Верность и измена книги: Лиана Димитрошкина, Верность и измена. Книга-тренинг – скачать fb2, epub, pdf на ЛитРес

Содержание

Верность и измена. Книга-тренинг читать онлайн бесплатно

Лиана Димитрошкина

Верность и измена. Книга-тренинг

Как я нашла дорогу к женскому счастью

Меня зовут Лиана Димитрошкина, я молодая женщина слегка за 50 (с).


Я нашла путь к семейному, к женскому счастью. Я покажу дорогу и вам.

Хотя со многими из вас мы знакомы уже давно, немного расскажу о себе для тех, с кем встречаюсь впервые.

После второго развода, ощущая себя на дне отчаяния (М. Норбеков, например, разведенных женщин называет банкротами, а я была дважды банкрот), я всерьез начала размышлять, как же устроен брак, почему одним женщинам в браке достается радость и счастье, а другим только слезы и горе. Почему я в числе вторых и как попасть в число первых?

На это ушло много лет. Я прочла, без преувеличения, сотни книг. Только в первый год я прочитала 104 книги – по 2 книги в неделю. Я прошла десятки тренингов, получила два психологических образования, исследовала сотни семей, и вот уже более 15 лет, как я счастлива со своим супругом, и наши отношения с каждым годом становятся глубже и полнее.

Я нашла закономерности и свела их в понятные любой женщине практики, и вот уже 7 лет делюсь опытом с другими людьми. И это приносит им ощутимую пользу.

У меня около тысячи учениц. Два интернет-проекта, созданных ради того, чтобы женщины научились быть счастливыми. Тысячи и тысячи отчетов и отзывов. Более двенадцати миллионов посещений.

И я пишу книги, потому что мне хочется, чтобы всё больше женщин становились счастливыми.

Научиться жить счастливо не так-то просто. Но можно. Главное – знать, как. И терпеливо двигаться к цели. Мои ученицы делают это неуклонно и эффективно.

Хочу сказать, что сплавление классической психологии с древними ведическими техниками дает очень интересные результаты. И сейчас мы с вами в этом убедимся вместе.

Тема книги очень болезненная: мы будем говорить об измене в отношениях. Вы прочитаете теорию, чтобы знать, что значит – ПО-НАСТОЯЩЕМУ быть верной, и как вдохновить мужчину на верность. Но самое важное, я предложу вам практики, из которых вы поймете, почему именно с вами такое случилось, и как преодолеть последствия измены. А также вы выполните очень сильную и достаточно трудную практику. И до последнего дня я колебалась, ставить ее или не ставить. Но все же я ее поставила.

Впервые я добавляю немножко теории. Это буквально несколько страниц. Но в этот раз без теории никак не получается. Прочтите, пожалуйста, и её тоже…

Глава 1. Первая и вторая стадии измены. Теория

Причин, разрушающих семьи, достаточно много – это нарушение Дистанции, это Комплекс Хорошей Девочки, это несоблюдение Баланса Давать и Брать…


Эти аспекты рассматривались в наших вебинарах: Притяжение любви (Близость и Дистанция), Прощай, Комплекс Хорошей Девочки, в вебинаре Баланс Давать и Брать. И в нашем удивительном продукте, сильнейшем Марафоне Баланса.

Книга касается такой болезненной темы, которая может вас мучить до последнего дня на земле. Иногда прекращает терзать лишь через десятилетия… И есть опасность, что процесс может показаться вам похожим на бормашину без наркоза. Поэтому я изо всех сил буду стараться быть бережной, потому что лучше недодать, чем просверлить нерв – так, что человек вылетит из стоматологии, не заметив, что дверь была заперта и на окнах решетки.

И сейчас давайте посмотрим на цель. Как всегда, начинаем с цели. Наша цель – Верность.

Что такое верность? Поговорим мы сегодня о таком аспекте, как концентрация на жене.

Верность по отношению к жене – это концентрация на ней.

А верность по отношению к мужу – это благожелательное отношение к нему.

Ибо, как говорит теория – у измены 8 стадий. И только 8-я стадия – это кувыркание в чужой кровати. И прежде, чем ваш муж окажется в чужой постели, проходит еще 7 стадий. Таков секрет, таково тайное движение ума человека.

Неверность возникает втайне от самого ума-разума. И сначала мы поговорим о двух первых, самых начальных и, вроде бы, даже самых легких стадиях.

Итак, 8 стадий неверности. Не пугайтесь, подробно нам понадобится разобрать только две.

1-я стадия измены – неверность в мыслях.

Когда жена не считает мужа лучшим для себя. Это самый ключевой момент. Думает, что могла бы и получше найти. Когда жена не открывает мысли мужу. Купила блузочку за 6 тысяч, а мужу сказала – за тысячу. Казалось бы, пустячок, но это форма неверности. Именно поэтому такая скрытность сразу запускает процесс ревнивости мужа. Когда жена с мужем не советуется, а постоянно с ним пререкается. И не только не советуется с ним, не слушается его, а строит свои планы. Сама их как-то реализовывает. Это уже является признаком неверности. Когда муж делает замечание, а жена мысленно все время спорит, даже если она делает вид, что согласна с ним на самом деле. Это значит, что она тоже неверна. Если у жены свои планы в голове – это тоже признак неверности в мыслях. Сама решает, где, что делать, с кем делать, как делать и не советуясь с мужем – это всё признаки неверности в мыслях.

Читать дальше

Книга: Верность и измена. Книга-тренинг — Лиана Димитрошкина

  • Просмотров: 27260

    Дюна

    Фрэнк Герберт

    Фрэнк Герберт (1920–1986) успел написать много, но в истории остался прежде всего как…

  • Просмотров: 23068

    Колыбель для кошки

    Курт Воннегут

    Послушайте – когда-то, две жены тому назад, двести пятьдесят тысяч сигарет тому назад,…

  • Просмотров: 19689

    Как предавали Россию

    Николай Стариков

    Почему Россия сейчас одинока на политической арене? Почему ее всегда, независимо от…

  • Просмотров: 19565

    Бойня номер пять, или Крестовый поход…

    Курт Воннегут

    Доброволец в рядах американской армии во время Второй мировой войны, попавший в плен к…

  • Просмотров: 14763

    Откровения мужчины. О том, что может не…

    Курбан Омаров

    Я – Курбан Омаров – очень надеюсь, что читать эту книгу вам будет интересно, описанные…

  • Просмотров: 7433

    Мужлан и флейтистка

    Екатерина Вильмонт

    Федор Федорович Свиридов весьма успешный и удачливый человек, но чудовищно одинокий.…

  • Просмотров: 4510

    Просто. Буду. Счастливая. Дневник твоей…

    Елена Вайс

    Книга Елены Вайс заменит вам полноценный дорогостоящий курс психотерапии, по-настоящему…

  • Просмотров: 4484

    Режиссёр сказал: одевайся теплее, тут…

    Алеся Казанцева

    Перед вами сборник рассказов Алеси Казанцевой, которая однажды приехала в Москву на…

  • Просмотров: 4407

    Ближе, чем ты думаешь

    Брэд Паркс

    Беда всегда ближе, чем ты думаешь. Мелани выучила этот урок еще в детстве, мотаясь от…

  • Просмотров: 4336

    Кинезитерапия на каждый день. 365…

    Сергей Бубновский

    В своей новой книге доктор Бубновский дает полезные советы тем, кто хочет сохранить или…

  • Просмотров: 4213

    Руки моей не отпускай

    Татьяна Алюшина

    Все началось во время бурана. Ася ехала на машине в Москву к заболевшему мужу и попала в…

  • Просмотров: 3917

    Активируй свой персональный бренд!

    Мария Азаренок

    Настольная инструкция предпринимателя и самозанятого человека о том, как и зачем строить…

  • Просмотров: 3842

    Бизнес с Китаем

    Ольга Шуравина

    Зачем строить фабрику, если она уже есть в Китае? Просто придумайте товар, который нужен…

  • Просмотров: 3569

    Важные вещи. Диалоги о любви, успехе,…

    Дарья Златопольская

    В основе книги Дарьи Златопольской – интервью с выдающимися людьми, которые были гостями…

  • Просмотров: 3340

    1Q84. Тысяча Невестьсот Восемьдесят…

    Харуки Мураками

    Главная литературная сенсация нового века, «магнум-опус прославленного мастера» и…

  • Просмотров: 3317

    Девятая могила

    Стефан Анхем

    В холодном зимнем Стокгольме бесследно исчезает Министр юстиции Швеции. В не менее…

  • Просмотров: 3172

    Десять негритят / And Then There Were…

    Агата Кристи

    Десять никак не связанных между собой людей в особняке на уединенном острове… Кто вызвал…

  • Просмотров: 2894

    Чудеса исцеления

    Игорь Прокопенко

    Уникальные случаи чудесных исцелений, когда медицина оказывается бессильной, – что это?…

  • Просмотров: 2398

    Вызов

    Александр Гулевич

    В мире тревожно и отчётливо пахнет войной, и в это предгрозовое время выпускник…

  • Просмотров: 2395

    Хрестоматия Тотального диктанта от…

    Гузель Яхина

    Эта хрестоматия собрала под одной обложкой авторов Тотального диктанта за последние 9…

  • Просмотров: 2338

    Песнь заполярного огурца. О литературе,…

    Дмитрий Быков

    Писать в «Русский пионер» Дмитрий Быков начал три года назад и, как многие авторы этого…

  • Просмотров: 2328

    Озерные страсти

    Татьяна Алюшина

    Элитный поселок взбудоражен: в лесу найден труп молодого человека с огнестрельными…

  • Просмотров: 2245

    Несвоевременные мысли эпохи Третьей…

    Евгений Сатановский

    Не то чтобы всё было совсем печально. Бывает и хуже. А кое-где по соседству – на той же…

  • Просмотров: 2070

    Кодекс Вещих Сестер

    Евгений Гаглоев

    С тех пор как открылась академия «Пандемониум», жители Клыково потеряли покой. Странные…

  • Верность и измена » Рустьюторс

    Итоговое сочинение по литературе 2018. Тема итогового сочинения по литературе. «Верность и измена». 


     
     
     
     
    Все аргументы к итоговому сочинению по направлению «Верность и измена»


    Верность и измена  — это два сложных социальных концепта, которые имеют огромное значение для человечества.
    Верность , как мы понимаем, является положительной характеристикой. Измена, в свою очередь, наделена отрицательной коннотацией.

    Стоит рассматривать верность и измену не только в призме любовных отношений двух людей. Эти концепты универсальны.

    Верность — морально-этическое понятие, согласно словарю Ожегова: стойкость и неизменность в чувствах, отношениях, в исполнении своих обязанностей, долга. Нарушение верности — измена.
    «Верность — это преданность кому-либо или чему-либо; это неизменность в своих обещаниях, словах, отношениях, в исполнении своих обязанностей, долга. Верность основана на ответственности, стойкости, честности, смелости, жертвенности. Похожие качества: посвящённость, неизменность, твёрдость, непоколебимость. Противоположности: вероломство, предательство, неверность, измена, коварство.

    Синонимы: преданность, постоянство, выдержка, неизменность, твердость, непоколебимость, рачение, рачительность, честность, точность, исправность, добросовестность, аккуратность, правильность, безошибочность, справедливость, достоверность; любовь,; несомненность, непогрешимость, правоверность, приверженность, бесспорность, очевидность, доподлинность, самоочевидность, надежность, неискаженность. 



    Измена — нарушение верности кому- или чему-либо.
    Синонимы: предательство, вероломство, неверность; блуд, штрейкбрехерство, супружеская неверность, нож в спину, прелюбодейство, прелюбодеяние, отступничество, адюльтер.

    Комментарий ФИПИ: «В рамках направления можно рассуждать о верности и измене как противоположных проявлениях человеческой личности, рассматривая их с философской, этической, психологической точек зрения и обращаясь к жизненным и литературным примерам. Понятия «верность» и «измена» оказываются в центре сюжетов многих произведений разных эпох и характеризуют поступки героев в ситуации нравственного выбора как в личностных взаимоотношениях, так и в социальном контексте«.

    Так как эти понятия довольно широкие, рассмотрим их в разном контексте.

    1. Верность/ измена в широком смысле.

    2. Верность/ измена в любовной сфере.

    3. Верность (измена) Родине, государственному долгу 

    4. Верность /измена по отношении к другу, товарищу, человеку, который доверился. 

    5. Верность/измена по отношению к самому себе, своим моральным принципам, своему призванию, целям, слову, религиозным убеждениям. 

    6. Верность животных своим хозяевам.


    Цитаты для итогового сочинения по направлению «Верность и измена».

    1. Верность/измена.

    Доверие — признак мужества, а верность — свидетельство силы. (Мария Эбнер Эшенбах)

    Измену простить можно, а обиду нельзя. (А. Ахматова)

    Как можно иметь дело с человеком, которому нельзя доверять? Если в повозке нет оси, как можно на ней ездить? (Конфуций)

    Кто в верности не клялся никогда, тот никогда её и не нарушит. (Август Платен)

    Счастье нуждается в верности, несчастье же может обойтись без неё. (Сенека)

    Только один раз мы теряем жизнь и доверие. (Публилий Сир)

    Постоянство — основа добродетели. (О. Бальзак)

    Хранить верность — это достоинство, познать верность — это честь. (Мария Эбнер-Эшенбах)

    Без постоянства не может быть ни любви, ни дружбы, ни добродетели. (Д. Аддисон)

    Благородное сердце не может быть неверным. (О. Бальзак)

    Мельчайшую неверность в отношении нас мы судим куда суровее, чем самую коварную измену в отношении других. (Ф. Ларошфуко)

    В этом мире я ценю только верность. Без этого ты никто и у тебя нет никого. В жизни это единственная валюта, которая никогда не обесценится. (Высоцкий В. С.) 

    Измена зарождается в сердце прежде, чем проявляет себя в действии. (Дж. Свифт)

    Читатели могут изменять писателю сколько угодно, писатель же должен быть верен читателю всегда. (У. Х. Оден)

    Предательства совершаются чаще всего не по обдуманному намерению, а по слабости характера. (Ф. де Ларошфуко)

    Верность, которую удается сохранить только ценой больших усилий, ничуть не лучше измены.
    (Ф. де Ларошфуко)

    Предателей презирают даже те, кому они сослужили службу. (Тацит Публий Корнелий)

    2. Верность/ измена в любовной сфере. 

    В требовании верности — жадность собственника. Многое мы охотно бросили бы, если бы не боязнь, что кто-нибудь другой это подберёт (О. Уайльд)

    Верная любовь помогает переносить все тяготы. (Ф. Шиллер)

    Если жена тебе изменила, то радуйся, что она изменила тебе, а не отечеству. (А.П. Чехов)

    Люди часто изменяют ради честолюбия, но потом уже никогда не изменят честолюбию ради любви. (Ф. де Ларошфуко)

    Постоянство — это всегдашняя мечта любви. (Вовенарг)

    Любят тех, кто собирается предавать, но ненавидят уже предавших. (Дм. Аркадий)

    Чтобы сохранить любовь, надо не изменять, но изменяться.? (К. Мелихан)

    Нельзя надеяться на женскую верность; счастлив, кто смотрит на это равнодушно. (А.С. Пушкин)

    Когда любишь, не хочешь пить другой воды, кроме той, которую находишь в любимом источнике. Верность в таком случае — вещь естественная. В браке без любви менее чем через два месяца вода источника становится горькой. (Стендаль) 

    Основа любви, первейшее её условие – вера, безусловная верность и преданность. Истинная любовь не слепа, напротив, она, быть может, впервые раскрывает человеку глаза. Малейшая измена любимого человека, случись она рано или поздно, есть полная измена всему, с самого начала, она разрушает не только будущее, но и прошлое, ведь это значит, что каждый день жизни, полной доверия, был ложью и сердце было обмануто. Кто оказался неверен хоть однажды, тот никогда и не был верен. (Дэвид Скотт)

    3. Верность/измена Родине, государственному долгу.

    Для измены родине нужна чрезвычайная низость души. (Н.Г. Чернышевский)

    Существует только одно преступление, которое не искупается, — это измена своему государству.Родину нельзя изменить, ее можно только предать. Человек, истинно любящий Родину, всегда знает ей цену… Чтобы высказать свое мнение, не обязательно быть известным человеком… (Е.В.Гущина)

    Невежество, эгоизм и предательство – вот три непримиримых врага патриотизма. (Гарегин Нужде)

    Нет выше идеи, как пожертвовать собственной жизнью, отстаивая своих братьев и свое отечество. (Ф.М. Достоевский)

    Нельзя быть героем, сражаясь против отчизны. (Гюго В.)

    Разве от себя убежать возможно, родину бросив? (Гораций)

    Если крикнет рать святая: «Кинь ты Русь, живи в раю!», Я скажу: «Не надо рая, Дайте родину мою».(С.А. Есенин)

    Долг каждого – любить родину, быть неподкупным и смелым, хранить ей верность, даже ценою жизни. (Ж.-Ж. Руссо)

    Я понимаю верность как верность родине, а не ее учреждениям и правителям. Родина — это истинное, прочное, вечное; родину нужно беречь, надо любить ее, нужно быть ей верным; учреждения же — нечто внешнее, вроде одежды, а одежда может износиться, порваться, сделаться неудобной, перестать защищать тело от холода, болезни и смерти. (М. Твен)


    4. Верность /измена по отношению к другу, товарищу и т.д.

    Будь верен тому, кто верен тебе. (Плат)

    И в дружбе, и в любви рано или поздно наступает срок сведения счётов. (Д.Б. Шоу)

    Измена друга гораздо болезненнее, чем измена любимой, потому что от него этого меньше ожидаешь. (Этьен Рей)

    Измена другу — преступленье

    Без оправданья, без прощенья. (Лопе де Вега)

    Верность — заповедь дружбы, самое драгоценное, что вообще может быть дано человеку. (Э. Тельман)

    Наполовину друг — предатель вполовину. (В. Гюго)

    Неверный друг подобен тени, которая влачится за тобой, пока светит солнце. (К. Досси)

    Преданный тебе — это друг; преданный тобой — враг. (А. Наданян)


    5. Верность/измена по отношению к самому себе, своим моральным принципам, своему призванию, целям, слову, религиозным убеждениям и т.д.

    Будь верен сам себе, и тогда столь же верно, как ночь сменяет день, последует за этим верность другим людям. (Шекспир)

    Глуп тот человек, который никогда не меняет своего мнения. (У. Черчилль)

    Кто верен только себе, неверен всегда с другими. (Л. Сухоруков)

    Кто никогда не меняет взглядов, больше любит себя, чем истину. (Ж. Жубер)

    Кто предает себя же самого, не любит в этом мире никого. (Шекспир)

    Будь верен себе, и тогда столь же верно, как ночь сменяет день, последует за этим верность другим людям. (Шекспир)

    Если ты утаил правду, скрыл её, если ты не поднялся с места и не выступил на собрании, если выступил, не сказав всей правды, — ты изменил правде. (Дж. Лондон) 

    Но грустно думать, что напрасно Была нам молодость дана, Что изменяли ей всечасно, Что обманула нас она. (А.С. Пушкин)

    Изменять или не изменять – полностью ваше дело. Главное, не изменять себе, не растрачиваться на то, что на самом деле не нужно, и уметь хранить то, что действительно ценно. (О. Рой)

    Быть подлинным значит быть верным самому себе. (Ошо)

    Живость ума не слишком красит человека, если ей не сопутствует верность суждений. Не те часы хороши, что ходят быстро, а те, что показывают точное время. (Вовенарг)

    Слово «верность» принесло много вреда. Люди приучились быть «верными» тысяче несправедливостей и беззаконий. Между тем им следовало быть верным только себе, и тогда они восстали бы против обмана. (М. Твен) 

    Предатели предают прежде всего себя самих. (Плутарх)

    6. Верность животных своим хозяевам.

    Белый Клык не любил Серого Бобра — и все же хранил верность ему наперекор его воле, его гневу. Он ничего не мог с собой поделать. Таким он был создан. Верность была достоянием породы Белого Клыка, верность отличала его от всех других животных, верность привела волка и дикую собаку к человеку и позволила им стать его товарищами. (Дж. Лондон)

    Верность — это то качество, которое утратили люди, но сохранили собаки. (А.П. Чехов)

    Ни одна собака в мире не считает обыкновенную преданность чем-то необычным. Но люди придумали превозносить это чувство собаки как подвиг только потому, что не все они и не так уж часто обладают преданностью другу и верностью долгу настолько, чтобы это было корнем жизни, естественной основой самого существа, когда благородство души — само собой разумеющееся состояние. (Г. Троепольский)

    Немало уже написано о собачьей верности, но никто, кажется ещё не сказал, что верность — это счастье. Кто служит тому, кого любит, тот уже получает свою награду. (Л. Ашкенази)

    Кто испытал привязанность к верной и умной собаке, тому нет нужды объяснять, какой горячей благодарностью платит она за это. В бескорыстной и самоотверженной любви зверя есть нечто, покоряющее сердце всякого, кому не раз довелось изведать вероломную дружбу и обманчивую преданность, свойственные Человеку. (Э. А. По)

    ТОП-5 книг о супружеской неверности

    Супружеская измена – вечная тема. О ней пишут книги, снимают фильмы, дают советы, сплетничают, проводят психологические исследования. На ней строят PR и разбивают счастье…

    Читайте такжеТОП-5 книг, которые сделают ваш секс ярче

    Во все времена тема измены в любви неизменно волновала умы и сердца человечества. Ураганы страстей, счастливые и несчастные отношения, разрушенные семьи, обретенная любовь, убийства, сумасшествия, сломанные судьбы – измены самым кардинальным образом способны изменить жизнь.

    Неоднозначно и отношение к любовным треугольникам: одни считают, что холод отношений греется изменой, и в мире существует лишь одна логика – логика страсти. По мнению других – неверность подобна смерти: «из-за нее отворачиваются от семьи, ранят близких, теряют друзей и бросаются с обрыва в пучину греха. Это точка невозврата… Непростительная любовь, сметающая все на своем пути».

    К какому бы лагерю мнений вы не принадлежали, наша сегодняшняя подборка книг о неверности, изменах, предательстве в любви, поисках себя и своего счастья, тревогах и счастье не оставит вас равнодушным и добавит капельку житейской мудрости. Ведь зачастую цена, которую платят герои, оказывается слишком дорогой…

    Джеймс Сигел, «Сошедший с рельсов»



    Читайте такжеТОП-5 книг, которые нельзя читать на диете

    Седина в бороду… Думаете, он искал приключений на свое ребро? 45-летний герой Чарльз просто ехал домой с работы – обычное дело. Попутчицей оказалась красавица… Мгновенно вспыхнувшая бешеная страсть резко перевернула все в жизни Чарльза. А жизнь была в общем-то успешной и приятной: красивая жена, дочь, рожденная в любви, стабильная работа, загородный домик. Это на первый взгляд. На второй – открываются подробности: с женой давно чужие люди, дочь серьезно больна, дом заложен, а на работе проблемы и неприятности. Мимолетная интрижка перерастает в настоящую катастрофу: вас поразит скорость и непредсказуемость сюжета.

    Через всю книгу звучит мысль – цена, которую заплатит герой за мимолетную интрижку, слишком высока. А ведь он просто хотел построить свою параллельную Вселенную, в которой есть неравнодушный понимающий человек, с которым хорошо молчать, нет опостылевших проблем и неразрешимых вопросов. Эти вселенные по всем математическим законам не должны были пересекаться никогда. Но жизнь распорядилась иначе.

    По книге снят отличный голливудский фильм с «говорящим» названием «Цена измены» с Клайвом Оуэном и Дженнифер Энистон в ролях.

    Сомерсет Моэм, «Узорный покров»


    Возьмите эту книгу в руки… Написанная в 1925, она не стала старомодной. А все потому, что в ней затронута россыпь тем, которые волнуют во все времена.  В том числе и тема измены.

    Читайте такжеТОП-5 книг, к чтению которых нужно приступать с осторожностью

    Перед нами – молодая красавица Кити, девушка из хорошей обеспеченной семьи, по плану она должна была сделать блестящую партию с мужчиной своего круга. Но что-то пошло не так…И ее младшая сестра-дурнушка уже примеряет свадебное платье, а Китти все еще без пары. Чтобы разрешить эту невыносимую ситуацию с гордо поднятой головой, Китти выходит замуж за бактериолога Уолтера и уезжает с ним в Гонконг.

    Будучи еще незрелой девушкой, не пережив никаких жизненных испытаний, она оказывается на другом конце мира с чужим ей человеком. С каждым днем Китти все больше понимает – они с Уолтером слишком разные… Знакомство с помощником губернатора Чарли меняет жизнь Китти – она влюбляется. Но Чарльз женат, скандалы ему ни к чему, а развод – только повредит карьере.

    Читайте такжеКниги-предостережения, о которых вы должны знать

    Ситуация вынуждает Китти повзрослеть, а муж заставляет сделать выбор…Предательство любовника и ультиматум мужа приводят Китти в район, где бушует холера…Экстремальные условия способствуют смене жизненных ориентиров героини, она смотрит на мужа совсем другими глазами…

    По этой книге снят прекрасный фильм «Разрисованная вуаль», главные роли в котором исполнили великолепные Наоми Уоттс и Эдвард Нортон.

    Роберт Джеймс Уоллер, «Мосты округа Мэдисон»


    Бывает, что любовь приходит с опозданием. С большим опозданием. Когда в жизни все слажено, связано обязательствами и все понятно на десять лет вперед. Но любовь не спрашивает, она врывается и переворачивает все с ног на голову… Ему – за пятьдесят, он носит джинсы и фотографирует. Он одинок и путешествует по миру в поисках удачного кадра – для журналов или для себя… Все понятно и просто, и задание сделать фоторепортаж о крытых мостах округа Мэдисон тоже вполне обычное. До тех пор, пока он не встречает ее – ту, кого искал всю жизнь.

    Читайте такжеУдивительные женщины и книги о них, — TV.UA рекомендует

    Как будто открылась дверь в другую реальность, которая могла бы случиться, но не случилась. И они входят в эту дверь вместе, ведь для нее он – тот, которого она не встретила когда-то, но которого не переставала ждать… Ей за сорок, она носит джинсы и у нее семья – муж и дети, которых она любит. У них всего несколько дней, и они проживают их вместе. Как целую жизнь, которую прожить не суждено. Герои обречены на расставание, но не на забвение. Любить они будут друг друга всегда, до последнего вздоха.

    Эта книга проста и прекрасна – о сбывшейся мечте, не переставшей быть мечтой. О настоящей любви, которая приходит в жизнь лишь однажды… И о потере, которая никогда не забудется. В книге взгляд на супружескую измену под другим углом, с точки зрения чувств, которые врываются внезапно и не вовремя, приносят сладость и горечь одновременно, и остаются жить в сердце навсегда.

    Прекрасный фильм с одноименным названием снят по книге с Мерил Стрип и Клинтом Иствудом в главной роли.

    Джулиан Барнс, «Как все было»



    Читайте такжеTV.UA рекомендует. Книги хорошего вкуса

    Измена. От этого слова веет тоской. Любовный треугольник – ловушка для чувств, источник беды и разрушения. О нем писано-переписано, сказано-пересказано. Банальная тема – скажете вы, но не спешите с выводами. За дело берется Джулиан Барнс и его неповторимый английский шарм, юмор и лиричный цинизм. Возможность посмотреть на пикантную ситуацию глазами каждого участника интересна и увлекательна – автор дает возможность высказаться героям по очереди от первого лица. Чью позицию вы займете, на чью сторону станете?

    Двое мужчин и одна женщина, они рассказывают свою историю именно вам. Друзья детства, один скромный и тихий, другой сорвиголова и душа компании, влюбляются в одну девушку. И у каждого из них своя правда, о которой они именно вам доверительно за чашкой кофе расскажут. Любовь делает обыкновенную жизнь необыкновенной. И приносит страдания. Об этом книга, из которой вы узнаете, как же все было.

    Джон Апдайк, «Давай поженимся» 


    Вполне возможно, эта книга станет для вас в ряд тех немногих книг, которые хочется перечитать снова. После ее прочтения остается чувство, что вы сами прошли через развод.

    Итак, двое любят друг друга. Но это не простая и сладкая любовь. Ситуация усложняется тем, что оба женаты и у обоих – дети. А еще больше – тем, что герои романа — наши с вами современники. Со всеми вытекающими последствиями. Женщины, которые привыкли отстаивать свое и бороться с конкурентками, мужчины, которые не любят самостоятельно принимать решения и предпочитают, чтоб за них это сделал кто-то другой, а они пока покурят в сторонке…

    Этот роман – реальность. Пусть не для вас. Возможно, для ваших соседей, приятелей, людей на расстоянии «вытянутой руки». Он из серии «как делать не нужно» и может существенно прибавить понимания жизни молодежи в возрасте 20+.

    Ханжам и брюзгам не читать – сведет скулы от тошноты. А вот любителям романов с высоким градусом психологической обнаженности, которые не укладываются в общепринятые рамки, наверняка будет интересно.

    список произведений для итогового сочинения по литературе

    ]]>
    17.09.2017

    Список произведений, которые подходят под направление «Верность и измена» итогового сочинения по литературе.

    • А.С. Пушкин «Евгений Онегин», «Капитанская дочка», «Станционный смотритель», «Моцарт и Сальери»
    • Л.Н. Толстой «Война и Мир», «Анна Каренина»
    • М.А. Булгаков «Мастер и Маргарита», «Собачье сердце»
    • С.А. Есенин «Гой ты, Русь моя, родная»
    • М.А. Шолохов «Судьба человека», «Тихий Дон»
    • А.П. Чехов «Вишневый сад», «Каштанка», «Душечка», «Попрыгунья»
    • Н.В. Гоголь «Тарас Бульба»
    • М.Ю. Лермонтов «Герой нашего времени»
    • В.Г. Короленко «Слепой музыкант»
    • Б.Л. Пастернак «Доктор Живаго»
    • Е.И. Замятин «Мы»
    • И.А. Гончаров «Обломов»
    • А.И. Куприн  «Олеся»
    • М. Горький «На дне»
    • Ф. М. Достоевский «Идиот»
    • И.А. Бунин «Темные аллеи»
    • Б. Полевой «Повесть о настоящем человеке»
    • В.Г. Распутин «Уроки французского»
    • В.К. Железников «Чучело»
    • Г. Троепольский «Белый Бим Черное ухо»
    • А. Азимов «Позитронный человек»
    • Э.М. Ремарк «Три товарища»
    • А. де Сент-Экзюпери «Маленький принц»
    • Дж. Лондон «Мартин Иден», «Белый клык», «Сердца трех»
    • Дж. Оруэлл «1984»
    • Дж. Толкиен «Властелин колец»
    • К. Льюис «Лев колдунья и платяной шкаф» «Хроники Нарнии»
    • О. де Бальзак «Шагреневая кожа»
    • Дж. Роулинг «Гарри Поттер»
    • М. Митчелл «Унесенные ветром»
    • Ш. Бронте «Джейн Эйр»
    • Э. Бронте «Грозовой перевал»
    • А. Дюма (отец) «Три мушкетера», «Граф Монте-Кристо»
    • Э. Рудник «Малифисента. История истинной любви»
    • У. Шекспир «Отелло», «Ромео и Джульетта»
    • В.А. Каверин «Два капитана»
    • Гомер «Одиссея»
    • У. Теккерей «Ярмарка тщеславия»
    • Э. Найт «Лесси»
    • Р. Матесон «Куда приводят мечты»
    • М. Твен «Приключения Тома Сойера»

    Составлено по материалам rustutors.ru

    Дополнительные ссылки

    Сохранить ссылку:
    Добавить комментарий

    Комментарии без регистрации. Несодержательные сообщения удаляются.

    Сочинение на тему Верность и измена

    Когда мы говорим о том, что человек верен кому-то или чему-то, или о том, что некто изменил, мы невольно подразумеваем наличие каких-то обязательств у этого человека. Нельзя хранить верность, если ты сам и добровольно не решил для себя придерживаться какой-то стороны. Верность супругу, дружбе, своим убеждениям, долгу или родине – для всего этого нужно понимание особой связи, которую ты устанавливаешь с чем-то или кем-то. Обещаешь другому человеку любить только его и понимаешь, что именно этого от тебя и ждут теперь. Обещаешь друзьям поддерживать их и приходить им на помощь. Клянешься служить интересам родине.

    Впрочем, иногда совсем не нужно, чтобы обязательства были похожи на средневековую рыцарскую клятву. Если человек устанавливает с кем-то дружеские отношения, обе стороны изначально имеют определенные ожидания друг от друга. Они ждут этой самой верности, и если в нужный момент человек ее не демонстрирует, отношения могут разладиться.

    Измена тоже подразумевает особую связь человека с другими людьми или объектами. Нельзя изменить постороннему человеку, незнакомцу или, например, взглядам, которые ты никогда не разделял. Человеку нужно сначала связать себя обетами (пусть и негласными), чтобы потом, нарушая их, он стал изменником.

    Стоит ли говорить, что верность всегда ценилась среди людей? Когда-то изменой можно было обесчестить свое имя. Рыцарский кодекс чести требовал верности от самых достойных. В романах и поэмах воспевались подвиги героев, хранивших верность. И все же люди всегда осознавали, что смотреть на измену лишь с однозначным осуждением трудно. Так в литературе появлялись герои и героини, совершавшие измену, но не получавшие после этого порицания автора и читателей. Достаточно вспомнить историю Гвиневры, жены легендарного короля Артура.

    Вопрос верности и измены никогда не был раз и навсегда закрытым для людей. Именно поэтому к нему снова и снова обращались в искусстве. В книгах, фильмах, даже в комиксах предатели возникают не только как антигерои. Измена – это не просто выбор человека. Часто это настоящая трагедия для того, кто этот выбор сделал.

    Все так же непросто и с верностью. Обязательства, которыми связан каждый человек, часто оказываются противоречащими друг другу. Иногда это даже не сразу можно увидеть. Но рано или поздно некий абстрактный человек вполне может оказаться перед сложным выбором – верность друзьям или любимому человеку, родине или семье, своим взглядам или своим целям.

    Мне кажется, что нельзя легко и просто судить человека, изменившего своему долгу, клятвам или обязательствам. Каждый такой случай – это непростой путь к очень непростому решению. И если проследить его полностью, то, возможно, получится в чем-то понять предавшего верность. И даже простить.

    Другие сочинения:

    Верность и измена

    Несколько интересных сочинений

    • Традиции и новаторство в поэзии Маяковского (в лирике, творчестве) сочинение

      Владимир Владимирович Маяковский участвовал в таком литературном движении как футуризм. Маяковского считают чуть ли не единственным, кто добился успеха в этой стези.

    • Время и пространство в романе Мастер и Маргарита Булгакова

      Пространства этого романа удивительно! В книге ведь совмещаются целых два романа. Они совсем разные, хотя и пересекаются. Действие одного происходит в Москве, современной Булгакову. Другого – в Иерусалиме времён Христа.

    • Сочинение Моя комната 6 класс (Описание комнаты)

      Моя кровать справа, письменный стол посередине большой стены. Я обожаю смотреть из своего окна на город, который находится далеко внизу, окно это так же мой проводник в мир звёзд по ночам

    • Тема творчества в романе Мастер и Маргарита Булгакова сочинение

      В романе Михаила Булгакова «Мастер и Маргарита» поднимаются различные проблемы, в том числе и касательно творчества, творческого пути, роли творца.

    • Образ и характеристика Бэлы в романе Герой нашего времени Лермонтова сочинение

      В романе М. Ю. Лермонтова содержится несколько повестей, одна из них – «Бэла». В этой повести Лермонтов раскрывает образ девушки-горянки, юной красавицы-княжны.

    Верность и измена — итоговое сочинение 2017-2018


    Направление «Верность и измена» входит в перечень тем итогового сочинения на 2017/18 учебные года. 
     Ниже будут представлены примеры и дополнительные материалы для разработки темы верности и измены в итоговом сочинении.

    Сочинение на тему: Верность и измена

    Верность и измена представляют собой две противоположные крайности морально-этического облика личности. Если рассматривать с литературной точки зрения, то «верность» и «измена» в большинстве произведениях ярко и точно характеризуют поступки героев. Будь то «Анна Каренина» Л. Толстого, «Евгений Онегин» или «Капитанская дочка» Пушкина — везде остра и многогранна проблематика верности и измены.

    Если же обратиться к современной реальности, то с одной стороны, благородное поведение берет свои азы с самого раннего детства в семейной атмосфере, с другой — человеческий моральный облик – это полноценное отражение мышления и натуры человека.

    Конечно, не стоит забывать о верности своей семье, родным, любимым и близким людям. Наше ближайшее окружение принимает нас такими какие мы есть на самом деле. В этот круг входят самые близкие люди, которые поддержат нас в любую минуту нашей жизни, душевно разделят радости и случившиеся неприятности. Непременно дадут совет и поделятся своим личным опытом. Мы должны уважать близких нам людей и очень дорожить ими, а также их присутствием в нашей жизни. 

    Поэтому родные люди, как никто другой заслуживают верного и преданного отношения. Мы должны их всегда поддерживать и никогда не предавать. Как гласят различные литературные источники, еще наши предки воспевали в народном творчестве значимость, прочность и неделимость семейного круга. Каждый человек, имеющий рядом тех людей, которые его любят, ценят и уважают, считается богатым. У него будто вырастают крылья от получаемой поддержки и хочется покорять новые вершины.

    Каждый человек, имеющий адекватное сознание обязательно должен обладать качествами, которые присущи верности. Данное понятие украшает и значительно возвеличивает облик человека. Также стоит отметить, что все эти чувства невозможно насильственно привить. Нудные нотации и нравоучения не помощники в данном вопросе. Понятие «верность» рождается в самой глубине души при появлении на свет каждого человека. И о его верности можно будет судить по совершаемым им поступкам, ходу мыслей и в целом по выбранному течению жизни, отбросив все красноречивые изречения. Но, не стоит рассматривать верность как некое исходное положение жизненной позиции. На самом деле верность является щедрой данью искренней и неподдельной любви. 

    Только любовь способна возродить в человеческой душе нескончаемое уважение и полную готовность к самопожертвованию. Собственная мысль способствует формированию индивидуальности. Благодаря тому, что имеешь свою позицию, можно значимо выделяться среди толпы и не поддаваться общественному мнению. В таком случае нам никто не сможет навязать чужие размышления. Именно поэтому очень важно быть верным перед собой. 

    Измена — это предательство. Этот поступок считается самым неприятным и позорным явлением человеческой жизни. В лице предателя может выступать родной и любимый человек, которому доверялось очень многое. Поэтому полученный удар от предателя можно сравнить с воткнутым ножом в спину. Наверное, каждый человек зависим и нуждается, в том, чтобы рядом была близкая душа, которой можно было бы рассказать самое сокровенное и поделиться чем-то полезным и насущным. Не существует ничего не приятнее и пакостнее, чем оказаться преданным.

    Очень часто в жизни случается так, что измена происходит в самый неподходящий момент, когда, итак, проблемы просто наваливаются со всех сторон и тяготят. А тут бы поделиться с близким человеком о произошедших неприятностях, спросить совета, но, увы, этот человек уже числится во врагах. Он предал, изменил и подставил. От этого человеческая душа разрывается на мелкие частички от боли. Конечно, преданный человек максимально стремится к тому, чтобы скорее все преодолеть и пережить этот досадный период жизни. Но, собраться очень сложно.

    После измены больше не хочется никому доверять, преданный человек начинает во всем искать подвох. Стоит акцентировать внимание на поведении предателя, как он себя ведет. Рассказывает ли почему все так произошло? Просит ли прощения? Все бывает в этой жизни и от ошибок никто не застрахован. Может быть даже и такое, что по жизненным обстоятельствам или под влиянием чужого мнения мы не умышленно подставляем другого человека. Самое главное вовремя опомниться, искренне раскаяться и попросить прощения. Если действительно можно найти оправдание совершенному, то можно и простить человека, дав ему еще один шанс, чтобы все наладить и вернуть честные и доверительные отношения.

    Не нужно замыкаться, жизнь продолжается, поэтому необходимо двигаться дальше. В первую очередь все мы люди и должны терпеливо относиться друг к другу. Наша жизнь, итак, наполнена всевозможными трудностями различного характера, поэтому нужно трепетно и с огромным уважением относиться к любящим и любимым людям.  

     Рекомендации по раскрытию направления итогового сочинения «верность и измена» ФИПИ:

    В контексте данного открытого направления будет уместным подумать о верности и измене как радикально противоположных проявлениях человеческой натуры. Рекомендуется проанализировать категории измены и верности с морально-этической, философской, психологической точек зрения, а также обращаясь к повседневным реалиям и произведениям литературы.

    Категории «верность» и «измена» занимают ключевую роль в сюжетах многих произведений разных эпох и характеризуют мыли и дела героев в ситуациях нравственного выбора как в личностных взаимоотношениях, так и в социальном аспекте.


       

    Темы и вопросы, которые можно рассмотреть в рамках направления «Верность и измена»

    Что означает верность?
    К чему приводят измены?
    Как, по- вашему, связаны понятия верность и любовь?
    Как, по-вашему, связаны верность и дружба?
    Чем опасна измена?
    Подтвердите или опровергните высказывание У. Черчилля: «Глуп тот человек, который никогда не меняет своего мнения».
    Можно ли простить предательство?
    В чем причины измен и предательств?
    Когда возникает выбор между верностью и предательством? 
    Как вы понимаете слово «верность»?
    Важно ли быть верным слову? Что толкает человека на измену?
    Согласны ли Вы с утверждением: «Изменник и трус – одного поля ягода»
    Какими качествами должен обладать настоящий друг?
    Как вы понимаете высказывание Плутарха: «Предатели предают прежде всего себя самих»?
    Как влияет предательство на отношения?
    «Разве от себя убежать возможно, родину бросив?» Гораций Какое предательство самое страшное?
    Согласны ли вы с утверждением: «Доверие — признак мужества, а верность — свидетельство силы»?.
    Согласны ли вы с утверждением «Кто в верности не клялся никогда, тот никогда её и не нарушит»?. (Август Платен)
    Может ли быть неверным благородное сердце? 
    Можно ли иметь дело с человеком, которому нельзя доверять?
    Подтвердите или опровергните слова Ф. Шиллера: «Верная любовь помогает переносить все тяготы»?
    Как вы понимаете слова: «Чтобы сохранить любовь, надо не изменять, но изменяться»? (К. Мелихан)
    Согласны ли вы с утверждением Н. Чернышевского: «Для измены Родине нужна чрезвычайная низость души»?
    Можно ли быть героем, сражаясь против Родины?
    Можно ли назвать собаку самым верным другом?
    Почему измена друга гораздо болезненнее, чем измена любимой?
    Согласны ли вы с изречением Лопе де Вега «Измена другу — преступленье без оправданья, без прощенья»?
    Можно ли утверждать, что верность друга – «самое драгоценное, что вообще может быть дано человеку»? (Э. Тельман)
    Как Вы понимаете высказывание В. Гюго: «Наполовину друг — предатель вполовину»?
    Как Вы понимаете смысл высказывания: «Неверный друг подобен тени, которая влачится за тобой, пока светит солнце».
    Нужно ли быть верным самому себе? Справедливо ли утверждение Л. Сухорукова: «Кто верен только себе, неверен всегда с другими»?
    Согласны ли Вы с высказыванием: «Кто никогда не меняет взглядов, больше любит себя, чем истину»? (Жозеф Жубер)
    Как Вы думаете, почему предатели предают прежде всего самих себя?
    Как Вы понимаете высказывание: «Быть подлинным значит быть верным самому себе»? (Ошо)
    Согласны ли Вы с высказыванием А.П. Чехова: «Верность — это то качество, которое утратили люди, но сохранили собаки»?
    Согласны ли Вы с народной мудростью: «Верный друг лучше сотни слуг»?
    Справедливо ли утверждение: «Кто испытал привязанность к верной и умной собаке, тому нет нужды объяснять, какой горячей благодарностью платит она за это»?.
    Может ли верность принести человеку разочарование?


    Ещё темы:
    Патриотизм — это верность Родине.
    Можно ли быть верным другим, оставясь верным себе?
    Верность как основа честности и чести.
    Измена — это предательство или верность своми интересам?
    Прощение измены — это признание правоты изменника, собственная слабость или любовь?

    Цитаты по теме: верность и измена

    Мужчина изменяет из любопытства к другим женам, а женщина – от отсутствия к ней любопытства своего мужа. В.Брусков

    Я различаю измену и неверность. Измена касается тела, неверность – души.

    Человек может изменить не только телом, но и душою! В.Маныч. 

    Измена, как и любовь, может быть платонической. Т. Бакрджиев.

    Измена – вещь более позорная, чем убийство. Эрнст Хайне

    Я обещаю хранить тебе верность всю ночь напролет. 

    Верность в любви – это всецело вопрос физиологии, она ничуть не зависит от нашей воли. Люди молодые хотят быть верны – и не бывают, старики хотели бы изменить, но где уж им. Оскар Уайльд

    Последовательность создает стиль, так же как постоянство создает силу. Г. Флобер.

    Собаки верны не нам, а куску, который мы им подаем. 

    Я не могу хранить верность флагу, если не знаю, в чьих он руках. П. Устинов

    Измену простить можно, а обиду нельзя. А.Ахматова.

    Постоянство внушает больше доверия, чем таланты и достижения. Эдвин Перси Уиппл

    Постоянство – это всегдашняя мечта любви. Люк де Клапье Вовенарг

    Непостоянство – единственное качество, в котором люди постоянны. Гораций Смит

    Мужское постоянство может наскучить, женское – никогда. Оноре де Бальзак

    Тот предан, кто отвращает зло; то деяние, что беспорочно… Хитопадеша

    Хранить верность – это достоинство, познать верность – это честь. Мария фон Эбнер-Эшенбах

    Люблю измену, но не изменников. Цезарь

    Верность – дело совести. А измена – дело времени.

    Не уверен – не предавай. М. Звонарев

    Настоящая любовь – единственная оказия для измены. Я.Рутковская.

    Неверность — это когда тебе нечего сказать мужу, потому что все уже сказано другому.

    Если держишь собаку на привязи, не ожидай от нее привязанности. А. Вильметр

    Многие жены не изменяли бы мужьям, если бы знали более тонкий способ отомстить. Ю. Булатович.

    Работая над темой верности и измены, важно не концентрироваться исключительно на отношения мужчины и женщины. Измена и верность — многогранные, многоаспектные явления, проявляющиеся в самых разных ипостасях нашей жизни.

    Тема верности и измены может осмысливаться в трёх основных контекстах:

    1. Верность и измена в любви.

    2. Верность и измена идеалам

    3. Верность и измена Родине, народу.

     

    Верность и измена — аргументация для итогового сочинения

    Далее рассмотри аргументы, которые можно привести в размышлениях по направлению измены и верности.

     

    На что способна верность? (М.А. Булгаков «Мастер и Маргарита»)

    Маргарита любила своего избранника настолько, что отважилась продать душу дьяволу. Она способна была разыскивать его по всему миру и даже за его пределами. И даже когда надежды найти Мастера уже не оставалось, она сохраняла ему верность.

     

    Почему люди изменяют? (Л.Н. Толстой «Война и мир»)

    Героиня романа Толстого Наташа Ростова сохранить верность Болконскому не смогла. Духовная измена с Анатолием Курагиным чуть было не завершилась совместным с ним побегом. К измене её подтолкнули 2 причины: неопытность в житейских делах, а также неуверенность в Андрее и их будущем. Отправляясь на войну, Андрей так и не объяснился с Наташей относительно их отношений. В свою очередь Курагин поспешил обольстить её. Молодая и неискушённая превратностями  Наталья последствия своего выбора предусмотреть не смогла. Лишь случай спас её позора.

     

    К чему ведут измены? (М.Ю. Лермонтов «Герой нашего времени»)

    Измены случаются по разным причинам, но чаще всего это происходит в  браках, не основанных на любви. Актуальный пример мы встречаем в романе М.Ю. Лермонтова «Герой нашего времени». По сюжету Вера выходит замуж за нелюбимого ею мужчину.  В результате, когда она встречает в жизни настоящую любовь, совершает измену супругу. Чувства нелюбимого супруга  Веру не беспокоят, она в принципе не считает, что обязана хранить ему верность. Причин замужества без любви в романе не приводится. Однако очевидно, что невыносимо жить с нелюбимым человеком. А тому, кого обманывают в такой ситуации, — ещё хуже. 

     

    Проблема выбора между верностью и предательством чести и своих идеалов. (А.С. Пушкин «Капитанская дочка»). 

    Когда в рассказе Пугачев захватывает крепость, у её обитателей возникает выбор: сохранить верность долгу либо же сдаться Пугачеву. В итоге основная часть жителей преклоняется перед Пугачёвым. Однако действительно отважные люди, такие как комендант Иван Кузьмич и его супруга Василиса Егоровна присягать «самозванцу» отказываются, чем обрекают себя на верную смерть.

    Верность своим принципам(М.А. Булгаков «Мастер и маргарита»).

    Вера Мастера в своё дело была столь сильна, что предать его он просто был не в состоянии.  Бросить его на растерзание завистливым критикам было для Мастера непостижимо. В итоге  ради сохранения своего труда Мастер решил его вообще уничтожить. 

     

    Верность предательства — обзор

    Верность предательства: к церкви за пределами веры. Питер Роллинз. Брюстер, Массачусетс: Paraclete Press, 2008. 196 страниц.

    Мы вступили в эпоху постмодерна, эпоху, когда общепринятая мудрость и рационализм больше не господствуют. Все перевернулось, что потребовало новых взглядов на мир, в том числе на религиозный мир. Этот новый век отмечен явным антиинституционализмом, когда отвергаются обычные способы организации жизни.Поскольку церкви являются институциональными существами, они подвергаются критике в постмодернистском анализе, как и доктринальные профессии. Самое интересное — это привлекательность такого понимания среди молодых евангелистов.

    Питер Роллинз — один из тех молодых евангелистов, которые ставят под сомнение принятые традиции. Он стремится принять радикальное христианство, которое в этой книге требует некоторого предательства традиционной веры и обычаев. Чтобы дать читателю почувствовать вкус будущего, Роллинз начинает свою книгу с размышлений об Иуде.Переворачивая с ног на голову фразу «Что сделал бы Иисус?» Роллинз спрашивает: «Что бы сделал Иуда?» Иуда печально известен своим предательством Иисуса, поэтому, используя акт предательства Иуды как метафору, Роллинз спрашивает, предаст ли Иисус современное христианство.

    «Скорее, спрашивая, предаст ли Иисус христианство, как Иуда предал Христа, я спрашиваю, планировал ли Иисус падение христианства во всех его проявлениях. Или, если быть более точным, я спрашиваю, всегда ли христианство в его наиболее возвышенном и революционном состоянии требует от правоверных предательства »(стр.6)

    Если мы хотим быть верными христианской вере, то, возможно, мы должны ее предать.

    Если быть верным — значит быть предателем, то Иуда становится своего рода героем. «Последнее искушение Иисуса» изображает Иуду именно так; Передавая Иисуса властям, Иуда выполняет свою задачу. Мы следуем примеру Иуды, когда предаем институциональное христианство, чтобы его распяли, чтобы могло родиться что-то новое. Иуда — не единственный предатель, которого следует учитывать.Авраам проявил свою верность, предав своего собственного сына, а затем оспорив решение Бога разрушить Содом. Еще есть Иаков, который борется с Богом, бросая вызов Его власти. На протяжении всего Священного Писания мы читаем о фигурах, бросающих вызов существующему положению вещей, как это должно быть. В конце концов, их действия подтверждают дальнейшую историю и становятся для нас примерами.

    Как человек, который провел много времени в евангелическом мире, я знаю, что вопросы авторитета Библии находятся в центре внимания.Еще в 70-х и 80-х, когда я был студентом колледжа и семинарии, была широко разрекламированная «Битва за Библию». Моя собственная семинария попала под перекрестный огонь — меня обвинили в предательстве евангельских идей. Его преступление состояло в том, что он заменил заявление о безошибочности на утверждение о непогрешимости. Что интересно в постмодернистских евангелистах, так это то, что их гораздо меньше беспокоят споры о безошибочности. Более того, они склонны избегать споров по поводу критического изучения Библии, часто «предкритически» рассматривая текст.Это решение является результатом отказа от рационалистической отправной точки, которая, по их мнению, определяет как правые, так и левые.

    Роллинз считает ошибкой увлекаться интеллектуальными попытками защитить фактические утверждения Библии.

    «Таким образом, те организации, которые защищают библейскую безошибочность, тратят много времени и энергии, пытаясь предложить объяснения, которые эффективно разрешат любые проблемы, которые они представляют в Библии. Однако именно этот процесс рационального оправдания делает фундаментализм очень современным явлением, которое ставит его в противоречие с более древней традицией безошибочности, существующей внутри церкви »(стр.43-44).

    Роллинз признает необходимость критического изучения Священного Писания, но не считает, что это помогает вести человека к жизни веры. Более важным является религиозное чтение, которое он называет «второй наивностью». Цель этого чтения не интеллектуальная, а трансформационная. То, что в библейских рассказах есть противоречия, не следует рассматривать как проблему или даже удивление. Цель текста не в предоставлении информации, а в том, чтобы пригласить человека в жизнь веры.

    Я с пониманием отношусь к утверждениям Роллинза о Священных Писаниях, поскольку я тоже рассматриваю их как приглашение к жизни в вере. Однако меня немного беспокоит то, что я считаю преждевременным переходом к религиозному чтению. Тот факт, что так много людей неграмотны с точки зрения Библии, предполагает, что нам, возможно, придется потратить немного больше времени на критические вопросы, а затем перейти к событию, которое является Словом Божьим. При этом я согласен с ним в его определении Слова Божьего как «того, что верующий встречает как присутствие, исходящее из самого сердца текста, присутствие, которое никогда не может быть зафиксировано каким-либо исповеданием веры или вероучением, каким бы прекрасным и глубоким оно ни было »(с.55). Эта работа может потребовать от нас определенного акта предательства, даже самих слов.

    Если Библия требует нового чтения, то же самое и наше понимание Бога. Чтобы понять Бога, мы должны выйти за рамки наших попыток объективировать Бога и начать рассматривать Бога как субъект. Действительно, это будет встреча между субъектом и субъектом. Он начинает свой разговор с упоминания древних представлений об имени (именах) Бога. Знать имя — значит иметь власть над Богом. Но в еврейском тексте имя либо не раскрывается, либо раскрывается таким образом, что невозможно узнать имя Бога и управлять им.Он противопоставляет историю Лилит, первой женщины, которая соблазняет Бога, и Моисея, который спрашивает имя Бога, но не называет его, по крайней мере, не совсем точно.

    Если вы пытаетесь манипулировать Богом, называя Бога, другой способ приручить Бога — это следовать Декарту и превратить Бога в философскую систему. Бог существует, потому что идея требует существования. Бог должен существовать, потому что невозможно придумать что-то, что выходит за рамки наших возможностей творить. Такой Бог — существительное, но истина находится в глаголе «Бог», «Бог — событие».Когда мы думаем о Боге с точки зрения фактов, Которого можно определить и защитить, тогда всегда существует опасность опровергнуть эти идеи. Заимствуя у Ницше, Роллинз спрашивает, должна ли старая идея Бога как существительного и фактического утверждения умереть. Проблема картезианского понимания Бога в том, что оно не ведет к трансформации. Это не приводит к любви к врагам. Это может дать смысл, но мало что другое.

    Если картезианское понимание должно быть изменено, тогда мы вступаем на рискованную территорию.Мы должны принять то, что Бонхёффер называл безрелигиозным христианством. Эта идея пронизывает книгу. Христианство в понимании Роллинза — это религия без религии. Это отказ от эгоцентричной веры. Это вера, которая возникает из любви, а не из нужды. Вопрос, который мы должны задать, заключается не в том, истинно ли христианство на фактической основе, а в том, что оно истинно в том смысле, как оно влияет на благо жизни людей, которых оно затрагивает.

    Наиболее глубоким и, возможно, одновременно тревожным и временами сбивающим с толку, является радикальное игнорирование религиозных систем.Идея о том, что мы можем иметь веру благодаря нашей способности систематизировать веру, не только подвергается сомнению, но и отвергается. Вера возникает из события, которым является Бог. Христианство одновременно религиозно и нерелигиозно. Структуры могут быть необходимы, но они также не нужны. Это потому, что христианство в своей глубине выходит за рамки систем и структур. Чтобы быть христианином, требуется готовность предать саму систему, определяющую веру. Доктрина не первична, первична жизнь с Богом.

    Если жизнь является центром веры, то объединение общин веры является ключевым моментом.Это не институционально, а радикально не институционально. В центре внимания не доктрины или практики, а жизнь с Богом и друг с другом.

    «Вместо того, чтобы формировать церкви, в которых вера ставится перед поведением, а поведение — перед принадлежностью, в традиции существует обширное пространство для формирования сообществ, которые отмечают принадлежность друг другу в ходе чуда и после него, принадлежность, которая проявляется в коллективном согласованные ритуалы, вероучения и действия.Посреди всего этого эти сообщества могут также поощрять живые, горячие и уважительные дискуссии о природе и форме веры »(стр. 161).

    То, что видит Роллинз, — это радикальная форма христианства, которая желает предать собственное кажущееся благополучие, чтобы быть верным Богу. Это христианство, которое меньше сосредотачивается на доктринах и учреждениях, а больше на людях, которые исповедуют веру. Если необходимо, оно готово подвергнуть сомнению и бросить вызов даже Богу. В самом деле, для того, чтобы быть верными, от нас может потребоваться оставаться за пределами небес.

    Это интригующая книга. Как и другие подобные вещи, вышедшие из движения Emergent, он предполагает, что старые способы ведения дел не работают. В доктринальных и институциональных формулировках нет жизни, и поэтому, чтобы быть верными, мы должны отказаться от них — даже если для этого потребуется отказаться от нашего представления о Боге. Отчасти потому, что она постмодернистская, эту книгу нелегко читать и понимать. Он оказывается сложным и глубоким. Но это стоит прочитать.В определенных моментах можно захотеть дать отпор. Например, хотя я согласен с тем, как лучше всего использовать Священное Писание в жизни веры, я чувствую, что нам все еще нужно уделять больше внимания критическому изучению Писания, отчасти потому, что это изучение может освободить нас от доктринальных оснований. утверждения, которые мешают нам жить перед Богом таким образом, который меняет нашу жизнь и сам мир. При этом это важное свидетельство нового образа жизни христианской веры.

    Верность Марко Миссироли обзор

    I

    Нетрудно понять, почему Netflix выкупил права на телевидение этого абсолютного оскорбителя итальянского писателя Марко Миссироли, лауреата призов, о цене верности и предательства в браке.

    Действие происходит в Милане. История начинается в 2009 году с 35-летнего Карло Пентекоста, профессора творческой литературы по совместительству, который увлечен одной из своих учениц, 22-летней Софией. После того, как студент-первокурсник заходит в общий университетский туалет и видит пару в клинче, «его тело покрывает ее, руки поглаживают шею», Карло вызывают к декану, чтобы он объяснил свои мысли. Это было недоразумение: София упала в обморок, Карло помог ей подняться, вот и все. Декан уверяет его, что никаких последствий не будет.Но это, конечно, еще не все. Карло намеревался соблазнить Софию, но когда настал момент, он не смог с этим справиться.

    Пытаясь добиться морального превосходства, Карло чувствует себя обязанным рассказать всем о «недоразумении», как оно становится известно, в том числе своей жене Маргарите, которая работала архитектором и агентом по недвижимости. Несмотря на их сексуально страстный и близкий брак, Маргарита серьезно сомневается в версии произошедшего со стороны своего мужа, переигрывая сцену в своем воображении и даже собираясь поспорить с Софией по этому поводу.

    Для Карло этот инцидент приносит позор: «унижение от того, что он подтвердил себе, что не может этого сделать. Он не мог трахнуть студента, и то, как он вел себя постфактум…. оправдывая себя за то, что он даже не мог сделать ».

    ПРОЧИТАЙТЕ БОЛЬШЕ

    Маргарита тем временем готовится к собственному маленькому предательству в форме разыгрывания влюбленности в своего физиотерапевта, 26-летнего Андреа, красивого головореза с нежными прикосновениями, который лечит ее от воспаленного сухожилие бедра.

    По мере того, как развивается безответная одержимость Карло Софией, Маргарита культивирует более тонкое соблазнение Андреа, чьи хобби включают незаконные собачьи бои и бои голыми руками с безработными иммигрантами на окраине города.

    И Карло, и Маргарита не хотят признавать, как их измены могут повлиять на их брак; Миссироли в этом отношении безжалостен: «Она бы предала кого угодно из-за широких плеч Андреа. Для его ягодиц.Потому что он был молод. …. И больше всего: из-за желания мальчика к ней. «Видеть себя желанной примитивно, как это было до сражений, алтарей и закладных», — пишет он в манере, напоминающей Ханифа Курейши. Для Карло: «его голод по Софии превращался в беспокойство из-за того, что семейный очаг мешал ему жить полноценной жизнью, половина его самого боролась с другой половиной».

    Еще есть мать Маргариты Анна, швея на пенсии, которая после смерти мужа обнаруживает тайник открыток, спрятанный в подвале.Написанные ему неизвестной женщиной и датируемые 1970-ми годами, они заставляют Анну задуматься о значении ее брака.

    Миссироли сказал, что он был вдохновлен написать Федельта после разговора с собственным отцом, который признался, что всегда был верен матери Миссироли, но ценой отказа от части себя, и это дилемма — о том, можем ли мы быть верными себе, не предавая людей, которых любим, — вот что движет повествованием.

    Умная структура, в которой персонажи пересекают жизни друг друга и улицы Милана. Вторая половина книги происходит девять лет спустя. «Верность» изобилует болью и удовольствием, кровью, потом и спермой.

    Его описания сцен кровавой драки между собаками и людьми пульсируют своего рода жестоким мачизмом, я не уверен, что вы найдете сегодня в английском романе, и неудивительно, что сериал Netflix, выходящий в конце 2021, режиссер Андреа Молайоли, известная Suburra.

    Роман вышел в Италии в 2019 году и сразу стал бестселлером, а его публикация в Великобритании была отложена с прошлого года из-за пандемии.

    Однако его неуклюжий перевод сильно разочаровал.Человек с раненой ногой, прислонившийся к шкафу, — «беспокойный фламинго»; после неверности Маргариты «при пробуждении на нее напало недоверие», в то время как София «отдала бы все желаемое, как того хотел Пентекост». Ой.

    Пусть это вас не смущает. Прочтите «Верность» до конца года. Книги почти всегда лучше, чем их телеадаптации.

    «Верность» Марко Миссироли в переводе Алекса Валенте (W&N, 14,99 фунтов стерлингов)

    Этот роман о супружеской неверности, приобретенный Netflix, является обязательным к прочтению.

    Кредит:

    Жизнь Шпион
    Род Бартон, Black Inc., $ 32,99

    Еще с юных лет, когда он был бойскаутом, Род Бартон мечтал стать секретным агентом. Он осуществил свою мечту, как это убедительно демонстрируют его мемуары, часто представленные в тупиковой и забавной манере, но, должно быть, были времена, когда ему в голову пришла старая пословица о том, что нужно быть осторожным в своих желаниях.

    Его специальностью был Ближний Восток, и его знания в области вооружения сослужили ему хорошую службу по мере продвижения по служебной лестнице в австралийской разведке. Но это также привело к конфронтации с правительством и ЦРУ по поводу того, что он называет «фиаско» второй войны в Ираке и провала разведки в отношении оружия массового уничтожения.

    Большая часть его карьеры была рутинной, но была опасность — в основном из-за алкоголя во время рождественских мероприятий в Лондоне, а иногда и в взорванных бункерах в Ираке.

    Кредит:

    Пекинское бюро
    Редакторы, Тревор Уотсон и Мелисса Робертс, Харди Грант, 32,99 долларов США

    Когда Пол Раффаэле прибыл в Пекин в 1973 году в качестве первого журналиста Австралии в Китае Мао, он почувствовал себя как будто он вступил в роман Джона ле Карра.И большая часть его вклада в этот потрясающий сборник статей австралийских журналистов, которые в разное время там работали, читается как одна.

    Его прибытие связано с отъездом Майка Смита, последнего австралийского журналиста, покинувшего Китай по мере того, как отношения между двумя странами достигли нового уровня. Оба они яркие, вызывающие воспоминания и явно основанные на интенсивном жизненном опыте.

    Как и воспоминания Али Мур о пребывании там в решающий момент, когда, по ее словам, КПК заключила сделку с людьми — богатство за послушание.Точно так же воспоминания Хелен Чанг о Китае в середине 1980-х годов обладают реальной непосредственностью. Воспоминания «ботинок» журналистов.

    Кредит:

    ФИКЦИЯ

    Верность
    Марко Миссироли; trans., Alex Valente
    Weidenfeld & Nicholson, $ 32,99

    Маргарита и Карло счастливы в браке, но даже до того, как мы заметим это счастье, нам показывают, что Карло привлекает один из его учеников, как Маргарита — ее физиотерапевта. .Оба персонажа страстно заботятся о своем браке и друг о друге, но Марко Миссироли с умом и сочувствием рассматривает, как и почему такие люди могут оказаться блуждающими за пределы данных обещаний.

    Впервые опубликованный на итальянском языке как Fedeltà в 2019 году и уже выпускаемый на Netflix, этот тонкий роман был признан показательным исследованием супружеской неверности, но он также выходит за рамки темы верности в традиционном браке и исследует различные виды супружеской неверности. сексуальная верность.И это касается более абстрактных понятий лояльности и предательства, включая идею верности семье, идее, месту или ощущению своей истинной сущности.

    Кредит:

    Ник
    Майкл Фаррис Смит
    No Exit Press, $ 29,99

    Этот роман придумывает предысторию Ника Каррауэя, рассказчика классического романа Фицджеральда Великий Гэтсби , и подвергает его опыту, который, несомненно, произведет более глубокого и мрачного Ника, чем кривый наблюдатель оригинала.

    Он видит окопы Первой мировой войны в ужасных деталях, у него романтический перерыв в Париже, который становится плохим, а затем он проводит какое-то кошмарное послевоенное время в Новом Орлеане, прежде чем переехать в Нью-Йорк.

    Во все более популярной практике написания романа, сочетающегося с другими романами, некоторые авторы невольно раскрывают свои ограничения, в то время как другие могут создать историю, которая работает сама по себе или вносит что-то новое и ценное для нашего понимания оригинала.Майкл Фаррис Смит не справляется с этой задачей, но больше вопреки его фицджеральдскому вдохновению, чем из-за него.

    Кредит:

    Ариадна
    Дженнифер Сэйнт
    Wildfire, $ 32,99

    Большинство людей помнят о Минотавре то, что это был чудовищный получеловек и полубык, живший в лабиринт на Крите, и в конечном итоге был убит греческим героем Тесеем с помощью молодой принцессы Ариадны.

    Дженнифер Сэйнт рассказала эту историю более подробно, хотя и простым языком, с точки зрения Ариадны. При этом она верна деталям оригинальных мифов, но смещает акцент в истории на женских персонажей, которых больше, чем большинство людей может вспомнить, создавая Тесея, который ни в коем случае не является героем, которым он является. обычно взламывают, чтобы быть.

    Мать Ариадны, Пасифа, переживает ужасные времена во всех версиях этого мифа, поскольку она также является матерью Минотавра, в то время как ее младшая сестра Федра тоже тянет не одну короткую соломинку.По сути, это пересказ истории, но он также идет глубже.

    Кредит:

    The Committed
    Viet Thanh Nguyen
    Corsair, $ 32,99

    Его первый роман The Sympathizer получил Пулитцеровскую премию в 2016 году для Viet Thanh Nguyen и The Committed — продолжение, в котором рассказывается тот же неназванный рассказчик, который большую часть раннего романа провел в качестве шпиона в Северном Вьетнаме, сначала в Южном Вьетнаме, а затем в США.

    Вернувшись во Вьетнам, он и его друг Бон попадают в плен, подвергаются пыткам и «перевоспитываются» перед побегом. В начале года The Committed рассказчик и Бон прибыли во Францию ​​в качестве беженцев и оказались в преступном мире наркотиков и насилия.

    Но появление в этом романе шпионского триллера на самом деле всего лишь упаковка идей о колонизации, капитализме и национализме, которые глубоко погружаются в сложность этих вещей и их зачастую убийственно ужасные обычаи.Это та редкость, насыщенный боевыми действиями роман идей. Это интеллектуально тонкий и требовательный, блестящий, но иногда трудный для чтения.

    Верность и предательство в аббатстве Нортангер, Джейн Остин. Фри-эссе. Пример

    .

    Очерк, Страницы 7 (1524 слова)

    Использование верности и предательства в романе «Нортангерское аббатство» подчеркивает социальные и политические волнения в Англии во время его написания. 1790-е годы были временем особого беспокойства, особенно для аристократических высших классов, которые выражали крайнюю нервозность по поводу того эффекта, который Французская революция могла иметь в Англии.Последовательные повороты и повороты, от обещаний к невыполненным обещаниям, от верности к предательству, от готических тем к сентиментальному реализму, отражают бурные времена, в которых был установлен роман; и особенно преднамеренный переход к пародии на типичные готические условности, помог Остин усилить трудный, нестабильный, а иногда и ужасающий опыт женщин в этом возбужденном патриархальном обществе.

    Сдавайте бумагу самого высокого качества
    Обратитесь к квалифицированному писателю, который поможет вам с

    «Верность и предательство в аббатстве Нортангер, авторство Джейн Остин»

    Получите качественную бумагу

    НОВИНКА! AI согласование с писателем

    В этом эссе будет показано, как использование Остин языка и структуры подчеркивает верность и предательство на протяжении всего романа; как авторы, изменяющие и объединяющие правила разных письменных жанров, усиливают эти две темы, что, в свою очередь, подчеркивает контекстуальные опасения.

    На протяжении всего романа Остин предлагает готические ситуации, но затем обращается с ними реалистично; Примером этого является похищение Кэтрин руками Джона Торпа, которое отражает типичные сцены похищения, которые готические писатели конца восемнадцатого века включали в свои романы.

    После того, как Кэтрин проигнорировала ее просьбу «убежать в этот момент», «не имея возможности уйти, она была вынуждена отказаться от своей точки зрения и подчиниться» (Остин, стр. 62). Эта сцена затрагивает темы верности и предательства на многих уровнях; он подчеркивает предательство Остин от сентиментальной реалистической литературы, включая готические сцены, затем предает готический жанр, превращая похищение Кэтрин в не более чем скучную «туристическую экскурсию», которая даже не доходит до ее ожидаемой готической сцены в замке Блейз.

    Узнайте смету стоимости вашей бумаги

    «Вы должны согласиться с условиями предоставления услуг и политикой конфиденциальности»

    Это также подчеркивает предательство доверия Джона Торпа в отказе позволить Кэтрин выйти и провести ее предыдущую помолвку с Тинли (Корреа, стр.45). Язык, использованный Остин для выражения гнева Кэтрин, подчеркивает, что женщины остались беспомощными в руках властных мужчин; сказав, что она «не имела власти» и должна была «подчиниться» его желаниям, подчеркивает, что даже поверхностный персонаж Джона Торпа может контролировать женщин в патриархальном обществе, окружающем роман.Его верность выдает его способность манипулировать и устранять то, что Генри Тилни считает единственной властью, оставшейся женщинам в то время, — правом выбора. Это усиливает различие между Торпом и Генри Тилни, которые понимают, что женщины обладают «правом отказа», и подчеркивает «симметрично уравновешенные» персонажи Тилни и Торпа (Остин, стр. 54) (Корреа, стр. 45).

    Контрастный баланс персонажей Торпа и Тинли усиливает темы верности и предательства на протяжении всего романа; а также помогает подчеркнуть трудности, с которыми женщины сталкивались в то время.Если Кэтрин считается героиней, то Изабелле предлагается роль антигероини. Ее прозрачная верность явно подчеркивается ее притворной преданностью брату Екатерины Джеймсу, и, как она говорит с типичной гиперболой: «Если бы я владела миллионами, будь я хозяйкой всего мира, ваш брат был бы моим единственным выбором», читатель чувствует, что вся сила ироничного остроумия Остин, когда надвигающееся предательство привязанностей Джеймса с появлением капитана Тилни витает прямо за горизонтом (Остин, 87).Непостоянная дружба и эмоции Изабеллы подчеркивают тонкий разрыв между верностью и предательством, который пронизывает весь роман. Они также подчеркивают незначительную роль женщин во времена романа и крайности, через которые пришлось пройти молодым женщинам, чтобы достичь стабильности в обществе, управляемом мужчинами.

    Ее предательство Джеймса и Катерины по его инициативе можно рассматривать, с одной стороны, как акт безжалостного хладнокровия, но также как акт выживания. Ее неправильное представление о богатстве, которое может быть достигнуто за счет брака с Морландом, когда оно реализовано, обеспечивает пугающее будущее для женщины, от которой в обществах, таких как те, что живут в Бате, всегда ждут, что они будут выглядеть прилично, модно и уважаемо.Неудивительно также, что роль капитана Тилни, нарушившего помолвку Изабеллы и Джеймса, а также его собственную, преуменьшается в патриархальном обществе. Гладкая дискуссия Генри приводит Кэтрин к размышлениям с использованием свободного косвенного дискурса, что «Фредерик не мог быть непростительно виновным, в то время как Генри делал себя таким приятным» (Остин, стр. 161). Это согласие Кэтрин также можно рассматривать как предательство Изабеллы, поскольку вместо попытки спасти некоторое уважение к природе своего бывшего друга, она позволяет объединяющей защите Генри по отношению к Фредерику пересилить ее и уступает мужскому превосходству.

    Роль Изабеллы как антигероини используется для высмеивания «сентиментальных представлений о дружбе», поскольку ее ассоциации и близкое общение с персонажами романа используются для повышения ее перспектив замужества и статуса в обществе, а не для выражения искренней привязанности (Корреа, стр.46). У нее нет никаких сомнений в том, чтобы заменить верность предательством, и это подчеркивает незавидную роль, которую в то время играли женщины с амбициями. В отличие от персонажа Элеоноры Тилни, у нее нет скрытых намерений, ее отношение и недвусмысленный язык говорят «с простотой и правдой и без личного самомнения», что подчеркивает разницу между ней и Изабеллой (Корреа, стр.49). Однако признание Элеоноры Кэтрин в том, что она является лишь « номинальной любовницей », когда она сообщает ужасающую новость о том, что Кэтрин должна покинуть аббатство Нортэнгер, немедленно напоминает читателю о статусе женщин и о том, как респектабельная, образованная и вежливая Элеонора принимает ее место. вместо мужского доминирования Генерала (Остин, стр. 166). Это подчинение и принятие прямо контрастирует с безудержной решимостью Изабеллы и подчеркивает, как привилегированная женщина, представленная Элеонорой, может легко привыкнуть к комфортной роли в патриархальном обществе, в то время как менее удачливая женщина, такая как Изабелла, должна использовать любые доступные устройства для достижения аналогичных результатов. положение дел.

    Подобно разному статусу состояния и статуса Изабеллы и Элеоноры, преданность генерала Тилни Кэтрин меняется, когда он понимает, что она не наследница. Его ухаживания за ней на протяжении всего романа, как показывает Генри Тилни, столь же поверхностны, как и ухаживания Изабеллы за Джеймсом, поскольку он получает ложную информацию от постоянно озадаченного Джона Торпа, что она ожидает богатого наследства. Когда она понимала, что причина, по которой ее удалили из аббатства, совпала с осознанием Генералом, что ее прошлое было более скромным, чем первоначально предполагалось, чувства Кэтрин к Генералу описываются с использованием свободной косвенной речи: его жена, она почти не согрешила против его характера или преувеличивала его жестокость » (Остин, стр.183). Это повторное введение готических тем, которые мучили Екатерину на протяжении всего ее раннего пребывания в аббатстве, используется, чтобы подчеркнуть, что реальность того, как с ней обращались, намного хуже, чем любая воображаемая убитая жена или любые скелеты, прячущиеся в шкафах. Предательство генерала Екатерине подчеркивает власть мужчин над женщинами, а готические отсылки подчеркивают серьезность настоящих ужасов, с которыми пришлось столкнуться женщинам в обществе, которое сделало их бессильными перед жестокостью мужских эмоций.Комические сцены с сундуком и шкафом в ее спальне в аббатстве теперь можно рассматривать почти как метафорические предчувствия «патриархального насилия и угнетения женщин», с которыми она столкнется от рук архетипического готического злодея, которого изображает Генерал ( Корреа, стр.59).

    Включая готические темы в роман, который, как ожидается, будет включать более сентиментальный реалистический подход, Остин может подчеркнуть беспорядки в Англии на рубеже восемнадцатого века, вызванные угрозой революции.Множество поворотов сюжета, частные разговоры, например, между Торпом и Генералом, раскрывающие ложную информацию, деликатные, творческие и искусственные обстоятельства, в которых оказываются такие персонажи, как Изабелла и Кэтрин, необходимость произвести впечатление и выразить материал. богатство и знания усиливают чувство нервозности и беспокойства, которое могло бы испытать это общество. Предательство Остин существующих условностей с использованием готических отсылок также используется, чтобы подчеркнуть готику реальной жизни или « домашние ужасы », которые многие женщины испытали бы в этом патриархальном обществе (Correa, p.78).

    Остин использует образ готической героини, которая бессильна и находится во власти своих обстоятельств, но переносит его «в дневной мир манер в гостиной, где он может быть показан для повседневности, но не менее« странен ». «для всего этого» (Риган, с.182). Можно утверждать, что Northanger Abbey издевается над современными авторами готической фантастики, пародируя их стиль, чтобы продвигать реальность своего стиля. Однако кажется более ясным, что в романе с признательностью используются ужасающие образы, которыми славится готическая фантастика, чтобы подчеркнуть верность и предательство ее персонажей, подчеркнуть патриархальное насилие, с которым женщины сталкиваются ежедневно, и поставить роман в контекстуальном контексте в центр внимания. социальные волнения в Англии.

    Сдавайте бумагу самого высокого качества
    Обратитесь к квалифицированному писателю, который поможет вам с

    «Верность и предательство в аббатстве Нортангер, авторство Джейн Остин»

    Получите качественную бумагу

    Помогаем студентам с 2015 года

    Верность предательства Питера Роллинза

    Теологически ориентированный обзор и критика .

    Название книги Питера Роллинза Верность предательства является ранним указанием на то, что эта книга представляет собой безупречный пример попытки глубинности, которая пошла наперекосяк из-за постмодернистской путаницы.Столь же озадачивающий подзаголовок «К церкви за гранью веры», несомненно, вызовет у многих брови, удобно устроившись в первом ряду книжной полки Barnes & Noble. Мотив «верного предательства» служит Роллинзу на протяжении всей работы, когда он пытается нарисовать формирующийся в настоящее время портрет постмодернистского христианства. В этом отношении Роллинз открывает несколько новые горизонты, хотя его идеи часто далеки от оригинала. В конце концов, открытое принятие Роллинзом всего противоречивого и всей языковой путаницы приводит к книге, которая в равной степени запутана и трудна для интерпретации с точки зрения ее истинного значения.В дальнейшем будет важно прорезать запутанную паутину авангардной прозы Роллинза, чтобы раскрыть суть того, что он утверждает. Вездесущий и актуальный вопрос: насколько хорошо сочетаются христианство и постмодернизм? Ответ выявляет несоответствие, которое не сможет сгладить даже очаровательный ирландский акцент мистера Роллинза.

    В первой части книги Роллинз создает необычный прецедент, переопределяя «Слово Божье» так, чтобы оно больше не относилось к Библии, а скорее к тем местам в Библии, где постмодернистские концепции, такие как «деконструкция» и «разрыв» »Могут быть применены с большим успехом.Роллинз говорит о Слове как о «событии» или «источнике» текста, который может, как это бывает, потребовать от нас выдать настоящие слова текста (чтобы быть верными ему). Мы должны найти, где текст не согласен с самим собой или где мы не согласны с ним, и задействовать его именно в этих местах. Таким образом, Роллинз в одиночку отвергает тысячелетнюю христианскую (и еврейскую) традицию, переосмысливая Слово Божье, а также ставит знак вопроса почти над всей Библией. Конечно, Роллинз делает акцент на напряжении, разногласиях и на том, что Библия, кажется, не совсем соответствует самой себе.Но где же тогда подавляющее большинство текста, содержание которого полностью согласовано и лишено необходимой постмодернистской амбивалентности? Кроме того, Роллинз просто отвергает любые попытки примирить очевидные библейские противоречия. Если это переопределение не было достаточно сомнительным, исключение большей части Библии как полезной и авторитетной — действительно, как Слово Божье — помещает Роллинза в явную категорию лжеучений.

    На протяжении всего периода Fidelity Роллинз также демонстрирует способность брать такие термины, как «вера», «жизнь» и «истина» в литературном и философском экскурсе, а затем зачитывать свое новое значение этих терминов в библейские тексты для подтверждения его утверждения.Нигде это не яснее, чем когда он говорит об откровении как о «разрыве», в соответствии с которым «то, с чем мы столкнулись, не может быть понято в рамках наших существующих в настоящее время интеллектуальных структур» (120). Кроме того, откровение также включает в себя «ослепление на собственном опыте» и «экзистенциальную трансформацию», которая гарантирует, что тот, кто получает откровение, навсегда изменится.

    Важны несколько начальных наблюдений. Во-первых, Роллинз разъясняет термины, которые уже имеют общепринятый смысл в христианском богословии; поэтому он, по сути, предлагает альтернативные определения, многие из которых идут вразрез с христианской традицией сотен или тысяч лет.Во-вторых, его экспозиции часто явно ошибочны. «Откровение» не всегда должно выходить за пределы «интеллектуальных структур» (чрезвычайно расплывчатая фраза, хорошо подходящая для двусмысленного постмодернистского стиля Роллинза), иначе получателю не было бы передано никакого содержания. Кроме того, возникло бы огромное сомнение относительно его происхождения, поскольку никто не знал бы, было ли само откровение хорошим или плохим, или оно пришло из любящего или ненормального источника.

    Роллинз идет еще дальше и читает этот взгляд на «откровение» в генеалогии Матфея, в которой Иисус указан как потомок Иосифа, несмотря на очевидное отсутствие кровного родства.Роллинз заявляет, что Мэтью показывает нам, как Иисус «разрывает» традицию, в которой он родился, и что он «ломает традицию широко». Но этот акцент на разрыве, который является существенным для его точки зрения, на самом деле противоположен цели текста. Матфей не пытается указать на ошибочное происхождение, но скорее показывает, что Иисус , все еще законный земной наследник , несмотря на то, что был зачат от Святого Духа. Именно через Иосифа Иисус произошел от царской линии (генеалогия Матфея показывает, что Давид является предком Иосифа), и поэтому Иисус сам является царем и является предметом многих ветхозаветных пророчеств.Таким образом, акцент делается исключительно на принадлежности Иисуса к традиции, а не на его отклонении от нее! Таким образом, Роллинз демонстрирует отсутствие заботы о правильной герменевтике, искажая текст ради легитимации своих идей.

    В своем продолжительном обсуждении «истины» Роллинз критикует деятельность апологетов, теологов и христианских философов (например, Рене Декарта) за предположение об истине, которая, по его мнению, является причиной апатии и непривязанности в западной церкви.Он говорит, что их «истина» может быть подтверждена скорее, чем приниматься, постоянно нуждается в строгой интеллектуальной защите, подвергает людей сильным сомнениям и отделима от личной трансформации. Роллинз обвиняет их в том, что они упускают «истину веры». Он определяет это как идею о том, что «Бог не может быть сведен к какой-то абстрактной интеллектуальной системе, но скорее… [является] присутствием, которое нельзя представить в настоящем, восприятием, не эквивалентным зачатию» (129).

    По сути, Роллинз критикует идею о том, что Бога можно познать, применяя к нему такие понятия, как «добрый», «справедливый», «святой» и «Отец».Его скептицизм настолько велик, что невозможно понять, что, по мнению Роллинза, мы можем утверждать о Боге. Добрый ли Бог и хочет ли он, чтобы мы любили ближнего? Роллинз говорит «да» второму и «это неправильный вопрос» первому. Но именно природа Бога как доброго, любящего, справедливого и т. Д. Является основой для нашего собственного превращения в Его подобие. Роллинз на самом деле требует, чтобы что-то изменило нас, прежде чем мы будем считать это истиной. Тем не менее, он подрывает саму истину, саму причину нашей трансформации.Апостол Петр в 1 Петра 1: 15-16 прямо заявляет, что христиане должны быть святыми, потому что Бог свят . Таким образом, Новый Завет утверждает, что Бога можно в значительной степени познать и даже подражать.

    Есть и другие трудности, которые преследуют Верность (или должно быть Предательство ?) На протяжении всей книги, но их можно адекватно проиллюстрировать, изучив притчу, которую Роллинз использует в конце. Он рассказывает историю проповедника, который отчаянно хочет ободрить людей в их вере, но каждый раз, когда он молится за кого-то, они на самом деле теряют свою веру в Бога.Этот несчастный неудачник встречается с бизнесменом-христианином, чья собственная вера служит мало целям, кроме как не дать ему скатиться к безграничному капиталистическому нарциссизму. Когда проповедник молится за бизнесмена, он наталкивается на еще одно несчастье и создает еще одного атеиста. В результате утраты веры бизнесмен испытывает чувство вины, продает все свое имущество и основывает благотворительную организацию. Спустя годы, случайно наткнувшись на проповедника, бизнесмен подбегает к нему и восклицает: «Спасибо за то, что помог мне открыть мою веру» (164).

    Роллинз делает первоначальное наблюдение по поводу притчи: «Ключ к пониманию этой притчи заключается в понимании того, как очень религиозные убеждения могут на самом деле подпитывать действия, которые будут им противостоять» (164). В дальнейшем Роллинз работает над своей темой «верного предательства» с большим эффектом, экстраполируя из притчи необходимость таких предательств в нашей собственной жизни. Но разве с его диагнозом что-то явно не неправильно?

    И притча, и интерпретация Роллинза демонстрируют мышление, которое глубоко оторвано от реальности.Начнем с того, что проблема бизнесмена не в его религиозных убеждениях, а в их отсутствии. Бизнесмен, несмотря на то, что был христианином, по-видимому, никогда не спрашивал себя: «Как я могу любить Бога своей работой и направлять свои усилия в деловом мире на рост Его царства?» Проблема заключалась не в том, что его осуждения были помехой, а в том, что это не приговор, . Выход очевиден: ему нужно покаяться и поверить в Бога! И ему нужно точно узнать, как его таланты и способности могут помочь ему внести свой вклад в Божий план спасения.

    И все же решение, которое предлагает Роллинз, — это потерять свою судимость. Но какой в ​​этом смысл? На самом деле это не так, но то, что он действительно делает, иллюстрирует запутанную точку зрения Роллинза и его способность усложнять в остальном ясную ситуацию, используя постмодернистские методы чтения текстов. Дело в том, что людям с искренними христианскими убеждениями никогда не нужно «предавать» их ни в каком смысле. Их убеждения могут измениться или измениться, но действовать против таких убеждений, пока они у них есть, было бы неправильно.Таким образом, единственное место, которое может быть отведено для проекта «верного предательства» Роллинза, — это лабиринт постмодернистской прозы, где допустимо говорить терминологией, вращающейся вокруг ясности на безопасном расстоянии, защищенной от критики своей инерционной неопределенностью. .

    В действительности, если бы этот человек был христианином, который потерял свою веру, он, вероятно, сделал бы прямо противоположное тому, что делает персонаж Роллинза — все препятствия на пути к жадности, таким образом устраненные, он превратился бы в разрушительный шар капиталистического угнетения.Должно быть ясно, что Роллинз целенаправленно читает эту притчу, поддерживая его мотив «верного предательства». Однако его чтение вряд ли имело бы место, если бы ситуация была реальной, и, таким образом, ставит под сомнение выводы, которые он делает из этого. Тот факт, что Роллинз может придумать неправдоподобный сценарий в поддержку своей центральной темы, не является основанием для принятия его взглядов.

    Наконец, более глубокая проблема притчи заключается в том, что она подразумевает, что человек «обрел свою веру», став социально активным.Здесь Роллинз граничит с «социальным евангелием», согласно которому быть христианином означает просто заботиться о социальных причинах — от защиты окружающей среды до феминизма, прав человека и т. Д. Но социальное евангелие уже давно отвергается теологически консервативными христианами, потому что оно не соответствует действительности. послание Иисуса. Быть христианином — это не значит стать социально активным (хотя это и включено), но прежде всего в примирении и личном взаимодействии Бога и человечества. Сведение христианства к социальным проблемам хирургическим путем удаляет самую суть Евангелия.В свете этого решение этого человека снова очевидно: ему нужно покаяться и поверить в Евангелие, что означает доверие Иисусу и соответствующую жизнь. Без этого он застрянет в затруднительном положении, описанном Иаковом, когда демоны знают истину о Христе, но не могут доверять Ему и вместо этого «содрогаются» (Иакова 2:19).

    Конечный результат опыта Fidelity состоит в том, что человек чувствует себя немного обманутым из-за того, что Роллинз сформулировал свои центральные и поддерживающие пункты, учитывая скупой язык и намеренную путаницу.Что еще более важно, там, где утверждения Роллинза ясны, они также далеки от истины. Западная церковь (особенно богословы, философы и пасторы) давно озабочена нападками на правдивость христианства — его утверждения соответствуют историческим событиям, а также нынешним реалиям. Решение Роллинза состоит в том, чтобы заключить эти вопросы в скобки как не относящиеся к жизни веры, когда человек неизбежно предает свои собственные представления и представления о Боге. Тем не менее, если предательство является нашим проводником, и у нас нет руля понимания Бога, чтобы направлять наш курс, тогда не будет никаких ограничений на то, что считается «верным» или «неверным» предательством.Если мы не знаем, что Иисус добр, тогда мы можем предать Его, совершив зло. В конце концов, должно быть ясно, что парадоксальный постмодернизм Роллинза не предлагает христианской церкви пути вперед в начале третьего тысячелетия.

    Ценность верности в адаптации | Британский журнал эстетики

    Адаптация литературных произведений к фильмам почти полностью игнорировалась как философская тема. Я обсуждаю два вопроса об этом явлении:

    1. Что мы имеем в виду, когда говорим, что фильм верен своему источнику?

    2. Является ли верность первоисточнику достоинством экранизации?

    В ответ на (1) я выделил два различных смысла верности: верность сюжета и тематическая верность.(Конечно, существуют и другие чувства верности.) Затем я утверждаю, в ответ на (2), что тематическая верность, но не сюжетная верность, является эстетическим достоинством экранизации. Ключевые шаги в этом аргументе включают демонстрацию того, что простое сохранение истории от одного носителя к другому обычно не требует эстетически значимого достижения, тогда как сохранение темы на разных носителях требует .

    Когда братья Коэн снимают фильм, О брат, где ты? (реж.Joel Coen and Ethan Coen, 2000) открывается, на титульном листе цитируются первые строки романа Гомера Odyssey : «O Muse! / Пой во мне и через меня рассказывай историю / Об этом человеке, сведущем во всех способах борьбы, / Страннике, измученном годами … главного героя фильма зовут «Улисс», а его жену — «Пенни»), эти две работы рассказывают очень разные истории. Братья Коэн признаются, что никогда не читали « Odyssey » и изначально не задумывали свой фильм как подлинную адаптацию поэмы Гомера. 1 В фильме рассказывается история популизма и расизма на юге Америки во время Великой депрессии, а также широко используется народная музыка той эпохи. Одна из тем фильма — пересечение популярной музыки и политики. Хотя некоторые элементы поэмы Гомера можно найти в книге О, брат, где ты? (оба состоят из пути домой и упоминаются несколько инцидентов по пути), фильм мало чем напоминает его мнимый источник.

    Фильм Вольфганга Петерсона « Троя » (2004) также объявлен адаптацией одного из стихотворений Гомера: «Илиада » (хотя он также включает в себя сюжетные элементы из «Энеиды » Вергилия).Фильм в основном повторяет последовательность событий в эпосе Гомера, с пропусками (состав персонажей значительно сокращен) и некоторыми существенными изменениями и дополнениями (что наиболее важно, роман между Ахиллом и Бризеем). Но основные события и персонажи остались прежними. Тематически фильм подчеркивает порок гордости и важность того, чтобы о нем вспомнили после смерти. Ощутимая попытка уловить как сюжет, так и тематические идеи эпической поэмы Гомера. А некоторые сцены и события переданы способом, который очень напоминает сцены из стихотворения.

    Заманчиво сказать, что фильм Петерсона более верен Гомеру Илиада , чем фильм братьев Коэнов Гомеру Одиссея . Но мало кто будет оспаривать это О брат, где ты? на лучше, чем , чем Troy . Это вызывает два связанных вопроса.

    Я считаю, что на первый вопрос можно дать несколько разных ответов, включая, что важно, достоверность рассказа и тематическую верность.Отвечая на второй вопрос, я утверждаю, что некоторые виды верности, особенно тематическая, заслуживают эстетической похвалы, а другие — нет.

    1. Справочная информация

    Относительно мало написано об адаптации в англоязычной эстетике. 2 Это удивительно. В конце концов, адаптация — это доминирующий культурный феномен — большинство фильмов основано на уже существовавших источниках — и фильм имеет долгую и богатую историю. Короткие магазины адаптированы в пьесы; играет в кино; фильмы в оперы; песни в стихи; и так далее, вперед и назад.Что еще более важно, адаптация ставит важные и интересные философские проблемы, которые связаны с некоторыми из наиболее обсуждаемых проблем современной философской эстетики и взаимодействуют с ними.

    Однако существует обширная и яркая литература по теме адаптации за пределами области философии, с десятками книг, тысячами статей и, по крайней мере, двумя академическими журналами, посвященными области «исследований адаптации». : адаптация : Журнал литературы по экранным исследованиям и Кино / литература Ежеквартально . 3 Те, кто занимается адаптационными исследованиями, по всей видимости, приходят в основном из английских факультетов, но также из программ кино, театра и других искусств. Более того, эта обширная литература почти всегда выступает против использования верности в качестве критического критерия. Под «верностью» подразумевается критический вопрос о том, в какой степени фильм отражает важные аспекты оригинальной работы. В литературе по адаптации принято считать, что мы должны отказаться от концепции верности.Вот несколько репрезентативных замечаний:

    Бесспорно, наиболее частое и утомительное обсуждение адаптации (а также отношений между кино и литературой) касается верности и трансформации. 4

    В этой области все еще не покидает поле зрения идея, что адаптации должны быть верны своим якобы исходным текстам. 5

    Фактически, можно было разумно предположить, что фактор «верности» больше не нужно рассматривать в письменной форме о кино и литературе.Под этим я подразумеваю не только верность как критерий, но и само представление о том, что эту битву нужно переигрывать. 6

    Стандартное мнение, высказываемое каждым из этих авторов, состоит в том, что давно установлено, что верность — плохой и вредный критерий. Считается, что верность вредна, поскольку вытесняет другие, более плодотворные направления исследований. Кроме того, верность часто ассоциируется с другим неприятным предположением, которое преследовало академическое изучение кино с самого начала: предпочтение письменного слова (особенно « высшей » литературы) над живописным повествованием (из которых фильмы часто казались низшей формой) .Раздражение исходит из чувства, что обычные люди, критики и ученые — которым следует знать лучше! — тем не менее упорно говорят о верности.

    В своей статье «Об оценке кинематографических адаптаций» Пейсли Ливингстон предлагает сильную защиту критерия верности против такого рода возражений. Он начинает с определения кинематографических адаптаций:

    Я предполагаю, что кинематографическая адаптация — это фильм, намеренно и открыто основанный, по крайней мере, на одном конкретном предшествующем произведении … Для того, чтобы произведение было адаптацией, многие из отличительных и характерных черт этого источника , такие как название, обстановка, главные персонажи и центральные элементы сюжета, должны быть четко заимствованы и скопированы в новом произведении.Поскольку адаптации отличаются от простых копий или воспроизведений, они также должны быть намеренно сделаны таким образом, чтобы отличаться от источника в важнейших аспектах. 7

    Его аргумент в пользу верности основан на этом определении. Аргумент, в общих чертах, таков: (1) чтобы оценить адаптацию qua , требуется сравнение адаптации и ее источника; и (2) адаптация, согласно определению, должна включать некоторое преднамеренное заимствование элементов источника; Итак, (3) «если данная адаптация должна быть оценена как успешный пример адаптации, мы должны спросить, в каком смысле она осталась (и не осталась) верной источнику». 8 Идея в том, что адаптации намеренно связаны с их источниками; Итак, критические исследования адаптаций должны сравнивать их, задаваясь вопросом, в каком смысле и в какой степени адаптация соответствует источнику.

    Аргумент Ливингстона устанавливает, что верность является необходимым и убедительным критическим подходом к пониманию и оценке адаптации как таковой. Однако следует отметить две важные особенности его взгляда, которые требуют дальнейшего обсуждения. Во-первых, Ливингстон не пытается утверждать, что верность является (или даже обычно или обычно является) достоинством в адаптации.По его мнению, в некоторых случаях верность улучшает работу; в других — вредит. Ливингстон довольно подробно обсуждает один из последних случаев, фильм Романа Полански 1979 года « Tess », адаптацию фильма Томаса Харди « Tess of the d’Ubervilles ». В своем фильме Полански отходит от исходного материала в том, как он описывает открытие Тесс, что ее письмо к Ангелу Клэр не было прочитано. Ливингстон пишет:

    Хотя этот аспект фильма Полански не является примером безупречной верности источнику — Полански в действительности отличается от Харди и превосходит его в данном случае, — он действительно демонстрирует уместность сравнения источника / адаптации. 9

    Согласно Ливингстону, верность всегда актуальна как критический критерий, но не всегда желательна . Он также не пытается сказать нам , когда верность является достоинством, а когда — достоинством.

    Во-вторых, Ливингстон утверждает, что верность — это не одно. Он утверждает, что не существует такой вещи, как «глобальная» верность. Ни один фильм не может быть верен своему источнику во всех отношениях, потому что адаптации по своей природе включают отклонения (как минимум, те, которые необходимы для смены носителя) от источника.Но он не развивает этот момент дальше; он не исследует, что собой представляют эти различные виды верности. Теперь мы должны обратиться к этому последнему вопросу — о различных типах верности.

    2. Устранение неоднозначности верности

    Возможно, наиболее часто критерий верности используется применительно к рассказу. Фильмы часто оцениваются как верные своим источникам или нет, в зависимости от того, в какой степени они сохраняют некоторые детали истории, упомянутые выше: события, имена и черты характера персонажей, диалоги и т. Д., вымышленного мира оригинального произведения. В соответствии с этим стандартом фильм Роберта Маллигана 1962 года « Чтобы убить пересмешника » часто считается достаточно достоверной адаптацией романа Харпер Ли. В этом смысле Троя кажется верным Илиаде , тогда как О брат, где ты? может показаться неверным Odyssey . Мы можем думать об этом чувстве верности как о достоверности рассказа, и мы можем попытаться определить его так:

    SF: фильм — это точная адаптация литературного произведения в той степени, в которой он рассказывает ту же историю , что и фильм. роман делает.

    Но что означает «рассказывать одну и ту же историю»? В первом приближении может выглядеть примерно так:

    TTSS: два произведения искусства рассказывают одну и ту же историю, если каждое из них делает одни и те же утверждения, истинные в их соответствующих вымышленных мирах. 10

    Но это не совсем так. Если два повествования представляют одни и те же события в разном порядке (возможно, через ретроспективные кадры и ретроспективы, обратную или зашифрованную хронологию), они будут считаться имеющими одну и ту же историю в этом представлении.Но порядок, в котором рассказываются истории, похоже, имеет значение для достоверности рассказов. Другими словами, мы хотим запечатлеть не только вымышленные события, но и повествование об этих событиях.

    Итак, мы могли бы попробовать:

    TTSS ′: два произведения рассказывают одну и ту же историю, если и только если история разворачивается в каждом произведении таким образом, чтобы побудить аудиторию представить одни и те же вымышленные предложения в том же порядке , в котором они принимают в каждом произведении искусства. 11

    Очевидно, что с этой точки зрения верность будет вопросом степени.Никакая адаптация не может полностью соответствовать источнику, но одна адаптация может быть намного точнее другой. Что касается верности, то он отражает одно важное значение этого слова.

    Давайте теперь рассмотрим другое чувство верности, которое использует различие Монро Бердсли между тезисом и темой. 12 Согласно Бердсли, тезис работы — это предложение (или предложение, выражающее предложение), которое либо истинно, либо ложно. Темы и тезисы тесно связаны: такая тема, как «важность прощения», может легко превратиться в тезис, когда работа рассматривается как утверждающая, что «прощение важно ».Ключевое отличие состоит в том, что тезисы выдвигаются для оценки истинности, а темы — нет. 13 Тема произведения — предмет, ни истинный, ни ложный. Здесь мы будем придерживаться темы, а не тезиса, потому что тема предполагает меньше, чем тезис, и поэтому часто легче договориться о темах работы, чем о ее тезисах. В последнем разделе статьи мы также увидим, что сосредоточение внимания на теме, а не на тезисе, поможет нам ответить на некоторые возражения.

    Согласно Бердсли, тема должна быть абстрактной , имея в виду, что она не просто не должна быть конкретной, но также должна быть общей .Темы художественного произведения — это предметы, которые оно затрагивает, которые могут представлять больший интерес для аудитории, поскольку выходят за рамки особенностей повествования. Итак, еще один смысл, в котором фильм может быть верен своему источнику, — это сохранить темы оригинальной работы.

    Рассмотрим экранизацию Джо Райта романа Иэна Макьюэна « Искупление » в 2007 году. По меркам сюжетной верности это вполне правдивый фильм. Основные события и персонажи, хотя и упрощены, сохранены — даже большая часть диалогов сохранилась без изменений.Однако сюжеты романа сохранены не так. А. О. Скотт акцентирует внимание на этом в своем обзоре в The New York Times :

    Это неплохая литературная адаптация; это слишком красиво расстреляно и британское поведение не оправдывает такого сурового осуждения. Напротив, «Искупление» — это почти классический пример того, насколько бессмысленным и унизительным может быть превращение литературы в кино. … Главной жертвой длинных, темных средней и конечной частей фильма является большая моральная тема — а также гениальный формальный трюк, — который придает книге некоторую силу и значимость.Как следует из названия, «Искупление» по своей сути связано с чувством вины и попыткой ее преодолеть, а также с хитрой, трагически несовершенной силой искусства для компенсации реальных преступлений и проступков. 14

    То, о чем здесь говорит Скотт («Искупление», в основном, касается вины и попытки ее преодолеть) — именно то, что Бердсли имел в виду под темой. По мнению Скотта, экранизация Искупление сохраняет историю, но теряет те темы, которые были в ней в оригинале.

    Мы могли бы определить тематическую верность следующим образом:

    ТФ: Фильм — это точная адаптация романа в той степени, в которой он сохраняет сюжетные сюжеты.

    Обратите внимание, что два вида верности могут противоречить друг другу. Учитывая среднюю специфику того, как тема Искупление разрабатывается в романе, Бриони — писатель, который пытается использовать свое письмо, чтобы преодолеть свою вину, и сам роман (или его часть) является частью этого процесса. — Возможно, было проще сохранить тему, превратив персонажа в кинорежиссера, а не писателя.Если бы киноверсия Искупления (или его часть) была представлена, как если бы это был студенческий фильм, снятый вымышленным персонажем Бриони Таллис (а не Джо Райт), мы могли бы, по крайней мере, лучше познакомиться с темой использования художественных средств как искупления проступка. Однако это, конечно, будет означать отход от оригинальной истории .

    Есть и другие виды верности. Иногда нас может беспокоить верность персонажу: насколько похожа внутренняя жизнь персонажа, а иногда и внешний вид.Ян Флеминг настолько восхищался изображением Шоном Коннери своего персонажа Джеймса Бонда в экранизации его романа « Доктор № » 1962 года (режиссер Терренс Янг), что в более позднем романе « Живи только дважды» Флеминг дал Бонду шотландское происхождение. 15 Или нас может заинтересовать вопрос настроения или аффекта: порождает ли произведение то же чувство предчувствия или радости, что и исходное произведение? Например, книга Эми Хекерлинг « Clueless » (1995), несмотря на многие важные различия, имеет чувство юмора и иронию, напоминающее « Эмма » Джейн Остин. 16 Эти формы адаптации, конечно, могут быть связаны друг с другом. Адаптация может быть тематически созвучна своему источнику отчасти потому, что она отражает настроение источника, и может иметь такое настроение, отчасти из-за того, как структурирована история.

    Я не уверен, сколько существует различных чувств верности; моя цель не в систематизации. В дальнейшем я сосредоточусь только на двух из этих смыслов верности: верности сюжета и тематической верности.

    3.Верность — это хорошо?

    Аргумент этой части нацелен на то, чтобы показать, что тематическая верность, но не сюжетная точность, является достоинством экранизации. То есть верность сюжету оригинальной работы — не то качество, которое учитывается в пользу художественной ценности фильма, а сохранение тем источника. Это связано с тем, что тематическая верность требует определенного мастерства и мастерства со стороны адаптера — способности сохранять тему в новой среде, — что заслуживает нашего эстетического восхищения.Истории верности нет. Вполне возможно, что другие виды верности — верность характеру, настроению или чему-то еще — также являются эстетическими достоинствами адаптации. Я не рассматриваю здесь эти вопросы.

    Резюмируя аргумент:

    • 1. Качества произведений искусства, отражающие определенные виды человеческих достижений, считаются эстетическими достоинствами этих произведений.

    • 2. Некоторые типы верности, включая достоверность рассказа, обычно не проявляют значительных человеческих достижений.

    • 3. Некоторые типы верности, включая тематическую верность, обычно действительно демонстрируют значительные человеческие достижения.

    • 4. Таким образом, верность сюжета обычно не считается достоинством в произведениях искусства, в отличие от тематической верности.

    Первая посылка подтверждается аргументами, приведенными, среди прочего, Денисом Даттоном и Стивеном Дэвисом о том, что одна из вещей, которые мы по праву ценим в искусстве, — это то, что мы считаем его значительным достижением. 17 Произведения искусства часто являются проявлением человеческих достижений, и это одна из причин, почему мы так заботимся о них: мы различаем мастерство, практику, интеллект и упорный труд в создании произведений искусства и ценим работы постольку, поскольку они демонстрируют эти качества. Взгляды Даттона и Дэвиса, конечно же, противоречат традиционной кантианской эстетике, в частности кантовскому понятию «чистая красота» (а не зависимая красота). Но здесь утверждается не то, что проявление человеческих достижений является единственной или даже главной причиной, по которой мы ценим произведения искусства: просто это одна законная причина для этого.

    В поддержку второй посылки мы должны отметить, что во многих случаях задача переноса рассказа из литературного произведения в фильм относительно проста. Одна общая черта фильмов и литературных произведений — их способность передавать повествование — относительно ясно излагать события, разворачивающиеся во времени. Задача состоит из двух основных частей. Во-первых, литературное произведение превращается в сценарий; во-вторых, сценарий — важнейший элемент в создании фильма.

    Вопрос в том, требует ли обычно для успешного завершения любого из этих шагов значительных эстетических достижений просто для того, чтобы сохранить историю от литературного произведения до готового фильма. Начнем с перехода от литературного произведения к сценарию. 18 Во многих случаях главная трудность при преобразовании рассказа литературного произведения в сценарий — это длина. Продолжительность художественных фильмов обычно ограничивается от 90 до 180 минут или около того. Для разыгрывания большинства романов и пьес требуется гораздо больше времени.(Экранизация Кеннета Брана « Гамлет » в 1996 году — единственная экранизация этой пьесы, которая включает в себя весь диалог. Она длилась чуть более четырех часов.) Очень часто главная проблема — адаптировать историю литературного произведения в сценарий. решает, что вырезать (или, в случае адаптации рассказов, что добавить). Это не означает, что мы не восхищаемся или не должны вообще восхищаться написанием адаптированного сценария, но что часть этой более широкой задачи, которая просто связана с адаптацией сюжета исходного текста, сама по себе не заслуживает особой похвалы. эстетическое достижение.

    Рассмотрим для сравнения практику сокращения романа. Хотя это обычная практика (или, по крайней мере, так было в девятнадцатом и двадцатом веках; в последние десятилетия она несколько вышла из моды), профессиональным абриджерам обычно не приписывают никакой эстетической похвалы. Сокращение явно требует настоящего мастерства — способность сокращать длинные романы, сохраняя при этом одну и ту же общую историю и события, требует внимательного чтения и суждения, — но сокращение обычно не считается значительным эстетическим достижением .Профессиональные абридеры часто не получают должностей и работают анонимно.

    Вот еще один пример. Стэнли Кубрик просто использовал роман « Заводной апельсин » в качестве рабочего сценария на съемочной площадке, разбив книгу на отдельные сцены для съемок. Собственный сценарий Кубрика не сильно отличается от оригинального романа. (Роман довольно короткий, почти новелла, поэтому вырезать из него особо нечего. Знаменитая заключительная глава, упущение которой осуждает Берджесс, не была включена в американское издание, которое использовал Кубрик.) Повествование в романе стало постановкой; большая часть диалога осталась без изменений. Хотя несколько сцен были сокращены на время и внесен ряд незначительных изменений, история книги была более или менее прямо адаптирована в сценарий. Сам Кубрик преуменьшал значение «вдохновения» или «изобретения», связанного с преобразованием романов в сценарии. В интервью Мишелю Сайменту Кубрик сказал:

    Когда вы можете написать такую ​​книгу, как [Burgess ’ A Clockwork Orange ], вы действительно кое-что сделали.С другой стороны, написание сценария книги — это скорее логический процесс — нечто среднее между написанием и взломом кода. Это не требует вдохновения или изобретения писателя. 19

    Итак, первый шаг в адаптации рассказа — сохранение истории литературного произведения в форме сценария — сам по себе не имеет эстетического значения. А как насчет второго шага? 20 Сценарий, в конце концов, еще не фильм, и, возможно, задача трансформации сюжета из сценария в фильм — достойное эстетическое достижение.

    Прежде чем мы сможем ответить на этот вопрос, нам сначала нужно прояснить, что мы имеем в виду, когда говорим о сценарии. То, что иногда называют «сценариями съемок», — это сценарии, на которые режиссер, актеры и другие ссылаются при создании фильма. Однако финальные или «непрерывные» сценарии — это сценарии, отражающие изменения, внесенные в сценарий во время съемки и монтажа фильма. (Иногда сценарии непрерывности создаются путем расшифровки законченного фильма.) Например, если в сценарии съемок появляется диалоговая строка, актер может импровизировать альтернативу, или режиссер может решить сократить строку после съемки.Так что сам сценарий обычно в той или иной степени изменяется во время создания фильма. И, конечно же, эти изменения могут изменить рассказываемую историю — в некоторых случаях целые сюжеты и персонажи удаляются или создаются во время съемок. Так что перед нами стоит вопрос не о сценарии съемок, а о сценарии непрерывности. Мы хотим знать, является ли задача сохранения истории от законченного непрерывного сценария до готового фильма значительным эстетическим достижением. 21

    Сценарии различаются по степени детализации.Обычно они определяют начало и конец сцен, важные действия и события, которые происходят, и диалоги. (Сценарии для немых фильмов представляют собой интересный случай. Некоторые сценарии немых фильмов на самом деле включают в себя синопсис истории. Другие дают очень подробные описания персонажей, их действий и мизансцены . 22 ) Итак, вопрос в том, как значительно можно было изменить историю, никоим образом не влияя на сценарий. Конечно, легко представить, что можно изменить настроение или темы при переводе сценария в фильм.

    Возможно, можно было бы возразить следующее. По словам Теда Нанничелли, сценарии, в отличие от игровых сценариев, не являются определяющими для работы. Любая театральная постановка, в которой используется сценарий Кэрил Черчилль Mad Forest , является, таким образом, постановкой Mad Forest. Однако, похоже, это не относится к фильмам. Таким образом, два фильма, снятые с использованием одного и того же сценария, не являются одним и тем же фильмом — на самом деле они не могут быть одними и теми же. На самом деле очень мало примеров того, чтобы один и тот же законченный сценарий использовался более одного раза.Даже если в ремейке используется тот же сценарий съемки, что и в оригинале, финальный сценарий часто сильно отличается. Даже подвергнутый критике римейк романа Хичкока Psycho 1998 года Гаса Ван Сента, подвергнутый критике, изменяет диалоги во многих местах. В другом ремейке, в версии «Узник Зенды » Ричарда Торпа 1952 года, используется почти тот же сценарий (с небольшими изменениями), что и в одноименном фильме Джеймса Кромвеля 1937 года. Но в обоих случаях ремейк явно отличается от оригинала.

    Однако из того факта, что два фильма являются разными произведениями искусства, не следует, что эти два фильма рассказывают разные истории. Фактически, истории — последовательность событий, которую зрителям предлагается представить — в этих случаях (два Psycho и два Prisoners of Zenda ) практически одинаковы. И трудно представить, как могло быть иначе. Так что обычно нет причин думать, что простая адаптация истории из литературного произведения к фильму является эстетическим достижением.

    Однако мы должны допустить, что есть некоторые исключения. В некоторых случаях рассказ о литературном произведении создает особые проблемы. Иногда литературное произведение предлагает противоречивые или сильно сжатые описания событий. Простая адаптация, которая стремится сохранить представление событий оригинала, потребует изобретательного выбора. Из-за специфических для среды различий между фильмами и литературными произведениями, включая временные, визуальные и звуковые элементы фильмов, для того, чтобы зрители узнали одни и те же вымышленные суждения в одном и том же порядке , иногда требуется большое воображение и творчество. требуется.Например, сценарий Бака Генри для киноверсии фильма Catch-22 , в значительной степени расшифровывая беспорядочную хронологию оригинального романа Хеллера, тем не менее, передает ключевую информацию читателю об основных сюжетных линиях (особенно о растущем понимании Йоссарианом своего затруднительного положения. и его решение последовать за капитаном Орром и бежать в Швецию) в том же порядке, в каком мы изучаем их в книге. 23 В подобных случаях задача адаптации истории по праву может рассматриваться как значительное эстетическое достижение.Тем не менее, я считаю, что такие случаи скорее исключение, чем правило. В большинстве случаев простая адаптация истории от одного носителя к другому не является значительным достижением.

    Аргумент в пользу третьей посылки уже упоминался. Перенос темы из одной среды в другую никогда не бывает очевидным или простым делом. Перенос темы в сценарий представляет собой совсем другой набор проблем, чем перенос истории. В последнем случае главная задача — сохранить восприятие зрителем последовательности вымышленных событий.В первом случае цель состоит в том, чтобы сохранить опыт аудитории или тематические идеи, представленные литературным произведением. Как это можно сделать, зависит от того, каковы темы, и то, как темы выражаются в литературных произведениях, обычно не оптимальны для кинематографического выражения этих тем. Тематическая трансформация может происходить либо на этапе превращения литературного произведения в сценарий, либо на этапе превращения сценария в законченный фильм.

    Рассмотрим сценарий Кристофера Нолана к его фильму « Memento » (2000), основанному на рассказе его брата Джонатана «Memento Mori». 24 (Как ни странно, «Memento Mori» не был опубликован до выхода фильма; фильм был основан на неопубликованном черновике рассказа.) «Memento Mori» — очень короткий рассказ; в нем всего три или четыре сцены, и нет именных персонажей, кроме главного героя (которого зовут Эрл в рассказе и Леонард в фильме). Сценарий значительно расширяет рамки и события оригинальной истории, добавляя ряд главных персонажей и большинство событий. Сценарий также добавляет оригинальный структурный элемент: основная сюжетная линия рассказывается задом наперед, причем «последняя» сцена показывается первой.Более ранняя сюжетная линия рассказывается вперед и пересекается с основной сюжетной линией. Однако, несмотря на эти многочисленные изменения, в сценарии исследуются те же темы, что и в рассказе: связь между памятью и свободой действий, а также идея манипулирования собственным будущим агентством являются центральными для обоих. С тематической точки зрения сценарий очень близок к новелле. (С другой стороны, история почти неузнаваема.)

    Иногда тематическая работа выполняется не на этапе сценария, а во время самой съемки, с использованием кинематографических вариантов, не обязательно указанных в сценарии.Когда Альфред Хичкок адаптировал роман Патрисии Хайсмит « незнакомца в поезде » в одноименный фильм (1951), он сохранил темы двойного пересечения, дублирования и предательства за счет использования линий и движений, пересекающих друг друга в кадре. , техника, очевидно недоступная Хайсмиту. 25 (Также, возможно, стоит отметить, что Хичкок не особо беспокоился о сохранении истории Хайсмита, которую он изменил довольно кардинально.) В романе Хайсмит может использовать такие техники, как свободный косвенный дискурс, чтобы передать эти темы, но для того, чтобы Чтобы точно сохранить эти темы в различных медиа, Хичкоку пришлось творчески, художественно использовать отличительные черты кино.Таким образом, успешное сохранение темы в различных средствах массовой информации — это достижение, заслуживающее нашей похвалы и внимания.

    Обратите внимание, что эта предпосылка не предполагает более сильного утверждения о средней специфичности. Нам не нужно предполагать, что существует фиксированный набор отчетливо «кинематографических» или «литературных» качеств, которые присущи всем фильмам и всем литературным произведениям соответственно. Фильмы могут быть анимационными, живыми, немыми, черно-белыми, трехмерными и т. Д. Литература — это еще более широкая категория, включающая конкретную поэзию, комиксы, устные саги, некоторые исторические произведения и многое другое.Нам не нужно предполагать, что существует некоторый набор специфичных для среды функций, применимых во всех случаях. Все, что нам нужно, это отметить, что в целом существуют различия между отдельными произведениями, когда литературное произведение адаптируется к фильму: роман Патрисии Хайсмит не иллюстрирован и поэтому не отображает визуально какие-либо его события или персонажей; Фильм Хичкока делает.

    Этот аргумент также не предполагает, что произведение в целом эстетически лучше, если оно использует отличительные черты носителя. 26 Это более сильное утверждение. Утверждение здесь просто состоит в том, что адаптации, которые демонстрируют значительные достижения в переносе темы из конкретных отличительных черт оригинального литературного произведения на конкретные отличительные черты фильма, в этой степени эстетически лучше.

    Однако можно возразить, что в тематической точности как таковой нет ничего, что считало бы адаптивный процесс эстетическим достижением. 27 Можно допустить, что существует значительная ценность в переносе темы с одного носителя на другой, но утверждать, что такая транспортировка не обязательно должна быть верной, чтобы быть ценной.Рассмотрим, например, книгу Пола Верхховена « Starship Troopers » (1997), написанную Эдвардом Ноймайером, которая (якобы) является адаптацией романа Роберта Хайнлайна 1959 года. 28 Роман Хайнлайна — серьезная военная драма, подчеркивающая неизбежность ожесточенной борьбы и воспевающая культуру военной мощи. Фильм Верховена, напротив, представляет собой сатиру на фашизм и воинствующий авторитаризм, который включает критические отсылки к нацизму и «Триумф воли » Рифеншталь (1935).Некоторые из тем схожи — и патриотизм, и милитаризм — способы решения этих тем сильно различаются. Тезисы двух фильмов почти противоположны. В книге, кажется, говорится, что воинствующий патриотизм в защите от внешних угроз — это добродетель; фильм как бы говорит, что это порок. И у фильма совсем другое настроение, чем у книги: настроение мрачное, но забавное, а книга поднимающая настроение, но мрачная. Преобразование Верхувеном и Ноймайером тем романа кажется эстетическим достижением, которое может быть ценным само по себе, так же как и верным.Из этого, кажется, следует, что любой вид тематического транспонирования может быть ценным, независимо от того, верен он или нет.

    Прежде всего отметим, что подобные случаи редки. Типичная цель адаптации — сохранение произведения от одного носителя к другому, а не преобразование этого произведения. Пародии обычно не считаются адаптациями. Например, Фарс Абрамса, Цукера и Цукера 1980 года «Самолет »! технически является римейком серьезного фильма Хэла Бартлетта 1957 года Zero Hour! так же использует тех же персонажей и сюжетную линию, но Самолет! обычно не считают римейком, потому что он радикально отличается от тона и жанра Zero Hour! Однако кажется правдоподобным, что, даже если такие случаи редки, преобразование тезисов, даже их переворачивание, из литературного произведения в фильм составило бы эстетическое достижение, заслуживающее похвалы.Но из этого не следует, что тематическая верность — не добродетель. Это показывает, что есть и другие достоинства, которые могут проявить адаптации. Это также не показывает, что любой вид тематического транспонирования будет считаться эстетически ценным: транспонирование должно показать навыки, достижения, усилия и так далее. Как это часто бывает в искусстве, качество и его противоположность (например, порядок и беспорядок) могут считаться превосходными в конкретных произведениях. Тематическая верность по-прежнему является достоинством адаптации, даже если в некоторых случаях инверсия тезиса также может быть достоинством.

    Этот вывод также помогает нам объяснить, почему вопрос верности иногда кажется довольно несущественным, а иногда имеет большое значение. Мы заботимся о верности — или, по крайней мере, о некоторых видах верности, например тематической, — потому что мы восхищаемся художественным воображением и усилиями, вложенными в преобразование. Другие виды верности — например, верность сюжета — обычно не заслуживают нашей эстетической похвалы. Таким образом, можно с радостью признать, что модель Troy хорошо адаптирует историю Илиады , не придавая этому факту никакого веса в общем эстетическом вердикте.Верность в адаптации важна; он бывает разных вкусов, и некоторые из них, но не все, на самом деле имеют эстетическое значение. 29

    © Британское общество эстетики, 2018. Опубликовано Oxford University Press от имени Британского общества эстетиков. Все права защищены. Для получения разрешений обращайтесь по электронной почте: [email protected]

    Закон и письма: Верность и предательство

    Вряд ли вы можете прочитать о книге Элизабет Эдвардс «Устойчивость» что-либо, что добавит понимания или ценности.Фактически, большая часть из них будет ужасающе нечувствительной и просто неправильной (правда, Рэнди Коэн? Ты можешь быть плохим, если исполнение действительно хорошее?). Может быть, Эдвардс вызвал пристальный взгляд / презрение из-за ее книги. Лучше критический, но нюансированный взгляд на женщин из XX Factor и Ребекки Трейстер из Salon: да, Элизабет Эдвардс всегда была, во всяком случае, слишком честной и откровенной, но за это мы восхищаемся ею больше, чем ее двуличным мужем. Там, где она останавливается перед этой откровенной честностью, мы, скорее всего, будем критиковать ее, хотя и мягко (конечно, я бы не стал насмехаться над ней, как Джон Эдвардс), за то, что она предала себя так же сильно, как и мы.Обычно меня не особо заботят сексуальные привычки политиков, кроме тех случаев, когда они используют свой характер как центральную часть своей платформы, и когда ярким примером этого персонажа, который они трубят, является их непоколебимая преданность своей больной раком жене. которого они пережили величайшую трагедию, которая может случиться с родителями. Но Джон Эдвардс сделал это. А его жена находится в более трудном положении, чем я могу себе представить, поэтому я не решаюсь вынести суждение или удивляться, почему она сделала то, а не то.

    Душераздирано узнать, что Элизабет попросила у Джона только один подарок в день их свадьбы (день, когда он с трудом мог позволить себе мотель, в котором они провели свой медовый месяц, или тонкие золотые кольца, которыми они обменивались): верность.Это кажется таким простым подарком, слишком очевидным, чтобы о нем просить. Но это не так просто, и это не так просто (те, кто не считает моногамию частью брака, или те, кто склонен думать, что полиамория — это правильный путь: я уважаю ваше мнение, но в этом примере давайте оставим это дебаты в сторону). Предательство такого рода — одна из тех вещей, которые так легко представить, но слишком ужасно, чтобы долго размышлять. Признаюсь, одним из немногих фильмов, которые остались со мной надолго после просмотра, был «Неверный» Адриана Линна.Вина и восторг, промелькнувшие на лице Дайан Лэйн после ее первого предательства, не изменились. Я мог понять оба чувства: конечно, это должно было быть одновременно таким хорошим (единственный способ описать ее выражение лица — «щекотка») и таким ужасным, что это был способ почувствовать себя так хорошо. То, как неверность разрушила ее жизнь, было шокирующим (конечно, это не всегда должно заканчиваться убийством). Но, снова рассматривая пример Эдвардсов, я испытываю тот же ужас и сочувствие.Трудно постичь одним способом и так легко другим. Думаю, ты не узнаешь, пока не доберешься туда.

    К счастью, меня терзает столько ужаса и упреждающего чувства вины за все, что приближается к неверности, что мне потребовалось бы много времени, чтобы хоть как-то приблизиться к этому. Но отчасти это также страх перед предательством со стороны кого-то другого. Опять же, с близостью приходит доверие, и это требует прекращения недоверия. Или, по крайней мере, вера в то, что даже с учетом ужасающего количества неудач и склонности к человеческой слабости ваши отношения будут другими.

    .

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован.