Виды взаимодействия и их характеристика психология: Вопрос 2. Типы взаимодействия людей

Содержание

Вопрос 2. Типы взаимодействия людей

По результатам направленности обычно выделяют несколько типов вза­имодействия.

Наиболее распространенным явля­ется дихотомическое деление: коопе­рация и конкуренция (согласие и кон­фликт, приспособление и оппозиция).

Кооперация — это такое взаимо­действие, при котором его субъекты достигают взаимного соглашения о пре­следуемых целях и стремятся не нару­шать его, пока совпадают их интересы.

Конкуренция — это взаимодей­ствие, характеризующееся достижени­ем индивидуальных или групповых це­лей и интересов в условиях противо­борства между людьми.

В обоих случаях как тип взаимо­действия (сотрудничество или сопер­ничество), так и степень выраженнос­ти этого взаимодействия (успешное или менее успешное сотрудничество) определяет характер межличност­ных отношений между людьми.

В процессе осуществления этих ти­пов взаимодействия, как правило, про­являются следующие

ведущие страте­гии поведения:

1. Сотрудничество, направленное на полное удовлетворение участниками взаимодействия своих потребностей (реализуется либо мотив кооперации, либо мотив конкуренции).

2. Противодействие, предполагаю­щее ориентацию на свои цели без учета целей партнеров по общению (индивидуализм).

  1. Компромисс, реализующийся в частном достижении целей партнеров ради условного равенства.

  1. Уступчивость, предполагающая жертву собственных интересов для до­стижения целей партнера (альтруизм).

5. Избегание, которое представляет собой уход от контакта, потерю собственных целей для исключения выигрыша другого.

В основу деления на типы могут быть положены также намерения и действия людей, которые отражают понимание ими ситуации общения. Тог­да выделяют три типа взаимодействий: дополнительное, пересекающееся и скрытное.

Дополнительным называется та­кое взаимодействие, при котором парт­неры адекватно воспринимают пози­цию друг друга.

Пересекающееся - это такое вза­имодействие, в процессе которого парт­нер, с одной стороны, демонстрирует неадекватность понимания позиций и действий другого участника взаимодей­ствия, а с другой, ярко проявляет свои собственные намерения и дей­ствия.

Скрытое взаимодействие включа­ет в себя одновременно два уровня: явный, выраженный словесно, и скры­тый, подразумеваемый. Оно предпола­гает либо глубокое знание партнера, либо большую чувствительность к не­вербальным средствам общения - тону голоса, интонации, мимике и жес­там, поскольку именно они передают скрытое содержание.

Вопрос 3. Теории межличностного взаимодействия:

  • теория обмена;

  • символический интеракционизм;

  • теория управления впечатлениями;

  • психоаналитическая теория.

Теория обмена: люди взаимодействуют друг с другом на основе своего опыта, взвешивая возможные вознаграждения и затраты. Мы стремимся их уравновесить, чтобы взаимодействие было устойчивым и приятным. Принципы: чем больше вознаграждается определенный тип поведения, тем чаще он будет повторяться; если вознаграждение за определенный тип поведения зависит от каких-либо условий, человек стремится воссоздать их; если вознаграждение велико, человек готов затратить больше усилий; когда потребности человека близки к насыщению, он меньше прилагает усилий для их удовлетворения.

Символический интеракционизм: поведение людей по отношению друг к другу и предметам окружающего мира определяется тем значением, которое они им придают. Взаимодействие рассматривается как непрерывный диалог, в процессе которого они наблюдают, осмысливают намерения друг друга и реагируют на них. Особенно важны слова.

Теория управления впечатлениями: ситуации социального взаимодействия подобны драматическим спектаклям, в которых актеры стремятся создавать и поддерживать благоприятные впечатления.

Люди сами создают ситуации, чтобы произвести хорошее впечатление на других.

Психоаналитическая теория: межличностное взаимодействие, в основном, определяется представлениями и конфликтами раннего детства. Например, лидеры в социальных группах – это олицетворение наших родителей.

По мнению Е.В. Руденского, взаимодействие – это процесс, который складывается из физического контакта, совместного перемещения в пространстве, совместного группового (массового) действия, духовного вербального контакта, невербального информационного контакта.

Особенности взаимодействия субъектов с позиций диалогической методологии: психологическая поддержка друг друга; равное признание активной коммуникативной роли друг друга; равенство психологических позиций субъектов независимо от социального статуса.

Контрольные вопросы

        1. Что лежит в основе взаимодействия людей?

        1. От чего зависит выработка стратегии поведения?

        1. Проанализируйте теории взаимодействия людей и назовите достоинства и недостатки каждой теории.

понятие, виды и свойства – тема научной статьи по психологическим наукам читайте бесплатно текст научно-исследовательской работы в электронной библиотеке КиберЛенинка

ИССЛЕДОВАНИЕ

1

Морозов В.А.1

1 Московский государственный университет им. М.В. Ломоносова

Взаимодействие: понятие, виды и свойства

АННОТАЦИЯ:

Изложены понятия взаимодействия, как в философском, так и междисциплинарном понимании. В статье рассмотрены различные виды взаимодействия и анализ происходящих процессов между сторонами. С точки зрения системы взаимодействия исследовано поведение каждого из участников, где каждый выступает одновременно и стимулом, и реакцией на поведение остальных.

КЛЮЧЕВЫЕ СЛОВА: взаимодействие, совместимость, уровни соответствия, системы, виды, определения

JEL: L14, L15, L24

ДЛЯ ЦИТИРОВАНИЯ:

Морозов, В.А. (2015). Взаимодействие: понятие, виды и свойства. Креативная экономика, 9(10), 1309-1318. doi: 10.18334/ce.9.10.1961

Морозов Владимир Александрович, д-р экон. наук, профессор, экономический факультет, Московский государственный университет им. М.В. Ломоносова ([email protected]) ПОСТУПИЛО В РЕДАКЦИЮ: 13.10.2015 / ОПУБЛИКОВАНО: 30.10.2015 ОТКРЫТЫЙ ДОСТУП: http://dx.doi.Org/10.18334/ce.9.10.1961

(с) Морозов В.А. / Публикация: ООО Издательство "Креативная экономика"

Статья распространяется по лицензии Creative Commons CC BY-NC-ND (http://creativecommons. org/licenses/by-nc-nd/3.0/) ЯЗЫК ПУБЛИКАЦИИ: русский

Введение

При рассмотрении взаимодействия как философской категории, важно то, что оно отражает процессы воздействия объектов (субъектов) друг на друга, их взаимную обусловленность и порождение одним объектом другого. Взаимодействие (по энциклопедическому словарю) — это объективная и универсальная форма движения, развития, которая определяет существование и структурную организацию любой материальной системы. Значение слова «взаимодействие» по

"I I 1 «_» А и «_»

Ефремовой1 — это: в первом случае — воздействие предметов, явлений действительности друг на друга, обусловливающее изменения в них; во втором случае — согласованные действия воинских соединений (обычно разных родов войск) при выполнении боевой задачи. По Ожегову2 взаимодействие - это взаимная поддержка.

Под взаимодействием можно понимать связь явлений. Значение слова взаимодействие по словарю Ушакова3 означает взаимную связь; взаимную обусловленность и взаимодействие общественных явлений.

В словаре психологии4 в социальном взаимодействии поведение одного выступает стимулом для поведения другого, и наоборот. В статистическом взаимодействии эффекты двух (или более) переменных взаимозависимы; например трудность задачи и уровень возбуждения часто взаимодействуют таким образом, что усиление возбуждения приводит к увеличению успешности решения простых задач, но уменьшает успешность решения трудных задач. В психологии — процесс непосредственного или опосредованного воздействия объектов (субъектов) друг на друга, порождающий их взаимную обусловленность и связь, выступает как интегрирующий фактор, способствующий образованию структур. Исследованиями установлены такие виды взаимодействия, как содружество, конкуренция и конфликт. Нужно иметь в виду, что эти виды — не только взаимодействие двух личностей: они происходят и между частями групп, и между целыми группами.

Так, в ходе взаимодействия между членами вновь созданной группы появляются признаки, характеризующие эту группу как взаимосвязанную устойчивую структуру определенного уровня

1 Ефремова, Т.Ф. (2000). Новый словарь русского языка. Толково-словообразовательный. М.: Русский язык.

2 Ожегов, С.И. (1989). Словарь русского языка. М.: Русский язык.

3 Ушаков, Д.Н. (2014). Большой толковый словарь русского языка. М.: Славянский дом книги.

4 Петровский, А.В., Ярошевский, М.Г. (1990). Психология (Словарь; 2-е изд., испр. и доп.). М.: Политиздат.

развития, как материальный процесс сопровождается передачей материи, движения и информации: оно относительно, происходит с конечной скоростью и в определенном пространстве-времени. Но эти ограничения действуют лишь для непосредственного взаимодействия; для опосредованных форм взаимодействия пространственно-временные ограничения многократно ослабляются.

Взаимодействие — смешанное воздействие двух или более независимых переменных на зависимые переменные, когда они действуют совместно. В исследовании эффекта переменных в эксперименте индивидуальное воздействие каждого из них не может объяснить общее изменение. В таких случаях, следовательно, целесообразно использовать статистический тест, такой как дисперсионный анализ, который разработан для оценки эффекта взаимодействия между переменными, а также специфического эффекта каждого.

В философии Канта взаимодействие представлено как категория отношений, которые порождают единство вещей и процессов чувственного мира. В окказионализме, в философии Лейбница и Лотце, взаимодействие понимается метафизически. В психологии взаимодействие представляет собой взаимное влияние души и тела, психического и физического. Согласно гипотезе «двойная причина — двойное следствие» (принадлежащей К. Штумфу и Э.

Бехеру)5, каждый физический, нервный процесс, так же как и каждый психический процесс, имеет двойную — физическую и психическую — причину и, соответственно, следствие. Эта гипотеза обладает преимуществом теории психофизического параллелизма и не испытывает ее теоретических затруднений. Ее сторонниками являются Э. Гартман, У. Джемс, О. Кюльпе, Э. Бехер, А. Венцль. Взаимодействие — это действие вещей друг на друга, в результате которого проявляются «их» свойства — внутренние свойства системы. В этом смысле Энгельс определял взаимодействие как конечную причину всего существующего, за которой нет других более фундаментальных определяющих свойств. Во всякой целостной системе взаимодействие сопровождается взаимным отражением телами свойств друг друга, в результате чего они могут меняться.

С точки зрения системы взаимодействие — это система взаимообусловленных индивидуальных действий, связанных

5 Губский, Е. Ф., Кораблева, Г.В., Лутченко, В.А. (1994). Краткая философская энциклопедия. М.: Прогресс.

циклической причинной зависимостью, при которой поведение каждого из участников выступает одновременно и стимулом, и реакцией на поведение остальных.

В экономическом словаре6 взаимодействие — понятие для обозначения воздействия вещей друг на друга, для отображения взаимосвязей между различными объектами, для характеристики форм человеческого события, человеческой деятельности и познания. В понятии взаимодействие фиксируются прямые и «обратные» воздействия вещей друг на друга, обмены веществом, энергией и информацией между различными объектами, между организмами и средой, формы кооперации людей в различных ситуациях сотрудничества. Взаимодействие охватывает прямые и опосредованные отношения между объектами и системами. Примерами прямых взаимодействий оперирует классическая механика, когда рассматривает соударения и отталкивания, передающие движение от одного тела к другому. В области общественной примером взаимодействия может быть непосредственное общение между человеческими индивидами.

Зачастую взаимодействие отождествляют именно с непосредственным взаимодействием. Такое отождествление, как правило, чревато переносом механических схем движения на описание различных сфер действительности (органических или социальных), не поддающихся подобной схематизации. В социальном анализе подобные же упрощения могут возникать при попытках трактовать общественные процессы по схемам непосредственного взаимодействия между людьми. Механицизм в объяснении природы и психологизм в описании социальной эволюции во многом провоцируются именно подменой развернутой трактовки конкретных систем взаимодействия упрощенными представлениями о прямых и непосредственных взаимодействий Понятие взаимодействия является в познавательном смысле исходным для определения понятий движения, изменения, становления, развития, процесса. Вместе с тем конкретизация понятия взаимодействия осуществляется через эти понятия. Взаимодействие обретает определенность как передача движения от одних объектов к другим, как изменение качеств вступивших в реакцию химических веществ, как трансляция сообщений в человеческих контактах или как синтез различных человеческих сил, порождающий новые знания, вещи, организационные структуры. В социальных процессах взаимодействие

6 Гацалов, М.М. (2002). Современный экономический словарь-справочник. Ухта: УГТУ.

оказывается точкой замыкания и размыкания социальных связей. Иначе говоря, взаимодействие таким образом оказывается не исходным, а повторяющимся моментом, поддерживающим устойчивость социальных форм. Учитывая именно этот план рассмотрения взаимодействия, можно говорить уже не об отдельном взаимодействии, а об их рядах, последовательностях, системах, обеспечивающих непрерывность сложных процессов не только в пространстве, но и во времени. Отдельное взаимодействие тогда выступает лишь зафиксированным пунктом многомерных взаимосвязей между объектами или человеческими деятельностями, своего рода «стоп-кадром», представляющим нашему наблюдению взаимосвязь вещей или человеческих действий. В простейшем анализе взаимодействия предположена взаимосвязь двух объектов или двух субъектов. Так, многие социологические учебники начинают рассмотрение социальных взаимодействий с взаимодействий двух или более индивидов; т.е. имеется в виду, что там, где взаимодействует более двух, взаимодействие строится все равно по простой схеме субъект-субъектной взаимосвязи. Однако при более внимательном анализе выявляется, что «чистое» взаимодействие двух — это идеализация, оставляющая за рамками «скрытых» посредников: нормы, стереотипы, ориентации, выходящие за границы непосредственного контакта. В сфере анализа природных объектов и систем также приходится при характеристике взаимодействия учитывать разного рода временные, ансамблевые, популяционные зависимости, не фиксируемые в рамках непосредственных взаимодействий. Человек, таким образом, оказывается втянут в цепочки и серии взаимодействий. Проблемой его опыта становится (как отмечает В.Е. Кемеров7 )уже не фиксация отдельных взаимодействий, а контакт с системами взаимодействия. Собственно, это и отличает современную «неклассическую» ситуацию познания от классической, образованной вокруг отдельного взаимодействия вещей, предполагающей отдельного субъекта с отдельным актом фиксации взаимодействия. Но чем заметнее это отличие, тем яснее, что определение познавательной ситуации схемой отдельного взаимодействия было своего рода идеализацией, акцентированной на привычных и устойчивых формах человеческого опыта. Простота опыта человеческих взаимодействий оказалась пред заданными, обусловленными, потребовавшими дополняющих обычный опыт

7 Кемеров, В.Е. (1996). Введение в социальную философию. М.: Аспект Пресс.

объяснениями. Непосредственные взаимодействия выявляют отдельные свойства объектов, но далеко не всегда могут характеризовать их особенности, определенность присущих им форм движения. Конкретизация представлений о типах движения, об особых совокупностях взаимосвязанных объектов, об их качествах достигается человеком за счет создания средств измерения, понятий о мерах, знаний о категориях явлений и способах их сопоставления. Этот опыт закрепляется в познании, которое принято называть научным. Однако именно благодаря последнему выясняется, что и обыденный опыт человека насыщен схемами, позволяющими ему включать в восприятие и осмысление непосредственных взаимодействий обобщающие и ориентирующие формы. В плане собственно философском8 понятие взаимодействия оказывается одним из самых важных в выяснении отношений между феноменологией и метафизикой. Ключевым является вопрос о соотношении данности человеку ситуации его бытия и необходимости для человека выходить за пределы этой данности, учитывать эту необходимость в характеристиках своего бытия.

Взаимодействия являются исходными пунктами разного рода познавательных ситуаций постольку, поскольку они обнаруживают сдвиги и изменения в состояниях и движениях предметов, в позициях, действиях и восприятиях человека. Взаимодействие, открывая свойства включенных в него объектов, вместе с тем косвенным образом определяет ситуацию познания, фиксирует познавательные способности субъекта, его «помещенность» в ситуацию, его причастность взаимодействию, а стало быть, и его собственные свойства.

Взаимодействие содержит в себе познавательный парадокс. С одной стороны, оно проявляется благодаря «вписанности»9 познающего человека в ситуацию, с другой стороны — оно указывает на факторы, силы и причины, выходящие за рамки познавательной ситуации, не зависящие от субъекта, обусловливающие несовпадение взаимодействия и его обнаружения человеком. Данность взаимодействия ставит человека перед необходимостью считаться с их объективными свойствами, не зависящими от его познавательной установки и его воздействия на логику вещей. Эта парадоксальность взаимодействия связана с тем, что человек существует не в отдельных актах события с людьми и вещами, а в последовательностях, рядах, переплетениях таких актов. Ему постоянно приходится переходить от отдельных взаимодействий к их

8 Определение слова «Взаимодействие» // ENC-DIC.COM.

9 Современный философский словарь (1998). М.: Панпринт.

сцеплениям и цепочкам, а следовательно, и менять свои познавательные позиции, средства и инструменты. Фактически ему необходимо делать это для того, чтобы за непосредственными взаимодействиями видеть взаимодействие опосредованные, чтобы осваивать или создавать средства, включающие его в системы взаимосвязей более широкие, чем те, что ему непосредственно даны. Взаимодействие — участие в общей работе, деятельности, сотрудничество, совместное осуществление операций, сделок.

Коротко остановимся на физическом понимании структуры мира, где существует четыре вида взаимодействий. С точки зрения структур мира объекты мира объединяются в системы вследствие взаимодействий между собой. Под взаимодействием в более узком смысле понимают такие процессы, в ходе которых между взаимодействующими структурами и системами происходит обмен квантами определенных полей, энергией, а иногда и информацией. В природе существуют качественно различные системы связанных объектов. Ядра — связанные системы протонов и нейтронов; атомы — связанные ядра и электроны; макротела — совокупность атомов и молекул; Солнечная система — «связка» планет и массивной звезды; галактика — «связка» звезд. Наличие связанных систем объектов говорит о том, что должно существовать нечто такое, что скрепляет части системы в целое. Чтобы разрушить систему частично или полностью, нужно затратить энергию. «Взаимное влияние частей системы или структурных единиц происходит посредством полей (гравитационного, электрического, магнитного и других) и характеризуется энергией взаимодействия. В настоящее время принято считать, что виды любых взаимодействий каких угодно объектов могут быть сведены к ограниченному классу четырех основных фундаментальных взаимодействий: сильному (ядерному), электромагнитному (разные частоты источника и соответствующие вибрации), слабому и гравитационному (универсальному). Интенсивность взаимодействия принято характеризовать с помощью так называемой константы взаимодействия, которая представляет собой безразмерный параметр, определяющий вероятность процессов, обусловленных данным видом взаимодействия. внешнее')

Данная запись для многоуровневого, нелинейного мира. Рассматривая это на примере индивидуума, смысл истории внутреннего следующий: сначала человек, увлекаясь внешним, сознательно сужает для себя потенциально открывающуюся область внутреннего, подменяет внутреннее внешним, затем - при достижении уровня 0,5, когда кризис внешнего в разгаре - вдруг понимает свою увлеченность, останавливает сужение и в дальнейшем, словно спохватившись, наверстывает упущенное.

Историю взаимодействия внешнего и внутреннего можно записать в виде (рис.) сложения материального нижнего конуса и нематериального верхнего конуса с полноценным (а) и частичным (б) взаимодействием материальных и духовных составляющих жизни общества.

10 Гусейханов, М.К., Раджабов, О.Р. (2007). Концепции современного естествознания (6-е изд., перераб. и доп.). М.: Дашков и Ко.

Рисунок. История взаимодействия внешнего и внутреннего Поясняя ромб: следует заметить (говоря об индивидууме), что человек вперед осваивает внешнюю область, потом абстрагируется от внешних форм

Заключение

Данное мы рассматриваем в пределах только одного цикла многоуровневого взаимодействия. Учитывая, что внутри и снаружи уровней много, можно сделать вывод, что формы (внешнее) стремятся к нулю, а содержание (внутреннее) - к бесконечности.

Данные рассуждения в системе социально-экономических наук можно конкретно проиллюстрировать на совместимости человеческих / общественных потребностей и ценностей, а также взаимодействии институциональных подсистем среды и составляющих ее субъектов (предприятий и организаций), включая человека.

ИСТОЧНИКИ:

Бондаренко, О.Я. (2000). Философия единства (Серия книг). Бишкек.

Гацалов, М.М. (2002). Современный экономический словарь-справочник. Ухта: УГТУ.

Губский, Е.Ф., Кораблева, Г.В., Лутченко, В.А. (1994). Краткая философская энциклопедия. М.: Прогресс.

Гусейханов, М.К., Раджабов, О.Р. (2007). Концепции современного естествознания (6-е изд., перераб. и доп.). М.: Дашков и Ко.

Ефремова, Т.Ф. (2000). Новый словарь русского языка. Толково-словообразовательный. М.: Русский язык.

Кемеров, В.Е. (1996). Введение в социальную философию. М.: Аспект Пресс. Ожегов, С.И. (1989). Словарь русского языка. М.: Русский язык. Определение слова «Взаимодействие» // ENC-DIC.COM.

Петровский, А.В., Ярошевский, М.Г. (1990). Психология (Словарь; 2-е изд., испр. и доп.). М.: Политиздат.

Современный философский словарь (1998). М.: Панпринт.

Ушаков, Д.Н. (2014). Большой толковый словарь русского языка. М.: Славянский дом книги.

Vladimir A. Morozov, Doctor of Science, Economics, Professor, Department of Economics, Lomonosov Moscow State University

The interaction: concept, types and features

ABSTRACT:

The article defines the concepts of interaction, as both from philosophical and interdisciplinary point of view. In this article, different types of interaction and the analysis of the processes which take place between the parties are considered. From the point of view of the interaction system the behavior of every member where everyone acts with both an incentive and reaction to others' behavior is researched.

KEYWORDS: interaction, compatibility, levels of compliance, system, types, determinations

6 барьеров в общении, которые мешают наладить контакт с человеком

Содержание статьи

Одна и та же фраза может истолковываться по-разному, все зависит от того, с каким тоном вы произнесете вопрос или утверждение. Если вы эмоционально с повышенным тоном спросите о чем-то, то вас воспримут негативно. Если этот же вопрос проговорить с улыбкой на лице, то и реакция будет такой же. Поэтому важно обращать внимание на то, как и что мы говорим, чтобы в ответ получить желаемую реакцию. Рассмотрим подробнее, какие основные виды коммуникативных барьеров могут возникать в общении, и как их предотвратить.

1. Барьер восприятия

Равнодушие и скептицизм чувствуется в разговоре, даже если вы это скрываете и пытаетесь показать другие эмоции. Собеседник быстро потеряет интерес к беседе и желание продолжать разговор. Лучший выход из ситуации — начать разговор с улыбки, наладить контакт с человеком, уместно показывать эмоции в разговоре.

2. Поведенческий барьер

Снисходительный тон или низкая самооценка также могут стать барьером в общении с человеком. Если собеседник не лучшего мнения о вас, то, скорее всего, вся информация, исходящая из ваших уст, будет воспринята через призму недоверия или вообще проигнорирована. Старайтесь общаться со всеми на равных, хвалите человека даже за самые маленькие победы.

3. Языковой, семантический барьер

Недопонимание в общении может возникнуть не только между носителями разных языков, но и при разной подготовленности двух специалистов. Например, к вам пришел стажер на работу и вы начинаете ему объяснять абсолютно новую программу на профессиональном сленге. Человек не поймет ничего, и это будет причиной возникновения барьера. В таком случае лучше всего упростить свой рассказ и доступно объяснить пошаговый путь, как работает программа.

4. Эмоциональный барьер

Проблемы дома или на работе, внутренние переживания могут сказаться на общении, восприятии новой информации. Любая неуместная фраза от коллеги может выбить из колеи. Научитесь абстрагироваться от негативных эмоций и сосредоточиться на диалоге с собеседником, избегая личной оценки. Еще больше информации об управлении эмоциями вы найдете в бесплатном онлайн-курсе «Эмоциональный интеллект».

Пройдите онлайн-курсы бесплатно и откройте для себя новые возможности Начать изучение

5. Культурный барьер

В мультикультурном мире велика вероятность встретить человека другой культуры, веры, который будет придерживаться разных понятий в жизни. Если вы начнете рассказывать про дегустации вин человеку, не употребляющему алкоголь из-за религиозных соображений, то вы встретитесь с непониманием. В таком случае постарайтесь заранее изучить собеседника, чтобы не ляпнуть ничего лишнего.

6. Гендерный и социальный барьер

То, что считается нормой для мужчины, может быть неприемлемо для женщин. Из-за распространенных стереотипов некоторые мужчины-начальники могут недооценить профессиональные навыки женщин, и наоборот. Не зацикливайтесь на поле человека в процессе делового разговора, общайтесь со всеми на равных, избегайте стереотипов.

Следуйте простым советам по преодолению межличностных барьеров в коммуникации, чтобы взаимодействие с любым человеком было продуктивным и результативным.

Психологические аспекты общения детей со сверстниками

Народная мудрость гласит: "Скажи мне, кто твой друг, и я скажу, кто ты". Действительно, по тем людям, которых мы выбираем для общения, можно многое сказать о нас самих. Хотя эту закономерность иногда слишком упрощают, считая, что качества друга практически совпадают с характеристиками самого человека: грубый выбирает грубого, умный — умного, агрессивный — агрессивного. В реальной жизни, разумеется, не все так однозначно.

 

Наш внутренний мир и его потребности настолько разнообразны, что другие люди в нашем окружении играют для нас разные роли: с одним мы общаемся, потому что он очень похож на нас, с другим — потому что у него можно поучиться, с третьим — потому что его качества гармонично дополняют наши и можно общаться бесконфликтно, а четвертый, может быть, необходим для того, чтобы чувствовать себя "на высоте" по сравнению с ним или иметь возможность "выпустить пар" в спорах с этим человеком. И это далеко не полный перечень, однако весь этот репертуар форм, видов, стилей отношений не дан нам с рождения, но приобретается в ходе активного взаимодействия с другими людьми (взрослыми и сверстниками).

Опыт первых отношений со сверстниками является тем фундаментом, на котором строится дальнейшее развитие личности ребенка. Этот первый опыт во многом определяет характер отношения человека к себе, к другим, к миру в целом. Между детьми и подростками разворачивается сложная и порой драматичная картина отношений. Они дружат, ссорятся, мирятся, обижаются, ревнуют, помогают друг другу, а иногда делают мелкие «пакости». Все эти отношения остро переживаются и несут массу разнообразных эмоций. Эмоциональная напряженность и конфликтность в сфере детских отношений значительно выше, чем в сфере общения со взрослым. Родители иногда не подозревают о той широкой гамме чувств и отношений, которую переживают их дети, и, естественно, не придают особого значения детской дружбе, ссорам, обидам.

«Мир детей сосуществует с миром взрослых в одном и том же физическом пространстве, однако мы удивительно слепы по отношению к жизни и культуре «племени детей» (Мария Осорина)

У многих детей уже в раннем возрасте формируется и закрепляется негативное отношение к другим, которое может иметь весьма печальные отдаленные последствия. Вовремя определить проблемные формы отношения ребенка к сверстникам и помочь преодолеть их - важнейшая задача родителей. Для этого необходимо знать возрастные особенности общения детей, нормальный ход развития общения со сверстниками.

Малыши общаются…

Общение младших дошкольников совершенно не похоже на их общение со взрослыми. Первое, что бросается в глаза, - это чрезвычайно яркая эмоциональная насыщенность общения детей. Они буквально не могут разговаривать спокойно - кричат, визжат, хохочут, носятся, пугают друг друга и при этом захлебываются от восторга. Повышенная эмоциональность и раскованность существенно отличает контакты малышей от их взаимодействия со взрослыми. Еще одна важная особенность контактов детей заключается в нестандартности их поведения и в отсутствии всяких правил и приличий.  Они прыгают, принимают причудливые позы, кривляются, передразнивают друг друга, трещат, квакают и гавкают, придумывают невообразимые звуки, слова, небылицы и т. п. Такие чудачества приносят им необузданную веселость - и чем чуднее, тем веселее. Естественно, взрослых подобные проявления раздражают - так и хочется скорее прекратить это безобразие. Но если все дети дошкольного возраста при первой возможности снова и снова кривляются и передразнивают друг друга, значит, им это для чего-то нужно?

Во-первых, эта подобная свобода и нерегламентированность общения дошкольников позволяет ребенку проявить свою инициативу и оригинальность, свое самобытное начало. Очень важно, что другие дети быстро и с удовольствием подхватывают инициативу ребенка, умножают ее и возвращают в преобразованном виде, а во-вторых, одинаковые и необычные действия приносят малышам уверенность в себе и яркие, радостные эмоции. В таких контактах маленькие дети переживают ни с чем не сравнимое ощущение своего сходства с другими. Ведь прыгают и квакают они одинаково и при этом испытывают общую непосредственную радость. Через эту общность, узнавая и умножая себя в ровеснике, дети пробуют и утверждают себя. Если взрослый несет для ребенка культурно-нормированные образцы поведения, то сверстник создает условия для индивидуальных, ненормированных, свободных проявлений. Естественно, что с возрастом контакты детей все более подчиняются общепринятым правилам поведения. Однако особая раскованность, использование непредсказуемых и нестандартных средств остается отличительной чертой детского общения до конца дошкольного возраста, а может быть, и позже.

Старшие дошкольники и младшие школьнки общаются…

В старшем дошкольном возрасте ребенок впервые осознает расхождение между тем, какое положение он занимает среди других людей, и тем, каковы его реальные возможности и желания. Появляется ясно выраженное стремление к тому, чтобы занять новое более «взрослое» положение в жизни и выполнять новую, важную не только для него самого, но и для других людей деятельность. Ребенок как бы «выпадает» из привычной жизни и применяемой к нему педагогической системы, теряет интерес к дошкольным видам деятельности.

В старшем дошкольном и младшем школьном возрасте мир ребёнка уже не ограничивается семьёй. Значимые для него люди теперь - это не только мама, папа или бабушка, но и другие дети, сверстники. И по мере взросления ребенка все важнее для него будут контакты и конфликты со сверстниками. Практически в каждой старшей группе детского сада, первом/втором классе разворачивается сложный и порой драматичный сценарий межличностных отношений детей. В их общении весьма быстро складываются отношения, в которых появляются предпочитаемые и отвергаемые сверстники. Общение со сверстниками  превращается в жесткую школу социальных отношений (вспомните хотя бы фильм «Чучело»).

К 6-7 годам у детей снова существенно меняется отношение к одногодкам. В этом возрасте между ними уже возможно общение в привычном для нас понимании этого слова, то есть не связанное с играми и игрушками. Дети могут долго просто разговаривать (чего не умели в младшем дошкольном возрасте), не совершая при этом никаких практических действий. Достаточно часто даже вопреки правилам игры они стремятся помочь сверстнику, подсказать ему правильный ход. Если четырех-пятилетние дети вслед за взрослым охотно осуждают действия сверстников, то шестилетние, напротив, защищают товарища или даже могут поддержать его «противостояние» взрослому. При этом конкурентное, соревновательное начало в общении детей сохраняется.

Наряду с этим появляется умение видеть в партнере не только его игрушки, промахи или успехи, но и его желания, предпочтения, настроения. Дети этого возраста уже не только рассказывают о себе, но и обращаются с вопросами к сверстнику: им интересно, что он хочет делать, что ему нравится, где он был, что видел. В этих наивных вопросах отражается зарождение бескорыстного, личностного отношения к другому человеку. К шести годам у многих детей возникает желание помочь сверстнику, подарить или уступить ему что-то. Иногда дети уже способны сопереживать как успехам, так и неудачам ровесников. Такая эмоциональная вовлеченность в действия однолеток свидетельствует о том, что ровесники становятся для ребенка не только средством самоутверждения и сравнения с собой, не только предпочитаемыми партнерами. На первый план выходит интерес к сверстнику как к самоценной личности, важной и интересной независимо от ее достижений и предметов, которыми она обладает. Родители, конечно же, должны поддерживать у детей такое отношение к одногодкам, личным примером учить заботе о других и серьезно относиться к детским привязанностям, а так же стоит придерживаться общих рекоммендаций:

1.Формируйте положительное отношение к сверстникам, собственным поведением демонстрируя уважительное отношение ко всем детям.

2.Привлекайте внимание детей к эмоциональным состояниям друг друга, поощряйте проявления сочувствия, сопереживания другому ребенку.

3.Организуйте совместные игры, учите координировать свои действия, учитывая желания других детей.

4.Помогайте детям мирно разрешать конфликт, указывая им на достоинства друг друга, вводя принцип очередности, переключая внимание на продуктивные формы взаимодействия (новая игра, чтение книги, прогулки и пр.).

5.Не сравнивайте ребенка со сверстником при оценке его умений, возможностей, достижений, тем самым умаляя и даже унижая его достоинство либо достоинство сверстника. Можно сравнивать достижения ребенка только с его же достижениями на предыдущем этапе, показывая, как он продвинулся, что уже умеет, чему еще научиться, создавая перспективу позитивного развития и укрепляя образ себя как развивающейся личности.

6.Следует подчеркивать индивидуальные различия между детьми. Понимание своего отличия от других, права на это отличие, а также признание аналогичных прав другого человека - важный аспект развития социального «Я», начинающегося уже в раннем детстве.

7.Организация общения детей и доброжелательных отношений между ними - одна из наиболее трудных и важных задач, которая стоит перед воспитателем группы детей дошкольного возраста.

 Подростки общаются…

Общение со сверстниками в подростковом возрасте становится ведущей деятельностью. В этот период потребность в близких друзьях резко возрастает. Подростки стремятся освободиться от родительской опеки, заменив ее до­верительными, эмоционально окрашенными отношениями с друзьями, с которыми находятся общие интересы и с помощью которых они могут разобраться в себе и избавиться от чувства одиночества, а ведь это одна из острейших проблем данного возраста. Подростки могут испытывать чувство одиночества из-за того, что им труд­но установить контакт с окружающими в силу низкой самооценки, в силу испытываемых чувств тревоги или подавленности, из-за недоверия к людям или скептического отношения к своим возможностям в тех или иных ситуациях. Самостоятельные подростки справляются со своим одиночеством, ставя перед собой какие-то цели; зависимые подростки преодолевают его, по­лагаясь на внешнюю поддержку.

Для подростков среднего возраста характерно стремление стать членами какой-то группы или компании, вызывающей их восхищение. Они добиваются признания группы, приспосабливаясь к ней, до­биваясь успехов в чем-либо, участвуя в различных школьных (или внешкольных)  мероприятиях, развивая в себе качества, которые нравятся окружающим, и овла­девая навыками общения. Стрем­ление подростка занять удовлетворяющее его положение среди сверстников сопровождается повышенной комфорностью к ценностям и нормам группы сверстников, т.е. они легко изменяют свое поведение (взгляды, установки)под влиянием реального или воображаемого давления со стороны другого человека или группы людей. Подростки  — особая со­циально-психологическая и демографическая группа, имею­щая свои собственные нормы, установки, специфические формы поведения, которые образуют особую подростковую субкультуру. Чувство принадлежности к “подростковой” общности и определенной группе внутри этой общности, часто отличающейся не только интересами и формами про­ведения досуга, но и одеждой, языком и т. п., имеет суще­ственное значение для развития личности подростка, влияя на формирующиеся у него нормы и ценности.

В этом возрасте все больше используются формы поведения, прямо или косвенно связанные с половой ролью. Подростки начинают ходить на свидания (как правило, это старший подростковый возраст). Свидания позволяют удовлетворить ряд важных потребностей: они дают ему возможность развлечься; создают условия для друже­ского общения; становятся средством определения и повышения своего социального статуса; помогают обогатить социальные навыки; способ­ствуют приобретению сексуального опыта; помогают выбрать спутника жизни; способствуют установлению близких отношений.

Таким образом, анализ задач, стоящих перед подростками в области установления межличностных отношений, должен учитывать, по крайней мере, шесть важнейших потребностей:

1. Устанавливать с окружающими теплые, содержательные, приносящие удовлетворение отношения.

2. Дополнять дружбу детских лет новыми знакомствами с людьми, имею­щими иное воспитание, опыт и взгляды.

3. Быть принятыми и признанными в социальных группах и занимать в них определенное положение.

4. Переходить от дружбы и игр со сверстниками того же пола к гетеросоциальным контактам.

5. Узнавать модели отношений с противоположным полом, принимать и практиковать их (что способствует развитию личности и социальной адаптации, правильному выбору партнера и впоследствии — удачному браку).

6. Избирать приемлемые мужские и женские социальные роли и осваивать подобающее своему полу поведение.

 Подытоживая все вышесказанное, хочется добавить: дорогие родители, для детей наиболее ярким и близким примером общения и взаимодействия с другими людьми являетесь Вы и никакие формальные правила, их отработка, не возымеют большего эффекта, чем Ваш личный пример.

 

Материалы по теме:

«Особенности общения детей со сверстниками старшего дошкольного возраста»

«Особенности общения детей со сверстниками старшего дошкольного возраста», Библиофонд

 

Статью подготовил:

Клинический психолог Ярмош Александра Владимировна

  • < Назад
  • Вперёд >

Типы психологических радикалов

Каждый человек воплощает – осознанно или интуитивно - собственную стилистику поведения. В ее основе врожденные свойства темперамента и интеллекта. Благодаря этим генетическим задаткам, человек в течение жизни избирательно усваивает те или иные способы социального поведения, совокупность которых и называется «характер».


Истероидный радикал

Однако мы не всегда понимаем, что цели, мотивы наших поступков, и даже наша система ценностей и жизненных смыслов вытекают из характера, являются его органичной частью. В том числе – мотивы и цели обращения за медицинской услугой, в более общем плане -забота о здоровье, представление о физической красоте. Говоря «я хочу быть здоровым», «я хочу хорошо выглядеть», разные люди имеют в виду не одно и то же. Компетентный клиентоориентированный специалист с первых же минут общения должен уметь определять, чего же – по существу, а не только по форме – ожидает от него пациент. Это вполне возможно. Для этого есть специальная технология.

Реальный характер (т.е. стиль поведения конкретного человека) никогда не состоит из одного радикала. Это всегда смесь, причем зачастую - смешение противоречивых психологических тенденций (начал).

Основными радикалами, знание которых позволяет определить характер любого человека, являются: истероидный (демонстративное начало), эпилептоидный (агрессивно-упорядоченное начало), паранойяльный (лидерское созидательное начало), эмотивный (чувствительное начало), шизоидный (творческое начало), гипертимный (оптимистически-коммуникативное начало) и тревожный (консервативное начало). Всего семь радикалов.

 

Эпилептоидный радикал

Люди не скрывают своего характера, ведь это наиболее приемлемый для них способ социального поведения. Наоборот, каждый кровно заинтересован в том, чтобы его поняли и приняли таким, какой он есть. Тем более что заведомо «плохих», некачественных, неадаптивных характеров – в рамках психического здоровья – не бывает. Поэтому существует множество признаков радикалов, доступных обычному наблюдению, на которое и следует ориентироваться, осуществляя психодиагностику.

Для истероидного радикала характерны, в частности, яркость оформления внешности, стремление выделиться на фоне окружающих всеми способами, включая эпатажные, манерничанье, театральность, показная оригинальность. Если демонстративное начало является ведущим (доминирует в характере, задает основную цель поведения), то его обладатель крайне зависим от мнения окружающих, жаждет комплиментов, поощрений.

 

Эпилептоидный радикал часто связан с мощным, кряжистым телосложением (у мужчин, и мужеподобным – у женщин). Его обладатели предпочитают короткие стрижки. Их одежда функциональна – полностью соответствует ситуации, в которой используется (хотя уютнее всего они чувствуют себя в одежде спортивного или рабочего стиля). Они чистюли и аккуратисты. Эпилептоидная доминанта означает, прежде всего, стремление к сугубому порядку в делах, отношениях, в предметном мире и т.д. Отсутствие порядка вызывает тревогу и, как следствие, агрессию.

 

Паранойяльный радикал выделяется строгим официозом, оформлением внешности в классической манере (костюм прямоугольного силуэта, без стилистических изысков). Есть и специфика жестикуляции: направляющие («указующие») и ритмообразующие (постукивания по столу, ритмичное «рассекание воздуха» ладонью) жесты. Обладатели паранойяльной доминанты любят обобщать («в России никогда не будет нормальной медицины») и игнорируют оппонентов. Они всегда заняты, и не собой, а общественно важными делами. В их представлении о мире – несколько упрощенном и категоричном – все уже заполнено и организованно. К счастью, как клиенты они неприхотливы, поскольку такие частности, как рецептура лекарств, тактика хирургического вмешательства или степень приветливости персонала их мало интересуют. Они более масштабные личности.

 

Эмотивный радикал

Эмотивный радикал отличается очевидным вкусом в оформлении внешности и тактом в построении взаимоотношений. Чертами, входящими в него, являются доброта, отзывчивость, склонность к сочувствию и самопожертвованию. Однако это вовсе не означает, что обладатель этой доминанты - легкий клиент. Эмотив готов принять все – и неопытность персонала, и несовершенство сервиса. Одно лишь ему претит – неискренность, неготовность принести извинения и признать недостатки. Ложь и фальшь он чувствует раньше и острее других. Он не станет никого упрекать, требовать наказания и компенсации ущерба. Он просто молча уйдет и будет потерян, как клиент, навсегда.

 

Шизоидный радикал

Шизоидный радикал – это, зачастую, астеническое телосложение, высокий рост, «футлярная» (длинные «капюшонообразные» волосы, борода у мужчин, длинные шарфы, высокие воротники, закрывающие полголовы, длиннополая бесформенная одежда, рюкзак за плечами) или эклектичная («клоунская», особенно в сочетании с истероидным радикалом) внешность. Неопрятность, неряшливость, дисгармоничная нелепая пластика. Вечный беспорядок вокруг. Обладатели шизоидной доминанты - истинно творческие люди. Во всем, в том числе во взаимоотношениях с медициной, они ценят креативность, нестандартность, дух эксперимента.

 

Гипертимный радикал

Внешние признаки гипертимного радикала – склонность к одежде для отдыха, отсутствие разделения на «свое» и «чужое», невнимание к общепринятым условностям, небрежность. Иначе говоря, доминантному гипертиму все равно, во что он одет и где находится. При этом он ничего никому не хочет доказать, никого не эпатирует, а просто чувствует и ведет себя раскованно. Подчас, излишне. Довершает облик этого радикала подвижность, торопливость, говорливость, смешливость, постоянный оптимистический настрой. Гипертим всегда готов приободрить, посмотреть сквозь пальцы на чужие промахи, многое извинить или попросту не заметить. Быть идеальным клиентом ему мешают его непостоянство, отсутствие интереса к себе, как к объекту усовершенствования, склонность разрушать деловую атмосферу везде, где только он появляется, и хроническая нехватка денежных средств.

 

Тревожный радикал

Обладателя доминирующего тревожного радикала можно с первого раза вообще не заметить. Внешне он – полная противоположность истероиду: серый, невзрачный, скованный, согнутый, будто стремящийся сжаться в точку; всегда в одном и том же. Словом, никакой. За этим убогим фасадом могут скрываться недюжинные достоинства, которые начинают проявлять себя, только когда их обладатель успокоится, привыкнет к обстановке. Но о чем следует думать сразу же, так это о сугубой консервативности этого человека. Перед нами – воплощение привычки, скромного по наполнению, но неукоснительно строгого распорядка дня. На любое, самое невинное и мало существенное, предложение новизны тревожный обязательно ответит отказом. Только вооружившись терпением, действуя медленно, постепенно, ни в коем случае не ускоряя события, можно приучить его к взаимодействию. Но, однажды приученный, он остается с нами навсегда. Даже когда не слишком удовлетворен качеством отношений.

 

Приведенные описания радикалов, разумеется, кратки и фрагментарны. И далеко не исчерпывают темы индивидуального подхода.

Однако общий порядок взаимодействия с клиентами (пациентами) может быть индивидуализирован. А это необходимо. Каждый индивид решает жизненно важные вопросы, сообразуясь со своим характером. И эффективное управление отношениями, по сути, сводится к тому, что компетентный (ведущий) партнер стремится создать атмосферу сотрудничества, максимально соответствующую характерам всех участников.

Врач, медицинская сестра, приступая к работе с пациентом, в первую очередь должны понять, с какой индивидуальностью их свела профессиональная судьба, и что они должен предоставить конкретно этому человеку.

Понимание социального взаимодействия | Безграничная социология

Понимание социального взаимодействия

В социологии социальное взаимодействие - это динамическая, изменяющаяся последовательность социальных действий между людьми или группами.

Цели обучения

Рассмотрите четыре типа социальных взаимодействий: случайное, повторяющееся, регулярное и регулируемое.

Основные выводы

Ключевые моменты
  • Социальное взаимодействие - это обмен между двумя или более людьми, который является строительным блоком общества.Социальное взаимодействие можно изучать между группами из двух (диады), трех (триады) или более крупных социальных групп.
  • Взаимодействуя друг с другом, люди создают правила, институты и системы, в которых они стремятся жить. Символы используются для передачи ожиданий данного общества тем, кто в нем впервые.
  • Эмпирическое исследование социального взаимодействия - один из предметов микросоциологии. Методы включают символический интеракционизм и этнометодологию, а также более поздние академические подразделения и исследования, такие как психосоциальные исследования, разговорный анализ и взаимодействие человека с компьютером.
  • При символическом интеракционизме реальность рассматривается как социальное, развитое взаимодействие с другими. Этнометодология задается вопросом, как взаимодействие людей может создавать иллюзию общего социального порядка, несмотря на то, что они не понимают друг друга полностью и имеют разные точки зрения.
Ключевые термины
  • диада : пара вещей, находящихся в определенном отношении; диадические отношения.
  • Социальное взаимодействие : Социальный обмен между двумя или более людьми.
  • социальная группа : совокупность людей или животных, которые разделяют определенные характеристики, взаимодействуют друг с другом, принимают ожидания и обязательства как члены группы и разделяют общую идентичность.

В социологии социальное взаимодействие - это динамическая последовательность социальных действий между людьми (или группами), которые изменяют свои действия и реакции из-за действий своего партнера (-ов) по взаимодействию. Социальные взаимодействия можно разделить на случайные, повторяющиеся, регулярные и регулируемые.

Социальное взаимодействие - это социальный обмен между двумя или более людьми. Эти взаимодействия составляют основу социальной структуры и, следовательно, являются ключевым объектом базового социального исследования и анализа. Социальное взаимодействие можно изучать между группами из двух (диады), трех (триады) или более крупных социальных групп.

Социальные структуры и культуры основаны на социальных взаимодействиях. Взаимодействуя друг с другом, люди создают правила, институты и системы, в которых они стремятся жить.Символы используются для сообщения ожиданий данного общества новичкам, будь то дети или посторонние. Через эту широкую схему социального развития можно увидеть, как социальное взаимодействие лежит в его основе.

Эмпирическое исследование социального взаимодействия является одним из предметов микросоциологии, которая касается природы повседневных человеческих социальных взаимодействий и действий в небольшом масштабе. Методы включают символический интеракционизм и этнометодологию, а также более поздние академические подразделения и исследования, такие как психосоциальные исследования, разговорный анализ и взаимодействие человека с компьютером.

При символическом интеракционизме реальность рассматривается как социальное, развитое взаимодействие с другими. Он утверждает, что и индивидов, и общество нельзя разделять далеко друг от друга по двум причинам. Во-первых, они оба созданы через социальное взаимодействие. Вторая причина в том, что их нельзя понять без другой терминологии. Этнометодология, ответвление символического интеракционизма, которое ставит под вопрос, как взаимодействия людей могут создавать иллюзию общего социального порядка, несмотря на то, что они не понимают друг друга полностью и имеют разные точки зрения.

Этнометодология

Этнометодология изучает процедуры, которые люди выполняют, чтобы создать чувство упорядоченности в определенном учреждении или сообществе.

Цели обучения

Определите три отличия этнометодологии от традиционной социологии и то, как социологи определяют различные методы этнометодологии, в частности фундаментальные предположения, этнометодологическое безразличие, впервые и Sack’s Gloss

Основные выводы

Ключевые моменты
  • Цель этнометодологии - документировать методы и практики, с помощью которых члены общества понимают свой мир.
  • Энн Роулз характеризует фундаментальное предположение этнометодологических исследований, говоря, что «члены общества должны иметь некоторые общие методы, которые они используют для взаимного конструирования значимой упорядоченности социальных ситуаций».
  • Этнометодология отличается от традиционной социологии, потому что она занимается не анализом общества, а скорее процедурами, посредством которых создается социальный порядок.
  • В отличие от традиционных социологических форм исследования, этнометодологическая перспектива не делает теоретических или методологических апелляций к посторонним предположениям относительно структуры актора или их характеристики социальной реальности.
Ключевые термины
  • этнометодология : академическая дисциплина, которая пытается понять социальные порядки, которые люди используют для осмысления мира посредством анализа их счетов и описаний их повседневного опыта.
  • агностицизм : точка зрения, что существование Бога или всех божеств неизвестно, непознаваемо, недоказано или недоказуемо.
  • Гарольд Гарфинкель : Он известен созданием и развитием этнометодологии как области исследований в социологии.

Этнометодология - это этнографический подход к социологическому исследованию, предложенный американским социологом Гарольдом Гарфинкелем. Цель этнометодологии - документировать методы и практики, с помощью которых члены общества понимают свой мир.

Гарфинкель ввел термин «этнометодология» в 1954 году, когда готовил статью, в которую вошли его ранние исследования присяжных. Он предположил, что этнометодология может служить подходящим термином для изучения «знаний члена о его обычных делах, о его собственных организованных предприятиях, где эти знания рассматриваются [исследователями] как часть той же обстановки, которая делает их доступными для заказа».Например, исследуя поведение присяжных, этнометодолог будет стремиться описать методы здравого смысла, с помощью которых члены присяжных проявляют себя в зале присяжных в качестве присяжных - устанавливая факты, разрабатывая цепочки доказательств, определяя надежность свидетелей. свидетельские показания, установление иерархии выступающих в зале заседаний присяжных, определение виновности или невиновности подсудимых. Эти методы служат для создания социального порядка присяжных в этой конкретной социальной обстановке.

Некоторые ведущие политики, методы и определения

  • Фундаментальное предположение этнометодологических исследований: Энн Ролз охарактеризовала это фундаментальное предположение, сказав, что «члены общества должны иметь некоторые общие методы, которые они используют для взаимного конструирования значимой упорядоченности социальных ситуаций. «
  • Этнометодологическое безразличие. Этнометодология придерживается политики преднамеренного агностицизма или безразличия по отношению к диктату, предрассудкам, методам и практикам социологического анализа.Политика этнометодологического агностицизма не должна рассматриваться как безразличие к проблемам социального порядка; этнометодологический агностицизм относится к рассмотрению социальных проблем только так, как их видят члены общества.
  • Первый раз: «Первый раз» - это попытка описать любую социальную активность, независимо от ее рутинной или повседневной внешности, как если бы она происходила впервые. Это делается для того, чтобы выявить, как наблюдатель за деятельностью представляет собой деятельность, с целью формулирования какого-либо конкретного описания.Смысл такого упражнения состоит в том, чтобы подчеркнуть сложность социологического анализа и описания, в частности индексирующие и рефлексивные свойства собственных описаний акторов или наблюдателей того, что происходит в любой данной ситуации.
  • Sacks ’Gloss: Sacks’ Gloss предполагает, что исследователь, интересующийся вопросами, относящимися к определенному социальному порядку, должен искать ответы у членов этого социального порядка. Это противоречит идее, что на такие вопросы лучше всего отвечает социолог.
  • Область исследований этнометодологии: предмет изучения этнометодологии - это социальные практики реальных людей в реальных условиях и методы, с помощью которых эти люди создают и поддерживают общее чувство социального порядка.

Этнометодология и традиционная социология

Три основных различия между традиционной социологией и этнометодологией:

  • В то время как традиционная социология обычно предлагает анализ общества, принимая объективную истину социального порядка как должное, этнометодология занимается процедурами, посредством которых этот социальный порядок создается и разделяется.
  • В то время как традиционная социология обычно предоставляет описания социальных условий, которые конкурируют с фактическими описаниями, предлагаемыми людьми, которые являются участниками этих условий, этнометодология стремится описать фактические процедуры, которые люди используют в своих описаниях этих условий.
  • Структурно-функционалистские исследовательские программы методически навязывают уже существующие аналитические схемы своим областям исследования. Программы символического взаимодействия предполагают правдивую основу символов, интерпретируемых участниками социальных сцен.Для сравнения, этнометодология специально избегает использования подобных программных допущений при описании социальных сцен.

В отличие от традиционных социологических форм исследования, этнометодологическая перспектива не делает теоретических или методологических апелляций к посторонним предположениям относительно структуры актора или их характеристик социальной реальности. Этнометодология не имеет отношения к субъективным состояниям человека или группы людей.Он отказывается приписывать концептуальные проекции, такие как «ценностные состояния», «чувства» или «целевые ориентации», какому-либо действующему лицу или группе действующих лиц, и не постулирует конкретный «нормативный порядок» как трансцендентальную особенность социальных сцен.

Для этнометодолога методическая реализация социальных сцен происходит в реальных условиях, находящихся под пристальным вниманием. Это осознание структурируется участниками обстановки посредством рефлексивного учета ее особенностей. Работа этнометодолога состоит в том, чтобы описать характер этих действий, а не учитывать их таким образом, который выходит за рамки фактических методов бухгалтерского учета участника в данной обстановке.

Гарольд Гарфинкель : Социолог Гарольд Гарфинкель отвечал за развитие этнометодологии.

Драматургия

Драматургия - это социологическая концепция, разработанная Эрвингом Гоффманом, которая использует метафору театра для объяснения человеческого поведения.

Цели обучения

Объяснять, как люди используют драматургию, чтобы влиять на мнение и точку зрения других, в частности, посредством управления впечатлениями и концепции «улицы с двусторонним движением».

Основные выводы

Ключевые моменты
  • Вся идентичность и поведение зависят от аудитории, перед которой выступают.
  • Каждый стремится контролировать мнение других о себе. Это называется управлением впечатлениями.
  • Драматургия подчеркивает двойную оценочную работу, выполняемую как исполнителем, так и публикой, тем самым демонстрируя неразрывную связь между исполнителем и аудиторией, человеком и обществом.
  • Поведение на передней сцене - это поведение, видимое публике, а поведение за кулисами - это поведение, к которому аудитория не имеет доступа.
Ключевые термины
  • Управление впечатлением : В социологии и социальной психологии управление впечатлением - это целенаправленный сознательный или бессознательный процесс, в котором люди пытаются влиять на восприятие другими людьми человека, объекта или события; они делают это, регулируя и контролируя информацию в социальном взаимодействии.
  • Back Stage : Действия, которые происходят только тогда, когда публики нет рядом.
  • Передняя сцена : Действия, которые видны публике и являются частью представления.

Драматургия - это социологическая перспектива, которая является компонентом символического интеракционизма и используется в социологическом анализе повседневной жизни. Драматургия, разработанная американским социологом Эрвингом Гоффманом в его основополагающем тексте 1959 года «Представление себя в повседневной жизни », использует метафору театра для объяснения человеческого поведения.Согласно этой точке зрения, люди в повседневной жизни выполняют действия, как если бы они выступали на сцене. Идентификация осуществляется через роли. Здесь термин «роль» работает двояко: он относится как к имени театрального персонажа, так и к тому, как люди исполняют роли в реальности, выступая в роли матери, друга, мужа и т. Д. Драматургия утверждает, что представление себя через роль - это способ взаимодействия с обществом.

Управление впечатлениями

Гоффман утверждает, что каждое выступление - это представление самого себя, и что каждый стремится произвести определенное впечатление в умах других.Этот универсальный привод называется оттисками. Люди управляют впечатлениями других о них, успешно изображая себя «на сцене» или публично. Люди представляют себя другим на основе культурных ценностей, норм и ожиданий. В большинстве случаев люди стремятся оправдать ожидания общества, но драматургический фрейм применим даже в случае восстания. Если человек хочет показать, что он не согласен или не идентифицирует себя с социальными нормами, он должен использовать хорошо читаемую систему символов, чтобы передать эту информацию.Таким образом, она по-прежнему занимается управлением впечатлением, пытаясь представить себя определенным образом в обществе. С драматургической точки зрения перформанс идентичности успешен, когда аудитория видит исполнителя таким, каким он хочет, чтобы на него смотрели.

Улица с двусторонним движением

Новаторская сила драматургической перспективы заключается в признании «улицы с двусторонним движением» в управлении идентичностью. Человек вкладывает энергию в то, чтобы показать другим людям свою личность.Драматургия связывает как представление, так и восприятие, демонстрируя, что личность человека фундаментально переплетается с обществом вне его самого. Исполнитель всегда осознает, что аудитория проводит оценочную работу самостоятельно и может усомниться в достоверности спектакля.

О взаимосвязанности индивидуального чувства идентичности и общества свидетельствует острая осведомленность актера о публике. Гоффман объясняет это осознание поведением на первой и второй сцене.Действия на передней сцене - это действия, которые видны публике и являются частью представления, в то время как действия на сцене происходят только тогда, когда публики нет рядом. Примером этого может быть тип обслуживания клиентов, осуществляемый бариста в местном кафе. Находясь на часах перед клиентами, бариста обычно делают то, что хочет клиент, и стараются не беспокоить неприятных запросов. Бариста хочет донести до клиента, что он готов удовлетворить его потребности.Однако, как только клиент уходит, бариста может высмеять клиента перед коллегами. Это показывает, как люди постоянно настраиваются на аудиторию и соответственно изменяют свое поведение.

Перформанс. Этап : Эрвинг Гоффман использует метафору сцены для объяснения человеческого поведения в повседневной жизни.

социальных взаимодействий: определение и типы - видео и стенограмма урока

Exchange

Exchange - это базовый тип социального взаимодействия.Когда люди взаимодействуют с целью получить вознаграждение или вознаграждение за свои действия, происходит обмен. Обмен - это социальный процесс, при котором социальное поведение обменивается на вознаграждение той же или большей ценности. Вознаграждение может быть материальным (зарплата на работе) или нематериальным («спасибо» от коллеги). Теоретики обмена утверждают, что вознаграждаемое поведение имеет тенденцию повторяться; однако, когда затраты на взаимодействие перевешивают вознаграждение, люди, скорее всего, разорвут отношения.

Конкуренция

Конкуренция - это процесс, с помощью которого два или более человека пытаются достичь цели, которую может достичь только один. Конкуренция - общая черта западных обществ и краеугольный камень капиталистической экономической системы и демократической формы правления. Большинство социологов рассматривают конкуренцию как положительную вещь, которая может мотивировать людей на достижение целей. Однако конкуренция также может привести к психологическому стрессу, отсутствию сотрудничества в социальных отношениях, неравенству и даже конфликту.

Сотрудничество

Сотрудничество - это процесс, в котором люди работают вместе для достижения общих целей. Сотрудничество - это социальный процесс, который добивается цели; ни одна группа не может выполнить свои задачи или достичь своих целей без сотрудничества со своими членами. Часто сотрудничество сочетается с другими формами взаимодействия, например с конкуренцией. Например, в бейсболе команда будет работать вместе (сотрудничать), пытаясь добиться победы (цель, которую может достичь только одна команда).

Конфликт

Конфликт - это процесс, с помощью которого люди пытаются физически или социально победить друг друга. Вероятно, наиболее очевидным примером конфликта является война, но конфликт также можно продемонстрировать в наших повседневных взаимодействиях, таких как юридические споры и споры по поводу религии и политики. Конфликт может иметь свои положительные функции, такие как укрепление групповых границ и укрепление групповой лояльности за счет сосредоточения внимания на внешней угрозе. Это также может привести к социальным изменениям, выдвигая проблемы на первый план и заставляя противоборствующие стороны искать решения.

Принуждение

Последний тип взаимодействия, принуждение , - это процесс, с помощью которого люди заставляют друг друга делать что-то против своей воли - в конечном счете, основываясь на силе. Правительство иногда использует принуждение официальными средствами, например, полицейский пытается подчинить себе подданного. Принуждение также может происходить при личном общении, например, в ситуациях домашнего насилия или изнасилования.

Краткое содержание урока

Вкратце, социальное взаимодействие включает в себя действия, которые люди совершают по отношению друг к другу, и ответы, которые они дают в ответ.Социальные взаимодействия обычно делятся на пять типов. Обмен - это социальный процесс, при котором социальное поведение обменивается на вознаграждение той же или большей ценности. Конкуренция - это процесс, с помощью которого два или более человека пытаются достичь цели, которую может достичь только один. Сотрудничество - это процесс, в котором люди работают вместе для достижения общих целей. Конфликт - это процесс, с помощью которого люди пытаются физически или социально победить друг друга.Наконец, принуждение - это процесс, с помощью которого люди заставляют других людей делать что-то против своей воли - в конечном счете, основываясь на силе.

Результаты обучения

После этого урока вы сможете:

  • Описывать концепцию социального взаимодействия
  • Объясните пять типов социальных взаимодействий

Социальная психология | Британника

Полная статья

Социальная психология , научное исследование поведения людей в их социальных и культурных условиях.Хотя этот термин может включать социальную активность лабораторных животных или животных в дикой природе, акцент здесь делается на социальном поведении человека.

Некогда относительно спекулятивное, интуитивное предприятие, социальная психология превратилась в активную форму эмпирических исследований, объем исследовательской литературы быстро увеличился примерно после 1925 года. Социальные психологи теперь имеют значительный объем данных наблюдений, охватывающих ряд тем; Однако доказательства остаются слабо согласованными, и в этой области существует множество различных теорий и концептуальных схем.

Первоначальный импульс в исследованиях исходил от Соединенных Штатов, и многие работы в других странах следовали традициям США, хотя независимые исследования предпринимаются и в других странах мира. Социальная психология активно изучается в Великобритании, Канаде, Австралии, Германии, Нидерландах, Франции, Бельгии, Скандинавии, Японии и России. Большинство социальных психологов являются членами факультетов психологии университетов; другие работают в отделах социологии или работают в таких прикладных сферах, как промышленность и правительство.

Многие исследования в области социальной психологии состояли из лабораторных экспериментов над социальным поведением, но в последние годы этот подход подвергался критике как слишком глупый, искусственный и нереалистичный. Большая часть концептуальных основ исследований в области социальной психологии происходит из других областей психологии. В то время как теория обучения и психоанализ когда-то были наиболее влиятельными, когнитивные и лингвистические подходы к исследованиям стали более популярными; социологические вклады также оказали влияние.

Получите подписку Britannica Premium и получите доступ к эксклюзивному контенту. Подпишитесь сейчас

Социальные психологи работают или используются в качестве консультантов при создании социальной организации предприятий и психиатрических сообществ; некоторые работают над уменьшением конфликтов между этническими группами, разработкой средств массовой информации (например, рекламы) и консультированием по вопросам воспитания детей. Они помогали в лечении душевнобольных и реабилитации осужденных. Фундаментальные исследования в области социальной психологии были доведены до сведения общественности через популярные книги и периодические издания.

Методы исследования

Лабораторные эксперименты, в которых в качестве испытуемых часто используются студенты-добровольцы, упускают из виду многие особенности повседневной общественной жизни. Такие эксперименты также подвергались критике как предвзятые, поскольку сами экспериментаторы могут влиять на результаты. Исследователи, которые больше озабочены реалистичными условиями, чем строгостью, как правило, покидают лабораторию для проведения полевых исследований, как и те, кто исходит из социологических традиций. Однако полевые исследования также могут быть экспериментальными, и эффективность каждого подхода может быть повышена за счет использования методов другого.

Во многих колледжах и университетах есть лаборатории социальной психологии, оборудованные комнатами для наблюдения, позволяющими одностороннее видение предметов. Звуковые и видеомагнитофоны и другие устройства записывают текущее социальное взаимодействие; компьютерное оборудование и другие принадлежности могут быть использованы для специальных исследований.

Социальное поведение понимается как продукт врожденных биологических факторов, возникших в результате эволюции, и культурных факторов, возникших в ходе истории. Ранние писатели (e.g., Уильям Макдугалл, психолог) подчеркивал инстинктивные корни социального поведения. Более поздние исследования и статьи, которые, как правило, подчеркивали теорию обучения, подчеркивали влияние факторов окружающей среды на социальное поведение. В 1960-х и 1970-х годах полевые исследования нечеловеческих приматов (таких как бабуины) привлекли внимание к ряду сходств с человеческим социальным поведением, в то время как исследования в области культурной антропологии показали, что многие черты человеческого социального поведения одинаковы независимо от изучаемой культуры. .Становится широко распространенным взглядом, что человеческое социальное поведение, по-видимому, имеет биологическую основу и отражает действие эволюции, как в случае моделей эмоционального выражения и другого невербального общения, структуры языка и аспектов группового поведения. .

Было проведено много исследований социализации (процесса обучения на основе культуры), и было обнаружено, что обучение взаимодействует с врожденными факторами. Например, врожденная способность к языку позволяет изучать местный язык.Культура состоит из моделей поведения и способов организации опыта; он развивается на протяжении истории, поскольку новые элементы вводятся из множества источников, лишь некоторые из которых сохраняются. Многие аспекты социального поведения частично можно объяснить их историей.

Социальное восприятие

В некоторых лабораторных экспериментах испытуемые смотрят неподвижные изображения или движущиеся изображения, слушают магнитофонные записи или непосредственно наблюдают за другим человеком или взаимодействуют с ним. Испытуемых можно попросить раскрыть свое социальное восприятие таких людей по рейтинговым шкалам, дать им бесплатное описание или дать оценку другим способом.Хотя такие исследования могут давать результаты, не соответствующие результатам в реальных условиях, они могут предоставить полезную информацию о восприятии личности, социальных ролей, эмоций и межличностных отношений или реакций во время продолжающегося социального взаимодействия.

Исследования были направлены на изучение того, как на социальное восприятие влияют культурные стереотипы (например, расовые предрассудки), выводы из различных вербальных и невербальных сигналов, паттерн перцептивной активности во время социального взаимодействия и общая структура личности воспринимающего.Работа нашла практическое применение при оценке сотрудников и кандидатов на должности.

Также было проведено исследование того, каким образом на восприятие предметов и людей влияют социальные факторы, такие как культура и членство в группах. Было показано, например, как люди по-разному классифицируют монеты, цвета и другие физические признаки в результате их членства в группах и категорий, предоставляемых языком. Другие исследования показали влияние группового давления на восприятие.

Границы | Взаимодействие и самокоррекция

Введение

Традиционно кажется, что концептуальность бросает вызов возможности натуралистического понимания разума. Проблема, которую я рассматриваю в этой статье, заключается в том, как определить нормативные способности, связанные с концептуальной компетенцией, чтобы ответить на очень популярную проблему в последних разработках философии разума, которую я называю проблемой натуралистов (NC). Я не собираюсь давать полное или даже общее описание концептуальности, но, более скромно, я пытаюсь указать определенные условия, которые должно учитывать натуралистическое рассмотрение концептуальности, условия, которые определяют структуру конкретных вопросов и проблем, в частности, в отношении наши способности к концептуальной самокоррекции, которые заставляют нас, я утверждаю, отдавать приоритет одному подходу по сравнению с другим: теория взаимодействия взаимопонимания.В контексте этого общего подхода я утверждаю, что самокоррекцию можно объяснить способом, совместимым с рассматриваемой проблемой.

Решение проблемы концептуальной компетентности в рамках естественных рамок требует соблюдения НК, то есть учета:

(1) эволюционный путь от существ без языка или мысли к существам с обеими способностями без постулирования каких-либо объяснительных и / или эволюционных пробелов.

(2) возможности изучения или усвоения концептуального содержания - и естественного языка - без создания или предположения каких-либо объяснительных и / или эволюционных пробелов или привязки к существованию неприродных сущностей.

И еще одно ограничение:

(3) Ответы на (1) и (2) должны быть в состоянии оправдать приписывание намеренного отношения детям и нечеловеческим животным.

Для решения этой проблемы были приняты две основные стратегии. Обе они при широком толковании определяют две общие модели концептуальных способностей, которые могут быть описаны в терминах принятия личностной перспективы или третьей. Первая, которую можно назвать моделью первой личности, включает в себя те попытки понять концептуальные способности, которые сосредоточены на состояниях мозга человека, рассматривая их как диспозиции или информационные состояния, которые соответствующим образом связаны с окружающей средой, так что они могут быть задумана как составляющая компетенции, включающая конкретное понятие.Согласно этой модели, NC выполняется, потому что объяснительная работа выполняется с помощью натуралистического уточняемого понятия, то есть понятия, которое можно найти повсеместно в естественных науках, понятие причинно-следственной связи . Что делает государство конститутивным для компетенции в соответствии с концепцией, так это то, что оно собственно вызвано тем, к чему это понятие относится или о чем идет. В этом смысле эти подходы представляют собой причинно-следственные объяснения природы концептуальной компетенции.

Второй подход, который я исследую, фокусируется не на индивидуальных состояниях мозга, а на атрибутивной точке зрения интерпретатора, который может концептуально понять поведение человека, таким образом, беря на себя третью личностную перспективу.Эта стратегия известна как интерпретация концептуальных способностей. NC выполняется - так утверждают защитники этой позиции - потому что эта точка зрения не стремится к существованию какой-либо конкретной реальности концепций помимо интерпретационной активности, заключающейся в объяснении рассматриваемого поведения в терминах атрибуции концепций в вопрос.

Моя цель в этой статье двояка:

(a) Утверждать, что объяснения концептуальных способностей как каузалистами, так и интерпретаторами не могут соответствовать NC.Причина этой неудачи в том, что обе модели неадекватны для учета ошибок в применении концепций.

(b) Предложить альтернативную модель - модель второго персонального взаимодействия - которая соответствует NC за счет другого способа учета способности совершать концептуальные ошибки.

Концептуальные способности: основные понятия и ограничения

Кажется, есть веские причины полагать, что независимо от того, как мы определяем концептуальные способности или позицию, которую мы занимаем в отношении объема концептуального содержания и его связи с опытом, способность применять концепции предполагает в качестве необходимого условия - хотя, конечно, недостаточного. –Уметь различать правильное и неправильное их применение в реальных случаях.Это то, что мы можем назвать нормативным ограничением концептуальных способностей .

Такое ограничение можно определить следующим образом:

(1) Обладание концептуальными способностями включает в себя в качестве базовой способности способность правильно применять концепции, то есть различать их правильное и неправильное использование в данных обстоятельствах. Это означает, что для объяснения природы концептуальных способностей необходимо учитывать способность распознавать правильное применение концепции и отличать ее от неправильных.

(2) Концептуальная компетентность включает не только признание неправильного использования понятия, но также подразумевает желание в этом случае отказаться от этого использования и изменить его, если необходимо, т. Е. Самокорректировать, заметив неправильное использование понятия. концепция самостоятельно. Это означает, что для объяснения природы концептуальных способностей необходимо учитывать самокоррекцию.

Требуются дальнейшие уточнения, чтобы правильно понять ограничение. Как может быть очевидно, нормативный аспект способности применять концепции предполагает возможность ошибки.

Тем не менее, необходимо различать два понятия ошибки или ошибки. В частности, есть два разных типа ошибок, которые мы приписываем другим в использовании ими концепций. С одной стороны, мы можем приписать кому-то ошибку, когда она неправильно применяет концепцию. Я называю это неправильным применением или концептуальной ошибкой . С другой стороны, мы можем приписать человеку некомпетентность в отношении концепции, когда она отсутствует или просто не применяет концепцию вообще.Это я называю отсутствием приложения . Такое различие окажется особенно плодотворным при оценке того, может ли модель концептуальных способностей соответствовать нормативным ограничениям, удовлетворяющим требованиям NC.

Рассмотрим следующие случаи:

(i) Джон складывает правильно и внезапно говорит: «57 + 124 = 171.»

(ii) Джон не знает, как ответить на вопрос о сумме двух чисел (он отвечает случайным образом или просто пожимает плечами).

В первом случае мы приписываем Джону то, что он добавляет неправильно, во втором случае, что он просто не добавляет. В то время как (i) представляет собой концептуальную ошибку, (ii) - это просто случай отсутствия применения. Ключевое различие заключается в том, что в первом случае рассматриваемая концепция имеет отношение к оценке действия, то есть имеет отношение к способу выполнения действия; во втором случае понятие не актуально для объяснения его выступления, оно просто отсутствует.Следуя нашим предыдущим ограничениям, чтобы учесть нормативное ограничение, указанное в пунктах (1) и (2) выше, необходимо уметь учитывать способности, лежащие в основе приписывания субъекту того, что он совершает ошибку при использовании концепция (концептуальная ошибка), и отличать этот случай от случая, когда субъект просто не применяет концепцию (отсутствие приложения), т.е. необходимо учитывать, когда и как кто-то, использующий концепцию, совершает и распознает концептуальные ошибки и, соответственно, самостоятельно исправляет свое использование, чтобы отличить тот случай от того, в котором субъект вообще не применяет концепцию.

Как же нам тогда понимать самокоррекцию в применении концепций? Самокоррекция в соответствующем смысле, по-видимому, включает три аспекта производительности:

(a) Применение концепций (действия по применению или неправильному применению концепции).

(б) Способность оценивать (а).

(c) Модификация (a) в соответствии с результатами (b).

Как будет показано в следующих разделах, объяснения концептуальных способностей как каузалистов, так и интерпретаторов терпят неудачу при учете различия между случаями неправильного применения или концептуальных ошибок и случаями отсутствия применения, и следствием этого отказа является их неспособность удовлетворить NC. .

Каузалистская концепция концептуальных способностей

Способ, которым компетентность в отношении конкретного понятия X может быть определена в причинно-следственных связях, следующий:

Джон компетентен в отношении концепции X тогда и только тогда, когда при определенных условиях C Джон склонен применять X к y, если X (y) истинно.

В этой структуре концептуальные ошибки моделируются в терминах отказа механизма: условия C не приводятся. Причина этой неисправности может быть внутренней по отношению к механизму, то есть в том, что механизм неисправен, или это может быть отсутствие одного из разрешающих условий, необходимых для работы механизма.

Я утверждаю, что, принимая такой способ понимания концептуальной компетенции, не существует способа, не вызывающего вопросов, чтобы отличить концептуальные ошибки от отсутствия применения.

Важно помнить, что если бы ошибки Джона можно было рассматривать в равной степени как концептуальные ошибки в соответствии с концепцией или как случай отсутствия применения, не было бы никакого способа объяснить способность делать концептуальные ошибки. Скажем, Иоанн говорит: «5 + 6 = 12». Мы сразу же склонны думать, что он неправильно добавлял и добавлял.Но он также мог выполнять другую операцию, скажем, + * , и делать это правильно. Если бы в описании концептуальных способностей нельзя было провести различие между обоими случаями, он не смог бы объяснить, что означает наличие у Джона какой-либо концептуальной способности, и отличить это от случая, когда эта способность просто отсутствует.

Модель причинно-следственных связей не может обеспечить правдоподобного различия между концептуальными ошибками и отсутствием применения, по крайней мере, по двум причинам:

Первая причина заключается в том, что в соответствии с этой моделью реакции / предрасположенность субъекта к применению концепций могут быть описаны в терминах различных концепций.Таким образом, в этой модели невозможно различить случаи концептуальных ошибок и случаи отсутствия применения. Как известно Богосян (1989), одни и те же реакции можно описать с помощью разных концепций. Кроме того, это требует, чтобы модель различала разные ответы в зависимости от обстоятельств, и чтобы определить правильный набор ответов, нам нужно отличать хорошие случаи от плохих, рассматривая их как случаи, в которых условия C терпят неудачу, в рассматриваемом примере условия C включают нормально работающие когнитивные механизмы Джона, включая нормальное функционирование внимания, памяти и т. д.Проблема в том, что мы можем различать эти два случая только с помощью концепции, которую мы хотим реконструировать, оговаривая, что является рассматриваемой концепцией, например, оговаривая, что когда Джон говорит, что «6 + 5 = 12», он использует концепцию сложения. Но это означает, что мы должны предполагать его содержание, не учитывая его в терминах реакций, открывая объяснительный пробел. Важно отметить, что не существует различия между отсутствием применения и неправильным применением, которое не зависит от определения рассматриваемой концепции и, таким образом, предполагает уместность этого самого различия.Важно помнить, что эта проблема возникает независимо от того, учитывает ли учетная запись эти процессы на субличностном уровне или на личном. В любом случае не существует способа, не вызывающего вопросов, чтобы отличить, что поведение соответствует одному понятию и, таким образом, является случаем концептуальной ошибки, а не просто отсутствием применения этого понятия. Таким образом, предложение не соответствует NC.

Вторая причина, по которой эта точка зрения не проводит различия между неправильным применением и отсутствием применения, заключается в том, что эта учетная запись не дает надлежащего объяснения самокоррекции.Согласно этой теории, источником ошибки является сбой в условиях C, но этот вид ошибки не зависит от того, могут ли испытуемые идентифицировать ее на практике. Ошибки имеют такую ​​природу, что субъект может быть не в состоянии их идентифицировать (прямой доступ к ним может быть даже невозможен для субъекта) и изменить использование понятий в соответствии с идентификацией ошибки и ее источников.

Фактически, условия C концептуально не связаны с концепциями, которые субъект применяет или пытается изучить.Но самокоррекция, по-видимому, является ключевой способностью учитывать процесс изучения нового концептуального содержания посредством обучения. Может ли эта теория объяснить связь между выявлением ошибок и концептуальными способностями, которые кажутся составляющими процесса изучения концептуального содержания, и связанными с ними лингвистическими терминами? Как было показано ранее, они не могут. Это равносильно невыполнению требований NC, поскольку существует объяснительный / эволюционный пробел относительно того, как изучаются новые концепции, и с этой точки зрения тот факт, что пользователи концептов могут правильно применять концепции и самостоятельно исправлять себя в случае ошибки, кажется полным. тайна.

Однако кто-то может считать, что существуют предрасположенности второго порядка для оценки реакций (соответствующие компоненту (b) самокоррекции, описанному выше). Идея тогда заключалась бы в том, что, постулируя их, можно объяснить самокоррекцию и при этом отстоять чисто диспозиционное объяснение концептуальной компетентности.

Но возникает аналогичная проблема: если бы эти (второстепенные) предрасположенности были подвержены ошибкам и были усвоены, они потребовали бы изучения предрасположенностей более высокого порядка.Это влечет за собой порочный регресс. Если, напротив, эти диспозиции не подвержены ошибкам и не усвоены, они представляют собой своего рода sui generis диспозиций. Это оставляет необъяснимую их природу: следует ли понимать их в терминах причинности? Кажется, что этого не должно быть, чтобы избежать предыдущих трудностей, но тогда здесь должно работать другое понятие концептуальной способности. Это приводит к пробелу в объяснении. Таким образом, теория не может объяснить NC (2), поскольку она не может объяснить изучение и приобретение концептуального содержания естественным образом (она терпит неудачу, открывая объяснительный пробел при введении диспозиций sui generis , участвующих в самокоррекции).И он также не может учитывать NC (1), поскольку его неспособность учитывать самокоррекцию показывает соответствующую неспособность провести важные различия между возможностями артефактов и других видов сущностей, некоторые из которых способны самокорректироваться способами, которые другие нет. Согласно этой модели, существует только один основной вид механизма, который объясняет все эти prima facie различных явлений. Но тогда в предложении не удается объяснить природу и сложность различных способностей в терминах более основных или предыдущих, и поэтому не удается провести соответствующие различия между способностями и способностями разной сложности в естественной и постепенной шкале.

Интерпретация концептуальных способностей

Я представил три измерения, которые участвуют в самокоррекции:

(a) Применение концепций (действия по применению или неправильному применению концепции).

(б) Способность оценивать (а).

(c) Модификация (a) в соответствии с результатами (b).

Если каузализм думает об уровне (b) по аналогии с (a) и не учитывает (c), то интерпретация делает упор на уровне (b).

Вкратце показано, что согласно этой модели быть концептуальным существом означает быть пользователем языка. Оба понятия объясняются в терминах интерпретации: быть концептуальным существом - значит быть способным интерпретировать действия других существ как значимые. Интерпретация языка - это лишь часть глобальной задачи по приписыванию значения поведению других существ. Интерпретировать кого-либо - значит приписывать смысл его поведению, считая его ориентированным на желания и убеждения в контексте общего воспринимаемого мира.Короче говоря, интерпретировать кого-либо - это неявно строить теорию о содержании его убеждений, желаний и тому подобного в контексте мира, в котором обычно находятся как интерпретатор, так и интерпретируемый.

Акцент в этой точке зрения делается на компонент (b), оценку действий субъекта в соответствии с концепциями. Соответственно, модель определяет концептуальную компетенцию следующим образом:

Джон компетентен в отношении концепции X, если и только если Джон применяет X к y только тогда, когда интерпретатор применяет X к y, или y таково, что интерпретатор применил бы X к нему, если бы его убеждения были немного другими в том смысле, что совпадает с мнением Джона (при условии, что приписывание веры в то, что y есть X, Джону, уважает принципы рациональности, милосердия, человечности и причинности в отношении интерпретации поведения Джона в целом).

Приписывание ошибки - в смысле концептуальных ошибок - фиксируется как разница между точкой зрения интерпретатора и точкой зрения интерпретатора в отношении особого случая применения. Это может произойти по-разному. Может случиться так, что субъект выносит перцептивное суждение о чем-то, что открыто как для переводчика, так и для говорящего, или может быть так, что утверждение включает в себя суждение, которое не напрямую связано с общедоступными перцептивными свидетельствами как для говорящего, так и для говорящего. устный переводчик.Согласно этой теории, оба случая структурно схожи, даже если они различны с точки зрения роли, которую каждый вид суждения играет для интерпретатора в построении текущего понимания дискурса говорящего. В то время как первое составляет начало процесса интерпретации, второе зависит от предыдущих суждений относительно того, во что, как предполагается, верит говорящий, что он намерен и желает.

Структурное сходство заключается в том, что для интерпретатора, чтобы интерпретировать суждение говорящего, он должен был бы предположить, что говорящий разделяет с ней огромное оптимизированное большинство истинных убеждений.В соответствии с общей теорией о том, что говорящий пытается передать в данный конкретный момент, переводчик может затем приписать местные ошибки тому, что утверждается. Разница между этими двумя случаями состоит в том, что для того, чтобы интерпретатор мог понять, что утверждается, он должен начать с приписывания говорящему, что он связан с той же окружающей средой, что и она, и тем признаком, который он воспринимает и удерживает. быть истинными убеждениями об окружающей среде, такими же, как и у нее самой.Только с конкретными доказательствами обратного интерпретатор снимет эту конкретную атрибуцию, а затем приписывает говорящему ошибку суждения относительно того, что оба обычно воспринимают. Затем ошибка будет объяснена как разница между тем, что интерпретатор считает реальным, и тем, что он может понять, что говорящий пытается передать, принимая во внимание все другие доказательства, которые у нее есть о его убеждениях, желаниях и т. . Цена приписывания ошибки общепринятым суждениям настолько велика, что ограничения рациональности интерпретации вынуждают объяснять разницу между ее точкой зрения и точкой зрения говорящего в отношении какого-либо другого суждения.Все это остается на руках переводчика, который затем может понять поведение разными способами, совместимыми с доказательствами. Правило всегда состоит в том, чтобы приписывать менее возможную ошибку, которая является лишь содержанием принципа милосердия, который управляет толкованием.

Эта модель оказывается проблематичной при попытке различить концептуальные ошибки и отсутствие применения - и, следовательно, учесть концептуальные способности. Стоит упомянуть как минимум три трудности:

(1) Следуя принципам толкования, поведение переводчика можно описать как случай неправильного применения определенной концепции или как случай отсутствия применения.Концепция ошибки - это всего лишь инструмент для интерпретации поведения другого человека, атрибуция, которая может быть отменена лучшей интерпретацией. Следовательно, эта теоретическая реконструкция не делает различий между концептуальными ошибками и отсутствием применения.

(2) Теория предполагает понятие ошибки именно как понятие, которое интерпретатор может - и должен - использовать. Быть переводчиком - значит иметь концепцию веры: иметь возможность взаимодействовать с кем-то другим - значит иметь возможность приписывать ему свои убеждения.Концепция веры по очереди предполагает наличие концепции заблуждения, лжи. Но теория не объясняет, как была получена эта концепция, а скорее предполагает необходимость такого инструмента; и, таким образом, создает пробел в объяснении овладения концептуальными способностями. Более того, обретение мысли, т. Е. Концепции веры, рассматривается как выход из эволюционного разрыва, поскольку модель, кажется, придерживается идеи, что в какой-то момент эта способность проявляется, но неясно, как она развивается из предыдущих. более простые.Тогда модель не соответствует ни NC (1), ни NC (2).

(3) Из-за отождествления между мыслью, речью и интерпретацией теория не может объяснить способность мыслить, но не говорить на языке (как это может иметь место с некоторыми нечеловеческими животными), или возможность имеют рудиментарные формы мышления и речи (как в случае с маленькими детьми), и a fortiori не может описать эти способности как формирование непрерывного пути из маленьких шагов.

В целом, модель не соответствует NC (2), поскольку она не может объяснить обучение концептуальным способностям как постепенный процесс.Это подразумевает пробел в объяснении в отношении овладения языком, в частности, в усвоении концепции ошибки, которая должна быть приписана себе и другим. По этим причинам модель не может учитывать ни преемственность в природе, т. Е. То, как сложные способности некоторых естественных образований проявляются в результате постепенных изменений и комбинаций более основных способностей, проявляемых другими естественными сущностями, и это не соответствует требованиям. NC (2). И это также означает, что такая теория не может объяснить наше приписывание мысли животным и детям, такие приписывания были бы в лучшем случае простыми «способами разговора», которые не были бы оправданы с точки зрения способностей, проявляемых поведением таких людей. агенты, т.е., теория не может ответить NC (3). Это оставляет необъяснимым природу их способностей и связь между их путями в мире и нашим.

Моя стратегия борьбы с NC: концептуальная ошибка и стандарты исправления

Приведенные выше соображения показали, что как причинно-следственные связи, так и интерпретаторы терпят неудачу при учете компонента (b) самокоррекции, то есть способности оценивать эффективность (a). Таким образом, чтобы преодолеть их трудности, нам нужно предложить объяснение уровня (b) измерений самокоррекции, которое (i) не сводится к простым причинным реакциям, как в случае каузальных моделей.Стратегия состоит в том, чтобы включить оценочный компонент, не связанный с уровнем (а). Во-вторых, учет (b) не должен (ii) предполагать артикулированную содержательную мысль, как в случае интерпретации интерпретаторов. Как и в предыдущих случаях, учет (b) должен иметь соответствующие последствия для (c).

Перед тем, как изложить мою стратегию, стоит сделать некоторые различия и уточнения. Цель дать отчет о концептуальной компетенции кажется очень амбициозной, и, конечно, есть ряд различных предложений, все из которых заслуживают серьезного рассмотрения при анализе того, каким может быть правильный ответ на NC.Одним из вопросов, который имеет особое значение в этой области, является различие между концептуальным и неконцептуальным содержанием. Как известно, многие современные теории концептуальной компетентности пытаются обратиться к тому, что я называю СК, именно путем проведения этого различия. Тем не менее, я не затрагиваю эту конкретную тему в этой статье и не исследую альтернативные попытки преодолеть разрыв между концептуальной и неконцептуальной областями. Я могу отказаться от этого, потому что то, что я хотел бы отстаивать, нейтрально по отношению к этим дальнейшим заботам.Следует отметить, что мое утверждение заключается не в том, что все познание должно быть концептуальным, а в том, что для учета концептуальных способностей при соблюдении NC учетная запись должна соответствовать ограничению нормативности. Итак, моя точка зрения такова: независимо от того, где вы проводите грань между концептуальным и неконцептуальным, встреча с NC требует описания некоторого вида базового познания, которое не может быть сведено к простым диспозициям, но которое, в то же время, могут быть объяснены в терминах, которые не предполагают схватывания пропозициональных мелкозернистых мыслей.

Мое предложение состоит в том, чтобы рассматривать эту более базовую компетенцию как нормативную и моделировать минимальную концептуальную способность, о которой идет речь, как способность реагировать на стандарты правильного поведения таким образом, чтобы различать случаи отсутствия применения и случаи несоблюдения. неправильное применение стандарта. Затем предлагается описать это поведение как поведение в соответствии с конкретными стандартами исправления (следовательно, его можно оценить как правильное или неправильное в соответствии с этими стандартами).Такое объяснение должно быть таким, которое рассматривает концептуальные способности в терминах большего, чем просто причинных механизмов, не оставляя, таким образом, объяснительного пробела, касающегося появления пропозициональной мелкозернистой артикулированной мысли.

Теперь мы можем более точно определить наш вопрос, касающийся возможности учета нормативного ограничения концептуальных способностей, приспосабливающих NC, следующим образом: какие особенности должно иметь поведение, чтобы считаться поведением, чувствительным к шаблонам правильности (в отличие от поведение, описываемое с помощью чисто диспозициональных терминов), не привязывая тем самым к его объяснению как зависящему от пропозиционально артикулированной мысли, что ведет к эволюционному и объяснительному разрыву.

Как ни удивительно это может показаться на первый взгляд, я предполагаю, что решающим шагом для ответа на этот вопрос является сосредоточение нашего внимания на типах взаимодействий, которые способны развертывать базовые разумные существа. Этот ход не является полностью новым в литературе. Возможно, Дьюи (1929) был первым, кто подчеркнул, что второстепенное личное взаимодействие является ключом к изучению языка, и это традиция, примеры которой можно найти в поздних работах Витгенштейна, а также в трудах Дэвидсона и Брандома.Однако ключевой момент, который нужно уяснить, - это то, что вид взаимодействия мы имеем в виду. В частности, нам необходимо указать, какие особенности поведения поставлены на карту, если таковые имеются (1) чувствительность дисплея к стандартам коррекции и (2) являются базовыми и в то же время достаточно сложными, чтобы соответствовать NC.

Последнее дополнительное ограничение на предложение такого рода состоит в том, чтобы оно соответствовало имеющимся эмпирическим данным, касающимся языка и усвоения понятий. Тогда первым шагом может быть рассмотрение имеющихся данных об овладении языком.Эмпирическое исследование того, как такие способности усваиваются и используются, может помочь нам определить природу задействованных способностей. Более того, с эмпирической точки зрения очевидно - или, по крайней мере, отрицание того, что это было бы в высшей степени неправдоподобным, - что у маленьких детей нет четко сформулированного мышления с самого начала, поэтому изучение развития детей должно продемонстрировать возможность приобретения способность улавливать сформулированные пропозициональные мысли, отходящие от предыдущих непропозициональных способностей, которые характеризуют ранние стадии развития ребенка.

Я полагаю, что естественным кандидатом на объяснение правильного типа поведения, способного приспособиться к нормативному ограничению, является то, что я называю чувствительностью к исправлению , то есть склонностью изменять свое поведение в свете выдающихся оценок других, с которыми вы взаимодействует. Это утверждение все еще нуждается в поддержке как на эмпирических, так и на концептуальных основаниях, и я действительно пытаюсь предоставить такую ​​поддержку в оставшихся разделах этой статьи. Имеющиеся данные из психологии развития также предоставят некоторые интересные примеры того, как можно представить себе это второстепенное взаимодействие.Следовательно, глядя на эмпирические данные, я ожидаю подтвердить свое утверждение о том, что средний путь между диспозиционализмом и интерпретационизмом уместен, и что такой средний путь следует рассматривать в терминах второго личного типа взаимодействия.

Изучение эмпирических данных психологии развития

Как я уже сказал, естественное место для поиска ответа на этот вопрос, сформулированное с учетом NC, - это способ обучения детей концепциям.

Csibra и Gergely (2009) утверждали, что взаимодействие взрослых и детей имеет важное значение для изучения концептуального содержания.Они провели ряд экспериментов, которые предполагают, что существует решающее различие в последующем поведении младенцев, если они научились просто путем наблюдения - когда дети просто наблюдают за поведением взрослых - или в результате явного обучения - т. Е. Когда существует явная демонстративная ссылка через использование языка на объекты, к которым применяются концепции в контексте, в котором обращаются к ребенку. Они отметили, что только в последнем случае дети обобщают результат на все аналогичные случаи, тогда как в первом они воспринимают этот случай как контекстуально и ситуативно связанный.Это является первым признаком того, что взаимодействие играет решающую роль в обучении и проявлении концептуальных способностей, в отличие от других видов обучения, в которых не используется язык.

Второе указание на то, что вид взаимодействия, на который способны люди, может быть ключом к развитию их концептуальных способностей, исходит от приматологии. Tomasello (1999) и Tennie et al. (2010) утверждали, что шимпанзе способны подражать поведению, но не абстрагировать это поведение от контекстов, связанных с ситуацией, в которых они впервые его воспринимают.Это означает, что, хотя они способны имитировать использование инструментов при выполнении конкретной задачи, определяемой их собственными интересами и целями, они не понимают общего значения объекта или цели, которая отображается в поведении таким образом, чтобы могут быть отделены от контекста и объектов, которые они наблюдают и используют в этом конкретном случае. Это хорошо согласуется с исследованиями Csibra и Gergely (2009), предполагающими, что интерактивный аспект обучения у людей включает в себя способность понимать общее, подобное правилам содержание лингвистических терминов и поведения способом, недоступным для других существ, и что это конкретное изучение общих значений происходит посредством конкретных обучающих примеров в контексте взаимодействия взрослых и детей, что невозможно для детей, изолированных от этих взаимодействий, или для приматов, не являющихся людьми, которые не способны к такого рода взаимодействиям (там же).

Кроме того, Tomasello и Racokzy (2003) и Schmidt and Tomasello (2012) изучали поведение детей в отношении соблюдения норм, и они отметили, что в возрасте двух лет дети не только оценивают свое поведение в соответствии с нормами, сопровождающими то, что они делают с утверждениями типа «это то, что мы делаем» или «вот как это делается», но также и о том, что они учат других (марионеток, но также и взрослых, которых они считают посторонними для сообщества) и что они жалуются, когда другие не соответствовать тому, что они понимают, социальные нормы диктуют в данной конкретной ситуации.Это означает, что дети готовы понимать нормативные стандарты поведения и учить их другим на очень ранней стадии развития своих концептуальных способностей, и что они обобщают уместность того, что они склонны делать, для всех остальных, с кем они взаимодействуют. , ожидая, что они будут действовать так, как они делают, и жаловаться, если они отказываются это делать.

Как это может помочь нам решить проблему NC, учитывая, что такое поведение проявляют маленькие дети, но не другие приматы?

Как я уже говорил, существует ряд философских теорий, которые сосредоточены на природе межчеловеческих межсубъективных обменов, чтобы объяснить нашу способность улавливать лингвистические значения.Например, Хогеланд (1990) и Брэндом (1994) предположили, что именно наша позиция в отношении того или иного действия как правильного или неправильного в определенных контекстах делает это поведение правильным или неправильным, и что это социально структурированная практика, в которой мы относиться друг к другу как к совершенным и имеющим право или не совершать дальнейшие действия, как если бы мы играли в социальную игру, правила которой оговариваются нами с учетом различных действий в зависимости от обстоятельств. Витгенштейн (1953) также рассматривался как отстаивающий точку зрения, согласно которой язык следует рассматривать как группу игр, в которые мы играем вместе, и что определенные ходы разрешены или запрещены внутри этих игр.Тогда ходы будут правильными или неправильными в зависимости от игры, в контексте которой они оцениваются. Тем не менее, эти теории проблематичны, если, как в теории Брэндома, ходы игры считаются пропозиционально артикулированными или если они предполагают интерпретационные позиции со стороны участников, как это делают интерпретаторы. Как я утверждал ранее, такие позиции, если рассматривать их в целом, не могут удовлетворить NC. Итак, я полагаю, что правильное место для поиска - это не область интерпретационной теории, а скорее другой вид интеракционизма, в частности интеракционистские феноменологические теории.

Такие теории начинаются с одного базового понимания природы социального познания: факта, что мы способны прямо и правильно понимать эмоции на лице других и их поведение как намеренное и целенаправленное с самого первого опыта встречи с другими. Это было названо «первичной интерсубъективностью». Он включает в себя своего рода узнавание других, которое проявляется у новорожденных и которое как раз характеризуется отсутствием каких-либо выводных когнитивных механизмов или какого-либо посредничества через артикулированные мысли, такие как приписывание состояний другим.Несмотря на это, он включает в себя нечто большее, чем просто реакции на раздражители. Точнее, это включает в себя понимание смысла реакций другого человека. Как сказал Шелер, «переживания, происходящие там [в другом человеке], даны нам в выразительных феноменах - […] не путем умозаключений, а напрямую, как своего рода первичное« восприятие ». В румянец мы воспринимаем стыд, в смехе - радость »(Scheler, 1954, с. 10).

Феноменология дает нам другой путь к пониманию эмпирических данных психологии развития о природе нормативного поведения.Это позволяет нам понять, в каком смысле мы способны понять правильность или неправильность того, что мы делаем, не заставляя нас думать об этом пропозиционально нагруженным способом. Согласно этим теориям, основанным как на психологических исследованиях раннего развития, так и на их феноменологически обоснованном объяснении, с самого начала нашей жизни существует способ настройки эмоций другого человека, и именно эта настройка, как мы могли бы подумать, сначала учит нас различию между добром и злом, хорошим и плохим, таким или не таким.

Бегло взглянув на некоторые недавние работы по феноменологии и психологии развития, мы обнаружили совпадающую поддержку необходимости отказаться от перспективы от третьего лица, характерную для интерпретации, но также и от ограничения в рамках перспективы от первого лица, характерного для каузализма. Такие работы предполагают удобство приоритизации взаимодействий собеседников при личных встречах, в которых эмоциональное распознавание эмоций других может сыграть ключевую роль в нашем доступе к языку.Я утверждаю, что именно в этой области мы находим такой тип поведения, который позволяет различать концептуальные ошибки и отсутствие применения таким образом, который еще не предполагает рефлексивного и явного понимания стандарта, на который мы, тем не менее, реагируем. В частности, я утверждаю, что именно наша эмоциональная реакция на отношения одобрения и неодобрения, выраженные в эмоциональном поведении собеседников, позволяет нам учиться у других языков и критериям правильного использования слов в контексте использования.Таким образом, это отзывчивое поведение представляет собой своего рода минимальную концептуальную компетенцию по сравнению с естественными и нормативными ограничениями. Как это позволяет нам приспосабливать нормативные ограничения, отвечая одновременно на NC, будет темой следующего и последнего раздела.

Взаимодействие и чувствительность к исправлению

Как я утверждал, если серьезно относиться к проблемам интерпретации и причинности, нам нужно найти такую ​​форму поведения, которая не сводится к каузальным реакциям, но не предполагает способности принимать формулированные мысли.Более того, я показал, что, принимая во внимание данные психологии развития относительно изучения языка и норм, правильное поведение кажется по существу интерактивным.

Сторонники феноменологической теории интеракционизма обычно проводят различие между двумя разными видами интерсубъективности, характеризующими способности, проявляющиеся на разных этапах развития ребенка. Во-первых, первичная интерсубъективность (проявляющаяся с рождения) состоит из способности распознавать эмоции и реакции на лицах других людей без использования каких-либо теоретических инструментов при личных встречах.Это способность первичная, не приобретенная, а врожденная. Поведение других признается преднамеренным, направленным на достижение цели. Это включает временную, слуховую и визуальную координацию с кем-то еще, с кем взаимодействует ребенок. Он не заменяется другими типами взаимодействия, но сосуществует с ними как предварительное условие для других способностей и как их дополнение. Позже дети вовлекаются во вторичную интерсубъективность, вид взаимодействия, который характеризуется способностью идентифицировать объекты и события в прагматически значимых контекстах с помощью механизмов общего внимания (на основе способностей, приобретенных в результате участия в предыдущем виде интерсубъективности).На этом этапе дети обращаются к взору взрослых, когда значение объекта неоднозначно или неясно. Именно в контексте такого взаимодействия с другими дети изучают естественный язык, обучаясь ему и используя его во всех видах взаимодействия.

Мое предложение состоит в том, что правильное место для поиска способности самокоррекции находится в контексте способности участвовать в первичной интерсубъективности. Именно в этой области дети проявляют склонность реагировать на других, характеризующуюся настройкой на их ожидания и способностью формировать свое поведение как способ реагирования и удовлетворения требований других, уделяя особое внимание той реакции, которая их поведение вызывает у взрослого.Такой обмен возможен посредством общих встреч лицом к лицу, когда эмоции обоих непосредственно воспринимаются друг другом. Общие контексты, в которых происходят эти взаимодействия, включают объекты и их свойства, которые по мере развития взаимодействия и получения более стабильных ответов начинают пониматься как независимые постоянные качества и объекты. В ходе этого процесса механизмы совместного внимания среди других способностей входят в стадию и помогают развить концептуальное понимание на ранней стадии и примитивную форму использования концепций, которые впоследствии станут намного более сложными, обретая независимость от конкретных оценок и ответов.Тем не менее, они никогда не потеряют связи с реальным использованием и оценками других.

Как же тогда отличить концептуальные ошибки от отсутствия применения на этой ранней стадии разработки? В предыдущем разделе я рассмотрел некоторые актуальные работы по психологии развития, посвященные природе нормативного поведения и обучения. Эти исследования показывают, что взаимодействия играют ключевую роль в том, что они вызывают и демонстрируют нормативно информированное поведение, которое проявляется в том, как дети реагируют на взрослых в процессе обучения с помощью двух основных установок: обобщающих (то, что они считают правильными ) и навязывая другим нормам (активно корректируя друг друга, показывая, что они не только пассивно реагируют на окружающую среду, но и спонтанно воспринимают то, что они делают, как стандарт коррекции , которому они и все остальные должны соответствовать ).Соответственно, в контексте только что описанного взаимодействия я предполагаю, что существует конкретная способность, которая представляет собой лучшего кандидата, чем простые реакции или сформулированные мысли, для встречи с NC. Я называю такую ​​способность чувствительностью к коррекции . Его можно определить как склонность изменять собственное поведение в отношении применения определенной концепции в свете согласия или несогласия других, с которыми человек взаимодействует при личных встречах. Чувствительность к исправлению, определенная таким образом, - это как раз та особенность человеческого поведения, которая позволяет нам приспособиться к ограничению нормативности, не отказываясь от естественных условий адекватности, которые составляют NC.

Характеризуя различные уровни самокоррекции (распространенная особенность нормативного поведения), я упомянул: (а) применение концепций (действия по применению или неправильному применению концепции), (б) способность оценивать (а) ) и (c) модификации (a) в соответствии с результатами (b). Как причинно-следственные, так и интерпретационные подходы к концептуальным возможностям не могут дать последовательный ответ для объяснения разницы между концептуальной ошибкой и отсутствием применения, в котором чрезмерно подчеркивается один из элементов, (а) в качестве модели для (б) в случае каузализма, (б ) как всеобъемлющая перспектива интерпретатора в случае интерпретации.Мое предложение, напротив, состоит в том, чтобы думать об уровне (b) как об уровне чувствительности к исправлению , то есть способности исправлять и контролировать наши собственные действия в свете реакций других на эти самые действия. В этом случае (а) соответствует типу поведения, которое демонстрирует интенциональность, будучи направленным на объект, на который поведение реагирует, и (б) соответствует измерению, в котором мы самостоятельно контролируем нашу реакцию на объект, настраивая его на то, как другие реагируют на нас и на наше направленное поведение.Чувствительность к исправлению - это социальная предрасположенность, то есть склонность настраивать свое поведение в соответствии с оценками и нормативными отзывами, которые мы получаем от других при определенных взаимодействиях. Тогда это оценочное отношение, которое включает восприятие и настройку на одобрение или неодобрение со стороны других. Наконец, что соответствует пункту (c), то, как мы применяем концепции, конечно же, видоизменяется посредством оценок, включенных в (b): фактически, мы можем сказать, оценивая суммы нашего поведения - по крайней мере, на самых ранних этапах приобретения язык и концептуальные способности - чтобы изменить его в соответствии с одобрением или неодобрением других.

Теперь мы можем охарактеризовать разницу между концептуальными ошибками и отсутствием приложения с учетом структуры, которую я только что представил. Это различие будет принимать разные формы на разных этапах обучения и усвоения концепций. Во-первых, оно будет заключаться в способности исправлять себя, настраивая оценки другого человека (отслеживая себя через вас, пытаясь сделать свою собственную точку зрения на другого человека, с которым происходит взаимодействие). Это механизм самомониторинга, основанный на слиянии механизмов совместного внимания, которые определяют, что является значимым в контексте, и наблюдения за моей собственной работой другим; человек следит за своим поведением, принимая во внимание как то, к чему он направлен (уровень a), так и оценивая его в соответствии с оценкой других (уровень b), затем соответствующим образом изменяя поведение (уровень c).Именно через реакцию на взгляд другого и его отношение одобрения или неодобрения можно считать существующим критерием для применения концепции на практике в качестве стандарта исправления, тем самым позволяя отличить рассматриваемый случай от другого. что понятие вообще не актуально, случай отсутствия применения. Рассматриваемая концепция на данном этапе будет бедна по содержанию, а ее границы размыты. Таким образом, концептуальная компетентность на этом этапе понимается как минимальное концептуальное понимание: но этот минимум демонстрируется именно тем фактом, что поведение чувствительно к различию между правильными и неправильными способами действий в соответствии с конкретными стандартами исправления (концепциями), и это в свою очередь, равносильно тому, что в мире есть правильный образ действий, который мы с другим разделяем.Чувствительность к исправлению - это, можно сказать, феноменологическая демонстрация нормативности понятий. Таким образом, мы можем отличить концептуальные ошибки от случаев отсутствия приложения, поскольку субъект реагирует на оценку своего поведения, изменяя его соответствующим образом, чего не было бы в случае отсутствия приложения. Итак, что имеет решающее значение, так это чувствительность к коррекции, чувствительность, которая проявляется в реальных взаимодействиях. Теперь, по мере развития обучения, самокоррекция становится независимой от присутствия реальных экспертов.А затем субъект самокорректируется в соответствии с различными действительными или воображаемыми сценариями и перспективами, которые она может воспроизвести. Коммуникабельность по-прежнему является широко распространенным и решающим элементом самокорректирующего поведения, но теперь она проявляется как сама идея, что я могу ошибаться в соответствии с разными стандартами (что приравнивается к идее о том, что есть другие точки зрения).

Наконец, пришло время подумать, способны ли только что представленные инструменты должным образом соответствовать NC при учете нормативного измерения, связанного с использованием концепции.Я не могу дать в этой статье подробный и всеобъемлющий ответ НС, но, как будет показано далее, это предложение может дать надлежащую общую стратегию встречи с НС. Эта общая стратегия состоит в определении чувствительности к исправлению как среднего шага между простыми причинными реакциями на окружающую среду и содержательными пропозициональными установками. В то время как последние подразумевают полную независимость, гибкость, отделяемость и общую логическую формулировку; первое, напротив, сводится только к номологическим ковариациям между состояниями и объектами, которые могут потерпеть неудачу при открытом количестве контекстуальных вариаций.Важным моментом является то, что между этими двумя концами невидимой линии развития и эволюции также есть разные промежуточные стадии.

Следуя этой стратегии, мы можем затем дать общую схему эволюционного пути от существ, не владеющих языком или мыслями, до существ с обоими способностями. На первом, очень элементарном уровне могут быть только реакции на стимулы, а ошибка - просто сбой в причинных механизмах. Истинное нормативное измерение проявляется именно тогда, когда чувствительность к исправлению входит в стадию, демонстрируя способность взаимодействовать с другими (одними и теми же видами, межвидовыми) в виде обмена первичным взаимодействием.Эта гипотеза подтверждается тем фактом, который подчеркивается многими эволюционными теориями (Tomasello, 1999, 2014; Tomasello and Racokzy, 2003), что главный эволюционный шаг, который отличает людей от других видов, - это способность участвовать в социальных взаимодействиях очень сложных людей. природа. Соответственно, на этой стадии субъекты способны применять концепции независимо от стимулов и способны применять одно и то же понятие к разным объектам и разные концепции к одному и тому же объекту, в конечном итоге приобретая способность связывать языковые элементы со значениями (нормы использования звуков и Метки).Таким образом, общепризнанная идея социальности как черты, характерной для появления человека, если ее понимать с точки зрения чувствительности к исправлению, также может объяснить появление нормативного поведения без какого-либо объяснительного пробела. Возможность явной интерпретации других и самих себя как следование или несоблюдение определенных норм или правил, способность, которая включает уже сформулированные пропозиционально мысли, должна быть получена путем участия в более ранних формах социальности.

То же можно сказать и о вопросе онтогенеза, когда практическое взаимодействие с другими людьми в личных встречах (первичная интерсубъективность), которые демонстрируют примитивную форму чувствительности к исправлению, постепенно приводит к вторичной интерсубъективности как форме взаимодействия, включающего механизмы общего внимания, мониторинга и исправления, в контексте которых изучается язык.Обучение - это процесс, в котором ребенок в конечном итоге становится компетентным пользователем. Вначале ей может потребоваться руководство и, в основном, самокоррекция при отрицательной оценке, но позже она попытается повторить это корректирующее поведение, таким образом обобщая то, что выучено, и обретает автономию в самооценке своего поведения. Опять-таки, интерпретативная позиция третьего лица может появиться в картине намного позже, когда будут задействованы все возможности вывода и возможности сложных процессов интерпретации.

Заключительные замечания

Я утверждал, что две из самых популярных теорий, которые объясняют концептуальную компетентность, терпят неудачу, если рассматривать их на фоне как NC, то есть проблемы объяснения как онтогенеза, так и филогенеза концептуального мышления без объяснительных или эволюционных пробелов, и нормативное ограничение, т. е. различие между поведением, которое руководствуется стандартом исправления, и поведением, которое может быть только внешне оценено как отвечающее концепциям.

Следуя некоторым открытиям из психологии развития и феноменологии, я представил альтернативную основу, интеракционистскую теорию, в контексте которой ограничение нормативности приспосабливается к области реальных взаимодействий с другими при изучении языка и концепций. Мое центральное утверждение заключалось в том, что чувствительность к исправлению - это социальная, оценочная предрасположенность, которая настраивает нас на оценки других людей нашего поведения в реальных взаимодействиях и позволяет нам учиться у них стандартам исправления наших действий.Этот тип предрасположенности - вот что отличает эволюционное и индивидуальное развитие. Тот факт, что человеческая социальность является основным отличием нас от других видов, широко признается и имеет независимые основания в эволюционных исследованиях. Если мы сможем понять связь между концептуальным информированным поведением и социальным поведением, как мы предложили, то это косвенно подтвердит идею о том, что это может быть решающим шагом в эволюционной истории человеческого вида.Что касается человеческого обучения, я утверждал, что недавние исследования в области психологии развития предполагают, что именно наши способы взаимодействия с другими и их понимания лежат в основе нашей способности учиться друг у друга общему и абстрактному значениям, которые мы затем используем. в нашей социальной жизни. Столь часто подчеркиваемый социальный характер человеческой жизни может найти в идее чувствительности к исправлению еще одно уточнение, способное пролить свет на то, как возникают язык и мысль.

Заявление о конфликте интересов

Автор заявляет, что исследование проводилось в отсутствие каких-либо коммерческих или финансовых отношений, которые могут быть истолкованы как потенциальный конфликт интересов.

Благодарности

Исследование для этой статьи было поддержано Сетью начального обучения Марии-Кюри, «TESIS: На пути к воплощенной науке интерсубъективности» (FP7-PEOPLE-2010-ITN, 264828), Национальным советом по научным исследованиям (Аргентина) и PICT 02344-2011, Национальное агентство по развитию науки, Аргентина.

Сноски

  1. Дж. Левин первым использовал это выражение в контексте обсуждения редуктивистских представлений о разуме. Он сказал: «В конце концов, мы вернулись к тому, с чего начали. Аргумент объяснительного пробела не демонстрирует пробела в природе, а указывает на пробел в нашем понимании природы. Конечно, правдоподобное объяснение того, что существует пробел в нашем понимании природы, состоит в том, что существует настоящий пробел в природе. Но пока у нас есть уравновешивающие причины сомневаться в последнем, мы должны искать объяснение первого в другом месте »(http: //ognet.mit.edu/posters/TUCSON3/Levine.html). Даже если Левин имел в виду другой аспект разума, это все равно применимо в отношении развития и эволюции концептуальных способностей. Использование выражения «эволюционный разрыв» предназначено для того, чтобы подчеркнуть необходимость объяснения того, как одни способности эволюционировали от других, вместо того, чтобы постулировать разрыв в природе. «Объяснительный пробел» относится к тому, что Левин называет пробелом в нашем понимании, то есть недостаточностью определенного набора объяснительных инструментов для вывода или иного объяснения концептуальных возможностей.
  2. «Обоснование» в этом условии следует понимать в широком смысле. Таким образом, он предназначен для охвата широкого круга объяснительных отчетов об этих атрибуциях, а не просто учетных записей, которые будут считать эти атрибуции буквально истинными. Тем не менее существует минимальное ограничение, которое оправдание накладывает на эти объяснения. Требуется, чтобы объяснение атрибуции основывалось на способностях, проявляемых в поведении организма, которому эти атрибуции сделаны.
  3. Полный список необходимых условий для обладания концептуальными способностями см. Кэмп (2009) и Скотто (2010).
  4. Конечно, есть случаи, подобные (ii), в которых мы говорим, что Джон должен был добавить, и анте , что тогда возникает ошибка производительности . Но в таких случаях мы имеем в виду, что он должен был знать концепцию : проблема заключается именно в отсутствии применения этой концепции, а не в ее неправильном применении.
  5. Форбс (1984), Гине (1992) и Фодор (1998) - некоторые из сторонников этого подхода, хотя он гораздо более широко принят.
  6. Условия C могут меняться в зависимости от концепции. Они могут, например, включать в себя нормальность когнитивных функций субъекта, а также надлежащие внешние условия, поэтому, например, если бы концепция была перцептивной, тогда соответствующие условия освещения будут включены, а также правильное функционирование зрительной системы.
  7. Крипке (1982) и Райт (1989) также аргументировали тот же вывод. Основное утверждение, как мы увидим, состоит в том, что причинно-следственный способ определения концептуальной компетенции является круговым, поскольку он предполагает само понятие, которое должно быть определено путем идентификации релевантных диспозиций. Обсуждение этого вопроса см. В Satne (2005, глава 3).
  8. Можно подумать, что я предполагаю, что самокоррекция, как я ее определяю, является концепцией личного уровня и, следовательно, не могу оспаривать субличностные представления о концептуальных способностях.Напротив, определение в этом отношении нейтрально. Я благодарю одного из анонимных рефери за то, что он настоял на этом.
  9. Фодор (1990a) определяет рассматриваемую концепцию в терминах отношений асимметричной зависимости более высокого порядка между причинными отношениями такого рода. Но проблема возникает снова в несколько иной форме: постулирование асимметричных отношений между причинными отношениями в отсутствие натуралистического объяснения того, почему эти отношения должны сохраняться, просто повторяет рассматриваемую проблему (Hutto, 1999, 2009, стр.47–48, с. 22; Cummins, 1989).
  10. Опять же, отчет может разумно утверждать, что этот механизм следует понимать как действующий на субличностном уровне.
  11. Другим подходящим кандидатом на объяснение нормативности концептуальных способностей является телеосемантика, модель, которая обращается к понятию биологической функции и эволюционной истории организмов для объяснения репрезентативного содержания. Я бы не стал подробно рассматривать это предложение в этой статье.Основная причина заключается в том, что, как утверждал Фодор (1990b), биологической функции недостаточно для интенсиональности: мы можем объяснить рассматриваемое поведение в соответствии с той или иной концепцией, если они коэкстенсиональны в соответствующих ситуациях de facto . . В данном контексте это было бы равносильно неспособности различать концептуальные ошибки в соответствии с концепцией и отсутствием применения этой концепции. Подробное рассмотрение телеосемантики и проблем, которые она поднимает для объяснения концептуального содержания, см. В Hutto and Satne (2014), где я утверждаю, что история такого рода является частью объяснения соответствующих способностей, но еще не достаточна для объяснения нормативности. концептуального содержания.
  12. Дэвидсон (1975, 1982, 1984, 1986, 1992, 1994, 2001, 2005), Сталнакер (1984), Деннет (1991) и Брандом (1994) - некоторые из основных сторонников этого подхода. Требуются дополнительные спецификации, которые различают их позиции. Я могу не вводить здесь такие различия, поскольку из проведения этих различий не следует ничего особенно важного для аргументов, представленных в этом разделе.
  13. Я буду в основном следить за изложением Дэвидсоном основных черт теории, хотя аналогичный случай, с соответствующими поправками, может быть сделан для счетов Деннета, Сталнакера и Брэндома.
  14. Предложение именно в этом направлении см. Hutto (2008).
  15. Обзор основных взглядов, поддерживающих неконцептуальное содержание, и их обсуждение см. В York (2003).
  16. Некоторые могут подумать, что реакцию на определенный стандарт коррекции следует классифицировать не как концептуальное поведение, а как репрезентативное, и что мы должны зарезервировать термин «концептуальный» для пропозиционально сформулированной мысли и поведения.На данный момент это, возможно, будет терминологической проблемой. Предложение по этому поводу см. В Schmitz (2012, 2013).
  17. Витгенштейн (1953), Дэвидсон (1984, 2001) и Брандом (1994). Также Хатто и Мьин (2013).
  18. Csibra и Gergely (2009) назвали этот специфический аспект того, как люди учат и учатся друг у друга, «естественной педагогикой». Томаселло (1999, 2014) утверждает, что приматы неспособны участвовать в совместных действиях с другими приматами или людьми, потому что у них нет способности формировать намерения относительно намерений других людей.Здесь я не собираюсь ни к конкретному объяснению, которое дают Чибра и Гергели (2009), ни к объяснению Томаселло, ни к объяснению Томаселло, в обоих случаях, по-видимому, требуются очень сложные способности Теории Разума. Независимо от их объяснений, данные указывают на ключевую роль взаимодействия в способности изучать и применять концептуальное содержание. С идеей встречи с NC я предлагаю иное и менее требовательное понимание того, что является проблемой во взаимодействии, которое объясняет эти различия.
  19. Trevarthen (1978, 1979), Hobson (2002), Reddy (2008) и Rochat (2012) защитили и развили эту теорию с психологической точки зрения. Галлахер (2001, 2004, 2007), Галлахер и Хатто (2008) и Галлахер и Захави (2008) привели доводы в пользу «если» с философской точки зрения.
  20. Есть некоторые споры о том, когда именно это происходит, среди сторонников интеракционистской теории, в возрасте от 6 до 18 месяцев в зависимости от автора.
  21. Галлахер и Хатто (2008) утверждали, что повествования играют решающую роль в том, как дети изучают различные точки зрения и выстраивают представление о себе и других, обогащенное по сравнению с первичным и эмоциональным видом характеристика взаимодействия первых встреч с другими людьми. Даже если это может быть так, предыдущий вопрос, который следует задать, следуя нашим предыдущим соображениям, заключается в том, как дети учатся реагировать на концепции в качестве стандартов для оценки своего собственного поведения.
  22. Варга и Галлахер (2012) заявили, что понятие признания как межличностного требования, которое занимает центральную роль в дискуссиях о моральной нормативности, должно быть прослежено до его основного места в этом первом сильно психологически обоснованном виде взаимодействия. с другими. Я утверждаю, что эта узнавающая способность играет роль и в концептуальной нормативности.
  23. Согласно этой точке зрения, то, что непосредственно воспринимается, - это эмоции, связанные с положительными и отрицательными реакциями на поведение других, когда они воспринимают его как правильное или неправильное.Таким образом, понимание такой оценки можно рассматривать как основанное на способности воспринимать эти положительные и отрицательные эмоции и настраиваться на них, соответствующим образом изменяя свое поведение. Намеренное направленное поведение взрослых или сверстников, которое также воспринимается, также будет играть ключевую роль в понимании того, какой результат ожидается. Я благодарен одному из анонимных рецензентов за то, что он настоял на этом.
  24. Важно отметить, что вопреки взглядам Хатто (1999) и Дэвидсона (2001) идея состоит не в том, что восприятие других точек зрения как таковых дает нормативное измерение тому, что я делаю, а в том, что сначала я настраиваю свое поведение на то, что другие ожидают от меня , и только позднее различие точек зрения может стать заметным и предметом моего собственного размышления.Эта последняя возможность присутствует только тогда, когда есть также возможность ясно понять стандарты, которые представляют эти другие точки зрения, и то, как они относятся к оцениваемому поведению.
  25. Это удовлетворение упрощенной версии ограничения общности (см. Кэмп, 2009). Все эти способности вместе составляют приобретение минимальных концептуальных способностей (условия минимальной концептуальности см. Camp, 2009; Scotto, 2010).
  26. См. Sterelny (2012) и Tomasello (2014).
  27. Я делаю различие между тремя парадигматическими и разными способностями: (i) причинные реакции на окружающую среду; (ii) чувствительность к коррекции во взаимодействии; (iii) развлечение пропозиционально сформулированных мыслей. Это различие схематично и предназначено для выделения важных вех в развитии и эволюции. Но эту тройную классификацию не следует использовать для характеристики одной стадии развития в отличие от других. Напротив, эти способности появляются в теории интеракционизма только как парадигма одних стадий, которые порождают другие (и множество других промежуточных между ними) путями прогрессирующей сложности.Соответственно, каждая стадия эволюции и развития по-разному объединяет предыдущие стадии, не заменяя их, а дополняя их новыми способностями.

Список литературы

Богосян П. (1989). Правило с учетом соображений. Mind 98, 507–549. DOI: 10.1093 / mind / XCVIII.392.507

CrossRef Полный текст

Брандом Р. (1994). Сделать явным . Кембридж, Массачусетс: Издательство Гарвардского университета.

Лагерь, E.(2009). Работа с мыслью: концепции, систематичность и независимость от стимулов. Philos. Феноменол. Res. 78, 275–311. DOI: 10.1111 / j.1933-1592.2009.00245.x

CrossRef Полный текст

Чейни, Д. Л., и Сей-Фарт, Р. М. (2007). Baboon Metaphysics. Эволюция социального разума. Чикаго: Издательство Чикагского университета. DOI: 10.7208 / chicago / 9780226102429.001.0001

CrossRef Полный текст

Камминз Р. (1989). Значение и ментальное представление. Кембридж, Массачусетс: MIT Press.

Дэвидсон Д. (1975). «Мысли и говори», в книге «Исследования истины и истолкования». Oxford: Oxford University Press, 155–170.

Дэвидсон Д. (1982). «Рациональные животные», в Субъективное, Интерсубъективное, Объективное. Oxford: Oxford University Press, 95–106.

Дэвидсон Д. (1984). Исследования истины и толкования. Оксфорд: Издательство Оксфордского университета.

Дэвидсон Д. (1986).«Прекрасные сумасшествия эпитафий», в Truth, Language and History , Oxford: Clarendon Press, 89–107.

Дэвидсон Д. (1992). «Второе лицо» в Субъективное, Интерсубъективное, Объективное. Oxford: Oxford University Press, 107–121.

Дэвидсон Д. (1994). «Социальный аспект языка» в журнале «Истина, язык и история» . Oxford: Clarendon Press, 109–125.

Дэвидсон Д. (2001). Субъективное, интерсубъективное, объективное .Оксфорд: Издательство Оксфордского университета. DOI: 10.1093 / 0198237537.001.0001

CrossRef Полный текст

Дэвидсон Д. (2005). Правда, язык и история. Оксфорд: Clarendon Press. DOI: 10.1093 / 019823757X.001.0001

CrossRef Полный текст

Деннет Д. (1991). Сознание объяснено. Лондон: Пингвин.

Дьюи, Дж. (1929). Опыт и природа. Ла Саль, Иллинойс: Открытый суд.

Фодор, Дж. (1990а). Теория содержания и другие очерки. Кембридж, Массачусетс: MIT Press.

Фодор, Дж. (1990b). «Информация и представление», в Информация, язык и познание , изд. П. П. Хэнсон, Ванкувер: Университет Британской Колумбии.

Фодор Дж. (1998). Концепции: где когнитивная наука пошла не так . Нью-Йорк: Издательство Оксфордского университета. DOI: 10.1093 / 0198236360.001.0001

CrossRef Полный текст

Форбс, Г. (1984). Скептицизм и знание семантики. Proc.Аристот. Soc. 1983–1984, 223–237.

Галлахер, С. (2001). Практика разума: теория, моделирование или первичное взаимодействие. J. Сознание. Stud. 8, 83–108.

Галлахер, С. (2004). Понимание межличностных проблем при аутизме: теория взаимодействия как альтернатива теории разума. Philos. Психиатр. Psychol. 11, 199–217. DOI: 10.1353 / ppp.2004.0063

CrossRef Полный текст

Галлахер, С. (2007). «Феноменологические и экспериментальные исследования воплощенного опыта» в Body, Language and Mind , Vol.1, ред. Т. Зиемке, Я. Златев, Р. Франк и Р. Дирвен (Берлин: Mouton de Gruyter), 241–263.

Галлахер, С., Хатто, Д. (2008). «Понимание других посредством первичного взаимодействия и повествовательной практики», в The Shared Mind: Perspectives on Intersubjectivity, eds J. Zlatev, T. P. Racine, C. Sinha и E. Itkonen (Амстердам: Джон Бенджаминс), 17–38.

Галлахер, С., Захави, Д. (2008). Отвечает в симпозиуме, посвященном Галлахеру и Захави, феноменологическому мышлению. Abstracta 2, 86–107.

Ginet, C. (1992). Скептический парадокс Крипкенштейна и его решение. Midwest Stud. Филос. 17, 53–73. DOI: 10.1111 / j.1475-4975.1992.tb00142.x

CrossRef Полный текст

Haugeland, J. (1990). Преднамеренность всех звезд. Philos. Перспектива. 4, 383–427. DOI: 10.2307 / 2214199

CrossRef Полный текст

Хобсон, П. (2002). Колыбель мысли. Лондон: Пэлгрейв-Макмиллан.

Хатто, Д. (1999). Присутствие разума. Филадельфия, Пенсильвания: Джон Бенджаминс. DOI: 10.1075 / aicr.17

CrossRef Полный текст

Хутто, Д. (2008). Народно-психологические рассказы. Социокультурные основы понимания причин. Кембридж, Массачусетс: MIT Press.

Хутто, Д. (2009). Ментальное представление и сознание. Энциклопедия Сознательного. 2, 19–32. DOI: 10.1016 / B978-012373873-8.00050-5

CrossRef Полный текст

Хутто, Д., и Myin, E. (2013). Radicalizing Enactivism. Основные умы без содержания. Кембридж, Массачусетс: MIT Press.

Хутто, Д., Сатне, Г. (2014). Естественное происхождение контента. Philos. Q. Isr. (в печати).

Крипке, С. (1982). Витгенштейн о правилах и частном языке. Кембридж, Массачусетс: Издательство Гарвардского университета.

Редди, В. (2008). Как младенцы познают разум. Кембридж, Массачусетс: Издательство Гарвардского университета.

Роша, П.(2012). «Раннее воплощение субъективности и интерсубъективности», в Dimensoes da Intersubjectividade , ред. Н. Э. Коэльо, младший П. Салем и П. Клаутау (Сан-Паулу: Escuta), 280.

Сатне, Г. (2005). El Argumento Escéptico. Де Витгенштейн и Крипке . Буэнос-Айрес: Grama Ediciones.

Шелер, М. (1954). Природа сочувствия. Лондон: Рутледж и Кеган Пол.

Шмитц, М. (2012). «Фон как намеренный, сознательный и неконцептуальный», в «Познание без мышления: разум, действие, познание и феномен фона» , изд.З. Радман (Palgrave: Macmillan), 57–82.

Шмитц, М. (2013). «Социальные правила и социальное происхождение», в . Предпосылки социальной реальности: избранные материалы учредительного собрания ЭНСО. Исследования по философии социальности , ред. М. Шмитц, Б. Кобов и Х.-Б. Шмид (Берлин: Springer), 107–126. DOI: 10.1007 / 978-94-007-5600-7_7

CrossRef Полный текст

Скотто, К. (2010). Базовые концепты. Документ, представленный на семинаре по концепциям и восприятию , Кордова, Аргентина.

Стальнакер Р. (1984). Запрос. Кембридж, Массачусетс: MIT Press.

Стерельный, К. (2012). Развитый подмастерье. Как эволюция сделала людей уникальными. Кембридж, Массачусетс: MIT Press.

Тенни К., Колл Дж. И Томаселло М. (2010). Доказательства подражания шимпанзе в социальных условиях с помощью задачи с плавающим арахисом. PLoS ONE 5: e10544. DOI: 10.1371 / journal.pone.0010544

Pubmed Аннотация | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

Томаселло, М.(1999). Эволюция человеческого познания. Кембридж, Массачусетс: Издательство Гарвардского университета.

Томаселло, М. (2014). Естественная история человеческого мышления. Кембридж, Массачусетс: Издательство Гарвардского университета.

Tomasello, M., and Racokzy, H. (2003). Что делает человеческое познание уникальным? От индивидуальной к общей и коллективной интенциональности. Mind Lang. 18, 121–147. DOI: 10.1111 / 1468-0017.00217

CrossRef Полный текст

Trevarthen, C.(1978). «Вторичная интерсубъективность: уверенность, доверие и акты смысла в первый год», в Action Gesture and Symbol, The Emergence of Language , ed. А. Локк (Лондон: Academic Press), 588.

Trevarthen, C. (1979). «Коммуникация и сотрудничество в раннем младенчестве: описание первичной интерсубъективности», в Before Speech: The Beginning of Interpersonal Communication , ed. M. Bullowa (Кембридж: издательство Camrbidge University Press), 410.

Варга, С., и Галлахер, С. (2012). Критическая социальная философия, Хоннет и роль первичной интерсубъективности. евро. J. Soc. Теория 15, 243–260. DOI: 10.1177 / 1368431011423606

CrossRef Полный текст

Витгенштейн, Л. (1953). Philosophical Investigations , ред. Г. Э. М. Анскомб и Э. Рис, пер. Г. Э. М. Анскомб (Оксфорд: Блэквелл).

Райт, К. (1989). «Соображения Витгенштейна о следовании правилам и центральный проект теоретической лингвистики», in Rails to Infinity , ed.К. Райт (Кембридж, Массачусетс: издательство Гарвардского университета) (перепечатано Райтом в 2001 г.).

Йорк, Г. (ред.). (2003). Очерки неконцептуального содержания. Кембридж, Массачусетс: MIT Press.

5 важных концепций социальной психологии

Социальная психология - это раздел психологии, изучающий то, как социальные влияния влияют на то, как люди думают, чувствуют и действуют. То, как мы воспринимаем себя по отношению к остальному миру, играет важную роль в нашем выборе, поведении и убеждениях.И наоборот, мнение других также влияет на наше поведение и то, как мы смотрим на себя.

Понимание социальной психологии может быть полезно по многим причинам. Во-первых, мы можем лучше понять, как группы влияют на наш выбор и действия. Есть несколько основных аспектов социального поведения, которые играют большую роль в наших действиях и в том, как мы видим себя.

Социальное поведение ориентировано на достижение цели

Наши взаимодействия служат целям или удовлетворяют потребности. Некоторые общие цели или потребности включают потребность в социальных связях, желание понять себя и других, желание получить или сохранить статус или защиту, а также потребность в привлечении компаньонов.

То, как люди ведут себя, часто определяется желанием удовлетворить эти потребности. Люди ищут друзей и романтических партнеров, стремятся получить социальный статус и пытаются понять мотивы, которые определяют поведение других людей.

Ситуации помогают определить результат

Во многих случаях люди ведут себя по-разному в зависимости от ситуации. Чтобы полностью понять, почему люди делают то, что они делают, важно взглянуть на индивидуальные характеристики, ситуацию и ее контекст, а также на взаимодействия между всеми этими переменными.

Например, тот, кто обычно спокойный и сдержанный, может стать намного более общительным, если ему возложат какую-либо руководящую роль. Другой пример - то, как люди иногда ведут себя в группах иначе, чем если бы они были одни. Экологические и ситуационные переменные играют важную роль и сильно влияют на наше поведение.

Социальная психология позволяет нам лучше понять, как наше социальное восприятие влияет на наши взаимодействия с другими людьми.

Социальные ситуации формируют самооценку

Наше социальное взаимодействие помогает сформировать нашу самооценку и наше восприятие. Один из методов формирования Я-концепции - это процесс отраженной оценки, в котором мы представляем себе, какими нас видят другие люди. Другой метод - это процесс социального сравнения, при котором мы рассматриваем, как мы сравниваемся с другими людьми в нашей группе сверстников.

Иногда мы проводим восходящее социальное сравнение, сравнивая себя с людьми, которые в чем-то лучше нас.В других случаях мы можем участвовать в нисходящем социальном сравнении, противопоставляя наши собственные способности способностям других, менее способных.

Мы анализируем поведение других

Одним из распространенных явлений является подтверждение ожиданий, когда мы склонны игнорировать неожиданные атрибуты и искать доказательства, подтверждающие наши ранее существовавшие представления о других. Это помогает упростить наше мировоззрение, но также искажает наше восприятие и может способствовать формированию стереотипов.

Если вы ожидаете, что люди будут вести себя определенным образом, вы можете поискать примеры, подтверждающие вашу веру, и в то же время игнорировать доказательства, противоречащие вашим существующим мнениям.

Мы верим, что поведение отражает личность

Другое влияние на наше восприятие других людей можно объяснить теорией соответствующих выводов, когда мы делаем вывод, что действия и поведение других соответствуют их намерениям и личностям. Например, если мы видим женщину, помогающую пожилому человеку перейти улицу, мы можем предположить, что она добросердечна. Хотя поведение может быть информативным, оно также может вводить в заблуждение.

Если у нас ограниченное взаимодействие с кем-то, поведение, которое мы наблюдаем, может быть нетипичным или вызвано конкретной ситуацией, а не преобладающими характеристиками предрасположенности человека.В предыдущем примере женщина могла помогать пожилому человеку только потому, что ее наняли для этого, а не по доброте сердца.

Слово от Verywell

Узнав больше о социальной психологии, вы сможете лучше понять себя и окружающий мир. Узнав больше о том, как люди относятся к другим, как они ведут себя в группах и как формируются отношения, вы сможете лучше понять, как социальные отношения влияют на индивидуальное функционирование.

% PDF-1.7 % 220 0 объект > эндобдж xref 220 132 0000000016 00000 н. 0000003751 00000 н. 0000003987 00000 н. 0000004014 00000 н. 0000004063 00000 н. 0000004099 00000 н. 0000004613 00000 н. 0000004722 00000 н. 0000004832 00000 н. 0000004942 00000 н. 0000005052 00000 н. 0000005162 00000 н. 0000005272 00000 н. 0000005381 00000 п. 0000005489 00000 н. 0000005600 00000 н. 0000005708 00000 н. 0000005817 00000 н. 0000005928 00000 н. 0000006037 00000 н. 0000006148 00000 п. 0000006258 00000 н. 0000006369 00000 н. 0000006480 00000 н. 0000006590 00000 н. 0000006698 00000 н. 0000006807 00000 н. 0000006915 00000 н. 0000007071 00000 н. 0000007214 00000 н. 0000007373 00000 н. 0000007542 00000 н. 0000007698 00000 п. 0000007778 00000 н. 0000007858 00000 п. 0000007939 00000 п. 0000008019 00000 н. 0000008099 00000 н. 0000008178 00000 н. 0000008258 00000 н. 0000008336 00000 н. 0000008415 00000 н. 0000008493 00000 п. 0000008572 00000 н. 0000008652 00000 п. 0000008731 00000 н. 0000008810 00000 н. 0000008889 00000 н. 0000008968 00000 н. 0000009047 00000 н. 0000009125 00000 н. 0000009204 00000 н. 0000009282 00000 н. 0000009359 00000 н. 0000009437 00000 н. 0000009515 00000 н. 0000009595 00000 н. 0000009674 00000 п. 0000009754 00000 п. 0000009834 00000 н. 0000009915 00000 н. 0000009995 00000 н. 0000010075 00000 п. 0000010310 00000 п. 0000010871 00000 п. 0000011030 00000 п. 0000011570 00000 п. 0000012003 00000 п. 0000018547 00000 п. 0000019021 00000 п. 0000019389 00000 п. 0000019732 00000 п. 0000019810 00000 п. 0000020033 00000 н. 0000026365 00000 п. 0000026925 00000 п. 0000027314 00000 п. 0000028213 00000 п. 0000028443 00000 п. 0000029473 00000 п. 0000029619 00000 п. 0000029985 00000 п. 0000030349 00000 п. 0000030509 00000 п. 0000032907 00000 н. 0000033195 00000 п. 0000034208 00000 п. 0000035176 00000 п. 0000036184 00000 п. 0000037208 00000 п. 0000037559 00000 п. 0000038582 00000 п. 0000039490 00000 н. 0000039935 00000 н. 0000062768 00000 н. 0000071568 00000 п. 0000072794 00000 п. 0000073029 00000 п. 0000073364 00000 п. 0000073460 00000 п. 0000073770 00000 п. 0000073986 00000 п. 0000074042 00000 п. 0000075567 00000 п. 0000075841 00000 п. 0000076377 00000 п. 0000076497 00000 п. 0000120187 00000 н. 0000120226 00000 н. 0000120284 00000 н. 0000120458 00000 н. 0000120596 00000 н. 0000120697 00000 н. 0000120835 00000 н. 0000120948 00000 н. 0000121094 00000 н. 0000121211 00000 н. 0000121327 00000 н. 0000121471 00000 н. 0000121582 00000 н. 0000121702 00000 н. 0000121829 00000 н. 0000121946 00000 н. 0000122072 00000 н. 0000122195 00000 н. 0000122308 00000 н. 0000122430 00000 н. 0000122545 00000 н. 0000122659 00000 н. 0000122799 00000 н. 0000003581 00000 н. 0000002996 00000 н. трейлер ] >> startxref 0 %% EOF 351 0 объект > поток xb``f`b`g``9 Ȁ

Роль взаимодействия психологических и клинических факторов в определении шестимесячной смертности пациентов с острым инфарктом миокарда | European Heart Journal

Общие сведения

Клинические и эпидемиологические исследования подтверждают гипотезу о том, что ишемические сердечно-сосудистые заболевания неизменно связаны с психологическими, социальными и поведенческими факторами.Тем не менее, совместное влияние клинических характеристик и психологических переменных на прогноз для выживших после острого инфаркта миокарда исследовалось редко.

Методы и результаты

В рамках исследования GISSI-2 влияние психологических факторов на шестимесячную смертность и их взаимодействие с клиническими особенностями было включено в качестве специального исследовательского проекта. Всего было обследовано 2449 пациентов, 63 из которых умерли в течение периода исследования. Все пациенты самостоятельно заполняли анкету (Больничная форма для когнитивно-поведенческой оценки), исследуя 16 психологических параметров по трем областям (переменные состояния, жизненное истощение, переменные черт).

Влияние психологических переменных на прогноз и их взаимодействие с клиническими переменными было исследовано с использованием техники выращивания деревьев (RECursive Partitioning and AMalgamation - RECPAM), применяемой для анализа выживаемости. Этот статистический метод позволил выделить три отдельных класса, характеризующихся разными прогнозами: класс I (наличие жизненного истощения), класс II (сочетание отсутствия жизненного истощения, депрессии и низкого уровня тревожности) и класс III (все остальные пациенты).После корректировки клинических переменных класс I был связан с промежуточным прогнозом (отношение рисков [HR] = 2 · 2; 95% доверительный интервал [CI], 1 · 2–4 · 0 и класс II до наихудшего (HR = 3 · 2; 95% ДИ = 1 · 6–6 · 2) по сравнению с классом III. Высокий уровень невротизма и экстраверсии был связан с лучшим прогнозом. Когда RECPAM одновременно исследовали клинические и психологические переменные, поведение типа A. Показано, что это важный прогностический фактор риска среди пациентов с лучшими клиническими условиями, т.е.е. подходящие для прохождения теста с физической нагрузкой (HR = 2,6, 95% CI = 1,2–5,5). Наконец, среди пациентов с жизненным истощением и без него была обнаружена поразительная разница во влиянии наиболее предсказуемых клинических переменных (непригодность теста с нагрузкой, поздняя и ранняя желудочковая недостаточность).

Выводы

Это исследование показывает, что выжившие после острого инфаркта миокарда неоднородны в отношении шестимесячной смертности в соответствии с их психологическим профилем. Что еще более важно, влияние этих переменных оказывается сопоставимым с влиянием хорошо известных предикторов клинического риска.Наличие большой популяции для исследования вместе с использованием инновационных статистических методов позволило нам выделить подгруппы пациентов, для которых было четко задокументировано совместное действие клинических и психологических характеристик.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *