Зачем нам изучать философию: Зачем изучать философию

Содержание

Зачем нам философия и что с ней делать?

Текст написан в 1999–2000 гг., опубликован первоначально в персональном блоге Владимира Мацкевича в «Живом Журнале» 28 апреля 2008 года. Вошел в книгу “Не думайте о рыжем и слепом утконосе” (сборник статей В.В.Мацкевича, опубликован в 2011 г.)

Между жизнью и смертью

Если уж врачи спорят у некоторого тела о том, что пациент скорее жив, чем мертв, или наоборот, скорее мертв, чем жив, значит, тело все еще пациент, а не труп. А раз пациент, значит, надежда еще есть. Однако как мало похоже на жизнь то, что происходит в ином теле! По крайней мере, на то, что мы привыкли считать жизнью. Жизнь и смерть – вещи абсолютно противоположные и несовместимые. Однако между ними есть переходные состояния. Для разной жизни эти состояния называются по-разному. Клиническая смерть – еще не смерть, но уже и не жизнь, хотя возврат к жизни возможен. Еще такие состояния называют комой. Шок может быть похож на смерть. Лягушка некоторое время может жить с отрезанной головой. Даже хвост, оторванный у ящерицы, некоторое время подает признаки жизни, шевелится. Смерть – это небытие, небытие – это ничто. Зачем рассуждать ни о чем? Может, и незачем. Но для того чтобы жить, нужно помнить о смерти. Мы живем и помним о смерти, если не мы непосредственно – то наше бессознательное и инстинкты помнят. Инстинкт самосохранения работает и позволяет нам избегать смертельной опасности. Если эта память исчезает, смерть не заставит себя долго ждать. Поговорим же о жизни и смерти.

Я живу в Минске, посещаю другие города и деревни Беларуси, встречаюсь с людьми, сталкиваюсь с разными организациями. Все чаще после таких встреч и столкновений сам собой встает вопрос о жизни и смерти. Я встречаю людей в шоковом состоянии. Шок – явление кратковременное. Шок проходит, но после этого нельзя сказать, что люди возвращаются к жизни. Они переходят в другое состояние, тоже промежуточное между жизнью и смертью, например в каталепсию или в летаргический сон. Какие-то признаки жизни сохраняются, но не все. Еще хуже обстоят дела с организациями и социальными институтами. Кто может с уверенностью сказать, что беларусское кино живо? А театр, а литература? Да, некоторые признаки жизни там сохраняются, так же, как в летаргическом сне или в анабиозе, есть дыхание, но очень слабое, и нет движения и реакции на окружающие явления. От общественной жизни и политики вообще несет мертвечиной. Экономика скорее мертва, чем жива. А некоторые отрасли, например сельское хозяйство, пребывают в состоянии распада и гниения. Вымирают деревни. А еще армия, школа, авиация, культура… Жив ли аэродром, на который уже много лет не приземлялся ни один самолет? Жив ли колхоз, у которого много лет не хватает выручки за урожай на закупку семян и топлива?

Клевета! – скажут мне на этот пассаж очень многие. Кто может констатировать смерть тех организаций, о которых идет речь? А действительно, кто? Смерть организма констатирует врач. Смерть предприятия может констатировать аудитор. Вот, например, банкротство. Предприятие существует, чтобы приносить прибыль. А если оно живет на дотациях и не способно окупить собственные затраты, его можно считать мертвым. Но ведь на предприятии остается техника и люди, стены и станки. Они ведь подают признаки жизни? Конечно. Но все это – люди, станки и стены – может быть передано в управление другому предприятию, юридическому лицу. Это другое лицо может управлять ими так, что они снова начнут приносить прибыль. Но это и есть предприятие – юридическое лицо, которое может обеспечить прибыль. Первое предприятие – банкрот, второе предприятие – живо и жизнеспособно. А кто может констатировать смерть кино, театра, школы и других институтов? И тем более страны и нации? «Жыве Беларусь!» Это что? Лозунг и призыв или констатация жизни?

Если почитать беларусские газеты, поговорить с экспертами и специалистами, то возникает ощущение присутствия на дурацком консилиуме, где одни говорят, что Беларусь скорее жива, чем мертва, другие – что скорее мертва, чем жива. Официальные лица говорят одно, а неофициальные – другое. Говорить про Беларусь как таковую сегодня немодно. Больше говорят об отдельных явлениях и сторонах жизни Беларуси. Говорят, например, об экономике страны. Одни утверждают, что имеет место экономический подъем и приводят аргументы и факты, т.е. цифры. Другие говорят о коллапсе экономики и приводят свои аргументы и цифры. Между этими двумя утверждениями располагается множество других, менее радикальных рассуждений о застое, экономическом спаде, отдельных трудностях. А в чем же истина? Жива ли беларусская экономика или мертва?

Или говорят еще о демократии. Одни говорят, что она есть, другие – что ее нет. Можно довести эти рассуждения до конкретных политических институтов. Есть ли в Беларуси законодательная власть? Одни говорят – есть, и называют конкретный институт. Но тут уже мнения расходятся: кто-то называет Верховный Совет в этом качестве, а кто-то двухпалатное Национальное Собрание. Другие говорят, что законодательной власти в стране нет, поскольку Верховный Совет умер, а обе палаты Национального Собрания мертворожденные. То же самое, если речь заходит о свободных и независимых СМИ, о политических партиях и оппозиции, о гражданском обществе. Так кто же прав? Где тот врач, диагнозу которого можно верить?

Множество экспертов и аналитиков высказали свое мнение о состоянии здоровья нашей страны по самым разным аспектам этого состояния. Любая жизнь многообразна и многофункциональна. У организма могут отказать отдельные органы, а жизнь продолжается. Можно жить без ног и рук, без почки и селезенки. Можно жить с искусственным сердцем и легкими. Говорят, что смерть необратима, когда отказал мозг. Может быть. А если речь идет о стране и нации? Врачи какой специальности должны судить о ее жизни и смерти?

Большинство экспертов и аналитиков говорят об экономике и политике. Скучно читать то, что они пишут, разговаривать с ними вообще трудно. Про это уже все сказано много раз. Уже несколько лет от экономистов и политологов не звучит не одной новой мысли. Из всех экономических и политологических рассуждений я могу сделать только один вывод – Беларусь еще не мертва, но и жизнью это назвать нельзя. Что это? Анабиоз, каталепсия, летаргический сон или клиническая смерть? Может быть, точное определение состояния кому-то важно, но мне это представляется малоинтересным. Важнее другое. Может ли Беларусь вернуться к жизни и как этого добиться? Мне кажется, что ни экономисты, ни политологи ничего про это сказать не могут. А кто может? Есть еще социологи. Социологи меньше рассуждают о банальностях, чем экономисты и политологи. Они проводят опросы и описывают, что из них следует. Если провести аналогию с медициной, то социологи измеряют пульс общественной жизни. Пульс прощупывается, но еле-еле. Уже много лет основные показатели общественного мнения практически не меняются. Социологи не говорят о смерти – скорее об апатии пациента, о потере интереса к жизни. Ни социологи, ни экономисты, ни политологи не могут предложить варианта лечения страны.

Клевета! – снова могут мне сказать. Есть множество предложений по выходу из кризиса, экономические программы и политические решения. Есть. Не стану спорить. Но все эти предложения и программы сводятся не к лечению, а к рассуждениям типа: вот если бы было так, то можно было бы сделать эдак. Это не лечение. Нормальные экономисты знают, как поднять сельское хозяйство, увеличить экспорт, привлечь инвестиции. Но они знают и другое: что при нынешнем политическом режиме это невозможно. Политологи знают, как должно быть устроено государство, но не знают, как сменить то устройство, которое есть, на то, которое должно быть. Социологи знают, что при современном состоянии общественного мнения все недовольны, но никто ничего не будет делать, чтобы изменить положение.

Если страна и нация в апатии или в летаргическом сне, то это относится и к экономистам, и к политологам этой страны. Наши эксперты и аналитики работают как сонные мухи осенью, перед смертью или зимней спячкой, – в анабиозе.

Если снова обратиться к медицинским аналогиям, то вспомним: что делают люди, когда медицина им не может помочь? Они обращаются к знахарям, шаманам, экстрасенсам. Эти почти всегда имеют решения. В беларусской экономике и политике много шаманства и экстрасенсорных заклинаний. Заклинание российского рубля, который должен спасти нашу экономику, – чистое шаманство. Сеансы телевизионного гипноза с главным шаманом или его подмастерьем Зимовско-кашперовским[1]. Массовый гипноз на всенародных референдумах и на альтернативных президентских выборах. Иногда некоторым пациентам помогают сеансы белой магии или шаманские заклинания. Медицина даже имеет этому объяснение. Успехи знахарей и экстрасенсов объясняются волей к жизни у пациента. Некоторые шаманы и экстрасенсы, если они не сумасшедшие и не шарлатаны, именно этим и пользуются. Они вызывают у пациента волю к жизни. Но чаще это делают не они, а просто люди из числа близких больного. Именно те, кто любит больного или кого любит больной, могут стимулировать волю к жизни. Но для этого у них у самих должна быть эта воля к жизни. Если все близкие больного смирились с его болезнью и приняли неизбежность смерти, больному уже ничего не поможет. Все экстрасенсы от экономики и шаманы от политологии, к которым обращается больная Беларусь, – шарлатаны. К кому же ей обращаться? Есть ли такие специалисты, которые могли бы разобраться в современном положении дел, поставить диагноз и предложить путь лечения? Есть ли такая область знания, к которой нужно обращаться в таких запущенных случаях? Я думаю, есть. Это философия.

Да. Это не экономика, не политология, не социология и не психология. Все эти специалисты уже давали свои объяснения на страницах «Белорусской деловой газеты» (БДГ) и других газет. Можно перечислить имена авторов, но постоянные читатели их знают. Среди них есть нормальные специалисты, есть дилетанты, есть откровенные шарлатаны и шаманы. А вот философов практически не было. То есть бывают статьи, подписанные философами по профессиональной принадлежности, но это чаще всего публицистика или просто журналистика. Философов не любят в журналистике, философию считают заумью. Эта неприязнь к философии проявляется во всех сферах общества.

Мне с этим приходится сталкиваться постоянно.

В 1994–1997 годах я не мог пожаловаться на недостаток публикаций и выступлений по телевидению. Но если я хотел опубликовать то, что думаю и как думаю, то всегда встречал возражение – это не для газеты, это не поймут, это для очень узкого круга. То, что печатали, всегда было подписано моим именем с прибавлением профессиональной принадлежности. Кем только я не был: политологом, социологом, психологом, культурологом, даже экономистом однажды. Но редакторы всегда отказывались ставить рядом с моим именем слово методолог. А методология, точнее СМД-методология[2], – это направление философии, которым я занимаюсь. Только недавно появилась подпись «философ, политолог», да и то в специфическом журнале ARCHE[3].

Между тем я никогда не писал статей по политологии, культурологии, психологии и тем более экономике. Речь, конечно, идет о газетных и журнальных статьях, о выступлениях по телевидению и радио, то есть о популярной публицистике в области научных предметов. Вся моя публицистика исключительно философская, даже тогда, когда я делал популярно-ликбезовскую экономическую передачу на БТ[4]. Чем отличается экономическая или политологическая статья от философской, особенно если в них обсуждаются одни и те же вопросы? Отличие состоит в том, что философская статья затрагивает вопросы метода, содержит критику, а не дает ответов и рецептов. Если собрать мои статьи по политическим или экономическим вопросам, то их общее название могло бы звучать так: «К критике беларусской политологии», или «К критике беларусской политэкономии», и т.д. Это всегда раздражало моих оппонентов, меня ругали за «критиканство». Но это не критиканство, это критика. Попробую разъяснить, в чем разница.

Если философ берется за анализ некоторого предмета, то его в первую очередь интересует, как об этом предмете можно мыслить. Анализ и разбор мышления о предмете и есть критика. Я знаю о беларусской экономике, политике и других областях меньше, чем соответствующие специалисты. Я слушаю специалистов и обращаю внимание не столько на то, что они утверждают, сколько на то, как они пришли к своим утверждениям. Я разбираюсь с тем, как мыслят экономисты, политики, политологи и прочие. Тот, кто мыслит правильно, – приходит к правильным выводам и умозаключениям; тот же, кто делает утверждения, выводы и умозаключения, не обращая внимания на то, как он это делает, – скорее всего, ошибается или только случайно оказывается прав.

Чтобы вывести страну из каталепсии и летаргического сна, из того, что чаще называют невыразительным словом «кризис», нужны усилия самых разных специалистов. Но эти усилия будут бесплодными, если среди специалистов не будет философов и методологов. В нормальной стране должна быть своя философия, должны работать философы. И к ним необходимо прислушиваться.

Беларуси, находящейся между жизнью и смертью, нужна беларусская философия. О ней – о беларусской философии – я попробую порассуждать.

Зачем философы народному хозяйству?

В годы перестройки все зачитывались новой литературой, прорвавшейся к читающей публике благодаря гласности. Одна из новых книг называлась «Факультет ненужных вещей» – так Домбровский назвал юридический факультет. Ненужными вещами для большевиков были права и рассуждения о них, поскольку они руководствовались революционным правосознанием и классовым чутьем. И милиция, и прокуратура легко обходились без этих вещей. Иное дело философские факультеты. Там ковались идеологические кадры. Большевики отнюдь не считали философию ненужной вещью. Наоборот, ей уделялось особое внимание, она была предметом особой заботы партии. Еще бы! Ведь нужно было в стране за железным занавесом, опутанной колючей проволокой, объяснить людям, что только здесь «так вольно дышит человек». Трезво мыслящие люди хорошо понимали назначение советской философии и игнорировали ее. Им было понятно, что философы – дармоеды и обманщики, никакой пользы от философствования никто не ожидал. Экзамены в ВУЗах сдавали, но читать это и интересоваться этим никто в здравом уме и трезвой памяти не хотел.

Перестройка кончилась, наступила эпоха прагматиков. Люди стали «делать деньги», и оказалось, что в экономических отношениях право – вещь очень нужная. Юридические факультеты стали пользоваться большой популярностью. А «факультетом ненужных вещей» стал философский. Научные коммунисты переквалифицировались в политологов, историки КПСС продолжали заниматься тем же, что и раньше, только называться стали просто историками. О существовании философов просто забыли. И это очень странно, потому что именно теперь появилась философская литература, которая была недоступна советскому читателю. Полки книжных магазинов заполнены книгами авторов, о которых в советские времена не слышали даже профессиональные философы, и, странное дело, их покупают. Если философские книги покупают, значит, это кому-то нужно. Зачем? Зачем вообще пишут и читают философские книги? Что делают философы в этом мире? За что они получают зарплату?

У советских людей существовал миф, что при капитализме деньги на ветер не бросают, что там зря зарплату не платят. Когда советские люди сами стали учиться капитализму, они тоже стали считать деньги, поэтому философам перестали платить. И правильно: а за что? Но можно поинтересоваться, за что платят деньги философам на «диком Западе». Философов там всегда было больше, чем в СССР, и уж куда больше, чем осталось в новых независимых странах. Почему там общество содержит этих «дармоедов», оплачивает многочисленные «факультеты ненужных вещей»? Неужели их прагматизм – это только советский миф? Нет, просто философы пишут книги, читают лекции, выступают перед публикой – все это пользуется спросом, за это им и платят деньги.

Спрос – предложение, обычные рыночные отношения. Но все знают, что спросом пользуется то, что удовлетворяет чьи-то потребности. Чьи же потребности удовлетворяет философия и в чем эти потребности состоят?

Советская идеология представляла человека в самом примитивном виде. Потребности у советских людей строго делились на две группы: материальные и духовные. Материальные сводились к тому, чтобы есть и пить, но не обжираться, жить в тепле и уюте, но без излишков жилплощади. Материальные потребности высчитывались Госпланом, чтобы каждому по прожиточному минимуму, чтобы мог работать и выполнять план, но не роскошествовать. Роскошь и стремление к материальным благам сверх нормы выживания сурово осуждались идеологией. Казарменный уровень потребностей был идеалом советского человека, и эта сторона советской идеологии была всем очевидна. А вот духовные потребности могли удовлетворяться беспредельно – такова советская иллюзия. Но на самом деле то, что называлось духовными потребностями, было точно так же нормировано, как и материальные потребности. Хлеба и зрелищ старались выдавать столько, сколько решала партия. И духовные потребности сводились к зрелищам.

Духовные искания разрешались в области литературы и искусства, но не в религии и философии. Вместо действительно удовлетворения духовных потребностей предлагалась идеологическая жвачка из пересказов вульгарной философии XVIII–XIX веков. А человеку нужно понимать, в каком мире он живет, что происходит вокруг, как живут другие люди. Ответы на такие вопросы дают наука, религия, различные сумасшедшие эзотерические учения и экзотические культы. Причем ответов много, разных и противоречивых. Если эти ответы нормированы, как в СССР, – есть только одно единственно правильное учение, только одна наука, а все религии есть ложь и «опиум для народа», – то нет нужды в критике, в том, чтобы ориентироваться в этом обилии ответов. Зачем человеку компас и знание географии, если он всю жизнь бредет по одной дороге, по однажды проложенной колее, с которой невозможно свернуть и заблудиться? Зачем человеку разбираться в различных учениях, если есть только одно правильное?

Философия не дает правильных ответов, она помогает выбирать из множества ответов те, которые необходимы человеку. Философия – это просто критическое отношение к любым утверждениям, к любым истинам. Философия – это вдумчивость во всем, в отличие от вмененности.

Каждый человек имеет мировоззрение, без этого нельзя жить. Многие меняют мировоззрение в течение жизни, особенно если их жизнь меняется. Примитивному безграмотному дикарю уютно со своим мировоззрением, каким бы примитивным оно ни казалось цивилизованному человеку. Если в культуре нет философии, то это вовсе не означает, что в этой культуре нет ответов на традиционные философские вопросы. Ответы есть, но они догматичны и примитивны, они просты до очевидности. Мир выглядит просто, жизнь проста и понятна. Большинство советских людей после перестройки поменяли свое мировоззрение – они больше не материалисты, не диалектики и не коммунисты. Но поменяли они свое мировоззрение на иное, такое же примитивное и простое. Теперь все верят в разное, но верят так же безусловно и некритично, как когда-то многие верили в неизбежное торжество коммунизма. Эти люди избегали вдумчивости тогда, не вдумываются и теперь – истинно ли то, во что они верят, соответствует ли их мировоззрение тому миру, в котором они живут?

Конечно, люди видят, что мир не в порядке, что жизнь не обустроена и тяжела, что все происходит не так, как хотелось бы. Но они находят в своем мировоззрении объяснения этим неурядицам. Виноваты враги. Враги кругом. Чужие хотят им зла и все делают для этого. С врагами нужно бороться или держаться от них подальше, оберегать свой мирок от вмешательства злых чудаков. Когда такие люди слышат критику своего мировоззрения, они воспринимают это как агрессию. Всякое сомнение в правильности их убеждений выдает врага.

Общество с одной идеологией и одним «единственно верным» мировоззрением отличается от общества, где много идеологий и плюрализм мировоззрений. Но если это множество мировоззрений и идеологий не обсуждается, не критикуется, если все они догматичны, то отличия, в общем, не существенны. СССР распался на несколько суверенных государств, некоторые их них полностью воспроизводят то, что было раньше. Но и сами общества в этих новых странах распадаются на мелкие сообщества, которые избегают контактов и пересечений друг с другом. СССР умер как единое целое, началась самостоятельная жизнь суверенных наций. Сейчас умирают Беларусь, Украина и Россия как целые нации, распадаясь на отдельные замкнутые сообщества, не знающие и не желающие знать о существовании друг друга. Националисты не вступают в контакт с интернационалистами, либералы с коммунистами, католики с православными, беларускамоўныя с русскоязычными.

Вот Подгол[5] утверждает, что 80% беларусов абсолютно убеждены в правоте своей точки зрения. Зачем абсолютно убежденному человеку сомневаться? Ведь он убежден, а убеждения от сомнений разрушаются.

Зачем нужна философия?

В мультике про кота Матроскина мама спрашивает: «Какая от кота польза?» Папа отвечает вопросом на вопрос: «А от этой картины какая польза?» Мама объясняет, что от картины на стене очень большая польза – она дырку на обоях закрывает. Кажется, в последние советские десятилетия философия выполняла именно такую функцию в СССР: она закрывала собой разные прорехи и дыры.

Габриель Гарсия Маркес посетил Москву в 1957 году, во время Всемирного фестиваля молодежи, когда впервые был немного приподнят «железный занавес». Он вспоминает убогость советской жизни, когда при всеобщем радушии и интересе к иностранцам только немногим москвичам разрешалось пригласить иностранцев к себе домой. «Они думали, что они живут хорошо, – замечает колумбийский писатель, – а жили они плохо». Советские люди всегда жили плохо, а нужно было, чтобы они думали, что живут хорошо. Для этого на полную катушку была запущена пропагандистская машина, составной частью которой была советская философия.

Использование философии в этом качестве полностью искажает смысл ее существования. Философия – это искусство ставить и задавать вопросы, а в рамках пропаганды она давала ответы, которые считались единственно правильными. «Учение Маркса всесильно, потому что оно верно» – эти слова Ленина часто можно было видеть на красных транспарантах во многих научных и учебных заведениях советских времен.

Но философия – это сомнение и вопрошание, а не убежденность и отвечание. Если философия и дает ответы на какие-то вопросы, то только для того, чтобы тут же подвергнуть их жесточайшей критике и посмотреть: выдерживают ли они эту критику, выстоят ли перед напором радикального сомнения? Философия – это искусство критики, мастерство скепсиса, техника проверки очевидных истин.

Вот пример радикального сомнения. Давид Юм, прожив много десятилетий, каждый день наблюдал восход и закат солнца и все же не мог быть уверен, что на следующий день это явление повторится. Этот крайний случай – полная противоположность догматическим убеждениям советских людей. На их глазах разрушалась страна, рушилась государственная система империи – а они были убеждены, что она незыблема и будет существовать вечно. Даже когда СССР развалился и возникла независимая Беларусь, в которой все временное и переходное, очень многие думают, что установившийся режим неизменен, что это на века. Тоталитарному государству нужна именно такая убежденность. Гитлер строил в Германии тысячелетний Рейх, а просуществовал он только 12 лет.

Таковы два крайних представителя человека разумного: философ, который во всем сомневается, и носитель тоталитарного сознания, который абсолютно убежден в незыблемости и реальности всего. С философами не построишь ни коммунизма, ни тысячелетнего Рейха – для этого нужны другие люди, не знающие философии. Если философия – это вопрошание, то строители коммунизма и любой его тоталитарной разновидности не должны спрашивать. Если философия – это искусство критики, то носители тоталитарного сознания должны быть лишены способности к критике. Если философия – это мастерство скепсиса и сомнения, то подданные империи должны быть полной противоположностью скептикам – они должны быть догматиками.

Критика, сомнение, умение ставить и задавать вопросы – это способности ума, это функции мышления. Если необходимый тоталитарному государству человек должен быть лишен этих способностей и умений, то он не способен и к полноценному мышлению. Он может быть наделен природным умом, смекалкой и сообразительностью, но это еще не мышление. Он не мыслит, так же как не мыслит компьютер, хотя и компьютер и тоталитарный человек способны решать некоторые интеллектуальные задачи. Но именно некоторые, а не любые, не все, доступные человеческому мышлению.

Даже зрителям-детям понятен юмор Успенского в мультике про кота Матроскина, маму и картину. Картины нужны для красоты и удовлетворения эстетических потребностей, а вовсе не для того, чтобы закрывать дырки на обоях.

Картины рисуют художники, а не все люди. Однако во всех школах детей учат рисованию. Зачем учить всех детей рисованию, если они не станут художниками? А именно для того, чтобы они понимали изобразительное искусство, чтобы у них формировались эстетические потребности. Смешна мама дяди Федора, поскольку она лишена эстетического чувства. Для этого же учат музыке и пению, даже тех, у кого нет музыкального слуха и способностей, – для полноценной жизни в мире культуры и людей. Чтобы наслаждаться серьезной симфонической музыкой, нужно учиться. Без учения такая музыка только раздражает или безразлична.

То же самое и с мышлением. Чтобы мыслить самому, чтобы следить за ходом чужой мысли, нужно учиться этому. Учиться критике, сомнению, умению ставить и задавать вопросы. А вот внимать ответам, подчиняться приказам, выслушивать советы и рекомендации можно и не учась. Как никто не учится слушать попсовую музыку, которая проста и физиологична, адресована непосредственно природным способностям.

Уходя от аналогий, я могу сформулировать жесткий тезис: если в стране нет философии, то граждане этой страны не могут полноценно мыслить. Граждане такой страны способны только к решению некоторых интеллектуальных задач и не способны к решению многих других. Граждане СССР были одинаково не способны ни к строительству коммунизма, ни к рыночным реформам. Они не были способны ни сохранить империю, ни реформировать ее. То же самое можно сказать про граждан Беларуси, носителей советского тоталитарного сознания. Задачи, которые стоят сегодня перед нашей страной, недоступны для решения этими гражданами. Это очень обидное утверждение, даже оскорбительное. Но это приходится утверждать.

К счастью, граждане Беларуси неодинаковы, они никогда не были одинаковыми, как ни старалась идеологическая машина и «компетентные» органы. Беларусь населяют разные люди. Но в нашем контексте важны пока только две категории: те, кто немножко знаком с философией, учился в свое время критике, сомнению и вопрошанию, у кого есть эти способности – и все остальные.

Высказав один обидный и оскорбительный тезис, я вынужден развить его дальше. Никакого значения не имеют в нашем контексте иные качества и способности: музыкальные таланты, искусство вышивания крестом, глубокое знание математики, техники и даже экономики и политологии. Даже грамотные экономисты, политики, хозяйственники и прочие, если они не способны к критическому мышлению, скепсису и вопрошанию, являются носителями тоталитарного сознания.

 


[1] Александр Зимовский – журналист, ведущий информационно-аналитических программ на беларусском телевидении, с 2008 по 2011 год – председатель Белтелерадиокомпании. (Прим. ред.)

[2] СМД-методология – системо-мыследеятельностная методология, подход, разрабатывавшийся в рамках московского методологического кружка, развитие которого осуществляется В.Мацкевичем в Беларуси в рамках программы культурной политики. (Прим. ред.)

[3] ARCHE – беларусский независимый литературно-художественный и общественно-политический журнал, выходит с 1998 года. (Прим. ред.)

[4] Образовательная передача для взрослых об основных понятиях рыночной экономики «Это мы не проходили». Передача выходила в течение полутора лет, начиная с конца 1995 г. до середины 1997 года. (Прим. ред.)

[5] Владимир Подгол – кандидат психологических наук, аналитик, автор работы «Менталитет современного населения Беларуси: структура и трансформация». (Прим. ред.)

Публикуется по: Мацкевич В.В. Не думайте о рыжем и слепом утконосе:  сборник статей / В.В.Мацкевич; редкол.: Т.Водолажская (гл.ред.) [и др.]. — Минск, И.П.Логвинов, 2011. — стр.14-40

Журнал «Человек без границ» - Конкурс эссе «Зачем философия современному человеку?»

В марте 2015 г. волгоградский городской портал «ВсеХорошо» и культурный центр «Новый Акрополь» в Волгограде провели конкурс на лучшее эссе на тему «Зачем философия современному человеку». Семеро победителей конкурса были награждены призами. Наш журнал счел важным поделиться на своих страницах размышлениями участников конкурса о нужности философии в современном мире.

 

Наталья Максимова:

«Первая мысль, на которой я себя поймала, была та, что надо в Интернете сначала найти точное понятие термина "философия". Такой уж он современный человек - все перепроверяет в Интернете. Увы, перечитав множество запутанных терминов, что-то определенное так и не смогла сформулировать. Почему-то представляются либо образы античных философов, либо ночные разговоры на кухне за рюмкой коньяка. Причем разговоры эти с ноткой горечи и разочарования, чаще всего, построенные на своем жизненном опыте. В общем, для меня это наука о жизни. Непростой человеческой жизни, где больше вопросов, чем ответов, и никогда не бывает единственного правильного варианта.
Казалось бы, в современном сумасшедшем мире вообще думать некогда. Какие там жизненные вопросы, если на работу – бегом, главными ценностями являются вечная парочка, время и деньги, а из-за бешеного ежедневного ритма не отвечаем на звонки близких людей и забываем перезванивать? И бежим мы так, бежим, но в один момент происходит словно щелчок такой, после которого мы замечаем все то, что проходило мимо нас - как постарели наши родители, как мало мы видимся с друзьями, как давно мы видели радугу, как продолжают жить наши детские мечты…
И тогда начинает происходить самое интересное. Понимание сумасбродности этой современной жизни, размышление о своих успехах и ошибках позволяет сделать неожиданное открытие - ну, нельзя сказать, что такое хорошо, а что такое плохо. Учеба на одни пятерки не обеспечивает хорошую работу, новый знакомый может стать гораздо более хорошим другом, чем человек, с которым ты общаешься с первого класса. Все шаблоны правильной жизни на самом деле не работают! И нет универсального рецепта счастливой жизни.
И, благодаря этому пониманию, мы наконец-таки меняемся – прерываем любое совещание ради звонка мамы, и пускай это некрасиво. Любуемся рассветом – ну и что, опоздаем на пять минут. Бухгалтерша, получившая профессию, потому что ей так родители сказали, записывается на курсы кулинарии, и неважно, что у нее уже такой большой стаж и глупо, по мнению коллег, бросать денежную работу.
Нет черного и белого. И решать, что хорошо, а что плохо, можем только мы сами».

Маргарита Потапова, «Человек и философия»:

«Философия, говоря простым языком – это всего-навсего способность задавать вопросы, быть любопытным. Таким образом можно заявить, что все мы становимся в какой-то степени философами еще в детстве.
Трехлетний ребенок задает огромное количество вопросов о том, как происходит то или иное явление, отчего в жизни случаются какие-либо события. Так он учится размышлять, познает мир. Взрослые, на мой взгляд, в этом плане не слишком отличаются от детей – философия нужна им, чтобы выяснять что-то новое, развиваться, продвигаться вперед и находить новые решения.
То, что философские вопросы в большинстве случаев не имеют ответов – не проблема. Сам ответ не важен. Важен его поиск. Именно эта способность вопрошать делает человека человеком, помогает оставаться адекватным в этом мире.
В современном мире умение размышлять над глобальными проблемами крайне важно для каждого. Поиск нестандартных решений, умение обнаружить новое на «старом» месте, способность посмотреть на ту или иную ситуацию со стороны и прийти к какому-либо выводу – это позволяет каждому из нас шагать вперед самим, эффективно взаимодействовать с другими и развивать все общество».

Тимур Перепелкин:

"Я знаю, что ничего не знаю" Сократ

«Философия по определению большинства ученых-философов является инструментом познания мира. Но так можно сказать и о других науках. Например биологии или физики. Биология изучает живые микроорганизмы, их взаимодействия внутри себя и с себе подобными. Физика же освещает вопросы естествознания и в первую очередь отвечает на вопрос: "Как это устроено?". Эти науки также являются инструментом познания мира, но по моему скромному мнению сами они лишь составляющии философии. Ибо философия ставит перед собой цели недосягаемые для обычного, бытового мышления.
Приведем пример. Древний человек обьяснял природные явления своей фантазией, так как не имел достаточного опыта и уровня интеллекта чтобы использовать научный подход. Но он задался вопросом! Почему бьет молния?
Со временем, установив причинно следственные связи и проделав огромную научную работу уже не человек, но человечество смогло обьяснить, в первую очередь себе, почему бьет молния. И хотя чем больше человечество познавало, тем больше философских вопросов вновь вставало перед ним. Устройство вселенной, реальность надмировых сущностей. Все эти вопросы, относящиеся к категории философских, запускали двигатели познания. Толкая человечество вперед к неизведонному.
В современном мире, в его многообразии информации и, к сожалению, дезинформации, философия необходима как тренажер критического мышления. Изучая эту науку, человек учится смотреть на вещи не с одной стороны, а с двух, трех и более. Давая предмету или ситуации многогранное, подробное описание. Сумев воспитать в себе подобный способ познания окружающего мира, человек, как часть общества, дает ему шанс ответить на очередной философский вопрос. Которых, как я уже говорил, еще много и будет намного больше».

Юлия Пахомова:

«Для кого-то течение времени оказывается крайне скоротечным, для кого-то его оказывается слишком много, но оно идет, никого не щадя.
Но даже на этот факт можно взглянуть под другим углом, и в этом нам поможет философия.
Говорят что время, оно остается, оно всегда есть. Это мы, человеческие создания, приходим на эту планету, чтобы прожить выделенный нам отрезок, после чего также неизбежно испаряемся. Все это философские суждения.
Философия дает нам возможность взглянуть на вещи, которые не преподаются в школе, скрытые от общего обозрения и на те, о которых задумываются единицы. Предположим, какая еще наука изучает добро и зло?
Ведь это крайне относительные понятия. Еще в раннем детстве нам даются определенные установки и стереотипы, которые можно изменить только посредством их глубокого переосмысления. День сменяет ночь, весна сменяет зиму, огонь и вода очень разные, они могут выступить как источником созидания, так и разрушения – ничто ни есть «плохо или хорошо», на самом деле. Все это не более чем призма нашего восприятия.
Благодаря философии, частичка которой в современном мире, присутствует практически в каждой науке, мы можем построить своё собственное мировоззрение, отличное от других. Все это поможет нам, прожить иную жизнь, не идя следом за большинством, а выбирая свой собственный путь.
Такие люди выбиваются из большинства и предлагают человечеству новый взгляд на мир. Из позже и называют философами, разглядев долю истины в их словах.
Также философия предлагает из большинства вариантов обратить внимание именно на тот, который будет вам ближе к сердцу и осветит ваш жизненный путь вдохновением».

Юрий Чернов:

«Задать правильный вопрос - еще полдела, важно найти на него правильный ответ. Но что есть правильный ответ? Всегда есть контексты, рамки, категории, в масштабе которых нельзя понять абсолютную истинность того или иного суждения. Философия для современного человека, это скорее возможность уметь правильно расставить необходимые акценты в повседневной жизни, чем размышления о насущном. Это может показаться изначально мелким и неправильно интерпретированным к такому широкому понятию, но для личности скорее необходимо правильно мыслить в рамках определенного набора факторов, чем развивать ее во вне себя.
Философия для современного человека это скорее плацдарм категорий, определений и понятий, которые он использует в самопознании себя и самоосознании себя. Мораль философии как науки позволяет правильно поставить вопрос, который должен в общем итоге привести ответ от общего к частному. Понять себя. Ведь в понимании себя рождается то, что мы можем назвать абсолютной истиной. Истиной которая будет применима именно к нам, как к индивидам.
Попытками мыслить внутрь себя мы можем дать объяснения тому, что находится вокруг нас, ведь каждая мелочь, которая крутится вокруг нашего духовного мира - есть материальный мир, который мы воспринимаем через призму духовности. И не важно, атеист ты или верующий, важно, то что те категории, которые в руках человека становятся инструментами для исследования себя, в конечном итоге дают ответы на вопросы о глобальных вещах.
Ведь всего лишь стоит задать себе вопрос "Кто есть я?", и можно пуститься в рассуждения о предназначении себя в этом мире, перевести поток мыслей во всеобщее русло человечества, и в итоге выйти на формирование рассуждения о том, для чего мы здесь, как это делали не раз многие писатели фантасты, такие, как братья Стругацкие, например.
Философия является для современного человека инструментом познания мира через самого себя, возможностью заглянуть через себя во вселенную и искать ответы на вопросы внешнего мира, развивая себя изнутри.
Мы учимся быть большим чем просто "Я". Философия нас ведет от себялюбивого "Я" к открытому для всех "Мы"».

Екатерина Соколова:

«Думаю, современному человеку нужны Знания. И Академические - точные науки и Гуманитарные и Философические и Древние! Нужны Знания о Сказания, Мифах разных народов - для чего? Да что бы Гордо носить Звание "Человек РАЗУМНЫЙ". Так как, по моему мнению, сейчас, когда ОГРОМНОЕ количество информации, я бы сказала, человек в целом - достаточно ОГРАНИЧЕН! Ограничен однообразным, узкопрофильным, и порою, очень не красивым мусором. Философия позволяет понять МИРоЗДАНИЕ, Истинную суть, а размышления развивают МОЗГИ 🙂 и воображение! И это и правда интересно!!!».

Анна Гуськова:

 «Уже около 12 ночи. Мы с Костей мчимся по первой продольной в его новой машине. Костя – модель. Участвует в конкурсах красоты для мужчин, выигрывает творческие соревнования, он молод и привлекателен. Любимое движение – проводить пальцами по идеально причесанной шевелюре. «И зачем тебе вся эта чушь?», - спрашиваю я после рассказов о клубах, девочках гоу-гоу и фотосъемках. «Один раз живем. Философия у меня такая: меньше думай – больше делай». Замолчав, взглядывает на свое отражение в зеркале.
Застиранный, выцветший свитерок, неухоженные руки, вечно сутулая спина и усталый тяжелый взгляд. «Гуськова, напиши на доске: «Все люди смертны, а Сократ - человек». Мне стыдно, я не слушаю Светлану Аркадьевну – нашего преподавателя по философии, но и слушать ее не могу. Философские истины в ее исполнении звучат как-то плоско и скучно. «Сократ смертен», - заключаю я, оглядываясь на нее. Та медленно вырисовывает в журнале оценку.
В баре темно, только сцена освещена очень ярко. Сегодня здесь мастер-класс от шеф-повара, а пока публику развлекают двое ведущих. Наконец появляется Алексей. «Сегодня приготовим салат из морепродуктов, фетучини с овощами и каре ягненка», - спокойно говорит он. Мне нравится его хвостик. Он темноволос, высок и выглядит взрослым на фоне заливающихся ведущих. «Знаете, как мы его зовем на кухне?», - скаля белые зубы, обращается к публике первый. «Философ! - кричит второй. – У Леши на все есть умный ответ». «А иногда заумный!..». Философ тем временем нарезает листья салата.
В каждой жизни звучит своя философия. Ее только услышать, только поймать, не дать ускользнуть. А заглянешь в себя – откроешь такие глубины, что закачаешься, как над пропастью. Кажется, будто сегодня философия – это не модно. Фундаментализм заменили книгами успеха и тренингами уверенности. Но мудрая философия, чем бы мы ее не называли, просачивается в комнату бунтующего подростка, подсаживается в баре к уставшему работнику, вступает басами в наушниках хипстера. Философия – это плато в будничных равнинах. И кем бы ни были, когда бы ни жили, мы чувствуем рядом это вечное и необъяснимое Нечто».

 
Константин Шивцов:

«По сути необходимо дать определение философии, столь обширному понятию. Философия — это... Философия — это... Поразмыслив, оказывается это не так-то просто. Это скорее инструмент, один из способов познания окружающего нас мира и взаимодействия с ним. Философия сильно отличается от менталитета и разных групп общества. Человеку часто важны логические выкладки или, что-то на них похожее, для возможности действовать, или даже для индульгенции. Она бесспорно важна, но, как и любой инструмент проявляться двояко, и может служить способом манипуляции. Философия, неотъемлемая часть сознания. В процессе становления личности она подбирается человеком под его качества, а после начинает их развивать. Где нужно даёт свободу, местами включает тормоза, или сглаживает неровности. Не стоит её недооценивать, у человека времени мало совсем, а философия даёт вектор развития, не только индивиду, но и обществу в целом. Словом, необходимо жить, радоваться и искать своё счастье, а философия поможет нам в этом».

 
Тихон Спирин:

«Жизнь современного человека определяют шаблоны, навязанные из вне: как правильно жить, что за чем идёт, чем престижно заниматься, а к чему не стоит и притрагиваться, когда стоит создавать семью и т.д. Получается, жизнь прописана за нас, и мы лишь, не задумываясь, следуем чьему-то плану. Не задумываясь - вот главная проблема современного общества - люди перестали думать, перестали рассуждать и смотреть на свою жизнь как-то иначе, чем другие, легче же жить, когда за нас думает кто-то.
А что же делает философия? Она заставляет думать, заставляет рассуждать и осознавать, что происходит вокруг нас. Рефлексия становится более глубокой, и свои поступки ты анализируешь уже немного иначе, понимая, что раньше ты вовсе и не думал, когда смотрел на своё взаимодействие с этим миром, социумом.
Бешенный ритм повседневности, жизнь летит всё быстрее и быстрее: родился, садик, школа, университет, работа, карьера, семья, дети, работа, старость, внуки, смерть. Кажется, я ничего не забыл, вы поправьте, если сможете, где я ошибся в вашем идеальном бытие? Вот она - проблема современного человека: следование плану, созданного не им, а кем-то там, кем-то, кто знает лучше. Занятия философией, вот что заставляет человека остановиться в этом потоке и посмотреть, что же происходит. Он отходит от бегущей толпы в сторону и взирает на происходящее со стороны. Человек начинает думать, и это ему помогает обходить других: толпа бежит по намеченному пути, а философ дойдёт до той точки, куда они прибудут через год, за месяц, отчего? Всё от того, что он видит множество путей достижения той или иной цели и выберет кротчайший для себя, потому что не имеет право растрачивать время и жить по чужому шаблону.
Великий русский писатель Фёдор Михайлович Достоевский сказал: “Жизнь задыхается без цели”, так и всем нам необходимо найти жизнь в чём то большем, чем просто шаблонное существование, вот зачем современному человеку нужна философия».

 
Ирина Князева:

«Для меня философия как наука начинается там, где заканчивается вера в Бога. Если человек верит в Бога - он ищет ответы на главные вопросы Бытия в религиозной литературе, к какой бы конфессии он не принадлежал. Даже если человек ещё не нашёл своей религии, но в нём есть эта вера, он никогда не будет искать для себя истины в рассуждениях людей о материях и идеях.
Но в наши дни, когда вера в Бога стала играть очень маленькую роль в жизни людей, когда зачастую душевные искания и переживания подменяются ритуалами, философия становится актуальной как никогда. Когда в человеке засыпает вера в Творца, пропадает глубина жизни. Люди словно плавают по поверхности, но они чувствуют в уголках своих сердец, что они что-то упускают. И тогда философия может стать проводником и спасителем.
Жаль лишь, что не каждый преподаватель философии способен донести до аудиторию весь интерес этой науки. Зачастую изучение этого предмета в рамках курсы в ВУЗе наоборот отбивает у людей всякий интерес к этому предмету. Нужно выучить кучу каких-то теорий, с именами, датами. А между тем, на мой взгляд, философия носит более чем прикладной характер. Ведь философия жизни есть у каждого человека, вопрос лишь в том, на какие идеи опирается эта философия. И если бы философию не ставили на пьедестал, и не возводили в ранг супер возвышенной науки, а объясняли её приземлённость и важность для каждого думающего человека, возможно люди смогли бы стать немного счастливее. Потому что думающий человек ищет счастье, в первую очередь, в самом себе, и легче различает что есть цель, а что может быть только средством».

 
Ольга Забарина:

«Зачем современному человеку философия? Зачем философия мне? Чтобы задавать вопросы и искать на них ответы. Чтобы оставаться человеком мыслящим.
Вопросов без ответов у меня много. Но чаще других задаю себе один, для меня наиболее важный: для чего человеку дарована жизнь и почему лишь на некоторое время? Ведь не ради же академических успехов, достижения каких-либо благ, определенного статуса в обществе. Конечность самой жизни в итоге лишает все это смысла. Познание истины? Сомневаюсь. Познать истину и умереть с этим знанием? Нелогично. Служение Богу, воспевание его величия? Бог самодостаточен, не тщеславен и не нуждается в подтверждении своего величия. Так для чего человеку дан этот недолгий промежуток времени?
В моей жизни был период, когда я перестала задаваться подобными вопросами. На них не оставалось времени и сил. Жизнь ограничилась самым, как казалось, необходимым: едой, сном и работой. И появилась неудовлетворенность, появилось ощущение, что я не живу, а время, отпущенное мне уходит.
У меня нет однозначных ответов на мои вопросы, но пока они меня волнуют, пока я задаю их себе, я ищу, я пытаюсь что-то менять в своей жизни. Пока я мыслю, я живу».

 
Сара Вериго (псевдоним):

«Много мыслей в моей голове, но увы:
Если выскажу их – не сносить головы!
Только эта бумага достойна доверия…
…Я познание сделал своим ремеслом. ..
(Омар Хайям)

Вопросы «Познаваем ли мир?», «Существует ли Бог?», «Что такое Человек?», которые являются наиболее распространенными и известными каждому человеку, можно назвать истинно философскими. Стоит заметить, что каждый человек хотя бы изредка задается подобными вопросами.
Но что есть философия? Хоть и много людей называют ее наукой, но сами философы утверждают, что это мировоззрение. Она не едина – можно выделить, например, этику, эстетику, философию кино. В свое время от философии отделились другие науки – биология, физика, психология. Но ответ на вопрос «Что такое философия?» - не дан до сих пор.
«Философия» в переводе с греческого языка означает «Любовь к мудрости». Значит, философия – это в первую очередь попытки познать себя и мир вокруг, мудро рассуждая, сопоставляя факты, опираясь на размышления наставников и предшественников, выслушивая мнение более умудренных товарищей, но многие из философов, например, Платон и Аристотель, ставят превыше всего вопросы о смысле жизни, месте человека в ней и его предназначении, о природе наших поступков и действий, о развитии общества и личности.
Разное развитие интеллекта, технологий, иные нравы и правила. Каждое поколение задает свои вопросы, ответы которых важны для него. Поэтому и философия – это не что-то определенное, загнанное в оковы, а нечто, не имеющее ни пределов, ни рамок. Каждый век, каждое десятилетие она плавно меняется, изменения почти незаметны, невидимы нашему глазу, и только спустя время люди осознают, насколько различаются эпохи, человек и смысл его жизни.
Все мы исключительны и неповторимы, и наши вопросы так же уникальны, как и мы сами: наши мысли, и цели, и способы их достижений. Потому и философия у каждого своя. Скажем так: каждый из нас имеет свою собственную, очень важную для себя, чтобы понять самих себя, философию жизни.
«Назначение философии не в умозрительных догадках и построениях картины мира, а в раскрытии того, как людям следует жить, чем руководствоваться, как оказывать воздействие на других и на самого себя. Повседневная жизнь человека – это искусство. Основное познание должно быть направлено на себя, на деятельность своей души по поиску истины и смысла жизни», - философствовал века назад Сократ, а его слова до сих пор на устах. Что такое смысл жизни?
Смысл жизни – это мечта, родившаяся еще в детстве. Смысл жизни – это цель, которая появилась еще в юности. Смысл жизни – это задача, что будет выполнена любой ценой.
Согласившись с этим, человек продолжит список. Или, отрицая это, расскажет о своем понимании. У каждого человека смысл в жизни разный.
Я не знаю, чем является смысл моей жизни – я еще лишь на пути познания его. Но уже сейчас я могу уверенно назвать самое дорогое для себя, выделить исходя из этого свои ориентиры. В моем понимании главным для человека являются семья, верность ей и принципам, честь, вера. Поэтому своими ориентирами я назову желание отстоять важное и поступки по совести. Для меня совесть – это чувство, которое всегда справедливо «оценивает» мои поступки. Благодаря этому, я могу прийти к наиболее верному решению – так, чтобы быть уверенной в том, что каждый получил то, что заслужил или найден компромисс.
Что такое ориентир? Строго говоря, это – основная цель приложения усилий, предмет, по которому определяешь курс движения. Эти значения точно описывают значение этого слова во всех смыслах. Ориентир в жизни очень важен, ибо без него человек не живет, а существует; у животных ориентиры тоже имеются, но они не так разнообразны, как наши. Ориентиром жизни можно назвать и цель школьника поступить в колледж, и план восхождения по карьерной лестнице курьера. Это ведь должно быть не то, что практически невозможно выполнить, а то, к чему можно стремиться со всеми силами и усилиями – и достичь. Каков смысл в цели, если она будет удаляться раз за разом, если все усилия и всё сделанное пойдет прахом просто потому, что человеку не достаточно уже имеющегося, и он желает получить почти звезду с неба.
Чем руководствоваться людям в жизни, создавая из нее самое настоящее искусство, как советовал Сократ? Быть может, жить следует по законам, не нарушая их – ни земных, ни небесных, и не тратить время на хаос и глупые сумасшедшие выходки, не несущие пользы. Конечно, кто-то не согласится с этим: так как жизнь у нас одна, то зачем в ней строгий распорядок, какой смысл в «жизни по расписанию», если можно получать все радости и быть счастливым? На человека в первую очередь влияет семья – именно она закладывает в него уважение к традициям и обычаям, бережливость к тому, что имеешь, любовь к миру, благодарность Богу за удачи и счастливые моменты. Нескончаемый труд поиска – именно он поможет нам познать себя и душу, желание познать смысл жизни и «деятельность своей души» даст возможность соприкоснуться с Небесами. Может, Сократ и не помышлял о возвышенном, но неужели можно понять наш мир, не чувствуя, не ощущая поддержки его Создателя, которую стараешься найти, веря в нее в самой глубине души, даже если утверждаешь обратное?
Однажды знаменитый философ Сократ заметил, что «жизнь тела есть зло и ложь. И потому уничтожение этой жизни тела есть благо, и мы должны желать его». Это высказывание наталкивает на мысль: «Как же можно считать тело злом и ложью, самому себе желать смерти?». Я думаю, многие люди любят преувеличивать, утрировать – и великие далеко не исключение. «…Уничтожение этой жизни тела есть благо…» – что этим желал сказать Сократ? Конечно, мы никогда не узнаем, чье из наших суждений верно, пока не создадим машину времени, но никто не мешает нам рассуждать и дискутировать на эту тему. Я позволю себе попытку поделиться своими мыслями о словах людей, что посвятили всю жизнь философии.
Тело – оно бренно и грешно, оно собирает в себя всю грязь бытия, и очищается от нее после смерти в самой земле. Земному телу не место там, за гранью жизни, потому мудрецы всех времен твердят в один голос: бессмертие не нужно человеку. Бессмертие и вечность – звучит заманчиво и соблазнительно, не так ли? Но это нарушит такое твердое и одновременно хрупкое равновесие добра и зла, жизни и смерти. Осознание вечной жизни изменит до неузнаваемости, как и одержимость найти источник ее. Само слово «человек» дает нам понять – жизнь наша длится век, и срок этот либо удлинит, либо укротит, сам Господь. Попытки увеличить срок собственными усилиями тщетны, но нескончаемы, ибо глупость людская не иссякает.
Мы приходим в этот мир и уходим из него по своему желанию.

От страха смерти я, поверьте мне, далек:
Страшнее жизни что приготовил мне рок?
Я душу получил на подержанье только
И возвращу ее, когда наступит срок.
(Омар Хаяйм)

Философия многогранна, размышления о философии могут лишь прерваться, ибо у них нет конца. «Месяца месяцами сменялись до нас, мудрецы мудрецами сменялись до нас»; чтобы стать мудрецом необходимо пройти жизненный путь».

Ильенков Э. - Почему нужно изучать философию?

Эвальд Ильенков

А так ли уж необ­хо­ди­мо вооб­ще ее знать? Сто­ит ли тра­тить на ее изу­че­ние дра­го­цен­ное вре­мя — его и на более важ­ные вещи все­гда не хва­та­ет… Так дума­ют и гово­рят часто и, на пер­вый взгляд, не без осно­ва­ний. В самом деле, раз­ве нель­зя жить и тру­дить­ся и без фило­со­фии? Фило­со­фия ведь не то, что ариф­ме­ти­ка или уме­ние читать, без кото­рых в наши дни и шагу не сту­пишь.

Как буд­то бы и так. Но еще сто лет назад очень мно­гие рас­суж­да­ли точ­но таким же обра­зом как раз об ариф­ме­ти­ке и гра­мо­те, а сло­во «гра­мо­тей» зву­ча­ло при­бли­зи­тель­но так же, как и «фило­соф», — чуть ли не как «кол­дун».

Жизнь дав­но дока­за­ла не толь­ко поль­зу, но и совер­шен­ную необ­хо­ди­мость гра­мот­но­сти. Теперь уже почти никто не дума­ет, что уме­ние читать и счи­тать — это что-то вро­де рос­ко­ши, без кото­рой мож­но и обой­тись.

О фило­со­фии же и по сей день еще сохра­ня­ет­ся сход­ное пред­став­ле­ние. Ее частень­ко пута­ют с «фило­соф­ство­ва­ни­ем», то есть с празд­ным мудр­ство­ва­ни­ем по пово­ду «высо­ких мате­рий», по пово­ду вещей, кото­рые в реаль­ной жиз­ни не встре­тишь. К фило­со­фии, де, обра­ща­ют­ся затем, что­бы удо­вле­тво­рить осо­бую потреб­ность, не име­ю­щую, буд­то бы, ниче­го обще­го с теми вопро­са­ми, с кото­ры­ми каж­дый чело­век стал­ки­ва­ет­ся еже­днев­но в сво­ей повсе­днев­ной жиз­ни. Эта осо­бая потреб­ность про­сы­па­ет­ся, мол, тогда, когда чело­век, покон­чив с днев­ны­ми забо­та­ми, заду­ма­ет­ся вдруг на досу­ге о том, как устро­ен «мир в целом», в чем «выс­ший смысл жиз­ни», и т. д. и т. п.

Вер­но, что очень мно­гие и весь­ма неглу­пые люди при­хо­ди­ли к фило­со­фии через раз­мыш­ле­ния об этих вещах. Более того, сама фило­со­фия в сво­ем мла­ден­че­ском воз­расте все­рьез при­ни­ма­ла эти вопро­сы за суть дела. Сам Ари­сто­тель думал, что фило­со­фия — это бес­ко­рыст­ная любовь к выс­шей муд­ро­сти, к раз­мыш­ле­нию о «боже­ствен­ных пред­ме­тах».

Но на самом-то деле фило­со­фию все­гда рож­да­ло вовсе не празд­ное любо­пыт­ство часов досу­га.

Неза­ви­си­мо от того, что и как дума­ли о том отдель­ные фило­со­фы и фило­соф­ские шко­лы, фило­со­фия в целом все­гда ста­ви­ла и реша­ла те вопро­сы, кото­рые выдви­га­ла перед людь­ми живая жизнь, труд­но­сти борь­бы с при­ро­дой и с дру­ги­ми людь­ми. Это все­гда были те самые вопро­сы, с кото­ры­ми еже­днев­но и еже­час­но стал­ки­ва­ет­ся каж­дый смерт­ный — и вовсе не в часы празд­но­го без­де­лья, а как раз в часы тру­да и борь­бы, хотя и не отда­ет себе в них ясно­го отче­та, так как у него нет ни вре­ме­ни, ни сил спе­ци­аль­но над ними заду­мать­ся. Это были те самые вопро­сы, кото­рые каж­дый чело­век так или ина­че вынуж­ден решать на свой страх и риск, хоро­шень­ко не пони­мая их под­лин­но­го смыс­ла, не подо­зре­вая о ковар­ных послед­стви­ях того или ино­го реше­ния, и напа­ры­ва­ясь на них лишь поз­же, как на совер­шен­но непред­ви­ден­ные неожи­дан­но­сти.

Фило­со­фия же со сво­ей сто­ро­ны тоже не сра­зу смог­ла сфор­му­ли­ро­вать эти вопро­сы так, что­бы каж­дый смерт­ный мог лег­ко узнать в них свои соб­ствен­ные труд­но­сти, поис­ки, про­ти­во­ре­чия. Вполне «зем­ные» вопро­сы при­об­ре­та­ли в ней види­мость раз­го­во­ра о «высо­ких мате­ри­ях», как буд­то вовсе и не каса­ю­щих­ся зем­ной «суе­ты сует».

К тому были весь­ма серьез­ные при­чи­ны. Пер­вая — свое­об­раз­ный харак­тер самих вопро­сов, их невы­ду­ман­ная слож­ность. Имен­но пото­му, что раз­мыш­ле­ния фило­со­фов каса­лись, в кон­це кон­цов, любо­го фак­та или собы­тия (в жиз­ни или в нау­ке), они и не мог­ли быть при­вя­за­ны намерт­во к како­му-либо одно­му част­но­му фак­ту и даже к сколь угод­но широ­ко­му кру­гу таких фак­тов. Поэто­му фило­со­фия рас­смат­ри­ва­ла каж­дый факт под сво­им осо­бым углом зре­ния, в све­те реше­ния сво­их свое­об­раз­ных про­блем. А в све­те этих про­блем любой факт выгля­дел все­гда с несколь­ко необыч­ной сто­ро­ны — не так, как при­вык вос­при­ни­мать его «про­стой смерт­ный». Поз­же мы объ­яс­ним, что это за осо­бый угол зре­ния.

И вто­рая, не менее важ­ная при­чи­на — пря­мое и кос­вен­ное вли­я­ние тех обще­ствен­ных усло­вий, внут­ри кото­рых люди зани­ма­лись фило­со­фи­ей. Имен­но пото­му, что фило­со­фия все­гда зани­ма­лась веща­ми, имев­ши­ми все­об­щезна­чи­мый смысл, а не подроб­но­стя­ми и част­но­стя­ми, она и не мог­ла не заде­вать вполне «зем­ных» инте­ре­сов могу­ще­ствен­ных борю­щих­ся сил — масс, клас­сов. Не слу­чай­но в тече­ние двух тыся­че­ле­тий ее исто­рии так часто пус­ка­лись в ход аргу­мен­ты вовсе не «чисто логи­че­ско­го» харак­те­ра — и яд, и кин­жал, и костер, и при­го­во­ры высо­ких суди­лищ, и угро­за нище­ты. А это, как извест­но, аргу­мен­ты убе­ди­тель­ные. И дол­гое вре­мя фило­со­фия мог­ла отсто­ять свое пра­во на дей­стви­тель­но бес­ко­рыст­ное и без­бо­яз­нен­ное иссле­до­ва­ние, толь­ко делая вид, буд­то бы она при этом вовсе и не затра­ги­ва­ет зем­ной «суе­ты сует», а раз­мыш­ля­ет о вещах исклю­чи­тель­но «с точ­ки зре­ния веч­но­сти».

Эта поза вовсе не была лице­мер­ной мас­ки­ров­кой, а фило­соф­ская тер­ми­но­ло­гия — чем-то вро­де «эзо­пов­ско­го язы­ка», чем-то вро­де тай­но­го шиф­ра, поз­во­ля­ю­ще­го гово­рить вслух все то, что на обыч­ном язы­ке гово­рить рис­ко­ван­но. Неспра­вед­ли­во было бы подо­зре­вать в лице­ме­рии таких геро­и­че­ски само­от­вер­жен­ных и кри­сталь­но чистых людей, как, напри­мер, Спи­но­за или Копер­ник. Тем более, что самая «отвле­чен­ная» тер­ми­но­ло­гия фило­со­фов нико­гда и нико­го не обма­ны­ва­ла. Власть иму­щие пре­крас­но пони­ма­ли, куда направ­ля­ла умы людей «Эти­ка» Спи­но­зы, его «отвле­чен­ные» рас­суж­де­ния о «суб­стан­ции», «атри­бу­тах» и «моду­сах»… И толь­ко обы­ва­тель, доволь­ный миром и собой, пре­зри­тель­но отво­ра­чи­вал нос от «фило­соф­ских» мате­рий, как от чего-то тако­го, что пол­но­стью «ото­рва­но от жиз­ни» и «прак­ти­че­ско­му чело­ве­ку» вовсе и не тре­бу­ет­ся… От его жиз­ни, от жиз­ни обы­ва­те­ля, фило­со­фия дей­стви­тель­но была ото­рва­на, но это шло ей толь­ко на поль­зу. Обы­ва­те­лю же она все рав­но была ни к чему. Чело­век же, дей­стви­тель­но все­рьез ста­рав­ший­ся най­ти отве­ты на мучи­тель­ные труд­но­сти жиз­ни, искал и нахо­дил в фило­соф­ских уче­ни­ях помощь, силу и убеж­де­ния.

И чем более серьез­ны­ми, чем более мас­со­вы­ми ста­но­ви­лись рево­лю­ци­он­ные настро­е­ния в наро­де, тем более серьез­ным и глу­бо­ким все­гда ста­но­ви­лось отно­ше­ние и к фило­со­фии.

И тай­на под­лин­ной глу­бо­кой свя­зи фило­со­фии с реаль­ной жиз­нен­ной прак­ти­кой «про­стых смерт­ных» рас­кры­лась впер­вые и ста­ла про­зрач­ной для всех вме­сте с появ­ле­ни­ем на арене миро­вой исто­рии рево­лю­ци­он­но­го про­ле­та­ри­а­та и его фило­со­фии — диа­лек­ти­че­ско­го мате­ри­а­лиз­ма, фило­соф­ско­го уче­ния, рож­де­ние кото­ро­го свя­за­но с име­на­ми Марк­са, Энгель­са и Лени­на.

Маркс, Энгельс и Ленин яснее ясно­го пока­за­ли, что фило­со­фия, как нау­ка, тре­бу­ет­ся людям вовсе не там и не тогда, когда им взбре­дет в голо­ву пофан­та­зи­ро­вать на досу­ге о «высо­ких мате­ри­ях», а как раз там, где им при­хо­дит­ся все­рьез раз­мыш­лять над самы­ми что ни на есть реаль­ны­ми, кон­крет­ны­ми фак­та­ми жиз­ни. Над теми самы­ми фак­та­ми, с кото­ры­ми они еже­днев­но име­ют дело в сво­ей соб­ствен­ной обла­сти тру­да и борь­бы — будь то нау­ка, поли­ти­ка, про­из­вод­ство, или даже быт.

Дело в том, что спо­соб­ность пра­виль­но, ясно, чет­ко пони­мать окру­жа­ю­щий мир, гра­мот­но мыс­лить о фак­тах и собы­ти­ях — вовсе не столь про­стое заня­тие, как это может на пер­вый взгляд пока­зать­ся. Мыс­лить фак­ты в пол­ной мере куль­тур­но — гораз­до труд­нее, чем уметь пошить сапо­ги. Но ведь и сапож­но­му делу при­хо­дит­ся учить­ся. Тем более это отно­сит­ся к спо­соб­но­сти мыс­лить.

Дело в том, что люди гораз­до чаще, чем они сами дума­ют, пута­ют фак­ты с фан­та­зи­я­ми, при­ме­ши­ва­ют к пони­ма­нию фак­тов некри­ти­че­ски усво­ен­ные ими пред­рас­суд­ки, ходя­чие — и, тем не менее, невер­ные — про­пи­си, уста­рев­шие, но проч­но засев­шие в голо­вах убеж­де­ния; не менее часто люди при­ни­ма­ют жела­е­мое за дей­стви­тель­ное, кусо­чек прав­ды — за всю прав­ду в целом, кото­рая вдруг ока­зы­ва­ет­ся как раз обрат­ной, и т. д. и т. п. Каж­дый чело­век может лег­ко при­пом­нить при­ме­ры и из соб­ствен­ной жиз­ни. Исто­рия же чело­ве­че­ства дает бес­ко­неч­ное коли­че­ство тако­го рода при­ме­ров. При­ме­ров этих столь­ко, что пес­си­ми­сти­че­ски настро­ен­ные люди часто дела­ют отсю­да даже тот вывод, что чело­ве­че­ство вооб­ще нико­гда не име­ло дела с дей­стви­тель­но­стью, а все­гда толь­ко со сво­и­ми соб­ствен­ны­ми фан­та­зи­я­ми на ее счет.

Совре­мен­ная бур­жу­аз­ная фило­со­фия проч­но застря­ла в тупи­ке это­го груст­но­го пред­став­ле­ния. Но у нее, у бур­жу­аз­ной фило­со­фии, есть дей­стви­тель­но серьез­ные осно­ва­ния для гру­сти и пес­си­миз­ма…

Насто­я­щая же, под­лин­ная фило­со­фия во все века ста­ра­лась решить бла­го­род­ную и важ­ную зада­чу: научить­ся самой и научить дру­гих мыс­лить об окру­жа­ю­щем мире гра­мот­но, стро­го, куль­тур­но — так, что­бы пони­мать любой факт, любое собы­тие в этом мире без вся­ких посто­рон­них при­бав­ле­ний, но и без убав­ле­ний, — то есть истин­но.

Это и само по себе не лег­ко. А если учесть еще и упор­ное сопро­тив­ле­ние, кото­рое вызы­ва­ла эта затея со сто­ро­ны уми­рав­ших, загни­вав­ших от ста­ро­сти клас­сов — тех самых сил, кото­рым пред­по­чти­тель­нее иметь дело с немуд­ря­щи­ми послуш­ны­ми раба­ми, неже­ли с мыс­ля­щи­ми суще­ства­ми, — то пока­жет­ся ли уди­ви­тель­ным, что фило­со­фия дале­ко не сра­зу смог­ла раз­ре­шить воз­ло­жен­ную на нее исто­ри­ей гран­ди­оз­ную зада­чу?

Сто­ит ли удив­лять­ся, что фило­со­фия зна­ла не толь­ко бле­стя­щие побе­ды, но и тяже­лые пора­же­ния, не толь­ко наступ­ле­ния, но и отступ­ле­ния, и вынуж­ден­ные тош­но­твор­ные ком­про­мис­сы? Борь­ба есть борь­ба, и побе­да нико­гда не дает­ся дешев­ле.

Поэто­му фило­со­фия зна­ет и сво­их геро­ев-муче­ни­ков, и сла­бо­душ­ных отступ­ни­ков, в печа­ли опус­кав­ших руки, и хит­ро­ум­ней­ших гени­ев согла­ша­тель­ства, и пря­мых пре­да­те­лей, скло­нив­ших­ся к под­но­жию кре­ста, в грязь рели­ги­оз­но­го тупо­умия. Фило­соф­ская исти­на потре­бо­ва­ла от чело­ве­че­ства колос­саль­ных «издер­жек про­из­вод­ства» — и жертв, и стра­да­ний, и дол­гих блуж­да­ний по околь­ным путям, и само­го чер­но­го и тяже­ло­го умствен­но­го тру­да. Но то, что добы­то этой ценой, — то добы­то. Две тыся­чи лет спе­ци­аль­но­го тру­да, направ­лен­но­го на раз­ре­ше­ние ряда важ­ней­ших и серьез­ней­ших про­блем, не про­па­ли и не про­па­дут даром, как то дума­ют убо­гие нео­по­зи­ти­ви­сти­ки, «новей­шие» бур­жу­аз­ные фило­со­фы, заяв­ля­ю­щие, что фило­со­фия две тыся­чи лет мучи­лась напрас­но, гоня­ясь за при­зра­ка­ми, за реше­ни­я­ми «лож­ных про­блем», «псев­до­во­про­сов».

Рево­лю­ци­он­ный про­ле­та­ри­ат и его аван­гард — ком­му­ни­сти­че­ские пар­тии совре­мен­но­сти — ста­ли закон­ны­ми наслед­ни­ка­ми все­го того богат­ства, кото­рое было добы­то спе­ци­аль­ным тру­дом — тем самым, кото­рый назы­ва­ет­ся фило­со­фи­ей, — и ника­ким нео­по­зи­ти­вист­ским умствен­ным кале­кам он это богат­ство, уж конеч­но, не отдаст на раз­граб­ле­ние.

Фило­со­фию как нау­ку при­хо­дит­ся изу­чать уже по той про­стой при­чине, что один чело­век — в оди­ноч­ку, на осно­ве толь­ко сво­е­го узко­лич­но­го опы­та и так назы­ва­е­мо­го «здра­во­го смыс­ла» — не в состо­я­нии совер­шить ту гигант­скую рабо­ту, кото­рая потре­бо­ва­ла от чело­ве­че­ства боль­ше двух тысяч лет напря­жен­но­го спе­ци­аль­но направ­лен­но­го тру­да. В оди­ноч­ку невоз­мож­но не толь­ко раз­ре­шить, но даже и про­сто пра­виль­но поста­вить дей­стви­тель­но серьез­ные фило­соф­ские вопро­сы.

Пытать­ся в оди­ноч­ку сде­лать то, что чело­ве­че­ству в целом при­шлось делать дол­гие сто­ле­тия, было бы про­сто смеш­ной и неум­ной зате­ей. В луч­шем слу­чае при этом уда­ет­ся «изоб­ре­сти зон­тик» — открыть для себя то, что фило­со­фия откры­ла сот­ни и даже тыся­чи лет назад и тыся­чи же лет назад опро­верг­ла, как наив­ный лепет мла­ден­че­ства…

В силу того обсто­я­тель­ства, что фило­со­фия дол­гие сто­ле­тия иссле­до­ва­ла не про­сто «раз­ные» фак­ты, а все новые и новые сто­ро­ны, все новые оттен­ки и пово­ро­ты одних и тех же труд­но­стей и вопро­сов, в ней и наблю­да­ет­ся так назы­ва­е­мая «пре­ем­ствен­ность». Каж­дое новое уче­ние побеж­да­ло и в фило­со­фии (как и в любой дру­гой нау­ке) толь­ко тогда, когда ему уда­ва­лось пока­зать, что оно луч­ше, чем преж­ние уче­ния, раз­ре­ша­ет те самые труд­но­сти, над кото­ры­ми бились и они, и что оно успеш­нее, чем любое преж­нее уче­ние, спо­соб­но отра­зить напад­ки, воз­ра­же­ния, кри­ти­ку.

Поэто­му-то фило­со­фия от века к веку, от наро­да к наро­ду и накап­ли­ва­ла по кру­пи­цам такое зна­ние, кото­ро­го один чело­век, будь он семи пядей во лбу, обра­зо­вать не в состо­я­нии. Имен­но в силу «пре­ем­ствен­но­сти» фило­со­фия в целом и впи­ты­ва­ла в себя соки бес­ко­неч­но слож­ной живой жиз­ни, уро­ки мил­ли­о­нов наблю­де­ний и раз­мыш­ле­ний над эти­ми наблю­де­ни­я­ми. Имен­но поэто­му ее выво­ды зака­ля­лись в огне жесто­ких спо­ров, кото­рый испе­пе­лял все пло­хо про­ду­ман­ное, все поспеш­ные и поверх­ност­ные умо­за­клю­че­ния (каки­ми бы «пра­виль­ны­ми» они на пер­вый взгляд ни каза­лись). В ито­ге в ее выво­дах откри­стал­ли­зо­вы­вал­ся опыт мно­гих веков, десят­ков стран, сотен собы­тий в жиз­ни и в нау­ке, судеб мил­ли­о­нов отдель­ных людей… В про­цес­се кипе­ния фило­соф­ских спо­ров из тысяч тонн «сло­вес­ной руды» посте­пен­но выплав­ля­лись кру­пи­цы проч­но­го метал­ла исти­ны.

По этой про­стой при­чине и в фило­со­фии, как и в мате­ма­ти­ке, нет и не может быть «цар­ской доро­ги». Мало зазуб­рить наизусть гото­вые фор­му­лы, заклю­ча­ю­щие в себе отве­ты на серьез­ные вопро­сы фило­соф­ской нау­ки. Если ты не пони­ма­ешь тех вопро­сов, тех труд­но­стей, на кото­рые в них дает­ся ответ, ты и ответ усво­ишь толь­ко как попу­гай. Про­сто заучить наизусть ито­го­вые выво­ды фило­соф­ской нау­ки нетруд­но. Но это все рав­но, как если бы школь­ник, вме­сто того, что­бы учить­ся решать ариф­ме­ти­че­ские задач­ки, про­сто открыл бы послед­ние стра­ни­цы задач­ни­ка, где поме­ща­ют­ся обыч­но отве­ты на эти задач­ки, и стал бы зуб­рить эти отве­ты наизусть, не пыта­ясь даже решить ни одной задач­ки…

То же самое и с фило­со­фи­ей. И здесь надо преж­де все­го понять, что же это за зада­чи, что за вопро­сы и труд­но­сти, на кото­рые учит нахо­дить пра­виль­ные отве­ты насто­я­щая серьез­ная фило­со­фия. А тако­вой в наши дни явля­ет­ся толь­ко фило­со­фия марк­сиз­ма-лени­низ­ма — диа­лек­ти­че­ский мате­ри­а­лизм, един­ствен­ная фило­соф­ская систе­ма, впи­тав­шая в себя все дей­стви­тель­ные дости­же­ния миро­вой фило­соф­ской мыс­ли про­шло­го и обо­га­тив­шая их новым дра­го­цен­ным опы­том тру­да и борь­бы за сча­стье чело­ве­че­ства, за побе­ду над при­ро­дой и кос­ны­ми сила­ми реак­ции, угне­те­ния чело­ве­ка чело­ве­ком, — сила­ми совре­мен­но­го импе­ри­а­лиз­ма.

* * *

Вся мно­го­ве­ко­вая исто­рия фило­соф­ской мыс­ли — несмот­ря на все пест­рое мно­го­об­ра­зие фак­тов и вопро­сов, так или ина­че ею затро­ну­тых, — все­гда вра­ща­лась вокруг одно­го обще­го цен­тра — вокруг основ­но­го вопро­са фило­со­фии, вопро­са об отно­ше­нии мыш­ле­ния к дей­стви­тель­но­сти. Этот вопрос все­гда был для фило­со­фии чем-то вро­де цен­траль­но­го све­ти­ла, вокруг кото­ро­го, обхо­дя его с раз­ных сто­рон, то кру­га­ми, то спи­ра­ля­ми, то уда­ля­ясь, то вновь воз­вра­ща­ясь к нему, обра­ща­лись десят­ки уче­ний, сот­ни и тыся­чи раз­мыш­ле­ний, спо­ров и дис­кус­сий. И в кон­це кон­цов толь­ко то, что так или ина­че попа­да­ло в свет это­го «солн­ца фило­со­фии», вклю­ча­лось в ее раз­ви­тие, в систе­му дви­же­ния ее иссле­до­ва­ний, «при­тя­ги­ва­лось» этой систе­мой и проч­но застре­ва­ло в ней.

Поэто­му-то фило­со­фия в ее раз­ви­тии и была не про­сто слу­чай­ным скоп­ле­ни­ем «раз­ных» вопро­сов, неиз­вест­но как свя­зан­ных меж­ду собой, а вполне зако­но­мер­ным про­дви­же­ни­ем по пути к все более и более глу­бо­ко­му и точ­но­му реше­нию одних и тех же вопро­сов. Поэто­му-то ее дви­же­ние — и чем даль­ше, тем более явно — при­об­ре­та­ло воз­врат­но-посту­па­тель­ный харак­тер, поэто­му все рез­че про­сту­па­ли в созна­нии фило­со­фов дей­стви­тель­ные кон­ту­ры тех вопро­сов, на кото­рые она, и толь­ко она, мог­ла в кон­це кон­цов дать людям точ­ный, стро­гий, в дета­лях про­ду­ман­ный ответ. Поэто­му-то фило­со­фия, несмот­ря на кажу­щу­ю­ся пест­ро­ту вопро­сов, кото­рых она так или ина­че каса­лась на про­тя­же­нии тыся­че­ле­тий, все­гда оста­ва­лась одной нау­кой, а не про­сто собра­ни­ем «мне­ний» по пово­ду самых раз­ных вещей и явле­ний.

По этой самой при­чине англи­ча­нин XVI века Фрэн­сис Бэкон, напри­мер, мог вести весь­ма пло­до­твор­ный спор с древним гре­ком Ари­сто­те­лем, и в этом спо­ре имел сво­им еди­но­мыш­лен­ни­ком Демо­кри­та, жив­ше­го еще рань­ше, чем Ари­сто­тель. Поэто­му же про­бле­мы, под­ня­тые нем­цем Геге­лем, так глу­бо­ко вол­но­ва­ли умы Белин­ско­го и Гер­це­на. Это были одни и те же про­бле­мы, хотя и выска­зан­ные на дру­гом язы­ке, хотя и по пово­ду дру­гих фак­тов постав­лен­ные.

Если бы не это обсто­я­тель­ство, оста­лось бы непо­нят­ным, поче­му и как Маркс и Энгельс в ходе кри­ти­че­ско­го сра­же­ния с немец­кой клас­си­че­ской фило­со­фи­ей заво­е­ва­ли для все­го чело­ве­че­ства, а вовсе не толь­ко для немец­ко­го наро­да, вели­кие исти­ны, в наши дни побеж­да­ю­щие на всем зем­ном шаре.

Поэто­му и вели­кий Ленин, уже будучи при­знан­ным вождем самой рево­лю­ци­он­ной пар­тии мира, на поро­ге вели­чай­шей из рево­лю­ций, целые годы про­вел в тиши биб­лио­тек Лон­до­на и Бер­на, самым при­сталь­ным обра­зом шту­ди­руя тру­ды Ари­сто­те­ля, Лейб­ни­ца, Геге­ля, Фей­ер­ба­ха. В 1911 – 1916 гг. Ленин бук­валь­но изу­чал сочи­не­ния этих мыс­ли­те­лей, и делал он это, уж конеч­но, не для раз­вле­че­ния.

Что искал, что мог най­ти там вождь вели­кой рево­лю­ции? Запи­си, остав­лен­ные Лени­ным, его кон­спек­ты фило­соф­ских сочи­не­ний, выпис­ки и сооб­ра­же­ния по их пово­ду, собран­ные в виде «Фило­соф­ских тет­ра­дей», дают ясный ответ: диа­лек­ти­ка. Уче­ние о раз­ви­тии через про­ти­во­ре­чия, о все­об­щих фор­мах и зако­нах тако­го раз­ви­тия, тако­го раз­вер­ты­ва­ния собы­тий. Диа­лек­ти­ка, как логи­ка раз­вер­ты­ва­ния дей­стви­тель­но­сти, ни от чье­го созна­ния, жела­ния и про­из­во­ла не зави­ся­щая. Логи­ка раз­ви­тия дей­стви­тель­но­сти, с кото­рой долж­на стро­го согла­со­вы­вать­ся мысль тео­ре­ти­ка, — то есть диа­лек­ти­ка как под­лин­ная, выс­шая Логи­ка раз­ви­тия мыс­ли. Логи­ка раз­ви­тия мыс­ли, выс­шим прин­ци­пом кото­рой явля­ет­ся как мож­но более точ­ное согла­сие с логи­кой раз­ви­тия собы­тий. Тем самым диа­лек­ти­ка — как под­лин­ная тео­рия позна­ния, как нау­ка о том, как доби­вать­ся исти­ны в ходе позна­ния фак­тов.

Диа­лек­ти­ка, логи­ка и тео­рия позна­ния — «не надо трех слов, это одно и то же», запи­сы­ва­ет Ленин в сво­их «Фило­соф­ских тет­ра­дях». И в этом — ключ к ленин­ско­му, к диа­лек­ти­ко-мате­ри­а­ли­сти­че­ско­му пони­ма­нию вопро­са о том, как, зачем и поче­му надо изу­чать фило­со­фию, чтó в ней мож­но и нуж­но искать ком­му­ни­сту, чтó может и долж­на дать фило­со­фия чело­ве­ку, поста­вив­ше­му сво­ей выс­шей целью твор­че­ское пре­об­ра­зо­ва­ние При­ро­ды и обще­ствен­ных отно­ше­ний с таким рас­че­том, что­бы людям все­го мира обес­пе­чить все усло­вия для сво­бод­но­го, твор­че­ско­го тру­да.

Если рас­смат­ри­вать и изу­чать фило­со­фию про­шло­го под этим углом зре­ния — а под таким углом зре­ния ее как раз и изу­чал Ленин, — то в ней сра­зу же откры­ва­ют­ся богат­ства, неис­чер­па­е­мые сокро­ви­ща — те самые сокро­ви­ща, к кото­рым оста­ет­ся сле­пым любой бур­жу­аз­ный фило­соф и тео­ре­тик, каким бы субъ­ек­тив­но талант­ли­вым он ни был.

Если рас­смат­ри­вать фило­со­фию под каким-то дру­гим углом зре­ния, ради каких-то иных целей, она обя­за­тель­но пока­жет­ся без­вы­ход­ной пута­ни­цей сло­вес­ных пре­ре­ка­ний, схо­ла­сти­че­ских кон­струк­ций, веч­ной «вой­ной всех про­тив всех», борь­бой мне­ний, кото­рая про­дол­жа­лась тыся­че­ле­тия — и ниче­го в ито­ге не дала.…

И наобо­рот, та точ­ка зре­ния, с кото­рой изу­ча­ли фило­со­фию Маркс, Энгельс и Ленин, — точ­ка зре­ния ком­му­ни­ста-рево­лю­ци­о­не­ра, — дает воз­мож­ность раз­гля­деть колос­саль­ные зале­жи «полез­ных иско­па­е­мых» там, где под­сле­по­ва­тый взгляд видит толь­ко «сло­вес­ную схо­ла­сти­ку», «ото­рван­ное от жиз­ни мудр­ство­ва­ние», «уста­рев­шие заблуж­де­ния».

Дав­но извест­но: за чем пой­дешь — то и най­дешь. Будешь искать в исто­рии мыс­ли дока­за­тель­ство, что вся эта исто­рия была толь­ко чере­до­ва­ни­ем одних иллю­зий и заблуж­де­ний, исто­ри­ей сло­вес­ных пре­ре­ка­ний по пово­ду несу­ще­ству­ю­щих вещей (как это дума­ет, напри­мер, высо­ко­об­ра­зо­ван­ный лорд Рас­сел) — най­дешь и это. И это там было.

Будешь искать в исто­рии фило­со­фии сви­де­тель­ство того фак­та, что, несмот­ря на все иллю­зии, на все «проб­ные» поис­ки, на все отступ­ле­ния и ком­про­мис­сы с рели­ги­оз­ным неве­же­ством, фило­со­фия от века к веку учи­лась сама и учи­ла дру­гих раз­ви­вать мысль в согла­сии с дей­стви­тель­но­стью — а имен­но это и виде­ли в исто­рии фило­соф­ской мыс­ли Маркс, Энгельс и Ленин, — и ты обре­тешь в фило­со­фии пре­крас­ную, ничем не заме­ни­мую шко­лу тео­ре­ти­че­ской мыс­ли; шко­лу, в кото­рой мож­но изу­чить и те пути, кото­рые ведут к истине, и те, кото­рые уво­дят от нее прочь, — полу­чить и уро­ки успе­хов, и уро­ки про­ма­хов.

Спо­соб­ность мыс­лить, под­чер­ки­вал Фри­дрих Энгельс, вовсе не дает­ся чело­ве­ку от при­ро­ды. От при­ро­ды дает­ся чело­ве­ку толь­ко мозг, кото­рый мож­но раз­вить в каче­стве орга­на мыш­ле­ния, толь­ко зада­ток. Спо­соб­ность же мыс­лить «долж­на быть раз­ви­та, усо­вер­шен­ство­ва­на, а для подоб­ной раз­ра­бот­ки не суще­ству­ет до сих пор ника­ко­го ино­го сред­ства, кро­ме изу­че­ния исто­рии фило­со­фии»[1].

С тех пор, как были напи­са­ны эти сло­ва, в прин­ци­пе не изме­ни­лось и не мог­ло изме­нить­ся ниче­го. Одна­ко к исто­рии миро­вой фило­со­фии при­ба­ви­лась новая бога­тей­шая по содер­жа­нию гла­ва — исто­рия фило­со­фии диа­лек­ти­че­ско­го мате­ри­а­лиз­ма, фило­со­фии Марк­са — Энгель­са — Лени­на.

И до сих пор не суще­ству­ет ника­ко­го ино­го сред­ства для раз­ви­тия спо­соб­но­сти к тео­ре­ти­че­ско­му мыш­ле­нию, кро­ме само­го тща­тель­но­го и настой­чи­во­го изу­че­ния всей исто­рии фило­со­фии — преж­де все­го, разу­ме­ет­ся, вклю­чая сюда исто­рию марк­сист­ско-ленин­ской фило­со­фии.

Пони­мая ее, постиг­нешь и тай­ну всей пред­ше­ству­ю­щей ей фило­со­фии. Это не слу­чай­но: «наме­ки на выс­шее» (то есть «раци­о­наль­ные зер­на» пред­ше­ству­ю­щих уче­ний) мож­но вооб­ще пра­виль­но рас­смот­реть и понять толь­ко тогда, когда это «выс­шее» само по себе извест­но: «ана­то­мия чело­ве­ка есть ключ к ана­то­мии обе­зья­ны», муд­ро ска­зал об этом Карл Маркс.

Но, с дру­гой сто­ро­ны, и само «выс­шее», в дан­ном слу­чае фило­со­фия марк­сиз­ма-лени­низ­ма, будет усво­е­на все­рьез, гра­мот­но и твор­че­ски толь­ко тогда, когда ее поло­же­ния будут не про­сто про­чи­та­ны и даже зауче­ны наизусть, но и поня­ты как глу­бо­ко содер­жа­тель­ные отве­ты на те слож­ные и труд­ные вопро­сы, над кото­ры­ми в тече­ние сто­ле­тий билась пере­до­вая фило­соф­ская мысль чело­ве­че­ства, но так и не смог­ла их кон­крет­но раз­ре­шить.

Что­бы понять марк­сист­ско-ленин­скую фило­со­фию так, необ­хо­ди­мо знать и исто­рию всей пред­ше­ству­ю­щей ей фило­со­фии. Здесь абсо­лют­но вер­ны­ми оста­ют­ся сло­ва вели­ко­го Лени­на:

«Ком­му­ни­стом стать мож­но лишь тогда, когда обо­га­тишь свою память зна­ни­ем всех тех богатств, кото­рые выра­бо­та­ло чело­ве­че­ство».

Нет ниче­го губи­тель­нее, как вер­хо­гляд­ство, выра­жа­ю­ще­е­ся в том, что, усво­ив толь­ко ито­го­вые выво­ды, лозун­го­вые фра­зы (вро­де той, что «мате­рия пер­вич­на», а «все в при­ро­де и обще­стве вза­им­но свя­за­но»), чело­век уже начи­на­ет мнить себя обла­да­те­лем ком­му­ни­сти­че­ской фило­со­фии. От подоб­но­го вер­хо­гляд­ства кате­го­ри­че­ски предо­сте­ре­гал Ленин.

Конеч­но, все дело в том, что­бы не про­сто загру­зить свою память, загро­моз­дить ее фор­маль­ной фило­соф­ской эру­ди­ци­ей. Дело в том, что­бы усво­ить все богат­ство мыс­лей, накоп­лен­ных фило­со­фи­ей, кри­ти­че­ски — что­бы научить­ся брать от про­шло­го толь­ко то, и имен­но то, что оста­ет­ся живым и сего­дня.

Коро­че гово­ря, все дело в том, что­бы изу­чать фило­со­фию не путем зуб­реж­ки, а так, как ее изу­ча­ли, затра­чи­вая на то дол­гие годы напря­жен­ней­ше­го тру­да, кро­пот­ли­вей­шей рабо­ты, Маркс, Энгельс и Ленин.

Примечания

[1] Маркс К., Энгельс Ф. Сочи­не­ния, т. 20, с. 366.

«Без философии черты нового мира не будут разумны»

— В каких профессиональных сферах, кроме преподавания, может найти себя человек с философским образованием?

Поскольку занятия философией развивают мышление, как минимум критическое мышление и рефлексию, то ответ мой — такая способность пригодится везде. Тем более, что на МЭФ (Международный экономический форум прим. ред.) в Давосе 2015 года в прогнозе на 2020 среди самых востребованных способностей заняли навыки мышления. Это сигнал и работодателям, и потенциальным работникам.

Если говорить более целенаправленно, то в той же сфере искусственного интеллекта — проблема: а что мы, собственно, создаём? Что такое интеллект? Это философский вопрос, а не физиологический или психологический.

Кроме того, с искусственным интеллектом встают вопросы не инженерии, а этики. Это прямо философская область. Все уже, наверное, слышали про мысленный эксперимент «вагонетка». Ответы на эту кажущуюся абстрактную задачку ведут нас к вполне реальному будущему. Представим, что машина, управляемая искусственным интеллектом без шофёра, оказывается в экстремальной ситуации. Куда ехать? Прямо на пешехода или на тротуар с десятком людей? Или экстренно затормозить, подвергнув опасности пассажиров?

Искусственный интеллект должен будет сделать выбор, а значит, до этого программист должен заложить какие-то принципы в алгоритм. Значит, какие-то его ценности будут вшиты в программу. А какие у этого программиста этические ценности? О каких он вообще знает? Это всё сложнейшие философские и образовательные вопросы, касающиеся будущего человечества.

Ещё одно направление деятельности для философов, которое зародилось почти 50 лет назад в Германии и идёт по планете — «философы-практики». Это движение философов, которые предлагают решения бытовых, жизненных проблем методами, пробуждающими мышление. Это не вместо психотерапии. Философия может предложить некоторые эффективные решения в определенном круге проблем, которые связаны со смыслом жизни, целями и тем как думать.

Отдельная тема — социальные вопросы. Социальное устройство мира в свете всех событий 2020 года критически меняется, так же и внутри социума. Например, Федор Лукьянов — главный редактор журнала «Россия в глобальной политике», председатель Президиума Совета по внешней и оборонной политике России, профессор — пишет, что межгосударственное взаимодействие переживает острый кризис. Никому и ничего не понятно о том, что и как происходит в мире, вызревает его новый облик, где соединяется несоединимое. На мой взгляд, появляется мир, которому нужно мышление, способное работать с противоречиями, а не шарахаться от них. И без привлечения философов черты нового мира будут не вполне разумными.

Зачем изучать историю философии?. История философии. Древняя Греция и Древний Рим. Том I [litres]

Зачем изучать историю философии?

1. Вряд ли можно считать образованным человека, совершенно не знающего истории; каждый человек должен иметь хотя бы некоторое представление о своей стране, ее политическом, социальном и культурном развитии, о произведениях ее литературы и искусства. Не лишним было бы и знакомство с европейской, а также, в определенной степени, с мировой историей. В то же время англичанин, считающий себя образованным и культурным, обязан знать не только об Альфреде Великом и Елизавете, о Кромвеле, норманнском завоевании, Реформации и промышленной революции, но и об английских философах – Роджере Бэконе и Дунсе Скоте, Фрэнсисе Бэконе и Гоббсе, Локке, Беркли и Юме, Дж.С. Милле и Герберте Спенсере. Более того, совершенно немыслимо, чтобы образованный человек не имел никакого представления о Греции и Риме, ибо для него было бы величайшим стыдом признаться, что он никогда не слыхал о Софокле и Вергилии и что ему неведомо, откуда пошла европейская культура. Но раз так, то трудно себе представить, чтобы такой человек ничего не знал о трудах Платона и Аристотеля, двух величайших мыслителей всех времен и народов, стоявших у истоков европейской философии. И если культурный человек знает Данте, Шекспира и Гете, святого Франциска Ассизского и Фра Анжелико, Фридриха Великого и Наполеона I, то почему бы ему не знать святого Августина и святого Фому Аквинского, Декарта и Спинозу, Канта и Гегеля? Совершенно абсурдно полагать, что, зная о великих завоевателях и разрушителях, простительно оставаться в полном неведении о великих подвижниках, созидавших здание европейской культуры. Ведь не только знаменитые художники и скульпторы, но и великие мыслители вроде Платона и Аристотеля, святого Августина и святого Фомы Аквинского, обогатившие своими идеями Европу и ее культуру, оставили нам в наследство богатство, над которым не властно время. Таким образом, чтобы стать культурным человеком, необходимо получить представление о развитии европейской философии, ибо наше время стало таким, как есть, – не важно, хорошим или плохим, – не только благодаря художникам и военным, но и благодаря философам.

Никто не станет утверждать, что чтение произведений Шекспира или созерцание творений Микеланджело – это пустая трата времени, ибо их произведения бессмертны и за годы, истекшие со дня смерти их создателей, не потеряли своей ценности. Аналогичным образом не следует считать потерей времени изучение идей Платона, Аристотеля или святого Августина, ибо творения этих философов принадлежат к числу выдающихся достижений человеческого духа. После смерти Рубенса жили и творили другие выдающиеся художники, но это отнюдь не умаляет ценности полотен Рубенса; после Платона сменилось много философов, но это не уменьшает интереса к философским идеям Платона и не лишает их присущей им красоты. Но если для всякого культурного человека знакомство с историей философии является скорее не обязательным, а всего лишь желательным – насколько позволяют его занятия, склад ума и специальность, – то студентам–философам знать историю своего предмета, как говорится, сам бог велел. Это особенно важно для студентов, изучающих схоластическую традицию, получившую название вечной философии (philosophia perennis). Здесь не место спорам о правомерности этого именования, скажу лишь, что эта философия возникла не на голом месте, а выросла из философии древности, и если мы хотим по достоинству оценить наследие святого Фомы Аквинского или Дунса Скота, то должны сначала ознакомиться с творениями Платона, Аристотеля и святого Августина. Более того, если и вправду вечная философия существует, то справедливо было бы ожидать, что даже современные мыслители, чьи идеи на первый взгляд весьма далеки от идей святого Фомы Аквинского, будут использовать отдельные принципы этой философии. Но даже если этого не происходит, в таком случае все равно полезно посмотреть, к каким результатам приводит использование этих «ложных» посылок и «ошибочных» принципов. Нельзя также не признать порочной практику осуждения мыслителей, чьи идеи и взгляды не были поняты или по достоинству оценены при их жизни. Следует также отметить, что использование истинныгх принципов во всех сферах философской мысли было характерно не только для Средних веков – современная философская мысль тоже имеет свои достижения, в частности в области эстетики или натурфилософии.

2. Мне могут возразить, что различные философские системы прошлого – это всего лишь антикварные реликвии, что вся история философии состоит из «отвергнутых и мертвых в духовном отношении систем, ибо каждая последующая система уничтожала и погребала предыдущую»1. И разве Кант в свое время не утверждал, что метафизика всегда «поддерживает ум человеческий в состоянии неопределенности посредством надежд, которые никогда не угасают, но и никогда не исполняются» и что «в то время как любая другая наука непрерывно движется вперед», в метафизике ум «постоянно вертится на одном месте, не делая ни шага вперед»2? Платонизм и аристотелизм, схоластика, картезианство, кантианство и гегельянство – все они пережили период своей популярности и были подвергнуты критике: А. Н. Уайтхед утверждает, что при желании всю европейскую философскую мысль можно представить как засоренную непримиримыми метафизическими системами, отвергнутыми историей. Зачем же тогда изучать весь этот хлам, скопившийся в кладовке истории?

И все–таки, даже если бы все философии прошлого не только подверглись критике (что совершенно естественно), но и были бы опровергнуты (что совсем не одно и то же), утверждение «на ошибках учатся» остается в силе, если, конечно, относиться к философии как к настоящей науке, а не как к блужданию в потемках. Приведем пример из средневековой философии. Выводы, к которым, с одной стороны, пришли крайние «реалисты», а с другой – «номиналисты», показывают, что решение проблемы универсалий находится где–то посередине, между этими двумя крайностями. История этой проблемы служит экспериментальным доказательством тезиса, изучающегося в университетах. Аналогичным образом тот факт, что абсолютный идеализм не сумел дать адекватного объяснения «конечным сущностям», может быть вполне достаточным, чтобы отвратить любого человека от желания ступить на путь монизма. А та настойчивость, с которой современная философия разрабатывает теорию познания и субъект–объектных отношений, невзирая на весьма своеобразные выводы, сделанные ею, ясно показывает, что субъект преобразуется в объект не в большей степени, чем объект в субъект. Марксизм, несмотря на свои фундаментальные ошибки, научил нас учитывать влияние техники и экономики на высшие сферы человеческой культуры. Поэтому тем, кто хочет постичь философию ab ovo[2], а не какую–то отдельную философскую систему, без изучения истории философии не обойтись; в противном случае он рискует зайти в тупик и повторить ошибки своих предшественников, от чего сможет уберечь его только серьезное изучение философской мысли прошлого.

3. Существует опасение, что изучение истории философии может развить в человеке скептический склад ума, и оно совершенно справедливо, однако следует помнить, что сам факт постоянной смены философских систем вовсе еще не доказывает, что все они были ошибочными. Если философ X критикует и старается опровергнуть теорию философа Y, то это отнюдь не означает, что позиция Y несостоятельна, поскольку X мог отвергать ее, не имея на то достаточных оснований или исходя из ложных посылок. Мир знает много религий: буддизм, индуизм, зороастризм, христианство, – однако отсюда вовсе не следует, что христианство нельзя назвать истинной религией: чтобы доказать его неистинность, надо опровергнуть всю христианскую апологетику. Но поскольку абсурдно было бы утверждать, что сам факт существования различных религий свидетельствует, что ни одна из них не может быть истинной, также абсурдно утверждение, что смена философских систем ipso facto[3] демонстрирует, что нет и не может быть истинной философии. (Мы вовсе не собираемся утверждать, что ни одна мировая религия, кроме христианства, не содержит истины. Более того, между истинной (Богооткровенной) религией и истинной философией существует огромная разница. Первая, будучи Богооткровенной, истинна во всем, в целом, в то время как истинная философия может быть верна в главном, в тех принципах, которые она применяет, оставляя в данный период времени нерешенными определенные проблемы. Философия, представляя собой плод человеческого разума, а не Божественного откровения, постоянно развивается и изменяется. Благодаря появлению новых подходов или возникновению новых проблем, благодаря вновь открытым фактам и новым ситуациям и т. д. перед ней открываются новые перспективы. Поэтому не следует считать «истинную философию», или «philosophia perennis», каким–то набором застывших и закостеневших принципов и утверждений, не подверженных развитию и совершенствованию).

Данный текст является ознакомительным фрагментом.

Продолжение на ЛитРес

История отечественной IT-отрасли: надо ли её изучать?

Оператор ЭВМ

Авторы: Ирина Крайнева, Юрий Ревич

Зачем вообще нужно изучать историю науки? Не только обычный гражданин, но и остепененный научный сотрудник академического института, скорее всего, долго будет собираться с мыслями в ответ на этот, в сущности, простой вопрос. В прикладной области ответ, на первый взгляд, вообще отсутствует: инженер, которому поручили спроектировать мост, включит компьютер с программой прочностных расчетов – и его совершенно не занимает, кто такие были родоначальники сопромата Кулон и Мор, и уж тем более он равнодушен к судьбе ученого-эмигранта Степана Прокофьевича Тимошенко, крупнейшего теоретика-прочниста XX века.

Можно тогда задать еще один вопрос: а зачем студентов заставляют изучать философию науки, и, кажется, отменять это никто не собирается? Для ученого, работающего в фундаментальной науке, ответ очевиден: невозможно заниматься квантовой механикой, не изучив суть дискуссии Эйнштейна и Бора столетней давности. Совершенно аналогичная ситуация возникает и в прикладных науках, как только вы ставите задачу не просто использовать, к примеру, готовый процессор, но и спроектировать новый, ранее не существовавший. Для эффективного решения такой задачи вам не избежать углубленного изучения достижений предшественников.

Упоминание о «новом процессоре» у нас возникло не случайно: сейчас много, в том числе и на самом высоком уровне, говорят об «импортозамещении» и «технологической независимости» страны в области IT. Грамотные специалисты сходятся во мнении, что без восстановления всей цепочки (от собственной элементной базы до прикладных программ) ни о какой эффективной «независимости» говорить не приходится. А значит, и от изучения истории этой области науки и техники никуда не денешься.

Ответ может прозвучать и так: изучение отечественной истории есть способ преодоления ее мифологизации. С изумлением читаем во вполне уважаемом журнале «Суперкомпьютеры» (№ 4, зима 2010) статью, значительная часть которой посвящена обоснованию утверждения, что «на заимствованных технологиях базировались практически все отечественные компьютеры того времени» (речь идет о рубеже 1950-60-х годов). Одновременно в статье на сайте «Фонд Стратегической Культуры» с такой же убежденностью доказывается, что «в этой Силиконовой долине работают одни русские, хохлы и немного белорусов», и вообще «Соединённые Штаты до 90% своей потребности в программистах обеспечивали за счёт, мягко говоря, утечки, а если прямо — воровства мозгов у СССР».

Обе крайних точки зрения, разумеется, ошибочны, но показать это можно, только имея в руках доказательные факты и аргументы. Но вот проблема: история советских IT, кажется, кроме ее непосредственных участников и их потомков, никого всерьез не интересует.

Кто и где изучает историю советской IT

На постсоветском пространстве сложилось четыре основных центра, где предпринимаются попытки изучения IT-истории: Москва, Санкт-Петербург, Новосибирск и Киев. При этом профессиональных историков в этих центрах в настоящее время практически не обнаруживается. Исключение представляет собой Новосибирск (точнее, СО РАН), где работают два таких историка (один из них — соавтор настоящей статьи). В Москве, в Институте истории естествознания и техники РАН им. С. И. Вавилова, где, казалось бы, тему должны «копать» профессионалы, также ни одного специалиста-историка не имеется, хотя и есть профильный специалист-математик. Историки из Саратова Р. Н. Парамонова и В. Н. Парамонов исследуют советский опыт создания отраслевых АСУ. Высокий уровень продемонстрировал в своих работах А. В. Кутейников, аспирант исторического факультета МГУ, но после защиты диссертации по истории советских проектов компьютерного управления народным хозяйством он отошел от темы (по слухам, устроился работать в банк).

За всю историю советской вычислительной техники и программирования лишь два автора поднялись до обобщений, попытались дать общую картину развития этих направлений в СССР: Андрей Петрович Ершов в Новосибирске и Борис Николаевич Малиновский в Киеве. Однако две работы Ершова под общим заголовком «Становление программирования в СССР»  выполнены настолько давно (в 1976 году), что сами по себе уже принадлежат истории. Заслуги чл.-корр. НАН Украины Малиновского в области изучения и популяризации истории советских компьютеров неоспоримы, однако главному его труду («История вычислительной техники в лицах», 1995) также исполняется два десятилетия.

В части популяризации рассматриваемой темы среди широкой аудитории дела обстоят не лучше, чем с исследованиями. Имеется единственный издательский дом «Открытые системы», который на страницах своих журналов регулярно публикует материалы по истории отечественных IT. Особо стоит отметить многолетнюю деятельность «Виртуального компьютерного музея»  (проект Эдуарда Пройдакова) — на просторах Рунета это практически единственный серьезный обобщающий ресурс по данной теме. В некоторой степени дополняет его украинский музей, созданный по инициативе Малиновского («Киевский компьютерный музей»  и его расширение «IT в Украине»). Есть еще несколько тематических сайтов, в основном посвященных различным персоналиям или проектам (таких, как, например, «Анатолий Иванович Китов»  или украинский ОГАС, и виртуальных музеев, созданных энтузиастами (как, например, «Страница ностальгии по БЭСМ-6»  или «Казанский компьютерный музей»). Из серьезных интернет-ресурсов, подготовленных по всем правилам архивной науки, пожалуй, заслуживает упоминания лишь новосибирский «Архив академика А. П. Ершова».

За последние два десятилетия вышло довольно много сборников, монографий, биографий и мемуаров, посвященных отдельным событиям или персоналиям отечественной IT-истории. Перечислить хотя бы часть из них здесь нет возможности, но есть общая черта всех этих изданий — практическая недоступность широкой публике. Эти книги выпущены ограниченным тиражом, часто на собственные средства авторов, они не попадают даже в книжные каталоги, их приходится добывать разными правдами и неправдами. Некоторым из них посчастливилось попасть в поле зрения пиратских библиотек, и оттого их электронные копии все-таки относительно доступны, но на такую стихийную самодеятельность, входящую, к тому же, в противоречие с законодательством, конечно, рассчитывать нельзя.

Наблюдается разительное отличие состояния дел в области истории науки и техники на Западе, где виртуальные компьютерные музеи есть при каждом профильном университете, не считая огромного количества отдельных тематических сайтов и персональных мемориальных страниц, созданных как любителями по собственной инициативе, так и профессионалами при поддержке крупных корпораций или фондов. В электронных архивах доступны — как за деньги, так и бесплатно — практически все значимые публикации прошедших лет, начиная прямо со знаменитых заметок Ады Лавлейс,  датируемых 1842 годом.

История советской информатики на Западе достаточно популярна: на странице Славы Геровича, профессора MIT, можно найти ссылки на пару десятков зарубежных конференций, имеющих касательство к советской IT-истории. Конечно, этот интерес отчасти поддерживается усилиями наших бывших соотечественников, но не только. Можно назвать имена Л. Грэхэма, П. Джозефсона, К. А. Татарченко. В Японии есть «Общество изучения российской истории», где советскую информатику изучает Хироши Ичикава. В университете Упсалы «Центром изучения России и Евразии» проводится конференция «Что мы можем узнать из советских архивов». К сожалению, работы некоторых зарубежных авторов достаточно поверхностны и нередко содержат ошибки. В этом, конечно, виноваты не только авторы работ, но и отсутствие прочных научных связей специалистов, доступной обобщающей информации. И тем более она малодоступна для англоязычной аудитории — лишь единичные отечественные источники из перечисленных выше дублированы на английском языке.

ЭВМ БЭСМ-1, фото 1952 года

И что дальше?

Со времен издания обобщающих книг Малиновского (и тем более Ершова) накоплено огромное количество разрозненных фактов, создано несколько биографических сборников, изданы биографии, энциклопедии, проводятся конференции, такие как SoRuCoM,  например. Но по-прежнему не существует ясной общей картины истории отечественной IT-индустрии во всем ее многообразии, в поле зрения исследователей попадают лишь отдельные события. Поскольку основными участниками летописания истории ВТ и программирования являются профильные специалисты, они, как правило, повествуют о тех проектах, в которые принимали непосредственное участие. Они опираются на свою память, иногда ссылаются на свои публикации, но практически никогда не обращаются к архивам, оказываются не в состоянии вписать историю своих проектов в более широкий контекст и не могут представить общей картины.

Нахождение всей тематики в руках профильных специалистов ведет к еще одной опасной тенденции: это преувеличение одних заслуг и результатов и замалчивание других. Тиражирование мнений в таком ключе приводит в итоге к фальсификации истории. В результате вместо преодоления расхожих мифов, о чем говорилось выше, такая «история» ведет лишь к обострению и углублению мифологизации.

Несмотря на взрывное развитие Интернета и радикальное облегчение доступа к нему, за последние годы в Рунете возникло очень небольшое число новых сайтов, посвященных отечественной IT-истории. Почти все ведущие тематические интернет-ресурсы, в том числе большинство упомянутых выше, были созданы в конце девяностых — начале двухтысячных.

При этом совершенно не принимается во внимание тот факт, что отдельно взятый интернет-ресурс крайне уязвим и в любой момент может оказаться недоступным. Примеров таких исчезнувших ресурсов уже можно привести достаточно много. С одной стороны, то, что не попало в Сеть, сегодня можно считать исключенным из внимания общественности («нет в Интернете — нет на свете»), с другой — в Интернете рукописи еще как горят! Созданный одним из авторов статьи сайт it-history.ru несколько раз отключали администраторы сервера просто по недосмотру, и в отсутствие автора о нем бы никто и не вспомнил. Это грозит катастрофой в будущем: по мере естественного ухода заинтересованных людей доступная сегодня информация в Сети постепенно окажется уничтоженной.

Механизма страховки от того, что некий сайт будет отключен, как только банально закончатся деньги на его содержание (или, например, будет закрыто/перепрофилировано учреждение, его поддерживающее, в нем сменится руководство и т.д.), до сих пор не создано нигде в мире, разве что в «Википедии» иногда (иногда!) архивируются сайты-источники. Имеющееся решение проблемы в виде известного сайта archive.org по многим причинам представляется ненадежным и совершенно недостаточным. При этом спонтанное возникновение надежного механизма защиты интернет-ресурсов от исчезновения едва ли возможно: Интернет в существующем виде меньше всего рассчитан на долговременные проекты, выходящие за горизонт ближайших лет. Нам представляется, что настала пора задуматься о формировании такого механизма на уровне государств, научных сообществ или в рамках общественной инициативы.

Как успеть запрыгнуть в уходящий поезд?

Время идет, и постепенно стирается память о страницах истории отечественной IT-отрасли, вытесненной современными реалиями. Вероятно, пора сформировать программу исследований, которая бы помогла систематизировать наше представление о прошлом, изложить альтернативные точки зрения на некоторые вопросы, в частности, на реализацию программы ЕС ЭВМ, которая фактически предвосхитила коллапс отечественного компьютеростроения. Авторы осмелились предложить возможные направления такой программы:

  1. Государственная политика в области создания отечественных машин, включая переход к ЕС ЭВМ. Роль АН СССР, ведущих профильных министерств и ведомств.
  2. Элементная база — создание центра в Зеленограде, основные тенденции и проблемы развития микроэлектроники в СССР.
  3. Основные центры, выпускавшие ЭВМ в СССР и союзных республиках. Типы ЭВМ. Ведущие конструкторы и их школы.
  4. Направления использования отечественных ЭВМ. Решение научных и прикладных задач, роль ЭВМ в освоении космоса, создании ядерного щита, в оборонной отрасли в целом. Проекты управления народным хозяйством, создание АСУ и АСУТП.
  5. Ведущие советские школы программирования и их место в мировой науке.
  6. Подготовка кадров инженеров, вычислителей, программистов. Образовательные программы в области информатики.

Эта сложная и объемная программа должна объединить профильных специалистов и историков. Именно объединить, поскольку историей вычислительной техники и программирования неспециалисту заниматься сложно. Однако историк владеет методикой исследования, специалист — фактической и содержательной стороной дела. Для того чтобы такое объединение состоялось, совершенно не требуется принимать глобальные программы на правительственном уровне и выделять огромные средства из бюджета. Достаточно мотивировать профессиональное сообщество: создать соответствующие направления при исторических факультетах университетов, объявить конкурсы и назначить премии, поддержать существующие конференции и организовать новые и т.д.

Может быть, тогда способные молодые специалисты-гуманитарии не станут после защиты диссертации уходить в коммерческие структуры?

Авторы статьи призывают к сотрудничеству всех исследователей истории отечественных информационных технологий. Пишите Ирине Крайневой.

Об авторах: 

Ирина Крайнева, научный сотрудник Института систем информатики им. А. П. Ершова СО РАН, к. и. н.

Юрий Ревич, журналист, IT-обозреватель.

От редакции

D-Russia.ru готов принять к публикации материалы, посвященные истории отечественной IT-индустрии, в том числе постсоветской. Наш адрес [email protected]

 

«Читать философию как обычную литературу невозможно»

Я был убежден, что мне необходимо иметь собственную философскую библиотеку, и, как только поступил на философский факультет, я стал ее целенаправленно собирать. Но собирать только те книги, чья ценность была, как я считал, на все времена. Денег со стипендии оставалось немного, приходилось экономить, в крайних случаях обращался к кошельку мамы. Раньше в Москве было много книжных магазинов, больших и маленьких, это сейчас она состоит из салонов красоты и аптек, и все они располагались на центральных улицах и переулках. Эпоха Интернета прежде всего убила публичные библиотеки, потом «домашние», потом исчезли книжные магазины, даже букинистические. Правда, теперь ты можешь заказать по электронной почте любую книгу или в крайнем случае посетить «Фаланстер» или «Циолковский», которые пока держатся…

Однажды мне повезло: я купил полное собрание томов истории философии Куно Фишера, потом приобрел дореволюционную библиотечку «Философии науки» издательства «Шиповник», собрал некоторые книги Л. Шестова и Н. Бердяева. В советское время цензура, естественно, действовала и на рынке книжных услуг. Купить то, что я хотел, можно было лишь у спекулянтов или из-под прилавка, если сумеешь договориться с симпатичной продавщицей. Помню, мои «книжные» пути часто пересекались с путями одного известного тогда профессора МГУ, который ради книг устроил на вечернее отделение философского факультета продавщицу из книжной лавки в Столешниковом переулке. Ходили слухи, что у него чуть ли не крупнейшая библиотека по мистике и религиозной философии в Москве.

Спускаешься с Пятницкой улицы все время вниз по Лубянке, мимо «Детского мира», и теряешься в книжных переулках. Потом Столешников, далее к книжным магазинам «Москва» и «Дружба» на улице Горького. Привычный маршрут. Магазины забиты советской литературой разного качества, просто тонны макулатуры, никому не нужной, но иногда что-то попадается. Возвращаешься с каждой охоты с небольшой добычей, иногда тебя очень радующей. Каждая «нужная» книга — удача. Можно составить целый список таких удач. В магазине «Антиквариат» на ул. Качалова мне часто везло на прекрасные книги: Р. Барт «Светлая комната. О фотографии»; три малоформатных, но объемных тома в «Поисках утраченного времени» Пруста, вышедших в издательстве «Плеяды» на тонкой рисовой бумаге (на языке оригинала). В другом месте — на немецком: великая книга Р. Музиля «Человек без свойств», полное собрание стихотворений и прозы Р. -М. Рильке, «Общая психопатология» К. Ясперса. В пополнении библиотеки большую роль сыграли родители, которые помогли серьезно расширить мою коллекцию современной западной философии.

И потом постоянный контакт со спекулянтами, у которых покупаешь «запрещенную» литературу (например, философию Серебряного века). Пытался достать П. Флоренского, но цены были запредельные. Однажды даже пришлось съездить в дальнее Подмосковье, чтобы выкупить небольшую книгу К. Юнга «Экстравертный и интровертный тип». Ищу дом, нахожу, оказывается двухэтажным бараком. В каждом окне лица, в основном пожилые, и все смотрят на тебя, словно спрашивают: «Как ты здесь оказался?» Стучу. Долго не открывают, за дверью шум, крики. Наконец дверь распахивается — передо мной мужик средних лет в одних кальсонах и белой рубахе, босиком, стоит, качаясь и вращая глазами, он явно пьян, и, как говорили когда-то, пьян мертвецки. У трезвой бабушки спрашиваю, как пройти в такую-то комнату. Нахожу ее. Стучу, мне открывает мой книжный знакомый. Комната поражает; она небольшая, стены до потолка обиты зеленой материей, мебель мне показалась старинной, особенно письменный стол, кресло, даже какая-то чернильница, форма которой мне незнакома. Да и лампа настольная с бронзовой патиной… На стенах и в ряд несколько старинных гравюр. Все это было похоже на интерьер кабинета XIX века, не очень надежно защищенного от пролетарской среды. А один из моих друзей по факультету настолько увлекся собиранием библиотеки, что стал известным книжным спекулянтом, получив на рынке кличку «Борода».

Редкие книги у меня не задерживались: пришлось продать Куно Фишера, чтобы купить полное собрание сочинений Гегеля. Продавал одно, чтобы купить другое, интересовавшее меня в данный момент. В конце 1980-х и начале 1990-х мое собирание стало частью работы и потеряло смысл «охоты». Многое — если не все — из «запрещенного» стало доступным. Библиотека пополняется, но ты перестаешь собирать книги, ты просто их покупаешь для дела…

Зачем изучать философию? | Кафедра философии

«Недостаточно иметь хороший ум. Главное - правильно им пользоваться ». - Рене Декарт

Вот что некоторые из наших студентов сказали о том, почему они изучают философию:

  • «Важно знать генетику, но важнее научиться думать. Философия заставляет задуматься! »
  • «Философские курсы дают больше, чем просто познание мира; они дают вам глубокое понимание того, как устроен мир, даже как он должен работать.”
  • «Философия делает меня лучше мыслителем и более разносторонним человеком».
  • «Моя дипломная работа по философии была не только лучшей частью моего опыта в Лихай, но и очень помогла мне на протяжении всей юридической школы и в моей жизни».
  • «Изучая философию, я научился внимательно и критически анализировать, тщательно задавать вопросы, писать и строго думать. Мои философские навыки сделали меня более ценным для потенциальных работодателей и аспирантов ».

Пять главных причин изучать философию
1.Увлекательный предмет
2. Большой выбор интересных занятий, проводимых выдающимися профессорами
3. Развитие навыков
4. Отличная подготовка к любой карьере или учебе в аспирантуре
5. Личностное развитие

1. Увлекательный предмет
Философия ищет не просто знания, а глубокое понимание и мудрость.

Философия - это деятельность, которой люди занимаются, когда они стремятся понять себя, мир, в котором они живут, и отношения к миру и друг другу.Те, кто изучает философию, задают вопросы, отвечают, оценивают и рассуждают о некоторых из самых основных, значимых и сложных вопросов жизни, таких как:

  • Что значит быть человеком?
  • Что такое человеческий разум?
  • Несем ли мы ответственность за то, что мы делаем, или мы просто беспомощные жертвы наших генов, окружающей среды и воспитания?
  • Есть ли Бог?
  • Какой образ жизни лучше всего для жизни?
  • Что такое счастье? Можем ли мы надеяться достичь этого? Это самое главное в жизни? Могут ли плохие люди быть по-настоящему счастливыми?
  • Как мы должны уравновесить наши собственные желания, потребности и права с желаниями других людей? против будущих поколений? животные?
  • Каким человеком хорошо быть?
  • Какие виды политических институтов лучше всего?
  • Что мы знаем и как мы это знаем?
  • Что есть правда? Что-нибудь правда? Как мы можем сказать?
  • Что такое искусство? Что есть красота? Должно ли искусство быть красивым, чтобы быть хорошим?
  • Можем ли мы оправдать наши суждения о достоинствах фильма, книги, картины, стихотворения?
  • Что означает, что одно вызывает другое?
  • Есть научный метод?
  • Как слова могут иметь значение?
  • Существуют ли математические объекты?
  • Сколько времени? Время действительно реально?

Изучая философию, у вас будет возможность самостоятельно ответить на эти вопросы и подумать о том, что думают о них другие - некоторые из величайших философов прошлого и настоящего, а также ваши однокурсники.

2. Широкий выбор интересных курсов, которые преподают выдающиеся профессора.
Существуют курсы философии, посвященные вопросам морали, другие, посвященные природе науки и техники, многие из которых исследуют некоторые из наиболее важных философских работ, написанных в истории западной цивилизации, а другие представляют великих мыслителей восточной философии, курсы для те, кто интересуется математикой и логикой, или политикой, и обществом, или религией, или знаниями, или человеческим разумом, или природой реальности.

Некоторые из курсов представляют собой общие обзорные курсы, другие - углубленные исследования конкретных вопросов, текстов или философов. Большинство уроков философии выше нулевого уровня небольшие и требуют много обсуждения и написания.

Профессора философии - это преданные своему делу учителя, являющиеся экспертами в своих областях и искренне заинтересованные в помощи студентам в развитии их понимания и навыков. Наши профессора получили награды за преподавание и неизменно получают высокие оценки студентов.

3. Развитие навыков
Философия - это далеко не абстрактная и бесполезная область, а один из наиболее практических учебных курсов. Прохождение курсов философии дает навыки, которые пригодятся не только в любой карьере, но и в личной жизни. Изучение философии позволит вам думать тщательно, критически и ясно, применять логический подход к решению сложных вопросов и изучению сложных вопросов, хорошо рассуждать и оценивать рассуждения других, разумно обсуждать и эффективно писать.

На курсах философии вы можете рассчитывать на

  • улучшит вашу способность решать проблемы, вашу способность систематизировать идеи и проблемы и вашу способность отличать то, что является важным, от того, что нет;
  • научился лучше смотреть на вещи с разных точек зрения, понимать разные точки зрения и находить точки соприкосновения между ними;
  • научитесь критически анализировать свои собственные взгляды, а также взгляды других;
  • развивать способность понимать и объяснять сложный материал;
  • научиться отличать хорошее рассуждение от попыток манипулировать мнениями, строить надежные сложные аргументы и оценивать рассуждения других;
  • разовьет хорошие навыки толкования, сравнения, аргументации, анализа и описательного письма, которые позволят вам ясно и убедительно изложить свои идеи.

Философия развивает интеллектуальные способности, важные для жизни в целом, помимо знаний и навыков, требуемых для любой конкретной профессии… Она расширяет аналитические, критические и интерпретирующие способности, применимые к любому предмету и в любом человеческом контексте »
- The American Философская ассоциация

4. Отличная подготовка к любой карьере или учебе в аспирантуре

Большинство студентов, изучающих философию, не становятся профессорами философии. Но они продолжают находить хорошие рабочие места в самых разных областях, включая право, медицину, бизнес, образование, журналистику, государственную политику, правительство, религию, области коммуникации, связи с общественностью, управление розничной торговлей, социальные услуги и многие другие.

Собираетесь сделать карьеру в деловом мире? Навыки, которые вы можете развить, изучая философию, - это как раз те, которые ищут работодатели. А специалисты по философии зарабатывают высокие зарплаты в середине карьеры. Не верьте нам здесь на слово; ознакомьтесь с этими новостями:

"Роберт Э. Рубин, министр финансов США, 1995–1999 годы:« Философия подготовила меня к карьере в области финансов и государственного управления »," New York Times

«Повышение зарплаты по крупным», Wall Street Journal
http: // online.wsj.com/public/resources/documents/info-Degrees_that_Pay_you_Back-sort.html

«Философия снова в деле», Bloomberg BusinessWeek, 12.01.10
http://www.businessweek.com/managing/content/jan2010/ca20100110_896657.htm

«Я думаю, значит и зарабатываю», The Guardian 19.11.07
http://www.guardian.co.uk/education/2007/nov/20/choosingadegree.highereducation

«Изучение философии приносит пользу, несмотря на экономию», Philadelphia Inquirer 10/1511
Рассказ о бывшем специалисте по философии Лихай Шеннон Мэлони, '12.
http://articles.philly.com/2011-10-15/news/30283702_1_philosophy-number-of-four-year-graduates-college-students

Планируете поступить в аспирантуру, юридический или медицинский институт? Тогда вы должны знать, что
• Основные направления философии имеют более высокий балл GRE (вербальный и аналитический), чем любой другой предмет
http://pleasandexcuses. com/2012/09/06/philosophy-major/

• Только по физике и математике результаты LSAT выше, чем по философии. И сопоставьте набор навыков, рекомендуемых ABA в качестве подготовки к изучению права, с набором навыков философии.
гиперссылка LSAT на http://legalblogwatch.typepad.com/legal_blog_watch/2009/09/choice-of-college-major-sways-lsat-score.html
http://www.americanbar.org/groups/legal_education/ ресурсы / pre_law.html

• 50% студентов факультетов философии, поступающих в медицинский институт, принимаются
http://online.wsj.com/public/resources/documents/info-Degrees_that_Pay_you_Back-sort.html

Конечно, некоторые студенты философии становятся профессорами философии. Согласно Wall Street Journal, профессия философа - одна из лучших профессий в США.
http://online.wsj.com/public/resources/documents/st_BESTJOBS0104_20110105.html

Чем можно заниматься со степенью философии? Спросите этих бывших специалистов по философии:

  • Роберт Гринхилл, президент Morgan Stanley
  • Дэн Браунштейн, основатель и управляющий хедж-фонда
  • Джордж Сорос, инвестор
  • Патрик Бирн, генеральный директор Overstock.com
  • Стивен Брейер и Дэвид Сутер, судьи Верховного суда
  • Ричард Риордан Мэр Лос-Анджелеса
  • Уильям Беннет, министр образования США
  • Пол Мартин-младший., Премьер-министр Канады
  • Стоун Филлипс, журналист сетевого телевидения
  • Стадс Теркель, обладатель Пулитцеровской премии
  • Алекс Требек, ведущий легендарного игрового шоу
  • Ларри Сэнгер, соучредитель Википедии
  • Рики Жерве, комик / актер / продюсер
  • Итан Коэн, кинорежиссер, удостоенный премии Оскар
  • Джек Кин, четырехзвездный генерал армии США
  • Стив Мартин, комик / актер
  • P.C. Чанг и Чарльз Малик, соавторы Всеобщей декларации прав человека №
  • ООН
  • Папы Иоанн Павел II и Бенедикт XVI
  • Клод Леви-Строс, семенной антрополог

Источник: https: // философия. as.uky.edu/where-can-philosophy-take-me

5. Личностное развитие
Карьера и работа - лишь часть остальной жизни. Изучение философии влияет не только на то, как вы думаете, но и на ваше развитие как личность. Изучение философии может быть действительно обогащающим и очень приятным, и это отличная подготовка к обучению на протяжении всей жизни и расширению интеллектуального, политического и социального существования. Это может помочь вам жить лучше, помогая понять себя как мыслящее, действующее существо.Как известно, Сократ сказал, что «неизведанная жизнь не стоит того, чтобы жить»; а философия - это инструмент, который он рекомендовал для изучения как собственной жизни, так и различных возможностей, открывающихся перед вами на протяжении всей вашей жизни. Какие убеждения важны для вас сейчас и насколько они разумны? Какие принципы руководят вами при принятии решения, что делать, и выдерживают ли они проверку? Какие пути сделают вашу жизнь более насыщенной, а какие популярные, в конечном итоге, заставят вас чувствовать себя опустошенным? Как содержание, так и навыки, которые вы приобретаете в результате изучения философии, позволят вам лучше думать о таких вещах и, таким образом, делать правильный выбор.

Критические навыки

Философия также обеспечивают лучшую защиту от народной глупости и лжи, позволяют вам видеть сквозь культурные и интеллектуальные причуды, защищают вас от пустого позерства политиков и бессмысленной болтовни медийных ученых мужей и комментаторов, защищают вас от скользких заявлений рекламодателей и продавцов, и позволяет вам видеть сквозь глупые мнения и повседневную ерунду.

Кто должен изучать философию?
Вы должны!

Зачем изучать философию? в США


Если в классе, полном детей, спросят: «Кем ты хочешь быть, когда вырастешь?» дети будут выкрикивайте многочисленные общие ответы.Дети будут кричать о таких профессиях, как врач, звезда футбола, а в редких случаях даже учителем. То, чем дети никогда не скажут, что они хотят быть, когда вырастут, - это философ.

Фактически, если в том же классе, полном детей, спросить: «Что делают философы?» те же взволнованные голоса немедленно стихнут. Даже взрослые вряд ли знают, чем занимаются философы. Так зачем изучать философию? Почему изучать то, о чем, кажется, никто не догадывается? Глубокий ответ таков: «Поскольку философия - это изучение самые важные вещи, о которых могут думать люди."Но какова практическая выгода, особенно для международного ученик? Что ж, расплата хорошая. Изучение философии может помочь студенту добиться успеха в карьере и найти счастье.

Чтобы действительно ответить на вопрос: "Зачем изучать философию?" сначала нужно ответить: «Что такое философия?» Философия - это изучение самые глубокие вопросы, которые человечество могло понять. Философия существует уже не менее 3000 лет. до изучения естественных наук, математики и литературы.Причина, по которой философия существовала до изучения науки, математика и литература - это потому, что философия - это то, с чего начались все эти исследования. Наука началась с философов кто задавал вопросы о природе вселенной. Например, Демокрит начал заниматься физикой, когда спросил: «Что? самое маленькое, что может быть? »Затем он придумал идею атома. Пытаясь понять природу математика, и то, что делает рассказ, рассказ, также начался с философов. Хотя они не обязательно были первыми люди, которые занимались математикой или писали рассказ, они были первыми, кто спросил, что такое математика и литература и что использует они имеют.Философы - это люди, которые формулируют идеи о том, что все наши технологии, наука и исследования основано на.

Задавайте вопросы и обдумывайте все ответы

Основные вопросы, которые задают философы, включают следующее: какова природа Вселенной, какова моя место во Вселенной, кто я, что правильно и что неправильно и как я могу узнать ответы на эти вопросы. Некоторые из эти вопросы ведут к исследованию религии, другие - к исследованию науки, а третьи - к исследованию исследование литературы. Философия открыта для всех вопросов, пока человек готов рассмотреть все возможные ответы, логично. Единственное истинное правило философии состоит в том, что философы должны использовать разум и логику, чтобы попытаться прийти к к наилучшим возможным ответам.

Чтобы взглянуть на вопросы более внимательно, философы изучают следующее: аборты - это плохо, откуда мы знаем Бога? существует, что такое искусство, должны ли животные иметь права, какова цель образования и что такое счастье. Это приводит нам один важный ответ на вопрос: «Зачем изучать философию?» Потому что философы изучают то, что важно для того, чтобы знать, кто ты такой, что нужно делать и что делает счастливым.Чтобы быть счастливым человеком, наверное, хорошая идея узнать как можно больше о себе и своем месте в мире. Это карьера философ, чтобы знать обо всем как можно больше.

«Но как студенты, особенно иностранные, могут зарабатывать деньги, изучая философию?» - можно было бы ответить. Почему изучать философию, когда нет непосредственной философской карьеры, которая приходит на ум, когда мы говорим о философии? Как может ли студент зарабатывать деньги, необходимые для еды и хорошей жизни, когда он или она просто думает обо всех идеях время? Рассмотрим знаменитую историю о древнегреческом философе по имени Фалес.Фалес был известен как один из тех философов, которые всегда витали в облаках. Собственно говоря, когда-то он был так занят, думая, что он упал в колодец. Через некоторое время Фалес устал от людей, говорящих ему, что он никогда не будет зарабатывать деньги в качестве философ, поэтому он сделал несколько очень мудрых вложений, настолько мудрых, что фактически заработал огромную сумму денег, и его друзьям пришлось просить его о финансовой помощи. Через некоторое время Фалес отдал деньги, утверждал, что деньги на самом деле никого не делают счастливым, и он был доволен тем, что доказал свою точку зрения - философы может зарабатывать деньги; для них это просто не так важно.

Философов ценят во многих областях

Это правда, философы могут зарабатывать деньги. Хотя это одна из единственных работ, в которых говорится, что «поиск философов» - это как профессор философии, многие области карьеры ищут студентов со степенью философии. Юридические школы склонны ценить соискателей со степенью философии, потому что философы потратили так много времени с логическим мышлением, аргументацией и интеллектуальной строгостью. Философы также востребованы как дипломаты, писатели, журналисты и политики.Философы хорошо подходят для карьеры в бизнесе, информатике, здравоохранение, коммуникации и связи с общественностью. Какой бы ни была карьера, студент со степенью философии преследует, он или она, вероятно, преуспеют в этом, потому что программы философии сосредоточены на том, чтобы помочь студентам научиться мыслить хорошо, логично и строго. Фактически, все экзамены GRE, LSAT и GMAT сообщают, что специальности по философии пройти тест на высшие процентили на этих экзаменах.

Сосредоточьтесь на критическом мышлении, чтении и письме

Иностранные студенты могут извлечь выгоду из изучения философии.Философия фокусируется прежде всего на критическом навыки мышления, чтения и письма. Наверное, каждому полезно улучшить свои навыки критического мышления. Иностранные студенты, которые научились быть очень острыми, окажутся в лучшем положении, чем многие, чтобы найти работу и добиться успеха в карьере. Многие области ищут людей, которые могут быстро думать, творчески и с разных точек зрения, и это именно то, чему философов учат.

иностранных студентов также извлекут выгоду из философии, сосредоточенной на письме и чтении.Студенты философии учатся читать критически, и их учат писать в целенаправленном и продуманном стиле. Любой студент, иностранный или другой, которому нужно освежить свое письмо, обнаружит, что программы по философии отличное место, чтобы совершенствоваться и оттачивать свое мастерство. Эти навыки письма не только помогут студентам в их выбранные области, это поможет им получить работу, которую они ищут, так как им дадут навыки для написания более сильных резюме и сопроводительные письма.

Определите свое место в мире

Лучший ответ на вопрос, почему иностранным студентам и всем студентам следует изучать философию, заключается в том, что она область, которая полностью направлена ​​на то, чтобы помочь студенту лучше понять свое место в мире.Хотя большинство поля учат студентов делать что-то вне себя, философия - это научиться делать что-то для сам. Философия навыков, которым учит философия, не всегда кажется, что они сразу же приведут к заработку. Но учащиеся находят, что их саморефлексия, критическое мышление и улучшенные литературные и коммуникативные навыки значительно упростить получение работы и ее достижение. Студенты обнаруживают, что однажды, изучив философию, они смотрят на мир с новым чудом, и гораздо лучше понять, что действительно делает их счастливыми.


Изучение философии в США

Почему я изучаю философию? Почему вы должны изучать философию? | от Sinoperi | Philosophy Studios

Я изучаю философию, потому что мне это нравится.

Мне интересно, как мы можем сидеть вместе в аудитории и обсуждать вещи, которые сначала кажутся банальными, но потом понимаем, насколько они глубоки на самом деле. Я думаю, это невероятно, что люди эволюционировали, чтобы мыслить таким умным образом (или, по крайней мере, обманывают нас, заставляя поверить в то, что мы мыслим комплексно и умны).

Мне интересно, как мы можем читать работы некоторых гениальных людей, которые жили 2300 лет назад и, тем не менее, сумели описать то, что мы чувствуем в настоящее время, пытаясь выразить словами или даже ответить на фундаментальные и, казалось бы, вечные вопросы жизни. Мы практически те же люди, что и 2000 лет назад, с мыслями, чувствами, мечтами и целью жить полноценной и счастливой жизнью. И все же мы совершенно разные.

Что такое изучение философии?

Нет, мы не обсуждаем бесконечно вопрос о том, откуда мы знаем, что падающее дерево издает шум, когда его никто не слушает. Или о смысле жизни. И я не знаю, какие еще клише относятся к изучению философии. Но то, что вы считаете «философским» в повседневной жизни, не всегда на самом деле философское, как мы бы обсуждали это в классе.

Мы много читаем, оцениваем аргументы и критикуем их, а также изучаем основы (чтобы даже начать приближаться к чему-то огромному, например, к смыслу жизни).

Одна из таких основных вещей - понять, что такое действие, и изучить теорию действия.Исходя из этого, вы можете начать связывать то, что вы знаете, с более крупными темами, которые в нашем примере - это действие, которое сопровождается ответственностью, а это, в свою очередь, ведет к этике и так далее.

Изучение новой лексики утомительно: философы используют сложную терминологию. Поначалу может быть неприятно изучать новые значения терминов (когда вы думали, что уже знаете, что они означают) и обнаруживать, что разные философы используют одни и те же слова, означающие разные вещи.

Итак, если вы действительно хотите понять философа, вам нужно погрузиться глубже. Я думаю об этом, как если бы философ позаботился о том, чтобы, если кто-то хочет прочитать его / ее работу и понять ее, нужно приложить к этому определенные усилия. Философ не упростит это.

Но если вы решите загадку, награда за нее будет большой: вы понимаете, что происходит в голове философа, который жил, может быть, 50, может быть, 500 лет назад. Только через несколько слов на бумаге. Я думаю, это действительно потрясающе.Это как телепатия от мыслей автора к вам.

Еще одна причина, по которой я люблю философию, заключается в том, что в ней есть слова для всего. Вероятно, все, о чем вы думали, что вы отнесли бы к категории «философских», когда-то было записано. И, вероятно, сформулирован лучше, чем когда-либо было бы способно большинство людей. Поэтому меня часто впечатляет то, как писатель доводит вещи до сути, что я могу полностью их связать.

Или идеи очень сложные, и вы в конечном итоге поражаетесь тому, на что способен человеческий разум. Читать такие вещи - чистое удовольствие. Предлагаю вам: попробуйте.

Вы можете читать на темы, которые у вас на уме, на вопросы, которые вы задавали раньше и которые, вероятно, каждый человек задавал хотя бы раз в жизни.

Может быть, вы уверены, что вы что-то особенное. Вы чувствуете себя одиноким с этой проблемой, никто другой не думал об этом только так, как вы, потому что, в конце концов, вы знаете, какой вы странный и что другие люди никогда бы не подумали так, как вы, верно?

Затем вы читаете какой-то случайный философский текст, и некоторые предложения в нем вызывают мурашки по коже, тепло пробегает по телу, и вы чувствуете радость, такую ​​невероятную, что это трудно описать.

Философы часто так хорошо описывают вещи, что мне кажется, что они написали это только для меня, потому что я могу так подробно рассказать.

Но потом я сижу на курсах философии в университете среди многих других студентов, и, думаю, все они чувствуют то же самое.

Вопросы, которые задают некоторые из них, либо настолько похожи на то, что я думал и так далее, либо они совершенно разные, и я такой: «Вау, я никогда не думал об этом таким образом» или «Этот человек критикует Я бы никогда не подумал, что ты можешь сомневаться и в этом, но, черт возьми, ты так прав, это новая точка зрения для всей этой истории! »

Но вам не обязательно изучать философию в университете, чтобы получать от нее удовольствие.

Да, философия может помочь вам прожить свою жизнь, руководствуясь стоическими принципами, но есть еще много способов обогатить вашу жизнь. Есть французское выражение «l’art pour l’art», которое мой учитель латинского языка в старшей школе часто использовал для выделения . Искусство в основном ради искусства. Узнавать новое и получать знания, потому что вам нравится учиться.

Изучайте философию, потому что вы этого хотите и получаете от нее удовольствие. Потому что знания и обучение доставляют удовольствие.

Или потому, что у вас регулярные «припадки», когда вы думаете что-то вроде: «Жизнь прекрасна, и все такое странное, и как мы можем вообще относиться к этому серьезно? Что мы делаем на этой планете? Где эта планета? Ну, в нашей вселенной . .. но: где вообще эта вселенная? И почему возможно, что я могу так думать или что некоторые живые существа обладают таким сознанием? »

Или по другой причине.

Почему каждый студент должен изучать философию | Кафедра философии

Многие студенты (или родители) задают практический вопрос: что вы можете делать с философией? Наш ответ здесь, в UNC Charlotte, заключается в том, что вы можете делать с философией все, что можете без нее, но с философией вы можете сделать что угодно лучше.Вот почему.

Философия совершенна сама по себе, потому что вы можете научиться критическому мышлению, а также размышлять над важными жизненными вопросами - этикой, религией, эстетикой, политикой и другими ценными предметами. История философии - это история попыток людей объединить эти навыки и вопросы в надежде получить ответы. Специализация в области философии - это шанс вступить в беседу с этими философами и вашими однокурсниками, разделяющими интересы философии в современном глобальном мире.

Этот комбинированный курс критического / ценностного обучения также является неоценимым дополнением к любой другой области, поэтому так много студентов-философов получают двойные специальности. Какие еще поля? Практически любой другой. Если вы посмотрите отзывы внизу этой страницы, например, вы увидите, как десятки преподавателей UNC Charlotte по всем видам дисциплин изучали философию раньше в своей жизни и теперь думают, что философия была жизненно важной для их успеха. Они приходят из биологии, психологии, физики, английского языка и многих других предметов, и все их объединяет признание ценности философии.

Еще одна, более профессиональная причина, по которой вы все должны изучать философию, заключается в том, что она обеспечивает идеальную подготовку к вступительным экзаменам, необходимым для поступления в юридические, медицинские, бизнес-школы, информатики, инженерные школы или аспирантуру по гуманитарным наукам. Доказательством этого является то, что специалисты по философии входят в десятку лучших, а зачастую и пятерку лучших на большинстве экзаменов, таких как LSAT, MCAT, GRE и т. Д. Таким образом, вам не обязательно становиться доктором философии (доктором философии), но вы можете стать этическим юристом, инженером или специалистом по информатике, который лучше понимает мир.Комбинации ограничены только вашей фантазией.

Но почему специалисты по философии так хорошо справляются с этими тестами? Что ж, у большинства, если не у всех есть базовая разбивка между математическими и словесными навыками. Вы обязательно преуспеете в математике, если вы специализируетесь на математике, или хорошо владеете английским языком, если это ваша область. Но философия предлагает математические навыки через логику и критическое мышление, а также словесные навыки, потому что письмо и обсуждение жизненно важны для изучения философии. Короче говоря, философия предлагает вам уникальное сочетание навыков критического мышления и письма, которые пригодятся практически в любой профессии, начиная с вступительных экзаменов.

Итак, хотите ли вы читать классических или современных философов, потому что вы двигались по вопросам ценностей или осознаете важность критического мышления независимо от вашей другой специальности, вам все равно следует подумать о том, чтобы стать специалистом по философии. У вас есть возможность использовать традиционную или прикладную концентрацию, в зависимости от того, интересуетесь ли вы более историческими или прикладными вопросами - это философия в любом случае.

Пожалуйста, приходите к нам в WINNINGHAM 103, если вы хотите стать специалистом по философии.Это изменит вашу жизнь - академическую и личную.

Для получения дополнительной информации о том, почему философия так важна, щелкните здесь.


Отзывы о философии
По отделам или школам респондентов

Мы попросили преподавателей и сотрудников UNC Charlotte ответить на два вопроса о ценности философии в их карьере:

1) Вы изучали философию на бакалавриате (основной или второстепенной) или аспирантуре?

2) Если ваш опыт был положительным, как ваше изучение философии способствовало последующему успеху в вашей текущей области, являетесь ли вы библиотекарем, или биологом, или деканом, или художником, или, как они говорят, кем бы то ни было?

На данный момент мы получили ответы от сотрудников следующих факультетов и школ:

История искусств

«Я избегал уроков философии, когда был студентом колледжа Кеньон, потому что слышал, что они трудные, и боялся. Очень немногие изучающие философию, которых я знал, также казались раздражающе аналитическими и довольно лишенными юмора, что не помогло ситуации. Однако с тех пор я сожалею об этом решении, потому что философия была постоянным рефреном в моей последующей жизни как рабочего, родителя, историка искусства и обычного гражданина. Я упорно трудился, чтобы изучить некоторые необходимые философские вопросы и истории самостоятельно и в аспирантуре, но хотелось бы принять по крайней мере несколько классов, как старшекурсник на землю меня и познакомить меня более глубоко с теориями, которые до сих пор отражаются в нашей жизни Cегодня.Проблема в том, что до тех пор, пока вы на самом деле не изучите философию, вы часто «не понимаете», насколько это применимо к текущей жизни ».

- Лили Корбус Безнер, бывший адъюнкт-профессор истории искусств

Бизнес

«На самом деле [изучение философии] стало очень важным, потому что мне часто приходится вникать в такие вопросы, как онтология и эпистемология, чтобы обсудить вопросы информации и знаний в стратегическом управлении. Моя работа направлена ​​на то, чтобы информировать менеджеров о том, как оценивать их внешнюю среду, и как справиться с информационной перегрузкой вокруг них.Оказывается, вам нужно вернуться к основам, например: «Что такое реальность? Что важно в реальности? Как я могу знать эти вещи?» Я сомневаюсь, что в социальных науках есть исследования, которые не воспринимаются как должное. что исследователь принял определенную философскую платформу, но жизненно важно, чтобы исследователь знал, что это за платформа ».

- Фрэнсис Фабиан, Белк Колледж бизнеса

Уголовное правосудие

"Мое знакомство с философией на протяжении всего обучения было весьма положительным.Это очень помогло мне в моих практических и интеллектуальных поисках. Возможно, самое главное, это позволило мне понять важность критического мышления, систематического мышления и здравой аргументации. Это включает изучение таких социальных вопросов / проблем человека, как преступность, бездомность, психические заболевания, смертная казнь, химическая зависимость и бедность ».

- Брюс Арриго, Департамент уголовного правосудия

Образование

"Я доцент кафедры лидерства в образовании Педагогического колледжа.У меня есть докторская степень по праву и я практиковал юриспруденцию более десяти лет, прежде чем присоединиться к UNC Charlotte. Во время учебы в Университете Калифорнии в Чапел-Хилл я изучал политологию и посещал курсы философии. Эти курсы были неоценимы для понимания законов как одного из элементов общества, а также возможностей и ограничений законов в выражении основных убеждений. Я тоже мать. Вчера я подумал о Канте, когда мой ребенок поделился со мной школьной кампанией по сбору средств, которая привлекает учеников к участию не ради блага благотворительности, а для того, чтобы выиграть призы.«

- Энн МакКолл, Департамент образования

Информационные технологии

«Я часто думал, что одно из лучших оправданий для поступления в колледж не в том, что он делает вас умнее, а в том, что он учит думать. Думайте критически, мыслите нестандартно, думайте о процессе мышления. Не думаю, что колледж действительно сделает кого-то умнее, но он может помочь умному человеку лучше использовать свои интеллектуальные способности, а философия - одна из лучших дисциплин, помогающих людям осуществить этот переход.«

- Джефф Рабон, UNC Charlotte College of Information Technology

Финансы (бизнес)

"Многие академические специальности обучают студентов определенному набору навыков, которые могут быть применены в определенных типах профессий. Например, инженерные программы производят инженеров; бизнес-дисциплины производят менеджеров, финансовых аналитиков и бухгалтеров; образовательные отделы производят учителей. Напротив, философия - это скорее «метадисциплина.«Студент, изучающий философию, учится думать о сложных проблемах, понимать загадочные проблемы, а также формулировать и артикулировать убедительные аргументы. Короче говоря, конечным продуктом изучения философии является мудрость, которая применима в любой области.

Я финансовый экономист. Экономика обычно считается математической наукой, поскольку экономические вопросы изучаются с использованием количественных методов. Однако экономические модели в конечном итоге описывают социальные явления. Абстрагирование от социальной системы к математической модели, а также интерпретация результатов модели с точки зрения лежащей в основе социальной системы обычно объясняются и оправдываются риторически.Способность создавать убедительные словесные аргументы - лишь один из дивидендов от изучения философии ».

- Стивен П. Кларк, доктор философии, Департамент финансов и коммерческого права

Менеджмент

«Я изучал этику на бакалавриате; письмо и дискуссии, которые я делал на этом курсе, в целом отточили мои аналитические навыки, которые хорошо служили мне последние 30 с лишним лет. И хотя я никогда не ожидал, что буду этим заниматься, до моего В отпуске преподавал этику в бизнес-школе.Я продолжаю использовать философию в этом курсе и пытаюсь продемонстрировать студентам, что определенные бизнес-позиции основаны на определенных философских принципах, которые часто противоречат друг другу, и что понимание философии, лежащей в основе различных бизнес-практик, помогает формировать поведение в организациях. Есть определенная интеллектуальная дисциплина, которая исходит из изучения философии, которую я не ценил, когда был студентом, но, безусловно, ценил. На самом деле мне жаль, что я не изучал его больше, чем я.Однако меня соблазнила очевидная сила данных и научный метод ».

- Бет А. Рубин, профессор, кафедра. менеджмента и социологии

Психология

«Мое философское образование служит важной основой почти для всего, что я делаю в своей профессии. Корни науки и, в частности, в моем случае психологии, лежат в философии. Как психолог здоровья, решения о практике здоровья требуют философского дискурса .А сейчас я читаю курс профессиональной этики нашим студентам-психологам, что не смог бы сделать без понимания философии. В сложном мире, где здоровье и поведение человека взаимосвязаны, способность заниматься философскими размышлениями необходима для проведения отличных научных исследований и эффективной клинической практики ».

- Артур В. Блюм, доктор философии, доцент и директор программы психологии здоровья

Зачем изучать философию? | Департамент философии

Думаете об изучении философии, но не уверены, что это для вас? Если вы интересуетесь философскими темами, хотите развить критическое мышление и навыки письма, ищете ученую степень, работу, деньги или просто большой опыт, в философии найдется что-то для каждого.Зачем изучать философию?

Узнайте больше о специальностях и минорингах по философии в штате Огайо, посетив нашу академическую страницу или связавшись с нашим директором по бакалавриату, профессором Лизой Шабель.



Сделай это за тебя.

Причина номер один для того, чтобы стать специалистом в любой сфере - это ИНТЕРЕС в ней. Колледж - это время открытий, обучения и расширения кругозора. Если вам интересно то, что вы изучаете, вы преуспеете в своих классах.

  • Если вы заинтересованы в том, чтобы подвергнуть сомнению авторитет или подвергнуть сомнению свои предположения, философия для вас.
  • Если вам нравится думать о добре и зле и о том, как следует себя вести, философия для вас.
  • Если вы увлечены языком и логической аргументацией, философия для вас.
  • Если у вас есть вопросы о научном методе и о том, что действительно считается объяснением явления, философия для вас.
  • Если вас заинтриговал ум, как он работает, что такое сознание, ведем ли мы себя свободно или полны решимости действовать, философия для вас.
  • Если вы задаетесь вопросом о происхождении или масштабах Вселенной или о существовании Бога, философия для вас.
  • Если вам нравится читать и изучать великих мыслителей истории, таких как Платон, Аристотель, Декарт и Кант, философия для вас.

Вернуться наверх.

Сделайте это ради навыков.

Хотя важно увлеченно заниматься тем, что вы изучаете, вам также захочется быть практичным. К счастью, философия оставляет студентам набор из НАВЫКОВ , которые применимы в любой рабочей среде.

  • Независимо от курса, философия учит студентов ЗАДАВАТЬ ВОПРОСЫ . Конечно, студенты, изучающие философию, узнают, что думают известные философы. Тем не менее, в курсе философии студенты не только изучают философии , они узнают, как быть философом . Философы задают непростые вопросы: в чем смысл жизни, как мне прожить свою жизнь, откуда взялась вселенная, существует ли Бог, что такое истина? Как философы, студенты учатся добиваться прогресса в реализации идеи, подходя к темам с пытливым умом.
  • Когда на столе столько вопросов, философам нужна стратегия, чтобы добиться прогресса. Когда ученые задают вопросы, у них есть способ найти ответ: эмпирическое исследование. Однако вопросы, которые задают философы, обычно не подходят для эмпирического исследования. Таким образом, у философов есть свой метод: рассуждение. Как философов, студентов учат КАК ЯСНО ДУМАТЬ об аргументах и ​​взглядах. Курсы философии развивают набор навыков аналитического мышления, которые позволяют студентам критиковать взгляды, разрабатывать логические аргументы и добиваться прогресса в ответах на сложные вопросы.
  • Студенты, изучающие философию, затем изучают СТАТЬИ свои взгляды и доводы, стоящие за ними, как устно на уроках, так и письменно. Студенты узнают, что им необходимо представить лучшую версию взглядов своих оппонентов, прежде чем оценивать их. Они учатся объективно оценивать свою точку зрения. Студенты, изучающие философию, учатся осторожности со своим языком и важности ясности.

Вернуться наверх.

Получите ученую степень.

Специалисты по философии преуспевают в тестировании и приеме на все виды ученых степеней. От медицинской школы до бизнес-школы ведущие специалисты по философии.

Медицинская школа:

  • По данным Ассоциации американских медицинских колледжей, специальности по философии имеют самый высокий показатель приема в медицинские вузы из всех специальностей - более 50 процентов. Более того, те, кто специализируется на гуманитарных науках, показывают результаты MCAT на целый балл лучше, чем те, кто специализируется на традиционных научных дисциплинах.(Источник: Американская ассоциация студентов-медиков)
  • Философия учит студентов аналитическим и письменным навыкам, которым не всегда уделяется особое внимание на курсах естественных наук. Более того, в медицинские вузы поступает меньше специальностей философии, что дает им преимущество перед «просто еще одной специальностью биологии» в глазах приемных комиссий.

Юридический факультет:

  • Философские специальности набирают на LSAT на балла выше, чем любой другой предмет . (Источник: Приемный совет юридической школы, Inc.)
  • LSAT оценивает навыки аналитического мышления, которые как раз и направлены на развитие в курсах философии как устно, так и письменно.

Business School

  • Сдаете GMAT? По специальностям «Философия» лучше, чем по специальностям «экономика, статистика, финансы и бухгалтерский учет» . (Источник: Профиль кандидатов на GMAT, 2007-2012 гг.)
  • По словам Рида Хоффмана, основателя LinkedIn, «одна из вещей, в которой очень помогает философия, - это то, как достаточно точно мыслить аргументами, а инвестиционный тезис, по сути, аргумент.Часть философского обучения - заставить вас по-настоящему понять, насколько хорош аргумент и как обдумывать альтернативы… Сомнение в этих предпосылках действительно помогает вам понять, почему кто-то умный может на самом деле придерживаться другой точки зрения ». (Источник: Vox)

Высшая школа

  • Сложите три раздела GRE. Философские специальности имеют наивысший общий балл . (Источник: Служба образовательного тестирования)
  • На курсах философии особое внимание уделяется чтению и письму, что поддерживает как устную, так и письменную части.Более того, письменный раздел GRE фокусируется на анализе аргументов, а это именно тот вид письма, который преподают на курсах философии. Наконец, количественный раздел посвящен математике, которую лучше всего решить с помощью логики - еще одного навыка, развиваемого на курсах философии.

Вернуться наверх.

Сделай это ради работы .

Все больше и больше областей становятся все больше и больше в пользу философского образования из-за навыков, которые оно развивает у студентов.

  • «Это очень просто. Развернутая степень гуманитарных наук устанавливает основы критического мышления . Критически мыслящие люди могут добиться всего. Критически мыслящие люди могут освоить французский, Ruby on Rails, Python или любой другой язык будущего, который встретится им на пути. Критически мыслящий - это самообучающаяся машина, которая не ограничивается запоминанием команд или синтаксиса ». ~ Дэвид Калт, основатель Reverb.com (Источник: Wall Street Journal, «Почему я ошибался в отношении специальностей гуманитарных наук»)
  • «Но небольшое количество уроков философии на бакалавриате научило меня чему-то, применимому к любой работе: мысли .Назови мне один аспект твоей жизни, которому не помогает способность ясно что-то обдумывать ». ~ Шеннон Рапп, журналист The Tyee (Источник: Салон, «Будь трудоустроен, изучи философию»)
  • «Изучение философии научило меня двум вещам. Я научился писать очень четко. Я научился , как следовать аргументу до конца , что бесценно при проведении собраний. И когда я изучал историю науки, я узнал о способах, которыми все считают что-то истинным - например, старое представление о каком-то эфире в воздухе, распространяющем гравитационные силы, - до тех пор, пока они не осознали, что это неправда.~ Стюарт Баттерфилд, соучредитель и генеральный директор Slack (Источник: Forbes, «Эта« бесполезная »степень в области гуманитарных наук стала самым популярным билетом в сфере технических наук»)

Более того, растет число руководителей со степенью философии, в том числе (Источник: Business Insider):

  • Соучредитель Flickr Стюарт Баттерфилд
  • Основатель и генеральный директор Overstock.com Патрик Бирн
  • Бывший председатель FDIC Шейла Бэр
  • Бывший генеральный директор HP Карли Фиорина

Это не просто бизнес.Обратите внимание на эту группу специалистов по философии, в том числе Папу Иоанна Павла II, Алекса Требека, Рики Жерве и Анжелу Дэвис.

Узнайте больше, ознакомившись с карьерным справочником Best College для студентов-философов.

Вернуться наверх.

Сделайте это за деньги.

Исследования показывают, что специалисты по философии обладают огромным потенциалом заработка, зарабатывая больше, чем вы могли ожидать.

  • Годовой опрос 1,2 миллиона человек, имеющих только степень бакалавра, показывает, что выпускника философии заработали 103.На 5% больше примерно через 10 лет после ввода в эксплуатацию. С этим подвигом справлялись только математики. (Источник: Wall Street Journal)
  • От Лидии Франк, старшего редакционного директора PayScale: «Мы снова и снова слышим, что работодателей ценят творческое решение проблем и способность справляться с неопределенностью при приеме на работу новых сотрудников, и я Не могу придумать другой специальности, которая лучше подготовила бы вас к этим навыкам, чем изучение философии. Неудивительно, что эти выпускники преуспевают на рынке труда.Мы видели немало руководителей - генеральных директоров, вице-президентов по стратегии - которые изучали философию в рамках своей программы бакалавриата ». (Источник: The Atlantic, «Заработок основных философов»)

Вернуться наверх.

Сделайте это, потому что это отличный опыт (или так говорят наши выпускники).

Мы спросили нескольких недавних выпускников факультетов философии, чем они занимаются и как их философия повлияла на жизнь после колледжа. Смотрите некоторые из их ответов здесь.

Вернуться наверх.

Убедили?

Узнайте больше о специальностях и минорингах по философии в штате Огайо, посетив нашу академическую страницу или связавшись с нашим директором по бакалавриату, профессором Лизой Шабель. И узнать больше о том, что делает философию такой важной, можно здесь.

Вернуться наверх.

Зачем изучать философию?

Короткий ответ: философия провокационна, поучительна и значима.Это помогает нам понять, что вещи не всегда такие, какими кажутся, это помогает нам учиться о себе и мире, и учит нас, как разумно бороться с фундаментальные вопросы, такие как:

  • Кто я?
  • Как мне жить?
  • Должен ли я делать то, что мне велит делать общество?
  • Что есть правда?
  • Имеет ли моя жизнь смысл?
  • Какова природа ума, языка и мысли?

Долгосрочная ценность философского исследования выходит далеко за рамки его вклада в средства к существованию.Философия расширяет круг вещей, которые можно понять и чем можно наслаждаться. Это может дать самопознание, дальновидность и чувство направления в жизни. Он может предоставить особые радости проникновения в суть чтения и беседы. Это может привести к самопознанию, расширение сознания и самообновление. Через все это и через вклад в выразительные способности, воспитывает индивидуальность и чувство собственного достоинства. Его ценность для частной жизни может быть неисчислимой; его преимущества для общественной жизни как гражданин может быть неизмеримым.

Общие принципы философии

Многое из того, что изучается в философии, можно применить практически в любом деле. Этот потому что философия затрагивает очень много предметов и потому что многие из ее методы можно использовать в любой области.

Решение общих проблем

Изучение философии, как никакая другая деятельность, способствует решению проблем. мощности. Это помогает анализировать концепции, определения, аргументы и проблемы. Это способствует способности организовывать идеи и проблемы, решать вопросы. ценности и извлекать существенное из массы информации.Это помогает одному как для того, чтобы различать тонкие различия между взглядами, так и для поиска точек соприкосновения между противоположные позиции. И это помогает синтезировать множество точек зрения или точек зрения. в единое целое.

Навыки общения

Философия также вносит уникальный вклад в развитие экспрессивных и коммуникативных полномочия.Он предоставляет некоторые из основных инструментов самовыражения, например, навыки в представлении идей с помощью хорошо построенных, систематических аргументов - что другие области либо не используют, либо используют менее широко. Это помогает выразить то, что является отличительным своего взгляда; повышает способность объяснять трудный материал; и помогает одному устранять двусмысленность и расплывчатость в письме и речи.

Силы убеждения

Философия дает обучение построению четких формулировок, хороших аргументов, и удачные примеры.Таким образом, это помогает развить способность быть убедительным. Один учится строить и защищать собственные взгляды, ценить конкурирующие позиции и указывать почему кто-то считает собственные взгляды предпочтительнее альтернативных.

Навыки письма

Письмо интенсивно преподается на многих курсах философии, и многие из них регулярно назначаются философские тексты не имеют себе равных по сравнению с литературными эссе.Философия учит толкованию письмо через изучение сложных текстов, сравнительное письмо через акцент на справедливости по отношению к альтернативным позициям, аргументированное письмо посредством разработки способность студентов формулировать свои собственные взгляды и описательное письмо с помощью подробных изображение конкретных примеров: якоря, к которым должны быть привязаны обобщения.

Философия - отличный второй мажор

Философия может принести немедленную пользу студентам, планирующим аспирантуру.Философия студенты регулярно опережают студентов по другим дисциплинам при поступлении в аспирантуру экзамены, такие как LSAT и GRE. Как юрист, медицина, бизнес и другие профессиональные школьные преподаватели и приемный персонал часто говорили, что философия - это отличная подготовка для обучения и дальнейшей карьеры соответствующих специалистов. При подготовке для ввода полей, которые имеют особые требования для обучения в аспирантуре, например, компьютер наука, менеджмент, медицина или государственное управление, выбирая философию как вторая специальность (или второстепенная) наряду со специальной степенью может быть очень полезной.

Треть студентов, которые в настоящее время изучают философию в ЕТСУ, имеют двойную специализацию. Некоторые популярные специальности, недавно связанные с философией, включают психологию, историю, театр, Политология, микробиология и экономика. Поговорите с консультантом о потенциальных путях к двойному майору.

Понимание других дисциплин

Для этого необходима философия.Многие важные вопросы о дисциплине, такие как природа его концепций и его отношение к другим дисциплинам, не принадлежат к этой дисциплине, обычно не преследуются в ней и носят философский характер. Кроме того, философия играет важную роль в оценке различных стандартов доказательности. используется другими дисциплинами. Поскольку все области знаний используют рассуждения и должны установленные стандарты доказательств, логики и эпистемологии имеют общее отношение ко всем этим поля.

Развитие надежных методов исследования и анализа

Еще одна ценность философии в образовании - это ее вклад в развитие способностей человека. формулировать гипотезы, проводить исследования и формулировать проблемы в управляемой форме. Философский мышление сильно подчеркивает четкую формулировку идей и задач, выбор соответствующие данные и объективные методы оценки идей и предложений.Это также подчеркивает развитие чувства новых направлений, предложенных гипотезами и вопросами один сталкивается при проведении исследования. Философы регулярно развивают оба успеха. и неудачи их предшественников. Человек с философским образованием легко может научитесь делать то же самое в любой сфере.

[Взято из «Краткого руководства для студентов», подготовленного Американским философским Комитет ассоциации по статусу и будущему профессии.Директор Автор Роберт Ауди. 1981.]

Поможет ли мне философия устроиться на работу?

Философия чрезвычайно практична.

Работодатели хотят - и вознаграждают - многие из способностей, которые развивает изучение философии: например, способность решать проблемы, общаться, организовывать идеи и вопросы, чтобы оценить плюсы и минусы, а также собрать сложные данные.Эти возможности представляют передаваемые навыки. Их можно перенести не только из философии в нефилософию. области, но от одной нефилософской области к другой. По этой причине люди тренировали в философии не только готовы выполнять многие виды задач; они особенно хорошо подготовлены к тому, чтобы справиться с изменениями в выбранной сфере карьеры или даже перейти на новые карьеры.

Судя по всему, есть люди, обученные философии практически во всех областях.Они ушли не только в такие профессии, как преподавание (на всех уровнях), медицина , юриспруденция , информатика , менеджмент , издательское дело , продажи , уголовное правосудие , общественное правосудие отношения и многие другие поля.

Философия и право

Юридические школы скажут вам, что специальность философия обеспечивает отличную подготовку. для юридической школы и карьеры юриста.Философия выделяется как специальность до юриста, потому что она учит вас тем самым знаниям, которые требуются юридическим школам: разработка и оценка аргументы, написанные аккуратно и четко, применяя принципы и правила к конкретным дела, сортировка доказательств и понимание этических и политических норм. Философия Специалисты очень хорошо сдают LSAT (вступительный тест юридической школы), обычно набирая более высокие баллы чем подавляющее большинство других специальностей.

Философия и медицина

Философия зарекомендовала себя как хорошая подготовка к поступлению в медицинский институт. Критическое рассуждение так же важен в медицине, как и в законе, но изучение и медицинская практика требует чего-то еще - опыта в решении огромного количества моральных вопросов. которые теперь противостоят врачам, медсестрам, ученым-медикам, администраторам и правительству должностные лица.По сути, это вопросы философии. Дэвид Зильберсвейг, Гарвард Профессор медицинской школы, является хорошим аргументом в пользу философии (и всех гуманитарных наук). как неотъемлемая часть всестороннего медицинского образования. Как он говорит,

Если вы можете прочесть абзац Канта из одного предложения, содержащий все его идеи и противопоставленные предложения в уме, вы можете продумать почти все, что угодно.. . . Я обнаружил, что философская позиция и подход могут определять и информировать основные проблемы, связанные со всем, от научных достижений до лечения и биомедицины этика.

Философия и бизнес

Сооснователь Flickr и Slack Стюарт Баттерфилд, имеющий степень бакалавра и магистра степень в области философии, говорит,

Я думаю, что если у вас есть хороший опыт в том, что значит быть человеком, понимание жизни, культуры и общества, это дает вам хорошую перспективу для начала бизнеса, вместо образования чисто в бизнесе.Всегда можно подобрать, как читать баланс лист и как вычислить прибыль и убыток, но сложнее подобрать другой вещи на лету.

[Источник: Oxford University Press, «Правда о философских специальностях», 2019 г.]

Вы можете быть удивлены, узнав, что средняя заработная плата студентов-философов в середине карьеры занимает 16-е место из 50 изученных специальностей. пользователя PayScale.com - выше таких специальностей, как химия, маркетинг, информационные технологии и бизнес управление.

Чтобы узнать больше из «Краткого руководства для студентов» Американской философской ассоциации , щелкните здесь .
Хотите узнать больше о том, что вы можете делать со специализацией по философии? Перейдите по этой ссылке, чтобы найти дополнительные ресурсы.

ответов - зачем изучать философию? | Философия

Home IconHomeФилософия

Зачем изучать философию?

Бетани Мюллер '03

Я признаю, что, будучи наивным первокурсником Густава, я не сразу пошел на занятия по философии, потому что я точно не знал, что такое философия.Я знал, что это определение обычно используется в английском языке, но я не совсем понимал, что изучается на уроках философии. Я подумал, что это могло иметь какое-то отношение к математике, и это напугало меня настолько, чтобы подавить мой первоначальный интерес.

К счастью, в январе первого года обучения я изучила Введение в женские исследования и, прежде чем узнала об этом, стала теоретизировать. Я нашел изучение философии в бакалавриате полезным, потому что умение читать и понимать теорию было неотъемлемой основой моего образования.На уроках философии я научился критически мыслить; и я выучил язык, который позволил мне глубже вникать в мысли и вопросы. Этот язык помог мне писать статьи, а также излагать свои мысли во время ночных бесед в Уолстреме.

Я изучала женские исследования и исследования окружающей среды, и мои уроки философии стали наиболее ощутимым мостом между этими двумя дисциплинами. На таких курсах, как феминистская философия, философия окружающей среды и философия развивающихся стран, я наблюдала, как актуализируется мое междисциплинарное образование.

Это более широкое понимание моего образования имело решающее значение при изучении Справедливости, мира и развития в Индии. Изучая и изучая сельских женщин-фермеров, я более полно исследовал связи между их ролями как женщин и их работой с землей благодаря тому, что я узнал на своих первых уроках философии.

После окончания учебы изучение философии расширилось за пределы классной комнаты. Первые два года после окончания колледжа я работала в дневном центре для бездомных в Такоме, штат Вашингтон.Одна из моих коллег была специалистом по политологии и женским исследованиям в Сент-Олафе. По вечерам после ужина мы отправлялись на долгие прогулки и обсуждали наш день. Через несколько недель мы поняли, что постоянно пытаемся разобраться в нашей ситуации с помощью теоретизирования. Эти долгие прогулки влажными, душистыми северо-западными ночами укрепили мою веру в неразрывную связь между теорией и практикой. Я познакомился с концепцией теории и практики на моих 100-уровневых классах философии. Эта концепция подсказывала мне мои документы в колледже, а также решения о ходе моей жизни.За это я очень благодарен.


Почему философию полезно изучать в бакалавриате?

Эрин Дана '01
Знакомый ответ на вопрос "зачем изучать философию?" выглядит следующим образом:

Изучение философии учит подходить к проблемам, рассматривать аргументы с разных точек зрения и обдумывать ситуации. Изучение философии улучшает вашу способность ясно общаться с другими и осмысленно формулировать свои мысли.

Мои главные причины изучать философию:
  1. Я наконец понял те анекдоты про Гриффинов, Бегунов Домашней Звезды и Симпсонов, которые ускользали от меня все эти годы.
  2. Я умею решать судоку в INK!
  3. А еще есть секретные силы ...
Что я делал со степенью философии?

Я - научный консультант Тихоокеанского лютеранского университета. Моя основная задача - работать с недопредставленными группами населения и устранять пробелы в достижениях. Навыки, которым я научился, и таланты, которые были отшлифованы при изучении философии, действительно играют важную роль в моей профессиональной жизни.

Прежде всего, изучение философии в Густаве сделало аспирантуру легким делом.У моей когорты не было опыта борьбы со сложными текстами или написания четких аргументов, и эта работа показалась мне гораздо более сложной. Даже сейчас я участвую в большем количестве исследований и написании статей в своей профессиональной карьере из-за того, что у меня начался скачок, когда я был студентом.

В моем нынешнем положении чрезвычайно важны мои коммуникативные и разъяснительные навыки. Несмотря на то, что я самый новый человек в своем офисе, я получаю большую часть сложной работы из-за моих аналитических навыков и навыков решения проблем.


Зачем изучать философию?

Стив Блум '87

Помимо того факта, что Джордж и Дин - два самых крутых кота, которых вы встретите в любом кампусе колледжа, изучение философии сделало меня лучше во многих отношениях.

Прежде всего, способность уважать и ПОНИМАТЬ мнения других поможет вам в повседневной жизни и на работе. Я считаю, что я не умнее своих сверстников, но у меня определенно есть один инструмент, которого нет у многих. Хотя большинство из них пытается отстоять свою позицию по какой-либо теме и временами волнуется и откровенно злится, я нахожу иногда несколько забавным выслушивать людей.Несмотря на то, что я могу думать, что они не в своей тарелке, и в конечном итоге не согласен с их мнением / действиями, мое желание и готовность достичь понимания вызывает у меня уважение и успокаивает. Философия научила меня уважать чьи-то взгляды, даже если я с ними не согласен. Это ОЧЕНЬ редкость в мире за пределами дружественных тротуаров GAC. Моя способность вести переговоры намного превосходит моих коллег по этой простой причине. Если я стремлюсь к пониманию, я могу использовать то, что движет этим человеком, и попытаться удовлетворить его потребности вместе с моими.Этот инструмент эффективен при попытке выяснить, почему руководитель не покупает мой продукт, или почему моя 14-летняя дочь не убирает свою чертову комнату (или почему мой приятель пьет Grain Belt Premium, от которого его окружение пахнет, как мой хоккей). шкафчик в Лунде давным-давно, когда).

Кроме того, философия научила меня быть лучшим оратором и писателем. Чтобы выразить свои мысли в области философии, вы должны говорить и писать эссе. Здесь нет скучных, уродливых, простых для оценки тестов с несколькими вариантами ответов.Макроэкономические классы не в восторге. Нет места тем, кто хочет идти в массы. Все они делают покупки в Wal-Mart. Мне нравится индивидуализм. Магазин, в котором продаются уникальные рубашки каждого размера. Это гораздо лучший способ жить по жизни, особенно если вы уважаете и восхищаетесь индивидуализмом всех остальных. Джордж и Дин научили меня этому. Они также научили меня, как не действовать, основываясь на своих убеждениях и ценностях. По сей день я слежу за статьей, которую написал для Дина, о книге Макиавелли «Принц » в своей деловой жизни.Моя компания широко известна как одно из лучших мест для работы из-за наших ценностей и нашего отношения друг к другу. Эти ценности начинаются со меня. Это определенно не следует тому, что пропагандирует / верит Макиавелли, и в этом вся загвоздка. Вы можете узнать от других, чего не следует делать / как не действовать, основываясь на понимании их позиции по сравнению с вашей.

Наконец, я никогда не был на больших вечеринках, где макроэкономика была бы темой разговоров. Цыпочки уродливые, парни скучные, а вино дешевое.


Итак ... зачем изучать философию?

Джон Бивен '83

Вам следует изучать философию, потому что это сделает вас интереснее на вечеринках на всю оставшуюся жизнь.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *