посвященных выявлению тенденций (общих и специфических), отображения и выражения внутреннего мира в русской лексике, грамматике и дискурсе, в-третьих, описать и раскрыть выявленную разноуровневую систему средств с точки зрения особенностей репрезентации внутреннего мира человека, отображающихся в их семантической структуре, ментальной сущности и прагматическом потенциале, реализуемых в различных типах дискурсов, прежде всего, в литературно-художественном (прозаическом и поэтическом) и в конфликтном.
Таким образом, постановка проблемы в данном проекте говорит о его полипарадигмальности, непосредственной связи с разработкой проблем семантики: лексической, грамматической и текстовой; когнитологии: форматами знаний, отображающих ментальность русского человека, когнитивным моделированием представлений о внутреннем мире человека, выявлением ключевых концептов этой сферы; прагматики: исследованием механизмов речевого «самовыражения» и речевого воздействия в различных типах дискурса, специальным изучением конфликтного дискурса, напрямую связанного с эмоциями, интеллектом и ресью, в аспекте соотнесенности с определенным психологическим типом его участников, особенностями дискурсивного выражения внутреннего состояния человека, репрезентации в данном типе дискурса представлений об этических нормах и нормативных аномалиях. Вследствие этого в рамках проблемы исследования внутреннего мира человека особое внимание уделяется нормативным и регулятивным аспектам изучения эмоциональной, интеллектуальной и речевой сфер, воплощенных в языке, рассмотрению нормы, прежде всего этической, отображающей нравственные основы личности как семантико-когнитивного феномена, и созданию формализованных семантических критериев осмысления такого рода норм и аномалий применительно к конфликтной коммуникации.
Интегративная по содержанию цель проекта предполагает решение комплекса исследовательских задач, связанных с конкретизацией предмета изучения (внутреннего мира человека, рассматриваемого в трех ипостасях: эмоции, интеллект, речь), средств его репрезентации (лексика, грамматика, дискурс) и аспектов рассмотрения: структурно-семантического, когнитивно-дискурсивного и прагматического.
Вследствие этого исследование имеет интегративный характер и предполагает решение следующего комплекса крупных и частных задач: 1. Исследование механизма репрезентации знаний о внутреннем мире человека в семантике слова и классов слов, включающее интерпретацию категоризации внутреннего мира человека по данным идеографических словарей, интерпретацию механизма концептуализации эмоций, интеллекта и речи на основе анализа данных различных словарей концептов, выявление регулярных аспектов концептуализации ключевых концептов внутреннего мира, моделирование базовых ментальных структур денотативных сфер «Эмоции», «Интеллект», «Речь» с выделением комплекса когнитивных признаков, передающих знания разного формата: базовые понятия, ассоциативно-образные, национально-культурные представления, модально-оценочные смыслы, описание структуры концептосферы (макроструктуры), репрезентирующей образ эмоций, интеллекта и речи русского человека, проблемы интегративной концептуализации и пересекаемости ментальных пространств в сфере внутреннего мира человека, типы интегративных концептов, специфика их ментальной структуры.
2. Изучение механизма репрезентации знаний о внутреннем мире человека в литературно-художественном дискурсе, предполагающее разработку поэтической идеографии как метода реконструкции внутреннего мира личности поэта, выявление ключевых мотивов, эмотивных доминант текста, анализ композиционно-речевых форм репрезентации эмоциональной и интеллектуальной информации в тексте, категории текстовой модальности в соотнесенности с категорией речевых жанров как средства репрезентации эмоций.
3. Изучение прагматики слова в словаре, механизмов и средств прагматического воздействия в дискурсе, в том числе конфликтном дискурсе, включающее выявление прагматического потенциала русской лексики и грамматики, условия его реализации в дискурсе; теоретическое осмысление этической нормы как семантико-когнитивного феномена и создание формализованных семантических критериев осмысления этической нормы и этической аномалии применительно к конфликтной коммуникации; изучение конфликтной коммуникации в аспекте лингвистической экспертизы; установление диагностических критериев, позволяющих разграничить речевые интенции говорящего, реализованные в конфликтной коммуникации и воплощенные в высказываниях и текстах; разработку и совершенствование методов анализа информационных материалов, связанных с правонарушениями, обнаруживающимися в вербальных проявлениях; создание методик проведения экспертиз информационных материалов с целью обнаружения в них проявлений экстремизма, ксенофобии, речевой агрессии.
Обращение к комплексному изучению стратегии репрезентации внутреннего мира человека: эмоций, интеллекта, речи – в русском языке, обусловливает разработку нового подхода к описанию разноуровневых единиц русского языка: слов, предложений и текста, — основанного на интеграции структурно-семантического, когнитивно-дискурсивного и прагматического подходов. Таким образом, актуальность данного проекта связана с развитием теоретической семантики, когнитивной лингвистики, лингвокультурологии, прагматики. Научная новизна предлагаемого проекта содержится также в использовании разработанной интегративной методологии исследования на большом объеме исследуемого материала: лексике трех обширных классов слов, литературно-художественных текстах разных авторов, информационных материалах, представляющих конфликтный дискурс. Предлагаемый достаточно широкий подход к лингвистическому анализу внутреннего мира человека расширяет исследовательский вектор и позволяет показать взаимосвязь и взаимодействие этических норм и этических аномалий в широкой лингвистической перспективе: норма и аномалия как семантико-прагматические категории впервые рассматриваются применительно к проблемам конфликтной коммуникации и включаются в пространство юрислингвистического исследования.

Экспериментальное исследование внутреннего мира отдельно взятого человека

Важнейший факт, открытый психологами ХХ столетия, заключается в том, что все люди отличаются друг от друга и являются уникальными индивидуальностями.

Индивидуальность охватывает все многообразие человеческих качеств, включая как биологические, так и психологические особенности каждого отдельного человека. Особенно велики индивидуальные различия в субъектно-содержательных свойствах индивидуальности, относящихся к свойствам внутреннего мира человека: в системе ценностей, моральных установок, убеждений и т.д. (Русалов, 2006).

Очевидно также и то, что у каждого человека имеется целый ряд характеристик, которые являются общими для всех людей. Именно это обстоятельство, а также доступность методических приемов, выдвинули на первый план изучение этих общих характеристик. Средний, а точнее усредненный, обобщенный, абстрактный человек долгое время оставался основным предметом изучения дифференциальной психологии. Психологи исследовали, главным образом, индивидуальные различия, касающиеся таких психологических образований, как память, эмоции, интеллект, темперамент и т. д. на усредненном человеке, абстрагируясь от индивидуальных характеристик конкретного человека в их структурном сочетании. Обычная процедура изучения индивидуальных различий сводилась к тому, что те или иные свойства конкретного человека сопоставляются с гомологичными свойствами усредненного (универсального, нормативного) человека как представителя человечества. Однако, строго говоря, универсальных норм не существует. Дело в том, что создание универсальной общечеловеческой репрезентативной выборки, с которой можно было бы сравнивать психологические свойства любого конкретного человека и с теоретической, и с практической точки зрения является бессмысленным и нереализуемым делом. Такая выборка должна была бы включать представителей всех народов мира, всех континентов, всех профессий и т. д. В реальной жизни мы всегда имеем дело с групповыми нормами. Группы могут отличаться по социальному статусу, по уровню образования, по этническому происхождению, по полу, по гендеру, по возрасту, по профессии и т. д. и т. п. Использование групповых норм получило наибольшее распространено в дифференциальной психологии.

В результате сопоставления конкретного человека с той или иной группой мы определяем, насколько данный человек похож или не похож на других членов этой группы, насколько данный конкретный человек отличается (в ту или иную сторону) от набора качеств большинства членов сравниваемой группы. Однако очевидно, что при использовании групповых норм мы изучаем только групповые различия, в то время как истинные индивидуальные различия между конкретными людьми остаются вне поля исследования.

Уникальность человека долгие годы лишь декларировалась и была для экспериментальной психологии камнем преткновения. Предложение Штерна (Штерн, 1998) представить индивидуальность как «профиль», как вертикальный срез свойств на шкалах, отражающих групповые нормы, на первый взгляд представляется удачным выходом из положения. В действительности же, такое понимание индивидуальности, наоборот, только усложняет проблему. Совершенно очевидно, что каждая индивидуальность, будучи уникальной, тысячами особенностей отличается от абстрактного человека и не сводится к сумме (или профилю) этих отличий.

Номотетический подход, доминирующий в современной дифференциальной психологии, принципиально не решает проблему уникальности индивидуальности человека, поскольку вместо истинной индивидуальности здесь фиксируется косвенная абстрактно-статистическая индивидуальность. Действительно, один и тот же конкретный человек при таком подходе может иметь много «индивидуальностей» (т. е. много профилей), в зависимости от тех конкретных популяций, с которыми он сравнивается.

Конечно, любой человек обладает многими характеристиками, свойственными человеческому роду в целом и представителям его конкретной социокультурной группы в частности, но это лишь малая доля того, что представляет собой на самом деле реальный конкретный человек. Мы можем ошибочно заявить, что конкретный человек как таковой – это всего лишь комбинация отклонений от нормы, которые и объясняют уникальность его поведения. Каждый конкретный человек – это микрокосмос, уникальное устойчивое сплетение (структура) индивидуальных свойств с огромными возможностями развития и совершенствования (Оллпорт, 2002). Каждый человек как индивидуальность – это единая система, а не совокупность описаний через универсальные и групповые нормы.

Попытки гуманистической и психоаналитической психологии проникнуть во внутренний мир отдельного человека сыграли важную роль в познании глубоких, внутренних психологических характеристик отдельно взятого человека: его мироощущения, отношения к миру и к себе, нравственных установок, смыслов и целей жизни и т. д. Но эти попытки позволили лишь сформулировать проблему индивидуальности. Изучение индивидуальности здесь не соответствует, во-первых, общепринятым нормам научного познания, и, во-вторых, простое описательное наблюдение за поведением конкретного человека не раскрывает закономерностей организации его внутренних психологических свойств. Живого конкретного человека невозможно постичь с помощью простого, пусть даже и длительного, наблюдения. В связи с этим возникает острая необходимость разработки теоретических концепций и экспериментальных методов, которые позволили бы понять структуру внутренних свойств индивидуальности человека.

За последние годы нам удалость разработать несколько таких концепций и методов. Мы используем термин «идиодинамика, идиодинамическая структура». Под этим термином Розенцвейг понимал устойчивую внутреннюю структуру индивидуальности, и поэтому мы, вслед за Розенцвейгом, называем свой экспериментальный подход «идиодинамическим» (Rozenzweig, 1958). Для объективной оценки внутренней, идиодинамической структуры индивидуальности человека нами разработана специальная концепция «имплицитной самоидентификации» (Русалов, 2010). Мы полагаем, что у каждого человека, у каждой индивидуальности имеются не только сознательные (эксплицитные, открытые), но и бессознательные, «теневые», смутно или плохо осознаваемые или совсем неосознаваемые психические структуры (Юнг, 1994).

Мы предполагаем, что имплицитные характеристики могут выступать «наружу» более отчетливо в специальных экспериментальных ситуациях, например в конфликтных ситуациях, когда человек испытывает затруднения в рациональных, логических объяснениях своего поведения. Для выявления и измерения «идиодинамической» структуры психологических свойств внутри индивидуальности мы использовали «метод парных сравнений» (Крылов, 2000). Разработанный нами компьютерный вариант данного метода с параллельным измерением времени реакции позволяет свести к минимуму «нежелательные» влияния социальной желательности, поскольку в процессе эксперимента человек сосредоточен преимущественно на собственном внутреннем психическом мире.

Суть нашего метода заключалась в следующем. Испытуемый должен сравнивать на экране компьютера, используя курсор мыши, две пары психологических свойств, относящихся к высшему внутреннему миру индивидуальности человека. Метод позволяет исследовать любые свойства – будь то нравственные установки или идеологические предпочтения и т.д. Испытуемый, по инструкции, должен выбирать из пары предъявленных свойств (например, жизненных ценностей) ту ценность, которая для него в настоящее время более выражена. Свойства предъявляются парами в случайном порядке. Одна пара следует за другой, и так до тех пор, пока не будет исчерпан весь список и каждое свойство не будет сопоставлено со всеми остальными. В наших исследованиях в списках свойств содержалось, как правило, 20 позиций, и испытуемому приходилось осуществлять 190 сравнений (выборов).

Экспериментальная ситуация вынужденного парного сравнения (операцию сравнения по инструкции нужно проводить как можно точнее и одновременно как можно быстрее) вынуждает испытуемого обращаться к скрытым, бессознательным, имплицитным слоям психики. Например, испытуемому необходимо сравнить, какая жизненная ценность у него более выражена в настоящее время: семья или здоровье? Очевидно, что в такой экспериментальной ситуации человек испытывает явные затруднения и не способен строго логически обосновать свой выбор и, как следствие, вынужден прибегнуть к неосознаваемым или смутно осознаваемым имплицитным уровням своего сознания.

После многочисленных выборов (сравнений) специальная компьютерная программа выстраивает иерархизированную, упорядоченную пирамиду исследуемых свойств у каждого конкретного человека. Программа фиксирует порядок (перечень) исследуемых свойств внутреннего мира по иерархии, учитывая количество выборов конкретного свойства и усредненное время выбора каждого из них. Следует подчеркнуть, что у всех испытуемых без исключения мы наблюдали в той или иной степени некоторое нарушение пирамиды, или «линейности», «логичности» выборов, что свидетельствовало о так называемой «неэвклидовости» организации свойств внутреннего мира человека. Факт «неэвклидовости», хорошо описанный В. Ю. Крыловым (Крылов, 2000), указывает на то, что мы действительно имели дело с иррациональными, имплицитными формами человеческого поведения. Для восстановления «линейности пирамиды» в случае равного числа выборов для разных свойств мы использовали усредненное время выбора. Более короткое время выбора свидетельствовало, по нашему мнению, о более быстрой и более уверенной обработке информации в сознании испытуемого, что позволяло нам приписать данному свойству более высокий ранг по сравнению с другими свойствами.

Списки исследуемых свойств внутреннего мира человека не закрыты, они могут увеличиваться или уменьшаться в зависимости от конкретных задач исследования. С целью проверки стабильности «идиодинамической» структуры внутренних свойств у каждого отдельного человека мы провели специальные повторные исследования с интервалом 3–4 недели. В исследовании приняло участие более 100 человек. Тест-ретестовый коэффициент корреляции, отражающий временную надежность (устойчивость) идиодинамических свойств у каждого исследуемого человека, во всех случаях превышал 0,75. Высокие коэффициенты свидетельствуют о надежности разработанного нами метода (Русалов, 2010).

Выявленные устойчивые «пирамиды» внутренних свойств у каждого отдельно взятого человека являются уникальными по своей последовательности (структуре) и представляют собой целостные неделимые системные признаки. Очевидно, что, будучи уникальными, данные наборы системных признаков («пирамиды» признаков) не могут быть усреднены с гомологичными признаками других людей. Однако нам представляется вполне корректным сравнивать свойства «пирамиды» одного человека со свойствами «пирамиды» другого человека. Например, у одного человека ценность «семья» стоит на первом месте, ценность «дети» – на пятом месте. У другого человека ценность «семья» – на шестом месте, а «дети» – на 10 месте. У третьего человека «семья» стоит на 10 месте, а «дети» – на 15 месте и т. д.

Таким образом, нам удалось в рамках идиографического подхода разработать надежный экспериментальный компьютерный метод парных сравнений, позволяющий исследовать закономерности организации психических свойств внутреннего мира отдельно взятого человека.

«Модель мира человека, формирующая коммуникативные взаимодействия»

1. Введение

Известно, что последние шаги в достижении цели бывают самыми трудными: сейчас особенно хорошо это заметно на результатах разработки интеллектуальных приложений, в том числе лингвистических, таких как распознавание и синтез речи, анализ текстов, автоматического перевода. Улучшение качества работы этих систем требует все больше усилий, и дается чрезвычайно сложно.

Проблемы, возникающие перед разработчиками этих систем в настоящий момент кажутся непреодолимыми исключительно из-за того, что разработчики пытаются оперировать внешними формами представления языков, не пытаясь понять способы их внутреннего представления. Попытки решения этих проблем предпринимались исключительно лингвистическими методами, и до настоящего времени не увенчались успехом [1, 304 с.]. Возможно это говорит о том, что для решения этих вопросов необходимо выйти за рамки лингвистики, то есть о привлечении мультидисциплинарного подхода.

Одним из таких направлений, которые могут помочь в исследовании чисто лингвистических явлений, является анализ обработки информации мозгом человека. Ни у кого не возникает сомнений в том, что наиболее эффективной системой для интерпретации речи является человек.

Нейроинформатика позволяет понять, как мозг человека анализирует и синтезирует информацию в процессе коммуникации. При этом анализируется не только речевая, но и визуальная (и других модальностей тоже) информация, равно как в процессе коммуникации синтезируется речевая, мимическая и жестовая информация, а также используется информация о позе, и многое другое. Это значит, что вся эта информация, в совокупности участвующая в процессе анализа и синтеза в мозге человека, интегрируется и представляется как единое целое в виде моделей мира,  которыми и оперируют коммуниканты. В такой постановке понимание при коммуникации может рассматриваться как успешная проекция на модель мира, а передача информации – как многомодальная экспликация фрагмента модели мира для передачи реципиенту, в том числе – в виде текстового (устного или письменного) сообщения.

Проблема анализа процесса формирования и использования модели мира человеком включает в себя: (1) задачу понимания работы клеточного субстрата – мозга человека – в процессе формирования когнитивной сети, опосредующей информационную семантическую сеть – модель мира, в которой участвуют колонки коры больших полушарий и ламели гиппокампа; (2) задачу формирования семантической сети, включающей формирование базовых словарей образов событий разной модальности, разной сложности, разной частоты встречаемости, и правил их объединения в ситуации; (3) задачу понимания того, как осуществляется взаимодействие внешнего мира в виде сообщения (встречного текста – по Н.Н. Леонтьевой) с этой моделью мира. Необходимо понять, как формируется множество словарей образов событий внешнего мира разной сложности, разных модальностей. Необходимо понять, как эти образы событий объединяются в более сложные представления. Необходимо понять, как синтезируется сообщение на основе модели мира, и как оно проецируется на модель мира в процессе понимания (при анализе). То есть надо понять, почему модель мира является тем внутренним языком, который опосредует формы существования внешних – естественных – языков.

Для понимания этих процессов приходится привлекать информацию самых разных областей знаний: анатомия и физиология мозга, математика, лингвистика – это не полный перечень предметных областей, которые участвуют в описании рассматриваемого предмета.

2. Биологические основы нейроинформатики

Специфическая обработка информации осуществляется двумя основными органами мозга человека: корой полушарий большого мозга и гиппокампом. В колонках коры формируются иерархии образов событий внешнего и внутреннего мира человека разных модальностей. В ламелях гиппокампа эти образы объединяются в представления о целых ситуациях, их содержащих.

Этим информационным процессам обработки специфической информации подлежат процессы в системе обработки неспецифической информации – в ретикулярной формации и таламусе. Энергетическая система поддерживает процессы обработки специфической информации. Она формирует фокус внимания. Она усиливает важные в данный момент процессы в ущерб другим.

2.1. Кора полушарий большого мозга

Специфическая информация от сенсорных органов различных модальностей обрабатывается и хранится в колонках коры полушарий большого мозга.  Эта информация поступает в кору в виде последовательностей специфических для каждой модальности кодов по специфическим таламическим волокнам, но обрабатывается единообразно. Управление колонками осуществляется по неспецифическим таламическим волокнам через горизонтальные клетки. Пучки пирамидных нейронов третьего слоя коры, являющихся электронекомпактными нейронами [2, 109 с.], осуществляют структурную ассоциативную обработку входного потока информации. Они моделируют многомерное пространство, в котором входные информационные потоки преобразуются в траектории [3, 212 с.], разбивающиеся на фрагменты, соответствующие повторяющимся входным событиям разной частоты встречаемости (разной сложности). В корковом конце анализаторов каждой модальности формируются иерархии представлений образов – множество словарей образов событий от простейших до сложных, элементы которых оказываются связанными друг с другом ассоциативно в силу их принадлежности исходно общим исходным ситуациям, а также в силу подобия их кодов.

Образы событий, которые хранятся в колонках коры, обобщают представления об этих событиях, объединяя различные варианты представлений этих событий по ассоциации: общие части образов хранятся как единое представление, отличающиеся детали запоминаются независимо столько, сколько их есть, и там, где они имеются. То есть их моделирующая семантическая сеть представляет собой объединение множества графов отдельных событий, ветвящихся только в случае различия представляемой информации.

Отдельные образы этого представления не появляются в нашем мире независимо друг от друга. Они всегда являются элементами некоторых ситуаций, которые сегментирует во входном сенсорном потоке человек. Поэтому, представление ситуаций также важно, как и представление отдельных событий. Это представление формируется в ламелях гиппокампа.

2.2. Гиппокамп

В ламелях гиппокампа формируется другой, чем в колонке, тип представлений внешнего и внутреннего мира человека. В отличие от образов событий, хранящихся в колонках коры, в ламелях гиппокампа представлены ссылки на образы событий, хранящиеся в колонках коры, в их взаимосвязях в рамках конкретных ситуаций [4, 388 с.]. В одной ламели хранится информация об одной ситуации. Однако, если ситуации похожи, то в ламели может храниться образ этих ситуаций в виде общего ядра и различающихся частей, представленных независимо друг от друга.

Гиппокамп используется также для переупорядочения информации в коре в соответствии с вновь поступающими образами событий. С его помощью происходит перевзвешивание образов событий, что позволяет адекватно учитывать новую информацию наряду со старой в модели мира.

2.3. Неспецифическая система

Неспецифическая система, включающая ретикулярную формацию и таламус, осуществляет выявление наиболее существенной (на разных уровнях представления – ретикулярная формация – на нижних уровнях, таламус – на уровне представления в коре) для организма информации, и ее усиливает на фоне остальных процессов [5, с. 715-722].

Таламус является переключающей станцией на пути потоков информации из одних отделов коры в другие. Передача через таламус специфической информации сопровождается неспецифическими воздействиями таламуса на соответствующие отделы коры.

3. Структурная обработка информации в колонках коры больших полушарий

Кортикоморфная ассоциативная память (естественная нейронная сеть) является тем субстратом, на котором реализуются все творческие способности человека (как следствие формируемых в ней когнитивных информационных сетей) [2, 109 с.]. Поэтому рассмотрение архитектуры, свойств, функциональности ассоциативной памяти человека является естественным способом найти наилучшие решения для смыслового анализа информации.

3.1.  Колонка коры – прототип кортикоморфной ассоциативной памяти

Под ассоциативной памятью, как и в традиционном смысле, понимается память, адресуемая по содержанию. Имеются три отличия (одно из них – внутреннее, два других –  внешние), которые делают кортикоморфную ассоциативную память непохожей на имеющиеся микроэлектронные реализации ассоциативной памяти [6]. Внутреннее отличие заключается в нечеткости сравнения: ячейка ассоциативной памяти откликается не только на свой код, но и на похожие (по некоторой мере) коды, если этого требует задание.

Внешние отличия касаются ее эффективного применения: это не просто среда для хранения с быстрым доступом, но и средство для формирования иерархической системы кластеров образов, составляющих модель мира, а также переранжирования (с точки зрения степени важности) контента этих кластеров в зависимости от контекста их употребления.

В мозге человека имеются две структуры, ответственные за ассоциативную обработку и хранение информации, реализующие эти два процесса. В колонках коры больших полушарий головного мозга формируются и хранятся иерархии словарей образов событий, появляющихся на входах сенсорных систем. Гиппокамп является структурой, которая участвует в процессе запоминания, хранения и переранжирования этих образов.

Сенсорная информация поступает в кору после различных преобразований в периферии сенсорных органов в виде матрицы последовательностей, из которых каждая (информационная последовательность) поступает в определенную колонку соответствующего уровня (нейронных переключений от входа) и соответствующей модальности [2, 109 с.].

В колонках коры выявляется повторяемость событий во входных последовательностях, которая позволяет сформировать иерархию словарей этих событий разной частоты встречаемости (разной степени сложности).

Колонка коры формируется в основном пирамидными нейронами третьего слоя, которые, будучи электронекомпактными нейронами, учитывают временную структуру информации во входных последовательностях. Они являются корреляторами [3, 212 с.] с нечетким сравнением, которые, будучи обучены на свой фрагмент входной последовательности (адрес), в дальнейшем реагируют на этот адрес либо строго, либо (при понижении порога чувствительности в результате внешнего управления от таламуса – в зависимости от режима функционирования: глобализация, локализация) учитывая искажения входной последовательности. Эти адреса пирамидных нейронов являются координатами точек в многомерном пространстве, т.е. колонки коры моделируют фрагменты многомерного пространства, в которое отображаются в виде последовательностей сработавших нейронов (траекторий) входные информационные последовательности.

Таким образом, ассоциативную память можно рассматривать как модель колонки коры, состоящей из множества нейроподобных элементов с временной суммацией сигналов [2, 109 с.]. Эти нейроподобные элементы реагируют каждый на свой n-членный фрагмент входной последовательности (адрес) и обладают пластичностью (способны запоминать число срабатываний). Необходимо помнить, что они могут менять значения своих порогов возбуждения под влиянием управляющего воздействия, таким образом демонстрируя в той или иной степени нечеткость сравнения.

Множество таких нейроподобных элементов обладает следующим свойством ассоциативной структурной обработки информации: оно реализует преобразование информационной последовательности в многомерное сигнальное пространство, где возможно выявление внутренней структуры отображаемой в него информации – словарей событий разной частоты встречаемости, а также связей этих событий во входной информации.

Сенсорные органы человека представляют собой матрицы чувствительных элементов, в той или иной степени сохраняющие топологию входной информации в процессе ее обработки: мембрана улитки внутреннего уха, сетчатка глаза, поверхность кожи и подобные. Каждый чувствительный элемент или каждая их группа, объединяющая  несколько чувствительных элементов, формируют потоки информации, которые по соответствующим нервным волокнам поступают в кору, где послойно параллельно обрабатываются. Сложность предварительной обработки в разных сенсорах у человека различна. Наиболее простой является обработка информации от поверхности кожи, сложнее – обработка слуховой информации, еще сложнее – обработка зрительной информации в сетчатке. Предмет работы в данном случае не касается предварительного анализа сенсорной информации на периферии, хотя эта обработка очень непроста. Все, что в данный момент важно знать, это то, что сенсорные потоки – это множество информационных последовательностей, параллельно поступающих в кору по волокнам, составляющим соответствующие чувствительные нервы.

Приходящая на сенсорные входы информация после обработки поступает далее на вход параллельного многослойного нейрокомпьютера, на каждом из слоев которого происходит преобразование сигналов. Подробно преобразование сигналов в процессе анализа (с формированием поуровневых словарей) описано ниже.

Таких слоев десятка полтора-два: со входа на первичные проекционные поля, с первичных проекционных полей – на вторичные, с них – на третичные проекционные поля. Далее – после того как информация разных модальностей объединяется на входе в теменную кору – переключения с поля на поле в теменной коре. До этих пор информация подвергается анализу (см. ниже) с формированием поуровневых словарей сначала в каждой модальности отдельно, затем – в теменной коре – поуровневые словари формируются уже для потока многомодальной информации.

Далее процесс разветвляется. Происходит формирование представления во фронтальной коре через моторную и премоторную кору. Но также (в процессе управления, под воздействием этого представления) происходит развертывание управляющей последовательности в моторной коре с передачей информации через ядра спинного мозга к мускулатуре.

