Теория самодетерминации: Автономия и самодетерминация в психологии мотивации: теория Э. Деси и Р. Райана

Содержание

Понятие самодетерминации в теории Э. Деси и Р. Райана: Psychology OnLine.Net

Понятие самодетерминации в теории Э. Деси и Р. Райана
Добавлено Psychology OnLine.Net
2.02.2013

Теорию самодерминации причисляют к позитивной психологии, целью которой является направить внимание психологической науки не столько на исправление негативных, сколько на построении позитивных составляющих психологий человека.

Разработанная Д. Деси и Р. Райаном теория затрагивает одну из сложных проблем,- проблему самодетерминации. На передний план выдвигается проблема собственной активности человека, его способность самостоятельного выбора направления саморазвития. В основной идее теории, наиболее существ является постулирование наличия у человека способностей и возможностей для здоровой и полноценной жизни. И если с самого детства условия существования ребенка способствуют предоставления ему свободы выбора активности, области интересов, если они предоставляют широкий диапазон возможностей без наложения ненужных ограничений, то все это способствует тому, что ребенок, а в последствии и взрослой, будет здоровой и полноценной личностью.

«Теория самодетерминации нацелена на определение факторов, которые питают врожденный человеческий потенциал, определяющий рост интеграцию, и здоровье, и на исследовании процессов и условий, которые способствуют здоровому развитию и эффективному функционированию индивидов, групп и сообществ» (Райан, Деси, 2000). Ситуация не всегда складывается лучшим образом, и во многих случаях среда мешает здоровому самоосуществлению, и активно навязывает такие нормативы, которые пагубно влияют на психику человека. «Наша теория самодетерминации связана с этим диалектическим противостоянием активного » Я» и различных сил, внешних и внутренних, с которыми личность встречается в процессе развития» (Деси, Райан, 1991). Основным понятием теории Э. Деси и Р. Райана является самодетерминация (автономия).

Самотерминацией называется способность выбирать и иметь выбор, в отличии от подкрепленных реакций, удовлетворения влечений и действий под влиянием других сил, которые тоже могут рассматриваться как детерминанты поведения человека.

Данное понятие даст возможность учитывать как собственный внутренний выбор человека, так и объективно существующие ограничения свободы выбора (физические, физиологические, социально-исторические и др.), то есть позволяет избежать абсолютизации и того, и другого, приводящей к тупиковому варианту развития любой теории Деси считается, что самодетерминация является не только способностью, но также и потребностью. Он определяет ее в качестве основной врожденной склонности, которая ведет организм к вовлеченности в интересующее поведение, которое обычно способствует развитию умений осуществлять гибкое взаимодействие с социальной средой.

Самодетерминированное поведение включает в себя решение человека о том, как себя вести, базирующееся на предложении о том, как добиться удовлетворения своих потребностей. При этом поведение детерминируется информацией, поступающей от среды, а также самой личностью, которая эту информацию воспринимает и интерпретирует. Эмпирическими критериями самодетерминация являются такие ее проявления как спонтанность, креативность, интерес и личностная значимость как причины действия, ощущение себя свободным, и такие психолингвистические индикаторы, как преобладание в речи глагола «хочу» над глаголом «должен».

Несамодетерминированное поведение полностью обусловлено физическими или физиологическими причинами или средой. Несамодетерминированным можно назвать поведение-привычку, негибкое поведение или поведение, контролирующееся эмоциями, которые препятствуют выбору и гибкому использованию информации. Потеря самодетерминации происходит в случаях, когда человек перестает осуществлять намеченные действия, либо не осознает, с какой целью те или иные действия им осуществляются. Авторы выделяют два типа такого поведения, причем оба типа могут быть и адаптированными, и неадаптированными, в зависимости от конкретной ситуации.

Автоматическое поведение оно с трудом поддается перепрограммированию, поскольку определяется неосознаваемыми мотивами, которые изменить трудно.

Автоматизированное поведение определяется мотивами, которые могут быть осознаны, поэтому оно более гибкое и может быть неадаптировным только в течении короткого времени. Его можно легче перепрограммировать на Самодетерминированное.

Типы поведения, которые содержат награду в себе самых (такие как игра, исследование и т.п.), обьеденяются, понятием компетентностью связанным, в свою очередь, с понятием внутренней мотивации.

Переживание компетентности понимается как один из типов внутренней удовлетворенности, достигаемой человеком, и обеспечивающей развитие. Предполагается, что человека есть внутренняя психологическая потребность в чувстве компетентности при взаимодействии с внешней средой. Эта потребность имеет адаптивную ценность и не связана с биологическими влечениями. Она является основой направленного устойчивого поведения, в котором совершается выбор. Компетентность и самодетерминация (автономия) — первостепенные психологические потребности, лежащие в основе внутренне мотивированной активности.

Одним из типов мотивации, необходимых для осуществления человеческого развития, является внутренняя мотивация. Ее можно определить как свободное участие в деятельности при отсутствии внешних требований или подкреплений. Мотивация не основывает, что ее энергия является внутренней относительно природы организма. Индивид опробует новую деятельность, решает исследовательские задачи или стремиться к освоению своей среды просто ради опыта, который он получает. Процесс открытия сам по себе является наградой.

Различение внутренней и внешней мотивации происходит по критерию награды за осуществляемую активность. При внешней мотивации и сама награда будет внешней по отношению к человеку. Когда же мотивация является внутренней, то вознаграждением за нее является активность сама по себе. Десси считает, что внутреннее мотивированное поведение базируется на потребности человека быть компетентным и самодетерминированным при взаимодействии со средой.

«Мы полагаем, что существует врожденное и витальное движение в направлении ассимиляции и синтеза, типичным примером которого служит спонтанная, внутренне мотивированная активность» (Райан 1993). Рост внутренней мотивации, обеспечивающий оптимальное развитие личности, зависит от социальных условий, которые поддерживают и охраняют автономию человека или же, наоборот, разрушают ее.

Таким образом, внутренняя мотивация и сопровождающие ее проявления могут быть подорваны при условии чрезмерного контроля или при неустойчивости (нестабильности), что приводит к неадекватному развитию и психопатологии.

Одной из составляющих теории самодетерминация является понятие воли. Воля как способность сознательного выбора детерминант поведения с необходимостью включает в себя внутреннюю потребность в компетентности и самодетерминации. Основой воли является внутренняя мотивация, человеческая потребность быть компетентным с самодетерминацией в отношениях со средой. Воля, в свою очередь, разрешает конфликты между потребностями, подчиняя себе последнее.

Автономия в развитии. Для здорового развития ребенку необходим автономный тип взаимодействия со средой, когда значимые взрослые обеспечивают установку на свободный выбор и решение задач без явных границ и ограничений. Это важно для того, чтобы ребенок научился взаимодействовать со средой и контролировать собственные импульсы.

Поэтому одним из существенных факторов развития, считают Райан, Деси и Грольник, является свобода. Для осуществления целостного и гармоничного развития необходимо, чтобы человек стремился к большим и малым целям, действовал и рос в условиях борьбы и принимал решения, будут ли с ним происходить изменения или нет. В этом процессе чрезвычайно важны проявления потребностей в компетентности и автономии (самодетерминации). Психологическая потребность во взаимосвязи с другими людьми является третьим типом внутренней мотивации, обеспечивающим оптимальное развитие человека.

Выделяются следующие три необходимых для оптимального развития ребенка компонента окружающей его среды.


  1. Направленность на автономию (взрослые поддерживают собственную инициативу ребенка, дают возможность выбора, самостоятельно решать проблемы и т.п.)
  2. Структура (взрослый выполняет для ребенка роль проводника в среде и обеспечивает необходимое поле, в котором могут осуществляться различные операции. )
  3. Включенность (взрослые уделяют ребенку время, внимание и предоставляет ему возможности делать открытия, разведывать новые места или проявлять себя).

«Дети появляются на свет с врожденными психологическими потребностями-потребностями в автономии, компетентности и связи с другими людьми — и в течении своей жизни они ищут удовлетворения этим потребностям. Они появляются на свет с одними интересами и врожденными склонностями, что идет рука об руку с мотивированием их продолжающих стремлений к внутриличностной и межличностной согласованности. Данный взгляд , однако, не эквивалентен взгляду, что способности и интересы являются генетически предопределенными» ( Деси, Райан). Отмеченную выше врожденную направленность можно рассматривать как некоторую стартовую точку процесса развития, направление которого уже зависит от особенностей взаимодействия ребенка с окружающим миром.

Развитие потребности в самодетерминации начинается с первых дней жизни ребенка. С момента рождения у ребенка присутствуют естественные тенденции к исследованию, манипуляции и любопытству, которые проявляются к концу шестого месяца в виде свободного «Я». К девяти месяцам они выражаются в виде абсолютного предпочтения новизны, в год приводят к устойчивым попыткам уметь что – либо, в более старшем возрасте дифференцируются в более специфические интересы (Райан, Деси, Грольник).
Исходя из благих побуждений, родители могут подавить у ребенка начала тенденций, основывающихся на внутренней мотивации, если используют при воспитании подкрепление и контроль. Оптимальная, обеспечивающая свободу активности среда является гарантом успешности детского развития.

Окружение с самого рождения диктует ребенку правила и нормативы. Важно то, как это происходит и каким образом ребенок усваивает эти правила и ограничения. В процессе социального научения не только приобретается комфортность, но и происходит процесс превращения внешних требований во внутреннюю регуляцию – через процесс интернализации. Интернализация – это переключение внешней движущей силы и средств поведения во внутреннюю (Райан, Деси, Грольник). Будучи интернализированными, изначально внешние результаты поведения человека могут стать частью его внутреннего мира, и соответствующее поведение больше не будет требовать внешних подкреплений. Но для полной интернализации, или интеграции, необходимо, чтобы человек не только принял в себя процесс регуляции, а еще и сделал его своим собственным.

Внутренняя мотивация представляет собой прототип автономной регуляции, а Интернализация и следующая за ней интеграция являются средствами, с помощью которых та активность, к которой нет внутреннего интереса, приобретет для человека значение автономной. Интегрированные ценности являются основой самодетерминации. Необходимо отметить, что поведение с полностью интегрированными регуляторными процессами не обязательно будет внутренне мотивированным. По нашей концепции и интроекция, и эго-включенность представляют собой частичную интернализацию. Источник регуляции является внутренним по отношению к личности, но остается внешним по отношению к Я.» (Райан).

Интроекция — это частичная ассимиляция, при которой регуляторные процессы интегрируются в той же форме, что и при внешней регуляции. Средство и объект регуляции при этом находятся в одной личности, но сами при этом разделены. Регуляторный процесс не интегрируется в « Я» и является источником напряжения и конфликта. Интроективная регуляция ригидная и является основной развития внутренне контролирующей регуляции. Она приводит не к интегрированному и целостному, а к ложному Я и связано с тревожностью, самоуничтожением и другими неадаптивными паттернами поведения. Если у ребенка преобладают ценности в форме интроектов, то это может привести к риску психопатологии. При психотерапии, интроектированные процессы могут быть переведены на уровень интеграции, которая приводит к более позитивным формам адаптации.

Другой формой частичной интернализации является это- включенность, определяемая следующим образом: «Индивиды рассматривают свою собственную хорошесть или «оцениваемость» как зависящую от достигнутого конечного результата» (Райан). Она еще меньше, чем интроекция, дает возможность проявления внутренней мотивации. «Эго- включенность представляет собой интернальное, но гетерономное давление, которое разрушает автономию. Так, хотя эго- включенность, будучи интрапсихической силой, является внутренней по отношению в личности, она является «внешней» по отношению к Я» (Райан).

Чем выше степень автономии, тем сильней связь с эмпатией, тем выше моральные принципы и позитивнее отношения с другими людьми.

Теория когнитивной оценки была представлена Десси и Райаном в качестве субтеории в рамках теории самодетерминации. При этом она имела целью определить факторы, объясняющие разнообразие внутренней мотивации (Райан, Деси). В соответствии с теорией когнитивной оценки влияния различных событий на мотивационные процессы детерминируются не объективными характеристиками этих событий, а скорее их психологическими значениями для инвалида. Авторы считают, что на интерпретацию событий личностью влияют следующие факторы:


  1. Межличностные взаимодействия:

    • награда, связанная с выполнением задачи;
    • позитивная обратная связь;
    • самоуправление;
    • контроль со стороны других;
    • информация;
    • влияние коммуникатора на контекст ситуации.

  2. Индивидуальные различия:

    • половые различия;
    • личностные особенности воспринимающего.

  3. Регуляция с помощью не средовых, а внутриличностных средств (Деси, Райан)

Теория когнитивной оценки содержит в себе четыре основных предположения.

Предположение 1. Внешние события, релевантные инициации и регуляции поведения, будут влиять на внутреннюю мотивацию личности в соответствии с тем, как они будут влиять на воспринимаемый локус каузальности этого поведения.

Предположение 2. Внешние события будут влиять на внутреннюю мотивацию личности при выполнении активности, связанной с оптимальным уровнем задач, в соответствии с тем, как они будут влиять на воспринимаемую компетентность личность на воспринимаемую компетентность личности в контексте самодетерминации.

Предположение 3. Событие, связанное с инициацией и регуляцией поведения, имеет три аспекта:


  1. Информационный – в качестве обратной связи об эффективности выбора, который усиливает внутренне воспринимаемый локус каузальности и, следовательно, повышает внутреннюю мотивацию.
  2. Контролирующий, проявляющийся как оказание различными способами давления на поведение, мысли и чувства, что приводит к контролю над его функционированием. Этот аспект усиливает внешне воспринимаемый локус каузальности, что подрывает внутреннюю мотивацию и обеспечивает подчинение или сопротивление внешним силам.
  3. амотивирующий, который означает, что эффективность не может быть достигнута, и обеспечивает функционирование без мотивации, что связано с усилением воспринимаемой некомпетенции и подрывом внутренней мотивации.

Предположение 4. Внутриличностные события различаются по качественному аспекту и подобно внешним событиям могут варьировать по функциональной значимости. Внутренние информационные события усиливают самодетерминированное функционирование и повышают внутреннюю мотивацию. Внутренние контролирующие события переживаются как давление с целью получения специфического результата и подрывают внутреннюю мотивацию. Внутренние амотивирующие события подчеркивают некомпетентность человека и тоже подрывают внутреннюю мотивацию (Деси, Райан).

Воспринимаемый локус каузальности определяется авторами как когнитивный конструкт, представляющий степень с которой человек является самодетерминированным при планировании и осуществлении какого-либо поведения. Локус каузальности может быть внешним и внутренним. Внутренне воспринимаемый локус каузальности существует, когда поведение переживается как инициируемое или регулируемое информационными событием, происходящим внутри или вне личности. Внешне воспринимаемый локус каузальности существует когда поведение видится инициируемым или регулируемым контролирующим событием, происходящим внутри или вне личности.

Понятие мотивационных субсистем используется для объяснения различий в реагировании людей в разных типах сред и в их оперировании комплексом устойчивых внутренних состояний (Деси). Мотивационные субсистемы рассматриваются как «… комплекс когнитивных, аффективных и поведенческих различий, которые организуются мотивационными процессами» (Деси, Райан).

Авторы выделяют три типа мотивационных субсистем:

Внутренняя мотивационная субсистема базируется на потребности в компетентности и самодетерминации. Она включает всебя:


  • принятие решений (самодетерминацию) в поведении;
  • эффективное управление своими мотивами;
  • внутренние воспринимаемый локус каузальности;
  • чувство самодетерминации в качестве награды;
  • высокую степень воспринимаемой человеком собственной компетентности в высокий уровень самооценки;
  • и самодетермированное (выбранное), и автоматизированное поведение в качестве многочисленных автоматизированных подуровней;
  • главенствующую роль внутренних сигналов при идентификации эмоций. Эмоции определяют поведение вместе с информацией, исходящей от среды и из памяти. Происходит интуитивная и феноменологическая оценка эмоций, которые рассматриваются как источник информации при выборе поведения.

Внешняя мотивационная субсистема базируется на внешней мотивации. Она включает в себя:


  • склонность реагировать скорее на внешние чем на внутренние стимулы;
  • поведение, при котором награда от него отделена;
  • чувства, скорее сопровождающие активность, чем спонтанно проявляющиеся в ней:
  • внешне воспринимаемый локус каузальности;
  • поведение, контролирующееся наградой, а не собственным выбором человека;
  • более низкий, чем и внутренне мотивированных людей, уровень самооценки;
  • автоматическое и автоматизированное поведение;
  • эмоции больше связаны с внешней ситуацией.

Амотивационная субсистема проявляет себя в отсутствии активности, у нее нет форм поведения. Для нее характерны:


  • восприятие отсутствия взаимосвязи между поведением и результатом или наградой, поэтому вследствие недостижимости результатов активность отсутствует;
  • очень низкий уровень воспринимаемой компетентности;
  • очень низкий уровень самодетерминации;
  • очень низкий уровень самооценки;
  • наличие чувства беспомощности, некомпетентности, неконтролируемости, поскольку человек недооценивает собственную способность к самодетерминации;
  • эмоции блокируются.

В более поздних своих работах Деси и Райан перестали использовать понятие мотивационных субсистем, поскольку «…язык имеет тенденцию подразумевать механизм и программу, которая пассивно инициируется стимулами, и, таким образом, может возникнуть противоречие нашей метатеоретической перспективе активного организма» (Деси, Райан, 1985). Понятие «мотивационные субсистемы» было замечено просто понятием мотивационных процессов, которые отражаются в комплексе аффективных, когнитивных и поведенческих переменных.

Три мотивационные субсистемы или три мотивационных процесса соответствует трем различных типах убеждении о природе причинности. Можно говорить о существовании трех различных личностных каузальных ориентаций.

Внутренняя каузальная ориентация. Люди с такой ориентацией оперируют внутренней мотивационной системой. При наличий внешней награды действие внутренней и внешней мотивационных субсистем смешиваются, и в этом случае внешне мотивированное поведение является выбранным. У внутренне каузальной личности нет самообвинения в случае неудачи. Имеет место гибкое поведение и чувствительность к изменениям среды.

Внешняя каузальная ориентация. Для таких людей характерны стремления к сверхдостижениям. Они верят в зависимость получаемых результатов от поведенческих реакций и постоянно производят различные реакции. Стремясь достичь все новых результатов. В стремлении к успеху они находятся в поиске его новых результатов. В стремлении к успеху они находятся в поиске его внешних показателей. Неудачи в попытках достижения самодетерминации приводят к постоянным стрессам. В результате контроля внешней мотивационной субсистемы происходит самообман человека, что проявляется в формировании экстернального и безлично ориентированного типов. Личность верит только в некоторые, не всегда реалистичные представления о себе и действует соответственно им, а противоречащая этому информация остается в подсознании и блокируется.

Безличная ориентация. При данной личностной ориентации возникает феномен «выученной беспомощности», поскольку такие люди «выучивают», что среда не реагирует на их действия. При этом сами они проявляют минимум самодетерминации и поведение в основном является автоматическим. Доминирует амотивирующая субсистема с некоторыми проявлениями внешней мотивирующей, что реализуется в автоматическом и беспомощном поведении (Деси). Чаще всего в человеке проявляется смешение всех трех ориентаций в некоторой пропорции.

Развитие личностных ориентаций. Основа чувства компетентности и самотерминации личности от рождения до двенадцатилетнего возраста и в течении этого периода ребенок разрешает или не разрешает проблемы, возникшие в течении четырех стадий развития. Результат первых двенадцати лет жизни является основанием структуры развития. В своем развитии ребенок проходит, по мнению Деси, следующие стадии:


  • Первый год жизни. Важными факторами здесь является реакция среды на проявления ребенка и взаимодействия с этой средой. На этой стадии закладываются основы воли.
  • Второй и третий года. Происходит отделение «Я» ребенка от других людей и утверждение его как автономного, эффективного агента.

    Сочетание первых двух стадий является критическим периодом для развития самодетерминации, для которой важны как воля, так и автономия.

  • Четыре-шесть лет. На этой стадии для ребенка основными являются повышение активности и координации своих инициации. Ребенок действует в среде в поисках возможности проявить свою компетентность в своих взаимодействиях с ней. На этой стадии проявляется соперничество и идентификация.
  • В возрасте семи — двенадцати лет возникает борьба за аккомодацию в социальной среде. От родителей и дома ребенок в эти годы обращается к миру ровесников и замещающих родителей взрослых. На этой стадии могут быть решены некоторые проблемы, которые не удалось разрешить в более раннем возрасте.

    Вторые две стадии — критические для развития чувства компетентности.

Изменение ориентации в течении жизни связанно с переживанием их эффективности. Самыми важными для развития ориентации является первые двенадцать лет, поскольку именно в этом возрасте формируется базовая ориентация, которая впоследствии подтверждена лишь незначительным изменением.

Список используемой литературы


  1. Бакирова Г.Х. Психология развития и мотивации персонала.-М.: ЮНИТИДАНА, 2009.
  2. Современная психология мотивации. Под ред. Д.А. Леонтьева.-М. Смысл, 2002.
  3. Словарь практического психолога. Сост. С.Ю.Головин.- Минск: Харвеет, 1997
  4. Конюхов Н.И. Словарь-справочник по психологии. М.:1966.
  5. Философский энциклопедический словарь. Редкол.: С.С. Аверинцев и др.- М.: Сов энциклопедия,2000

Теория самодетерминации, или что может быть лучше кнута и пряника?

Часто мы не можем заставить себя сделать что-то, даже зная, как это важно и нужно. Следует ли себя принуждать и где источник той силы, которая побуждает действовать, — внутри нас или вовне? У теории самодетерминации есть ответы на эти вопросы.

В каких ситуациях мы делаем нечто с таким удовольствием, что единственное наше желание — продолжать это делать и дальше, а в каких мы ждем вознаграждения извне? Этим вопросом задался психолог Эдвард Деси (Edward Deci) в начале 70-х годов прошлого века. Он попытался разграничить внешнюю и внутреннюю мотивацию. Вскоре к нему присоединился коллега по Рочестерскому университету (США) Ричард Райан (Richard M. Ryan), и на свет появилась теория самодетерминации (психологи используют иногда сокращение СДТ), которая стала частью общих изменений в психологии как науке. Если раньше доминировали школы, каждая из которых была отдельной державой со своими авторитетами, то в те годы началось движение к общей системе понятий. Новые лидеры уже не имели сакрального статуса.

Произошла и технологическая демократизация — научные журналы стали доступны более широкому кругу исследователей. Психология мотивации отказалась от постановки глобальных вопросов, например о том, что вообще нами движет — либидо или поиск смысла жизни. При всей красоте такой вопрос не имеет отношения к науке: ни один ответ нельзя подтвердить экспериментально. Вместо этого психологи занялись вопросами ситуативной мотивации — «почему я что-то делаю в данный момент». Это именно то, что можно исследовать и доказать. Появление СДТ стало очень важным событием в психологии.

Три основные потребности

Что побуждает нас к действию? Основу мотивации составляют наши базовые потребности.

Первая — потребность в автономии: мы хотим чувствовать себя инициаторами собственных действий. Одно дело — идти в магазин, потому что нам захотелось чего-то вкусного, и совсем другое — если жена или муж прожужжали все уши, что в холодильнике шаром покати.

Вторая — потребность в компетентности: мы хотим успешно справляться с тем, что делаем, чувствовать свое мастерство. Хорошо, конечно, стать великим скрипачом или футболистом, чье искусство признает весь мир, но и простая похвала начальства, коллег, фанатов или слушателей удовлетворяет эту потребность хотя бы отчасти.

И третья — потребность в отношениях с другими людьми. Тут все просто: нам хорошо, когда окружающие нас принимают, слышат, любят и не забывают об этом сообщать.

Теория самодетерминации, опираясь на множество эмпирических данных, доказывает, что удовлетворение именно этих базовых потребностей обеспечивает наше психологическое благополучие. И служит лучшим стимулом к совершению любых действий. Главный вывод сторонников СТД состоит в следующем. Награды и наказания далеко не всегда эффективны. Более того, они нарушают потребность в автономии, и негативные побочные следствия этого нарушения намного серьезнее, чем нам кажется. Неважно, обещают ли нам пряник за наши действия или грозят ударить кнутом, если мы их не совершим, — в обоих случаях инициаторами выступаем не мы сами.

Прибегать к кнуту и прянику, очевидно, проще для тех, перед кем стоит задача мотивировать: мы склонны выбирать то, что проще. Но если внешняя мотивация еще может помочь при решении краткосрочных, тактических задач, то она абсолютно не поможет в решении стратегических. Здесь без внутренней мотивации ничего не добиться. Разумеется, полная картина сложнее. Например, внешняя мотивация разделяется на негативную (условный кнут) и позитивную (пряник). Наилучшие результаты дает сочетание позитивной внешней и внутренней мотивации (для которого есть термин «континуум автономности»). А сочетание негативной внешней мотивации с отсутствием внутренней гарантирует, что ничего не выйдет. Но и из краткого пересказа ясно: очень многое в нашей жизни устроено, мягко говоря, не оптимальным образом.

Пределы контроля

Свобода — основа нашей мотивации. Это главный тезис теории самодетерминации. Мы же постоянно пытаемся контролировать детей, мужей, жен, друзей и, уж конечно, — тех, кто у нас в подчинении на работе. Все это происходит почти незаметно и называется разными словами. Родители называют это заботой и воспитанием, учителя — обучением, а руководители — эффективным управлением. Но по существу все это — контроль, который подрывает внутреннюю мотивацию.

Практические выводы из теории самодетерминации затрагивают едва ли не все сферы нашей жизни, часто весьма неожиданные. Например, миллионы больных забывают принимать лекарства. Дмитрий Леонтьев приводит пример, описанный Эдвардом Деси. Женщина безрезультатно лечилась от серьезного недуга — до тех пор, пока у нее не поменялся врач. Новый терапевт начал визит с вопроса: «Когда вам удобнее принимать лекарства?» Та, подумав, ответила, что вечером. Вскоре симптомы исчезли. Таблетки остались теми же, дело было лишь в том, что прежний врач требовал принимать их с утра, когда женщина забывала о лекарствах за повседневными хлопотами. И хотя время приема не имело принципиального значения для эффективности лечения, один врач верил в контроль и дисциплину, а другой дал пациентке свободу действий, поддержав ее потребность в автономии.

Детям тоже нужен выбор

В идеях СДТ нуждается и система образования, почти полностью построенная на внешней (и отнюдь не всегда позитивной) мотивации. Свобода может проявляться в том, как учитель ведет урок, задает ли он вопросы, отвечает ли сам на вопросы детей — или требует открыть учебник на такой-то странице, записать с доски такое-то решение задачи и сделать к такому-то числу работу над ошибками, оформив ее только так — и никак иначе. Свобода в том, чтобы дети сами выбирали вариант решения задачи или то произведение, которое они будут изучать: «Тихий Дон» или «Поднятую целину», «Войну и мир» или «Анну Каренину». Вариантов бесконечно много, и важно их видеть и не упускать.

Бесполезно пытаться заставить детей учиться с помощью оценок. И даже с помощью похвал — они тоже могут «выключать» собственную мотивацию ребенка. Если ребенок считает нашу похвалу средством контроля, способом заставить его учиться, результата не будет. Похвала должна восприниматься как поддержка и признание компетентности ребенка, его мастерства. Чем больше мы пытаемся контролировать ребенка, тем более глубокую яму мы роем. Мы можем думать, что нами движет любовь к ребенку и желание, чтобы он был успешным в будущем, но это ничего не меняет. В долговременной перспективе такие методы не работают. Даже маленький ребенок, который не желает есть кашу, подтверждает теорию самодетерминации. «Не встанешь из-за стола, пока не съешь». «Не съешь кашу — не будет сегодня мультиков». «Съешь кашу — получишь конфету». Все три варианта одинаково плохи; они транслируют идею, что каша сама по себе — невкусная, ненужная и неприятная вещь. Но ведь каша на самом деле полезна! К тому же она может быть и вкусной. В конце концов, почему бы не предложить ребенку выбрать, какую кашу он хочет и с чем — с изюмом или черносливом, с бананом или курагой?

В ожидании перемен

Хотя Эдвард Деси и Ричард Райан входят в число самых цитируемых в мире психологов, в России теория самодетерминации пока не слишком распространена. Но хочется верить, что рано или поздно большинство родителей, учителей и руководителей поймут: источник наших стремлений находится в нас самих, а вовсе не в кнуте и прянике. И это утверждение теперь доказано научными экспериментами. Впрочем, многие из нас, конечно, давно об этом догадывались…

Источник: Psychologies №10 2016

Самодетерминация по Деси и Райану

http://www.centr-obrazovaniya.ru/derg.html

Дергачева О. Е.

Основные положения теории самодетерминации Э. Деси и Р. Райана

Московский Государственный Университет им. М.В. Ломоносова

Проблема самодетерминации является важной и актуальной в современной психологии. Она связана с необходимостью понимать, как человек сам может выбирать и направлять собственную активность. Многие авторы опираются на идею собственной активности субъекта, но механизмы ее проявления часто остаются за пределами интересов исследователей. Хотя еще Л. С. Выготский говорил о связи понятия личности с овладением собой и ставил вопрос о том, как перейти от понимания мотивов, связанных с внешними силами к управлению мотивацией самим человеком. Однако после смерти Выготского эта идея так и не получила своего дальнейшего развития. Теория Деси и Райана дает возможность ответа на поставленный вопрос.

Эта теория является одной из наиболее цитируемых и известных на западе. Однако имя Эдварда Деси и Ричарда Райана и их теория самодетерминации в России почти неизвестны, хотя на Западе Деси называют живым классиком. Ни одна из их работ не переведена на русский язык.

Теория Деси и Райана вобрала в себя более ранние и односторонние теории локуса контроля, приобретенной беспомощности и является более новым этапом в развитии науки. Разработанное авторами направление затрагивает одну из сложных проблем, не слишком широко представленную в зарубежной, а тем более в отечественной психологии, — проблему самодетерминации. В контексте рассматриваемого подхода самодетерминация, или автономия рассматривается как ощущение и реализация свободы выбора человеком способа поведения и существования в мире независимо от влияющих на него сил внешнего окружения и внутриличностностных процессов. Деси и Райан рассматривают самодетерминацию и как врожденную склонность организма к вовлечению в интересующее поведение. Это не означает генетической предопределенности психологических особенностей человека. Скорее, отмеченную выше врожденную направленность можно рассматривать как некоторую стартовую точку процесса развития, направление которого уже зависят от особенностей взаимодействия ребенка с окружающим миром.

Понятие самодетерминации тесно связано с понятием воли, которое понимается авторами как способность человека выбирать на основе информации, полученной из среды и на основе процессов, происходящих внутри личности. Помимо понятия воли, с термином самодетерминации авторы связывают такие психологические функции человека как эмоции и внутренняя мотивация. Внутренняя мотивация рассматривается как побуждение человека к интересующей его активности при отсутствии внешнего подкрепления или наказания.

Авторы рассматривают самодетерминацию в контексте процесса развития. Они считают, что уровень самодетерминации человека зависит от типа обстановки, в которой ребенок воспитывался в детстве. Оптимальное развитие возможно только при предоставлении ребенку максимальной свободы исследования мира. Развитие регуляции поведения идет в направлении от полной определяемости внешними силами к внутренней автономной саморегуляции. Различные стадии этого процесса и степень автономности могут быть представлены в виде континуума.

В соответствии с особенностями развития мотивации у человека может сложиться три разных типа локуса каузальности. Понятие локуса каузальности отражает, на что ориентируется человек, когда ведет себя определенным образом. Человек может основываться на собственном автономном выборе — это внутренний локус контроля, на внешних требованиях или ожидаемой награде — это внешний локус или на невозможности достижения желаемого результата никаким путем — это безличный локус.

В зависимости от преобладающего типа локуса контроля выделяются три типа одноименных мотивационных субсистем. Мотивационная субсистема определяется как тип преобладающей в личности мотивации.

На основе критерия мотивационной субсистемы авторы строят свою типологию личностей. Тип мотивационной субсистемы в сочетании с соответствующими когнитивными, аффективными и другими психологическими характеристиками определяется автором как каузальная ориентация, которая может выть внутренней (интернальной), внешней (экстернальной) или безличной. Деси и Райан считают, что на практике у человека присутствуют все три типа ориентаций, а индивидуальные различия выражаются в соответствующих пропорциональных соотношениях ориентаций.

Все постулируемые теоретические положения нашли свое дальнейшее развитие в экспериментальных исследованиях авторов в различных областях психологии. Однако в задачу нашей работы не входит освещение результатов эмпирических исследований, и мы ограничились только изложением основных теоретических идей.

Интернет-ресурс Мир словарей: http://mirslovarei.com/content_psy/samodeterminacii-teorija-2260.html

Самодетерминации Теория

(англ. self-determination theory) — психологическая теория, разработанная амер. психологами Э. Деси (Е. Deci) и Р. Райаном (R. Ryan). С. т. постулирует, что человек способен ощущать и реализовывать в своем поведении свободу выбора, несмотря на объективные ограничивающие факторы среды или влияние неосознаваемых внутриличностных процессов. Если с самого детства условия существования ребенка способствуют предоставлению ему свободы выбора активности, области интересов, если они предоставляют широкий диапазон возможностей без наложения ненужных ограничений, то все это способствует тому, что ребенок, а впоследствии и взрослый, становится здоровой и полноценной личностью. Подмена выбора самого человека требованиями извне — одна из причин возникновения психических нарушений. Ощущение и реализация свободы выбора человеком способа поведения и существования в мире независимо от влияющих на него сил внешнего окружения и внутриличностных процессов определяется как самодетерминация, или автономия. Самодетерминация — это врожденная склонность к вовлечению в интересующее поведение, что, однако, не означает генетической предопределенности психологических особенностей человека. Скорее, ее можно рассматривать как некоторую стартовую точку процесса развития, направление которого зависит от особенностей взаимодействия ребенка с окружающим миром.Самодетерминация включена в процесс развития так, что изменение способа регуляции по ведения идет в направлении от полной определяемости внешними силами к внутренней автономной саморегуляции. Различные стадии этого процесса и степень автономности м. б. представлены в виде континуума: от внешней регуляции (extrinsic regulation) через интроекцию (по форме это внутренняя регуляция, но регуляторный процесс не включен в личность человека и является источником напряжения и конфликта) и идентификацию (предполагает отождествление человека с ценностями и регуляторными процессами и принятие их как своих собственных) к интеграции (регуляторные процессы ассимилированы в личность человека целиком). Понятие самодетерминации тесно связано с понятием воли, которое в С. т. понимается как способность человека выбирать на основе информации, полученной из среды и на основе процессов, происходящих внутри личности. Кроме того, с самодетерминацией связываются такие функции, как эмоции и внутренняя мотивация. Внутренняя мотивация (intrinsic motivation) проявляется как побуждение человека к интересующей его активности при отсутствии внешнего подкрепления (награды или наказания).В соответствии с особенностями развития мотивации у человека может сложиться 3 разных типа локуса каузальности. Понятие локуса каузальности (locus causality) отражает, на что ориентируется человек, когда ведёт себя определенным образом. Человек может основываться на собственном автономном выборе — это внутренний локус каузальности, на внешних требованиях или ожидаемой награде — это внешний локус, на невозможности достижения желаемого результата к.-л. путем — это безличный локус. В зависимости от преобладающего типа локуса каузальности выделяются 3 типа одноименных мотивационных субсистем. Мотивационная субсистема определяется как тип преобладающей в личности мотивации.На основе критерия мотивационной субсистемы авторы строят свою типологию личностей. Тип мотивационной субсистемы в сочетании с соответствующими когнитивными, аффективными и др. психологическими характеристиками определяются как каузальная ориентация, которая м. б. внутренней (интернальной), внешней (экстернальной) или безличной. Деси и Райан считают, что на практике у человека присутствуют все 3 типа ориентации, а индивидуальные различия выражаются в соответствующих пропорциональных соотношениях ориентации.С. т. можно причислить к набирающему в США силу направлению позитивной психологии, которое нацелено на решение тех задач, которые не удалось решить гуманистической психологии, использующей при этом самые новые и современные научные методы. (О. Е. Дергачева.)

Использование внутренней мотивации в обучении

Автор: Лахманова Анастасия Дмитриевна

Рубрика: Психология

Опубликовано в Молодой учёный №19 (205) май 2018 г.

Дата публикации: 12.05.2018 2018-05-12

Статья просмотрена: 675 раз

Скачать электронную версию

Скачать Часть 5 (pdf)

Библиографическое описание:

Лахманова, А. Д. Использование внутренней мотивации в обучении / А. Д. Лахманова. — Текст : непосредственный // Молодой ученый. — 2018. — № 19 (205). — С. 369-370. — URL: https://moluch.ru/archive/205/50303/ (дата обращения: 13.09.2022).



Статья рассматривает вопросы мотивации, а именно различия между внутренней и внешней мотивацией и их влияние на деятельность человека и ее качество.

Ключевые слова: теория самодетерминации, внутренняя мотивация, автономия.

Люди постоянно задумываются о мотивации — как заставить себя и других действовать. Зачастую они мотивированы внешними факторами, такими как система поощрений, оценки, награды, мнения людей, которых они боятся или которыми восхищаются. Мотивация изнутри встречается реже, и она включает в себя личные интересы, любопытство, ценности. Такая внутренняя мотивация не обязательно награждается извне, однако она может подкреплять интересы человека и улучшать творческое мышление. Теория самодетерминации как раз и изучает взаимодействие между внешними и внутренними мотивами. Исследование теории самодетерминации и ее составляющих позволит построить процесс обучения таким образом, чтобы студенты были мотивированы и, соответственно, показывали лучшие результаты.

Теория самодетерминации — является фундаментальным подходом к изучению человеческой мотивации, личности и психологического развития. Эта теория — плод научного сотрудничества двух психологов, профессоров факультета психологии Рочестерского университета (США) Эдварда Диси и Ричарда Райана, а также их многочисленных учеников и коллег. Эта макротеория человеческой мотивации и личности, отвечает не только на вопрос о том, почему люди делают то, что они делают, но и показывает, каковы последствия различных форм социальной регуляции и стимулирования человеческого поведения.

Теория самодетерминации содержит в себе несколько мини-теорий. Одной из которых является теория базовых психологических потребностей. Этими потребностями являются: автономия, компетентность и связанность с другими людьми.

Автономия означает потребность в наличии выбора. Это потребность человека быть инициатором, деятелем в собственной жизни. Однако ощущать себя автономным в своем поведении не значит быть независимым от других.

Под компетентностью понимается потребность быть эффективным, справляться с задачами, соответствующими уровню подготовки человека.

Потребность в связанности с другими людьми означает желание иметь связь с людьми и быть ими принятым [1].

Рис. 1. Базовые потребности

Удовлетворение этих трех потребностей является важным условием, определяющим психологическое благополучие и здоровое развитие личности. Их же неудовлетворение приводит к снижению психологического благополучия и эффективности деятельности.

При автономной мотивации люди добровольно проявляют желание и инициативу к действию. При контролируемой мотивации — наоборот, они ощущают давление, чувствуя, что что-то или кто-то побуждает их думать, чувствовать и вести себя определенным образом. И автономная, и контролируемая мотивация способствуют осуществлению деятельности, направляют действия людей, однако вторая приводит к снижению психологического благополучия человека и меньшей настойчивости.

Исследования, проведённыее в последние годы, показали, что автономная мотивация способствует лучшему пониманию материала, приводит к более высоким учебным достижениям, большей креативности, повышению настойчивости в учебной и спортивной деятельности, большей продуктивности и меньшему «выгоранию» в процессе учебы, большей вовлеченности в процесс и лучшим результатам, а также более здоровому образу жизни [2].

Человек, замотивированный изнутри, действует на основе интереса или исходя из удовольствия, получаемого от процесса. Внутренняя мотивация студентов является одним из ключевых факторов в процессе обучения и академической успеваемости. Это объясняется тем, что такое психологическое состояние ассоциируется с множеством положительных когнитивных и поведенческих результатов, например, улучшенное внимание, креативность, упорство [3].

Именно поэтому в психологии образования учены стали уделять внимание тому, чтобы изучить, откуда берется внутренняя мотивация и как можно ее улучшить.

Некоторые исследователи сосредоточились на содержании самих заданий. Они показали, что задания в игровой форме повышают интерес и внутреннюю мотивацию учащихся. Другие же сосредоточили свое внимание на контексте (учебной атмосфере) и выяснили, что одно и тоже задание может восприниматься по-разному в зависимости от ситуации и, соответственно, по-разному влиять на внутреннюю мотивацию.

Можно сделать вывод, что автономия в обучении достигается за счет пересмотра содержания процесса обучения. Это можно сделать путем составления заданий в игровой форме или же поменять структуру занятий, например, организовать работу в группах (так большая часть занятий будет иметь практическую направленность).

Литература:

  1. Deci E. L., Vansteenkiste M. Self-Determination Theory and basic need satisfaction: Understanding human development in positive psychology // Ricerche di Psichologia, 2004. — Vol 27. — P. 17–34.
  2. Ryan R. M., Deci, E. L. Self-determination theory and the role of basic psychological needs in personality and the organization of behavior. // Handbook of Personality: Theory and Research, 2008. — P. 654–678.-67.
  3. Ryan R. M., Deci E. L. Self-regulation and the problem of human autonomy: Does psychology need choice, self-determination, and will? // Journal of Personality, 2006. — Vol.74. — P.1557–1586.

Основные термины (генерируются автоматически): теория самодетерминации, внутренняя мотивация, автономная мотивация, игровая форма, контролируемая мотивация, потребность, процесс обучения, психологическое благополучие, человеческая мотивация.

Ключевые слова

автономия, внутренняя мотивация, теория самодетерминации

теория самодетерминации, внутренняя мотивация, автономия

Похожие статьи

Современные

теории мотивации в образовательной деятельности

мотив, потребность, теория мотивации, мотивация, успех, мотивационный процесс, личный успех, мотивационная сфера, профессиональная деятельность, психическое состояние.

Понимание

мотивации как побудителя человеческой активности

мотив, потребность, теория мотивации, мотивация, успех, мотивационный процесс, личный успех, мотивационная сфера, профессиональная деятельность, психическое состояние.

Мотивация обучения студентов профессиональных учреждений

Мотивы являются движущими силами процесса обучения и усвоения материала. Мотивация к обучению достаточно непростой и неоднозначный процесс изменения отношения личности, как к отдельному предмету изучения, так и ко всему учебному процессу.

Теоретические основы исследования

учебной мотивации. ..

Учебная мотивация — это частный вид мотивации, включенной в учебную деятельность [3]. В более широком смысле мотивация обучения может быть рассмотрена в качестве общего названия для процессов, методов…

Мотивация персонала как инструмент управления

Внутренняя мотивация подразумевает под собой поведение человека, обусловленное его собственными

Теория поля тоже является теорией внешней мотивации. Психологи К. Левин и Э

4. Чирков В. И. Самодетерминация и внутренняя мотивация поведения человека

К вопросу о

мотивации профессиональной деятельности

мотив, потребность, теория мотивации, мотивация, успех, мотивационный процесс, личный успех, мотивационная сфера, профессиональная деятельность, психическое состояние.

Проблема формирования

учебно-профессиональной мотивации

Ключевые слова: мотив, профессиональная мотивация, профессиональное становление, внутренние и внешние мотивы учения, студенты.

Процесс мотивирования студентов преподавателем. Структура учебно-профессиональной мотивации студентов…

Сущность и содержание понятия «

мотивация» в системе…

Ключевые слова:мотивация, мотив, потребность, стимул, внешнее и внутреннее вознаграждение. Достойные цели, перспективные планы, верные решения, хорошая организация станут неэффективными без обеспечения мотивации

Психологические механизмы развития мотивации человека

мотив, потребность, теория мотивации, мотивация, успех, мотивационный процесс, личный успех, мотивационная сфера, профессиональная деятельность, психическое состояние.

Похожие статьи

Современные

теории мотивации в образовательной деятельности

мотив, потребность, теория мотивации, мотивация, успех, мотивационный процесс, личный успех, мотивационная сфера, профессиональная деятельность, психическое состояние.

Понимание

мотивации как побудителя человеческой активности

мотив, потребность, теория мотивации, мотивация, успех, мотивационный процесс, личный успех, мотивационная сфера, профессиональная деятельность, психическое состояние.

Мотивация обучения студентов профессиональных учреждений

Мотивы являются движущими силами процесса обучения и усвоения материала. Мотивация к обучению достаточно непростой и неоднозначный процесс изменения отношения личности, как к отдельному предмету изучения, так и ко всему учебному процессу.

Теоретические основы исследования

учебной мотивации

Учебная мотивация — это частный вид мотивации, включенной в учебную деятельность [3]. В более широком смысле мотивация обучения может быть рассмотрена в качестве общего названия для процессов, методов…

Мотивация персонала как инструмент управления

Внутренняя мотивация подразумевает под собой поведение человека, обусловленное его собственными

Теория поля тоже является теорией внешней мотивации. Психологи К. Левин и Э

4. Чирков В. И. Самодетерминация и внутренняя мотивация поведения человека

К вопросу о

мотивации профессиональной деятельности

мотив, потребность, теория мотивации, мотивация, успех, мотивационный процесс, личный успех, мотивационная сфера, профессиональная деятельность, психическое состояние.

Проблема формирования

учебно-профессиональной мотивации

Ключевые слова: мотив, профессиональная мотивация, профессиональное становление, внутренние и внешние мотивы учения, студенты.

Процесс мотивирования студентов преподавателем. Структура учебно-профессиональной мотивации студентов…

Сущность и содержание понятия «

мотивация» в системе…

Ключевые слова:мотивация, мотив, потребность, стимул, внешнее и внутреннее вознаграждение. Достойные цели, перспективные планы, верные решения, хорошая организация станут неэффективными без обеспечения мотивации

Психологические механизмы развития мотивации человека

мотив, потребность, теория мотивации, мотивация, успех, мотивационный процесс, личный успех, мотивационная сфера, профессиональная деятельность, психическое состояние.

Мотивируй и властвуй Что нужно знать руководителю о Маслоу, Макклелланде, Герцберге и теории самодетерминации?

Как замотивировать сотрудников?
Пообещать больше денег? Вариант хороший, но сработает не со всеми и не всегда.
А неразумно раздутый фонд оплаты труда еще и всей компании сделает хуже.

 

Великая задача

 

Соберите 10 своих сотрудников в одной комнате и попросите их собрать пазл, выделив 15 минут на выполнение задачи. Пускай это будет пазл с изображением кота. Когда время подойдет к концу, а очертания кота станут очевидными, выдайте каждому из участников лист бумаги и попросите описать свои эмоции с помощью графика. Вертикаль — уровень мотивации, горизонталь — 3 временных отрезка, на которые было разбито выполнение задачи.

Когда вы совместите графики, то увидите, что, несмотря на идентичность выполняемых действий, временного промежутка и условий, мотивация участников окажется диаметрально противоположной. Кто-то не понял, зачем тратить на это время, и недовольно перебирал детальки с самого начала. Кто-то вспомнил, что дома у него болеет настоящий кот, и эти мысли теперь не дают ему покоя. А кто-то обожает пазлы и дома собирает их по ночам в тайне от родственников. Он-то и оставался заинтересованным на протяжении всего задания.

Мы считаем, что в основе менеджмента мотивации лежит индивидуальной подход.
На мотивацию сотрудника могут влиять даже факторы, не относящиеся к работе — больной кот, например. Чтобы руководитель мог работать с мотивацией каждого подчиненного, ему необходимо понимать всю совокупность потребностей, на нее влияющих.

Каждый человек обладает целым рядом потребностей, часто они отличаются друг от друга. Чтобы системно работать с уровнем мотивации, необходимо уметь классифицировать потребности.

В своей практике мы работаем с четырьмя теориями классификации потребностей:
• пирамида Маслоу;
• двухфакторная модель Герцберга;
• трехфакторная модель Макклелланда;
• теория самодетерминации Деси и Райана.

Давайте по порядку!

 

Пирамида Маслоу

 

 

Теория Абрахама Маслоу широко применяется в бизнесе и маркетинге и, в целом, хорошо известна за пределами этих областей. Наверняка кто-то из вас помнит ее еще со времен университета!

Маслоу видит потребности человека как иерархическую структуру, которая удовлетворяется также иерархически — снизу вверх. Следовательно, пока не удовлетворены нижние этажи, о последующих речи идти не может. Эту модель отличает общая сбалансированность и универсальность. Посмотрим на уровни пирамиды, чтобы понять причины ее популярности.

Физиологические потребности

Потребности, необходимые для выживания: сон, пища, крыша над головой и так далее. Когда человек стремится удовлетворить этот уровень потребностей, заработанные деньги тратятся на самое насущное, ни о чем другом он думать пока не не может. Приоритетнее прокормить себя и семью.

Потребность в безопасности

Потребность быть уверенным в завтрашнем дне. Когда человек закрывает базовые физиологические потребности, он хочет чувствовать комфорт вокруг себя: дом, из которого не выселят, работа, с которой не уволят в любой момент, наличие денежных средств, способных обеспечить комфортное существование.

Социальные потребности

Это стремление быть частью коллектива, быть принятым в группу и чувствовать себя в ней равным. На этом этапе для человека становятся важными командная работа и общение с людьми.

Потребность в уважении

На этом этапе человек понимает, что делает что-то лучше других, и хочет, чтобы на это обратили внимание. Эту потребность можно разделить на два спектра:
а) желание карьерного роста, увеличения влияния на других;
б) желание признания, похвалы, места №1 в команде.

Для осуществления этого уровня потребностей в больших компаниях существует множество инструментов: от соревнований, наград и повышений, до возможности ставить машину на корпоративной парковке рядом с начальником.

Потребность в самореализации

Последняя ступень пирамиды — желание работать с интересными задачами, заниматься увлекательным делом, узнавать новое и самосовершенствоваться.

Интересный факт.
Пятая ступень характерна для людей творческих профессий, при этом они могут стремиться к ее удовлетворению, забыв о всех предыдущих ступенях: работать в голоде, нищете и без уважения коллег. В этом случае желание творить становится базовой потребностью, перемещаясь на первую ступень. Мы уверены, что это лишь исключение, подтверждающее правило.

Первые два уровня пирамиды Маслоу — первичные потребности, важные для каждого человека. В свою очередь, остальные потребности называют вторичными, и они уже ярко выражены не у всех.

 

Двухфакторная модель Герцберга

 

 

Согласно подходу Герцберга, все факторы, влияющие на поведение человека, можно разбить на две группы: гигиенические и мотивирующие.

Гигиенические факторы — зарплата, условия труда, рабочие отношения в коллективе. Согласно Герцбергу это то, на что человек ориентируется при поиске работы. Если все это выполнить, сотрудник будет просто готов прийти в вашу компанию. Обратите внимание, факторы тесно пересекаются с первыми двумя уровнями пирамиды Маслоу.

Мотивирующие факторы — интересные задачи, работа в коллективе, обратная связь от руководителя. То, что Маслоу отнес к верхним ступеням своей пирамиды.

Существует причина, по которой эта теория не нравится многим руководителям. Фактически Герцберг утверждает, что ответственность за мотивирующие факторы полностью лежит на руководителях. Компания создает гигиенические условия, благодаря этому люди приходят с желанием устроиться на работу.
Все, что происходит дальше — работа руководителя. Он должен мотивировать сотрудников и учитывать их потребности. Концепция, в шутку называемая в России «пионер, ты в ответе за все», часто не приходится по душе руководящему составу.

 

Трехфакторная модель Макклелланда

 

 

Автор утверждает, что мотивация базируется на трех потребностях:

Потребность в партнерстве

Потребность принадлежать к команде или к разнообразным группам соответствует социальным потребностям по Маслоу. Классический пример: люди, работающие в компании, занимающей не самое перспективное положение на рынке.
Часто они обосновывают свое нежелание сменить место работы тем, что «здесь слишком душевный коллектив и классные люди». Они знают, что могли бы зарабатывать больше, но социальная потребность перевешивает.

Потребность во власти

Потребность в том, чтобы оказывать влияние. Здесь для человека желание управлять, быть первым и влиятельным — главное. Эти желания соответствуют потребности в уважении по Маслоу.

Потребность в достижениях

Речь идет о самореализации, профессиональном росте или признании заслуг. Человек, добившийся успехов, хочет, чтобы его воспринимали как профессионала и уважали за это, но руководить людьми он хочет в меньшей степени.

Проблема модели Макклелланда в том, что она абсолютно не учитывает уровень первичных потребностей. Чтобы вписаться в эту структуру, сотрудник не должен испытывать потребность в безопасности, еде и крыше над головой.

 

Теория самодетерминации Деси и Райана

 

На первый взгляд табличка непростая, поэтому давайте разбираться.

Во главе теории лежит идея об автономной мотивации человека.
Люди склонны проявлять автономную мотивацию, когда их базовые потребности в автономии, компетентности и связанности с другими удовлетворены.

Потребность в автономии
Это потребность в наличии выбора и самоопределении собственного поведения, потребность ощущать себя деятелем, инициатором, причиной собственной жизни и действовать в гармонии со своим «Я».

Потребность в компетенции
Это стремление быть эффективным, справляться с задачами оптимального уровня трудности, откликаясь на вызовы, предъявляемые окружающей индивида средой.

Потребность в связанности
Это желание иметь надежную связь со значимыми людьми, быть понятым и принятым ими, иметь с ними эмоционально теплые взаимоотношения.

Каждый столбец в таблице так или иначе коррелирует с потребностями по Маслоу.
Однако ее главный вывод — чем более автономен человек, тем меньше его мотивируют премии и выплаты. Именно теория самодетерминации объясняет поведение творческих людей, которым призвание куда важнее денег и физических удобств.

 

Каждая из моделей имеет преимущества и недостатки

 

Схема Макклелланда позволяет легко работать с сотрудниками, не имеющих проблем с базовыми потребностями. Однако она считается чересчур упрощенной, и не учитывает тот факт, что даже высший менеджмент иногда может испытывать сложности с удовлетворением физиологических потребностей.

Модель Герцберга учитывает все потребности человека, но возлагает большую ответственность на руководителей. Часто это вызывает у них негативную реакцию, поэтому модель требует более тонкого подхода и пояснения.

Пирамида Маслоу учитывает все ключевые виды потребностей, не прибегает к теме непосредственной ответственности и утилизирует принцип иерархичности. Помимо этого, теория Маслоу легко адаптируется под конкретный бизнес-запрос. Однако кто-то считает ее заезженной и устаревшей и критикует за то, что пирамида не универсальна — некоторые люди готовы «перепрыгнуть» сразу через несколько ступеней.

Теория самодетерминации предлагает понятные инструменты для мотивации, исходя из уровня автономности работника. Но она, как и концепция Макклелланда, оставляет в стороне базовые потребности человека.

Итог: все зависит от компании и особенностей ведения бизнеса!
Иногда лучше даже использовать сразу несколько моделей.

При умении идентифицировать потребность сотрудника по внешним признакам и индикаторам руководитель сможет легко сопоставить реальность с моделью, разработав лучший алгоритм действий для повышения мотивации.

Помните, что теория не важнее практики. Только при умелом совмещении первого и второго можно добиться видимых результатов и вывести компанию на новые высоты.

 

Все необходимые руководителю компетенции мы развиваем на тренинге «Результативное управление». Если требуется углубить знания и практические навыки по каждому направлению, ждем вас на тренингах «Управление проектами», «Управление удаленными сотрудниками» или «Мотивационный менеджмент».

Не нашли интересующий вас тренинг?

Полный список наших тренингов  для развития руководителей смотрите по ссылке.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ. Теория самодетерминации Деси и Райана

Теория самодетерминации Деси и Райана

реферат

Поведение человека, его действия и намерения определяли ход развития не только его собственной жизни, но и всей истории. Жизнь каждого отдельного человека представляет собой элемент общей структуры жизни социума. Анализ целей, стремлений людей помогает найти ответы на общественные вопросы, способствуя более глубокому, системному, синтетическому рассмотрению личности человека [24].

Теория Э. Деси и Р. Райана является одной из наиболее известных и цитируемых на Западе, поскольку она раскрывает механизмы проявления активности субъекта. Теория самодетерминации трактуется как макротеория человеческой мотивации, связанная с развитием и функционированием личности в социальных условиях. Её цель — показать наглядно, как и что может влиять на уровень нашей внутренней мотивации, каким образом мы можем самостоятельно менять своё отношение к внешним событиям, если эти события неблагосклонны к нам. Теория самодетерминации способствует осознанию связи между субъективным чувством психологического благополучия и способностью субъекта контролировать достижение этого чувства посредством понимания процессов интернализации, а также влияния внешней мотивации на побуждения и влечения.

Несмотря на то, что типы каузальных ориентаций достаточно устойчивые характеристики личности, Деси и Райан обосновывают модель постепенного формирования личностной автономии через интернализацию мотивации и соответствующего переживания контроля над своим поведением: от чисто внешней мотивации через этапы интроекции, идентификации и интеграции к внутренней мотивации и автономии.

Почему это так важно — довести процесс интернализации до автономии? Экспериментальные данные свидетельствуют о том, что более высокая автономия коррелирует с большей степенью конгруэнтностью поведения и чувств; Человек обретает свободу над собственными шаблонами поведения, становится менее реактивен и более осмысленным.

Теория самодетерминации, как и гуманистическая психология бесполезны в случаях, когда жизнь предстает для кого-то бессмысленной. «Она говорит что-то только тем людям, которые хотят жить и развиваться, становиться более счастливыми и более эффективными, осуществлять себя, больше нравиться самим себе, вообще становиться лучше и двигаться в направлении идеала совершенства, пусть даже без надежды достичь его» [Maslow, 1996, p. 26-27].

Также необходимо понимать, что кросс-культурные различия имеют большое значение, и не все исследования, ориентированные на установление взаимосвязи между содержанием внутренних целей и субъективным чувством психического благополучия подтвердились. В частности речь идет о странах с развивающейся экономикой, что говорит об атрибутивности данной мини-теории к развитым странам.

Существует и другой немаловажный факт, говорящий о том, что наличие автономии в проявлении действия не всегда носит этический характер. Об этом упоминал и А. Маслоу, признаваясь в том, «что нет объективных критериев, позволяющих отличить здоровые пиковые переживания от маниакальных приступов — только ретроспективный анализ делает это возможным» [Maslow, 1996, p. 26-27].

Теория самодетерминации, при этом, не ставит рамок по своей модификации, с течением времени в неё добавляются новые мини-теории, описывающие детали макротеории, которые находят свое подтверждение в многочисленных исследованиях. Все эти критерии выгодно отличают данную теорию от других и также дают надежду на то, что в какой то момент участок поля психологии, на котором изучается теория мотивации, станет однородным и общим для ученых и исследователей данной области науки.

ИСПОЛЬЗУЕМАЯ ЛИТЕРАТУРА

1. Гордеева Т.О. Теория самодетерминации Э. Деси и Р. Райана // Психология мотивации достижения: учеб. пособие. M.: Смысл: Академия, 2006. С. 201-245.

2. Гордеева Т.О. Теория самодетерминации: настоящее и будущее. Часть 1: Проблемы развития теории [Электронный ресурс] // Психологические исследования: электрон. науч. журн. 2010. №4(12)

3. Гордеева Т.О. Теория самодетерминации: настоящее и будущее. Часть 2: Вопросы практического применения теории [Электронный ресурс] // Психологические исследования: электрон. науч. журн. 2010. №5(13)

4. Дергачева О.Е. Личностная автономия как предмет психологического исследования: автореф. дис. … канд. психол. наук: 19.00.01 / МГУ им. М.В. Ломоносова. М., 2005. 22 с.

5. Калитеевская Е.Р., Леонтьев Д.А. Пути становления самодетерминации личности в подростковом возрасте // Вопросы психологии. 2006. №3. С. 49

6. Калитеевская Е.Р., Леонтьев Д.А., Осин Е.Н., Бородина И.И. Смысл, адаптация и самодетерминация у подростков // Вопросы психологии. 2007. №2. С. 68-80.

7. Леонтьев Д.А. Психология свободы: к постановке проблемы самодетерминации личности // Психологический журнал. 2000, Т. 21, №1.

8. Современная психология мотивации / под ред. Д.А. Леонтьева. М.: Смысл, 2002. 343 с.

9. М.А. Мартынова, С.А. Богомаз на тему «Самодетерминация в структуре личностного потенциала современной российской молодежи». Научная статья по специальности «Психология»

10. Чирков В.И. Самодетерминация и внутренняя мотивация поведения человека. // Вопросы психологии, 1996, №3.

11. Deci E.L. The psychology of self-determination. Lexington books, Toronto, 1980.

12. Deci E.L., Ryan R.M. Intrinsic motivation and self-determination in human behavior. Plenium press, New York, 1985а.

13. Deci E.L., Ryan R.M. The Causality orientation scale: self-determination in personality // Journal of research in personality 19, 109 — 134 (1985б).

14. Deci, E.L.&Ryan, R.M. (1985). The general causality orientations scale: Self-determination in personality. Journal of Research in Personality, 19, 109-134.

15. Deci, E.L.&Ryan, R.M. (1985). Intrinsic motivation and self-determination in human behavior. New York: Plenum

16. Deci, E.L.&Ryan, R.M. (2000). The “what” and “why” of goal pursuits: Human needs and the self-determination of behavior. Psychological Inquiry, 11, 227-268.

17. Kasser T., Ryan R.M. Further examining the American dream: Differential correlates of intrinsic and extrinsic goals // Personality and Social Psychology Bulletin. 1996. Vol. 22.P. 280-287.

18. Maslow, A.H. (1996). Critique of self-actualization theory. In E. Hoffman (Ed.), Future visions: The unpublished papers of Abraham Maslow (pp. 26-32). Thousand Oaks, CA: Sage

19. Ryan, R.M.&Deci, E.L. (2000). Self-determination theory and the facilitation of intrinsic motivation, social development, and well-being. American Psychologist, 55, 68-78.

20. Ryan, R.M.&Connell, J.P. (1989). Perceived locus of causality and internalization: Examining reasons for acting in two domains. Journal of Personality and Social Psychology, 57, 749-761.

21. Contemporary Educational Psychology 25 [электронный ресурс]

22. Студопедия [Электронный ресурс]

23. Manitoba, Education and advanced learning [электронный ресурс]

24. Психологи на b17.ru [электронный ресурс]

Теория мотивации самоопределения — Центр общественного здравоохранения и профилактики

URMC // / Наш подход

 

Теория самоопределения (SDT) — это теория мотивации, которая применялась во многих сферах жизни, таких как здоровье, спорт, образование и работа. Здоровье – это неотъемлемая цель для всех нас, на которую сильно влияют наши привычки и образ жизни. Мотивация — энергия, направленная на достижение цели, — играет большую роль в нашем выборе образа жизни и в нашей способности вносить устойчивые изменения по мере необходимости для поддержания нашего здоровья.

Согласно SDT, у всех нас есть три ключевые психологические потребности, как показано на графике ниже. Когда наша социальная среда, включая места, где мы получаем медицинскую помощь, больше поддерживает эти психологические потребности, качество нашей мотивации становится более автономным. С другой стороны, когда наши психологические потребности не удовлетворяются должным образом или даже не удовлетворяются посредством социальных взаимодействий, качество нашей мотивации становится более контролируемым. Исследователи в ходе многих исследований обнаружили, что, когда люди более автономно мотивированы, они с большей вероятностью со временем достигнут своих целей в отношении здоровья.

Читайте дальше, чтобы узнать больше о науке, стоящей за теорией самоопределения.

Мотивация

Ранние представления о мотивации просто предполагали, что она либо есть (вы мотивированы), либо ее нет (вы не мотивированы или не мотивированы). Однако более 40 лет исследований показали, что мотивация гораздо сложнее. Качество мотивации (автономная или контролируемая) является ключом как к удовлетворению, так и к устойчивому успеху в достижении целей.

Мотивированное поведение может быть вызвано наградами, наказаниями и внутренним давлением со стороны других. Это также может подпитываться глубоко укоренившимися ценностями или интересом и удовольствием от самого поведения. Проще говоря, люди могут чувствовать большее давление или контроль, чтобы вести себя определенным образом, или они могут чувствовать, что у них есть выбор, как себя вести. Например, людей могут водить:

  • Вознаграждение : Люди могут попытаться похудеть, потому что их работодатель будет платить им за то, чтобы они похудели.
  • Наказание : Люди могут попытаться похудеть, потому что их страховая компания поднимет стоимость их медицинского страхования, если они не похудеют.
  • Внутреннее давление : Люди могут пытаться похудеть, потому что другие сказали им, что они должны похудеть, иначе они будут этим расстроены.
  • Значение : Люди могут пытаться похудеть, потому что хотят быть здоровее и быть примером для подражания для своих детей.
  • Интерес/удовольствие : Люди могут пытаться похудеть, потому что им действительно нравится заниматься спортом и есть здоровую пищу.

Когда люди в основном мотивированы наградами , наказаниями и внутренним давлением , им труднее инициировать и поддерживать свое поведение в долгосрочной перспективе. Однако, когда люди более автономны, то есть когда люди больше мотивированы своей ценностью поведения или своей 0013 интерес и удовольствие поведения — они, как правило, более настойчивы в своем поведении, чувствуют себя более удовлетворенными и в целом имеют более высокое благополучие.

Психологические потребности

Теория самоопределения предполагает, что у всех людей есть три основные психологические потребности — автономия, компетентность и привязанность, — которые лежат в основе роста и развития.

  • Автономия относится к ощущению, что у человека есть выбор и что он добровольно поддерживает свое поведение. Противоположный опыт — это чувство принуждения или контроля над своим поведением.
  • Компетентность относится к опыту мастерства и эффективности в своей деятельности.
  • Наконец, связанность относится к потребности чувствовать связь и чувство принадлежности к другим.

Социальное окружение (например, семья, друзья, коллеги, медицинские работники, культура и т. д.) может способствовать или препятствовать стремлениям людей в зависимости от того, насколько они поддерживают основные психологические потребности человека.

  • Автономия поддерживается попыткой уловить и признать желания, предпочтения и точки зрения человека, выражая понимание его точки зрения, предоставляя обоснование поведения и предоставляя выбор того, как себя вести. Поддерживать чью-либо автономию также означает воздерживаться от попыток контролировать или заставлять их действовать определенным образом.
  • Компетентность поддерживается путем предоставления человеку оптимальных задач и возможностей (конкретные цели, достаточно сложные, но не подавляющие), поощрения его чувства инициативы (попробуйте!), предоставления структуры (например, рекомендации) для мобилизации и организации поведения и обеспечения соответствующей обратной связи.
  • Наконец, связанность поддерживается, когда другие вовлечены и проявляют интерес к действиям человека, проявляют эмпатию, реагируя на его чувства и сообщая, что человек важен, о нем заботятся и любят.

Когда эти потребности оптимально поддерживаются, данные свидетельствуют о том, что люди становятся более автономными в своем поведении, с большей вероятностью сохраняют свое поведение и в целом чувствуют себя лучше.

Здесь, в Центре общественного здравоохранения и профилактики, наш подход направлен на предоставление вам основанной на фактических данных информации и поддержку ваших психологических потребностей, чтобы мы могли помочь вам узнать, что работает для вас на пути к здоровым изменениям в вашей жизни.

Этот материал основан на следующих ссылках:
  • LaGuardia, J. 2017. Теория самоопределения на практике: как создать оптимально благоприятную среду здравоохранения . Мидлтаун, Делавэр. Независимо опубликовано 2017 г.
  • Ntoumanis N, Ng JYY, Prestwich A, Quested E, Hancox JE, Thøgersen-Ntoumani C, Deci EL, Ryan RM, Lonsdale C, Williams GC. Метаанализ интервенционных исследований, основанных на теории самоопределения, в области здоровья: влияние на мотивацию, поведение в отношении здоровья, физическое и психологическое здоровье. Health Psychol Rev . 2021 июнь;15(2):214-244. дои: 10.1080/17437199.2020.1718529. Epub 2020, 3 февраля. PMID: 31983293.
  • Райан Р. М. и Деси Э. Л. Теория самоопределения: основные психологические потребности в мотивации, развитии и благополучии . 2017. Нью-Йорк: Гилфорд Пресс.

Соответствующие публикации группы

  • Mayo NL, Russell HA, Holt K, Williams GC. Внедрение клинической программы, основанной на самоопределении, для снижения риска сердечно-сосудистых заболеваний. Журнал психологии здоровья . Январь 2022 г. doi:10.1177/135211068124

Теория самодетерминации: ее применение к здоровому поведению и взаимодополняемость с мотивационным интервьюированием | Международный журнал поведенческого питания и физической активности

  • Обзор
  • Открытый доступ
  • Опубликовано:
  • Хизер Патрик 1 и
  • Джеффри С. Уильямс 2  

Международный журнал поведенческого питания и физической активности том 9 , номер статьи: 18 (2012) Процитировать эту статью

  • 81k доступов

  • 206 цитирований

  • 43 Альтметрический

  • Сведения о показателях

Abstract

Все больше данных свидетельствует о том, что поведение в отношении здоровья (например, питание, физическая активность, воздержание от табака) влияет на различные последствия для здоровья. По мере появления науки об изменении поведения все большее внимание уделялось использованию теории при разработке и тестировании вмешательств. Теория самоопределения (SDT) — теоретическая точка зрения — и мотивационное интервьюирование (MI) — набор клинических методов — оба использовались в контекстах вмешательства в области здорового поведения. Несмотря на то, что он был разработан для несколько разных целей и в относительно разных областях, между SDT и MI существует много концептуального совпадения. Соответственно, SDT может предложить теоретическую поддержку, которая исторически отсутствовала в MI, а MI может предложить SDT некоторое конкретное направление в отношении конкретных клинических методов, которые не были полностью подтверждены в рамках приложений SDT, связанных со здоровьем. Необходимы исследования, чтобы эмпирически проверить совпадения и различия между SDT и MI и определить, в какой степени эти две точки зрения могут быть объединены или сосуществовать как несколько разные подходы.

Теория самоопределения: ее применение к поведению в отношении здоровья и взаимодополняемость с мотивационным интервьюированием

Впечатляющий объем исследований предоставил убедительные доказательства ключевой роли поведения в благополучии, заболеваемости и смертности, а также затратах на здравоохранение. [1]. Действительно, некоторые оценки показывают, что почти 3/4 всех расходов на здравоохранение связаны с хроническими заболеваниями, возникающими в результате поведения в отношении здоровья, такого как употребление табака и курение, неправильное питание и отсутствие физической активности [2]. Другое исследование показало, что соблюдение пяти ключевых привычек образа жизни (исключение воздействия табака, индекс массы тела (ИМТ) < 25, физическая активность в течение 30 и более минут в день, умеренное употребление алкоголя и здоровое питание) снижает риск сердечно-сосудистых заболеваний. событий на 62% в течение 16 лет в когорте из 42 000 взрослых мужчин США. Кроме того, мужчины, которые придерживались хотя бы двух из этих моделей поведения, имели на 27% более низкий риск сердечно-сосудистых заболеваний по сравнению с теми, кто этого не делал [3]. На образ жизни приходится около 40% смертности в промышленно развитых странах и он связан с 2/3 всех случаев рака [4], а также с возникновением и лечением ожирения, диабета, сердечно-сосудистых заболеваний, сердечных приступов и инсульта. Учитывая важность поведения в отношении здоровья для благополучия, результатов в отношении здоровья и процессов заболевания, разработка строгой науки о поведении в отношении здоровья, его изменении и поддержании имеет решающее значение для продления как продолжительности, так и качества жизни.

В последние годы наука об изменении поведения в отношении здоровья все больше внимания уделяет теоретическим подходам к вмешательству. Использование теории для информирования и проверки вмешательств важно как для расширения фундаментальной науки, так и для разработки вмешательств, имеющих практическую пользу в реальном мире. С точки зрения фундаментальной науки теории должны быть проверены в нескольких областях и с использованием множества методов, чтобы соответствующим образом уточнить и расширить их. Кроме того, использование теории важно для приложений по изменению и поддержанию поведения в отношении здоровья, потому что теории часто информируют нас о том, как работают вмешательства, определяя основные механизмы, тем самым обеспечивая более близкие цели вмешательства (т. Е. Медиаторы и модераторы эффектов вмешательства). Медиаторы могут помочь прояснить процессы, благодаря которым вмешательство является эффективным, и могут быть полезны в обстоятельствах, когда вмешательство оказывает прямое или косвенное влияние на первичный результат. Например, вмешательство может не иметь прямого влияния на конкретный поведенческий результат, но может косвенно улучшить результат за счет воздействия на психосоциальную переменную, такую ​​как самоэффективность или мотивация. Таким образом, интервенционисты могут уточнить вмешательства, чтобы конкретно нацелить эти промежуточные переменные, что приведет к более эффективным вмешательствам. В других обстоятельствах вмешательство может напрямую воздействовать на поведенческий результат, и посредники могут прояснить механизмы, посредством которых действует вмешательство, и последовательность, в которой происходит изменение поведения. Таким образом, изменение посредника может быть важным результатом само по себе, благодаря чему специалисты по вмешательству и специалисты-практики могут оценить, работает ли вмешательство предсказуемым образом, до оценки поведенческого результата в конце вмешательства (или других последующих действий). период подъема). Модераторы могут помочь уточнить, для кого и при каких обстоятельствах вмешательство является эффективным (например, вмешательство особенно эффективно для определенной социально-демографической подгруппы). Таким образом, вмешательства могут быть нацелены на группы населения, для которых они наиболее эффективны и действенны, и/или могут быть адаптированы для того, чтобы стать более эффективными для других групп населения. Теория также может привести к изменению парадигмы в том, как измеряются изменения и их поддержание и как оцениваются результаты лечения. В то время как экономичность теории, применимость к целому ряду моделей поведения и результатов, а также способность к уточнению и расширению важны для фундаментальной науки, хорошие теории также должны быть практичными. То есть теории должны быть строгими не только с научной точки зрения, но и с практической. В той мере, в какой теории согласуются с клиническими руководствами и принципами клинической практики (например, медицинский профессионализм, принципы биомедицинской этики), они лучше подходят не только для научного, но и для практического дискурса.

В конце 1970-х и начале 1980-х годов появились ключевая теория (т. е. теория самоопределения; SDT) и клинический стиль (мотивационное интервьюирование; MI), которые использовались для понимания поведения в отношении здоровья и вмешательства в него. Хотя эти усилия возглавлялись двумя разными группами и, в некоторой степени, преследовали две разные цели, сегодня параллели между ТСД как теорией и МИ как стилем клинической практики — в том, что касается поведения в отношении здоровья, — становятся все более очевидными. [5–8]. Эти параллели были дополнительно прояснены, поскольку исследователи SDT разработали эффективные клинические вмешательства, основанные на методах SDT и MI, которые способствуют изменению поведения в отношении здоровья за счет изменения медиаторов SDT автономной саморегуляции и воспринимаемой компетентности [например, [9]. –12]]. Кроме того, МИ перешел к формальному изложению теории в недавней публикации [13]. Вместе эти события предполагают, что синтез SDT (и его медиаторов) с методами МИ может быть мощной комбинацией, которая может способствовать изменению поведения в области здоровья. Движение MI к изложению теории также позволяет более близко сравнить общие теоретические основы между SDT и MI. Мы также предлагаем обсуждение некоторых потенциальных различий между MI и SDT, которые не обсуждались ранее. Цель этой части состоит в том, чтобы обсудить теорию самоопределения и более практические аспекты ее применения к поведению в отношении здоровья как в исследовательском, так и в клиническом контексте, а также в дальнейшем изучении потенциальных концептуальных совпадений и различий между ТДР и ИМ.

Теория самоопределения

Теория самоопределения (ТДТ [14, 15]) — это общая теория мотивации человека, которая подчеркивает степень относительной автономности поведения (т. е. степень, в которой поведение исходит от самого себя) по сравнению с относительно контролируемым (т. Е. Степенью, в которой поведение подвергается давлению или принуждению со стороны интрапсихических или межличностных сил). СДТ определяет мотивацию как психологическую энергию, направленную на достижение определенной цели. Многие теории человеческого поведения учитывают направление поведения, но не учитывают, как это поведение активизируется [14]. Таким образом, SDT подчеркивает важность мотивационного качество в дополнение к его количеству . Он также предложил особенно комплексный подход к изучению поведения в отношении здоровья посредством его концептуализации и измерения автономии, воспринимаемой компетентности, связи с другими и его акцента на роли социального контекста в поддержке или подрыве оптимальной мотивации.

Континуум мотивации

Традиционно теории мотивации проводят различие между внутренней и внешней мотивацией. Внутренняя мотивация характеризуется участием в поведении ради самого себя, в то время как внешняя мотивация характеризуется участием в поведении для некоторого отдельного результата, будь то в форме материального вознаграждения, социального признания, доказательства чего-то самому себе или поддержания согласованности между своими действиями. ценности и поведение человека. Учитывая эти определения, многие виды поведения, особенно связанные с укреплением здоровья (например, изменение рациона питания), профилактикой заболеваний (например, такие обследования, как колоноскопия) и лечением заболеваний (например, прием лекарств), вероятно, являются внешними по своей природе [например, [16, 17]]. Однако не все внешние мотивы равноценны. Райан и Коннелл [18] предложили мотивационный континуум в рамках SDT, чтобы лучше охарактеризовать степень, в которой внешние мотивы относительно более или менее интернализованы.

SDT использует термин «интернализация» для описания процесса, посредством которого поведение со временем становится относительно более автономно регулируемым или оцениваемым. Автономная саморегуляция особенно важна для поведения в отношении здоровья, потому что чем более автономно регулируемый человек относится к данному поведению, тем больше усилий, вовлеченности, настойчивости и стабильности человек может продемонстрировать в этом поведении [19]. Согласно SDT, наименее интернализованной формой регулирования является внешнее и отражает участие в поведении, направленном на получение некоторого вознаграждения или во избежание каких-либо негативных непредвиденных обстоятельств. Так, например, кто-то может бросить курить, потому что его хирург не будет проводить необходимую операцию коронарного шунтирования, если он не бросит курить первым, или потому что он хочет получить 800 долларов, которые его работодатель предлагает курильщикам за прекращение курения. Интроецированная регуляция включает в себя участие в поведении из-за некоторого чувства вины или обязательства или из-за необходимости что-то доказать себе или другим (т.е. повысить самооценку). Таким образом, человек может бросить курить, потому что он будет чувствовать вину за эмоциональные и финансовые потрясения, с которыми придется столкнуться его семье, если он будет иметь длительную болезнь и раннюю смерть. Следующая наиболее интернализированная форма регуляции (т. е. первый уровень автономной регуляции) называется 9.0185 идентифицировал , и в этом случае человек совершает действие, потому что оно важно для него. Например, кто-то может бросить курить, потому что лично считает, что это важная цель. Наконец, наиболее интернализованной формой внешней мотивации является интегрированная . Интегрированные правила — это мотивы поведения, которые важны для человека, и они задействованы, потому что они также согласуются с другими целями и ценностями человека. Таким образом, кто-то может бросить курить, потому что он ценит свое здоровье, а отказ от курения согласуется с другими его жизненными целями (например, поддержание регулярных физических упражнений, увеличение продолжительности жизни, чтобы наслаждаться своей семьей). Рисунок 1 дает визуальное представление континуума внешней мотивации. Стоит отметить, что хотя здесь они описываются как дискретные, исключающие формы мотивации и саморегуляции, довольно часто — особенно в поведении в отношении здоровья — различные формы регуляции сосуществуют для одного и того же поведения и колеблются во времени и в разных контекстах. . Например, кто-то может заниматься спортом, потому что он ценит свое здоровье (определенная регуляция), но также и потому, что, как исследователь поведения в отношении здоровья, он чувствовал бы себя виноватым, если бы не придерживался того поведения, которое предписывает пациентам, клиентам или участникам интервенционных исследований (интроецирование). регулирование).

Рисунок 1

Континуум внешней мотивации .

Изображение в натуральную величину

Нужна поддержка: социальный контекст и континуум мотивации

Одной из определяющих особенностей SDT является обращение как с человеком (т.е. личностью), так и с ситуацией (т.е. социальным контекстом) в мотивированном поведение. То есть на личностном уровне люди могут ориентироваться в своем окружении относительно более или менее автономно, и, таким образом, их поведение может в среднем регулироваться относительно более или менее автономно. Однако личность не раскрывает всей истории. Действительно, социальный контекст может поддерживать или препятствовать автономной саморегуляции и процессу интернализации в любой данной области. Согласно SDT, степень, в которой человек испытывает потребность в поддержке из различных контекстов (например, взаимодействие врача и пациента), в значительной степени предсказывает, насколько он может быть автономно регулируемым в отношении предписанного поведения.

SDT определила три психологические потребности, критически важные для поддержки процесса интернализации и развития оптимальной мотивации и личного благополучия. Потребность в автономии отражает потребность чувствовать себя свободным и волевым, как инициатором своих действий. Компетентность включает в себя потребность чувствовать себя способным достичь желаемых результатов, концептуально аналогично самоэффективности в социальной когнитивной теории. Наконец, родственность отражает потребность чувствовать себя близким и понятым другими важными людьми. Когда люди испытывают удовлетворение этих потребностей в данном контексте, они с большей вероятностью будут автономно саморегулироваться в отношении поведения, относящегося к этому контексту. Таким образом, в той мере, в какой пациент чувствует, что его потребности в автономии, компетентности и общении находят поддержку в обсуждении с лечащим врачом, например, о том, чтобы изменить свою диету, включив в нее больше фруктов и овощей, пациент, скорее всего, почувствует себя лучше. автономная саморегуляция (т. е. более идентифицированная или интегрированная) вокруг этого рекомендуемого изменения поведения в отношении здоровья.

Учитывая важность поддержки потребностей в облегчении интернализации, SDT предложила предложения по конкретным поведенческим стратегиям, которые могут удовлетворить одну или несколько из этих потребностей. Например, поведение, поддерживающее автономию, включает выявление и признание точек зрения и эмоций пациентов, прежде чем давать рекомендации; поддержка выбора и инициатив пациентов; обоснование данных рекомендаций; предоставление меню эффективных (т. е. научно обоснованных) вариантов изменений; сведение к минимуму контроля и суждений; и изучение того, как соответствующее поведение в отношении здоровья связано с жизненными устремлениями пациентов. Например, практикующий врач, работающий с пациентом по отказу от табака, может поддержать автономию пациента, попросив пациента выразить, что он думает о том, чтобы справиться со стрессовыми ситуациями без курения (т. Е. Выявив точки зрения и эмоции пациента). Поддержка компетентности предполагает уверенность в том, что пациенты могут добиться успеха; переформулировать прошлые неудачи как короткие успехи; обеспечение точной обратной связи по эффективности непредвзятым образом; выявление барьеров; формирование навыков и решение проблем; и разработка плана, который соответствует уровню навыков и опыта пациентов. Поддержка компетентности может быть особенно актуальной в контексте отказа. Например, пациент может не курить две недели, но начал курить после особенно стрессового события на работе. Практикующий врач мог бы поддержать потребность пациента в компетентности, сосредоточив внимание на достижении отказа от курения в течение двух недель и обсуждая с пациентом важные достижения, которые были достигнуты в этом (например, зная, что отказ от курения на 2 недели возможен; узнавая больше о триггеры для курения и др.). Как теоретическая гипотеза, так и некоторые недавние эмпирические данные о применении ТДР к здоровью предполагают, что подлинная воспринимаемая компетентность не возникает без ощущения человеком полной воли (т. е. автономной регуляции [20]). Таким образом, поддержка автономии пациента путем обеспечения того, чтобы пациенты были полностью сознательны или готовы рассматривать изменения, также имеет отношение к поддержке компетентности. Наконец, поддержка отношений включает в себя безоговорочное позитивное отношение (особенно перед лицом неудачи в достижении желаемых целей), эмпатию к проблемам пациентов и создание неизменно теплой межличностной среды. Таким образом, практикующий врач может поддерживать потребность пациента в общении, выражая понимание того, насколько трудным может быть изменение поведения, например, отказ от курения, и отражая опасения пациента по поводу неудачи. Поддержка всех трех потребностей требует, чтобы клиницисты активно взаимодействовали со своими клиентами и использовали клиентоцентрированный подход к взаимодействию. Например, выявление и признание точки зрения клиента начинается с активного слушания и включает в себя размышления (например, краткое изложение мыслей, эмоций и планов клиента относительно рассматриваемой проблемы со здоровьем). Обычно предполагаемая потребность в поддержке со стороны практикующих врачей измерялась с помощью вопросника Health Care Climate Questionnaire (HCCQ [21–23]).

Концепция потребности в поддержке является одним из факторов, который делает SDT особенно подходящим для контекста здравоохранения, поскольку он согласуется с биомедицинской этикой [24], законом и медициной [25], медицинским профессионализмом [26] и принятием обоснованных решений [27, 28 ]. Уважение автономии пациента является неотъемлемой частью всех медицинских вмешательств. Биомедицинская этика подняла уважение к автономии до одного из трех наиболее приоритетных результатов всех обращений за медицинской помощью, что эквивалентно улучшению благосостояния пациентов и улучшению социальной справедливости (например, ликвидации дискриминации). Таким образом, акцент SDT на поддержке основных психологических потребностей, особенно потребности людей в автономии, согласуется с этими более общими принципами ухода за пациентами, что делает его практическую полезность в клиническом и здравоохранительном контексте первостепенной. Эти общие принципы ухода за пациентами также предполагают, что измерение автономии и ее изменения важно, если не необходимо, для поступательных исследований, поскольку все клинические вмешательства обязаны уважать автономию независимо от теоретической основы, на которой они основаны, или ожидаемого результата. изменить. Биомедицинская этика устанавливает, что уважение автономии и автономной саморегуляции само по себе является важным результатом для здоровья. Эта тема рассматривается далее Ванстенкисте и Уильямсом в этом выпуске.

Стремления

Как описано выше, SDT фокусировался на роли форм мотивации на уровне личности (т. поддерживать или препятствовать процессу интернализации. SDT также обратился к роли ценностей и стремлений в достижении целей [29, 30]. В частности, SDT отличает стремления, которые являются внешними, от тех, которые являются внутренними. Внешние устремления отражают цели, относительно внешние по отношению к личности, и включают в себя богатство, славу и имидж. Внутренние устремления отражают цели, которые являются более внутренними для самого себя и включают значимые отношения, личностный рост, вклад в сообщество и, что важно, здоровье. Исследования устремлений в рамках SDT были сосредоточены в основном на том, в какой степени люди ценят внутренние стремления по сравнению с внешними. Когда люди делают основной акцент на внешних устремлениях, они демонстрируют более низкий уровень автономии и привязанности, а также более низкое физическое и психическое благополучие и более рискованное для здоровья поведение. Напротив, уделение большего внимания внутренним стремлениям было связано с рядом положительных результатов, включая большую автономию и жизненную силу [29].–32]. В недавних вмешательствах, применяющих ТДР в контексте здравоохранения, особое внимание уделялось изучению стремлений пациентов как средству согласования более широких жизненных целей пациента с целями изменения поведения в отношении здоровья. В недавно появившемся массиве исследований также изучается интернализация стремлений с течением времени (т. е. степень, в которой люди начинают смещать акцент с акцента на внешних стремлениях на внутренние стремления [33]) и роль стремлений в контексте вмешательств по изменению поведения в отношении здоровья. Действительно, недавние анализы исследования здоровья курильщиков (описанные ниже) показали, что вмешательство, основанное на ТДР, помогло сохранить внутреннюю аспирацию через 12 месяцев после вмешательства. Кроме того, внутренние стремления продемонстрировали как опосредующее, так и сдерживающее воздействие на вмешательство, так что (а) вмешательство на основе ТДР способствовало постоянному повышению важности внутренних стремлений к здоровью, что, в свою очередь, предсказывало лучшие результаты прекращения употребления табака через 18 месяцев после вмешательство; и (b) вмешательство на основе SDT было особенно эффективным в продвижении долгосрочного отказа от табака среди тех, кто придавал большее значение стремлению к здоровью [34].

От фундаментальной науки к применению: ТСД и здоровье

В отличие от ИМ, который разрабатывался в контексте изменения поведения в отношении здоровья (т. разработка и тестирование [14, 36, 37]). Большая часть ранних работ по СДТ была сосредоточена на подрывающем влиянии вознаграждения на внутреннюю мотивацию [например, [38–40]], а первые применения ТРД были направлены на понимание этих процессов в образовании [например, [41–43]]. . За последние 10-15 лет появилось все больше исследований, проверяющих применимость SDT к контексту здравоохранения, включая среду здравоохранения, изменение поведения в отношении здоровья и вмешательства. В совокупности результаты этих исследований продемонстрировали роль потребности в поддержке и автономной саморегуляции в различных последствиях психического и физического здоровья, включая депрессию, тревогу, соматизацию, качество жизни, отказ от табака, физическую активность, потерю веса, лечение диабета. , здоровье зубов и соблюдение режима лечения [20]. Ниже мы суммируем некоторые из этих исследований, чтобы подчеркнуть широту и глубину результатов применения ТДТ к здоровью.

Так же, как ИМ возник как поведенческая терапия для проблемного употребления алкоголя, один из первых набегов SDT на применение поведения в отношении здоровья включал исследование людей, которым была предписана 8-недельная программа лечения алкоголизма [44]. Первичными результатами были посещаемость во время программы и оценка клиницистами вовлеченности пациентов в лечение. Результаты показали, что люди, у которых была более автономная саморегуляция лечения алкоголизма, демонстрировали большую посещаемость лечения, завершение программы и участие в лечении, оцененное клиницистами.

Williams и коллеги [22] изучали людей, включенных в программу снижения веса для пациентов с морбидным ожирением. 26-недельная программа включала очень низкокалорийную жидкую диету в течение первых 13 недель с постепенным введением обычной пищи в течение последних 13 недель лечения. Лечение также включало групповые занятия один раз в неделю с 12-15 людьми для обсуждения чувств и проблем, возникающих в процессе снижения веса, облегчения поддержки сверстников и предоставления методов самоконтроля за питанием, физической активностью и весом. Первичными результатами были посещаемость программы и изменение ИМТ. Результаты показали, что те, у кого была более развитая автономная саморегуляция программы по снижению веса, лучше посещали программу и больше снижали ИМТ. Важно отметить, что автономная саморегуляция лечения предсказывала долгосрочное изменение ИМТ более чем через год после окончания лечения. Кроме того, это исследование продемонстрировало прямую связь между восприятием пациентами необходимости поддержки со стороны медицинских работников и (1) автономной саморегуляцией лечения в середине вмешательства, (2) посещением программы и (3) изменением ИМТ (после вмешательства и при длительном наблюдении). Было показано, что автономная саморегуляция лечения в середине вмешательства опосредует связь между воспринимаемой потребностью в поддержке и результатами лечения, предоставляя первые эмпирические доказательства модели SDT изменения поведения в отношении здоровья, согласно которой социальный контекст (т. е. потребность в поддержке) предсказывает мотивация (т. е. автономная саморегуляция), которая, в свою очередь, предсказывает поведение в отношении здоровья и/или последствия для здоровья.

SDT также применялась для изучения приверженности к длительному и сложному режиму приема лекарств. В обсервационном исследовании 126 пациентов, принимавших 1 из 30 различных лекарств в течение более двух месяцев (в среднем > 6 лет), приверженность в течение 2-недельного периода была сильно связана с автономной саморегуляцией пациентов в отношении приема этого лекарства, как оценивалось в начало исследования. Важно отметить, что восприятие пациентами потребности в поддержке со стороны их медицинских работников также предсказывало автономную саморегуляцию приема лекарств и приверженности лечению [23]. Аналогичные результаты были получены при исследовании 201 ВИЧ-положительного пациента, получавших высокоактивную антиретровирусную терапию (ВААРТ). Схемы лечения ВААРТ особенно сложны, так как они включают прием 3-4 препаратов несколько раз в день. Это исследование также включало предполагаемую компетентность в приеме лекарств и продемонстрировало расширенную модель, согласно которой воспринимаемая потребность в поддержке со стороны медицинских работников предсказывала автономную саморегуляцию приема лекарств, что, в свою очередь, предсказывало воспринимаемую компетентность в приеме лекарств. Воспринимаемая компетентность была более сильным и более близким предиктором приверженности лечению [45]. Эта модель была воспроизведена в исследовании использования лекарств в крупной закрытой системе здравоохранения среди более чем 2000 пациентов с диабетом, и переменные мотивации проспективно предсказывали использование лекарств, гликемический контроль и более здоровый уровень холестерина [46]. В другом исследовании, в той мере, в какой пациенты с диабетом воспринимали своего лечащего врача как поддерживающего, они испытывали большую автономную саморегуляцию, которая, в свою очередь, предсказывала воспринимаемую способность как поддерживать здоровую диету, так и регулярно заниматься спортом. Восприятие потребности в поддержке во время 1 предсказывало более низкие уровни глюкозы в крови в течение 12 месяцев как прямо, так и косвенно через связи между ощущением потребности в поддержке, автономной саморегуляцией и воспринимаемой компетентностью [47]. Таким образом, автономная саморегуляция и предполагаемая компетентность в отношении предписанного поведения, по-видимому, играют важную роль в поведении и результатах в отношении здоровья, а практикующие врачи играют важную роль в содействии этим мотивационным переменным.

Недавно исследователи приступили к разработке вмешательств, основанных на принципах SDT и эмпирической поддержке модели процесса SDT изменения поведения в отношении здоровья на основе обсервационных исследований. Здесь мы опишем некоторые из этих вмешательств. Другие обсуждаются в других разделах этого выпуска. Некоторые из самых ранних разработок вмешательств на основе SDT включали прекращение употребления табака. В одном исследовании 316 курящих пациентов были приглашены для обсуждения со своим врачом их поведения в отношении курения [21]. Врачи были случайным образом распределены для работы с каждым пациентом либо в поддерживающей, либо в препятствующей потребности манере (т. е. рандомизация проводилась на уровне пациента) и использовали модель 4A Национального института рака для прекращения курения. Поддерживающее потребность состояние характеризовалось выявлением и признанием точки зрения пациента, обоснованием данного совета и минимизацией контроля при избегании осуждения. Состояние, препятствующее потребности, характеризовалось тем, что врач доминировал в разговоре, сводя к минимуму выбор пациента и инструктируя пациента о том, что он или она должен делать, без каких-либо обоснований или размышлений. Участие пациентов в обсуждении оценивали независимые оценщики на основе аудиозаписей взаимодействия врача и пациента. Статус курения пациентов оценивался через 6 месяцев, 12 месяцев и 30 месяцев после обсуждения. Результаты показали, что наблюдаемый стиль взаимодействия с врачом косвенно предсказывал статус курения пациента благодаря его прямому влиянию на вовлеченность пациента, что является отличительной чертой автономной саморегуляции. Это вмешательство особенно важно, потому что оно прямо говорит о практической полезности SDT, поскольку оно проводилось в реальных условиях группы врачей по месту жительства с врачами и их пациентами, с которыми у них были постоянные отношения.

В исследовании здоровья курильщиков приняли участие 1006 курильщиков, которые выкуривали не менее пяти сигарет в день и выкурили не менее 100 сигарет за свою жизнь. Чуть более половины участников не хотели пытаться бросить курить на момент включения в исследование. Участники были случайным образом распределены либо в группу интенсивного лечения, либо в группу контроля по месту жительства. Интенсивное лечение состояло из четырех контактов в течение шести месяцев. Практикующие врачи были обучены взаимодействовать с участниками на основе Интенсивного лечения табачной зависимости Руководства службы общественного здравоохранения [48] в соответствии с SDT, что включало: оказание необходимой поддержки, в том числе поддержку решения участника о том, бросить или продолжить курить; предоставление информации о никотине, табачной зависимости и советы по успешному отказу от курения; изучение барьеров и того, как курение связано с их ценностями; использование совместного принятия решений для разработки плана; решение проблем и развитие навыков; и доступ к фармакотерапии. Условие оказания медицинской помощи по месту жительства состояло в предоставлении актуальных брошюр о прекращении курения и поощрении обсуждать курение с лечащим врачом и соответствовало тому, что обычно предписывалось для отказа от табака в обществе в то время [49].].

Результаты продемонстрировали поддержку модели процесса SDT, согласно которой более ощутимая потребность в поддержке со стороны поставщиков медицинских услуг (включая практикующих врачей-исследователей) предсказывала большее увеличение автономной саморегуляции и воспринимаемой способности бросить курить от исходного уровня до конца вмешательства. Большее увеличение автономной саморегуляции и предполагаемой способности бросить курить предсказывало лучшее воздержание от табака через 12 месяцев после окончания вмешательства, как с точки зрения распространенности 7-дневной точки, так и с точки зрения длительного воздержания. Стоит отметить, что автономная саморегуляция косвенно повлияла на воздержание от табака через влияние на использование препаратов для прекращения курения. Эта модель была неизменной для групп вмешательства и ухода по месту жительства, предполагая, что интернализация, по крайней мере, частично, является естественным процессом. Тем не менее, важно отметить, что участники группы вмешательства, по сравнению с теми, кто находился под опекой по месту жительства, демонстрировали более выраженную потребность в поддержке, более выраженные изменения в автономной саморегуляции и предполагаемой способности бросить курить, более активное использование лекарств и более высокие показатели воздержания от курения. Таким образом, хотя процесс интернализации представляется естественным процессом в процессе изменения поведения, это исследование показало, что этот процесс можно ускорить с помощью вмешательства, основанного на ТДТ, поддерживающего потребности [12]. Важно отметить, что воздержание от табака сохранялось в течение 24 месяцев после вмешательства в большей степени для тех, кто находился в группе вмешательства, по сравнению с группой, получавшей уход по месту жительства [50]. Таким образом, есть некоторые первоначальные данные о том, что вмешательства на основе СДР не только способствуют изменению поведения в отношении здоровья, но, что важно, его поддержанию. Кроме того, изменение автономной саморегуляции во время лечения напрямую предсказывало 7-дневное воздержание через 24 месяца после вмешательства и косвенно предсказывало изменение продолжительного воздержания через 24 месяца после вмешательства. Это говорит о том, что изменение автономии во время лечения продолжало мотивировать новые попытки воздержания даже после того, как вмешательство было закончено.

Вмешательства на основе SDT также были разработаны для стоматологического поведения и здоровья полости рта [10]. Участниками были 86 человек в стоматологической клинике, случайным образом распределенных либо в группу SDT, либо в контрольную группу с обычным уходом. Все участники заполнили базовые анкеты для оценки автономной саморегуляции и предполагаемой компетентности в уходе за зубами, и им была предоставлена ​​обычная чистка зубов. Через месяц после чистки зубов участники группы вмешательства приняли участие в 60-минутном информационном сеансе о здоровье зубов, который провел стоматолог-гигиенист. Информационная сессия была разработана в соответствии с принципами SDT, включая признание точек зрения и чувств пациента по поводу проблем со здоровьем зубов, предоставление обоснования стоматологической профилактики, а также выбор и варианты профилактического поведения, которые пациенты могли выбрать. Стоматолог-гигиенист также оказал компетентную поддержку участникам вмешательства, продемонстрировав правильную технику чистки зубов и использования зубной нити, позволив участникам практиковать эти привычки в отношении здоровья зубов и выразив уверенность в способности участников поддерживать это поведение в течение долгого времени. Через шесть месяцев после обычной чистки зубов все участники вернулись для оценки своего состояния полости рта (зубной налет и гингивит) и для заполнения дополнительных вопросников, оценивающих автономную саморегуляцию и воспринимаемую компетентность в уходе за зубами, самооценку стоматологического поведения и отношения. и влияет на стоматологическую помощь. По сравнению с теми, кто находился в контрольной группе с обычным уходом, участники группы вмешательства SDT продемонстрировали большее увеличение автономной саморегуляции и воспринимаемой компетентности в уходе за зубами, уменьшение зубного налета и гингивита, лучшее, по самооценке, стоматологическое поведение, а также более позитивное отношение и аффект к Стоматологическая уход. Важно отметить, что дальнейшая поддержка модели процесса SDT изменения поведения в отношении здоровья была обеспечена этим исследованием стоматологического здоровья. Восприятие потребности в поддержке поставщиков стоматологических услуг предсказывало большее повышение автономной саморегуляции и воспринимаемой компетентности в стоматологической помощи, что, в свою очередь, предсказывало лучшее поведение и результаты в отношении здоровья зубов (например, зубной налет, гингивит).

В дополнение к этим вмешательствам, разработанным для прекращения употребления табака и гигиены полости рта, в последнее время было проведено множество исследований, включающих основанные на ТДР вмешательства для снижения веса, физической активности и изменения диеты. Хотя в предыдущих исследованиях переменные SDT изучались в контексте традиционных медицинских вмешательств по снижению веса [22], в этой недавней исследовательской деятельности использовались принципы SDT для информирования о разработке вмешательств для снижения веса, физической активности и диеты. Например, в исследовании пациентов в поликлинике первичной медико-санитарной помощи участники, которые работали с обученным SDT консультантом по физической активности, испытывали большую потребность в поддержке в условиях медицинского обслуживания, что предсказывало большее увеличение автономной саморегуляции для физической активности и , в свою очередь, увеличивает воспринимаемую способность к физической активности. Как автономная саморегуляция, так и воспринимаемая компетентность в отношении физической активности предсказывают большее увеличение физической активности [9].]. В ходе одногодичного интенсивного поведенческого вмешательства для снижения веса среди женщин с избыточным весом и ожирением, основанного на SDT, потеря веса была выше у женщин, участвовавших в вмешательстве, по сравнению с контрольной группой в конце вмешательства и через 1 год после вмешательства [11, 51]. Вмешательство было явно направлено на усиление автономной саморегуляции и внутренней мотивации, а именно на получение удовольствия от физической активности. Эффект вмешательства на автономную саморегуляцию был примечательным, поскольку он был большим, сохранялся в течение одного года и опосредовал влияние вмешательства на физическую активность через 1 и 2 года [52]. Дальнейшие данные этого исследования свидетельствуют о «мотивационном переливе», при котором автономная саморегуляция в отношении физических упражнений предсказывала более позднюю автономную саморегуляцию в отношении здорового питания в течение одного года [53]. Таким образом, содействие автономной саморегуляции в одной области здоровья может усилить автономную саморегуляцию в других, связанных областях. Дополнительные сведения о каждом из этих исследований и других связанных исследованиях представлены в других разделах этого выпуска.

В совокупности эти рандомизированные контролируемые испытания демонстрируют, что вмешательства на основе ТДР влияют на изменение нескольких моделей поведения в отношении здоровья, которые сохраняются после периода свободного выбора (воздержание от табака, физическая активность, здоровье зубов и потеря веса). Эти тесты вмешательств SDT демонстрируют опосредование ключевыми конструкциями SDT, тем самым связывая SDT с влиянием этих вмешательств на важные для здоровья модели поведения посредством изменения автономной саморегуляции и воспринимаемой компетентности. Эти исследования, проведенные несколькими исследователями в разных странах (все западные культуры), подтверждают причинную роль изменений в автономной саморегуляции и воспринимаемой компетентности в процессе изменения поведения в отношении здоровья.

SDT и MI: совпадения и различия

Хотя SDT и MI разрабатывались независимо и использовались относительно независимыми группами исследователей, в последнее время внимание было уделено взаимодополняемости этих точек зрения [например, [5, 6]], включая вспомогательное совещание MI-SDT, состоявшееся в Синтре после ежегодного собрания Международного общества поведенческого питания и физической активности 2009 года. Стоит отметить, что в этом разделе мы рассматриваем сходства и различия между ТДТ и ИМ через призму исследователей ТДТ. Таким образом, возможно (на самом деле, вероятно!), что те, кто рассматривает эти две точки зрения через призму МИ, могут увидеть несколько разные сходства и различия [ср. 7]. Мы надеемся, что пункты, изложенные ниже, будут способствовать дальнейшему обсуждению, обсуждению и, что, возможно, наиболее важно, эмпирическому исследованию того, как эти две точки зрения могут дополнять и улучшать друг друга и науку о поведении в отношении здоровья в более широком смысле.

Миллер [54] описал ИМ как основанный на таких понятиях, как каузальные атрибуции, когнитивный диссонанс и самоэффективность, все из которых основаны на социально-психологических теориях и различных социально-когнитивных подходах. Однако ИМ подвергали критике за то, что он в значительной степени атеоретичен [55]. Это отсутствие организующей теоретической основы не позволяет объяснить, как и почему ИМ может быть эффективным [56–58], хотя в последнее время были предприняты усилия в направлении развития новой теории ИМ [13]. Это, пожалуй, самое заметное различие между МИ и ТРД: ТС — это теория, а МИ — набор методов (дальнейшее обсуждение этого различия см. в [8]). И хотя преимущество SDT заключается в том, что она предлагает теоретическую основу для понимания механизмов, с помощью которых вмешательства на основе SDT являются эффективными, задача исследователей SDT заключалась в том, чтобы перевести теоретические концепции поддерживающих потребности контекстов в клинические методы, используемые во вмешательствах. . Таким образом, из-за согласованности между методами МИ и СДР требуется поддержка, многие вмешательства на основе СДР были основаны на методах МИ [например, [12, 19].]]. Важно отметить, что SDT и MI опираются на точки зрения Роджера (например, безусловное положительное отношение и ориентированность на пациента [59, 60]), и, таким образом, многие из основных предположений обоих подходов схожи.

Одна из областей, по которой между исследователями SDT и MI возникло много споров, касается области направленности. Хотя Миллер и Роллник [61] определяют МК как ориентированный на клиента и директивный, МИ также очень ясно показывает, что попытки напрямую убедить клиента неэффективны в преодолении его амбивалентности, потому что такие попытки убеждения по своей сути «принимают сторону» амбивалентности. Напротив, в практике медицинских вмешательств SDT утверждает, что автономия пациента может частично поддерживаться путем предоставления четких рекомендаций о здоровье и благополучии (ср. 12, 49).). Кроме того, в медицинском контексте, в частности, четкие рекомендации часто являются ожидаемым компонентом взаимодействия между практикующими врачами и пациентами, и отказ практикующих врачей дать такие указания — в дополнение к его потенциальной неэтичности — не поддерживает психологические потребности пациента. Например, если пациент просит рекомендации о лечении сердечного приступа, пациент, скорее всего, почувствует высокий уровень контроля (например, подавление потребности в автономии) и покинутость (препятствование потребности в общении), чтобы врач настаивать на том, чтобы пациент выбрал лечение без рекомендации. В рамках SDT рекомендации должны даваться после выявления и признания точки зрения клиента, без принуждения и с поддержкой автономии. Когда рекомендация предоставляется таким образом, пациент с большей вероятностью воспринимает ее как информационную, а не как принудительную, и, таким образом, поддерживает пациента в принятии решения самостоятельно (например, «Я считаю, что бросить курить — лучший для вашего здоровья, но только вы можете решить, будете ли вы курить или нет. Выбор, в конечном счете, за вами, и я здесь, чтобы поддержать вас в любом решении, которое вы примете».). Более поздние формулировки МИ позволили практикующим врачам давать рекомендации, когда пациенты специально просили совета, и поощряли директивность в случае провоцирования разговоров об изменении [13]. Также возможно, что, как и в случае с внутренней мотивацией (описанной ниже), эти две точки зрения определяют «директиву» несколько по-разному.

Другое различие между MI и SDT связано с использованием термина «внутренняя мотивация». ИМ утверждает, что основной целью методов, используемых при вмешательстве при ИМ, является усиление внутренней мотивации [например, [61]]. Однако СДТ и другие мотивационные теории [например, [62, 63]] определяют внутреннюю мотивацию как участие в деятельности ради самой деятельности, потому что она по своей природе доставляет удовольствие, приносит удовлетворение или бросает вызов. Учитывая это определение, кажется вероятным, что методы МИ не усиливают внутреннюю мотивацию, а облегчают процесс интернализации внешней мотивации (более подробное обсуждение этого вопроса см. в [6]). Эта проблема в значительной степени связана с семантикой и может быть одной из областей, в которой SDT может служить для уточнения и улучшения MI.

Несмотря на эти различия, на самом деле существует много концептуального совпадения и сходства между SDT и MI. Возможно, наиболее примечательным является то, что и SDT, и MI исходят из одного и того же базового предположения: что люди естественным образом ориентированы на рост, здоровье и благополучие. Кроме того, идентифицируйте и работайте с, а не с попытками бороться с амбивалентным отношением пациента к изменениям. Кроме того, методы МИ, по крайней мере, частично согласуются с понятием SDT о необходимости поддержки. Хотя традиционно SDT касался в первую очередь вопроса поддержки автономии, способа, которым традиционно измерялось восприятие поддержки автономии (например, HCCQ [например, [17, 21, 22]]), и характера вмешательств на основе SDT. действительно удовлетворить все три психологические потребности. Действительно, восприятию компетентности способствует автономная саморегуляция, возникающая из поддерживающих потребности контекстов [например, [20]]. Как только у людей появляется высокая готовность действовать, они с большей вероятностью изучают новые знания и применяют новые стратегии, которые приводят к большей воспринимаемой компетентности. SDT предсказывает, что одной воспринимаемой компетентности недостаточно для мотивации поведения; она должна сопровождаться автономией. Это противоречит теории социального познания [64], которая делает почти исключительный акцент на самоэффективности.

Как упоминалось ранее, на сегодняшний день методы МИ повлияли на некоторые из вмешательств СДР [например, [9, 11, 12]]. Эти вмешательства на основе SDT обсуждаются более подробно в других разделах этого выпуска [cf 64]. МИ первоначально определил четыре ключевых принципа, соответствующих практике техник МИ: использование эмпатического межличностного стиля, развитие несоответствия, преодоление сопротивления и поддержка самоэффективности для изменений [62, 65]. В более поздних концептуализациях приложений МИ в контексте здравоохранения использовалась несколько иная терминология, хотя дух МИ остается во многом таким же [66]. Здесь мы предоставляем краткий обзор текущей концептуализации четырех руководящих принципов МИ (ПРАВИЛО = R сопротивляться восстанавливающему рефлексу, U понимать и исследовать мотивы пациента, L эмпатически слушать пациента, E усиливать пациента) и три основных коммуникативных навыка (спрашивать, слушать, информировать). Мы также обсуждаем, как эти элементы ИМ согласуются с поддержкой психологических потребностей, выявленных с помощью ТДР, и, таким образом, могут поддерживать процесс интернализации в более широком смысле.

MI признает естественную склонность людей помогающих профессий, особенно тех, кто работает в медицинских учреждениях, стремиться «исправить» все, что не так с их пациентами или клиентами. Тем не менее, МИ также отмечает, что сопротивление может возникнуть, когда пациенты чувствуют, что их лечащий врач пытается убедить их в определенном образе действий. Это может быть особенно ярко выражено в ситуациях, когда человек испытывает двойственное отношение к изменениям. Таким образом, крайне важно, чтобы специалисты-практики сопротивляются восстанавливающему рефлексу и вместо этого позволяют клиентам исследовать обе стороны своей амбивалентности, так что, в конце концов, именно клиент озвучивает причины изменений [66]. Этот руководящий принцип похож на то, что SDT описывает как сведение к минимуму контроля и сохранение непредвзятости. Это может поддерживать потребности клиентов как в автономии, так и в отношениях, предоставляя пациентам свободу исследовать причины за или против изменений (автономия) в непредвзятом контексте (родство).

Как и в случае с SDT, с точки зрения ИМ, для пациентов крайне важно ощущать себя инициаторами своих действий, направленных на изменение поведения. Таким образом, практикам необходимо понять и изучить мотивации пациента . Это включает в себя изучение того, как пациент рассматривает свое текущее поведение и ситуацию, беспокойство по поводу изменений и другие цели и ценности [66]. Этот руководящий принцип МИ согласуется с поддержкой автономии SDT, в частности, с выявлением и признанием точек зрения и эмоций клиента, поддержкой инициативы клиента и оценкой ценностей.

Одной из определяющих черт ИМ является акцент на эмпатическом слушании пациента . Таким образом, ИМ придает большое значение слушанию, а не информированию со стороны практикующих врачей, и эмпатическому межличностному стилю, включая подлинный интерес к пониманию клиента [61, 65, 66]. Согласно МИ, клиент должен чувствовать, что его принимают и ценят лично, прежде чем станет возможным изменение поведения. Выслушивание пациента с эмпатией, вероятно, поддерживает потребность клиента в отношениях и отражает то, что как ИМ, так и ТДТ возникли из роджерианской школы мысли, которая продвигает безусловное позитивное отношение и сосредоточенность на пациенте как первостепенное значение для терапевтических отношений [60]. Наконец, четвертый руководящий принцип МИ- расширение прав и возможностей пациента — включает в себя поддержку самоэффективности для изменений. Этот метод, вероятно, в первую очередь поддерживает потребность клиентов в компетентности, повышая их уверенность в том, что они могут добиться прогресса в направлении позитивных изменений и справиться с проблемами и препятствиями по мере их возникновения.

В дополнение к этим четырем руководящим принципам исследователи MI также сформулировали три основных коммуникативных навыка, которые обеспечивают практическую пользу этих принципов. Эти коммуникативные навыки включают спрашивание, слушание и информирование. Цель спрашивая , должен выявить точку зрения клиента, чтобы практикующий врач понял, откуда приходит пациент и как пациент подходит к возможности изменения поведения. Слушание — это активный процесс, в ходе которого практикующий врач «сверяется» с клиентом, чтобы убедиться, что он или она точно понимает точку зрения клиента, его мотивы и трудности в процессе изменения поведения. Наконец, информирование является основным средством, с помощью которого практикующие врачи сообщают клиенту информацию о состоянии его здоровья, изменениях поведения, необходимых для мониторинга или улучшения состояния здоровья, и доступных вариантах лечения.

Направления на будущее

Хотя SDT и МИ изначально шли двумя разными путями, из этого специального выпуска, встречи в Синтре и предыдущих публикаций в других местах [например, [5, 6, 67, 68]] кажется очевидным, что в настоящее время существует критическая масса исследователей, вовлеченных в диалог о сходствах и различиях между SDT и MI. Однако важно, чтобы это начинание не застопорилось на дискуссиях и дискуссиях. Действительно, следующие шаги в этом процессе объединения этой теории и этих клинических методов должны быть подтверждены эмпирически. SDT еще не идентифицировала критические компоненты для поддержки психологических потребностей и облегчения автономной саморегуляции и предполагаемой компетентности в вмешательстве в поведение, связанное со здоровьем. Методы МИ и их оценки могут быть полезными дополнениями к текущим вмешательствам SDT в информировании этого эмпирического пути.

Некоторые вмешательства по ИМ включали меры SDT [например, [69, 70]], и это важный шаг к эмпирической проверке сходства между двумя подходами. Однако на сегодняшний день результаты о том, способствуют ли вмешательства при ИМ изменениям в автономной саморегуляции, в частности, были несколько неоднозначными, хотя некоторые исследования показали, что автономная саморегуляция опосредует связь между вмешательством при ИМ и исходом лечения [71]. Необходимы дополнительные исследования, чтобы определить, какие принципы ИМ воздействуют на потребность в поддержке и процесс интернализации. Кроме того, текущие показатели SDT, возможно, потребуется уточнить, чтобы лучше охватить все три аспекта предполагаемой потребности в поддержке и более точно оценить колебания автономной саморегуляции и воспринимаемой компетентности на начальных этапах изменения поведения, а также поддержания поведения. Кроме того, методы оценки, передовые аналитические методы (анализ кривой роста и моделирование латентной траектории) и использование интернет-технологий и мобильных устройств для моментальной экологической выборки также могут улучшить способность исследователей обнаруживать изменения в мотивации в ответ на предоставление конкретных компонентов нужна поддержка.

Наконец, необходимы будущие исследования, в которых проводится прямое сравнение вмешательств на основе МИ и ТДР, чтобы (1) более четко выяснить, в какой степени ТДР может объяснить, как и почему вмешательства на основе МИ влияют на поведение, (2) определить аспекты основанных на ТДР вмешательств. вмешательства, которые сходны с МИ и отличаются от них (например, кодирование МИ вмешательств ТДР и наоборот), (3) определяют, способствуют ли вмешательства МИ изменениям как в автономной саморегуляции, так и в воспринимаемой компетентности, и поддерживают ли потребность в родстве, и (4 ) лучше прояснить, как можно использовать оба подхода вместе, чтобы получить наиболее положительные результаты. Эти эмпирические усилия требуют не только объединения идей, но, что, возможно, более важно, конвергенции мультиконцептуальной команды, в которую входят как сторонники ТДР, так и лагеря МИ, для усовершенствования методов МИ, улучшения приложений ТДР к поведению в отношении здоровья и дальнейшего расширения наших исследований. понимание этих подходов и того, как они способствуют инициированию и поддержанию изменения поведения в отношении здоровья.

Миллер и Роуз [13] недавно опубликовали заявление о теории ИМ. Хотя SDT не упоминается напрямую в этой публикации, исследователи SDT могут способствовать связыванию SDT с MI путем эмпирического изучения того, как клиенты воспринимают разговоры об изменениях (т. сдвиг в воспринимаемом пациентом локусе причинности и/или изменение автономной саморегуляции. С точки зрения SDT, разговор об изменении является отражением перехода клиента или пациента от голоса внешнего локуса причинности к внутреннему, что буквально отражает интернализацию «в реальном времени». Однако неясно, именно так взгляды МИ меняют разговор. Миллер и Роуз [13] и другие исследователи уделяют большое внимание практикам, активно продвигающим и провоцирующим разговоры об изменениях. Это может быть несколько несовместимо с SDT. Агрессивное стремление к разговору об изменениях может отражать лежащее в основе предположение, что человеку лучше измениться (хотя на самом деле это может не быть его целью). Разговоры о переменах могут восприниматься как принуждение и осуждение, и поэтому они не поддерживают потребности. Теоретикам самоопределения также необходимо будет тщательно рассмотреть, согласуется ли утверждение теории MI с SDT. Особенно важным для теоретиков и исследователей ТДР будет решение таких вопросов, как концептуализация МИ внутренней мотивации, роль директивности и проблема развития несоответствия. Хотя последний явно не указан в текущих концепциях руководящих принципов МИ, степень, в которой развитие несоответствия является ключом к выполнению вмешательств МИ, может быть важна, особенно в отношении того, поддерживает ли этот аспект МИ потребность в удовлетворении или препятствует ему.

Выводы

Объединяя сильные стороны обоих подходов, мы можем быть лучше подготовлены к разработке эффективных вмешательств, которые приносят положительные результаты в отношении здоровья, здорового образа жизни и благополучия не только среди высоко мотивированных участников, желающих участвовать в клинических исследованиях. испытаниях, но и среди более общих групп пациентов, с которыми практикующие врачи взаимодействуют ежедневно. Только способствуя разработке практических вмешательств с долгосрочными эффектами, мы сможем увеличить продолжительность и качество жизни за счет изменения образа жизни. Имеющаяся возможность может состоять в том, чтобы идентифицировать SDT и MI как взаимодополняющие подходы. Совместные усилия между взаимодополняющими подходами будут способствовать развитию строгой науки об изменении поведения в отношении здоровья, которая способна решать эти проблемы в реальном мире медицинской практики.

Ссылки

  1. Вулф С.Х. Сила предотвращения и то, что для этого требуется. Журнал Американской медицинской ассоциации. 2008, 299: 2437-2439. 10.1001/jama.299.20.2437.

    КАС Статья Google ученый

  2. Chiuve SE, McCullough ML, Sacks FM, Rimm EB: Факторы здорового образа жизни в первичной профилактике ишемической болезни сердца среди мужчин: Преимущества среди пользователей и не пользователей гиполипидемических и антигипертензивных препаратов. Тираж. 2006, 114 (2): 160-167. 10.1161/ТИРАЖАГА.106.621417.

    Артикул Google ученый

  3. Куши Л.Х., Байерс Т., Дойл С., Бандера Э.В., Маккалоу М., Ганслер Т. , Эндрюс К.С., Тун М.Дж., Американское онкологическое общество: Рекомендации Американского онкологического общества по питанию и физической активности для профилактики рака: снижение риска рака с выбором здоровой пищи и физической активностью. CA: Раковой журнал для клиницистов. 2006, 56: 254-281. 10.3322/canjclin.56.5.254.

    Google ученый

  4. Маркланд Д., Райан Р.М., Тобин В.Дж., Роллник С.: Мотивационное интервьюирование и теория самоопределения. Журнал социальной и клинической психологии. 2005, 24: 811-831. 10.1521/jscp.2005.24.6.811.

    Артикул Google ученый

  5. Ванстенкисте М., Шелдон К.М.: Нет ничего более практичного, чем хорошая теория: объединение мотивационного интервьюирования и теории самоопределения. Британский журнал клинической психологии. 2006, 45: 63-82. 10.1348/014466505С34192.

    Артикул Google ученый

  6. Vansteenkiste M, & Williams GC: Теория самоопределения и мотивационное интервью как примеры развития метатеории (сверху вниз) по сравнению с клиническим опытом вверх (снизу вверх): значение для разработки теории, исследования и клиническая практика и вмешательства. Международный журнал поведенческого питания и физической активности. 2011, этот выпуск

    Google ученый

  7. Fortier MS, Sweet SN, O’Sullivan TL, Williams GC: Модель процесса самоопределения принятия физической активности в контексте рандомизированного контролируемого исследования. Психология спорта и физических упражнений. 2007, 8: 741-757. 10.1016/j.psychsport. 2006.10.006.

    Артикул Google ученый

  8. Münster Halvari AE, Halvari H: Мотивационные предикторы изменений в здоровье полости рта: экспериментальная проверка теории самоопределения. Мотивация и эмоции. 2006, 30:294-305. 10.1007/s11031-006-9035-8.

    Артикул Google ученый

  9. Сильва М.Н., Маркланд Д., Миндерико С.С., Виейра П.Н., Кастро М.М., Коутиньо С.Р., Сантос Т.С., Матос М.Г., Тейшейра П.Дж.: рандомизированное контролируемое исследование для оценки теории самоопределения в отношении приверженности упражнениям и контроля веса: обоснование и Описание вмешательства. Общественное здравоохранение BMC. 2008, 8: 234-10.1186/1471-2458-8-234.

    Артикул Google ученый

  10. Williams GC, McGregor H, Sharp D, Levesque CS, Kouides RW, Ryan RM, Deci EL: Тестирование вмешательства теории самоопределения для мотивации отказа от табака: поддержка автономии и компетентности в клиническом испытании. Психология здоровья. 2006, 25: 91-101.

    Артикул Google ученый

  11. Миллер В.Р., Роуз Г.С.: К теории мотивационного интервьюирования. Американский психолог. 2009, 64: 27-537.

    Google ученый

  12. Деси Э.Л., Райан Р.М.: Внутренняя мотивация и самоопределение в человеческом поведении. 1985, Нью-Йорк: Plenum Publishing Co.

    Книга Google ученый

  13. Деси Э.Л., Райан Р.М.: «Что» и «почему» достижения цели: потребности человека и самоопределение поведения. Психологический запрос. 2000, 11: 227-268. 10.1207/S15327965PLI1104_01.

    Артикул Google ученый

  14. Райан Р.М.: Психологические потребности и содействие интегративным процессам. Журнал Личности. 1995, 63: 397-427. 10. 1111/j.1467-6494.1995.tb00501.x.

    КАС Статья Google ученый

  15. Williams GC, Deci EL, Ryan RM: Построение партнерских отношений в области здравоохранения путем поддержки автономии: содействие постоянным изменениям поведения и положительным результатам для здоровья. Партнерство в здравоохранении: преобразование процесса отношений. Под редакцией: Сучман А.Л., Хинтон-Уокер П., Ботельо Р. 1998, Рочестер, Нью-Йорк: University Of Rochester Press, 67-87.

    Google ученый

  16. Райан Р. М., Коннелл Дж. П.: Воспринимаемое место причинности и интернализации: изучение причин для действий в двух областях. Журнал личности и социальной психологии. 1989, 57: 749-761.

    КАС Статья Google ученый

  17. Райан Р.М., Деси Э.Л.: Теория самоопределения и содействие внутренней мотивации, социальному развитию и благополучию. Американский психолог. 2000, 55: 68-78.

    КАС Статья Google ученый

  18. Райан Р.М., Патрик Х., Деси Э.Л., Уильямс Г.К.: Содействие изменению поведения в отношении здоровья и его поддержанию: вмешательства, основанные на теории самоопределения. Европейский психолог здоровья. 2008, 10: 2-5.

    Google ученый

  19. Williams GC, Deci EL: Привлечение пациентов к прекращению курения посредством поддержки автономии врачей. Медицинская помощь. 2001, 39: 813-823. 10.1097/00005650-200108000-00007.

    КАС Статья Google ученый

  20. Williams GC, Grow VM, Freedman ZR, Ryan RM, Deci EL: Мотивационные предикторы потери веса и поддержания потери веса. Журнал личности и социальной психологии. 1996, 70: 115-126.

    КАС Статья Google ученый

  21. Beauchamp TL, Childress JF: Принципы биомедицинской этики. 2001, Нью-Йорк, Нью-Йорк: Издательство Оксфордского университета

    Google ученый

  22. Шнайдер К. Экзистенциальные процессы. Справочник по эмпирической психотерапии. Под редакцией: Гринберг Л., Уотсон Дж., Литаер Г. 1998, Нью-Йорк: Гилфорд, 103–120.

    Google ученый

  23. Европейская федерация внутренних болезней Фонд ABIM: Медицинский профессионализм в новом тысячелетии: Устав врача. Анналы внутренней медицины. 2002, 136: 243-246.

    Артикул Google ученый

  24. Braddock CH, Edwards KA, Hasenberg NM, Laidley TL, Levinson W: Принятие обоснованных решений в амбулаторной практике: пора вернуться к основам. Журнал Американской медицинской ассоциации. 1999, 282 (24): 2313-2320. 10.1001/jama.282.24.2313.

    Артикул Google ученый

  25. Кассер Т., Райан Р.М.: Темная сторона американской мечты: Корреляты финансового успеха как основного жизненного стремления. Журнал личности и социальной психологии. 1995, 65: 410-422.

    Артикул Google ученый

  26. Grouzet FM, Kasser T, Ahuvia A, Dols JMF, Kim Y, Lau S, Ryan RM, Saunders S, Schmuck P, Sheldon KM: Структура целей в 15 культурах. Журнал личности и социальной психологии. 2005, 89: 800-816.

    Артикул Google ученый

  27. Williams GC, Cox EM, Hedberg V, Deci EL: Внешние жизненные цели и рискованное для здоровья поведение подростков. Журнал прикладной социальной психологии. 2000, 30: 1756-1771. 10.1111/j.1559-1816.2000.tb02466.x.

    Артикул Google ученый

  28. Weinstein N, Przybylski AK, Ryan RM: Может ли природа сделать нас более заботливыми? Влияние погружения в природу на внутренние устремления и щедрость. Бюллетень личности и социальной психологии. 2009 г., 35: 1315-1329. 10.1177/0146167209341649.

    Артикул Google ученый

  29. Niemiec CP, Ryan RM, Deci EL, Williams GC: Стремление к физическому здоровью: роль стремления к физическому здоровью в содействии долгосрочному воздержанию от табака. Обучение пациентов и консультирование. 2009, 74: 250-257. 10.1016/j.pec.2008.08.015.

    Артикул Google ученый

  30. Миллер В.Р., Тейлор К.А., Уэст Д.К.: Фокусированная поведенческая терапия по сравнению с широким спектром поведенческой терапии для проблемных пьющих. Журнал консалтинга и клинической психологии. 1980, 48: 590-591.

    КАС Статья Google ученый

  31. Деси Э.Л.: Психология самоопределения. 1980, Лексингтон, Массачусетс: DC Heath (Lexington Books)

    Google ученый

  32. Деси Э.Л.: Влияние внешнего вознаграждения на внутреннюю мотивацию. Журнал личности и социальной психологии. 1971, 18: 105-115.

    Артикул Google ученый

  33. Деси Э.Л.: Внутренняя мотивация, внешнее подкрепление и неравенство. Журнал личности и социальной психологии. 1972, 22: 113-120.

    Артикул Google ученый

  34. Деси Э.Л., Райан Р.М.: Эмпирическое исследование внутренних мотивационных процессов. Успехи экспериментальной социальной психологии. Под редакцией: Берковиц Л. 1980, Нью-Йорк: Academic Press, 39-80.

    Google ученый

  35. Skinner EA, Belmont MJ: Мотивация в классе: взаимные эффекты поведения учителя и вовлеченности учащихся в течение учебного года. Журнал педагогической психологии. 1993, 85: 571-581.

    Артикул Google ученый

  36. Валас Х., Совик Н.: Переменные, влияющие на внутреннюю мотивацию учащихся к школьной математике: два эмпирических исследования, основанные на теории мотивации Деси и Райана. Обучение и инструкция. 1994, 3: 281-298. 10.1016/0959-4752(93)

    -З.

    Артикул Google ученый

  37. Райан Р.М., Плант Р.В., О’Мэлли С.: Первоначальные мотивы лечения алкоголизма: связь с характеристиками пациента, участие в лечении и отсев. Аддиктивное поведение. 1995, 20: 279-297. 10.1016/0306-4603(94)00072-7.

    КАС Статья Google ученый

  38. Кеннеди С., Гоггин К., Ноллен Н.: Приверженность к лекарствам от ВИЧ: польза теории самоопределения. Когнитивная терапия и исследования. 2004, 28 (5): 611-628.

    Артикул Google ученый

  39. Williams GC, Patrick H, Niemiec CP, Williams LK, Devine G, Lafata JE, Heisler M, Tunceli K, Pladevall M: Снижение риска диабета для здоровья: как теория самоопределения может помочь улучшить приверженность и качество лечения жизни. Преподаватель диабета. 2009, 35: 484-492. 10.1177/0145721709333856.

    Артикул Google ученый

  40. Williams GC, Freedman ZR, Deci EL: Поддержка автономии для мотивации контроля уровня глюкозы у пациентов с диабетом. Уход за диабетом. 1998, 21: 1644-1651. 10.2337/diacare.21.10.1644.

    КАС Статья Google ученый

  41. Fiore MC, Bailey WC, Cohen SJ, Dorfman SF, Goldstein MG, Gritz ER, Heyman RB, Jaén CR, Kottke TE, Lando HA, Mecklenburg RE, Mullen PD, Nett LM, Robinson L, Stitzer ML, Tommasello AC, Villejo L, Wewers ME: Лечение употребления табака и зависимости. 2000, Роквилл, Мэриленд: Министерство здравоохранения и социальных служб США. Служба общественного здравоохранения, Руководство по клинической практике

    Google ученый

  42. Williams GC, McGregor H, Sharp D, Kouides RW, Levesque CS, Ryan RM, Deci EL: Самостоятельное исследование вмешательства с множественными рисками для улучшения здоровья курильщиков. Журнал общей внутренней медицины. 2006, 21: 1288-1294. 10.1111/j.1525-1497.2006.00621.х.

    Артикул Google ученый

  43. Teixeira PJ, Silva MN, Coutinho SR, Palmeira AL, Mata J, Vieira PN, Carraça EV, Santos TC, Sardinha LB: медиаторы потери веса и поддержания потери веса у женщин среднего возраста. Ожирение. 2009, 281: 1-11.

    Google ученый

  44. Сильва М.Н., Маркланд Д., Виейра П.Н., Коутиньо С.Р., Карраса Э.В., Палмейра А.Л., Миндерико К.С., Матос М.Г., Сардинья Л.Б., Тейшейра П.Дж.: Помощь женщинам с избыточным весом стать более активными: Нужна поддержка и мотивационные правила для различных форм Физическая активность. Психология спорта и физических упражнений. 2010, 11:591-601. 10.1016/j.psychsport.2010.06.011.

    Артикул Google ученый

  45. Мата Дж., Силва М.Н., Виейра Пн Н., Каррака Э.В., Андраде А.М., Коутиньо С.Р., Сардинья Л.Б., Тейшейра П.Дж.: Мотивационное «перетекание» во время контроля веса: усиление самоопределения и осуществление внутренней мотивации предсказывают переедание себя -регулирование. Психология здоровья. 2009, 28: 709-716.

    Артикул Google ученый

  46. Miller WR: Мотивационное интервью с проблемными пьяницами. Поведенческая психотерапия. 1983, 11: 147-172. 10.1017/S0141347300006583.

    Артикул Google ученый

  47. Дрейкотт С., Даббс А. Когнитивный диссонанс 1: Обзор литературы и ее интеграция в теорию и практику клинической психологии. Британский журнал клинической психологии. 1998, 37: 341-353. 10. 1111/j.2044-8260.1998.tb01390.x.

    Артикул Google ученый

  48. Миллер В.Р.: Мотивационное интервью: III. Об этике мотивационного вмешательства. Поведенческая и когнитивная психотерапия. 1994, 22: 111-123. 10.1017/С1352465800011905.

    Артикул Google ученый

  49. Миллер В.Р.: Мотивационное интервьюирование: исследования, практика и головоломки. Аддиктивное поведение. 1996, 21: 835-842. 10.1016/0306-4603(96)00044-5.

    КАС Статья Google ученый

  50. Повышение мотивации к изменениям в лечении наркомании. Под редакцией: Миллер В.Р. 1999, Роквилл, Мэриленд: Центр лечения наркозависимости, Серия протоколов улучшения лечения (TIP), № 35

    Google ученый

  51. Паттерсон Т.Г., Джозеф С. : Разработка самоотчета о безусловной положительной самооценке. Психотерапия. 2007, 79: 557-70.

    Артикул Google ученый

  52. Роджерс К. О становлении личностью: взгляд терапевта на психотерапию. 1961, Лондон: констебль

    . Google ученый

  53. Миллер В.Р., Роллник С.: Мотивационное интервью. 2002, Нью-Йорк: Гилфорд Пресс, 2

    . Google ученый

  54. Чиксентмихайи М. В поисках потока: психология участия в повседневной жизни. 1997, Основные книги

    Google ученый

  55. Леппер М.Р., Грин Д., Нисбетт Р. Подрыв внутреннего интереса детей внешними наградами: проверка гипотезы чрезмерного оправдания. Журнал личности и социальной психологии. 1973, 28: 129-137.

    Артикул Google ученый

  56. Миллер В.Р., Роллник С.: Мотивационное интервьюирование: подготовка людей к изменению поведения, вызывающего зависимость. 1991, Нью-Йорк: Гилфорд Пресс

    Google ученый

  57. Rollnick S, Miller WR, Butler CC: Мотивационное интервьюирование в здравоохранении: помощь пациентам в изменении поведения. 2008, Гилфорд Пресс. Нью-Йорк, Нью-Йорк

    Google ученый

  58. Фут Дж., ДеЛука А., Магура С., Уорнер А., Гранд А., Розенблюм А., Шталь С.: Групповое мотивационное лечение химической зависимости. Журнал лечения злоупотребления психоактивными веществами. 1999, 17: 181-192. 10.1016/S0740-5472(99)00003-3.

    КАС Статья Google ученый

  59. Резников К., Джексон А., Блиссет Д.: Результаты испытания Health Body Healthy Spirit. Психология здоровья. 2005, 24: 339-348.

    Артикул Google ученый

  60. Рубак С., Сандбек А., Лауритцен Т., Борх-Джонсен К., Кристенсен Б.: Врачи общей практики, обученные мотивационному интервьюированию, могут положительно повлиять на отношение к изменению поведения у людей с диабетом 2 типа. Годовое наблюдение РКИ, ДОПОЛНЕНИЕ, Дания. Скандинавский журнал первичной медико-санитарной помощи. 2009 г., 27 (3): 172-179. 10.1080/02813430

    2876.

    Артикул Google ученый

  61. Информация об авторе

    Авторы и филиалы

    1. Отделение контроля над раком и демографических наук Национальный институт рака 6130 Executive Boulevard Rockville, MD, 20852-7335, США

      Heather Patrick Clinic andal Department of Medicine

    2. Социальная психология, Университет Рочестера, 46 Prince Street, Rochester, NY, 14607, USA

      Джеффри С. Уильямс

    Авторы

    1. Хизер Патрик

      Просмотр публикаций автора

      Вы также можете искать этого автора в PubMed Google Scholar

    2. Geoffrey C Williams

      Просмотр публикаций автора

      Вы также можете искать этого автора в PubMed Google Scholar

    Автор, ответственный за корреспонденцию

    Хизер Патрик.

    Дополнительная информация

    Конкурирующие интересы

    Авторы заявляют об отсутствии конкурирующих интересов.

    Вклад авторов

    HP и GWC обсудили формат и объем рукописи. HP написал первоначальный вариант рукописи, а GWC внесла свой вклад в ее написание. Все авторы прочитали и одобрили окончательный вариант рукописи.

    Оригинальные файлы, представленные авторами для изображений

    Ниже приведены ссылки на оригинальные файлы, представленные авторами для изображений.

    Оригинальный файл авторов рисунка 1

    Права и разрешения

    Эта статья опубликована по лицензии BioMed Central Ltd. Это статья с открытым доступом, распространяемая в соответствии с условиями лицензии Creative Commons Attribution License (http://creativecommons.org/licenses/by/2.0), которая разрешает неограниченное использование, распространение и воспроизведение на любом носителе при условии надлежащего цитирования оригинальной работы.

    Перепечатки и разрешения

    Об этой статье

    Автономия, компетентность, родство и благодеяние: мультикультурное сравнение четырех путей к значимой работе

    Введение

    Способность ощущать значимость является фундаментальной частью достойной жизни (Camus, 1955; Wolf, 1997; Martela, 2017). Соответственно, отсутствие смысла связано с депрессией, смертностью и даже суицидальными мыслями (Harlow et al., 1986; Steger et al., 2006; Tanno et al., 2009). Учитывая упадок традиционных источников смысла, таких как религия, работа, возможно, стала, наряду с семьей, одной из самых важных сфер, из которых люди черпают смысл в своей жизни (Baum and Stewart, 19).90; Баумайстер, 1991 год; Стегер и Дик, 2009). Это означает, что многие сотрудники по всему миру стремятся найти смысл в своей работе. Например, репрезентативный опрос рабочей силы в США показывает, что 28 % респондентов ценят цель выше денег или статуса (Imperative, 2015), а другой опрос 26 000 участников LinkedIn в 40 странах показывает, что 37 % респондентов ценят цель выше денег или статуса (Imperative, 2015). во всем мире: от 53% в Швеции до 23% в Саудовской Аравии (Hurst et al., 2016). Другая вероятностная выборка из 1200 работников с высшим образованием в США показала, что 34% респондентов готовы согласиться на 15% более низкую заработную плату, если это позволит им работать в организации, ценности которой совпадают с их собственными (Net Impact, 2012).

    Поиск значимости своей работы и восприятие ее как призвания все чаще становятся предметом профессиональной психологии и консультирования (Dik et al., 2009; Allan et al., 2017) в стремлении улучшить самочувствие и позитивное функционирование сотрудников (Super, 1955; Робичек и Вудсон, 2006). Значимость работы тесно связана с профессиональным призванием (Duffy et al., 2012, 2013; Hirschi, 2012) и достоинством на работе (Di Fabio and Maree, 2016). В последние десятилетия он стал привлекать повышенное внимание как самостоятельное важное психологическое состояние (Wrzesniewski, 2003; Michaelson, 2005; Rosso et al., 2010; Martela and Pessi, 2018). Это исследование продемонстрировало, как значимая работа способствует положительному эмоциональному благополучию (Arnold et al., 2007), профессиональной идентификации (Bunderson and Thompson, 2009).), получение пользы от стрессового события, связанного с работой (Britt et al., 2001), удовлетворенность жизнью, уменьшение депрессии (Steger et al., 2012; Duffy et al., 2013) и обретение смысла жизни (Steger and Dik , 2009). Соответственно, исследователи начали признавать, что поиск смысла в работе имеет основополагающее значение для связанной с работой мотивации, приверженности делу и общего благополучия (Rosso et al., 2010), а также для выбора карьеры (Bunderson and Thompson, 2009; Dik et al. ., 2009). Соответственно, несколько ученых признали, что значимая работа «возможно, должна быть одним из самых важных вопросов для организационных исследований» (Podolny et al., 2005, p. 1; см. также Lepisto and Pratt, 2017). В то время как предыдущая работа связывает значимую работу с важными организационными результатами, такими как меньшее количество прогулов на работе (Steger et al. , 2012), снижение текучести кадров (Scroggins, 2008; Arnoux-Nicolas et al., 2016) и производительность, оцениваемая руководителем (Harris et al. al., 2007), значимость работы также ценна сама по себе (Боуи, 19 лет).98; Ресслер, 2012; Майклсон и др., 2014). Таким образом, стремление к осмысленной работе заключается не только в получении определенных результатов, но и в способности испытать осмысленность своей трудовой деятельности, что является «важным гуманистическим стремлением само по себе» (Lepisto and Pratt, 2017, p. 100) и частью что делает жизнь человека лучше (Yeoman, 2014).

    Мы определяем осмысленность работы как субъективный опыт того, насколько значимой и внутренне ценной люди считают свою работу (Hackman and Oldham, 19).75; Россо и др., 2010). Таким образом, это общая оценка работы с точки зрения ее внутренней ценности и ценности. Таким образом, в отличие от вовлеченности в работу (Bakker, 2011; Christian et al., 2011), расширения психологических возможностей (Spreitzer, 1995) и вовлеченности в работу (Brown, 1996), это в первую очередь не мотивационная конструкция, а оценочная конструкция. Таким образом, хотя поиск значимости своей работы часто может привести к повышению мотивации, в первую очередь речь идет о том, какую ценность мы можем извлечь из своей работы. Он также отличается от таких конструктов, как удовлетворенность работой, которая заключается в оценке своей работы с некоторой степенью благосклонности (Wright and Cropanzano, 2000). В то время как мы можем получать удовлетворение от многих аспектов нашей работы, например, от того, доставляет ли она удовольствие, значимость работы более конкретно зависит от того, обеспечивает ли работа что-то, что соответствует чьим-то ценностям.

    В теоретических взглядах на осмысленную работу недостатка нет, но слишком немногие из этих теоретических открытий прошли эмпирическую проверку. Например, Россо и др. (2010, стр. 115, 119) призывают к большему количеству эмпирических исследований одновременного изучения нескольких потенциальных источников значимой работы. Исследования теории самоопределения показали, что психологические потребности в автономии, компетентности и родственности могут быть ключевыми предикторами смысла жизни (Weinstein et al. , 2012), и эмпирические исследования показали, что это так (Martela et al. ., 2017). Таким образом, мы предполагаем, что эти три потребности также могут быть ключевыми предикторами значимой работы. Кроме того, основываясь на исследованиях, показывающих важность благодеяния и просоциального воздействия для значимости (Van Tongeren et al., 2016; Allan et al., 2017; Martela et al., 2017), мы предполагаем, что это может быть четвертым ключевым фактором, связанным со смысловой работой. Кроме того, учитывая, что как три психологические потребности (например, Chen et al., 2015), так и просоциальность (например, Aknin et al., 2013) оказались межкультурными предикторами благополучия, мы предполагаем, что их взаимосвязь к осмысленной работе следует относиться, невзирая на культурный контекст. Соответственно, используя образцы с трех разных континентов и объединяя исследования значимой работы с исследованиями смысла жизни, в этой статье мы эмпирически проверяем, как автономия, компетентность, родство и благодеяние, которые были признаны в психологии важными источниками благополучия и значимости. – связаны с поиском значимой работы.

    Автономия, компетентность и родственность как предикторы осмысленной работы

    Следуя предыдущей работе (Baumeister, 1991; Steger and Dik, 2009; Allan et al., 2015), мы видим, что значимость в отношении жизни и значимость в отношении работы являются аспектами той же психологической конструкции. Что касается потенциальных источников значимости, теория самоопределения стала одной из наиболее цитируемых современных теорий мотивации и благополучия человека (Ryan and Deci, 2000, 2017). Исследования в рамках теории самоопределения выявили три основные психологические потребности: автономию, компетентность и привязанность (Ryan and Deci, 2000, 2017), которые, как было показано, играют важную роль в мотивации, благополучии, удовлетворенности жизнью и жизнеспособности. людей как на общем, так и на повседневном уровне (например, Reis et al., 2000; Ryan et al., 2010; Martela and Ryan, 2016b). Теория самоопределения все чаще применяется и в контексте работы, и несколько исследований (обзор в Van den Broeck et al. , 2016; Deci et al., 2017) показывают, что эти потребности объясняют, например, энергичность и меньшее утомление. на работе (Van den Broeck et al., 2010). Автономия относится к чувству воли и внутреннему воспринимаемому локусу причинности в своих начинаниях. Человек чувствует, что действия исходят от него самого и отражают то, кто он есть на самом деле, а не являются результатом внешнего давления. Компетентность , в свою очередь, связана с чувством мастерства и эффективности в своей деятельности. Человек чувствует, что способен на то, что он делает, и способен выполнять проекты и достигать своих целей. Родственность больше касается межличностного измерения, отражающего степень, в которой человек чувствует, что он связан с другими, имеет заботливые отношения и принадлежит к сообществу. Теория утверждает, что эти три потребности универсальны в том смысле, что их связь с благополучием и позитивным функционированием должна оставаться устойчивой независимо от культурного контекста (Deci and Ryan, 2000; Ryan and Deci, 2017), а эмпирические исследования показывают, что эти три потребности связаны с благополучием в странах от США, Австралии и Бельгии до Мексики, Перу, Малайзии, Китая и Филиппин (Church et al. , 2013; Chen et al., 2015).

    В дополнение к роли этих трех потребностей как надежных предикторов благополучия и позитивного человеческого функционирования Weinstein et al. (2012) недавно утверждали, что три потребности в автономии, компетентности и родственности следует рассматривать как серьезные кандидаты на то, что делает жизнь значимой. Когда мы можем самостоятельно выбирать свою деятельность и рабочие задачи, они, как правило, воспринимаются как более значимые. Эмпирические исследования подтвердили это предположение (Ryff, 1989; McGregor and Little, 19).98). Такая автономия и самоопределение также тесно связаны с расширением психологических возможностей на работе (Spreitzer, 1995; Seibert et al., 2011). Точно так же, если мы чувствуем себя неэффективными, некомпетентными и неспособными выполнять свои задачи, это делает наши усилия бессмысленными (Baumeister, 1991; Steger et al., 2008), в то время как чувство компетентности приводит к психологической поддержке (Spreitzer, 1995; Seibert et al. ). др., 2011). Наконец, когда людей спрашивают, что делает их жизнь значимой, большинство людей называют отношения с семьей и друзьями ключевым источником смысла (Lambert et al., 2010). Данные о причинно-следственном влиянии родства на смысл жизни весьма убедительны (Stillman et al., 2009).; Ламберт и др., 2013). Соответственно, кажется, что все три психологические потребности играют роль в объяснении того, что делает жизнь значимой. Недавняя работа действительно показывает, что все три потребности независимо связаны со смыслом жизни, даже после учета влияния друг друга (Martela et al., 2017). Учитывая тесную связь между значимостью жизни и значимостью работы (Steger and Dik, 2009; Allan et al., 2015), мы ожидаем, что эти три потребности будут иметь положительные ассоциации и со значимой работой. Кроме того, учитывая межкультурную предсказательную силу трех потребностей, мы ожидаем, что это будет верно независимо от культурного контекста. Однако в предыдущей эмпирической работе не изучалась взаимосвязь между этими тремя потребностями и значимой работой. Таким образом, первая гипотеза, которую мы хотим изучить в этом исследовании, выглядит следующим образом:

    Гипотеза 1 : Автономия, компетентность и связанность имеют независимые отношения со значимой работой, даже при контроле влияния других потребностей, и эти отношения будут сохраняться независимо от культурного контекста.

    Благотворительность как предиктор осмысленной работы

    Все большее количество исследований также продемонстрировало, что просоциальное поведение, т.е. выполнение чего-либо на благо других людей, полезно для собственного благополучия (например, Dunn et al., 2008; Martela and Ryan , 2016а). Кроме того, результаты этих исследований были воспроизведены в странах по всему миру от Канады до Индии и от Южной Африки (Aknin et al., 2013) до небольшого сельского общества на тихоокеанском острове Вануату (Aknin et al., 2015). . Основываясь на этих результатах, исследователи предполагают, что эмоциональные выгоды, получаемые от просоциальных расходов, являются «психологической универсальностью» (Акнин и др. , 2013). В другой работе исследовалось, может ли это быть психологической потребностью наравне с тремя установленными потребностями в автономии, компетентности и родстве (Martela and Ryan, 2016b).

    В то же время многие теоретики подчеркивали, что благодеяние — ощущение просоциального воздействия — может быть ключевым источником значимости (Frankl, 1963; Wong, 1989). Различные формы доброжелательного поведения или отношения были эмпирически связаны с более глубоким смыслом (Shek et al., 1994; Schnell, 2011). Например, Van Tongeren et al. (2016) в четырех исследованиях продемонстрировали как поперечные, так и экспериментальные доказательства важной роли просоциального поведения в оценках смысла жизни. Что наиболее важно для нашего настоящего исследования, Allan et al. (2017) в трех экспериментальных исследованиях продемонстрировали, что помощь другим повышает у людей чувство задачи и значимость работы (см. также Colbert et al., 2016). Таким образом, просоциальное влияние может быть ключевым источником значимой работы. Однако, чтобы установить, что связь между просоциальным влиянием и значимой работой не объясняется каким-либо другим фактором — например, повышенным чувством компетентности из-за просоциального воздействия — было бы важно контролировать влияние автономии, компетентности и родство. Недавнее исследование показало, что просоциальное воздействие имеет независимую связь со смыслом жизни, даже если учитывать влияние автономии, компетентности и связанности (Martela et al., 2017). Но ни одно исследование не изучало, будет ли связь между просоциальным влиянием и значимой работой при контроле автономии, компетентности и родственности. Учитывая исследования, демонстрирующие, что положительный эффект просоциального воздействия на здоровье, вероятно, является «психологической универсальностью» (Aknin et al., 2013, 2015), мы также ожидаем, что связь между благотворительностью и значимой работой останется прочной в разных культурах. Это приводит к нашей второй гипотезе:

    Гипотеза 2: Благотворительность имеет независимую связь со значимой работой, даже при контроле влияния трех психологических потребностей в автономии, компетентности и родственности, и эта связь будет сохраняться независимо от культурного контекста.

    Профессиональная должность и значимая работа

    Наконец, было высказано предположение, что более низкое положение в организационной иерархии может снизить способность воспринимать работу как значимую (Боуи, 19 лет).98). В то же время было показано, что автономия, компетентность и родство положительно коррелируют с профессиональным положением (Gonzalez et al., 2016) и со смыслом жизни (Martela et al., 2017). Предыдущие исследования показали, что тип мотивации может опосредовать связь между социальным классом и значимой работой (Allan et al., 2016), в то время как автономия, компетентность и связанность опосредуют связь между социально-экономическим статусом и физическим и психическим здоровьем (Allan et al., 2016). Гонсалес и др., 2016). Таким образом, психологическое удовлетворение, по-видимому, может действовать как посредник между социально-экономическим положением и благополучием, как это предполагает теория самоопределения (Ryan and Deci, 2017). Соответственно, Аллан и соавт. (2016) призывают к исследованию способности основных психологических потребностей опосредовать связь между различными аспектами социального класса и значимой работой. В соответствии с этим мы предполагаем, что более высокая профессиональная должность может дать работнику больше возможностей для волевого выбора в отношении своей работы (автономия), испытать большее мастерство и чувство выполненного долга в отношении своих рабочих задач (компетентность), чтобы повысить качество своего взаимодействия, имея больший выбор в отношении того, с кем взаимодействовать в течение рабочего дня (родственность), и ощутить, что положительное влияние своей работы шире (благодеяние). Таким образом, последняя гипотеза, которую мы хотим проверить, такова:

    Гипотеза 3: S чувство автономии, компетентности, родственности и благодеяния опосредуют ожидаемую положительную связь между более высоким профессиональным положением и более значимой работой.

    В общем и целом, исследование, таким образом, отвечает на призывы к большему эмпирическому исследованию ключевых источников значимой работы, особенно к исследованию, которое будет изучать более одного источника одновременно, и исследованию, которое будет изучать тему в кросс-культурном плане.

    Исследование 1

    В первом исследовании мы хотели проверить гипотезу о том, что три психологические потребности и благодеяние, операционализированные как чувство просоциального воздействия, имеют независимое отношение к значимой работе, когда контролируют друг друга. Мы хотели посмотреть, насколько они вместе могут объяснить различия в оценках людьми значимости работы.

    Участники и процедура

    Это исследование было проведено в соответствии с рекомендациями Совета по этике Хельсинкского университета. В соответствии с Хельсинкской декларацией мы запросили информированное согласие у всех участников исследования, и они дали свое согласие анонимно в онлайн-форме. Мы использовали объединенную выборку, собранную из трех отдельных источников. В первую группу участников вошли сотрудники финского филиала многонациональной технологической компании ( n = 334), а вторую группу составили сотрудники финского филиала европейской компании-производителя пластиковых изделий ( n = 85). Эти участники заполнили анкету анонимно в рамках добровольной внутренней проверки рабочего места. Третья группа участников состояла из сотрудников нескольких различных организаций, прошедших программу обучения лидерству, и в основном это были специалисты по персоналу и руководители среднего/высшего звена ( n = 175). Они добровольно заполнили анкету в рамках программы обучения. Всего в опросе приняли участие 667 сотрудников этих трех групп, а 89% участников дали информированное согласие на использование своих ответов в научных исследованиях, в результате чего общий размер выборки составил 594 человека. перевода, с 56% участников в возрастной группе 41–60 лет, 39% в возрастной группе 26–40 лет, 2% до 26 лет и 3% старше 60 лет. Должности в организациях были: 9,9% рабочие, 61% специалисты/сотрудники, 19% менеджеров среднего звена и 9,3% высших управленческих должностей.

    Показатели

    Значимость работы

    Чтобы оценить значимость работы, мы задали три очевидных действительных вопроса: «Я чувствую, что моя работа имеет смысл», «Моя работа дает мне ощущение значимости» и «Наше рабочее сообщество что-то делает». Участникам было предложено оценить степень своего согласия с этими утверждениями по шкале от 1 (не согласен) до 7 (полностью согласен) (α = 0,91).

    Базовое психологическое удовлетворение

    Для удовлетворения трех основных потребностей SDT в автономии, компетентности и родственности мы использовали пункты удовлетворенности из скорректированной на работу версии (Schultz et al., 2014) шкалы удовлетворенности и фрустрации основных потребностей (Chen et al., 2015). ). Шкала включает четыре пункта, измеряющих удовлетворение каждой из трех потребностей, например, «Я чувствую, что мой выбор на работе выражает то, кем я являюсь на самом деле» для автономии (α = 0,75), «На работе я чувствую себя способным делать то, что я делаю». для компетентности (α = 0,83) и «Я чувствую связь с людьми, которые заботятся обо мне на работе, и о которых я забочусь на работе» для родства (α = 0,88). Для чувства благодеяния мы использовали скорректированную версию Шкалы благодеяний, разработанную Мартеллой и Райаном (2016b). Он включал четыре пункта, например: «Я чувствую, что мои действия на работе положительно влияют на окружающих меня людей (α = 0,89).)». Пункты для всех четырех удовлетворений были смешаны вместе и оценены по шкале от 1 (не согласен) до 7 (полностью согласен).

    Результаты и обсуждение

    Предварительный анализ

    В таблице 1 представлены средние значения, стандартные отклонения и взаимосвязи значимости работы и четырех психологических удовлетворенностей. Как и ожидалось, и аналогично тому, что было обнаружено в исследованиях психологических потребностей в жизни в целом (Martela and Ryan, 2016b; Martela et al., 2017), три потребности в автономии, компетентности и привязанности положительно коррелировали друг с другом. , с благодеянием, и все четыре фактора также положительно коррелировали со значимой работой.

    ТАБЛИЦА 1. Средние значения исследования 1, стандартные отклонения и корреляции нулевого порядка между исследуемыми переменными.

    Чтобы проверить, образуют ли четыре удовлетворенности независимые факторы, мы провели подтверждающий факторный анализ с максимальной вероятностью и четырьмя отдельными факторами, используя пакет lavaan в RStudio 1.0. Признавая, что пороговые значения не следует рассматривать как нечто большее, чем грубые эмпирические правила (Ху и Бентлер, 1999; Марш и др., 2004), мы приняли следующие пороговые значения для адекватного подбора на основе предыдущих рекомендаций (Браун и Кудек). , 1993; Ху и Бентлер, 1999 г.; Marsh et al., 2004): CFI, TLI > 0,90, RMSEA, SRMR < 0,08. Индексы соответствия модели [χ 2 (df = 98) = 454,998, CFI = 0,931, TLI = 0,916, RMSEA = 0,078, SRMR = 0,053] находились в пределах этих стандартов для приемлемого соответствия 1 , и каждый из элементы также значительно загружены предполагаемым скрытым фактором. Что еще более важно, поскольку точки отсечения всегда более или менее произвольны (Marsh et al., 2004), мы хотели сравнить подгонку модели с двумя альтернативными моделями. Во-первых, модель, в которой все элементы для всех четырех удовлетворений принимались за индикаторы одной и той же лежащей в их основе конструкции [χ 2 (df = 104) = 1843,303, CFI = 0,665, TLI = 0,613, RMSEA = 0,168, SRMR = 0,111]. Во-вторых, поскольку предыдущие исследования иногда рассматривали три психологические потребности ТСР как один совокупный фактор (например, Deci et al., 2001; Van den Broeck et al., 2008), мы протестировали модель, в которой элементы для трех потребностей SDT принимались как показатели одного фактора, а предметы благодеяний формировали отдельный фактор [χ 2 (df = 103) = 1433,904, CFI = 0,744, TLI = 0,701, RMSEA = 0,147, SRMR = 0,103]. Как видно, гипотетическая модель четырех отдельных факторов выгодно отличается от альтернативных моделей.

    Первичный анализ

    В соответствии с предыдущими исследованиями, в которых изучался индивидуальный вклад каждого из видов удовлетворения потребностей (например, Sheldon and Niemiec, 2006; Van den Broeck et al. , 2010; Martela and Ryan, 2016b), мы использовали пошаговый регрессионный анализ со значимой работой в качестве зависимой переменной, чтобы посмотреть, имеют ли все четыре удовлетворения прямую связь со значимостью после контроля друг друга. На первом этапе мы ввели группу выборки, положение и возраст в качестве контрольных переменных F (3,589) = 5,014 p = 0,002, R 2 = 0,03. В то время как группа выборки (β = 0,007, p = 0,885) и положение (β = 0,089, p = 0,084) не имели значимой связи со значимостью, возраст имел значимую связь (β = 0,118, p = 0,004), при этом участники старшего возраста считают свою работу более значимой. На этапе 2 три психологические потребности были одновременно введены как независимые переменные. В регрессионном анализе F (6,586) = 100, p < 0,001, R 2 = 0,50 автономность (β = 0,414, p > 0,001), компетентность (β = 0,045 p

    ), родство (β = 0,208, p > 0,001) все имели независимые отношения со значимой работой. На шаге 3 в качестве независимой переменной была добавлена ​​благотворительность. Регрессионный анализ F (7,585) = 131, p < 0,001, R 2 = 0,61 показал, что автономность (β = 0,177, p > 0,001), компетентность (β = 0,146, p > 0,001), родство (β = 0,150, p > 0,001) и благотворность (β = 0,464, p > 0,001) — все они были значимо связаны к осмысленной работе. Кроме того, возраст (β = 0,074, p = 0,005) оставался значимым предиктором значимой работы. Кроме того, на этапах 2 и 3 увеличение объясняемой дисперсии было значительным (90–185 p 90–148 < 0,001). Учитывая относительно высокую корреляцию между четырьмя удовлетворенностями, мы изучили факторы инфляции дисперсии (VIF), чтобы увидеть, может ли мультиколлинеарность быть проблематичной для модели. Статистические данные VIF для всех четырех предикторов находились в диапазоне от 1,3 до 2,1, что указывает на отсутствие проблем с мультиколлинеарностью (для выявления проблем с мультиколлинеарностью чаще всего используется пороговое значение VIF > 10, хотя иногда используется более консервативный VIF > 5, см. Cohen и др., 2013; Дорманн и др., 2013). 2

    Интерпретация

    Результаты показали, что как три психологические потребности, так и благодеяние объясняют независимую изменчивость значимой работы, которую нельзя свести к другим независимым переменным. Вместе с контрольными переменными они объясняли 61% общей дисперсии в опыте людей в отношении значимой работы (когда контрольные переменные были исключены, объясняемая дисперсия оставалась на уровне 61%). Стандартизированные оценки и общая объясненная дисперсия аналогичны по размеру, как это было обнаружено в отношении связи между четырьмя видами удовлетворения и смыслом жизни (Martela et al., 2017). Интересно, что, хотя организации в исследовании работали в разных областях, и люди работали на разных должностях, от фабричных рабочих до высшего руководства, одни и те же основные удовлетворения, по-видимому, были актуальны во всех организациях и на всех должностях.

    Исследование 2

    Чтобы увеличить межкультурную обобщаемость результатов исследования 1, мы хотели собрать две новые выборки с двух разных континентов, чтобы проверить те же гипотезы, что и в исследовании 1: будут ли три психологические потребности и благодеяния одновременно объяснить разницу в осмысленной работе. Таким образом, наша цель заключалась не в сравнении культур, а скорее в проверке одних и тех же гипотез в трех разных культурах, чтобы получить некоторую поддержку предположения о том, что гипотезы будут верны независимо от культурного контекста. Кроме того, мы также проверили гипотезу о том, что четыре вида удовлетворения опосредуют связь между профессиональным положением и значимой работой.

    Участники и процедура

    Чтобы увеличить межкультурную обобщаемость результатов исследования 1, мы собрали две выборки, одну из США и одну из Индии. Оба исследования проводились в соответствии с рекомендациями Совета по этике Хельсинкского университета. В соответствии с Хельсинкской декларацией мы запросили информированное согласие у всех участников исследования, и они дали свое согласие анонимно в онлайн-форме. Элементы опроса на английском языке, используемые в обеих популяциях, были идентичными и администрировались через Amazon Mechanical Turk (Mturk), который в последние годы становится все более популярным источником участников исследований в области поведенческих наук (см. Buhrmester et al., 2011; Mason and Suri, 2012). ). Было проведено несколько исследований для изучения демографических данных участников, и, хотя они далеко не репрезентативны для всего населения, был сделан вывод, что Mturk является «надежным и экономически эффективным источником высококачественных и репрезентативных данных для нескольких исследовательских целях» (Peer et al., 2017, стр. 153). В обеих странах наша цель состояла в том, чтобы в выборке было не менее 300 участников. А апостериорный анализ мощности показал, что при альфа 0,05 и желаемой мощности 0,80 такой размер выборки должен быть в состоянии обнаружить размеры эффекта выше 0,04.

    Для Индии 452 участника ответили на весь опрос, но мы исключили 110 участников либо за то, что они ответили на опрос быстрее, чем априори расчетная точка отсечения в 2,45 минуты, либо за неспособность ответить правильно на контрольной проверке манипулирования (Oppenheimer et al. al., 2009) question («Важно обратить внимание на вопросы. Пожалуйста, нажмите «Совершенно не согласен».»). Таким образом, окончательный размер выборки составил 342 человека. Использование таких мер для исключения невнимательных участников является относительно стандартной процедурой при использовании выборок Mturk и, как было показано, улучшает качество данных и статистическую мощность (например, Maniaci and Rogge, 2014). Тем не менее, чтобы убедиться, что выбранная нами точка отсечения не повлияла на результаты, мы пересчитали первичный анализ, включая всех исключенных участников, и это не повлияло на основные результаты.

    Мы исключили двух других участников, поскольку они сообщили, что в настоящее время они безработные, оставив окончательный размер выборки в 342 человека. 6% из Восточной Азии и 6% идентифицируют себя с другими этническими группами. Возрастной диапазон варьировался от 18 до 61 года, при этом средний возраст составлял 31 год. Что касается должности в организации, 3% сообщили, что являются руководителями высшего уровня, 33% руководителями среднего уровня, 20% руководителями первого уровня, 21% работниками умственного труда/специалистами, 7% рабочих/других, 5% рядовых работников, 7% самоуправляемых работников и 5% стажеров.

    Что касается выборки из США, то на весь опрос ответили 587 участников. Мы исключили 203 участника, используя те же критерии, что и в индийской выборке. Кроме того, 17 участников, которые сообщили, что в настоящее время являются безработными, были исключены, в результате чего окончательный размер выборки составил 373 человека. Из участников 53% сообщили, что они мужчины, 47% — женщины, а 0,8% предпочли не говорить. Этническая принадлежность участников была в основном кавказской (75%), из них 7% восточноазиатские, 6% афроамериканцы, 4% латиноамериканцы и 8% идентифицировали себя с другими этническими группами. Возрастной диапазон составлял от 18 до 66 лет, средний возраст — 37 лет.% руководителей среднего звена, 14 % руководителей первого уровня, 35 % работников умственного труда/специалистов, 12 % рабочих/других, 12 % рядовых работников, 14 % самоуправляемых работников и 1 % стажеров.

    Показатели

    Значимость работы

    Для оценки значимости работы мы использовали субшкалу положительного значения из Опросника работы и смысла (WAMI) (Steger et al. , 2012). Он включал четыре элемента (например, я хорошо понимаю, что делает мою работу значимой) с внутренней надежностью 0,83 в Индии и 0,93 в США. Участников попросили указать, насколько верно каждое утверждение в отношении их работы, по шкале от 1 (абсолютно неверно) до 5 (абсолютно верно).

    Базовое психологическое удовлетворение

    Для удовлетворения трех основных потребностей SDT в автономии, компетентности и родстве, а также в удовлетворении благодеяний мы использовали те же четыре пункта на удовлетворение, что и в исследовании 1. Надежность шкал была α = 0,88 (Индия) и α = 0,90 (США) для автономии, α = 0,81 и α = 0,87 для компетентности, α = 0,83 и α = 0,94 для родства и α = 0,83 и α = 0,92 для благодеяния.

    Контрольные переменные

    В качестве контрольных переменных мы попросили участников указать свой возраст, пол, этническую принадлежность и положение в организации.

    Результаты и обсуждение

    Предварительный анализ

    В таблице 2 представлены средние значения, стандартные отклонения и взаимосвязи значимости работы и четырех психологических удовлетворенностей в обеих выборках. Как и в исследовании 1, все пять переменных исследования положительно коррелировали друг с другом. Чтобы проверить, образуют ли четыре удовлетворенности независимые факторы, мы провели подтверждающий факторный анализ, как и в исследовании 1. Показатели соответствия в обеих выборках США [χ 2 (df = 98) = 315,156, CFI = 0,956, TLI = 0,946, RMSEA = 0,077, SRMR = 0,051] и индийская выборка [χ 2 (df = 98) = 221,372, CFI = 0,958, TLI = 0,948, RMSEA = 0,061, SRMR = 0,035] продемонстрировали адекватное соответствие с использованием тех же стандартов, что и в исследовании 1. И снова четырехфакторная модель выгодно отличалась в обеих выборках от модели, в которой элементы для всех четырех удовлетворений являются частью одного общий фактор [США: χ 2 (df = 104) = 1595,636, CFI = 0,699, TLI = 0,653, RMSEA = 0,196, СКС = 0,106; Индия: χ 2 (df = 104) = 326,603, CFI = 0,924, TLI = 0,912, RMSEA = 0,079, SRMR = 0,044], и с моделью, в которой три потребности SDT формируют один фактор и приносят пользу другому фактору [United Штаты: χ 2 (df = 103) = 1269,178, CFI = 0,765, TLI = 0,726, RMSEA = 0,174, SRMR = 0,104, Индия: χ 2 (df = 103) = 289,147, CFI, TLI = 0,93 0,925, RMSEA = 0,073, SRMR = 0,041].

    ТАБЛИЦА 2. Средние значения исследования 2, стандартные отклонения и корреляции нулевого порядка между исследуемыми переменными.

    Первичный анализ

    Следуя подходу Church et al. (2013) в своем исследовании независимого вклада психологических потребностей в благополучие в восьми культурах мы провели пошаговый регрессионный анализ отдельно для обеих стран со значимой работой в качестве зависимой переменной, чтобы изучить прямое влияние на значимость четырех удовлетворений. когда контролируют друг друга. Что касается индийской выборки, то на первом этапе мы ввели возраст, пол, этническую принадлежность и род занятий в качестве контрольных переменных9.0185 F (4,337) = 6,89, р < 0,001, R 2 = 0,08. В то время как этническая принадлежность не имела связи со значимостью ( p = 0,487), возрастом (β = 0,152, p = 0,006), положением (β = 0,134, p = 0,014) и полом (β = 0,148, ). p = 0,005) были в значительной степени связаны со значимостью работы, с пожилыми людьми, людьми, занимающими более высокое положение в организации, и женщинами, считающими свою работу более значимой. На этапе 2 три психологические потребности были одновременно введены как независимые переменные. Регрессионный анализ F (7,334) = 68,1, p < 0,001, R 2 = 0,59 показали, что автономность (β = 0,383, p > 0,001), компетентность (β = 0,000 p , 0,001) и родство (β = 0,219, p > 0,001) имели независимые отношения со значимой работой. На шаге 3 благотворительность была добавлена ​​в модель как независимая переменная. Регрессионный анализ F (8,333) = 66,5, p < 0,001, R 2 = 0,62 показал, что автономность (β = 0,288, p > 0,001), компетентность (β = 0,175, p = 0,002), родство (β = 0,130, p = 0,024) и благотворность (β = 0,269, p > 0,001) были значимо связаны с осмысленная работа. Интересно, что возраст (β = 0,020, p = 0,591) и должность (β = 0,008, p = 0,830) больше не ассоциировались со значимой работой, когда в модель были включены четыре вида удовлетворения. Увеличение дисперсии, объясненное на шагах 2 и 3, было статистически значимым ( р < 0,001).

    Что касается выборки США, мы снова ввели возраст, пол, этническую принадлежность и род занятий на первом этапе в качестве контрольных переменных F (4,368) = 5,56, p < 0,001, R 2 = 0,06 . В то время как пол (β = 0,011, p = 0,828) и этническая принадлежность (β = 0,012, p = 0,818) не имели связи со значимостью, возрастом (β = 0,174, p = 0,001) и положением (β = 0,139, р = 0,007) были в значительной степени связаны со значимостью работы: пожилые люди и люди, занимающие более высокое положение в организации, считают свою работу более значимой. На этапе 2 три психологические потребности были одновременно введены как независимые переменные. Регрессионный анализ F (7,365) = 114,4, p < 0,001, R 2 = 0,69 показал, что автономность (β = 0,685, p > 0,015, 0 = 0,001) были значимо связаны со значимой работой, но компетентность (β = 0,056, p = 0,118) не было. На шаге 3 в качестве независимой переменной была добавлена ​​благотворительность. Регрессионный анализ F (8,364) = 109,3, p < 0,001, R 2 = 0,71 показал, что автономия (β = 0,562, p > 0,001), родство (916 β0,001) = 0,019) и благотворность (β = 0,217, p > 0,001) были в значительной степени связаны со значимой работой. Однако компетентность (β = 0,027, p = 0,444) не была связана со значимой работой. Интересно, что в то время как возраст (β = 0,069, p = 0,024) оставался значимым предиктором, профессиональная позиция (β = 0,045, p = 0,119) больше не ассоциировалась со значимой работой, когда в модель были включены четыре удовлетворения. Увеличение дисперсии, объясненное на шагах 2 и 3, было статистически значимым ( p <0,001). Наконец, мы проверили мультиколлинеарность, изучив VIF. Как в выборке из США (VIF от 1,5 до 2,8), так и в Индии (VIF от 2,5 до 3,3) мультиколлинеарность не представляла проблемы.

    Анализ посредничества

    Чтобы проверить гипотезу о том, что четыре психологических удовлетворения опосредуют связь между профессиональным положением и значимой работой, мы решили использовать моделирование структурными уравнениями (SEM), которое может учитывать наблюдаемые корреляции между четырьмя видами удовлетворения. Соответственно, мы определили модель, в которой профессиональная позиция (X) имела прямой путь к значимой работе (Y), а также косвенные пути через каждое из четырех удовлетворений (M 1 , М 2 , М 3 , М 4 ). Косвенные эффекты были определены как произведение двух путей, связывающих X с Y через посредника. Кроме того, четыре удовлетворения были установлены, чтобы коррелировать друг с другом. Что касается индийской выборки, соответствие модели было хорошим [χ 2 (df = 175) = 360,564, CFI = 0,951, TLI = 0,941, RMSEA = 0,056, SRMR = 0,036]. Изучение прямого и косвенного эффектов показало, что, хотя прямое влияние было незначительным (β = -0,011, p = 0,608) общий косвенный эффект был значительным (β = 0,106, p = 0,001), что указывает на полное опосредование. Однако из индивидуальных косвенных эффектов только один через автономию (β = 0,072, p = 0,063) был незначительно значимым. Таким образом, хотя посредничество, по-видимому, не было сильно связано ни с одним из индивидуальных удовлетворений, вместе они полностью опосредовали связь между профессиональным положением и значимой работой.

    Что касается выборки из США, соответствие модели было приемлемым [χ 2 (df = 175) = 545,860, CFI = 0,946, TLI = 0,935, RMSEA = 0,075, SRMR = 0,050]. Повторное изучение прямых и косвенных эффектов показало, что, хотя прямой эффект был незначительным (β = 0,027, p = 0,137), общий косвенный эффект был значительным (β = 0,101, p = 0,002), что указывает на полное опосредование. Из отдельных косвенных эффектов только один через автономию (β = 0,065, p = 0,011) был значимым. Таким образом, казалось, что связь между профессиональным положением и значимой работой была в основном опосредована более высокой степенью автономии, которую испытывали люди, находящиеся выше в организационной иерархии (рис. 1).

    РИСУНОК 1. Модели посредничества, показывающие стандартизированные пути между переменными исследования в Индии (A) и в США (B) . Условия ошибки опущены для ясности. p < 0,05, ∗∗ p < 0,01, ∗∗∗ p < 0,001.

    Интерпретация

    Эти результаты в основном повторяют результаты из Финляндии в двух образцах из США и Индии. В Индии все четыре степени удовлетворенности оказались независимыми предикторами отклонений в значимой работе, в то время как в Соединенных Штатах все, кроме компетентности, стали независимыми предикторами. Вместе с контрольными переменными эти четыре степени удовлетворенности смогли объяснить 62% дисперсии значимой работы в Индии и 71% в США (61% и 70%, когда контрольные переменные были исключены из анализа). Мы учитывали возраст, пол, этническую принадлежность и положение в организации, тем самым показывая, что эти факторы не могут объяснить связь между четырьмя видами удовлетворения и значимой работой. На самом деле, результаты как в Индии, так и в Соединенных Штатах показали, что четыре вида удовлетворения полностью опосредовали значимые отношения между профессиональным положением и значимой работой, при этом автономия стала ключевым посредником. Это говорит о том, что причиной того, что люди, находящиеся выше в организационной иерархии как в Индии, так и в Соединенных Штатах, считали свою работу более значимой, мог быть тот факт, что они испытывали большее удовлетворение от этих четырех психологических факторов, особенно от автономии. Это еще раз подтверждает важность этих четырех факторов в объяснении того, что делает работу значимой.

    Обсуждение

    Настоящие результаты представляют собой один из самых первых кросс-культурных тестов потенциальных психологических основ значимой работы. В трех разных странах на трех разных континентах мы проверили, будут ли удовлетворенность автономией, компетентностью, родственными отношениями и благодеяниями иметь независимую прогностическую ценность для объяснения того, насколько значимыми люди оценивают свою работу. В Финляндии и Индии все четыре степени удовлетворенности оказались независимыми и значимыми предикторами значимой работы. В Соединенных Штатах связь между компетентностью и значимой работой была признана несущественной при контроле трех других удовлетворений, но все остальные три удовлетворения были значимо и независимо связаны со значимой работой. Эти результаты оставались значимыми при учете возраста, занимаемой должности, пола и этнической принадлежности. Другими словами, по крайней мере, в отношении автономии, родственности и благотворности мы находим последовательную кросс-культурную поддержку их роли в оценке значимой работы. Что касается компетентности, то ее связь с содержательной оценкой работы была поддержана в двух из трех исследованных стран. Помимо простой статистической значимости, было показано, что четыре степени удовлетворенности, взятые вместе, могут объяснить от 60% до 70% общей дисперсии в значимых оценках работы. Это означает, что если мы знаем, насколько люди удовлетворены своей автономией, компетентностью, родством и благотворностью в своей работе, мы уже можем с относительно хорошей точностью предсказать, насколько осмысленно они ощущают свою работу.

    Кроме того, мы также проверили, могут ли четыре степени удовлетворения объяснить наблюдаемую взаимосвязь между профессиональным положением и значимой работой в выборках из США и Индии. Результаты SEM показали, что четыре степени удовлетворенности полностью объясняют эти отношения в обеих странах, при этом автономия играет ключевую роль в посредничестве связи между профессиональным положением и значимой работой. Таким образом, эти результаты предполагают, что причина, по которой люди, находящиеся выше в организационной иерархии, испытывают большую значимость на работе, может быть связана с тем фактом, что люди, находящиеся выше в организации, обычно обладают большей автономией в отношении своей работы.

    Сходства и различия с ранее предложенными предикторами значимой работы

    В рамках исследования значимой работы Марджолейн Липс-Вирсма определила с помощью качественного психобиографического исследования (Lips-Wiersma, 2002) четыре основных параметра содержания, которые, как она позже утверждала, «составляют MFW [ значимая работа] сама по себе» (Липс-Вирсма и Райт, 2012, стр. 659). Этими измерениями являются (1) развитие и становление собой, (2) выражение полного потенциала, (3) единство с другими и (4) служение другим. Развитие и становление себя означает быть верным себе и стать своим высшим я или лучшим человеком, и, таким образом, приближается к определению психологической потребности в автономии. Выражение полного потенциала означает способность выражать свои таланты и творческие способности через свою работу и чувство достижения на работе, и, таким образом, концептуально близко к психологической потребности в компетентности. Единство с другими относится к способности работать вместе с другими и к организации работы как сообщества, и, таким образом, концептуально близко к психологической потребности в родстве. Наконец, служит другим о том, чтобы изменить мир к лучшему через свою работу и служить нуждам человечества, и, таким образом, приближается к тому, что мы называем здесь благодеянием. Однако, хотя Липс-Вирсма и Райт (2012, стр. 659) утверждают, что эти параметры «составляют MFW [осмысленную работу] как таковую», мы рассматриваем их как психологическое удовлетворение, которое служит важными источниками значимой работы. Тем не менее, концептуальное совпадение с ее четырьмя измерениями значимой работы и рассматриваемыми в настоящее время четырьмя психологическими удовлетворениями означает, что наше настоящее эмпирическое исследование также может быть использовано для косвенной эмпирической поддержки теоретических рамок Липс-Вирсма, измерения которых ранее не были эмпирически определены. протестированы как источники осмысленной работы.

    Липс-Вирсма и Райт (2012, стр. 659) не единственные, кто предлагает такой список из четырех условий значимой работы: в одном из наиболее полных обзоров литературы по значимой работе на сегодняшний день Rosso et al. (2010, стр. 113), пришли к определению четырех «основных путей, посредством которых создается или поддерживается значимая работа». Первый из них, самосвязь , касается аутентичности, самосогласованности и тесного соответствия тому, как человек видит себя. Это концептуально близко к используемому здесь определению автономии. Индивидуация , в свою очередь, связана с самоэффективностью, компетентностью и способностью совершать действия, которые приносят желаемые результаты и «определяют и выделяют себя как ценное и достойное» (Rosso et al., 2010, стр. 115). Хотя существует концептуальное совпадение между этим определением индивидуации и потребностью в компетентности, последняя кажется несколько более узкой категорией, не включающей самооценку и выделение себя «как ценного и достойного», как Rosso et al. (2010, стр. 115) также включают в себя индивидуацию. Наряду с Райаном и Брауном (2003; см. также Райан и Деси, 2017) мы рассматриваем самооценку как показатель удовлетворения потребности, а не как самостоятельную потребность, и поэтому не включаем ее в число психологических потребностей. Объединение касается принадлежности, межличностной связи, социальной идентификации с другими и, в более общем плане, гармонии с другими существами или принципами. Наконец, вклад касается воспринимаемого влияния своей работы, трансцендентности и выполнения работы в «служении чему-то большему, чем я» (Rosso et al., 2010, стр. 115), что концептуально близко к нашему определению благодеяние. Тем не менее, темпы Rosso et al. (2010), мы не стали бы включать чувство трансцендентности в это измерение, опять же потому, что мы рассматриваем его скорее как потенциальный результат внесения вклада, чем как самостоятельную психологическую потребность.

    Хотя мы отметили некоторые ключевые различия в определениях, данных Rosso et al. (2010) в отношении их четырех аспектов или путей значимой работы, а также того, как мы определили автономию, компетентность, родство и благодеяние в текущей статье, наше эмпирическое исследование также может быть использовано для косвенной эмпирической поддержки этой теоретической основы. В более общем плане, это видимое сходство между четырьмя предложенными путями к осмысленности жизни (Martela et al., 2017) и четырьмя предложенными путями к осмысленной работе подкрепляет доводы в пользу того, что осмысленность в отношении жизни и значимость в отношении работы являются принципиально важными факторами. тот же психологический конструкт (Баумайстер, 1991; Стегер и Дик, 2009). Наконец, стоит отметить, что два из изученных здесь видов удовлетворения — автономия и компетентность — очень похожи на два аспекта психологической поддержки на работе, а именно на самоопределение и компетентность (Шпреитцер, 1995; Шпреитцер и др., 1997). В то же время психологическое расширение прав и возможностей не имеет измерения, соответствующего родственности. И хотя у него есть измерение, называемое «воздействием», его определение отличается от того, как здесь определяется благодеяние. Для Шпрейцера (1995, с. 1443–1444), влияние — это степень, в которой человек «может влиять на стратегические, административные или операционные результаты на работе», а, следовательно, не положительный вклад как таковой. Таким образом, может быть интересно изучить, насколько тесно связаны наделение полномочиями и осмысленностью, и как два дополнительных удовольствия, изучаемых здесь, связанность и благодеяние, будут связаны с наделением полномочиями.

    Теоретический и практический вклад

    В совокупности эти результаты вносят важный вклад в несколько областей исследований. Во-первых, что касается исследований осмысленной работы, они предоставляют эмпирические доказательства важности четырех предложенных способов удовлетворения как ключевых путей к осмысленной работе. Были призывы к одновременному тестированию нескольких потенциальных предикторов (Rosso et al., 2010), но многие интересные теоретические предположения о потенциальных источниках остались непроверенными. Здесь мы связываем исследования значимой работы с исследованиями смысла жизни и психологического благополучия, показывая, что четыре хорошо изученных источника благополучия и смысла — три психологические потребности, предложенные теорией самоопределения, и благодеяние как чувство просоциального воздействия — являются также прочно связаны со значимой работой. Естественно, поскольку наши результаты основаны на перекрестных данных и, таким образом, являются корреляционными, необходимы лонгитюдные исследования для дальнейшего выяснения причинно-следственной связи.

    Настоящее исследование способствует также межкультурному пониманию значимой работы путем изучения тех же четырех психологических факторов в трех разных странах. Теория самоопределения и кросс-культурные исследования, проведенные в рамках этой традиции (например, Чирков и др., 2003; Чен и др., 2015), постулируют, что три потребности в автономии, компетентности и родственности являются универсальными. Точно так же межкультурные исследования благотворительности показали, что она является универсальным источником благополучия (Aknin et al., 2013, 2015). Соответственно, мы предсказали, что четыре вида удовлетворения будут играть одинаковую роль во всех трех странах. За исключением компетенции в Соединенных Штатах, это оказалось правдой. Таким образом, связь между этими четырьмя видами удовлетворения и осмысленной работой, по-видимому, не ограничивается только одной страной, поскольку она видна, по крайней мере, в этих трех странах. Что касается того, почему компетентность не была существенно связана со значимой работой в Соединенных Штатах, при учете трех других удовлетворенностей мы можем только строить догадки. Интересно, что предыдущие исследования в Соединенных Штатах показали, что компетентность играет независимую прогностическую роль в объяснении смысла жизни людей в оценках (Martela et al., 2017), поэтому незначительная связь между компетентностью и значимостью может быть чем-то специфичным для работы. Корреляция нулевого порядка между значимой работой и компетентностью составила 0,49.таким образом, могло случиться так, что особенно сильная связь между автономией и значимой работой (стандартизированный коэффициент 0,56) не оставляла места для компетентности, чтобы иметь какое-либо влияние на осмысленную работу из-за взаимокорреляций между автономией, компетентностью, родством и благодеянием. Однако в качестве постфактум контроля мы проверили эффект взаимодействия между автономией и компетентностью, но не обнаружили его. Другая возможность заключается в том, что компетентные люди чаще получают внешнее вознаграждение в виде статуса и более высокой заработной платы. В такой материалистической культуре, как Соединенные Штаты, эти факторы могут заставить людей оставаться даже на работе, которую они не считают особенно значимой. Это, конечно, только предположения и призывы к будущим исследованиям по этой теме. В любом случае этот результат подчеркивает важность проведения кросс-культурных исследований. Участники в Соединенных Штатах, по сравнению с участниками в Финляндии и Индии, похоже, опираются на немного разные психологические факторы при оценке значимости работы.

    Тот факт, что результаты, полученные в Финляндии и Индии, были схожими, особенно интересен, учитывая, что в обычных классификациях различных культур Финляндия и Соединенные Штаты помещаются в один и тот же западный или протестантский кластер, в то время как Индия рассматривается как культурно более далекая от этих культур. два (например, Tay and Diener, 2011). Сходство результатов между Финляндией и Индией, таким образом, подтверждает межкультурную достоверность четырех критериев удовлетворенности как предикторов значимой работы. Наконец, что касается межкультурных различий, интересно отметить, что в Соединенных Штатах стандартизированный коэффициент автономии (0,56) был самым высоким, в то время как стандартизованные коэффициенты других удовлетворенностей были меньше (0,22 или меньше). Напротив, в Финляндии стандартизированный коэффициент благодеяния (0,46) был самым высоким, а стандартизованные коэффициенты для трех других удовлетворений были меньше (между 0,15 и 0,18). В Индии стандартизированные коэффициенты для различных удовлетворенностей были более сбалансированными (от 0,13 до 0,29).). Хотя значимость этих различий трудно оценить количественно, они, по-видимому, предполагают, что, думая о значимости работы, люди в Соединенных Штатах, как правило, подчеркивают чувство автономии, люди в Финляндии, как правило, подчеркивают чувство вклада, в то время как жители Индии больше привлекают внимание. поровну от всех четырех удовлетворений. Это то, что заслуживает дальнейшего изучения в будущих исследованиях, и, опять же, качественные исследования могут дать некоторые идеи, которые нелегко получить с помощью опросных исследований.

    Помимо исследования значимой работы и межкультурного исследования психологического опыта работы, настоящая работа также способствует изучению основных психологических потребностей в организациях. Базовые психологические потребности и теория самоопределения в целом изучались в контексте работы в многочисленных исследованиях (обзор в Van den Broeck et al., 2016; Deci et al., 2017), но мы расширяем это исследование, рассматривая новую переменную результата, значимую работу, и рассматривая благодеяние как четвертый тип психологического удовлетворения наряду с тремя основными потребностями. В то же время настоящая работа также расширяет исследование важности просоциального поведения для благополучия сотрудников (Болино и Грант, 2016), эмпирически исследуя связь между чувством просоциального воздействия и значимой работой. Наконец, используя новую зависимую переменную — значимую работу — это исследование также дополняет недавние психологические исследования, в которых изучалось, связана ли благотворительность с субъективным благополучием и жизненной силой (Martela and Ryan, 2016b) и смыслом жизни (Martela et al. ., 2017), если рассматривать их наряду с автономией, компетентностью и родственностью.

    Помимо теоретического вклада, углубление понимания факторов, способствующих содержательной работе, также важно с практической точки зрения. Это особенно верно, учитывая изменения в трудовой жизни, изложенные во введении. Лучшее понимание ключевых факторов, делающих работу значимой, делает более достижимой цель создания организаций и политик, поддерживающих осмысленность. Осмысленность как таковая может показаться «абстрактной» и трудной для воплощения на практике, но создание практик и структур для поддержки автономии, компетентности, родственности и благодеяния уже является более конкретной целью. В поддержку этого удовлетворения можно воспользоваться существующей литературой о том, как усилить эти факторы в организациях (Deci and Flaste, 19).95; Розовый, 2010; Деси и др., 2017). Таким образом, идея четырех видов удовлетворения, лежащая в основе нашего чувства значимости на работе, имеет практические перспективы, поскольку дает менеджерам, политикам и другим практикам более выполнимые предложения о том, как поддерживать чувство значимости сотрудников. Это тоже гипотеза, которую можно проверить эмпирически.

    Ограничения

    При интерпретации настоящих результатов необходимо учитывать несколько ограничений. Во-первых, исследования были основаны на самоотчетах, что могло вызвать некоторую предвзятость общего метода. Хотя нам неизвестны какие-либо объективные измерения психологического удовлетворения или значимой работы, было бы полезно попытаться преодолеть эту зависимость от самоотчетов в будущем. Во-вторых, хотя в наше исследование были включены участники из трех разных стран с трех разных континентов, это все же узкое представление всего человечества. Кроме того, все участники были выходцами из промышленно развитых стран и/или имели доступ к компьютеру и Интернету. Чтобы еще больше расширить наше понимание того, что работа означает для людей и как люди понимают значимость работы, исследования нестранных групп населения (Henrich et al., 2010) могли бы пролить свет. Кроме того, в исследованиях 1 и 2 использовалась другая шкала для оценки значимой работы. Хотя такое использование нескольких шкал повышает надежность результатов в целом, оно затрудняет сравнение результатов исследований 1 и 2. В-четвертых, используемые шкалы спрашивали о чувстве осмысленности людей, но остается открытым вопрос, насколько сходно или по-разному люди интерпретируют конструкты «осмысленность» и «осмысленная работа» в разных культурах. Таким образом, было бы важно, чтобы будущая работа более непосредственно исследовала, как эти конструкции понимаются в разных культурах и на разных языках. Наконец, учитывая предполагаемую роль четырех видов удовлетворения как психологических путей к значимой работе, было бы интересно исследовать, в какой степени эти четыре фактора могут опосредовать отношения между ранее установленными организационными источниками значимой работы (например, Schnell et al., 2013) и сам опыт осмысленной работы.

    Заключение

    Вопрос о том, что делает работу значимой, является ключевым во времена, когда работа стала ключевым источником значимости (Baum and Stewart, 1990; Baumeister, 1991; Steger and Dik, 2009), но когда автоматизация и другие разработки угрожают существенно изменить то, как люди работают, и определить, есть ли у них работа (например, Brynjolfsson and McAfee, 2014; Frey and Osborne, 2017). Соответственно, в настоящей статье выдвинуто и эмпирически проверено предположение о том, что четыре психологических фактора — автономия, компетентность, родственность и благодеяние — в значительной степени определяют, насколько значимы люди для работы. Результаты из трех разных стран, Финляндии, Индии и США, в целом подтверждают это предложение. Эти результаты подчеркивают то, что уже давно подчеркивали некоторые философские мыслители. В поисках осмысленности мы ищем неотъемлемые качества жизни, которые выходят за рамки простого выживания (Камю, 19).55; Толстой, 2000). Осмысленность, в конце концов, заключается в поиске внутренних причин для жизни. В этом смысле самовыражение через автономию и компетентность, а также связь с другими людьми через заботливые отношения и возможность внести свой вклад в общество действительно кажутся первыми кандидатами на то, что делает жизнь достойной жизни. В этом смысле мы надеемся, что дали некоторые эмпирические основания полагать, что в таких философских прозрениях действительно может быть зерно истины.

    Авторские вклады

    FM и TR совместно разработали исследования и завершили анализ и документ. TR собрал данные для исследования 1. FM собрал данные для исследования 2, провел первоначальный анализ и написал первый черновик статьи.

    Заявление о конфликте интересов

    Авторы заявляют, что исследование проводилось при отсутствии каких-либо коммерческих или финансовых отношений, которые могли бы быть истолкованы как потенциальный конфликт интересов.

    9 Иногда также исследуют отношение χ 2 /df, где <2 считается признаком хорошего соответствия, а <3 — показателем приемлемого соответствия (Schermelleh-Engel et al., 2003). При использовании этого стандарта как рассматриваемая в настоящее время модель, так и большинство других моделей, рассмотренных в этой статье, не могут достичь адекватного соответствия. Однако Шермеллех-Энгель и соавт. (2003, стр. 33) сами отмечают, что значения χ 2 увеличиваются с размером выборки, и, таким образом, «проблема зависимости от размера выборки не может быть устранена с помощью этой процедуры». Соответственно, этот метод может быть слишком консервативным для больших размеров выборки. 9 Чтобы изучить чувствительность результатов к выбранному методу анализа, основанному на предложении одного из рецензентов, мы провели апостериорный анализ с использованием моделирования структурными уравнениями, где все четыре удовлетворенности были настроены так, чтобы коррелировать друг с другом и установлены как прогнозировать значимую работу. Подгонка модели была приемлемой [χ 2 (df = 142) = 645,97, CFI = 0,929, TLI = 0,915, RMSEA = 0,077, SRMR = 0,053] с автономией (β = 0,447, p < 0,001), компетентностью ( β = 0,116, p = 0,006) и благотворность (β = 0,318, p < 0,001) значимо, а родство предельно значимо (β = 0,067, p = 0,085), предсказывая значимую работу. Таким образом, эти результаты в основном подтверждают те же выводы, что и регрессионный анализ.

Ссылки

Aknin, L.B., Barrington-Leigh, C.P., Dunn, E. W., Helliwell, J.F., Burns, J., Biswas-Diener, R., et al. (2013). Просоциальные расходы и благополучие: кросс-культурные доказательства психологической универсальности. Дж. Перс. соц. Психол. 104, 635–652. doi: 10.1037/a0031578

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

Акнин Л. Б., Бреш Т., Хэмлин Дж. К. и Ван де Вондервоорт Дж. В. (2015). Просоциальное поведение ведет к счастью в небольшом сельском обществе. Дж. Экспл. Психол. 144, 788–795. doi: 10.1037/xge0000082

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

Аллан, Б. А., Аутин, К. Л., и Даффи, Р. Д. (2016). Самоопределение и осмысленная работа: изучение социально-экономических ограничений. Фронт. Психол. 7:71. doi: 10.3389/fpsyg.2016.00071

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

Аллан, Б. А., Даффи, Р. Д., и Коллиссон, Б. (2017). Помощь другим повышает значимость работы: данные трех экспериментов. Дж. Граф. Психол. 65, 155–165. doi: 10.1037/cou0000228

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

Аллан, Б. А., Даффи, Р. Д., и Дуглас, Р. (2015). Смысл в жизни и работе: перспектива развития. Дж. Поз. Психол. 10, 323–331. doi: 10.1080/17439760.2014.950180

CrossRef Full Text | Google Scholar

Арнольд К., Тернер Н., Барлинг Дж., Келлоуэй Э. и Макки М. (2007). Трансформационное лидерство и психологическое благополучие: посредническая роль значимой работы. Дж. Оккуп. Психология здоровья. 12, 193–203. doi: 10.1037/1076-8998.12.3.193

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

Арну-Николя К., Совет Л., Лотелье Л., Ди Фабио А. и Берно Ж.-Л. (2016). Воспринимаемые условия работы и оборотные намерения: опосредующая роль смысла работы. Фронт. Психол. 7:704. doi: 10.3389/fpsyg.2016.00704

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

Баккер, А. Б. (2011). Доказательная модель вовлеченности в работу. Курс. Прямой. Психол. науч. 20, 265–269. doi: 10.1177/0963721411414534

CrossRef Full Text | Google Scholar

Баум С.К. и Стюарт Р.Б. (1990). Источники смысла жизни. Психология. Респ. 67, 3–14. doi: 10.2466/pr0.1990.67.1.3

Резюме PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

Baumeister, RF (1991). Смыслы жизни. Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: The Guilford Press.

Google Scholar

Болино, М. К., и Грант, А. М. (2016). Светлая сторона просоциальности на работе, а также темная сторона: обзор и программа исследований мотивов, поведения и влияния, ориентированных на других, в организациях. акад. Управление Анна. 10, 599–670. дои: 10.1080/19416520.2016.1153260

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Google Scholar

Боуи, Северная Каролина (1998). Кантианская теория осмысленной работы. Дж. Автобус. Этика 17, 1083–1092. doi: 10. 1023/A:1006023500585

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Бритт, Т.В., Адлер, А.Б., и Бартоне, П.Т. (2001). Извлечение выгоды из стрессовых событий: роль вовлеченности в содержательную работу и выносливость. Дж. Оккуп. Психология здоровья. 6, 53–63. doi: 10.1037/1076-8998.6.1.53

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Браун, С.П. (1996). Метаанализ и обзор организационных исследований вовлеченности в работу. Психология. Бык. 120, 235–255. doi: 10.1037/0033-2909.120.2.235

CrossRef Full Text | Google Scholar

Браун, М. В., и Кудек, Р. (1993). «Альтернативные способы оценки соответствия модели», в Testing Structural Equation Models , Vol. 154, редакторы К. А. Боллен и Дж. С. Лонг (Ньюбери-Парк, Калифорния: Sage Publications), 136–162.

Google Scholar

Бриньолфссон, Э., и Макафи, А. (2014). Второй век машин: работа, прогресс и процветание во времена блестящих технологий. Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: WW Norton & Co.

Google Scholar

Бурместер М., Кванг Т. и Гослинг С. Д. (2011). Механический турок Amazon Новый источник недорогих, но качественных данных? Перспектива. Психол. науч. 6, 3–5. doi: 10.1177/17456

393980

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Бандерсон, Дж., и Томпсон, Дж. (2009). Зов дикой природы: смотрители зоопарка, призвания и обоюдоострый меч глубоко значимой работы. Админ. науч. Q. 54, 32–57. doi: 10.2189/asqu.2009.54.1.32

Полный текст CrossRef | Google Scholar

Камю А. (1955). «Абсурдность человеческого существования», в «Смысл жизни », 2-е изд., пер. Дж. О’Брайен, изд. Э. Д. Клемке (Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Oxford University Press), 94–100.

Google Scholar

Чен Б., Ванстенкисте М., Бейерс В., Бун Л., Деси Э.Л., Дидер Дж. и соавт. (2015). Удовлетворение основных психологических потребностей, потребность в разочаровании и потребность в силе в четырех культурах. Мотив. Эмот. 39, 216–236. doi: 10.1007/s11031-014-9450-1

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Чирков В., Райан Р. М., Ким Ю. и Каплан У. (2003). Отличие автономии от индивидуализма и независимости: взгляд теории самоопределения на интернализацию культурных ориентаций и благополучия. Дж. Перс. соц. Психол. 84, 97–110. doi: 10.1037/0022-3514.84.1.97

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

Кристиан М.С., Гарза А.С. и Слотер Дж. Э. (2011). Вовлеченность в работу: количественный обзор и проверка ее связи с задачей и контекстуальной производительностью. чел. Психол. 64, 89–136. doi: 10.1111/j.1744-6570.2010.01203.x

Полный текст CrossRef | Google Scholar

Черч А.Т., Катигбак М.С., Локк К.Д., Чжан Х., Шен Дж., де Хесус Варгас-Флорес Дж. и др. (2013). Потребность в удовлетворении и благополучии: проверка теории самоопределения в восьми культурах. J. Кросс-культ. Психол. 44, 507–534. doi: 10.1177/0022022112466590

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Коэн Дж., Коэн П., Уэст С. Г. и Айкен Л. С. (2013). Прикладной множественный регрессионный/корреляционный анализ для поведенческих наук. Махва, Нью-Джерси: Эрлбаум.

Google Scholar

Колберт А. Э., Боно Дж. Э. и Пырванова Р. К. (2016). Процветание через отношения на рабочем месте: выход за пределы инструментальной поддержки. акад. Управлять. Дж. 59, 1199–1223. doi: 10.5465/amj.2014.0506

CrossRef Full Text | Google Scholar

Деси, Э. Л., и Фласте, Р. (1995). Почему мы делаем то, что делаем: динамика личной автономии. Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Сыновья Г. П. Патнэма.

Google Scholar

Деси, Э. Л., Олафсен, А. Х., и Райан, Р. М. (2017). Теория самоопределения в организациях труда: состояние науки. год. Преподобный Орган. Психол. Орган. Поведение 4, 19–43. doi: 10.1146/annurev-orgpsych-032516-113108

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Google Scholar

Деси, Э. Л., и Райан, Р. М. (2000). «Что» и «почему» достижения цели: потребности человека и самоопределение поведения. Психология. Инк. 11, 227–268. doi: 10.1207/S15327965PLI1104_01

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

Деси Э.Л., Райан Р.М., Ганье М., Леоне Д.Р., Усунов Дж. и Корнажева Б.П. (2001). Удовлетворение потребностей, мотивация и благополучие в рабочих организациях страны бывшего восточного блока: кросс-культурное исследование самоопределения. чел. соц. Психол. Бык. 27, 930–942. doi: 10.1177/0146167201278002

CrossRef Full Text | Google Scholar

Ди Фабио, А., и Мари, Дж. Г. (2016). Использование трансдисциплинарной толковательной линзы для расширения размышлений о сокращении бедности и содействии достойному труду. Перед. Психол. 7:503. doi: 10.3389/fpsyg.2016.00503

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

Дик, Б. Дж., Даффи, Р. Д., и Элдридж, Б. М. (2009). Призвание и призвание в профориентации: рекомендации по продвижению значимой работы. Профессор психологии. Рез. Практика. 40, 625–632. doi: 10.1037/a0015547

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Дорманн С. Ф., Элит Дж., Бахер С., Бухманн К., Карл Г., Карре Г. и др. (2013). Коллинеарность: обзор методов борьбы с ней и имитационное исследование, оценивающее их эффективность. Экография 36, 27–46. doi: 10.1111/j.1600-0587.2012.07348.x

CrossRef Full Text | Google Scholar

Даффи, Р. Д., Аллан, Б. А., Аутин, К. Л., и Ботт, Э. М. (2013). Призвание и удовлетворение жизнью: дело не в том, чтобы иметь это, а в том, чтобы жить этим. J. Счетчики. Психол. 60, 42–52. doi: 10.1037/a0030635

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

Даффи Р. Д., Ботт Э. М., Аллан Б. А., Торри С. Л. и Дик Б. Дж. (2012). Восприятие призвания, выполнение призвания и удовлетворение от работы: тестирование модерируемой модели с несколькими посредниками. Дж. Граф. Психол. 59, 50–59. doi: 10.1037/a0026129

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

Данн, Э. У., Акнин, Л. Б., и Нортон, М. И. (2008). Трата денег на других способствует счастью. Наука 319, 1687–1688. doi: 10.1126/science.1150952

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

Франкл, В. Е. (1963). Человек в поисках смысла: введение в логотерапию. Пер. И. Лаш (Нью-Йорк, Нью-Йорк: Washington Square Press).

Google Scholar

Фрей, С. Б., и Осборн, Массачусетс (2017). Будущее занятости: насколько рабочие места подвержены компьютеризации? Техн. Прогноз. соц. Изменить 114, 254–280. doi: 10.1016/j.techfore.2016.08.019

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Google Scholar

Гонсалес М. Г., Суонсон Д. П., Линч М. и Уильямс Г. К. (2016). Тестирование удовлетворения базовых психологических потребностей как медиатора связи между социально-экономическим статусом и физическим и психическим здоровьем. J. Психология здоровья. 21, 972–982. doi: 10.1177/13514543962

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

Хэкман, Дж. Р., и Олдхэм, Г. Р. (1975). Разработка диагностического обследования работы. J. Заявл. Психол. 60, 159–170. doi: 10.1037/h0076546

Полный текст CrossRef | Google Scholar

Harlow, L.L., Newcomb, MD, and Bentler, PM (1986). Депрессия, самоуничижение, употребление психоактивных веществ и мысли о самоубийстве: отсутствие цели в жизни как опосредующий фактор. Дж. Клин. Психол. 42, 5–21. doi: 10.1002/1097-4679(198601)42:1<5::AID-JCLP2270420102>3.0.CO;2-9

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

Харрис К. Дж., Качмар К. М. и Зивнуска С. (2007). Исследование оскорбительного надзора как предиктора производительности и значения работы в качестве модератора отношений. Лидерш. Q. 18, 252–263. doi: 10.1016/j.leaqua.2007.03.007

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Генрих Дж. , Гейне С.Дж. и Норензаян А. (2010). Большинство людей не СТРАННЫЕ. Природа 466, 29–29. doi: 10.1038/466029a

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

Хирши, А. (2012). Призвания и вовлеченность в работу: модерируемая посредническая модель значимости работы, профессиональной идентичности и профессиональной самоэффективности. Дж. Адвокат. Психол. 59, 479–485. doi: 10.1037/a0028949

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

Ху Л. и Бентлер П. М. (1999). Критерии отсечки для индексов соответствия в ковариационном структурном анализе: традиционные критерии против новых альтернатив. Структура. Экв. Модель. Мультидисциплинарный Дж. 6, 1–55. doi: 10.1080/107055190118

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Херст А., Пирс А., Эриксон К., Пэриш С., Вести Л., Шнидман А. и др. (2016). Цель в работе — крупнейшее глобальное исследование роли цели в рабочей силе. Доступно по адресу: https://cdn. imperative.com/media/public/Global_Purpose_Index_2016.pdf

Google Scholar

Imperative (2015). 2015 Индекс предназначения рабочей силы. Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Нью-Йоркский университет.

Ламберт, Н. М., Стиллман, Т. Ф., Баумайстер, Р. Ф., Финчем, Ф. Д., Хикс, Дж. А., и Грэм, С. М. (2010). Семья как важный источник смысла в юношеской взрослой жизни. Дж. Поз. Психол. 5, 367–376. doi: 10.1080/17439760.2010.516616

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Ламберт Н. М., Стиллман Т. Ф., Хикс Дж. А., Камбл С., Баумейстер Р. Ф. и Финчем Ф. Д. (2013). Принадлежность означает материю: чувство принадлежности увеличивает смысл жизни. чел. соц. Психол. Бык. 39, 1418–1427. doi: 10.1177/0146167213499186

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

Леписто, Д. А., и Пратт, М. Г. (2017). Значимая работа как реализация и оправдание На пути к двойной концептуализации. Орган. Психол. Ред. 7, 99–121. doi: 10.1177/2041386616630039

CrossRef Full Text | Google Scholar

Липс-Вирсма, М. (2002). Влияние духовного «смыслообразования» на карьерное поведение. Дж. Манаг. Дев. 21, 497–520. doi: 10.1108/02621710210434638

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Липс-Вирсма, М., и Райт, С. (2012). Измерение значения развития значимой работы и проверка Комплексной шкалы значимой работы (CMWS). Групповой орган. Управление 37, 655–685. doi: 10.1177/1059601112461578

CrossRef Full Text | Google Scholar

Маниачи, М. Р., и Рогге, Р. Д. (2014). Забота о небрежности: невнимательность участников и ее влияние на исследования. Дж. Рез. Перс. 48, 61–83. doi: 10.1016/j.jrp.2013.09.008

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Марш Х.В., Хау К.-Т. и Вен З. (2004). В поисках золотых правил: прокомментируйте подходы проверки гипотез к установлению пороговых значений для индексов соответствия и опасности чрезмерного обобщения Ху и Бентлера (19). 99) выводы. Структура. Экв. Модель. 11, 320–341. doi: 10.1207/s15328007sem1103_2

CrossRef Full Text | Google Scholar

Мартела Ф. (2017). Значимость как вклад. Юг. Дж. Филос. 55, 232–256. doi: 10.1111/sjp.12217

Полный текст CrossRef | Google Scholar

Мартела Ф. и Райан Р. М. (2016a). Просоциальное поведение повышает благополучие и жизненную силу даже без контакта с бенефициаром: причинно-следственные и поведенческие доказательства. Мотив. Эмот. 40, 351–357. doi: 10.1007/s11031-016-9552-z

CrossRef Full Text | Google Scholar

Мартела Ф. и Райан Р. М. (2016b). Преимущества доброжелательности: основные психологические потребности, благодеяние и улучшение благосостояния. Дж. Перс. 84, 750–764. doi: 10.1111/jopy.12215

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

Мартела Ф., Райан Р. М. и Стегер М. Ф. (2017). Осмысленность как удовлетворение автономии, компетентности, родства и благодеяния: сравнение четырех видов удовлетворения и положительного аффекта как предикторов смысла жизни. Дж. Хэпп. Стад. 19, 1261–1282. doi: 10.1007/s10902-017-9869-7

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Мартела Ф. и Песси А. Б. (2018). Значительная работа связана с самореализацией и более широкой целью: определением ключевых аспектов значимой работы. Перед. Психол. 9:363. doi: 10.3389/fpsyg.2018.00363

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

Мейсон В. и Сури С. (2012). Проведение поведенческих исследований на Amazon Mechanical Turk. Поведение. Рез. Методы 44, 1–23. doi: 10.3758/s13428-011-0124-6

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

МакГрегор И. и Литтл Б. Р. (1998). Личные проекты, счастье и смысл: об успехах и о том, как быть собой. Дж. Перс. соц. Психол. 74, 494–512. doi: 10.1037/0022-3514.74.2.494

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

Майклсон, К. (2005). Значимая мотивация для теории мотивации труда. акад. Управление Ред. 30, 235–238. doi: 10.5465/amr.2005.16387881

CrossRef Full Text | Google Scholar

Майклсон С., Пратт М. Г., Грант А. М. и Данн С. П. (2014). Значимая работа: соединение деловой этики и организационных исследований. Дж. Автобус. Этика 121, 77–90. doi: 10.1007/s10551-013-1675-5

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Net Impact (2012). Talent Report: What Workers Want in 2012. Сан-Франциско, Калифорния: Net Impact.

Google Scholar

Оппенгеймер Д. М., Мейвис Т. и Давиденко Н. (2009). Учебные манипулятивные проверки: обнаружение удовлетворительных результатов для увеличения статистической мощности. Дж. Экспл. соц. Психол. 45, 867–872. doi: 10.1016/j.jesp.2009.03.009

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Пир Э., Брандимарт Л., Самат С. и Аквисти А. (2017). Beyond the turk: ​​альтернативные платформы для краудсорсинговых поведенческих исследований. Дж. Экспл. соц. Психол. 70, 153–163. дои: 10.1037/per0000191

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

Pink, DH (2010). Драйв: удивительная правда о том, что нас мотивирует. Эдинбург: Канонгейт.

Google Scholar

Подольный Дж. М., Хурана Р. и Хилл-Поппер М. (2005). «Пересмотр значения лидерства», в Research in Organizational Behavior , Vol. 26, ред. Р. М. Крамер и Б. М. Став (Гринвич, Коннектикут: JAI Press), 1–36.

Google Scholar

Рейс Х.Т., Шелдон К.М., Гейбл С.Л., Роско Дж. и Райан Р.М. (2000). Ежедневное благополучие: роль автономии, компетентности и связанности. чел. соц. Психол. Бык. 26, 419–435. doi: 10.1177/0146167200266002

CrossRef Full Text | Google Scholar

Робичек, К., и Вудсон, С.Дж. (2006). Профессиональная психология: использование одной из сильных сторон психологии консультирования для развития человеческой силы. Адвокат. Психол. 34, 260–275. doi: 10.1177/0011000005281321

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Ресслер, Б. (2012). Значимая работа: аргументы автономии. Ж. полит. Филос. 20, 71–93. doi: 10.1111/j.1467-9760.2011.00408.x

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

Россо Б.Д., Декас К.Х. и Вржесневски А. (2010). О смысле работы: теоретическая интеграция и обзор. Рез. Орган. Поведение 30, 91–127. doi: 10.1016/j.riob.2010.09.001

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Райан, Р. М., Бернштейн, Дж. Х., и Браун, К. В. (2010). Выходные, работа и благополучие: удовлетворение психологических потребностей и влияние дня недели на настроение, жизненный тонус и физические симптомы. Дж. Соц. клин. Психол. 29, 95–122. doi: 10.1521/jscp.2010.29.1.95

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Райан, Р. М., и Браун, К. В. (2003). Почему нам не нужна самооценка: о фундаментальных потребностях, условной любви и внимательности. Психология. Инк. 14, 71–76.

Google Scholar

Райан Р. М. и Деси Э. Л. (2000). Теория самоопределения и содействие внутренней мотивации, социальному развитию и благополучию. утра. Психол. 55, 68–78. doi: 10.1037/0003-066X.55.1.68

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

Райан, Р. М., и Деси, Э. Л. (2017). Теория самоопределения: основные психологические потребности в мотивации, развитии и благополучии. Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Guilford Press.

Google Scholar

Ryff, CD (1989). Счастье — это все или нет? Исследования значения психологического благополучия. Дж. Перс. соц. Психол. 57, 1069–1081. doi: 10.3109/09638288.2010.503835

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

Шермеллех-Энгель, К., Моосбругер, Х., и Мюллер, Х. (2003). Оценка соответствия моделей структурных уравнений: тесты значимости и описательные меры согласия. Методы психологии. Рез. Онлайн 8, 23–74.

Google Scholar

Schnell, T. (2011). Индивидуальные различия в смыслообразовании: рассмотрение разнообразия источников смысла, их плотности и разнообразия. чел. Индивид. Дифф. 51, 667–673. doi: 10.1016/j.paid.2011.06.006

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Шнелл Т., Хёге Т. и Поллет Э. (2013). Прогнозирование смысла в работе: теория, данные, последствия. Дж. Поз. Психол. 8, 543–554. doi: 10.1080/17439760.2013.830763

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Шульц П. П., Райан Р. М., Нимиец С. П., Легейт Н. и Уильямс Г. К. (2014). Внимательность, рабочий климат и удовлетворение психологических потребностей в благополучии сотрудников. Внимательность 6, 971–985. doi: 10.1007/s12671-014-0338-7

CrossRef Full Text | Google Scholar

Скроггинс, Вашингтон (2008). Предыстория и результаты опытной значимой работы: перспектива соответствия человека и работы. Дж. Автобус. Инк. 7, 68–78.

Google Scholar

Зайберт С. Э., Ван Г. и Кортрайт С. Х. (2011). Предпосылки и последствия психологического и командного расширения прав и возможностей в организациях: метааналитический обзор. Дж. Заявл. Психол. 96, 981–1003. doi: 10.1037/a0022676

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

Шек Д.Т.Л., Ма Х. и Чунг П. (1994). Значение в жизни и антиобщественное и просоциальное поведение подростков в китайском контексте. Психология 37, 211–218.

Google Scholar

Шелдон, К. М., и Нимиец, С. П. (2006). Важна не только сумма: сбалансированное удовлетворение потребностей также влияет на благополучие. Дж. Перс. соц. Психол. 91, 331–341. doi: 10.1037/0022-3514.91.2.331

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

Spreitzer, GM (1995). Психологические полномочия на рабочем месте: размеры, измерение и проверка. акад. Управление Дж. 38, 1442–1465.

Google Scholar

Spreitzer, G.M., Kizilos, M.A., and Nason, S.W. (1997). Пространственный анализ взаимосвязи между расширением психологических возможностей и удовлетворенностью эффективностью, а также напряжением. Дж. Манаг. 23, 679–704.

Google Scholar

Стегер, М. Ф., и Дик, Б. Дж. (2009). Если человек ищет смысл жизни, помогает ли он найти смысл в работе? Заяв. Психол. Здоровье и благополучие 1, 303–320. doi: 10.1111/j.1758-0854.2009.01018.x

Полный текст CrossRef | Google Scholar

Стегер, М. Ф., Дик, Б. Дж., и Даффи, Р. Д. (2012). Измерение значимой работы работой и значением инвентаря (WAMI). J. Оценка карьеры. 20, 322–337. дои: 10.1177/106

11436160

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Google Scholar

Стегер М. Ф., Фрейзер П., Оиси С. и Калер М. (2006). Опросник смысла жизни: оценка наличия и поиска смысла жизни. Дж. Адвокат. Психол. 53, 80–93. doi: 10.1080/00223891.2013.765882

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

Стегер, М. Ф., Кашдан, Т. Б., Салливан, Б. А., и Лоренц, Д. (2008). Понимание поиска смысла жизни: личность, когнитивный стиль и динамика между поиском и переживанием смысла. Дж. Перс. 76, 199–228. doi: 10.1111/j.1467-6494.2007.00484.x

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

Стиллман, Т. Ф., Баумайстер, Р. Ф., Ламберт, Н. М., Крешиони, А. В., ДеУолл, К. Н., и Финчем, Ф. Д. (2009). Один и без цели: жизнь теряет смысл после социальной изоляции. Дж. Экспл. соц. Психол. 45, 686–694. doi: 10.1016/j.jesp.2009.03.007

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

Super, D.E. (1955). Переход: от профориентации к психологическому консультированию. Дж. Адвокат. Психол. 2, 3–9. doi: 10.1037/h0041630

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Танно К., Саката К., Осава М., Онода Т., Итай К., Яэгаши Ю. и др. (2009). Связь икигай как положительного психологического фактора со смертностью от всех причин и смертностью от конкретных причин среди японцев среднего и пожилого возраста: результаты Японского совместного когортного исследования. Дж. Психосом. Рез. 67, 67–75. doi: 10.1016/j.jpsychores.2008.10.018

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

Тай, Л., и Динер, Э. (2011). Потребности и субъективное благополучие во всем мире. Дж. Перс. соц. Психол. 101, 354–365. doi: 10.1037/a0023779

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

Толстой Л. (2000). «Моя исповедь», в «Смысл жизни». 2-е изд., пер. Л. Вернер, изд. Э. Д. Клемке (Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Oxford University Press), 11–20.

Google Scholar

Ван ден Брок А., Феррис Д. Л., Чанг С.-Х. и Розен С. С. (2016). Обзор основных психологических потребностей теории самоопределения на работе. Дж. Манаг. 42, 1195–1229. doi: 10.1177/014
16632058

CrossRef Full Text | Google Scholar

Ван ден Брок, А., Ванстенкисте, М., Де Витте, Х., и Ленс, В. (2008). Объяснение отношений между характеристиками работы, выгоранием и вовлеченностью: роль удовлетворения основных психологических потребностей. Рабочий стресс 22, 277–294. doi: 10.1080/02678370802393672

CrossRef Full Text | Google Scholar

Ван ден Брок А., Ванстенкисте М., Витте Х., Соененс Б. и Ленс В. (2010). Захват автономии, компетентности и связанности на работе: построение и первоначальная проверка шкалы удовлетворения основных потребностей, связанных с работой. J. Оккупация. Орган. Психол. 83, 981–1002. doi: 10.1348/096317909X481382

CrossRef Full Text | Академия Google

Ван Тонгерен, Д. Р., Грин, Дж. Д., Дэвис, Д. Э., Хук, Дж. Н., и Халси, Т. Л. (2016). Просоциальность увеличивает смысл жизни. Дж. Поз. Психол. 11, 225–236. doi: 10.1080/17439760.2015.1048814

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Вайнштейн Н., Райан Р. М. и Деси Э. Л. (2012). «Мотивация, смысл и благополучие: перспектива самоопределения при создании и интернализации личных смыслов и жизненных целей», в The Human Quest for Mean: Theory, Research, and Applications , 2-е изд. , изд. PTP Wong (Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Routledge), 81–106.

Google Scholar

Вольф, С. (1997). Счастье и смысл: два аспекта хорошей жизни. Соц. Филос. Политика 14, 207–225. doi: 10.1017/S0265052500001734

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

Wong, PTP (1989). Личностный смысл и успешное старение. Кан. Психол. 30, 516–525. doi: 10.1037/h0079829

Полный текст CrossRef | Академия Google

Райт, Т. А., и Кропанцано, Р. (2000). Психологическое благополучие и удовлетворенность работой как предикторы эффективности работы. Дж. Оккуп. Психология здоровья. 5, 84–94. doi: 10.1037/1076-8998.5.1.84

Полный текст CrossRef | Google Scholar

Вжесневский, А. (2003). «Поиск положительного смысла в работе», в Позитивная организационная стипендия: основы новой дисциплины , изд. Дж. Э. Даттон (Сан-Франциско, Калифорния: Берретт-Келер), 296–308.

Google Scholar

Йоман, Р. (2014). Концептуализация осмысленной работы как фундаментальной потребности человека. Дж. Автобус. Этика 125, 235–251. doi: 10.1007/s10551-013-1894-9

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Самоопределение: определение, теория и примеры

Самоопределение: определение, теория и примеры

Сара Спербер
Отзыв Чики Дэвис, Массачусетс, доктор философии

Что такое самоопределение? Читайте дальше, чтобы узнать, что такое самоопределение, теорию, стоящую за ним, примеры и советы по повышению самоопределения.

*Эта страница может содержать партнерские ссылки; это означает, что мы зарабатываем на соответствующих покупках продуктов.

Почему вы делаете то, что делаете? Почему вы почистили зубы этим утром, или пошли на работу, или нажали на эту статью? Можно ли изменить свое поведение или чувствовать себя по-другому, когда вы это делаете?

Как мы узнаем ниже, в основе всего нашего поведения лежит мотивация. Даже для деятельности, которую вам не хочется делать, например, мыть посуду, когда вы устали ночью, какая-то мотивация подталкивает вас к этому (например, неприятная мысль о том, что вы проснетесь завтра с грязной посудой). Но не всякая мотивация одинакова: мы также увидим, что мотивация сложнее, чем просто ее больше или меньше. Теория самоопределения является широко признанной основой для понимания мотивации и влияния, которое различные типы мотивации могут оказывать на различные аспекты благополучия. Читайте дальше, чтобы узнать об основных принципах теории самоопределения и о том, как вести более самостоятельную жизнь.
 
 Прежде чем вы начнете, мы хотели бы сообщить вам о нашем тесте на самочувствие, который расскажет вам немного о вашем текущем уровне самочувствия. Или, если вы предприниматель, консультант или тренер, загрузите нашу электронную книгу Wellness Business Growth, чтобы получить советы экспертов, инструменты и ресурсы для быстрого развития вашего бизнеса.

Вы терапевт, тренер или предприниматель в сфере велнеса?

Получите нашу бесплатную электронную книгу, чтобы узнать, как


Экспоненциально развивать свой оздоровительный бизнес!

 ✓   Сэкономьте сотни часов времени    Зарабатывайте больше долларов быстрее  
 Повысьте доверие к себе   Представляйте высокоэффективный контент3

Что такое самоопределение? Определение

Психологи, разработавшие теорию самоопределения, определили самоопределение следующим образом: «Самоопределение означает действие с чувством выбора, воли и обязательства, и оно основано на внутренней мотивации и интегрированной внешней мотивации» (Deci & Ryan, 2010). Читайте дальше, чтобы узнать больше о теории, лежащей в основе самоопределения, в том числе о различиях между внутренней и внешней мотивацией и о том, что означает «интеграция» внешней мотивации.

О теории самоопределения

Как самоопределение связано с мотивацией?
Самомотивацию можно определить как энергию для действия (Deci, 2012). Главный вопрос, который вдохновил исследования мотивации, заключается в том, почему люди действуют или не действуют определенным образом. Более ранние психологи бихевиористской школы теоретизировали, что человеческое поведение управляется заученными ассоциациями: мы участвуем в поведении, которое мы ассоциировали с вознаграждением, и избегаем поведения, которое мы ассоциировали с отсутствием вознаграждения (Watson, 19).57). Эта теория лежит в основе того, как мы дрессируем собак и других животных: мы хвалим и награждаем то поведение, которое хотим видеть чаще.

Разработчики теории самоопределения считали, что эта бихевиористская точка зрения не учитывает сложные мысли, которые есть у людей, и которые, по их мнению, могут однозначно влиять на мотивацию определенного поведения. Кроме того, они не считали, что мотивацию следует рассматривать как «единую» концепцию, согласно которой ее либо больше, либо меньше — вместо этого они подчеркивали, что могут быть разные типы мотивации, в частности внутренняя и внешняя мотивация (Deci & Ryan, 1985). Наконец, они полагали, что тип мотивации, лежащей в основе поведения, имеет серьезные последствия для производительности и благополучия.

Теория самоопределения Деси и Райана

Психологи Эдвард Деси и Ричард Райан впервые представили теорию самоопределения (сокращенно называемую ТСД) в своей книге 1985 года «Внутренняя мотивация и самоопределение в поведении человека». Они предполагают, что существует четыре различных типа регуляции поведения или мотивации, два из которых являются автономными, а два – контролируемыми. В этой теории автономное регулирование является основой для самоопределения (Deci & Ryan, 2010). Ниже мы будем использовать пример тренировки на инструменте, чтобы проиллюстрировать различные типы мотивации.

Автономное регулирование
Автономная мотивация или регулирование относится к действию, исходя из чувства готовности, воли и выбора (Deci, 2017). Существует два типа автономной регуляции:

1. Внутренняя мотивация: делать что-то, потому что это по своей сути интересно или приятно.
Пример: Игра на музыкальном инструменте, потому что вы получаете от этого удовольствие.

2. Внутренняя внешняя мотивация: делать что-то, что изначально было мотивировано внешними факторами, но ценность которого вы теперь усвоили. В приведенном выше определении этот тип мотивации также упоминается как «интегрированная» мотивация.

Пример: Упражнение на инструменте, потому что теперь вы полностью усвоили его неотъемлемую ценность, хотя первоначально вы занимались, потому что ваши родители сказали вам об этом.

Контролируемое регулирование
Контролируемая мотивация или регулирование относится к действиям, вызванным давлением, требованием или обязательством (Deci, 2017). Также существует два типа контролируемого регулирования:

1. Внешняя мотивация: делать что-то, потому что это приводит к отдельному результату, такому как похвала.
Пример: Упражнение на музыкальном инструменте, потому что ваши родители вознаграждают вас за это.

2. Интроецированное регулирование: выполнение чего-либо, потому что вы частично усвоили внешнюю мотивацию и принуждаете себя к этому. Этот тип мотивации часто также связан с чувством вины.

Пример: Упражнение на музыкальном инструменте больше не за вознаграждение от родителей, а потому, что вы будете чувствовать себя виноватым из-за того, что не занимаетесь.

Как видно из этих примеров, как автономная, так и контролируемая мотивация могут приводить к одному и тому же поведению. Однако качество поведения и ваш опыт его выполнения могут варьироваться в зависимости от того, какой тип мотивации стоит за ним. Читайте дальше, чтобы узнать, как самоопределяемое поведение влияет на эмоции, производительность и общее самочувствие.

Видео: Эдвард Деси — Теория самоопределения

В этом видео вы можете посмотреть, как Эдвард Деси резюмирует теорию самоопределения своими словами.

Примеры самоопределения

Вот несколько примеров самоопределяемого поведения, некоторые из которых мотивированы внутренней мотивацией, а некоторые могут быть интернализованными внешними мотивами:

  • Ребенок играет с игрушками для удовольствия
  • Занимается спортом, потому что ценит пользу для здоровья
  • Отказ от курения, потому что вы цените возможность прожить долгую жизнь со своими детьми
  • Ребенок, выполняющий свои обязанности по дому, потому что понимает ценность ответственности
  • Создание искусства ради присущей ему радости полное чувство готовности

Принципы самоопределения

Теория самоопределения утверждает, что у людей есть три психологические потребности для оптимального благополучия и производительности: связанность, компетентность и автономия. Когда кто-то чувствует себя связанным с другими, компетентным и как будто он действует с чувством воли, он будет иметь автономную мотивацию или самоопределение (Deci, 2017; Deci & Ryan, 2012).

  • Связанность означает потребность в заботе и заботе о других.
  • Компетентность относится к необходимости чувствовать себя эффективным в своем поведении.
  • Автономия относится к необходимости чувствовать, что человек действует по собственной воле и самоодобрению (Vansteenkiste & Ryan, 2013).

Хотя основное внимание в этой области и в этой статье уделяется автономии, исследование показывает, что для поощрения самоопределения в себе или в других важно создать благоприятную среду, которая удовлетворяет все три вышеуказанные потребности ( Деси и Райан, 2012).

Как самоопределение может повлиять на благополучие

Так почему же важны эти различные типы мотивации или регулирования? Если вы в конечном итоге будете вести себя одинаково, имеет ли значение, что их мотивирует? Что ж, ваш собственный опыт может подсказать вам, что тип вашей мотивации может влиять на то, как вы себя чувствуете, когда совершаете какое-либо поведение. В приведенных выше примерах игры на инструменте, как ваш опыт может отличаться в зависимости от типа мотивации, лежащей в основе вашей практики?

Исследования, связанные с теорией самоопределения, показали, что автономное регулирование связано с более высоким общим благополучием. «То поведение, которое более самоопределимо и менее контролируемо, связано с более сильным чувством личной приверженности, большей настойчивостью, более позитивными чувствами, более качественной работой и лучшим психическим здоровьем» (Deci & Ryan, 2000). Исследования показали, что автономная мотивация также связана с большей креативностью и улучшенным решением проблем (Deci, 2012).

Имея это в виду, было бы полезно узнать, как увеличить количество автономных регуляций в своей жизни. Для этого вы можете работать над созданием благоприятной среды для себя на основе вышеупомянутых принципов связанности, компетентности и автономии. Читайте дальше, чтобы узнать несколько советов, как жить более самостоятельной жизнью.

Видео: продвижение мотивации, здоровья и совершенства от соучредителя теории самоопределения

В видео ниже вы можете посмотреть, как Эд Деси рассказывает о некоторых исследованиях, связанных с теорией самоопределения, мотивацией и благополучием.

Навыки самоопределения

Многие исследователи изучают теорию самоопределения из-за заинтересованности в том, чтобы мотивировать других делать что-то, например, для повышения производительности на работе или для поощрения определенного поведения в отношении здоровья. Тем не менее, возможно, вы читаете эту статью, потому что заинтересованы в повышении собственного чувства самоопределения. Итак, исходя из вышеизложенных принципов, каковы некоторые способы взращивания самоопределения?

Родство
Быть самостоятельным не значит быть полностью самостоятельным. Основываясь на теории, представленной выше, нам нужно чувствовать связь с другими, чтобы процветать. Так как же знание этой психологической потребности может помочь нам стать более самостоятельными? Подумайте о поведении, которым вы хотели бы заниматься чаще, например, о физических упражнениях. Есть ли в вашей жизни люди, которые ценят такое поведение? Если да, то можете ли вы связаться с ними по этому поводу? Если нет, то как вы могли бы найти новое сообщество, которое ценит такое поведение, например, на групповом занятии по фитнесу, в тренажерном зале или даже в онлайн-сообществе? Чувство, что вы являетесь частью сообщества, может помочь увеличить чувство ценности, которое вы испытываете при определенном поведении.

Компетентность
Может показаться трудным изменить ваше ощущение компетентности или эффективности при определенных действиях. Возможно, вы не чувствуете себя особенно «эффективным», когда делаете что-то вроде своей работы с 9 до 5. Однако исследования показали, что подлинная положительная обратная связь (не просто мотивированная желанием улучшить работу) может улучшить самоопределение (Deci & Ryan, 2012). Если вы не получаете такого рода обратную связь из внешнего источника, как вы можете дать ее себе? Например, периодически в течение дня вы можете делать паузы, чтобы подумать, чего вы достигли или сделали хорошо за последний час. Мы склонны сосредотачиваться на негативе и игнорировать или игнорировать позитив, поэтому сознательное усилие, направленное на замечание позитива, может иметь большое значение для повышения вашего чувства компетентности.

Как насчет занятий, в которых вы совсем новичок? Например, допустим, вы хотите выучить новый язык. Будучи новичком, вы не сразу станете экспертом. Однако компетентность также влечет за собой чувство способности достичь своих целей — как вы можете настроиться на то, что вы можете достичь этой цели? Возможно, это включает в себя ежедневную языковую практику, работу с учителем, который может привлечь вас к ответственности, или постановку конкретной цели (например, выучить определенное количество новых слов к определенной дате). Это тонкое изменение мышления может помочь повысить ваше чувство компетентности и, в свою очередь, ваше самоопределение.

Самостоятельность
Есть ли какие-то действия, которые вы регулярно делаете, но которые вам не нравятся? Хотя автономная мотивация может проистекать из простого удовольствия от деятельности, это не обязательно. Как мы видели из приведенной выше теории, можно интернализировать внешнюю мотивацию. Один из способов сделать это — привести деятельность в соответствие с вашими глубочайшими ценностями. Выяснить ценности, лежащие в основе определенного поведения, может быть полезно, постоянно спрашивая себя, почему вы хотите делать это. Если вы зададите себе эти вопросы, это может выглядеть примерно так:

В: Почему я занимаюсь спортом?
А: Потому что я хочу привести себя в форму.
В: Почему я хочу привести себя в форму?
А: Чтобы я чувствовал себя сильным и здоровым.
В: Почему я хочу чувствовать себя сильным и здоровым?
A: Чтобы я мог максимизировать удовольствие от жизни.

Как видите, иногда вашего первого «почему» может быть недостаточно, чтобы полностью соединиться с вашими глубочайшими ценностями. Продолжая задаваться вопросом, почему вещи важны для вас, вы можете обнаружить ценности, которые действительно движут вашей мотивацией, усвоить эти ценности и создать большее чувство автономии в своей жизни.

Другие статьи, связанные с мотивацией и постановкой целей

Вот несколько дополнительных статей, которые могут помочь вам узнать больше о мотивации и о том, как достичь своих целей.

  • ​Самореализация: определение, потребности, примеры и советы
  • Как проявить что-либо (проявить любовь, деньги или что-то еще)​
  • Принятие мер: 8 ключевых шагов для воплощения вашей мечты

Последние мысли о самоопределении

Каждый день вы делаете множество вещей, и все эти действия требуют какой-то мотивации. Хотя некоторые вещи в жизни неизбежно будут мотивированы извне, вы можете повысить уровень внутренней или автономной мотивации в своей жизни, изучив теорию и приведенные выше советы. Повышение вашей автономии является основой для самоопределения, а самоопределение может, в свою очередь, улучшить вашу продуктивность, настроение и общее самочувствие.

Не забудьте получить нашу бесплатную электронную книгу, чтобы узнать, как


Экспоненциально развивать свой оздоровительный бизнес!

Каталожные номера

  • ​Deci, EL (2012, август). Продвижение мотивации, здоровья и совершенства: Эд Деси на TEDxFlourCity. Конференции ТЭД.
  • Деси, Э. Л. (2017, октябрь). Эдвард Деси — Теория самоопределения. Видеоантология мозговых волн
  • Деси, Э.Л., Райан, Р.М. (1985). Внутренняя мотивация и самоопределение в поведении человека. США: Спрингер США.
  • Деси, Э.Л., и Райан, Р.М. (2000). «Что» и «почему» достижения цели: потребности человека и самоопределение поведения. Психологический анализ, 11 (4), 227–268.
  • Деси, Э. Л., и Райан, Р. М. (2010). Определение. Энциклопедия психологии Корсини, 1-2.
  • Деси, Э. Л., и Райан, Р. М. (2012). Теория самоопределения. В P. A. Van Lange, A. W. Kruglanski, & ET Higgins Handbook of Theory of Social Psychology: Volume 1 (Том 1, стр. 416–437), SAGE Publications Ltd, https://www.doi.org/10.4135/9.781446249215.n21
  • Ванстенкисте, М., и Райан, Р. М. (2013). О психологическом росте и уязвимости: удовлетворение основных психологических потребностей и разочарование потребностей как объединяющий принцип. Journal of Psychotherapy Integration, 23(3), 263.
  • Watson, JB (1957). Бихевиоризм. Соединенное Королевство: Университетское издательство.

Вы терапевт, тренер или предприниматель в сфере велнеса?

Получите нашу бесплатную электронную книгу, чтобы узнать, как быстро развивать свой оздоровительный бизнес!

Key Articles:

  • Happiness​
  • Well-Being
  • Emotions
  • Stress Management
  • Self-Confidence
  • Self-Care
  • Manifestation
  • ​All Articles. ..

Content Packages :

  • All-Access Pass​
  • Пакеты контента PLR
  • Курсы PLR​

Теория самоопределения — Лаборатория принятия решений

Основная идея

Теория и практика

TDL — это консультационная компания по прикладным исследованиям. В своей работе мы используем знания из различных областей — от психологии и экономики до машинного обучения и поведенческих данных — для поиска целенаправленных решений сложных проблем.

Наши консультационные услуги

Цели определяют нашу жизнь. Мы все хотим добиться успеха, и обычно мы точно понимаем, что нам нужно для этого сделать. Но, хотя мы просыпаемся каждый день с вещами, которых хотим достичь, мы часто не пытаемся их достичь. Почему это так?

Иногда у нас просто нет мотивации. В мире, где движут цели, неудачи такого рода могут сбивать с толку. Почему твой друг мог взять гитару за несколько недель, а твоя гитара так и пылится? Почему они смогли найти мотивацию для занятий, а вы – нет? Это не просто индивидуальная проблема. Во всем мире учителя, тренеры, менеджеры, родители и наставники безрезультатно пытаются мотивировать других.

Чтобы мотивировать себя, мы часто полагаемся на внешние награды. Использование денег, оценок или чужих суждений может стимулировать изменение поведения, но, как правило, оно непродолжительно и не приносит психологической пользы. С другой стороны, люди столь же часто совершают поступки без внешних мотиваторов, движимые личным интересом, любопытством или внутренними ценностями. Эта мотивация облегчает достижение наших целей, поскольку нам не нужно вставать с дивана, чтобы работать над тем, что нас интересует. Можно ли использовать присущую человеку мотивацию, чтобы подтолкнуть нас к достижению наших целей?

Теория самоопределения (СДТ) — это всеобъемлющая теория мотивации, которая объясняет, почему мы чувствуем внутреннюю мотивацию к действию. SDT рассматривает людей как активных агентов, постоянно растущих и стремящихся в своих социальных границах. Согласно этой теории, наша социальная и культурная среда может способствовать созданию различных мотивационных сред, которые могут либо способствовать, либо препятствовать нашей внутренней мотивации. Однако в разных средах теория утверждает, что мы в основе своей мотивированы тремя вещами:

  1. Автономия: Потребность чувствовать, что человек согласен со своим поведением и контролирует его.
  2. Родственность: Потребность чувствовать значимую связь с другими.
  3. Компетентность: потребность чувствовать, что человек делает что-то хорошо или может улучшить свои способности.

По сути, человек будет чувствовать внутреннюю мотивацию для достижения цели, если она поддерживает автономию человека, демонстрирует ощутимые улучшения с течением времени или укрепляет межличностные отношения 1 . В совокупности достижение этих трех мотивов подталкивает нас к личностному росту и достижению цели, но таким образом, который длится и повышает благополучие. Кроме того, если наше окружение мешает этим трем фундаментальным потребностям, последуют психологические проблемы. По сути, теория предполагает, что мы можем легче достигать наших целей, создавая собственную среду и структуры целей для удовлетворения наших трех основных потребностей.

Почему мы делаем то, что делаем?

Теория и практика

TDL — это консультационная компания по прикладным исследованиям. В своей работе мы используем знания из различных областей — от психологии и экономики до машинного обучения и поведенческих данных — для поиска целенаправленных решений сложных проблем.

Наши консультационные услуги

Ключевые термины

Внутренняя мотивация: Мотивация, возникающая в результате выполнения действия ради самого действия, например удовольствия или интереса. По сути, выполнение поведения само по себе является наградой.

Внешняя мотивация: Мотивация, исходящая от внешних сил. Некоторые примеры включают финансовое вознаграждение, похвалу или избежание наказания.

Автономия: Потребность чувствовать и действовать в гармонии с собой. Важно отметить, что автономия в SDT определяется способностью человека делать то, что он хочет, а не быть «одиноким волком» или полностью независимым от других.

История

В 1977 году в Рочестерском университете пути двух маловероятных молодых ученых случайно пересеклись. Несмотря на то, что они сразу нашли общий язык, дуэт понятия не имел, как их совместный вклад перевернет наше понимание психологии мотивации, а также самого человеческого опыта.

Эдвард Деси, профессор экспериментальной психологии в университете, был чем-то вроде бунтаря в академических кругах. Деси обучался бихевиоризму, преобладавшему тогда мнению, что самый эффективный способ заставить людей что-то делать — это вознаграждать их после того, как они вели себя предпочтительно. Конечно, в некоторых случаях это срабатывало, но Деси, увлеченный мотивацией, считал, что это неадекватная модель. В 1971 году Деси решил доказать это в своем знаменитом эксперименте с кубом SOMA.

В этом эксперименте Деси раздал двум группам забавную математическую головоломку под названием «куб СОМА». Одной группе заплатили за решение головоломки, а другой группе не заплатили. Когда они собирали головоломку, Деси говорил, что ему нужно выйти на несколько минут и что участник должен развлекаться, пока он не вернется. В качестве развлечения участники могли почитать журналы или вернуться к головоломке SOMA. Тайно записывая участников, Деси заметил, что участники, которым платили за решение головоломки, как правило, просматривали журналы в свободное время, тогда как те, кому не платили, возвращались к головоломке-кубику SOMA. Этот простой эксперимент, бросающий вызов бихевиоризму, показал, что вознаграждение на самом деле может дестимулировать поведение.

Несмотря на впечатляющие результаты своего эксперимента, Деси остался изгоем. Очень немногие ученые разделяли взгляды Деси на мотивацию, и он уже нажил себе много академических врагов в бихевиористском сообществе. Затем однажды Деси столкнулся с Ричардом Райаном в кампусе Рочестерского университета, и его восприятие изменилось. Райан, имевший философское образование и недавно поступивший в аспирантуру по клинической психологии в университете, также был очарован мотивацией. Его особенно интересовала экспериментальная проверка клинических решений психологических проблем, основанных на мотивации, и противодействие бихевиористскому повествованию о структуре вознаграждения.

Хорошо сработавшись, они решили отправиться в многолетнее экспериментальное путешествие, кульминацией которого в 1985 году стала работа Внутренняя мотивация и самоопределение в поведении человека, , в которой также были изложены основные принципы теории самоопределения. как гора доказательств, которые они приобрели, чтобы поддержать это. По сути, исследования позволили составить всеобъемлющее представление о человеческой мотивации, в котором изложено, почему люди делают то, что они делают, и как это стремление связано с благополучием 9. 0138 2,3 .

Последствия

Сегодня теория самоопределения доминирует в области мотивационной психологии. Ее практикуют по всему миру, и эта область только расширяется 4. Что касается не-неврологических психологических теорий, теория самодетерминации является одной из самых близких к «истине» из-за существенных доказательств, которые были накоплены. за столь короткий срок.

Одной из наиболее отличительных особенностей теории самоопределения является ее широкая применимость: раннее образование, организационная психология, пользовательский опыт, медицинские вмешательства, воспитание детей, близкие отношения, мотивационная психотерапия и смягчение нездорового поведения — все выиграли от ее применения 5 . В этих дисциплинах, когда автономия, связанность и компетентность учитываются в окружающей среде, мы видим улучшение самочувствия, принятия решений и внутренней мотивации.

Широко распространенная теория самоопределения, по-видимому, усиливает «фундаментальный» аспект трех фундаментальных потребностей. Действительно, эта теория дает представление о важных экзистенциальных вопросах: в чем смысл нашей жизни? Почему мы делаем то, что делаем? Что делает нас счастливыми?

В течение многих лет философы ломали голову над этими гигантскими вопросами, каждый из которых приводил свои убедительные логические доводы. Однако теория самоопределения выделяется среди этих философских подходов, поскольку решает эти вопросы как гуманистически, так и научно. Соединяя воедино убедительное с научной точки зрения повествование, которое признает наши основные внутренние побуждения и уникальную среду, которая может влиять на индивидуальный смысл, счастье и мотивацию, растущая область теории самоопределения может помочь решить большие индивидуальные и экзистенциальные вопросы. Возможно, с пониманием теории самоопределения в заднем кармане вы вскоре сможете найти ответы на свои.

Противоречия

Хотя теория самоопределения убедительна и хорошо обоснована, она определенно не идеальна. Будучи одновременно новой и хорошо изученной теорией, формальной критики теории не накопилось. Тем не менее, мы можем сделать вывод из самой теории о некоторых потенциальных проблемах.

Хотя доказательства, кажется, подтверждают три основных мотива, трудно определить, являются ли эти три мотива исчерпывающими. В конце концов, многие теории основных психологических мотивов утверждают, что они открыли ключ к тому, что движет людьми. Конкуренты включают иерархию потребностей Маслоу, психогенные потребности Мюррея, 6  16 Теория основных желаний, 7  и многое другое. Хотя ни один из них не имеет такого же уровня доказательств, кажется разумным предположить, что в будущем могут быть обнаружены столь же веские мотивы.

Есть еще вопрос автономности. Если автономия означает освобождение людей от дедлайнов, оценок и всего остального, что они не хотят делать, как мы будем решать трудные задачи? Мы знаем, что предоставление слишком большого выбора может ошеломить нас, и мы также знаем, что автономные интересы людей не всегда совместимы с более широким развитием общества. Например, если вы внутренне мотивированы тренироваться и ничего не любите больше, чем проводить дни в тренажерном зале, это здорово! Но как ваши ежедневные тренировки улучшают самочувствие других? Иногда, чтобы развиваться как коллектив, нам всем приходится делать то, что нам не нравится. Хотя освобождение людей от принуждения приносит пользу лично нам, это может быть не лучшим вариантом для общества.

В целом, теория самоопределения весьма многообещающа из-за минимума критики и противоречий, а также сотен исследований, демонстрирующих ее практичность. Однако на его относительно молодом этапе, безусловно, есть место для роста, развития или сглаживания любых философских или предписывающих вопросов, с которыми он может столкнуться. Как только это произойдет, теория самоопределения может оказаться основой психологического канона.

Связанный контент TDL

Covid-19или: Как я научился перестать беспокоиться и полюбил вирус (не совсем так)

В этой проницательной статье управляющий директор TDL Секул Крастев предлагает ценный взгляд на глобальную пандемию и на то, как беспрецедентный кризис может помочь нам стать более самостоятельными. сознательные и ответственные граждане мира. Касаясь теории самоопределения, Секул анализирует, как онлайн-среда может изменить наши взгляды на социальные иерархии вокруг нас.

Эффект ИКЕА

Вы, наверное, уже делали мебель ИКЕА. Изучив загадочное руководство по эксплуатации на шведском языке и найдя нужные винты, вы почувствовали теплое чувство гордости, зная, что построили свой собственный диван. Несмотря на то, что это простой дешевый диван, он кажется вам особенно ценным. Почему это так? Узнайте больше здесь, если вы хотите узнать больше о том, как наше стремление к компетентности способствует этому явлению.

Источники

  1. CSDT. (н.д.). Теория . selfdeterminationtheory.org. https://selfdeterminationtheory.org/the-theory/.
  2. McCally, K. (nd). Самоопределение . Рочестерский обзор: Рочестерский университет. https://www.rochester.edu/pr/Review/V72N6/0401_feature1.html.
  3. О’Хара, Д. (2017, 18 декабря). Внутренняя мотивация Ричарда Райана и Эдварда Деси . Американская психологическая ассоциация. https://www.apa.org/members/content/intrinsic-motivation.
  4. См. 2.
  5. См. 1.
  6. Murray, H. A. (2007). Переменные личности. Исследования личности , 142–242. https://doi.org/10.1093/acprof:oso/9780195305067.003.0003
  7. Рейсс, С. (2000). Кто я? 16 основных желаний, которые мотивируют наши действия и определяют нашу личность (2000).  Тарчер/Патнэм.

Что такое теория самоопределения? — University XP

Что такое теория самоопределения?

Очень важно, чтобы у ваших игроков была автономия в игре. Им нужно знать, что у них есть свобода воли и возможность что-то сделать. Также важно, чтобы они чувствовали себя компетентными. Игроки должны знать, что у них есть разумные шансы на успех при совершении действий в игре. Точно так же игроки должны чувствовать, что их действия связаны с другими эффектами в игре. Это включает в себя окружающую среду, персонажей и других игроков.

Автономия, компетентность и родственность — три аспекта теории самоопределения. Применение этой теории дает игрокам возможность преуспеть и вовлечься в вашу игру. Они также важны для обучения, инструктажа и применения игрового обучения.

В этой статье будет представлен обзор теории самоопределения и того, как три потребности автономии, компетентности и связанности влияют на мотивацию игроков. Будет обсуждаться внутренняя и внешняя мотивация в дополнение к тому, как петли обратной связи влияют на опыт игрока. Теория самоопределения в ее применении как к играм, так и к обучению на основе игр будет разделяться. Также будут обсуждаться приложения теории самоопределения вне игр и обучения.

Что такое теория самоопределения?

Теория самоопределения позволяет нам лучше понять человеческую мотивацию. Теория самоопределения касается врожденного роста людей и тенденций к определенным психологическим потребностям.

Эти психологические потребности (автономия, компетентность и связанность) как влияют, так и воздействуют на внутреннюю и внешнюю мотивацию людей. В свою очередь, эта мотивация определяет, как люди развиваются и меняются в когнитивном и социальном плане.

На самом базовом уровне теория самоопределения касается врожденных психологических потребностей людей. Мы можем использовать наше понимание теории самоопределения для создания и разработки игр; применять игровое обучение; и лучше структурировать учебные материалы для более эффективного обучения и взаимодействия.

Три потребности теории самоопределения

Теория самоопределения — это, в конечном счете, теория о том, что движет и мотивирует людей. В частности, как они мотивированы расти и изменяться через аспекты трех врожденных и универсальных психологических потребностей.

Первая потребность — автономность. Автономия – это способность принимать решения под собственным руководством и волей. Автономность связана с чувством контроля и свободы действий в отношении того, что мы можем сделать.

Второй потребностью является компетентность. Компетентность связана с нашей потребностью воспринимать собственное поведение как успешное действие. В частности, как мы взаимодействуем и реализуем нашу волю. Если мы выбираем что-то делать, мы хотим быть в состоянии преуспеть в этом.

Третья и последняя основная потребность — это родство. Связанность — это наша потребность взаимодействовать, общаться и испытывать отношения с другими. Связанность в игре — это то, как наши взаимодействия связаны и влияют на других персонажей и окружение в игре. В обучении связанность связана с нашими отношениями с другими учащимися.

Автономия, компетентность и привязанность составляют три врожденные потребности, которые создают и поддерживают автономную мотивацию. В свою очередь, индивидуальная мотивация используется посредством обучения, образования и обучения на основе игр.

Теория мотивации и самоопределения

Теория самоопределения применяется для лучшего понимания компонентов, составляющих мотивацию игроков и учащихся. В частности, мы обращаемся к теории самоопределения, чтобы распознать виды мотивов, которые подпитывают внутренние решения. Это решения, принимаемые людьми, стремящимися к самосовершенствованию. Это также объясняет, почему учащиеся с автономной мотивацией преуспевают, когда преподаватели могут поддерживать их автономию, компетентность и привязанность.

Однако в основе теории самоопределения лежит предположение, что учащиеся и игроки ориентированы на рост. Что они стремятся улучшить себя, свой статус и свое положение с помощью действий, которые они могут предпринять. Хотя так будет не у всех. Придет время, когда учащиеся будут двигаться внутренне через внутреннюю мотивацию и извне через внешнюю мотивацию.

Когда люди внутренне мотивированы, они участвуют в деятельности, потому что находят ее интересной и приятной. И наоборот, внешняя мотивация обусловлена ​​их желанием получить какое-то внешнее вознаграждение (например, деньги, славу или статус) или избежать какого-либо наказания.

Легко говорить о различиях между внутренней и внешней мотивацией. Но также важно различать тот факт, что то, что движет большинством людей, не полностью основано на том или ином. Человеческая мотивация на самом деле представляет собой сложный процесс принятия решений, принимаемых на индивидуальном уровне, который не управляется исключительно внутренними или внешними силами.

Возможна мотивация как внутренними, так и внешними факторами. Тем не менее, дизайнеры и преподаватели должны быть осторожны, так как чрезмерная компенсация одного типа поведения может иметь негативные последствия. В частности, когда речь идет о какой-то внешней компенсации (деньгах), которая дается за то, что уже приносит пользу (игра в игры). Часто этот тип сверхкомпенсации приводит к снижению внутренней мотивации (заставляя деятельность казаться рутиной).

Внутренняя мотивация и теория самоопределения

Внутренняя мотивация является отличительной чертой теории самоопределения. Это также основной тип мотивации, к которому стремятся разработчики игр. Точно так же педагоги обращаются к внутренней мотивации как к способу поощрения желания учащихся учиться. Проще говоря, внутренняя мотивация заключается в том, чтобы делать что-то ради самого себя.

Это не означает, что учащиеся и игроки не могут быть мотивированы другими способами. Скорее, внутренняя мотивация основана на внутренних драйверах. Эти факторы также влияют и влияют на другие факторы, такие как вознаграждение, межличностный контроль и социальный контекст, побуждающие людей продолжать играть и участвовать.

Внутренняя мотивация в играх также находит применение в реальном мире, например помогает игрокам испытывать меньше беспокойства. Внутренняя мотивация также имеет дополнительное преимущество, побуждая игроков и учащихся оставаться вовлеченными в игру, чтобы «освоить» игру, продолжая прогрессировать, несмотря на трудности.

Внешняя мотивация и теория самоопределения                      

Внешняя мотивация противоположна внутренней мотивации. Этот тип мотивации обусловлен внешним вознаграждением, достижением внешней цели или избеганием какого-либо внешнего наказания. Лучшие примеры этого включают работу только за деньги; участие в конкурсе только ради приза; или делать работу по дому, чтобы избежать выговора.

Независимо от результата, внешняя мотивация в основном связана с тем, как внешние влияния (силы вне отдельного игрока) влияют на их решения. Из-за игровых «магических кругов» внутренне мотивирующий выбор обычно ограничивается игровыми действиями. Однако действия, на которые влияет внешняя мотивация, увеличиваются, когда игры и геймификация находят применение в реальных обстоятельствах.

Эти внешние мотиваторы могут быть как серьезными, как финансовая компенсация, так и безобидными, как трофеи. Независимо от вознаграждения, результатом является то, что люди, которые мотивированы извне, руководствуются потребностью достичь этих внешних результатов.

Теория автономии и самоопределения

Автономия и самоопределение — это то, как люди могут успешно взаимодействовать с игрой, курсом, уроком или содержанием. Это особенно важно и актуально для образования, поскольку оно связано с самоопределением учащихся.

Автономная мотивация проистекает из внутренних источников. Вот почему мы продолжаем играть в игры, которые находим очень увлекательными и дополняющими. Мы чувствуем, что у нас есть выбор, свобода действий и контроль над игрой. Таким образом, мы продолжаем играть и взаимодействовать, чтобы действовать в соответствии с этими решениями.

Вот почему игрушки часто становятся одной из первых игрушек детей. Игрушки представляют собой компоненты, которые мы можем контролировать. Этот уровень контроля реализует нашу автономию. Точно так же игры включают в себя компоненты, которые дают нам такое же чувство свободы действий и контроля над различными аспектами игры. В свою очередь, это подпитывает нашу готовность продолжать играть.

Вот почему автономия имеет решающее значение для обучающих игр, игрового обучения и серьезных игр. Игры поддерживают автономию игроков, чтобы они оставались привлекательными. Автономия в образовательных учреждениях учащихся с возможностью выбирать, что и как они хотят изучать.

Теория компетентности и самоопределения

Автономия предоставляет игрокам и учащимся свободу действий в играх и обучении. Компетентность, в свою очередь, строится на этой структуре принятия решений, делая игроков успешными в этих индивидуальных действиях. Вот почему удобный и интуитивно понятный интерфейс для игр помогает игроку реализовать эту свободу действий. Надежность и высокая вовлеченность интерфейса делают представление задач более привлекательным для игроков. В свою очередь, взаимодействие игроков, основанное на этих проблемах, обеспечивает активную петлю обратной связи для продолжения игры.

Этот уровень компетентности, ощущаемый игроками, может быть увеличен гейм-дизайнерами. Они могут изменять или формировать, формировать и структурировать игровые компоненты и игровую механику таким образом, чтобы игровой процесс казался более естественным. Делая это, игроки вовлекаются и думают меньше о структуре игры и больше об игре, вызове и своей собственной компетентности в результате взаимодействия.

Настольные игры также предоставляют игрокам структуру, позволяющую поддерживать свою компетентность, действуя в рамках определенного набора правил. Правила создают структуру, которая определяет, что игроки могут делать и чего они не могут делать в игре. Игроки, которые успешно достигают целей в рамках этого набора правил, определяют и создают свои собственные компетенции.

Теория родственности и самоопределения

Наконец, родственность — это последний тип потребности, рассматриваемый в теории самодетерминации. Связанность относится к необходимости взаимодействовать и связываться с другими через состояние вовлеченности. Это означает создание значимых отношений и взаимодействий с другими людьми (то есть с игроками или учащимися), а также с аватарами, неигровыми персонажами и другими персонажами в игре.

Точно так же гейм-дизайнеры могут включать в игры чувство родства, создавая возможности для игроков, чтобы они могли взаимодействовать и общаться друг с другом. Такие возможности предоставляют игрокам связи и пути, связывающие их собственный опыт с таким же или подобным опытом других игроков.

Автономия и компетентность невероятно важны для применения теории самоопределения. Тем не менее, педагоги и дизайнеры не должны игнорировать родство. Вместо этого создатели могут реализовать связанность, создавая структуры для взаимодействия с другими. Для курсов это может включать создание неформальных «групп» среди студентов, таких как учебные группы. Для геймеров это также включает онлайн-сообщества через социальные сети MMORPG, а также созданные на других платформах, таких как Discord. Эти приложения создают структуру для связи и родства посредством построения отношений и сообщества.

Циклы обратной связи

На теорию самоопределения влияет тип взаимодействия игроков и учащихся с содержанием. Это взаимодействие часто происходит в форме цикла обратной связи. Эти циклы могут быть очень привлекательными и увлекательными, особенно для мобильных игр.

Когда игроки участвуют в основном цикле игры, они получают обратную связь в зависимости от своих действий. Эти действия повторно задействуют цикл и помогают игроку взаимодействовать с игрой. Это участие поддерживает их собственное самоопределение и подчеркивает их внутреннюю мотивацию.

Помните: теория самоопределения основана на предположении, что люди стремятся к самосовершенствованию. Теория самоопределения поддерживает эту предпосылку, предлагая игрокам возможность «овладеть» игрой путем постепенного повышения компетентности.

Стремление игроков к совершенствованию этих игр часто приводит их в состояние потока. Состояние потока — это состояние когнитивного погружения игроков. Они настолько увлечены задачей, что другие приоритеты игнорируются, пока они стремятся к «мастерству».

Состояние потока очень ценится в игровом дизайне. Трудно создавать и развивать надежно. Тем не менее, как концепция коммерческих развлекательных игр и игрового обучения, она невероятно полезна для максимального вовлечения и мотивации игроков.

Теория игр и самоопределения

Теория самоопределения тесно связана с играми и игровым процессом. Это связано с тем, что игроки внутренне мотивированы играть в игры из-за их способности совершенствовать и улучшать свою игру посредством постоянного участия. Эту концепцию можно применить к большинству игр. Однако приложения внутренней мотивации и самоопределения находят наибольшую привлекательность в цифровых и компьютерных играх.

Это связано с тем, что игроки в цифровых играх часто получают поддержку в своих потребностях в автономии и компетентности в зависимости от того, как они взаимодействуют и участвуют в игре. Мы можем увидеть это наиболее ярко в аспекте «аватара» видеоигры или персонажа, которого мы представляем на экране. Они могут быть такими же безобидными, как Link из Legend of Zelda или как детализированная модель в Grand Theft Auto, Tomb Raider или Crysis.

Причина, по которой эти аватары так привлекательны для игроков, заключается в том, что мы можем воспринимать игру через них как через посредство, а не через самих себя. Делая это, мы используем эти аватары как личности, которые позволяют нам играть в игру, а не просто взаимодействовать с отдельными игровыми механиками.

Мы рассматриваем наши аватары как часть пользовательского интерфейса игры. Это приводит к тому, что мы больше не распознаем отдельные структуры игры; но вместо этого воспринимайте это как опыт, которым мы хотим овладеть посредством нашего собственного совершенствования. Благодаря этому процессу мы испытываем радость, веселье и удовлетворение.

Обучение на основе игр и теория самоопределения

Теория самоопределения также имеет корни в обучении на основе игр, несмотря на то, что обучающие игры часто имеют плохую репутацию как обеспечивающие поверхностный и часто лишенный воображения опыт.

Теория самоопределения часто основывается на игровой механике. В частности, как действия в игре могут поддерживать автономию, компетентность и связанность игроков. Серьезные гейм-дизайнеры могут создавать игры, отвечающие этим трем потребностям, структурируя игровую механику так, чтобы поддерживать не только пользовательский опыт, но и результаты обучения.

Хотя это и не разработано специально как обучающая игра; настольная игра «Эволюция » активно интерпретирует развитие и усвоение черт животными как способ добиться успеха и выжить в меняющемся мире. Эти изменения и адаптация имитируют биологический эволюционный процесс.

Другие обучающие игры могут извлечь из этого выгоду, тесно связав игровую механику, динамику и циклы обратной связи с приложениями для обучения вне игры. Тем не менее, также важно отметить, что разработчики обучающихся игр должны создавать игровой опыт, который по-прежнему поддерживает три потребности теории самоопределения, чтобы удерживать учащихся вовлеченными и играющими. Поэтому связь игровой механики с результатами обучения должна сопровождаться отличным дизайном, поддерживающим внутреннюю мотивацию.

Применение теории самоопределения

Теория самоопределения имеет роли и приложения помимо игр и обучения на основе игр. Теория самоопределения может сыграть важную роль в том, как люди функционируют в своей повседневной жизни. Это связано с тем, что на теорию самоопределения влияют люди, которые заинтересованы в росте и развитии.

Теория самоопределения может быть более тесно связана с весельем и развлечением, если учащиеся смогут связать свои индивидуальные действия со своими потребностями, интересами, целями и способностями. И преподаватели, и серьезные гейм-дизайнеры могут максимизировать участие учащихся в обучении на основе игр, тесно связывая результаты обучения с игровой механикой. Также помогает, если учащиеся могут видеть (через свои действия), как их автономия и компетентность, продемонстрированные в игре, помогают достичь определенного результата. Чем теснее этот результат связан с действиями, которые они могут предпринять в игре, тем лучше.

Создавать игры уже сложно; тем более при разработке обучающих игр. Дизайнеры могут лучше всего поддерживать отдельные действия в игре через основной цикл, в котором приоритет отдается потребностям игроков: автономии, компетентности и связанности. В свою очередь, преподаватели могут лучше всего поддерживать результаты учащихся, связывая эти действия основного цикла игры с результатами обучения учащихся.

Непройденная игра никому не поможет. Благодаря сотрудничеству дизайнеров игр и преподавателей мы можем создавать более увлекательные и интуитивно понятные игры, которые помогают учащимся достигать результатов обучения.

Выводы

Эта статья посвящена теории самоопределения и ее трем потребностям: автономии, компетентности и связанности. Поддержка этих трех потребностей создает у игроков мотивацию к участию и успеху в игре. Мотивация, которая исходит из внутреннего стремления человека к совершенствованию, называется внутренней мотивацией. Мотивация, возникающая извне и основанная на желании достичь таких результатов, как богатство, статус или слава, называется внешней мотивацией. Автономия в теории самоопределения касается свободы действий индивидов в игре. Точно так же компетентность — это их способность добиваться успеха в своих действиях, тогда как связанность — это то, как их действия связаны в игре и с другими игроками, играющими в игру. Цикл обратной связи в игре поддерживает мотивацию человека с помощью теории самоопределения. Теория самоопределения целостна и может применяться в играх; игровое обучение; и приложения вне обучения и развития.

Эта статья была о теории самоопределения. Чтобы узнать больше о геймификации, ознакомьтесь с бесплатным курсом «Объяснение геймификации».

Дэйв Энг, EdD

Управляющий партнер

[email protected]

www.universityxp.com

Ссылки

, C.2 Ackerman 90,002

. Теория мотивации самоопределения: почему важна внутренняя мотивация. PositivePsychology.com. Получено 4 февраля 2021 г. с https://positivepsychology.com/self-determination-theory/ 9.0003

Казали, Э. (2020, 15 ноября). Теория самоопределения: АВТОНОМИЯ, Связанность, Компетентность. Получено 5 февраля 2021 г. с https://intenseminimalism.com/2014/self-determination-theory-autonomy-relatedness-competence/

Deci, EL, & Ryan, RM (2012). Теория самоопределения. В PAM Van Lange, AW Kruglanski и ET Higgins (Eds.), Справочник по теориям социальной психологии (стр. 416–436). Sage Publications Ltd. Получено 4 февраля 2021 г. с

9.0004 https://doi.org/10.4135/9781446249215.n21

Eng, D. (2019, 30 апреля). Геймифицированные результаты обучения. Получено 4 февраля 2021 г. с https://www.universityxp.com/blog/2019/4/30/gamified-learning-outcomes

Eng, D. (2019, 06 августа). Значимый выбор. Получено 4 февраля 2021 г. с https://www.universityxp.com/blog/2019/8/6/meaningful-choices

Eng, D. (2019, 13 августа). Рассказы, Игрушки, Головоломки, Игры. Получено 4 февраля 2021 г. с https://www.universityxp.com/blog/2019./8/13/рассказы-игрушки-пазлы-игры

англ, д. (2019, 03 декабря). Основные циклы. Получено 4 февраля 2021 г. с https://www.universityxp.com/blog/2019/12/3/core-loops

Eng, D. (31 июля 2019 г.). Веселые факторы. Получено 4 февраля 2021 г. с https://www.universityxp.com/blog/2019/7/31/fun-factors

Eng, D. (2019, 04 июня). Формальные игровые структуры. Получено 04 февраля 2021 г. с https://www.universityxp.com/blog/2019/6/04/formal-game-structures

Eng, D. (2019, 18 июня). Петли обратной связи. Получено 4 февраля 2021 г. с https://www.universityxp.com/blog/2019/6/18/feedback-loops-in-games-based-learning

Eng, D. (2019, 07 мая). Серьезные игры. Получено 4 февраля 2021 г. с https://www.universityxp.com/blog/2019/5/7/what-are-serious-games

Eng, D. (2019, 05 ноября). Пользовательский опыт. Получено 4 февраля 2021 г. с https://www.universityxp.com/blog/2019/11/5/the-user-experience

Eng, D. (2019, 01 октября). Состояние потока. Получено 4 февраля 2021 г. с https://www.universityxp.com/blog/2019./10/1/flow-state

Eng, D. (2019, 08 октября). Динамика игры. Получено 4 февраля 2021 г. с https://www.universityxp.com/blog/2019/10/8/game-dynamics

Eng, D. (2019, 29 октября). Игра с мотивацией. Получено 4 февраля 2021 г. с https://www.universityxp.com/blog/2019/10/29/gaming-with-motivation

Eng, D. (2019, 17 сентября). Взаимодействие игроков. Получено 4 февраля 2021 г. с https://www.universityxp.com/blog/2019/9/17/player-interaction

Eng, D. (2020, 09 апреля).). Что такое обучающая игра? Получено 4 февраля 2021 г. с https://www.universityxp.com/blog/2020/4/9/what-is-a-learning-game

Eng, D. (2020, 20 августа). Что такое агентство игрока? Получено 4 февраля 2021 г. с http://www.universityxp.com/blog/2020/8/20/what-is-player-agency

Eng, D. (2020, 06 февраля). Игровая механика. Получено 4 февраля 2021 г. с https://www.universityxp.com/blog/2020/2/6/game-mechanics

Eng, D. (2020, 20 февраля). Компоненты игры. Получено 4 февраля 2021 г. с https://www.universityxp.com/blog/2020/2/20/game-components 9.0003

Eng, D. (2020, 9 июля). Что такое Магический круг? Получено 4 февраля 2021 г. с http://www.universityxp.com/blog/2020/7/9/what-is-the-magic-circle

Eng, D. (2020, 26 марта). Что такое игровое обучение? Получено 5 февраля 2021 г. с https://www.universityxp.com/blog/2020/3/26/what-is-games-based-learning

Eng, D. (2020, 1 октября). Из чего состоит хорошая книга правил? Получено 4 февраля 2021 г. с https://www.universityxp.com/blog/2020/10/1/what-makes-a-good-rule-book 9.0003

Eng, D. (2020, 10 сентября). Что такое внутренняя мотивация? Получено 4 февраля 2021 г. с https://www.universityxp.com/blog/2020/9/10/what-is-intrinsic-motivation

Фаррелл, Д., и Моффат, Д. (2014, октябрь). Применение теории самоопределения мотивации в игровом обучении. В Европейской конференции по обучению на основе игр (том 1, стр. 118). Академические конференции International Limited. Получено 4 февраля 2021 г. с https://www.researchgate.net/publication/287379.628_Applying_the_self_determination_theory_of_motivation_in_Games_Based_Learning

Кессели, А. (2020, 1 февраля). Теория самоопределения в игровом обучении. PlayLab! Журнал. Получено 4 февраля 2021 г. с http://playlab.uta.fi/self-determination-theory-in-game-based-learning/

Мартела Ф. и Риекки Т. (10 июля 2018 г.). Автономия, компетентность, СВЯЗЬ и благодеяние: МУЛЬТИКУЛЬТУРНОЕ сравнение четырех путей к значимой работе. Получено 5 февраля 2021 г. с https://www.frontiersin.org/articles/10.3389./fpsyg.2018.01157/full

Меадор, Т. (4 декабря 2017 г.). Быстрый провал теории самоопределения. Гамасутра. Получено 4 февраля 2021 г. с https://www.gamasutra.com/blogs/TravisMeador/20171204/310900/A_Quick_Breakdown_of_SelfDetermination_Theory.php

Миллс, Д. Дж., и Аллен, Дж. Дж. (2020). Теория самоопределения, интернет-игровое расстройство и посредническая роль самоконтроля. Computers in Human Behavior, 105, 106209. Получено 4 февраля 2021 г. с https://www.sciencedirect.com/science/article/abs/pii/S0747563219.304297

Мотивация в игровом обучении. Обучение через GameTrain. (2020, 9 июля). Получено 4 февраля 2021 г. с https://gametrainlearning.org/articles/motivation-game-based-learning/

Proulx, JN, & Romero, M. (2015, декабрь). Механика игр и обучения с точки зрения теории самоопределения для поддержки мотивации в обучении на основе цифровых игр. В Международной конференции по играм и альянсу обучения (стр. 141-150). Спрингер, Чам. Получено 4 февраля 2021 г. с https://www.researchgate.net/publication/304360343_Game_and_Learning_Mechanics_Under_the_Perspective_of_Self-determination_Theory_for_Supporting_Motivation_in_Digital_Game_Based_Learning 9.0003

Рив, Дж. (2002). Теория самоопределения применительно к образовательным учреждениям. В EL Deci & RM Ryan (Eds.), получено 4 февраля 2021 г. из Справочника по исследованиям в области самоопределения (стр. 183–203). Университет Рочестера Press. https://www.johnmarshallreeve.org/uploads/2/7/4/4/27446011/reeve_2002_.pdf

Роджерс, Р. (2017). Мотивационная тяга обратной связи, правил и социального взаимодействия в видеоиграх: еще один подход теории самоопределения. Компьютеры в человеческом поведении, 73, 446-450. Получено 4 февраля 2021 г. с https://www.sciencedirect.com/science/article/abs/pii/S0747563217302054 9.0003

Райан, Р. М., Ригби, К. С., и Пшибыльский, А. (2006). Мотивационная тяга видеоигр: подход к теории самоопределения. Мотивация и эмоции, 30(4), 344-360. Получено 4 февраля 2021 г. с https://selfdeterminationtheory.org/self-determination theory/documents/2006_RyanRigbyPrzybylski_MandE.pdf

Шерри, К. (2019, 7 октября). Как теория самоопределения объясняет мотивацию? Очень хорошо Разум. Получено 4 февраля 2021 г. с https://www.verywellmind.com/what-is-self-determination-theory-279.5387

Шульте, Р. (2020, 6 мая). Что такое теория самоопределения (SDT) и почему это важно? https://www.gqrgm.com/what-is-self-determination-theory-sdt-why-does-it-matter/

Теория.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.