Впф в психологии: Высшие психические функции — это… Что такое Высшие психические функции?

Содержание

Высшие психические функции — это… Что такое Высшие психические функции?

Высшие психические функции (ВПФ) — специфические человеческие психические процессы. Считается, что они возникают на основе натуральных психических функций, за счёт опосредствования их психологическими орудиями, например, знаками.[1]. К высшим психическим функциям относят: восприятие, память, мышление, речь. Понятие высших психических (психологических) функций было введёно в научный дискурс Вундтом в середине 19 века, а в русскоязычной психологической традиции ассоциируется в первую очередь с именем Л. С. Выготского. Тем не менее, у самого Выготского в его прижизненно опубликованных работах выражение «высшие психические функции» не встречается никогда. Вместо этого Выготский в своих текстах использовал фразу «высшие психологические функции» и сходные с ней выражения «высшие психологические процессы», «высшиe процессы поведения», «высшие формы поведения», «высшие интеллектуальные функции», «высшие характерологические образования» и т.п., а массовая редакторская замена слова

психологические на психические наблюдается в посмертно изданных его текстах начиная уже с середины 1930-х годов[2][3]. По оценке современников, разделение на «высшие» и «низшие» функции и процессы устарело уже к началу 1930х годов[4], а критику такого резкого разделения можно найти как в психологической литературе того времени[5], так в работах самого Выготского, в начале 1930х осознавшего методологическую ошибочность своего подхода периода 1920х годов[6].

Тем не менее, в послевоенный период выражение «высшие психические функции» активно используется группой советских исследователей «круга Выготского (англ.)русск.»: А. Р. Лурия, А. Н. Леонтьевым, А. В. Запорожцем, Д. Б. Элькониным и П. Я. Гальпериным. Этими исследователями содержание понятия было несколько расширено и формализовано, в результате чего был выделен ряд основных признака ВПФ. В разных источниках упоминается от трех до пяти таких основных характеристик, таких как: социальность (интериоризация), опосредственность, произвольность по способу саморегуляции и системность.

Структура

Высшие психические функции являются специфически человеческим приобретением. Тем не менее, они могут быть разложены на составляющие их естественные процессы.

А —> Б

При натуральном запоминании образуется простая ассоциативная связь между двумя точками. Такова память животных. Это своеобразное запечатление, отпечаток информации.

А —> X —> Б

Человеческая память имеет принципиально иное строение. Как видно из схемы, между элементами А и Б вместо одной простой ассоциативной или рефлекторной связи возникают две другие: АХ и БХ. В конечном итоге это приводит к тому же результату, но другим путём. Необходимость использования такого «обходного пути» возникла в процессе филогенеза, когда естественные формы запоминания стали непригодны для решения задач, вставших перед человеком. При этом Выготский указывал на то, что не существует таких культурных приёмов поведения, которые было бы невозможно полностью разложить на составляющие его естественные процессы. Таким образом, специфически человеческой является именно структура психических процессов

[7].

Развитие

По мнению ряда исследователей, формирование высших психических функций — процесс принципиально иной, нежели естественное, органическое развитие. Основным отличием является то, что поднятие психики на высшую ступень, заключается именно в её функциональном развитии, (то есть развитии самого приёма), а не в органическом развитии.

На развитие влияют 2 фактора:

  1. Биологический. Для развития человеческой психики необходим мозг человека, обладающий наибольшей пластичностью. Биологическое развитие является только условием для культурного развития, потому, что структура этого процесса задаётся извне.
  2. Cоциальный. Развитие человеческой психики невозможно без наличия культурной среды, в которой ребёнок усваивает специфические психические приёмы.

Интериоризация

Изначально, любая высшая психическая функция является формой взаимодействия между людьми (между ребёнком и взрослым) и таким образом является интерпсихическим процессом. На этом этапе формирования, высшие психические функции представляют собой развернутую форму предметной деятельности, которая опирается на относительно простые сенсорные и моторные процессы. В дальнейшем (в процессе интериоризации), внешние средства, опосредствующие это взаимодействие, переходят во внутренние. Таким образом, внешний процесс становится внутренним, то есть интрапсихическим. Внешние действия свертываются, становясь автоматизированными умственными действиями.

Экспериментальные исследования

Экспериментальная разработка проблем запоминания велась Леонтьевым, — уже в рамках деятельностного подхода. Основным результатом этих исследований стала разработка параллелограмма развития.

Мозговая организация

Психофизиологическим коррелятом формирования высших психических функций выступают сложные функциональные системы, имеющие вертикальную (корково-подкорковую) и горизонтальную (корково-корковую) организацию. Но каждая высшая психическая функция жестко не привязана к какому-либо одному мозговому центру, а является результатом системной деятельности мозга, в которой различные мозговые структуры делают более или менее специфический вклад в построение данной функции.

[8]

Примечания

  1. Соколова Е. Е. Введение в психологию. Общая психология: В 7 т. / Под ред. Б. С. Братуся. — М.: Академия, 2006. — Т. 1.
  2. Keiler, P. (2012). „Cultural-Historical Theory“ and „Cultural-Historical School“: From Myth (Back) to Reality // PsyAnima, Dubna Psychological Journal, 5 (1), 1-33 — http://www.psyanima.ru
  3. Кайлер, П. «Культурно-историческая теория» и «культурно-историческая школа»: От мифа (обратно) к реальности // Психологический журнал Международного университета природы, общества и человека «Дубна», там же, с. 34-46 — http://www.psyanima.ru
  4. Ср.: «Как несколько старомодно выражается Выготский, низшие центры служат в истории развития предпосылкой для развития высших центров». См. Бернштейн, Н.А. (1936/2003). Современные искания в физиологии нервного процесса. М.: Смысл, С. 235
  5. См., напр., Левин, Курт (1931). Переход от аристотелевского к галилеевскому способу мышления в биологии и психологии
  6. См., например: «Высшие и низшие функции не строятся в 2 этажа: их число и названия не совпадают. Но и не наше прежнее понимание: высшая функция есть овладение низшей (произвольное внимание есть подчинение себе непроизвольного внимания), ибо это и значит — в 2 этажа». Выготский, запись “Symposium 4 декабря 1932 г.” (семейный архив Л.С. Выготского). Цит. по Завершнева (2007). «Путь к свободе» (К публикации материалов из семейного архива Л.С. Выготского) // «НЛО» 2007, №85
  7. Хрестоматия по курсу «ВВЕДЕНИЕ В ПСИХОЛОГИЮ» / Ред.-сост. Е. Е. Соколова. — М.: Москва, 2005.
  8. Психологический словарь: Высшие психические функции.

См. также

Ссылки

К вопросу развития ВПФ

Как развиваются высшие психические функции

Известный психолог Л.С.Выготский рассматривал развитие психики не как внутренний процесс, а как взаимодействие с обществом. В ходе этого взаимодействия ребенок присваивает выработанные на протяжении исторического развития и находящиеся в социуме формы психической деятельности. Идет не просто социализация, усвоение социальных обязательств, система общественных отношений именно присваивается ребенком. Ребенок рождается как социальное существо, взрослый организует ситуацию, способствующую развитию. При проживании социальной ситуации развития у ребенка формируются высшие психические функции.

Свойства высших психических функций

Два главных свойства присущи ВПФ: произвольность и осознанность. Высшие психические функции могут быть сформированы только в процессе овладения средствами психической деятельности. Средствами являются знаки.

Определение 1

Знак — это орудие, которое организует поведенческую линию человека. Существует две стороны знака: материальная оболочка и значение.

Общий ход развития заключается в следующем: знак помещается взрослым в поле взаимодействия ребенка с миром. Знак является элементом этого поля. Логика оперирования знаком не естественна, ненатуральна, как само поле. Знак определяет взаимодействие по законам культуры, в итоге психические функции ребенка обретают произвольность и осознанность. Наиболее важный знак по мнению Л.С.Выготского — слово.

Стадии развития психики при использовании знаков

Развитие психики, опираясь на знаки, проходит разные стадии. Первая стадия называется примитивной. Ребенок воспринимает знак натурально. Если рассматривать развитие речи, то здесь можно говорить только о доинтеллектуальном развитии речи и о доречевом мышлении. Вторая стадия называется «стадией наивной психологии». Ребенок использует знак, но неадекватно. В речевом развитии это проявляется, как использование форм придаточных предложений, но освоение логических операций, которые соответствуют этим формам произойдет значительно позднее. Третья стадия носит название «стадии внешнего знака» и примечательна тем, что ребенок использует знак внешне: счет на пальцах, эгоцентрическая речь, когда ребенок разговаривает сам с собой, тем самым планируя свое поведение. Четвертая стадия называется «стадией вращивания», когда внешние операции приобретают внутренний характер: счет в уме, логическая память, внутренняя речь.

Замечание 1

Развитие высших психических функций у человека определяет развитие сознания. На каждом возрастном этапе определенная психическая функция становится лидирующей и организует смысловую систему всего сознания ребенка, особенности значений слов очень хорошо демонстрируют это.

Нужна помощь преподавателя?

Опиши задание — и наши эксперты тебе помогут!

Описать задание

Принципы Л.С.Выготского

Подход Выготского — это не только преобразование теории ассоциаций, но и расширение пространства психологического знания за счет объединенных подходов социологического и психологического. Принцип дискретности, который характерен для ассоциативной психологии, проявляется при анализе слова и образа.

Сама проблема исследования мышления и речи присуща ассоциативной психологии, и Выготским заимствуется. Ученый утверждает, что психика и есть сознание, которое определено системой высших психологических функций, в этом выражается принцип сознательности.

На основе объединения социологии и ассоциативной психологии Л.С.Выготский формулирует новые принципы. Прежде всего, это принцип структурности, противоположный принципу дискретности. Принцип опосредования, то есть представления развития психики при помощи знаков. Этот принцип позволил выдвинуть идею интериоризации — развитие по типу присвоения культурных средств. Принцип опосредования рождает такие понятия как социальная ситуация развития и зона ближайшего развития.

Определение 2

Развитие — это саморазвитие и внешне обусловленное развитие.

Исходя из подхода Л.С.Выготского все теории детского развития можно разделить на две группы: натуралистические теории и теории опосредованного развития. Во втором случае взрослый является организатором социальной ситуации, ведет развитие формой которого является обучение.

Подход Выготского более выигрышный в сравнении с натуралистическим подходом. Взрослый находится в новой позиции, он не наблюдатель, а организатор детского развития. Используя подход Выготского, можно разрабатывать эффективные образовательные системы.

Перечислим еще раз ключевые понятия, связанные с теорией Л.С.Выготского.

Определение 3

Высшая психическая функция — обладает произвольностью и осознанностью, вырабатывается при освоении ребенком психических средств.

Определение 4

Закон детского развития — в каждом возрастном периоде доминирует конкретная психическая функция.

Определение 5

Закон ближайшего развития — психические процессы, которые формируются. Когда ребенок способен решить задачу при помощи взрослого.

Определение 6

Кризис развития — несоответствие психических возможностей социальной ситуации развития.

Определение 7

Новообразование — новое в психическом личностном строении, впервые возникшее на данном возрастном этапе.

Определение 8

Психическое средство — орудие для овладения собственным поведением. Орудием являются знаки.

Определение 9

Системное строение сознания — все психические функции подчиняются доминирующей на конкретном этапе развития.

Определение 10

Социальная ситуация развития — отношения между ребенком и окружающим миром, характерные для данного периода развития.

Автор: Анна Коврова

Преподаватель факультета психологии кафедры общей психологии. Кандидат психологических наук

(PDF) Cultural-historical and natural-scientific foundation of neuropsychology

вторичных дефектов, более естественно объясняется с теоретических

позиций Выготского-Лурии. 3

Каковы практические следствия из представления о системной

организации психических функций? Л.С. Выготский настойчиво

подчеркивал, что системные следствия первичного дефекта и

компенсаторные перестройки наиболее подвержены социальным влияниям,

пластичность формирующейся функциональной системы позволяет

использовать окружные пути для построения высшей психической функции.

Построение функциональной системы и в норме, и особенно при

отклонениях от нее, зависит от оптимальности социального окружения [12, с.

115-136; с.196-218]. Неслучайно вслед за Выготским синдром развития

ребенка (нормальный или отклоняющийся) рассматривается как

биосоциальное единство: в него входят не только первично слабые и сильные

компоненты, их системные следствия и компенсаторные перестройки, о чем

уже говорилось выше, но и социальная ситуация взаимодействия ребенка со

взрослым [8, 42].

Принцип динамической (иначе, «хроногенной») организации и

локализации ВПФ предполагает определенную изменчивость структуры

функции и соответственно ее топики. Вот как пишет об этом Выготский:

«Все большее и большее значение приобретает идея хроногенной

локализации, которая состоит в том, что сложная функция понимается как

операция (или набор операций? – Т.А.), выполняемая рядом отдельных

аппаратов и участков мозга, вступающих в известной последовательности в

действие и образующие в своем последовательном течении известную

мелодию, известный процесс, имеющий собственную конфигурацию,

структуру, закономерности» [11, с. 177]. Структура функции меняется в

3 В связи с вопросом о диффузности / расчлененности функциональной системы интересно, что А.А.Невская

[23, c. 15-16] на основе исследований межполушарных различий в зрительном восприятии [18]

предполагает, что дискриминантный, или категориальный, метод левого полушария связан с независимыми

каналами переработки информации, тогда как структурная стратегия зрительного опознания правого

полушария ближе к модели Хебба.

Основные психические функции в детском возрасте

Детская психика, как относительно лабильная система, неоднородна. В ней переплетены естественные особенности, присущие живым организмам, а также приобретенные в процессе историко-культурного развития черты, впоследствии образующие высшие психические функции у детей.

Чрезвычайно широко роль социума в психологическом развитии ребенка раскрыта в трудах Э. Дюркгейма, Л. Леви-Брюля, а также нашего соотечественника Л.C. Выготского. В соответствии с их представлениями психические функции возможно разделить на низшую и высшую категории. К первой относятся данные человеку в результате филогенеза качества, например, непроизвольное внимание и память – все то, чем он не имеет возможности управлять, происходящее за пределами его сознания. Ко второй — полученные в онтогенезе, скрепленные социальными связями, свойства: мышление, внимание, восприятие и т.д., — инструменты, которыми индивидуум управляет осознанно и контролируемо.

Важнейшие орудия, влияющие на развитие психических функций у детей, — знаки — психологические субстанции, способные изменить сознание субъекта. Одними из таковых являются слова и жесты, в частном случае, родительские. При этом ПФ изменяются в направлении от коллективного к индивидуальному. Первоначально ребенок учится взаимодействовать с внешним миром и понимать закономерности поведения, а затем обращает полученный опыт на себя. В процессе совершенствования ему предстоит последовательно пройти этапы натуральной, доречевой, речевой, энтрапсихической, а затем спонтанной и произвольной интрапсихических функций.

Разновидности высших психических функций

Взаимодействие биологического и культурного аспектов жизни человека взращивает:

  • Восприятие – способность принимать информацию от окружения, одновременно выделяя из общего объема значимые и полезные данные;
  • Внимание – умение концентрироваться на конкретном объекте сбора информации;
  • Мышление – обобщение принимаемых извне сигналов, составление закономерностей и формирование связей.
  • Сознание – усовершенствованная степень мышления с более глубокими причинно-следственными зависимостями.
  • Память – процесс сохранения следов взаимодействий с внешним миром с накоплением и последующим воспроизведением данных.
  • Эмоции – отражение отношения ребенка к себе и социуму. Мера их проявления характеризует удовлетворенность или неудовлетворенность ожиданиям.
  • Мотивация – мера заинтересованности в выполнении какой-либо деятельности, подразделяется на биологические, социальные и духовные.

Периодизация и кризисы

Совершенствование ментальных навыков неизбежно сталкивается с противоречиями, возникающими на стыке изменившегося самосознания и стабильного окружающего мира.

Вполне естественно, что в такие моменты развивается нарушение высших психических функций у детей. Так, наиболее внимательного отношения требуют следующие периоды:

  1. От 0 — 2 месяцев – кризис новорожденности, во время которого происходит решительная перестройка привычного образа внутриутробного существования, знакомство с новыми объектами и субъектами.
  2. 1 год – ребенок овладевает речью и свободным передвижением, что открывает горизонты с новой для него, но пока избыточной информацией.
  3. 3 года – в это время начинаются первые попытки осознать себя как личность, впервые переосмысливается полученный опыт, и оформляются черты характера. Кризис проявляется в виде строптивости, упрямства, своеволия и т.п.
  4. 7 лет – существование ребенка становится немыслимо без коллектива. Изменяется оценка действий других детей с одновременным возрастанием самостоятельности. При этом возможно нарушение психического равновесия.
  5. 13 лет – предшествует гормональному всплеску, а иногда захватывает его. Физиологической нестабильности сопутствует смена роли с ведомой на ведущую. Проявляется в снижении продуктивности и заинтересованности.
  6. 17 лет – возраст, когда ребенок стоит на пороге новой жизни. Страх неизвестного, ответственность за выбранную стратегию дальнейшей жизни влекут обострение заболеваний, проявление невротических реакций и т.д.

Определить точные время и причины нарушения высших психических функций у детей невозможно. Поскольку каждый ребенок по-своему преодолевает вызовы, исходящие от окружения: одни – переживают их спокойно, незаметно, другие – сопровождают яркой эмоциональной реакцией, в том числе внутренней.

Различить кризисы поможет постоянное наблюдение и сопоставление поведенческих моделей конкретного ребенка, а не его сверстника — в начале и конце межкризисного периода. Однако стоит понимать, что перелом является частью процесса развития, а не его нарушением. Именно в этот временной отрезок усиливается функция взрослого как наставника, уже прошедшего через подобные потрясения. Тогда высокий риск причинения вреда будет сведен к минимуму.

Теория системной динамической локализации высших психических функций (ВПФ). Понятие функциональной системы, нейропсихологического синдрома, симптома, фактора

В понятийном аппарате нейропсихологии можно выделить 2 класса понятий. Первый – это понятия, общие для нейропсихологии и общей психологии; второй – это собственно нейропсихологические понятия, обусловленные спецификой ее предмета, объекта и методов исследования.

К первому классу понятий относятся такие, как «ВПФ», «психическая Деятельность», «психологическая система», «психический процесс», «речевое опосредование», «значение» и др.

Второй класс понятий составляют собственно нейропсихологические понятия, в которых нашло отражение применение общепсихологической Теории к нейропсихологии – конкретной области знаний.

Все вместе эти понятия составляют определенную систему знаний или теорию, с единых позиций объясняющую закономерности нарушений и восстановления ВПФ при локальных поражениях мозга и обосновывающую представления об их мозговой организации. Данная теория, с одной стороны, способна объяснить разнообразную клиническую феноменологию нарушений психических функций, а с другой – удовлетворительно предсказывать новые факты и закономерности.

Общепсихологическую основу этой теории составляет положение о системном строении ВПФ и их системной мозговой организации. Понятие «ВПФ» было введено о общую психологию и в нейропсихологию Л.С. Выготским, а затем подробно разработано А.Р.Лурией и другими авторами. Под ВПФ понимаются сложные формы сознательной психической Деятельности, осуществляемые на основе соответствующих мотивов, регулируемые соответствующими целями и программами и подчиняющиеся всем закономерностям психической Деятельности. Как указывал А.Р. Лурия, ВПФ обладают 3 основными характеристиками: они формируются прижизненно, под влиянием социальных факторов, опосредованы по своему психологическому строению (преимущественно с помощью речевой системы) и произвольны по способу осуществления.

ВПФ – сложные системные образования, качественно отличные от других психических явлений. Основные характеристики ВПФ – опосредованность, осознанность, произвольность – представляют собой системные качества, характеризующие эти функции как «психологические системы», которые создаются путем надстройки новых образований над старыми с сохранением последних в виде подчиненных структур внутри нового целого.

Представления о ВПФ как сложных психологических системах было дополнено Лурией представлениями о них как о функциональных системах.

Характеризуя ВПФ как функциональные системы, А.Р. Лурия отмечал, что особенностью таких функциональных систем является их сложный состав, включающий целый набор афферентных (настраивающих) и эфферентных (осуществляющих) компонентов или звеньев.

Таким образом, ВПФ, или сложные формы сознательной психической Деятельности, системны по своему психологическому строению и имеют сложную морфофизиологическую основу в виде многокомпонентных функциональных систем. Данные положения являются центральными для теории системной динамической локализации ВПФ – теоретической основы современной отечественной нейропсихологии.

Ко второму классу понятий – собственно нейропсихологических – можно отнести следующие:

Функциональная система – морфофизиологическое понятие, заимствованное из концепции функциональных систем П.К. Анохина для объяснения мозговых механизмов ВПФ; совокупность афферентных и эфферентных звеньев, объединенных в единую систему для достижения конечного результата. Функциональные системы, лежащие в основе психической сознательной Деятельности человека, характеризуются большей сложностью (более сложным составом звеньев, иерархической организацией и т.п.) по сравнению с функциональными системами, лежащими в основе физиологических функций и даже поведенческих актов животных. Различные по содержанию ВПФ (гностические, мнестические, интеллектуальные и др.) обеспечиваются качественно разными функциональными системами.

Нейропсихологический симптом – нарушение психической функции, возникающее вследствие локального поражения головного мозга (или вследствие иных патологических причин, приводящих к локальным изменениям в работе мозга).

Нейропсихологический синдром – закономерное сочетание нейропсихологических симптомов, обусловленное поражением (выпадением) определенного фактора (или нескольких факторов).

Нейропсихологический фактор – структурно-функциональная единица работы мозга, характеризуется определенным принципом физиологической Деятельности, нарушение которой ведет к появлению нейропсихологического синдрома.

Согласно теории системной динамической локализации ВПФ человека, каждая ВПФ обеспечивается мозгом как целым, однако это целое состоит из высоко дифференцированных структур (систем, зон), каждая из которых вносит свой вклад в реализацию функции. Непосредственно с мозговыми структурами (факторами) следует соотносить не всю психическую функцию и даже не отдельные ее звенья, а те физиологические процессы, которые осуществляются в этих мозговых структурах и обеспечивают реализацию определенных аспектов (параметров) функции. Нарушение этих физиологических процессов ведет к появлению первичных дефектов, а также взаимосвязанных с ними вторичных дефектов, составляющих в целом закономерное сочетание нарушений ВПФ – определенный нейропсихологический синдром.

Теория системной динамической локализации ВПФ обладает большой эвристической ценностью, позволяя не только объяснять разнообразную клиническую феноменологию, но и предсказывать новые факты и планировать новые исследования.

Влияние

на целевой и нецелевой персонал — исследование Небраска

@article {d4a6fa613f254b119939934e1ed627db,

title = «Визуальная обратная связь: влияние на целевой и нецелевой персонал»,

abstract = повлияла ли визуальная обратная связь (VPF) на то, как целевые и нецелевые сотрудники используют похвалы, связанные с поведением (BSP) в дневной программе лечения. Это исследование расширяет типичную аудиторию VPF и оценивает, может ли VPF быть эффективным с несертифицированным персоналом в течение дня -программа лечения маленьких детей с расстройствами поведения, среда, в которой трудно поддерживать высокие показатели BSP.В предыдущих школьных исследованиях, VPF собирался исследователями и предоставлялся целевому преподавательскому составу. В текущем исследовании вместо того, чтобы полагаться на исследователей, авторы использовали штатных инструкторов для сбора VPF и оценили, как этот опыт повлиял на использование инструкторами BSP. Результаты показывают, что VPF обеспечил, в среднем, удвоение показателей использования BSP непосредственно целевым персоналом и более чем 50% -ное увеличение показателей BSP у нецелевых инструкторов, которые собирали данные BSP. Кроме того, у троих из четырех участников было значительно более высокое соотношение похвалы к исправлению во время вмешательства VPF по сравнению с исходными и обратными условиями.Обсуждаются последствия для повышения точности лечения и сокращения времени наблюдения. » Моника Р.} и Петерсон, {Джейн Л.} и Петерсон, {Роджер В.} и Аллен, {Кейт Д.} «,

note =» Информация о финансировании: Авторы раскрыли получение следующей финансовой поддержки исследования , авторство и / или публикация этой статьи: Проект частично поддерживался Проектом № 8188 Бюро по делам матери и ребенка (Раздел V, Закон о социальном обеспечении), Администрацией ресурсов и служб здравоохранения, Департамент здравоохранения и социальных служб, а также грант 90DD0533 от Управления по проблемам развития (ADD), Управления по делам детей и семей, Министерства здравоохранения и социальных служб.»,

год =» 2012 «,

месяц = ​​сен,

doi =» 10.1177 / 0145445511436007 «,

язык =» английский (США) «,

объем =» 36 «,

страниц =» 687—704 «,

journal =» Behavior Modification «,

issn =» 0145-4455 «,

publisher =» SAGE Publications Inc. «,

number =» 5 «,

}

Кредитное плечо поведенческая психология для разработки современных фирм по оказанию профессиональных услуг

За последние несколько десятилетий поведенческая психология прошла долгий путь — от разработки лучших в своем классе потребительских впечатлений до раскрытия преступлений мафии.Тем не менее, элемент, который не был исследован в полной мере, — это разработка лучшего опыта сотрудников в фирмах, оказывающих профессиональные услуги (например, юриспруденция, ИТ, BPO, консалтинг, инвестиционный банкинг, корпоративный банкинг и т. Д.). Вот несколько хорошо известных тем поведенческой психологии, которые могут быть использованы и могут обеспечить превосходный опыт сотрудников таких фирм.

Разверните мощные изображения и эвристику доступности для улучшения физической и умственной подготовленности.

Плохое здоровье — как психическое, так и физическое — является серьезной проблемой для компаний, оказывающих профессиональные услуги, ориентированных на людей.Хорошо известно, что граффити и изображения могут влиять на человеческий разум. Интерьер компании (или заставку ноутбука во времена Corona) можно раскрасить соответствующим образом, чтобы добиться желаемого поведения, используя эвристику предвзятости доступности. Вместо того, чтобы размещать на стенах образы абстрактных понятий с ограниченным прямым смыслом, имеет смысл изобразить образ стройного, подтянутого, психически здорового человека, работающего в разнородной группе, на каждой стене компании.Кроме того, столовые можно грамотно спроектировать, поставив тарелки меньшего размера (люди будут меньше есть), сначала подавая фруктовые тарелки во время обеда, и поставив автомат по продаже нездоровой пищи в дальнем углу.

Измените элементы денежной компенсации, используя принципы ментального учета и силу дефолтов.

Необязательно, чтобы слишком большой выбор был хорошим. Также хорошо известно, что люди занимаются мысленным расчетом.Психологический учет подразумевает разделение одной и той же валюты (например, денег) на разные ведра (например, для путешествий, продуктов питания и лекарств), но обращение с каждым ведром по-разному, не переводя его из одного ведра в другое, хотя деньги взаимозаменяемы и могут быть перемещены из одного ведра в другое. другой в случае необходимости. Точно так же, чтобы добиться идеального поведения, фирмы, оказывающие профессиональные услуги, могут разделить ежегодные отпуска на отпуска, отпуска на сон, учебу и отпуска для повышения квалификации или просто больничные. Пакеты заработной платы могут включать в себя такие компоненты, как надбавка за физическую подготовку, надбавку за психическое здоровье, надбавку на поездки, надбавку за социальные услуги и надбавку за повышение квалификации.

Чтобы использовать мощь звуковых настроек по умолчанию (большинство людей не любят менять выбор по умолчанию, который им был предоставлен), все сотрудники могут быть напрямую зачислены по умолчанию в надежные инвестиционные инструменты, такие как Национальная пенсионная система (NPS) и Добровольная Резервный фонд (VPF). Кроме того, часть повышения заработной платы в последующие годы может автоматически распределяться на эти автомобили по умолчанию. У сотрудников будет возможность изменить эти настройки по умолчанию, но они редко будут заниматься такими, казалось бы, сложными делами.

Принцип умной привязки и эффекта эндаумента может иметь большое значение для создания дифференцированных путей карьерного роста

У большинства фирм, оказывающих профессиональные услуги, сокращение кадрового потенциала составляет от 15% до 18%, а средний стаж сотрудников составляет от 1,5 до трех лет. годы. Чтобы увеличить это, постоянное чествование сотрудников с более длительным сроком полномочий, скажем, 10 лет, может проводиться на вводных партиях для новых сотрудников (10 лет закреплены в качестве основы). Кроме того, дифференцированный видимый материальный опыт, например, программа лидерства в учреждении Лиги плюща для тех, кто закончил пять лет, может стать отличным способом сбросить ожидания в отношении срока пребывания в компании.

Для того, чтобы работники были довольны, было бы контрпродуктивно повышать им зарплату по сравнению со среднестатистическими сотрудниками. Используя принцип эффекта пожертвования и ликования в обществе, большее влияние может оказать публичное празднование путем вручения им Оскара, рукописных заметок и программ, спонсируемых компанией. Учитывая, что разница в повышении заработной платы редко бывает достаточно существенной (эффект эндаумента проявляется, поскольку разница в 15% повышения не оказывает видимого влияния на образ жизни), видимые, но более экономичные меры по дифференциации лучших сотрудников могут иметь большее влияние.Я бы сказал, что разница в зарплате в 1 фунт будет достаточной, если оставшийся опыт можно будет использовать в социальных сетях.

Принцип совместной фильтрации может быть использован для создания базы данных в стиле IMDB для всех руководителей фирмы.

Бич большинства фирм, оказывающих профессиональные услуги, часто — жестокая культура работы. Хотя было множество инициатив, которые лидеры переняли от коучинга до кадровой политики, большинство из них, похоже, в лучшем случае показали академические результаты.Интересно, что на помощь может прийти принцип совместной фильтрации и социального стыда. Представьте себе, что есть страница, эквивалентная IMDB, для каждого руководителя фирмы, оказывающей профессиональные услуги, с рейтингами и качественной обратной связью с этим человеком. Эти страницы могут просматривать все в компании, включая летних стажеров. С кем бы вы хотели работать, как сотрудник? Номинальный 9-очковый или 5-очковый? Коучинг и индивидуальная обратная связь имеют ограниченное влияние по сравнению с культовым поклонением хорошим лидерам и социальным позором для их более бедных кузенов.

В заключение, это будет интересный и рентабельный эксперимент, чтобы попробовать некоторые из предложенных выше идей. Когда это удастся, а не если оно окажется успешным, существуют гораздо более радикальные меры вмешательства, чем можно было бы разработать, если произойдет изменение мышления людей, которые являются ключевыми лицами, принимающими решения.

Просмотры личные. Автор имеет степень магистра делового администрирования в IIM Bangalore и владеет стратегическим курсом INSEAD. Он был консультантом по стратегии более десяти лет. Он является автором двух книг: «Саркастически ваши» и «Ангелы сатаны».

Даты и крайние сроки

Наши программы в кампусе в Анахайме, Калифорния; Лос Анджелес, Калифорния; Сан-Диего, Калифорния; Вашингтон.; Даллас, Техас; Чикаго, Иллинойс; и Новый Орлеан, штат Луизиана, в настоящее время принимают заявки на осенние семестры 2021 года.

Онлайн-программы начинаются каждые восемь недель (Весна I, Весна II, Лето I, Лето II, Осень I и Осень II) и имеют непрерывную политику приема. Кандидатам на онлайн-программы следует проконсультироваться с консультантом по приемным комиссиям о сроках подачи материалов заявки.

Наши программы на территории кампуса соответствуют датам и срокам, указанным в таблице ниже. Чтобы узнать об интересующей программе, пожалуйста, свяжитесь с приемной комиссией по телефону 800.721.8072 или [адрес электронной почты защищен]

.

Перспективным иностранным студентам следует связаться с Global Enrollment Office по телефону: + 1-312-462-0377 или по бесплатному телефону: (800) 747-8367 или по электронной почте: [электронная почта защищена]

Нажмите здесь, чтобы подать заявку онлайн.

Семестр и программы Ранний Приоритет
Осень 2021 г.
Докторантура ** 15.02.21 15.04.21
Магистратура 15.02.21 15.04.21
Бакалавриат 15.02.21 15.04.21

Интернет-кампус *

Срок Срок Дата начала Срок
Летний I 10 мая 2021 г. Прием в стационар
Лето II 6 июля 2021 г. Прием в стационар
Осень I 30 августа 2021 г. Прием в прокат
Осень II 25 октября 2021 г. Прием в прокат

* Даты начала также действительны для M.A. Программа консультирования по вопросам клинического психического здоровья в кампусе Далласа и программа клинической психологии Psy.D в кампусе в Анахайме.

** Чикаго, Анахайм, Лос-Анджелес, Новый Орлеан и Вашингтон, округ Колумбия. Clinical Psy.D. у программ есть скользящий процесс приема. Студенты получают уведомление о зачислении вскоре после собеседования. Допущенные студенты должны внести депозит, чтобы сохранить место в программе. Студенты должны внести депозит до 15 апреля, чтобы сохранить свое место в программе. После 15 апреля места могут предлагаться в зависимости от наличия.

Сроки оказания финансовой помощи

Бесплатное заявление на федеральную помощь студентам (FAFSA) необходимо подавать как минимум за три месяца до срока, на который вы подаете заявление. Заполнение налоговых деклараций перед подачей FAFSA помогает обеспечить точность и скорость обработки. Заявки на FAFSA могут быть поданы ближе к вашей дате начала, но обработка может быть отложена.

Сила позитивной психологии

Ченнаи:

В этом мире изменить можно только саму личность.Природа человека — не жить со своей природой, если он не приложит усилий, чтобы найти свою настоящую природу, — а позитивная психология — это самоусилие, которое нужно сделать, чтобы не выразить то, что не является вашей истинной человеческой природой. ; например гнев, печаль, сомнение, страх.

Психология — это логика, которая варьируется от человека к человеку. Физиология каждого человека одинакова. Психология человека — это сочетание четырех факторов. Во-первых, его системы веры в себя, такие как религия. Во-вторых, обусловленность через семью и общество.В-третьих, это представление о себе и своих знаниях, и, наконец, психологию решает состояние ума.

Сегодня я расскажу о позитивной психологии и ее важности. Рассмотрим курение. Во всем мире известно и признано, что курение вредит здоровью. Насколько нам известно, разумные дураки во имя людей все же позволяют этому случаться.

Почему я обсуждаю это в рамках позитивной психологии? Мы знаем, что курение вредит здоровью, и можем сказать курильщику, что курение может вызвать рак.Однако, не придерживаясь позитивной психологии, человек живет в состоянии негативной психологии, которое даже более вредно, чем курение.

Неспособность придерживаться позитивной психологии делает человека эмоционально низким и у человека складывается негативное воображение. Всемирная организация здравоохранения (ВОЗ) заявляет, что основная причина расстройств здоровья — не физические недомогания, а психосоматические расстройства, и первое решение для предотвращения и восстановления любого психосоматического расстройства или психологической проблемы — это не лекарства или лекарства, это положительный результат. психология.Хорошее самочувствие, когда все идет своим чередом, — это не позитивная психология. Позитивная психология — это усилие, которое человек прилагает для поддержания позитивного настроения даже в негативной ситуации. Это самый большой вклад в восстановление утраченного здоровья и счастья, а также в поддержание существующего здоровья и счастья. Существует множество медицинских исследований, доказывающих, что стресс и депрессия являются основными причинами повышения кислотности и токсинов в организме, которые вызывают такие заболевания, как рак, артериальное давление, диабет и т. Д.Но дело не в том, что можно пострадать, если не поддерживать позитивную психологию, а в преимуществах, которые он наверняка получит, если это сделает.

Позитивная психология действует как антивирус. Он предотвращает попадание в систему нежелательных приложений и вирусов, влияющих на существующие приложения, и позволяет им работать должным образом. То же самое происходит, когда вы придерживаетесь позитивной психологии.

Чтобы поддерживать позитивную психологию, приложите усилия для поддержания позитивного ментального эквивалента в каждой ситуации, прежде чем приступить к действию.Следование этому простому принципу дает феноменальные позитивные изменения во всех аспектах жизни.

Веды говорят, что успех должен достигнуть того, кто прилагает усилия, чтобы оставаться в «прартхане» или позитивной психологии. Первый шаг к здоровью и счастью — это неправильные упражнения и диета, это пустая трата, если сначала не поддерживать позитивную психологию.

Я хочу, чтобы вы не просто прочитали это, а поняли, что успешный человек не обязательно должен быть здоровым и счастливым человеком, но здоровый и счастливый человек будет успешным человеком !! Желаю вам жизни, полной мира, успехов и счастья.

— Атмайоги Шри Аасаанджи — нерелигиозный современный духовный учитель и основатель Фонда Атмайоги (Институт внутренней науки и самотрансформации) www.atmayoga.in

Приложение 5 — GOV.UK

RQV. Какова связь между ценностью года жизни и ценностью предотвращенного смертельного исхода?

1. Введение

1.1. Предпосылки и охват данной группы

В этом исследовательском вопросе ( RQ ) мы начинаем с формальной спецификации Ценности Года жизни ( VOLY ) и следуем за ней со структурой, используемой для получения VOLY косвенно из существующей Ценности предотвращенного смертельного исхода. ( ВПФ ).Это позволяет нам изложить теоретические основы взаимосвязи между (значением) предотвращения смертельных случаев и (значением) статистическим годом (годами) жизни в наиболее часто применяемой системе оценки VOLY на сегодняшний день. Хотя это не может напрямую решить вопрос о том, когда более целесообразно использовать VPF вместо VOLY (или наоборот), четкое понимание двух концепций может помочь в принятии суждений, которые обязательно должны быть сделаны в случае риска смерти. оценка для нормативного анализа будет развиваться таким же образом в будущем.Однако, как отмечено в Приложении A, использование как постоянной VPF , так и постоянной VOLY может отличаться друг от друга, поскольку последнее подразумевает, для единообразия, применение зависящего от возраста VPF в политике [сноска 1] . Мы также представляем ряд потенциальных методов для эмпирической оценки VOLY на основе разработки или адаптации процедур, уже предложенных или применяемых в полевых условиях. Мы комментируем в первую очередь их потенциал для проведения эмпирического исследования и оставляем до окончательного отчета рассмотрение того, как, если вообще, любые полученные эмпирические данные могут быть использованы для ответа на то, что в данном случае в значительной степени является концептуальный вопрос i.е. взаимосвязь между двумя измерениями.

Во второй части (раздел 5) мы опираемся на данные, имеющиеся в настоящее время в литературе по оценке риска смертности, чтобы изучить некоторые факторы, указанные в Приложении A подрядчиком, которые могут влиять на взаимосвязь между VPF и VOLY , в частности: восприятие здоровья на протяжении всей жизни; личные предпочтения по времени; можно ли ожидать снижения значения года жизни по мере увеличения (прироста) ожидаемой продолжительности жизни; возможны ли изменения альтернативной стоимости денег на коммунальные услуги по мере старения человека и последствия этого для увеличения ожидаемой продолжительности жизни; другие возрастные воздействия; и, наконец, может ли с поведенческой точки зрения иметь место некоторая неотъемлемая бесполезность внезапной, возможно, преждевременной смерти в следующий период по сравнению со смертью в будущем, особенно если основное воздействие снижения этого риска рассматривается как изменение по продолжительности жизни.

Этот RQ построен вокруг ответов на конкретные вопросы, указанные в Приложении A. Мы применили прагматичную стратегию поиска литературы. При этом мы используем, где это уместно, конкретные документы или отчеты для определения первоначального ответа, дополненные, если таковые имеются, (иногда ограниченными) доказательствами из более широкой литературы. Кроме того, учитывая естественное совпадение по крайней мере некоторых из этих вопросов с другими RQ, читатель указывает на эти RQ для дальнейшего обсуждения.

2.Модели

VPF и VOLY

Мы начнем с формальной спецификации VOLY , а затем рассмотрим структуру, используемую для получения VOLY косвенно из существующего VPF [сноска 2] . Сначала мы изложим некоторые основные концепции и определения. Затем, прежде чем рассматривать возможность прямого эмпирического выявления VOLY , мы проясняем потенциальную проблему с помощью общепринятого концептуального подхода. Этот подход состоит в том, чтобы представить VPF как сумму постоянных VOLY, дисконтированных по некоторой выбранной ставке, например социальная ставка временного предпочтения в Великобритании (1.5%). Это предположение подкрепляет — явно или неявно — предыдущие попытки вывести VOLY из VPF — и мы пытаемся прояснить, почему это неуместно во всех случаях, кроме одного.

2.1. Основные понятия и определения, лежащие в основе

VOLY

Со временем t, измеряемым в годах от настоящего (так, что t = 1 обозначает наступающий год, t = 2 — год после этого и т. Д.), Индивидуальный «уровень опасности», p t , для года t это вероятность того, что человек умрет в течение этого года, при условии, что он доживет до начала года.Если для простоты предположить, что если смерть наступит в году t, то это произойдет в начале года, то из настоящего следует, что вероятность выживания человека в год 1 равна (1 — p 1 ), вероятность дожить до года 2 равна (1 — p 1 ) (1 — p 2 ), вероятность дожить до года 3 равна (1 — p 1 ) (1 — p 2 ) ( 1- p 3 ) и т. Д. Таким образом, оставшаяся продолжительность жизни индивидуума E по определению равна [сноска 3] , определяемая по формуле:

Уравнение 1

E = (1 — p 1 ) + (1 — p 1 ) (1 — p 2 ) + (1 — p 1 ) (1 — p 2 ) (1 — p 3 ) +.. .

Отсюда следует, что, учитывая определение остаточной ожидаемой продолжительности жизни, единственный способ увеличения остаточной продолжительности жизни — это снижение уровня опасности в наступающем году или в каком-либо будущем году или годах. Для наглядности давайте сосредоточимся на увеличении продолжительности жизни, вызванном снижением уровня опасности в наступающем году. Из уравнения (1) следует, что:

Уравнение 2

Прирост ожидаемой продолжительности жизни δE в результате незначительного сокращения δp 1 , в p 1 , таким образом, определяется по формуле:

Уравнение 3

, так что с малым p 1 (как правило, будет иметь место для лиц моложе 80 лет), в точном приближении δE будет равно:

Уравнение 4

Теперь рассмотрим большую группу людей, каждый из которых получит незначительный прирост ожидаемой продолжительности жизни в результате снижения уровня опасности в наступающем году, где, взятое по затронутой группе, это предельное увеличение ожидаемой продолжительности жизни в сумме составляет один год.Поэтому это естественно назвать приростом на один «статистический год жизни». Таким образом, в сумме по затронутой группе лиц общая готовность платить ( WTP ) за снижение предельного уровня опасности, которое дает выигрыш в один статистический год жизни, естественно, может рассматриваться как основанное на WTP значение статистической год жизни ( ТОМ ) для соответствующей группы. [сноска 4]

2.2. Получение

VOLY из предварительно определенного значения предотвращения статистической гибели ( VPF )

Рассмотрим большую группу из n человек, каждый из которых получает предельное снижение уровня опасности на 1 / n в наступающем году, тем самым предотвращая один статистический летальный исход.Сумма WTP для этих предельных сокращений риска, таким образом, составляет WTP на основе стоимости предотвращения статистической смерти ( VPF ) для соответствующей группы. В свою очередь, из уравнения (4) в приведенном выше аргументе будет дано предельное увеличение оставшейся продолжительности жизни для человека th в результате предельного снижения уровня его / ее риска на предстоящий год на 1 / n по E i / n, где E i — текущая оставшаяся продолжительность жизни человека.Таким образом, в сумме по затронутой группе из n человек совокупный прирост ожидаемой продолжительности жизни равен Σ E i / n = (1 / n) Σ E i , что по определению является средней оставшейся продолжительностью жизни. для индивидуалов в группе. Совокупный показатель WTP за каждый год совокупного прироста ожидаемой продолжительности жизни, который, как уже отмечалось, естественным образом может рассматриваться как значение статистического года жизни (т. Е. VOLY ), таким образом, определяется значением VPF для пострадавшая группа, разделенная на среднюю оставшуюся продолжительность жизни для группы.Учитывая, что VPF для затронутой группы, согласно стандартному аргументу, равняется средней предельной норме замещения, mi, благосостояния человека i th для его / ее риска смерти в течение следующего года, в этом В этом случае значение VOLY равно среднему значению mi, разделенному на среднее значение E i для затронутой группы.

Следует, однако, отметить, что значение VOLY , полученное с помощью этой процедуры, применяется к приросту статистического года жизни, полученному с помощью:

  • индивидуальные снижения уровня предельной опасности, которые применяются только к степени опасности на предстоящий год
  • предельного снижения уровня опасности, одинакового для всех затронутых лиц

Теперь предположим, что мы сохраняем предположение о том, что предельное снижение риска применяется только к уровням опасности в наступающем году, но вместо этого предположим, что это снижение риска, δp i , может варьироваться в зависимости от затронутой группы и установлено таким образом, чтобы чтобы гарантировать, что все n затронутых лиц имеют одинаковый предельный выигрыш, 1 / n, в ожидаемой продолжительности жизни, чтобы для всех i E i δp i = 1 / n и, следовательно, δp i = 1 / NE и .Отсюда следует, что в сумме по n пострадавшим лицам совокупный прирост продолжительности жизни будет равен одному году, а совокупный показатель WTP будет равен Σm i / nE i = (1 / n) Σm i / E i . В этом случае совокупное значение WTP или совокупный прирост ожидаемой продолжительности жизни на один год (т. Е. VOLY ), следовательно, будет равно среднему значению отношения m i / E i , а не как и в предыдущем случае, среднее значение m i , деленное на среднее значение E i .Ясно, что величина среднего m i / E i относительно величины отношения средних m i и E i будет зависеть от ковариации между m i и E . i , где 2 приблизительно равны, только если m i и E i положительно коррелированы. Фактически, эмпирические данные показывают, что взаимосвязь между m i и возрастом имеет тенденцию следовать форме перевернутой буквы U, достигая пика в среднем возрасте, так что m i и E i можно разумно считать положительно коррелированными, по крайней мере, в течение большей части взрослого возраста (т.е. начиная со среднего возраста). Поэтому кажется разумным предположить, что значение VOLY , полученное на основе среднего значения отношений, не будет сильно отличаться от значения, полученного на основе отношения средних значений.

Только что разработанный аргумент, конечно, сосредоточен на увеличении недисконтированной ожидаемой продолжительности жизни, но ясно, что при определении ожидаемой продолжительности жизни на дисконтированной основе точно такой же аргумент будет применяться с оставшейся ожидаемой продолжительностью жизни, E i , замененной дисконтированной. оставшаяся продолжительность жизни, Ed i .

До этого момента также ясно, что аргумент был сосредоточен на увеличении продолжительности жизни, вызванном незначительным сокращением, которое применяется только к уровню опасности в наступающем году. Однако можно ожидать, что многие меры по повышению безопасности и медицинское лечение обеспечат либо постоянное текущее снижение уровня опасности в течение нескольких будущих лет, либо — особенно в случае сокращения загрязнения воздуха — пропорциональное сокращение в течение оставшегося срока службы, который, учитывая, что индивидуальные Можно предположить, что уровень опасности растет примерно экспоненциально с возрастом, а это означает, что снижение уровня опасности пострадавшего человека будет само расти экспоненциально с течением времени.Тогда возникает вопрос, как можно ожидать, что основанное на WTP значение прироста остаточной продолжительности жизни за статистический год, полученное в результате такого продолжающегося снижения уровня опасности, соотносится со значением, полученным для годового прироста остаточной ожидаемой продолжительности жизни, вызванного сокращением. в наступающем году уровень опасности. Если предположить, что типичный индивид будет эффективно применять положительную личную ставку дисконтирования к ожидаемым будущим коммунальным услугам, тогда, с чисто теоретической точки зрения, может показаться, что, поскольку увеличение продолжительности жизни, вызванное отсроченным снижением уровня опасности, приведет к меньшему. прирост дисконтированной ожидаемой полезности, чем такой же прирост ожидаемой продолжительности жизни, вызванный более ранним снижением интенсивности опасности, тогда VOLY , применимый к первому, будет меньше, чем показатель, применимый ко второму.

Также стоит отметить, что, поскольку уровень опасности растет с возрастом, по сути, экспоненциально, из этого следует, что пропорциональное снижение уровня опасности человека в будущем будет иметь такое же влияние на его / ее оставшуюся продолжительность жизни, как и снижение его возраста. Как утверждается в Mason et al. (2009), индивидуальный показатель WTP для результирующего увеличения ожидаемой продолжительности жизни, следовательно, будет отражать степень, в которой его / ее ожидаемая полезность в течение жизни изменяется с возрастом, и это, в свою очередь, будет отражать способ, которым VPF для группы похожих лиц меняется с возрастом.Для большой группы людей суммируйте WTP для пропорционального сокращения будущих уровней опасности, которые генерируют предельное увеличение продолжительности жизни, которое в сумме с одним статистическим годом жизни, следовательно, будет соответствовать скорости, с которой изменяется VPF для группы. с возрастом и, следовательно, скоростью, с которой она увеличивается с оставшейся продолжительностью жизни.

Таким образом, вместо того, чтобы оценивать VOLY как VPF , разделенное на среднюю оставшуюся продолжительность жизни (что было бы уместно, если бы снижение уровня опасности применялось только к наступающему году), VOLY для пропорционального сокращения всех будущие уровни опасности будут определяться как среднее арифметическое скорости, с которой VPF для затронутой группы увеличивается с оставшейся продолжительностью жизни, причем последняя измеряется в годах.Более конкретно, если VPF является возрастающей функцией, VPF = f (E), оставшихся лет, E, ожидаемой продолжительности жизни, тогда VOLY будет определяться как среднее арифметическое производной, df ( E) / dE, взятые по затронутой группе. Поскольку по крайней мере некоторые эмпирические данные показывают, что, по крайней мере, после среднего возраста, VPF является возрастающей, строго вогнутой функцией недисконтированной продолжительности жизни — см., Например, Jones-Lee et al. (1985) — отсюда следует, что VOLY , оцененное как среднее значение производной df (E) / dE, обязательно будет меньше, чем значение, полученное путем взятия среднего значения отношения VPF / E, которое, как утверждается, выше, было бы подходящей мерой VOLY для увеличения продолжительности жизни в результате снижения уровня опасности, которое применяется только к наступающему году и дает всем пострадавшим людям такое же предельное увеличение продолжительности жизни.Следует также отметить, что, учитывая строгую вогнутость функции f (E), оба этих показателя VOLY будут уменьшать функции оставшейся продолжительности жизни и, следовательно, увеличивать функции возраста. Для более подробного обсуждения зависимости VOLY от от возраста см. Jones-Lee et al. (2007) и RQIV. Важно подчеркнуть тот факт, что свойства VOLY , которые только что были обобщены, применимы к недисконтированной ожидаемой продолжительности жизни. Очевидно, что если вместо этого ожидаемая продолжительность жизни определяется на дисконтированной основе, то вогнутость функции f (E), связывающей VPF с оставшейся ожидаемой продолжительностью жизни, будет несколько ослаблена, и функция действительно может стать фактически линейной.Следовательно, по крайней мере теоретически возможно представить себе набор обстоятельств, при которых VOLY не будет зависеть от характера возмущения уровня опасности, приводящего к увеличению дисконтированной продолжительности жизни, а также не зависит от возраста, хотя модель VPF будет по-прежнему варьироваться в зависимости от оставшейся продолжительности жизни и, следовательно, возраста.

Фактически, в Jones-Lee et al. (2015) показано, что на основе простой многопериодной дисконтированной модели ожидаемой полезности срока службы, если сама ожидаемая продолжительность жизни определяется на недисконтированной основе, то с частной годовой ставкой временного предпочтения (которая применяется только к ожидаемым будущим коммунальным предприятиям) установленный на 5%, VOLY , применимый к увеличению продолжительности жизни, вызванному постоянным продолжающимся снижением уровня опасности для 40-летнего ребенка, будет около 0.В 6 раз больше, чем VOLY , применимое к снижению уровня опасности в предстоящем году, в то время как VOLY , применимое к пропорциональному продолжающемуся сокращению, будет примерно в 0,5 раза больше, чем показатель для снижения в наступающем году. Однако с использованием той же базовой модели дисконтированной ожидаемой полезности в течение срока службы в Jones-Lee et al. (2015) также показано, что если оставшаяся продолжительность жизни сама также рассчитывается на дисконтированной основе с использованием той же ставки дисконтирования, которая применяется к ожидаемым будущим коммунальным услугам, то VOLY будет полностью независимым от характера возмущения в будущие коэффициенты опасности, которые приводят к увеличению дисконтированной ожидаемой продолжительности жизни, а также не будут зависеть от возраста тех, кто пользуется увеличением ожидаемой продолжительности жизни.

С учетом всего вышесказанного следует отметить, что недавняя эмпирическая работа была направлена ​​на то, чтобы пролить свет на природу индивидуальных предпочтений по сравнению с увеличением продолжительности жизни, вызванным различными типами возмущений в векторе будущих уровней опасности (см., В частности, , Nielsen et al. (2010), Hammitt and Tunҫel (2015)) обнаружили, что, когда предлагается выбор между 3 различными типами снижения уровня опасности, каждый из которых приводит к одинаковому увеличению недисконтированной продолжительности жизни (т.е. наступающий год; постоянное текущее и пропорциональное снижение уровня опасности) предпочтения были более или менее равномерно распределены по выборке респондентов. Это открытие явно противоречит предсказаниям теоретического анализа, например, представленному в Jones-Lee et al. (2015), и предполагает, что срочно необходимо дальнейшее эмпирическое исследование психологической основы отношения людей к срокам снижения уровня опасности. Одна из возможностей, заслуживающая изучения, заключается в том, что значительная часть людей явно предпочитает текущее — а в случае пропорционального сокращения — увеличение — снижение уровня опасности по сравнению с «разовым» снижением в наступающем году, которое воспринимается как обеспечивающее только временное, а не продолжительное пособие.

Последний момент, на который следует обратить внимание в связи с выводом VOLY из заранее определенного VPF , заключается в том, что, поскольку VPF , применяемый в настоящее время в государственном секторе Великобритании, принятие решений о распределении и регулировании основано на исследовании, проведенном в 20 лет назад (см. Carthy et al., 1999), возможно, было бы необходимо обновить оценку самого VPF , что неизбежно потребовало бы далеко не однозначного эмпирического исследования. Хотя это, очевидно, возможно, в разделах 4 и 5 мы опишем другие способы оценки VOLY на основе WTP .Однако, прежде чем сделать это, мы считаем, что важно выделить и обсудить широко распространенное, но (по нашему мнению) несколько сомнительное мнение относительно обоснования получения VOLY путем деления VPF на среднее значение. оставшаяся продолжительность жизни.

2.3. Сомнительное обоснование для получения

VOLY из предварительно определенного VPF путем деления на средний оставшийся срок службы

Обрисовав в общих чертах, что, по нашему мнению, является довольно убедительным аргументом в пользу оценки VOLY путем деления VPF на (возможно, дисконтированную) среднюю оставшуюся продолжительность жизни для данной группы, мы считаем важным указать Из-за несколько сомнительного характера очевидно более простого и более прямого оправдания для оценки VOLY таким образом.В частности, заманчиво предположить, что, поскольку VPF является «ценностью жизни», и поскольку остаток жизни человека состоит из его / ее оставшегося времени выживания, тогда VPF должен быть равен значению каждого года выживания, умноженного на (возможно, дисконтированную) среднюю оставшуюся продолжительность жизни для соответствующей группы. Более конкретно, при ставке дисконтирования r в год и средней оставшейся продолжительности жизни, равной E, VPF можно выразить как:

Уравнение 5

VPF = [VOLY / (1 + r)] + [VOLY / (1 + r) 2 ] + [VOLY / (1 + r) 3 ] +.. . + [VOLY / (1 + r) E ]

и, следовательно:

Уравнение 6

, где Ed — оставшаяся продолжительность жизни со скидкой. Ясно, что при r = 0 мы имели бы Ed = E и, следовательно, VOLY было бы равно VPF / E.

Однако фундаментальная слабость представленной выше интерпретации заключается в том, что она не учитывает, что VPF является совокупным WTP для большой группы людей, и, как следствие, VOLY в (5) будет основываться на эта групповая агрегация тоже. VPF , строго говоря, не является «ценностью жизни человека» как таковой и следовательно, это не сумма будущих (дисконтированных) лет жизни человека, а вместо этого агрегированные WTP для предельного снижения риска смерти в течение ближайшего года, которые, взятые в отношении затронутой группы, предотвратят один статистический смертельный исход в группе. Таким образом, VPF также упоминается как ценность статистической жизни (в отличие от ценности индивидуальной жизни).Тот факт, что предельное снижение риска смерти приведет к незначительному увеличению оставшейся продолжительности жизни затронутых лиц, которая в сумме по затронутой группе будет равна средней оставшейся продолжительности жизни для данной группы, в таком случае, как утверждается выше в Разделе 2, полностью обоснованное обоснование результата, представленного в уравнении (6), т. Е. Деление VPF на E (или, в случае со скидкой, на Ed) для получения VOLY .

В следующем разделе мы рассмотрим некоторые альтернативные методы, которые можно, по крайней мере в принципе, использовать для генерации значения VOLY .

3. Выявление готовности платить за незначительное увеличение продолжительности жизни

3.1. Прямое обнаружение

При попытке оценить VOLY на основе WTP , одной из возможных альтернатив для оценки на основе заранее определенного VPF будет просто спросить репрезентативную выборку населения прямо об их WTP для получения минимальной выгоды. в продолжительности жизни. Фактически, это легло в основу подхода, использованного в исследовании, проведенном DEFRA в 2002 г. и опубликованном в Chilton et al.(2004). Возможно, с этим подходом связаны 2 фундаментальные проблемы.

Первая и наиболее очевидная потенциальная трудность состоит в том, что представители общественности — большинство из которых почти наверняка не знакомы с тем, как определяется и измеряется ожидаемая продолжительность жизни — вероятно, будут рассматривать увеличение оставшейся продолжительности жизни как составляющую простое «дополнение» ко времени выживания в конце жизни, так что они будут рассматривать выгоды от выгоды как происходящие только в конце жизни, а не, как обычно бывает, в гораздо более ранний период снижение уровня опасности (или сокращение), что приводит к увеличению продолжительности жизни.Результаты для VOLY (оценка из WTP для увеличения продолжительности жизни на один месяц) при нормальном здоровье на 27 630 фунтов стерлингов и плохом состоянии здоровья 7280 фунтов стерлингов, о которых сообщается в Chilton et al. (2004), возможно, выросли, по крайней мере, частично из-за этого восприятия. Действительно, качественное последующее исследование (Chilton et al., 2004, раздел 4) предполагает, что относительные веса, предлагаемые этими количественными выражениями предпочтений, на самом деле недооценивают фактическую относительность между двумя приростами продолжительности жизни.Подтверждение этой возможной интерпретации можно найти в Desaigues et al. (2007), которые сообщают, что если увеличение продолжительности жизни воспринимается как положительное влияние на качество жизни, WTP увеличивается (часто с нуля).

Вторая проблема, связанная с подходом прямой оценки, которая, как правило, усугубляет первую проблему, заключается в том, что увеличение продолжительности жизни, которое респондентов просят оценить, почти наверняка должно быть незначительным. Это так: а) потому что, как и в случае с VPF , бюджетные ограничения, вероятно, серьезно ограничат сумму, которую респонденты смогут заплатить за немаржинальный прирост оставшейся продолжительности жизни, и снижение уровня опасности, которое на практике будет фактически результатом возможных улучшений в сфере общественной безопасности, как правило, само по себе будет лишь незначительным и фактически приведет к увеличению ожидаемой продолжительности жизни пострадавшего человека всего на несколько часов или, самое большее, на несколько дней.Таким образом, например, для человека с ожидаемой продолжительностью жизни 40 лет уменьшение вдвое текущего среднего риска смерти в качестве водителя или пассажира автомобиля в течение следующего года приведет к увеличению оставшейся продолжительности жизни менее чем на 4 часа. , в то время как продолжающееся снижение риска вдвое в последующие годы приведет к выигрышу примерно на 3 дня. Поэтому ясно, что если человек будет думать о выгодах, связанных с увеличением ожидаемой продолжительности жизни, как о простом увеличении времени выживания в конце жизни всего на несколько часов или — самое большее — на несколько дней, то он Было бы неудивительно, если бы человек в настоящее время был готов заплатить только очень ограниченную сумму, если бы вообще заплатил за прибыль.

К сожалению, насколько нам известно, ни одно исследование не ставило целью изучить эту проблему напрямую и глубоко, по крайней мере, в контексте VOLY . 2 исследования, в которых сообщалось об этом «мимоходом», — это Chilton et al. (2004; раздел 4) и Desaigues et al. (2007). В последнем исследовании исследователи сообщают, что 73% респондентов, которые указали ноль WTP , объяснили, что они считают выигрыш слишком коротким, чтобы окупить затраты. Однако это свидетельство в лучшем случае является ориентировочным, поскольку эта цифра (73%) представляет собой совокупность ответов на различное увеличение продолжительности жизни и, возможно, на нее повлияли нефинансовые затраты или ограничения, связанные с приемом лекарств в течение 10 лет (механизм оплаты ).

Доказательства порогового эффекта (фактически как количества, так и качества жизни) были обнаружены в обзоре литературы QALY в этой области (Dolan et al., 2005), что соответствует теоретическим предсказаниям в Олсен (2000). На индивидуальном уровне также сообщалось о некоторой эмпирической поддержке (Gyrd-Hansen and Kristiansen, 2007; Rodriguez-Miguez and Pinto-Prades, 2002).

Следовательно, если будет применяться подход прямой оценки, важно убедиться, что респонденты осведомлены о том, что предельное увеличение ожидаемой продолжительности жизни, которое их просят оценить, на самом деле является прямым результатом снижения уровня опасности для наступающий год или серия будущих лет.В противном случае существует большая вероятность того, что такие пороговые эффекты могут повлиять на реакцию. На данном этапе слишком мало известно о том, как и когда пороговые эффекты проявляются в процессе принятия когнитивных решений, лежащих в основе оценки небольшого прироста продолжительности жизни, чтобы иметь возможность противодействовать ему в обследовании, предлагающем небольшой выигрыш, особенно в часы или дни.

Если бы использовался прямой метод, то для прояснения того, каким образом такое снижение уровня опасности фактически влияет на оставшуюся продолжительность жизни, было бы весьма желательно использовать форму «эксперимента по стимулированию обучения» того типа, который используется в исследовании. направлена ​​на изучение предпочтений людей в отношении различных схем снижения уровня опасности и описана в Nielsen et al.(2010). Этот обучающий эксперимент состоял из игры, в которой величина финансового вознаграждения респондента зависела от количества этапов, на которых он / она мог «выжить» в последовательности розыгрышей лотереи, где выживание на каждом этапе требовало, чтобы респондент рисовал. белый жетон из мешка, содержащий смесь белых и синих фишек, при этом пропорция белых фишек уменьшается на каждом этапе, а переход от одного этапа к другому требует выживания на предыдущем этапе. Доля синих фишек в сумке (которая увеличивается на каждом этапе) соответствует уровню риска индивидуума (который увеличивается со временем), а выживание на каждом этапе игры (что является предпосылкой для перехода к следующему этапу) соответствует выживанию. каждого года жизни.

Качественная проверка достоверности ответов на последующий опрос показал, что респонденты уделяли значительное внимание концепциям риска и, что важно, понимали, как это способствовало увеличению ожидаемого общего выигрыша. Это говорит о том, что в целом респонденты в этом последующем исследовании понимали механизм. Примечательно, что с точки зрения этого предварительного исследования, структура была расширена и продемонстрировала свою работоспособность в полевых условиях в контексте распределений, которые включают как снижение риска, так и улучшение текущего состояния или здоровья (в обучающем эксперименте и в опросе заявленных предпочтений соответственно) , аналогично снижению риска летального исхода и улучшению качества жизни (Nielsen et al., 2016).

Однако есть потенциальная оговорка в отношении этой довольно позитивной интерпретации. В частности, респондентов просили только выбрать между различными возмущениями, а не оценивать их индивидуально. Можно ли применить этот механизм в контексте WTP — вопрос открытый, поскольку определение денежной оценки прироста продолжительности жизни потребует других когнитивных процессов. Таким образом, он может быть уязвим к поведенческим предубеждениям, таким как изменение предпочтений (Lichenstein and Slovic, 1981; Grether and Plott, 1979), в результате чего выбор респондентов и значения двух вариантов подразумевают различный рейтинг предпочтений.Свидетельства изменения предпочтений в отношении здоровья были обнаружены Самнером и Нисом (2001) и Блейхродтом и Пинто-Прадесом (2009). Чапман и Джонсон (1995) предоставляют свидетельства об изменении предпочтений в явном виде в контексте оценок ожидаемой продолжительности жизни, хотя их методология использовала ожидаемую продолжительность жизни в качестве инструмента выявления (для измерения предпочтений в отношении улучшения здоровья (видение 20:20) по сравнению с товарами (каникулы), вместо того, чтобы оценивать улучшение ожидаемой продолжительности жизни как таковое. Обратное изменение, о котором они сообщают, заключается в том, что при использовании продолжительности жизни в качестве метода оценки люди ценили здоровье выше товаров.Напротив, при денежной оценке они предпочитали товары, а не результаты для здоровья. Ллойд (2003) представляет краткое изложение психологических и поведенческих проблем, связанных с точностью заявленных методов оценки предпочтений в более общем плане, а эмпирические данные, относящиеся к логическим несоответствиям, представлены Доланом и Кинд (1996). Любое прямое исследование должно учитывать — а в идеале — контролировать — типы несоответствий и эвристик, которые могут присутствовать в процессах, с помощью которых люди производят свои оценки.

3.2. Косвенное выявление с использованием «цепного» подхода

Чтобы избежать проблем, связанных с требованием от респондентов оценивать предельное снижение риска преждевременной смерти, чтобы оценить VPF (как при первом подходе, рассмотренном выше), или придать прямое значение маржинальной выгоде Что касается оставшейся продолжительности жизни (как и при втором подходе), третий возможный подход направлен на разбиение задачи оценки на 2 этапа, каждый из которых разработан так, чтобы респондентам было легче управлять с концептуальной точки зрения.Затем респондент оценивает увеличение продолжительности жизни путем «объединения воедино» его / ее ответов на вопросы, заданные на двух этапах.

Более конкретно, на первом этапе респондента просят указать его / ее максимум WTP для быстрого и полного излечения несмертельной травмы или заболевания средней степени тяжести, с четко указанием симптомов и продолжительности травмы или заболевания. указано. Например, травма / болезнь могут иметь следующие симптомы и продолжительность:

  • госпитализация в стационар на 2 недели с болью от слабой до умеренной.
  • после госпиталя, постепенно уменьшаются некоторая боль / дискомфорт; некоторые ограничения на работу и отдых, деятельность постоянно улучшается; через 18 месяцев восстановление нормального здоровья и отсутствие постоянной инвалидности

На втором этапе респонденту предлагается вопрос Standard Gamble ( SG ), в котором его / ее просят указать максимальную вероятность неудачи лечения, при которой он / она будет готов пройти лечение, которое , в случае успеха приведет к быстрому и полному излечению травмы / болезни, указанной на первом этапе, но в случае неудачи приведет к немедленному потере сознания с последующей вскоре смертью.

Теперь предположим, что максимальный риск неудачи лечения, который согласился бы респондент, равен π. Из этого следует, что потеря ожидаемой полезности, которую он / она связывает с перспективой травмы / болезни, в точности совпадает с потерей ожидаемой полезности, вызванной увеличением π в его / ее текущем риске смерти. Очевидно, поэтому, если на первом этапе респондент указывает, что он / она готов заплатить £ V, чтобы избежать потери ожидаемой полезности, связанной с травмой / заболеванием, то из этого следует, что его / ее WTP , чтобы избежать того же потеря ожидаемой полезности в результате увеличения π в его / ее текущем риске смерти также будет £ V.Но из уравнения (4), приведенного выше, потеря ожидаемой продолжительности жизни в результате увеличения текущего риска смерти на π близко аппроксимируется Eπ, где E — текущая оставшаяся продолжительность жизни человека. Объединив воедино ответы человека на вопросы, поставленные на двух этапах, можно сделать вывод, что ценность, которую он / она придает увеличению Eπ в ожидаемой продолжительности жизни, составляет £ V. Поэтому может показаться разумным сделать вывод, что предельная норма замещения богатства для оставшейся продолжительности жизни индивида может быть принята равной £ V / Eπ, так что совокупность WTP для большой группы людей для получения предельной прибыли в оставшаяся ожидаемая продолжительность жизни, которая в сумме по группе равна одному году — i.е. значение статистического года жизни или VOLY — определяется как среднее значение £ V / Eπ для соответствующей группы.

Но если травма или заболевание, указанные на первом этапе связанного процесса, связаны с другим, чем очень незначительное нарушение здоровья, то на самом деле было бы совершенно неразумно лечить ожидаемую потерю ожидаемой полезности, связанную с травмой / заболеванием — и, следовательно, WTP , £ V, и риск неудачи лечения, π — как незначительный. Поэтому было бы более подходящим рассматривать ответы человека на вопросы, заданные на каждом из двух этапов связанного процесса, как указание одной точки на графике функции, V = f (ΔE), относящейся к его / ее WTP , V, и изменение ожидаемой продолжительности жизни, ΔE, где изменение ожидаемой продолжительности жизни может быть маргинальным или немаргинальным, положительным или отрицательным.Предоставив респонденту WTP и стандартные вопросы по азартным играм для ряда разной степени тяжести несмертельных травм или заболеваний, тогда можно было бы получить оценку параметров его / ее функции оценки для изменений в оставшейся ожидаемой продолжительности жизни. . Этот процесс продемонстрирован на Рисунке 1, на котором кривая представляет индивидуальный WTP для различных приростов продолжительности жизни. Тогда предельная норма замещения оставшейся продолжительности жизни благосостоянием индивида будет определяться производной этой функции в начале координат.Обратите внимание, что этот подход будет полагаться исключительно на ответы WTP для увеличения оставшейся продолжительности жизни и, в отличие от цепного подхода, использованного в исследовании, описанном Carthy et al. (1999) — не предполагает готовности принимать вопросы о вредных последствиях, приводящих к потере ожидаемой продолжительности жизни. Таким образом избегаются потенциальные проблемы, связанные с возможностью того, что ответы на готовность принимать вопросы могут отражать существование опорных «изломов» в индивидуальной полезности функций благосостояния, возникающих в результате неприятия потерь. между измерениями WTA и WTP .учитываются с помощью теории перспектив (Канеман и Тверски, 1979; Тверски и Канеман, 1992). См. В Horowitz & McConnell (2002) обзор эмпирической литературы о готовности принять ( WTA ) / WTP gap).

Рисунок 1: WTP для увеличения продолжительности жизни

Линейный график, показывающий 4 квадранта с осью x для WTP и осью y для усиления в LE. Две линии на графике пересекают центр квадранта: диагональная пунктирная линия, идущая вверх слева направо, и сплошная изогнутая линия.

Одно предостережение при использовании WTP вместо WTA заключается в том, что могут быть обстоятельства, при которых WTA является теоретически подходящей конструкцией (поскольку, например, ожидается, что политика приведет к потерям или предотвратит их например, продолжительность жизни). Такой аргумент выдвигается Джеком Кнетчем, в частности, в его статье 2007 года, в которой утверждается, что «выбор меры имеет значение» (Knetsch, 2007). Используя эту аргументацию, и если неприятие потерь считается приемлемой чертой общественных предпочтений, то именно из-за эмпирического разрыва между WTA и WTP использование соответствующего метода становится обязательным.Этот аргумент будет в пользу значений, зависящих от усиления и зависящих от потерь, для VPF и VOLY , и, конечно, такой подход повлечет за собой существенные проблемы как с практической, так и с этической точки зрения.

Второе предостережение касается возможности объединения состояний здоровья с помощью стандартной игры. Это основано на предположении, что «косвенные» и «прямые» оценки полезности состояния здоровья эквивалентны. Однако некоторые данные из медицинской литературы показали, что косвенные оценки полезности состояния здоровья выше, чем прямые оценки (Llewellyn-Thomas et al., 1982; Руттен-ван Молкен и др., 1995; Блейхродт, 2001; Оливер, 2003). Эти результаты были использованы для критики описательной валидности теории ожидаемой полезности, которая является основой подхода стандартной игры, поскольку они, по-видимому, подразумевают, что составные лотереи не сводятся к простым эквивалентам (нарушение аксиомы сокращения составных лотерей). Поэтому следует проявлять осторожность при интерпретации результатов исследования цепочки.

Тесно связанной альтернативой только что описанной процедуре может быть оценка изменения ожидаемой продолжительности жизни, соответствующей несмертельной травме / болезни, с использованием потери QALY , связанной с травмой / заболеванием, а не реакции на Стандартный вопрос об игре и, по сути, вариант этого подхода был использован Дональдом Франклином и описан в работе Франклина (2015).В частности, используя Carthy et al. (1999) среднее значение выборки ответов WTP для быстрого и полного излечения травм W (2 или 3 дня в больнице; легкая или умеренная боль; полное выздоровление через 3 или 4 месяца) и X (2 недели в больнице; небольшая продолжающаяся боль. / дискомфорт; полное выздоровление через 18 месяцев) обновлены до цен 2014 г., т. е. 3193 фунта стерлингов за W и 9 689 фунтов стерлингов за X, а также QALY убытков, связанных с травмами, т.е. 0,037 для W и 0,2 для X, Франклин оценивает VOLY как 3193 фунтов стерлингов / 0.037 = 86 297 фунтов стерлингов на основании травмы W или 9689 фунтов стерлингов / 0,2 = 48 445 фунтов стерлингов на основе травмы X.

Хотя Франклин не пытается подогнать общую оценочную функцию V = f (ΔE), используя эти результаты, кажется очевидным, что разница между полученными им цифрами 2 VOLY отражает высокую степень вогнутости лежащей в основе функции. Для аналитического удобства предположим, что функция имеет следующую простую вогнутую форму:

Уравнение 7

Учитывая, что ΔE = 0 => V = 0, обязательно будет так, что:

Уравнение 8

так что:

Уравнение 9

В свою очередь, учитывая, что ΔE = 0.037 => V = 3193 и ΔE = 0,2 => V = 9689, из уравнения (9) следует, что b = 3089 и c = 0,1716.

Таким образом, подразумеваемая общая оценочная функция V = f (ΔE) принимает вид:

Уравнение 10

В = 3089ΔE / (0,02945 + 0,1716ΔE)

Из этой функции затем можно получить подразумеваемое значение VOLY = V / ΔE, для любого немаргинального увеличения, ΔE, в оставшейся продолжительности жизни, а также VOLY для действительно незначительного увеличения, которое будет дано производной V по ΔE, вычисленной при ΔE = 0 (т.е.е. предельная норма замещения оставшейся продолжительности жизни богатством) и в данном случае равна 104 902 фунтам стерлингов. Для более существенного немаржинального увеличения продолжительности жизни предполагаемый VOLY значительно уменьшается, при этом показатель годового прироста составляет всего 15 364 фунтов стерлингов. Также можно сделать вывод о предполагаемом максимально допустимом уменьшении оставшейся ожидаемой продолжительности жизни, то есть сокращении оставшейся ожидаемой продолжительности жизни, при котором V → — ∞. В этом случае ясно, что при ΔE → — 0,02945 / 0.1716 (= — 0,1716), поэтому V → — ∞, что означает, что максимально допустимое сокращение оставшейся продолжительности жизни составляет немногим более 2 месяцев.

Эта оценка функции V = f (ΔE), конечно, носит чисто иллюстративный характер и, по необходимости, была основана только на двух различных степенях тяжести несмертельной травмы. При оценке также использовались выборочные средние значения для WTP и средние значения по совокупности для предотвращенных потерь QALY (и, следовательно, предполагаемый выигрыш в оставшейся продолжительности жизни), а не индивидуальные ответы.В идеале полномасштабная оценка должна основываться на большем числе степеней тяжести несмертельной травмы / заболевания (для практических целей, возможно, 3 или 4). Кроме того, учитывая потенциальные проблемы, связанные с усреднением и агрегированием, присущие цепочному подходу — см., Например, Baker et al. (2010) Глава 6 — казалось бы, уместно оценить лежащую в основе функцию V = f (ΔE) как на агрегированном, так и на индивидуальном уровне и, при этом на агрегированном уровне, использовать выборочные медианы, а также средние значения.Таким образом, должно быть возможно выявить и учесть потенциально искажающее воздействие «необычных» ответов.

Изложив основные аспекты теоретической взаимосвязи между VPF и VOLY и, кроме того, рассмотрев ряд потенциальных методов, которые можно использовать для оценки последнего, мы теперь исследуем ряд дополнительных факторов, которые может повлиять на взаимосвязь между VPF и VOLY или повлиять на нее.

4. Другие факторы, которые (могут) повлиять на соотношение между

VPF и VOLY .

4.1. Представления о здоровье на разных этапах жизни

Хорошо известно, что люди по-разному представляют свое будущее здоровье по мере старения, особенно если они рассматривают здоровье в периоды, которые сильно различаются по близости, например, конец жизни и текущая жизнь. Это потенциально проблематично для оценки VOLY , каким бы производным он ни был.Однако, если молодые люди имеют систематическую тенденцию недооценивать свое ожидаемое здоровье в более поздние годы (т.е. воображать, что они будут жить в более плохом состоянии здоровья, чем на самом деле), и, следовательно, не отражают должным образом свои истинные предпочтения при рассмотрении ( а затем дисконтировать) эти будущие годы, тогда это может привести к более низким VOLY и (предполагаемым) VPF, чем могло бы иметь место в противном случае, и в конечном итоге привести к недооценке соответствующего объема ресурсов, который должен быть выделен на вмешательства, которые улучшают вероятность дожитие до более поздних лет жизни.Чтобы изучить потенциальное влияние этого фактора, мы опираемся на некоторые данные как из более широкой литературы о предпочтениях в отношении здоровья в целом, так и из литературы по безопасности, в которой предпринимались попытки исследовать эту проблему.

Если более поздние годы жизни проходят с более низким качеством жизни, что согласуется по крайней мере с некоторыми эмпирическими данными (например, Fritjers and Beatton 2012), то может быть законным занижение веса этих лет по сравнению с предыдущими годами жизни. чтобы учесть этот эффект, независимо от временного предпочтения (см. Frederick (2006) для полезного обсуждения различия между эффектом задержки на полезность результата, когда он получен, по сравнению с эффектом задержки из-за временного предпочтения).. Мета-анализ Stock et al. (1983) предположили, что возраст действительно составляет менее 1% вариации субъективного благополучия, предполагая, что любое занижение будущих лет жизни с точки зрения качества может быть ошибочным. Напротив, Frijters и Beatton (2012) использовали 3 больших набора панельных данных (британское обследование домашних хозяйств, исследование динамики доходов домашних хозяйств в Австралии и немецкое социально-экономическое исследование), сделав вывод, что на всех трех панелях наблюдается пик счастья около возраст 60 с резким снижением после 75 лет.Бесспорно, что состояние здоровья обычно ухудшается с возрастом. Однако нет четких оснований предполагать, что все будущие годы жизни будут проведены в более низком качестве по сравнению с настоящим.

Даже если более поздние годы жизни действительно проходят с более низким качеством жизни, чем в предыдущие годы, уменьшение веса этих лет будет приемлемым только в том случае, если степень, в которой происходит уменьшение веса, точно отражает фактическое снижение качества жизни, наблюдаемое в более старшем возрасте. . Однако возможно, что люди в более молодом возрасте могут неверно оценить качество своей жизни, прогнозируя, какой будет их жизнь в более старшем возрасте.В частности, если респонденты ожидают, что их здоровье и качество жизни будут ниже в пожилом возрасте, чем на самом деле, тогда ценность последующих лет жизни может быть недооценена, что приведет к общей заниженной оценке VPF , если основано по заявленным предпочтениям молодежи. Большая часть литературы о том, как возраст влияет на WTP на снижение риска летального исхода, была изложена в RQIV. Однако здесь мы приводим обзор литературы, конкретно касающейся возможности того, что качество жизни в пожилом возрасте может быть недооценено более молодыми респондентами.

Ранняя работа, которая прямо касалась возможности несоответствия между прогнозируемым и фактическим качеством жизни в пожилом возрасте, — это Йоханнессон и Йоханссон (1997). Авторы опросили случайную выборку шведского населения и обнаружили, что ожидаемое качество жизни в пожилом возрасте низкое по сравнению с фактическим средним качеством жизни, о котором сообщают пожилые шведы. Что касается здравоохранения в более общем плане, Сакетт и Торранс (1978) предоставили первые доказательства того, что, когда не пациентов просили оценить влияние на их повседневную жизнь диализного пациента (нуждающегося в домашнем диализе на всю жизнь), качество жизни они предсказали, что было 0.39 (по шкале от 0 до 1, представляющей такое же плохое, как смерть для полного здоровья) по сравнению с фактическим сообщением 0,56 от текущих диализных пациентов. Аналогичные результаты были получены Boyd et al. (1990) для колостомии из-за рака прямой кишки и Sieff et al. (1999) для ВИЧ.

Таким образом, очевидно, что прогнозы неблагоприятных воздействий на качество жизни в результате проблем со здоровьем, как правило, являются преувеличением наблюдаемых эффектов — это связано с соответствующей литературой, исследующей аффективные ошибки прогнозирования (обзор см. В Wilson and Gilbert, 2005).В интересном обзоре Loewenstein et al. (2003) предлагают ряд возможных объяснений этого эффекта, предлагая модель «смещения проекции» для объяснения этих явлений (хотя их модель применима далеко за пределами медицинской области).

Лёвенштейн и Шкаде (1999) также предполагают, что значимость может частично объяснять несоответствие между ожидаемым и реализованным влиянием на благополучие — когда молодого человека просят оценить свои будущие годы жизни, он может сосредоточиться на последствиях того, что он старше, чем он есть. сейчас — возможно, включая более слабое здоровье и более низкий доход — и игнорировать способы, которыми их жизнь может на самом деле остаться прежней или улучшиться.

В этом подразделе мы рассмотрели возможность того, что WTP для будущего снижения риска смертности может быть ошибочно предсказан в контексте качества жизни, и мы коснулись более широкой литературы по аффективным ошибкам прогнозирования. В целом кажется, что существует ограниченное количество доказательств того, что качество жизни существенно падает с возрастом до достижения возраста 75 лет, когда качество жизни действительно падает. Также кажется, что люди склонны быть излишне пессимистичными в отношении качества своей жизни в старшем возрасте.То, как это может повлиять на соотношение между VOLY и VPF , будет зависеть от конкретного нарушения функции выживаемости, приводящего к увеличению ожидаемой продолжительности жизни на один год. Если снижение риска сконцентрировано на более поздних годах, тогда VOLY может быть сильно недооценен, если основываться на предпочтениях молодежи. Если, с другой стороны, выгоды от снижения риска сконцентрированы в текущем периоде (что обычно связано с VPF ), тогда может быть меньше расхождений между VOLY и VPF (оба VOLY и VPF может все еще подвергаться чрезмерному сдуванию, но не в разной степени).

4.2. Частота личных предпочтений

Априори можно ожидать, что у людей разного возраста будут разные ставки дисконтирования. Это имеет огромное значение в случае VOLY и приводит ко многим этическим вопросам относительно того, как с этим бороться на политической арене. Один из способов может заключаться в применении «нейтрального ко времени VOLY », в котором изменения личных временных предпочтений компенсируются, тем самым генерируя VOLY на основе скорости, которая может рассматриваться как отражающая общее социальное временное предпочтение.Но на практике это не так просто. Действительно, эмпирическое дисконтирование в отношении VOLY как такового практически не проводилось. Дисконтирование было исследовано эмпирически до некоторой степени в контексте VPF , и кажется разумным предположить, что некоторые идеи, полученные в этом контексте, переносятся на VOLY .

Действительно, в теоретической литературе учетная ставка является решающим фактором при увязке VPF и VOLY (см., Например, Jones-Lee et al., 2015). Литература по личным предпочтениям в отношении времени в контексте риска летального исхода была подробно рассмотрена в рамках RQIV. Подводя итог этому обсуждению, можно сказать, что значительный объем данных свидетельствует о том, что люди действительно применяют дисконтирование при оценке преимуществ будущего снижения их личного риска смерти. Расчетные ставки, которые основаны в основном на литературе VPF , обычно лежат в районе 10% годовых. Несмотря на свою теоретическую важность, эмпирическая литература VOLY часто обходит стороной использование дисконтирования, либо полностью отбрасывая его (например, Desaigues et al., 2007; Властачокостас и др., 2011; и Desaigues et al., 2011) или путем допущения учетной ставки, основанной на теории или политических рекомендациях (например, Nielsen, 2010; Chilton et al., 2004; Hammar and Johansson-Stenman, 2004 и Grisolia et al., 2018). Исключение составляют Chanel и Luchini (2008), которые оценивают ставку дисконтирования в 6,4% (с разными оценками, в зависимости от используемых допущений моделирования), и Chanel и Luchini (2014), которые получают 6,8% в телефонном опросе и 18,8% в очная процедура.Наконец, Йоханнессон и Йоханссон (1996) устанавливают ставку дисконтирования от 0,3% до 3,4%. Важно отметить, что вся оценка VOLY предполагает постоянную экспоненциальную функцию дисконтирования.

Одним из результатов, общих для эмпирических исследований дисконтирования, которые выявляют личные ставки дисконтирования на индивидуальном уровне, является широкий разброс между субъектами с точки зрения их личных ставок дисконтирования. В тех случаях, когда они изучались, широкие вариации также характеризуют функциональную форму дисконтирования, которую используют отдельные лица (это было основным направлением работы McDonald et al.(2017) в контексте VPF для лечения рака). Существует вероятность того, что различия в значении года жизни между людьми, если они указаны одинаково (т. Е. В результате одного и того же нарушения функции выживаемости), могут быть частично из-за различий в способах дисконтирования этими людьми будущей смертности. снижение рисков. При наличии соответствующих надежных индивидуальных мер дисконтирования можно будет контролировать дисконтирование, уже присутствующее в заявленных оценках предпочтений стоимости года жизни, создавая VOLY , который учитывает эффекты личного дисконтирования.Затем это значение может быть дисконтировано в соответствии с социальной ставкой дисконтирования, которая считается подходящей для разработки политики, например ставка 1,5%, рекомендованная в Великобритании при разработке политики для результатов в отношении здоровья. Этот подход, вероятно, можно использовать для учета нестандартного дисконтирования (например, гиперболического дисконтирования), позволяя наложить более нормативно желаемую экспоненциальную функцию на «нейтральную во времени» оценку.

Обоснованность этого подхода зависит от того, в какой степени заявленные оценки отдельных лиц изменений их собственной (дисконтированной) продолжительности жизни считаются действительной основой для разработки политики.Неоднородность ставок дисконтирования (и функциональных форм дисконтирования) может считаться действительной и неотъемлемой частью общественных предпочтений, и в этом случае подход «не дисконтировать, повторно дисконтировать» может не считаться подходящим для определения социальной ценности снижения риска. для использования при оценке политики. С другой стороны, если «чрезмерное дисконтирование» или «нестандартные функции дисконтирования» считаются предвзятостью, искажающей истинные базовые значения отдельных лиц для изменений риска, тогда может быть сочтено целесообразным скорректировать значения, как описано.Относительно уместности «отмывания [заявленных] предпочтений» для лучшего отражения лежащих в основе «истинных» предпочтений Харсани (1977) заявил:

[мы] должны игнорировать не только предпочтения, искаженные фактическими или логическими ошибками, но и предпочтения, основанные на явно антиобщественных установках, таких как садизм, негодование или злой умысел

(Харшаньи 1977, 30)

Степень, в которой высокие ставки дисконтирования и / или неэкспоненциальное дисконтирование могут считаться «фактическими или логическими ошибками», является предметом суждения.А пока мы просто констатируем, что такой подход возможен.

Также существует вопрос о том, как оценивать изменения ожидаемой продолжительности жизни, которые произойдут только в какой-то период времени в будущем. Литература, относящаяся к этому вопросу, также была представлена ​​в RQIV. Однако с точки зрения объяснения связи между VPF и VOLY , дисконтирование будущих поколений и / или дисконтирование рисков смертельного исхода, которые произойдут в будущем, не имеет прямого отношения, поскольку вопрос заключается в том, как VPF может быть связаны с VOLY , а не о том, как VPF или VOLY должны быть исключены из-за задержки.Читателя отсылают к RQIV для соответствующих обсуждений.

Kvamme et al. (2010) изучили этот вопрос в контексте анализа экономической эффективности, чтобы решить вопрос о том, оценивается ли улучшение здоровья, используемое в знаменателе коэффициента экономической эффективности, линейно. Если так, это будет означать постоянную предельную отдачу от продолжительности жизни. Если нет, а вместо этого предельная полезность увеличивается для продлений на небольшой срок, это может повлиять на оценки здравоохранения на разных уровнях из-за неверно указанной формулы значения QALY .Альтернативный канал может возникнуть, если используется TTO , и в этом случае значения могут быть завышены или занижены в зависимости от продолжительности, указанной в вопросах. В целом, существует опасность того, что отдельные программы, дающие небольшой выигрыш в размере QALY , могут быть сочтены неэффективными с точки зрения затрат, в то время как программы, предлагающие «пакеты» такого небольшого выигрыша, могут дать другой результат [сноска 5] .

В отличие от предыдущих исследований Kvamme et al. (2010) исследовали относительные предпочтения (репрезентативной выборки норвежского населения в возрасте от 40 до 59 лет) относительно небольшого прироста i.е. От 1 недели до 1 года, в дополнение к предполагаемой ограниченной оставшейся продолжительности жизни, составляющей 1 год или 10 лет. Эти выгоды были представлены как несомненные, а не рискованные для контроля когнитивных проблем, связанных с обработкой малых вероятностей. Результаты закрытых вопросов WTP показали, что респонденты с большей вероятностью соглашались на вмешательства, предлагающие большее (а не меньшее) продление жизни. Данные последующего открытого вопроса WTP продемонстрировали либо постоянную, либо возрастающую полезность по сравнению с улучшением здоровья.Тем не менее, авторы указывают на некоторые трудности в интерпретации: ответы, предполагающие постоянство WTP для большего прироста жизни, могут зависеть от жестких бюджетных ограничений, так что эта закономерность может маскировать возрастающую предельную полезность по сравнению с выгодами для жизни. Кроме того, уменьшение WTP не обязательно отражает уменьшение предельной полезности в течение срока службы. Также невозможно определить, как потенциальная убывающая предельная полезность дохода (а не предполагаемая постоянная предельная полезность дохода) влияет на ответы.Однако, допуская некоторую степень влияния на общий доход, авторы консервативно пришли к выводу, что по крайней мере 65% респондентов демонстрируют возрастающую предельную полезность по сравнению с улучшением здоровья.

На основании этих данных невозможно однозначно определить, является ли предельная отдача от увеличения продолжительности жизни постоянной или возрастающей. Частично это связано с отсутствием риска в вышеупомянутой структуре, тем фактом, что использовалась система относительной оценки [сноска 6] , и потенциальными затруднениями, связанными с воздействием потенциальной убывающей предельной полезности дохода.

Следует также отметить, что результаты исследования, представленного Франклином (2015), в котором использовались ответы WTP из опроса заявленных предпочтений, представленного в Carthy et al. (1999) — вместе с анализом, изложенным выше в Разделе 4.2 — ясно показывают, что индивидуальный WTP является возрастающей, но строго вогнутой функцией увеличения продолжительности жизни, что подразумевает убывающую отдачу от увеличения продолжительности жизни, хотя это почти безусловно, отражение жестких бюджетных ограничений.

4.4. Альтернативная стоимость коммунальных услуг в деньгах может меняться с возрастом

Потенциальная проблема здесь заключается в том, что пожилые люди могут меньше беспокоиться о том, чтобы сберечь свои деньги так долго, как более молодой человек, и, следовательно, могут быть готовы тратить больше на увеличение продолжительности жизни при прочих равных условиях.

В основе обычного анализа затрат и выгод ( CBA ) лежит важное допущение: что предельное социальное благосостояние дохода является постоянным для всех людей (то есть за 1 доллар можно купить одинаковую сумму полезности для богатого и бедного человека) (Baker et al., 2009). Следствием этого предположения является то, что предельное социальное благополучие дохода (далее именуемое предельной полезностью дохода) является постоянным для всех возрастных групп и состояний здоровья. В Baker et al., (2009) допущение о постоянной предельной полезности дохода ослаблено, и авторы демонстрируют, что применение «обычного VSL » может быть теоретически оправдано, если допустить постоянное предельное благосостояние вероятности выживания.

Однако в более широкой литературе было высказано предположение, что состояние здоровья влияет на предельную полезность дохода (потребления), и поэтому у нас есть функции полезности, зависящие от состояния здоровья.Согласно Gyrd-Hansen (2017), предельная полезность потребления может увеличиваться с ухудшением здоровья (положительная зависимость от государства) из-за большей зависимости от дорогостоящих развлечений и роскоши в собственном доме, или, альтернативно, более слабое здоровье может повлечь за собой более низкую предельную полезность потребления. (отрицательная зависимость от состояния) из-за ограничений, которые плохое состояние здоровья может иметь для таких занятий, как путешествия и спорт. Это исследование показало, что улучшение здоровья увеличивает предельную полезность дохода для промежуточных состояний здоровья, тогда как это не относится к менее и более тяжелым состояниям здоровья, и выявило 8 дополнительных исследований, в которых также рассматривалась эта проблема (Edwards, 2008; Lillard and Weiss, 1997 ; Sloan et al., 1998; Вискузи и Эванс, 1990; Эванс и Вискузи, 1991; Финкельштейн и др., 2009, 2013; Леви и Нир, 2012; Тенгштам, 2014). Эти исследования демонстрируют противоречивые доказательства, поскольку 3 из этих исследований выявили отрицательную зависимость от состояния, 4 исследования показывают положительную зависимость от состояния, а одно исследование не показывает зависимости от состояния.

Обращаясь к литературе, посвященной изучению предпочтений в отношении лечения в конце жизни (см. Pennington et al., 2015), утверждается, что для человека со смертельным заболеванием деньги более или менее бесполезны.Подразумевается, что для этого человека было бы естественным (и максимальным) проявить высокую готовность платить за небольшой шанс излечения. Это также называется «все равно мертвым эффектом» (Pratt & Zeckhauser, 1996). Другой способ описать это: если альтернативная стоимость расходов равна нулю, когда нет ценности оставлять ресурсы после смерти, человек готов потратить все свое богатство на продление жизни, хотя, возможно, только на короткое время (Becker et al. , 2007).Однако, как объясняется в Pennington et al. (2015), стоит упомянуть, что если вмешательство по охране здоровья и безопасности финансируется из общего пула средств (государственного или частного), именно широкая общественность (которой не грозит смерть в ближайшем будущем) должна финансировать вмешательство, и для которых альтернативные издержки, связанные с потрачением дополнительных долларов на программы неизлечимых заболеваний, вполне могут быть высокими с точки зрения отказа от других программ.

Таким образом, в настоящее время, похоже, нет убедительных доказательств, позволяющих ослабить предположение о том, что предельное социальное благополучие дохода является постоянным для всех людей при оценке VOLY — учитывая, что средний респондент не находится в конце жизни.

4.5. Люди разного возраста могут оценивать дополнительный год жизни иначе или по другим причинам, чем лица старше

.

В более широкой литературе по экономике здравоохранения этот вопрос исследуется в первую очередь с точки зрения «общества» или «гражданина» [сноска 7] с использованием структур дискретного выбора или индивидуального компромисса, а не с индивидуальной точки зрения, основанной на WTP . Хотя эта точка зрения не является неверной сама по себе как метод выявления предпочтений, полученные в результате меры являются проблематичными при использовании в CBA , поскольку их соответствие основным принципам этой структуры не может быть четко установлено.Тем не менее, эти исследования действительно дают некоторое представление о весе собственного капитала [сноска 8] , что помогает объяснить, как значения могут меняться с течением времени. Обзоры литературы показывают, что в целом, по-видимому, предпочтение отдается обеспечению здоровья и / или безопасности молодежи преимуществам пожилых людей (Gu et al., 2015; Whitty et al., 2014), хотя ряд вместо этого исследования показывают, что предпочтения в отношении возраста следуют перевернутой U-образной схеме, подразумевая, что люди трудоспособного возраста предпочтительнее пожилых и молодых (Baker et al., 2010; Чарни и др., 1989; Cropper et al., 1994; Diederich et al., 2012; Jelsma et al., 2002; Паланка-Тан, 2013; Петру и др., 2013; Whitty et al., 2014b). Причина (-ы) для этого не указана, но может относиться к: взрослым трудоспособного возраста, имеющим иждивенцев (Murray and Lopez, 1994), и пожилым людям, которые считаются имеющими «справедливую возможность» (Williams, 1997).

5.6. Может быть некоторый фиксированный уровень бесполезности, связанный со смертью, что отражено в

VPF , но не обязательно в VOLY .

Эта возможность может возникнуть, поскольку, как отметил Подрядчик, VPF имеет тенденцию использоваться в контекстах, где существует риск внезапной и преждевременной смерти, тогда как VOLY обычно связаны с изменениями в ожидаемой продолжительности жизни.Таким образом, другими словами, люди сами могут естественно мыслить в терминах VPF в одних обстоятельствах и VOLY в других, даже если первые были применены для оценки стоимости года жизни в результате снижения риска смерти в предстоящий период. .

К сожалению, в литературе ничего не говорится об относительном отвращении людей к каждому типу риска. Хорошо задокументировано, что люди опасаются разного риска преждевременной смерти с разной степенью страха или «страха» (см., Например, Slovic et al., 1981; Томас, 1981; Менделофф и Каплан, 1990; McDaniels et al., 1992), Savage, 1993; Tolley et al., 1995 и Jones-Lee and Loomes, 1995). Распространяются ли какие-либо из этих результатов на, возможно, менее эмоциональные риски или риски без усиления характеристик со стороны средств массовой информации, — это открытый вопрос, и на который невозможно дать окончательный ответ, учитывая имеющиеся в настоящее время доказательства.

5. Резюме

В этой главе мы дали формальное определение VOLY и установили его связь с VPF в случае, когда первое косвенно получено из второго (путем деления на оставшуюся продолжительность жизни).При этом мы пояснили, что единственный способ увеличить оставшуюся продолжительность жизни — это снизить уровень опасности в предстоящий период и / или будущие периоды. Кроме того, мы показали, что предположение о том, что VPF представляет собой сумму (дисконтированных) VOLY индивидуума, неуместно, хотя на агрегированном уровне неплохо разделить VPF на (оставшуюся) продолжительность жизни, чтобы получить ТОМ .

В отношении того, как можно ожидать, что значение, основанное на WTP , прирост недисконтированной оставшейся ожидаемой продолжительности жизни за статистический год в результате продолжающегося снижения уровня опасности, будет соотноситься со значением, полученным для годового прироста недисконтированной оставшейся ожидаемой продолжительности жизни, генерируемого снижение уровня опасности в следующем году, мы установили — при разумных предположениях о персональном дисконтировании — что, поскольку прирост недисконтированной продолжительности жизни, вызванный отсроченным снижением уровня опасности, приведет к меньшему приросту дисконтированной ожидаемой полезности, чем такой же прирост недисконтированной продолжительности жизни — ожидаемая продолжительность жизни, полученная в результате более раннего снижения уровня опасности, тогда более низкое значение VOLY будет применяться к прежнему недисконтированному приросту ожидаемой продолжительности жизни (той же продолжительности).

Описанный выше метод получения VOLY основан на предположении, что уровень опасности изменится только в наступающем году и, кроме того, что предельное снижение уровня опасности одинаково для всех затронутых лиц. Если последнее предположение ослаблено, но новое снижение риска установлено для обеспечения того, чтобы все затронутые лица имели одинаковый предельный прирост ожидаемой продолжительности жизни, то соответствующая мера для совокупного показателя WTP для совокупного прироста ожидаемой продолжительности жизни на один год (т.е. VOLY ) — это среднее значение отношения, m i / E i [сноска 9] , а не, как в предыдущем случае, среднее значение m i , деленное на среднее значение E и . Величина среднего этого отношения по отношению к величине отношения средних m i и E i (мера при исходных предположениях) будет зависеть от ковариации между m i и E . я . Как уже указывалось, 2 VOLY будут приблизительно равны, только если m i и E i положительно коррелированы.Эмпирические данные свидетельствуют о том, что положительная корреляция существует начиная со среднего возраста, поэтому на этом основании кажется разумным предположить, что эти два показателя не должны сильно различаться. Этот аргумент применим как к недисконтированной, так и к дисконтированной ожидаемой продолжительности жизни.

Далее, Jones-Lee et al. (2015) показали, что если оставшаяся продолжительность жизни сама также рассчитывается на дисконтированной основе с использованием той же ставки дисконтирования, которая применяется к ожидаемым будущим коммунальным услугам, тогда VOLY будет полностью независимым от распределения будущих сокращений степени опасности, которые генерируют увеличение дисконтированной ожидаемой продолжительности жизни, а также не будет зависеть от возраста.

Затем мы установили, что существует ряд потенциальных методов, по крайней мере, некоторые из которых могут быть использованы в новых первичных исследованиях для оценки VOLY . Методы прямого выявления основаны на просьбе людей оценить увеличение продолжительности жизни и / или связанное с этим снижение уровня опасности. Косвенные методы, призванные избежать проблем, связанных с оценкой небольших рисков, основаны на «цепочке». В этих подходах задача оценки разбита на 2 компонента, в которых респондент сначала оценивает возможность быстрого восстановления после травмы или незначительной проблемы со здоровьем.Этот ответ затем « привязан » к (например) стандартной игре (в которой они указывают риск смерти (q), на который они готовы пойти, чтобы воспользоваться соответствующим шансом (1-q) полного излечения или избежать QALY — потери, любую из которых можно интерпретировать как величину предполагаемого увеличения продолжительности жизни. Были отмечены проблемы, которые могли возникнуть (или возникли).

Наконец, мы установили, что в большинстве случаев литература, относящаяся к факторам, включенным в 5.Пункты 1-5.6 были слишком скудными или неубедительными, чтобы сделать окончательные выводы. Даже в отношении временных предпочтений (и возраста) многое еще предстоит узнать.

Список литературы

Бейкер, Р., Бейтман, И., Дональдсон, К., Джонс-Ли, М., Лансар, Э., Лумс, Г., Мейсон, Х., Одехар, М., Пинто Прадес, Дж. Л., Робинсон, А., Райан, М., Шекли, П., Смит, Р., Сагден, Р. и Уайлдман, Дж. (2010). Взвешивание и оценка лет жизни с поправкой на качество с использованием методов заявленных предпочтений: предварительные результаты социальных исследований. стоимость проекта QALY .Оценка технологий здравоохранения, 14, 1-162.

Baker R, Chilton S.M., Jones-Lee M.W. и Metcalf H.R.T. (2009). Равно ценить жизни: оправданная предпосылка или необоснованный компромисс? Журнал риска и неопределенности, 36, 125-138.

Baker R, Chilton S.M., Jones-Lee M.W. и Metcalf H.R.T. (2009). Ценность одинаково живет в анализе выгод и затрат проектов безопасности: методе согласования теории и практики. Наука о безопасности, 47, 813-816.

Беккер Г., Мерфи К. и Филипсон Т.(2007). Ценность жизни на грани ее конца и неизлечимая забота. Национальное бюро экономических исследований.

Блейхродт, Х. (2001). Взвешивание вероятности выбора в условиях риска: эмпирический тест. Журнал риска и неопределенности, 23 (2), 185-198.

Блейхродт, Х., Пинто Прадес, Дж. Л. (2009). Новые свидетельства изменения предпочтений в измерении полезности для здоровья. Экономика здравоохранения, 18 (6), 713-726.

Бойд, Н. Ф., Сазерленд, Х. Дж., Хисман, К. З., Тритчлер, Д. Л., и Каммингс, Б.Дж. (1990). Чьи утилиты для анализа решений? Принятие медицинских решений, 10 (1), 58-67.

Карти, Т., Чилтон, С., Кови, Дж., Хопкинс, Л., Джонс-Ли, М., Лумс, Г., Пиджон, Н. и Спенсер А. (1999). Об условной оценке безопасности и надежности условной оценки: Часть 2 — «цепной» подход CV / SG . Журнал риска и неопределенности, 17 (3), 187-213.

Шанель О. и Лучини С. (2008). Денежная оценка риска смерти от загрязнения воздуха: условное оценочное обследование.Отчет открытого доступа HAL.

Шанель О. и Лучини С. (2014). Денежные оценки риска смерти от воздействия загрязнения воздуха: контекстно-зависимый сценарий с контролем внутрисемейного альтруизма. Журнал экономики и политики окружающей среды, 3 (1), 67-91.

Чепмен, Г. Б., и Джонсон, Э. Дж. (1995). Изменение предпочтений в денежной оценке и оценке продолжительности жизни. Организационное поведение и процессы принятия решений человеком, 62 (3), 300-317.

Чарни, М.С., Льюис, П.А. и Фэрроу, S.C. (1989). Выбор тех, кто не будет лечиться в NHS. Социальные науки и медицина, 28, 1331-1338.

Чилтон, С., Кови, Дж., Джонс-Ли, М., Лумс, Г., и Меткалф, Х. (2004). Оценка пользы для здоровья, связанной с сокращением загрязнения воздуха. Заключительный отчет. ДЕФРА, Лондон.

Cropper, M.L., Aydede, S.K. и Портни, П.Р. (1994). Предпочтения для программ спасения жизни: как общественность не учитывает время и возраст. Журнал риска и неопределенности, 8, 243-265.

Desaigues, B., Rabl, A., Ami, D., My, K.B., Masson, S., Salomon, M.A. и Santoni, Л. (2007). Денежная оценка увеличения продолжительности жизни за счет уменьшения загрязнения воздуха: уроки условной оценки во Франции. Revue d’économie Politique, 117 (5), 675–698.

Desaigues, B., Ami, D., Bartczak, A., Braun-Kohlová, M., Chilton, S., Czajkowski, M., Farreras, V., Hunt, A., Hutchison, M., Jeanrenaud, К. и Кадерджак П. (2011). Экономическая оценка смертности от загрязнения воздуха: исследование условной оценки стоимости одного года жизни в 9 странах ( VOLY ).Экологические индикаторы, 11 (3), 902-910.

Дидерих А., Свейт Дж. И Вирсик Н. (2012). Участие граждан в принятии политических решений по приоритизации пациентов: эмпирическое и экспериментальное исследование характеристик пациентов. Plos One 7 (5): e36824. DOI: 10.1371 / journal.pone.0036824.

Долан П. и Кинд П. (1996). Несоответствие и оценки состояния здоровья. Социальные науки и медицина, 42 (4), 609-615.

Долан. П., Шоу, Р., Цучия, А., и Уильямс, А. (2005). QALY Максимизация и предпочтения людей: методологический обзор литературы. Экономика здравоохранения 14 (2), 197-208.

Доу, У.Х., Филипсон, Т. и Сала-и-Мартин, X. (1999). Взаимодополняемость долговечности при конкурирующих рисках. Американский экономический обзор, 89 (5), 1358-137.

Эдвардс Р.Д. (2008). Риск для здоровья и выбор портфеля. Журнал деловой и экономической статистики, 26 (4), 472–485. Эванс В.Н. и Вискузи В.К. (1991). Оценка зависимых от состояния функций полезности с использованием данных опросов.Обзор экономики и статистики, 73 (1), 94–104.

Франклин Д. (2015). Получение денежной стоимости QALY или SLY . Неопубликованная рукопись.

Финкельштейн А., Луттмер Э.Ф.П. и Нотовидигдо М.Дж. (2009). Подходы к оценке зависимости функции полезности от состояния здоровья. American Economic Review: Papers and Proceedings, 99 (2), 116–121.

Финкельштейн А., Луттмер Э.Ф.П. и Нотовидигдо М.Дж. (2013). Что хорошего в богатстве без здоровья? Влияние здоровья на предельную полезность потребления.Журнал Европейской экономической ассоциации, 11, 221–258.

Фрайтерс П. и Биттон Т. (2012). Тайна U-образной связи между счастьем и возрастом. Журнал экономического поведения и организации, 82 (2-3), 525-542.

Гретер, Д.М. и Плотт, К.Р. (1979). Экономическая теория выбора и феномен разворота предпочтений. Американский экономический обзор, 69 (4), 623-638.

Гризолиа, Дж. М., Лонго, А., Хатчинсон, Г. и Ки, Ф. (2018). Сравнение снижения риска смертности, увеличения ожидаемой продолжительности жизни и вероятности достижения полной продолжительности жизни как альтернативы представлению снижения риска смертности от сердечно-сосудистых заболеваний: исследование дискретного выбора фреймов риска и изменения поведения в отношении здоровья.Социальные науки и медицина. 211, 164–174.

Гу, Ю., Ланксар, Э., Гийбен, П., Батлер, Дж. Р. и Дональдсон, К. (2015). Атрибуты и веса в установлении приоритетов здравоохранения: систематический обзор того, что имеет значение и в какой степени. Социальные науки и медицина, 146 (4), 1-52.

Гюрд-Хансен, Д. (2017). Подход с заявленными предпочтениями для оценки того, влияет ли состояние здоровья на предельную полезность потребления. Экономика здравоохранения, 26, 1224-1233.

Гирд-Хансен, Д. и Кристиансен, И.С. (2007). Предпочтения по программам «спасения жизни»: малые для всех или азартные игры на приз? Экономика здравоохранения, 14 (2), 197–208.

Хаммар, Х. и Йоханссон-Стенман, О. (2004). Ценность безрисковых сигарет — недооценивают ли курильщики риск? Экономика здравоохранения, 13 (1), 59-71.

Hammitt, J. и Tunҫel, T. (2015). Предпочтения в отношении увеличения продолжительности жизни: рано или поздно? Журнал риска и неопределенности, 51 (1), 79-101.

Харшани, Дж. К. (1977). Правило утилитаризма и теория принятия решений.Эркеннтнис, 11 (1), 25-53.

Горовиц, J.K. и МакКоннелл, К. (2002). Обзор исследований WTA / WTP . Обзор экономики и управления окружающей средой, 44 (3), 426 — 447.

Джелсма, Дж., Шумба, Д., Кристиан, Х., Де Вердт, В. и Де Кок, П. (2002). Предпочтения городских зимбабвийцев в отношении здоровья и жизни прожили в разном возрасте. Бюллетень — Всемирная организация здравоохранения, 80, 204-209.

Йоханнессон, М. и Йоханссон, П.О. (1996). Быть или не быть, вот в чем вопрос: эмпирическое исследование WTP для увеличения продолжительности жизни в пожилом возрасте.Журнал риска и неопределенности, 13 (2), 163-174.

Йоханнессон М. и Йоханссон П. О. (1997). Качество жизни и WTP для увеличения продолжительности жизни в пожилом возрасте. Журнал общественной экономики, 65 (2), 219-228.

Джонс-Ли, М.В., Хаммертон, М. и Филипс, П.Р. (1985). Ценность безопасности: результаты национального выборочного обследования. Экономический журнал, 95, 49-72.

Джонс-Ли, М. и Лумс, Г. (1995). Масштабные и контекстные эффекты при оценке транспортной безопасности.Журнал риска и неопределенности, 11 (3), 183-203.

Джонс-Ли, М., Лумс, Г. и Спакман, М. (2007) Человеческие издержки ядерной аварии: Заключительный отчет Исполнительного комитета по охране труда и технике безопасности. Лондон, NERA Economic Consulting.

Джонс-Ли, М., Чилтон, С., Меткалф, Х. и Нильсен, Дж. С. (2015). Оценка увеличения продолжительности жизни: прояснение некоторых неясностей. Журнал риска и неопределенности, 51 (1), 1-21.

Канеман Д. и Тверски А. (1979). Теория перспектив: анализ принятия решений в условиях риска.Econometrica, 47 (2), 263-292.

Кнетч, Джек Л. (2007). Предвзятые оценки, оценка ущерба и выбор политики: выбор меры имеет значение. Исследования в области права и экономики. Emerald Group Publishing Limited, 345-358.

Kvamme, M.K., Gyrd-Hansen, D., Abel Olsen, J., and Kristiansen, I.S. (2010). Повышение предельной полезности небольшого увеличения продолжительности жизни? Результаты опроса населения. Журнал экономики здравоохранения, 29, 541-548. Леви М, Нир А. (2012). Польза здоровья и богатства.Журнал экономики здравоохранения 31, 379–392.

Lichtenstein, S. and Slovic, P. (1971). Изменение предпочтения между ставками и выбором при принятии решений по азартным играм. Журнал экспериментальной психологии, 89 (1), 46-55.

Лиллард Л.А. и Вайс Ю. (1997). Неуверенное здоровье и выживаемость: влияние на потребление в конце жизни. Журнал деловой и экономической статистики, 15 (2), 254–268.

Ллевеллин-Томас, Х., Сазерленд, Х. Дж., Тибширани, Р., Чампи, А., Тилль, Дж. Э. и Бойд, Н.Ф. (1982). Измерение ценностей пациентов в медицине. Принятие медицинских решений, 2 (4), 449-462.

Ллойд, А. Дж. (2003). Угрозы оценке выгоды: точны ли методы выявления предпочтений? Экономика здравоохранения, 12 (5), 393-402.

Левенштейн, Г., О’Донохью, Т., и Рабин, М. (2003). Предвзятость прогноза при прогнозировании будущей полезности. Ежеквартальный журнал экономики, 118 (4), 1209-1248.

Левенштейн Г. и Шкаде Д. (1999). Разве это не было бы хорошо? Предсказание будущих чувств.Благополучие. Основы гедонической психологии, 85-105.

Мейсон, Х., Джонс-Ли, М. и Дональдсон, К. (2009). Моделирование денежной стоимости QALY : новый подход, основанный на данных по Великобритании. Экономика здравоохранения, 18, 933 — 950.

McDaniels, T.L., Kamlet, M.S. и Фишер, Г. (1992). Восприятие риска и ценность безопасности. Анализ рисков, 12, 495-503.

Макдональд Р.Л., Чилтон С.М., Джонс-Ли М.В. и Меткалф H.R.T. (2017). Доказательства переменных ставок дисконтирования и нестандартного дисконтирования при оценке риска смертности.Журнал экономики и менеджмента окружающей среды, 82, 152-167.

Mendeloff, J. и Kaplan, R.M. (1990). Оправдана ли двадцатикратная разница в стоимости «спасения жизни»? Психометрическое исследование относительной ценности предотвращения смертей от программ, направленных на устранение различных опасностей »In Cox L.A. Jr. and Ricci, D.F. (ред.), New Risks, Plenum Press, Нью-Йорк.

Мюррей, C.J.L. и Лопес, А.Д. (ред.) (1994). Глобальные сравнительные оценки в секторе здравоохранения: бремя болезней, расходы и пакеты вмешательств.КТО.

Nielsen, J.S. (2010). Приближение к стоимости года жизни: эмпирические данные датского исследования условной оценки. Nationaløkonomisk Tidsskrift, 148 (1), 67-85.

Нильсен, Дж. С., Чилтон, С., Джонс-Ли, М. и Меткалф, Х. (2010) Каким образом вы хотели бы обеспечить увеличение продолжительности жизни? Экспериментальный подход. Журнал риска и неопределенности, 41 (3), 195-218.

Нильсен, Дж. С., Чилтон, С., Гирд-Хансен, Д., Джонс-Ли, М. Лю, Дж. И Меткалф, Х.(2016). Выявление индивидуальных предпочтений в отношении лечения в конце жизни. Документ, представленный на Ежегодной конференции Общества анализа затрат и выгод, Вашингтон, округ Колумбия (март).

Оливер А. (2003). Внутренняя согласованность стандартной игры: тесты после поправки на теорию перспектив. Журнал экономики здравоохранения, 22 (4), 659-674.

Olsen J.A. (2000). Заметка о выявлении распределительных предпочтений в отношении здоровья. Журнал экономики здравоохранения, 19 (4), 541-550.

Паланка-Тан, Р.(2013). Возрастные предпочтения для программ спасения жизни: использование моделирования выбора для измерения относительной ценности статистической жизни. Обзор экономики Сингапура, 58 (2) 1350008 (15 страниц).

Пеннингтон М., Бейкер Р., Брауэр В., Мейсон Х., Хансен Д. Г., Робинсон А. и Дональдсон К. (2015). Сравнение значений WTP различных типов прироста QALY , полученных от широкой публики. Экономика здравоохранения, 24 (3), 280-293.

Петру, С., Кандала, Н.Б., Робинсон, А.и Бейкер Р. (2013). Исследование компромисса между людьми для оценки веса, связанного с возрастом, для улучшения здоровья при экономической оценке. Фармакоэкономика, 31, 893-907.

Пратт, Дж. У. и Zeckhauser, R.J., (1996). Готовность платить и распределение риска и богатства. Журнал политической экономии, 104 (4), 747-763.

Родригес-Мигес, Э. и Пинто-Прад, Дж. Л. (2002). Измерение социальной значимости концентрации или распределения индивидуальных преимуществ для здоровья. Экономика здравоохранения, 11 (1), 43-53.

Rutten-van Mölken, M. P., Bakker, C.H., van Doorslaer, E. K., and Van Der Linden, S. (1995). Методологические вопросы измерения полезности пациентов: опыт 2 клинических испытаний. Медицинская помощь, 33 (9), 922-37.

Сакетт Д. Л. и Торранс Г. В. (1978). Полезность различных состояний здоровья с точки зрения широкой публики. Журнал хронических болезней, 31 (11), 697-704.

Сэвидж И. (1993). Эмпирическое исследование влияния психологических представлений на готовность платить для снижения риска.Журнал риска и неопределенности, 6, 75-90.

Sieff, E.M., Dawes, R.M, and Loewenstein, G. (1999). Ожидаемая и фактическая реакция на результаты тестирования на ВИЧ. Американский журнал психологии, 112 (2), 297.

Слоан Ф.А., Вискузи В.К., Чессон Х.В., Коновер С.Дж. и Веттен-Гольдштейн К. (1998). Альтернативные подходы к оценке нематериальных потерь здоровья: доказательства рассеянного склероза. Журнал экономики здравоохранения, 17 (4), 475–497.

Слович, П. Б., Фишофф, Б.и Лихтенштейн, С. (1981). Воспринимаемый риск: психологические факторы и социальные последствия »в Warner, F. (ed) Оценка и восприятие риска, Proceedings of the Royal Society, 376, 17-34, Лондон: Королевское общество.

Сток, В. А., Окун, М. А., Харинг, М. Дж., И Виттер, Р. А. (1983). Возрастные различия в субъективном благополучии: метаанализ. In Light, R. J. (Ed.), Evaluation Studies: Review Annual, 8, 279–302, Beverly: Sage.

Самнер, В. и Низ-младший, Р. Ф. (2001).Изменение предпочтений в отношении выбора при оценке результатов в отношении здоровья. Принятие медицинских решений, 21 (3), 208-218.

Тенгштам С. (2014). Инвалидность и предельная полезность дохода: свидетельства гипотетического выбора. Экономика здравоохранения, 23, 268–282.

Томас, К. (1981). Сравнительное восприятие риска: как общество воспринимает риск и преимущества энергетических систем »в Warner, F. (ed) The Assessment and Perception of Risk, Proceedings of the Royal Society, 376, 35-50 London: The Royal Society.

Толли, Г., Кенкель, Д. и Фабиан, Р. (1995) Оценка здоровья для политики. Издательство Чикагского университета, Чикаго. Тверски А. и Канеман Д. (1992). Достижения в теории перспектив: кумулятивное представление неопределенности. Журнал риска и неопределенности, 5 (4), 297-323.

Влахокостас, К., Ахиллас, К., Слини, Т., Муссиопулос, Н., Баниас, Г. и Димитракис, И. (2011). Готовность платить за снижение риска преждевременной смертности, связанной с загрязнением воздуха: исследование условной оценки для Греции.Исследования загрязнения атмосферы, 2 (3), 275-282.

Viscusi W.K. и Эванс В.Н. (1990). Полезные функции, зависящие от состояния здоровья: оценки и экономические последствия. Американский экономический обзор, 80 (3), 353–374.

Whitty, J.A., Lancsar, E., Rixon, K., Golenko, X., Ratcliffe, J. (2014). Систематический обзор исследований заявленных предпочтений, в которых сообщается о предпочтениях населения в отношении определения приоритетов здравоохранения. Исследование результатов, ориентированных на пациента, 7 (4), 365-386.

Уитти, Дж.А., Рэтклифф Дж., Чен Дж. И Скаффхэм П.А. (2014b). Предпочтения австралийского общества в отношении финансирования новых медицинских технологий: сравнение методов дискретного выбора и профилирования наилучшего-наихудшего масштабирования. Принятие медицинских решений, 34, 638-654.

Уильямс, А. (1997). Равенство между поколениями: исследование аргумента «справедливой возможности». Экономика здравоохранения, 6, 117-132.

Уилсон, Т. Д., и Гилберт, Д. Т. (2005). Аффективное прогнозирование: знание того, чего желать. Текущие направления в психологической науке, 14 (3), 131-134.

Расположение очагов кожного лейшманиоза «Новый Свет» на теле и его влияние на качество жизни пациентов в Суринаме

Рикардо В. П. Ф. Ху

В этой работе в равной степени участвовали: Рикардо В. П. Ф. Ху, Сахиеншадеби Рамдас

Роли Концептуализация, Курирование данных, Формальный анализ, Расследование, Методология, Ресурсы, Программное обеспечение, Проверка, Визуализация, Написание — оригинальный черновик, Написание — просмотр и редактирование

Принадлежность Служба дерматологии, Министерство здравоохранения, Парамарибо, Суринам

Сахиеншадеби Рамдас

В этой работе в равной степени участвовали: Рикардо В.П. Ф. Ху, Сахиеншадеби Рамдас

Роли Концептуализация, Курирование данных, Формальный анализ, Расследование, Методология, Ресурсы, Программное обеспечение, Проверка, Визуализация, Написание — оригинальный черновик, Написание — просмотр и редактирование

Филиалы Медицинские центры Амстердамского университета, Академический медицинский центр Амстердамского университета, Департамент медицинской микробиологии и профилактики инфекций, Отдел экспериментальной паразитологии, Амстердам, Нидерланды, Амстердамский институт социальных исследований, Амстердамский университет, Нидерланды

Пифия Ньюкерк

Роли Курирование данных, Формальный анализ, Расследование, Методология, Ресурсы, Программное обеспечение, Проверка, Визуализация, Написание — оригинальный черновик, Написание — просмотр и редактирование

Принадлежность Медицинские центры Амстердамского университета, Академический медицинский центр Амстердамского университета, Департамент медицинской психологии Амстердама, Нидерланды

Риа Рейс

Роли Формальный анализ, Расследование, Методология, Надзор, Проверка, Визуализация, Написание — просмотр и редактирование

Филиалы Амстердамский институт социальных исследований, Амстердамский университет, Нидерланды, Департамент общественного здравоохранения и первичной медико-санитарной помощи, Медицинский центр Лейденского университета, Нидерланды

Руди Ф.М. Лай жирный

Роли Концептуализация, Расследование, Ресурсы, Надзор, Проверка, Визуализация, Написание — просмотр и редактирование

Принадлежность Отделение дерматологии, Академическая больница, Парамарибо, Суринам

Генри Дж. К. де Фрис

Роли Концептуализация, Формальный анализ, Расследование, Методология, Ресурсы, Надзор, Проверка, Визуализация, Написание — просмотр и редактирование

Филиалы Амстердамский центр инфекций и иммунитета (CINIMA), Академический медицинский центр, Амстердамский университет, Амстердам, Нидерланды, Отделение дерматологии, Академический медицинский центр, Амстердамский университет, Амстердам, Нидерланды, Амбулаторная клиника ИППП, Кластер инфекционных заболеваний, Служба общественного здравоохранения Амстердама, Амстердам, Нидерланды

Хенк Д.Ф. Х. Шаллиг

Роли Концептуализация, Получение финансирования, Методология, Администрация проекта, Ресурсы, Проверка, Визуализация, Написание — просмотр и редактирование

* Эл. Почта: [email protected]

Принадлежность Медицинские центры Амстердамского университета, Академический медицинский центр Амстердамского университета, Департамент медицинской микробиологии и профилактики инфекций, Отдел экспериментальной паразитологии, Амстердам, Нидерланды

Авторы заявили, что не существует никаких конкурирующих интересов.

(PDF) Минимальный размер выборки для измерения параметра, зависящего от благосостояния, с использованием британского VPF в качестве примера

Eq. (E.9) может быть оценено для n

V

m

min

как детерминированная составляющая

, r

0

, варьируется между r

0

¼r

0min

¼0 и r

0

¼r

0max

¼1. Это

, найдено, что

2648 n

V

m

min

3887 ðE: 10Þ

и что середина диапазона для r

0

дает значение n

. V

м

мин

, то есть

чуть ниже 3000.

На рис. 12 показан график минимального размера выборки для модели Extended Utility

, n

V

m

min

, в зависимости от отношения r

0

= r

0max

. Это позволяет представить результаты для

полезной модели и модели множителя на одном и том же графике

. (В случае расширенной полезной модели r

0max

¼1

и поэтому r

0

= r

0max

¼r

0

).

Ссылки

[1] Л. Финкельштейн, Широко, строго и слабо определенные измерения,

Измерение 34 (2003) 39–48.

[2] Л. Финкельштейн, Проблемы измерения в мягких системах, Измерение 38

(2005) 267–274.

[3] E.L. Glaeser, 2011. Наука еще молодая, Harvard Magazine, сентябрь —

октябрь, https://harvardmagazine.com/2011/09/sciences-still-young.

[4] J.K. Гэлбрейт, История экономики. Прошлое как настоящее, Хэмиш

Гамильтон, Лондон, 1987, переиздано Penguin Books, Лондон, 1989,

стр.246–247.

[5] Британская энциклопедия, 1998 г., переработка 2001 г. Саймон Кузнец, американский экономист и статист

https://www.britannica.com/biography/Simon-

Кузнец.

[6] Cambridge Assessment, 2008. Как изменились школьные экзамены за последние

150 лет?, 14 февраля. http://www.cambridgeassessment.org.uk/news/how-

have-school-exams-changed-over-the-last-150-years /.

[7] Л. Мари, М. Уилсон, Введение в метод измерения Раша для метрологов

, Измерение 51 (2014) 315–327.

[8] А. Мол, Л. Мари, М. Уилсон, Интерсубъективность измерения в

науках, Измерение 131 (2019) 764–770.

[9] G.B. Росси, Б. Берглунд, Измерение, связанное с человеческим восприятием, и интерпретация

, Измерение 44 (2011) 815–822.

[10] Л. Финкельштейн, Измерение: основные принципы, в: Л. Финкельштейн, К.Т.В.

Grattan (ред.), Краткая энциклопедия измерений и приборостроения,

Pergamon Press, Oxford, 1994, стр.201–205.

[11] G.B. Росси, Ф. Кренна, Формальная теория измерительной системы,

Измерение 116 (2018) 644–651.

[12] С.С. Стивенс, К теории шкал измерения, Science 103 (2648)

(1946) 677–680.

[13] Дж. Фон Нейман, О. Моргенштерн, 2007. Theory of Games and Economic

Behavior, 60th Anniversary ed., Princeton University Press, Princeton and

Oxford (Первое издание опубликовано в 1944 г.), Глава 1, разделы 3.2 к 3.4.

[14] П.Дж. Томас, Абсолютная шкала для измерения полезности денег, в: Proc.

13-й совместный симпозиум IMEKO TC1-TC7 без измерений — нет науки,

без науки — нет измерений, 1–3 сентября, Городской университет, Лондон, Великобритания,

Публикация IOP, Journal of Physics: Conference Series 238 (2010) 012039 doi :

10.1088 / 1742-6596 / 238/1/012039. http://iopscience.iop.org/article/10.1088/

1742-6596 / 238/1/012039 / pdf.

[15] стр.Дж. Томас, Измерение неприятия риска: проблема, Измерение 79 (2016)

285–301, https://doi.org/10.1016/j.measurement.2015.07.056.

[16] J.W. Пратт, Неприятие риска в малом и в большом, Econometrica 32 (1-2)

(1964) 122–136.

[17] A.B. Аткинсон, Об измерении неравенства, J. ​​Econ. Теор. 2 (1970) 244–

263.

[18] D.R. Schley, E. Peters, Оценка «экономической ценности»: символьное число

Отображения

предсказывают рискованные и безрисковые оценки, Psychol.Sci. 25 (3) (2014)

753–761.

[19] П. Томас, А. Кристал, Объясняя рекламную акцию «Купи один, получи один бесплатно»: золотое сечение

как маркетинговый инструмент, Am. J. Ind. Bus. Управлять. 3 (8) (2013) 655–673.

[20] П. Томас, И. Ваддингтон, 2017. Проверка инструмента оценки безопасности J-value

на основе общенациональных данных, Технологическая безопасность и защита окружающей среды, Том .112A,

179–197, ноябрь. Доступно по адресу: https://ac.els-cdn.com/S0957582017302896/

1-s2.0-S0957582017302896-main.pdf? _Tid = e4b52f78-d2c5-11e7-b19e-00000

aacb360 & acdnat = 1511713484_c1408cbb7d734eb48189c8bec89fcd68.

[21] П. Томас, Подтверждение модели J-значения для роста ожидаемой продолжительности жизни в

промышленно развитых странах Доступно на: Nanotechnol. Percep. 13 (2017) 31–44.

http://www.jvalue.co.uk/papers/2017-CorroborationOfJvalue.pdf.

[22] П.Дж. Томас, Д.У. Stupples, M.A. Alghaffar, Степень нормативного консенсуса

по расходам на здравоохранение и безопасность.Часть 1: Разработка методики J-value

и оценка рекомендаций регулирующих органов, Пер. IChemE,

Часть B: Безопасность процесса. Environ. Защищать. 84 (B5) (2006) 329–336.

[23] П.Дж. Томас, Р.Д. Джонс, Дж.О. Кирнс, Компромиссы, воплощенные в анализе J-значения,

Process Saf. Environ. Защищать. 88 (3) (2010) 147–167.

[24] Л. Мари, В. Лаццаротти, Р. Манзини, Измерение в мягких системах: эпистемологическая структура

и тематическое исследование, Измерение 42 (2009) 241–253.

[25] Сэр К.Р. Popper, Logik der Forschung, переведено как «Логика науки»

Discovery, 1959, исправленное издание 1980, Hutchinson, London, 1934.

[26] PJ Thomas, Структурная независимость взглядов: критерий оценки объективности

экономической параметры, измеренные в ходе опроса общественного мнения,

Измерение 47 (2014) 161–177.

[27] П.Дж. Томас, Проверка беспристрастности опросов для измерения дифференциального риска

Восприятие

, Измерение 60 (2015) 155–173.http: //

www.sciencedirect.com/science/article/pii/S026322411400459X.

[28] PriceWaterhouseCoopers, 2008, Комментарий Финансовый учет США

Заявление Совета по стандартам FAS 157 — Оценка справедливой стоимости https: // www.

pwc.com/bm/en/publication/assets/usgaap_08_04.pdf.

[29] Дж. Локк, 1690. Очерк о человеческом понимании, Лондон, http: // www.

earlymoderntexts.com/assets/pdfs/locke1690book1.pdf.

[30] Д. Фудзивара, Р.Кэмпбелл, 2011. Методы оценки социальных затрат и выгод

Анализ

https://www.gov.uk/government/uploads/system/uploads/attachment_

data / file / 209107 / greenbook_valuationtechniques.pdf.

[31] П.Дж. Томас, 2018. Ловушки при обследовании измерений экономических параметров,

в: XXII Всемирный конгресс Международной конфедерации измерений

(IMEKO), Белфаст, 3–6 сентября, J. Phys .: Conf. Сер. 1065 072009. http: //

iopscience.iop.org/article/10.1088/1742-6596/1065/7/072009/pdf.

[32] П. Томас, Г. Воган, Все на балансе: схемы оценки

человека и окружающей среды, Nucl. Будущее 9 (3) (2013) 41–51.

[33] Т. Карти, С. Чилтон, Дж. Кови, Л. Хопкинс, М. Джонс-Ли, Дж. Лумс, Н. Пиджон,

А. Спенсер, Об условной оценке безопасности условной оценки

: Часть 2 — Цепной подход CV / SG, J. Неопределенность риска 17 (3)

(1999) 187–213.

[34] П.Дж. Томас, Г.Дж. Воан, Проверка достоверности «значения предотвращенного

смертельных случаев» (VPF), используемого для оценки мер безопасности в Великобритании, Process Saf. Environ. Защищать.

94 (2015) 239–261. http://www.sciencedirect.com/science/article/pii/

S0957582014000962.

[35] Министерство транспорта США, 2016 г. Руководство по учету экономической ценности статистической жизни

в Министерстве транспорта США.

Анализы

— корректировка 2016 г., 8 августа.https://www.transportation.gov/

sites / dot.gov / files / docs / 2016% 20Revised% 20Value% 20of% 20a% 20Statistical%

20Life% 20Guidance.pdf.

[36] С. Чилтон, Дж. Кови, М. Джонс-Ли, Дж. Лумс, Н. Пиджон, А. Спенсер, Ответ

Томасу и Вогану, Process Saf. Environ. Защищать. 93 (2015) 293–298.

[37] М. Джонс-Ли, Дж. Лумс, Окончательный ответ Томасу и Воану, Process Saf.

Окружающая среда. Защищать. 94 (2015) 542–544.

[38] стр.Дж. Томас, Дж. Дж. Воан, «Проверка достоверности« значения предотвращенного смертельного исхода

»(VPF), используемого для оценки мер безопасности в Великобритании»: ответ на комментарии

Чилтон, Кови, Джонс-Ли, Лумс, Пиджон и Спенсер, Процесс Saf. Environ.

Защитить. 93 (2015) 299–306. http://www.sciencedirect.com/science/article/

pii / S0957582014001797.

[39] П.Дж. Томас, Г.Дж. Воан, Подводные камни в применении функций полезности к оценке человеческой жизни

, Process Saf.Environ. Защищать. 98 (2015) 148–169.

http://www.sciencedirect.com/science/article/pii/S095758201500124X.

[40] П. Томас, И. Уоддингтон, 2017. В чем ценность жизни? Обзор значения

предотвращенного смертельного исхода, используемый регулирующими органами и другими организациями в Великобритании, Nucl.

Будущее, 13 (1), 32–39. Доступно по адресу: http://www.bristol.ac.uk/cabot/news/2017/

research-review-safety.html и http://www.wcsim.co.uk/files/8314/8767/

9271 / What_is_the_Value_of_Life _-_ Published_pdf.pdf.

[41] П. Томас, Г. Воган, 2014. Объяснение воспринимаемых несоответствий в «Заявленном предпочтении

». Оценки человеческой жизни, Am. J. Ind. Bus. Manage., 4 (9), 442–

473. http://www.scirp.org/journal/PaperInformation.aspx?paperID=49597&

#abstract.

[42] Дж. Битти, Дж. Кови, П. Долан, Л. Хопкинс, М. Джонс-Ли, Дж. Лумс, Н. Пиджон, А.

Робинсон, А. Спенсер, Об условной оценке Безопасность и безопасность

условная оценка: Часть 1 — Предупреждение следователя, Дж.Неопределенный риск. 17 (1998)

5–25.

[43] ONS, 2018, Волна богатства в Великобритании 5: с 2014 по 2016 год, 1 февраля. https: //

www.ons.gov.uk/peoplepopulationandcommunity/personalandhousehold-

finance / доход и богатство / бюллетени / wealthingreatbritainwave5 / 2014–2016.

[44] BBC, 2018. Rich List 2018: Джим Рэтклифф — самый богатый человек Великобритании, 13 мая, https: //

www.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.