Как говорилось выше, колонка коры (точнее, множество пирамидных нейронов третьего слоя коры, осуществляющих основную обработку информации в колонке) моделирует адресами своих нейронов фрагменты многомерного сигнального пространства. Формализм обработки информации в колонках коры сводится [2, 109 с.] к преобразованию входной информационной последовательности A = (…a_1, a0, a1,…, ai,…) в траекторию Â в многомерном пространстве Rn с помощью ассоциативного преобразования Fn:

Fn: A → Â, Fn(A) = Â, (3.1)

Ассоциативное преобразование Fn позволяет сформировать траекторию в n-мерном сигнальном пространстве, координаты точек которой задаются n-членными фрагментами исходной бинарной последовательности. Оно является основой для структурной обработки информации, поскольку обладает свойством ассоциативности обращения к точкам траектории  по n-членному фрагменту последовательности A: любые n символов исходной последовательности A адресуют нас к соответствующей точке траектории Â. Ассоциативность преобразования (3.1) позволяет сохранить топологию структуры преобразуемой информации: одинаковые фрагменты входной последовательности преобразуются в один и тот же фрагмент траектории, разные – в разные фрагменты траектории.

В общем случае входная последовательность A может содержать повторяющиеся n-членные фрагменты, что приводит к возникновению точек самопересечения траектории.

Механизм памяти, чувствительный к числу прохождений заданной вершины в заданном направлении, является инструментом для анализа входной последовательности с точки зрения повторяющихся ее частей, поскольку одинаковые фрагменты последовательности отображаются преобразованием Fn в одну и ту же часть траектории. Механизм памяти, таким образом, позволяет сформировать словарь подпоследовательностей Bj ⊂ Ak, входящих во входную последовательность как множество подпоследовательностей, соответствующее множеству повторяющихся фрагментов траектории .

Сформированный словарь может быть использован для детектирования старой информации в потоке новой. В результате формируется синтаксическая последовательность C, содержащая только новую по отношению к данному уровню информацию, которая становится входной для следующего уровня. На следующем уровне, подобно описанному выше, из множества синтаксических последовательностей {C} может быть сформирован словарь  и множество синтаксических последовательностей следующего уровня {E}. Такой стандартный элемент многоуровневой иерархической структуры может быть использован для многоуровневой структурной обработки информации.

3.2. Формирование в сенсорных отделах коры представлений до семантического уровня включительно. Семантическая сеть

Описанное выше представление соответствует обработке человеком любых квази-текстов. Корпус квази-текстов (любых сенсорных модальностей) подвергается статистическому анализу, в результате которого выявляются его словарные компоненты разных уровней.

На первом уровне обработки – назовем его условно морфологическим — формируется словарь морфологического уровня {Bi}1, характеризующий наиболее часто встречающиеся единицы квази-текста. На следующием — лексическом уровне — представлены словари основ квази-слов, квази-словоформ и сочетаний квази-слов {Bi}2. На синтаксическом уровне – словарь синтаксем, представляющих собой флективную структуру синтаксических квази-групп с выколотыми основами квази-слов {Bi}3. И, наконец, словарь попарной сочетаемости квази-корневых основ {Bi}4 — на семантическом уровне.

Словарь попарной сочетаемости основ квази-слов является семантической сетью, поскольку пары слов объединяются своими одинаковыми словами. При этом формируется направленный граф, в котором цепочки могут иметь ветвления. Последующее переранжирование завершает процесс построения семантической сети, когда от частотного портрета квази-текста мы переходим к его смысловому портрету (со взвешенными вершинами и связями).

Определение 3.1. Под семантической сетью N понимается множество несимметричных пар событий {<cicj>}, где ci и cj – события, связанные между собой отношением ассоциативности (совместной встречаемости в некоторой ситуации):

В данном случае отношение ассоциативности несимметрично: <cicj> ≠ <cjci>.

Определение 3.2. Семантическая сеть, описанная таким образом, может быть представлена как множество так называемых звездочек {<ci>cj>>}:

 N ≈ {zi}= {<ci>cj>>}  (3.3)

 

Определение 3.3. Под звездочкой <ci>cj>> понимается конструкция, включающая главное событие ci, связанное с множеством событий-ассоциантов cj, которые являются семантическими признаками главного события, отстоящими от главного события на одну связь. Связи направлены от главного события к событиям-ассоциантам.

Все сказанное относится к когнитивной семантической сети, т.е. семантической сети, формируемой на нейронной сети как на субстрате [2, 109 с.]. Отчужденная от субстрата когнитивная семантическая сеть остается той же ассоциативной сетью, которая представлена в определениях 3.1-3.3. В этом случае множество событий <ci> – это индекс (квази-слов квази-словаря) квази-текста (в том числе и обычного текста), а сеть — ассоциативная сеть, построенная на этом индексе.

Наряду с механизмами формирования ассоциативных (однородных семантических) сетей, в том числе, формирования словарей образов событий различной частоты встречаемости, а также выявления связей между этими образами во входной информации, очень важно знать ранг вершин семантической сети, для чего необходим механизм переранжирования весовых характеристик, выявленных на предыдущем этапе образов событий. Этот механизм подобен Хопфилдоподобному алгоритму перевзвешивания понятий в гиппокампе [9, с. 995-1006].

3.3. Обработка информации в ламелях гиппокампа

Кроме коры больших полушарий другой структурой мозга, существенно важной для формирования семантической сети, является гиппокамп. Ламели гиппокампа (сечения, ортогональные к длинной оси гиппокампа) ответственны за хранение информации о связях образов событий, хранящихся в колонках коры, в рамках целых ситуаций. Пирамидные нейроны поля СА3 p-ой ламели гиппокампа формируют искусственную нейронную сеть Хопфилда [7, 995-1006], весовые характеристики которой хранят информацию об объединении образов событий, хранящихся в колонках коры, относящихся к конкретной ситуации, в рамках этой ситуации.

(3.4)

Знак крышки  над соответствующими событиями в (3.4) отсутствует потому, что в ламелях гиппокампа в сеть объединяются не элементы словарей – фрагменты траекторий в многомерном пространстве, а их квази-текстовые эквиваленты – элементы их индексов.

Ламели гиппокампа получают информацию от колонок коры, причем и здесь работает ассоциативный принцип обращения к информации. Весь поток информации, поступающий в гиппокамп через переключения из коры, приходит одновременно на все ламели гиппокампа. Но откликаются на этот поток только те ламели, которые содержат информацию о событиях, образы которых присутствуют во входном потоке. Отклик тем больше, чем ассоциация сильней и чем больше вес образов событий в колонках коры.

На каждой итерации взаимодействия коры и гиппокампа поле СА1 гиппокампа (как конкурентная сеть) формирует отклик только одной (или заданного количества) ламели гиппокампа – наиболее близкой к входной ситуации.

Но на этом дело не кончается: в результате отклика текущей ламели в коре в колонке, инициировавшей процесс, происходит дообучение (в результате так называемой долговременной потенциации [4, 388 с.]). И на следующей итерации ассоциативная проекция той же ситуации на ламели гиппокампа оказывается измененной из-за этого дообучения, и следующий отклик ламелей изменяется.

А поскольку поле СА3 гиппокампа работает в виде громадной автоассоциативной рекуррентной памяти по всей его длине и ширине, множество отдельных моделей ситуаций Np, которые хранятся в ламелях p, совместно с образами событий, хранящимися в колонках коры, формируют единую семантическую сеть N на многомодальной модели мира, хранящейся в колонках коры.

(3.5)

При этом важна не дифференцировка хранимых образов, это обеспечивается в коре, а контекстуальные пространственно-временные связи образов в рамках целых ситуаций.

При формировании в колонках коры фрагментов сети на основе большого корпуса квази-текстов, каковыми являются все входные последовательности всех модальностей, получаются некоторые весовые характеристики wi образов событий ci. При этом частота их встречаемости приближается к их смысловому весу. При анализе малых по объему квази-текстов, каковыми являются отдельные ситуации, частота встречаемости уже не характеризует важности образа события.

По аналогии с перевзвешиванием образов событий в коре под воздействием результатов обработки информации в гиппокампе разумно каким-то образом менять весовые характеристики образов событий ассоциативной сети с учетом их связей с соседними вершинами сети. При таком переранжировании на каждой итерации образы событий, связанные с образами, имеющими большой вес, должны свой вес увеличивать. Другие события должны равномерно терять свой вес.

Сформированное первоначально статистическое представление квази-текста – сеть образов событий с их связями (в виде частоты встречаемости событий и связей между ними) – переранжируется, что позволяет перейти от частотного портрета квази-текста к ассоциативной сети ключевых образов событий квази-текста (сети с рангами этих событий – их смысловыми весами):

(3.7)

здесь  — функция, нормирующая на среднее значение энергии всех вершин сети ; zi – частота встречаемости i-го слова в тексте, zij – частота совместной встречаемости i-го и j-го слов в фрагментах текста; t – номер итерации. Полученная числовая характеристика слов – их смысловой вес – характеризует степень их важности в тексте.

4. Модель мира человека

Описанное выше представление в колонках коры можно считать моделью мира. В силу ассоциативной близости разных образов событий это представление, хоть и виртуально, является однородной семантической (ассоциативной) сетью. Вершины этой сети – образы событий – моделируют мир (статически). Они (эти образы) все одновременно присутствуют в этом представлении. Связи между ними ассоциативные. Элементы отдельных иерархических модальных представлений поуровнево связаны между собой.

Модель мира у человека делится на три взаимосвязанные части: языковую и две многомодальные. Эти три части модели мира работают как единое целое. Образы этих частей связаны между собой по ассоциации: называя слово «стол» мы представляем себе стол, как он выглядит, какой он гладкий, и т.д. Видя стол, мы представляем себе слово «стол», ощущаем гладкость поверхности его крышки. В совокупности все образы событий этой модели образуют единую ассоциативную сеть, естественно когнитивную (мы не знаем, как при этом объединяются отдельные нейроны различных областей коры для формирования этого представления у конкретного человека). И эта сеть, конечно, виртуальна: неспецифическая система включает одни ее части в ответ на конкретную сенсорику, и, в соответствии с конкретными специфическими процессами обработки информации, в ущерб другим, в конкретные моменты времени.

4.1. Модель мира как объединение словарей образов событий разного уровня разных модальностей

Рассмотрим формирование с помощью описанных механизмов представления о мире в терминах одной модальности. Рассмотрим иерархическую структуру словарей образов событий мира, где на каждом уровне имеется множество словарей образов событий, связанных с образами событий следующего уровня по типу каждый с каждым. В каждом подсловаре  i — слово в подсловаре, j — номер подсловаря на уровне, k — номер уровня, а m — номер модальности.

События внешнего (и внутреннего) мира, отображающиеся сенсорами в иерархическую структуру данной (m-й) сенсорной модальности, формируют в этой иерархической структуре иерархию словарей, слова которых оказываются связанными между собой синтаксическими последовательностями данного уровня. При этом синтаксические последовательности, сформированные в процессе обработки предыдущего уровня, являются исходными для формирования словарей следующего уровня. Эта иерархия словарей является моделью мира в терминах m-й модальности.

Модель мира данной модальности представляет собой объединение слов словарей . На верхнем (K-м) уровне в нем объединяются все слова  словаря (подсловарей) верхнего уровня, а на всех более низких уровнях в него включаются (в соответствующие места – по ассоциативному принципу) слова  словарей нижних уровней:

(4.1)

Здесь [∪] – операция объединения. Это включение аналогично логическому сложению последовательности, соответствующей слову словаря нижнего уровня, с синтаксической последовательностью (вложению слова словаря в соответствующую купюру синтаксической последовательности).

Объединив несколько иерархических структур, соответствующих разным сенсорным модальностям со сформированными на них модальными моделями мира , мы получим многомодальную модель мира:

(4.2)

4.2. Модель мира. Языковой и многомодальные компоненты

Модель мира человека представляет собой совокупность модальных компонентов, которые являются множеством образов ситуаций, хранящихся в ламелях гиппокампа.

Однако существует более точно очерченная функциональность многомодальных компонентов модели мира, которая связана с латерализацией полушарий, зависящей от представительства в коре речевых функций: в доминантном (левом у правшей) полушарии под воздействием социума формируется лингвистическая модель мира  (4.1) в терминах естественного языка.

Таким образом, в субдоминантном (правом у правшей) полушарии локализован многомодальный образный компонент модели мира  (4.2), а в доминантном (соответственно, левом у правшей) полушарии – локализованы многомодальный схематический  (4.2) и лингвистический  (4.1) компоненты модели. Такое распределение не случайно: в связи с наличием в левом полушарии лингвистической модели мира  социум через язык, как сегментирующую функцию, влияет на формирование левополушарного многомодального компонента . А образный компонент правого полушария  формируется под воздействием индивидуальной истории развития конкретного индивидуума (конечно, используя знания левополушарного компонента). При этом схематические образы событий левополушарной многомодальной схематической модели  наполняются содержанием – соответствующими образами событий правополушарной образной многомодальной модели .

В субдоминантном (правом у правшей) полушарии формируется многомодальная индивидуальная двухуровневая модель мира. Она индивидуальна для каждого человека. Это образы событий, которые встречаются человеку в течение его жизни. Все они запоминаются и хранятся. В силу большой вариативности образов похожих событий они за всю короткую жизнь человека не формируют многоуровневую схему. Они формируют представления только двух уровней: целого и отдельных частей этого целого.

В доминантном (левом у правшей) полушарии формируется лингвистическая модель мира, элементами которой являются уровнеобразующие элементы языка. Нижний уровень лингвистической модели представлен акустико-фонетическими элементами, описывающими устную речь, и графемами для письменной речи. Следующие уровни – это привычные: морфологический, лексический, синтаксический и семантический (отдельного предложения) уровни. Это модель языка.

Еще одна часть модели мира, которая также представлена в доминантном полушарии, – схематическая многомодальная многоуровневая социализированная модель мира. Она социализированная потому, что формируется социумом, как учителем, посредством лингвистической модели. Схематическая она по той же причине: социализированные знания глубоки и широки. И из всех подробностей индивидуальных представлений в этой модели используется только схематизированная (без частных подробностей). Но эта модель многоуровневая и очень разнообразная по представленным в ней образам.

Все три компонента имеют поуровневые связи и потому работают как единое целое:

(4.3)

4.3. Изоморфизм языкового и многомодального компонентов модели мира

Ключевые понятия лингвистической модели мира соответствуют ключевым образам событий многомодальной модели, т.е. лингвистическая модель изоморфна многомодальной модели мира.

Таким образом, многомодальная модель, представленная в виде объединенной семантической сети  ∪ , имеет левополушарный языковой эквивалент (также в виде сети) : многомодальным образам событий мира в их взаимосвязях в ней сопоставляются понятия (слова, словосочетания) с их соответствующими связями. Поэтому операции на языковой модели можно считать отражением операций на многомодальной модели (мы можем оценить операции над многомодальной моделью, моделируя их на лингвистической модели). Для этого сопоставим многомодальной модели (4.2) соответствующую сеть (3.1). Сеть же для языковой модели Ml сформируем аналогично (4.1), но только для лингвистической модальности m=l:

(4.4)

Здесь индекс l означает лингвистическую модальность.

(4.5)

Далее мы можем абстрагироваться от входных ситуаций. Будем рассматривать их языковые модели. Пойдем еще дальше: перейдем к анализу текстов, которые формируются на основе этих языковых моделей. Одновременно будем комментировать возможности проведения анализа квази-текстов, аналогичного анализу обычных естественно-языковых текстов.

5. Модель мира в контексте коммуникативного поведения

Модель мира, которая формируется в мозге человека, играет ключевую роль в процессе коммуникации: коммуникация становится возможной, если модели мира коммуникантов похожи, и невозможной, если модели не совпадают. Таким образом, именно структура модели мира является определяющей в поддержании процесса коммуникации. Кстати, именно этого никак не поймут разработчики чат-ботов, которые пытаются преодолеть тест Тьюринга исключительно за счет внешней похожести диалога: у чат-бота нет вообще никакой модели мира!

Рассмотрим, как модель мира поддерживает коммуникативный процесс (см. Рис. 5.1) на примере обмена текстовыми сообщениями. Обработка информации других модальностей аналогична обработке текстовой информации, за исключением периферии, которая вносит сложности в понимание.

Статья:: Структура субъективного мира человека

Версия 0.1

Когда пытаются описать происходящее внутри нашей головы, то употребляют кучу терминов: субмодальности, части личности, убеждения, миссия, ценности, идентичность, я-концепция, стратегии, импринты, якоря и так далее. Таких терминов много и хотелось бы разложит их в несколько компактных кучек – для удобства. Ведь понятно же, что с вещами из одной категории можно работать похожими методами. Да и если всё упорядоченно, пользоваться этим и приятнее, и проще, и в голове лучше укладывается.
Обычно при описании этой самой «структуры субъективного мира человека»: пользуются схемой: убеждения/ценности/критерии – внешнее поведение – состояние – внутренние расчёты.

Это хорошо согласуется с условным разделением НЛП на «направления»:
НЛП поведения (человек – чёрный ящик, мы можем наблюдать только внешние изменения) – Джон Гриндер.
НЛП внутренних процессовРичард Бендлер.
НЛП состоянийЛесли Камерон (структура эмоций), Майкл Холл (метасостояния).
А вот убеждения/ценности/критерии в том или ином виде присутствуют в каждом «направлении». Думаю, что такая модель сложилась скорее исторически. И можно предложить более удобную в данном контексте модель структуры субъективного мира: состояния – цели – действия – оценки.
Состояния – набор «настроек» системы (человека), которые определяют как именно будут происходить остальные процессы. В каком-то смысле это «чемодан, в котором хранится всё остальное». Физиологические состояния (сон, транс), характеристики внутреннего состояния (ритм, дыхание, тонус мышц, движения, голос), идентичности, части, роли, метапрограммы, характеристики фокуса внимания.
Состояние воспринимается нами как нечто мало меняющееся со временем, общий фон для наших действий и мышления. Это как настройка телевизора на определённый канал – по нему идут определённые передачи, музыка или фильмы, даются характерные для этого канала оценки ситуации и в фокус внимания попадают только определённые события. То ест если телевизионный канал фокусируется на криминальной хроники – на экране стрельба, кровь, и прочий ужас-ужас, если это музыкальный канал, то крутят сплошь клипы, а ди-джеи бодры и веселы, а по каналу «Культура» идёт рассказ об искусстве и показываются классические фильмы. Состояние обычно воспринимает как то, в чём можно быть, что-то чем мы уже обладаем и в чём можем находиться.
Цели – это представление о том, к чему мы идём, чего хотим достичь или что хотим реализовать. Ценности, сущностные состояния (как ценности), миссии, намерения, вторичные выгоды.
Цели обычно воспринимаются как нечто отдельное от нас, как что-то не принадлежащее нам, но что мы хотим иметь или достигнуть. Цели – это то, к чему мы двигаемся и ради чего мы двигаемся.
Действия – какими способами мы достигаем целей или правила, по которым мы эти способы определяем. Убеждения, внутренние стратегии, способности, внешнее поведение.
Что мы делаем, внутри и снаружи, для достижения целей. Наши мыслительные процессы, внешнее поведение, планирование этих самых действий и правила, по которым мы всё это организуем. Действия позволяют что-то менять – переходит в другое состояние, двигаться к цели, менять оценку.
Оценки – оценка правильности движения, цели или состояния. Критерии, метасостояния, оценочные состояния (эмоции, чувства, настроения), субмодальности.
Оценки находятся на метауровне по отношению к остальным трём типам, они позволяют контролировать и управлять ими. Если человек хочет «любви» [цель], но считает себя не достойным её [оценка], то скорее всего он будет запрещать себе любые действия по достижению этой цели. Оценки порождают мотивацию к действию, они необходимы для того, чтобы сделать выбор, задать цель или выбрать действие.

Убеждения – это обобщения о мире и себе, соответственно они могут касаться самых разных частей нашего опыта. Убеждения о причине задают правила достижения цели: «Для успеха нужно много работать», но убеждения о критериях скорее связаны с оценкой: «Ты успешен, если у тебя много поклонников», а убеждения об отношении могут определять цели: «Успех – это важно», а убеждения об идентичности задают состояние: «Я – успешный человек». И не смотря на то, что здесь я убеждения отнёс к действиям, иногда их удобнее разнести по разным типам.

Такая схема довольно хорошо ложится на модель ТОТЕ:

  • Т1/ Т2 – цели;
  • О – способы действия;
  • Е – оценки.

А состояние, как уже выше сказано, определяет настройки системы, при которых это всё работает.
Так же нужно понимать, что внутри логического типа есть разные уровни обобщения, например убеждения описывают общие правила, а микро-стратегии – конкретные действия.
В таблице очень условно дано разделение внутри типов по уровням обобщения.

состояние

цель

действие

оценка

идентичность

миссия,
сущностные состояния
ценности

убеждения
метастратегии

критерии

части личности
метапрограммы

среднесрочные цели

способности
макро-стратегии

метасостояния

ритм, дыхание, тонус мышц, движения, голос,
субмодальности восприятия

краткосрочные цели

микро-стратегии,
внешнее поведение

субмодальности оценки,
эмоции

Соответственно, при сборе информации и конструировании техник нам нужно, в первую очередь, определить на что воздействует данный процесс – на состояние, цели, действия или оценки и с каким уровнем обобщения стоит работать. Например, если мы определяем что проблема с среднесрочной целью – то мы конструируем технику, помогающую определить цель или, если нужно, разрушить текущую. Если проблема в текущем состоянии – мы ищем более подходящее состояние и описываем, как его определить и «зафиксировать». И так далее.
В таблице ниже приведены подходы и техники, фокусом которых является определённый тип субъективного мира. Это довольно условное разделение, так как многие техники могут работать сразу с несколькими типами (Стратегия Уолта Диснея определяет и цель, и способ действия), и, к тому же, внутри человека всё завязано и изменение в одном типе приводит к изменениям в другом. Например, если у человека не получается [действие] определить миссию [цель], он становится недоволен собой [оценка] и может начать определять себя как «никчёмного» [состояние], но определение миссии позволяет ему переоценить себя, переопределить идентичность и найти эффективные стратегии движения к миссии. То есть эти типы не стоит воспринимать отдельно друг от друга, а как взаимодействующие элементы. Нам только нужно определить наиболее удобную точку приложения усилий.

состояние

Шкалирование состояния
Игры Нового Кода НЛП
EMDR
«Взмах»

цель

Способы постановки целей
Хорошо сформулированный результат
Стратегия Уолта Диснея
Интеграция Логических Уровней

способ действия

Фокусы языка
Шестишаговый рефрейминг
Генератор Нового Поведения
Интеграция конфликтующих частей
Обучение эффектвной стратегии

оценка

Разговорный Рефрейминг
Трёх-позиционное описание
Субмодальный сдвиг
метасостояния

Так техники работающие с состоянием обычно ориентированы на подбор подходящего состояния, я-концепции и т.д., в которых уже находятся подходящие ресурсы. Как например в Новом Коде вся работа основана на доступе к высокопродуктивному состоянию, в котором человек сам способен найти решение проблемы.
Техники работающие с целью фокусируются на определении целей, их правильном описании и организации их более эффективной иерархии.
При работе со способом действия мы ищем более эффективные варианты поведения или разрушаем не эффективные. Так использование фокусов языка (раскруток) позволяет изменить ограничивающее убеждение, а Генератор Нового Поведения позволяет найти новые, более эффективные и экологичные варианты поведения.
Ну и изменение оценки позволяет нам изменить отношение к опыту, перевести его в другую категорию и вообще начать относиться нормально к этому человеку. Так использование разговорного рефрейминга даёт возможность переоценить ситуацию, а меняя субмодальности мы даже можем напрямую кодировать новое отношение.
Понятно, что предлагаемая структура только ещё один способ описания этого таинственного внутреннего мира человека — ведь если мы «заглянем» внутрь мозга (например, при помощи томографии), то увидим там только кучу нейронов. Мы можем понаблюдать как они включаются/выключаются, определить какие доли мозга более активны. Но мы там не увидим ни субмодальностей, ни убеждений, ни частей, ни метапрограмм. В повседневной жизни о том, что происходит внутри человека мы можем судить по его (внешнему) поведению – изменению мимики, движениям, голосу, по его словам, а результаты этой калибровки уже интерпретируем в фобии, метапрограммы, части и убеждения, то есть создаём некие модели описания субъективного мира человека и пытаемся что-то с этими моделями сделать. Ну и как любые модели они могут быть полезны и помогать нам что-то изменить в себе и стать более счастливыми и успешными, а могут заставить нас страдать и делать свою жизнь хуже. Например, мы можем считать что бессознательное – это страшный монстр, в котором находится всё самое плохое и омерзительное, а можем думать о бессознательном как об источнике ресурсов.
Предлагаемая модель структуры внутреннего мира человека – состояние, цель, действие, оценка — в первую очередь ориентирована на облегчение сбора информации и понимание того, что именно нужно поменять. Надеюсь она будет полезна.

Из чего состоит внутренний мир человека. Внутренний мир

  1. (49 слов) В романе Пушкина «Евгений Онегин» Татьяна Ларина – девушка с богатым внутренним миром. Она воспитана на качественной литературе, поэтому так же рассчитывает на судьбоносную встречу с героем «своего романа». Татьяна задумчива и молчалива, но ее душа разукрашена яркими красками, что отмечает сам Евгений, предпочитая ее ветреной и пустой Ольге.
  2. (53 слова) В комедии Фонвизина «Недоросль» Простакова решает женить своего невежественного сына Митрофана на наследнице богатства Стародума – Софье. В отличие от Митрофана, девушка благоразумна и добродетельна. Характер героини ясно говорит об ее внутреннем мире, насыщенном истинными ценностями. Поэтому в финале она обретает счастье, а семейство Простаковых становится таким же бедным внешне, как и внутренне.
  3. (56 слов) Свой внутренний мир можно выразить в творчестве, как и поступил Жуковский, написав элегию «Море». Очарованный лирический герой стоит на берегу и любуется стихией. Именно в ней и раскрывается душа поэта: как и все земное, море тянется к небу, так и дух истинного творца парит над суетой. Это одна из глубоких тайн самой стихии и человека.
  4. (65 слов) Внутренний мир человека может быть скрыт в его переживаниях. В повести Карамзина «Бедная Лиза» главная героиня живет своими чувствами. Вместе с природой девушка расцветает, когда ощущает себя счастливой благодаря любимому Эрасту. Однако избранник покидает Лизу, чего она не может пережить, и бросается в воду. Для девушки любовь и верность святы, это и есть свидетельство богатства ее души, которого ее избранник не увидел в крестьянке.
  5. (54 слова) Внешний мир человека и порывы его души могут абсолютно отличаться. Герой поэмы Лермонтова «Мцыри» живет в монастыре, а сам мечтает о свободе и возвращении на отчизну. Его душа раскрывается за три дня во время побега. Встреча с грузинкой, бескрайними просторами и битва с барсом обогатили внутренний мир юноши, как целая жизнь на воле.
  6. (53 слова) Порой сущность человека проявляется в ситуациях, когда он способен выиграть что-либо из сложившихся обстоятельств. Так действует Хлестаков, главный герой комедии Гоголя «Ревизор», когда, уже свыкнувшись с ролью проверяющего, начинает брать взятки. А лень и нежелание чиновников работать полностью раскрывают внутренний мир власть имущих. Поступки говорят о людях больше, чем слова и обещания.
  7. (56 слов) Верность – достоинство внутреннего мира. Вспоминая плач Ярославны из произведения «Слово о полку Игореве», мы представляем и восхищаемся характером русской девушки, которая ждет своего супруга, призывая природу помочь ему. Даже не получая известий, она верит в благосклонность судьбы и не отворачивается от трудностей и испытаний, встречающихся на ее жизненном пути. Внутренний мир героини богат и гармоничен.
  8. (55 слов) Древние греки считали, что у каждого олимпийского бога есть свое предназначение и духовное содержание. К примеру, Афродита – богиня любви, а Гера – покровительница брака. Раз внутренний мир должен быть у человека, то, конечно, он есть и у богов, поэтому люди полагали, что у каждого «олимпийца» свое качество характера. Например, бог торговли Гермес хитер и ловок.
  9. (52 слова) Внутренний мир может проявляться не только в реальности, но и в фантазиях и снах. Прямо как у героини Льюиса Кэролла из сказки «Алиса в стране чудес». Девочка встречается с необычными персонажами – Чеширским Котом, Гусеницей, Белым Кроликом и другими. Страна чудес и есть внутренний мир ребенка, который так важно сохранить взрослому человеку.
  10. (46 слов) Свои заветные мечты воплотил эксцентричный кондитер Вилли Вонка в произведении Роальда Даля «Чарли и шоколадная фабрика». Вонка – взрослый ребенок, поэтому его фабрика стала настоящим отражением его внутреннего потаенного мира в реальности. Вложив всю душу в создание завода, кондитер Вилли Вонка открылся людям с самой привлекательной стороны.

Примеры из жизни

  1. (63 слова) Внутренний мир может выражаться не только в характере, но и в творчестве. Любуюсь на картины нидерландского художника Винсента Ван Гога, мы можем рассмотреть частицы его души, изящно нарисованные мазками. Ван Гог – самоучка, он принимал отзывы критиков слишком близко к сердцу, хотя его самовыражение встретило многочисленных поклонников. Видя его «Ботинок», мы понимаем, что живописец выразил усталость и разочарование, а не просто изобразил обувь.
  2. (48 слов) Выворачивать душу наизнанку можно и музыкальным языком, как это делают многие артисты. Британская рок-группа The Beatles неслучайно влюбила миллионы людей в себя и свои песни. Большому успеху послужила не только форма, но и содержание треков. Музыканты открывали слушателям свой внутренний мир, поэтому были так тепло приняты публикой.
  3. (44 слова) Уолт Дисней не только поделился своим дарованием в мультфильмах, но и воплотил свои идеи в жизнь. Дисней порадовал миллиарды детей и взрослых воплощением своих фантазий, даря миру сказочных персонажей, оживших в парке развлечений. Внутренний мир Уолта Диснея перевернул реальный мир каждого из нас.
  4. (54 слова) При первом знакомстве с людьми я, например, не открываюсь им сразу. Поначалу они видят лишь внешность, а со временем, когда я начинаю делиться своими впечатлениями, историями, интересами, они замечают во мне личность. Только доверяясь близким людям, я раскрою им свои тайны и, тем самым, приглашу их посетить свой внутренний мир, словно парк аттракционов.
  5. (59 слов) Не так давно я познакомилась с девочкой, которая рассказала мне, что, когда она читает стихотворение или любой другой текст, периодически она представляет, какой цвет присущ каждой букве. Букву «А» она видит только в черном цвете, а букву «И», к примеру, исключительно в красном. Немного приоткрыв дверь в ее воображение, я поняла, что у этого человека богатый внутренний мир.
  6. (50 слов) Многие в детстве давали имена своим игрушкам. Что это, если не наш собственный внутренний мир? Сопоставляя отдельную группу игрушек, мы представляли их семьей, устраивали им встречи и строили их планы на жизнь. Наше воображение и есть внутренний мир, поэтому еще с самого раннего возраста любой человек интересен своей душой.
  7. (65 слов) Мечты – это неотъемлемая часть внутреннего мира человека. Одна девочка рассказала мне, что хотела научиться петь и танцевать. В детстве ее сценой была комната, микрофоном – расческа, а зрителями – ее отражение в зеркале. Со временем она решила, что пора всерьез заняться любимым делом. Сейчас она занимается вокалом и танцами и радуется тому, что не оставила частичку своего мира у себя в комнате, а попробовала реализовать ее.
  8. (65 слов) Мой папа говорил, что с детства представлял себе некий образ своей возлюбленной: супруга должна увлекаться тем же, чем и он сам. На историческом факультете он встретил мою маму и сразу влюбился. Папа понял, что она — та самая девушка из представленного им мира. Только ему повезло встретить ее в реальной жизни. Так что не надо бояться своего внутреннего «Я», нужно дать ему волю раскрыться.
  9. (44 слова) Сны – важнейший элемент внутреннего мира человека. Помню, мне снилось, что обратная сторона Луны покрыта белым шоколадом, а рядом было глубокое озеро светло-зеленого цвета. Потом я, конечно, узнала правду, но мои выдуманные истории о конкретном местоположении остались в моем внутреннем мире ярким фантастическим полотном.
  10. (59 слов) Один мальчик мне рассказывал, как обожал комиксы. Он всерьез увлекался многими персонажами: изучал историю, способности каждого из них, а в детстве искренне верил, что на чудо способны только они. Свой мир мальчик не представлял без супергероев, поэтому решил стать им в реальной жизни — помогать людям. Порой наша внутренняя сущность перерастает в призвание, нужно только дать ей право голоса.

Интересно? Сохрани у себя на стенке!

Внутренний мир человека это набор жизненных взглядов, ценностей через которые формируется его система восприятия. Если выразится более научно, то внутренний мир человека это энергоинформационная матрица, которая формируется электрохимическими процессами взаимодействия нейронов головного мозга.

Чем каждый из нас отличается от других? Казалось бы, все мы имеем одинаковое количество хромосом, каждый из нас испытывает как положительные, так и отрицательные эмоции. Так в чём же разница и за счёт чего между нами такими одинаковыми так часто возникают недопонимания, вот главный вопрос нашей статьи.

Внутренний мир личности — это психическая реальность человека, организованное содержание его психики, вмещающее в себе все аспекты сознательной духовной жизни индивида и его духовную энергию. Внутренний духовной мир — это первоначальное создание культурных ценностей и дальне их сохранение, распространение. Данное понятие является своего рода словестной метафорой определяющей виртуальную реальность, которая моделируется взаимодействием нейронов головного мозга.

Психология внутреннего мира человека

В современном мире душа — является синонимом внутреннего мира, хотя это не совсем так. Расширение и развитие духовного мира может происходить очень стремительно, в то время как душа может оставаться неизменной.

Структура душевного мира

Богатый внутренний мир личности формируется с помощью компонентов духовной структуры мира.

  1. Познание — нужда знать что — то о себе и о смысле своей жизни, своей роли в этом обществе и о том, что происходит вокруг нас. Именно это свойство нашего мышления и формирует нашу интеллектуальную платформу для дальнейшего развития, тренирует умение получать новую информацию на основе той, что уже была известна ранее.
  2. Эмоции — личностные переживания по поводу всего с нами происходящего, каких — то явлений или событий.
  3. Чувства — эмоциональные состояния, отличающиеся от эмоций большей стойкостью и продолжительностью по времени. Также чувства имеют ярко выражений предметный характер, другими словами особую направленность на что или кого либо.
  4. Мировоззрение — ключевой аспект в изучении внутреннего мира человека. Это совокупность взглядов на жизнь, ценностных ориентиров и моральных принципов как своих, так окружающих вас людей.

Мировоззрение играет значительную роль в судьбе человека, ведь именно благодаря ему мы имеем жизненные ориентиры и цели для практической деятельности. Оно также позволяет каждой женщине выделить для себя главные жизненные и культурные ценности. Развитие внутреннего мира происходит посредствам совершенствования всех его выше представленных составляющих. Не стоит также забывать, что развитие мировоззрения зависит от того жизненного пути который вы уже прошли, в то время как духовные аспекты познания можно формировать и расширять с момента осмысления себя как личности.

Виды интелекта

Интеллект человека, пожалуй, самая гибкая часть всего человеческого существа, которую каждый делает такой, какой хочет. Понятие интеллекта имеет структуру и виды, каждый из которых рекомендуется развивать для того, чтобы быть гармоничной личностью.

  1. Вербальный интеллект. Этот интеллект отвечает за такие важные процессы, как письмо, чтение, устная речь и даже межличностное общение. Развить его довольно просто: достаточно изучать иностранный язык, читать книги, представляющие собой литературную ценность (а не детективные романы и бульварные романы), дискутировать по важным темам и т.д.
  2. Логический интеллект. Сюда включены вычислительные навыки, рассуждения, умение логически мыслить и прочее. Развить его можно путем решения различных задач и головоломок.
  3. Пространственный интеллект. Этот вид интеллекта включает в целом визуальное восприятие, а также способность создавать и манипулировать зрительными образами. Развить это можно через живопись, лепку, решение задач типа «лабиринт» и развитие навыков наблюдения.
  4. Физический интеллект. Это — ловкость, координация движений, моторика рук и т.д. Развить это можно посредством занятий спортом, танцев, йоги, любой физ.нагрузки.
  5. Музыкальный интеллект. Это — понимание музыки, сочинительство и исполнение, чувство ритма, танец и т.д. Развить это можно путем прослушивания различных композиций, занятиями танцами и пением, играя на музыкальных инструментах.
  6. Социальный интеллект. Это — способность адекватно воспринимать поведение других людей, адаптироваться в обществе и строить отношения. Развивается путем групповых игр, обсуждений, проектов и ролевых игр.
  7. Эмоциональный интеллект. Этот вид интеллекта включает понимание и способность выражать эмоции и мысли. Для этого необходимо анализировать свои чувства, потребности, определять сильные и слабые стороны, учиться понимать и характеризовать себя.
  8. Духовный интеллект. К этому интеллекту относится такое важное явление, как самосовершенствование, умение замотивировать себя. Развить это можно размышлениями, медитацией. Для верующих подходит и молитва.
  9. Творческий интеллект. Этот вид интеллекта отвечает за умение создавать новое, творить, генерировать идеи. Его развивает танец, актерская игра, пение, написание стихов и т.д.

Все виды интеллекта можно тренировать и развивать в любой период жизни, а не только в юности. Люди с развитым интеллектом дольше сохраняют работоспособность и жизнелюбие.

Внутренний и внешний мир человека
Внешний мир человека это его социальная жизнь, его взаимодействие с другими людьми, его жизнь в обществе. Как известно, мы управляем нашей реальностью лишь в некоторой степени, ей управляют разные внешние силы, но мы можем управлять своей собственной энергией, направляя эти внешние силы в пользу либо во вред себе. Отсюда становится очевидным, что наибольшее влияние на окружающий мир сможет оказать тот, у кого больше развита способность, контролировать мир внутренний. Человек, который способен взять под контроль себя, постепенно сможет взять под контроль часть окружающей реальности. Почему это так, мы разберем далее.

Внутренний духовный мир человека
Понимание достигается путем развития своего внутреннего мира, и каждый раз, когда вы будете выходить на новый уровень осознанности, вы будете испытывать настоящее удовлетворение, так как эти процессы вызывают приток жизненной энергии, и повышают внутреннюю силу. Появившаяся внутри гармония постоянно увеличивается, и проецируется на внешний мир, благодаря этому человек начинает получать больше удовольствия от взаимодействия с окружающими, это дает новые силы и так продолжается вновь и вновь. Развитие внутреннего мира человека, напрямую ведет к усилению его взаимодействий с духом. У человека повышается способность чувствовать силу духа, и взаимодействовать с ней, и поэтому часто внутренний мир называют духовным миром человека.

Развитие внутреннего мира человека
Развитие внутреннего мира человека представляет собой осмысленный практический процесс, и целью этого развития должно стать повышение осознанности и увеличение внутренней силы. Повышение осознанности достигается путем самопознания. Осознанность без внутренней силы лишь приведет к тому, что к человеку будут относиться как к школьному отличнику, которого никто не принимает всерьез, поэтому необходимо развивать внутреннюю силу. Внутренняя сила нарабатывается путем реальных действий.

Внутренний мир человека план развития
По сути, развитие внутреннего мира, это есть саморазвитие, но с уклоном больше в сторону себя, поэтому можно использовать указанный ниже план. Замечу, что данный план является условным, и сделан лишь для удобства восприятия материала.

  • Самоанализ, выявление того что мы считаем своими проблемами (понимание себя)
  • Расстановка приоритетов, корректировка образа жизни (понимание ситуаций)
  • Избавление от вредных программ, ментальное очищение (внутренняя свобода)
  • Самопрограммирование, создание необходимых жизненных привычек (свой путь)
  • Наработка внутренних качеств путем движения по намеченному пути (действие)

Самоанализ помогает понять куда двигаться и откуда. Избавление от вредных программ позволяет иметь достаточно энергии и времени для более глубокого анализа и размышлений, это позволяет повысить качество мышления, так как избавляет от отвлекающих внешних программ и мыслей. Расстановка приоритетов даст четкий план действий, которые нужно внести в свою жизнь в соответствии со своими жизненными ценностями. Наработка внутренних качеств путем реальных действий, позволяет взять свою жизнь под контроль, и жить в согласии с духом. Это прямой путь к повышению внутренней силы, это повышение таких качеств как самоконтроль, дисциплина и сила воли. Этот пункт по сути и создает результат, создает образ жизни человека, его цельность.

Что такое внутренний мир человека?

Приводим три примера-образца написания сочинений на заданную тему в ОГЭ по русскому языку. Сочинения написаны в соответствии с правилами ФГОС, приведены аргументы из текста, объяснена собственная позиция. Все для Вас!

Первый вариант сочинения (по тексту Остромира «В детстве у меня была любимая мягкая игрушка…»)

Определение понятия

Внутренний мир человека – тот жизненный опыт, который он сумел получить с детских лет и до определенного возраста. У каждого он индивидуален, у каждого складывается, как пазл, из предметов, вещей, событий, особенно дорогих человеческому сердцу.

Так, например, герой предложенного текста Остромира на всю жизнь запомнил детскую игрушку – плюшевого мишку, с которым был практически неразлучен в ясельный период. Став взрослым, сменив интересы на более серьезные, молодой человек сделал медвежонка своим талисманом, хранителем, помогающим добиваться самых желанных целей. Игрушка сделалась неотъемлемой частью его внутреннего мира, которую он бережно ограждал от насмешек и возлагал на нее большие надежды.

Аргумент из личного опыта

В жизни практически каждому из нас приходилось сталкиваться с примерами ценности вещей, но ценности не столько материальной, сколько духовной. К примеру, ребенок больше всего в жизни будет ценить часы, подаренные отцом перед смертью, или крестик, врученный матерью перед отъездом чужую страну. Дороги они будут памятью, тем сокровенным чувством, которое он будет испытывать каждый раз глядя на часы или сжимая крестик в руке. Именно из таких вещей и складывается внутренний мир человека.

Заключение

Внутренний мир человека – то, что скрыто от окружающих и проявляется порой в самых неожиданных мелочах: для кого-то в любви к мягкой игрушке, а для кого-то – в памяти о родителях.

Второй вариант сочинения (по тексту Ю.В. Драгунского «Когда мне было шесть лет, наверное, или шесть с половиной…»)

Определение понятия

На мой взгляд, внутренний мир человека — понятие обширное, включающее в себя множество нюансов и сторон. Это те песни, которые мы слушаем в свободное время, фильмы, врезающиеся в нашу память, книги, которые хочется перечитывать вновь и вновь, игрушки, окружающие нас с детства. Все наши чувства и мысли, а следовательно, и поступки, определяются тем, что заложено внутри.

Аргумент из прочитанного текста

К примеру, в тексте Ю.В. Драгунского герой, будучи шестилетним мальчиком, делает достаточно сложный выбор, основываясь на кладезях собственного внутреннего мира. Между желанием тренировать силу удара и жалостью к любимому другу детства — плюшевому мишке, он выбрал второе. Чувства, внутренние установки и правила не позволили ударить того, кого когда-то считал младшим братом, с кем делился самыми сокровенными тайнами и желаниями.

Аргумент из личного опыта

Думаю, у каждого из нас в детстве была любимая игрушка, с которой мы проводили дни и ночи и о которой, забывшись в вихре взрослых проблем, мы позабыли. На самом деле, именно она наполнила наш внутренний мир особыми неповторимыми качествами.

Заключение

Детские игрушки учат любви, милосердию, чуткости, умению сочувствовать. Они помогают закладывать основы осознания и восприятия мира, воспитываю наш особый характер.

Третий вариант сочинения (на примере текста Алексина А.Г. «Я не любила эту куклу. Ее рост и внешние достоинства сравнивали…»)

Определение понятия

Внутренний мир человека — это реакция сознания на то, что нас окружает. Если человек растет и воспитывается в любви, то его душа должна рождать любовь и милосердие. Но далеко не всегда происходит именно так.

Аргумент из прочитанного текста

Например, в тексте А.Г. Алексина девочка свои внутренние комплексы компенсировала отношением к игрушкам. Она относилась к ним как к подчиненным, над которыми имеет безграничную власть и которых без зазрения совести может с легкостью наказывать. Все изменилось с появлением огромной куклы, и ростом и внешностью схожей с хозяйкой. Теперь девочке казалось, что не она для игрушек уникальна, а эта кукла. В свои шесть лет ребенок не понимал, почему мама недовольна ее взаимодействием с игрушками. Возможно, с возрастом она поймет, что не все в жизни решается силой и властью.

Аргумент из личного опыта

Если вспоминать истории из жизни, то наверняка каждый из нас слышал истории, как дети из самых благополучных семей, взращенные в любви и изобилии, становятся асоциальными, так или иначе пытаясь восполнить какие-то внешние или внутренние недостатки.

Заключение

В заключение хочется сказать, что очень важно воспитывать ребенка с самого детства, обращать внимание на его игрушки, на его отношение к ним и при возможности корректировать становление его внутреннего мира, пока это еще возможно. К сожалению, с течением времени менять человека становится все сложнее, а после 16 лет это практически невозможно. Внутренний мир человека — это та основа, своеобразный фундамент, на котором строится вся жизнь человека.

Чем каждый из нас отличается от других? Казалось бы, все мы имеем одинаковое количество хромосом, каждый из нас испытывает как положительные, так и отрицательные эмоции. Так в чём же разница и за счёт чего между нами такими одинаковыми так часто возникают недопонимания, вот главный вопрос нашей статьи.

Внутренний мир личности – это психическая реальность человека, организованное содержание его психики, вмещающее в себе все аспекты сознательной духовной жизни индивида и его духовную энергию. Внутренний духовной мир – это первоначальное создание культурных ценностей и дальне их сохранение, распространение. Данное понятие является своего рода словестной метафорой определяющей виртуальную реальность, которая моделируется взаимодействием нейронов головного мозга.

Психология внутреннего мира человека

В современном мире душа — является синонимом внутреннего мира, хотя это не совсем так. Расширение и развитие духовного мира может происходить очень стремительно, в то время как душа может оставаться неизменной.

Структура душевного мира

Богатый внутренний мир личности формируется с помощью компонентов духовной структуры мира.

  1. Познание — нужда знать что — то о себе и о смысле своей жизни, своей роли в этом обществе и о том, что происходит вокруг нас. Именно это свойство нашего мышления и формирует нашу интеллектуальную платформу для дальнейшего развития, тренирует умение получать новую информацию на основе той, что уже была известна ранее.
  2. Эмоции – личностные переживания по поводу всего с нами происходящего, каких — то явлений или событий.
  3. Чувства — эмоциональные состояния, отличающиеся от эмоций большей стойкостью и продолжительностью по времени. Также чувства имеют ярко выражений предметный характер, другими словами особую направленность на что или кого либо.
  4. Мировоззрение – ключевой аспект в изучении внутреннего мира человека. Это совокупность взглядов на жизнь, ценностных ориентиров и моральных принципов как своих, так окружающих вас людей.

Мировоззрение играет значительную роль в судьбе человека, ведь именно благодаря ему мы имеем жизненные ориентиры и цели для практической деятельности. Оно также позволяет каждой женщине выделить для себя главные жизненные и культурные ценности. Развитие внутреннего мира происходит посредствам совершенствования всех его выше представленных составляющих. Не стоит также забывать, что развитие мировоззрения зависит от того жизненного пути который вы уже прошли, в то время как духовные аспекты познания можно формировать и расширять с момента осмысления себя как личности.

Гендерные различия душевной организации

Актуальной темой для обсуждения на сегодня является различие в построении внутреннего мира девушки и парня. Для женщин моральные ценности и мировоззрение партнёра играет куда более важную роль, нежели для мужчин. Сильный пол более ориентирован на восприятие внешних характеристик спутницы. Дамская душевная организация очень хрупка и нестабильна, независимо от того какими чертами характера она обладает. Для профилактики травм внутреннего мира, полученным вследствие конфликтов с мужчинами, женщинам следует помнить, что противоположный пол более поверхностно воспринимает нашу личность, поэтому всё происходящее не принимает так же «близко к сердцу» как и вы.

Главной проблемой внутреннего мира является то, что и до сегодня нам мало что известно о принципах его функционирования, так как инструментария для исследования мотивационно –волевой сферы нашей деятельности не существует. Возможно в будущем, такой аппарат будет изобретён, и мы сможем избавиться от нечестивых помыслов и негативных эмоций навсегда.

Мы привыкли к недовольным лицам вокруг, а заметив явную радость, часто думаем, что у человека не всё в порядке с психикой. Считается нормальным иметь внешний вид, отягощённый какими-то проблемами. В статье рассказывается про человека: что это такое, каким образом и зачем его нужно развивать.

Важность духовного роста

От людей исходят негативные вибрации, которые усиливаются средствами СМИ, передающими в основном новости о тяжёлых происшествиях и катастрофах. Информация подобного рода считается наиболее интересной и востребованной. Многие люди полагают, что основная и правильная жизненная цель — достижение материального благополучия. На самом деле это тоже важный аспект развития личности, но всё же не стоит ставить его на передний план.

А утверждение о том, что такими людьми обычно не принимается всерьёз. Многие просто не придают никакого значения постоянному потоку в голове. Но наш мир таит в себе цель а духовного развития. И мысли являются полноправной его частью, поэтому в их силах вполне сделать человека счастливым или наоборот.

Как испытать любовь и радость

Насколько далеки от нас хорошее настроение и позитивные эмоции? Они находятся всего лишь на расстоянии одной мысли, а начать их испытывать помогает сам внутренний мир человека. Что это такое? Истинное «Я», душа. Чтобы всё получилось, нужно остановить поток мыслей, расслабившись и сосредоточившись на собственной внутренней силе. Любое качество всегда начинает развиваться, если уделить ему больше внимания, чем обычно.

Когда у человека множество мыслей, каждая из которых отнимает силы и энергию, то его внутренние силы расходуются просто так. Поэтому очень важно научиться упорядочивать плоды деятельности мозга. В противном случае усиливается нервное напряжение, человек начинает чувствовать себя загнанным в тупик.

Отличия в уровнях развития личности

К сожалению, часто встречающийся нам в современном обществе пример внутреннего мира человека не говорит о значительном духовном развитии. Давайте разберем два случая. Алексей Петрович проработал менеджером около 7 лет, он старателен и идеально знает своё дело. Но на место директор назначил более креативного и молодого сотрудника. Алексей Петрович затаил обиду на руководителя компании, нового начальника отдела и сослуживцев. Обида сдавила ему горло, из-за чего начались там боли. А от злости, которая концентрировалась внизу живота, добавились ещё и проблемы с кишечником.

Или же противоположный пример внутреннего мира человека. Другой сотрудник этой же фирмы — Татьяна Юрьевна — тоже претендовала на вакантное место. Она проработала 4 года и показала высокие результаты. Но после назначения другого сотрудника сделала противоположный вывод: решила с ним больше контактировать, чтобы научиться тем качествам характера, которые у неё пока отсутствуют. Кроме того, она стала приходить на работу с позитивом и заряжать коллег хорошим настроением и энергией.

Внутренний мир

Мысли о самом себе, грёзы, фантазии, личные ощущения составляют необъятный и неповторимый внутренний мир человека. Что это такое, многие люди не понимают полностью, поэтому не считают должным наводить там порядок. На самом деле не стоит так думать, потому что невидимое может обладать огромными силами.

Очень важно понять: не логикой и опытом, приобретённым за годы жизни, а своим внутренним миром человек надёжно защищён в любой ситуации. Он содержит ответы на все вопросы, решения для каждой из проблем, причины всех следствий.

Самым настоящим отображением работы души является внутренний мир человека. Что это такое, если выразиться другими словами? Это невидимая глазу деятельность, направленная на аккумулирование внутренних сил, уверенности в себе, увеличение жизненной силы.

Привычный и понятный материальный мир

На самом деле внешний и внутренний мир человека идут под руку. Даже такой явный и понятный материальный мир подчиняется невидимому. Простые примеры говорят об этом, ведь легко отличить труса от храбреца, уверенного профессионала от сомневающегося дилетанта, уважающую себя личность от неудачника и так далее.

Внутренний мир нужно наполнять всем, что хотелось бы иметь в мире материальном. Важно осознать себя счастливым и радостным человеком. В этом случае во внешнем мире счастье прекращает отталкиваться, а наоборот, становится неизменным спутником. Ведь человека, как не колоссальная сила, которую нужно лишь упорядочить и направить?

Как свой внутренний мир сделать сильнее

Очень помогает просто оглянуться вокруг и почувствовать дыхание ветра, красоту и правильность форм растений, яркость Намного лучше понять себя позволяет созерцание природы, стремление к слиянию с нею. Такую медитацию лучше всего производить в красивом уголке планеты или представлять себя там, потому что природа и внутренний мир человека тесно связаны друг с другом.

Для обретения внутренней свободы необходимо отыскать стержень в себе. Незыблемые нравственные и духовные принципы прибавляют уверенность. Но никто не может произвести внутреннюю работу за конкретного индивидуума, потому что каждый должен это делать самостоятельно.

В руках каждого из нас есть настоящая сокровищница, о которой многие даже не догадываются. Ведь что такое внутренний мир человека, как не удивительная сторона личности каждого из нас? Все мы хотим больше здоровья, радости, счастья, удачи и поменьше проблем в жизни. Так почему же не навести порядок в себе? Это позволит изменить материальное существование в желаемом направлении.

МЕХАНИЗМЫ СТРОИТЕЛЬСТВА ВНУТРЕННЕГО МИРА ЧЕЛОВЕКОМ

Анцыферова Л.И. (1981). К психологии личности как развивающейся системы. Психология формирования и развития личности. Москва, Россия: Наука. Стр. 3-19.

Бахтин М.М. (1972). Эстетика словесного творчества.Москва, Россия.

Бердяев, Н. (1930). Проблема человека. Путь, 50, 12-26.

Бубер, М. (1992). Ja I Ty [Я и ты]. Квинтьессенсия. Философский альманах 1991 года [Квинтэссенция. Философский альманах 1991 года. Москва, Россия: Политиздат. Стр. 294-370.

Документы по истории литературы и общества. (1922). Вып. 1. [Том. 1].Ф.М. Достоевский [Ф.М. Достоевский]. Москва, Россия.

Франк, С.Л. (1995). Предмет знания. Душа человека [Предмет познания. Душа человека]. Санкт-Петербург, Россия: Наука.

Франк, С.Л. (2003). С нами БОГ [Бог с нами]. Москва, Россия: акт.

Гегель, Г.В.Ф. (1977). Феноменология духа. Енциклопедия философских наук. Том. 3. Москва, Россия.

Юнг, К.Г. (2003). Символическая жизнь. Москва, Россия: Когито-центр.

Леонтьев А.Н. (2007). Лекции по общей психологии. Москва, Россия: Смысл, Академия.

Левин, К. (2001). Динамическая психология: Избранные труды. Москва, Россия: Смысл.

Лосев А.Ф. (1990). Philosophia imeni [Философия имени].Москва, Россия: Издательство Московского университета.

Максименко С.Д., Папуча М.В. (2005). Особистість починается с любви. Особенности в психологических дополнениях. Тексты [Личность в психологических исследованиях. Тексты]. Эд. С.Д. Максименко. Нежин, Украина: Выдавление НДУ имени Николая Гоголы. Стр. 159 -169.

Май, Р. (2001). Искусство психологического консультирования.Москва, Россия: Апрель-пресс, Эксмо-пресс.

Шадриков В.Д. (2006). Мир внутренней жизни человека. Москва, Россия: Логос.

Титаренко Т.М. (2003). Життевий свет особенности: у межах и за межами буденности. Киев, Украина: Лыбидь.

Василюк Ф.Е. (1984). Психология переживания: анализ преодоления критических ситуаций.Москва, Россия: Издательство Московского университета.

Выготский Л.С. (1982). О психологических системах. Собрание сочинений. Том. 1. Москва, Россия: Педагогика. С. 109-131.

У тебя есть внутренний мир: и что?

Источник: CC0 Public Domain

Похоже, в этом году в Америке на пике популярности идея психологии «наизнанку». От недавно выпущенного анимационного фильма Pixar Inside Out до оригинального сериала Netflix Unbreakable Kimmy Schmidt идея о том, что у каждого из нас есть живой, сложный эмоциональный внутренний мир, горяча, горяча, горяча! А я, например, фанат и истинно верующий.

Теперь я знаю, что обе эти передачи были в производстве задолго до того, как моя книга « Мудрость с дивана » была опубликована ровно год назад, в июне 2014 года. Так что я не могу утверждать, что они украли мою идею или что-то в этом роде. . Но « Познание и развитие себя изнутри, наружу » было моим (под)заголовком. Первый. Просто говорю’.

Вообще-то, я просто шучу. Хотя я мог бы придумать эту фразу как умный подзаголовок для своей книги, было бы далеко от истины сказать, что я придумал ее.Психолог Ларри Крэбб назвал свою книгу Inside Out еще в 1988 году, и было несколько хороших детективных романов и даже серия книг с таким названием.

Можно даже сказать, что мой психоаналитический герой, Зигмунд Фрейд, был одним из первых сторонников психологии наизнанку, поскольку он раскапывал погребенный, но живой бессознательный внутренний мир. И моя психоаналитическая сестра, Мелани Кляйн, разъяснила это дальше, сказав, что у каждого из нас есть бессознательный внутренний мир, населенный нашими чувствами, переживаниями и воспоминаниями, которые мы переживаем очень конкретным образом, как если бы различные версии нас самих и других живы внутри нас.У нее даже была концепция этого внутреннего мира как центра управления нашей жизнью с «внутренними объектами», управляемыми этими различными частями нас самих. С точки зрения психоаналитика, у Pixar это получилось.

Источник: CC0 Public Domain

Но даже психоаналитики не были первыми, кто осмыслил нашу эмоциональную жизнь таким образом. Возьмите ваших религиозных деятелей, таких как Иисус, Будда и Моисей, и ваших великих философов, таких как Августин, Платон и Аристотель. Каждый из них знал что-то о внутреннем сердце, где рождается смысл, и о внутренних мыслях, которые направляют наши внешние действия.

Вот лишь несколько фрагментов этой вечной мудрости о внутренней психологии:

  1. Психология идет рука об руку с биологией в том, что делает нас людьми. Центр управления — это не просто мозг с его биохимией и нервными путями; это ум со сложной, тонкой эмоциональной, социальной и бессознательной деятельностью по созданию смысла.
  2. У всех нас есть сложные чувства, которые существуют бок о бок. В своей книге я говорю так: «Агрессия и желание, зависть и благодарность, надежда и страх — соседи по комнате во внутреннем мире.Это относится и к радости, и к печали, и к отвращению, и к агрессии, и к страху.
  3. Психологический рост происходит, когда эти противоречивые чувства сливаются друг с другом. Радость соприкасается с печалью таким образом, что радость становится глубже, а любовь реальнее. Печаль соприкасается с радостью таким образом, что облегчает заботу и связь с другими.
  4. Психологические проблемы возникают, когда мы отрекаемся от аспектов самих себя. Такие чувства, как гнев, страх и отвращение, являются сигнальными чувствами, которые защищают нас; без них нам не хватает направления.Такие чувства, как печаль и радость, дают нам ощущение, что наша жизнь имеет смысл; без них нам не хватает чувства реальности. Психологически мы увядаем и рушимся, когда не оставляем места для всех чувств и аспектов самих себя, какими бы болезненными они иногда ни были.
  5. Ранний жизненный опыт влияет на нас. Они формируют воспоминания, которые становятся «основными воспоминаниями». Чем раньше они случаются и чем сильнее связанные с ними чувства, тем в большей степени они становятся основой нашей личности.
  6. Эти основные воспоминания могут быть изменены с течением времени. Хотя факты прошлого не могут измениться, то, как мы их воспринимаем, как мы к ним относимся и истории, которые мы о них рассказываем, могут измениться. Такие изменения влияют на наш опыт прошлого, который влияет на саму память — и это память, которую мы берем с собой, и формирует то, кто мы есть. Такого рода изменение я называю внутренней трансформацией и, по сути, является тем изменением, которое стремится вызвать глубинная психотерапия, такая как психоанализ.Вот что значит расти «изнутри наружу».

Copyright 2015 Дженнифер Кунст, доктор философии.

Нравится! Поделись!

Подпишитесь на меня в Твиттере @CouchWisdom

Чтобы узнать больше о мудрости Дженнифер, ознакомьтесь с ее книгой «Мудрость с дивана: познание и развитие себя изнутри наружу» и ее веб-сайтом www.wisdom-from-the-couch.com

границ | Внутренний опыт — прямой доступ к реальности: комплементаристская онтология и двухаспектный монизм поддерживают более широкую эпистемологию

Исходная информация — эпистемология связана с онтологией

Эпистемология, наше понимание того, как мы получаем знания о мире, и онтология, наше понимание того, из чего состоит мир, тесно связаны друг с другом.Это легко увидеть, и во вводной части этого эссе я опишу эту связь между онтологией и эпистемологией. Если мы считаем, что наш мир состоит только из материальных объектов, то нам нужны методы обнаружения этих объектов и уверенность в том, что мы уменьшаем количество ошибок и неуверенности в описании природы этих материальных объектов, как они связаны, из чего состоят и т. д. ., по минимуму. Наша научная модель понимания мира оказалась очень успешной, если принять во внимание прогресс, которого мы достигли в понимании окружающего нас природного мира.Отчасти это связано с тем, что эта научная модель изначально ограничивалась пониманием материального мира. Чтобы прийти к надежному знанию, научная эпистемологическая модель исходила из предположения, что материальный мир состоит только из материальных частиц, и ограничивалась открытием сил, действующих на них, и законов, управляющих этими силами. В целом это был успех подхода, начатого Галилеем, Декартом и Ньютоном (Бертт, 1932; Декарт, 1954; Фишер, 2015; Максвелл, 2017).Он оперировал идеализированными материальными частицами во взаимном обмене энергией и их движениях. Вопрос усложнился с появлением квантовой физики, но с некоторыми округлениями и допущениями можно вывести классическую физику из квантовой физики и по-прежнему можно использовать общий подход классической физики ко всем макроявлениям, от химии до биологии и нейробиологии (Примас, 1981, 1994б).

Этот плодотворный научный подход основан на наблюдении за внешним миром и теоретических моделях того, как можно объяснить эти наблюдения, поскольку каждое наблюдение всегда зависит от имеющейся у нас теоретической модели нашего мира и прогнозов, которые делает такая модель.Это известно как «нагруженность теорией» наблюдений (Hanson, 1969/2018). С развитием науки такие модели становились все более абстрактными и сложными, делая предсказания, противоречащие интуиции, например, в квантовой физике, определяя определенные сферы наблюдения. Наконец, именно наблюдения являются арбитром структуры реальности. Эти наблюдения первоначально происходят с помощью наших органов чувств и, в научных наблюдениях, с использованием усилителей, таких как телескопы различных видов или микроскопы, иммунологические или биохимические анализы.Тем не менее, эти тонкие усилители являются усилителями наших чувственных восприятий, в основном зрительных, и они направлены на материальные объекты внешнего мира. Со времен Роджера Бэкона, т. е. с XIII века, в эпистемологический арсенал вошел эксперимент как активное манипулирование интересующими нас объектами (Crombie, 1953; Bacon, 1983; Bacon, 1998; Lindberg, 1992, 1997). ). В то время как в наблюдении мы просто наблюдаем, не вмешиваясь, за естественным развитием и движением, например, звезд или растений и животных, в эксперименте мы вмешиваемся в их нормальную динамику.Это возможно только для некоторых предметов науки. Мы не можем вмешиваться в движение звезд. Но мы можем вмешиваться в жизненные циклы отдельных растений, животных, клеток, а между тем, возможно, даже в эволюцию нашей планеты, и мы можем экспериментировать с химическими веществами в биологических структурах, разрабатывать и тестировать фармацевтические агенты и т.д. тоже своего рода наблюдение, только более направленное и целенаправленное. Как сказал Фрэнсис Бэкон в 16 веке, вторя пробным шагам своего тезки из 13 века, Роджера Бэкона (Bacon, 1859, Bacon, 1267/1897): «Если мы целенаправленно направляем наблюдение, мы называем его экспериментом, если оно происходит случайно, мы называем это опытом (Bacon, 1990, I.82).

Онтологическое допущение, стоящее за этим, совершенно ясно: мы наблюдаем внешний материальный мир, в отличие от внутреннего мира наших снов и фантазий. Таким образом, наши наблюдения относятся к объектам в мире, природе снаружи. Поэтому предметом науки или объектом интереса является природа, внешний мир и его составляющие. Долгое время было вполне разумно и полезно предполагать, что это состоит только из материальных объектов или в основном потому, что это то, что мы можем видеть своими глазами.Там также могли быть невидимые существа, такие как духи, призраки и тому подобное. Но прогресс науки и связанная с ним программа онтологической редукции привели нас к мысли, что невидимые вещи, если они существуют, всегда можно проследить и свести к материальным объектам или их отражениям (Agazzi (ред.), 1991; Primas, 1991; Дюпре и Николсон, 2018 г.). Ярким примером может служить электромагнитное излучение. Мы не можем видеть электромагнитное излучение, кроме как в маленьком окне видимого света.Если длина волны слишком длинная, есть только небольшое окно, где мы можем почувствовать ее как инфракрасное излучение или тепло. Если длина волны слишком короткая, мы не можем даже почувствовать это, не говоря уже о том, чтобы увидеть. В лучшем случае мы чувствуем отдаленные последствия, когда страдаем от солнечных ожогов, или еще более отдаленные последствия, такие как генетические отклонения, которые проявляются в виде рака кожи. Другие виды электромагнитного излучения, например микроволны от мобильных телефонов, мы не видим и не ощущаем. Но у нас есть хорошая теоретическая модель для этих видов излучения, и эта теория говорит нам, что оно переносится мельчайшими частицами, фотонами, которые можно идентифицировать, даже если они не имеют массы, по их эффектам.Их частота вибрации может быть измерена и различные другие аспекты. Таким образом, нам удалось свести невидимое излучение к материальным объектам. В том же духе естествознание исходит из предположения, что все, что существует и что стоит открыть, на самом деле материально по своей сути и, следовательно, может быть увидено, услышано, осязано или обоняно. Таким образом, эпистемологический модус науки — открывать то, что есть в мире, — связан с ее онтологическим допущением, которое в настоящее время таково: то, что предстоит открыть, в принципе материально в природе, или, если оно не материально prima vista, его можно свести к материальным объектам.

Возможно, стоит напомнить нам о том факте, что другие онтологии ведут к другим эпистемологиям. Если общество или культура верит, например, в реальность и важность духовных сущностей, они обычно также развивают методы и способы их переживания или, наоборот, развивают онтологии в соответствии с их опытом. Индийские шаманы, например, верят, что существуют духовные проводники и духи растений, с которыми можно вступить в контакт, и разработали ритуалы, чтобы сделать их эмпирически доступными или организовать их услуги, например, в ритуале аяуаски (Krippner and Sulla, 2000; Shanon, 2002; Феррер, 2013, 2018).Это предназначено для связи с духами растений и другими духами-проводниками, чтобы узнать о потенциальных стратегиях исцеления или других важных вещах. Теперь ясно, что с нашей западной научной точки зрения эти переживания считаются галлюцинациями или воображаемыми, поскольку мы думаем, что здесь нет внешнего референта, к которому можно было бы обратиться как к «духу». Это так, потому что мы неявно исходим из предположения, что «все находится в мозгу», или, точнее, мы неявно исходим из концепции, согласно которой ментальные явления и переживания зависят от мозга и либо имеют внешний референт, такой как как в чувственном опыте, или же они являются воображаемыми, как в снах, или переживаниях Аяхуаски, если уж на то пошло.

Другим примером того, как другая онтология приводит к другой эпистемологии, является индийская веданта или индуистская психология (Akhilananda, 1960; Rao, 2005; Fulton, 2008; MacPhail, 2013, 2017; Sedlmeier and Kunchapudi, 2016). Здесь онтологическое допущение состоит в том, что высшая реальность духовна по своей природе, сознанию или духу, Брахману, высшему духу, и Атману, индивидуальному духу нашего индивидуального, высшего сознания, которое является частью Брахмана или выражением Брахмана. Вот почему главным стремлением в этой культуре является очищение сознания и упор на внутренние переживания во время медитации или более высоких состояний сознания, таких как состояние, называемое самадхи.Это состояние, в котором индивидуальное сознание освободилось от когнитивного содержания, такого как категориальное мышление, эмоции, образы, и пребывает в чистом присутствии. Психология веданты знает различные состояния такого рода, но пока оставим это в стороне. Здесь важно следующее: в таком состоянии самадхи, которое может быть расширено во времени и объеме и может стать второй натурой, считается, что индивидуальное сознание пребывает в общем единстве с более широким сознанием и может открывать важные его аспекты. .Это, вероятно, причина того, что индийская культура на протяжении столетий и, возможно, азиатская культура в целом, как правило, уделяли больше внимания внутреннему миру, в то время как западный ум был более склонен к открытию законов материального мира и уделял сравнительно мало внимания. внимание на работу сознания (Грин, 2016). Онтология управляет эпистемологией, а эпистемология неявно усиливает или явно производит онтологию. Два аспекта нашей веры в мир взаимозависимы. То, из чего, по нашему мнению, состоит мир, будет определять, как мы пытаемся понять его и узнать о нем, а основной способ нашего отношения к миру будет определять то, как мы его видим и что, по нашему мнению, в нем существует.

Традиционная материалистическая позиция науки допускает только эмпирическую модель внешнего опыта

Наша традиционная западная наука, как мы уже отмечали, в основном направлена ​​на внешний мир. Это становится все более и более материалистическим предприятием, полагающимся главным образом на эмпирическую модель эпистемологии, пытающейся распутать эти материальные объекты во внешнем мире и их отношения. Таким образом, онтология усиливает эпистемологию, которая, в свою очередь, усиливает лежащую в основе онтологию.В этом абзаце будет полезно рассмотреть историю и систематическую взаимосвязь этих двух якорей современной научной позиции: материалистической онтологии и эмпирической методологии.

В начале университетской науки, в 13 и 14 веках, было довольно ясно, что в мире есть как материальные, так и духовные сущности. Следовательно, были необходимы два различных вида опыта: один, направленный на внешний мир, опыт, каким мы его знаем, чтобы узнать о материальных сущностях, и другой, направленный на внутренний мир опыта, чтобы узнать о духовном мире, то, что мы сегодня назвали бы опыт от первого лица или внутренний опыт.Это изменилось с тех пор. Одним из важных водоразделов стал Opus Majus Роджера Бэкона, его набросок того, как он предвидит будущее универсальное научное обучение и университетскую модель (Bacon, 1267/1897; Power, 2012). Он написал эту книгу по просьбе Папы, которого он знал лично по его предыдущему положению папского легата в его родной стране, Англии, и отправил ее ему в 1267 году. В ней он описал, как он представлял будущую универсальную науку. Такая будущая ученость, по его мнению, была основана на опыте в целом и использовала математику и хорошее знание языка, конечно, латыни как лингва-франка западной науки, а также древнееврейского и греческого языков.Важно отметить, что он рассматривал опыт как бимодальный. Одна часть опыта, говорил он, направлена ​​вовне, к миру и чувствам, и является источником нашего общего — философского, по его словам, — знания о мире. Другая часть была внутренним опытом или духовным опытом. Это он отождествлял с мистическим путем внутреннего очищения и мистического союза, который он перенял у более раннего писателя, Томаса Галла, который собрал францисканский мистический путь в небольшой книге (Thomas Gallus, 1243/1503).Это был способ, которым наши патриархи, пророки и праотцы получали знания. Он считал, что это необходимо для понимания других типов опыта. Это также было необходимо для практических целей «руководства и принятия политических решений». Opus Majus Бэкона существовал только в трех экземплярах. Один отправился в Рим и был похоронен в библиотеке Ватикана. Папа получил его, но, вероятно, никогда не читал, потому что умер вскоре после того, как получил текст. Но текст Бэкона был скопирован с его собственного экземпляра некоторыми из его братьев-монахов из францисканского учебного дома в Париже, где Бэкон написал его, и таким образом попал в мир.Ватиканская копия была в конце концов обнаружена Пико делла Мирандола и вышла в мир, где младший Бэкон, Фрэнсис Бэкон, в конце концов черпал свои идеи из Мандоннета (1910); Ньюболд (1921). Многое из того, чему учит Фрэнсис Бэкон, который не был родственником старшего Бэкона, — все его учения об идолах — он нашел в тексте старшего Бэкона, и многое другое, например упор на опыт и эксперименты.

Но то, что до недавнего времени было утеряно навсегда, — это акцент Бэкона-старшего на двухстороннем подходе к опыту: одном внутреннем и одном внешнем модусе.Что сохранялось и питалось, так это «внешний» или чувственный опыт. Это стало доминирующим методом западной науки, усовершенствованным, с помощью множества инструментов и навыков. Но тем не менее это была лишь половина бэконовского представления об опыте. Вероятно, это было отражением возникновения имплицитной модели мира, которая относила все нематериальные сущности к областям, отличным от науки, — к частной философии и мистицизму, религии, литературе, поэзии и искусству. К концу 17 века Декарт проложил путь к разделению культур.Культура науки была обращена к внешнему, материальному миру. Культура философии и религии имела дело с разумом, верой, верованиями и невидимыми сущностями, такими как математические истины. В конце концов, после того как философы движения Просвещения продвинули науку вперед как современное предприятие, которое освободит человеческий разум от идеологического, догматического и политического рабства (Дюпре, 2004), наука и ее эпистемологический модус имели в качестве объекта только материальный мир. его объект. Все другие виды приобретения знаний, философские рассуждения или прозрения больше не считались научными.После того как Кант философия попыталась выполнить свою критическую функцию, критикуя культурное господство естествознания, например, когда Гуссерль, а затем Хайдеггер писали о сциентистском отклонении естествознания, а вслед за ними французские конструктивисты и деконструктивисты указывали на социальные, политические, и экономические предубеждения, которые всегда присутствуют (Хайдеггер, 1967; Гуссерль, 1909/1977; Фуко, 1974/1991).

Отсюда возникла важная традиция, подхватившая нить внутреннего опыта и, таким образом, также другой тип онтологии, традиция феноменологии.Он берет свое начало в философии Франца Брентано, который явно намеревался реформировать философию (Tiefensee, 1998; Binder, 2019). Его идея реформы заключалась в адаптации метода науки, опыта. Для Брентано это был систематический способ самоанализа или внутреннего опыта, если использовать адаптированную здесь терминологию. Самым известным учеником Брентано был Эдмунд Гуссерль, вдохновивший французскую традицию феноменологии (Мерло-Понти, 1966; Захави, 2003; Гуссерль, 1930/2009). Это, в конечном счете, также было связано с нейронаукой: Варела был первым, кто постулировал феноменологию опыта как дополнение к нейробиологическим методам (Varela et al., 1991). Это вдохновило направление исследований в области нейронауки, которое называет себя созерцательной нейронаукой (Shear, 2007; Berkovich-Ohana et al., 2013; Dor-Ziderman et al., 2013; Jo et al., 2013, 2014, 2015; Lutz et al., 2013, 2014, 2015). и др., 2015; Винтер и др., 2020). Это относится к научной модели опыта, в которой нейробиологические методы, такие как электроэнцефалограмма (ЭЭГ), МРТ, магнитоэнцефалограмма (МЭГ) и другие, используются для понимания состояний или динамики мозга — опыта внешнего мира или видов третьего лица. опыт.В качестве дополнения собираются внутренние феноменологические отчеты о субъективных переживаниях добровольцев-исследователей, которые соотносятся с этими состояниями мозга. Феноменология Гуссерля и Мерло-Понти также вдохновлена ​​современным возрождением систематической интроспекции (Petitmengin and Bitbol, ​​2009; Bitbol and Petitmengin, 2013). Они используются для непосредственного понимания опыта, например, как предвестники эпилептических припадков (Petitmengin et al., 2007; Heinen, 2012) или как прямое эмпирическое содержание реальности как таковой (Petitmengin, 2006, 2007; Petitmengin, Bitbol, ​​2009). ; Вегер и Вагеманн, 2015).Эта феноменологическая традиция представляет собой очень важное и богатое новое движение. Он принимает другую эпистемологию и, следовательно, ведет к другой онтологии (Варела, 1981а, б, 1984; Феррер, 2018): нет разделения между ментальными и физическими явлениями, потому что каждое утверждение о внешнем мире начинается с живого, воплощенного опыта. Это косвенно иллюстрирует мою точку зрения: эпистемология и онтология связаны друг с другом. Однако даже феноменология не смогла сломить шаг современной науки к безудержному материализму, хотя и добавила важные нюансы и оговорки.

Что было утеряно на этом пути, так это жизнеспособная концепция «разума» или «сознания», которая была бы онтологически закреплена и, таким образом, поддерживала бы свой собственный эпистемологический модус (Beckermann, 1989). Дуализм Декарта был проблематичен с философской точки зрения, как указывали философы, жившие в непосредственной близости от него, такие как Спиноза и Лейбниц. Но это было отправной точкой для изгнания, даже изгнания всего ментального из области естественных наук. Программа сведения всех биологических вещей к машинам и механическим действиям, начатая Декартом в его «Трактате о человеке», опубликованном посмертно в 1664 г. (Descartes, 1664/2003), также тайно переместилась в разум, когда ученые орган, производящий разум, или, даже более радикально, тождественный с разумом (Армстронг, 1968; Черчленд, 1986, 1988).Еще более радикально то, что в наше время некоторые ученые считали разум излишним как сущность и считали его достаточным для понимания работы мозга (Dennett, 1991). Неважно, что эта программа нейроредукционизма, т. е. предположение о том, что полное неврологическое понимание процессов в мозге даст нам полное понимание работы разума, еще не создала удовлетворительной теории и, весьма вероятно, не сделает ее. так что еще какое-то время, а может быть, и никогда (Hasler, 2015).Абстракция, согласно которой действительно важны только материальные вещи, все еще очень сильна, или, иначе говоря, историческим следствием процесса, запущенного Декартом, Ньютоном, философами-просветителями Франции и Англии, и историческим успехом естественных наук. имплицитной материалистической онтологии не только самой науки, но и всей нашей научной культуры в целом. Это распространилось на нашу популярную культуру, где необузданный материализм в том, как мы обращаемся с нашей планетой, и в господстве капиталистической экономической модели стал мейнстримом.

Эта онтологическая модель материализма, хотя и имплицитно во многих областях, поддерживает, следовательно, эпистемологическую модель эмпиризма, понимаемую как идея о том, что нам нужно только чувственное восприятие, чтобы познавать мир. Таких ученых Баас ван Фраассен назвал «туземцами-натуралистами» (van Fraassen, 2002, 2016), потому что они даже представить себе не могут, что это очень ограниченная, ошибочная концепция. Тем не менее, он стал доминирующим способом (Principe, 2016; Robinson, 2016; Williams and Robinson, 2016).Онтологически это связано с идеей о том, что сознание или разум вторичны по отношению к мозговой деятельности, зависят от нее, происходят от нее, или, как было сказано выше, для понимания разума необходима только мозговая деятельность.

Загадки, парадоксы и эмпирические аномалии современной модели

Эта позиция, однако, приводит к некоторым загадкам и парадоксам, и некоторые эмпирические аномалии препятствуют ей. Эти эмпирические аномалии и теоретические парадоксы будут объяснены и обсуждены в этом параграфе.

Следствием этих аномалий и парадоксов, если воспринимать их всерьез, является то, что нам, скорее всего, придется быть открытыми для возможности того, что потребуется другой способ отношения к миру или более широкий вид эпистемологии. Это будет тот случай, когда внутренний опыт, очень похожий на то, что предвидел Роджер Бэкон, необходим для дополнения нашего чувственного опыта. Это будет дополнительный способ понимания, зависящий от другой онтологии и производный от нее. Эта более широкая онтология оставляет место для сознания или разума как сопервичной сущности материи в комплементаристской модели отношений разум-тело или дуальности сознания-материи, которая больше не сводится ни к одной материи, как в материалистической монистической модели, ни к разуму/сознанию. в одиночку, как в традиционной идеалистической перспективе.Самый экономный и, вероятно, теоретически самый честный подход состоит в том, чтобы сказать, что нам нужна модель, в которой ни материя не сводится к разуму, ни разум к материи, но где и то, и другое сопервично или, возможно, феноменологически вторично по отношению к первичной реальности, которую мы не можем испытать иначе, чем в его двойственных аспектах ума/сознания и материи. Прежде чем я проработаю это и разовью выводы для эпистемологии, позвольте мне привести несколько аргументов, почему я считаю это необходимым.

Похищение или творческое озарение

Эмпирическая позиция, полагающая, что чувственный опыт и размышления об этом чувственном опыте вместе с некоторыми абстрактными рассуждениями и математическим моделированием достаточны, на самом деле не работает, если мы внимательно посмотрим.Эта позиция упускает из виду важную составляющую научного процесса. С эпистемологической точки зрения хорошо известные этапы индукции — наблюдения отдельных случаев эмпирических явлений и последующего вывода из них некоторого общего утверждения — и дедукции — использования такого общего утверждения и последующего вывода из него предложений, которые могут быть проверены эмпирически или о которых известно, что они верны. верно, потому что они следуют строгим логическим выводам — их недостаточно для основания и поддержки науки. Хотя они являются наиболее важными, наиболее часто используемыми и наиболее известными способами научной деятельности, в них отсутствует важный шаг, который C.С. Пирс указал. Но его уже можно найти в старейшей эпистемологической модели на Западе, в органоне Аристотеля (Aristoteles, 1990). Пирс назвал это похищением. Его определением этого было «факты в поисках теории» (Пирс, 1931, VII, 218). Под этим он имел в виду, что обычно мы начинаем не с грубых, простых фактов, а сразу же объединяем факты и эмпирические данные в модели. Аристотель называл этот процесс «анхинойя», что в одном из первых латинских переводов и комментариев было переведено как «sollertia», что означает «зоркость» (Grosseteste, 1981, I.19, с. 281 сл.). Аристотель указывал, что за этим процессом стояло то, что он называл «озарением — ноэзисом». Проницательность относится к способности человеческого разума «видеть» отношения или выводить невидимые отношения за фактами. Это как бы теоретизирующая способность человеческого разума. Теперь возникает вопрос: как разум приходит к этим теоретическим структурам, или, другими словами, как мы приходим к осмысленным теориям, которые нам нужны, в первую очередь, для организации нашей перцептивной реальности и, во вторую очередь, для занятий полезной наукой? Эйнштейн говорил: «Идеи исходят от Бога» (Брайан, 1996, с.61). Под этим он, конечно, не имел в виду какую-либо личную трансцендентную сущность, поскольку Эйнштейн был агностиком, но он имел в виду, что идеи имеют статус, отличный от наблюдений и эмпирических фактов. Они не могут исходить из наблюдений. Они нужны для понимания, сбора и упорядочивания наблюдений. Хэнсон использовал выражение, что наблюдение «нагружено теорией», чтобы описать этот факт (Hanson, 1969/2018). Но как мы приходим к теориям? Большинство из нас используют теории, которым нас учат, и которые мы находим, когда начинаем заниматься наукой.Но к этим теориям пришли в первую очередь некоторые весьма творческие и вдохновленные мыслители, в первую очередь Ньютон, Декарт, Эйнштейн, Гейзенберг, Планк и Шредингер, и это лишь самые выдающиеся из них. В каждом и каждом случае можно найти биографически определенное озарение, творческую идею, внезапный «внутренний» теоретический опыт, предшествующий развитию формальной теории. Откуда это? Было ли это чистой случайностью? Скорее всего, это было сочетание тщательного изучения, долгих попыток решения проблем, огромного количества фоновых знаний и в какой-то момент определенного внутреннего опыта, который помог собрать все детали воедино, чтобы могла возникнуть значимая теоретическая структура.Это процесс, который Пирс назвал «похищением» (Фанн, 1970). Интересно отметить, что нам удалось создать чрезвычайно мощные компьютеры, которые очень эффективно выполняют дедуктивные и индуктивные процессы. Но, насколько мне известно, нам не удалось создать компьютер, который мог бы надежно выполнять абдуктивные шаги (Penrose, 1990; Collins, 2018). Возможно, когда-нибудь они это сделают, но пока это не сделано, кажется безопасным утверждать, что этот тип рассуждений или прозрений является прерогативой человека.

Таким образом, загадка или парадокс здесь такова: материалистическая позиция предполагает, что все умственные операции являются физическими и материальными по своей природе, а именно активность нейронов в мозгу. Тем не менее, чтобы констатировать это, в первую очередь, требуется сознательный разум, жизненный опыт на языке феноменологии. Для поиска плодотворных научных теорий необходим особый мыслительный процесс, и этот процесс, похоже, алгоритмически не воспроизводим. Оно имеет большое феноменологическое сходство с тем типом опыта, который я называю «внутренним опытом».

Сознание необъяснимо

В качестве вторичного парадокса можно продолжить эту мысль: только после того, как материалистическая позиция, объясняющая всю ментальную деятельность, все инсайты, все качественные переживания, будет полностью разработана в теории онтологического материалистического редукционизма, эпистемологическая позиция чистого эмпиризма может стать полноценная доминантная программа. Но у нас нет такой теории. У нас есть обещания и условия (Nagel, 2012). Но веские аргументы показали, что эти обещания, скорее всего, пусты, а условия неверны.Чалмерс показал, что теория супервентности сознания не работает (Чалмерс, 1996, 2010). Хош указал, что теория тождества разума и материи допускает серьезную категориальную ошибку (Hoche, 2008). Аргументы, подобные выдвинутым Джексоном, Нагелем, Максвеллом, Ноэ, Велмансом и другими, указывают на тот факт, что качественные аспекты сознания не будут и не могут быть охвачены в принципе материалистическими подходами, потому что материалистическая теория может описывать только внешнее. работы нейронной активности (Максвелл, 1968, 2000, 2011; Нагель, 1974, 2012; Джексон, 1986; Велманс, 2007, Велманс, 1993/2007, 2009; Ноэ, 2009).Даже если мы знаем все о мозге другого человека, мы все равно не знаем, каково этому человеку ощущать боль, испытывать блаженство или пробовать выдержанный Пино Нуар. Уже Лейбниц указывал в своей знаменитой «притче о мельнице», возрожденной в последнее время Бьери, что если мы представим наш мозг подобным мельнице, чтобы мы могли войти в нее и осмотреть ее, мы обнаружим только механическую активность, но никаких мыслей, эмоций, воображений, желаний и тому подобного (Leibniz, 1966, §17; Bieri, 1995).

Тот факт, что нейронным сетям удалось имитировать некоторые достижения человеческих когнитивных систем, такие как распознавание образов, некоторые аспекты обучения и сложные взаимодействия, лишь показывает, что некоторые аспекты человеческого и, если уж на то пошло, животного познания могут быть реализованы в технических системах. . Но, как показал аргумент Серла о китайской комнате, это ничего не доказывает в отношении сознания и понимания (Searle, 1992). Если сознанием управляет сложность, и если сознание является эмерджентным свойством большого скопления нейронов или подобных реле, то почему иммунная система не обладает сознанием, или наш мозжечок, или Интернет, или бактерии в наших кишках, которые превосходят по численности наши клетки тела на один порядок и которые хорошо связаны, не говоря уже обо всех других бактериальных культурах, которые превосходят по численности и нас, людей, и наши нейроны? Они также очень хорошо связаны и совершают такие трюки, как обмен генами устойчивости между различными ветвями и поведение в сотрудничестве, по-видимому и очевидно, все без сознания, культуры и языка.

Сокращаю оживленную дискуссию, которая ведется в настоящее время в многочисленных специализированных изданиях и на «Конференциях по науке о сознании». Справедливо сказать, что растущий консенсус в сообществе исследователей сознания недоволен нынешним имплицитным общепринятым мнением о том, что для понимания сознания достаточно материалистической модели мира и мозга. Безусловно, существует очень сильная корреляция между мозгом и сознанием. Этого на самом деле никто не отрицает.Но как они соотносятся, неясно. В лучшем случае двухаспектный монизм представляется жизнеспособным в том смысле, что сознание сопервично с материей, как это пропагандировали Спиноза и его последователи (Спиноза, 1977; Джонас, 1980; Эпперсон, 2009).

Аномальное познание и парапсихологическая база данных

Мы и другие утверждали, что база данных парапсихологии также бросает вызов материалистически-редукционистскому взгляду на сознание (Costa de Beauregard, 1998; Walach and Schmidt, 2005; Kelly et al., 2007, 2015; Борегар, 2014 г.; Карденья, 2014, 2015; Барусс и Моссбридж, 2017 г.; Радин, 2018; Шварц и др., 2018; Валах, 2019). Или, с другой стороны, тот факт, что материалистическая онтология по-прежнему является имплицитной основной моделью в науке, вероятно, является причиной того, что большая и непротиворечивая база данных парапсихологии не воспринимается всерьез, как она того заслуживает (Braude, 1987; Cardeña, 2015, 2018; Ребер и Алкок, 2020 г.). Мета-анализ, который охватывает десятилетия тщательно контролируемых экспериментальных исследований, задокументировал, что телепатия, экстрасенсорное восприятие, такое как дистанционное видение, предвидение и предчувствие, а также, вероятно, микропсихокинез, являются фактическими и статистически надежными явлениями (Schmidt et al., 2004; Сторм и др., 2010, 2012, 2013, 2017; Моссбридж и др., 2012; Шмидт, 2012; Бем и др., 2015; Валах и др., 2015; Сторм и Трессольди, 2017 г .; Карденья, 2018 г.; Дагган и Трессольди, 2018 г.; Мэй и др., 2018). Они не являются каузально доступными в том же смысле, что и выключатели света, потому что мы недостаточно хорошо понимаем эти явления и, возможно, потому, что они не могут быть сконструированы по желанию в том же смысле, что и стандартные материально-каузальные явления. Но, тем не менее, они надежны, и стандартные объяснения, такие как мошенничество, предвзятость публикаций и ошибки восприятия, не являются вероятными объяснениями.Уже Уильям Джеймс в своем президентском обращении в качестве президента Общества психических исследований в 1896 году использовал аргумент педика, который применим и здесь (Джеймс, 1896): В хворосте можно легко сломать каждую отдельную палку, но хворост в целом нельзя сломать. В том же смысле свидетельства парапсихологических феноменов, таких как ясновидение, телепатия, дистанционное видение, предвидение и психокинез, могут быть разобраны исследованием за исследованием, если кто-то склонен к этому, или отдельные проблемы могут быть идентифицированы с помощью отдельных исследований, но доказательства в целом трудно отвергнуть.То, что было верно для Уильяма Джеймса в конце XIX века, еще более верно для сегодняшней базы данных после 40 лет усердных исследований.

Главной чертой, на которую мы и другие указывали, является присущая психическим явлениям нелокальность. Предвидение бросает вызов условию локальности специальной теории относительности. Телепатия — явно нелокальное явление, потому что ни время, ни расстояние, похоже, не играют решающей роли (Carr, 2015; May and Marwaha, 2018; May et al., 2018). Те, кто может использовать телепатию, по-видимому, не связаны ни расстоянием, ни временем (Targ and Puthoff, 1974; Targ et al., 1979).

Почему это относится к нашему обсуждению онтологии и эпистемологии? Актуальность исходит из трех взаимосвязанных фактов.

Во-первых, нынешняя имплицитная господствующая материалистическая онтология оперирует понятием причинности, которое носит чисто материальный характер. Везде, где причины передают эффекты, материальные частицы — фотоны или другие обменные частицы, молекулы и т. п., сокращение от «сигнала» — опосредуют такие эффекты. Эти сигналы ограничены рамками специальной теории относительности для работы на пределе скорости света.Это означает, что есть только причины, которые могут двигаться со скоростью света. Это то, что часто называют «принципом локальности» или «локальным» характером причин. Это означает, что причины в природе материальны. По этой же причине этому типу мышления чужда идея нематериального воздействия на материальные системы. По этой причине (нематериальная) сознательная воля, влияющая на мозг, столь же странна, как и нематериальное намерение, влияющее на удаленную материальную систему без какой-либо опосредующей причины.

Во-вторых, в рамках лежащей в основе материалистической онтологии очень трудно увидеть, как сознание, будучи вторичным по отношению к материальным событиям в мозгу и производным от них, может оказывать прямое, непосредственное влияние на другие умы, как в телепатии, или на отдаленные материальные системы. например, в психокинезе. В классической стандартной материалистической онтологии такие эффекты потребовали бы — материальных — обменных частиц для опосредования таких эффектов. Но в текущей модели мира нет места для дополнительных частиц, которые могли бы опосредовать подобные эффекты.Следовательно, нам пришлось бы либо изменить нашу модель мира, чего на самом деле никто не хочет делать, либо мы должны согласиться с тем, что существует элемент прямого «влияния» между сознательными системами и другими сознательными или материальными системами, без опосредующего действия материальные обменные частицы. Это то, что технически называется присущей «нелокальностью» эффектов аномального познания и действия, таких как телепатия, ясновидение и психокинез.

Наконец, эффекты предвидения являются прямым нарушением текущей модели локальности и материальных причин, поскольку они противоречат основному принципу специальной теории относительности, согласно которому все причины должны двигаться со скоростью света, и, следовательно, как прямое следствие, будущее открыт и не может передавать информацию о своем состоянии.Именно это переживается в предвидении и нарушается в некоторых видах экспериментов.

Таким образом, эти особенности аномального познания и действия прямо бросают вызов фундаментальным принципам имплицитной мейнстримной материалистической онтологии, факт, который недавно был ясно замечен и озвучен критиками (Reber and Alcock, 2020). Бросая вызов материалистической онтологии, аномальные эмпирические наблюдения, обсуждавшиеся выше, подразумевают более широкую и менее ограничительную онтологию, в которой сознание, как мы вскоре увидим, сопервично с материей.Использование такой более широкой онтологии также даст место и повод для применения более широкой эпистемологии.

Критики пытаются избежать этого эмпирического вызова, указывая на сложность воспроизведения таких результатов (Alcock, 2003). Безусловно, выводы парапсихологии трудно воспроизвести, и в рамках нашей собственной модели такая проблема даже предсказывается по теоретическим причинам (Lucadou et al., 2007). Но это не следует упускать из виду: повторение является общей проблемой в психологии, где менее 50% стандартных экспериментов оказались воспроизводимыми (Open Science Collaboration, 2015), или, если уж на то пошло, в медицине, где сложность воспроизведения составляет настоящая проблема даже для хорошо изученных механистических вмешательств (Ioannidis, 2005).Таким образом, сложность воспроизведения является общей для всех наук, изучающих человека. Я чувствую, что трудно защищать стратегию требования лучшей воспроизводимости с точки зрения науки, которая изначально не решила эту проблему. Кроме того, учитывая тот факт, что прямые повторения в исследованиях аномального познания затруднены, в целом, в целом и с учетом всех экспериментальных парадигм, следует серьезно относиться к сильным эффектам мета-анализов, которые нельзя объяснить предвзятостью публикации или мошенничеством. (Карденья, 2015, 2018).

Часто критики выдвигают аргумент, что если бы психические явления были правдой, они противоречили бы нашим «законам природы» (Reber and Alcock, 2020). Это верно только в том случае, если под «законами природы» мы на самом деле подразумеваем ньютоновское механистическое мировоззрение. Но в мире, где науке неясно местонахождение примерно 95 % всей материи и энергии, где наиболее широко признанные теории, теория относительности и квантовая теория, расходятся друг с другом, не очень трудно представить себе иную тип физики, у которого не будет проблем с интеграцией таких явлений.Мы показали, например, что обобщенная версия квантовой теории, которая представляет собой системную модель и не ограничивается физическими и материальными системами, может использоваться для теоретического понимания и реконструкции психических явлений (Walach et al., 2014). Другие используют другие физические модели, например гиперпространственные модели, которые могли бы объяснить такие явления (Carr, 2015). Этих примеров должно быть достаточно, чтобы констатировать очевидное: психические явления — это эмпирические явления, противоречащие только локалистскому, материалистическому мировоззрению.Как только от такой позиции отказываются и явления берут верх над теориями или, вернее, догмами, тогда они становятся вполне естественными.

Как таковые, они бросают вызов материалистическому мировоззрению и связанной с ним эпистемологии и требуют расширения. Минимальная модель консенсуса, которую мы предлагаем, — это двухаспектная монистическая модель или, если использовать более точную формулировку, комплементаристская модель. Это также породило бы иную, более широкую эпистемологию, к которой мы сейчас обратимся.

Более широкая онтология и эпистемология и, наконец, методология

Если принять приведенные выше аргументы, хотя бы предварительно, чтобы увидеть, к чему они ведут, то нам потребуется расширение нашей онтологии.Одной материи, по-видимому, недостаточно, чтобы объяснить феномены, которые мы переживаем, начиная с нашего сознания и приводя к психическим явлениям, но, вероятно, не заканчивая ими. Таким образом, мы должны были бы оговорить, что сознание, по крайней мере, столь же первично, как и материя. Поэтому мы называем его взаимно первичным. Это означает, что материя не первична, а сознание не производно от нее, как своего рода эмерджентное свойство или как вторичный аспект материальной организации, а также сознание или разум не первичны, как в классических идеалистических моделях, где материя вторична по отношению к разуму или сознанию. .Оба монизма, материалистический и идеалистический монизм, имеют одинаковую проблему, а именно: сделать правдоподобным то, как из исходной субстанции может быть выведена категорически совершенно иная сущность, материя или сознание. Они могут добиться этого, только предоставив другой сущности лишь вспомогательный онтологический статус. Во времена, когда идеалистическое мышление было безудержным, материя была очернена и маргинализирована, а вместе с ней и наука о процессе — изучение мира природы. В наше время, когда преобладает материалистическое мышление, происходит обратное.Сознание и связанные с ним явления маргинализируются и все, что с ним связано.

Ни одна из моделей не является удовлетворительной. Модель, в которой материя и сознание взаимно первичны, я назову комплементаристской, которую я нахожу более сильной версией двухаспектной модели (Walach and Römer, 2000, Römer, 2012; Walach, 2005; Römer and Walach, 2011). Прототипом двухаспектной модели является модель Спинозы. Здесь единая субстанция, которая не определена, проявляется двояко, как разум и материя. Но дальше их отношения не выяснены.То же самое можно сказать и о современных двуаспектных монизмах, подобных монизму Макса Велманса (Velmans, 1993/2007, 2009), что является ярким примером. Подчеркивается онтологическое или, скажем так, феноменологическое различие между двумя аспектами. Но нет никакой другой квалификации, кроме того, что обе они необходимы для описания человеческого существа. Комплементаристская позиция, которую мы будем отстаивать здесь, описывает эти две феноменологические точки зрения как взаимодополняющие в том смысле, в каком Бор ввел этот термин в физику (Bohr, 1966).Он использовал его для описания парадоксального поведения квантов, которые в одной экспериментальной постановке можно рассматривать как частицы, а в другой — как волны, но никогда не как то и другое одновременно. Тем не менее, оба описания необходимы для полного определения частицы. Таким образом, дополнительные точки зрения — это точки зрения, в которых нам нужны два взаимоисключающих описания, которые объединяют несовместимые точки зрения в одно и то же явление для описания сложного объекта, такого как сознательное человеческое существо. Бор уже высказывал подозрение, что дополнительность как эпистемологическая концепция может быть полезна для понимания дуальности разума и тела (Jordan, 1947; Jordan, 1980; Meyer-Abich, 1965; Brody and Oppenheim, 1969; Fahrenberg, 1992; Röhrle, 2001). ).

В ходе обмена письмами и идеями, продолжавшегося с 1932 г. до своей смерти в 1958 г., Вольфганг Паули, один из самых проницательных умов физического сообщества своего времени и один из отцов-основателей квантовой теории, предложил Карлу Густаву Юнгу Швейцарский психиатр, что физика будет полной только тогда, когда психика или сознание будут интегрированы в физические теории (Meier (ed.), 1992, 2001; Atmanspacher and Primas, 2006). Он также использовал концепцию дополнительности, по крайней мере неявно, когда он, например, согласился с предложением Юнга рассматривать причинность и синхронистичность в том же смысле, что они дополняют друг друга, как энергия и четырехмерное пространство-время (Meier (ed.), 1992, с. 64). Неявно оба следовали по одной и той же траектории. Юнг предложил рассматривать психику, или разум, и материю как два аспекта лежащего в их основе единства, которое он назвал, опираясь на неоплатоническую традицию алхимической литературы, «unus mundus», «единым миром». Под этим он имел в виду некую трансцендентную, окончательную реальность, к которой мы, люди, не имеем доступа.

Используя квантово-механическое мышление современного интерпретатора Юнга, покойного Ганса Примаса, мы могли бы сказать, что юнгианская «unus mundus» является эндофизикой или эндомиром унитарного развития детерминистского уравнения Шредингера. , где все имеет вневременное присутствие и нелокально соотнесено со всем остальным.Иногда Примас также уподоблял это платоновскому миру идей или математических истин (Примас, 1994а, 1996, 1997). Этим Примас ссылался на то, что существуют два совершенно противоположных взгляда на интерпретацию квантовой физики: Уравнение Шредингера фактически описывает детерминированная система чистых возможностей. Это то, что Примас и другие называют «эндофизикой», внутреннее, но недоступное состояние мира, подобное царству платоновских идей. Но то, что мы переживаем, есть ясное развертывание определяющих событий.Здесь мы видим не волны возможностей, как в уравнении Шредингера, а определенные стулья и столы. Здесь факты очерчены и идентифицируемы. Но как потенциал уравнения Шредингера превращается в реальность фактов, неясно и является предметом споров. С точки зрения квантовой механики большая загадка заключается в следующем: как мы на самом деле приходим к классическому миру, в котором мы живем и который мы знаем (Römer, 2012)? Текущая общепринятая интерпретация состоит в том, что это случайный процесс. Мы можем использовать это различие между эндо- и экзофизикой, чтобы понять разницу между лежащей в основе реальностью, unus mundus в терминологии Юнга, и нашим феноменологическим миром.Эндоперспектива обычно недоступна для нас, людей. Иногда, в определенные моменты, у нас может быть временный и мимолетный эмпирический доступ к нему. Это могут быть моменты особо одаренной проницательности, глубокой связи с кем-то еще и т. д. Но обычно эта сфера находится за пределами нашего понимания. Но оно предстает перед нами в двух, казалось бы, взаимоисключающих ракурсах, как материя и разум, или сознание, и в нашем собственном существовании мы сочетаем эти взаимоисключающие ракурсы: как сознательное человеческое существо.Я попробовал графическое изображение этой модели на рисунке 1.

Рисунок 1. Представление комплементаристской модели, вдохновленной юнговской идеей unus mundus как лежащей в основе психики и материи.

Принимая эту модель, мы сразу же видим гносеологическое следствие. Эпистемологически у нас теперь есть две потенциальные перспективы познания мира. У нас есть наши чувства и чувственный опыт, чтобы воспринимать реальность извне: внешний опыт как доминирующий способ науки.Но теперь у нас также есть второй способ, внутренний опыт, вид созерцательного, медитативного или внутреннего опыта. Это способ прозрения по счастливой случайности (Пирс), вдохновения, которое «исходит от Бога» (Эйнштейн), способ прозрения и прозорливости «anchinoia» и «noesis» (Аристотель), которые Платон резюмировал в своем шестом письме как озарение, которое приходит «внезапно», совершенно неожиданно, как только человек правильно подготовился (Платон, 1967, 6-е письмо, 341 с 6). Или способ созерцательного, мистического прозрения, на который опирался Роджер Бэкон и о котором говорили мистики более поздних поколений, Мейстер Экхарт, Сьюз и другие.Возможно, это также непосредственный опыт реальности, на который ссылаются прагматические эпистемологии, такие как дзэн или другие махаяно-буддийские подходы, когда они говорят о доступе к «дхармакае», истинной природе вещей или «большому разуму» (Suzuki, 1970). ; Hakuin., 1994; Bankart et al., 2003; Dockett and North-Schulte, 2003).

Само собой разумеется, что существуют как разные степени, так и разные типы прямого интеллектуального и эмпирического доступа к реальности. Распутать то, что я бросил в одну корзину, будет задачей будущей эпистемологии внутреннего опыта.В настоящее время важно только понять: как только мы принимаем такую ​​комплементаристскую онтологию, мы имеем, как рациональный вариант эпистемологии, в нашем распоряжении еще и другой путь доступа к реальности, а именно внутренний опыт или опыт от первого лица, который может напрямую касаться реальности. Как именно это будет происходить — другой вопрос. Возможно, феноменологическая интуиция, описанная Гуссерлем и Варелой, является таким модусом (Varela, 1996; Husserl, 1930/2009). Возможно, это очень похоже на вынесение за скобки понятий и интуитивное знание, к которому стремятся буддийские медитаторы.Возможно, это похоже на знания, которые имели в виду средневековые мистики (Walach, 2009, 2010). Возможно, каждый режим совершенно другой, достигает разных аспектов реальности и использует разные методы. Но важным для нашего обсуждения здесь является то, что существует этот принципиальный вариант достижения реальности путем внутреннего опыта. Или, говоря иначе: эта онтология допускает соприкосновение с реальностью через внутренний опыт в дополнение к опыту наших чувств, которые соприкасаются с материальной реальностью нашего мира.

Почему мы хотим затронуть этот вид опыта в сфере и в пределах компетенции науки, а не относить это к религии или духовности и эзотерике (Кинг, 2014)? Я полагаю, что даже необходимо включить этот способ понимания в компетенцию науки. Во-первых, расширенная онтология даже требует такой более широкой эпистемологии, и я привел несколько причин, почему нам нужна более широкая онтология. Во-вторых, только беспристрастно-критический и коллективный поисковый режим научной культуры может гарантировать, что то, что из нее почерпнуто, не обернулось догматическими наслоениями, поддерживающими сектантские учения и бесчеловечные практики.Вот почему в других местах я выступал за интеграцию духовности в область науки, что также обязательно привело бы к одухотворению науки (Walach, 2015, 2017).

Однако это предложение вызывает множество вопросов. Может быть, духовная практика, такая как медитация, просто учит нас другому переживанию мира, а не совершенно другому доступу к внутренней структуре мира? Однако если это так, как мы будем различать эти разные маршруты? Каковы были бы наши критерии для их распутывания? Каковы были бы наши критерии истины? Это, конечно, сложные вопросы, на которые нельзя ответить в рамках статьи ограниченного объема, и они должны будут стать направляющими вопросами науки будущего созерцательного типа.Некоторые идеи уже были предложены: согласованность индивидуального опыта с традиционными описаниями, полезность такого опыта в практиках психологического роста и свободы личности, поддержка сообщества и связи, и это лишь некоторые из них (Walach and Runehov, 2010; Феррер, 2018). Но ясно, что задачей будущего является определение различий и критериев истины, а также моделей практики.

Сила нашей нынешней эмпирической модели проистекает из кажущейся простой методологии экспериментирования, лежащей в основе современной науки.Эта методологическая позиция связывает онтологию с эпистемологией и делает их плодотворными. Для предполагаемого созерцательного типа науки об опыте от первого лица такого ключевого методологического стержня не существует. В конце концов, на отверждение экспериментального метода ушло 500 лет. Однако введение систематического, хорошо обученного самоанализа, например, в созерцательной или медитативной практике, непосредственно в научную практику и обучение в этом отношении может привести к появлению такого метода, не входящего в компетенцию традиционных духовных или религиозных практик, а в пределах компетенции науки.Поскольку у нас нет такой методологии, это будет проект на будущее.

Принимая подход, который я обрисовал серьезно, по крайней мере предварительно, мы видим, что эта онтология допускает другой путь доступа к реальности. Он предлагает путь к лежащей в основе реальности за пределами двойственности материи и сознания. Я считаю, что те известные нам эмпирические и биографические случаи, когда одаренный ученый выдвигал теоретические модели, правдиво передающие по крайней мере часть реальности в весьма абстрактных моделях, были случаями погружения индивидуального сознания или мыслительной деятельности в единство реальности и достижения представления о его структурах.Примерами могут служить физические теории, такие как теория относительности или квантовая теория, биологические модели, такие как эволюционная теория, или Барбара МакКлинток, которая открыла прыгающие гены, «став единым целым» со своими растениями (Comfort, 2001; Keller, 1983/2003), или математические открытия, подобные тем, что Рамануджан и др. (Hardy, 1937; Kanigel, 1991). Возможно, удастся получить еще больше таких прозрений о глубинной реальности, используя этот режим более заметно и систематически. Это могло бы ускорить наше получение знаний, избегая обходных путей и окольных путей.Но что еще более важно, это может помочь нам избежать бесплодных дорог и тупиковых переулков, интуитивно избегая их. Следуя позиции дзэн на мгновение, мы можем предположить, что такой созерцательный доступ к реальности выходит за пределы кажущейся парадоксальной структуры феноменального мира и приводит к более глубокому единству, которое в традиции дзэн называется «дхармакая», иногда переводимое как «Единый ум». ». Понимание этой области может помочь обогатить научное мышление тем, что Николас Максвелл назвал «исследованием мудрости» (Maxwell, 1984, 2017).Он был непреклонен в том, что поиска знаний недостаточно для науки и человечества. Вместо этого нам нужны полезные знания, которые помогут человечеству процветать. Но как прийти к такому знанию? Будет ли достаточно рационального рассуждения? Можно ли это сделать рационально? Или осуществляется по распоряжению руководства или по приказу вице-канцлера? Я сомневаюсь. Однако созерцательная практика может стать путем к такому исследованию мудрости. Это может помочь выявить такие более глубокие реальности или структуры, которые вносят порядок в иерархии потенциальных целей.Другими словами, это может помочь раскрыть те ценности, которые необходимы для понимания и определения приоритетов типов и видов знаний. Ценности, цели и намерения также могут принадлежать более глубокой структуре реальности. Они не могут быть обнаружены во внешнем мире. Они недоступны нашим чувствам. А политический дискурс — это только средство достижения консенсуса или, по крайней мере, большинства голосов относительно того, какие ценности мы хотим сделать приоритетными. Нынешнее представление о ценностях состоит в том, что они каким-то образом вытекают из эволюционного процесса в целом, а затем обсуждаются на политическом уровне (Nagel, 2012; Abele and Wojciszke, 2014; Hands, 2015).Но как насчет идеи о том, что ценности могут быть глубинными структурами реальности, открываемыми с помощью созерцательной практики?

Давайте воспользуемся более знакомым примером, чтобы проиллюстрировать это. Каждому знакомо внезапное открытие цели или смысла жизни. Обычно это личный опыт, который происходит с нами. Очень редко мы «имеем смысл», мы находим его (Frankl, 1964). Когда мы занимаемся любимым делом, например занимаемся хобби, занимаемся искусством или музыкой, встречаемся с друзьями, мы находим такой опыт значимым.Смысл приходит к нам, говоря феноменологически, как некий внутренний опыт. Если мы находим смысл в более сложной жизненной ситуации, то часто это опыт, похожий на озарение. Если нашей целью прозрения является реальность как таковая, то после некоторого созерцательного усилия мы можем найти здесь глубокую структуру реальности. Это может быть теоретическая структура, понимание научной проблемы, как у Барбары МакКлинток, обнаружившей таким образом прыгающие гены, или понимание относительности времени, обнаруженное Эйнштейном, и т. д.Или это может быть понимание целей или ценностей. На высоком моральном уровне это может быть понимание этических ценностей в целом. Кажется весьма примечательным, что разные религиозные и духовные традиции имеют некоторые очень похожие основные этические ценности, например, о неприкосновенности жизни, хотя некоторые более второстепенные ценности, такие как ценность собственности или сексуальной пристойности, могут сильно различаться в зависимости от эпохи и культуры. . Таким образом, при условии, что мой несколько эссенциалистский взгляд на ценности, обрисованные здесь, вообще осуществим и, как я полагаю, по крайней мере некоторые основные ценности и этические принципы являются частью глубинной структуры реальности, тогда можно было бы обнаружить ценности как глубинную структуру реальности. туда.

Чтобы сделать этот процесс научным, «открытия» должны стать открытыми для обсуждения и критики. Либо они информируют теории, которые затем могут быть четко изложены, смоделированы и эмпирически проверены, либо они информируют о ценностных решениях относительно исследовательских тем и подходов, которые прагматически доказывают свою ценность постфактум, либо они остаются в чисто ноуменальной сфере, где становятся частью дискурсивная и нарративная традиция, которая интерпретирует и критикует их, как это было в случае с теологическими или религиозными нарративами.Но научный ориентир — это, по крайней мере, открытый дискурс и критика, среди прочего. То, что может быть больше регулирующих принципов, относящихся к будущей созерцательной науке, очевидно, но, поскольку это должно быть проработано, сейчас трудно быть более точным.

Заключение: к созерцательной науке

Этих намеков должно быть достаточно, чтобы сделать правдоподобным: другой тип онтологии, в данном случае комплементаристская онтология, которая рассматривает сознание и материю как два взаимодополняющих аспекта одной реальности, допускает другой и дополнительный путь прямого доступа к реальности, точнее к глубинная структура реальности.Я называю это созерцательным типом науки. Путь к ней будет созерцательной, личной практикой ученых. Не каждый захочет или сможет это сделать, так же как не каждый способен заниматься математическим моделированием, статистическим анализом или герменевтической интерпретацией. Но точно так же, как большинство ученых благодарны за то, что некоторые из их коллег могут проводить статистический анализ, математическое моделирование или герменевтическую интерпретацию и знают, к кому обратиться, если им понадобится помощь, так и в будущем может оказаться полезным иметь — и приветствовать — некоторые ученые, которые могут получить доступ к некоторым аспектам реальности через этот созерцательный путь, отточили свои способности интуитивного понимания и могут либо помогать другим, либо могут выдвигать творческие идеи, могут критиковать оценочные суждения других и т. д.

В настоящее время мы далеки от такой культуры, и эти идеи звучат нелепо. Но вполне может случиться так, что это может стать ценным активом ученых, подобно тому, как способность говорить на других языках, или способность программировать компьютеры, или обучение навыкам обучения и презентации стали в последние годы активами, которые возможно, не было важно поколение назад.

Точное определение того, куда может привести нас такая эпистемология, на самом деле представляет собой совсем другое и дополнительное предприятие, а конкретизация — это проект на века вперед.В конце концов, разработка нашей нынешней научной модели заняла более 500 лет, и она далека от удовлетворительной. Моя цель здесь была гораздо скромнее: я хотел показать, что расширенная онтология приведет к расширенной эпистемологии. Я привел некоторые аргументы и причины, почему я думаю, что нам нужна более широкая онтология. И я показал, что и как это может привести к более широкой эпистемологии. Это позволило нам увидеть некоторые грубые наброски того, что это будет означать. Поиски теперь открыты, чтобы объяснить, чего может достичь такая созерцательная наука, где она может быть полезна, а где нет, следует ли ее поощрять или нет, и если да, то как и какие проблемы она может создать и где она нам понадобится. быть осторожным.Держу пари, что было бы полезно, по крайней мере, попробовать этот путь, поскольку наша нынешняя наука имеет очень мало механизмов и методов, кроме генерирования знаний, чтобы помочь нашим обществам в нынешних кризисах, часть которых является результатом нашего нынешнего образа жизни. наука, в конце концов.

Заявление о доступности данных

Оригинальные материалы, представленные в исследовании, включены в статью/дополнительные материалы, дальнейшие запросы можно направлять соответствующему автору.

Вклад авторов

Автор подтверждает, что является единственным автором этой работы и одобрил ее публикацию.

Финансирование

Этот документ был профинансирован Докладом Галилея Научной и Медицинской Сети и Фондом Сальвии, который финансировал Комиссию Галилея.

Конфликт интересов

Авторы заявляют, что исследование проводилось при отсутствии каких-либо коммерческих или финансовых отношений, которые могли бы быть истолкованы как потенциальный конфликт интересов.

Благодарности

Представленные здесь идеи были разработаны для доклада Комиссии Галилео Научно-медицинской сети (https://www.galileocommission.org/report) и на конференции «Наука о сознании» в Интерлакене, Швейцария, 2019 г. I я благодарен Дэвиду Лоримеру, который поручил мне написать этот отчет.

Сноски

Ссылки

Абеле, А. Э., и Войцишке, Б. (2014).«Коммунальное и агентное содержание в социальном познании: модель с двойной перспективой», в «Достижения экспериментальной и социальной психологии» , под редакцией М. П. Занна и Дж. М. Олсона (Берлингтон: Academic Press), 195–255.

Академия Google

Агацци, Э. (редактор) (1991). Проблема редукционизма в науке. Дордрехт: Клувер.

Академия Google

Ахилананда, С. (1960). Индуистская психология: ее значение для Запада. С введением Гордона У.Олпорт. Лондон: Рутледж.

Академия Google

Олкок, Дж. Э. (2003). Дайте шанс нулевой гипотезе: причины сомневаться в существовании PSI. Дж. В сознании. Стад. 10, 29–50.

Академия Google

Аристотель (1990). Lehre vom Beweis oder Zweite Analytik (Органон IV). Гамбург: Майнер.

Академия Google

Армстронг, Д. М. (1968). Материалистическая теория разума. Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: The Humanities Press.

Академия Google

Атманспахер, Х., и Примас, Х. (2006). Идеи Паули о разуме и материи в контексте современной науки. Дж. В сознании. Стад. 13, 5–50.

Академия Google

Бэкон, Ф. (1990). Новый Органон. Латейниш-Дойч . час. und mit einer Einleitung von. В. Крон. Гамбург: Майнер.

Академия Google

Бэкон, Р. (1859 г.). «Opus tertium, Opus minus, Compendium philosophiae», в Opera quaedam hactenus inedita , Vol.1, изд. Дж. С. Брюэр (Лондон: Longman & Roberts).

Академия Google

Бэкон, Р. (1983). Философия природы Роджера Бэкона. Критическое издание De multiplicatione specierum и De Speculis comburentibus с английским переводом, введением и примечаниями. Оксфорд: Clarendon Press.

Академия Google

Бэкон, Р. (1267/1897). The Opus Majus Роджера Бэкона , Vol. 2. Оксфорд: Кларендон Пресс.

Академия Google

Банкарт, К.П., Докетт, К. Х., и Дадли-Грант, Г. Р. (2003). «На пути Будды: руководство психолога по истории буддизма», в Psychology and Buddhism: From Individual to Global Community , eds KH Docket, GR Dudley-Grant и CP Bankart (Dordrecht: Kluwer Academic), 13–44.

Академия Google

Барусс, И., и Моссбридж, Дж. (2017). Трансцендентный разум: переосмысление науки о сознании. Вашингтон, округ Колумбия: Американская психологическая ассоциация.

Академия Google

Борегар, М. (2014). Первобытная психика. Дж. В сознании. Стад. 21, 132–157.

Академия Google

Бекерманн, А. (1989). «Aristoteles, descartes und die beziehungen zwischen philosophischer Psychologie und KI-forschung», in Gehirn und Bewsusstsein , ed. Э. Пёппель (Вайнхайм: VCH Verlagsgesellschaft), 105–123.

Академия Google

Бем, Д. Дж., Трессольди, П., Рабейрон, Т., и Дагган, М.(2015). Чувство будущего: метаанализ 90 экспериментов по аномальному предвидению случайных событий будущего. F1000 Рез. 4:1188. doi: 10.12688/f1000research.7177.2

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Беркович-Охана, А., Дор-Зидерман, Ю., Гликсон, Дж., и Гольдштейн, А. (2013). Изменения в смысле времени, пространства и тела в мозге, тренированном осознанности: исследование МЭГ под нейрофеноменологическим руководством. Перед. Психол. 4:912.doi: 10.3389/fpsyg.2013.00912

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Биери, П. (1995). «Почему сознание сбивает с толку?» в Сознательный опыт , изд. Т. Метцингер (Thoverton: Imprint Academic), 45–60.

Академия Google

Биндер, Т. (2019). Франц Брентано и Sein Philosophischer Nachlass. Берлин: Де Грюйтер.

Академия Google

Битбол, М., и Петитменгин, К. (2013). Защита интроспекции изнутри. Констр. Нашел. 8, 269–279.

Академия Google

Бор, Н. (1966). Причинность и дополнительность: очерки 1958–1962 гг. по атомной физике и человеческим знаниям. Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: винтаж.

Академия Google

Брайан, Д. (1996). Эйнштейн – Жизнь. Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Wiley.

Академия Google

Броди, Н., и Оппенгейм, П. (1969). Применение принципа дополнительности Бора к проблеме разум-тело. Дж. Филос. 66, 97–113.

Академия Google

Бертт, EA (1932). Метафизические основы современной физической науки: исторический и критический очерк. Лондон: Рутледж и Кеган Пол.

Академия Google

Карденья, Э. (2015). Невыносимый страх перед ПСИ: о научном подавлении в 21 веке. J. Sci. Исследуйте. 29, 601–620.

Академия Google

Карр, Би Джей (2015). «Высшие измерения пространства и времени и их значение для пси», в Экстрасенсорное восприятие: поддержка, скептицизм и наука , Vol.2, ред. Э. Мэй и С. Марваха (Вестпорт, Коннектикут: Greenwood Publishing), 21–61.

Академия Google

Чалмерс, DJ (1996). Сознательный разум. В поисках фундаментальной теории. Оксфорд: Издательство Оксфордского университета.

Академия Google

Чалмерс, DJ (2010). Характер сознания. Оксфорд: Издательство Оксфордского университета.

Академия Google

Черчленд, PM (1988). Материя и сознание: современное введение в философию разума. Кембридж, Массачусетс: MIT Press.

Академия Google

Черчленд, PS (1986). Нейрофилософия. К единой науке о разуме-мозге. Кембридж, Массачусетс: MIT Press.

Академия Google

Коллинз, Х. (2018). Искусственный интеллект: против подчинения человечества компьютерам. Кембридж: Polity Press.

Академия Google

Комфорт, Северная Каролина (2001). Запутанное поле. Барабара МакКлинток в поисках закономерностей генетического контроля. Кембридж, Массачусетс: Издательство Гарвардского университета.

Академия Google

Коста де Борегар, О. (1998). Паранормальное не исключено из физики. J. Sci. Исследуйте. 12, 315–320.

Академия Google

Кромби, AC (1953). Роберт Гроссетест и истоки экспериментальной науки 11:00-17:00. Оксфорд: Кларендон.

Академия Google

Деннет, округ Колумбия (1991). Объяснение сознания. Бостон, Массачусетс: Little, Brown & Co.

Академия Google

Декарт, Р. (1954). Философские сочинения. Лондон: Нельсон.

Академия Google

Декарт, Р. (1664/2003). Трактат о человеке (Traité de l’Homme) , изд. (пер.) TS Hall (Амхерст, Нью-Йорк: Prometheus Books).

Академия Google

Докетт, К. Х., и Норт-Шульте, Д. (2003). «Преодоление себя и других: принципы интеграции Махаяны», в «Психология и буддизм: от человека к глобальному сообществу », под редакцией К.Х. Докет, Г. Р. Дадли-Грант и С. П. Банкарт (Дордрехт: Kluwer Academic), 215–238. дои: 10.1007/0-306-47937-0_11

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Дор-Зидерман, Ю., Беркович-Охана, А., Гликсон, Дж., и Гольдштейн, А. (2013). Самоотверженность, вызванная осознанностью: нейрофеноменологическое исследование MEG. Перед. Гум. Неврологи. 7:582. doi: 10.3389/fnhum.2013.00582

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Дагган, М.и Трессольди, П. (2018). Прогнозирующая физиологическая упреждающая активность, предшествующая, казалось бы, непредсказуемым стимулам: обновление метаанализа Моссбриджа и др. F1000рез. 7:407. doi: 10.12688/f1000research.14330.2

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Дюпре, Дж., и Николсон, Д.Дж. (2018). «К процессуальной философии биологии», в Манифесте процессуальной философии биологии , изд. DJ Nicholson (Oxford: Oxford University Press), doi: 10.1093/oso/9780198779636.9780198779001.9780198770001

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Дюпре, Л. (2004). Просвещение и интеллектуальные основы современной культуры. Нью-Хейвен, Коннектикут: Издательство Йельского университета.

Академия Google

Эпперсон, М. (2009). Реляционный реализм: эволюция онтологии к праксиологии в философии природы. Мировые фьючерсы 65, 19–41. дои: 10.1080/02604020802557367

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Фаренберг, Дж.(1992). «Комплементарность в психофизиологических исследованиях. Grundsätze und Forschungspraxis», в Widersprüchliche Wirklichkeit. Neues Denken in Wissenschaft und Alltag: Complementarität und Dialogik , редакторы EP Fischer, HS Herzka и KH Reich (München: Piper), 43–77.

Академия Google

Фанн, К. Т. (1970). Теория похищения Пирса. Гаага: Мартинус Нейхофф.

Академия Google

Феррер, Дж. Н. (2013). Вера в аяуаску: интервью с шаманом шипибо Гильермо Аревало. Доступно на: www.Sacredhoop.org (по состоянию на 9 апреля 2020 г.).

Академия Google

Феррер, Дж. Н. (2018). Участие и тайна. Олбани, Нью-Йорк: State University of New York Press.

Академия Google

Фишер, К. (2015). Галилео Галиео. Биография неводов Денкенса. Штутгарт: Кольхаммер.

Академия Google

Фуко, М. (1974/1991). Die Ordnung des Diskurses. Inauguralvorlesung am Collège de France, 2.Декабрь 1970 г. Франкфурт: Фишер.

Академия Google

Франкл, В. Е. (1964). Человек в поисках смысла: введение в логотерапию. Лондон: Ходдер и Стоутон.

Академия Google

Фултон, PR (2008). «Анатта: я, не-я и терапевт», в «Осознанность и терапевтические отношения» , под ред. С. Ф. Хика и Т. Биена (Лондон: Guilford Press), 55–71.

Академия Google

Грин, Т.Дж. (2016). Религия светского века: Макс Мюллер, Свами Вивекананда и Веданта. Лондон: Рутледж.

Академия Google

Гроссетест, Р. (1981). Комментарий в Posteriorum Analyticorum Libros. Флоренц: Лео С. Ольшки.

Академия Google

Хакуин. (1994). Основные учения дзен-мастера Хакуина. Бостон, Массачусетс: Шамбала.

Академия Google

Хэндс, Дж. (2015). Космо Сапиенс.Эволюция человека от происхождения Вселенной. Лондон: Дакворт.

Академия Google

Хэнсон, Северная Каролина (1969/2018). Восприятие и открытие: введение в научные исследования , 2-е изд. Чам: Спрингер.

Академия Google

Хаслер, Ф. (2015). Нейромифология: eine Streitschrift gegen die Deutungsmacht der Hirnforschung. Билефельд: Transcript Verlag.

Академия Google

Хайдеггер, М. (1967). Вегмаркен. Франкфурт: Клостерманн.

Академия Google

Хайнен, Г. (2012). Selbst-Handeln bei Epilepsie: Eine Subjektwissenschaftliche Grundlegung einer Psychosomatischen EPILEPTOLOGIE. Lengerich: Pabst Scientific Publishers.

Академия Google

Хош, Х.-У. (2008). Антропологический комплементаризм. Лингвистические, логические и феноменологические исследования в поддержку третьего пути за пределами дуализма и монизма. Падерборн: Mentis Verlag.

Академия Google

Гуссерль, Э. (1909/1977). Die Krisis der europäischen Wissenschaften und die transzendentale Philosophie [Кризис европейских наук и трансцендентальной философии]. Гамбург: Майнер.

Академия Google

Гуссерль, Э. (1930/2009). Идея относительно феноменологии и феноменологической философии. Гумбург: Майнер.

Академия Google

Джо, Х.-Г., Хинтербергер, Т., Виттманн, М., Лхундруп Боргхардт, Т., и Шмидт, С. (2013). Спонтанные колебания ЭЭГ определяют потенциал готовности: является ли предсознательная активация мозга подготовкой к движению? Экспл. Мозг Res. 231, 495–500. doi: 10.1007/s00221-013-3713-z

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Джо, Х.-Г., Хинтербергер, Т., Виттманн, М., и Шмидт, С. (2015). Обладают ли медитирующие более высоким осознанием своих намерений действовать? Кортекс 65, 149–158.doi: 10.1016/j.cortex.2014.12.015

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Джо, Х.-Г., Виттманн, М., Борхард, Т.Л., Хинтербергер, Т., и Шмидт, С. (2014). Подходы от первого лица в нейробиологии сознания: динамика мозга коррелирует с намерением действовать. Конской. Познан. 26, 105–116. doi: 10.1016/j.concog.2014.03.004

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Джонас, Х. (1980). «Параллелизм и комплементарность: психофизическая проблема у Спинозы и в преемственности Нильса Бора», в «Философия Б.Спиноза , изд. Р. Кеннингтон (Вашингтон, округ Колумбия: Издательство Католического университета Америки), 121–130. doi: 10.2307/j.ctv176hf.11

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Джордан, П. (1947). Verdrängung und Complementarität. Eine philosophische Untersuchung. Гамбург: Стромферлаг.

Академия Google

Канигель, Р. (1991). Человек, познавший бесконечность: жизнь гения Рамануджана. Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Чарльз Скрибнер.

Академия Google

Келлер, Э.Ф. (1983/2003). Чувство организма. Жизнь и творчество Барбары МакКлинток. Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: WH Freeman & Co.

Академия Google

Келли, Э. Ф., Крэбтри, А., и Маршалл, П. (2015). За пределами физикализма: к примирению науки и духовности. Лэнхэм, Мэриленд: Роуман и Литтлфилд.

Академия Google

Келли, Э. Ф., Келли, Э. М., Крэбтри, А., Голд, А., Гроссо, М., и Грейсон, Б. (2007). Непреодолимый разум.На пути к психологии 21 века. Lanham MD: Rowman & Littlefield.

Академия Google

Кинг, М. (2014). Проблема исследования религии и духовности. J. Изучение духовного. 4, 106–120. дои: 10.1179/2044024314z.00000000026

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Криппнер С. и Сулла Дж. (2000). Выявление духовного содержания в отчетах о сеансах Аяхуаски. Междунар. Дж. Трансперс. Стад. 19, 59–76.doi: 10.24972/ijts.2000.19.1.59

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Лейбниц, GW (1966). «Monadologie (1714)», в Hauptschriften zur Grundlegung der Philosophie , редакторы А. Бухенау и Э. Кассирер (Гамбург: Майнер), 435–456.

Академия Google

Линдберг, округ Колумбия (1992). Начало западной науки: европейская научная традиция в философском, религиозном и институциональном контексте, 600 г. до н.э. — 1450 г. н.э. Чикаго, Иллинойс: University of Chicago Press.

Академия Google

Линдберг, округ Колумбия (1997). «Роджер Бэкон о свете, видении и универсальном излучении силы», в Роджер Бэкон и науки , изд. Дж. Хакетт (Лейден: Брилл), 243–275.

Академия Google

Лукаду, В. В., Ремер, Х., и Валах, Х. (2007). Синхронистические явления как корреляции запутанности в обобщенной квантовой теории. Дж. В сознании. Стад. 14, 50–74.

Академия Google

Лутц, А., Джа, А. П., Данн, Дж. Д., и Сарон, К. Д. (2015). Исследование феноменологической матрицы практик, связанных с осознанностью, с нейрокогнитивной точки зрения. утра. Психол. 70, 632–658. дои: 10.1037/a0039585

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Макфейл, Дж. (2013). Углубленное обучение: тематическое исследование двойных 5 × 5 матриц сознания. кандидат наук диссертация, Европейский университет Виадрина, Франкфурт.

Академия Google

Макфейл, Дж.(2017). Вертикальная иерархия и принцип инвариантности в четырех моделях сознания/духовности. J. Изучение духовного. 7, 99–113. дои: 10.1080/20440243.2017.1370906

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Мандонне, П. (1910). Роджер Бэкон и le Speculum Astonomiae (1277 г.). Преподобный Неосколастик Филос. 17, 313–335. doi: 10.3406/phlou.1910.2750

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Максвелл, Н. (1968). Понимание ощущений. австр. Дж. Филос. 46, 127–146.

Академия Google

Максвелл, Н. (1984). От знания к мудрости: революция в целях и методах науки. Оксфорд: Блэквелл.

Академия Google

Максвелл, Н. (2000). Проблема разума и тела и объяснительный дуализм. Филос. Контекст 75, 49–71. doi: 10.1017/s003181

0005x

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Максвелл, Н. (2011). Три философские проблемы сознания и их возможное решение. Открыть Дж. Филос. 1:1. doi: 10.4236/ojpp.2011.11001

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Максвелл, Н. (2017). Во славу натуральной философии. Революция для мысли и жизни. Монреаль: Издательство Университета Макгилла-Куина.

Академия Google

May, EC, и Marwaha, SB (редакторы) (2018). Архивы Звездных Врат. Отчеты пси-программы, спонсируемой правительством США, 1972–1995 гг .: Дистанционное наблюдение, 1972–1984 гг. , Vol.1. Джефферсон, Северная Каролина: Мак Фарланд.

Академия Google

Мэй, Э. К., Уттс, Дж. М., Траск, В. В., Люк, В. В., Фриволд, Т. Дж., и Хамфри, Б. С. (2018). «Обзор психоэнергетических исследований, проведенных в SRI International (1973–1988)», в Архиве Звездных Врат. Отчеты пси-программы, спонсируемой правительством США, 1972–1995 гг .: Дистанционное наблюдение, 1972–1984 гг. , Vol. 1, ред. EC May и SB Marwala (Джефферсон, Северная Каролина: McFarland), 495–504.

Академия Google

Мейер, К.А. (ред.) (1992). Вольфганг Паули и К.Г. Юнг. Эйн Брифвехзель 1932–1958 гг. Гейдельберг: Springer.

Академия Google

Мейер, Калифорния (редактор) (2001). Атом и архетип: письма Паули/Юнга 1932–1958. Принстон, Нью-Джерси: Издательство Принстонского университета.

Академия Google

Мерло-Понти, М. (1966). Die Phänomenologie der Wahrnehmung. Берлин: де Грюйтер.

Академия Google

Мейер-Абич, К. М. (1965). Korrespondenz, Individualität und Complementarität. Висбаден: Штайнер.

Академия Google

Моссбридж, Дж. А., Трессольди, П. Е., и Уттс, Дж. (2012). Прогнозирующее физиологическое ожидание, предшествующее, казалось бы, непредсказуемым стимулам: метаанализ. Перед. Психол. 3:390. doi: 10.3389/fpsyg.2012.00390

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Нагель, Т. (1974). Каково быть летучей мышью? Филос. преп. 83, 435–450.

Академия Google

Нагель, Т. (2012). Разум и космос: почему материалистическая неодарвиновская концепция природы почти наверняка ложна. Оксфорд: Издательство Оксфордского университета.

Академия Google

Ньюболд, WR (1921). Рукопись Войнича Роджера Бэкона. Пер. Сб. физ. 43, 431–474.

Академия Google

Ноэ, А. (2009). Из наших голов: почему вы не ваш мозг и другие уроки биологии сознания. Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Хилл и Ван.

Академия Google

Пирс, К. С. (1931). Сборник статей. Кембридж, Массачусетс: Издательство Гарвардского университета.

Академия Google

Пенроуз, Р. (1990). Краткое содержание книги «Новый разум императора»: о компьютерах, разуме и законах физики. Поведение. наук о мозге. 13, 643–705.

Реферат PubMed | Академия Google

Петитменгин, К. (2006). Описание своего субъективного опыта во втором лице.Метод интервью для науки о сознании. Феноменол. Познан. науч. 5, 229–269. doi: 10.1007/s11097-006-9022-2

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Петитменгин, К. (2007). К источнику мысли: жестовое и трансмодельное измерение жизненного опыта. Дж. В сознании. Стад. 14, 54–82.

Академия Google

Петитменгин, К., и Битбол, М. (2009). Валидность описаний от первого лица как достоверность и согласованность. Дж. В сознании. Стад. 16, 363–404.

Академия Google

Петитменгин, К., Наварро, В., и Ле Ван Куен, М. (2007). Предварительный припадок: дорефлексивный опыт в центре нейрофеноменологии. В сознании. Познан. 16, 746–764. doi: 10.1016/j.concog.2007.05.006

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Платон (1967). Бриф, Griechisch-Deutsch. Мюнхен: Эрнст Хеймеран.

Академия Google

Пауэр, А.(2012). Роджер Бэкон и защита христианского мира. Кембридж: Издательство Кембриджского университета.

Академия Google

Примас, Х. (1981). Химия, квантовая механика и редукционизм. Гейдельберг: Springer.

Академия Google

Примас, Х. (1991). «Редукционизм: Беспрецедентный спор», в Проблема редукционизма в науке , изд. Э. Агацци (Дордрехт: Клювер), 161–172. дои: 10.1007/978-94-011-3492-7_9

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Примас, Х.(1994а). «Эндо- и экзотеории материи», в Внутри против Снаружи , редакторы Х. Атманшпахер и Г. Дж. Даленоорт (Heidelberg: Springer), 163–193. дои: 10.1007/978-3-642-48647-0_10

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Примас, Х. (1994b). «Реализм и квантовая механика», в Трудах Девятого Международного конгресса логики, методологии и философии науки , Упсала, 609–631.

Академия Google

Примас, Х. (1996).«Времяасимметричные явления в биологии. Дополнительные экзофизические описания, возникающие из детерминированной квантовой эндофизики», в Proceedings of the International Workshop on Information Biothermodynamics , Torn.

Академия Google

Примас, Х. (1997). «Представление фактов в физических теориях», в Time, Temporality, Now. Переживание времени и концепции времени в междисциплинарной перспективе 90–190, ред. Х. Атманшпахер и Э. Рунау (Берлин: Springer), 243–265.дои: 10.1007/978-3-642-60707-3_18

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Принцип, Л. (2016). «Научность и религия науки», в Scientism: The New Православие , ред. Р. Н. Уильямс и Д. Н. Робинсон (Лондон: Bloomsbury), 41–61.

Академия Google

Радин, Д. (2018). Настоящая магия. Древняя мудрость, современная наука и путеводитель по тайной силе Вселенной. Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Harmony Books.

Академия Google

Рао, К.Р. (2005). Восприятие, познание и сознание в классической индуистской психологии. Дж. В сознании. Стад. 12, 3–30.

Академия Google

Робинсон, Д. Н. (2016). «Наука, сциентизм и объяснение», в Scientism: The New Православие , ред. Р. Н. Уильямс и Д. Н. Робинсон (Лондон: Блусмбери), 23–40.

Академия Google

Рёрле, Э.А. (2001). Complementarität und Erkenntnis: Von der Physik zur Philosophie. Мюнстер: Lit-Verlag.

Академия Google

Рёмер, Х. (2012). Почему мы видим классический мир? Трав. Мат. 20, 167–186.

Академия Google

Ремер, Х., и Валах, Х. (2011). «Дополнительность феноменальных и физиологических наблюдаемых: учебник для начинающих по обобщенной квантовой теории и ее возможностям для изучения нейронауки и сознания», в Neuroscience, Consciousness and Spirituality , eds H. Walach, S. Schmidt, and WB Jonas (Dordrecht: Springer) , 97–107.дои: 10.1007/978-94-007-2079-4_7

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Шмидт, С. (2012). Можем ли мы помочь просто добрыми намерениями? Метаанализ экспериментов по эффектам отдаленного намерения. Дж. Альтерн. Дополнение. Мед. 18, 529–533. doi: 10.1089/acm.2011.0321

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Шмидт, С., Шнайдер, Р., Уттс, Дж., и Валах, Х. (2004). Дистанционное намерение по электродермальной активности — два метаанализа. руб. Дж. Психол. 95, 235–247.

Академия Google

Schwartz, G.E., Woollacott, M., Schwartz, S., Baruss, I., Beauregard, M., Dossey, L., et al. (2018). Академия развития постматериалистических наук: интеграция сознания в господствующую науку. J. Sci. Лечить. 14, 111–113. doi: 10.1016/j.explore.2017.12.006

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Сирл, Дж. Р. (1992). Новое открытие разума. Кембридж, Массачусетс: Издательство Массачусетского технологического института.

Академия Google

Седльмайер, П., и Кунчапуди, С. (2016). Как теории познания и сознания в древнеиндийских мыслительных системах соотносятся с текущими западными теориями и исследованиями? Перед. Психол. 7:343. doi: 10.3389/fpsyg.2016.00343

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Шэнон, Б. (2002). Визуализации аяуаски: структурированная типология. Дж. В сознании. Стад. 9, 3–30.

Академия Google

Шир, Дж. (2007). «Восточные методы исследования разума и сознания», в The Blackwell Companion to Consciousness , редакторы М. Велманс и С. Шнайдер (Оксфорд: Блэквелл), 670–710.

Академия Google

Спиноза, Б. Д. (1977). Этика. Латинский и немецкий. Штутгарт: Reclam Verlag.

Академия Google

Сторм, Л., Шервуд, С.Дж., Роу, К.А., Трессольди, П.Е., Рок, А.Дж., и Ди Рисио, Л. (2017). О соответствии содержания сновидения и целевого материала в лабораторных условиях: метаанализ исследований экстрасенсорного восприятия сновидений, 1966–2016 гг. Междунар. Дж. Дрим Рез. 10, 120–140.

Академия Google

Сторм, Л., и Трессольди, П. (2017). Собирание большего количества овец и коз: метаанализ исследований ESP с принудительным выбором овец и коз, 1994–2015 гг. J. Soc. Псих. Рез. 81, 79–107.

Академия Google

Шторм, Л., Трессольди, П., и Уттс, Дж. (2013). Тестирование Storm и др. (2010) метаанализ с использованием байесовского и частотного подходов: Reply to Rouder et al. (2013). Психология. Бык. 139, 248–254. DOI: 10.1037/a0029506

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Storm, L., Tressoldi, P.E., and Di Risio, L. (2010). Метаанализ исследований свободного ответа, 1992–2008 гг .: оценка модели снижения шума в парапсихологии. Психология. Бык. 136, 471–485.дои: 10.1037/a0019457

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Сторм, Л., Трессольди, П.Е., и Ди Рисо, Л. (2012). Метаанализ исследований экстрасенсорного восприятия, 1987–2010 гг.: оценка успеха схемы принудительного выбора в парапсихологии. Дж. Парапсихология. 76, 243–273.

Академия Google

Судзуки, С. (1970). Разум дзен, разум для начинающих. Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Уэзерхилл.

Академия Google

Тарг, Р., Путхофф, Х.E. и May, E.C. (1979). «Прямое восприятие удаленных географических мест», в Mind at Large , под редакцией CT Tart, HE Puthoff и R. Targ (Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Praeger), 78–106.

Академия Google

Томас Галлус (1243/1503 ). Де Сентем Градибус. Incipit Tractatus (ut fertur) Sancti Bonaventurae de Septem Gradibus Contemplationis. (Париж: Гаспар Филипп).

Академия Google

Тифензее, Э. (1998). Философия и религия Франца Брентано (1838–1917). Тюбинген: Франке.

Академия Google

ван Фраассен, Б. (2002). Эмпирическая позиция. Нью-Хейвен, Коннектикут: Йельский университет.

Академия Google

ван Фраассен, Б. (2016). «Натурализм в эпистемологии», в «Сциентизм: новое православие» , под редакцией Р. Н. Уильямса и Д. Н. Робинсона (Лондон: Bloomsbury), 64–95.

Академия Google

Варела, Ф. (1981a). «Автономия и аутопоэзис», в Самоорганизующихся системах , под редакцией Г.Рот и Х. Швенглер (Франкфурт: Campus Verlag), 14–23.

Академия Google

Варела, Ф. Дж. (1981b). «Описание логики живого. Адекватность и ограниченность идеи аутопоэзиса», в Autopoiesis: A Theory of Living Organization , ed. М. Зеленый (Нью-Йорк, Нью-Йорк: Elsevier), 36–48.

Академия Google

Варела, Ф. Дж. (1984). «Творческий круг: зарисовки естественной истории круговорота», в «Изобретенная реальность». Откуда мы знаем то, во что, как мы верим, мы знаем ?: Вклад в конструктивизм , изд.П. Вацлавик (Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Нортон), 309–324.

Академия Google

Варела, Ф. Дж. (1996). Нейрофеноменология: методологическое решение трудной проблемы. Дж. В сознании. Стад. 3, 330–349.

Академия Google

Варела Ф.Дж., Томпсон Э. и Рош Э. (1991). Воплощенный разум. Когнитивная наука и человеческий опыт. Кембридж, Массачусетс: MIT Press.

Академия Google

Вельманс, М. (2007). «Эпистемология для изучения сознания», в The Blackwell Companion to Consciousness , под редакцией М.Велманс и С. Шнайдер (Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Блэквелл), 711–725. дои: 10.1002/9780470751466.ch56

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Вельманс, М. (2009). Понимание Сознания. Лондон: Рутледж.

Академия Google

Велманс, М. (1993/2007). «Рефлексивная наука о сознании», в Experimental and Theoretical Studies of Consciousness , под редакцией Г. Р. Бока и Дж. Марша (Чичестер: Wiley), 81–99. дои: 10.1002/9780470514412.ч5

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Валах, Х. (2009). Рецепт средневекового монаха-картезианца для множественного кэнсё: подход Хью из Бальмы к мистическому союзу и некоторые поразительные сходства с современным учением дзен. Шпилька. Духовный. 19, 199–225. doi: 10.2143/sis.19.0.2043680

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Валах, Х. (2010). Notitia Experimentalis Dei — Опытное знание Бога: мистическая эпистемология внутреннего опыта Хью из Бальмы — герменевтическая реконструкция. Зальцбург: Институт английского языка.

Академия Google

Валах, Х. (2015). Светская духовность: следующий шаг к просветлению. Дордрехт: Спрингер.

Академия Google

Валах, Х. (2017). Светская духовность – что это такое. Зачем нам это нужно. Как действовать. J. Изучение духовного. 7, 7–20. дои: 10.1080/20440243.2017.12

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Валах, Х. (2019). За пределами материалистического мировоззрения: к расширенной науке. Лондон: Научно-медицинская сеть.

Академия Google

Валах, Х., Лудаку, В. В., и Ремер, Х. (2014). Парапсихологические явления как примеры обобщенных нелокальных корреляций — Теоретическая основа. J. Sci. Исследуйте. 28, 605–631.

Академия Google

Валах, Х., и Ремер, Х. (2000). Комплементарность — полезная концепция для изучения сознания. Напоминание. Нейроэндокринол. лат. 21, 221–232.

Реферат PubMed | Академия Google

Валах, Х.и Рёмер, Х. (2011). «Обобщенная запутанность — нередуктивный вариант феноменологически дуалистического и онтологически монистического взгляда на сознание», в Neuroscience, Consciousness and Spirituality , eds H. Walach, S. Schmidt, and WB Jonas (Dordrecht: Springer), 81–95. дои: 10.1007/978-94-007-2079-4_6

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Валах, Х., и Рунехов, А.Л.К. (2010). Эпистемологический статус трансперсональной психологии: новый взгляд на аргумент базы данных. Дж. В сознании. Стад. 17, 145–165.

Академия Google

Валах, Х., и Шмидт, С. (2005). Ремонт спасательной шлюпки Платона с помощью бритвы Оккама: важная функция исследования аномалий для основной науки. Дж. В сознании. Стад. 12, 52–70.

Академия Google

Валах, Х., Трессольди, П., и Педерцоли, Л. (2015). Ментальные, поведенческие и физиологические нелокальные корреляции в рамках обобщенной квантовой теории: обзор. Доступно в Интернете по адресу: https://ssrn.com/abstract=2695741 (по состоянию на 9 апреля 2020 г.).

Академия Google

Вегер, У., и Вагеманн, Дж. (2015). Поведенческие, эмпирические и концептуальные аспекты психологических явлений: тела, души и духа. Психология новых идей. 39, 23–33. doi: 10.1016/j.newideapsych.2015.07.002

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Уильямс, Р. Н., и Робинсон, Д. Н. (редакторы) (2016). Сциентизм: Новое Православие. Лондон: Блумсбери.

Академия Google

Винтер, У., Леван, П., Боргхардт, Т.Л., Акин, Б., Виттманн, М., Лейенс, Ю., и соавт. (2020). Осознание без содержания: ЭЭГ-фкМРТ коррелирует с сознанием как таковым у опытного медитатора. Перед. Психол. 10:3064. doi: 10.3389/fpsyg.2019.03064

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Захави, Д. (2003). Феноменология Гуссерля. Стэнфорд, Калифорния: Издательство Стэнфордского университета.

Академия Google

Терапия внутренних семейных систем

Внутренние семейные системы (IFS) использует теорию семейных систем — идею о том, что людей нельзя полностью понять в отрыве от семейной ячейки — для разработки методов и стратегий для эффективного решения проблем во внутреннем сообществе человека или семья. Этот подход, основанный на фактических данных, предполагает, что каждый человек обладает множеством субличностей или «частей», и пытается лучше узнать каждую из этих частей для достижения исцеления.

Изучая, как различные части функционируют как система и как система в целом реагирует на другие системы и других людей, люди, проходящие терапию, часто могут с помощью обученного специалиста в области психического здоровья лучше выявлять корни конфликта, управлять любые возникающие осложнения, и достичь большего благополучия.

История IFS

Этот тип терапии был разработан в начале 1990-х годов Ричардом Шварцем, который разработал этот подход после того, как услышал, как люди в терапии говорят о внутренних частях самих себя.Будучи молодым семейным терапевтом, Шварц прошел обучение системному мышлению и теории семейной терапии, и он верил, что действительно сможет слушать людей, находящихся под его опекой, как только откажется от своих предвзятых представлений о терапии и человеческом разуме.

Хотя концепция множественных интрапсихических сущностей не была новой (Зигмунд Фрейд постулировал существование Ид, Эго и Супер-Эго), обучение Шварца системному мышлению побудило его серьезно рассмотреть взаимодействия и отношения между этими внутренними сущностями.Он обнаружил, что внутренние части играют общие, но динамичные роли: отношения между частями могут быть изменены, если человек вмешается осторожно и уважительно. Шварц начал визуализировать человеческий разум как внутреннюю семью и начал применять в лечении методы, которым он научился как семейный терапевт.

Терапевтическая модель IFS

IFS основан на интегративной модели. Этот подход сочетает в себе устоявшиеся элементы из разных школ психологии, такие как множественность разума и системное мышление, и постулирует, что каждая субличность или ее часть обладает своими характеристиками и восприятием.IFS также объединяет различные стратегии из боуэновской основы терапии, а также техники из более традиционных нарративных и структурных модальностей. Различные элементы объединены целью понимания и эффективного воздействия на различные части разума.

Хотя эта терапевтическая техника рассматривает каждый уровень сознания как имеющий разные субличности, у каждой субличности есть свои симпатии и антипатии, бремя и история, и считается, что каждая субличность играет особую роль в достижении самосохранения. для человека на терапии.Каждая часть внутри человека отвечает за предотвращение поведения, действий или реакций, которые могут привести к дисфункции или дисгармонии внутри человека. Таким образом, каждая часть проверяется и признается важной из-за своей основной функции. Части могут быть идентифицированы как играющие либо здоровые и продуктивные роли, либо экстремальные роли. Те части, роли которых считаются экстремальными, могут получить пользу от терапевтической работы. Модель IFS делает упор на сеть отношений между частями, поскольку части не могут подвергаться изменениям изолированно.

Модель IFS имеет 5 основных допущений:

  • Человеческий разум подразделяется на неизвестное количество частей.
  • У каждого человека есть Атман, и Атман должен быть главным посредником в координации внутренней семьи.
  • Части, ведущие неэкстремальное поведение, полезны для человека. Нет такой вещи, как «плохая часть». Терапия направлена ​​на то, чтобы помочь частям раскрыть свои неэкстремальные роли.
  • Личностный рост и развитие ведет к развитию внутренней семьи.Взаимодействия между частями становятся более сложными, что позволяет применить теорию систем к внутренней системе. Реорганизация внутренней системы может привести к быстрой смене ролей частей.
  • Изменения, внесенные во внутреннюю систему, приведут к изменениям во внешней системе и наоборот. Следовательно, как внутренние, так и внешние системы должны быть адекватно оценены.

В модели IFS есть три различных типа деталей:

  1. Менеджеры несут ответственность за поддержание функционального уровня сознания в повседневной жизни путем предотвращения любых нежелательных или контрпродуктивных взаимодействий, эмоций или переживаний, возникающих в результате внешних раздражителей.
  2. Изгнанники чаще всего находятся в состоянии боли или травмы, которая может быть следствием детских переживаний. Менеджеры и пожарные изгоняют эти части и не дают им достичь сознательного уровня, чтобы поддерживать надлежащее функционирование и сохранение.
  3. Пожарные служат для отвлечения внимания, когда изгнанники освобождаются от подавления. Чтобы защитить сознание от чувства боли изгнанников, пожарные побуждают человека действовать импульсивно и вести себя снисходительно, вызывающе привыкание и часто оскорбительно.Пожарные могут перенаправить внимание на другие области, такие как секс, работа, еда, алкоголь или наркотики.

Менеджеры и пожарные играют роль Защитников, а ссыльные — охраняемые части.

Понимание себя в IFS

В IFS-терапии Самость представляет собой местонахождение сознания и того, чем является сердцевина каждого человека. Самость демонстрирует множество положительных качеств, таких как принятие, уверенность, спокойствие, мудрость, сострадание, связанность, лидерство и перспектива.В отличие от видимых частей, Атман никогда не виден. Это наблюдающее «я» во внутреннем мире — этот аспект личности осуществляет наблюдение.

Модель IFS направлена ​​на то, чтобы отличить Я от других частей (менеджеров, пожарных и ссыльных), составляющих внутренний мир человека. Конечная цель IFS — облегчить или восстановить крайние и раненые части и создать надежную, здоровую, гармоничную внутреннюю систему, координируемую Самостью.

Оказавшись в состоянии Самости, люди, проходящие лечение, будут знать, что сказать каждой части, чтобы способствовать внутренней гармонии системы.Поэтому терапевты IFS пытаются помочь людям достичь и поддерживать состояние Самости, чтобы они могли стать консультантами для собственных внутренних семей. Эта повышенная внутренняя гармония часто приводит к положительным мыслям и поведению во внешней жизни человека.

Проблемы, рассматриваемые с помощью IFS

IFS используется для лечения широкого спектра психических заболеваний и психологических травм. Его можно применять в семейных, парных и индивидуальных ситуациях. По состоянию на ноябрь 2015 года этот тип терапии внесен в Национальный реестр доказательных программ и практик (NREPP) как доказательная практика.Было показано, что он эффективен для улучшения общего эмоционального и психического благополучия и был оценен как многообещающий для улучшения симптомов фобии, паники, общей тревоги, депрессии и некоторых физических недугов.

Проблемы, которые лечат с помощью IFS-терапии, включают:

Что происходит в сеансе IFS?

Сеанс IFS-терапии может принимать форму традиционной разговорной терапии, но терапевт также может сосредоточиться на внутренней среде пострадавшего человека и помочь ему соединить различные части с собой.Например, человека, страдающего алкогольной зависимостью, можно попросить расслабиться, сделать несколько глубоких вдохов и попытаться почувствовать внутреннюю часть, которая хочет продолжать пить. Эта часть может быть идентифицирована через телесное ощущение, визуальный образ или внутреннее осознание существования этой части.

Теперь, когда человек, проходящий лечение, сосредотачивается на внутренней среде, терапевт может спросить, как человек относится к этой части. Человек может сообщать о чувстве стыда, отвращения, гнева или даже страха.Терапевт, как правило, затем объясняет необходимость выяснить причину действий этой части, часто мягко поощряя человека в терапии «убавить громкость» любого страха, ненависти, отвращения или стыда, испытываемых по отношению к этой части, чтобы часть, чтобы общаться ясно.

Часть может объяснить, что она действует таким образом, чтобы помочь человеку справиться с трудными проблемами, которые он испытывает. В этот момент терапевт может дать указание пациенту, находящемуся на лечении, спросить часть, готова ли она прекратить свои действия, если вместо этого будут использованы другие эффективные механизмы преодоления.Эта часть может сильно сомневаться в том, что какие-либо другие методы помогут человеку справиться, но все же желать попробовать эти методы, поскольку терять нечего. Получив разрешение, терапевт часто помогает человеку справиться с проблемами здоровым и конструктивным образом.

Техники и упражнения IFS

В IFS люди работают над тем, чтобы понять свое внутреннее «я», используя простые, но эффективные упражнения и техники. Многие упражнения связаны с эффективным контролем дыхания, что способствует расслаблению и ясности ума.

Общие техники и упражнения в IFS включают:

  • Ведение журнала
  • Использование диаграмм для иллюстрации отношений между частями
  • Комнатная техника. В этом упражнении одна часть наблюдает, как Я взаимодействует с другой частью (с которой наблюдающая часть поляризована). Этот метод используется для соединения поляризованных частей вместе.
  • Горные или дорожные упражнения. В безопасной обстановке люди, проходящие терапию, представляют, как они идут по манящей дорожке.Если человек может увидеть себя в образе, терапевт предложит ему войти в тело и увидеть пейзаж изнутри, попросив человека обратить пристальное внимание на возникающие мысли, чувства и ощущения. Считается, что это упражнение помогает человеку в терапии исследовать и лучше понимать внутренний мир.
  • Знакомство с тем, кто там. Человеку рекомендуется дышать, расслабляться, сосредотачиваться на внутреннем мире и еще лучше узнавать настоящее.
  • Чувствовать сердцем. Человеку рекомендуется дышать, расслабляться и чувствовать сердце. Ощущается ли она эмоционально открытой или покрыта коркой и закрыта? Человек может попросить защитников ненадолго отступить, чтобы лучше понять изгнанников.

Обучение работе с IFS

Прогрессивное обучение и сертификация в IFS проводится Центром самостоятельного лидерства, ведущим мировым институтом IFS, который был основан в 2000 году Ричардом Шварцем.

Организация предлагает три уровня обучения:

  • Уровень 1: Участники изучают фундаментальные концепции IFS и как применять основные методы и стратегии в клинической популяции. Им также предлагается исследовать свой собственный внутренний мир. Учебные занятия могут включать групповые обсуждения, лекции, видеопрезентации, экспериментальные упражнения и практические занятия под наблюдением.
  • Уровень 2: Участники, окончившие уровень 1, получают возможность участвовать в многотемном интенсивном обучении.Многотемное обучение охватывает содержание четырех ключевых модулей: «Укрепление навыков и продвинутых методов», «Работа с травмой», «Работа с несколькими системами» и «Терапевтические отношения и духовные аспекты IFS». Интенсивный уровень обучения помогает участникам углубить свою работу с IFS и развить свой опыт.
  • Уровень 3: Участники, окончившие уровень 2 и желающие раскрыть личные триггеры и слепые зоны, прояснить свой жизненный путь и исследовать свою духовность, могут воспользоваться преимуществами специализированного ретрита с Ричардом Шварцем.Охваченные программы помогут квалифицированным участникам расширить знания и отточить свои навыки в IFS. Учебные занятия могут включать групповые обсуждения, групповые упражнения, расширенное посредничество, демонстрации и интенсивную личную работу.

Терапевты и практикующие врачи, желающие пройти сертификацию IFS, должны выполнить предварительные требования для подачи заявки на сертификацию. Они могут включать как минимум степень магистра в области социальных услуг и лицензирование / сертификацию для клинической практики.Они также должны соответствовать общим критериям приемлемости. Это включает в себя успешное завершение обучения IFS уровня 1, не менее 200 часов клинической практики после обучения, 30 часов непрерывного обучения IFS и клинических консультаций IFS, а также демонстрацию компетентности посредством просмотра сеанса на DVD или просмотра сеанса в реальном времени. Кандидаты также должны оплатить любые необходимые сборы за сертификацию.

Ограничения IFS

Несмотря на то, что IFS недавно была опубликована в NREPP в качестве доказательной практики, она все же может быть полезной для дальнейшего тестирования, чтобы расширить информацию о ее эффективности.

Считается, что несколько факторов потенциально ограничивают эффективность этого типа терапии. Общие ограничения включают вмешательство частей терапевта, защитных частей человека, проходящего лечение, и защитных частей других членов семьи. Злоупотребление или отсутствие поддержки со стороны внешней системы также может свести на нет преимущества IFS. Те, кто испытывает серьезные психические проблемы, такие как шизофрения или слабоумие, могут добиться меньшего успеха при этой форме лечения.

Как и во всех других терапевтических модальностях, ошибки терапевта могут негативно сказаться на выздоровлении.Распространенные ошибки в IFS-терапии включают активную работу с изгнанником до того, как внутренняя система сможет справиться с такой работой, предположение, что человек разговаривает с Самостью пострадавшего, когда на самом деле разговаривает с частью, и предположение, что Самость выполняет определенную задачу, когда на самом деле часть выполняет задачу.

Каталожные номера:

  1. Дик, К., Ялом, В. и Шварц, Р. (2009). Руководство для инструкторов по терапии внутренних семейных систем. Получено с http://www.психотерапия.net/data/uploads/5113ce91c0a4d.pdf
  2. IFS, доказательная практика. (2015, 23 ноября). Получено с http://foundationifs.org/news-articles/79-ifs-an-evidence-based-practice 

    .
  3. Лавернь, М. (2004). Арт-терапия и терапия внутренних семейных систем: интегративная модель лечения травм среди осужденных девочек-подростков. Журнал Канадской ассоциации арт-терапии , 17(1), 17-36. Получено с http://www.majielavergne.com/downloads/MajieJournal.пдф
  4. Мерфи, Б. (2009). О терапии внутренних семейных систем. Получено с http://www.selfledsolutions.com/resources/aboutifs.html
  5. .
  6. Schwartz, RC (nd). Эволюция модели внутренних семейных систем. Получено с http://www.selfleadership.org/about-internal-family-systems.html
  7. .
  8. Шварц, Р. К. (2013). Переход от принятия к трансформации с помощью терапии внутренних семейных систем (если). Journal of Clinical Psychology: In Session , 69(8), 805-816.
  9. Шварц, Р. (1987). Наши множественные «я»: применение системного мышления к внутренней семье. Получено с http://www.hakomiinstitute.com/Forum/Issue10/OurMultipleSelves.pdf
  10. Центр самоуправления. (н.д.). Схема модели внутренних семейных систем. Получено с http://www.selfleadership.org/outline-of-the-Internal-family-systems-model.html
  11. .
  12. Центр самоуправления. (н.д.). Обучение модели внутренней семейной системной терапии. Получено с http://www.selfleadership.org/ifs-therapy-training.html

Внутренний и внешний мир, Философия разума, Оксфордский университет, ID: O10P426PHV ​​

%PDF-1.3 % 1 0 объект > эндообъект 2 0 объект >поток 2011-06-23T20:26:27+07:002011-06-23T20:26:20+07:002011-06-23T20:26:27+07:00Acrobat PDFMaker 9.1 для Worduuid:dc270c94-c706-44e9-8fc5- ad8ea057773auuid:87880b07-81e4-45ea-bc62-c4c28389b601

  • 94
  • application/pdf
  • The Inner and the Outer World, Philosophy of Mind, Оксфордский университет ID: O10P426PHV ​​
  • НЬЮБОЙЗ
  • Библиотека Adobe PDF 9.0PDF/X-3:2002FalsePDF/X-3:2002PDF/X-3:2002D:20110623132552Хоана Стелла Компа: Миф о солипсическом «я», 2011 г. конечный поток эндообъект 7 0 объект [>] эндообъект 3 0 объект > эндообъект 8 0 объект >/ExtGState>/Font>/ProcSet[/PDF/Text/ImageC/ImageI]/XObject>>>/TrimBox[0.»{4/x;]8′[~ =[,

    Что такое внутренний ребенок

    Эстер Гольдштейн

    Что такое внутренний ребенок и что он знает?

    Наш внутренний ребенок является частью нас самих это присутствовало с момента нашего зачатия, внутриутробно и на протяжении всех последующих лет, когда мы были молоды и развивались в нежное «я»: младенец, младенец, малыш, маленький ребенок и год средней школы

    Внутренний ребенок часто может вспоминать хорошие переживания а также детские страхи, травмы, пренебрежение или значительные потери.Может быть трудно определить точное событие, которое тянет нас, но мы можем начать замечать наши внутренние закономерности, которые оставили нам подсознательные «следы хлебных крошек», когда мы начинаем исследовать наш внутренний мир.

    В каждом из нас живет «внутренний ребенок».

    У вас есть внутренний ребенок. У меня есть внутренний ребенок. Мы все делаем. Ваш «внутренний ребенок» — это часть вашего подсознания, которая улавливала сообщения задолго до того, как смогла полностью обработать происходящее (умственно и эмоционально).Он содержит эмоции, воспоминания и убеждения из прошлого, а также надежды и мечты о будущем.

    Наши клиенты всегда очарованы и взволнованы, когда мы рассказываем о работе внутреннего ребенка и о том, что у всех нас есть маленький (или маленькие) внутри нас. Когда мы освобождаем место для исцеления внутреннего ребенка, мы часто видим сдвиг в исцелении клиентов и общем улучшении в сторону ясности своего «я» и большего прогресса в лечении.

    Как мы можем определить части нашего Внутреннего Ребенка?

    Наш внутренний ребенок помнит сладкий запах бабушки, когда она наклонялась, чтобы обнять нас, с выражением огромной гордости на лице, или когда мы показывали ей, как мы умеем кататься на велосипеде.

    Наш внутренний ребенок помнит чувство, когда наши сердца переполнялись радостью и любовью, когда папа смотрел на нас с блеском в глазах или благодарность, когда мы делились любимой игрушкой с соседом.

    Наш внутренний ребенок помнит, как его пригласили на день рождения друга, и он чувствовал себя таким счастливым и уверенным в себе.

    Наш внутренний ребенок также чувствовал, как соленые слезы текли по нашим щекам, когда мама в спешке покидала дом, чтобы попрощаться со своим отцом, когда он умирал.

    Наш внутренний ребенок помнит, как его игнорировали и издевались над ним в автобусе в первый день в школе.

    Наш внутренний ребенок помнит, как чувствовал себя немым, когда учитель насмехался или когда у нас не было ответа на «кажущийся простым» вопрос.

    Наш внутренний ребенок присутствует, когда мы начинаем нашу первую работу, доказывая вашему боссу, что вы ответственны и способны, чувствуя гордость.

    Наш внутренний ребенок присутствует, когда мы подростки, так сильно желая принадлежать.
    Наш внутренний ребенок находится внутри нас, когда мы идем на поиски любви или социальных групп, к которым можно принадлежать.
    Это та часть, которая чувствует себя понятой, спокойной, теплой и нечеткой, когда мы хорошо проводим время с другими.

    Это также та часть, которая чувствует себя подавленной и преданной, когда нас обижают, игнорируют или нам лгут.


    Наш внутренний ребенок всегда общается с нами…
    нам просто нужно научиться слушать.

    Наш внутренний ребенок может быть либо спокойным и довольным (по большей части), либо он может действовать и создавать некоторые внутренние проблемы, мешая здоровым отношениям, навыкам организации и саморегуляции.

    Наш внутренний ребенок может либо преуспеть, либо сломаться, когда дело доходит до того, чтобы быть продуктивным членом общества… или делать шаги к обретению счастья.

    Если вы чувствуете разочарование или застряли в каком-то аспекте своей жизни, вполне вероятно, что ваш внутренний ребенок нуждается во внимании. Застрявшие точки могут выглядеть как трудности на работе, в воспитании детей, в поиске или сохранении любви, углублении отношений или установлении границ.

    Вы можете заметить, что испытываете страх, перфекционизм, беспокойство или избегаете определенных людей, мест или переживаний.Это все способы, которыми ваш внутренний ребенок пытается чувствовать себя в безопасности. Когда всем заправляет внутренний ребенок, он выбирает поведение, выбор и мысли на основе бессознательных убеждений или воспоминаний из прошлого и на основе того, что нужно внутреннему «я», чтобы чувствовать себя в безопасности.

    Часто внутренний ребенок не имеет доступа к взрослой реальности «я» и может не знать о том, насколько изменилась жизнь сейчас или как все изменилось.

    Эмоциональные раны детства могут заставить вас чувствовать, что вы ходите с кучей кирпичей на спине.

    Если ваш внутренний ребенок ходит с 50 фунтами боли, вам может казаться, что вы несете тяжесть мира на своих плечах. Если ваш внутренний ребенок жил в нестабильности, неуверенности или опасности, это может удерживать вас от изменений. Вы можете заметить часть страха, боязнь того, что вы пробуете что-то новое, однако, если вы хотите двигаться дальше по жизни, вы, вероятно, почувствуете себя разбитым.

    Почему мы застреваем: когда одна часть ищет безопасности и постоянства, а другая часть ищет возможности, связь и приключения.

    Вы можете найти золотую середину и «отклеиться», чтобы пройти мимо блокировок. Чтобы культивировать баланс творчества, гибкости, ответственности, связи и последовательности, взрослому и ребенку важно встретиться и узнать друг друга. Это первый шаг к созданию совместной команды, в которой будут удовлетворены потребности вашего взрослого и внутреннего ребенка.

    Здесь важны два шага:

    ОДИН :

    Установление контакта со своим внутренним ребенком, начало диалога и развитие отношений с ним.

    ДВА:

    Начинайте по-настоящему слушать и узнавать о потребностях, боли, надеждах и мечтах вашего внутреннего ребенка… и предпринимать шаги для их осуществления.

    Наша медитация на Связь с вашим Внутренним Ребенком создана для того, чтобы помочь вам установить контакт со своим Внутренним Ребенком. Наша цель состоит в том, чтобы вы могли узнать, как поживает ваш внутренний ребенок, предложить ему нежную заботу и найти способ удовлетворить его потребности. Часто это помогает прояснить, что нужно изменить, чтобы вы могли двигаться вперед.Кроме того, этот внутренний процесс часто смягчает сопротивление и «застой», которые вы чувствуете во взрослой жизни.

    Некоторым в этом процессе также помогает «перевоспитание» внутреннего ребенка.)

    Доступ к внутреннему ребенку для облегчения бремени и вселения надежды и радости.

    Начните здесь….

    Чтобы сделать это, мы начнем с того, что попросим ваше взрослое «я» быть немного открытым и, возможно, уязвимым. Чтобы ваш внутренний ребенок вышел из укрытия и рассказал о том, что происходит или в чем он нуждается, мы должны быть открыты для того, чтобы услышать и увидеть его историю; интересуется его жизнью, его надеждами, мечтами, страхами и заботами.

    Мы хотим, чтобы ваш внутренний ребенок начал развивать доверительные отношения со своим взрослым «я», чтобы он мог открыто делиться друг с другом. Мы хотим услышать о его надеждах, мечтах, желаниях, его словах… а также его боль, его печаль, его страхи и его заботы.

    Часто мы видим, что когда у внутреннего ребенка есть кто-то (взрослый, вы), кто действительно заботится и замедляет его, и присутствует с ним, он может успокоиться и почувствовать чувства, которые ему приходилось отталкивать годами. Часто рекомендуется выполнять эту работу с обученным терапевтом, который работает с внутренним ребенком, эмоциональным пренебрежением в детстве или эмоциональными болями, поскольку работа может быть нежной, а опытный клиницист может помочь вам и поддержать исцеление.

    Когда вы узнаете своего внутреннего ребенка, вы можете заметить, что он нуждается в серьезном исцелении.

    Есть много разных способов предложить поддержку, доброту и исцеление внутреннему ребенку. Возможно, ему придется рассказать вам историю, которую многие годы держали в секрете. Возможно, ему нужно показать вам потерю и горе, которые он пережил много лет назад, но так и не смог осознать. Он может захотеть показать вам свою потребность в любви и внимании и найти способы удовлетворить эти потребности в жизни, прежде чем вы приступите к «рабочему проекту», на котором вы сосредоточились.

    Он может попросить вас говорить в ваших отношениях, потому что он не хочет, чтобы его игнорировали, как раньше, в детстве. Или это может быть что-то еще. Мы не знаем, что получится, пока не начнем этот процесс.

    Как только внутренний ребенок узнает, что привлекает ваше внимание, и вы делаете все возможное, чтобы предложить ему любовь и удовлетворить его потребности, он часто будет более открытым для вас.

    Возможно, потребуется больше физической или эмоциональной безопасности, больше внимания к тому, как вы заботитесь (о своем разуме, теле или душе), исцеление прошлых болей, установление жизненных границ или изменение круга общения, с которым вы проводите время.Эта работа часто раскрывает то, что действительно важно.

    Мы видели, как многие симптомы меняются, и клиенты начинают прорабатывать застрявшие точки, когда мы работаем с более глубокими слоями исцеления внутреннего ребенка. Мы видели, как клиент начинает открывать свое сердце для углубления любви в своей жизни или впервые по-настоящему впускает любовь внутрь себя. без той агитации, которая была раньше.Для других они начинают появляться на работе и в отношениях с уверенностью и более комфортно просят то, что им нужно. Для других паника и страх, которые они сдерживали, значительно уменьшаются, и они могут стоять за границы, которые пытались установить годами.

    У успешных людей есть довольный внутренний ребенок

    Под успехом я не имею в виду людей, которые известны или богаты, но людей, которые любят, чувствуют себя довольными тем, что находятся в своей шкуре, имеют чувство внутреннего покоя и чувствовать себя удовлетворенным.Здоровый внутренний ребенок богат любовью, связями, умственно, чувствует себя наполненным в своем смысле смысла и способен терпеть боли взлетов и падений жизни. Успешные люди — это не только те, кто умен и «добился успеха». Мое определение успеха относится к тем, кто эмоционально отрегулирован, имеет хорошие отношения со своими эмоциями и имеет спокойного внутреннего ребенка.

    Как выглядит и чувствует себя счастливый внутренний ребенок?

    Когда наш внутренний ребенок (и наша «внутренняя семья») спокоен, мы получаем зеленый свет, чтобы идти вперед и пробовать новые вещи.Мы знаем, что можем терпеть неудачи или неурядицы. Мы можем справиться с незначительным чувством стыда, не поглощая страх. Мы знаем, что мы стабильны, и нам не нужно действовать импульсивно. Мы не застреваем в своем стремлении получить одобрение от других.

    Если наш внутренний ребенок чувствует себя в безопасности и устойчиво, это позволит нам расцвести.

    Это как якорь. Если внутренний ребенок чувствует себя неуверенно, то, будучи взрослыми, мы будем чувствовать себя незащищенными, дезориентированными и неорганизованными в жизни. Когда наш внутренний ребенок чувствует себя устойчивым, его якорь глубоко укоренился, и мы чувствуем себя более ясными, уверенными и комфортными.

    Теперь, как вы узнаете, есть ли у вашего внутреннего ребенка боли?

    • Чувства стыда, вины и/или боли.

    • Хроническое переутомление и потребность в достижении (получить одобрение или принадлежность).

    • Неспособность присутствовать в данный момент.

    • Регулярная тревога и страх.

    • Жесткий и пытается быть «идеальным» (не может справиться с неудачей).

    • Трудно замечать и праздновать «победы» в жизни (ни одной победы никогда не будет достаточно).

    • Нездоровые отношения и/или избегание отношений и любви.

    • Самосаботаж и навязчивое/аддиктивное поведение.

    • Неуспевающий.

    • Размышление и негативный внутренний диалог.

    Способы работы с исцелением вашего внутреннего ребенка

    • Используйте действия, чтобы начать чувствовать (понемногу за раз), чтобы снять онемение.

    • Работайте над уменьшением тревог и страхов, обрабатывая страшные воспоминания или переживания.

    • Развитие здоровых отношений, которые позволят вам чувствовать себя в безопасности и устойчиво в мире.

    • Создание теплой и уютной атмосферы.

    • Создайте структуру и питательную заботу о себе, создав устойчивые схемы кормления, сна, гигиены и секса.

    • Установите четкие эмоциональные, энергетические, временные и физические границы.

    • Создавайте увлечения и хобби и сделайте их частью своей жизни.

    • Сместите акцент с выступления на действие + бытие + празднование.

    • Измените свои внутренние убеждения (какими убеждениями вы себя питаете, в этом может помочь терапия).

    Готовы сделать шаг к установлению или углублению отношений со своим внутренним ребенком?

    Между собой и обществом Внутренние миры и внешние границы в британском психологическом романе Джона Роддена

    Введение

    Между собой и обществом: внутренние миры и внешние границы в британском психологическом романе тщательно исследует ритмы психики и демоса в шести важных произведениях британской художественной литературы середины восемнадцатого века.Как следует из основного названия, эти ритмы сложны, разветвлены и многогранны: отношения между «я» и «обществом» не или/или, а скорее и/и — фактически почти всегда «между». Акцент в книге чередуется между индивидуумом и сообществом, частным и универсальным — личностью и обществом, — но каждая глава исследует полярности конфликта, которые формируют и порождают персонажей в этих разнообразных мирах художественной прозы. Таким образом, наши психологические «истории болезни» в конечном счете служат показателем аффективного диапазона британского романа, освещая его репрезентацию личности и психической жизни, текстовые особенности эмоционального выражения и читательский опыт, о котором свидетельствуют реальные читатели.

    «Психологический роман» — это расплывчатый термин, часто применяемый к тем романам от первого лица, которые отражают приемы повествования, такие как «поток сознания», или детально и глубоко исследуют индивидуальную психологию и внутренние конфликты вымышленных персонажей. Художественные прозаические произведения, такие как Калеб Уильямс Уильяма Годвина, Мэр Кэстербриджа Томаса Харди и Влюбленные женщины Д. Г. Лоуренса , редко классифицируются как «психологические романы», однако их акцент делается на более крупных общественных проблемах, а не на интимных личных вопросах. — Gemeinschaft и Gesellschaft , а не сознание и mentalité , внешние, а не внутренние конфликты — отражает необходимость расширить нашу традиционную концепцию психологического, включив в нее социальное, культурное, интеллектуальное и даже духовное, если мы хотим охватить полный размах и динамика личности.Важно не сводить термины «психология» и «роман» к исключительно ментальным или узкоэстетическим, позволяя вместо этого сохранить всю их суггестивность и аккультурированную историю значений. Если мы примем эту позицию, мы сможем более полно оценить их разнообразие и амплитуду. Три главы — посвященные Родерику Рэндому Тобиаса Смоллетта, Калебу Уильямсу Годвина и Бравому солдату Форда Мэдокса Форда — в основном посвящены нарратологическим вопросам, особенно спорным вопросам, связанным с «ненадежными» рассказчиками, их способами повествования, и их сомнительные претензии на истину.На самом деле, подзаголовок этой книги мог бы быть «Ненадежные рассказчики, непроверенные сказки» с намеком на известное замечание Лоуренса в «Исследованиях классической американской литературы» : «Доверяйте сказке, а не рассказчику». Видите ли, наш критический принцип для этих трех глав перекликается с русской пословицей, которую во время холодной войны часто цитировали осторожные американские лидеры, ведя переговоры с Советами о ядерном разоружении: , доверей, но не проверяй, , «доверяй, но проверяй».

    Соблюдение этой максимы — и сопротивление соблазнам редукционизма, которые даруют концептуальную аккуратность и аналитическую строгость за счет расширенного понимания, тонкого понимания и даже иногда неожиданного откровения, — является главной целью чтения этой книги.Преобладающий вердикт относительно большей части изучаемой здесь прозы, независимо от того, выносится ли он формалистами или социальными критиками, слишком часто сводится к тому, что такие романы, как Калеб Уильямс , Бравый солдат и Уиндем Льюис Тарр представляют собой восхитительные и ценные, действительно, даже увлекательные или новаторские литературные эксперименты, но в конечном итоге оказываются художественными неудачами. Эти и другие романы, обсуждаемые в исследовании, часто считаются грубыми, схематичными, наполненными структурными неправдоподобностями (такими как неуклюжие совпадения, необоснованные мотивы или нечеткое обращение со временем).Если рассматривать их либо с эстетической/формальной точки зрения, которая освещала бы роман Генри Джеймса, либо с социальной/политической позиции, относящейся к творчеству Джорджа Элиота, они, как правило, оцениваются как второстепенные вымыслы. Но если мы посмотрим на эти романы с точки зрения С точки зрения глубинной психологии, которая по-разному занимается эросом, внутренней идентичностью и скрытыми конфликтами главного героя и других персонажей, мы можем уловить художественное единство и стилистическую последовательность, которые часто упускают из виду при поверхностном прочтении.

    С этой точки зрения книга представляет собой критическое исследование психологии характера.Или, выражаясь точнее, исследование характера через психологию, особенно в том, что он раскрывается в бессознательных влечениях персонажа или в искаженной памяти рассказчика и, следовательно, в проблемном способе повествования. Я стремился полностью принять во внимание существующую науку, расширяя ее в направлениях, предлагающих новые прочтения романов, которые были неправильно поняты, прочитаны слишком ограничительно и, следовательно, обесценены. Чтения обсуждаемых романов основаны на психологических подходах и психоаналитических концепциях, которые представляют собой отличительный вклад глав.Некоторые из этих романов (например, Калеб Уильямс , Бравый солдат , Тарр ) обычно очерняются как политические трактаты, как почти похожие на трактат анализы социальных и экономических сил. Якобы не обращая внимания на эстетическую форму, они страдают неуклюжим развитием сюжета и плоской характеристикой, что делает их не более чем альбомами для рисования, иллюстрирующими то или иное социальное зло.

    Напротив, моя собственная критическая посылка заключалась в том, что эти амбициозные, часто новаторские романы, несмотря на их недостатки, являются вымышленными шедеврами, которыми несправедливо пренебрегали или недооценивали, в основном потому, что они нарушали или бросали вызов господствующим литературным нормам и условностям — и которые вознаграждают свежей критикой. переоценка сочувствующих читателей.Например, я подхожу к некоторым из этих выдумок с помощью глубинной психологии, чтобы показать, как сюжет, который выглядит случайным или натянутым, на самом деле является проекцией тревог рассказчика. При таком подходе романы, рассматриваемые в первых пяти главах, предстают сложными, требующими напряжения произведениями искусства, когда мы понимаем, что форма и структура коррелируют с внутренней жизнью персонажей или моделируют ее. Такой способ прочтения открывает перед романами возможности, до сих пор не затронутые во вторичной литературе.В заключительной главе я перехожу от психоаналитической интерпретации к лоурентовскому прочтению « Влюбленных женщин» Лоуренса , которое обязано знаменитой враждебности Лоуренса к фрейдизму, проявляющейся во многих его произведениях и выраженной в его антифрейдистской полемике, Психоанализ и Бессознательное (1921) и Фантазия Бессознательного (1922). С этой точки зрения, Влюбленные женщины представляют Лёрке и Минетт Даррингтон как образцы «психического сознания», патологии, которую Лоуренс обвиняет как болезнь североевропейского разума, предположительно воплощенную Фрейдом, Юнгом и их последователями.4 Такой нордический интеллектуализм, утверждает Лоуренс, повышает и усиливает психическое сознание и тем самым способствует неврозам. Это отражает антипатию к физическому и духовному здоровью, противостоящую его виталистической философии «сознания крови», краеугольному камню расовой теории Лоуренса, которую критики высмеивают как женоненавистническую и антисемитскую.

    Однако, независимо от нашего суждения о философии Лоуренса, она, несомненно, лежит в основе Weltanshauung большей части его художественной литературы, особенно Влюбленные женщины .Кроме того, это не просто философская точка зрения, а скорее представляет собой его собственную серьезную, страстно аргументированную попытку проникнуть в динамику эроса и психики. Таким образом, «лаврентьевская психология» функционирует как основанная на опыте метафизика психики, сформулированная художником-литератором, решительно настроенным против фрейдистской социальной науки и «глубинной» психологии, а также якобы «еврейского» психоанализа Фрейда и его ближайшего окружения.

    Итак, я применяю психологический подход ко всем шести романам в исследовании.При этом все они рассматриваются не только с точки зрения институциональных, «внешних» конфликтов (семейных, классовых, общественных, статусных), которые они открыто трактуют, но и с точки зрения часто упускаемых из виду психологических, «внутренних» конфликтов. которые иногда возвышают эти произведения до трагического уровня. Этот двойной акцент необходим для полного понимания этих сложных вымыслов, как предполагает начальная фраза моего подзаголовка «Внутренние миры и внешние пределы». Хотя психологические проблемы более важны, чем социальный анализ скрытых значений романов и скрытых структур, именно беззаконное пространство «черного ящика» их взаимного взаимодействия — «между» — прежде всего требует нашей критической бдительности.Неуправляемые страсти, бурлящие во внутреннем мире многих персонажей, неумолимо толкают их к непредсказуемым и зачастую разрушительным действиям в обществе. Преодолевая самые дальние границы или «внешние пределы» рационального и условного, персонажи обнаруживают, что вынуждены совершать антисоциальные действия, которые они не могут понять, не говоря уже о том, чтобы контролировать.

    Хаос этого социального царства за пределами рационального сталкивается и с нами, читателями, когда мы пытаемся понять, чего не знают персонажи, поэтому я предпочел обратиться к глубинной психологии ( Tiefenpsychologie ) для анализа их социального поведения и договориться о своем внутреннем мире.Мой читательский опыт привел меня к заключению, что в этих внутренних мирах доминируют силы, связанные с психопатией и социопатией. Эти переменчивые, жестокие побуждения переплетаются, переплетаются и взаимно усиливают друг друга, поскольку повествования бурлят и кружатся по своим изменчивым курсам. Следовательно, рекомендуется исследование психики, которое обращается к этим скрытым, часто затемненным человеческим мотивам, исследуя его не только посредством сознательных, но также бессознательных и полусознательных процессов. В результате я широко использовал психологическую теорию в работах Зигмунда Фрейда, Мелани Кляйн, Отто Ранка, Эрнеста Беккера, Рене Жирара и других мыслителей психоаналитической традиции, вместо того чтобы обращаться к более поздним, основанным на эго или поведенческие психологии, такие как рационально-эмоциональная поведенческая психотерапия Альберта Эллиса, когнитивная психология Аарона Бека или бихевиоризм Б.Ф. Скиннер. Несмотря на то, что эти подходы часто освещают социальное, их исключительное внимание к поверхностному материалу, отражающее нежелание раскрывать скрытые или вытесненные мотивы в более глубоких слоях психики, лежащих в основе когнитивных и поведенческих процессов, оказывается недостаточным для полного вовлечения в бурную жизнь. внутреннюю и внешнюю сферы изучаемых романов.

    «Между» собой и обществом в этих романах познаны глубины, недоступные разуму и условностям.Ибо это «между» в их нарративах обычно представляет собой подземную зону, расположенную в почти «непостижимых» внутренних тайниках психики, где психодинамика в действии гораздо сложнее и противоречивее, чем может прояснить простое взаимодействие с поверхностями. Если опасность глубинной психологии заключается в редукционизме, то опасность рациональных и поведенческих модальностей — в поверхностности.

    II

    В своем исследовании фиктивных репрезентаций личности в этих избранных британских романах я занимался не только сложностями читательского опыта, но и семиотикой повествовательного изложения.Психологический роман часто кажется не только привлечением внимания к кинетике психики, эроса и демоса, но и организацией аффекта в языковую конструкцию, инсценирующую драмы страстей. В этом отношении теоретики развития личности и структуры характера от Фрейда до Жирара предлагают ценную информацию о текстуре опыта, преобладающей в нарративных конструкциях.

    Фрейд и его последователи согласились с тем, что основной характеристикой человеческого опыта является ограниченность нашей свободы.Все они согласились с тем, что область сознательного выбора ограничена жесткими рамками. Писатели от Смоллетта до Лоуренса выражали больший скептицизм в отношении этих вопросов, отказываясь изображать поступки людей как в значительной степени продукт материальной или психологической обусловленности, то есть современные литераторы решительно сопротивлялись тому, чтобы стать социологами. Вместе с Фрейдом они признали, что предположительно сознательные аспекты человеческого опыта могут быть просто «рационализацией» или «подавленным желанием» или загадочными случаями смещения, проекции и интроекции.И все же в своих представлениях о неизбежной роли «огромных безличных сил» в ведении человеческих дел романисты также всегда настаивали на изображении индивидуального выбора и сознательной мыслительной деятельности. В метафизическом и этическом смысле, то есть, если не в коллективном или статистическом смысле, они верили, что выбор является личным и что индивидуальный выбор свободен. Это не означает, что они отрицают значение повторяющегося, иррационального и инстинктивного в человеческой жизни, но они считают, что такие подземные побуждения имеют свои пределы, и что искусство романа состоит в исследовании взаимодействующих и накладывающихся отношений между самоопределяемые действия и обуславливающие силы.

    Исследуемые романы не только отражают современный ум, но и формируют его. В дополнение к темам выбора и психической свободы, лейтмотивом этого исследования является разворачивающееся, усиливающееся восприятие психологического недуга по мере развития современного романа: ощущение неминуемой гибели, когда старые практики и институты больше не поддерживаются. социальная реальность, атмосфера радикальной неопределенности, которая пронизывает романы, начиная от «» Харди «Мэр Кэстербриджа » и заканчивая модернистскими произведениями Форда, Льюиса и Лоуренса.Это ощущение кончины ancien régime вкупе с мучительными сомнениями в формах, которые могут проявиться в новых дивных мирах, представляет собой тематическую подоплеку этой книги. В этих главах мы делаем акцент не только на модусах сознания, но и на увеличивающемся в современном обществе факте «разделенного» сознания.

    Таким образом, Между собой и обществом также можно рассматривать как аналог или даже расширение книги Яна Уотта «Возвышение романа: исследования Дефо, Ричардсона и Филдинга » (1957).В то время как новаторская книга Уотта рассматривала истоки романа в исторических и формалистических терминах, настоящая работа прослеживает рост романа главным образом в психологических терминах, показывая, как существует движение из «нарциссических» вымыслов восемнадцатого века, примером которого является «» Смоллетта. Родерика Рэндома и Годвина Калеба Уильямса , до психодинамики персонажей в романах конца девятнадцатого и двадцатого веков, от Харди до Лоуренса и далее.Убеждение Уатта в отношении литературной интерпретации, наиболее полно развившееся в «Возрождение романа» , заключалось в том, что «весь вопрос об историческом, институциональном и социальном контексте литературы очень широко игнорируется, в большой ущерб не только многим научным и критического письма, но общего понимания литературы на каждом уровне образования». 5 Это, безусловно, верно для 1950-х годов, учитывая господство новой критики и ее настойчивого утверждения, что тексты существуют «независимо друг от друга», по словам Уотта.6 Но сегодня можно также сказать, что психологический аспект британского романа слишком широко игнорируется в ущерб науке, критике и образованию. Этот недостаток отражает глубоко укоренившуюся, давнюю предвзятость британских исследований в пользу эмпирического, включая почти рефлекторную антипатию к психологическим исследованиям7, отчасти в ответ на то, что часто называют «психо-вскрытием» сенсационно настроенных британских биографов. и литературные критики после успеха книги Литтона Стрейчи « выдающихся викторианца » (1918).Как и Уатт, который утверждает, что выборочное использование биографической, исторической и формалистической критики необходимо для понимания возникновения романа, я утверждаю, что психологическая интерпретация также бесценна, особенно для романов в этой книге, которые сложным образом связаны с нарратологией. и психология характера.

    III

    Теоретики, фигурирующие в настоящем исследовании, — Фрейд, Кляйн, Ранк, Беккер и Жирар — были создателями амбициозных междисциплинарных систем.Мы, постмодернисты, научились скептически относиться к такому грандиозному теоретизированию и монументальному построению систем. Тем не менее, несмотря на ограничения шаблонов и процедур, которые оно навязывает, такое построение системы плодотворно контрастирует с вымышленными текстами, на которых такие теории часто проверяются или применяются. Романы в настоящем исследовании представляют собой суглинистые, органические детали, которые порождают плодотворное понимание, поскольку они усложняют обобщения и универсалии социальной науки. Нас в первую очередь интересуют сами вымыслы, поскольку эти романы представляют собой нечто гораздо более ценное, чем возможности для литературной экзегезы: они предлагают — даже воображают — возможность нового восприятия структуры характера и развития личности.

    Фрейд и более поздние психологи пришли к выводу, что изучение общества — дело гораздо более сложное, чем просто подгонка наблюдаемых данных под предположительно универсальные конструкции человеческого мышления. Это растущее методологическое осознание отражало усиление интеллектуального самосознания среди социологов, что характерно для психологии двадцатого века, и проблемы повествования в рассматриваемых здесь романах отражают это новое осознание проблемного характера социального наблюдения.Но это новое самосознание слишком легко скатилось к радикальному скептицизму: от осознания субъективной природы общественного мышления до отрицания обоснованности любого такого мышления — или до формы лоурентовского «мышления с кровь» или другие виды антиинтеллектуализма.

    Художественная литература, особенно роман, сыграла серьезную роль в выражении социальных ценностей. Крупный роман проявляет и конкретизирует часто абстрактные взгляды социологов.Она изображает общество с таким богатством и глубиной, которые не поддаются категоризации социальных наук9. Поэтому моя цель на этих страницах — не просто увидеть, как прозаическая литература заимствовала социальные науки, но также увидеть, какой вклад она внесла в социальную теорию: т. е. моя двойная цель состоит в том, чтобы оценить плотную игру взаимного влияния между этими жанрами. Ибо изучающий человеческое общество может многому научиться у литературного мастера, и наоборот: чувства и предметы обеих областей освещают искусство жизни.

    .

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *