Жан жак русо: Жан-Жак Руссо — книги автора, биография, фото, личная жизнь

Содержание

Жан-Жак Руссо — книги автора, биография, фото, личная жизнь

Жан-Жак Руссо (фр. Jean-Jacques Rousseau; 28 июня 1712 – 2 июля 1778 гг., Женева, Швейцария) – один из ярчайших представителей Просветительства, педагог-теоретик, автор философских и политических трактатов, а также музыкальных композиций. Знаменитая личность эпохи Просвещения, изменившая общественные взгляды на демократию, законодательство, социальное равноправие, а также устаревшую педагогику. Его называют основоположником философского романтизма и даже косвенным «зачинщиком» Великой французской революции. Среди книг Жан-Жака Руссо наиболее ценные достояния литературы – это его автобиографическая «Исповедь», педагогическая концепция «Эмиль, или О воспитании», а также сентиментальный роман в формате писем «Новая Элоиза».

Выдающийся писатель родился в самом сердце Швейцарии и протестантского кальвинизма – в Женеве. Как пишет мыслитель в своей «Исповеди», его отец был состоятельным женевским часовщиком и хореографом, мать – из семьи церковнослужителя. Она скончалась сразу после родов, поэтому отец Исаак взял всю заботу о сыне на себя, вкладывая силы в воспитание и всестороннее развитие, но продлилось это недолго. Когда мальчику исполнилось 10, отец по неизвестным причинам навсегда сбежал из города, оставив сына на попечении родственников. По одной из версий, причиной стала ссора с одним влиятельным женевцем.

В автобиографии Жан-Жак писал, что годы безотцовщины были самыми радостными и беззаботными, ведь дядя не докучал учебой и разрешал читать книги из своей библиотеки. В юные годы Руссо побывал на обучении в протестантском пансионе, нотариальной конторе и граверной мастерской, но тяготел лишь к книгам, отчего нигде не задержался. В 16 лет он поссорился с опекуном и ушел из дома.

Подавшись скитаться в город Турин, философ-кальвинист провел несколько месяцев в католическом монастыре, успев принять данную веру. Однако с религией не сложилось, ведь в его жизни появилась знатная дама де Варанс. Автобиография гласит, что она была его визитной карточкой в светскую жизнь, однако их союз был описан как безнравственный и аморальный. Историков это наталкивает на мысль, что книга – подделка, написанная врагами философа.

Личная жизнь Руссо была достаточно странной: он выбрал в супруги служанку из местной гостиницы, которую описывал некрасивой, вульгарной, необразованной и более того – немилой сердцу, однако, пара обзавелась пятью детьми и даже прибегла к таинству венчания.

Жизнь выдающегося деятеля прервалась 2 июля 1778 года, когда ему было 66. За год до кончины близкие писателя увидели, как ухудшается его здоровье, из-за чего отвезли на оздоровление в загородное поместье, но оттуда Руссо больше не вернулся. Есть и другая интригующая версия: в крупном швейцарском городе Биль существует дом с табличкой «В данном доме Ж.-Ж. Руссо скончался в октябре 1765 году», что на 12 лет раньше. Какой факт из увлекательной биографии Жан-Жака Руссо правдивый – остается загадкой.

Карьера писателя

Прежде чем найти себя в философии и литературе, мыслитель работал лакеем в элитном поместье, осваивал навыки органиста, был секретарем и домашним наставником, но современники отмечали у Жан-Жака скверный нрав и отсутствие манер, отчего тот не умел добиваться карьерного успеха.

Просветителя интересовали философские проблемы, в итоге сделавшие его знаменитым. В своих трудах автор пытался раскрыть острую проблему социального неравенства, называл законы «инструментом защиты от власти», предлагал обществу участвовать в их принятии. В дальнейшем эти трактаты в корне изменили законодательство страны.

Наибольшую известность писателю принес эпистолярный роман «Новая Элоиза», ведь при жизни автора подобный жанр был на пике популярности. Роман состоит из 163 личных писем особы, которой нравственность и воспитание мешают придаваться чувствам. В основе книги лежит подлинная история, которая в 1757 случилась между просветителем и замужней госпожой д’Удето.

Дети Руссо не знали отцовского воспитания, ведь по причине безденежья их отдали в типичный интернат. Однако это не помешало философу написать целый педагогический трактат, противоречащий актуальной системе воспитания. Он полагал, что необходимо развивать детские таланты и прислушиваться к интересам, приучать ребенка к серьезному труду и прививать чувство независимости.

Как человек не религиозный, философ был против давления церкви на детское мировоззрение. Главный трактат «Эмиль» власти восприняли с опаской, за что книгу сожгли, а автора едва не посадили.

Руссо был создателем нескольких опер. Самая выдающаяся носила название «Деревенский колдун» и была представлена публике в 1753 году. На ее премьере присутствовал сам французский монарх Людовик VX, оставшийся под впечатлением от провинциального колорита мелодий.

Цитаты автора

Человек рождён свободным, а повсюду он в оковах.

Всякий закон, если народ не утвердил его непосредственно сам, недействителен.

Видеть несправедливость и молчать – это значит самому участвовать в ней.

Покупать у врага мир – значит снабжать его средствами для новой войны.

Книги только учат людей говорить о том, чего они не понимают.

Человек учится говорить 2 года, затем учится всю жизнь молчать.

Кто осторожнее в своих обещаниях, тот точнее в их исполнении.

Поистине, нас привлекает к женщинам не столько разврат, сколько удовольствие жить подле них.

Библиография

1755 – «Рассуждения о происхождении неравенства между людьми» / Discours sur l’origine et les fondements de l’inégalité parmi les hommes

1761 – «Юлия, или Новая Элоиза» / Julie ou la Nouvelle Héloïse

1762 – «Об общественном договоре» / Du Contrat social

1762 – «Эмиль, или о воспитании» / Émile ou De l'éducation

1782 – «Прогулки одинокого мечтателя» / Les rêvertes du promeneur solitaire

1789 – «Исповедь» / Les Confessions

Произведения "защитника вольностей и прав" Жан-Жака Руссо в фонде Монрепо

     В книжном собрании музея-заповедника "Парк  Монрепо" хранится  книга  одного из  самых  знаменитых  французских  литераторов  эпохи Просвещения  Жан-Жака Руссо  (1712-1778)  "Исповедь" ("Les Confessions").

Книга издана на французском  языке.  (Париж, без года издания).

     Жан-Жак Руссо  (Jean-Jacques  Rousseau)  –   философ, писатель, мыслитель,  а также композитор, музыковед и ботаник.  Виднейший представитель сентиментализма.  Создатель "Общественного договора."  Его называют предтечей Великой французской революции.  

     Француз по происхождению, Руссо был уроженцем  протестантской Женевы, сохранившей до XVIII свой строгий кальвинистский дух.  Он был ярым  приверженцем республиканских  порядков  своей родины. За идеализацию этих порядков  был назван  А.С. Пушкиным  "женевским гражданином" и "защитником вольностей и прав". 

     Жан-Жак Руссо родился 28 июня 1712 года в Женеве в семье зажиточного часовщика.  Он рано лишился матери, которая умерла при родах.  Его отец,  Исаак  Руссо  (1672-1747),  приучил с детства  сына к чтению и вместе они   до зари зачитывались  жизнеописаниями  Плутарха. Когда мальчику было 10 лет, отец оставил его в Женеве на попечение дяди по линии матери, а сам уехал в соседний кантон, где вступил во второй брак.

 С 1723  по  1724 г.г. Жан-Жак провёл в протестантском пансионе   Ламберсье,  затем был отдан в ученики к нотариусу,  а затем  – к  гравёру.  Он много читал, даже во время работы,  за что подвергался суровому  обращению.  Как  напишет Руссо   потом в своей "Исповеди", из-за этого он привык  притворяться,  лгать и даже красть. Уходя по воскресеньям за город,  он часто возвращался,  когда ворота были уже заперты, и ему приходилось ночевать под открытым  небом. И  в 1728 году, когда ему было всего 16 лет, он покинул город.    

      В течение нескольких лет Руссо  служил лакеем  в разных аристократических домах, в том числе у г-жи де Варан в г. Аннеси.  Заботясь о его будущем, она поместила его в семинарию, а затем отдала в обучение  к органисту, которого  он бросил и захотел вернуться к своей покровительнице, но та в это время уже уехала в Париж.  Два года  он  скитался по Швейцарии, претерпевая всякую нужду, ночуя под открытым небом, но не тяготился этим, наслаждаясь  природой.

    Скитания эти закончились, когда  весной 1732 г.

он снова стал гостем г-жи де Варан. Руссо оставался у неё до 1737 г., когда она отправила его лечиться в Монпелье.  По возвращении он нашёл свою благодетельницу близ г. Шамбери,  и снова обрёл здесь приют. Но он уже не был счастлив, как прежде, он начал уединяться, в нём стали проявляться  первые признаки мизантропии.

    Он отправился в Париж, чтобы представить  академии  изобретённую им систему обозначать ноты цифрами; она не была принята, несмотря на "Рассуждение о современной музыке", написанной Руссо в её защиту. Получив место секретаря у откупщика Франкёля,  Руссо стал своим человеком в кружке энциклопедистов, к которому принадлежали  г-жа дʼЭпине, её друг барон Гримм и Дени  Дидро.

     Летом 1749 г. Руссо шёл навестить Дидро, заключённого в Венсенском замке. По дороге, раскрыв газету, он прочитал объявление  от дижонской академии о премии на тему: "Содействовало ли возрождение наук и художеств очищению нравов".  Мысль, внезапно осенившая Руссо, заключает в себе всю суть его мировоззрения: "Просвещение вредно, и сама культура  –  ложь и преступление". Ответ Руссо был удостоен премии, всё просвещённое и утончённое общество рукоплескало своему обличителю.    Для него наступило десятилетие самой плодотворной работы и непрерывного торжества.

    Два года спустя его оперетта "Деревенский колдун" была поставлена на придворной сцене.  Людовик  XV напевал его арии;  Руссо хотели представить королю,  но он уклонился от чести, которая могла создать ему обеспеченное положение.  Он сам уверовал в свой парадокс, а точнее, увлёкся им, заявив, что хочет жить сообразно своим принципам. Он отказался от выгодного места у Франкёля и стал переписчиком нот, чтобы жить своим трудом. Он оделся в грубое сукно, отказался от вежливой речи, отвечая грубостью на любезности своих аристократических  друзей. Во всём этом было много театрального.  К нему шли толпы посетителей,  якобы  для переписки нот, а на самом деле только для того, чтобы взглянуть на него.  "Дикарь" сделался  "модным человеком".

    Когда  дижонская академия предложила в качестве конкурсной темы  "происхождение неравенства", он написал  "Рассуждение о неравенстве" ( "Discours sur lʼinégalité", 1753), где самыми счастливыми временами за всю историю человечества были названы первобытные времена.

 

     Он рассуждал о том, как люди утратили своё первобытное блаженство и как цивилизация привела к моральному и физическому вырождению людей, и только народы, сохранившие свою первозданную простоту  (Руссо не приводит примеров),  остались сильными и добродетельными.  В своём трактате Руссо предал анафеме всю культуру, все завоевания цивилизации, все основы гражданского быта  –   государство, собственность, разделение труда и сами законы. Это радикальное осуждение прогресса при всей своей парадоксальности не являлось чем-то новым,  внове были стиль Жан-Жака  и тон его повествования.  Руссо снова получил премию Дижонской академии, а светское  общество опять с ликованием приветствовало своё осуждение.

     Свои представления о естественном состоянии человека он сделал общедоступными и популярными. В литературе эти идеи отразились в создании вечно юного и обаятельного образа "Робинзона" из романе Даниэля Дефо.  Руссо ввёл дикаря в парижские салоны, как предмет умиления, но в тоже  время он расшевелил в глубине человеческого сердца присущую  ему скорбь  о потерянном рае, об исчезнувшем "золотом веке".

   

      Если первое рассуждение  о "вреде наук и художеств" было  скорее академической идиллией, то во втором он коснулся злобы дня и в его речах впервые зазвучала революционная струна века.  Нигде не было так много   освещённого обычаем и законом неравенства, как в тогдашнем строе Франции, основанном на  привилегиях. Третье сословие, поравнявшись  к концу  XVIII века  с дворянством в образовании и богатстве, завидовало дворянам вообще, провинциальное дворянство завидовало придворному и  т. д.  Руссо не только соединил отдельные голоса в общий хор:  он дал стремлению к равенству философское основание и привлекательный облик. 

     В результате ссоры Руссо разрывает отношения с  Дидро  и "энциклопедистами".  Он находит новый приют у герцога Люксембургского, владельца замка  Монморанси, предоставившего ему павильон в своём парке. Здесь Руссо  провёл 4 года, написав романы: "Юлия, или Новая Элоиза" ("Julie, ou la Nouvelle Heloїse", 1761),  "Эмиль, или о воспитании" ("Émile, ou de lʼEducation", 1762 ), и знаменитый "Общественный договор" ("Le Contrat social", 1762 ). В этих произведениях Руссо изложил свои  общественные и политические идеалы.

    Во время печатания "Эмиля" Руссо был в большом страхе, он боялся, что его враги могут исказить текст.  Однако, роман вышел в свет, гроза разразилась несколько позже. Парижский парламент, готовя приговор иезуитам, решил  заодно осудить и философов.  За вольнодумство и неприличия  роман был приговорён парламентом к сожжению, а его автор  –  к заключению.  Руссо был вынужден покинуть гостеприимного герцога Люксембургского.  Его, правда, нигде не арестовали, ни в Париже, ни по пути, но везде ему чудились пытка и костёр, он всюду чуял за собой погоню. Он вернулся в Швейцарию, но страна справедливости и свободы не приняла своего блудного сына.  Женевское правительство по примеру парижского парламента  сожгло не только   "Эмиля", но  и  "Общественный договор". Женева лишила его прав своего гражданина. Руссо попросили выехать  даже из Берна, где он пытался найти приют. 

     Ко всем злоключениям присоединилась ссора с Вольтером  из-за  "Письма о зрелищах", в котором Руссо выступал против театра. Вольтер, живший рядом с протестантской  Женевой, всячески развивал  среди её жителей вкус  к театральным зрелищам. Он понял, что "Письмо" направлено против него; не зная меры в своём гневе, он возненавидел Руссо.  Вольтер издал анонимный памфлет, в котором обвинил Руссо в намерении ниспровергнуть женевскую конституцию и христианство, а также использовал всё своё влияние, чтобы ему был запрещён въезд в Женеву.

    Руссо вынужден был уехать в Англию по приглашению Юма.  Его нервная система была сильно потрясена, в таком состоянии он мог только изучать английские мхи и папоротники.  На фоне пережитых волнений его недоверчивость, мнительность и пугливое воображение разрослись до пределов мании; он поссорился и с Юмом.  Для него наступило новое четырёхлетнее скитание, ему казалось, что англичане хотят насильно удержать его в своей стране.

      В 1770 г. он  вернулся в Париж, где его никто не трогал, несмотря на вынесенный когда-то приговор. Для него наступила более мирная жизнь, но он по-прежнему не знал  душевного покоя.  В Париже он окончил свою  "Исповедь"  ("Les  Confessions"), которая должна была поведать истину о нём самом и его врагах.  Его "Исповедь" содержит глубокий анализ душевных побуждений Руссо, и не во всём достоверное описание его злоключений.   Всё это  явлено читателю с почти беспримерной доверительностью, непосредственностью и болезненной проницательностью.     

     Руссо внёс свой вклад и в развитие политической философии.  В своём  знаменитом "Общественном договоре"  (1762), он попытался объяснить  причины социального неравенства. Ни прославления индивидуализма, ни апофеоза коллективизма в этом трактате нет.  Согласно  "Договору" верховная власть в государстве принадлежит всему народу.  Суверенитет народа неотчуждаем, неделим, непогрешим и абсолютен.  Основная мысль Руссо заключается в том, что личность должна  обладать самостоятельностью, устанавливая законы, соответствующие её устремлениям.  Общественный договор заключают зрелые годами граждане, которые готовы возложить на себя бремя гражданских обязанностей.  Здесь он выступает как демократ:  разумным и правильным является лишь такое общество, все члены которого участвуют в создании законов, т.е. обладают важнейшим из прав. 

     Не без влияния идей Руссо возникли такие новые демократические институты, как референдум, народная законодательная инициатива и такие политические требования, как возможное сокращение срока депутатских полномочий, обязательный мандат, отзыв депутата избирателями. 

     Судьба Руссо, во многом зависящая от его личных свойств, в свою очередь бросает свет на его личность, темперамент и вкусы, отразившиеся в его сочинениях. Наследие его необычайно по своему разнообразию и по степени оказанного им влияния.  Он явился предтечей романтического века, Лессинг назвал его "смелым мудрецом"; все корифеи  тогдашней немецкой литературы  –  Гёте, Шиллер, Кант (никогда не бывший романтиком)  –   находились под его непосредственным влиянием и были его фанатичными почитателями.  Руссо всюду напоминает, что человек по своей природе добр, но развращён установлениями общества, и что он всегда ищет более высокого самосознания, которое обретёт лишь в кругу свободных людей. Совокупный комплекс идей Руссо, т.н. "руссоизм", несомненно, повлиял на развитие европейской мысли и литературы второй половины  XVIII –  первой трети XIX века.


                                                                                                          Т.Л. Просина,
хранитель  музейных  предметов 
        ГБУК ЛО "ГИАПМЗ "Парк Монрепо". 
 

 

Жан-Жак Руссо – «Деревенский колдун» опера в концертном исполнении : Московская государственная академическая филармония

Яна Иванилова родилась в Москве. В 1987 году окончила теоретическое отделение училища имени Октябрьской революции (ныне МГИМ имени А. Г. Шнитке), в 1994 г. – РАМ имени Гнесиных (класс профессора Валетины Левко), затем аспирантуру Московской консерватории у профессора Нины Дорлиак. Стажировалась у Ингеборг Вамзер (сольное пение) и П. Берне (музыкальная стилистика) в Вене и у Мари Девалюи в Монреале.

Лауреат международного конкурса имени Шнайдера-Трнавского (Словакия, 1999) и обладательница специального приза за исполнение партии Виолетты («Травиата» Верди) на конкурсе в Кошице (Словакия, 1999).  

Яна Иванилова была солисткой Московского театра «Новая опера», где пела ведущие партии (Мария Стюарт в одноименной опере Доницетти, Лукреция в «Двое Фоскари» Верди и др.), сотрудничала с ансамблями старинной музыки «Мадригал», «Академия старинной музыки» и «Орфарион». В 2008 году в Большом театре исполнила партию сопрано в балете «Русские сезоны», поставленном на музыку сочинения Л. Десятникова для скрипки, сопрано и струнного оркестра. В 2010 году гастролировала с этим спектаклем в Королевском театре «Ковент-Гарден» в Лондоне. С того же года является приглашенной солисткой ГАБТа. 

Яна Иванилова работала с выдающимися музыкантами, среди которых дирижеры Евгений Светланов, Евгений Колобов, Владимир Федосеев, Михаил Плетнёв, Андрей Борейко, Павел Коган, Владимир Спиваков, Владимир Минин, Дмитрий Лисс, Саулюс Сондецкис, Александр Рудин, Кент Нагано, Рене Клеменчич, Ричард Бонинг; пианисты Алексей Любимов, Борис Березовский, Андрей Коробейников, Важа Чачава; скрипач и дирижер Сергей Стадлер.  

Певица выступала на сценах Большого зала Московской консерватории, Московского международного Дома музыки, зала ЮНЕСКО в Париже, Виктория-холл в Женеве, Вестминстерского аббатства в Лондоне, театра «Миллениум» в Нью-Йорке, «Студии Глена Гульда» в Торонто. Участвовала в европейских музыкальных фестивалях, много концертирует по России. 

Репертуар Яны Иваниловой охватывает почти всю историю музыки. Это ведущие партии в операх Моцарта, Глюка, Пёрселла, Россини, Верди, Доницетти, Гретри, Пашкевича, Соколовского, Люлли, Рамо, Монтеверди, Гайдна, а также партии сопрано в «Военном реквиеме» Бриттена, Восьмой симфонии Малера, «Колоколах» Рахманинова, Торжественной мессе Бетховена, Stabat Mater Дворжака, «Страстях по Матфею» Баха, «Сотворении мира» Гайдна и многих других сочинениях кантатно-ораториального жанра. 

Певица принимала участие в премьерах ряда сочинений Л. Десятникова; в мировых премьерах опер «Король-пастух» Галуппи, «Эней в Лацио» Сарти и «Лунная ночь» Алябьева; российской премьере оперы Траэтты «Антигона». В рамках фестиваля исторических театров участвовала в премьере восстановленной оперы Моцарта «Каирский гусь» в Останкинском театре. Ежегодно принимает участие в абонементе Московской филармонии «Камерные оперы в Камерном зале», в рамках которого проходят уникальные премьеры ранее не исполнявшихся сочинений Генделя, Вивальди, Лео, Алессандро Скарлатти и других композиторов барокко в сопровождении ансамбля La voce strumentale (художественный руководитель Дмитрий Синьковский). 

Особое место в творчестве Яны Иваниловой занимает камерное музицирование, в том числе монографические программы, посвященные вокальной музыке русских композиторов – Чайковского, Рахманинова, Метнера, Танеева, Глинки, Даргомыжского, Мусоргского, Катуара, Аренского, Балакирева, Римского-Корсакова, Черепнина, Ляпунова, Алябьева, Гурилёва, Козловского, Голованова, Шостаковича, Бориса Чайковского, Гаврилина, Сильвестрова и других, а также мировой классике – произведениям Шуберта, Шумана, Моцарта, Гайдна, Вольфа, Брамса, Рихарда Штрауса, Дебюсси, Форе, Дюпарка, Де Фальи, Беллини, Россини, Доницетти Сибелиуса, Грига.  

В числе записей певицы – романсы Метнера на студиях Mirare (Бельгия) с пианистом Борисом Березовским и Vista Vera с Хэмишем Милном и Екатериной Державиной; вокальный цикл «Ступени» Сильвестрова с Алексеем Любимовым (фирма Меgadisk, Бельгия), «Музыкальный салон Екатерины Великой» (фирма Орus 111) и произведения Осипа Козловского (Vista Vera) с ансамблем «Орфарион» под управлением Олега Худякова, опера Сарти «Эней в Лацио» (Воngiovanni, Италия), Восьмая симфония Малера («Русские сезоны», дирижер Евгений Светланов), кантата «Знаки Зодиака» Бориса Чайковского (Naxos дирижер Тимур Мынбаев), первая запись романсов Григория Катуара с пианисткой Анной Засимовой (Antes edition, Германия) и других. 

Французским телеканалом Mezzo на фестивале La Folle Journee сделаны записи романсов Рахманинова соч. 38 с Андреем Коробейниковым и кантаты «Колокола» Рахманинова с Уральским академическим филармоническим оркестром под управлением Дмитрия Лисса. 

В сезоне 2018/2019 к 145-летию со дня рождения С. В. Рахманинова Яна Иванилова вместе с Андреем Коробейниковым осуществила проект «Все романсы Рахманинова» в Камерном зале ММДМ. 

Певица удостоена звания заслуженной артистки России, награждена медалью «За вклад в развитие музыкального искусства».

Московский ансамбль «Солисты Барокко» – один из немногих российских коллективов, исполняющих музыку периода XVII-XIX веков в исторически достоверной манере.

На протяжении многих лет ансамбль занимается исследовательской деятельностью, работает в библиотеках и архивах, собирая музыкальные произведения австрийских, итальянских, немецких, французских и русских композиторов, которые позволяют по-новому взглянуть на исторические и культурные процессы в Европе XVII – начала XIX веков.

Ансамбль выступает в культурном центре «Покровские ворота», Инженерном корпусе Третьяковской галереи,  Камерном зале Московской филармонии, принимает участие в летних  «Шереметьевских сезонах» в усадьбе Останкино. Концерты ансамбля построены на объединении различных жанров искусства и на исследовании личности композитора в историческом и культурном контексте его времени.

За последнее время ансамбль представил программы «Музыкальный атлас Орфея», «Русский музыкальный архив. «Он взял Париж, он основал лицей»», «1812. Герои и современники», «Авзонийские игры», «Галерея музыкальных редкостей», «Музыкальная летопись русского двора. «Метаморфозы» при дворе Императрицы Елизаветы Петровны», «Неоконченное путешествие или Северная одиссея капельмейстера Сарти».

Коллективом выпущены диски «Северный Парнас» (2005) и «Себастианон. К истокам русского мифа о Бахе» (2009).

Основатель и художественный руководитель ансамбля Андрей Спиридонов окончил в 1981 году Московскую консерваторию по двум специальностям — как виолончелист (учился у И. А. Монигетти и Н. Н. Шаховской) и композитор (класс Т. Н. Хренникова). В разное время являлся солистом ансамблей старинной музыки «Барокко», «Академия старинной музыки», «Орфарион», «Лад» и других. Гастролировал за рубежом,  принимал участие в международных фестивалях старинной музыки, проводил виолончельные мастер-классы. Андрей Спиридонов ведет класс виолончели и барочной виолончели в Московской консерватории и в Государственном музыкально-педагогическом институте имени М. М. Ипполитова-Иванова.

Характеристика Жан-Жака Руссо - Русская историческая библиотека

Рассматривая причины морального влияния одной личности на целое общество и давая её характеристику, мы вообще должны отвлекать свое внимание от логических противоречий, обнаруживаемых более пристальным изучением воззрений данной личности, и не должны касаться проявлений её характера в жизни. Привычка к анализу читаемого, а тем более к анализу, лежащему в основе научного изучения, вообще весьма мало развита в больших кругах читателей, обыкновенно воспринимающих лишь то, что поражает их воображение или что наиболее соответствует их собственному настроению, а кроме того автор в книге и человек в жизни – далеко не одно и то же. В настоящее время критиковать Жана-Жака Руссо очень легко, так как многие его воззрения суть совершеннейшие парадоксы, между отдельными его взглядами встречаются противоречия, в его сочинениях довольно-таки много риторики, а в чувствах его немало напускного, в личном же его характере есть черты крайне несимпатичные, в лучшем случае объясняемые его болезненностью. Руссо нужно, наоборот, рассматривать в его исторической обстановке, а не лицом к лицу с отвлеченною критикою, которая, обобщая слабые стороны его ума, образования, таланта и характера, пожалуй, легко могла бы прийти к тому выводу, что Жан-Жак Руссо был только софист-самоучка и ритор-неудачник.

Далее, историки и биографы нередко в оценке исторического значения и характеристике того или другого деятеля исходят из рассмотрения его духовных свойств, тогда как в подобных случаях объяснение влияния, оказанного им на современников, нужно искать прежде всего в идеях, носителем которых он был. Не всегда самые умные, самые нравственные и самые сильные по характеру люди занимают наиболее влиятельное положение в обществе. Очень даже часто человек только потому выдвигается вперед и оказывает влияние на общество, что с особою убежденностью, страстностью и силою высказывает идеи, которые должны быть встречаемы с наибольшим сочувствием в данном обществе. С Жан-Жаком Руссо так именно и случилось: в известных социальных слоях, в которых уже сильна была политическая и социальная оппозиция против абсолютизма и привилегий, идеи свободы и равенства, проповедником которых он сделался, должны были найти особенно сочувственный прием, тем более, что свобода являлась у Руссо без сословных привилегий, сопровождающих ее у Монтескье, и равенство представлялось не только, как равенство перед законом, но и как равенство во власти: как теория Монтескье льстила аристократическим стремлениям, так теория Руссо подходила к настроению буржуазии.

Портрет Жана-Жака Руссо. Художник М. К. Латур

 

Как проповедник новых политических и общественных идей, Руссо был таким же теоретическим предвестником французской революции, как и другие писатели XVIII в. ; он был даже первым между ними по своему сильному и многостороннему влиянию на деятелей революции и на общество той эпохи. Но он же, с другой стороны, является, и предместником той реакции, которая наступила после революции против всего XVIII века. «Будучи, – говорит Морлей, – первым открыто революционным мыслителем в политике, он вместе с тем был самым горячим реакционером в религии. Его влияние отразилось не только на Робеспьере, но и на Шатобриане, не только на якобинцах, но и на католицизме реставрации. Таким образом, он более, чем кто-либо другой, дал направление первым эпизодам революции и дал свои силы первому эпизоду реставрации».

Это замечание одного из лучших авторов, дававших характеристику Руссо, можно обобщить. Одною из характерных черт философии XVIII века, является её культурный оптимизм, на почве которого выросла идея прогресса: золотой век еще впереди, и человечество, руководимое просвещением, шествует к этому золотому веку. Напротив, для Жан-Жака Руссо времена блаженства были далеко позади, в первобытном «естественном состоянии»; просвещение же в его глазах прямо являлось злом. Основною мыслью всего философствования Руссо было возвращение к естественному состоянию, когда человек был будто бы невинен и наивен, и во имя этого возвращения он объявлял войну разуму, ставя на его место чувство, которое вообще играет первую роль в его философии. Руссо, в соответствии со своим личным характером, заменял здравое и положительное философское мышление, представителями которого было большинство писателей этого века, чувствительностью, так сильно действовавшею на современных ему читателей. В его особом способе решать жизненные вопросы заключалась одна из приманок философии Жан-Жака Руссо для громадного большинства читателей, но в то же время он шел вразрез с умственными стремлениями, бывшими в ходу в XVIII в. и ставившими на первый план здравый смысл, а не чувство.

Таким образом, политический революционер был культурным реакционером. В последнем отношении он ближе подходил к массе общества, жившей более эмоциями, чем рассудком, и эта масса лучше его понимала, чем кого-либо другого из писателей XVIII в. , все-таки ушедших от неё далеко вперед. Жан-Жак Руссо ставил перед глазами своих современников новые политические цели, но не только не научал их новым умственным методам, а прямо, наоборот, поддерживал в них привычку жить не столько рассудком, сколько чувством. Своей проповедью он, несомненно, возбуждал благородные чувства, вызывал интерес и сострадание со стороны обеспеченных классов к оскорбленным и униженным, и указывал обществу на новые задачи в этой области. Но вместе с тем почти исключительное развитие чувства было реакцией против той умственной дисциплины, которую создавала философия XVIII в., тем более вдобавок, что метод рассуждений Руссо был как раз наиболее рельефным проявлением того, что составляло самую слабую сторону в мышлении XVIII столетия, рассматриваемом с точки зрения теперешних наших требований научности. В век развивавшейся критики Руссо был наиболее догматиком, дававшим абсолютные решения самых жгучих вопросов жизни на основании чисто логических построений и заставлявшим верить в непреложную истинность этих решений. Такова общая суть его характеристики. В этом и заключалась его сила над умами современников, но в этом же заключалась и слабая его сторона: настроение заступало место понимания.

 

Приложение - Коммерсантъ Стиль (68012)

Гроб Руссо уже 40 лет покоился в парижском Пантеоне, когда власти Женевы, поддавшись давлению общественного мнения, согласились выделить место и средства для памятника философу. Открытие монумента состоялось в 1834 году на небольшом острове, за два года до этого названном в честь Руссо. Газета Journal de Geneve посвятила событию всего пару абзацев. В миниатюрном размере заметки выразилось отношение города к гражданину, величие и известность которого не удалось превзойти ни одному другому женевцу — ни до, ни после его рождения.

300-летие со дня рождения Руссо, сына женевского часовщика, швейцарский город отмечает столь торжественно, будто старается загладить свою вину. Чествования (а отмечают и часовщики — например, дом Vacheron Constantin поддержал серию тематических оперных концертов в городском Большом театре) в Женеве словно стремятся еще раз доказать: противоречия, существовавшие между протестантским городом и отчаянным скандалистом, ныне признанным одним из величайших философов всех времен и народов, давно остались в прошлом.

Жан-Жак Руссо родился 28 июня 1712 года в доме N40 на площади Бур-де-Фур (сегодня там мемориальная доска). Его мать дочь лютеранского пастора Сюзанна Руссо умерла, когда Жан-Жаку было всего девять дней от роду. Отец часовщик Исаак Руссо пригласил для ведения дома и воспитания детей — Жан-Жака и его старшего брата Франсуа — свою сестру.

Исаак Руссо занимался с сыном литературой и музыкой. Позже в "Исповеди" Руссо вспоминал, как они с отцом читали книги, оставшиеся от матери. Когда Жан-Жаку было десять лет, Исаак Руссо поссорился с неким видным женевцем и вынужден был бежать в Берн, его сестра последовала за ним. Маленький Руссо остался на попечении дяди, который быстро избавился от нелюбимого ребенка, отправив его на два года к кальвинистскому пастору, жившему в окрестностях Женевы.

Акварель, изображающая центр Женевы, 1783

К 15 годам Руссо уже успел поработать мальчиком на побегушках у женевского нотариуса и подмастерьем гравера. Он перебрался из Женевы в Савойю, где нашел не только кров, но и семью: местный священник познакомил юношу с Франсуазой Луизой де Варан, богатой вдовой, перешедшей из кальвинизма в католичество. Мадам де Варан была особой со связями. Поговаривали, что она получала особую стипендию от савойского двора за то, что помогала протестантам проникнуться идеями католичества и перейти в лоно римско-католической церкви. Не устоял и Жан-Жак: он принял католичество в Турине в монастыре Святого Духа в 1729 году. Отказ от кальвинизма означал автоматическую утрату женевского гражданства, но, судя по всему, тогда Руссо это совсем не заботило.

Мадам де Варан стала опекуншей, а позже и любовницей Руссо. Свое влечение к зрелым женщинам философ объяснял детскими переживаниями: его первая гувернантка некая мадмуазель Ламбертье нередко порола его за проступки, а Жан-Жак старался совершать их один за другим — лишь бы добиться наказания. "Кто бы мог подумать, что это наказание, перенесенное в детстве, в 8-летнем возрасте от 30-летней старой девы, так скажется на моих вкусах, моих желаниях, моих страстях и на мне самом. .. до конца жизни",— позже писал Руссо.

Отец, которого Жан-Жак не видел многие годы, и дядя после принятия юношей католичества от него отказались. Молодому Руссо пришлось перепробовать многие профессии. Он брался за любую работу, которая могла принести ему хотя бы немного денег. Был и секретарем, и слугой, и домашним учителем (спасибо женевскому священнику, который за два года обучил Руссо языкам и литературе). Время от времени труженик возвращался в поместье Ле-Шармет к мадам де Варан, которую называл не иначе как "мамочка".

Памятник Руссо на острове имени Руссо в Женеве, открытый в 1834 году

Фото: DIOMEDIA/ PHOTONONSTOP

Сексуальная связь с мадам де Варан терзала Руссо. Он старался чаще уезжать из Ле-Шармет, а живя там, проводил время в грандиозной библиотеке "мамочки". Мадам де Варан, надо сказать, поощряла его тягу к знаниям, приглашая многочисленных учителей, благодаря которым он всерьез занялся изучением музыки, математики и философии.

Отношения с мадам де Варан все больше тяготили Руссо. Поэтому в 1737 году, получив в соответствии с завещанием матери собственный небольшой доход, он навсегда покинул Ле-Шармет, не забыв перед этим расплатиться с благодетельницей. Злые языки, впрочем, говорили, что это был первый и последний благородный поступок Руссо.

Из Ле-Шармет он уехал в Лион, где некоторое время работал домашним учителем музыки, а в 1742 году отправился покорять Париж. Первая попытка оказалась не слишком удачной: Руссо появился в Академии наук, где представил упрощенную систему нотной записи. Академия, между тем, сочла изобретение непрактичным и неосуществимым. Тогда Руссо перебрался в Венецию, где получил должность секретаря французского посольства в Венецианской республике. В посольстве он проработал меньше года: королевский двор финансировал свою дипломатическую миссию в Венеции нерегулярно — посол граф Огюст де Монтегю выплачивал жалованье подчиненным редко и помалу.

В 1744 году Руссо вернулся в Париж без гроша в кармане. Там он снова начал давать уроки, выбрал квартирку на рю Де-Кордьер, в которой жил и в первый приезд. Столовался Руссо в пансионе, в котором кроме прочих работала некая Мари-Терез Левассер, дочь обедневшего офицера. На скромное жалованье Мари-Терез содержала нескольких детей и старуху-мать.

Левассер стала любовницей Руссо: философ рассказывал, что она родила ему пятерых детей, которых он заставил ее отдать в приют. Жениться на Мари-Терез Руссо тогда не собирался (позже он попытался, но союз так и не был признан законным), не собирался и тратить то, что зарабатывал уроками, на воспитание детей. Он взял ее и мать к себе в служанки. И не расставался с Мари-Терез до конца жизни, возвращаясь к ней после каждого из своих многочисленных романов. Она же стала наследницей всего его состояния, включая все рукописи и права на их издание.

Жан Кальвин, 1509-1564, французский богослов, реформатор церкви, прозванный Женевским папой

Второе появление Руссо в Париже оказалось успешным. Он подружился с Дидро и написал по его просьбе несколько статей для Энциклопедии, которую Дидро издавал совместно с Жаном Лероном Д`Аламбером. Но настоящая слава пришла к Руссо в 1750 году, когда Дижонская академия устроила конкурс эссе на тему влияния искусства и науки на людей. Сам Руссо позже любил рассказывать об озарении, которое снизошло на него, когда он возвращался от Дидро (тот находился в Венсенском замке за публикацию знаменитого "Письма о слепых в назидание зрячим"): внезапно он понял, что искусство и наука ведут к моральной деградации человечества, прекрасного и невинного от природы. Дидро рассказывал совершенно другую историю. Руссо собирался написать нечто банальное и обыкновенное, но после одного из их совместных споров передумал. Так он написал свое первое скандальное эссе, получил первый приз Дижонской академии, а после публикации в самом известном литературном журнале Франции Mercure de France, как принято говорить, проснулся знаменитым.

Свою только что приобретенную скандальность Руссо всячески поддерживал. К примеру, написал для короля Людовика XV оперу "Деревенский колдун", которая так понравилась его величеству, что тот пожаловал Руссо пожизненную пенсию. От пенсии Руссо отказался, оскорбив таким образом короля и вызвав фурор в Париже.

Руссо принимал одни почести, отказываясь в самых резких выражениях от других. Его приверженцев и поклонников стало так же много, как и врагов. Среди его покровителей и друзей были герцог и герцогиня Люксембургские, принц де Конти, принц крови — пожалуй, самые богатые французы своего времени.

В 1754 году Руссо принял участие в очередном конкурсе Дижонской академии, представив свой очередной труд "Рассуждение о происхождении и основаниях неравенства между людьми". Работа так истощила его силы, что он решил отдохнуть в Женеве, а заодно возвратить себе гражданство. Для этого Руссо пришлось отказаться от католичества и вернуться в кальвинизм — не слишком сложное решение для философа, уже тогда не видевшего особых различий между церквями. Его визит в Женеву, где у него не было ни друзей, ни покровителей, был коротким. Уже в октябре того же года Руссо вернулся в Париж.

Часовая мануфактура в Женеве, середина XVIII века, полотно неизвестного художника

К этому времени философ был уже фантастически знаменит: его имя упоминалось наравне с именем Вольтера, а аристократы буквально соревновались друг с другом за звание его покровителя.

Победу в этом соревновании одержала необыкновенно богатая Луиза д`Эпинэ, которая настолько прониклась идеями Руссо о простоте и близости к природе, что в своем поместье в Монморанси построила для него деревянный домик. Руссо прожил в нем не так уж и долго. Виной были его пылкая и едва скрываемая неприязнь к госпоже д`Эпинэ (на самом деле он испытывал презрение чуть ли не ко всем своим благодетелям, от его острого языка не раз страдали герцог и герцогиня Люксембургские, прощавшие гению все) и столь же пылкая и так же нескрываемая страсть к кузине своей покровительницы Софи д'Ольбаш — роман "Жюли, или Новая Элоиза" отчасти был написан для нее.

Надо сказать, что сама Софи не испытывала никаких романтических чувств к Руссо и открыто сообщила об этом и своей кузине, и ему самому. Случился грандиозный скандал. Разъяренный Руссо покинул д`Эпинэ, рассорился с Дидро и другими друзьями-энциклопедистами. Дидро, впрочем, нисколько не был опечален потерей, назвав Руссо "насквозь фальшивым, тщеславным, как Сатана, неблагодарным, жестоким лицемером".

Каким бы жестоким и лицемерным ни был, по словам его бывших друзей, Руссо, он не был хитрецом. Поэтому, когда два его покровителя — герцог Люксембургский и принц Конти — вовлекли его в свои политические игры (оба выступали против короля и его любовницы маркизы де Помпадур), он и не заметил, как настроил против себя двор, который только и ждал предлога, чтобы обрушиться на Руссо. Такой предлог не заставил себя ждать: им стал новый роман "Эмиль, или О воспитании", вызвавший кроме прочего одинаковое возмущение и протестантов, и католиков. В нем Руссо утверждал, что совершенно все религии одинаково хороши, а потому ребенок должен воспитываться и принадлежать к той церкви, в которой был рожден. Неслыханная наглость по тем временам.

Карманные часы Jaquet Droz из золота, с эмалью, драгоценными камнями и жемчугом, 1796

С одинаковой страстью его книги начали сжигать и в протестантской Женеве, и в католическом Париже — там власти вообще сочли "Эмиля" достаточным предлогом, чтобы объявить его автора вне закона.

Руссо был вынужден бежать в Лондон. Он поселился у своего старого друга и почитателя философа Дэвида Хьюма. Несложно догадаться, что вскоре от уважения и почтения, с которым Хьюм относился к Руссо, не осталось и следа. И раньше демонстрировавший признаки душевного расстройства, он заболел совершенно и начал обвинять своего гостеприимного хозяина в заговоре с целью убийства.

Размолвка между Руссо и Хьюмом стала общеевропейской новостью. Кто-то (подозревают, что сам Руссо) переправил копию его письма Хьюму с описанием всех подозрений и жалоб в Париж, где оно было немедленно напечатано. В 1767 году, через два года после переезда в Лондон, Жан-Жак и его верная Тереза вернулись во Францию.

Руссо было разрешено поселиться в Париже — правда, с условием, что он не будет заниматься литературной деятельностью. Философ принял это ограничение и тут же принялся за сочинение своего самого скандального труда — "Исповеди", в которой философские рассуждения перемежались с откровенными личными признаниями. Главами "Исповеди" зачитывались в парижских салонах, что, разумеется, нравилось далеко не всем. Госпожа д`Эпинэ, небезосновательно опасавшаяся глав, касавшихся отношений Руссо с ней, обратилась в полицию с требованием прекратить чтения. Вмешательство полиции помогло: "Исповедь" в крайне сокращенном виде впервые увидела свет лишь в 1782 году, через четыре года после смерти философа.

Последние годы жизни Руссо провел в имении маркиза Рене-Луи де Жирардена в Эрменонвиле, которое превратилось в место настоящего паломничества для многочисленных поклонников. К концу жизни он был уже совершенно сломлен душевной болезнью, моменты просветления случались все реже и реже. В посетителях он все чаще видел заговорщиков, жаждущих убить его. Философ умер 2 июля 1778 года после открывшегося кровотечения на руках у верной Терезы. В Эрменонвиле Руссо и был похоронен.

Якобинцы, пришедшие к власти во Франции, перенесли его прах в Пантеон вместе с прахом Вольтера, что сейчас выглядит по меньшей мере иронично. Руссо и Вольтер яростно ненавидели друг друга. Руссо во многих своих несчастьях винил Вольтера, имевшего влияние и власть в Женеве. А Вольтер частенько называл Руссо "настоящим чудовищем". Впрочем, после восстановления монархии в 1815 году оба гроба открыли, а останки, как говорят, выбросили в одну и ту же яму с известью.

Константин Земляков


РУССО, ЖАН-ЖАК | Энциклопедия Кругосвет

РУССО, ЖАН-ЖАК (Rousseau, Jean-Jacques) (1712–1778), французский философ, писатель, композитор. Родился 28 июня 1712 в Женеве. Мужчины в семействе Руссо были часовщиками, семья принадлежала к зажиточным гражданам. Мать умерла родами, отец оставил Жан-Жака, когда тому было десять лет, и стараниями своего дяди Бернара мальчик был отдан под опеку пастора Босси. В 1725, после испытательного срока в конторе нотариуса он стал учеником гравера. В 1728 бежал от мастера и по протекции молодой новообращенной католички г-жи де Варанс определился в семинарию в Турине, был обращен и несколько недель спустя стал слугой в доме г-жи де Верселис. После ее смерти, когда производили опись имущества, Руссо украл маленькую ленту и, уличенный, заявил, что лента досталась ему в подарок от горничной. Наказания не последовало, но позже он признавался, что проступок был первой побудительной причиной приняться за Исповедь (Confessions). Побыв лакеем в другом аристократическом доме и не соблазнившись возможностью добиться повышения, Жан-Жак вернулся к г-же де Варанс, которая поместила его в семинарию для подготовки к духовному званию, однако он больше интересовался музыкой и был изгнан из семинарии уже через два месяца. Органист собора взял его к себе учеником. Через полгода Руссо сбежал и от него, сменил имя и странствовал, выдавая себя за француза-музыканта. В Лозанне он устроил концерт из собственных композиций и был осмеян, после чего жил в Невшателе, где обзавелся несколькими учениками. В 1742 уехал в Париж с багажом, состоявшим из изобретенной им нотной системы, пьесы, нескольких стихотворений и рекомедательного письма от настоятеля кафедрального собора в Лионе.

Его нотная система не вызвала интереса. Пьесу не хотел ставить ни один театр. Деньги уже кончались, когда некий сердобольный иезуит ввел его в дома влиятельных дам, с состраданием выслушавших стихи о перенесенных им бедствиях и пригласивших приходить к обеду всякий раз, как ему вздумается. Он свел знакомство со многими видными деятелями, писателями, учеными, музыкантами, включая блестящего юного Д.Дидро, будущего главу Энциклопедии, который вскоре сделался его близким другом. В 1743 Руссо стал секретарем французского посланника в Венеции, уволившего его уже на следующий год. Вернувшись в Париж, он пылал возмущением против аристократов, не пожелавших за него вступиться. Сцены из его оперы Влюбленные музы (Les Muses galantes) с успехом ставились в салоне г-жи де Лапуплиньер, жены сборщика налогов. Примерно в эту пору у него появилась любовница – служанка Тереза Левассер, которая, по его признанию, родила пятерых детей (1746–1754), отданных в воспитательный дом.

В 1750 Рассуждение о науках и искусствах (Discours sur les arts et les sciences) принесло ему премию Дижонской академии и нежданную славу. В трактате утверждалось, что повсюду цивилизация привела к моральному и физическому вырождению людей, и только народы, сохранившие свою первозданную простоту (Руссо не приводил примеров), остались добродетельными и сильными; далее было сказано, что плодами прогресса всегда оказываются нравственная порча и военная слабость. Это радикальное осуждение прогресса при всей своей парадоксальности не являлось чем-то новым, однако внове были стиль Жан-Жака и его тон, вызвавшие, по свидетельству современника, «почти всеобщий ужас».

Дабы жить в согласии со своими принципами, он выработал программу «независимости и бедности», отказался от предложенной ему должности кассира в финансовом ведомстве и переписывал ноты по десять сантимов за страницу. К нему валили толпы посетителей. Он отказывался от всех (или почти от всех) подношений. Его комическая опера Деревенский колдун (Le Devin du village) была исполнена в Фонтенбло в присутствии короля, и на следующий день ему надлежало появиться при дворе. Хотя это означало, что ему будет назначено содержание, он не пошел на аудиенцию. В 1752 была представлена пьеса Нарцисс (Narcisse), с треском провалившаяся. Когда Дижонская академия предложила в качестве конкурсной темы «происхождение неравенства», он написал Рассуждение о неравенстве (Discours sur l'inégalité, 1753), где самым счастливым периодом за всю историю человечества вплоть до современных общественных форм были названы первобытные времена. Все свершившееся после племенной стадии подвергалось осуждению за то, что укоренилась частная собственность и большинство обитателей Земли стали ее рабами. Нередко высказывая фантастические суждения о прошлом, Жан-Жак хорошо знал, каковы условия настоящего. Он раскрыл сокровенную сущность деградирующего общественного устройства, которая заключена в противоречии между «жизнью большинства, протекающей в бесправии и нищете, тогда как горстка власть имущих находится на вершине славы и богатства». Последовали ответы несогласных, и в завязавшейся дискуссии Жан-Жак продемонстрировал качества великолепного полемиста.

Посетив Женеву и вновь сделавшись протестантом, Руссо принял в дар от г-жи д'Эпине, с которой познакомился несколькими годами ранее, домик в долине Монморанси – «Эрмитаж». Безответная любовь к ее свояченице г-же д'Удето, а также ссоры между г-жой д'Эпине и Дидро заставили Руссо отказаться от мечты об уединении; в декабре 1757 он перебрался на близлежащую полуразрушенную ферму Монлуи. Его Письмо Даламберу о театральных представлениях (Lettre à d'Alembert sur les spectacles, 1758), в котором с осуждением говорилось о попытках Вольтера устроить театр в Женеве, а спектакли назывались школой аморальности как личной, так и общественной, вызвало со стороны Вольтера стойкую неприязнь к Руссо. В 1761 была напечатана Юлия, или Новая Элоиза (Julie,ou la Nouvelle Héloïse), в 1762 – Общественный договор (Le Contrat social) и Эмиль, или О воспитании (Émile, ou de l'Education).

Развиваемая в Эмиле деистическая доктрина навлекла на Руссо гнев католической церкви, а правительство распорядилось (11 июня 1762) арестовать автора. Руссо бежал в Иверден (Берн), затем в Мотье (находился под властью Пруссии). Женева лишила его прав своего гражданина. Появившиеся в 1764 Письма с горы (Lettres de la montagne) ожесточили либерально настроенных протестантов. Руссо уехал в Англию, в мае 1767 вернулся во Францию и после скитаний по многим городам в 1770 объявился в Париже с законченной рукописью Исповеди, которая должна была поведать потомкам истину о нем самом и о его врагах. В 1776 были закончены Диалоги: Руссо судит Жан-Жака (Dialogues: Rousseau juge de Jean-Jaques) и начата самая захватывающая его книга Прогулки одинокого мечтателя (Rêveries du promeneur solitaire). В мае 1778 Руссо уединился в Эрменонвиле, в коттедже, предложенном ему маркизом де Жирарденом, и умер там от апоплексического удара 2 июля 1778.

Наследие Руссо необычайно по своему разнообразию и по степени оказанного им влияния, хотя его воздействие в немалой степени определялось неверным восприятием или же тем обстоятельством, что идеи, характерные для одного произведения, считали представляющими его учение в целом. Как просветители, так и немецкие авторы, принадлежавшие к движению «Буря и натиск», приняли его бунт против условностей и поверхностных суждений за неприятие цивилизации и законности как таковых. «Благородный дикарь», нигде у Руссо не упомянутый (и, разумеется, не превозносимый), долгое время ошибочно считался воплощением его идеала. С другой стороны, его Общественный договор было принято трактовать как предвосхищение идеологии тоталитарных режимов. Но Руссо как апологет тоталитаризма – такой же миф, что и Руссо-пропагандист опрощения. Сам он неизменно подчеркивал единство своей доктрины: человек, который по природе добр, должен познать эту природу и довериться ей. Подобное невозможно в обществе, где верховное значение придают рациональности и умственным выкладкам. Ранние трактаты Руссо при всех их крайностях и бросающейся в глаза односторонности проторяют путь к его зрелым сочинениям. Какие-то проявления неравенства неизбежны, поскольку они естественны, но существует и противоестественное неравенство, например резкие различия в степени благосостояния, и оно должно исчезнуть. Человек вынужден существовать в иерархическом обществе, где добродетелями признают то, что на самом деле является пороком: обходительность, основывающаяся на лжи, презренная забота о своем положении, не знающая удержу жажда обогащения, стремление приумножать собственность. В Эмиле Руссо обрисовывает целую программу, названную им «негативным воспитанием», которая, он убежден, покончит с поклонением ложным богам. Наставник (ясно, что это идеальный портрет самого Руссо) воспитывает Эмиля в уединении, дабы ему не привились пагубные понятия, и обучает по методу, обеспечивающему развитие заложенных в нем способностей. Нет и следа пренебрежения умственным ростом, но, поскольку из всех человеческих дарований интеллект формируется последним, он позже всего остального должен становиться предметом внимания и забот воспитателя. Глупо, занимаясь с ребенком, даже касаться моральных или религиозных вопросов, ведь это значило бы обращаться с учеником как со взрослым человеком. Таким образом, вовсе не являясь приверженцем иррациональности, Руссо настаивает на том, что развитию интеллекта необходимо уделить должное внимание, но лишь на той стадии, когда это может иметь смысл. Пока ребенок растет, не следует позволять ему механически затверживать непонятные вещи; он должен из опыта постигать то, что способен понять. Руссо настойчиво говорит о том, что у ребенка велика жажда самовыражения. Религиозное воспитание необходимо начинать на поздней стадии, когда ребенку уже открылись чудеса вселенной. Такое воспитание не должно становиться заучиванием догм и ритуалов, но призвано привить ребенку естественную религиозность, которую мог бы признать и уважающий себя взрослый человек. Одно из самых прославленных мест в Эмиле – страстный деистский трактат, известный под названием Исповедь савойского викария; он больше других сочинений Руссо нравился Вольтеру, а Робеспьер впоследствии основывал на этом трактате свою «религию добродетели».

Эмиль не касается политики, однако эта книга незаменима для понимания политической теории Руссо: Эмиль – человек, призванный существовать в правильно устроенном обществе, описанном Руссо в Общественном договоре. Ни прославления индивидуализма, ни апофеоза коллективизма в этом трактате нет. Основная его мысль заключается в том, что личность должна обладать самостоятельностью, устанавливая законы, соответствующие ее устремлениям. Руссо утверждал, что общественный договор заключают зрелые годами граждане, которые готовы возложить на себя бремя гражданских обязанностей. Этот договор воплощает знаменитый парадокс Руссо: вступая в общество, человек утрачивает все свои права, однако в действительности он ничего не теряет. Предложенное Руссо решение состоит в том, что человек должен выступать и как субъект, и как создатель законов. Тем самым он на поверку подчиняется лишь себе самому.

Руссо неизменно выступает как демократ: разумным и правильным является лишь такое общество, все члены которого участвуют в создании законов, т.е. обладают важнейшим из прав. Прямые формы демократического устройства Руссо предпочитал принципу представительного правления, подобного английскому, однако его писания, посвященные Польше и Корсике, показывают, что он отдавал себе отчет в необходимости разных политических институтов для разных типов общества. Совершенно ясно, что общество, как его представлял себе Руссо, способно функционировать только при том условии, что граждане, являющиеся и законодателями, осознают и принимают свои гражданские обязанности. Общество истинных граждан выражает истинные общественные интересы, выражая «общую волю» этих граждан. Вопреки бытующему мнению, Руссо не хотел всемогущего государства, видя в государстве только инструмент для осуществления целей коллектива людей. Так, по убеждению Руссо, могло бы быть окончательно разрешено противоречие между свободой и властью.

При том что Руссо не проповедовал опрощения, а законы превозносил как великую силу воспитания, некоторые из наиболее читаемых его произведений действительно прославляют простые добродетели, жизнь среди природы и живописные естественные ландшафты. Новая Элоиза – любовный роман, где грех искупается самоотречением героев, и эта история, растянувшаяся на много страниц, изобилует пленительными описаниями прогулок на природе, сельских праздников, простой пищи и питья. В своем романе, как и в некоторых более мелких произведениях, Руссо восхваляет нравственную красоту простой жизни и непритворную добродетель. Общество, приверженное этикету и искусственности, хотя и уставшее от них, восприняло книги Руссо как откровение.

Знаменитые автобиографические сочинения Руссо зовут человека познать свою собственную природу. Исповедь содержит глубокий анализ душевных побуждений Руссо и описание, не во всем достоверное, его злоключений. Чувствительность Руссо, его тщеславие под маской самоуничижения, его мазохизм, явившийся причиной целой серии травмирующих любовных эпизодов, – все это явлено читателю с почти беспримерной доверительностью, непосредственностью и болезненной проницательностью. Довольно тривиальны восторги перед тонкой душевной организацией Руссо, оказывающегося в этом смысле предтечей романтического века, но бесспорно, что немецкие и английские романтики были его фанатичными почитателями. Вместе с тем это была душевная организация, достаточно характерная для эпохи Просвещения, представленной, среди прочих, Дидро, и она вызывала восхищенный отклик у таких чуждых романтизму людей, как Кант, а также и у таких поборников всего класического, как Гёте.

Романтическое переживание мира составляет часть философии Руссо, однако его мысль носит более всеобъемлющий характер. Он повсюду напоминает, что человек по природе добр, но развращен установлениями общества, и что он всегда ищет более высокого самосознания, которое обретет лишь в кругу свободных людей и посредством разумной религиозности. Совокупный комплекс идей, выраженных в творчестве Руссо, т.н. «руссоизм», повлиял на развитие европейской мысли и литературы второй половины 18 – первой трети 19 в. (соответственно сентиментализм, предромантизм, романтизм).

В Петербурге закрылся последний «Жан Жак Руссо»

В Петербурге закрылось последнее кафе «Жан Жак Руссо».

Заведение на Гатчинской улице проработало 14 лет, но после смены собственников стало убыточным, пишет «Новый проспект». Кафе принадлежало ООО «Руссо». Московский ресторатор Дмитрий Борисов и его партнёр, юрист и меценат, экс-супруг актрисы Ингеборги Дапкунайте Дмитрий Ямпольский вышли из состава учредителей в 2017 году, уступив доли Александру Колпакову. По итогам 2017 года предприятие принесло 4 млн убытков. Данные за прошлый год не публиковались.

Сеть «Жан Жак» до сих пор представлена пятью заведениями в центре Москвы (ранее их было 9, и ещё одно кафе работало в Лондоне). Первое кафе сети открылось в 2005 году как раз на Гатчинской, рядом с Большим проспектом П.С. С 2007-го по 2013 год рестораторы запустили «Жан Жаки» на Невском, на улице Марата и 7-й линии Васильевского острова. Проблемы у петербургских «Жан Жаков» начались в 2015 году. Собственники пытались перефороматировать их, призвав на помощь главного редактора журнала «Афиша-Еда» и автора кулинарных передач  Алексея Зимина. Предполагалось, что петербургские «Жан Жаки» будут работать в разных форматах: азиатский акцент на Гатчинской, классическая французская кухня на Марата, ресторан с мясными блюдами французского Лиона на Невском, а также детское кафе и студенческий бар на Васильевском. Но трансформация не помогла. За последние три года все они прекратили существование.

Участники рынка, знакомые с ситуацией считают, что петербургский проект устарел и завершил свой жизненный цикл. «Сеть эта в своё время совершила практически революцию на ресторанном рынке Петербурга. Они научили нас пить вино по бокалам, есть паштеты, рисовать на столах... Да много ещё чего. Но, как часто случается с революционерами, выполнив свою функцию, они погибают под колесами той же революции. Так что все закономерно», — комментирует ресторатор, совладелец «МыЖеНаТы» и «Бутерbrodbsky bar»  Александр Затуливетров. 

За первый квартал на основных торговых улицах Петербурга закрылись 53 заведения общепита, подсчитали в JLL. Это наибольшее квартальное значение за всю историю наблюдений, говорят в компании. В то же время по итогам первого квартала 2019-го в Петербурге появилось не менее 50 новых точек общепита, в том числе 12 ресторанов, сообщает Colliers International.

Жан-Жак Руссо (1712-1778) - Протестантский музей

Его детство в Женеве

  • Жан-Жак Руссо (1712-1778) © Коллекция Шато де Коппе

Жан-Жак Руссо родился 28 9000 9 10 10 июня 1712 года в Женеве.Он всегда любил свой родной город, хотя на самом деле мало жил в нем; действительно, с 1750 года, подписывая свои многочисленные работы, он никогда не забывал упоминать, что он был гражданином Женевы года.

Его детство в основном прошло в Женеве. К сожалению, его мать (чей отец был пастором) умерла всего через несколько дней после его рождения. Однако счастливое детство он провел со своим любящим отцом. Он воспитывал сына осторожно, поощряя его читать всевозможные произведения, некоторые из которых были очень продвинутыми для его возраста, а это означало, что он намного опережал своих сверстников по уровню образования.Позже его дядя отдал его в ученики граверу, но, поскольку он был недоволен, он решил бежать из Женевы, когда он был еще подростком. Это было началом долгого и интересного эпического путешествия, которое продлилось большую часть его жизни.

Мадам де Варенс имела на него большое влияние, а также сыграла важную роль в его обращении в католицизм.

  • Les Charmettes, жилище мадам де Варенс, рисунок Тёпфера © Коллекция Privée

Сначала молодой Руссо остановился у своей подруги, мадам де Варенс, , которая жила в Савойе, всего в нескольких километрах от Женевы.Он был на 12 лет моложе этого исключительного друга, который сыграл важную роль в его обращении в католицизм - это была цена, которую он заплатил за свое решение поселиться во Франции. Однако она также научила его музыке и дала хорошее образование, прививая ему существенное понимание красот его естественной среды; это должно было иметь большое значение в его более поздних работах о «жизни в обществе».

Когда он разорвал дружбу с мадам де Варенс, он переехал в Лион (1740 г.), а затем в Париж (1742 г.), где его общая культура и некоторые рекомендательные письма позволили ему войти в научный мир эпохи Просвещения и г. Энциклопедия. Благодаря личным связям и своим талантам он был назначен послом Франции в Венеции в 1743 году, здесь он встретил много интересных людей, включая Гольдони, а также впервые открыл для себя тайные тайны политики с ее извращенными манипуляциями властью.

Он вернулся в Париж в 1745 году и в будущем часто останавливался там надолго, работая над несколькими статьями для Энциклопедии и подружился с другими участниками этого учреждения.Однако он так и не поселился окончательно в столице, потому что часто ссорился со своими друзьями, такими как Вольтер, Д'Аламбер и даже Дидро , которые были ему близки.

«Беседы о науках и искусствах» сделали его знаменитым

В 1749 году Руссо начал писать философские труды, которые сделали его широко признанным современниками.Это хорошо известный инцидент: он был в гостях у Дидро, который был заключен в Венсен за публикацию « Lettre sur les Aveugles ». Во время их совместной беседы он узнал о конкурсе эссе Академии Дижона на вопрос «Имеет ли восстановление науки и искусства тенденцию к очищению нравственности?» Его увлекла эта тема, и ему не терпелось приступить к работе как можно скорее - говорят, что он получил «божественное вдохновение» в Венсенне. Вдохновленный Дидро, он написал свое эссе « Discours sur les Sciences et les Arts» , в котором утверждал, что прогресс в искусствах и науках никоим образом не влияет на улучшение нравственности.Это была система правосудия, реализуемая социальными институтами, которая имела прямое отношение к проблемам морали.

Его эссе получило приз Академии Дижона, и он стал знаменитым. Женева снова приняла его в качестве гражданина, и в 1754 году он также вернулся к протестантизму - его родной город был так доволен этим, что не потребовали заявления о покаянии; это было бы нормальной процедурой для гражданина города, который ранее отказался от своей протестантской веры, а затем вернулся к ней позднее.

Его философские труды

Затем он приступил к разработке основных тезисов, изложенных в его эссе.Он был особенно обеспокоен отсутствием гармонии между красотой природы и несправедливостью, порожденной жизнью в обществе, включая зло, нанесенное его институтами. Он задавался вопросом, возможно ли изменить эту ситуацию.

Он рассмотрел историю различных цивилизаций, начиная с эпохи палеонтологии, и предположил, что, если бы определенные стандарты были введены авторитарным образом во имя естественного права, это было бы возможно (и это все еще возможно сегодня), делать рациональный выбор.Он предположил, что акт общей воли, основанный на разуме, может привести цивилизацию к реальному социальному прогрессу, к гармонии, которую мы видим в природе.

Однако истинного успеха добился только « La Nouvelle Héloise» (1759); другие его работы, « Discours sur l'origine et les fondemants de l'inégalité» (1754), и « Discours sur l'économie», (1755), в которых он развил свои основные идеи и желание реформировать общество; были не так хорошо приняты.

Критика стала враждебной в 1762 году, когда он опубликовал Le Contrat social и De l’Emile, , к которым он позже добавил «Profession de foi du Vicaire Savoyard» (1762).

"Скандал" вокруг

L'Émile
  • Эмиль или об образовании Жан-Жака РУССО © С.H.P.F.

В l’Emile, Руссо рассматривал проблему образования; он спрашивал себя, действительно ли те, кто несет ответственность за то, чтобы привести ребенка к взрослой жизни, справляются с этой задачей со всем необходимым интеллектом и способностями.Он изложил следующий парадокс: хотя ребенок рождается добрым по своей природе, взрослый морально заражен злым миром, противоречащим гармонии природы. Он выступал за сбалансированную форму образования, основанную на справедливости, приводя практические примеры для иллюстрации своих идей, которые иногда были необычными по своей природе.

Помимо обучения ребенка любви и уважению к природе, одной из основных целей образования было научиться сосуществовать с другими, со своими товарищами, даже если они казались отличными от него.Ребенку нужно было понять трудности, связанные с существованием других людей вокруг него - их нужно было преодолевать таким образом, чтобы он не был агрессивным по отношению к своим собратьям. Скорее, он постепенно станет взрослым, ответственным гражданином, который сможет внести свой вклад в свой город и работать над повышением нравственности.

Вольтер заметил, что Руссо вообще не заботился об образовании своих детей, а просто оставил их в приюте. И это было абсолютной правдой: у Руссо и его спутницы Терезы Левассер родилось пятеро детей, и они действительно были брошены таким образом.Но, возможно, аргумент Эмиля заключался в том, что для предотвращения подобных трагедий местные власти должны нести ответственность за благополучие таких младенцев.

Признания

  • Руссо выезжает из Эрмитажа с каретой, иллюстрация Мориса © Коллекция J-J Money

Обвинение Вольтера поразило меня и расстроило Руссо, который затем решил защитить себя, чтобы рассказать о своей жизни, не пытаясь скрыть свои трудности или противоречия, присущие его характеру.Подобно святому Августину задолго до него, он взялся написать впечатляющую Исповедь, , которую он начал в 1769 году. В этой работе, опубликованной после его смерти, он объяснил, что побудило его к определенным действиям или к определенным чувствам, которые часто были запутанными и сложными. Во все времена он искал истину, подлинность и путеводный свет разума - он был неспособен принести эти идеалы в жертву конформизму социальных правил, что чаще всего приводило только к отсутствию справедливости, которое противоречило гармонии. природы.

«Труба Страшного Суда может прозвучать в любое время, потому что я приду с этой книгой в руке, чтобы предстать перед верховным судьей. Я скажу вслух: «Это то, что я сделал, что я подумал, что я сказал… Я раскрыл свои сокровенные мысли, как вы сами их видели. Вечное существо, собери вокруг меня огромную толпу моих собратьев - позволь им выслушать мои признания, стонать от моих унижений, краснеть от моего несчастья. Пусть они тоже откроют вам то, что в их сердцах, с той же искренностью у подножия вашего престола; а затем пусть кто-нибудь из них осмелится сказать, что он был лучше меня.”

В конце своей жизни он странствовал с места на место, пытаясь убежать от всех. Несмотря на усилия своих ближайших друзей, он решил вести уединенный образ жизни и написал « Rêveries du Promeneur Solitaire». Руссо умер 2 9000 9 июля 1778 года в Эрменонвилле; Маркиз де Жирардин ловко устроил, чтобы Тереза ​​Левассер, которая была его спутницей на протяжении 40 лет, могла разделить его дом. В 1768 году они поженились. В 1794 году его прах был перенесен в Пантеон;

Руссо и религия

Хотя его часто привлекала католическая вера в разные периоды своей жизни, Руссо никогда не забывал протестантское воспитание, которое он получил в детстве.Как и многие его современники, Руссо определенно критиковал религиозные институты, которые, по его мнению, часто были одержимы сохранением своей светской власти здесь, на Земле. И он осудил их злоупотребление властью, которое они навязывали верующим во имя «открытой истины». Он заявил, что из-за этой «открытой истины», их особой, исключительной области, возникло много полуправды. Это то, что он выразил в « Profession de foi du Vicaire Savoyard».

Жан-Жак Руссо | Основная учебная программа

Портрет Жан-Жака Руссо работы Мориса Квентина де Ла Тура, конец XVIII в.(Викискладе)

Жизнь Руссо была яркой, сложной и включала в себя моменты великих личных трагедий и интеллектуальных достижений. Мать Руссо, Сюзанна Бернар, умерла вскоре после рождения Жан-Жака в Женеве 28 июня 1712 года. Слово, описывающее жизнь Руссо, странно. В ранние годы он нашелся домашним слугой, разочарованным учеником гравера, католическим священником-стажером, нотариусом и учителем. Позже он попробовал свои силы в качестве композитора, писателя и теоретика в области образования, политики и этики.

Во время своего назначения наставником в 1730-х годах Руссо познакомился с ключевыми фигурами французского Просвещения. Самоучка, писавший с трудом, его интересы варьировались в широких пределах. В 1742 году Руссо был представлен Дени Дидро; к 1744 году он был в Париже и писал статьи о музыке для Энциклопедии Дидро и Даламбера. В 1745 году Руссо встретил Терезу Левассер, которая стала его партнершей на всю жизнь; в конце концов они поженились в 1768 году. Однако их совместная жизнь не обходилась без разногласий: у них было пятеро детей, которых они оставили в приюте в Париже.У Руссо были сложные романтические отношения и дружба. Сотрудничество внезапно прекращалось, временами горько и без предупреждения. Это особенно характерно для современников-философов, таких как Вольтер и Юм.

Музыка

Читатели, впервые знакомые с Руссо, часто не подозревают, что он был опытным композитором. Особый интерес для него представляла музыка, и он сочинял пьесы и писал о музыке в 1750-х годах. Опера Руссо « Le Devin du Village » («Деревенский прорицатель») имела большой успех.Музыка Руссо, как и большая часть европейской романтической музыки, подчеркивала бы эмоции; он использовал мелодию, чтобы передать глубину и размах человеческого опыта. Эта эмоциональная музыка, наряду с текстом Руссо «Мечты одиночного ходока » и некоторыми аспектами его философской работы, продолжает вызывать споры о том, принадлежит ли его работа прямо к европейскому Просвещению или предвосхищает романтическое движение. В любом случае за творчеством Руссо в музыке, а также в философии последовали споры.Письмо 1753 года, в котором он критиковал французский язык и восхвалял итальянскую музыку, даже заставил французский оркестр сжечь его чучело.


Мысль и жизнь

Руссо, возможно, впервые попал в мир идей, когда он получил награду Академии Дижона в 1750 году. На пути к заключенному в тюрьму Дидро Руссо размышлял над темой предстоящий конкурс эссе Академии на тему: «Возрождение искусств и наук способствовало очищению или развращению нравственности?» В своем ответе, названном Первым дискурсом , Руссо утверждал, что институты общества разрушительны, что человек от природы хорош и что современное общество подрывает добродетель.

Руссо изменил и уточнил эту тему пагубного влияния общества (на политику, этику и образование) в различных формах во всех своих работах. Разлагающая сила социальных норм, идеалов и практик - центральный вопрос, рассматриваемый в Discourse on the Origin of Inequality (1754), а также в Emile и On the Social Contact (оба опубликованы в 1762 году). Благодаря этим работам место Руссо в истории образовательной, политической и этической мысли прочно закрепилось и продолжает вызывать глубокие разногласия и размышления.

Жизнь и творчество Руссо после публикаций Emile и Social Contract оказались не менее яркими и насыщенными, чем его ранние годы. В 1762 году его трактат об образовании Эмиль будет сожжен по приказу французского парламента из-за обвинения в религии в воспитании молодежи. Об общественном договоре позже был запрещен в Париже и сожжен в Женеве. Последние годы Руссо провел за написанием рассказов о своей жизни, которые, как отметили некоторые ученые, отражают растущее безумие и паранойю, а также озабоченность своим местом в истории.Руссо умер в 1778 году. В 1792 году французский революционный режим почтил его память, перенеся его прах в Пантеон.


Влияние

Руссо продолжал вызывать сильную и противоречивую реакцию среди интеллектуалов последующих поколений. Он был классифицирован как тоталитаризм, демократ, гражданский республиканец, социалист, коммунист, коммунист и революционер. Руссо часто считают интеллектуальным отцом Французской революции, вестником республиканской свободы, а также террора.Несмотря на то, что Руссо был великим поборником политической свободы и равенства, как утверждала Мэри Уоллстонкрафт, он был далек от эгалитаризма, когда дело касалось вопросов пола и образования женщин.

Помимо такой двусмысленности и двойственности, Руссо оказал значительное влияние на многих известных мыслителей 18 и 19 веков, включая Юма, Смита, Вольтера, Уоллстонкрафта, Гегеля, Маркса, Ницше и Эмерсона. Толстой прочитал все произведения Руссо. Мао цитировал Руссо в своих трудах по образованию.Некоторые говорят, имея хорошие основания, что Руссо предвосхитил другие философские движения (например, американский прагматизм) и продолжит формировать другие области.

Часто рассказывают две истории, чтобы отразить всю глубину влияния Руссо на Канта. В первом рассказе отмечается, что чувство интерьера Канта отражало его пиетистское лютеранство. В доме Канта отказались от украшений в пользу строгой простоты. Говорят, что у Канта была только одна картина из всех своих покоев: портрет Руссо, висевший над его столом.Вторая история связана с известной закономерностью привычек Канта. Прогулки Канта были настолько регулярными, что соседи якобы могли ставить часы по его местонахождению. Отвечая на вопрос о его местонахождении в случае пропущенной прогулки, Кант, как сообщается, объяснил, что он был так увлечен чтением Emile , что потерял счет времени. В самом деле, Кант утверждал, что он научился уважать человечество, читая Руссо. И категорический императив, возможно, можно понять как мощную переработку идеи Руссо (в Социальном договоре ) «всеобщей воли»."

Биография Руссо показывает сложного, вдумчивого и страстного человека, ведущего диалог с различными источниками. Макиавелли, Монтень, стоики и многие другие участники Великой беседы были его собеседниками и партнерами на протяжении всей жизни. Руссо действительно был жизнью о разуме, в котором вопросы религии, политики, образования, искусства, музыки и этики никогда не отделялись друг от друга произвольно ради удобства науки. Его предметом, скорее, было человечество в целом.

Написано Сетом Дэвидом Халворсоном, факультет философии Колумбийского университета.

Консультации по вопросам работ

Лео Дамрош, Restless Genius

Философская энциклопедия Routledge

Кембриджский компаньон Руссо Rousseau | Liebieghaus

1780
Бронза

Высота 45 см

Собственность музеев Штедельшера-Verein e.V.

Акция

Акция

Бюст, приобретенный Liebieghaus при финансовой поддержке Kulturstiftung der Länder, Ernst von Siemens Kunststiftung и Städelscher Museums-Verein e. В. изображает великого философа, писателя, педагога и естествоиспытателя Жан-Жака Руссо (1712–1778). Выполненная в 1780 году Жаном-Антуаном Удоном (1741–1828), скульптура является одним из важнейших портретов Руссо. Французский ученый и писатель считается ключевым интеллектуальным предвестником Французской революции и оказал большое влияние на образование и политическую теорию девятнадцатого и двадцатого веков.

Бюст Руссо, выполненный на пике карьеры Гудона, убеждает прежде всего своей поразительной яркостью и правдоподобием. На нем изображен известный философ в довольно популярной в то время форме гермафродита в античном стиле. Он закутан в тогу и носит повязку на голове Гудон, которую называют «лентой бессмертия» в его волосах. Высокое качество приобретения Liebieghaus проявляется в проницательном проникновении художника в физиономию своего натурщика, а также в его мастерской обработке поверхности.Ни один другой скульптор времен Гудона не знал, как передать черты лица и характер своей модели.

Жан-Антуан Удон - один из самых выдающихся французских художников восемнадцатого века. Как образцовый скульптор эпохи Просвещения и самый успешный скульптор-портретист своего времени, он увековечил безымянных покровителей, французских и американских сторонников Просвещения, но также и правителей, например Екатерину II, Людовика XVI и Наполеона I, а также придворных, таких как как мадам Аделаида или принц Генрих Прусский.Гудон часто выражал желание изобразить Руссо. Двое так и не встретились - известный философ и писатель отказался сесть за портрет.

Руссо умер 2 июля 1778 года в Эрменонвиле, поместье маркиза Рене-Луи де Жирардена недалеко от Парижа. Той же ночью маркиз послал Гудону письмо с просьбой приехать в Эрменонвиль и сделать маску из лица мертвеца, чтобы сохранить его черты для потомков. С помощью посмертной маски, но, несомненно, также на основе уже существующих портретов, Гудону удалось создать реалистичное изображение известного философа.

Отчет школы "Жан Жак Руссо" без даты

?

Справка с полнотекстовым поиском

Введите ключевое слово в это поле для поиска текста документов в этой папке. Обратите внимание, что распознавание текста лучше всего работает с четко типизированными документами и может не найти все вхождения вашего ключевого слова в этой папке.

Нет результатов по вашему запросу

Измените параметры поиска